Текущее время: 21 авг 2017, 08:27




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 53 ]  На страницу 1, 2  След.
"Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод 
Автор Сообщение
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Изображение

Название: Согласен! (И никаких сомнений)
Оригинальное название: Yes Sir (I Don't Mean Maybe)
http://hkath.livejournal.com/559363.html
Автор: hkath
Разрешение на перевод получено.
Перевод: Рыжая Кошь
Фанарт: yorki
Бета: _dakota_, фрутти
Рейтинг: R
Пейринг/персонажи: Джаред/Дженсен, а также стандартный набор персонажей, специальные гости и Оригинальный Мужской Персонаж Марк, плюс немного Вина Дизеля.

Саммари: Путь к отцовству полон сложностей для Джареда и Дженсена, которые вынуждены записаться на модные курсы молодых родителей, чтобы повысить свои шансы на усыновление. Смогут ли они пережить столкновения с навязчивыми репортерами из таблоидов и назойливыми ведущими ток-шоу, справиться с капризами одного особенного робота и противостоять гравитационному притяжению маленькой планеты по имени Вин Дизель? Смогут ли они дойти до конца этой истории целыми и невредимыми? Будет ли флафф? (Спойлер: Флафф будет).

_________________
seriously.


08 дек 2009, 14:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Пролог

Жили-были два крутых чувака, и эти два крутых чувака любили друг друга.

Джареду нравится начинать их историю именно с этих слов – слегка официозно, мило и вполне логично, по его мнению. Дженсен, однако, всегда напоминает ему, что, чтобы история была всем понятна, начинать надо задолго до того, как они влюбились друг в друга. Должен быть пролог, некая преамбула, необходимая для полного понимания их истории.

А пролог начинается вот как: однажды, давным-давно и где-то далеко-далеко (скажем, летом 2008 года или вроде того, в долине возле уродливой старой квартиры Стива, где вечно сломан кондиционер) Дженсен узнал кое-какие хорошие новости и принялся довольно бурно их отмечать. Довольно бурно для Дженсена. Если спросить кого угодно в Голливуде, ничего особенного в этом не было, но Джаред по-прежнему позволяет Дженсену считать себя жестко отрывающимся бунтарем, ведь это так мило.

Короче, хорошие новости носили профессиональный характер: Дженсен только что узнал, что график съемок фильма Крейга Бревера «Шесть белых камней» слегка изменился, и что роль Касвелла, сомнительного в этическом плане охранника, досталась ему, если ему все еще это нужно. Что ж, ему было нужно, еще как. Он и сам не знал, насколько сильно, пока проблемы с графиками и заблаговременными обязательствами не заставили его отказаться от проекта.

Вечеринку вряд ли можно было назвать грандиозной (для этого не хватало Джареда, но Джаред был на съемках в Ирландии, и связаться с ним можно было только по голосовой почте или набрав 15-значный международный код), но она была неплохой и веселой и включала в себя огромное количество марихуаны, текилы и различных изобретенных на месте способов потребить одновременно и то, и другое, иногда с помощью кальяна.

Часа в три ночи по до сих пор никому из присутствовавших неизвестным причинам Дженсен и Стив приняли важное решение – доковылять вниз по улице до круглосуточного магазина за булочками и напитком «Санни Ди». Дженсен был уверен, что булочки предназначались в качестве завтрака-сюрприза для тех страдающих похмельем людей, которые наверняка шатались бы по дому весь следующий день. А «Санни Ди»… ну, просто они были пьяные в хлам. Стив убеждал его в том, что они смогут ощутить вкус каждого входящего в состав напитка пастеризованного фрукта, и почему-то при слове «пастеризованный» у Дженсена потекли слюнки. Он решил проигнорировать странность этой реакции и вместо этого потопал в супермаркет так быстро, как только могли нести его заплетающиеся ноги.
Все шло довольно гладко до тех пор, пока они не подошли к кассе, где на отдельном стенде были рядами разложены ломтики вяленой говядины с шестью различными вкусами, словно дожидаясь того, чтобы свести Дженсена с ума. Никогда еще в своей жизни он не был так рад мясному продукту, даже если считать те упаковки с ленчем от Шнайдера, с которыми мама иногда отправляла его в школу по особым дням, например, когда он особенно хорошо себя вел, или когда умирал дальний родственник, что-то вроде того.
Ну и пусть, едва Дженсен заметил эту башню из говядины, первой же его реакцией было опрокинуть ее на кассовую ленту – он же собирался заплатить за все это. Но кассирша тут же обвинила его в том, что он сломал в кассовой ленте мотор, и вызвала охранников.

Когда показались охранники, Дженсен довольно жевал кусочек мяса с дымком, прикрыв глаза, потому что это помогало ему почувствовать, как натрий поступает в его кровеносную систему в режиме реального времени. Он практически был уверен, что хотел жениться на этом куске говядины и завести с ней маленьких детишек, наполовину людей, наполовину бастурму. Поэтому, когда охрана попыталась вывести его на улицу без говядины, его реакция, разумеется, была слегка беспардонной: он обхватил одной ногой кассовую стойку и достал свой бумажник и принялся размахивать им, настаивая на том, что не уйдет, не взяв с собой много-много фунтов говядины.
Все это время Стив хохотал, попивая вполне законно купленный «Санни Д.», и в основном из-за этого Дженсен принялся кидать на прилавок свои кредитки: он хотел посмотреть, сможет ли он заставить мерзкую жидкость вытечь через нос его друга, когда тот подавится. Ничего не получилось, но зато кассирша тоже начала смеяться, и именно в этот момент появились полицейские и попытались сковать ему руки наручниками. Завидев наручники, Дженсен поднял обе руки над головой, как в каком-нибудь старом фильме, уронив при этом свой бумажник. Один полицейский остановился, чтобы поднять его, пока второй, схватив Дженсена за плечо, уводил того от рая с валяной говядиной.
- Да ладно вам, ребята, - бормотал Дженсен, закатывая глаза. - Я бы все это купил.
- Конечно, конечно, - соглашался полицейский. Его товарищ остановился, чтобы побеседовать со Стивом, который постоянно пожимал плечами, словно говоря «Дженсен, а кто это?»
- Это тот парень, тот самый! - прокричала им вслед кассирша, Дженсен не был уверен, что для копов эти слова хоть что-нибудь значили.

Итак, они запихнули его на заднее сиденье патрульной машины, что, пожалуй, было едва ли не самым веселым событием в жизни Дженсена, а если учесть, что «бастурма», вполне возможно, было самым смешным словом, которое он когда-либо слышал, ночка выходила вполне забавная.
Через пару часов, проведенных в полицейском участке, приехала его агент, заплатила залог и забрала его домой. До этого Дженсен веселился, рассказывая полиции разные забавные истории про Джареда, но, когда Карен увела его, он пошел за ней с удовольствием. Он был вполне уверен, что его не смогут арестовать, если он откажется покидать участок так же, как отказался уходить из магазина, но проверять эту теорию ему не хотелось. К тому же Карен сообщила, что с него сняты все обвинения, и он решил, что это стоит отметить. Поразмышляв над тем, продолжается ли вечеринка без него и Стива, он сообразил, что Стив, наверное, сразу отправился домой после того, как Дженсена забрали. Ненадежный, неверный друг Стив, даже не попытался вытащить его из тюрьмы. Вот Джаред никогда бы не поехал домой в такой ситуации.

Когда они вышли из участка, как раз вставало солнце.
Дженсен яростно моргал, жмурился и все еще был сильно пьян, поэтому едва не врезался в худосочного паренька с ирокезом и цифровой видеокамерой в руках, который поплелся за ним и Карен, постоянно спрашивая:
- Что случилось этой ночью, Дженсен? Все в порядке?

Снова и снова, пока Карен не затолкала Дженсена на пассажирское сиденье своей Хонды и не захлопнула дверь.
- За что тебя забрали? – снова спросил парень уже громче, и Дженсен зачем-то опустил окно и высунул голову, ухмыляясь.

- За пьянство и нарушение общественного порядка, детка. Йу-ху, - сообщил он, чувствуя, как где-то глубоко внутри него маленький трезвый Дженсен медленно умирает от стыда, но в данный момент его это мало заботило.

Чуть позже тем же утром ему позвонил Джаред из Ирландии, начав разговор с фразы «Ох, простите, мистер Бунтарь. Я Вас разбудил?»
- Нгх, - ответил Дженсен.

- Просто мне только что прислали по мейлу очень интересную ссылку. Хочешь узнать, о чем там речь?

- Фгн.

- Ссылка на «Смоукинг Ганн».
Дженсен перевернулся, пряча голову под подушкой и постанывая.

- Так, посмотрим. Тут написано, что твой рост шесть футов и один дюйм, шатен, глаза зеленые. Ты любишь кататься на роликах и долгие прогулки по пляжу. О, а еще вчера тебя посадили в тюрьму. Тут и фотография есть. Хочешь, я тебе перешлю?

- Голова. Болит. Убить, – сообщил Дженсен, надеясь, что Джаред обойдется без подробностей.

- Чувак, как сильно ты вчера нажрался? Ты на этой фотке выглядишь, как обдолбанный. А глаза у тебя стеклянные, как у доктора Дре какого-нибудь.

- Искалечить. Расчленить. Обезглавить, - продолжал Дженсен.

- Ого, словарный запас на уровне старшей школы?

- Распотрошить.

- Эй, ты в порядке, правда? Я хочу сказать, это же не первый признак твоего морального падения или типа того, да? Потому что, если я буду в этом замешан, это испортит мою репутацию.

- Джаред? – практически прорычал Дженсен, поднимая голову и тут же жалея, что пошевелился.

- Да, Бритни?


- Господи, я тебя придушу.

- Точно, ты на скользкой дорожке, - сказал Джаред и нарочито громко захохотал перед тем, как повесить трубку.

После этого Дженсен перевернулся на другой бок и проспал еще почти двое суток. И на этом заканчивается история о вяленой говядине и «Санни Ди», случившаяся в 2008-м году.

Намного позже эта история окажется чем-то большим, чем просто забавной шуткой, которую можно рассказывать на вечеринках (чем она и являлась для Джареда и всех до единого друзей Дженсена), или постыдным эпизодом, о котором спрашивают на пресс-конференциях (как для самого Дженсена).

Но это случится еще не скоро. Прежде, чем прошлое Дженсена вернется, чтобы его помучить, случится кое-что еще – и оно перевернет всю его жизнь вверх дном и станет настоящей отправной точкой данной истории. И это что-то будет куда значительней, чем пьяная ночь в магазине. А случится вот что: Дженсен возьмет и влюбится в своего лучшего друга.


Часть первая

В итоге Дженсен снимался в фильме Крейга Бревера восемь весьма напряженных дней, закончив только перед началом съемок четвертого сезона «Сверхъестественного». Он едва успел заскочить домой за вещами и в результате даже забыл свой набор для бритья в шкафчике, а зубную щетку в стаканчике, и не осознавал этого до тех пор, пока самолет не приземлился в Канаде, и он не ощутил, какой отвратительный кофейный запах идет у него изо рта.
Позже тем же утром, во время первого совместного чтения сценария в этом сезоне, окружающие никак не могли перестать пялиться на Дженсена. Даже Джаред, который в итоге пропустил несколько своих реплик, потому что так увлекся разглядыванием. Дженсен решил, что виной всему его ужасное дыхание, и поэтому старался ни на кого не дышать, но они всё смотрели, пока, наконец-то, как раз когда Ким описывал какому-то парню из команды цифровых эффектов, как именно должно выглядеть адское пламя, у Дженсена не иссякло терпение.
- Чего? – спросил он, оглядываясь.
- Ты, эээ… - начал Кайрус.
- Волосатый, - подсказала Саманта.
- Ты на наркомана похож, - сообщил Джаред, и в какой-то тревожный момент Дженсен не мог понять, шутит тот или нет – как будто они не были лучшими друзьями.

