Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 20 янв 2018, 21:14




Ответить 
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
 

Смайлики
:) ;-) ;) :cool: :D :-D :lol: :vict: :tease2: :super: :ura: :cheek: :heart: :inlove: :squeeze: :kiss: :bdsm: :flower: :beer: :dance3: :( :-( :tear: :weep3: :fire: :nunu: :maniac: :alles: :mosk: :shy2: :buh: :str: :beg: :friend: :buddy: :pity: :drink:
Ещё смайлики…
Размер шрифта:
Совет: можно быстро применить стили к выделенному тексту.  Цвет шрифта
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЁН
[img] ВКЛЮЧЁН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЁН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
   

Обзор темы - Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta 
Автор Сообщение

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 12 сен 2017, 23:48
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Прям как Стивен Кинг, очень понравилось, захватывающие события и такой обалденный двойничок-тройничок!!! :heart: Спасибо за отличное оформление :flower:

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 янв 2015, 11:57
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Гость
Спасибо за то что прочитали и порадовали автора отзывом)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 27 дек 2014, 21:37
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Оригинально, сюжетно наворочено и психологически достоверно. При этом каждую сцену видишь как наяву, в деталях и красках, а каждого персонажа, даже второстепенного, узнаешь с разных сторон. У всех есть свои слабые и сильные качества, свои взлеты и падения. Жутко понравилось взаимодействие главных героев, как они подталкивают друг друга к ошибкам и вытаскивают из них.
Арты замечательно передают загадку, нежность и долю ангста, которыми пропитан текст.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 25 дек 2014, 00:26
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Norda большое спасибо за то, что прочитали и порадовали автора отзывом) вы отметили названия глав, они были моей путеводной нитью, а Марта так точно и ярко подхватила их настроение, что у меня до сих пор перехватывает дух))) мне очень радостно от того, что вы прониклись героями и их взаимоотношениями, а также от того, что вас заинтересовали темы, которые волнуют меня)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 24 дек 2014, 00:39
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Спасибо))
работа очень шикарная - и герои, и взаимоотношения)) арты прекрасны, названия глав - это вообще отдельная песня))
и конечно же, то как медленно, но верно источник сводит всех с ума, как меняет людей власть, вера в собственное всемогущество, в свою уникальность, жизнь новой общины, порядки, новый уклад - это достойно отдельной похвалы))
прекрасная работа, спасибо команде!)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 18 дек 2014, 21:19
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Мышь спасибо за отзыв)
люди, готовые сами сойти с ума.
Меня всегда волновала эта тема: почему обычные люди порой совершают ужасные вещи.
О! И тройничок тут был идеально в тему.
Спасибо за то, что разделили со мной мой кинк)))

А так же отдельное спасибо всем, кто проникся этой нетрадиционной схемой нетрадиционных отношений))) за общим волнением, я и забыла толком поблагодарить за это))

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 18 дек 2014, 13:42
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic, спасибо! Какая необычная история, и как все закручено. Нет ни монстров, ни тьмы - есть только люди, готовые сами сойти с ума. И от этого еще страшнее. Спасибо вам, за возможность наблюдать за этой спиралью массового безумия. Чертовски понравилось.
О! И тройничок тут был идеально в тему. Горячо и со смыслом.

Marta, арты полностью соответствуют истории. Замечательно! Спасибо.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 17 дек 2014, 23:29
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Seine Seele спасибо за отзыв) как здорово вы подметили основные мотивы, вокруг которых крутится история))

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 17 дек 2014, 11:52
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Интересная и необычная история. В духе американского хоррора. Нет чрезмерного ангста, есть действия обычных людей - каждого по-своему поломанного, преследующего свои личные цели, но стремящихся к одному - к взаимопониманию. К концу складывается цельная картина чего-то потустороннего, мощного, безразличного к земной жизни, но тем не менее влияющего на жизнь всех персонажей без исключения. Чуждый разум, сумевший прояснить неразбериху в головах главных и второстепенных героев, позволить им понять, чего они хотят на самом деле, к чему им стремиться.
И хотя пейринг J3 - не самый мой любимый, но здесь всё отыграно логично и видно, что автор хотел показать не конфликтующий любовный треугольник, а скорее взаимное притяжение и слияние положительных черт героев.
спасибо!
Арты очень атмосферные, отлично вписываются в историю и помогают создать нужное настроение!

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 14 дек 2014, 12:51
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
chiffa07, спасибо, я рада, что мои иллюстрации помогли прочувствовать текст ;)

arlit,

если бы не ваши работы, я бы не рискнула прочитать текст, поскольку меня напрягают упоминания инвалидности и серьезные отношения Джеев с ДДМ.

Вы будете удивлены, может, но меня это тоже всегда напрягает и отталкивает от прочтения :shy2: Просто я доверяю stochastic как автору, я знаю, что вне зависимости от рейтинга, жанра, пейринга и пр. она напишет мозгодробительную вещь, которую просто необходимо прочесть. Вот чем меня всегда можно завлечь в текст, так это "поеданием" читательского мозга, да :mosk: Я очень рада, что поучаствовала в оформлении "Титаномахии", автор подарил море вдохновения :inlove:

stochastic :heart: :hlop:

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 13 дек 2014, 19:55
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
arlit спасибо большое за добрые слова) от иллюстраций Марты у меня до сих пор замирает сердце, будто вижу их в первый раз)))
Рада, что вам понравилась история, сюжет и характеры, которыми я жила несколько месяцев))))

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 13 дек 2014, 12:48
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Marta, спасибо за оформление! :inlove:
Если бы не ваши работы, я бы не рискнула прочитать текст, поскольку меня напрягают упоминания инвалидности и серьезные отношения Джеев с ДДМ.
Но самый первый рисунок с Дженсеном под водой и нежный тройничок очень заинтриговали :heart:

stochastic, спасибо за интересную историю. От нее невозможно оторваться и она оставляет отличное послевкусие. Мне очень понравилось как вы построили текст, закрутили сюжет и прописали характеры героев :heart: :heart: :heart:
Отдельные восторги тому, какой органичный у вас получился J3 :kiss:
Спасибо, я точно буду перечитывать эту вещь :heart: :heart: :heart:

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 05 дек 2014, 01:28
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
chiffa07 спасибо за то, что прочитали и оставили отзыв)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 04 дек 2014, 22:07
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Marta, великолепные работы
от первой, где, Дженсен наполовину под водой, глаз не оторвать
столько всего сразу наваливается и эмоций и тайны и ожидания
ну тройничок горяч, конечно
спасибо :heart:

stochastic,очень серьезная работа
по стилю и ощущениям, по раскадровке мне почему-то напомнило Кинга
интересные характеры, интересная задумка, интересно воплощение
спасибо за такой труд

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 04 дек 2014, 19:16
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic, это я выше ответила :shy2: туплю, как обычно, и забываю залогиниться. ))

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 04 дек 2014, 16:18
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
dark_seven, Charli.e, reda_79, спасибо, мы старались :vict:

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 04 дек 2014, 00:28
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Anarda спасибо за добрые слова) мне приятно, что ты прочитала несмотря на потенциальный сквиковый пейринг)

reda_79 спасибо) рада, что удалось вас увлечь и развести на эмоции))

Charli.e спасибо. Здорово, что Вам понравилась история)

dark_seven ага, люблю думать о том, как поведут себя люди, если...
Большое спасибо за отзыв)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 03 дек 2014, 20:19
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Stochastic, очень понравилась работа. заставляет задуматься о том, как поведут себя люди при встрече с чудом. прекрасно. спасибо!

Marta, мне очень понравились арты! :)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 03 дек 2014, 19:56
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic
Потрясающе! Не могу передать словами, как мне понравилось! История, мироощущение героев, особенно Дженсена: вся жизнь за несколько месяцев.

Marta
Арты прекрасно передают атмосферу произведения. Именно так и представляются герои.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 03 дек 2014, 19:46
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic это было мощно, своеобразные характеры каждого сошлись и сложились в единую картину. Источник пугал и тем не менее, была понятна его притягательность для Фордов и для Дженсена. Насыщенная разнообразными эмоциями история утянула за собой, до сих пор до конца не выплыла из нее). Спасибо!

Marta
спасибо большое за прекрасную визуализацию!

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 17:12
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic
черт, я не хотела это читать, потому что не очень люблю ДДМ в паре с кем либо из джеев, думала ночью загляну одним глазком, посмотрю оформление Марты и все. Ну вот. И не смогла оторваться от текста. Твои тексты вообще производят какое-то невероятное впечатление нездешности и стоят особняком. Их нужно читать в подходящем настроении и непременно ночью, чтобы ничто не смогло отвлечь от погружения. Великолепная работа. Спасибо!
Marta
я видела рисунки вне текста, они поразительные, но все вместе-рисунки, разделитель, оформления глав-производят очень сильное впечатление, особенно, когда погружаешься в текст-и тут твой рисунок-не отдельно, а вплавлен в историю, подчеркивает настроение и атмосферу. Класс! Из вас получился очень гармоничный дуэт.
Спасибо вам обеим за бессонную ночь.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 16:34
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
stochastic, огромное спасибо за возможность побыть рядом с этой историей, с ее персонажами, поучаствовать в визуализации. :heart: Как артеру, мне было очень легко представить героев, их действия, потому что образы настолько живые, многогранные, что и труда прикладывать не пришлось - я буквально видела их перед глазами. И в мир Титаномахии погружалась с головой, там было очень верибельно, интересно, страшно, интригующе, и постоянно ждали новые повороты и события. Здесь есть все, что я люблю в текстах любимых писателей, и я бы поставила Титаномахию на один уровень с их романами.

Lery, спасибо, рада, что понравились арты, это все stochastic, она главный вдохновлятор. Надеюсь, что текст тоже понравится. Если что-то по описанию сквикает, все же попробуйте прочесть, совы не те, чем кажутся)) То есть, хочу сказать, в Титаномахии гораздо больше всего, чем просто осуществление кинков, пейринга да рейтинга.

Да, про разделители. Они здесь подчеркивают сущность каждого героя, не хочу спойлерить, надо прочесть... Тогда лучше будет понятно, почему такой выбор цвета, текстур. ;)

Alix, спасибо большое за отзыв об арте :heart: И твоя рецензия... это именно то, что я думаю про этот текст, это и моя реакция, как ты точно все подчеркнула, сделала выводы :hlop: Спасибо огромное! Я ведь тоже далеко не фанат трио... я просто фанат хорошей литературы. Когда в тексте есть качество, стиль, сюжет, прописаны главные и второстепенные герои, имеются идеи, интрига и недосказанность... да еще и мистика, переплетение человеческих отношений - а все это и есть Титаномахия - тогда для меня нет значения, какие у текста рейтинги и ограничения.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 12:30
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Этот текст - удивительно сложный, глубокий, многогранный, мастерски сделанный. Он потрясающий.
Отзыв вышел длинный и спойлерный, поэтому под катом:

| Читать дальше
Структурно текст напомнил мне некоторые романы моего любимого Стивена Кинга - сюжет построен по одной из самых удачных кинговских схем: в маленьком городке случается нечто экстраординарное, и это меняет людей, которые в нём живут. Плюс кинговское же количество персонажей, в том числе второстепенных, огромное внимание к детальным характеристикам каждого. Меня поражает, как ты одним-двумя штрихами даёшь характеристику каждому, даже самого проходному персонажу. Этот роскошный букет минималистических характеристик - тоже очень кинговская манера, которая здорово тебе удаётся.
Что касается сюжета. История с источником офигенна. Наиболее классные в ней два момента: то, что источник нематериален и у каждого вызывает свои видения; и то, что, несмотря на целительную силу, он пропитан злом. Вот это сочетание двух компонентов породило идею, которую я, без шуток, могу назвать одной из лучших фантастических идей, что мне попадались. Прежде всего с точки зрения психологического потенциала, который в неё заложен, и который ты сумела раскрыть. Я читала и завидовала, что эта идея, именно в таком виде и сочетании, пришла не мне. Источник - это самостоятельный персонаж, с собственным характером, волей, даже философией. Хоть ты и пишешь в какой-то момент, что это просто безумная природная сила, но ощущение создаётся другое - возможно, благодаря великанам Дженсена. Мне кажется, что всё-таки источник разумен, но слишком иной, чтобы его можно было понять - как и положено правильному пришельцу. Сам источник, разнообразие, яркость и кошмарность образов, которые он насылает, их различие и в то же время схожесть - это всё очень стройно, красиво и вообще обалденно придумано.
Композиционно текст также удался. Очень интригующее начало. Пролог, из которого ясно, что Джаред и Дженсен пытались уничтожить источник - и потом сразу переход к прошлому, где всё только начинается, а Дженсен исцелён, и ужасно интересно, как дошло до того, что описано в эпилоге. Тройной ПОВ прописан отлично, история с трёх точек зрения выглядит объёмной. Здорово, что ты глазами каждого показываешь то, что не могли видеть другие - город глазами Джеффа, который чувствует ответственность за его жителей; общину глазами Дженсена; а Джаред как бы между, не коренной житель и не исцеленный источником.
И, наконец, герои. Они все в равной мере яркие, самобытные и неоднозначные, никто не выделяется слишком явно, ни в чьём характере нет особых косяков. Причём офигенны не только характеры, но и гештальт, в которые ты их увязываешь - неразрывное и неразделимое целое из трёх частей, то, как они дополняют и отзеркаливают друг друга. Это очень классно вербализирует Джаред - мол, с Дженсеном они очень похожи (и ты реально показываешь, что это так - как похожи видения у источника, у всех разные и в то же время сроднённые в самой своей основе), а Джефф - идеал их обоих, то, какими они сами хотели бы быть. И всё это так здорово и гармонично увязано и переплетено! И да, они все невротики, Джефф в меньшей степени, но тоже, однако в невротизме каждого из троих нет патологичности и искусственного надрыва. У Джареда было трудное детство с непоследовательным и жестоким отцом, у Дженсена - детство калеки с гиперопекающей матерью, Джефф много лет скрывал свои наклонности и жил во лжи, притворяясь успешным и оставаясь одиноким. Это всё острые и печальные, но вполне жизненные, не надуманные истории, и из таких ситуаций вполне возможен выход - ну разве что кроме Дженсена, тут помогло чудо, Дженсен-калека душой бы не смог исцелиться. А так, как ты это описала - они так точно пришлись ко двору друг другу, соединились, как три части паззла, и я действительно верю, что им будет очень хорошо вместе, они излечат друг друга от тревожности, неуверенности и застарелых страхов.
Отдельно хочу сказать, что мне, закоренелой джейтушнице, неожиданно очень зашёл тройничок с ДДМ. Хотя я совсем не целевая аудитория в данном случае.


Ну и про арты. Марта, огромный респект! Особенно меня впечатлил постер - он завораживает сюжетом и цветовой гаммой, создаёт то самое ощущение эфемерности, сюрреалистичности, нестабильности, которым проникнута история. Очень мне врезался в память этот постер. И ещё шикарна энцешная иллюстрация Все трое такие разные, и так гармонично смотрятся втроём - сразу видно, что созданы друг для друга.

Большое спасибо вам обеим за великолепный текст и прекрасную визуализацию!

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 11:41
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Lery
Мне очень приятно, что Вы похвалили оформление) Marta проделала огромную работу, я без ума от иллюстраций)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 03:26
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Простите, не могу терпеть))
Арты совершенно чудесены :inlove: Хочется рассмотреть каждую деталь.
А уж последний рисунок с J3 просто покорил *_* Особенно в не зацензуренном виде Изображение
Marta, спасибо за чудесную визуализацию и за такой горячий момент)
Разделители мне чем-то напоминают поп-арт плакаты 60х-70х годов и от них веет духом Оруэлла, по-моему.
Текст еще не читала, конечно, так что по нему оставлю коммент позже)

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 01:22
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Изображение


Дженсену не понравился взгляд Джареда, когда тот открыл глаза. Испуг и растерянность, словно источник исцелил тело Джареда, но вскрыл другие раны. Безумно оглядываясь, Джаред дернулся, попытался отстраниться, отползти в сторону.

- Все хорошо, - прошептал Дженсен, упал рядом на колени, снял куртку и накрыл ею Джареда. – Все хорошо. Ты можешь встать?

Джаред моргнул, дрожащей рукой потянулся к лицу Дженсена. Его холодные, покрытые липкой слизью пальцы прошлись от виска по скуле и замерли на подбородке. Дженсен почувствовал их дрожь и одобряюще улыбнулся. Он посадил Джареда, обернул куртку вокруг его бедер на манер набедренной повязки, хотел поднырнуть под его руку и помочь подняться на ноги, но ему не дали.

- Отойди от него Дженсен! – крикнул Колин и снова поднял пистолет.

На этот раз Дженсен был подготовлен и закрыл собой Джареда.

- Ты этого не сделаешь! Источник только что доказал, что он достоин исцеления.

- Пока все завтракали, я обыскал его машину, - Колин кинул на землю брусок светло-коричневого цвета. – Это взрывчатка, Дженсен. Спроси его, зачем он притащил ее сюда. Спроси, что он замышлял.

- Мне плевать, Колин!

Дженсен обнял Джареда поперек тела и потянул вверх. Они сделали несколько шагов. Со стороны дома к ним спешили Рэнди, Роб Уилсон и несколько других мужчин из общины.

- Ты… Ты не уйдешь с ним, Дженсен.

- Пошел ты, Колин!

- Отец, Роб, Хьюго… остановите Дженсена!

Рэнди взял Дженсена за локоть, но тот отдернул руку. Тогда Роб Уилсон, бывший солдат, ударом в челюсть свалил Дженсена на землю. Вместе с Дженсеном упал и Джаред. Колин тут же оказался над ним и направил пистолет Джареду в лицо.

- Источник спас тебя. Но это не значит, что я не пущу тебе пулю в лоб и не оставлю тебя подыхать в десяти метров от него.

Роб перевернул Дженсена на живот и вдавил колено ему между лопаток. Рэнди перехватил запястья Дженсена и выкрутил руки ему за спину.

- Как видишь, Дженсен сейчас занят и не сможет помочь тебе, - улыбнулся Колин. – Убирайся отсюда, Джаред, и больше никогда не возвращайся.

Джаред приподнялся, сделал шаг в сторону Рэнди и Роба, придавивших к земле Дженсена, и Колин выстрелил. Пуля попала в предплечье Джареда, на ладонь выше запястья. Джаред и Дженсен вскрикнули одновременно.

- Я сказал, убирайся! – Колин опустил пистолет, и следующий выстрел взорвал землю около ног Джареда.

- Уходи, Джаред! - закричал Дженсен. – Со мной все будет хорошо. Прошу тебя, уходи. Колин, прекрати! Убери пистолет! Ты же видишь, он уходит! Ты больной ублюдок. Совсем рехнулся. Слезь с меня, Роб!

Джаред попятился. Кровь из раны стекала по запястью, впитывалась в обернутую вокруг его бедер куртку. Колин продолжал целиться в Джареда.

- Бам! – выкрикнул он, дернул пистолетом, имитируя отдачу от выстрела и засмеялся. Он повторио этот фокус несколько раз.

Дженсен вырывался изо всех сил. Он не знал, чего в эту минуту хотел больше - ударить Колина или догнать Джареда. Ни то, ни другое ему сделать не позволили. Роб вздернул его на ноги и сильнее завел за спину его локоть, сустав неприятно хрустнул. Рэнди надавил на шею Дженсена и толкнул его в сторону дома.

Когда Дженсена, приложив пару раз плечом о косяк двери, втащили внутрь, он услышал, как во дворе заработал мотор машины. Дженсен выкрутил шею. Сквозь светлые занавески на окнах в гостиной увидел, как от дома уезжает синий «рено».

- Тебе не стоило с ними связываться, Дженсен, - сказал Колин.

- Мне не стоило связываться с тобой, гребаный псих!

- Ты не можешь так говорить…

- Отпустите меня немедленно! Я такой же дваждыисцеленный, как Колин!

- Никто не собирался тебя удерживать силой, - примирительно сказал Рэнди и ослабил хватку. – Ты был не в себе. Вел себя как сумасшедший. Не замечал никого и ничего вокруг с момента, как появился Джаред. Мы просто хотели, чтобы ты успокоился. Хотели поговорить с тобой.

Дженсен съездил ему кулаком по плечу, метнулся к Колину и ударил его. Дженсен целился в переносицу, попал в губы, почувствовал кровь на костяшках.

- Ты не можешь уйти, Дженсен. Источник столько сделал для тебя. Он починил твое тело, дал тебе уважение и любовь людей, - оскалился Колин разбитыми губами.

- Мне не нужны такие любовь и уважение!

- Ты родился здесь и умрешь здесь, Дженсен! Источник - часть тебя. Без него тебя не существует. Ты не сможешь жить без него. Даже если ты уйдешь сейчас…

Не оглядываясь, Дженсен открыл дверь и вышел во двор.

- Ты все равно вернешься сюда. Источник не отпустит тебя.

Дженсена передернуло от уверенности, прозвучавшей в словах Колина. Похоже, Колин на ходу одушевлял источник, внушая себе и другим, что у источника есть воля, есть свои желания и возможность принимать решения.

Но на деле… Дженсен сел за руль и вставил ключ в зажигание. Источник всего лишь место силы, странной, загадочной, неизведанной. Источник не обладает волей, не принимает решения. Это делают люди его окружающие. От одиночества, из слабости они сами привязывают себя к источнику. Дженсен больше не хотел быть привязанным к источнику.

Покинув Фантом-хилл, он вдавил педаль газа. Стоявшее высоко солнце высушило и выбелило дорогу. На вьезде в город Дженсен заметил полицейскую машину и напрягся. Машина стояла на тротуаре около кондитерской, полицейские в салоне пили кофе и жевали пончики. Дженсен вспомнил, как на него одевали наручники, как били резиновой дубинкой по спине, по связанным рукам, по голове. Вспомнил, как пахла пустая камера, когда его толкнули в нее - такой запах обычно стоит в давно не проветриваемом помещении. Затхлый, несвежий. А потом, когда Дженсен упал на пол, камера пахла потом и грязью, как спортзал или мужская раздевалка.

На короткий миг Дженсену захотелось вернуться к источнику. Дженсен буквально слышал его голос и обещание защиты. Но одновременно Дженсен понимал, что этим голосом был его собственный страх. Страх мог бы победить, если бы Дженсен не знал, чего хочет.

Он никогда не бывал дома у Палмера. Однажды, когда они выезжали со двора, Джаред сказал «полегче на поворотах, или въедем прямиком в гостиную Палмера». Сказал и показал на желтый пятиэтажный дом.

Не желая привлекать к себе внимания, Дженсен оставил машину в квартале от дома Джареда. Загнаный в дальний угол сознания, но не исчезнувший полностью страх подгонял Дженсена, заставлял его идти быстро и держаться подальше от дорог и людных улиц. Дженсен запыхался, когда нашел нужный желтый дом. Изучив таблички, отыскал кнопку звонка.

Он нажал один раз, другой, но никто не отвечал. Дженсен объяснял себе, что Джаред и Джефф скрываются. Они не станут подходить к двери, если Палмера нет дома, успокаивал себя Дженсен. Но, несмотря на доводы разума беспокойство росло. Вчера Джаред написал в СМС, что они с Джеффом скрываются у Палмера, вспомнил Дженсен. Что, если все изменилось? Если они ушли отсюда? Нашли другое место? Что, если после того, что случилось сегодня в Фантом-хилл, Джефф посадил раненого Джареда в машину и увез его отсюда? Если они уехали, что будет с Дженсеном? Что ему делать, если они бросили его? Сердце Дженсена забилось в груди. Почему он забыл мобильный у Фордов? Теперь он даже позвонить Джареду не может. Виски словно стиснуло горячими щипцами. Острое чувство одиночества вылилось в страх и превратилось в злость. Свою ярость и обиду он выместил на двери. Молотил кулаками и ногами. Кричал, требовал, чтобы открыли, грозился устроить пожар.

- Что ты творишь, Дженсен? – открывший дверь Джефф втолкнул Дженсена в квартиру и быстро оглядел подъезд. – Зачем столько шума?

Но Дженсен уже не мог остановиться, все его тревоги вырвались наружу.

- Где Джаред?

- Сначала расскажи мне, что случилось в Фантом-хилл.

- Джаред вернулся?

- Да. Голый, покрытый слизью с простреленной рукой. Что вы с ним сделали?

- Он не рассказал тебе?

- Сказал, что Колин стрелял в него. Почему ты позволил это, Дженсен?! Сначала разрешил Колину напасть с ножом на Таудсона на дискотеке, теперь вы сделали тоже самое с Джаредом.

- Что?! Иди на хер, Джефф! Если ты считаешь, что я виновен в том, что случилось с Таудсоном, почему ты не позволил его отцу прикончить меня? Зачем вытащил меня из петли?! Дал бы им убить меня, с Джаредом сейчас бы ничего не случилось!

- Я остановил их, потому что они совершили преступление, издеваясь над тобой! Колин совершил такое же преступление, когда ударил ножом Таудсона. И ты должен был его остановить!

Джефф говорил твердо, выглядел решительным и злым. Дженсен сглотнул и невольно отступил к стене, ожидая удара. В эту минуту он ненавидел Джеффа, как ненавидел его, лежа на полу кухни, после того, как Джефф ударил его. Ненавидел, хотел убить. За то, что обманул, разочаровал и предал. Воспоминание о том, как Джефф его спас, вынес на руках из полицейского участка, привез к источнику, вспыхнуло и погасло, усиливая обиду. Жестокая насмешка. Дженсен ударил первым – толкнул Джеффа двумя руками в грудь – и закричал:

- Я верил тебе! Ты говорил, что будешь защищать меня!

- Сегодня утром Джаред поехал к тебе! Он вернулся голый и раненый, потому что вы заставили его пройти через проклятый источник! Что это было? Новый первобытный ритуал? Новая проверка? Это мало чем отличается от суда, который учинили над тобой Таудсон и Паркер! Это одно и то же! Покушение на жизнь человека! Моральное и физическое издевательство. И не важно, что источник потом может починить его. Покушение на убийство остается покушением на убийство.

- Джефф! Перестань!

Бледный, с перевязанной рукой и влажными после душа волосами, Джаред слетел по лестнице и встал между ними.

- Дженсен ни в чем не виноват. Они держали его.

Ладонь Джареда легла на грудь Дженсена, но это прикосновение не успокоило его, не уняло злость на Джеффа, на пытавшихся убить его, полицейских, на Колина и на самого себя. В ту минуту Дженсен ненавидел себя за глупость, наивность, доверчивость и трусость. Джефф был прав, и в том, что делал Колин, была вина Дженсена.

- Я могу это остановить! Я единственный, кто может беспрепятсвенно подойти к источнику и подложить заряд. Джаред! Я смогу сделать то, зачем ты приехал сегодня.

- Что? – Джефф непонимающе моргнул и перевел взгляд на Джареда. – Какой заряд? Зачем ты ездил утром в Фантом-хилл?

Джаред посмотрел на Дженсена, потом повернулся к Джеффу, на миг отвел взгляд, будто стыдясь чего-то.

- Помнишь, ты сказал, что моя любовь ничего не стоит, если я никого не спас? Сейчас мы можем увезти Дженсена и сбежать. Оставить позади этот город, источник жизни, ФБР и общину Фантом-хилл. Но как мы будем жить дальше, зная, что люди продолжают убивать друг друга из-за источника? – с каждым словом голос Джареда становился крепче и увереннее. - Агенты Бюро не остановятся. Фантом-хилл не станет сдаваться. Ты знаешь, что они придумали? Они решили, что бессмертны! Они будут держать оборону около источника, расчитывая, что он снова и снова будет залечивать их раны.

Джефф посмотрел на Дженсена. Внимательно, испытующе. Дженсен кивнул и почувствовал, как у него поднимается температура – щеки загорелись, в ушах зашумело – казалось, Джефф не просто ждал от него подверждения слов Джареда, но требовал сделать выбор. Источник или мы. Однажды Дженсен об этом уже думал, вспоминал прикосновения Джеффа и Джареда и желал великанам смерти, стоя перед ними на коленях и стреляя себе в руку, после того как они не приняли Эльзу Сулану. Тогда эта мысль была полусознательной и мимолетной, как страх боли. Тогда Дженсен верил, что источник заслуживает любых жертв. Но сегодня утром, когда Джаред истекал кровью у ног великанов, Дженсен понял, что больше не хочет жертв. Минуту назад он сказал, что взорвет источник. Сказал не думая, злясь на себя за то, что не смог защитить Джареда, позволил причинить ему боль. Понимание пришло с опозданием и оглушило Дженсена. Он действительно хотел уничтожить великанов. Желал им смерти, так же сильно как желал сейчас дотронуться до Джареда и почувстовать его тепло.

Но Джаред повернулся к нему спиной и сосредоточился на Джеффе. Джефф все еще сомневался и Джаред продолжал убеждать и уговаривать.

- Мы не можем бежать, Джефф. Мы слишком глубоко в этом деле увязли. Ты никогда не простишь себе, если в Офрисе произойдет бойня. Дженсен… он дваждыисцеленный… хотел он того или нет, он придумал посвящение. Он часть общины Фантом-хилл и навсегда останется одним из хранителей источника. Он не имеет права бросать людей, которые верят в него. А я, - Джаред провел рукой по волосам и покачал головой. – Я был там. Я прикоснулся к источнику. Я на себе почувствовал, что он может сделать с человеком. Он как будто вытаскивает наружу всю нашу боль и все наши страхи… Уничтожить источник - это единственный способ спасти людей вокруг него, Джефф.

Дженсен кивнул и встал рядом с Джаредом.

- Это так, Джефф. Источник нужно уничтожить. Если его не станет, общине нечего будет защищать, а ФБР незачем штурмовать Фантом-хилл.

- Значит, сегодня утром Джаред хотел взорвать источник? Где ты хоть взрывчатку взял?

- Со склада Роджерса.

Джефф присвистнул.

- Почему мне ничего не сказал?

- Ты бы не пустил меня.

- Совершенно верно, Джаред.

- Но я не ребенок и сейчас я уверен в том, что делаю, как никогда в жизни. Это мое решение.

- А вы не думали, что уничтожение источника не гарантирует мира и спокойствия? Даже если источника не станет, фэбээровцы все равно придут в Фандом-хилл. Все равно будут обвинения, аресты и суды. Рэнди не захочет сдаваться и начнет отстреливаться. В любом случае погибнут люди.

- Но, возможно, если источника не будет, люди не захотят защищать пустое место? По крайней мере, не все? Многие уйдут.

- То есть ты хочешь сказать, что в сложившейся ситуации нашел способ уменьшить количество жертв? Ты идиот, Джаред?

- Я хранитель источника и хозяин Фантом-хилл, - вмешался Дженсен. - Я хочу уничтожить источник и сделаю это с вашей помощью или без. Джаред прав, источник вытаскивает наружу самое плохое в нас.

- Кто бы рассуждал, Дженсен? Если бы не источник, ты бы не стоял сейчас здесь. Источник не имеет воли, как у любой вещи в мире, у него есть свои плюсы и минусы. Но люди всегда готовы убивать друг друга из-за земли, нефти или золота. Не будет источника, люди найдут другой провод для драки.

Дженсен покраснел и опустил голову.

- Ты прав, Джефф. Насчет меня. Я принадлежу источнику. Он слепил мое тело. Я человек из фольги.

- Я не это хотел сказать. Дженсен, ты…

Дженсен поднял руку.

- Не важно, что ты хотел сказать. Важно, что ты не слушаешь меня! Мне насрать почему люди убивают друг друга! Я не хочу, чтобы убивали из-за места, которое вылечило меня. Я часть источника, он часть меня. И я уничтожу источник, даже если после этого опять превращусь в калеку.

- С тобой ничего не случится, Дженсен, - Джаред положил руку ему на плечо.

- Откуда ты знаешь Джаред? – переспросил Джефф.

Джаред и Дженсен посмотрели на него одновременно и одинаково прищурились - недобро, раздраженно - готовые защищаться и спорить.

- Я хочу убедиться, что вы понимаете, во что ввязываетесь и чем рискуете. Понимаете, что последствия могут быть не такими, какими вы их представляете, - сдался Джефф.

- Я не могу остаться в стороне, - сказал Дженсен.

- Я тоже.

Джефф вздохнул и потер щеку.

- У меня плохое предчувствие насчет этой затеи, - пробормотал он он и сменил тему, стараясь вернуть голосу бодрость. - Кофе не хотите?

Когда Джефф скрылся на кухне, Джаред шагнул к Дженсену и поцеловал его – закусил нижнюю губу, прижался всем телом, запустил руки под майку.

Дженсен замер. В любую минуту Джефф мог вернуться и увидеть их. Дженсен одновременно боялся и хотел этого. Он не мог разобраться в своих чувствах и злился на себя за это.

