Сны и камни

Автор: marina_rif

Бета: Addie Dee

Пейринг: Дин/Сэм

Рейтинг: R

Жанр: виньетка

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке

Краткое содержание: мне приснился сон.

Примечание: Таймлайн: где-то в 8-м сезоне.


Зеленый камень — не просто зеленый. Он зеленый, как насыщенная сочная листва после ливня в Вермонте, как краска на качелях, что одиноко стояли во дворе того мотеля в Миссури, где Сэм впервые получил извещение о поступлении в колледж, как уваровит, зеленый гранат, раскрывающий у своего владельца дар предвидения. Когда они случайно взорвали заброшенный дом старой ведьмы, рассыпался ли в пыль тот ее талисман?

Сэм ступает босыми ногами в волну и достает блестящий камень со дна. Камень тяжело лежит в ладони, он омытый, круглобокий, большой. Сэм выносит его на берег и кладет возле кучки таких же разноцветных булыжников. Темные облака на светлом небе с бешеной скоростью проносятся над головой. Воздух прозрачен, когда Сэм вдыхает его, он зудит в легких своей прозрачностью, и лучше бы он был тяжелым, густым, вещественным, чем таким — проницаемым и чистым.

Сэм достает из воды еще один камень, лимонно-желтый. Оборачивается и показывает его Дину. Дин не обращает на Сэма никакого внимания, сидит на возвышении из камней и шевелит губами:

— Шестая, седьмая, восьмая...
— Ты не справишься, — тихо произносит Сэм, но ветер все равно относит Дину его слова.
— Если зазеваться, они все перепутаются, — говорит Дин и вздыхает. И начинает с начала:
— Первая волна, вторая волна, третья волна...

Сэм идет за красным камнем, цвета первой крови. Такая яркая, яростная кровь — в детских школьных драках, а вовсе не на охоте. Кровь после охоты темная, вязкая, и дышать ею труднее, чем прозрачным прибрежным воздухом. Язык будто прилипает к камню, когда Сэм лижет его украдкой. И шершаво, и гладко, и пористо, и твердо. Во рту остается каменный вкус, губы колет кристалликами соли. Влажно.

Прибой омывает ноги, джинсы вымокли до колена. Сэм всматривается в сумасшедшее небо с облаками-спринтерами. За шумом волн слышится электрическое потрескивание, которое бывает, если демон рядом. Оружия нет, есть только цветные камни, но они не подходят. Сэм щурится, вглядываясь в воду.

Мигающий желтым светом камень торчит у самого берега, светится под морской пеной. А потом волна отступает, и электрический треск приятно щекочет слух. Оголившийся камень сияет ярче. Сэму он нужен в коллекцию.

Но стоит сделать шаг, как Дин каким-то образом оказывается рядом и хватает за руку:

— Нельзя, Сэмми. Ударит током, смотри.

Сэм смотрит, куда указывает Дин. Электрические камни торчат в воде то тут, то там.

— Жаль.
— Хочешь такой?
— Да.
— Я достану для тебя. Позже. Когда сосчитаю все волны. Ты подождешь?

Сэм выше Дина, больше, осмотрительнее. Взрослее? Или он что-то забыл?

— Ладно, Дин. Я подожду, спасибо тебе. Первая....
— … вторая, третья...


***
— Шестая, седьмая, восьмая... — бормочет во сне Дин. Сэм приподнимается на локте, матрас неприятно пружинит. В этом мотеле жутко неудобные матрасы. Не то что был у них с... Амелией, ага, да.

Сон не отпускает, и если прикрыть веки, там, в слишком светлой темноте, несутся свихнувшиеся облака.

Сэм перебирается к Дину на кровать, откидывает одеяло и прижимается к голой-голой спине. Он широко лижет плечо брата, не зная, как объяснит свое странное поведение, если Дин проснется. На языке шершаво, и гладко, и твердо, и солоно. Дин — как камень. Если зашвырнуть его далеко в воду, он все равно окажется на берегу, прибой вынесет, или он сам как-то... выкатится.

— Ты спал с Бенни?

Очевидно же, он проснулся.

Дин хмыкает и сонно-смято спрашивает:

— Долго репетировал вопрос?
— Долго.
— Никак не поймешь, почему здесь я не отрезал его башку?
— Вообще не пойму.

Дин переворачивается, и его глаза — цвета уваровита под пульсирующим сквозь жалюзи зеленым лучом от мотельной вывески.

Дин кладет на шею тяжелую, сонную ладонь, придавливая к кровати, привлекая к себе.

— Я не сплю с мужиками. Ты что-то вдрызг перепутал.
— А я? — глупо спрашивает Сэм.

Остатки прозрачного-призрачного воздуха срываются с сохнущих губ, и Дин ловит выдох приоткрытым ртом. И отвечает серьезно, словно это все объясняет:

— Ты Сэмми.

Из коридора доносится треск неисправной лампочки, и Сэм концентрируется на нем, успокаиваясь, чтобы не кончить слишком быстро, когда Дин входит в него плавно, сильным соленым приливом.

«И не узнаешь, куда могли подеваться шестая волна, седьмая волна, восьмая волна».


 
© since 2007, Crossroad Blues,
All rights reserved.