- Ну да, - согласился Дженсен, потирая всклокоченную бороду, оставшуюся на память о предыдущем проекте. - Да, вчера я был наркоманом. Сегодня я - охотник за нечистью. Постарайтесь не отставать.
Все рассмеялись и вернулись к делам. Все, кроме Джареда, который продолжал наблюдать за ним, заставляя Дженсена чувствовать себя как-то странно.
Той же ночью Дженсен отправился за новой зубной щеткой и электрической бритвой. Первое, что он сделал по возвращению в отель, это сбрил наркоманскую бороду, оставив привычную винчестеровскую щетину. После этого он почувствовал себя лучше, словно стал крепче стоять на ногах.
И пускай все равно что-то давило ему на грудь, неприятно сжимало легкие, он решил, что виновато в этом отсутствие полноценного сна.
Все бы ничего, вот только прошло три недели, а странное ощущение в груди никуда не девалось, и Дженсен начал задумываться о рентгене или о чем-то подобном. Он и до этого редко курил, но теперь бросил совсем, а то вдруг от сигарет ему становилось хуже. Не помогло.
Однажды в субботу на его пороге вдруг появился Джаред, которого никто не приглашал, с упаковкой пива и парой пачек чипсов в одной руке и игрой для PS3 в другой.
- Новый Мэдден, - сообщил он, размахивая коробкой перед лицом Дженсена так быстро, что тот не мог разобрать ничего, кроме белого цвета упаковки. - На две недели раньше официального релиза.
Дженсен не ответил, он был занят осознанием того, что, что бы там ни случилось с его грудью, оно было напрямую связано с Джаредом. С его придурковатой улыбкой или кретинским победным танцем, а может быть и с кремом для бритья. Дженсен не был уверен, что именно, но что-то определенно затрудняло его дыхание.
- У меня есть связи, о да! – напевал Джаред, проходя в комнату и сваливая все на стол, пока Дженсен продолжал стоять у двери и безрезультатно пытался вдохнуть.
Джаред отвернулся, запихивая пиво в холодильник, а затем, как ни в чем не бывало, принялся рыться в шкафчиках.
- Так вот, я тут подумал, как насчет десяти, нет, одиннадцати часов беспрерывной игры? У меня есть пиво и чипсы, но нам еще понадобится ночной горшок и Скиттлз.
Возможно, гробовое молчание вместо смеха подсказало Джареду, что что-то не так, и он впервые за день присмотрелся к Дженсену.
- Эй, ты в порядке? – спросил он. Дженсен попытался прийти в себя, ответить какой-нибудь колкостью, но в голову ничего не приходило, и это его бесило. Он нахмурился. Джаред пересек комнату быстрыми шагами и навис над Дженсеном, словно защищающий свои позиции игрок в баскетбол.
- Ты чего, собираешься упасть в обморок? Я могу чем-то помочь?
- Ничего я не собираюсь, придурок, - сердито возразил Дженсен, пытаясь отвесить Джареду подзатыльник, но промахиваясь. - Просто дух перевожу.
Он продолжал стоять на месте, пытаясь вспомнить, как нужно правильно дышать, когда Джаред опустил ему на плечо руку, тяжелую и горячую. Этого хватило. Внутри него все это время словно формировался какой-то электрический виток, и все, что он чувствовал последние недели, – растерянность, смущение, неправильность происходящего, - все внезапно обрело смысл, вся эта дополнительная энергия словно слилась в какой-то новый орган внутри него, который существовал для того, чтобы воспламеняться, едва Джаред до него дотрагивался.
- Вот дерьмо, - пробормотал он, поднимая на друга слегка испуганные глаза.
- Ты принимаешь наркотики? Расскажи мне, - на полном серьезе потребовал Джаред.
- Что? Нет.
- Да ладно тебе, я никому не скажу.
Джаред ободряюще сжал его плечо, и Дженсен ощутил, как что-то внутри него звенит и дрожит в ответ.
- Ты действительно думаешь, что я наркоман? – спросил он, и Джаред пожал плечами.
- Что еще я могу предположить? Ты ведешь себя странно с самого возвращения. Ты практически не смотришь мне в глаза, и…
- Нет, Джей, - сказал Дженсен, пытаясь вложить в короткую фразу как можно больше смысла.
- Я слышал о том, как ты разнес… что?
- Я не принимаю наркотиков. Я просто… черт.
Он остановился, внезапно осознавая, как близко находится лицо Джареда, как напряжены его глаза, в которых отражалось легкое раздражение и ожидание того, что скажет Дженсен. Проблема состояла в том, что Дженсен не мог придумать ничего смешного, чтобы разрядить обстановку. Он вообще не мог ничего придумать, поэтому в итоге он сделал то, что его мозг категорически запрещал ему делать: он выпрямился, глубоко вздохнул, гораздо глубже, чем во все предыдущие недели, и поцеловал Джареда.
Это и поцелуем-то назвать было нельзя, скорее каким-то столкновением. Они неловко стукнулись носами, и через три секунды Дженсен прикрыл глаза, сосредоточившись на теплых губах Джареда и стараясь не думать о том, что его лучший друг вот-вот прервет поцелуй и посмотрит на него с удивлением, злостью или (пожалуйста, Господи, только не это) отвращением.
Ничего такого не случилось. Или, точнее, случилось первое, потому что невозможно перейти ко второму поцелую, если первый длится вечно. Но никаких полных отвращения взглядов не было. Вместо них был еще один поцелуй, а потом еще один, и рука Джареда на груди Дженсена, и руки Дженсена в волосах Джареда, и постепенное осознание того, что никто не собирается отколотить Дженсена почем зря.
Первым отстранился Джаред, слегка отклонился, чтобы можно было посмотреть Дженсену прямо в глаза, и сказал «Наконец-то», таким тоном, словно давно готовился произнести эту фразу.
- Ты что, ждал этого? – спросил Дженсен, и Джаред кивнул, медленно и сонно моргая. - Надо было мне сказать.
- Что, и ускорить твой мысленный нервный срыв? – спросил Джаред. - Да тебя только что чуть кондрашка не хватила.

Дженсен нахмурился.
- Неправда.
- Ты - чокнутый, - сообщил Джаред, снова наклоняясь, словно эта фраза требовала немедленного скрепления поцелуем. Дженсен встретил его на полпути, не в силах сопротивляться.
Остаток дня они провели тут же, на диване, постепенно раздевая друг друга. Телевизор никто так и не включил, и к заходу солнца они уже успели поссориться насчет того, кто должен встать и включить свет, так ни к чему и не придя. Поэтому теперь Дженсен лежал в темноте, удобно свернувшись рядом с Джаредом и положив голову на его голый живот.
- Теперь уже ничто не будет прежним, - грустно сказал он, показывая рукой между ними.
- Верно, - согласился Джаред, прикрывая глаза. Времени было всего полдесятого, Дженсен был частично прижат к дивану здоровенным сонным полуголым парнем, и не то, чтобы его это напрягало.
- Все будет еще лучше, - пробормотал Джаред. - Вот увидишь.
Дженсен хотел бы поднять в честь этого тост, или сплюнуть в ладонь и прочесть заклинание, или дать какую-нибудь клятву, сцепившись мизинцами. Ему казалось, что подобное обещание требует немного магии для закрепления, но оказалось, что вполне хватило того, что они вместе уснули, медленно и размеренно дыша в унисон.
Да и то, что поутру он проснулся, чувствуя руку Джареда на своем члене, тоже не помешало.


Если подумать, они могли бы встречаться тайком. Было бы забавно – переглядывание украдкой во время обеда, тайные встречи в трейлерах, кодовые слова и все такое. Но им и в голову не пришло скрываться на работе. Тем лучше, потому что Дженсен был уверен, что это было бы невозможно – очевидно, что всякие печальные взгляды и частые прикосновения выдали бы их с головой.


Если честно, после того, как вся команда узнала новости, мало что изменилось. Какое-то время так и продолжалось: они не скрывались, но и не выставляли себя напоказ, но потом кто-то сказал пару слов кому-то еще, и уже в следующий момент папарацци в лице знакомого паренька с ирокезом уже поджидали их возле дверей дома Джареда, направляя камеру им в лицо, когда они вышли на утреннюю пробежку.
- Я тебя знаю, - сказал Дженсен.
- Привет еще раз, - ответил парень, глядя на экран своей камеры. - Собираетесь пробежаться, ребята?
- Как тебя зовут? - спросил Джаред, натягивая поводок Сэди, чтобы она не убежала.
- Марк, - ответил тот.
- Ты проделал такой путь, чтобы добраться сюда, и что ты надеешься от нас услышать?
Джареду наконец удалось успокоить Сэди, и, видимо, это слегка успокоило его самого.
- Ну, - Марк удивленно моргал. - Не знаю. Тебе предоставить весь список?
Дженсен поднял глаза как раз вовремя, чтобы заметить дьявольскую ухмылку на лице Джареда. Затем Джаред обнял Дженсена за плечи, открыл рот, и через двадцать четыре часа об их отношениях узнал весь мир.
И снова мало что изменилось. Конечно, их мамы позвонили им практически одновременно, но вердикт был вынесен следующий: они давно заметили, что происходит что-то хорошее, только они не знали, что именно. Так что данное открытие было лишь завершающим кусочком мозаики.

Шло время, они по-прежнему были вместе. Дженсен переехал к Джареду, хотя практически все их знакомые утверждали, что для этого еще слишком рано. Когда Джаред повелся и начал было сомневаться, Дженсен принялся ныть, что у Джареда дома гораздо лучше напор воды, чем в его комнате в отеле, и Джаред рассмеялся, принял решение и сказал:
- Ты хочешь меня только ради минета в душевой кабинке.
Дженсен усмехнулся в ответ.

В следующий понедельник они проснулись в одной постели, их общей постели, и Джаред обхватил Дженсена обеими руками, крепко сжимая в объятиях.
- Не хочу на работу, - пробормотал он и потерся о бок Дженсена, как сонный медведь. Очень возбужденный сонный медведь.
- Боже, я ужасно на тебя влияю, - Дженсен попытался поцеловать Джареда, не открывая глаз. В итоге получилось только облизать Джареду нос, тот рассмеялся.
- Моя безупречная трудовая этика! Она исчезла!
- Ты излечился.
- Благодаря Вам, доктор Эклз, - сказал Джаред. Дженсен слегка приоткрыл глаза, чтобы посмотреть, как Джаред облизывает губы, опуская взгляд вниз, к паху Дженсена.
- Не благодари меня, - задыхаясь, ответил Дженсен, чувствуя, как Джаред медленно обводит языком головку его члена, безо всякой прелюдии. - Работа такая, знаешь ли. Спасать жизни, принимать роды, излечивать болезни…
А потом Джаред взял его в рот полностью, и все подколки напрочь вылетели из головы, ему оставалось только сдерживаться, чтобы не свалиться с кровати.
Да, вот уж что он ценил, так это хороший минет, в душе или в кровати, какая разница.

Таким было их первое утро. Они любили шутить, что все остальные дни начинались точно так же, как первый, только с разными вариациями. То утро, когда они два раза подряд занимались энергичным сексом под играющую на заднем плане музыку из прогноза погоды? Почти никакой разницы. А вот то утро, когда Джаред проснулся с температурой и весь покрытый чешущимися рубцами? Большая разница.


Однажды они серьезно поссорились. Спросите любого из них, они скажут, что не помнят, из-за чего все началось, но оба соврут.
Все началось, когда Джареда пригласили на пробы в фильме Родриго Гарсии, и его агент сказал, что их гомосексуальность привлекает к ним дополнительное внимание. Дженсен имел два мнения на этот счет – с одной стороны, возможность предоставлялась отличная, и Джаред ее заслуживал. С другой, как-то странно со стороны агента вот так намекать, что их отношения можно использовать как платформу для карьерного роста. Ведь по идее должно было быть наоборот, правда? Все ожидали, что их отношения только усложнят профессиональный рост, и к этому Дженсен был готов, а вот к тому, что происходило теперь, - нет.
Джаред все же полетел на встречу с Гарсией в Лос-Анджелес, где провел три невеселых дня, стараясь не думать о том, что скоро они оба подпишутся на летние проекты, и им придется провести в разлуке несколько месяцев. Было тяжело, и хотя встреча с Гарсией прошла отлично, сами пробы не удались, и Джаред толком не мог понять, почему. Ему отказали в мягкой форме, сказав, что роль не очень ему подходит, но Родриго будет рад поработать с ним над будущими проектами, хотя Джаред был уверен, что последняя часть была откровенной ложью.
Потом он отменил свой утренний рейс и прилетел домой ночью, проник в дом, забрался в кровать к Дженсену, и до тех пор все было хорошо, пусть и немного натянуто. Дженсен проснулся, подвинулся, спросил, как все прошло, на что Джаред, вздохнув, ответил: - Могло бы быть и лучше.
Дженсен сочувственно поцокал языком, Джаред откинулся на подушки и снова подумал о тех месяцах, когда они, возможно, будут разлучены, и сказал: - Ничего страшного. Я буду продолжать давить на свой гомосексуализм, кто-нибудь в итоге клюнет.
Если подумать, то проблема была даже не в том, что над этим не стоило шутить, а в неудачной формулировке.
Дженсен, который последние три дня провел, пытаясь доказать себе, что он вовсе не трофейный бойфренд, совсем не нашел сказанное смешным. Впрочем, как и Джаред. Точнее, сначала Джаред решил, что словосочетание «трофейный бойфренд» ужасно смешное, но, когда развившийся из этого спор плавно перетек во взаимные обвинения во всем подряд, по поводу и без, включая невыполнение обязанностей по дому, он перестал видеть в происходящем хоть толику юмора.
В итоге Дженсен собрал сумку и ушел, поселившись в отеле, где жил раньше, в том же самом номере. В этот раз он даже не забыл свою бритву и зубную щетку, что расстроило его еще сильнее. На работе все ходили вокруг них на цыпочках, а они ходили на цыпочках вокруг друг друга. К совместным сценам они подходили как к заминированному полю, и в основном у них получалось не нарваться на мину. Но это было нелегко.