Тяжело дыша, Дженсен выпутался из объятий Джареда. С бешенно колотящимся сердцем он переступил порог кухни и сел за стол.

Окна выходили на улицу с оживленным движением. Каждую минуту мимо проносились машины. Джефф заварил кофе, Джаред приготовил бутерброды. Они одновременно поставили тарелки и кружки на стол. И Дженсен завис, не зная к чему сначала протянуть руку – к бутерброду или к чашке. Всего лишь минутная заминка, короткая неловкость, но Дженсен вдруг ясно осознал, что что-то теряет. Что-то важное. Он совсем не готов был выбирать между Джеффом и Джаредом. Он хотел их обоих. Нуждался в обоих. Он не сможет выбрать. Лучше пусть источник опять превратит его в калеку.

- Ладно, - сказал наконец Джефф. – Расскажите мне о вашем плане.

Дженсен заерзал на месте, у них не было никакого плана. Он собирался взять взрывчатку и отправится к источнику, полагаясь на свой статус дваждыисцеленного, везение и импровизацию. Потом он засунет С-4 прямо в пасть великанам.

- Я не хочу пускать тебя одного, - сказал Джефф.

Дженсен почувствовал раздражение – приятные, но пустые слова. Неужели Джефф считает его идиотом и снова собирается морочить ему голову обещаниями, какие не сможет выполнить?

- После того, что произошло сегодня, ни тебе, ни Джареду в Фантом-хилл не обрадуются, - криво усмехнулся Дженсен, ничего не желая так сильно на свете, как разорвать зрительный контакт с Джеффом. Опять кухня, солнечный свет через жалюзи, запах кофе и внимательный взгляд Джеффа, которому Дженсен не должен верить. Они это уже проходили. Для полноты картины не хватает только желтой чашки.

Но Джефф похоже не собирался его отпускать, подался вперед, положил локти на стол и попросил:

- Расскажите мне в подробностях, что именно происходило, после того как я вытащил тебя из участка до сегодняшнего дня. Я хочу знать все.

- Как ты и сказал, в Фантом-хилл работал агент ФБР. Мы вычислили его в тот же день, - увидев, что Джефф напрягся, Дженсен добавил. – Никто ему ничего не сделал. Мы лишь заставили признаться во всех грехах перед собранием общины, а потом отпустили. На том же собрании было решенно чтобы не случилось защищать источник до конца. У нас есть оружие. Рэнди готовит людей к обороне. Некоторые члены общины отослали прочь своих жен и детей.

- Сегодня за завтраком Рэнди рассказал мне о плане обороны, - подал голос Джаред.

- Вы завтракали вместе?

- Да. Сначала меня встретили хорошо. Я, Дженсен, Колин, Вики и Рэнди ели блинчики с клубничным джемом, запивали их кофе и обсуждали насущные проблемы. Рэнди просил передать тебе привет.

- Но потом все поменялось? Кто-то нашел взрывчатку?

- Колин, - сказал Дженсен. Его голос дрогнул, в горле запершило. – Между мной и Колином существует особая связь. Первый обряд посвящения. Источник связал нас.

- Ты ударил его ножом и отнес к источнику. Он сделал то же самое с тобой, - сказал Джефф. – Значит, сегодня Колин нашел взрывчатку?

- Да. Но дело не только в этом. Колин не стал бы обыскивать машину Джареда, если бы не видел в Джареде угрозу для нашей с ним связи, - Дженсен вскинул голову и посмотрел в глаза Джеффу. – Понимаешь? Он ревновал. Взрывчатка стала лишь поводом. Он хотел наказать нас. Наказать Джареда и проучить меня. Он решил, что я предал его.

Дженсен не отрываясь смотрел на Джеффа: «Ну же, скажи что-то! Сделай что-то! Я не могу и не хочу больше терпеть эту двусмысленность. Не хочу бояться, что однажды ты поведешь себя так же, как Колин! Не хочу ждать от тебя удара в спину! Не хочу ненавидеть тебя!»

- Дженсен, - Джефф облокотился на спинку стула. – Я не считаю, что ты или Джаред предали меня. Ты прав, между мной и Джаредом была связь. Связь, к которой я относился серьезно.

Джаред ухмыльнулся и накрыл ладонью руку Дженсена. Дженсен дернулся и отстранился - он не нуждался в жалости и сочувствии.

- Признаю, увидев вас вместе, я приревновал, разозлился и повел себя некрасиво.

- Колин выстрелил в Джареда, а ты меня - трахнул.

- Нет. Да. Ты вправе, ненавидеть меня.

- Но потом ты спас мне жизнь.

- Да. Я сказал, что буду защищать тебя, и хочу пообещать тебе это снова. Свою защиту и поддержку. Взамен ты мне ничего не должен. Я просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

- Звучит, как прощальная речь, - усмехнулся Джаред.

- Заткнись, - занервничал Джефф.

- Ты предлагаешь мне защиту и поддержку?

- Так долго, как тебе это понадобится.

- Теперь вы дали друг другу клятвы верности, - заметил Джаред, он провел рукой по спине Дженсена, пощекотал кончиками пальцев его шею. – Но не сказали самого главного.

- Ты больше не любишь Джареда? Не хочешь его?

- Люблю. Хочу.

- Ты не хочешь меня?

Джефф усмехнулся, покачал головой и развел руками.

- Спроси его еще раз, Дженсен, - прошептал Джаред, перебирая пальцами волосы на затылке Дженсена. – Спроси, и он кончит только от звука твоего голоса.

- Я хочу тебя, Дженсен и хочу… этого болтливого засранца, - Джефф бросил предупреждающий взгляд на Джареда. - Но если ты захочешь быть с Джаредом, я не стану ревновать тебя. Как и обещал, я буду защищать и поддерживать тебя. Во всем. Тебя и Джареда. Останусь рядом, пока это все не закончится или так долго, вы сами этого захотите.

- Нет, я так больше не могу! – воскликнул Джаред и взял лицо Дженсена в ладони. – Я люблю тебя, Дженсен. Люблю, потому что понимаю тебя, словно мы всю жизнь провели вместе, но потом забыли об этом. Я люблю Джеффа. Люблю его за то же за что и ты. Помнишь?

Джаред придвинулся ближе и выдохнул Дженсену в губы:

- Он идеальный.

- Да.

- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, Дженсен.

- О чем?

Джаред лизнул губы Дженсена и отстранился. Лизнул подбородок и подался назад, чтобы снова заглянуть в глаза. Дженсен дернулся. Он хотел увидеть реакцию Джеффа, но Джаред не позволил ему повернуть голову.

- Ты не хочешь выбирать между нами. Ты хочешь получить нас обоих, - выдохнул Джаред и поцеловал Дженсена.

- Да, - пролепетал Дженсен. Джаред отпустил его лицо, и Дженсен, наконец, смог увидеть Джеффа.

Тот сидел на стуле, сложив руки на груди. Казалось, что руки у него дрожали, так часто Джефф дышал. Глаза его потемнели, губы приоткрылись.

Джаред тоже взглянул на Джеффа, улыбнулся и прижался губами и шее Дженсена.

- Вы провоцируете меня? – просипел Джефф.

Дженсен сообразил, что снова смотрит на него умоляющее: «Сделай что-то!»

Он видел, как Джефф встает со стула, видел, как он двигается медленно, словно ему мешают натянутые в паху джинсы. Дженсен хотел бы следить за каждым движением Джеффа, но Джаред отвлек его, прикусил шею, лизнул ключицу. Дженсен на миг прикрыл глаза и потерял Джеффа из вида. Теперь он ощущал его присутствие спиной – затылок и лопатки обдало волной тепла. Дженсен сидел на табуретке, напротив на таком же стуле без спинки сидел Джаред. Колени Джареда толкнули колени Дженсена, раздвигая их. Джефф положил ладони на плечи Дженсена. Дженсен откинул назад голову, подставил шею под поцелуи Джареда, уперся затылком в живот Джеффа и заглянул ему в лицо. Кровь оглушительно громко стучала в висках Дженсена. Джефф провел пальцем по его скуле, мазнул по подбородку, зацепил пальцем уголок губ, наклонился и поцеловал Дженсена. Мягко уверено раздвинул его губы, проник внутрь языком. С Джаредом можно было целоваться часами, тереться носами, разговаривать, ловить дыхание друг друга и плавиться от общего жара, поцелуй Джеффа обычно был коротким и глубоким, словно Джефф накладывал печать, оставлял метку. Метку, после, которой губы пекло несколько минут. Желая унять это жжение, Дженсен потянул к себе Джареда. Словно прочитав его мысли, Джаред прошелся языком по нижней губе Дженсена, подул, лизнул верхнюю.

Скулы Джареда покраснели, ресницы дрожали. Казалось, он весь дрожал, от уголков губ до пульсируующих на запястьях и висках вен. Дженсен слышал сердцебиение Джареда и ощущал каждое сокращение его мыщц.

Джефф смотрел на них сверху вниз, одной рукой перебирал волосы Джареда, другой – масировал шею Дженсена.

Пальцы Джареда коснулись пояса Дженсена. Дженсен шире развел колени, и рука Джеффа в волосах Джареда сжалась. Джефф наклонил глову Джареда, пригнул ее к паху Дженсена. Джаред послушно соскользнул с табуретки, громко ударился коленями о деревянный пол.

- Возьми у него в рот, - прошептал Джефф.

За окном по дороге проносились машины, по комнате летали тени, шорох колес щекотал слух, отмерял время. Джаред заглотнул член Дженсена сразу, целиком, без предварительных игр, будто давно ждал, давно хотел и долго сдерживался. Дженсен вскрикнул от неожиданности, подкинул бедра, словно ему было мало. Он выгнулся навстречу Джареду, едва не упал со стула, почти полностью лег плечами и затылком на Джеффа.

Как и обещал, Джефф поддерживал его - корпусом, руками. Он терся возбужденным пахом о плечи Дженсена, его затылок, висок, щеку.

- Дженсен…- прошептал Джефф. – Спроси еще раз…

Дженсен удивленно моргнул, непонимающе, блаженно. Не было нужды напрягаться, следить за телом, думать что сказать и пытаться что-то вспоминать.

- Спроси, хочу ли я тебя…

- Ты хочешь меня? Хочешь... хочешь…хочешь…

Дженсен повторял, как гребаное эхо, теряя смысл, сосредоточился на звуках. На звуках и движениях. Скрип тормозов на улице, тяжелое дыхание Джеффа над головой, всхлипы-вдохи Джареда вокруг члена. Язык Джареда пощекотал уздечку, руки Джеффа подхватили Дженсена под мышки, вздернули на ноги. От резкого движения у Дженсена поплыло перед глазами. Член выскользнул из губ Джареда, толкнулся ему в щеку. Дженсен инстинктивно повел бедрами и жалобно всхлипнул.

- Сейчас, - кусая мочку его уха, пообещал Джефф и подтолкнул Дженсена вперед. – Возьмись руками за край стола…

Дженсен перевернул чашку. Столешница под пальцами намокла, стала липкой. Тонкий ручеек кофе потек на пол, добавляя к уличному шуму и дыханию людей звонкое капанье. Дженсен разглядывал собирающуюся на полу лужу, пока Джефф гладил его спину и ягодицы, заставляя прогнуться и расставить ноги. Вместе с ногами разъезжались и руки, скользкая поверхность стола плохо подходила для того, чтобы за нее держаться. Дженсен упал бы на пол, носом в маленькую кофейную лужу, если бы не появился Джаред. Он скользнул между столом и Дженсеном, вытер кофейное пятно белоснежным бинтом повязки, поддержал Дженсена за бедра. Глаза Джареда, шальные, пьяные, счастливые блестели около паха Дженсена. Джаред потерся щекой о возбужденный член Дженсена, лизнул живот, словно играл, словно издевался. Дженсен дернулся, требуя большего. Пальцы Джареда переплились с пальцами Джеффа на его бедрах, повели его назад, потом вперед, как в странном танце. Джаред широко открыл рот, взял на язык головку члена Дженсена, к анусу Дженсена прикоснулись пальцы Джеффа. Джаред сложил губы буквой «О», Джефф начал раскрывать Дженсена. Джаред пустил член Дженсена за щеку, Джефф протиснулся внутрь. На миг Дженсен замер, перестал дышать. Вместе с ним замерли Джефф и Джаред - замер член в его заднице, губы вокруг члена Дженсена. Только руки Джеффа и Джареда гладили бедра, живот, поясницу, касались сосков, царапали бока. Потом пальцы Джареда и Джеффа переплелись и обхватили бедра Дженсена. Джефф положил ладони поверх рук Джареда и потянул Дженсена на себя, медленно надел на свой член, поцеловал плечо и отстранился, вышел почти полностью и снова толкнулся на всю длину. С каждым движением Дженсен выгибался, шире разводил колени, становился мягче, чувствительнее и сползал вниз до тех пор, пока не уперся лбом в сложенные на столе руки. Джаред принял до горла, Джефф прижался яйцами к яйцам Дженсена, и Дженсен кончил толчками, всплесками. А потом он как зачарованый смотрел, как Джаред улыбается и облизывается. Дженсен целовался с Джаредом, дрожа от толчков Джеффа. Сосал язык Джареда, чувствуя, как внутри разливается сперма Джеффа.

Изображение

От бесконечных поцелуев губы у Джареда покраснели и припухли. Весь вечер, пока они обсуждали план действий, Дженсен смотрел на губы Джареда и хотел целоваться. Чтобы отвлечься от неуместных фантазий, Дженсен медитировал на кофейное пятно на повязке Джареда.

Совсем прогнать пошлые фантазии удалось лишь, когда он увидел, как Джефф перевязывает рану Джареда.

- Повезло, что пуля прошла по касательной, не разорвала сухожилия, чиркнула по мягким тканям.

Дженсен злился и снова хотел, чтобы источник перестал существовать. Что, если Джефф прав? Что, если когда источник исчезнет, Дженсен снова превратится в калеку? Он не мог представить себя калекой. Не помнил, каким был раньше. О чем думал тогда, чем жил. События последних месяцев полностью затмили предыдущие двадцать пять лет жизни. За последние недели он получил все, о чем когда-либо мечтал – испытывал удовольствие, ненавидел, боялся, совершал ошибки и влюблялся. Пожалуй, за эти месяцы Дженсен прожил целую жизнь. Насыщенную, яркую. Большего ему не надо.

Джаред притащил припрятанные под мусорниками С-4. До двенадцати ночи Джефф ворчал, мял в руке пластиковые бруски, разбирался с детонаторами.

- Если во время исцеления исчезает одежда, что будет с С-4? – спрашивал Джефф.

Дженсен не мог ответить. Он устал, но знал, что не сможет заснуть. Беспокойство ело его изнутри. Судя по тому, как Джефф расхаживал по комнате, через каждые пятнадцать минут проверял улицу, а Джаред кусал губы и ерзал на диване, то подтянет под себя ноги, то выпрямит, не одного Дженсена съедала тревога.

- Я поеду сегодня, - наконец объявил он.

- Ночью твой приезд привлечет к себе больше внимания и вызовет вопросы.

- Переполоха не избежать в любом случае, учитывая то, как мы расстались. Я не хочу снова ругаться с Колином. Не хочу ему врать, - Дженсен сглотнул и посмотрел на раненую руку Джареда. – Я должен быть ранен, чтобы сразу попасть к источнику и не тратить время на разговры.

- Нет! – Джаред вскочил на ноги.

- Джефф, ты же понимаешь, что в моих словах есть смысл? – Дженсен снова просил его сделать что-нибудь. - Ранение - лучший способ снять все вопросы.

- Наверное, - Джефф колебался.

- Блядь, Джефф, ты же не заставишь меня самого стрелять в себя?! – Дженсен начинал заводиться. Какого черта, говорила усталость в нем, я стараюсь поступить правильно ради всех нас, почему я еще должен просить и уговаривать.

- Нет, тебе не придется это делать самому.

- Да идите вы на хрен оба! – разозлился Джаред.

- Но я не могу стрелять в тебя здесь, в городе, - спокойно продолжил Джефф. – И я не отпущу тебя одного в Фантом-хилл.

- Мы уже …

- Да, говорили. Мы поедем вместе, остановимся в двух милях от Фантом-хилл. Я выстрелю тебе в руку. А потом мы с Джаредом будем ждать тебя, Дженсен. И если ты не появишься через час, я пойду в Фантом-хилл за тобой.

- Это.., - Дженсен хотел сказать «бред и ненужный риск», но смог лишь пробормотать: – Спасибо.

Джаред накинул на себя пуховик Палмера и первым вышел на улицу. Казалось, он нарочно избегал встречаться взглядом с Дженсеном. Наверняка думал какую-то чушь вроде: «я придумал фокус со взывчаткой, почему рисковать должен другой?».

В баре на углу играла музыка, окна машин покрылись инеем, изо рта шел пар, небо блестело звездами. Дженсен злился. Раздражался на Джареда и Джеффа. За то, что говорили и за то, что молчали. За то, что смотрели на него то с любовью, то со страхом. Они упорно не хотели упрощать ему задачу. Но Дженсен сам не знал, что они могли сделать, чтобы помочь ему. Он сам не понимал, чего ждет от них, и злился на себя за свою растерянность.

Чем ближе они подъезжали к Фантом-хилл, тем сильнее Дженсен боялся, что прощание выйдет тяжелым. Боялся, что Джаред распсихуется, когда придет время выстрелить в Дженсена.

Но Джаред не стал спорить. Выстрел прогрел, Дженсена окатило болью, слезы навернулись на глаза, а Джаред спокойно подошел к нему и взял его лицо в ладони.

- Если ты не вернешься через час, мы придем за тобой.

Больше он ничего не сказал, коротко коснулся губами губ Дженсена. Джефф погладил Дженсена по плечу, когда он садился в машину.

Крутить руль одной рукой получалось скверно. На подъезде к дому Дженсен наехал на клумбу.

Дженсен выбрался из машины. Люди настороженно и недоверчиво наблюдали за ним из окон трейлеров. Никто не спешил ему навстречу. «Что им рассказал Колин?», - спросил себя Дженсен.

Рука горела огнем, Дженсен обогнул дом и направился к источнику.

Его не было пару часов, но за это время кое-что изменилось. Несколько месяцев назад проложили асфальтовые дорожки, поставили фонари, наметили первые аллеи парка, о котором мечтала Вики. Обычно ночью территорию патрулировало два отряда по три человека в каждом, но сегодня, кроме привычного патруля, еще пять человек дежурили около источника. Дженсен ожидал, что его заметят, но не предполагал, что, несмотря на ранение, его не подпустят к источнику и под конвоем отведут в дом.

- Я ранен, - сказал он.

- Извини, Дженсен. – покачал головой Хьюго, поправляя сползающую на глаза спортивную шапку. – Это приказ Колина.

Дженсен скрипнул зубами. С каких пор у Колина здесь больше прав, чем у него? В доме было тихо. Свет горел только в коридоре и на кухне. Дженсен решительно прошел в гостиную. Усмехнулся, услышав, как конвоиры топают, едва поспевая за ним.

- Колин! Спускайся! Нужно поговорить. Подъем, Колин! – попутно Дженсен щелкал выключателями, разгоняя темноту.

Рэнди, Колин, Кайл, Вики, сонный тринадцатилетний Грегори спустились вниз. Часы на телевизоре показывали два тридцать. Разбуженными среди ночи выглядели все, кроме Колина. Он единственный был полностью одет. Его глаза припухли и покраснели, как если бы он плакал или долго сидел перед компьютером.

- С каких пор ты здесь приказываешь? – спросил Дженсен Колина, не удостоив остальных даже приветствием. – Я ранен. Мне нужно к источнику. С какой стати ты запрещаешь мне? Зачем настраиваешь против меня людей?

Рука пульсировала, когда Дженсен говорил, отдавала болью в плечо и грудную клетку.

- Ох, Дженсен, - взгляднув на рану, Вики вышла на кухню. А через долгую минуту молчания вернулась с водой и аптечкой. – Сними, пожалуйста, куртку…

Здоровой рукой Дженсен оттолкнул аптечку, перевернул миску с водой.

- Мне не нужно это! Мне нужен источник, - в голове забилась паническая мысль. С источником что-то случилось? Он вышел из строя? Разве Дженсен не этого хотел? А если хотел, почему сейчас так испугался? Он опустил глаза, посмотрел на рваный перепачканный кровью рукав, почувствовал тошноту. В глубине души он все еще инстинктивно рассчитывал на исцеляющую силу источника. – Так что не так? Если я не попаду к источнику, могу заработать заражение крови.

- Нам нужно поговорить, Дженсен. Прошу тебя, сядь, - Колин и правда просил - голосом, интонациями, выражением лица.

Внезапно у Дженсена не осталось сил сопротивляться. Он тяжело опустился на диван, на миг прикрыл глаза, чувствуя усталость каждой клеткой тела.

Колин присел рядом, взял на колени аптечку. По тому, как подрагивали его пальцы, сжимались и разжимались кулаки, можно было предположить, что он хотел прикоснуться к Дженсену, но боялся спровоцировать новую вспышку гнева.

- Позволь, я промою рану.

- Ты знаешь, что мне нужно другое.

- Да. Но сегодня ты не должен подходить к источнику.

- Что еще ты придумал?

- Я ничего не придумываю. Источник говорит со мной.

- Брось, Колин. Источник ни с кем не разговаривает. С самого начала мы, ты и я, говорили за него.

- Ты в этом уверен, Дженсен? Если ты не слышал его голос, почему ты думаешь, что его не слышал я?

Дженсен вздохнул, ему следовало предвидеть что-то подобное - догадаться, что Колин придумает новую легенду, подкрепляющую его власть и оправдывающую любые его действия.

Но, оказалось, Дженсен был не готов к этому - не готов к тому, что его статус в общине и связь с источником поставят под сомнение.

- Источник не хочет тебя сейчас, Дженсен, - Колин взял руку Дженсена, разрезал ножницами рукав. Дженсен нервно рассмеялся. Слова Колина, его неожиданно заботливые прикосновения - все это походило на издевательство, напоминало о других прикосновениях и разговорах. – Ты провинился перед источником, Дженсен. Потребуется некоторое время, чтобы он простил тебя.

- Это ты сейчас о своих обидах говоришь, Колин?

Он позволил Колину смыть кровь вокруг раны, обработать ее антисептиком и наложить повязку.

- Я не могу обижаться на тебя, Дженсен. Ты слишком дорог мне. Теперь прими антибиотик и иди спать. Прошу тебя, - вид у Колина был такой виноватый, будто он сам верил в то, что говорил.

А что, если он действительно верит, спросил себя Дженсен. Верит, что источник говорит с ним? Неожиданно для себя, Дженсен обнаружил, что больше не злится на Колина.

«Я не могу злиться на тебя», - мысленно повторил Дженсен слова Колина. «Я слишком хорошо понимаю тебя».

Снаружи послышались голоса, шум, что-то тяжелое ударило в стену дома, а потом дверь распахнулась.

- ФБР! Три фургона!

- Что?

- Ты уверен?

- Я видел агентов в касках на дороге!

Люди из трейлеров бежали в дом. Рядом с Дженсеном на диван посадили двоих детей дошкольного возраста. Мальчик сосал палец, девочка прижимала к груди плюшевого зайца. Взрослые приникли к окнам. Рэнди и Роб принесли и раздали всем оружие. Винтовки, полуавтоматы и пистолеты. Рэнди бросил Дженсену на колени «беретту», один в один похожую на ту, из которой недавно стрелял Джефф. Когда это было? Полчаса, час назад?

Дженсен думал о том, что подставил Джеффа и Джареда. Он не сможет вернуться вовремя, Джефф и Джаред отправятся за ним и нарвутся на агентов Бюро.

Дженсен спрятал пистолет в карман и подошел к окну. Присмотревшись, он разглядел в темноте очертания фургонов и двигающиеся тени людей.

- У них гранатометы, - сказал Роб Уилсон, отнимая бинокль от глаз.

- Не может быть! Они не станут стрелять! – всхлипнула женщина справа от Дженсена.

- Гранатами не станут. Они готовятся обстрелять дом баллонами со слезоточивым газом.

- У нас есть противогазы?

- Только для женщин и детей.

Рэнди подошел к двери, вышел на крыльцо.

- Эй! – крикнул он. – Что происходит?

- Стоять! Поднимите руки. Лягте лицом на землю.

Дженсен прислонился лбом к оконному стеклу и увидел красную точку лазерного прицела, танцующую на груди Рэнди. Наверное, Рэнди ее тоже увидел, и потому поспешно ретировался в дом. Закрыв на засов дверь, он подхватил полуавтомат и прикладом разбил стекло.

- Уводите женщин, детей и стариков к источнику! – закричал Рэнди и нажал на курок.

Невольно Дженсен вжал голову в плечи. Первые выстрелы прозвучали оглушительно громко. В ответ на очередь Рэнди на улице загромыхало. В следующую минуту в доме Фордов разбились все стекла, со стен и потолка посыпалась штукатурка. Дженсен вместе со всеми упал на пол, прикрывая голову руками.

- Роб, Хьюго! Второй этаж, - скомандовал Рэнди.

Пока они, пригнувшись, бежали по лестнице, остальные мужчины заняли позиции у окон в гостиной и начали отстреливаться.

Через пять минут в комнату со свистом влетели три баллона со слезаточивым газом, завертевшись волчком на полу, они зашипели и задымились.

Дженсен почуствовал жжение в носоглотке. Пытаясь уползти со средины комнаты, он столкнулся с Колином. Они ударились лбами. Колин сжал руку Дженсена. Сквозь пелену застилавшую глаза, Дженсен видел, как шевелятся губы Колина.

- Прости, Дженсен. Лучше тебе было не возращаться.

По щекам Колина текли слезы. Наверное, Дженсен тоже плакал. Во всем был виноват слезоточивый газ. Дженсен зажмурился, стараясь избавиться от непрекращающейся рези в глазах, и сжал руку Колина в ответ.

Этого не должно было произойти! Дженсен должен был уничтожить источник раньше. Должен был заставить людей сдаться. Он бесполезно прокручивал назад сегодняшний день. Если бы у Джареда утром получилось задуманное… Если бы Дженсен вернулся в Фантом-хилл сразу… Если бы не стал выяснять отношения с Джеффом… Если бы они не начали трахаться… А после этого спорить, пытаться составить план действий. План, которого не было, и быть не могло. Потому что вся затея изначально держалась на самоуверенности Дженсена.

Именно его самоуверенность, его ненасытность во всем привели, его туда, где он сейчас находится.

Один из людей у окна вскрикнул, упал на спину, зажимая рукой кровоточащее плечо.

- Все в порядке, Стив, - Рэнди бегло ощупал раненого. – Кто-нибудь отнесите его к источнику!

Дженсен оттолкнулся от стены и подставил раненому плечо.

Взорвать источник сейчас? Сейчас, когда он как никогда раньше нужен своим защитникам? Когда каждый из них может быть ранен или убит? А источник - единственное, что может поддержать их жизнь?

Поддержать жизнь? Но как долго? Дженсен представил как Колин или Рэнди получают пулю, проходят исцеление, потом, не успевая одеться, снова берут в руки автоматы, и это повторяется по кругу раз за разом: они захлебываются собственной кровью, воют от боли, выходят из источника голыми и покрытыми слизью, чтобы снова взяться за оружие. Рано или поздно этому круговороту придет конец. Рано или поздно пуля снесет им полбашки или попадет в сердце. Все закончится тогда, когда они не смогут доползти до источника. Все закончится. Такое поддержание жизни смахивает на подключение к аппарату исскуственного жизнеобеспечения пациента, которому никогда не суждено выйти из комы. Не лучше ли раз и навсегда прекратить эти мученья?

Стив тяжело обвис на Дженсене. Мужчине было лет сорок, от него разило перегаром, словно он много пил накануне. Дженсен еле переставлял ноги под его весом. Вместе они едва не упали на ступени заднего двора. Впереди Дженсен видел неподвижных спокойных великанов. Они не слышали выстрелов и не замечали истекающего кровью человека, пока он не приблизился к ним.

Другого случая уничтожить источник у Дженсена не будет. Сложат оружие защитники источника, если нечего будет защищать?

Дженсен не знал ответ на этот вопрос. Вряд ли Колин и Рэнди захотят сдаться.

Никаких ответов, никаких гарантий не существовало.

По большому счету Дженсен даже не мог быть уверен, что ему удастся навредить источнику.

Он просто знал, что должен попытаться. Попытаться поставить точку. Попытаться что-то остановить… чего-то добиться.

За спиной громыхали выстрелы, слышались крики людей, из дома выносили раненных. Ночное небо освещали лучи прожекторов, воздух разрезали лопасти вертолетов. Дженсен испытывал страх и хотел с ним расправиться. Хотел действовать.

Когда великаны пртянули руки к Стиву, тот протяжно застонал. Дженсен не знал, что видел Стив. Не знал, почему его лицо исказила гримаса страха и отвращения, не знал, почему он закрывает лицо ладонями и дрожит.

Для Дженсена все выглядело как всегда – он попал в клетку из гигантских пальцев. Дженсен перекатился по ладони великана, достал заряды и запустил детонаторы.

Большие желтые глаза впились в Дженсена. Из пропасти огромного рта пахнуло гнилью. Мягкие, как выпотрошенные подушки старого дивана, губы сомкнулись вокруг Дженсена, пожевали его, мокро причмокнули. Дженсен разжал кулак, толкнул взрывчатку в гигантскую глотку, зажмурился и стал ждать взрыва.

Он ни разу не пытался представить себе, как это проихойдет. Не задумывался, как сможет выжить. Возможно, до конца не верил в смертность великанов. Теперь Дженсен испугался и начал вырываться - закрутился, забился, взмахнул руками, засучил ногами, почти захлебнулся холодной, вонючей слюной великана.

Взрыв прозвучал тихо, словно за много миль отсюда глушили динамитом рыбу, и до Дженсена долетело лишь эхо. На миг все замерло. Гигантские губы перестали пережевывать Дженсена, желтые глаза вспыхнули, как вспыхивает электрическая лампа, перед тем как лопнуть, и потухли.

А потом началось падать. Дженсен летел головой вниз в высоты третьего этажа. Он едва успел подставить руки, чтобы кое-как снизить силу удара, перевернулся на спину, увидел, что на него падает гигантское тело и закричал.

Боли не было. Только отвратительный запах и холод. Придавивший Дженсена великан на ощупь оказалсь таким же желеобразным, как его губы. Каждое движение Дженсена, каждая попытка выбраться вызывала всплеск, словно Дженсен выбирался из переполненой водой ванны, или из озера. Барахтался, спотыкался, падал, снова поднимался. По серой коже мертвого великана сновали муравьи.

- Что случилось? Что случилось? – снова и снова повторял Стив. Он был гол. Рана на плече исчезла.

Последнее исцеление, подумал Дженсен и засмеялся. Внутренности скрутило болью, он согнулся пополам, упираясь ладонями в собственные колени, и вырвал слизью. Не обращая внимания на свою наготу, Дженсен пошел к дому. Внутри начался пожар. Судя по тому, что огонь успел разрушить крышу, вспыхнуло на втором этаже. Из окон первого валил черный дым.

- Колин! Рэнди!

Во двор выбегали люди. Они кашляли, кричали от боли и ползли к источнику.

- Грегори, - Дженсен схватил за плечи плачущего тринадцатилтетнего мальчика и ощупал его. С облегчением Дженсен отметил, что Грегори не ранен, только до смерти напуган.

«Это моя вина», подумал Дженсен, «я позволил ему остаться, я прогнал его мать, прикрываясь волей источника, когда она хотела забрать мальчика». Но был ли у Дженсена выход? Был ли выход у Грегори? Мог ли Грегори иначе спастись от матери, которая его никогда не любила, все время пила и позволяла своим собутыльникам издеваться над сыном?

– Грегори, где Колин? – спросил Дженсен.

Мальчик не ответил, лишь несколько раз взглянул в сторону дома. Дженсен отпусил Грегори. Задняя дверь покосилась, повиснув на верхних петлях. Дженсен поцарапал спину, протискиваясь мимо нее.

- Колин! Рэнди! Вики!

Дым душил и не позволял ничего рассмотреть. На ощупь Дженсен нашел умывальник, намочил полотенце и обмотал им нос и губы.

Он нашел Колина между кухней и ванной. На полу.

- Дженсен, я знал, что ты придешь за мной, - Колин сжал его руку и улыбнулся. – Ты отнесешь меня к источнику, как раньше…

Второй рукой Колин прижимал кровоточащею рану на животе. Одежда Колина пропиталась кровью, на полу вокруг разлилась темно красная лужа, но рана продолжала выталкивать кровь. Инстинктивно Дженсен положил руку поверх руки Колина, словно мог помочь остановить кровотечение.

- Сейчас, Колин. Потерпи, пожалуйста. Я вытащу тебя, - Дженсен попробовал его поднять, Колин вскрикнул. Когда Дженсен посадил его, кровь из раны потекла сильнее.

- Ты не бросил меня… ты вернулся за мной, - шептал Колин.

А Дженсен пятился назад и плакал, боясь смотреть на хлещущую сквозь пальцы Колина кровь.

- Дженсен!

Ему послышалось, или это голос Джеффа? Дженсен хотел отозваться, но вместо этого закашлялся.

Через минуту чьи-то руки подхватили Дженсена сзади, обняли за плечи.

- Он мертв, Дженсен, отпусти его, - прошептал Джефф и провел ладонью по волосам Дженсена.

Глаза Колина невидяще смотрели в потолок. Дженсен протянул руку и закрыл их. Джефф надавил Дженсену на затылок и прижал его голову к груди. Вжавшись лицом в куртку Джеффа, Дженсен кричал и захлебывался слезами. Казалось, они сидели обнявшись на полу целую вечность. В какой-то момент сердцебиение Джеффа стало заглушать всхлипы Дженсена. И наконец заглушило их совсем.

- У тебя все получилось. Источника больше не существует. Пошли, Дженсен, надо выбираться отсюда, - Джефф поставил его на ноги, снял с себя куртку и обмотал вокруг бедер Дженсена.

- Нет. Рэнди и Вики. Они могут быть где-то в доме.

- Хорошо, я найду их. Иди на улицу, - Джефф буквально вытолкал его во двор, а сам быстро скрылся в доме.

Дженсен хотел пойти за ним, хотел помочь, но услышал визг Грегори. Испуганный, полный отаяния. Дженсен повернулся спиной к дому и побежал к источнику.

- Дженсен! – мальчишка кусался, отбивался и вырывался из рук двух агентов в бронежилетах и касках.

Рядом слева и справа со скрученными за спиной руками сидели другие члены общины.

- Подними руки! Ляг на землю, лицом вниз! – сразу шесть автоматов нацелились на Дженсена.

Босой, раздетый, с обернутой вокруг бедер курткой, Дженсен вдруг почувствовал себя очень беззащитным. Он хотел поднять руки, но не успел, его толкнули на землю, вжали лицом в рыхлую почву. Кто-то тяжелый сел сверху и защелкнул наручники на запястьях.





Изображение

- Значит, никто из Фордов не выжил? – в стеклах темных очков Женевьев отражались солнце, высотка и желтый скоростной трамвай Далласа.

Они сидели в уличном кафе в центре города. Люди за соседними столиками обедали, Женевьев пила через соломинку водку с апельсиновым соком.

- Только Кайл. Его не было в доме, когда начался пожар. Агенты Бюро задержали его вместе с остальными членами общины. Допросили и выпустили через две недели. Сейчас он живет у Марии Терренс. Осенью вернется в школу, - ответил Джефф.

- Как фэбээровцы взяли Джареда?

- Когда я пошел за Дженсеном, я оставил его около дороги, велел спрятаться. Наверное, он не послушался меня.

- Это так похоже на Джареда.

- Мне нужна твоя помощь, Жен, - Джефф наклонился ниже.

- Их содержат в федеральной тюрьме Далласа?

- Да, и оттуда мне их не вытащить.

- Но ты смог бы их вытащить… скажем, если бы они попали в больницу? - теплый летний ветерок подкинул волосы Женевьев. Несколько прядей прилипли к губам. – А заключенных федеральных тюрем отправляют в больницу, если им срочно нужна операция или серьезное обследование. Ты для этого пришел ко мне, Джефф? Зная, что я работаю в лаборотории, хочешь, чтобы я подделала их анализы?

- Да.

Джефф бездумно смотрел, как официант собирает стаканы с соседнего столика и протирает его тряпкой.

- Нам не удастся смухлевать с анализами, Джефф. Насколько я знаю, всех, кто контактировал с источником, подвергают частым обследованиям.

Джефф почесал щеку.

- Ты…

- Я могу достать препарат, вызывающий временную кому. Даже если в тюрьме заподозрят неладное, они все равно перевезут заключенных в больницу.

- Я буду очень тебе благодарен, Женевьев.

- Я могу достать лекарство, а как его передать в тюрьму, думай сам. В конце концов, ты почти двадцать лет проработал в полиции. Должен иметь подходящие контакты.

Джефф кивнул. Подходящие связи нашлись не сразу. Женевьев понадобилось два дня, чтобы раздобыть ампулы, Джефф несколько дней разыскивал старого приятеля, доктора Фирса. Ранее он работал в лаборотории ФБР, недавно его с позором выгнали со службы за производство, употребление и продажу MDMC. Джефф справедливо предположил, что после ухода из ФБР Фирс и дальше зарабатывал деньги на синтетических наркотиках.

- За кого ты меня принимаешь? – фыркнул Фирс. – Ты думаешь, я продаю дерьмо по всей стране? Даже в школах и тюрьмах?

- Я думаю, что вполне возможно, ты знаешь кого-то, кто знает кого-то, кто бы мог за хорошие деньги передать кое-что в тюрьму.

- Ты слишком хорошего мнения обо мне, Морган. Постараюсь не разочаровать тебя. Сиди дома и жди звонка.

Джефф снял маленькую комнату около железнодорожного вокзала. Паутина под потолком дрожала от перестука колес. Каждый день на стенах появлялись новые трещины.

Через два дня в дверь постучал пожилой мексиканец с изъеденным оспинами лицом и потребовал показать деньги. За годы работы в полиции Джефф лишь однажды нарушил закон - открыл в банке счет на несуществующий благотворительный фонд. Благодаря этому небольшому жульничеству, когда Джеффа объявили в федеральный розыск и арестовали все его счета, он не остался без денег.

Мексиканцу он сказал, что деньги тот получит только после доставки посылки. Мексиканец поворчал, но согласился, оставив двух своих помошников присматривать за Джеффом.



Двое мальчишек не старше Дженсена и Джареда. Один был иммигрантом и говорил с акцентом, шеку второго пересекал уродливый свежий шрам. Они болтали о машинах, девочках и оружии, по очереди бегали на вокзал за китайской едой и резались с Джеффом в карты всю ночь и весь день напролет. Курт и Дик. Джефф решил, что ему может понадобиться их помощь, когда дойдет дело до побега из больницы.

Мексиканец исполнил свою часть сделки, его парни передали ампулы и записки с инструкцией Джареду и Дженсену. Джефф легко расстался с пятью тысячами.

В день, когда машина скорой помощи в сопровождении полицейского экскорта доставила заключенных в университетскую клинику, на улице стояла жара.

Курт и Дик приехали к больнице на мотоциклах. Пока Курт пересчитывал деньги, Дик нервно теребил браслет на запястье. Такие браслеты из бусин собирают шестилетние девочки. У Дика была младшая сестра? Он так любил ее, что всегда носил с собой ее подарок?

Дик и Курт зашли через главный вход, а через десять минут в приемном покое начался пожар.

Джефф поднялся на второй этаж. Выпил кофе с полицейскими, охранявшими коридор. В кофе он подсыпал снотворное. Через полчаса Джефф вывез на каталке и погрузил в скорую сначала Джареда, потом Дженсена.

Присев на корточки около Дженсена, Джефф ввел ему блокатор лекарства. Потом придвинулся к Джареду, убрал челку с его лба и повторил процедуру.

Джефф сел за руль. На выезде из гаража помахал рукой больничному охраннику и повернул на север.

Когда Джефф проезжал мимо аэропорта Даллас Экзекьютив, Джаред и Дженсен начали приходить в себя.

Джаред шумно вздохнул, взмахнул руками и сел. Дженсен несколько раз сжал и разжал кулаки.

- Я ждал тебя, - сказал Джаред Джеффу, а потом повернулся к Дженсену и поцеловал его. – Я скучал.

Джефф наблюдал за ними через зеркало заднего вида.

Снимая тюремный комбинезон, Джаред ударился локтем о стену кузова и болезненно защипел. Не оглядываясь, Джефф передал назад пакет с одеждой. Джинсы и майки подходящих размеров он купил накануне в супермаркете.

Тонкий белый коттон обтянул плечи и грудь Джареда, подчеркнул рельеф бицепсов. Джаред наклонился завязать шнурки кроссовок, свободные джинсы с низкой талией сползли, обнажая резинку трусов. Сейчас Джаред выглядел так, как в день своего приезда в Офрис два с половиной года назад.

Дженсен закашлялся, Джефф передал ему бутылку воды. На миг их пальцы соприкоснулись. Несмотря на жару, рука Дженсена была такой же холодной, как при первом их рукопожатии.

Откинув голову назад, Дженсен сделал несколько больших глотков. Джефф заметил у него под подбородком раздражение после бритья. Потом Дженсен перекинул бутылку Джареду. Пластик громко хрустнул под пальцами Джареда. Дженсен тем временем просунул ноги в джинсы, выпрямился, дернул молнию на ширинке – раз, другой, будто ее заело.

Доехав до Эдиссона, Джефф свернул на стоянку супермаркета. За стеклянными витринами стояли серые, сделаные из фольги фигуры людей в натуральную величину.

Выпрыгнув из кузова больничной машины, Джаред положил руку на спину Дженсена. Пересекая стоянку, Джаред щурился от солнца, оглядывался по сторонам, и держался за пояс Дженсена.

Синюю «тойоту» Джефф купил в Мак-Кинни два дня назад.

Джаред подошел к двери водителя, показал Джеффу раскрытую ладонь, жестом попросил ключи. Джефф перекинул их через крышу машины. Джаред ударился об нее локтем, поймав ключи.

Дженсен открыл заднюю дверь. Джефф наступил ему на пятку, забираясь следом в салон.

Машина нагрелась на солнце. Обивка сидений была горячей.

Когда машина покидала стоянку, Дженсен повернулся к Джеффу спиной и опустил окно. Мускулы на его спине напряглись. Невольно Джефф засмотрелся на обтянутые тонкой тканью плечи и проступавшие на шее капли пота.

Джефф сглотнул и встретился в зеркале взглядом с Джаредом.

Глаза Джареда смеялись.

Изображение

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 01:20
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Изображение

Джефф нажал на спусковой крючок, не задумываясь. Дважды. Таудсон и Паркер умерли на месте, Мар и Вирон убежали.

Джефф разберется с ними позже, сейчас он не мог терять ни минуты. Он и так пришел слишком поздно. Не уследил за Дженсеном. Не уследил за своими людьми. Допустил самосуд.

Он обхватил Дженсена за пояс, прижал спиной к решетке и принялся распутывать скрученный узлами вокруг верхних перекладин ремень. Руки дрожали, усложняли задачу, Дженсен, с посиневшим от побоев лицом, казалось, не дышал. Кровь бешено пульсировала в ушах Джеффа, снова и снова отстукивая: «я убил его, я виноват в том, что случилось»

Наконец ремень поддался, Джефф подхватил Дженсена на руки и отнес на тюремную койку. Положил на бок, чтобы не повредить скованные и, судя по выгнутым пальцам, опухшим кистям и локтям, сломанные в нескольких местах, руки. Первым делом Джефф снял кожанную удавку с шеи Дженсена, потом растегнул наручники. Провел пальцем по стертым в кровь запястьям, нащупал пульс, перевернул Дженсена на спину и склонился над его лицом, стараясь уловить слабое дыхание. И дыхание, и пульс Дженсена едва чувствовались. Джефф подумал о внутренних травмах и разорвал майку Дженсена. Живот и бока покрывали гематомы. Размер и припухлость некоторых говорили о внутренних кровотечениях. Куда его отвезти? В больницу или к источнику? Если Дженсен выживет, решил Джефф, произойдет чудо и выбрал источник. Когда Джефф прикоснулся к ребрам Дженсена, ища переломы, Дженсен застонал и начал приходить в себя. Его опухшие и посиневшие веки дрогнули.

- Дженсен. Все закончилось. Все будет хорошо. Я отвезу тебя к источнику. Ты такой сильный, смелый, так долго продержался… Осталось совсем немного… - Джефф приподнял голову Дженсена, склонился к его лицу, жадно впитывая каждую деталь – дрожание слипшихся от слез и крови ресниц, безумный испуганный взгляд. Джефф продолжал говорить, до тех пор, пока во взгляде не появились осмысленность и узнавание. Губы Дженсена шевельнулись.

- Да, молодец. Это я. Я больше никогда не подведу тебя. Не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Сейчас я подниму тебя на руки, и мы поедем к источнику. Обещаю, скоро ты будешь в полном порядке, - продолжая говорить, Джефф осторожно подсунул руки по Дженсена, притянул его к себе и поднял над кроватью. Голова Дженсена качнулась и легла на плечо Джеффа.

- Убийство, - прошептал едва слышно Дженсен.

- Что? Убийство? Отлично, тебе стоит выжить, хотя бы для того, чтобы прикончить меня. Не закрывай глаза, Дженсен, не смей. Ты должен выжить, потому что ради этого я только что убил двоих полицейских. Они были козлами, и заслужили смерти, но все равно не хочу думать, что они умерли напрасно…

Джефф понимал, что несет бред, он словно превратился в язычника и пытался умилостивить богов, или стал ребенком и хотел заключить сделку с судьбой.

- Они обвинили меня в убийстве… Мы правда, его едва не убили…

- Слушай и запоминай, Дженсен. Ты ни в чем не виноват. Никто не посмеет тебя ни в чем обвинить. Я не позволю этого, - и снова Джефф понимал, что от отчаяния говорит глупости. Страх потерять Дженсена сделал окружающий мир простым и примитивным.

Крепко прижимая Дженсена к себе, Джефф добежал до машины, распахнул заднюю дверь, уложил Дженсена на сиденье, снял куртку, сложил из нее что-то вроде подушки и подтолкнул под голову Дженсена. Прежде чем захлопнуть дверь, Джефф поцеловал Дженсена в лоб, замечая, что у Дженсена поднялась температура.

Заведя мотор, Джефф включил мигалку. Он ехал быстро, не останавливался на светофорах. Про себя благодарил мэра, отремонтировавшего проселочную дорогу к Фантом-хилл.

- Что случилось? – спросил Рэнди.

- О, Дженсен! - всхлипнула Вики, когда Джефф вышел из машины и взял Дженсена на руки.

- Что случилось?!

- Кто это сделал?

- Кто бы это ни был, они поплатятся за это, - воскликнул Колин.

- Заткнись! – рявкнул Джефф. Он не позволил никому прикоснуться к Дженсену. Сам донес его до источника и опустил на землю, чувствуя себя актером, играющим в дешевом спектакле.

Дело было в том, что Джефф никогда не видел источника. Только голую неровную землю, из-под которой то тут, то там проглядывала трава. Пустота. Ничего необычного.

Дженсен исчез, и Джефф ощутил тупую опустошенность, будто Дженсена никогда не существовало.

- Все будет хорошо. Они вылечат его, - сказал Колин рядом.

«Кто - они?», хотел спросить Джефф, но все вдруг стало не важным. Время остановилось. Джефф опустил голову, посмотрел на свои перепачканные кровью руки и принялся ждать. За его спиной собирались люди, но он не обращал на них внимания.

Джефф несколько раз неверяще моргнул, когда увидел белое обнаженное тело на земле. Вики вышла вперед и накинула на Дженсена коричневое одеяло. Рэнди подкатил больничную каталку. Но Джефф снова не позволил никому к Дженсену прикоснуться. Поднимая его на руки, Джефф почувствовал как в спине, что-то хрустнуло.

Дженсен опять был без сознания, покрытый белой слизью, он напоминал мертвеца. Все внутри Джеффа протестовало против этой ассоциации.

На полпути к дому Дженсен открыл глаза. Он посмотрел на Джеффа настороженно и внимательно.

В гостиной Джефф опустил Дженсена на диван, куда указала Вики. Она же поддала влажные салфетки, чтобы стереть слизь.

- Я пойду в душ, - дернулся Дженсен, когда Джефф взял его за руку.

- Нет, не пойдешь.

Это казалось важным. Джефф заметил напряжение Дженсена - он вздрагивал от каждого прикосновения – Джефф решил, что прежде всего должен прогнать этот страх, сделать все, чтобы Дженсен перестал его бояться. Джефф потянул за край одеяла, спустил его с правого плеча Дженсена. Джефф протер руку Дженсена от пальцев до локтя, выкинул пропитавшуюся слизью салфетку, взял новую, промокнул внутренний сгиб локтя и повел дальше, до плеча. Возможно, Джефф хотел, чтобы они остались наедине, чтобы Вики, Кайл, Роб, Колин и Рэнди не маячили за спиной, возможно, он хотел поцеловать приоткрытые от удивления губы Дженсена, но Джефф понимал, что сейчас Дженсену нужно другое. Им нужно восстановить доверие.

Он потянул одеяло ниже, обнажил грудь и живот Дженсена. Почувствовал облегчение, еще раз убедившись, что гематомы исчезли. Наверное, это облегчение отразилось на лице Джеффа, потому что Дженсен вдруг дернулся. Стоило Джеффу прикоснуться салфеткой к его груди, Дженсен перехватил его руку и отстранился.

- Теперь я пойду в душ, - пробормотал он, комкая одеяло и краснея.

Засранец возбудился, понял Джефф, ощущая совсем неуместный прилив жара по всему телу.

Сейчас не время и не место. Словно в подтверждение этой мысли, зазвонил телефон Джеффа. Он лишь мельком взглянул на определитель номера и тяжело вздохнул. Черт, они в глубокой заднице, все обернулось хуже некуда, закон был нарушен много раз и, кажется, грядет катастрофа. Как ему объяснить все это Дженсену?

Недовольный взгляд Дженсена, брошенный на телефон Джеффа, подсказал с чего начать.

- Это Клат. Из участка. Они нашли трупы, опросили свидетелей, установили приблизительную последовательность событий, начиная от твоего ареста и заканчивая убийством Паркера и Таудсона. Инструкция в таких случаях предписывает связаться с мэром, ФБР и начальником полицейского управления штата. Думаю, они уже это сделали. Теперь они хотят арестовать и допросить меня. Услышать мою версию произошедшего.

- Ты можешь остаться здесь, - сказал Дженсен.

- Не могу, Дженсен. Это будет равносильно признанию своей вины. Таудсон и Паркер нарушили закон, злоупотребили властью, если бы я не остановил их, они бы убили тебя. Я должен поехать в управление и доказать это.

Дженсен шевельнул губами. Джеффу показалось, что он прошептал: «но ты обещал, что никогда не оставишь меня». Глупости. У них нет, время на этот детский лепет. Боясь за жизнь Дженсена, Джефф говорил не то, что думал, а то, что чувствовал. Тогда не могло быть иначе. А теперь он должен включить мозг и подумать, как можно повлиять на ситуацию. Он надеялся, что в красивой голове Дженсена достаточно извилин, чтобы понять это.

- И это еще не все, Дженсен. Агенты ФБР в городе. Они ведут наблюдение за общиной. Скорей всего, на ферме установленны подслушивающие устройства и камеры наблюдения. Среди ваших наемных работников и членов общины, вероятно, есть шпионы, - увидев, как Дженсен переглянулся с Колином, Джефф схватил Дженсена за руку и сжал его запястье. – Я говорю вам это, чтобы вы поняли всю серьезность ситуации, а не для того, чтобы вы совершали глупости. ФБР собирает информацию, потом они передадут дело верховновному судье, тот выпишет ордера на аресты и обыски. Думаю, это дело ближайшего времени, этого уже не избежать. Так что пытаться вычислить шпионов и найти жучки - пустая трата времени. Дженсен, послушай меня. Эти люди, ваша община, все они пришли к источнику в надежде получить помощь и защиту. Хочешь ты или не хочешь, теперь мы отвечаем за них. Ты, Колин. Рэнди, Вики. И я тоже. Мы должны уберечь их. Чтобы не случилось, мы должны не допустить штурма и стрельбы здесь.

- Ты это ФБР скажи, Морган! – воскликнул Рэнди. – Это они копают под нас! Это они угрожают нам оружием.

Джефф мог бы сказать, что какими бы ушлыми ни были фэбээровцы, вы дали им достаточно доказательств против себя, но у него не было времени на бесполезные споры. У него вообще ни на что не осталось времени. По-честному, у него и оснований надеяться на то, что этот разговор даст хоть какой-то положительный результат, не было.

- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допустить штурма, - Джефф снова стиснул руку Дженсена, - Но ты тоже должен мне пообещать, что сделаешь все, что от тебя зависит, чтобы сохранить этим людям жизнь.

- Что ты сможешь сделать, если они упекут тебя за решетку за убийство двух копов?! – выпалил Дженсен.

- Ты хочешь, чтобы мой Колин и Дженсен позволили себя арестовать, если фэбээровцы принесут ордер на их арест, ведь так? – сказал Рэнди.

- Что бы они ни потребовали, уступите им. На их стороне сила. Если вы останетесь живы, можно будет бороться за вашу невиновность. Если вы умрете, смерть ничего не докажет, и вы будете виноваты в смерти тех, кто защищал вас.

- Ха-ха. Так и думал, что ты это скажешь! – вспылил Рэнди. - Лягте под них, прогнитесь под них, потому что у них власть и сила, даже если они не правы. Бойтесь их. А ты не думал, Морган, о том, что если они пойдут против нас, нам придется выбирать между мгновенной смертью и пожизненным заключением, публичным унижением, обвинениями и позором? И чтобы ты выбрал, Морган, окажись ты в такой ситуации?

- Я бы выбрал жизнь.

- Ага, - неожиданно безжизненным голосом согласился Дженсен. – Он и сейчас ее выбирает. Он вернется в участок, позволит надеть на себя наручники, надеясь, что ему удастся хоть как-то повлиять на ситуацию.

- У меня есть знакомые в полиции других штатов. Есть связи в ФБР. Мы выпутаемся из этого, если не будем браться за оружие, Дженсен, - Джефф хотел верить тому, что говорит.

- Но сегодня ты сам не смог справиться без оружия, - покачал головой Дженсен.

Джефф опять хотел его поцеловать, притянуть к себе, зажать ему уши руками, погладить большим пальцем скулы и прошептать ему в губы: «Мы справимся. Чтобы не случилось, я буду защищать тебя». Но Джефф не имел права ни целовать Дженсена, ни что-то ему обещать. Такая любовь никого не спасет.

Когда Джефф уходил, Дженсен выглядел растерянным, Рэнди плотно стиснул челюсти, Вики что-то шептала Колину и Кайлу. Во дворе собрались члены общины: мужчины, старики, женщины, дети. Разглядывая Джеффа, словно хищника в зоопарке, они обсуждали слухи об аресте и избиении Дженсена. Кажется, Джефф заметил решительную ненависть на лицах некоторых? Впрочем, это могло ему только почудиться. Сейчас весь мир казался ему наполненным ненавистью и глупостью.

Роджерс. Паркер. Таудсон. Мир сходил с ума и приближался к катастрофе.

Столпившиеся в холле управления полицейские своей растерянностью, озлобленностью и перешептыванием напоминали жителей общины. У Джеффа снова появилось ощущение, что на него смотрят, как на хищника.

- Почему все здесь? Вам что заняться нечем? Закончили смену, отправляйтесь домой! – раздраженно рявкнул он.

Навстречу Джеффу вышел Клат. Как в первый день их знакомства, старик промокнул лоснящийся от пота лоб голубым платком и жестом пригласил Джеффа зайти в кабинет. Два дня назад в этом кабинете Джефф разговаривал с Джаредом. От воспоминания о Джареде сердце неприятно стиснуло. Джареда Джефф тоже подвел.

- Маслоу назначил тебя новым шефом полиции?

- Временно, - ответил Клат.

Не дожидаясь приглашения, Джефф сел на стул. Он хотел накричать на Клата, сказать, что если бы тот не был безинициативным, тупым болваном, он бы возглавил полицейский департамент Офриса вместо Джеффа десять лет назад. Но, увидев растерянность и сочувствие на лице старого полицейского, Джефф сник. Грустный взгляд Клата напоминал последний взгляд Дженсена. Словно оба хотели сказать Джеффу: «Ты разочаровал нас».

- Как Эклз? Он в порядке? – спросил Клат.

- Да, он… выжил.

- Кларисса говорит, что видела, как Таудсон и Паркер привезли его. Мы поймали Мара и Вирона. Они рассказали, что идея заманить Эклза в город принадлежала Таудсону, а Паркер уговорил секретаршу Маслоу позвонить Эклзу. Я отправил человека допросить девушку. Мар и Вирон готовы подтвердить в суде, что Таудсон первым ударил Дженсена. А также оба подтвердят, что Таудсону принадлежала идея повесить Дженсена. Он сказал что-то вроде «скажем всем, что Эклз напал на нас, и завязалась драка. Скажем, что ублюдки дваждыисцеленные считают себя бессмертными и дерутся как сумасшедшие». Паркер сказал, что у него есть знакомый коронер и он без проблем подделает свидетельство о смерти.

- Это чушь. Они знали, что если бы Дженсен погиб, я бы этого просто так не оставил.

- Да, должны были догадываться, - поморщился Клат. – С имеющимися показаниями свидетелей, соучастников и уликами дело выглядит как попытка умышленного убийства. Плюс действия организованной группы. Плюс преступление, совершенное полицейскими при исполнении. Уверен, когда дело дойдет до суда, твои действия будут рассматриваться, как раскрытие и предотвращение преступления. Тебе не грозит срок. В самом скверном случае, при большом невезении, получишь разжалование до сержанта. Но пока идет расследование, ты арестован. Мне очень жаль тебе это говорить, Джефф. Очень жаль это делать…

- Плевать. Мне нужно позвонить, Клат, - не дожидаясь ответа, Джефф подвинул к себе телефон. - Ты уже связался с полицейским управлением штата? Связался с ФБР?

- Да. Они сказали, что по счастливой случайности им не надо присылать своего агента издалека, в Офрисе уже находится агент хорошо знакомый с местной ситуацией. Ты знал о том, что фэбээровцы ведут расследование у нас?

Агент, хорошо знакомый с местной спецификой? Что ж, ничего другого Морган и не ожидал. Переносица все еще ныла после удара Роджерса. Джефф приказал себе не думать об этом, выкинуть из головы Роджерса, не отвлекаться на злость.

Он обещал Дженсену помощь, сказал, что у него есть связи. Знакомые в полиции и в ФБР. Не друзья, но люди, которым Джефф однажды оказал услугу. Престарелый губернетор Далласа, которого Джефф пятнадцать лет назад вытащил из горящей машины. Приятель по Даллаской полицейской академии, теперь работавший в отделе подготовки агентов ФБР. Сотрудник из отдела контроля над оборотом оружия, с которым Джефф участвовал в операции по задержанию десять лет назад. В жизни Джеффа не было по-настоящему близких людей - никого, на чью помощь он мог бы всерьез надеяться.

Конечно, он попробует связаться с каждым из своих приятелей, использует все возможности. Но так как Джефф не знал точно, сколько времени сегодня ему дадут на звонки, сначала он набрал номер «Нью-Йорк таймс». Он собирался действовать по проверенной схеме – привлечь к делу внимание общественности, надеясь, что это поможет избежать бойни.

- Я шеф полицейского департамента Офриса. Да, речь идет о городе, где находится источник жизни и проходит секретное расследование ФБР. Сегодня я совершил двойное убийство. Если вам интересно, я готов дать интервью.

Он также собирался позвонить в другие крупные издания и телеканалы, закинуть приманку.

Джефф набирал очередной номер, когда в кабинет зашел Роджерс. Не церемонясь, он забрал у Моргана телефон.

- CNN и ВВC? Захотелось славы, Морган? Я вас отлично понимаю.

- Обычно задержанным разрешаются только звонки родным и адвокату. Но для вас, Морган, мы, как я вижу, сделали исключение, - одет Роджерс был в дорогой костюм. Загорелая кожа оттеняла белизну улыбки. – Когда мне рассказали, что здесь случилось... Рассказал шеф ФБР, он попросил меня провести расследование по факту убийства местным шефом полиции двух своих подчиненных. Так вот, я не поверил своим ушам. Неужели, Морган убил двоих своих сотрудников? Неужели четверо полицейских избили задержанного? Не может быть, воскликнул я. Но потом я вспомнил, каким вспыльчивым ты становишься, когда речь заходит о твоих любовниках…

Джефф стиснул кулаки, чтобы не броситься на него.

- Совсем слетаешь с катушек. Ты меня едва не загрыз, когда увидели меня с Джаредом. Ваш начальник не рассказывал вам, кто сломал ему нос, Клат? Это был я. Морган хотел начистить мне морду только за то, что я разговаривал с Джаредом.

- Нет, я хотел врезать тебе за то, что ты околачиваешься в Офрисе без моего ведома.

- Говори, что хочешь, Морган, но мы оба там были, - подмигнул ему Роджерс. – Потому я не удивляюсь, что ты пустил пулю в лоб своим подчиненным, стоило им немного намять бока твоему любовнику.

- Они едва не убили Эклза!

- А чем ты это докажешь? Ты отвез его в больницу? Врач засвидетельствовал побои? Кровотечения и переломы? А если у тебя нет доказательств, что мешает двум перепуганным желторотым полицейским сказать, что они всего лишь разок стукнули Эклза дубинкой? Поднимайся, Морган, тебя ждет длиная ночь в камере. Признайся, ты даже в самых страшных своих кошмарах не думал, что когда-нибудь окажешься за решеткой?

Джеффу никогда не снился Джаред, но сегодня ночью ему приснился Дженсен. Может, все дело было в том, что он заснул в камере, где несколько часов назад избивали Дженсена? Во сне Джефф сидел в гостиной Фордов и водил влажной салфеткой по руке Дженсена. Подсознание восстановило обстоятельства и события последней встречи, но изменило ее финал. Во сне, когда у Джеффа зазвонил телефон, он не стал тратить время на объяснения и разговоры, взял Дженсена за руку, посадил в машину и увез прочь от источника жизни, от общины, от города и от охотящихся за ним агентов ФБР.

Во сне он гнал машину без остановок, пока не закончился бензин, утром смыл инфантильные мечты холодной водой вместе с остатками сна. Ни он, ни Дженсен не могут сбежать, бросить все и всех.





Изображение



- Ты эмоциональный, чувствительный, склонный к импульсивным поступкам. Потому я решила, что будет лучше, если ты узнаешь обо всем от меня, - тонкие пальцы Марии перебирали складки шали. Из тугой косы выбилась темная прядь волос и упала на лицо.

Россыпь галогеновых ламп на потолке кухни и чернота ночи за окном. Тонкое оконное стекло между светом и тьмой.

- Спасибо Мария. Как видишь, я абсолютно спокоен, - Джаред говорил с Марией, но смотрел на черноту за стеклом.

«Ты когда-нибудь стрелял в человека?», - спросил он однажды Джеффа. О чем Джаред тогда думал, что хотел услышать? Почему во всей этой истории ему трудней всего поверить в то, что Джефф убил человека? Двоих. Джаред никогда не ждал от людей ничего хорошего, потому легко принял на веру рассказ о том, что Паркер и Таудсон заманили Дженсена в ловушку и избили его. За последние месяцы Джаред привык к историям исцеления, потому поверил в избиение и воскрешение Дженсена. И только факт, что Джефф застрелил двоих человек, никак не желал вписываться в представления Джареда о мире, будто противоречил каким-то врутреним убеждениям Джареда. Чему-то, что трудно оформить в слова, но что ощущается очень остро. Возможно, дело в том, что во вселенной Джареда Джефф не имел права оступаться, не имел права проигрывать и оказываться за решеткой?

Часы показывали полпятого, Мария и Джаред говорили всю ночь.

- Джаред, мне так жаль, мир окончательно сошел с ума, - сказала она несколько часов назад вместо приветсвия и Джаред согласился.

- Позвони Дженсену, - предложила Мария, закончив рассказ.

И Джаред послушался ее совета.

- Я в норме, но в ближайшее время не смогу приехать в город. Ты хочешь приехать ко мне? – прошептал в трубку Дженсен.

- Хочу… но… - выдохнул в ответ Джаред. – Дженсен? Ты бы уехал со мной? Все равно куда, главное подальше отсюда.

- Я хотел бы, но…

- Я совершенно спокоен, - повторил Джаред и оторвал взгляд от темноты за окном. – Значит, Роджерс командует теперь в полицейском управлении?

- Не напрямую, но да. Временым шефом полиции назначили Клата.

- Что будет с Джеффом? Когда состоится суд? И как высок будет залог за освобождение?

- Думаю, Роджерс, сделает все возможное, чтобы оттягивать суд и назначение залога как можно дольше. Пока Роджерс не прибрал к рукам источник жизни, ему нужно, чтобы Морган оставался за решеткой. А после того, как Морган связался с прессой и согласился дать интервью, желательно, чтобы Джефф сидел в камере за пределами города, подальше от источника. Потому Роджерс договорился о том, чтобы Моргана перевезли в Остин, в федеральную тюрьму штата.