Это продолжалось почти две недели, пока один из них не сорвался. Кто именно сделал первый шаг, ну, это зависит от того, кто рассказывает эту историю – почему-то никто из них не против того, чтобы отдать лавры за примирение другому. Достаточно сказать, что были от души использованы такие фразы как «Прости», «Я скучаю» и «Возвращайся домой», и все закончилось хорошо.

Эту ссору нельзя назвать единственной, но она была первой и самой крупной, с которой сравнивались все последующие конфликты. Был еще тот раз, когда у Дженсена случилась паника по поводу отсутствия у них обоих какого-либо гомосексуального опыта, за исключением друг друга, и он изобрел непродуманный план по спасению ситуации. Или когда Джаред объявил мораторий на любую сексуальную активность, чтобы не нарушать профессиональную счастливую полосу, на которой он якобы находился в тот момент. Впрочем, с первым разом ничто не могло сравниться.


Через пару лет шоу закончилось (само по себе и со взлетом рейтингов ближе к концу), и за этим последовало немало ночных бесед об их «семейном положении». Важные решения и все такое.

Само собой разумеется, дом надо было продавать, но еще надо было решить, где жить после этого, и что делать в новой реальности, где им не придется одновременно вставать и идти на работу каждое утро. Эта мысль кружила им голову – больше никаких отговорок, теперь они точно знали, что созданы друг для друга, и этого было достаточно, чтобы удержать их вместе, что бы ни случилось.
Последнюю ночь в Ванкувере они провели на надувном матрасе, так как кровать уже отправилась в Калифорнию. Дженсен лежал с открытыми глазами, слушая, как тихонько похрапывает Джаред, чувствуя, как от надувной подушки постепенно затекает шея. Наконец, около половины второго ему пришлось признать, что в его бессоннице виновата не подушка. Он осторожно соскользнул с матраса, нашел за дверью в холле свой синий чемодан, в котором в основном хранились носки и футболки.
Оно лежало в переднем кармане, как и прежде, и Дженсен чувствовал себя нервным идиотом из-за того, что снова проверял, на месте ли оно. Но потом он понял, что не только проверяет, не исчезла ли маленькая черная коробочка. Не в этот раз. Он взял ее в руку, чувствуя, как холодная кожа теплеет в его ладони.
- Дженсен, - позвал Джаред гнусавым ото сна голосом.
- Ага, - откликнулся Дженсен и не стал убирать коробочку обратно в чемодан.
Он пробрался обратно к кровати, лавируя между коробок, и увидел, что Джаред устроился посередине матраса, наблюдая за ним. Когда Дженсен принялся залезать на матрас, равновесие полетело к чертям, и в итоге они оба оказались на его половине кровати, тесно прижатые друг к другу.
- Я не буду скучать по этому матрасу, - сообщил Джаред, шевеля голыми ступнями, свисающими с края сантиметров на десять.
- Но в этой комнате случилось немало хорошего, - заметил Дженсен.
Если б он откинул голову назад, то увидел бы отчетливый след, который остался на стене от кулака Джареда в то утро, когда Дженсен в первый раз решил разбудить его минетом-сюрпризом. В общем-то, это было в первый и последний раз, если учитывать то неконтролируемое размахивание руками и ногами, которое возникало, если он пытался разбудить Джареда при помощи секса.
- Надо было измерить твой рост, - сказал Джаред, - нарисовать линию у дверного косяка.
Дженсен засмеялся и прислонился лбом к виску Джареда, крепко сжимая в свисающей с матраса руке заветную коробочку.
- Да, и в этом бы не было ничего странного, - сказал он.
- В нашем новом доме так и сделаю. Мне же нужно иметь заметки, чтобы знать, когда ты начнешь становиться ниже, старикашка. Сэди и Херли тоже.
- Они тоже начнут уменьшаться?
- Я хочу их измерить. Им понравится.
- Они и не заметят.
Джаред протянул руку и провел пальцами по волосам Дженсена, спадающим на лоб.
- Тебе тоже понравится, - сказал он.
Дженсен откашлялся.
- Эй. Я собирался подождать до тех пор, пока мы не переедем в новый дом, но…
Он положил коробочку Джареду на живот и не стал убирать левую руку, опустив ладонь на теплую кожу над пупком.

Медленно и очень аккуратно Джаред взял подарок, вопросительно глядя на Дженсена.
- Мы в последнее время много говорили о будущем, - сказал Дженсен, потом, осознав, что Джаред не шевелится, добавил. - Открывай же.
Джаред так и сделал, уставившись на содержимое.
- Ты что, шутишь надо мной?
Дженсен всего лишь улыбнулся.
- Так вот почему ты… - Джаред достал из дорогого футляра старое серебряное кольцо. - Я думал ты снял его, потому что сериал закончился. Я думал, это один из твоих бзиков.
- Знаю, - весело сказал Дженсен.
- Конец эпохи, - сказал Джаред, щурясь и глядя на Дженсена через кольцо. - Однако я ошибался.
- Выходи за меня? – предложил Дженсен.
Он планировал сказать еще много чего, но в итоге самые простые слова слетели с губ первыми.
Джаред лежал, не двигаясь, перекатывая кольцо между большим и указательным пальцем, и в какой-то страшный момент Дженсен понял, что не имеет ни малейшего понятия, чем закончится эта ночь. Потом Джаред надел кольцо, слегка сжал пальцы в кулак и попытался поймать кольцом отражение света от уличных фонарей.
- Да, - наконец сказал он. - Конечно же, да.
На следующий день они проспали и проснулись словно захмелевшими от секса. Они чуть не опоздали на свой рейс, но оно того стоило.



И сама церемония, и последовавшая за ней вечеринка прошли словно в тумане, но, к счастью, младшая сестренка Джареда сделала достаточно фотографий для памятного альбома. Что помнит Джаред: очень чистые ковры, запах полировки для дерева и свечей, как мама Дженсена внимательно смотрит на него и улыбается. Что помнит Дженсен: восхитительные маленькие тефтельки и то, как он мог расслышать голос Джареда даже из соседней комнаты.

Осознание того, что теперь они женаты, пришло к Дженсену уже в воздухе, где-то на середине пути до Коста Рики.

Была середина ночи, точнее, даже ближе к утру. Они могли бы уехать на следующий день, но так было гораздо лучше – продолжение самого длинного дня в их жизни, и они оба невероятно устали, уже преодолев ту фазу, в которой они беспрерывно и бездумно хихикали надо всем подряд, и теперь испытывали только эйфорию и легкое головокружение. Джаред прислонился к плечу Дженсена, дыша глубоко и размеренно, устремив взгляд куда-то за окно, в темноту за их неясными отражениями в стекле. Их сцепленные руки лежали у Дженсена на коленях, большим пальцем Джаред осторожно водил по его бедру.

- Мы вроде бы собирались поспать в самолете, - прошептал Дженсен, уткнувшись Джареду в волосы.

- Да, - согласился тот, вытягивая ноги дальше в проход, так что его ступни исчезли в темноте за пределами круга света, отбрасываемого лампочкой у них над головой, - надо бы.

- Со временем.

Улыбку Джареда он не увидел, но почувствовал. Голова казалось тяжелой, поэтому он склонил ее к Джареду на плечо, позволяя теплым растрепанным волосам щекотать ему нос и щеку. Запах пота и сладостей, смешанный с пивом, и немного обивки самолетных кресел. Дженсен глубоко вдохнул.

- Но я хочу бодрствовать вечно и превратиться в дерганого психопата, - протянул Джаред тоненьким дурацким голосом. Слегка поддразнивая, словно он облекал в слова мысли Дженсена, вместо того, чтобы выражать свои собственные.

Дженсен хмыкнул, споря скорее с самим собой, чем с Джаредом.
- Сон – это хорошо. Я люблю спать больше всего на свете. Вот только…
- Больше всего на свете? – голос Джареда звучал мягко и успокаивающе рядом с его ухом.
- Ну, сон на втором месте.
- Так-то лучше.
- Я просто…
- Да, я знаю, - Джаред провел кончиком пальца по кольцу Дженсена, задержался на секунду, поглаживая металл. Затем он принялся щекотать его руку, водя по ней пальцами, - я тоже.

Они помолчали еще немного, вместе борясь со сном. Через некоторое время Джаред потянулся и выключил ночник, сворачиваясь возле Дженсена и зевая. Дженсен еще чуть-чуть посидел в темноте, думая: «Вот оно».

Остаток его жизни, вот так он и пройдет.

_________________
seriously.


08 дек 2009, 14:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Часть вторая

Они по-прежнему ссорились по пустякам, устраивали марафоны по видеоиграм; и были моменты, когда их отношения казались большой ошибкой, и моменты, когда они казались сном. Свадьба была всего лишь очередным их этапом. Это открытие стало некоторым шоком для обоих, но, когда они привыкли к этой мысли, она стала их только успокаивать.

Дженсен снимался в фильме Роберта Родригеза вместе с Карлой Гуджино, и целых девять недель он провел, играя на фоне зеленой материи, в павильоне, который находился всего в двадцати минутах от их дома. Джаред купил себе фартук с рюшечками и всю неделю развлекался тем, что встречал Дженсена у дверей с бокалом мартини, к чему, по его собственным словам, Дженсен так и не привык.

Джаред подписался на съемки в пилотной серии нового шоу, но из-за перемен в руководстве канала его так и не сняли.
- Самая легкая работа в моей карьере, - сказал Джаред, грустно улыбаясь. Следующую неделю он провел, разбирая их коллекцию дисков, выкидывая ненужные и составляя список тех, которые надо бы было купить, с помощью какой-то компьютерной программы, позволяющей ему отслеживать столько переменных, сколько его душе было угодно. Дженсен старался по возможности не мешаться под ногами.
Отсняв три эпизода в «CSI: South Central» и проведя неделю в качестве приглашенного судьи на шоу «Childstar», Джаред начал немало времени проводить за компьютером. Поначалу он не хотел показывать Дженсену, чем занимается, и Дженсен быстро понял, что не стоит даже и спрашивать, потому что после первых двух попыток Джаред уже не просто отказывался отвечать, но еще и кидался в Дженсена первыми попавшими под руку предметами.

В результате однажды ночью Джаред бросил Дженсену на колени сценарий. Пока Дженсен читал, что получилось, Джаред так разнервничался, что выбежал из дома и провел два напряженных часа, болтая с новыми соседями из дома напротив. Удивленная молодая семья не знала, что и думать о паникующем молодом человеке, но они были достаточно хорошо воспитаны, чтобы улыбаться и кивать до тех пор, пока Дженсен не закончил чтение и не пришел забрать Джареда домой.

Следующие две недели Дженсен провел, делая все возможное, чтобы заставить Джареда не удалять, не сжигать и не предпринимать никаких других попыток по уничтожению сценария, неожиданно оказавшегося объектом лютой ненависти Джареда. В качестве отвлекающих маневров Дженсен использовал секс, споры по поводу того, какая из Черепашек-ниндзя была самой жалкой, и даже дал денег мороженщику, чтобы тот появлялся на их улице в два раза чаще, чем обычно. Последнее средство оказалось наиболее эффективным, и не только потому, что Джаред просто обожал мягкое мороженое, но еще и потому, что его отвлекали соседские дети, иногда на несколько часов. В итоге Джаред мог полдня играть с ними в полицейских и грабителей или судить соревнования «Кто надует самый большой пузырь из жвачки?»

Дженсен был совершенно уверен, что замужество превратило его в злобного манипулирующего гения.
А еще он был совершенно уверен, что Джаред, играющий в больницу для плюшевых мишек с приболевшим соседским четырехлетним малышом, - это лучшее зрелище, что он видел в своей жизни, так что они были в расчете.

В общем, сценарий в итоге все-таки попал в руки к агенту Джареда, и на какое-то время им практически удалось о нем забыть. Джаред согласился на роль фельдшера в сериале «Транзит», и Дженсен даже не ожидал, что вид Джареда во врачебном халате может его настолько возбудить. Фильм Роберта Родригеза, у которого теперь появилось название «Оазис», набирал обороты на рекламном фронте, что привело в свою очередь к множеству занудных телефонных интервью и парочке появлений Дженсена на телевидении. Еще несколько недель ему практически удавалось игнорировать ту единственную, гигантскую, грозящую изменить их жизнь идею, которая маячила на грани его сознания.

Дженсен снялся в шоу Джимми Киммела и вернулся оттуда домой невероятно вымотанным, чувствуя себя из-за этого стариком, потому что он по опыту знал, что нынешнюю рекламную кампанию сложно назвать очень напряженной. Хотя Киммел всегда был на редкость утомителен, и Дженсен вечно чувствовал себя так, словно ведущий смеется над ним. Не говоря уж о том, что Киммел был помешан на гомосексуальных отношениях. Практически все интервью Дженсена состояло из вопросов, касающихся исключительно их с Джаредом личной жизни, и, хотя он периодически пытался перевести разговор в более безопасное русло, ему едва удалось один раз упомянуть название нового фильма. В результате показанный трейлер вообще потерял всякий смысл в таком контексте.

Джаред в студию не приехал. В качестве оправдания он заявил, что ему завтра придется рано вставать, но Дженсен был уверен, что по его возвращении домой Джаред будет еще бодрствовать, и не ошибся.

- Лентяй, - сказал Дженсен, падая на кровать, где Джаред пил пиво и смотрел рекламный ролик про новое чудо сантехники, Mighty Putty. - Мог бы и со мной пойти.
- Кто-то же должен был остаться дома, чтобы следить за этим, - показал на экран Джаред. - Ты вот знал, что эта фигня может склеивать железо и бетон?

- Знал, - улыбаясь, признался Дженсен. Он встал на четвереньки на кровати, подполз ближе и поцеловал своего мужа. - Чувак, они показывают этот ролик уже лет двадцать. Некоторые зрители до сих пор выбривают полоску на брови, как это делал Ванилла Айс.

-Серьезно? – спросил Джаред, снова глядя на экран телевизора. Потом он рассмеялся и толкнул Дженсена в плечо. - Врунишка.
- Но ты поверил!
- Ты отлично выглядел сегодня, - сказал Джаред. - Им почти удалось придать тебе презентабельный вид.

- Киммел меня ненавидит, - сообщил Дженсен. Он улегся поверх покрывала и пару раз толкнул Джареда головой в плечо, пока тот не уловил мысль и не выключил телевизор.
- Да, похоже, что он получает немало удовольствия, мучая тебя.
- У меня до сих пор в ушах звенит его садистский смех, - сказал Дженсен и поежился. - Фу.

Джаред поставил пиво на тумбочку у кровати, улегся рядом и утешающее погладил Дженсена по руке.
- Итак. Лохматая задница, да?
- Чего? - Дженсен зевнул.
- "Не смог устоять перед его лохматой головой и задницей", вот как ты сказал.
- Что? Когда?
- По телевизору, только что. Перед миллионами зрителей. Которые теперь думают, что у меня лохматая задница! - Джаред выпятил губы, по-детски дуясь.
- Я совсем не то имел в виду!
- Но прозвучало именно так.

Дженсен виновато улыбнулся.
- Знаешь, большинство фанатов считают тебя таким неотразимым, что простят и лохматую задницу.
- Главное, чтобы они не подумали, что у меня на месте члена хвост.
- Ну, - протянул Дженсен, еле сдерживая смех. Он опустил руку под одеяло, нащупывая член Джареда, поглаживая его сквозь шорты, такой теплый и уже слегка влажный, и чувствуя, как он медленно затвердевает под тонким хлопком. - Только мне дозволено проверить, так это или нет.
- Ага, - Джаред дышал часто и прерывисто. - У моего члена есть свой собственный фашистский режим.
- И ты об этом знаешь, - Дженсен попытался просунуть руку под резинку его трусов.

Джаред скинул одеяло, чтобы оно не мешалось, и застонал, закрывая глаза, когда Дженсен стянул его шорты вниз и взял его член в руку.

- Дамы и господа, - объявил Дженсен. - Диктатор членов.
- Король пенисов, - поддержал Джаред, ухмыляясь; его дыхание сбилось еще сильнее. - Эй, вот так они и должны были тебя представить.

Дженсен сделал паузу, чтобы сплюнуть себе в ладонь, и продолжил работать над Джаредом быстро и уверенно, двигаясь прямо к цели. Через несколько минут Джаред начал дрожать, Дженсен погладил его яйца, легонько сдавливая, чувствуя, как они напрягаются и сжимаются в его ладони. Джаред ловил воздух ртом и постанывал, и, когда Дженсен вернулся к своему предыдущему занятию, потребовалось всего несколько долгих поглаживаний и ласк, чтобы довести Джареда до оргазма.

Он кончил, дрожа всем телом, хватаясь за плечи Дженсена. Тот поддерживал его все это время, затем вытер несколькими салфетками, которые смял и выбросил куда-то в сторону помойки, стоявшей в углу. Недавно они осознали, что если они будут заранее защищать постельное белье от пятен спермы на нем, то им понадобится меньше времени на стирку, а значит, останется больше времени на секс. Система получилась отличная. Они оба так думали.

- Эй, так… - через некоторое время начал Дженсен, у которого закончились отвлекающие маневры. Но та самая идея на грани его сознания росла как опухоль, и игнорировать ее становилось все сложнее.
- Да? – пробормотал Джаред, делая слабую попытку дотянуться до Дженсена с закрытыми глазами, видимо, думая, что Дженсен ждет ответной услуги.
- Я кое о чем хотел с тобой поговорить.

Дженсен сел на кровати, делая вид, что очень увлечен расстегиванием своего ремня, стягиванием носков, расстегиванием каждой пуговицы на рубашке. Джаред приподнялся, опираясь на локти, его лицо все еще было раскрасневшимся и расслабленным, хотя его глаза подозрительно сузились, когда он заметил напряженное выражение на лице у Дженсена.
- Это случайно не относится к тем вещам, которые уже случились, и теперь ты хочешь задним числом получить мое одобрение, а? – спросил он. - Например, «Ой, я тут купил буксир и капитанскую фуражку, собираюсь ловить крабов, надеюсь, ты не против?»

Дженсен нахмурился.
- Я не думаю, что буксиры кто-нибудь использует для…
- Да не важно. Дженсен, говори. В чем дело?

Дженсен пожал плечами, потом принялся стягивать все еще не до конца расстегнутую рубашку через голову.
- Ничего особенного, - сказал он, и его голос был слегка заглушен рубашкой. - Просто я тут думал. О детях. Младенцах.

Он бросил рубашку на кресло, не оборачиваясь к Джареду.
- Что ты об этом думаешь?
- Серьезно? – спросил Джаред. Через несколько секунд он продолжил, тихонько дотронувшись до руки Дженсена. - Я удивлен, что твоя мама никогда не рассказывала тебе об этом, Дженсен, но есть такое поле с волшебной капустой, и там…
- Ты хочешь ребенка? – перебил его Дженсен, на этот раз оборачиваясь и глядя ему в глаза, замечая, что выражение лица Джареда вовсе не соответствовало его шутливым словам. - Потому что мне кажется, что я хочу.

Джаред хмыкнул и сжал губы. Из-за этого он стал немного смахивать на лягушку.
- Как бы, скоро, - принялся заикаться Дженсен. - Знаешь. Мне бы хотелось.

Уголки губ Джареда слегка дернулись, затем еще чуть-чуть, а потом он практически не мог говорить из-за того, что широко улыбался.
- Ты придурок чертов, - сказал он, но с такой теплотой в голосе, что Дженсену было все равно, что его только что обозвали идиотом. - Конечно же, я хочу, чтобы у нас с тобой были дети. Чувак, да я постоянно твержу об этом.

А ведь и правда, осознал Дженсен. Небрежные замечания, типичные фразы из серии «наши дети никогда не будут так вести себя на людях», но не только это, а еще и реальные планы – чему он хотел бы научить ребенка, куда бы стоило с ним поехать.

- Ох, - сказал Дженсен.
- Да, - согласился Джаред. - Ох.
- Тогда…
- Тогда снимай свои штаны, сучка, - сказал Джаред, хлопая его по заднице. - Нам еще надо ребенка сделать.

Дженсен послушался, залезая на Джареда сверху и бормоча что-то насчет того, что проткнет дырку в его диафрагме.

Несмотря на Джимми Киммела, ночь действительно удалась.
….
И вот наступает тот самый момент в данной истории, когда нам следует снова вспомнить о прологе. Помните пролог? О котором Дженсен еще думал, что он очень важен?

Так вот, юрист, которого они наняли, Дана, тоже считала, что пролог имеет немаленькое значение.
- У вас есть запись об аресте в личном деле, - сказала она Дженсену, сжимая руки в кулаки на коленях и сильно раскачивая ногой. - И не имеет значения, за что вы были арестованы, это в любом случае усложнит дело.

- Но ведь все обвинения были сняты, - возразил Джаред. Он быстро отмахнулся от подошедшей официантки, и отсутствующе провел кончиками пальцев по ободку своего пустого стакана. - Разве это ничего не меняет?

- Немного, - согласилась Дана. - Судимости не было, и это можно назвать положительным фактором. Но я не хочу опираться на факты, которые могли бы случиться, но не случились, ребята. Записи об аресте вполне достаточно, особенно, если учесть, что прочитать об этом может любой, у кого есть компьютер и хоть немного мозгов, и я уверена, что, прежде чем передать вам на руки ребенка, любому придет в голову поискать немного информации о вас в Гугле.

- Тогда что же нам делать? – спросил Джаред. Дженсен просто сидел на месте, пытаясь удержать в желудке те полсэндвича, которые он успел съесть до прихода Даны.

- Публичное пьянство. Нарушение общественного порядка. Кто-нибудь увидит это, соотнесет с твоим именем, Дженсен, и вдруг все решат, что у тебя проблемы с моралью. Проблемы с поведением. И, кстати, они будут иметь полное право судить тебя, опираясь на эти факты. Усыновление – процесс крайне личный и субъективный.

- Да, но что нам делать? – Снова спросил Джаред. Он выглядел нервным, раздосадованным и разочарованным донельзя. Дженсен подумал о том, что это он виноват в нынешнем выражении лица Джареда, и его живот скрутило еще сильнее.

- Вообще-то, у меня есть одно предложение, - сообщила Дана. - Но вот только... Если вы сделаете, как я предложу, некоторые агентства могут вас принять. Если вам повезет, без особых гарантий. Но, скорее всего, вам это сильно не понравится.

Дженсену пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем он смог вымолвить хоть слово.

- Что? – спросил он. - Нам понравится, я обещаю. Все, что угодно, если это нам поможет.
- Да, послушайте, - подхватил Джаред. - Вы должны отдать нам должное, мы постараемся.

Она вздохнула и обвела их обоих взглядом, словно пытаясь решить, можно ли им доверить тот рецепт семейного счастья, которым она собиралась с ними поделиться. Затем она наклонилась и достала из своего чемоданчика две одинаковые красные папки. Протянув каждому по одной из них, она неловко откашлялась.

- «Маленькие чудеса»? – вслух прочел Джаред. Он открыл свою папку, и Дженсен просто наклонился ближе, чтобы читать через его плечо. - Докажите, что вы достойны иметь детей? Присоединитесь к восьминедельному курсу интенсивного родительского семинара, который проводится доктором Дейлом Вебером, гордым отцом шестерых (с половиной)… С половиной?

Дана пожала плечами.
- Может, один ребенок усыновлен.

Дженсен откашлялся.
- Или он карлик.
Джаред фыркнул.
- Я знаю, - сказала Дана. - Знаю, что это звучит ужасно глупо, ладно? Но я позвонила Ричарду Прессу, который работает в организации «Агенты по усыновлению», и он сказал, что они обычно смотрят на рекомендации из подобных мест. По крайней мере, это подтвердит вашу приверженность делу.
- О да, - кивнул Джаред. - Целых восемь недель приверженности делу. Вы только подумайте.

Они с Дженсеном обменялись вопросительными взглядами. Все-таки, речь сейчас шла об их дальнейшей жизни, не так ли?
- Думаю, восемь недель мы продержимся, - сказал Дженсен, и Джаред кивнул.
- Отлично! – хлопнула в ладоши Дана. - Теперь вам надо записаться как можно скорее, потому что классы заполняются очень быстро, а у этого доктора только два семинара в год. И обязательно убедитесь, что вы получите письменное подтверждение того, что вы занимаетесь в этих классах, и какой-то сертификат, когда закончите проект. Если вы принесете мне эти документы, возможно, у меня получится запустить процесс легальным образом.
- Они тут постоянно используют выражение «применять на практике», - заметил Джаред, поедая картошку-фри и перелистывая страницы в папке, капая жиром на бумагу. - На пятый раз это начинает слегка пугать.