- Когда его перевозят?

- Завтра, то есть сегодня. Потом Роджерс заберет аппаратуру и боеприпасы из моего гаража и переместит все на склад полицейского управления. В ближайшие дни он получит подкрепление.

- Он собирается захватить источник штурмом.

- Это не его инициатива. Так хочет верхушка ФБР и часть правительства. Роджерс просто подходящий человек для осуществления их плана.

- Почему ты доверяешь ему, Мария?

- Я не доверяю никому, Джаред. У Роджерса свои интересы и цели у меня свои. Какой-то отрезок пути мы прошли вместе, но приближается момент, когда каждый из нас пойдет своей дорогой. А когда это случится, будем надеяться, нам удастся избежать конфликтов. Я не хотела бы иметь такого врага как Роджерс. Пошли, я кое-что покажу тебе.

Для хрупкой женщины с маленькими шагами Мария передвигалась очень быстро. Джаред едва поспевал за ней. Он несколько раз спотыкался о пороги, ударился о входную дверь. Фонарь над крыльцом раскачивался от ветра. Плотнее кутаясь в шаль, согревая ее краями уши, Мария пересекла двор и открыла гараж. Большое помещение, расчитанное на две машины сейчас было наполовину заполненно ящиками. Джаред уже видел их содержимое.

- Завтра Роджерс заберет оружие и аппаратуру на полицейский склад. Если тебе нужно что-то, самое время это взять.

- Почему ты доверяешь мне?

- Потому что думаю, что наши цели никогда не будут противоречить друг с другом.

- А какие у тебя цели, Мария?

Она покачала головой и опустила взгляд.

- Самые примитивные.

Она развернулась и направилась к выходу. Красная шаль окутывала тело до колен, как кокон.

- Когда будешь уходить, захлопни дверь.

Джаред хотел ее догнать, остановить, спросить. Но ему никак не удавалось подобрать нужные слова и заставить себя двигаться. Он чувствовал, что погружается в сон, реальность обрастала абсурдом. Джефф сидел в тюрьме. А Дженсена со дня на день арестуют или убьют. Джаред спит, не иначе.

«Если тебе здесь что-то нужно…»

Джаред оглянулся по сторонам. Наверное, Мария имела в виду патроны для его пистолета? Но Джаред даже представить себе не мог, что придется стрелять. Смог бы он выстрелить, окажись в такой ситуации, как Джефф? Если бы Дженсена убивали у него на глазах?

Джаред сделал шаг вперед и приподнял крышку одного из ящиков. Внутри лежали винтовки с оптическим прицелом. Это ему не пригодится. Когда Джаред откинул крышку другого ящика, в гараже запахло миндалем. Под оберточной бумагой скрывались кирпичи, одновременно напоминавшиие крупные куски мыла и пластилин. Что-то похожее Джаред видел в играх и в фильмах. С-4. Зачем ему взрывчатка? Джаред запихнул несколько кусков псевдомыла и пару детонаторов в карманы куртки. Когда он проделывал это, на пол упал шарик из фольги. Все, что осталось от человечков Палмера. «Вы двое сделаны из фольги. Вас легко сломать, испортить, запутать».

Джаред закопал С-4 под мусорными баками, куда Палмер каждый вечер выкидывал человечков из фольги. Затем Джаред поднялся в свою квартиру, принял душ и выпил три чашки кофе. К тому времени небо посветлело, по телевизору началась утренняя передача.

- Добрый день, могу я поговорить с сержантом Клатом? - дожидаясь ответа Джаред слушал, как женщина на том конце провода зевает.

Клат должен вспомнить его. Они встречались, несколько раз пили кофе в доме Джеффа, трижды говорили по телефону, когда Джефф был в душе и не мог подойти.

Клат снял трубку у себя в кабинете, Джаред слышал, как он поблагодарил кого-то и прикрыл дверь.

- Джаред, привет. Давно тебя не слышал.

- Я могу его увидеть?

- Э… Хм… нет. Боюсь, я не смогу это устроить. Мне очень жаль, Джаред.

- Да, мне тоже. Когда я смогу его навестить? Может, завтра? Послезавтра?

- Нет, Джаред. Я получил приказ от губернатора и шефа полиции штата перевезти Моргана в столицу. Завтра его уже не будет здесь.

- Его повезут агенты ФБР?

- За кого ты меня принимаешь, Джаред? Я не стал бы подкладывать Джеффу такую свинью. Не после того, как мы дружили десять лет. Он их терпеть не может. Нет, я сам его отвезу, никакого конвоя, никаких наручников. Сделаю все, чтобы ситуация выглядела для него как можно менее унизительно.

- Спасибо.

«Обычный банковский служащий зарабатывал семьдесят пять тысяч в год. Каждый день по восемь часов он пропадал в офисе. У него была жена, красивый дом в кредит, хорошая машина – все, что обычно понимают под благополучной и устроенной жизнью. Он был один из миллиона. Такой же, как все. Однажды он выключил свой рабочий компьютер, попращался с коллегами, сел в свою машину с кожанным салоном и завел мотор. Только вместо того, чтобы поехать домой ужинать, он на полной скорости влетел в бетонное заграждение».

Так начиналась статья Джареда. Статья, из-за которой он поссорился с Джеффом и потерял расположение Вирджинии Норрис. Джаред усмехнулся, пытаясь вспомнить слова Джеффа. «Еще одна твоя глупая и бессмысленная выходка», «вполне в твоем духе, не уважать чужое горе, не думать о чужих чувствах». Что ж, сегодня Джаред собирался впервые за долгое время совершить осмысленную и продуманную глупость.

Из Офриса в Остин вело двести семьдесят седьмое шоссе. Прежде чем выехать за пределы города, Джаред прокатился по центру, купил булочек и три стакана кофе. За городом Джаред врубил музыку и медленно поехал на север. Он успел съесть три из шести круасантов и вытереть руки о джинсы, прежде чем доехал до развилки – местная трасса, как ручей, впадала в широкую четырехполосную автостраду. До этой развилки Джефф не должен был сегодня доехать. Джаред развернулся и, насвистывая, покатил назад. Перед ним лежали сорок километров, вьющейся между холмами дороги.

Джаред понятия не имел, как правильно выбирать место для засады. Сделал несколько кругов, задаваясь вопросом, о чем ему стоит беспокоиться в первую очередь - чтобы его машину не заметили раньше времени или чтобы он сам хорошо видел дорогу. В конце концов Джаред заглушил мотор в тридцати километрах от города.

Редкая трава у обочины за ночь покрылась изморозью, под лучами стремящегося к зениту солнца оттаяла и заблестела крупными каплями росы. Мимо то и дело проносились фуры и автобусы, обдавая боковое стекло мелкими камнями и пылью. Легковушки появлялись реже. В какой-то момент Джаред начал волноваться. Двести семьдесят седьмое шоссе самый короткий и удобный путь в столицу, но что, если Клат выберет объездную дорогу? Что, если Джеффу не понравится идея Джареда? Что, если он не нуждается в спасении? Что, если чертово интервью для него действительно важно? Ведь это вполне в духе Джеффа? Как Джареду свойственны глупые импровизации, Джеффу присуще желание договориться, разрешить все мирным путем. Что, если Джефф цепляется за эту иллюзию даже после того, как застрелил двоих человек? Что, если он разозлится на Джареда?

Когда полицейская машина с выключенными мигалками, до блеска вымытыми стеклами и бампером, показалась на дороге, Джаред забыл все сомнения.

«Взрослые люди заключают сделки» - сказал однажды Джефф. Сейчас Джаред мог ответить ему, что есть ситуации, в которых сделка невозможна.

Солнечный свет отразился от бокового зеркала, Джаред нажал на газ. Стрелка на спидометре за пару минут взлетела до ста миль в час, потом медленно поползла вниз.

Джаред не собирался на полной скорости врезаться в преграду. Он не самоубийца. Жаль, что его знаний по физике не хватало для того, чтобы высчитать силу удара. Жаль, что у него нет возможности узнать, с какой скоростью движется Клат. Эти мелкие недостатки делали эксперимент рискованным. Но риск никогда не лишал Джареда радостного возбуждения. Он ерзал на сидении и неосознанно улыбался, приближаясь по встречной к полицейской машине. Когда до столкновения оставалось двадцать метров, Джаред смог рассмотреть пассажиров. Бледное лицо Джеффа не понравилось Джареду, и он вдавил педаль газа.

Удар получился сильней, чем Джаред ожидал. Он услышал скрежет металла, потом перед глазами вспыхнуло красным, и разлилось черное.

Когда сознание вернулось, первой мыслью Джареда было: «Я идиот! Что я наделал?». А потом Джаред почувствовал теплые руки, поддерживающие его голову и успокоился. Он раскачивался на границе полусна-полуяви и боялся открывать глаза, боялся, что иллюзия защищенность и расслабленности рассеется. Боялся что-то потерять…

- Джефф!

- Тише, Джаред. Все в порядке. Ты сильно приложился головой о лобовое стекло, - Джефф сидел рядом на корточках и смотрел на него снизу вверх. С волнением, заботой. Джаред протянул руку, проследил пальцем царапину на щеке Джеффа и улыбнулся.

Рядом раздался скрип тормозов. Джаред услышал позади хлопок двери, увидел тень человека, услышал мужской голос.

- О господи! Вы как?

- Мы в порядке, - Джефф выпрямился. Джареду показалось, что теперь он касается головой солнца. – У вас есть телефон? Вызовите полицию и скорую.

- Нет, Джефф.

- Тихо, - поддерживая Джареда за локти, Джефф помог ему выбраться из машины.

Капоты столкнувшихся машин смяло ударом, у «форда» Джареда отлетела крышка, лобовое стекло на полицейской машине пошло трещинами. Из-за трещин никак не удавалось рассмотреть человека сидевшего за рулем.

- Что с Клатом? – прошептал Джаред. В трех шагах от них незнакомец описывал по телефону место аварии.

Из-за того, как Джефф отвел глаза, Джаред решил, что Клат не выжил, судорожно вздохнул и рванулся вперед.

- Он жив! Обе ноги сломаны, пара ребер, но он справится, - резко сказал Джефф. Но Джаред его уже не слышал, он обежал машину и упал на колени перед приоткрытой дверцей водителя.

- Мне стоило предвидеть, что ты выкинешь, что-то такое, - просипел Клат, морщась от боли.

- Простите. Я рад, что вы выжили…

- Я чуть не сдох из-за тебя.

- Мне очень жаль, но я не мог поступить по-другому…

- Отлично, - Джефф обнял Джареда за плечи. – А теперь мы должны идти, если не хотим встреиться с полицией. Ты ведь справишься, Клат?

- Идите и больше никогда не попадайтесь мне на глаза, - отмахнулся старый лейтенант.

Джефф потащил Джареда от машины, на обочину, потом на другую сторону дороги.

- Джаред, послушай. Я хочу, чтобы ты уехал. У меня есть немного денег…

- Нет, Джефф.

- Джаред, послушай меня хоть раз в жизни. У Роджерса есть оружие, со дня на день здесь будут специальные подразделения оперативников ФБР. То, что они затевают, похоже на мелкую войну. Погибнут люди. Все, что я хочу, это чтобы ты был в безопасности.

- Нет.

- Черт, Джаред! После того, что ты сделал сегодня, Роджерс объявит тебя в федеральный розыск как опасного преступника, подозреваемого в терроризме, покушавшегося на жизнь полицейского! Твои фотографии будут у каждого постового. Вместе с разрешением применять оружие при задержании. Ты станешь мишенью!

- Ты тоже, Джефф.

- Я другое дело!

- Почему?

- Я прошел специальную подготовку и…

- Я видел, чего стоит твоя подготовка, когда Роджерс сломал тебе нос, - Джаред улыбнулся и коснулся кончиками пальцев переносицы Джеффа. Почему он никогда раньше не обращал внимания, как забавно выглядит Джефф, когда он недоволен? Джаред закинул руки на шею Джеффа и поцеловал его. – Я не уеду без тебя и без Дженсена.

Опереться на плечо Джеффа, прильнуть к нему всем телом оказалось легко и естественно.

- Я обо всем подумал. Мы можем укрыться у Терренс или у Палмера.

- У Палмера, - автоматически ответил Джефф и тут же начал снова возражать. – Это опасно. Ты не понимаешь, во что ввязываешься. Роджерс готов на все, чтобы завладеть источником.

Джаред снова заткнул его поцелуем, а потом прошептал в губы.

- Неужели после того, что я сделал, ты думаешь, что я все еще чего-то не понимаю? Ты зря теряешь время, Джефф, и подвергаешь нас неоправданному риску. Полиция и скорая уже едут сюда.

Джефф покачал головой.

Водитель первого остановившегося грузовика согласился подвезти их в город.

- Только до объездного кольца, - предупредил он, когда Джаред и Джефф забрались в кабину.

В машине пахло семечками и пивом. Водитель с трехдневной щетиной жевал жвачку и подпевал радио. Джаред чувствовал, как внутри все кипит и дрожит от адреналина и нетерпения. Хотелось бежать, кричать, что-то сделать. Сидеть неподвижно было почти больно. Чтобы хоть как-то унять этот зуд, он вытер раскрытые ладони о джинсы. Джефф заметил его нервное движение и накрыл руку Джареда своей.

- Счастливого дня! – прокричал водитель на прощание.

Они избегали людных улиц. В обеденное время это оказалось не трудно.

- Каково это? – веселился Джаред. – Каково это быть полицейским, скрывающимся от полиции?

- С чего ты взял, что Палмер пустит нас к себе? А если пустит, не позвонит в полицию?

- Он любит человечков из фольги.

Джефф вопросительно приподнял бровь.

- Не знаю, что он думает насчет тебя, но Палмер считает, что я сделан из фольги.

- Ты точно не из фольги, Джаред, - Джефф провел ладонью по его руке, от плеча до локтя.

Дом Палмера находился через улицу от двора, куда он каждый день приходил как на работу. В гостях у Палмера Джаред был лишь однажды – у старика прихватило спину, и он попросил довести его до дома. Все, что Джаред запомнил после визита, это то, что у Палмера была большая квартира. Сейчас, стоя перед дверью на первом этаже, Джаред кусал губы. В то время как Джефф рядом выглядел удивительно спокойным.

Звонок продребезжал пять раз, прежде чем щелкнул замок и дверь открылась.

- Добрый день, Джаред. Здравствуй, Морган. Зайдете?

Одетый в домашний халат, Палмер отступил в сторону. Поперек просторного коридора лежала стремянка.

- Вот собирался покрасить стены в комнате для гостей, - пояснил Палмер, зарывая дверь.

- Я помогу вам, если вы разрешите нам сегодня переночевать у вас, - сказал Джаред.

- Собирался красить стены, а потом начался выпуск новостей. Говорят, шеф полиции Офриса, Морган, вчера застрелил двоих сотрудников полицейского департамента, а сегодня сбежал из-под конвоя, когда его перевозили в федеральную тюрьму. Ты стал настоящей звездой телеэкрана, Морган. Хорошая альтернатива полицейской работе? Конечно, я буду рад, если вы останетесь у меня. Эта квартира слишком большая для меня. Два этажа, пять комнат, две ванные. Когда-то у меня была семья, большая и шумная. Трое мальчишек. Десять лет назад жена забрала их, уехала в Алабаму, и я остался один в пустой квартире.

- Мне очень жаль, - пробормотал Джаред.

- Не о чем жалеть. Я был женат четыре раза. От этих браков нажил девять детей. Некоторые из них звонят мне на рождество, другие присылают поздравления ко дню рождения. Подозреваю, где-то у меня есть парочка внебрачных отпрысков. Я всегда был любвеобильным, и единственное, что у меня хорошо получалось в жизни, это делать детей. К сожалению, все они оказались человечками из фольги и не принесли мне счастья.

Не обращая внимания на болтовню старика, Джефф прошел в гостиную, приблизился к окну и осмотрел улицу. Пол гостиной застилал ковер с растительным узором, у стены слева стоял ряд диванов, напротив работала плазменная панель телевизора.

Джаред замер, уставившись на экран. Клат в машине скорой помощи давал показания.

- Морган сказал, что поедет на север. Таков был план Джареда Падалеки. Они решали сбежать вместе.

Камеры показали место аварии, крупным планом номерные знаки «форда» Джареда. Затем появились по очереди фотографии Джеффа и Джареда. Джаред щурился и смотрел в камеру. Фотография была сделана при первом задержании, в день его приезда в Офрис. Фотография Джеффа наверняка была сделана во время какого-то праздника в полицейском управлении - за спиной Джеффа виднелись яркие ленты и надувные шары. Диктор сказал, что, несмотря на большую вероятность того, что преступники в настоящий момент пересекают границу штата, специальный агент ФБР Роджерс приказал создать полицейские посты на въездах и выездах из Офриса.

Джефф выключил телевизор.

- На втором этаже есть туалет, душевая и две детские. Вы можете выбрать любую из них.

На ступенях деревянной винтовой лестнице виднелись нарисованные фломастером цветы и животные. На одной из дверей слева от лестницы висел плакат с дорожным знаком и просьбой не мешать. Плакат выглядел новым, словно его купили недавно – от силы полгода-год, а не десять лет назад. Джефф взялся за ручку одной двери, Джаред - другой.

- На счет три? - пошутил Джаред, и они одновременно распахнули двери.

- У меня кровать в форме машины. Не похоже чтобы в ней поместился кто-то выше метра пятидесяти, - объявил Джаред.

- Здесь есть вполне приличный раскладной диван.

В шкафу с пустыми полками, они нашли полотенца и постельное белье. На широком письменом столе стоял стационарный компьютер с ламповым монитором. Окна закрывали ядовито синие жалюзи. Джаред раздвинул их пальцами. По дороге проехала машина, две женщины столкнулись в дверях булочной. За витриной крутилась на металических подставках выпечка. Было около четырех часов дня и, как обычно в это время, в булочной собралось много посетитителей. Кто-то ел торт, стоя за высокой стойкой, кто-то забирал сладости домой в бумажных пакетах. От мысли о еде Джаред сглотнул.

- Я в душ, - сказал он.

Ванная оказалась маленькой - два на два метра - комнатой. То тут, то там на кафеле виднелись наклейки с дельфинами. На полке перед зеркалом нашлось мыло и шампунь без запаха. Горячая вода разморила Джареда, адреналиновое напряжение отступило, оставляя за собой пустоту и отупение. Выключив воду, Джаред взглянул на свою одежду, покрытую пятнами грязи и пота, и скривился. Нужно будет сходить домой и взять сменные вещи. Или попросить Палмера это сделать. Оборачивая полотенце вокруг бедер, Джаред представил, о чем подумает Джефф, когда увидит его в полотенце. Наверняка подумает, что Джаред хочет с ним трахнуться. Джаред протер ладонью зеркало, убрал волосы со лба и рассмотрел ссадину – большой синяк с кровавой коркой посередине. Да, признался себе Джаред, он хотел трахнуться с Джеффом. Хотел, прижимаясь к нему на дороге, целуя его. У них так давно ничего не было. Казалось, они сто лет не прикасались друг к другу. Джаред скучал и мечтал сравнить свои ощущения с воспоминаниями и фантазиями. Будет ли секс с Джеффом сейчас похож на секс с Джеффом раньше, будет ли это хоть немного похоже на то, что было между Джаредом и Дженсеном, или на то, что было у Джеффа с Дженсеном? В крови снова поселилось нетерпение.

- Палмер приготовил нам бутерброды. Извинился, сказал, что отправляется на работу. На работу, которую сам придумал для себя. Как думаешь, велики шансы, что он позвонит в полицию?

Джефф стоял у окна, спиной к Джареду. Задавая вопрос, развернулся. Джареду понравился голодный блеск в глазах Джеффа, когда он скользнул взглядом по обнаженной груди Джареда.

- Я хотел попросить Палмера зайти ко мне домой, принести кое-какие вещи.

- Лучше не надо. Твоя квартира - первое место, где нас будут искать.

Стараясь не смотреть на Джареда, Джефф пошел в душ.

Джаред съел бутерброд и взял телефон. Пять раз подряд он набрал номер Дженсена. Не дождавшись ответа, решил написать СМС. «Я помог Джеффу сбежать из-под ареста. У нас все в порядке. Отсиживаемся у Палмера». Дженсен наверняка слышал последние новости. Возможно, волновался, возможно, слухи о побеге воспринял как предательство. Джаред написал про Палмера, чтобы показать Дженсену, что он ему доверяет. Сейчас, когда Джаред не знал, чем закончится день, ему хотелось быть честным с Дженсеном. Размышлять о доверии было непривычно для Джареда. Раньше он не верил, что люди заслуживают доверия. Теперь без сомнений доверил бы свою жизнь Джеффу. Заслуживал ли доверия Дженсен? Джареду еще не предоставилась возможность это проверить, но он хотел верить, что Дженсен заслуживает доверия.

Выйдя из ванной, Джефф так и застал Джареда сидящим на краю дивана с телефоном в руках и раздумывающем о доверии.

В отличие от Джареда, который двадцать минут назад сделал выбор не в пользу одежды, на Джеффе были шерстяные брюки и белая майка с коротким рукавом. Вещи, в которых его арестовали, в которых он ворочался на тюремной койке. Возможно, на майке остались крупинки пороха от пуль, убивших Палмера и Таудсона? Возможно, капли крови Дженсена? Джаред тряхнул головой и заставил себя отвести взгляд от Джеффа. Нет, это не та одежда, в которой Джефф спасал Дженсена. Наверняка, утром Клат привез Джеффу чистые вещи, чтобы он переоделся перед поездкой в федеральную тюрьму. Да и какая разница? Почему Джаред сейчас цеплялся за маловажные детали?

- Ты звонил Дженсену? – Джефф кивнул на телефон в его руке. А когда Джаред опустил глаза, продолжил. – Я все понимаю. Ты любишь его. Я всегда знал, что слишком стар для тебя и рано или поздно ты полюбишь кого-то моложе, кого-то, кто больше тебе подходит. Я рад, что этим кем-то стал Дженсен.

- Все не так, Джефф.

- Ты хочешь сказать, что не любишь его?

- Я хочу сказать… Черт! Почему я не могу любить вас обоих?

- Джаред, я видел вас вместе всего лишь один раз. Но этого оказалось достаточно, чтобы заметить, с каким обожанием ты смотришь на него. Я не упрекаю тебя. Я действительно хочу, чтобы ты был счастлив.

- Наверное, тебе стоило бы услышать, что он говорил о тебе, - усмехнулся Джаред и положил телефон на стол. - Ты его идеал, Джефф. Ты тот, кем Дженсен всегда мечтал стать. Когда он говорил о тебе, я едва ли не поверил, что тебя он любит больше. И я отлично его понимаю. Я во всем его хорошо понимаю, настолько хорошо, что мне кажется, что мы всю жизнь провели вместе, но почему-то забыли об этом. Как и Дженсен, я сам когда-то был очарован твоей силой, мечтал о твоей любви и одобрении.

- Прекрати, Джаред. Если ты думаешь, что мне приятно слышать, как ты ошибся, то это не так.

- Ошибся ли я? Поначалу определенно. Но не так, как ты думаешь. Когда я встретил тебя, я был беглецом. Сбежал из дома, бросил учебу. Считал, что начал самостоятельную жизнь, а на деле продолжал разыгрывать семейные сценарии, от которых бежал. Мой отец был властным и истеричным человеком. Я никогда не мог угадать, похвалит он меня или ударит в следующий момент. Он умер за три года до нашей с тобой встречи, но продолжал жить у меня в голове. И когда ты смотрел на меня, когда говорил комплименты, я все еще путался в отношениях со своим отцом. Подсознательно я искал одобрения старшего и боялся его гнева. Я знал, чего не хочу, но не понимал, к чему стремлюсь. Я не мог разбраться в самом себе. И это неумение понять самого себя проецировалось на окружающих, превращалось в нежелание понимать других. Это хорошо, что мы тогда поругались. Сработала заложенная в меня с детства программа. Наши отношения я воспринимал неправильно. Я постоянно ждал, что ты разочаруешься во мне и ударишь меня. Когда я ушел, я почувствовал, что что-то потерял. Но у меня не хватало мозгов понять, о чем именно, я тоскую. Я решил, что привык к тебе и нужно всего лишь искоренить дурную привычку. Помнишь, как я бросал курить? Я избавился от привычки к тебе, но тоска не ушла. И тогда я решил, что дело в сексе. Переспал с одним, переспал с другим. Ни к чему не обязывающие связи всегда помогали мне снять напряжение.

Джаред перевел дыхание.

- Но потом появился Дженсен. Нет, не так. Появился исцеленый волшебным образом Дженсен. Сам по себе Дженсен, здоровый и такой как все, с его смазливым лицом вряд ли бы смог увлечь меня надолго. Но Дженсен, всю жизнь проживший в тюрьме своего тела, в изоляции от людей – такой Дженсен оказался именно тем, что мне было нужно. Его история встряхнула меня и удивила. Возбуждала ли она меня? Да. Совершенно точно, поначалу смотря на него, раздевая его, трахаясь с ним, я представлял себе, как он выглядел раньше, и фантазировал об исцелении. А потом мы лежали в кровати, ели вместе, смотрели телевизор и разговаривали. И то, как он описывал свои чувства, подозрительно походило на то, что чувствовал я сам. Я слишком хорошо понимал Дженсена. Понимал его изолированность, его недоверие к миру, его надуманную и идеализированную влюбленность в тебя, понимал его страхи. Он одновременно тянулся к людям, боролся с ними и убегал от них. Я всю жизнь поступал так же. Словно это я, а не он, был двадцать пять лет прикован к инвалидному креслу. А потом пришел ты со своими раскаянием и признанием. В «Steakhouse» я смотрел на тебя и злился. Злился за то, что ты трахал Дженсена, за то, что использовал и предал его. Злился за то, что ты бросил меня, когда я в тебе нуждался. В тот момент я забыл, что это я тебя бросил, забыл, что я тебя ударил. Все что я осознавал, когда ты взял меня за руку, это насколько сильно я нуждался и до сих пор нуждаюсь в тебе.

- Джаред, - Джефф подошел ближе.

- Ты сжимал мои пальцы, говорил об источнике жизни, о Дженсене, о своей ревности, а я думал о том, что мне нравится твой голос, нравится на тебя смотреть, нравится, как ты двигаешься, нравится, как ты качаешь головой, как отводишь глаза, как сглатываешь… Я думал об этом и злился все больше. На тебя, на себя. Внушал себе, что ты бросил меня, и хотел тебе отомстить за это. Потому, когда ты сцепился с Роджерсом, я почувствовал мстительную радость. Но потом, на следующий день, я чувствовал себя так, будто избили и унизили меня. Я пришел к тебе в участок. И когда ты снял с меня наручники, снова взял меня за руки, я вдруг понял, что всегда буду любить тебя, даже если ты возненавидишь меня.

- А Дженсен?

- Я понимаю его во всем, он будто часть меня, я не могу его не любить.

Джефф вздохнул. Он стоял совсем рядом, Джаред видел, как ходят желваки на его скулах, как напряжены шея и плечи. Джаред протянул руку и взял Джеффа за пояс, заставил его сделать шаг вперед. Джаред развел колени, приятнул Джеффа ближе, и когда тот оказался между его разведенных ног, Джаред поднял голову и уперся подбородком в живот Джеффа. Джефф смотрел на Джареда сверху вниз, долго, изучающе. И впервые в жизни Джаред мог выдержать этот пристальный взгляд, впервые не испытывал злости, страха или раздражения.

Джефф положил руку на голову Джареда, погладил макушку, провел ладонью вниз до линиии шеи, а потом назад, против роста волос. От этих ласк у Джареда мурашки побежали по всему телу. Подрагивающими от возбуждения пальцами он потянулся к ремню Джеффа. Джефф еще раз пригладил рукой его волосы. Джаред зажмурился и взял в рот его член, пьянее от горячей кожи, концентрированного запаха и собственного стучащего в ушах возбуждения. Возбуждения, которое заставляло его заглатывать член глубже, шире разводить колени, ерзать на краю дивана, ища, обо что потереться пахом.

Джефф намотал волосы Джареда на кулак, оттянул назад голову, чтобы удобнее было трахать его рот. Несколько раз вошел глубоко, уперся в стенку горло, наполняя соленым привкусом носоглотку, потом полностью вышел и толкнул Джареда спиной на кровать.

Джаред засмеялся, откинул полотенце, улегся поудобней и раздвинул колени.

Он говорил правду - ему всегда нравилось, как двигается Джефф. Что-то в этих одновременно медленных, уверенных и ловких движениях восхищало и завораживало Джареда. В чем Джаред забыл признаться, так это в том, что особенно ему нравилось наблюдать, как Джефф двигается над ним - нависает, накрывает собой, подминает под себя. По перекатывающимся под кожей Джеффа мускулам Джаред угадывал, что Джефф собирается поцеловать его, и выгибался навстречу. По переплетению вен на предплечье угадывал, когда толкнуться членом в кулак Джеффа, когда приподнять бедра и пустить в себя пальцы Джеффа.

Но больше всего Джареду нравилась теснота и трение кожи о кожу. Сегодня Джефф делал все, как нравится Джареду, он почти лег на него, локтями сдавил бока, пальцы вжал в плечи, насаживая Джареда на свой член, удерживал на месте, не позволяя сдвинуться на миллиметр. Сначала Джефф двигался медленно, кривился, словно от боли или неудобства. Потом повел бедрами по кругу, и когда Джаред вдавил пятки ему в поясницу, задвигался быстро и рвано, словно с цепи сорвался.

Джаред не спал прошлую ночь, потому задремал сразу, как только Джефф слез с него. На улице было еще светло. Сквозь сон Джаред слышал, как Джефф ходит по комнате, слышал голос Палмера, звук падения чего-то тяжелого, но не мог заставить себя открыть глаза.

Ложась рядом, Джефф перевернул Джареда на бок, прижался к его спине, погладил по волосам. Джаред улыбнулся и наконец провалился в глубокий сон.

Он проснулся в поту. Полная луна светящимся шаром врезалась в синие жалюзи. Отблески лунного света полосами легли на обнаженное плечо Джеффа, на его затылок и шею. Стрелки часов на запястье Джеффа показывали полпятого утра.

Джаред перевел дыхание. Во сне он снова побывал на поле для гольфа. Зеленая трава до сих пор стояла перед глазами, а во рту сохранился вкус крови.

Осторожно, стараясь не разбудить Джеффа, Джаред выбрался из-под одеяла и отыскал свои вещи.

Он вышел на улицу, когда на небе появилась первая светлая полоса. Светофор на перекрестке подмигнул Джареду. Далекий собачий лай разорвал тишину.

Ранним утром родной двор выглядел пустым и маленьким. Место, где Джаред обычно ставил машину, пустовало. Вчера Джаред хотел подняться наверх за одеждой, сегодня даже не вспомнил об этом. Внутри, под ребрами поселился неприятный холод. Холод, от которого не спасала теплая куртка. Джаред присел около мусорников и отодвинул один из баков. За ночь земля подмерзла и затвердела. Выкапывая взрывчатку, Джаред сломал ноготь на указательном пальце почти до основания. Он слишком спешил, а спешка - хреновый сообщник. Джаред боялся, что Джефф проснется, заметит его отсутствие, начнет волноваться, вспомнит про его желание забрать одежду и догонит его. Боялся, что Джефф попытается его остановить.

Покидая район с двумя С-4 в кармане, Джаред чувствовал, будто кто-то гонится за ним. Он сделал крюк по дворам, потом свернул в южные кварталы. Ушел достаточно далеко, но чувство, что его преследуют, никуда не пропало. Оно заставляло сердце стучать быстрее и сбивало дыхание. И дело было не в Джеффе, ощущение тянулось из неприятного сна.

Сон выгнал Джареда из постели, велел взять взрывчатку и заряды, велел действовать как можно скорей и покончить со всеми тревогами.

Джаред знал, что для этого нужно сделать.

- Джаред, твой отец попал в аварию. Мне очень жаль. Он умер в больнице. Врачи ничего не смогли сделать.

- Мне тоже жаль, - сказал Джаред пять лет назад, жалея только о том, что не смог ничего сделать. Никогда не мог защитить себя, не мог ударить или убить. А теперь он умер, и у Джареда никогда не будет возможности отомстить.

Но сегодня все изменилось. Джаред больше не маленький мальчик. На этот раз Джаред защитит себя и спасет Дженсена от источника жизни.

Джаред вырос в Нью-Йорке. Подростком часто слонялся по бедным районам, водил знакомства с разной шпаной. Пару раз взламывал и угонял машины. Синий «рено» он нашел в одном из переулков южного района. Машина не была новой, но имела четыре ведущих и хорошо держала обледеневшую дорогу, даже без зимней резины. Джаред нарочно выискивал машину на летней резине, расчитывая на то, что если хозяин до сих пор не сменил шины, значит, он редко пользуется машиной. Если пользуется редко, значит, есть шанс, что не сразу заметит угон. Если повезет, это случится не раньше обеда. При особо удачном параде звезд - через несколько дней.