Дана промолчала, улыбаясь.

...

В тот же день вечером, придя домой, они снова, не торопясь, изучили всю информацию. Надо заметить, что в папке не содержалось ничего конкретного – например, описаний того, что именно они будут делать на занятиях, только масса размытых фраз касательно родительских обязанностей, и, да, действительно, просто-таки нездоровое использование слов «на практике». Джареда это подвигло на периодическое пощипывание Дженсена, когда ему вздумается и оправдывался он тем, что «практикуется». Как ни странно, это срабатывало, потому что Дженсена фраза смешила так сильно, что он не мог сердиться на Джареда.

Семинар оказался дороже, чем они ожидали. На самом деле, он оказался таким дорогим, что они залезли в Интернет, сидя рядышком за компьютером, разъезжая туда-сюда на офисных стульях, и прочитали все возможные статьи и форумы на эту тему, чтобы убедиться, что этот семинар не был, по словам Джареда, «одной из тех тупых шуток, когда ты приходишь по делу, а оказываешься в большой пустой комнате с телефонами на полу, и кто-то украл все твои деньги и сбежал в Южную Америку».

- Мне казалось, я выкинул твой экземпляр «Бойлерной», - сказал Дженсен.

- Чувак, - возмутился Джаред, - фильмы с Вином Дизелем существуют по своим собственным физическим законам. Как только ты выбрасываешь один из дисков, другой сразу же появляется на его месте.
- Как грибы?
- Или хвостики у ящериц.
- Даже не знаю, что меня больше пугает, - заметил Дженсен. - Эта мысль или твоя очевидно необъятная любовь к Вину Дизелю.

Отвернувшись, он уткнулся в монитор, подчеркнуто хмурясь. Джаред, разулыбавшись, погладил его по плечу.
- Ага, а ты только греешь место для него, - сказал он. - Извини.
- Да ничего, - отмахнулся Дженсен. - Я сам использую тебя только из-за твоих связей с близняшками Олсен.

Просидев еще почти час, они наконец-то смогли убедиться, что компания действительно существует. Правда, она до отвращения претенциозна и благодетельна, но зато настоящая.
От дизайна их сайта у Дженсена закружилась голова, а от слишком светлого текста заболели глаза. Он отнюдь не возражал против розового или светло-голубого по отдельности, но перемешанными эти цвета делали с его сетчаткой что-то такое, что заставляло его глаза слезиться, а живот – неприятно сжиматься. А может, во всем было виновато то, что они совершенно не представляли себе, во что ввязываются. В любом случае, у Дженсена было нехорошее предчувствие, что в ближайшем будущем ему придется испытать еще немало подобных эмоций.

...
Последние две с половиной недели апреля пролетели незаметно. На самом деле, они выдались не слишком приятными: у Джареда были летние каникулы, поэтому ему нечего было толком делать; а из-за нескольких ужасно глупых комментариев от публики, для которой был проведен тестовый показ «Оазиса» (не зря, все-таки, его относили к «другому кино»), его показ отложили на неопределенное время, пока режиссер пытался найти какой-нибудь баланс между сохранением целостности произведения и его успехом у зрителей. По крайней мере, именно так он это сформулировал, когда позвонил Дженсену, прося его приехать на дополнительные съемки.

Итак, они были свободны, и у них было время на то, чтобы заняться насущным вопросом усыновления. Словно сама Вселенная приложила усилия для того, чтобы выбрать подходящее время.


Утром перед первым посещением офиса «Маленьких чудес» Дженсен проснулся за час до будильника и оставшееся время пролежал, глядя в потолок. Он чувствовал, как рядом с ним дышит Джаред, тихо и размеренно, уткнувшись ему в плечо. Дженсен прислушивался к царившей в доме тишине, тяжело висевшей во всех комнатах, словно все вокруг них замерло или было поставлено на паузу.

- Я прямо слышу, как крутятся колесики в твоих мозгах, - пробормотал Джаред, не двигаясь.
- Угу, - откликнулся Дженсен.
- Знаешь, какой у них звук? Как у той шкатулки, в которой надо повернуть ручку, чтобы из нее выскочил клоун.
- Не произноси слова «клоун», - велел Дженсен. Он перекатился на бок, теперь лежа лицом к Джареду, прижимаясь ближе, пока его нос не уперся Джареду в подбородок. - Еще слишком рано для клоунов.

В этот момент на кровать запрыгнула Сэди, которая, едва заметив, что ее хозяева проснулись, сделала вывод, что вскоре ее накормят. Она пробралась между ними, на любые приказания и команды отвечая восторженным облизыванием всех частей их тела, которые были в ее досягаемости.
- Нет, девочка. Нет. Сейчас еще не время играть, - приговаривал Джаред, пытаясь спихнуть собаку обратно на пол, пока она прыгала по Дженсену, попадая виляющим хвостом ему в лицо.
- Фу, - пробормотал Дженсен, сплевывая воображаемую шерсть. - Сэди, вниз!

Это лишь частично помогло скинуть ее с кровати: спрыгнув на пол, она тут же поставила на край постели передние лапы, выжидающе глядя на них обоих. Когда тоскливый взгляд не сработал, она принялась издавать нетерпеливые тоненькие звуки, пританцовывая на задних лапах, цокая когтями по полу.

Все это время Херли спокойно спал в своей корзине возле двери, изредка легко подергивая лапами во сне.

Джаред сел на кровати – волосы у него были примяты с одной стороны – и посмотрел на Дженсена, на Сэди, и потом опять на Дженсена.
- Чего? – спросил Дженсен. Сэди согласно гавкнула, словно она задавалась тем же вопросом.
- Ты хоть понимаешь, что с ребенком нам будет, скажем, в тысячу раз сложнее, чем сейчас? О чем мы только думаем?
- О том, что нам все слишком легко дается? – предположил Дженсен. - Что пора добавить в нашу жизнь парочку препятствий, а иначе мы потеряем нашу и без того уже слабую связь с реальностью и закончим свои дни, снюхивая кокаин с задниц друг друга?
- Хм, ну да, - сказал Джаред, потирая глаза. - Или?
- Или, мы думаем «эй, да мы же без ума друг от друга! Как бы нам испортить этот факт как можно быстрее и эффективнее?»

Джаред снова откинулся на подушку и сообщил:
- Ты придурок.
- Третий вариант? – спросил Дженсен.
- Да. Пожалуйста.

Дженсен придвинулся ближе, поцеловал Джареда в мочку уха, чем заработал ревнивое скуление Сэди.
- Может, потому что нам кажется, что так будет правильно?
- И ты думаешь, что этого достаточно? – спросил Джаред.
- До сих пор это работало.
- И это наше окончательное решение?
- Угу, - пробормотал Дженсен, пряча свою улыбку, утыкаясь носом Джареду в шею.


Помещение, в которое они пришли, не было пустой комнатой с телефонами на полу, но далеко от нее не ушло. Когда они вошли внутрь, там уже находилось четыре человека: две гетеросексуальные пары, обе девушки явно беременны, стояли отдельно друг от друга и неловко перешептывались. Дженсен оглядел просторную квадратную комнату, принимая во внимание отсутствие какой-либо мебели и длинные пыльные занавески. К одной из стен было прислонено несколько гимнастических матов, а возле двери лежало четыре здоровенных картонных коробки. На тележке на колесиках стоял, наверное, самый маленький телевизор в мире.

- Это что, заброшенная студия, в которой занимались йогой? – спросил Джаред, и Дженсен рассмеялся.
- Твое предположение гораздо лучше всех тех, что пришли мне в голову.
- Признайся, ты подумал о Вине Дизеле, - сказал Джаред, обнимая Дженсена за шею одной рукой.

Дженсен фыркнул.
- Ага, как будто бы я когда-нибудь в этом признался.

Они остались стоять возле двери, обмениваясь с другими парами сочувственными взглядами, но никто из них не предпринял попыток познакомиться или хотя бы просто поздороваться. Общая атмосфера колебалась где-то между опасением и беспристрастностью. Вошла еще одна женщина, и процесс неловких обменов взглядами и нетерпеливого шарканья ногами повторился и в ее честь. Еще через полчаса нервного ожидания в полнейшей тишине вошел мужчина, держащий в руках папку для бумаг, и закрыл за собой дверь.
- Так, думаю, все собрались, - сказал он, не поднимая головы, - присаживайтесь.

Две другие пары подхватили верхние маты и перетащили их в центр комнаты, так что Джаред с Дженсеном последовали их примеру, усаживаясь на старый потертый винил.

Группа расселась, образовав что-то вроде полукруга.
- Господи, я словно снова в детском саду оказался, - пробормотал Дженсен.
- Может, мы хотя бы споем все вместе, - откликнулся Джаред и зевнул.
- Может, еще и тихий час будет, - ответил Дженсен, потирая лицо и пытаясь подавить собственный зевок. Черт бы побрал это заразное зевание.

Они начали со знакомства, благодаря чему узнали, что стоящий перед ними мужчина вовсе не Дейл Вебер, благородный отец многих детей, а всего лишь его помощник, Филипп. Что касается других обратившихся в агентство, то в порядке полукруга это были: Джон и Андреа, ожидали своего первого ребенка, она на пятом месяце беременности, оба очень самоуверенные и одетые в одной цветовой гамме; Джордж и Мисти, также на пятом месяце, и, судя по всему, в ужасе и отвращении от всего процесса, и Сара, постарше остальных, лесбиянка, одинока, подозрительно расслаблена.

Во время представления Джареда и Дженсена стало очевидно, что некоторые из присутствующих их уже знают. Особенно Мисти, которая постоянно смотрела на Дженсена так, словно лично хотела проверить, съедобен он или нет. Впрочем, никто ничего не сказал, и в итоге оказалось, что это не имеет особого значения.

Филипп выключил свет, подкатил ближе телевизор и включил его. Заиграл неровный атональный мотивчик, затем на экране появился лысый мужчина, сидящий на качелях.
- Привет, - сказал этот тип, неестественно улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба. - Я Дейл Вебер, и, если вы смотрите эту пленку, значит, меня уже нет в живых. Ха-ха-ха, шучу. Добро пожаловать. Сегодня начинаются первые восемь недель остатка вашей жизни.

Джаред ткнул Дженсена в бок и изумленно посмотрел на него, глаза у него казались особенно большими и яркими в голубоватом отсвете от телевизора. На экране Дейл продолжал свое представление.

- Итак, я совершенно точно знаю, что вы ничему не можете научиться по книгам, обязующимся подготовить вас к рождению ребенка. Поверьте мне на слово, я прочитал их все, и они – это лишь бесполезный перевод бумаги по сравнению с тем, что вы поймете уже в первый день в качестве родителей. Все дело в практике. Последующие восемь недель вы будете получать этот самый практический опыт.

Дейл встал и пошел по крыльцу, камера последовала за ним.
- Вот почему я попросил корпорацию «Угоб» помочь мне разработать практическое решение, которое смогло бы подготовить вас к следующей ступени вашей жизни. Я знаю, что такое быть родителем. - Он остановился возле устало выглядящей женщины с огромным округлившимся животом, который он любовно погладил. - В конце концов, я гордый отец шестерых детей, и еще один уже на подходе.

- О! Шесть с половиной, - прошептал Дженсен, победно указывая на маленький телевизор.
- Черт, а я бы поставил на сиамских близнецов, - сказал Джаред, в полумраке незаметно толкая Дженсена плечом.
- Ни сиамских близнецов, ни обезьянок, одетых детьми, - сказал Дженсен. - Одни разочарования.
- Точно. Самое скучное употребление дробей в мире.
- Тишина, пожалуйста! – попросил Филипп из другого конца комнаты.

- Не буду докучать вам всякими глупостями, - продолжал тем временем Вебер, все еще поглаживая живот своей жены, которая просто стояла и улыбалась. - Судя по моему опыту, чему бы вы ни учились, вам надо учиться самостоятельно. Итак, без дальнейших разглагольствований я хочу, чтобы сейчас вы выключили эту кассету, открыли коробки, которые мы для вас приготовили, и принялись за работу. И помните – успех вашего дела в ваших руках. Теперь все зависит только от вас!

Затем снова загорелся свет.
- А? – спросил Дженсен.
- У меня кое-какие проблемы с его взглядами на воспитание - сообщила Сара, которая сидела на ближайшем к ним мате. Они понимающе посмотрели друг на друга, и Дженсен задумался о том, что именно привело Сару сюда.
- Тихо, тихо, - говорил Филипп, держа в руках одну из больших коробок, сложенных возле двери. - Когда я назову ваши имена, пожалуйста, подойдите ко мне и возьмите ваш учебный материал. Джон и Андреа Коатес?

Когда пришел их черед, коробку взял Дженсен. Он не был уверен, чего именно он ожидал, но коробка не была особенно тяжелой. Он слегка потряс ее, в результате чего внутри коробки что-то перекатилось и зашуршало. Большинство людей в комнате смерили его неодобрительными взглядами.

- Хорошо, - сказал Филипп своей папке, отдав последнюю коробку Джорджу и Мисти, которые смотрели на нее с легким ужасом.- Удачи, и мы с вами увидимся на следующей неделе, чтобы вы предоставили мне первые отчеты о достигнутых результатах.

Он помахал рукой и вышел из комнаты.
- Ты знаешь мой кошмарный сон о том, как ты сдаешь экзамен по органической химии и все вопросы там на финском? – спросил Джаред.

Дженсен ухватил коробку одной рукой и успокаивающе погладил Джареда по спине. Он знал, как сильно Джаред ненавидел этот кошмар.

...
Привезя коробку домой, они поставили ее у порога и отправились на долгую прогулку с собаками, во время которой они не говорили ни о чем, связанном с утренними событиями. Но, когда они вернулись домой, коробка никуда не делась, она так и стояла на том же месте, все такая же квадратная и невзрачная, как и раньше. В конечном итоге Дженсен принес ее на кухню, испытывая при этом смесь любопытства и опасения, поставил на стол и перерезал скотч кончиком ключа от дома, а Джаред в это время смотрел за ним, крепко сжимая губы, словно мысленно готовясь к чему-то, что, он заранее знал, ему не понравится.

Внутри они обнаружили подозрительно тонкое руководство для владельцев, немного пенопласта, немного пузырчатой упаковочной пленки, кабель питания и младенца.
- Что еще за черт? – вопросил Джаред, пока Дженсен разворачивал пенопласт и освобождал дитя из коробки.
- Это… игрушечный ребенок.

Он держал его за одну ногу, потом, немного поколебавшись, уложил его на стол, лицом вверх. Глаза его были закрыты, маленькое тело персикового цвета было замотано в мягкую простынку.
- Чувак. Ты случайно не перебегал дорогу Эштону Катчеру?

Дженсен скорчил рожу.
- Оно воняет совсем как те резиновые подстилки под тарелки, которые нам подарила твоя мама.
- Нет, серьезно, может, ты Катчера на дороге подрезал или еще чего-нибудь? – гнул свое Джаред, оборачиваясь, словно он ожидал увидеть скрытую камеру над раковиной.

Дженсен понюхал свои пальцы.
- Господи, этот запах ко всему пристает.

Он сунул свою руку Джареду под нос, тот скорчил похожее лицо.
- Так что. Это все всерьез? – спросил Джаред.
- Видимо, да.

Дженсен засунул руки в карманы и отступил назад, до тех пор, пока они оба не оказались на безопасном расстоянии, опираясь на кухонную стойку и с подозрением разглядывая куклу, словно, если бы они достаточно долго подождали, она могла бы пошевелиться. Однако та лежала, не двигаясь, и, в конце концов, Дженсен снова подошел и схватил руководство по эксплуатации.

- Что там написано? – спросил Джаред, не в силах оторвать взгляд от стола.
- Время зарядки батарейки – четыре часа, - прочитал вслух Дженсен. - Глаза закрываются, когда батарейка садится. Хранить в сухом прохладном месте. Не использовать при температуре ниже нуля или выше 40,5 С°. Очищать влажной тряпкой.
- И?
- Это все, здесь больше ничего нет.
- Да там страниц четырнадцать в этой книжке!
- Да, - согласился Дженсен, перелистывая руководство. - Английский, испанский, французский, немецкий, японский, португальский, датский, итальянский, мандаринский, арабский, корейский, шведский, русский и… - Он прищурился, разглядывая последнюю страницу. - Иврит?

Джаред уперся острым подбородком Дженсену в плечо.
- Как будет по-французски «влажный»? – спросил он, беспорядочно переворачивая страницы в обратном порядке.
- А что?
- Могу поспорить, что это звучит крайне возбуждающе.
- Вот, - Дженсен нашел нужную страницу, водя пальцем по строчкам. – Humide.
- Надо же. Ни капельки не возбуждает, - заметил Джаред, обнимая Дженсена обеими руками за талию. - Даже разочаровывает.
- Хочешь, чтобы я посмотрел, получится ли у меня прочитать русский перевод? – спросил Дженсен.

Джаред потерся носом о его шею, глубоко вздыхая, и немедленно отстранился.
- От тебя покрышками пахнет.

Следующие восемь недель обещали быть очень долгими.

….
Они старались держаться подальше от кухни и ее содержимого весь остаток дня. Дженсен принял душ, чтобы избавиться от запаха, затем отыскал в спальне Джареда и попытался начать серьезный разговор о той ситуации, в которой они оказались, – о том, почему они вообще изначально в нее попали, и должен ли Джаред теперь мучиться со всем этим, если учесть, что виноват во всем исключительно Дженсен.

Однако Джаред, видимо, не был склонен к долгим беседам, и поэтому после получасовой дискуссии Дженсен гораздо больше был сосредоточен на том, чтобы удержать равновесие, в то время как он восседал верхом на Джареде, опираясь обеими руками на изголовье кровати.
- Черт. Да. О. Боже. – Приговаривал Джаред с закрытыми глазами, и его дыхание сбивалось каждый раз, когда Дженсен двигал бедрами вперед.

Они кончили практически одновременно, Джаред так крепко хватался за задницу Дженсена, что наверняка завтра на ней должны были появиться восемь одинаковых синяков – следов от его пальцев. Когда Дженсен пришел в себя и улегся на кровать, он сразу же сообщил об этом Джареду. Впрочем, тот только усмехнулся, и его извинения прозвучали абсолютно неискренне, за что Джаред получил сильный толчок под ребра, на который он ответил тем, что плюхнулся на Дженсена сверху, распластался и принялся делать вид, что уснул, фальшиво похрапывая и все такое. Еще какое-то время Дженсен лежал, не шевелясь, смирившись со своей судьбой и чувствуя себя слишком уставшим, чтобы начать бороться с таким раздражающе энергичным партнером.

Затем он откашлялся.
- Ты не хочешь обсудить это?
- Что? – уточнил Джаред, лежа, не двигаясь, утыкаясь лицом куда-то в подмышку Дженсену.
- Ты же знаешь, о чем я, - Дженсен пихнул Джареда коленом.
- Чего там обсуждать? Ну, нам придется какое-то время поиграть в куклы с Чаки, - пробормотал Джаред. - До тех пор, пока он не оживет и не зарежет нас во сне, я не имею ничего против.

Теперь у Дженсена перед глазами появилась еще одна прекрасная картина, о которой он мог поразмышлять на досуге.
- Спасибо за приятные мысли.
- Всегда пожалуйста, - откликнулся Джаред, слегка приподнимая голову, чтобы Дженсен мог увидеть его дьявольскую ухмылку.

- Но нет, серьезно, мы же можем отказаться, - сказал Дженсен, осторожно приглаживая Джареду выбившуюся прядь волос. - Я могу позвонить Дане и сказать, что эти ребята не в себе. Ведь это же правда, да? Я хочу сказать, нормальному человеку и в голову не придет… мы не слишком близко все принимаем к сердцу, а? Мне кажется, что мы участвуем в каком-то придурковатом реалити-шоу.

- Джен…
- Или мы можем отправить куклу к ней. Напугаем ее до чертиков. А потом, думаю, скажем, что мы сами что-нибудь придумаем.
- Джен.
- Может, просто не судьба. Я имею в виду, тысячи людей спокойно проживают свои жизни, не имея детей. Ничего особенного в этом нет. Они другими вещами занимаются. Путешествуют, ездят в круизы и так далее. Ходят в боулинг. У них есть собаки. У нас уже есть собаки. Мы могли завести еще одну. Может, щеночка.

Джаред приподнялся, облокачиваясь на один локоть и нависая над Дженсеном.
- Я бы предпочел остановиться на боулинге, - сказал он с таким печальным и нежным взглядом. Прежде чем Дженсен успел ответить, он накрыл его рот ладонью. - У тебя ничего не получится.
- Мфт? – все равно попытался ответить Дженсен.
- У тебя не получится пойти на попятную. Только не теперь, когда я знаю, как ты хочешь завести ребенка, ты, нервное чудо природы.

Он смерил Дженсена долгим тяжелым взглядом, и в нем Дженсен увидел все, что ему было нужно, всю уверенность и всю неуверенность, точно такую же, как у него самого; все, что они думали, но о чем не говорили вслух. Конечно, оба они чувствовали себя немного глупо, покупаясь на всю эту фигню с куклой, но проблема заключалась не в этом. А вдруг это не сработает? Что, если они пройдут через все это просто так, вдруг в конце концов все агентства так и не захотят помочь им?

Дженсен хотел бы сказать, что он может о чем угодно разговаривать с Джаредом, но, на самом деле, чем дольше они жили весте, тем чаще Дженсен задумывался над такими вещами, которыми он не мог поделиться ни с кем. То, что делало Джареда особенным, что делало Джареда Джаредом, – с ним и не надо было делиться. Джаред уже обо всем знал. Дженсен мог только надеяться, что и он для Джареда был столь же близким человеком.

В комнату забрел Херли, вовремя прерывая момент писком своей фиолетовой коровы. Едва заметив, что их внимание переключилось на него, он уронил игрушку на кровать, где тут же скопилась лужица слюней. Дженсен осторожно поднял ее за более-менее сухую часть и несколько раз сжал, прежде чем бросить в коридор.

Как только собака ускакала вслед за игрушкой, Джаред скатился с кровати и поднял свои джинсы, натягивая их и не утруждая себя поисками нижнего белья.
- Пойду-ка я поставлю ребенка на зарядку, – сказал он.

Дженсен рассмеялся.
- Ты так реалистичен.
- Наверное, мы можем купить ему маленькую футболку AC/DС или вроде того, - добавил Джаред, уже спускаясь по лестнице.

Дженсен еще несколько раз бросил Херли фиолетовую корову, прежде чем старичок устал и прекратил за ней гоняться, вместо этого укладываясь на пол возле кровати.
- Хороший мальчик, - сказал Дженсен, наклоняясь, чтобы почесать Херли за ухом и заодно вытирая слюни со своей руки о его тонкую жесткую шерсть. - Целых пять кругов намотал сегодня! Вот это работящий мальчик!

Херли резко и радостно гавкнул, наклоняясь к руке Дженсена.

_________________
seriously.


Последний раз редактировалось Рыжая Кошь 08 дек 2009, 15:08, всего редактировалось 1 раз.

08 дек 2009, 14:59
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Часть третья

Когда Дженсен принял душ и спустился вниз, он обнаружил Джареда на кухне – тот пытался приготовить яичницу и одновременно поджарить бекон. На столе виднелось свободное от крошек место, где ранее стоял тостер, а теперь восседала кукла, подключенная к той же самой розетке, словно какой-то новенький кухонный прибор.

- Чаки сделал что-нибудь необычное, после того, как ты его подключил? – поинтересовался Дженсен, подхватывая кусочек тоста с тарелки и запихивая в тостер кусок свежего хлеба.
- Вообще ничего, - откликнулся Джаред. – Но, мне кажется, это Чакетта.
- Чего?
- Я, конечно, уже подзабыл женскую анатомию, но…
- А. Надо же.

Дженсен не был уверен, почему ему срочно понадобилось отвести глаза, но он так и сделал. Если Джаред и заметил, что он покраснел, то ничего не сказал. Хотя большую часть ужина с его лица не сходила удивленная полуулыбка.

Вечер прошел тихо и обыденно. Дженсен вымыл посуду, стараясь не плеснуть случайно водой на их жутковатого резинового роботоотпрыска. Потом они ненадолго выпустили собак в сад, понаблюдали за тем, как Сэди восторженно наматывает круги вокруг Херли, а тот терпеливо сносит ее проказы. Джаред поливал лужайку: пятнадцать минут перед домом, пятнадцать минут задний дворик; Херли рычал и пытался спрятаться при виде разбрызгивателя, просился, чтобы его впустили обратно в дом. Словом, совершенно обычный день.

Ровно до тех пор, пока Дженсен не распахнул входную дверь, и изнутри не послышался адский вой.