Когда Джаред выехал на окраину, было семь, город проснулся, на улицах появились первые машин. Дорога, заново отремонтированная, выровненная и залитая асфальтом в честь появления источника жизни была свободна.

Джаред ехал осторожно. Он прослушал пару песен и сводку погоды, прежде чем из серой дымки утреннего тумана показались домики на колесах. Со стороны дороги они полностью заслоняли дом Фордов. Многие стояли в поле, колеса увязли в подмерзшей грязи. Около некоторых выгибали железные спины сушилки для белья, валялись мячи и детские игрушки. Кое-где между трейлерами виднелись широкие проходы, напоминавшие деревенскую дорогу.

Джаред вышел из машины. Ему показалось, он увидел движение в окне на первом этаже дома Фордов. Что ж, он не надеялся проскочить незамеченным к источнику. Джаред взялся за дверную ручку, и сердце его радостно подпрыгнуло, когда он представил, что совсем скоро увидит Дженсена. Он не собирался рассказывать Дженсену о своих намерениях. Вряд ли Дженсен поймет его сейчас.

В гостиной Джареда встретила Вики. Закинув кухонное полотенце, что держала в руке, на плечо, она обняла Джареда.

- Джаред! Мы вчера целый вечер смотрели новости. Волновались, гадали, как вы там с Джеффом. Куда поехали, все ли с вами в порядке. У Клата две ноги сломаны, вы могли тоже пострадать, - пока она говорила, через заднюю дверь в дом вошел Рэнди. Колин и Дженсен спустились со второго этажа.

- Рад видеть тебя целым и невридимым, - поприветствовал Джареда Рэнди.

Дженсен смотрел на Джареда и постоянно улыбался, а Джаред улыбался в ответ и думал о том, какой же у него, на самом деле, хреновый и дырявый план.

- Позавтракаешь с нами? – предложила Вики.

Единственная новость, которую Джаред мог выдать за причину своего приезда, была история Марии о том, что в ближайшие дни Роджерс планирует штурмовать Фантом-хилл. Джаред рассказал об этом за завтраком, добавил догадку Марии о том, что на поспешных действиях настаивает руководство ФБР.

- Наше правительство привыкло, что ему все сходит с рук. Им плевать, сколько людей погибнет по их вине. Но они не учли самого важного, - Рэнди допил чай и поставил чашку в раковину. – Пока мы находимся около источника, мы практически бессмертны. Мы можем продержаться очень долго. Встанем одной ногой в источник и будем убивать агентов Бюро до тех пор, пока правительство не устанет их присылать и не поймет, что источник жизни принадлежит народу. Пусть весь мир узнает, что источник жизни защищает нас, а мы защищаем его. Мы с ним почти одно целое. Мы его хранители.

Джаред взглянул на Дженсена, словно спрашивая – это только разговоры или план действий? Вы действительно замышляете массовое самоубийство? Дженсен отвел взгляд в сторону, подтверждая худшие опасения Джареда. Больше ему кусок в горло не лез. С источником нужно покончить как можно скорее, пока люди не стали убивать друг друга из-за него.

Колин поцеловал мать в щеку и выскользнул из кухни. Он мало разговаривал за столом, выглядел недовольным и расстроенным. После истории с арестом и избиением Дженсена, Джаред чувствовал сильную неприязнь к Колину. Если бы Колин не всадил нож в живот первого идиота, перешедшего ему дорогу, Дженсену не пришлось бы страдать, а Джеффу не понадобилось бы никого убивать, Джаред бы не протаранил полицейскую машину, ноги Клата были бы целы, Джефф и Джаред не угодили бы в федеральный розыск.

Закончив эту длинную мысль, Джаред уставился на Дженсена. Для человека, которого недавно пытались забить до смерти и задушить, он выглядел слишком свежим и здоровым. Его яркие глаза как будто смеялись над всеми невзгодами. И снова, как и при первой встрече с Дженсеном, Джаред ощущал восторг и волнующую близость тайны. От радостного общего возбуждения покалывало кончики пальцев, и хотелось немедленно прикоснуться к Дженсену.

- Прогуляемся? – предложил Дженсен.

Как только они вышли на задний двор, Дженсен толкнул Джареда на стену и поцеловал. Жадно и нетерпеливо, выдыхая ему в рот, слизал с его губ остатки джема.

- Почему вы не уехали? - прошептал Дженсен, отстраняясь. – Вы ведь могли. Уехать на север, далеко отсюда, как говорил Клат.

- Не хотели оставлять здесь тебя.

- Или у Джеффа опять обострились чувство ответственности и комплекс миротворца, и он считает, что сможет остановить бойню?

Джаред едва сдержался, чтобы не открыться Дженсену, сказать, что никакой войны не случится, если мы уничтожим источник. Но более трезвая и рассудительная часть его сознания, приказала молчать. Позавчера источник снова спас Дженсену жизнь. Вряд ли Дженсен был готов к тому, что собирался сказать и сделать Джаред.

- Дженсен, что ты чувствовал, когда источник вылечил твои раны последний раз?

- Ты хочешь поговорить об источнике?

- Я хочу говорить о тебе. Хочу понять, что ты пережил.

- Исцеление никогда не бывает особенно приятным.

- Это больно?

- Нет.

- Дело в видениях?

- Да.

- Ты видел великанов?

- Да.

- Что они делали? Расскажи обо всем, что происходит с тобой во время исцеления. И если это неприятно… это отвратительно? Мерзко?

- Возможно, - Дженсен наклонил голову. – Например, Колин очень любит Виолу, но никогда не станет рассказывать ей о своем переживании исцеления, боится, что станет ей отвратителен.

- Ты тоже боишься?

- Их трое. Великанов. Полуголые мужики с грязными волосами и бородами сидят на траве, полукругом, как дети. Сидят как скалы, почти не шевелятся, пока им не подсунешь раненого человека. Тогда старший из великанов поворачивает голову и протягивает к человеку руку. Рука у него метров шесть в длину, а ладонь больше двухспальной кровати. Кожа холодная и твердая. Когда он сжимает тебя в кулак, он не давит, он закрывает клетку. Потом он подносит тебя к лицу и пихает себе в рот. Губы у него отвратительно мягкие, липкие и вязкие, как желе. Изо рта пахнет гнилью. Глаза по цвету напоминают солнце. Из ноздрей торчат волоски шириной с мою кисть. Сначала он держит губами, потом начинает сосать, втягивая внутрь все тело. Тебя раскачивает и мотает из стороны в сторону. Заливает волнами вонючей слюны. Если у великанов хорошее настроение, после исцеления они иногда играют тобой. Могут переворачивать тебя вниз головой, встряхивать и перекидывать друг другу как мяч. Если тебя при этом вырвет, это не смутит их.

Джаред обнял Дженсена одной рукой за шею, притянул к себе и поцеловал в висок.

- Это действительно мерзко.

- А что ты видишь, Джаред? Вики говорила, ты был здесь в самые первые дни. Источник перепугал тебя до потери сознания.

- Однажды, когда я был маленьким, мой отец, успешный и всеми уважаемый адвокат Нью-Йорка, взял меня с собой в гольф-клуб. Мне было лет шесть, я ни черта не понимал в этой игре, но очень радовался прогулке с отцом. Сначала мне нравились зеленые поля и блестящие на солнце клюшки. Понравилось ездить в карах. А потом… Мой отец промазал по мячу, раз, другой, и начал меня избивать.

Дженсен никогда не скажет – мне так жаль. Им не нужна фальшивая вежливость, шаблонное сочувствие. Джаред верил, что Дженсен понимает его. С недавних пор он верил, что между калекой и мальчиком, над которым издевались в детстве, мало разницы.

Джаред видел свое отражение в глазах Дженсена. В зеленом зеркале, Джаред удивлялся, что рассказывает кому-то о том, чего всегда стыдился.

- Отойди от него, Дженсен, - голос Колина звенел от напряжения и злости.

Инстинктивно Дженсен подался в сторону и оглянулся. Прогремел выстрел. Горячее копье вонзилось в живот Джареда, кинуло его на стену, сбило с ног. Сползая на землю, Джаред поднес руки к ране.

- Что ты наделал, Колин! – Дженсен подхватил Джареда под мышки и потащил от крыльца. – Все будет хорошо Джаред. Я все исправлю.

- Он хотел увезти тебя. Забрать от источника! – Колин шел за Дженсеном, размахивал пистолетом.

- Заткнись и помоги мне, Колин!

- Источник не любит его! Не хочет, чтобы он здесь находился! Не хочет, чтобы он приближался к тебе!

- Не слушай его Джаред. Источник вылечит тебя, - прошептал Дженсен.

От боли Джаред не мог говорить и дышать, не чувствовал волочившихся по земле ног.

- Ты говорил, что наша связь лучше и прочнее! Ты хотел мне отсосать, но потом решил, что связь через кровь и исцеление лучше. Ты вонзил нож мне в живот. Я тебе. Источник соединил нас.

- Ты идиот, Колин.

- Это ты идиот! Как ты мог предать нашу связь?! Думал, я смогу спокойно смотреть, как ты целуешь того, кто ненавидит источник?

- Пошел ты!

- Он недостоин тебя! Ни он, ни Морган.

- Джаред, ничего не бойся. Я все время буду рядом. Никакого поля для гольфа не существует. Это все галлюцинация. Есть только я. Только я настоящий, - уговаривал его Дженсен.

Джаред чувствовал его теплое дыхание на затылке. Хотел чтобы Дженсен перестал волноваться, хотел повернуться к нему, успокоить его, повторить за ним – есть только ты. Джаред дернулся и увидел вокруг зеленую траву. Аккуратно подстриженная, она блестела от утренней росы. Джаред повернул голову и увидел занесенную для удара клюшку.

- Дженсен, ложись! – крикнул Джаред и зажмурился.

Бездумно, инстинктивно. В эту же минуту Дженсен вскрикнул и отпустил его. Джаред ударился спиной о землю, кровь заполнила горло. Он не мог пошевелиться, лежал на траве, а рядом лежал Дженсен. Железная клюшка снова и снова опускалась на его голову, пока не почернела от крови.

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 01:19
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Изображение

Дженсен лежал на полу, неуклюже загребая ногами и руками, как перевернутый на спину жук. В попытке подняться порезал руку осколком чертовой кружки Джареда.
- Я убью тебя, - прошипел Дженсен. Его красивое лицо исказила гримаса злости. – Я убью тебя!
Не сводя с Джеффа ненавидящего взгляда, натыкаясь на мебель, Дженсен добрался до двери.
Джефф поднес руку к лицу, бездумно потер место, куда его однажды ударил Джаред. Кажется, это произошло тоже на кухне? На губах все еще сохранился вкус Дженсена. Приторно сладкий обычно, сегодня он отдавал лекарственной горечью. Почему Джефф не обратил на это внимание? Почему не придал значения изменившемуся вкусу? Он оказался не готов к тому, что сегодня Дженсен сделает или скажет что-то, что ему не понравится? Ведь в этом все дело. Их связь держалась на том, что Дженсен делал и говорил только то, что нравилось Джеффу. Идеальный сексуальный объект, податливый, кроткий и послушный. Иллюзия, которую Джефф придумал для себя. Стоило в эту схему вмешаться реальным проблемам, Джефф ощутил раздражение и ярость. Он ударил Дженсена.
«Ты станешь хозяином Фантом-хилл и будешь распоряжаться источником», - эти слова Дженсена возмутили Джеффа. Разве ему нужна была такая власть? Как мог Дженсен подумать, что кто-то имеет право владеть источником жизни?
Он ударил Дженсена за то, что тот решил довериться ему. С самого начала Джефф ни в чем себя не сдерживал с Дженсеном. Только страсть, обнаженная и бесчувственная. Плевать на все: на опостылевшие, душащие правила, плевать на собственную репутацию, плевать на Дженсена. Прежде Джеффу не приходилось так распускаться. Жаль, что он не сумел остановиться, пока не прошел этот путь до конца, пока не обидел Дженсена.
Несмотря на то, что Джефф никогда не злоупотреблял алкоголем, сейчас ему больше всего хотелось напиться. Он представил, как сидит посреди белого дня на диване в обнимку с бутылкой виски и жалеет себя, и испытал отвращение.
Вместо выпивки Джефф занялся уборкой. Взял щетку и совок, присел на колени и собрал осколки. Чертов Джаред. Чертовы сентиментальные воспоминания. Джеффу давно стоило выкинуть эту чертову кружку. Чтобы не останавливаться, не думать, Джефф пропылесосил во всем доме, сменил постель, почистил дымоход, вынес мусор и подмел двор. Пережив кое-как самый отвратительный выходной в своей жизни, решил, что в ближайшие дни обязательно найдет Дженсена и извинится перед ним. Если Дженсен не захочет отвечать на его звонки, тогда Джефф перехватит его в мэрии. Джефф чувствовал себя настолько паршиво, что, казалось, был готов не просто извиниться перед Дженсеном, но даже встать перед ним на колени. Все остальные проблемы отступили на второй план. Стыд за свое поведение затмевал тревожные новости об источнике и страх перед общественными беспорядками.
Мечтая о покаянии, Джефф заснул и крепко проспал до утра.
Вопреки ожиданиям Джеффа, Дженсен не показывался в мэрии всю неделю.
В конце недели, в пятницу, в городе начали появляться листовки. В субботу они заполнили весь город. Они украшали информационные стэнды в каждом кафе, автобусе и супермаркете. Трехстраничные флаеры - белая бумага, крупный шрифт. Количество и качество листовок сообщало о том, что кто-то вложил в это дело хорошие деньги. Содержание подавалось в лучших традициях желтой прессы: на каждой странице отдельная история, изложенная кратко и понятно. Сначала бьющий на жалость рассказ отчаявшейся матери тринадцатилетнего мальчка. Ее сына похитили и насильно удерживают в Фантом-хилл. Затем шел рассказ о трагедии Эльзы Сулана – подробности ужасной автомобильной аварии, фотографии улыбающейся певицы в инвалидном кресле, подробности ее неудачного визита к источнику жизни. И финальный аккорд – вопрос: «Почему Эльзе пришлось пережить аварию дважды?»
Следующей статье полагалось вызвать у читателя возмущение и гнев. История бывшего ракового больного из Минесоты вызывала смесь сожаления, страха и возмущения. Когда источник спас ему жизнь, тридцатисемилетний Отто Карсон бросил работу, продал дом, загрузил жену, сына и собаку в трейлер и перебрался жить в Фантом-хилл. Он хотел посвятить свою жизнь благородному делу и помогать людям. Все свои денежные сбережения Отто передал в фонд общины. Но несколько дней назад для Отто все поменялось. После того, как источник отверг Эльзу Сулана, стало ясно, что не все люди достойны исцеления. Не все получат помощь и благословение источника. У источника жизни появилась воля. А дважды исцеленные теперь озвучивали волю источника и следили за ее исполнением. «Источник выбирает лучших среди людей, - сказали дваждыисцеленные. – Мы не можем позволить недостойным жить около источника, приближаться к нему». Они придумали новый обряд. Каждый член общины в Фантом-хилл – мужчина, женщина, ребенок – должен был пролить свою кровь на камни перед источником жизни и получить благословение источника. Жена Отто, Хильда, оказалась недостойна. Пятнадцатисантиметровый шрам на преплечье будет всю жизнь напоминать женщине о том, что источник жизни отверг ее. Когда община Фантом-хилл изгнала его жену, перед Отто Карсоном встал непростой выбор – семья или источник. После недолгих колебаний он выбрал семью. Они уехали, так и не получив назад свои деньги.
Последняя история вызывала у Джеффа волнение и злость. Он не хотел верить Отто Карсону и распространителям листовок, но потом вспомнил рассказ Дженсена о посвящении дважды исцеленных и испытал тревогу. Мог ли Дженсен пойти дальше? Придумать новый обряд? И заставить всех членов общины пройти через него? И если Дженсен сделал это сейчас, не был ли за это отчасти ответсвенен Джефф?
Глупости, каждый человек должен сам отвечать за свои действия. И если действия одного человека угрожают жизни и здоровью другого, нарушитель закона должен быть наказан. Вот только Дженсен… Джефф причинил ему боль и потому теперь вряд ли отделается от чувства ответсвенности за него.
Если история Отто Карсона была правдой, и в Фантом-хилл нарушались права человека, Джефф должен обратиться за помощью в федеральную службу. Сценариев дальнейшего развития событий существовало не много. Сначала федералы составят список нарушений и установят наблюдение за домом Фордов. Потом последуют ордеры на арест Дженсена и Колина как руководителей общины, ультиматумы и неизбежный штурм. Глупо надеяться, что все разрешиться мирным путем. Двое мальчишек, однажды ударивших друг друга ножом, доказывая свою преданность источнику жизни, не уступят федеральным властям.
Дженсен не невинная жертва обстоятельств. Он принимал и сейчас принимает неверные решения. Но Джефф надеялся, что если существует хоть малейший шанс все исправить, начинать ему стоит там, где он больше всего прокололся, то есть с Дженсена.
Джефф пообещал себе выйти на связь с федералами на следующей неделе. Сначала он поговорит с Дженсеном, если придется, встанет на колени перед ним. Возможно, Джефф не сможет предотвратить конфликт между властями и общиной, но он сможет спасти Дженсена.
В зимние выходные люди гуляли в торговых центрах, собирались под кинотеатрами. Ближе к вечеру рассеивались по барам и ресторанам. Повсюду их ждали брошюры об источнике жизни. Джефф многое бы отдал, чтобы узнать, кто финансировал их издание. В торговом центре он столкнулся со студентами, подкладывающими листовки в пиццерию. Одного из них Джефф видел раньше в компании Джареда. Что ж, Джаред вполне мог написать тексты для флаеров, но у него никогда не хватило бы денег на их издательство.
С пяти до семи вечера Джефф бездумно ходил за студентами из одного торгового в цетра в другой, от кафе до кинотеатра. Молодые люди смеялись, шутили, разговаривали с девчонками и, похоже, находили содержание листовок забавным. К семи часам они разделились, и Джефф двинулся за показавшимся ему знакомым студентом. На его шее болтался длинный красный шарф. Такие шарфы дарили на прошлое Рождество в Steakhouse. Такой же шарф был у Джареда. Несколько раз Джефф сам обматывал его вокруг длинной шеи Джареда. После расставания с Джаредом Джефф всего лишь раз заходил в Steakhouse, слышал, что Джаред и Женевьев часто ужинали там. Интересно, приводил ли Джаред Дженсена попробовать местные куриные крылышки? Почему Джеффу никогда не приходило в голову ревновать Джареда к Женевьев?
Мальчишка в красном шарфе прогулялся по пешеходной зоне около консерватории, купил пачку сигарет в газетном киоске, свернул к старому городу, спустился по «ванильной авеню» и повернул к Steakhouse . Когда он открыл дверь, неоновая вывески над входом выкрасила его светлые волосы в розовый цвет.
Джефф зашел следом и в который раз подивился силе вытяжек в небольшом помещении – запах еды здесь почти не чувствовался. В зале царило приглушенное освещение, как в кинотеатрах во время показа рекламы. Слева и справа на стене работали плазменные панели. На больших экранах рокеры беззвучно ломали об сцену гитары и прыгали в публику. В ресторане тихо играла попсовая мелодия.
Студент в красном шарфе прошел вглубь зала, склонился над одним из столиков так низко, что край шарфа лег на столешницу. Через минуту он разогнулся, пересчитал деньги, широко улыбнулся и пожал Джареду руку.
Джефф больше не замечал студента, как и других людей в зале, он смотрел только на Джареда. Закинув ноги на соседний стул, Джаред пил пиво. Длинные пальцы рисовали круги на запотевшей от холода стеклянной поверхности. На окружающих Джаред обращал мало внимания, полностью сосредоточившись на экране стоявшего перед ним ноутбука.
- Откуда у тебя деньги? Насколько я знаю, ты недавно потерял работу. Откуда у тебя деньги, чтобы платить разносчикам? - Джефф кивнул в сторону закрывшейся за студентом двери. – И печатать дурацкие листовки?
На самом деле, он хотел спросить о другом, но правильные слова застряли в горле.
- Собираешься арестовать меня за это, Джефф? – Джаред приподнял соединенные кисти над столом, будто предлагал надеть на себя наручники. В следующую минуту он резко захлопнул ноутбук и прищурился. Насколько Джефф знал, этот взгляд не сулил ничего хорошего.
- Нет, Джаред. Я хотел поговорить.
- Нам не о чем говорить.
- Я хотел сказать, что ты был прав. С самого начала…
- Прав в чем?
- Прав насчет источника. Это место действительно нужно закрыть и исследовать. Источник жизни непредсказуем, нестабилен, а люди вокруг него начинают вести себя как фанатики. Сначала повторное исцеление, теперь проверки…
- Это тебя листовки убедили? С чего это вдруг ты перестал разыгрывать из себя тупого служителя порядка и решил оглядеться по сторонам? Сколько я тебя знаю, Джефф ты никогда ничего не видел дальше своих долбаных представлений о том, что и как должно быть!
Сейчас Джаред, с его колючими движениями, резкими словами, гневными взглядами больше всего походил на того Джареда, которого Джефф встретил впервые. В которого влюбился и по которому, как он неожиданно понял, скучал до сих пор. Понимание принесло с собой спокойствие, расслабление, желание довериться Джареду и странное неоправданное чувство, что Джаред его поймет и простит. Хотя нет, Джефф знал точно, Джаред не станет прощать его. По-честному, Джефф нуждался не в прощении Джареда, а в прощении Дженсена.
- Ты был прав насчет угрозы источника, Джаред. И прав насчет меня. Все, чего я хотел в жизни, это быть надежным и сильным человеком, на которого можно положиться. На пути к всеобщему уважению я разучился уважать других. Естественно, я пропустил момент, когда начал подводить людей, которые положились на меня.
-Хмм, - Джаред отпил из своего бокала. – И чем вызван этот приступ самоуничижения?
- Я совершил большую ошибку, Джаред.
- Подумаешь новость. Расскажи мне что-то поинтереснее! Например, когда ты начал трахать Дженсена? В больнице или когда он перешел работать в мэрию? Ты трахал его на больничной койке? Или, может, перегнув через стол в здании мэрии? Ты заметил, какого цвета у него становятся глаза, когда он кончает? Тебе понравился его рот?
В глазах Джареда светилось что-то безумное. Очень похожее на возбуждение. Злое возбуждение.
- Удивлен, что я знаю?
- Нет.
- Тогда почему не хочешь поделиться со мной подробностями? А я расскажу тебе, как мы играли. Ты ведь не догадывался, что Дженсен любит делать это в общественных местах? Первый раз я отсосал ему на дискотеке. Ну что же ты краснеешь и бледнеешь, как ебаная девственница, Джефф?!
Он издевался. Джефф подался вперед и перехватил руку Джареда, сжал до боли холодные длинные пальцы.
- Ты правда хочешь узнать подробности, Джаред?
- Почему бы и нет? – пальцы Джареда дрогнули в ладони Джеффа. – О чем еще нам с тобой говорить? Что еще общего есть у нас?
- Тебе нужны подробности? Хорошо. Помнишь, ты пришел на телестудию? Заснял, как Маслоу нюхает кокаин, пытался его шантажировать…
Джаред приоткрыл рот, сейчас он выглядел как ребенок, слушающий страшную, но увлекательную сказку. Джефф печально улыбнулся.
- Я пошел за тобой на стоянку. Увидел, как ты перебежал улицу, как встретил Дженсена. Вы поцеловались, и он положил руку тебе на загривок. Там, где, когда ты потеешь, у тебя завиваются кончики волос. В следующий раз, когда я увидел Дженсена, я не мог ни о чем думать, как только о том, что он целовал тебя и прикасался к тебе.
- Ты пытаешься мне сказать, что трахал Дженсена, потому что хотел трахнуть меня?
- Сначала да. Но потом… с ним не нужно было думать о том, что хорошо, что плохо, что можно, что нельзя. Не нужно было заботиться о том, что обо мне подумают окружающие. Меня даже не волновало, что думает и чувствует сам Дженсен.
- Он думал, что ты идеальный, что на тебя можно положиться.
- Знаю. Теперь знаю. Я подвел его. Он доверился мне, а я ударил его.
- Ты - что сделал?
- Он рассказал мне об обряде повторного исцеления, и я ударил его.
- Какой же ты ублюдок, Джефф, - выплюнул Джаред и попытался вырвать свою руку из хватки Джеффа. Отстраненно Джефф отметил про себя, что если бы Джаред действительно хотел этого, ничто бы не помешало ему освободиться, плюнуть Джеффу в лицо и уйти.
- Да, я ублюдок. Дженсен очень зол на меня. Я заслужил это. Он уже неделю не показывается в городе. В общине появился новый обряд. Чертовы проверки с членовредительством. Не знаю, сколько в этих россказнях правды… Но если это правда, дважды исцеленные зашли слишком далеко. Неужели Дженсен способен на такое?
- Да, - прошептал Джаред. – Дженсен, чувствующий себя одиноким, вполне способен на такое. И это твоя вина.
- Я должен поговорить с ним. Пока все это еще можно остановить. Поговорить, объяснить и поросить прощения, черт возьми. Ты поможешь мне встретиться с ним?
- Подстроить вашу встречу? То есть ты просишь меня подставить Дженсена?
- Я не причиню ему вреда.
- Но ты уже это сделал, Джефф! И, уверен, ты далеко не все мне рассказал. Ты сказал, что ударил его, но подозреваю, между вами случилось еще что-то. Что-то, что сделало для Дженсена ситуацию еще более унизительной и нестерпимой. Черт, теперь я понимаю, почему он не приезжает ко мне и не отвечает на мои звонки!
- Он не отвечает на твои звонки?
- Из-за тебя, Джефф.
- А, может, не только из-за меня, Джаред? Может, дело в том, чем ты занимаешься? Дело в этих листовках, в людях с которыми ты связался?
- Пошел ты, - Джаред выдернул руку из ладоней Джеффа, посмотрел на часы и встал. – Иди на хер, Джефф.
- Куда-то торопишься? – коктейль из злости, раздражения и обиды опьянил Джеффа. Тело казалось легким, в голове словно взрывались фейерверки.
Он снова смотрел на завитки темных волос на затылке Джареда и шел за ним - между столиков, через уставленный цветочными горшками с пальмами коридор на морозную улицу.
- Кто оплатил печать листовок, Джаред?
Ему показалось, или на лице Джареда промелькнула растерянность?
- Ты ведь понимаешь, что кто бы это ни был, он пытается настроить людей против общины у источника жизни?
Джаред оглядел пустынную улицу.
- Нет. Цель листовок - рассказать людям правду. Люди имеют право знать, что происходит. Ты сам всегда говорил, что людям нужно все объяснять, разжевывать все «за» и «против», предупреждать о причинах и последствиях. Маслоу, как попугай, говорит о чудесных исцелениях. Кто-то должен разъяснить людям, что у этой сияющей монеты есть и другая сторона.
- Тебя используют, Джаред. Используют твою наивность. Кто бы ни затеял эту игру, он стремится не к порядку, а к хаосу. Он хочет, чтобы потерявший вчера работу рабочий обвинил во всех своих бедах источник жизни. Чтобы когда горожанин встретит на улице человека, живущего в Фантом-хилл, он захотел набить ему морду.
Джаред засунул руки в карманы и повернулся к Джеффу спиной, показывая, что больше ничего не желает слышать.
В десяти шагах от входа в «Steakhouse» припарковался синий «Ауди» Марии Терренс. Не оглядываясь на Джеффа, Джаред пошел к машине.
Значит, Терренс? Вот теперь с кем общается Джаред? Вряд ли у успешной самостоятельной женщины, недавно потерявшей сына, и безработного бездельника найдется много общего. Имелись ли у Марии причины ненавидеть источник? Да. Могла ли она позволить себе уплатить пару сотен за печать листовок? Наверняка.
Недоходя пару шагов до машины, Джефф рассмотрел второго пассажира «Ауди» и почувствовал, как внутри закипает злость. Митч Роджерс тоже заметил Джеффа и вышел на улицу. Как раз в тот момент, когда Джаред взялся за ручку задней двери.
- Что ты здесь делаешь, Роджерс?
- Судя по твоему настроению, у тебя был трудный день Морган? Или тебя расстроила встреча с бывшим любовником? – улыбнулся Роджерс.
- Я спросил, что ты делаешь в Офрисе, Роджерс? Я думал, пока идет внутреннее расследование, ты отстранен от работы.
- Я давно замечал, что полицейские маленьких городков страдают манией величия. Мнят себя большой рыбой в маленьком болоте. Привыкли, что все их слушаются, спрашивают совета. Считают, что они все знают… о законах, о том, что, как и кто должен делать.
- Ты не имеешь права здесь находиться, пока твои действия под проверкой.
- Для того, чтобы отстранить агента ФБР от работы посреди расследования, должна быть очень веская причина. Убийство, например. Причина и доказательства. А пара жалоб о мелком нарушении общественного порядка от шефа полицейского департамента маленького забытого богом городка никак не тянет на такую серьезную причину.
- Мелкое нарушение общественного порядка? Из-за твоих действий погибли три человека! Если ты сейчас же не покажешь распоряжение верховного суда, разрешающее тебе находиться здесь, я вынужден буду арестовать тебя, Роджерс.
- А что, если я покажу тебе специальное распоряжение верховного суда разрешающее мне послать тебя на хрен, Морган?
Одетый в темный дорогой костюм и шерстяное светлое пальто нараспашку, Роджерс стоял, засунув руки в карманы, и улыбался, словно ситуация забавляла его.
Он провоцировал, издевался, насмехался. Джефф шагнул впред. Роджерс толкнул его в грудь. Джефф попытался перехватить его руки и получил кулаком под ребра.
- Перестаньте! – одновременно закричали Джаред и выскочившая из машины Мария.
Джефф слышал их голоса словно сквозь туман. Он ничего не замечал вокруг, кроме насмехающихся глаз Роджерса.
Он хотел впечатать кулак между этих глаз, но Роджерс блокировал удар.
- Ты слишком долго размахиваешься, медленно двигаешься, часто дышишь, и техника у тебя ни к черту. Когда ты последний раз был в спортзале, Морган?
Джефф достал его лишь раз – смазал кулаком по скуле. Роджерс легко отступил, и в следующее мгновение у Джеффа перед глазами вспыхнуло. Он потерял равновесие и упал на тротуар, глотая кровь.
Тело плохо слушалось, голова кружилась. Но самым скверным было то, что никак не удавалось вдохнуть. Что-то острое царапало горло.
- Тебе нужно в больницу, Морган. Кажется, я тебе нос сломал.
Трижды хлопнули двери, заработал мотор, и Джефф остался один.


Изображение

Почему Джефф не достал пистолет? Он должен был достать пистолет и выстрелить в воздух, как сделал это на дороге. Или направить оружие на Роджерса. Разве не так поступают полицейские, когда хотят кого-то арестовать? Ведь Джефф угрожал Роджерсу арестом? Или нет?
Мысль, что Джефф нарывался на драку, казалась Джареду глупой и бессмысленной. Нет, это не похоже на Джеффа. Никогда раньше он так не делал. Но раньше он и ошибки свои не признавал. И о понимании Джареда не просил. И не извинялся ни перед кем. Перед кем Джефф хотел извиниться сегодня? Перед Дженсеном. Джефф ударил Дженсена. Еще раньше Джаред ударил Джеффа. А сегодня Роджерс сломал Джеффу нос. И Джефф выглядел так, будто хотел этого. Джефф нарывался как подросток. Ладно, может он и не хотел, чтобы ему сломали нос, но он точно хотел подраться.
Джаред вспомнил, как крепко Джефф стиснул его пальцы. Он точно хотел подраться или потрахаться.
Джаред прижал пальцы к вискам, стараясь хоть как-то унять головную боль. Он пытался разобраться, о чем думал и что чувствовал, когда Роджерс дрался с Джеффом, и не находил ничего кроме злости, раздражения и мстительного торжества. Он будто хотел за что-то отомстить Джеффу. Отомстить, понимая, что у него нет причин для мести.
До дома Марии Джаред доехал как во сне.
- Ненавижу маленькие города, - ворчал в машине Роджерс.
- Тебе нужно выпить, дорогой, - сказала Мария, усаживая Джареда на диван и протягивая ему стакан с виски.
В гостиной у Марии пол был выложен мозаикой. Джаред разглядывал черно-белые узоры и мечтал напиться. Но опьянение никак не наступало, лишь усиливалась головная боль.
- Это было ужасно, - сказала Мария. – Они оба как с цепи сорвались. Словно заразились безумием. Никогда раньше не видела Моргана в такой ярости. Я больше не узнаю людей. Я больше не чувствую себя в безопасности.
Она повела плечами, кутаясь от холода в бежевую шерстяную шаль.
- Пальто безнадежно испорчено, - донесся из прихожей голос Роджерса.
- Возьми куртку моего сына на вешалке. По утрам ко мне приходит девочка убираться, я попрошу ее отнести твое пальто в чистку, - Мария потрепала Джареда по колену и вышла из комнаты.
Кажется, они планировали разгрузить какой-то фургон? Поэтому Мария и Роджерс приехали за Джаредом. Посылка из Сиэтла, так это называл Роджерс. У нас там главный штаб, добавил он.
Джаред отставил бокал и вышел на улицу. Перед открытыми дверьми гаража стоял микроавтобус.
- Как жизнь, Джаред? - Пит Саммерс, студент консерватории и активный сочинитель листовок в последнее время, выскочил из кузова.
Четверо студентов, которых Джаред сам привел к Марии, таскали тяжелые, судя по согнутым коленям и сгорбленным спинам, ящики.
Внутри гаража горело несколько лампочек. У дальней стены Роджерс распаковывал посылки. У его ног валялась бумага и стружка. На столе перед ним стояли мониторы, магнитофоны и микрофоны. Как в телестудии, подумал Джаред.
- Это аппаратура для подслушивания?
- Нет. Для сбора доказательств, - прокряхтел Роджерс, наклоняясь над очередным ящиком.
Через минуту, так и не взглянув на Джареда, он вышел на улицу и взялся за телефон.
- Пирсон? Да. Все отлично. Мы все получили. Да, нам не составит труда установить наблюдение за фермой. Думаю, через неделю все будет готово. Трое моих ребят как раз работают над этим.
Он говорил еще что-то, но Джаред больше не слушал. В гараж вошла Мария. Ломом она вскрыла один из ящиков. На этот раз внутри оказалась не аппаратура. В тонких руках Марии «беретта» выглядела массивной. Когда Мария проверила патронник и предохранитель, засунула себе в карман две коробки патронов, Джаред с удивлением понял, что она умеет обращаться с оружием.
- Мой сын был полицейским, мой отец был полицейским, - объяснила Мария, заметив его замешательство. – Знаешь, что такое быть полицейским в Мексике тридцать лет назад? Официально он защищал граждан, неофицально продавал им наркотики. Я ненавидела его.
Мария тяжело вздохнула и подняла глаза к потолку.
- Не думала, что мне придется снова столкнуться с похожим дерьмом, - она взвесила пистолет на ладони. – Я ведь бежала из дома, бежала из родной страны, бежала от друзей, лишь бы не видеть, как они стреляют друг в друга, как делят между собой деньги, женщин, земли, а главное - белую хрень, которая съедает мозги и убивает. Я приехала в Америку с десятью долларами в кармане. Я всего добилась сама. Училась, работала, открыла свой кабинет. Диего пошел служить в полицию, потому что считал, что это его призвание. Я пыталась отговорить его. Он был честным, хорошим. Полная противоположность своему деду, о котором он ничего не знал. Разве это справедливо, что все закончилось так?
- Справедливости не существует, - пробормотал Джаред.
- Точно. Теперь я это знаю. Ни справедливости. Ни безопасности. Я смогу сама защитить себя. Ты умеешь стрелять, Джаред? Нет? И куда только твой отец смотрел?
Джаред сглотнул. Его отец не увлекался оружием. Адвокат в большом городе, специализирующийся на бракоразводных процессах богачей, он увлекался гольфом и выпивкой. Джаред на миг представил пистолет в руках отца. Возможно, интересуйся его оружием, это было бы к лучшему. Он наверняка захотел бы однажды научить Джареда стрелять. Велика вероятность, что на одном из таких занятий он пристрелил бы Джареда или Джаред пристрелил его.
- Иди сюда, - Мария взяла Джареда за руку, показала, как доставать и вставлять обойму, как снимать пистолет с предохранителя. – Я никогда не забуду твою речь на кладбище. Похоже, вы с Диего отлично понимали друг друга. Он не простит меня, если с тобой что-то случится.
Она хотела, чтобы Джаред взял пистолет и носил его всегда с собой. В кармане, в рюкзаке или в сумке. На всякий случай. Мы точно знаем, что безумцы из Фантом-хилл способны убивать, сказала Мария.
«Неужели Дженсен способен на такое?» - спросил Джефф несколько часов назад. Теперь этот вопрос эхом прозвучал в голове Джареда. «Я ударил Колина, потому что мне было одиноко», - ответил голос Дженсена в голове Джареда.
Джефф сказал, что использовал Дженсена, не думал о его чувствах. А чем Джаред лучше? Он ни разу не заговорил с Дженсеном об источнике. Ни разу не сказал ему, что считает источник опасным.
Когда Роджерс попросил Джареда подсунуть Дженсену жучок, Джаред спустил жучок в туалет, но не больше. Он ни слова не сказал Дженсену о расследовании федералов, о подозрениях, обвинениях. Он даже не спросил о якобы похищенном мальчике. А ведь должен был!
Джаред прятался в карточном домике от ответственности, конфликтов, чувства тревоги и необходимости принимать решения.
Он заснул, обзывая себя трусом.
Ночью Мария накрыла его пуховым одеялом, утром напоила кофе и заставила сьесть омлет.
- У тебя такие круги под глазами, будто ты три дня не спал и не ел.
Просторную, выполненную в деревенском стиле кухню заливал солнечный свет. На подоконнике стояли иконка девы Марии и фотография улыбающегося мальчика.
На улицу Джаред вышел к одиннадцати. Морозный воздух щипал лицо. Пистолет неприятно оттягивал карман. Джаред прошелся по центру города, вспоминая, как впервые приехал в Офрис, и свернул к полицейскому участку.
Зачем? Потому что, как однажды верно подметил Джефф, это был его стиль поведения. Когда Джаред чувствовал тревогу, он делал что-то сумасшедшее. Бездумно трахался, как в последний раз. Заваливал ответственную работу. Садился за руль пьяным, превышал скорость. Врал, ругался и дрался. Проблема крылась в том, что Джаред испытывал тревогу постоянно. «Чего ты этим хочешь добиться?» - спросил однажды Джефф. Но Джаред не хотел чего-то добиться, он лишь хотел избавиться от тревоги.
«Джефф не такой, как мы. Он знает, чего хочет. Мы лишь знаем, чего не хотим», - сказал Дженсен. Одного этого откровения достаточно, чтобы Джаред любил Дженсена всю жизнь. Насколько Джаред вообще способен был кого-то любить? Похоже, до сих пор его чувства к людям были всего лишь проекцией его отношения к самому себе. Он любил Дженсена за то, что тот так же плохо адаптировался к реальности и ненавидел Джеффа, потому что ненавидел самого себя.
Джаред вошел в двери полицейского участка, и металлоискатель на входе взвыл. Сразу несколько человек бросились к Джареду. Он ухмыльнулся, раскинул руки в стороны и позволил себя обыскать. Чужие прикосновения напоминали щекотку. Настороженность на лицах людей в форме смешила. Джаред чувствовал себя так, словно попал в кукольный театр. Оружие, люди и их проблемы – все вокруг было лишено жизни.
«Беретта» Марии с грохотом упала на стол, вокруг запястий Джареда сомкнулись наручники. Руки ему сковали спереди, чтобы он мог почесать нос или помочиться без посторонней помощи.
Джефф наблюдал за задержанием, прислонившись к косяку двери и сложив руки на груди. Когда с процедурой обыска было покончено, Джефф едва заметно кивнул, и Джареда вместе с найденным у него оружием доставили в кабинет шефа полицейского департамента Офриса.
После вчерашней драки нос Джеффа закрывал пластырь, справа и слева от переносицы кожа посинела.
- Зачем ты устроил этот цирк, Джаред? – Джефф крутанул пистолет в руках, проверил обойму. – Я догадываюсь, где ты взял оружие. Ты умеешь с ним обращаться, Джаред?
- Мария показала, как перезаряжать и снимать с предохранителя.
- Но стрелять ты не пробовал?
- Я не хочу из него стрелять.
- Ага. И ты пришел ко мне, чтобы избавиться от него. А заодно таким специфическим способом сообщить мне, что Роджерс получил поддержку из штаба. Оружие и аппаратура для наблюдения. Возможно, взрывчатка? Готов спорить, ты очень удивился, когда увидел оружие. Ты не думал, что дело дойдет до этого? Не понимал, с кем связываешься? Рассчитывал, что агент ФБР будет, как и ты, бегать по городу и раскидывать листовки? Ты не задумывался о методах работы ФБР? Не предполагал, что за сбором доказательств и улик последуют обвинения, ордеры на обыск Фантом-хилл и арест Колина и Дженсена? Ты не подумал, что мальчишки, ударившие друг друга ножом, чтобы доказать свою преданность источнику, не захотят уступать ФБР? И тогда Роджерс получит приказ о штурме Фантом-хилл. Сюда подтянется целая армия. Пара самолетов. Пара танков. Они возьмут дом Фордов в осаду. Отключат им свет и воду, буду круглосуточно крутить через динамики аудиозапись кошачьего мяуканья. Сделают все, чтобы сломать запершихся внутри людей. После осады начнется штурм. Возможно, кто-то даст приказ стрелять без предупреждения. Но ты ничего этого не знал. Ни разу не задумывался, с кем связываешься. Ты вообще хоть иногда думаешь, что делаешь, Джаред?
Джефф, как обычно, преувеличивал. Или нет?
- Ты ненавидишь меня?
Джефф устало прикрыл веки и сглотнул.
- Я никогда не буду ненавидеть тебя. Ты единственный человек, которого я когда-либо любил. Я могу злиться на тебя, говорить, что ты делаешь глупости, но не могу ненавидеть тебя.
- Вчера я…
- Вчера мы оба вели себя как идиоты.
- Но я стоял и смотрел, как Роджерс избивает тебя.
- Я сам нарвался.
- Но я… Мне нравилось то, что я вижу. Мне хотелось, чтобы он проучил тебя. Когда ты упал, я почувствовал мстительное удовольствие!
- Ага, а еще ты чувствовал тревогу и беспомощность. Словно что-то угрожает тебе, а ты не знаешь что сделать.
- Прости меня, Джефф. За то, что ударил тебя, за то, что вчера смотрел... Хотя, наверное, такое не прощают...
Джефф поднялся со своего места, обошел стол и навис над Джаредом. В какой-то момент Джаред поверил, что сейчас Джефф ударит, и внутренне сжался в ожиднии боли. Но Джефф присел на корточки перед Джаредом и снял с него наручники.
- Я уже простил тебя, Джаред, - Джефф не спешил отпускать его руки, большими пальцами рисовал круги на внутренней стороне запястий Джареда. – Теперь ты прости себя и давай двигаться дальше. Ты ведь хочешь спасти Дженсена? Не хочешь, чтобы Роджерс пристрелил его, как бешеную собаку?
- Что нам делать? Ты можешь арестовать Роджерса?
- Нет. Но я знаю, что мы должны сделать. Ты должен встретиться с Дженсеном и заставить его выслушать тебя, рассказать ему про расследование ФБР, про слежку, про наблюдение. Расскажи ему о возможных последствиях. Потом подстрой мою встречу с ним. Или лучше я попрошу мэра вызвать его в город. Я извинюсь и предложу ему защиту. Ему и общине. Защиту Фантом-хилл в обмен на то, что они откажутся от своих первобытных ритуалов.
- Это ультиматум, Джефф.
- Нет, это называется сделкой, Джаред. Взрослые люди договариваются и заключают сделки.
Джаред шумно втянул носом воздух. Хотел бы он тоже быть способным договариваться и заключать сделки.
- Прошу тебя, не делай глупости, Джаред. Я догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь, - Джефф провел пальцем по его подбородку, – Ты привязался к Дженсену, вбил себе в голову, что любишь его, еще немного и решишь, что готов погибнуть вместе с ним. Но никто не должен умирать.
- Я действительно люблю его.
- Хорошо. Тогда сделай так, чтобы он перестал глупить. Твоя любовь ничего не стоит, если ты его не спасешь.
- А если он не станет нас слушать?
- Тогда я арестую его, чтобы спасти ему жизнь.

Изображение

- Его зовут Хайден Вилтон, и мы собираемся пожениться, - волосы Донны растрепались, будто она недавно встала с постели. Халат на груди распахнулся, обнажая полоску розового лифчика.

Дженсен смотрел то на мать, то на сидевшего на диване человека в мятой выцветшей майке и растянутых спортивных штанах. Мужчина ел чипсы, запивал их водкой и таращился в телевизор, пытаясь уследить за персонажами комедийного шоу.

- Где ты его нашла, мама?

- Мы вместе работаем в отеле. Благодаря вашему источнику Офрис превратился в туристический центр. Хайден чистит трубы и ухаживает за садом. Я протираю пыль и меняю постельное белье.

- Он живет у тебя?

- Да. В доме много места.

- Мама, я понимаю, после того как я ушел, ты должно быть почувствовала себя одиноко, но связываться с первым встречным…

- Хайден не первый встречный, он прекрасный любовник. Внимательный, нежный.

- Хороший секс еще не повод доверять человеку! Сейчас одиннадцать утра, а он уже пьян. Он живет в твоем доме, он старше тебя. Вам даже говорить не о чем. Он никогда не поймет тебя, использует, а потом выкинет как ненужную вещь! Он предаст тебя, когда ты будешь этого меньше всего ожидать!

- Почему ты говоришь такие глупости, Дженсен? Прошу тебя, прекрати ревновать. Больше двадцати лет моя жизнь вертелась вокруг тебя. Ты был моими горестями и радостями, ты был моим источником жизни. Потом все изменилось, и я стала тебе не нужна. Ты не думай, что я сожалею или в чем-то упрекаю. Я счастлива, что у тебя все хорошо. Мне просто нужен новый источник жизни.

- Человек не может быть источником жизни! Ты обманываешь себя.

Дженсен выбежал на улицу и сел в машину. Из окон внедорожника Рэнди мир выглядел привычным и упорядоченным - серый асфальт, одинаковые двухэтажные дома, белые деревянные заборы, выложенные красным камнем внутренние дворики. Здесь люди закупают продукты в одном и том же супермаркете, застилают кровать хлопковыми покрывалами, а кухню выкладывают разноцветным кафелем. Они выписывают одни и те же газеты и смотрят одни и те же каналы кабельного. Еще одна община, в которой жизнь вращается вокруг каждодневных ритуалов и общих привычек.

По воскресеньям мужчины Фантом-хилл соревновались в стрельбе по банкам, женщины пекли вишневые пироги. После визита к матери Дженсен не хотел ни того, ни другого.

- Как ты думаешь, Виоле понравится мой подарок? – Колин вошел в комнату Дженсена без стука, споткнулся, ударился коленом о кровать. Его голос от волнения казалось, стал на актаву выше.

Дженсен с интересом покрутил браслет из белого золота в руках. Десятки стеблей разной ширины вились по кругу и сплетались в причудливые узоры.

- Он сделан на заказ. Виола видит источник как заросли гибких подвижных лиан. Она говорит, зеленые стебли колышатся как волны, а когда человек запутывается в них, забираются ему под кожу.

- Бррр.

- А по-моему, это красивей, чем твои великаны.

- Про свой муравейник ты ей рассказывал?

Неожиданно Колин покраснел.

- Нет. Насекомые вызывают у нее отвращение, не хочу чтобы она испытывала такой же ужас и отвращение к моим видениям.

Дженсену вдруг стало смешно. Отвращение ко мне и к моим видениям? Но если кто-то тебя любит, разве он не должен полюбить и твои видения?

- Посмотри, что я выгравировал на обратной стороне, - кивнул Колин.

Дженсен перевернул браслет и теперь засмеялся вслух. «Ты мой источник жизни» - округлые прописные букву с длинными хвостами.

Похоже, Колин гордился собой. Он выглядел довольным и счастливым.

- Где ты взял деньги на такой подарок?

- Из фонда общины. Я взял всего три тысячи, чтобы устроить Виоле лучший день рождения в ее жизни. Относительно общего размера фонда сумма пустяковая. Мы даже не почувствуем этого.

Праздник и правда получился запоминающийся. Первым пунктом программы Колина была поездка в Лас-Вегас на двоих. Когда они уезжали, Виола куталась в белую шубу. Ее длинные пепельные волосы были заплетены в косу. По возвращении Дженсен впервые увидел Виолу с распущенными волосами. Темные пряди змейками извивались на белом меху. Казалось, Виола повзрослела и изменилась, из девушки превратилась в женщину, за один день и одну ночь.

А Колин? Его Дженсен знал и понимал лучше. Колин всегда был мальчишкой, отчаянным и упрямым, верящим в гениальность своих идей. Его прозрения касательно ритуалов и испытаний отражали его подсознательное желание самоутвердиться. Рассказывая Дженсену о ритуале посвящения, Колин выглядел, как ребенок, попавший в Диснейленд, он как будто не до конца понимал, почему и зачем это придумал. Теперь желание самоутвердиться стало вполне осознанным.

- Сегодня вечером мы гуляем в «Галактике». Я снимаю дискотеку целиком. Я пригласил всех старшеклассников из моей школы и студентов из консерватории Виолы. Я устрою для них вечеринку, которую они никогда не забудут, - теперь в голосе Колина ясно угадывалось самодовольство, и он гораздо чаще говорил «я».

- Это последний раз, когда ты лезешь в фонд общины, - предупредил его Дженсен. Он одновременно завидовал новоприобретенной самоуверенности Колина и считал ее глупой.

Перед дверями «Галактики» стояли охранники в бутафорских шлемах. Похожие то ли на гонщиков, то ли на космонавтов, они не проверяли документы гостей, смотрели только на их одежду. По прихоти Колина, все гости должны были носить белое.

- Соскучился по школьным балам маскарадам? – пошутил Дженсен.

- Дресс-код задает настроение вечеринке, - ответил Колин.

Он хотел казаться важным и серьезным в тот вечер. Возможно, таким образом, он подчеркивал разницу между собой и своими сверстниками. Теперь он важная персона. Почти телезвезда. «Колин играет в короля», решил Дженсен, усаживаясь за барную стойку. Какое-то время наблюдать за происходящим было забавно. Через два часа у Дженсена разболелась голова от громкой музыки и мельтешащих перед глазами белых фигур. Хаотические вспышки софитов делали танцующих похожими на извивающихся на нитках марионеток. Одинаковые белые одежды довершали сходство - люди превратились в кукол.

- Не напивайся, Дженсен. Ты повезешь нас домой, - прокричал ему на ухо Колин.

- С чего бы это? Великий организатор светских вечеринок и растратчик общих денег не продумал путь отступления?

- Мне слишком хорошо сейчас, чтобы думать о таких мелочах.

- Сколько ты выпил, Колин?

- Дело не в выпивке, - Колин наклонился ближе. И внезапно его лицо стало серьезным. – Думаю, я счастлив. Сейчас, в эту самую минуту. У тебя бывало такое ощущение, что тебе очень хорошо, но ты сам не понимаешь, откуда эта эйфория? Тебе кажется, ты ее не заслужил, но ты понимаешь, что больше никогда в жизни не будешь так счастлив. Никогда. Только сейчас.

Дженсен сглотнул и кивнул. Он не помнил, чтобы испытывал что-то похожее, но почему-то верил, что должен был. Еще одна глупость, не имеющая объяснений. Он не знал, был ли когда-либо счастлив, но точно знал, что такое с ним уже должно было случиться.

- Я не говорил тебе, - Колин обхватил его за шею. – Но я люблю тебя. Ты мой самый близкий друг. Чтобы не случилось, чтобы ты не сделал, я всегда буду поддерживать тебя. Спасибо тебе за то, что однажды ты ударил меня ножом. Смешно звучит, верно? Я благодарю тебя за то, что ты причинил мне боль? Но, наверное, это была самая правильная боль в моей жизни. Она создала меня. Объяснила мне, чего я хочу. Я люблю тебя, Дженсен.

- Ты сегодня отвратительно сентиментален. Прекрати виснуть на мне, или я подумаю, что ты хочешь меня поцеловать.

- А ты серьезно тогда… собирался отсосать мне?

- О, да.

- Почему?

- Мне нравится, когда мне отсасывают. Я решил, что тебе это тоже понравится.

- Но потом ты понял, что братство по крови лучше?

- Как-то так. Прости, мне надо отлить.

Ухмыляясь, Дженсен выкрутился из объятий Колина. Тот что-то говорил ему вслед, но Дженсен уже не слышал. В туалете из крайней слева кабинки раздавались стоны удовольствия.

Когда Дженсен вернулся в зал, что-то изменилось. Марионетки соскочили с лесок, превратились в статуи и застыли в центре танцпола. Музыка заиграла тише, словно ди-джей убавил громкость. Лучи света замерли.

Расталкивая собравшихся, Дженсен протиснулся в середину импровизированно круга. Колин стоял к нему лицом и сжимал в руках перочинный нож. На лезвии и на белых одеждах Колина темнели пятна крови. Почти черной на фоне белого. Стоявшая рядом Виола плакала, закрыв рот ладонью. На полу у ног Колина извивался человек. Движения его были судорожными и резкими, как у пловца, сражающегося с сильным течением. Грудь и живот заливала кровь

- Выключите музыку! – закричал Колин.

- Что случилось?

- Таудсон напился…

- Он хотел танцевать с Виолой…

- Когда она отказалась, он схватил ее за руку.

- Таудсон сам виноват…

- Колин ударил его ножом. Дважды.

- Кто-то вызовите скорую!

Последний возглас прозвучал истерично во внезапно воцарившей тишине.

- А я тебя помню, - Колин носком ботинка перевернул раненого на спину, позволяя всем увидеть его заплаканное, искаженное гримасой боли лицо. – Мы ходили вместе на биологию в седьмом классе. Ты вроде как спортом увлекался? Играл в школьной футбольной команде?

Колин ударил скорчившееся тело ногой.

- Почему ты решил, что тебе все можно? Ты что, не понимаешь, когда тебе говорят «нет»? Виола сказала тебе «нет»? Я не слышу! Повтори! Она сказала, что не хочет с тобой танцевать?

- Да! Она отказала мне. Пожалуйста… я умираю… вызовите скорую…

- Почему же ты, козел, не послушал ее?

- Пожалуйста, мне нужна помощь…

- Никто не станет тебе помогать! Никто даже с места не сдвинется. Только я могу тебе помочь. Но прежде я должен увидеть твое расскаяние.

- Я расскаиваюсь…

- Почему ты не послушал ее?

- Потому что я козел! Помоги мне!

- Попроси меня!

- Что?

- Ты знаешь, что я могу спасти твою никчемную жизнь. Только я, а не какая-то там скорая! Проси меня. Проси так, чтобы я поверил!

- Колин, пожалуйста…

- Я не верю тебе. Не слышу сожаления в твоем голосе.

- Я больше никогда… никогда не приближусь к Виоле ближе, чем на десять шагов. Мне так жаль.

Колин присел на корточки и схватил его за волосы.

- Мне жаль, что я обидел ее. Жаль, что я обидел тебя… Прости, прости…

- Простить тебя?

- Да, пожалуйста.

- Дженсен! Как думаешь, мы можем отвезти его к источнику?

- Да.

Он чувствовал себя как во сне. Понимал, что Колин заигрался. Понимал, что тот перешел границу. Но, смотря на корчащегося на полу человека, Дженсен не мог отделаться от наваждения, отвратительной постыдной мечты - он хотел бы увидеть на его месте Джеффа. Хотел, чтобы Джефф корчился у его ног, просил прощения и пощады.

Несколько человек помогли вынести Таудсона на улицу и положили его на заднее сиденье внедорожника Дженсена. Колин попрощался с Виолой. Судя по ее жестам, они поругались.

- Отвези ее домой, - крикнул Колин Кайлу, усаживаясь на пассажирское сидение рядом с Дженсеном.

- Она считает, что я поступил жестоко, - сказал он, когда машина тронулась. – Она считает, что оно того не стоило. Считает, что из-за нее не стоило проливать кровь! Как она может не понимать? Неужели она не знает, как много для меня значит! Не понимает, что я люблю ее! Если она не стоила крови, то никто не стоит крови.

- То, что ты сделал, это действительно слишком.

- Заткнись, Дженсен! Ты что, не можешь ехать быстрее?

- Не могу! Лучше проверь, как он.

Колин развернулся и переклонился через сиденье.

- Он дышит. Едь быстрее, твою мать! Не хватало только, чтобы он сдох у нас в машине…

- Об этом надо было думать до того, как ты устроил спектакль! Источник может отказаться лечить его.

- Блядь! Блядь! Если ты такой умный, почему не остановил меня?

Потому что я был очарован происходящим, подумал Дженсен. Очарован тенью власти и силы. Потому что все проблемы в моей жизни от того, что меня всегда очаровывавает чужая власть и сила.

Источник принял Таудсона.

- Муравьи разобрали его на косточки, - сказал Колин.

- Великаны зализали его раны.

- Это безумие! Вы кинули меня в огонь. Я слышал запах своей плавящейся плоти, - сказал Таудсон.

У себя в комнате Дженсен просмотрел входящие на телефоне. Три звонка от Джеффа и семь от Джареда. Как и каждый день последней недели. Они пытались связаться с ним. А Дженсен не хотел отвечать Джеффу и не знал, что сказать Джареду.

Отложив телефон, Дженсен долго лежал без сна.

Утром узнал, что после исцеления Колин и Таудсон всю ночь пили на кухне. Они и заснули здесь же, положив головы на сложенные на столе руки. На рассвете Вики отправила сына досыпать в свою комнату, а Таудсона положила в гостиной. Проходя мимо спящего, Дженсен подумал, что у него отвратительно спокойное лицо для человека, который едва не умер ночью. После обеда Таудсон уехал. Колин тоже исчез. Скорей всего, отправился просить прощения у Виолы. Дженсену было наплевать. Он слонялся по дому, скучал по Джареду, по городу, по своему просторному кабинету в мэрии, всегда придававшему ему уверености в своих силах.

Потому, когда через несколько дней позвонила секретарша мэра и сказала, что мэр просит его приехать, Дженсен сразу сорвался с места.

В дороге он лишь раз усомнился в своих действиях. Мог ли Маслоу вызвать его по просьбе Джеффа? Джеффу надоело пытаться дозвониться ему, и он решил подстроить встречу? Что ж, такая встреча будет неприятным переживанием. Но в любом случае, Дженсен устал прятаться. Джефф использовал его и предал. Дженсен ненавидел Джеффа всем сердцем. Если он при встрече даст Джеффу в морду, возможно, тогда он почувствует себя лучше?

На подъезде к городу Дженсен решил, что хочет подраться с Джеффом.

На площади перед мэрией стояла карусель, рядом продавали сладкую вату и разноцветные воздушные шары.

Когда Дженсен заглушил мотор, рядом с его внедорожником припарковались две полицейские машины. Одна перекрыла выезд, вторая почти вплотную прижалась к капоту со стороны водителя. Коренастый полицейский постучал по стеклу костяшками пальцев.

- Добрый день. Покажите техпаспорт и права, - сказал он, когда Дженсен опустил стекло.

- Дженсен Эклз, вы арестованы по обвинению в покушении на убийство Джорджа Таудсона, - объявил полицейский, заполучив документы Дженсена. – Поднимите руки так, чтобы я их видел, и выходите из машины.

Дженсен подчинился. Трехлетний мальчик около карусели выпустил в небо наполненный гелием синий шар и громко расплакался. Один из полицейских выкрутил Дженсену локоть, толкнул его грудью на капот машины. Другой - защелкнул наручники на его запястьях.

- Это был мой сын, ублюдок, - тяжелая ладонь сжала шею Дженсена, вдавила его лицом в теплое железо. – Вы совсем в Фантом-хилл рехнулись, если думаете, что можете распороть человеку живот, и вам за это ничего не будет…

- Марк, не здесь.

Несколько пар рук подхватили Дженсена и толкнули на заднее сидение полицейской машины. Мальчик, потерявший воздушный шар, перестал, наконец, плакать, потому что мать купила ему сладкую вату.

Одна за другой две полицейские машины покинули площадь и направились в участок через центральный район.

- Притормози у магазина, Паркер. Мне нужно купить сигареты, - сказал Таудсон.

Высокий мужчина средних лет с залысинами вышел из машины, поправил куртку и медленно двинулся в сторону витрин. Через стекло Дженсен видел, как Таудсон улыбнулся кассиру.

Полицейский за рулем, Паркер, не обращая внимания на задержанного, потянулся к приемнику, отыскал волну с кантри музыкой.

- Как ты можешь слушать это дерьмо? – проворчал Таудсон, когда вернулся.

- Как ты можешь портить себе здоровье этим дерьмом? – Паркер кивнул на пачку сигарет в его руках.

Больше они не сказали ни слова до участка. Когда машина остановилась, Дженсен подвинулся к двери, собираясь выйти. Но Таудсон лишил его возможности сделать это самостоятельно, схватил за локоть, грубо выдернул из салона, вдавливая пальцы в его предплечье, потащил к входу.

- Ну, давай. Хочешь вырваться? Только попробуй, и я с удовольствием всажу тебе пулю между лопаток, - прошипел Таудсон.

Паркер шел впереди, он открыл и придержал дверь для Дженсена и Таудсона. На стелянной поверхности мелькнуло искаженное отражение оставшейся позади улицы: желтый автобус, светофор, цветочный магазин и вытянутые молодые лица полицейских, замыкавших шествие.

Внутри начищенный до блеска пол отражал свет электрических ламп. За стойкой говорила по телефону толстая чернокожая женщина:

- Нет, мэм… да, мэм… нет, мэм, - в перерывах между репликами она откусывала кусок от покрытого сахарной глазурью пончика. Крошки оседали на обтянутой темной тканью большой груди. Завидев Паркера и Таудсона, она махнула им пончиком и продолжила разговор с тем же скучающим видом.

Дженсена провели по коридору с выкрашенными в белый цвет стенами и толкнули в камеру с узким топчаном у правой стены, толчком и умывальником - у левой. Наручники Дженсену не сняли. Как и не стали закрывать за ним дверь. Наоборот, Таудсон и двое его молодых помошников зашли в камеру следом за Дженсеном. Паркер минуту потоптался на месте, прежде чем переступить порог.

Дженсену показалось, что в помещении сразу стало меньше воздуха. Таудсон зашел Дженсену за спину. Дженсен обернулся, не желая упускать его из поля зрения. Полицейские двигались расслабленно, кружили вокруг Дженсена, лениво и неторопливо, будто прогуливались по пешеходной зоне города, наслаждаясь представлениями уличных актеров и музыкантов.

Таудсон и Паркер синхронно поправили ремни. Слева пистолет, справа – дубинка. Двое других полицейских выглядели ровесниками Дженсена. Одного из них при более спокойных обстоятельствах Дженсен назвал бы красивым – большие влажные карие глаза, волевой подбородок. Второй был полной противоположностью красавчика - худой, сутулый, с впалой грудью. Его руки и костлявые пальцы напоминали куриные лапы. Эти куриные лапы первыми взялись за дубинку.

- Ты не спросишь, в чем тебе обвиняют? – подал голос Таудсон. Дженсену пришлось резко обернуться, чтобы встретиться с ним взглядом.

- Вы сказали что-то о покушении на убийство. Но я ничего не сделал.

Пока он смотрел на Таудсона, оказавшийся за спиной Дженсена Паркер хлопнул плашмя дубинкой по его плечу.

- У нас есть показания тридцати свидетелей, которые видели, как ты и Колин Форд ранили Джорджа Таудсона на дискотеке.

- Вспороли моему сыну живот, - свои слова Таудсон подкрепил резким ударом по внешней стороне бедра Дженсена. Нога тут же занемела.

- А потом вы избивали раненого ногами и всячески издевались над ним, - дубинка Паркера опустилась между лопаток Дженсена.

От каждого удара Дженсен инстинктивно отпрыгивал и поворачивался лицом к нападавшему. Реакция глупая и абсолютно бесполезная, если учесть, что следующий удар наносил тот, к кому Дженсен повернулся спиной.

«Куриные лапы» полоснул дубинкой по скованным запястьям Дженсена. Таудсон приложил со всей силы по локтю Дженсена.

- Ничего не хочешь сказать в свое оправдание? – Паркер ударил Дженсена в основание шеи. Боль была такой сильной, что у Дженсена подкосились колени, и он чудом устоял на ногах. С опозданием понимая, что его желание устоять такое же бессмысленное упрямство, как и стремление взглянуть в лицо противника. Он чувствовал себя как мешок конфет, по которому дети бьют палкой с разных сторон.

Красавчик, с влажным, как у собаки, взглядом, с размахом ударил по левому боку, заставив Дженсена шумно втянуть воздух.