- Какого…! – Джаред от неожиданности выронил шланг, облив себе все джинсы.
Херли попятился назад, едва не свалившись с крыльца.

Дженсен вздохнул, невозмутимо вошел в дом и закрыл за собой дверь. Игрушечного ребенка он нашел на кухне, где они его и оставили, но теперь зловещие голубые глаза были широко распахнуты, и он издавал звук, напоминающий страдающее блеяние тонущего козла. Шнур подсоединялся к спине младенца, и Дженсен вытащил его, а затем осмотрел куклу с ног до головы, замечая уже упомянутые женские органы, но в этот раз не уделяя им особого внимания.

Если честно, было что-то немного пугающее в том, чтобы лапать маленького пластмассового ребенка. Да что там, это было просто жутко. Дженсен очень надеялся, что никто из соседей не выберет именно этот момент, чтобы заглянуть к ним в окно.

Он перевернул младенца – плохая идея, тот заорал еще громче – проверил пальчики ног, рук, затылок, на котором росли бы волосы, если бы у этой штуки они были. Ничего. Только вой, который вполне мог вызвать у старенькой собаки сердечный приступ. Перенервничав, Дженсен подошел к окну, убедился, что Херли еще шевелится, и вернулся к попыткам успокоить эту чертову хрень.

Он попытался засунуть палец ей в рот, но только почувствовал себя идиотом. На этом идеи у него закончились, и, когда вошел Джаред, в мокрых джинсах и весь растрепанный, Дженсен всучил ему куклу, сопроводив этот жест беспомощным умоляющим взглядом.
Впрочем, это не помешало ему горько фыркнуть, когда шум прекратился десять секунд спустя.

- Что ты сделал?

- Она всего лишь хотела, чтобы ее покачали, – ответил Джаред, осторожно пожимая плечами, держа куклу на сгибе руки, словно настоящего младенца. Херли благодарно глазел на Джареда, тыкаясь носом ему в бедро, проявляя интерес к кукле, которую Джаред бережно поднял повыше и подальше от острых клыков.
- Я так не пробовал, - сказал Дженсен.
- Просто в голову пришло, - сказал Джаред. Казалось, что он боится пошевелиться, чтобы вопли не раздались снова.

До чего же продвинута эта штуковина, если она чувствует разницу между тем, что ее обнимают или просто таскают в руках? Довольно тревожно.

- Ой, а она даже немного милая, - сказал Джаред.
- Все равно воняет, как новая скатерть, - пробубнил морально травмированный Дженсен.

В течение вечера они также выяснили, что кукла чувствительна к перепаду температур, громким звукам, отсутствию человеческого контакта, яркому свету и неправильному положению своего тела. На все это она отвечала одним и тем же внезапным, рвущим барабанные перепонки воплем, от которого сердце Дженсена едва не выскакивало из груди, а собаки начинали беситься и бегать кругами, безумно лая. Еще они довольно быстро поняли, что иногда причиной рыданий было то, что кукла требовала поменять ей подгузник, что было особенно глупо, потому что она была голой и, знаете ли, без каких-либо функционирующих отверстий. Но с результатами не поспоришь – когда Джаред обернул свою старую футболку вокруг ее маленькой задницы, она сразу успокоилась. А еще оно… она регулярно становилась «голодной», и тут-то и пригодилась идея Дженсена засовывать палец ей в рот. Он был рад, что наконец-то хоть чем-то помог.

- Да уж, ни капельки не похоже на школьные уроки труда, - прошептал Джаред около десяти часов вечера, когда им наконец-то удалось заткнуть куклу, чтобы кому-то из них не требовалось постоянно находится рядом с ней. Для этого пришлось долгое время тихо и убедительно говорить с ней, а также завернуть ее в одно из старых собачьих полотенец. А что, зато удобно.

- Они не могли просто раздать нам яйца? – спросил Дженсен. - У меня хорошо получается обращаться с яйцами. Я даже могу проделать тот фокус с яйцом и ложкой.
Джаред непонимающе смотрел на него.
- Ну, знаешь, когда ты очень быстро бежишь, несешь яйцо…
- Я запрещаю тебе когда-либо брать нашего ребенка на пикник.
- Я просто так говорю! – защищался Дженсен. - Я умею обращаться с яйцами!

Они стояли в коридоре возле гостиной, держа куклу в поле зрения, пока та спокойно лежала на диванной подушке. Джаред выглядел уставшим, растрепанным и слегка рассеянным; несмотря на шутливый тон, он не улыбался. Обычно, когда Джаред так выглядел, Дженсен уводил его наверх и долго и медленно успокаивал, но сегодня этому не суждено было случиться. Благословенная тишина продлилась ровно пять минут, а затем кукла разразилась новой серией громких электронных завываний.

Ночка выдалась длинной, оба они совершенно не выспались. Каждый раз, когда проклятая штуковина затыкалась, они начинали засыпать, а затем ор начинался снова по какой-то другой причине, которую им еще предстояло выяснить, а затем устранить. Они попытались установить сменный график, но вышло плохо, потому что в итоге тот из них, чья очередь вроде бы была спать, раздражался и врывался в комнату, спрашивая, попробовал ли другой вот это или вот то.

К утру они не сомневались в одном: им придется покупать вещи. Много вещей, потому что, очевидно, их демонический робоотпрыск понимал, что на нем нет одежды, и отнюдь не был фанатом нудизма, как впрочем, и подгузников, сделанных из старых рубашек. Вот что еще Чакетта чувствовала: отсутствие подходящей люльки или какого-нибудь замкнутого сооружения, где можно было бы провести ночь (проблема временно решена с использованием старой корзины для грязного белья), когда ее клали на неподобающую высоту (например, на пол) во время сна, растущее раздражение одного или обоих приемных родителей.

...

- Мы не можем оставить ее одну, - решил Дженсен. - Откуда мы знаем, может, она записывает все, что мы делаем и говорим, чтобы потом использовать это против нас.
- Ого, - сказал Джаред. - Да ты параноик?
Но сам он выглядел не очень уверенно и через несколько секунд, отхлебнув глоток из уже второй по счету чашки кофе за утро, сказал: - Хорошо. Но ты не можешь оставить меня с ней одного.

- И что, забаррикадируемся и будем сидеть в доме? – спросил Дженсен. Он пытался одной рукой размешать сливки в кофе, другая же была занята: один из пальцев засунут в рот роботу, пока тот лежал на спине на столе, все еще завернутый в старое полотенце Херли. Четырнадцать часов уже прошло, и на данный момент самая долгая передышка выдавалась именно тогда, когда наступало время кормить ребенка.
- Послушай меня секунду, ладно? – сказал Джаред, и вид у него при этом был такой, словно он ждал, что Дженсен его ударит. - Мы возьмем ее с собой.
Плечи Дженсена напряглись, словно ему только что сообщили о предстоящей битве или чистке унитаза или о чем-то столь же неприятном и устрашающем.
- Хорошо, - сказал он. - Ладно.
Итак, они взяли куклу в машину, и та сразу же принялась активно протестовать против отсутствия у них приличного детского сиденья на такой громкости, что Дженсен пожалел, что они не сообразили засунуть ее в багажник, а Джаред прилагал все усилия, чтобы не выехать на встречную полосу, разом прекратив их страдания.

- Ты можешь просто взять ее на руки? – в конечном итоге сорвался Джаред, пока Дженсен наклонял куклу в разные стороны, пытаясь задурить ее сенсоры, заставить ее думать, что она сидит в детском сиденье. Не работало, да еще и в этот момент Джаред наехал колесом на рытвину, и голова игрушечного младенца врезалась в приборный щиток.
- Что это было? – спросил Джаред, бросая быстрый взгляд в их сторону.
- Ничего, - Дженсен отчаянно покраснел. После этого он перестал пытаться обмануть сенсоры и просто снова завернул маленькую Чакетту в полотенце и прижал сверток к себе. Он как раз спорил сам с собой насчет того, что хуже – запах мокрой псины или запах свежей резины, когда рыдания прекратились.
- Вот видишь? – спросил Джаред, и Дженсена даже слегка взбесило, что Джаред демонстрирует тут перед ним свое мастерство справляться с потребностями ребенка-робота. Но, главное, он был рад наступившей тишине… даже если причиной этого было то, что их игрушечное дитя как следует ударилось головой.
- Больше никогда не буду в тебе сомневаться, - сообщил он Джареду и добавил: - Осёл.
Они подъехали к торговому центру, что невероятно беспокоило Дженсена. Он не мог припомнить, когда в последний раз был в торговом центре. Он не из тех парней, кто любит шоппинг. Уже один тот факт, что Джаред знал, где находится торговый центр, сдвигал его мировоззрение в сумеречную зону.

Тем не менее, на чужой территории торгового центра было и кое-что знакомое. А именно тощий пацан с вполне узнаваемой прической и цифровой камерой.

- О нет, это что, шутка? – пробормотал Дженсен, когда захлопнул дверцу, развернулся и обнаружил, что парень тычет камерой ему в лицо.
- Привет, ребята! Рад вас встретить! – Глаза у парня ярко горели, а в голосе слышалась неестественная радость. - Что это у вас?
Дженсен почувствовал, как к горлу подкатывает неподдельный ужас с привкусом утреннего кофе.
- Не сейчас, приятель, - пробормотал он, опустив глаза, и чуть не вышел на проезжую часть, едва избежав встречи с набирающим скорость пикапом. - Господи Иисусе!
- Какого черта ты делаешь? – Джаред оббежал машину. - Смотри, куда идешь! Нельзя просто так выскакивать под машину!
- Привет, Джаред! – паренек из TMZ энергично помахал ему рукой.
- Привет, - рассеяно ответил Джаред, все еще сердито глядя на Дженсена. - Какого черта?

Дженсен держал рот на замке, активно кивая на камеру, а потом на куклу, которая, к его большому удивлению, все еще тихо лежала у него на руках.
- Что происходит? Это какая-то игрушка или вроде того? Можешь ее поднять, чтоб мне было лучше видно?
- Марк, верно? – спросил Джаред.

- Верно, - кивнул тот, - Как вы, ребята, поживаете? Вы же меня не пошлете, да? Мне всего пара минут нужна. Я слышал, Дженсен, что твой новый фильм будет просто улет. Есть какие-нибудь комментарии на этот счет?
- Абсолютно никаких, - сообщил Дженсен. - А теперь нам пора.
- Но что ты думаешь насчет…
- Фильм отличный, люди - идиоты, - сказал Джаред. - Нам пора. Увидимся. Пойдем.

Он закатил глаза, обнял Дженсен за плечи и потянул его в сторону скопления однообразных магазинчиков в конце парковки, журналист поплелся за ними следом.
- Подожди-ка, ты его видел? Или ты так говоришь просто потому, что должен? Куда вы идете, парни?
Им удавалось игнорировать его, пока они не дошли до тротуара, там он обогнал их и принялся идти задом наперед, глядя на экран камеры, объектив которой был направлен на куклу в руках у Дженсена. В этот самый момент Дженсен понял, что, пожалуй, он мог бы и в машине подождать. С другой стороны, наверное, даже к лучшему, что они вляпались в это вместе. Так меньше шансов, что в Интернет попадет видео, на котором он будет запечатлен прячущимся от посторонних глаз на полу их машины со спеленатым пластиковым ребенком в руках. Вместо этого люди увидят их с Джаредом, смущенных, но явно в одной команде. Так ему было немного легче.
- Это какой-то проект? – спросил Марк. - У вашей куклы есть имя?
- А что, ты хотел с ней поболтать? Она тебе много не расскажет, - рассмеялся Джаред.

Они добрались до детского отдела, и Джаред распахнул дверь, впуская внутрь их всех, включая Марка. Тот выглядел здесь еще более не к месту, чем они сами, со своими идеально уложенными волосами, дизайнерскими солнечными очками и низко сидящими линялыми джинсами. Их окружали растерянные мамаши в синтетических брюках с эластичными поясами и растянутых свитерах. Они словно попали на другую планету.
- Я могу вам помочь? – спросила девушка, с ног до головы одетая в светло-розовое.

- Детские сиденья для машины! – с трудом выдавил Дженсен, пряча глаза.

Она показала им целых три полки в конце магазина, и Дженсен промаршировал к ним, разворачивая вонючее полотенце и практически забрасывая куклу в первое же увиденное им сиденье. Та немедленно начала вопить, и ее не совсем человеческие вопли напугали всех в радиусе ста метров (а это немало народа, сами понимаете), но Дженсен перешел прямо к делу, пытаясь понять, как застегнуть вокруг ребенка ремни. Это оказалось на удивление легко, и к тому времени, как он закрепил их, сигнализация, извещающая о плохом выполнении родительских обязанностей, снова отключилась.
- Это что еще за черт? – широко раскрыв глаза, спросил Марк; позабытая камера свесилась с его руки.