Теперь он тяжело дышал сквозь стиснутые зубы и разворачивался гораздо медленней. Дженсен заглянул в лицо Паркеру, который только что опустил дубинку на его плечо, и затаил дыхание, ожидая очередного удара в спину. Паркер изменил тактику и концом дубинки кольнул пах Дженсена. Перед глазами Дженсена потемнело, острая боль скрутила и согнула его. Он не увидел, кто нанес следующий удар - твердая резина полоснула по щеке и рот Дженсена наполнился кровью.

Дженсен упал на пол. В голове вспыхнули две мысли: они забьют меня насмерть, нет смысла пытаться устоять на ногах и запрещать себе кричать от боли.

Одновременно тяжелый ботинок и резиновая дубинка впечатались в поясницу и в грудь Дженсена. С криком он выплюнул наполнившую рот кровь и выбитые зубы. Удары посыпались один за другим. Скоро Дженсен перестал понимать, бьют его ногами или дубинками. Он хотел зажмуриться и подтянуть колени к груди, но чьи-то руки, перехватили его и перевернули на спину. Как в тумане Дженсен увидел над собой покрасневшее лицо Таудсона. Его губы шевелились и брызгали слюной. Теперь Дженсена били по лицу, груди, животу и гениталиям. Он ненадолго отключился, очнулся, прижимаясь щекой к липкому и мокрому каменному полу. Дышать было больно, словно ему сломали несколько ребер. Из носа и рта текла кровь. Рассмотреть окружающих мешали припухшие веки. Дженсен попытался пошевелить ногами, сменить положение - и не смог этого сделать, будто все кости в теле были переломаны. В следующую минуту вокруг его шеи затянули ремень. Петля врезалась в кожу, передавила трахею, и Дженсен испытал приступ паники. Страх придал Дженсену сил, и, опираясь на связанные руки, он сумел подвинуться влево, стараясь избежать удушья. К его удивлению, это получилось - давление ослабло. Потом за ремень дернули, как за поводок. Дженсен завалился на бок – он извивался всем телом, сучил ногами по полу, борясь за каждый глоток воздуха, пока не уперся спиной в решетку. Теперь петля врезалась под подбородок, приказывая Дженсену подняться. Его заставили встать на колени, потом на ноги, и, наконец, на носочки, вытягиваясь во весь рост, прижаться спиной к железной решетке, отгораживающей камеру от общего коридора.

Дженсен слышал, как пряжка ремня звякнула о прутья, увидел перед собой ухмыляющиеся лица Таудсона и Паркера. А потом сразу несколько дубинок опустились на пах, живот и колени Дженсена. На короткое мгновение боль от ударов затмила панику перед удушьем. Еще серия ударов - и ноги больше не держали Дженсена, удавка затянулась. Перед глазами поплыла чернота, а легкие вспыхнули огнем. Где-то на грани реальности Дженсен услышал выстрел и провалился в темноту.


Изображение

Ответить с цитатой Сообщение Добавлено: 02 дек 2014, 01:17
Re: Титаномахия, J3-AU, stochastic, Marta
Изображение

- Ты ведь не работаешь сегодня, Джаред?
Он не видел Марию Терренс со дня похорон ее сына. Никогда раньше не разговаривал с ней по телефону. Откуда у нее его номер? Скорей всего, Джаред вписал его в анкету, когда посещал стоматологический кабинет Терренс. Случилось это около года назад в реальном времени, и сто лет назад по ощущениям Джареда. Он даже не мог вспомнить, какой зуб ему пломбировали, не то, что заполнял ли он анкету. Все что помнил Джаред - в пятницу он просидел час у зубного, в субботу они с Джеффом укатили в Лас-Вегас. В «Белладжио» Джаред впервые обыграл однорукого бандита. Это были самые прекрасные выходные в жизни Джареда.
- Не работаю. Ни сегодня, ни завтра, - Джаред прижал трубку к уху. – Я без работы с тех пор, как старина Хьюго исцелился и переехал жить к Фордам.
- Мне жаль. Я уже слышала подобные истории. Не могу понять, почему люди бросают все - работу, семью, разрывают дружеские отношения - и уходят в Фантом-хилл, словно их околдовали.
- Хьюго сказал, что источник спас ему жизнь, и теперь он хочет потратить ее с пользой. На самом деле, он никогда особо не любил свой магазин и не разбирался в электронике. Семьи у него нет. А дружили с ним только те, кому он давал постоянную скидку. Вы хотели меня о чем-то попросить, миссис Терренс?
- Мне немного неудобно, Джаред. Это личная просьба. Ты не отвез бы меня сегодня на кладбище? Я не хочу просить кого-то из близких знакомых, потому что устала от их сочувствия. Вчера договорилась с Карлом, владельцем аптеки на 47-й, но у него как назло сегодня заболел сын, и они поехали в больницу…
- Никаких проблем, миссис Терренс.
- Я бы хотела, чтобы ты обращался ко мне по имени, Джаред.
- Хорошо, Мария, когда вы хотите, чтобы я заехал?
- А когда тебе удобно? Через час? Два часа?
- Договорились, буду у вас через час.
Перед Рождеством на каждом углу продавали елочные игрушки, красные носки и колпаки, леденцы и засахаренные орешки. Джаред не планировал ставить елку и покупать подарки. Он не любил семейные праздники, а Рождество ассоциировалось у Джареда с болезнью, с тех пор как отец выставил его в пижаме на балкон.
В тот год зима выдалась холодная, выпало много снега. Железные перила балкона покрывал иней, на полу лежал пятисантиметровый слой снега. Тапочки Джареда и низ пижамных брюк сразу промокли. Градусник на окне показывал минус пять, мокрая ткань заледенела, стала твердой и жесткой. Отец Джареда всегда хорошо зарабатывал и дарил сыну самые дорогие игрушки на Рождество и день рождения. Все дети в школе завидовали Джареду. Вот только отец не любил, когда Джаред нарушал правила. В то рождество Джаред мечтал о джипе на пульте управления, от волнения проснулся раньше и открыл подарок, не дожидаясь пробуждения родителей. Джип выглядел лучше, чем все мечты Джареда. Он успел погладить красные разводы на боках машины, прежде чем отец взял его за шкирку, выплюнул ему в лицо: «Ты разочаровал меня, нетерпеливый, неблагодарный гаденыш» и выставил на балкон.
Единственное, что привлекало Джареда во всей этой рождественской мишуре - это засахаренные орешки. «Будешь есть эту гадость, у тебя повыпадают все зубы», - часто говорил его отец. Но так уж получилось, что именно эта гадость спасала Джареда от уныния во время рождественских праздников. Последние несколько дней Джаред питался только сладкими орешками. Пакетик с утра, два в обед, три вечером. Сейчас, когда он остался без работы, эта странная диета помогала экономить деньги. Дженсену тоже нравились засахаренные орешки.
Потому, прежде чем ехать к Марии, Джаред купил килограмм сладостей и положил их на заднее сиденье машины.
Мария ждала его на улице. Издалека она напоминала хрупкую девушку: стройная фигура, миловидное лицо. Даже вблизи ее возраст нелегко было угадать. Свежий цвет лица, отсутствие морщин. Если бы Джаред не был знаком с ее сыном, он не дал бы Марии больше тридцати пяти.
- Я спустилась раньше и купила нам кофе, - спокойный приятный голос. Таким голосом говорят ведущие прогнозов погоды.
- Спасибо.
Недалеко от дома Марии стояла трехметровая елка, украшенная леденцами. Когда Джаред проезжал мимо уличной рождественской распродажи, кто-то кинул на лобовое стекло машины конфети.
На кованых воротах кладбища висел рождественский венок.
Мария направилась к могиле. Джаред остался ждать в машине. Он бездумно смотрел на зеленую траву и пил купленный Марией кофе. Кофе остыл, но не потерял вкус.
Мария стояла неподвижно у темного мраморного надгробия, ветер трепал полы ее пальто. Издалека Джаред разглядел на мраморе две надписи - на английском и на испанском. Прошло двадцать минут, и Джаред вышел из машины. Когда он приблизился, Мария поспешно достала платок и промокнула уголки глаз.
- Все никак не могу до конца поверить. Иногда мне кажется, что Диего вот-вот вернется с работы. Когда звонит телефон, часто думаю, что это он …
Возвращаясь к машине, Мария взяла Джареда под руку. В глубине души он опасался, что она расплачется. Джаред не представлял, что говорить в таких случаях. Его отношения с людьми не доходили до той стадии близости, чтобы кто-то искал у Джареда утешения.
Они отъехали от кладбища на несколько километров, когда Мария заговорила:
- Откуда только взялась в нашем городе эта чертовщина?
- Никто не знает, - Джаред не думал, что Мария ждет ответа, но решил, что услышав его голос, она почувствует себя лучше.
- Все называют это место источником жизни. Но сразу после своего появления оно убило троих людей.
- Думаю, это место скрывает еще много неприятных секретов.
- Ты тоже чувствуешь это?
Джаред кивнул.
- Я и забыла, это же ты устроил пикет на дороге, когда привезли раненых после крушения поезда. Потом пикет около мэрии…
- На деле мы провели несколько акций с требованием закрыть источник жизни для посещений, пока ученые точно не выяснят, что это безопасно.
- Источник жизни изменил Офрис. Пусть он больше никого не убивает, но люди теряют работу и жилье. Многие разругались с семьей. На первый взгляд, это место помогает людям, но если присмотреться внимательнее, оно словно отравляет их, заставляет проявляться с худшей стороны, отказываться от своих убеждений, своих близких, нарушать закон. Иногда мне кажется, что около источника люди теряют что-то человеческое.
- Не думаю, что источник отравляет людей или меняет их.
- Посуди сам, Джаред. Четырнадцатилетний мальчик взял ружье, выстрелил в полицейского и убил его. А потом он убил еще двоих. Разве это не безумие?
- Кайл был напуган, его брата ранили.
- Да, конечно, я слышала официальную версию. Но я знала Кайла. Вики приводила его ко мне несколько раз. Я ставила ему брекеты, разговаривала с ним. Он был очень добрым мальчиком, спроси любого, кто с ним общался. А потом он вдруг превратился в убийцу.
Джаред стиснул зубы. Он не считал Кайла убийцей. Случилась перестрелка, Кайл защищался. Но спорить с женщиной, потерявшей в этой перестрелке сына, Джаред не смел.
Он остановил машину перед офисом Марии. На двери подъезда блестели медью кнопки звонков и таблички с именами. На рекламной вывеске стоматологического кабинета застыла девушка с широкой белозубой улыбкой и страхом в глазах.
- Спасибо, Джаред. Я бы не справилась без тебя.
- Ерунда.
- Я хотела бы отблагодарить тебя. Сделать тебе рождественский подарок.
- Не стоит, Мария.
- Хорошо, никаких подарков. Завтра мне доставят новые лекарства и инструменты. Если ты поможешь с разгрузкой, я заплачу тебе сотню. Ты ведь на мели сейчас. Ты смог бы приехать ко мне, скажем, в два часа?
- Договорились. Завтра буду у вас в два.
Она тихо прикрыла дверь машины и зашагала по улице с гордо поднятой головой.
Запуская мотор, Джаред подумал, что предложение Марии пришлось очень кстати. С тех пор как Хъюго свалил к Фордам, Джаред искал работу. А так как Рождество - не лучшее время для подписания трудовых контрактов, он перебивался временными подработками на распродажах. Джареда уже тошнило от елочных украшений, гирлянд, запаха хвои и флисовых красных колпаков, которые его заставляли надевать хозяева распродаж, и под которыми постоянно чесалась голова.
«Источник жизни сводит людей с ума», - вспоминал Джаред, сворачивая в свой двор.
Старик Палмер сидел на прежнем месте. На тонкой шее болтался шарф с желтыми и красными полосами. Кутался Палмер в черный пуховик. Новый, дорогой на вид и удивительно опрятный для старика, все дни проводящего во дворе.
Палмер смеялся, обнажая в улыбке серые, как фольга, с которой он возился, зубы и что-то втолковывал Дженсену.
Четыре раза в неделю Дженсен ночевал у Джареда. Заканчивал свою важную работу в мэрии и приезжал к Джареду. С момента их знакомства Джаред потерял работу, Дженсен наоборот нашел свое призвание. Теперь он здоровался за руку со всеми важными людьми в городе, созванивался и вел переговоры с известными американскими клиниками. Люди в Фантом-хилл его уважали, обожали и почти обожествляли.
Кто-то другой на месте Джареда, возможно, позавидовал бы Дженсену. Безденежье и личные неприятности обычно усиливают зависть. Но Джаред никогда не стремился к богатству и благополучию. Всегда знал, что безденежье и неприятности – все, чего он заслуживает.
Он подошел к Дженсену и положил руку ему на плечо.
- Палмер написал на нас жалобу, - Дженсен толкнул Джареда локтем в бок.
- Это большая честь, - Джаред приложил ладонь к сердцу. – Он пишет жалобы на всех, кого считает парой.
- Нет, он пишет жалобы только на тех, чьи отношения кажутся ему непрочными, - уточнил Дженсен.
Джаред находил это ужасно забавным и приятным - стоять посреди двора, обнимать Дженсена и говорить о глупостях – он дурачился, так как редко дурачился в детсве.
- А можно узнать, Палмер, почему ты считаешь наши отношения непрочными? – в притворном внимании Джаред склонил голову на бок.
Как обычно, Палмер не выпускал фольгу из рук. Появившуюся между пальцев фигурку он протянул Джареду.
- Бог слепил одних людей из глины, других вытесал из камня, третьих – из дерева. Вы оба сделаны из фольги. Фольгу легко смять, легко порвать. Она расползается от дождя.
Джаред засмеялся, покрутил в пальцах подаренную фигурку.
- Неужели я такой урод? Одна нога короче другой, голова похожа на еловую шишку?
- Я не лучше, - Дженсен показал ему свою фигурку.
- Пока, Палмер, человечки из фольги спешат домой, потому что боятся замерзнуть и рассыпаться.
Фигурка Дженсена, и правда, была ни чем не лучше Джареда – непропорциональное грушеподобное туловище, руки-ноги разной толщины и длины. Поднимаясь по лестнице, Джаред крутил обе фигурки между большим и указательным пальцем до тех пор, пока они не слились в серый бумажный шарик.
Доставая ключи, Джаред сунул фольгу в карман.
- Что у тебя в пакете? – спросил Дженсен. – Опять собираешься кормить меня сладостями?
Джаред окинул его быстрым взглядом с головы до ног.
- У меня уже живот от сладкого болит, - простонал Дженсен, избавляясь от кроссовок.
Джаред шагул вперед, приник к Дженсену всем телом, прижал его спиной к стене.
- Живот болит? Где? – Джаред запустил руку под майку Дженсена и надавил под ребрами.
- Здесь или здесь? – Он спускался пальцами все ниже, прижимал и отпускал. Под пупком, над поясом джинсов. Справа, слева. – А здесь не колет?
Дженсен рассмеялся, откинул голову. Джаред потянулся вперед, прихватил его кадык губами и вспомнил о чем-то важном.
- Дженсен, что значит второе исцеление? Что происходит при втором исцелении?
Дженсен перестал смеяться. Джаред больше не ощупывал его, просто прижимал открытую ладонь к его животу.
- Как это случилось?
Дженсен облизнул губы, его глаза широко распахнулись, лицо приблизилось к лицу Джареда.
- Это что-то вроде ритуала, - голос звучал глухо. – Я ранил ножом Колина и отнес его к источнику, чтобы посмотреть на его исцеление. А потом он ударил ножом меня.
- Куда он тебя ударил?
Дженсен сложил ладонь пистолетом и уперся двумя пальцами Джареду в солнечное сплетение.
- Больно?
- Я кровью захлебнулся.
- Зачем ты его ударил?
- Мне было одиноко.
- Тебе было одиноко? – Джаред улыбнулся и положил руку ему на затылок.
- Угу, - ответил Дженсен, целуя его.
Я ненавижу одиночество, говорил этот поцелуй. Одиночество похоже на беспомощность, рисовали руки Дженсена на спине Джареда. Лучший способ перестать чувствовать себя беспомощным - это сделать что-нибудь, послышалось Джареду в звуке расстегиваемой молнии. Лучший способ заставить других перестать ненавидеть тебя - это заставить их бояться тебя, холодные пальцы Дженсена сомкнулись вокруг члена Джареда.
Лучший способ перестать бояться - это забыть обо всем и потерять голову, подумал Джаред и толкнулся бедрами навстречу.
В квартире Джареда было мало мебели – кровать, шкаф, стол и единственный стул. Вечером, когда за окном темнело, Джаред и Дженсен лежали на кровати, смотрели телевизор, ели конфеты и кидались друг в друга фантиками. Ровно в полдесятого, как по часам, Дженсен начинал зевать и часто моргать. Когда он закрывал глаза, Джаред накидывал на него одеяло и убавлял звук телевизора. Джареду нравилось разыгрывать из себя заботливого партнера.
Дженсен спал крепко и никогда не ворочался во сне. Он не обращал внимания на метания Джареда, его попытки перетянуть одеяло на себя и резкие пробуждения.
Утром Джаред наблюдал через полуприкрытые веки, как Дженсен собирается.
- Джаред, я знаю, что ты не спишь.
- Я сплю.
- Ты улыбаешься.
- У тебя в животе бурчит.
- Потому что у тебя дома нет ничего пожрать, кроме сладкого. Собирайся, пойдем, позавтракаем.
- Еще слишком рано, я не хочу есть.
- Может, тогда пообедаем?
- В два я помогаю миссис Терренс с ее посылками. Что, если я приеду за тобой в четыре? Не буду заходить в мэрию, подожду на улице?
- Договорились, - Дженсен в одежде забрался коленями на кровать, выпутал Джареда из одеял и поцеловал.
Целовал долго и медленно, а потом ушел, хлопнув дверью.
Джаред не смог заснуть, поперся в душ, бреясь, порезал подбородок. В квартире было отвратительно тихо. Бурчание в голодном желудке подчеркивало эту тишину.
Спускаясь по лестнице, Джаред запустил руку в карман куртки, нащупал скрученный из фольги шарик.
В обед перед стоматологическим офисом стоял фургон UPS.
- Спасибо, что пришел вовремя, Джаред, - одетая в темно-синий брючный костюм, как всегда подтянутая и ухоженная, Мария пожала ему руку.
Водитель, щуплый парень в кожаной куртке поверх песочного комбинезона службы доставки, залез вместе с Джаредом в кузов. Сверяясь с накладной, он указал на ряд ящиков. Несколько картонных и деревянных коробок и пара стальных боксов. Первые оказались тяжелыми. Вторые были легкими, но из-за разных размеров и формы их не удалось поставить один на другой и разом занести в офис. В общем, Джареду пришлось сделать двенадцать ходок.
Стальные боксы Мария сразу определила в подсобку, остальное оставила у стены в приемной. Людей в кабинете сегодня не было, медсестра взяла выходной. Светлый линолеум на полу блестел чистотой.
- Будешь чай, Джаред?
- Да, спасибо.
На маленькой светлой кухне, Мария разлила по белым чашкам горячий дымящийся напиток. Приглушенный звон посуды усыплял. Джаред пристроил руку под подбородок и бездумно взял несколько печений из вазы посреди стола. Звонок в дверь заставил его вздрогнуть.
Мария извинилась и вышла, оставив Джареда одного на кухне.
Из приемной до Джареда донеслись обрывки разговора. Приятный мужской голос, судя по интонациям, о чем-то спрашивал. Джаред не прислушивался ни к его словам, ни к ответам Марии.
Минут через десять мужчина зашел на кухню. Он был примерно одного возраста с Джеффом. Высокий, подтянутый. Манерами, походкой, дорогими часами на запястье, дорогим, но строгим костюмом, незнакомец напоминал коллег отца Джареда по адвокатской конторе.
- Я Митч Роджерс, - сказал мужчина и протянул Джареду руку.
Джаред криво усмехнулся, пожал протянутую ладонь и назвал только свое имя, тем самым показывая, что он против официоза и не в настроении вести светские беседы.
- Джаред помог мне с коробками, - прощебетала Мария и поставила на стол еще одну чашку. – А еще Джаред рисовал плакаты, которые ты видел на улицах, Митч.
- Больше всего мне понравился слоган: «Какова будет цена за исцеление? Только дурак заключает сделки, не прочитав контракт», - кивнул Митч. – Ты сам придумал?
- Ага, каждый человек в жизни хоть раз вставал на эти грабли, - усмехнулся Джаред.
- Джаред был на дороге в день крушения поезда. Видел, как люди топтали друг друга, желая попасть к источнику.
- Правда?
Джаред кивнул и отправил в рот новую горсть печенья в форме букв. Песочная буква «джей» медленно расстаяла на языке.
- Митч агент ФБР, - сказала Мария.
- Я думал, агенты Бюро уехали из Офриса, после перестрелки в Фантом-хилл.
- Джаред, агенты ФБР совершают ошибки, как все люди, - Митч Роджерс сел за стол напротив Джареда. - Три месяца назад на подъездах к дому Фордов произошло много ошибок. Целая куча ошибок. И не только с нашей стороны. Но так как мы государственная служба, вся ответственность легла на нас. И в этом нет ничего неправильного, к большим полномочиям прилагается большая ответственность.
Джаред почему-то подумал о Джеффе.
- Мы отступили и учли свои ошибки. Главный вывод в таких ситуациях - не вмешиваться, пока не произошло преступление. Преступление против прав человека и федеральных законов.
- Митч расследует дело о похищении ребенка.
- Один из раненых в крушении поезда, мальчик тринадцати лет, после исцеления остался жить на ферме Фордов. Когда мать ребенка хотела забрать его, Форды отказались отпустить с ней сына.
- Чушь, - пробормотал Джаред.
Он никогда не обсуждал с Дженсеном, что происходит в Фантом-хилл. Теперь он увидел слабость своей позиции.
- У нас есть заявление матери мальчика, миссис Матиссон. Также у нас есть косвенные доказательства других правонарушений. На ферме есть оружие. По воскресеньям Рэнди устраивает стрельбища. Есть свидетель, который слышал, что стреляют также из автоматических винтовок. В соседнем городе пропало без вести несколько человек. Друзья рассказывают, что они мечтали посетить источник, и больше их никто не видел. Делать какие-то выводы в данном случае рано, но, как ты понимаешь, мы должны проверить все возможные версии. Чтобы больше не допустить ошибок.
- Чтобы никто больше не пострадал, Джаред, - мягко сказала Мария.
- Лучше всего закрыть источник, - Джаред действительно так думал.
- Мы не сможем его закрыть, пока у нас не будет четких доказательств, что люди около него нарушают закон.
- Почему?
- Потому что этот источник находится на частной территории. Право на частную собственность прописано в конституции.
- Это все я знаю, - отмахнулся Джаред. – Но почему никто не хочет признать, что источник жизни, пока он не изучен, потенциально опасен? Нам известно, что воздух вокруг него насыщен галюциногенами. Разве этого не достаточно?
- Мы не можем защищать один закон, нарушая другой. Нам нужны доказательства. Киднепинг - первый серьезный тревожный сигнал. Мы должны хорошо подготовиться, застраховаться от новой ошибки.
- Пошлите туда своего человека, - пожал плечами Джаред.
- Мы уже это сделали. Один из агентов помагает Фордам на стройке.
- Я хочу еще раз попросить тебя о помощи, Джаред, - перехватила инициативу Мария. – Ты же, как и я, хочешь, чтобы источник закрыли?
- Да, я делаю для этого все, что могу – пикеты, демонстрации. К сожалению, люди не расположены сейчас прислушиваться к голосу разума.
- Ты мог бы помочь собрать доказательства. Доказательства того, что около источника нарушается закон, - сказала Мария. - Ты ведь хорошо знаешь Дженсена?
- Ты и Морган спите с ним, - сказал Митч, и Джаред подскочил на стуле.
- Что?
- Заткнись, Митч, - шикнула Мария. – Джаред, я всегда восхищалась твоей смелостью и смелостью Джеффа. Вашей откровенностью. Ты не знал, правда? Не знал, что Джефф тоже встречается с Дженсеном? Мне жаль, что приходится тебе говорить об этом. Но ведь правда всегда лучше лжи?
Но Джаред уже взял себя в руки.
- Что ж, свобода выбора не менее важна, чем право собственности. И кто с кем спит, не имеет никакого отношения к делу.
- Мы не хотели тебя расстроить, - Мария склонила голову набок.
- Я не расстроился. Просто я не понимаю, при чем здесь Дженсен. Какое отношение он имеет к вашему расследованию? Дженсен не нарушал закон.
- Конечно, нет, - сказал Митч и положил перед Джаредом бумагу с печатью верховного суда. – Видишь ли, в нашем расследовании мы уполномоченны использовать все методы наблюдения. Подслушивающие устройства, камеры, агентов под прикрытием. Но то, что услышит наш человек, внедренный на территорию Фордов…
Он сделал паузу, позволяя Джареду оценить меру своей откровенности.
- Ты же понимаешь, что я поделился с тобой секретной информацией?
Джаред кивнул, обычная схема: если хочешь что-то получить, притворись щедрым.
- Наш человек работает на стройке. Он не ест за одним столом с Фордами и дважды исцеленными. Не спит с ними в одном доме. Он никто в общине, - Роджерс замолчал, давая Джареду время переварить информацию и сделать соответсвующие выводы. – Все, о чем мы просим, это спрятать жучок в одежде Дженсена. Никто ничего не узнает. А мы получим возможность слушать разговоры руководителей общины. Возможно, у нас появятся доказательства нарушения закона, возможно, наоборот, благодаря тебе, мы убедимся, что эти люди чисты. Но, так или иначе, ты поможешь нам всем приблизиться к правде.
Он выложил на стол металлический диск размером с ноготь на мизинце Джареда.
- Я не требую от тебя ответа немедленно. Возьми это и подумай, какую услугу ты мог бы оказать нам и людям у источника. Не захочешь ничего делать - твое право, просто спусти это в унитаз. Если захочешь помочь, достаточно прикрепить это к внутреннему шву куртки Дженсена.
Джаред опустил руку в карман, нащупал шарик из фольги и подумал, что две эти штуки странно похожи. Митч Роджерс тем временем упаковал жучок в пластиковый пакет и протянул Джареду.
Не давая обещаний, Джаред забрал пакет и засунул его в карман.
- Я проклинаю этот источник жизни, - вздохнула Мария, провожая Джареда до дверей. - Он забрал у меня самое дорогое. Не хочу чтобы кто-то еще пережил горе, которое пережила я.
Джаред кивнул. На улице и в машине он думал о Дженсене. О Дженсене и источнике жизни. Может ли источник жизни забрать у Джареда Дженсена? Раньше Джаред не задумывался об этом. Теперь решил, что да, источник может забрать у него Дженсена. Следующим открытием стало понимание, что Джаред не хочет потерять Дженсена. Джаред не любил загадывать наперед. Мысли о будущем всегда внушали ему тревогу. Он привык прятаться от них в коконе из сиюминутных удовольствий. Хороший секс, вкусная еда – все, что угодно, лишь бы не думать о том, что кто-то может причинить тебе боль.
Забавно, Джаред боялся потерять Дженсена из-за источника, и, похоже, совсем не волновался по поводу Джеффа. Если Дженсен и правда трахается с Джеффом, если Мария и Роджерс не соврали, желая сыграть на ревности Джареда, то… Джаред улыбнулся, не обнаружив злости, а только странное и теплое сожаление. «Что ж, если это правда, мы очень похожи с тобой, Дженсен. Оба чувствуем себя одинокими. Оба влюбились в Джеффа».
Не думал же Джаред, что Дженсен влюбится в него? Вряд ли Джаред когда-нибудь станет для кого-то чем-то большим, чем запоминающийся первый раз. Или, как в случае с Джеффом, веселое и одновременно неприятное приключение. Такое положение дел всегда устраивало Джареда. Он никогда не рассчитывал на большее. Женевьев называла эту его непритязательность неврозом.
Неизвестно, зачем Джаред набрал номер Женевьев. Она ответила после второго гудка.
- Я уезжаю, Джаред, - голос неровный, паузы между словами, шум улицы на заднем плане. – Да, прямо сейчас. Куда? Сначала в Нью-Йорк, там видно будет. Нет, я еще не нашла новую работу. Почему? Потому что сейчас самый удачный момент. Знаешь, сколько мне заплатили за мою квартиру по нынешним ценам? В три раза больше цены, за которую я ее купила. Глупо не воспользоваться такой возможностью. Вдвойне удачная сделка, если учесть, что я хотела бы оказаться как можно дальше от всего этого истеричного ажиотажа вокруг источника. Я видела тебя на площади перед мэрией, с плакатами и в компании каких-то бездельников. Советую тебе тоже собрать вещи и валить отсюда, Джаред, пока происходящее вокруг безумие не засосало тебя. О каком безумии я говорю? Поверь мне, если происходит какое-то дерьмо, такие неудачники, как мы с тобой, обязательно вляпаются в самую его гущу. О, думаю, ты прекрасно понимаешь, о чем я. В любом случае, у меня сейчас нет времени болтать с тобой. Зато у тебя есть мой номер, и ты знаешь, что я всегда буду рада тебя слышать и видеть. Ведь знаешь, Джаред?
Он знал, но промолчал, разговор разочаровал его. Втайне от самого себя Джаред надеялся, что Женевьев успокоит его, а она, наоборот, предрекала беды и катаклизмы, как дешевая гадалка. Куда подевалась ее рассудительность? Нет проблем, которые нельзя решить, если хорошенько подумать, говорила она. Что-то похожее, кажется, говорил и Джефф?
На площади посреди мэрии пили вино безработные с плакатами. Слоганы, по крайней мере, для двух из них придумал Джаред.
Как и раньше, Дженсен ездил на внедорожнике Рэнди. До появления источника Рэнди вел замкнутый образ жизни и любил большие мощные машины, теперь, став местной знаменитостью, занял ответсвенную должность и полюбил спортивные модели. Джаред видел его несколько раз в городе на феррари. Интересно, откуда Рэнди взял деньги, если за исцеление никто не платил? Купил машину на пожертвования? Неужели люди готовы раставаться с большими сумами денег только для того, чтобы почувствовать себя причастными к чему-то важному?
Джаред покрутился вокруг машины Дженсена. Пришел к выводу, что Дженсену нравятся большие машины. Окинув взглядом мэрию, продолжил мысль – у Дженсена много амбиций. Да, скорей всего, Джареду стоит поверить Марии, ее истории о Дженсене и Моргане.
- Ты давно ждешь? – Дженсен сбежал по ступенем.
Распахнутая куртка, расстегнутый пиджак, сбившийся на сторону галстук. Джаред думал про амбиции с неприязнью, как о чем-то постыдном и разрушающем. У его отца тоже были амбиции. Например, как слепить из сына хорошего человека.
Но думать о таких мерзостях рядом с Дженсеном? Когда он касается губами щеки Джареда, запрыгивает в машину, улыбается? Нет, Джаред не враг себе – он не станет думать о плохом, когда можно получать удовольствие.
Для обеда Дженсен выбрал китайский ресторан. В приглушенном красноватом освещении его лицо казалось розовым, словно обгорело на солнце. Весь обед Дженсен увлеченно играл с палочками. Сначала ему никаких не удавалось уложить их между пальцев, потом не удавалось подцепить ими ничего тяжелее рисинки. Джаред хотел посоветовать ему оставить эту затею и нормально поесть, но решил не портить момент - совершенно очевидно, дурацкая возня с палочками доставляла Дженсену удовольствие.
Интересно, а с Джеффом Дженсен тоже так дурачился? Когда и где они встречались? В мэрии? Они трахались в кабинете Дженсена? Как давно это началось? Надо же, оказывается, открытый, откровенный Дженсен умеет врать, или по-крайней мере замалчивать правду. Что еще он скрывает? Как Джефф его трахает? Равзорачивает лицом к стене и тянет за бедра на себя, как делал это с Джаредом? Джеффу всегда нравилось трахать Джареда стоя, может, Дженсена он укладывает на пол? И как Дженсен выглядит, когда его трахают? Почему до сих пор Джареду в голову не пришло это проверить? От этих мыслей в штанах стало тесно, перед глазами поплыли картинки: Дженсен, развалившийся на стуле в ночном клубе, с приоткрытым ртом и дрожащими ресницами.
Джаред поправил ширинку. Как обычно, Дженсен заметил его движение и облизнул губы. Дженсен угадывал Джареда, Джаред угадывал Дженсена, трахаться им хотелось постоянно. Вряд ли, Джефф мог это понять. В машине Джаред попробовал губы Дженсена на вкус, слизав с них остатки соуса.
- Нам нужно что-то купить? – спросил Дженсен, выезжая на главную улицу.
В темноте блестящие сверкающие витрины выглядели, как внутренности домика для Барби - хит среди рождественски подарков в игрушечном магазине, где неделю назад Джаред помогал на кассе.
- Ничего не нужно.
- Может, сок? Блинчики на утро?
- Нет. В моем доме никогда не будет завтраков, - простонал Джаред. Неужели, это единственное, чем он мог управлять в своей жизни?
Дженсен что-то насвистывал, поднимаясь по лестнице. Сделав шаг в квартиру, Джаред притянул его к себе. Они вели себя, как обычно, целовались на пороге и помогали друг другу раздеться. Коридор – узкая коробка три метра в длину, полтора в ширину. Под ногами путались три пары кроссовок Джареда и шланг от пылесоса.
Джаред намотал галстук Дженсена на кулак:
- Ты трахаешься с Джеффом?
- Он присутствовал при моем исцелении, - сказал Дженсен так, будто это все объясняло.
Возможно, объясняло. Но для Джареда сейчас было важно то, что Дженсен не стал врать. Пока Джаред размышлял о честности и сексе, Дженсен потянул вверх его футболку. На короткое мгновение перед глазами Джареда потемнело, и он вспомнил главный вопрос:
- Почему тебе нравится Джефф?
- Он… - раздумывая, Дженсен покусывал мочку уха Джареда. – Он идеальный. У него есть все, о чем я когда-либо мечтал. Сила, власть, всеобщее уважение.
От мочки уха Дженсен заскользил губами по шее Джареда. Джаред откинул голову, улыбаясь от удовольствия.
- И это все? Все твои мечты? – Джаред опустил руки на талию Дженсена.
- Что еще нужно?
- Свобода?
- Разве можно быть свободным, если ты слаб? – прошептал Дженсен ему в грудь. – Если ты слаб, всегда найдется кто-то, кто будет приказывать тебе, манипулировать тобой, использовать твои слабости.
- Тогда удовольствие? – Джаред растегнул ремень Дженсена, потянул вниз его брюки и трусы. – Что ты думаешь об удовольствии?
В коридоре у Джареда не было лампочки. В полумраке белая рубашка и майка Дженсена казались серыми.
Обняв Дженсена за талию, Джаред мягко развернул его. Прижался к его спине, провел рукой от живота к шее, прихватил пальцами подбородок. Джаред поцеловал Дженсена в щеку, в уголок глаза и губ, погладил и сжал его ягодицу.
- Признайся, Джефф делал это с тобой?
- Да.
Джаред вставил в него палец. Дженсен судорожно сжался.
- Тебе понравилось?
- Да.
Джаред потянул Дженсена за бедра, заставил прогнуться и упереться руками и лбом в стену.
- Почему ты мечтал о силе и власти, и не мечтал об удовольствии, Дженсен?
Джаред припал губами к его спине. На лопатках кожа Дженсена была гладкой и натянутой, закусить ее зубами не получилось. Джаред облизал выступающую косточку, вжался лицом между лопаток Дженсена, чувствуя, как под щекой перекатываются мышцы. Он одновременно дрочил Дженсену и раскрывал его.
- Ты говорил Джеффу о нас?
- Нет.
Дженсен был узким, тесным. Протискиваясь внутрь, Джаред кусал губы и давил большими пальцами на поясницу Дженсена.
- Почему?
- Он… - Дженсен задрожал.
Джаред обнял его за грудь, ладонью погладил и прижал к животу его член, большим пальцем потер головку.
- Думаешь, Джефф не знает? О нас…
- Ему не понравится… говорить об этом.
Привыкнув, Джаред коленом раздвинул ноги Дженсена, заставил его приподняться на носочки, въехал до конца и медлено повел бедрами.
- Ты делаешь только то, что ему нравится?
- Да.
Джаред потянулся к губам Дженсена, перехватил его полустон-полувыдох и начал двигаться.
- Почему я говорю о Джеффе сейчас…
- Потому что ты такой же, как и я, – прошептал Дженсен.
Джаред ускорился, впечатал Дженсена грудью в стену, согнул колени, изменил угол, стараясь с каждым новым движением глубже входить в Дженсена.
Перед глазами у Джареда поплыло. Ему казалось, что он и Дженсен кричали и выли, когда кончали.
Кое-как они добрались до дивана, завалились на него, не разрывая объятий, путаясь в спущенных штанах и смятых футболках.
- Какой он, Дженсен? Какие мы? – выдохнул Джаред.
- Он знает, чего хочет.
- Почему ты думаешь, что он знает, чего хочет? Может, он такой же, как мы, только знает, чего не хочет?
Исчезая в сливе унитаза, маленький диск подслушивающего устройства крутился волчком. Джаред чувствовал себя предателем, раставаясь с Дженсеном на следующее утро. Ему стоило рассказать Дженсену о Роджерсе, Марии, о разговоре с ними, об обвинениях, о шпионе в Фантом-хилл и возможной опасности. Но Джаред, как страус, прятал голову в песок. Дженсен дарил Джареду иллюзию покоя и взаимопонимания. Думать о связи Дженсена и источника было больно. Джаред осознавал, что подменяет реальность внутренними ощущениями, ненавидел себя за это, но ничего не мог поделать.


Изображение

- Это хорошая идея, - сказал Колин.
Сидевший в десяти шагах перед Дженсеном великан ковырял пальцем в ухе. Двое других смотрели на него, разинув рот. На землю капала густая слюна.
Под руководством Вики добровольцы отчистили площадку вокруг от мусора, выровняли землю, проложили главную аллею будущего парка и поставили скамейки. Весной, когда пройдут заморозки, здесь высадят деревья и цветы.
- Думаю, нам нужен свой праздник, - Колин поставил ногу на одну из скамеек. – Рождество уже устарело. Разве не глупо радоваться тому, что произошло две тысячи лет назад? Так давно, что теперь уже не разберешь, было это на самом деле или нет. А в это время у нас под боком настоящее, живое чудо. Источник жизни определенно заслужил праздник в свою честь! И люди, которые его окружают, работают здесь, ставя эти дурацкие скамейки, помогают больным, они тоже заслужили праздник и благодарность. Торжество подчеркнет важность того, чем они занимаются.
- Что ты придумал?
Дженсен работал для источника, но вдали от него. В его задание входили переговоры с больницами, клиниками и домами престарелых, составление списков больных и организация посещения ими источника. А еще были Джефф и Джаред. Разрываясь между работой в мэрии, Джеффом и Джаредом, Дженсен мало времени проводил с Колином. Новый план Колина удивил его. И немного взволновал.
Первый обряд решили провести на новый год.
- Два раза в год. Зимой и летом. И пусть это станет нашей традицией, - объявил Колин.
Пока Дженсен метался между Джеффом и Джаредом, Колин встречался с девчонкой из консерватории. Невзрачная на первый взгляд, худенькая, с гладко зализанными назад длинными волосами, она казалась особенной и необычной тому, кто смотрел в ее большие, чистые, почти прозрачные голубые глаза. Ее звали Виола, она всегда знала, что сказать, и в движениях ее чувствовалась спокойная уверенность. Рядом с ней Колин выглядел непоседливым мальчишкой. Дженсен подозревал, что именно Виола повлияла на некоторые детали плана Колина. Квартет сокурсников Виолы сыграл марш перед началом ритуала. Классическая музыка не входила в сферу интересов Дженсена, но даже он признавал, что вступление звучало торжественно - особенно если не смотреть на собравшихся людей с радостными лицами, а разглядывать темноту над их головами и затянутое тучами черное небо. Или очертания сидящих полукругом великанов.
- Для тех, кто живет в Фантом-хилл, этот день станет не просто праздником, но заслуженной наградой за их труды, - сказал Колин. – Роб Уилсон заслужил повышения? Да! А мой брат? Он первым нашел источник и спас мне жизнь.
Кайл всегда выглядел полной противоположностью Колина. Светловолосый, с невыразительными, незапоминающимися чертами лица, и телом пухлым и розовым, как у младенца. В тот вечер он явно нервничал. Стоя рядом с Кайлом, Дженсен несколько раз ловил его встревоженный взгляд и улыбался в ответ. Успокаивающе и немного равнодушно.
Колин ударил Кайла ножом в живот. Кто-то из женщин вскрикнул, увидев кровь. Ее было почему-то слишком много. Она залила светлую одежду Кайла, пропитала одежду Дженсена и Колина, когда они подхватили Кайла под руки и повели к источнику.
- Мы дважды исцеленные, наша роль особенная, - сказал Колин Дженсену накануне. – Думаю, настало время расширить наш круг.
Великаны приняли Кайла, поблескивая глазами и покрытыми слюной губами. Дженсен смотрел, как они берут маленькое тело в рот, обсасывают ноги и руки, как собака обсасывает кость. Дженсен прислушивался к причмокиванию великанов и взволнованным вздохам людей за спиной. Он помнил, что каждый видит что-то свое. Но чужие видения не вызывали у него любопытства.
Покрытый слизью дрожащий Кайл лег на специально созданный для праздника алтарь, Колин сообщил о рождении еще одного дважды исцеленного, и нож, перепачканный кровью, перешел к Дженсену. Вставший напротив Роб подмигнул ему. Вонзая нож ему между ребер, Дженсен почувствовал дрожь и отвращение.
Полтора месяца назад, ударяя ножом Колина, Дженсен верил, что поступает правильно, чувствовал, что создает что-то особенное, что-то важное - связь между двумя людьми, которая будет поддерживать и защищать обоих. В том, что происходило сейчас, чувствовалось что-то неправильное. Жадные взгляды толпы, выражения растерянности и благоговения на лицах, сродни всеобщему отупению. Действия напоказ. Подхватывая трясущегося, скулящего от боли Роба под руку, Дженсен вспоминал теплые прикосновения Джеффа. Наблюдая, как великаны облизывают человека, засовывают его в рот, Дженсен думал о губах Джареда на своем члене. Если бы он мог выбирать, что бы он выбрал для себя?
- Ты их видел? Видел, с каким восхищением, страхом и обожанием они смотрели на нас? – спросил Колин позже.
Дрожа от радостного возбуждения, он обхватил ладонью шею Дженсена и уперся лбом в его лоб. Они стояли там, откуда все началось, у задней двери дома. Мишень, в которую Колин метал перочинный нож, висела за спиной Дженсена.
- Все прошло лучше, чем я мог мечтать. Они любят нас Дженсен. Действительно любят. Они преданы нам. Знаешь, что пообещал мой отец?
- Что?
- Завтра он поедет к нотариусу и перепишет участок на нас. На нас с тобой. Двоих. Фантом-хилл принадлежит нам по праву дважды исцеленных. Теперь он будет принадлежать нам по закону! – Колин почти кричал. – Это все наше. Источник жизни наш, люди, которые поселились вокруг него, тоже. Понимаешь, Дженсен?
- Да.
- Тогда почему ты не рад?
- Я… рад, конечно… просто это неожиданно.
- Привыкай, - Колин сжал руку на его шее, потом отпустил и отстранился. – Мы хозяева мира.
- Ты гонишь, - засмеялся Дженсен.
- Еще как, - искренний и счастливый смех Колина развеял темноту вокруг.
Обычно Дженсен проводил выходные на ферме, рабочие дни в городе. Эльза Сулана приехала в воскресенье. Ей ампутировали обе ноги чуть выше колена десять лет назад после автомобильной катастрофы. Эльза водила машину с автоматической трансмиссией и самостоятельно зарабатывала себе на жизнь.
- Я певица. Пою в баре в центре города, - кресло у нее тоже было полностью автоматизированное. По его спинке стекали длинные светлые волосы. В пасмурный день, когда вокруг царила серость, локоны Эльзы напоминали о солнце.
- Я не приглашал ее, - ответил Дженсен на невысказанный вопрос Вики.
- Хорошо. Ваш визит стал для нас сюрпризом, Эльза. Сегодня мы никого не ждали.
- Это моя вина, мне стоило позвонить. Я приеду в другой раз.
- Нет, что вы, - взмахнула руками Вики, - Вам нужен источник жизни. Кто я такая, чтобы стоять между вами. Я лишь хотела предупредить, что когда мы не ждем посетителей, на заднем дворе работают каменщики. Выкладывают дорожки. Я попрошу их сделать перерыв и провожу вас к источнику.
- Спасибо, - Эльза поправила волосы. – Я живу в этом городе. И много слышала об источнике, но никак не могла отважиться прийти...
- Это совсем не страшно, - сказал Дженсен. Он шел рядом с ее креслом. Сверху вниз смотрел в раскрасневшееся от волнения лицо.
Вики и рабочие переговаривались в дальнем углу парка, когда Дженсен и Эльза приблизились к источнику жизни. Эльза неуверенно взглянула на Дженсена, словно ища поддержки.
- Все будет хорошо, - заверил он.
Интересно, что она увидит, подумал Дженсен, наблюдая, как кресло Эльзы обогнуло гигантскую ступню и вкатилось на маленькую поляну между сидящими великанами. Три исполина нависли над девушкой - картинка из десткой книжки или взрослого кошмара. Один из великанов облизал губы, другой моргнул, третий шумно втянул носом воздух. Но больше ничего не происходило.
Они не заметили ее. Впервые за время своего существования источник жизни дал осечку, не принял человека, не подарил ему исцеления.
- Что случилось? – взволновано спросила Вики за плечом Дженсена.
- Источник жизни отверг ее?! – Грегори дернул Дженсена за рукав.
Тревожная весть быстро разлетелась по округе. У источника собрались люди.
- Колеса ее кресла стоят на воде посреди озера, - Вики прижала руки к груди. Рэнди обнял жену за плечи, будто хотел поддержать ее.
- Она в центре горящего круга… - вытянул палец вперед четырехлетний мальчишка, сидящий на шее отца. Еще две недели назад крепкий мужчина умирал от рака желудка. Источник спас его жизнь и сделал счастливым его четырехлетнего сына.
- Колеса передавили тело гигантской змеи, - прошептал Грегори, снова дергая Дженсена за рукав.
- Кресло повисло в воздухе над пропастью, - в голосе женщины с красным ирокезом на голове слышался северный акцент.
Дженсен подошел к Эльзе. Прямо перед ним гигантская стопа потерлась пяткой о землю. В складки огрубевшей кожи набилась грязь. Под большим пальцем лопнула мозоль.
- Нужно попробовать еще раз, - Дженсен взялся за ручки инвалидного кресла.
Толкая его перед собой, Дженсен вернулся на асфальтированную площадку, задел кого-то из зрителей локтем и пошел обратно. Когда он с Эльзой остановился между ног одного из великанов, с губ того капнула слюна. Тяжелая вязкая капля упала в нескольких сантиметрах от Дженсена.
После третьей попытке Эльза начала плакать.
- Что, если источник сломался? – шептались люди вокруг.
- Этого не может быть.
- Больше не будет исцелений.
Два часа назад Колин уехал с Виолой в кино. Они собирались посмотреть «Ковбои против пришельцев». Джаред тоже хотел сходить на этот фильм. Говорил, что в детстве с ума сходил по дикому западу. А Дженсен пытался разобраться, почему, каждый раз, когда Джаред произносил «Ковбой», хотелось вставить член между его шевелящихся губ.
- Принеси пистолет, Рэнди, - попросил Дженсен.
- Он хочет проверить, - всхлипнул кто-то рядом.
Люди вспомнили первую передачу об источнике жизни.
Пока Рэнди отсутсвовал, Дженсен смотрел на Вики. Прижав ладонь к губам, она качала головой. Движение это делало ее похожей на игрушку, что ставят на приборную панель в машине - неподвижное тело и голова, расскачивающаяся на пружине на каждой кочке и повороте.
Рукоятка пистолета нагрелась в ладони Рэнди. Дженсен вдохнул запах машинного масла – оружие недавно смазали - несколько раз прочитал выбитую на стволе надпись. Холодный пот заструился по спине Дженсена, желудок свело от страха.
Хотелось выбросить оружие, закричать так громко, чтобы оглохнуть от собственного крика, и убежать далеко-далеко, где никто не сможет его найти.
Дженсен опустился на колени, приставил пистолет к левому предплечью и спустил курок. Тело словно ударило взрывной волной, швырнуло в огонь. Хватая ртом воздух, Дженсен завалился на бок. Он увидел край серого неба над собой. Огромные пальцы сжали ребра Дженсена, перевернули его вниз головой. Влажные холодные, пахнущие плесенью и сыростью, губы обняли поперек туловища, с громким хлюпаньем потянули в себя, засасывая по шею. Дженсен зажмурился от отвращения и внезапно понял, что, спуская курок, в глубине души надеялся, что это не сработает. Надеялся что источник, и правда, сломался. Абсурдная, неразумная надежда. Откуда у него такие желания? Почему он желал смерти месту, что спасло ему жизнь? Но ощущения были слишком свежими и яркими, чтобы он мог легко забыть о них - спуская курок, Дженсен действительно ненавидел источник и желал ему смерти.
Теперь он извивался под неприятными мокрыми прикосновениями, кричал, вырывался, сам не понимая, что делает. Наконец Дженсен оказался на земле. Голый и покрытый слизью, как новорожденный младенец. Сразу несколько человек накинули свои куртки на его грудь, бедра и спину.
- Источник работает.
- Это счастье.
- Спасибо тебе, Дженсен.
- Оказывается, не все могут получить исцеление.
- За что источник отверг меня?
- Источник жизни выбирает того, кто достоин.
Они галдели, перебивая друг друга.
- Я помогу, - Рэнди подхватил Дженсена под локоть, когда тот, поднимаясь, поскользнулся на влажных камнях.
В гостиной Фордов шесть человек облепили диван: расселись вплотную на подушках и подлокотниках. Детей пристроили на столе у окна, остальные расположились на полу у стен. Люди выглядели возбужденными и напуганными. Дженсен прислушивался к их нервным возгласам сквозь шум воды в душе, смывая с себя слизь. Надевая чистые джинсы и свитер, он слышал, как Вики утешает во дворе Эльзу.
- Дженсен, ты снова сделал это! Я жалею, что не смог это увидеть, - Колин вернулся через несколько часов и повис на Дженсене. Тискал за плечи, смотрел с обожанием и тянул к источнику.
Лицо Колина раскраснелось, голос звенел, будто он был пьян.
- Что ты видел? Неужели ничего не поменялось?
Три недели назад вдоль асфальтированной дороги поставили фонари - двухметровые столбы с железными бутонами на верхушках. Вытянутые полукруглые пятна света желтели на земле, падали к ногам великанов. В отблесках света кожа великанов тускло светилась. Кажется, такое же свечение исходило от колбы с ядом в одном из фильмов, что недавно смотрел Дженсен вместе с Джаредом.
- Источник жизни не лечит все болезни, - впервые за день Дженсен сказал вслух то, что его больше всего волновало.
Но Колин думал о другом.
- Дженсен. На камнях осталась твоя кровь, - Колин присел на корточки и приложил ладонь к бурым пятнам. – Ты у нас трижды исцеленный, получается? Теперь ты теснее всех связан с источником. Думаю, настала моя очередь.
Колин достал из кармана нож. Щелкнула пружина. Дженсен узнал тот самый перочинный ножик, каким они порезали друг друга однажды. «Черт, он собирается сделать это снова», - понял Дженсен и перехватил руку Колина, прежде чем тот полоснул себя по запястью.
- Не нужно, Колин.
- Почему? Источник принадлежит мне, так же как тебе!
- Конечно.
- Тогда почему ты останавливаешь меня? Почему приказываешь мне? Возомнил, что после третьего исцеления у тебя больше власти и силы?
- При чем здесь это?! Нет у меня никакой силы. Я просто не хотел, чтобы ты причинил себе боль, Колин.
- Но эта связь… это место, источник жизни именно так и работает.
Колин придвинулся ближе, положил свободную ладонь на шею Дженсена, притянул его к себе, прижался лбом к его лбу.
- Источник жизни принадлежит нам. Мы его заслужили. Мы добавили в источник свою кровь! По-другому быть не может. И не должно быть.
- Ты что, не понял?! Сегодня источник первый раз дал сбой.
- Это не источник дал сбой. Эта телка попалась неправильная. Она не заслужила спасения. Неужели ты думал, что все люди получат новую жизнь? Было бы чертовски несправедливо делить чудо со всеми.
- А что такое справедливость, Колин? Почему ты решил, что я или ты больше заслуживаем спасения, чем она?
- Так решил не я. Так решил источник жизни. Он дает жизнь и выбирает тех, кому ее дать. Он отверг эту телку, помог десятку других. Сделал тебя и меня особенными, позволил нам стать его голосом. Я ничего не решаю, я лишь соглашаюсь с источником жизни. Кто я такой чтобы перечить чуду, спасшему мне жизнь? Кто ты такой, Дженсен? Что ты сделал в своей жизни, чтобы спорить с выбором того, кто спас тебе жизнь?
- Ты говоришь об источнике, словно это живое существо, - криво усмехнулся Дженсен, выпутываясь из объятий Колина.
- А разве нет? Ты знаешь достаточно, чтобы утверждать обратное? У этого места есть сила и, судя по тому, что произошло сегодня, есть воля.
Дженсен поднял голову, посмотрел в лицо великанам. Один из них улыбнулся ему, обнажая полусгнившие желтые зубы. Дженсен снова ощутил холод.
- Хочешь ты того или не хочешь, это место живое. Живее нас с тобой. Вспомни, что бы с нами было, если бы источник жизни не исцелил нас. Я бы давно кормил червей в могиле. Ты бы всю жизнь сидел взаперти. Если источник требует, чтобы человек доказал ему, что он достоин спасения, отныне так и будет!
- Доказал, что достоин спасения? О чем ты, Колин?
- О том, что ты сегодня третий раз доказал, что достоин. Все видели, что источник любит тебя. Земля перед источником пропиталась нашей кровью, твоей, моей, Кайла, Роба. Мы достойны. Пусть другие тоже докажут это. Пусть каждый, кто захочет получить исцеление, сначала докажет, что заслужил его.
- Бред. Все, что мы увидели сегодня это то, что источник дает осечки.
- Ты действительно веришь в то, что говоришь, Дженсен? – Колин закинул руку ему на плечо. – Веришь, что чудесная сила ошибается? Веришь, что о ней можно рассуждать как о человеке или какой-то фигне, сделанной человеческими руками? Как о лекарстве, имеющем противопоказания и побочные действия?
- Это не лекарство.
- Тогда прекрати умничать.
Колин передумал пускать себе кровь той ночью. Хоть это хорошо. Было около десяти, когда они вернулись домой. Вики поставила перед ними на стол тарелку с яблочным пирогом. Засунув большой кусок пирога в рот, Колин перегнулся через стол.
- Моя мама говорит, что ты выглядел как ангел сегодня. Обнаженный, белокожий… люди смотрели на тебя с обожанием.
Порыв ветра, ворвавшийся через приоткрытую форточку, подкинул занавески. На плите засвистел чайник.
- Они все любят тебя, Дженсен.
- Тебя тоже.
- Любовь и уважение. Что еще нужно человеку в жизни? - Колин улыбался, как нашкодивший школьник.
«Свобода? Удовольствие?» - нашептывал в голове Дженсена голос Джареда.
Комната Дженсена располагалась на втором этаже дома Фордов - оклеенные бежевыми обоями стены и скошенный потолок. В массивном пустом шкафу все личные вещи Дженсена - две пары джинсов, четыре футболки, два свитера и костюм – умещались на трех вешалках и одной полке. Раз в неделю Вики пылесосила в комнате, вытирала пыль и меняла постельное белье. Окна комнаты выходили на сторону парадного входа. Лежа в кровати, перед тем как заснуть, Дженсен часто смотрел на небо.
Он всегда засыпал быстро, но сегодня что-то не давало ему покоя. Перед глазами метались картинки: холодный двор, источник жизни, плачущая Эльза, гигантские причмокивающие губы, казалось, великан хотел проглотить Дженсена. Воспоминания вспыхивали и исчезали. Когда перед мысленным взором появился Джаред, сознание Дженсена ухватилось за этот образ. «Джефф трахал тебя? Он делал так? Тебе понравилось?»
Возбужденный член уперся в шов трусов. Дженсен сдвинул резинку под яйца, облизал ладонь и обхватил головку.
«Покажи мне, что тебе понравилось, Дженсен. Когда он трахает тебя, Джефф разворачивает тебя лицом к себе или спиной? Он отсасывал тебе? Ты ему? Должно быть, я идиот, если мне нравится говорить о Джеффе с тобой?»
Дженсен шире развел ноги, подкинул бедра вверх. Ему никак не удавалось поймать ритм. Он дергал себя слишком резко и быстро. Кончив, он вытер руки о полотенце.
Засыпая, Дженсен думал о Джеффе. «Нам просто нужно составить четкий план действий, тогда все получится», - сказал он однажды.
В девять утра Дженсен проснулся от перестука молотков – каменщики выкладывали дорожки вокруг источника. В гостиной Вики и еще несколько женщин смотрели танцевальное шоу и вязали. На столе дымился чайник. На кухне пахло свежевыпеченными пирожками.
Дженсен никогда не бывал у Джеффа дома. По-честному, они и не разговаривали толком никогда. Так повелось с самого начала, только короткий обмен фразами: «Будешь кофе? Где Рэнди? Раздвинь ноги, детка».
Подъезжая в воскресное утро к особняку Джеффа, Дженсен чувствовал одновременно неловкость и уверенность. Давно он не испытывал такого удовлетворения от принятия решения. Что-то похожее он ощущал, побеждая в компьютерных играх. Давно. Еще до того, как его жизнь завертелась вокруг источника. Он побеждал. И отдавал власть. В игре он не видел лицо короля. Зато в реальности обязательно рассмотрит его.
Дженсен оставил машину у старого дуба - настолько немощного, что у него не хватило сил скинуть с веток желтые листья.
- Дженсен? – Джефф выглядел сонным и помятым. То ли он вообще не ложился спать, то ли только встал. Одет он был в спортивные штаны и футболку с короткими рукавами. Каждой клеточкой Дженсен чувствовал тепло исходящее от его тела.
- У тебя большой дом, - Дженсен замер посередине гостиной, оглядывая светлую мягкую мебель, жмурясь от солнечного света, льющегося из четырех больших окон.
- Ты мог позвонить.
- Я хотел поговорить с тобой с глазу на глаз.
- Будешь кофе?
От гостиной кухню отделяла высокая барная стойка. На холодильнике стоял небольшой телевизор. На экране мелькали кадры уборки снежных завалов где-то в Миннесоте.
Дженсен подошел ближе, положил раскрытые ладони на барную стойку.
Пока Джефф разливал кофе, его взгляд метался от чашки к лицу Дженсена.
- Спасибо, - Дженсен улыбнулся.
Он не успел сделать глоток, когда Джефф зашел за спину, запустил руки под футболку, погладил поясницу, живот. От этих прикосновений Дженсена пронзило теплом. Он застыл на месте, будто боялся растерять это согревающее ощущение. С Джаредом все было иначе. С Джаредом он куда-то стремился, чего-то добивался, на чем-то настаивал. Они словно танцевали или боролись, хвастаясь друг перед другом своей силой.
Точно. От взгляда Джареда хотелось летать. Под взглядом Джеффа тяжело было шевелиться. Дженсен чувствовал себя снова прикованным к инвалидному креслу. И только Джефф мог помочь ему подняться и исцелить его.
Сила Джеффа околдовывала Дженсена. Когда Джефф впервые толкнул его в лифте на колени и протаранил его губы членом, Дженсен настолько был очарован этой силой, что не успел испугаться. А потом Джефф взял его на руки, довел до оргазма, укачал и убаюкал.
Джефф водил ладонями по животу Дженсена, медленно и долго гладил кругами через одежду пах. Когда у Дженсена перехватило дыхание и не осталось больше сил терпеть трение ткани о кожу, Джефф потянул вниз его джинсы вместе с трусами. Член и ягодицы Дженсена обдало холодом, будто кто-то подул на раскрасневшуюся, вспотевшую кожу. Дышать сразу стало легче, и Дженсен с шипением втянул в себя воздух. Джефф опустился на колени, поцеловал бедренную косточку Дженсена, взял его член в рот. Руки Дженсена все еще лежали на барной стойке. Он сжал кулаки, будто искал, за что ухватиться. Кухня перед глазами поплыла, очертания предметов размазались. Дженсен вцепился взглядом в большую желтую чашку. Сейчас она заменяла для него солнце.
С тихим урчанием Джефф пощекотал языком головку, просунул руку между ног Дженсена, большим пальцем прижал яички, потер промежность ребром ладони. Сначала едва касался, потом увеличил давление, одновременно пропуская член Дженсена в горло. От сильной стимуляции хотелось отстраниться и одновременно получить больше, сжать бедра, как сжималось все внутри, и одновременно развести ноги, насадиться на кружащие около ануса пальцы. Джефф играл с Дженсеном - отстранялся, качал его член на языке, потом заглатывал на всю длину.
Кончая, Дженсен бил сжатыми кулаками по барной стойке.
- Сегодня ты на вкус как лекарство. Вики больше не кормит тебя своими яблочными пирогами?
Он все еще сидел у ног Дженсена. Смотреть на Джеффа сверху вниз было непривычно. Это заводило. Дженсен отмечал каждую деталь: седину на висках, лопнувшие сосуды в глазах, морщины, блестящие от слюны губы, скатавшиеся волоски на внезапно вспотевших руках и выпуклость в паху, натягивающую мягкую ткань спортивных штанов.
Дженсен провел рукой по волосам Джеффа. Джефф встал, поцеловал Дженсена в висок, сдвинул под яйца резинку штанов и толкнулся членом в кулак Дженсена. Он кончил, кусая Дженсена за шею с животным рычанием, от которого у Дженсена снова начало вставать.
Кончил и отсранился, медленно, так же, как снимал, подтянул вверх джинсы и трусы Дженсена.
Джефф ушел за барную стойку, и у Дженсена закружилась голова, словно его лишили необходимой поддержки.
- Твой кофе остыл, - Джефф выплеснул содержимое чашки в мойку и снова включил чайник. Пока чайник кипел, Джефф щурился, разглядывая попеременно что-то за окном и Дженсена.
- Я хотел поговорить, - Дженсен перехватил его взгляд. Глаза у Джеффа были очень темными, почти черными. Эта чернота гипнотизировала не меньше силы Джеффа. Темным глазам хотелось верить, им хотелось исповедаться и поклясться в вечной преданности.
- Рэнди и Вики переписали Фантом-хилл на меня и Колина. Теперь источник принадлежит нам не только по праву второго исцеления, но и по закону.
Джефф нахмурился.
- Я слышал, вы провели обряд на новый год.
- Это был праздник для общины и посвящение новых дважды исцеленных.
- Дважды исцеленными стали Роб Уилсон и Кайл, брат Колина?
- Да.
- Я так же слышал, что их ударили ножом, а потом толкнули в источник. Это и есть обряд посвящения?
- Да, так становятся дважды исцеленными.
- Твое второе исцеление прошло так же? Кто-то… Колин ударил тебя ножом?
- Да.
- Господи, Дженсен! Ты понимаешь, что это противозаконно? Людей нельзя бить, резать, калечить, причинять им боль. Это преступление.
- Случилось еще кое-что, о чем я хочу с тобой поговорить.
- Что может быть хуже кровавого ритуала?!
- Источник жизни лечит не всех.
- Что?
- Вчера приехала Эльза Сулана. Она живет в нашем городе, возможно, ты ее знаешь. Она потеряла ноги в автокатастрофе. Поет в баре.
- Да, я знаю ее.
- Источник отверг ее.
Джефф внимательно смотрел на Дженсена, словно прощупывал и оценивал. Дженсен опустил голову. Джефф шумно вздохнул и хлопнул рукой по столу.
- Твою мать. Сначала ваши кровожадные игры, теперь еще излечение - только дар для избранных. Самое время закрыть это место для посещений и заняться его изучением, пока не выплыли другие побочные эффекты.
- Источник нельзя закрывать.
- Дженсен, источник, конечно, спас тебе жизнь, помог многим и все такое. Но мы о нем ничего не знаем. Если он отверг Эльзу, завтра отвергнет еще кого-то. Обидел одних, выделил других. Люди начнут волноваться. И вскоре станут грызться вокруг источника. Ваши кровавые обряды - первый сигнал всеобщей истерии. Ударить человека ножом - это покушение на убийство.
- Источник спасает людей. Его нельзя закрыть.
- Такими темпами скоро вы начнете решать, кто достоин спасения, кто нет?
- Не мы. Ты, Джефф. Ты, будешь решать. Я перепишу на тебя свою долю. Ты станешь хозяином Фантом-хилл, будешь распоряжаться источником и приказывать людям вокруг него, - Дженсен обошел барную стойку и приблизился к Джеффу. – Ты будешь принимать решения. Станешь хранителем источника.
Пальцы Джеффа сомкнулись вокруг ручки большой желтой чашки. В следующую минуту Дженсен увидел быстро приближающийся к нему желтый глаз великана. Боль пронзила висок и сбила Дженсена с ног. Перед глазами на миг потемнело, и вокруг осыпались осколки желтого стекла.