- Мы возьмем вот это, - сказал Дженсен, оглядываясь в поисках кого-нибудь из сотрудников. Он увидел сразу нескольких, но все они, казалось, оцепенели от изумления, поэтому он схватил сиденье за ручку и сдернул его с прилавка.

- Нет, я хочу сказать, это было сильно. Правда.
- Это злобный ребенок-робот, - сказал Джаред, похлопывая Марка по спине. - Но без паники! Мы за ним приглядываем.
Детское сиденье поместилось в коляску, которая была сделана в одной цветовой гамме со столиком для пеленания той же фирмы, слингами для переноски ребенка и кроваткой. Они все купили в одном магазине – элементарно, за исключением того, что на одну куклу тратилось чересчур много денег и сил. Люди на них пялились. Дженсен начал дергаться.
- Нам не нужна кроватка, - тихо сказал он, оттаскивая Джареда от чересчур настойчивой продавщицы, - сойдет и корзина для белья.
- Но они сочетаются! – возразил Джаред. - И скидку дают. И мы же должны обращаться с ней, как с настоящим ребенком, верно? Ты что, хочешь, чтобы наш ребенок спал в бельевой корзине?
- Ну, - замялся Дженсен. Доводы весомые, но он все равно чувствовал себя идиотом, покупая кроватку для куклы.
- Господи, так и есть, - с ужасом сказал Джаред. - Ты будешь одним из тех папаш, которые достают все свои носки из бельевого шкафчика, кладут туда ребенка и думают, что так и надо!
Дженсен зарычал:
- Отлично. Покупай кроватку, только уймись.
Внезапно появился Марк, держа камеру на уровне лица, на его руке висела вешалка с крошечной футболкой с надписью «Металлика».
- Парни, вы что, ссоритесь?
- Нет, - ответил Дженсен, словно в жизни не слышал более безумного предположения.

- Эй, я только что понял, что это! Вы ходите на какие-то курсы молодых родителей, верно? Сверхсекретные, нереально модные сейчас? Моя кузина ходила на такие со своим парнем, что-то подобное, по крайней мере, но я не знал про кукол, потому что их выгнали еще на первой неделе, и она отказывается об этом говорить. Думаю, ей сказали что-то вроде того, что у нее аллергия на детей. Никогда не слышал ничего менее шокирующего. В любом случае, оказалось, что она не может иметь детей. Врачи назвали ее репродуктивную систему «бесплодной враждебной средой». И теперь я даже не могу пройти мимо полки с дезодорантами в магазине, чтобы не подумать о том, что у моей кузины нет вагинальных выделений.

Марка передернуло от отвращения, и Джаред с Дженсеном едва удержались, чтобы не повторить его жест.
- Марк, приятель? – натянуто произнес Джаред.
- Да?
- Больше никогда никому не рассказывай эту историю.

- Ага, - медленно сказал Марк, видимо, постепенно приходя в себя после той мысленной картинки, которую он сам себе выстроил. - Ладно.
Он потряс головой:
- Так вы, ребята, собираетесь завести ребенка?
- Может быть, - сказал Дженсен, прежде чем Джаред мог начать отвечать с присущим ему энтузиазмом. - Мы надеемся.
Лучше всего было соблюдать осторожность, чтобы уменьшить разочарование всех заинтересованных лиц. Даже доморощенных маньяков-папарацци.
Они вернулись к покупкам и в итоге купили даже футболку с «Металликой», хотя она и была слишком большого размера. Еще они купили крошечные подгузники, пару ползунков и шапочку, чтобы прикрыть жутковатую лысую головку, по просьбе Дженсена. Кукла снова начала плакать, пока они стояли в очереди в кассу, что заставило еще примерно пару дюжин младенцев также разразиться слезами, и продолжалось это даже после того, как палец Дженсена утолил искусственный голод куклы, претендуя на место еды.

...

Новости, должно быть, тотчас же попали в интернет. Приехав домой, они едва успели передвинуть диван и книжный шкаф в угол в пустующей комнате и вывалить на пол все составные части кроватки, как у Джареда зазвонил телефон. Когда тот ответил «Массажный салон мисс Селены, блондиночка на проводе. Чем могу помочь?», Дженсен понял, что звонит Чад.

- Скажи ему, что мы заняты, или я начну прятать винтики, - сказал Дженсен, который так и не разобрался с кроваткой, да и вообще, нехватка сна начинала сказываться.

Джаред поднял вверх палец и закатил глаза, продолжая разговаривать с другом.
- Нет… Нет. Прекрати его так называть, придурок. Тебе что, больше не дороги твои яйца?
Он сделал движение, словно собирался удариться головой об стену:
- Это не такое уж важное событие, мы просто… да, я знаю. Ага… Ой, тебе ли говорить о здравомыслии, мистер Моя Третья Жена Думала, Что Парень С Экрана Совсем Другой Человек.
Ползая на коленях среди разбросанных винтиков, Дженсен фыркнул.
- Скажи ему, что мы его не подпустим к ней ближе, чем на сотню метров, ясно? Нам надо оберегать ее целомудренность.

- Слыхал? – засмеялся Джаред. - Да, да, конечно. Ты тупой.

Он бросил телефон на диван и присел на корточки рядом с Дженсеном, подгребая к себе кучку деталей.

- Чад думает, что мы чокнулись.

- И что в этом нового? – спросил Дженсен. - Он снова называл меня женушкой? Ты не сказал ему, что в следующий раз, когда он так сделает, я врежу ему по яйцам?

- Сказал, - ответил Джаред, - но это срабатывает только с теми парнями, которые не проходили пробы на роль главного придурка в нашем гараже.

Внезапно раздался вопль, сигнализирующий о том, что робот расстроен. Дженсен поднялся и отряхнул колени.

- Эй, у нас получилось почти двадцать минут продержаться с Чакеттой в разных комнатах, - сказал он.

- Прогресс! – Джаред победно вскинул над головой сжатый кулак.

Им понадобился целый час, чтобы собрать кроватку, а потом еще два, чтобы ее разобрать и найти место для всех лишних деталей, которые они ухитрились не заметить в первый раз. За это время кукла успела не менее полудюжины раз разрыдаться по разным причинам, не все из которых было легко определить.

Возможно, у детей были еще какие-то функции, о которых им было неизвестно, но пока все их варианты сводились к кормлению, срыгиванию, смене подгузников, укачиванию, обниманию, тихому напеванию и прочим жестам, выражающим физическое удобство. Когда уже знакомый плач Чакетты не прекратился после того, как они перепробовали все вышеперечисленное, Джаред начал нервно бродить взад-вперед, нахмурив от волнения лоб.

- Как думаешь, с ней не может действительно что-нибудь случиться? Может, она заболела, или умирает, или еще что-нибудь?
- Хочешь сказать, не считаю ли я, что таким образом она сообщает нам, что ее материнская плата только что сгорела? – уточнил Дженсен. – Не. Иногда дети и просто так плачут, чувак.

И хотя он был уверен, что только что это выдумал, когда минут через десять они вернулись к работе, штуковина вдруг сама успокоилась.
- Ого, - сказал Джаред, и Дженсен улыбнулся, чувствуя себя реабилитированным.

...

Остаток вечера им пришлось отражать звонки от Криса («Какого хрена вы поперлись в таком виде на публику?»), Стива («Джаред уже сбросил вес после беременности?»), сестры Джареда (неконтролируемый смех), и мамы Дженсена («Милый, это самая потрясающая новость, что я когда-либо слышала!»). На самом деле, это даже завораживало – наблюдать за тем, как новости о статье или видео, чем бы оно там ни было, распространяются от человека к человеку. Как будто вирус запустили по телефонным проводам.

Около десяти вечера глаза робота внезапно закрылись.
- Батарейка, - Джаред попытался подавить зевок. Он поднялся с дивана, чтобы принести провод с кухни. Дженсен, однако, наслаждался миром и спокойствием, которое нахлынуло, стоило ему услышать слово «батарейка».

- Эй, у меня идея. А что, если мы просто позволим батарейке сесть и не будем заряжать ее вплоть до отчета о достигнутых результатах… или как его там, - спросил он, сквозь сон, неудобно откинув голову на спинку дивана.

- Просто позволим ей умереть, когда нам это удобно? – спросил Джаред. - Да, отличная идея. Я тоже слышал, что настоящего ребенка вполне можно засунуть в шкаф и вынимать его оттуда только по выходным.

- Я - слабак, - простонал Дженсен, помахивая рукой в сторону Джареда, - и я устал. И у меня проблемы с логикой. Ты же знал обо всем этом, когда на мне женился.

Джаред улыбнулся и перегнулся через спинку дивана. Он поцеловал Дженсена, хотя было не очень удобно, поэтому их губы соединились под странным углом. Поцелуй был нежным и усталым, Джаред легонько укусил Дженсена за верхнюю губу, прежде чем выпрямиться.
- Это было в твоей свадебной клятве, верно? Сразу после «Обещаю никогда не разговаривать с тобой во время спецвыпуска «Разрушителей мифов» по «Джеймсу Бонду». Которую ты нарушил, кстати.
Дженсен потянулся и погладил Джареда рукой по шее.
- Эй, я ничего такого не обещал. Я сказал, что постараюсь.

- Что ж, - сказал Джаред, - в следующий раз старайся сильнее. Через две недели будет выпуск, посвященный «Индиане Джонсу».
Дженсен улыбнулся:
- Прекрасно. Какой отличный шанс исправиться.
Он притянул к себе Джареда, чтобы быстро поцеловать, и, прежде чем отпустить, погладил его непривычно шершавую щеку.
Они протянули к кроватке удлинитель и подключили к нему робота, надеясь, что тот не начнет вопить, едва его подсоединят, поскольку будет находиться в более-менее замкнутом пространстве, которое он, кажется, предпочитал. Свет они тоже приглушили и разговаривали шепотом, хотя это и было странно.
Тем не менее, четыре часа спустя раздался крик, сигнализирующий «Хочу есть!», который резко выдернул их обоих из сна и испугал собак, от чего Сэди вскочила и принялась бегать кругами, прежде чем поняла, что происходит, и снова свернулась в клубочек на своей подстилке. Джаред принял первую смену, проковыляв в другую комнату как зомби и создав благословенную тишину. Затем он вернулся в постель и прижался к Дженсену, который издавал довольные сонные звуки, все еще в полудреме. В следующий раз, когда Чакетта зарыдала, Дженсен с трудом поднялся из теплой кровати, голова у него кружилась от нервного напряжения, не дающего уснуть.

Им приходилось нелегко, но терпимо, и уже через пару дней они втянулись в подобный распорядок. Рано вставали и довольно рано ложились, и сирена на кукле перестала пугать их так сильно каждый раз. К тому же Чакетта редко плакала дольше минуты, стоило им разобраться, что к чему. Они даже выяснили, какая музыка ей нравится. Ну, точнее, Дженсен утверждал, что выяснил, потому что якобы, когда он ставил ей свой старый альбом «Лучшие хиты Иглз», она оставалась спокойной в три раза дольше.
Короче, они справлялись.

Когда настал день их первого отчета, они чувствовали себя уже чертовски уверенно. Они нарядили Чакетту в футболку с «Металликой», которая была ей велика, и отрегулировали сиденье на нужный уровень, а затем отправились на курсы.

Они не знали, чего им следует ожидать. Кофе и пончиков? Болтовни о невзгодах и радостях прошедшей недели? Однозначно, все пары совершили примерно одинаковые шопинг-поездки, это было заметно сразу. На самом деле, из всей компании Чакетта еще была одета скромнее всех, насколько мог судить Дженсен.

Они притащили мат из угла, Джаред расстегнул ремни и взял куклу на руки.

- Наша точно самая лучшая, - сказал он, - она будет звездой.
- Ага, совсем как ДжонБенет,- откликнулся Дженсен. - Знаешь, если ты превратишься в папашу-продюсера, я буду вынужден забрать нашу резиновую дочь и сбежать, чтобы у нее была нормальная жизнь. По крайней мере, нормальная для того, кто ростом четырнадцать дюймов, сделан из резины и вообще робот.

- Но она как настоящая! – воскликнул Джаред, держа куклу так, чтобы казалось, будто она стоит у него на колене, и умудряясь одновременно поддерживать ей голову. Он пропел первые две строчки «Не плачь по мне, Аргентина» в такой тональности, какой Дженсен раньше не слышал.

Именно этим он и занимался, когда вошел Филипп.
- У кого-нибудь умер ребенок? – сказал он вместо приветствия.

Джон и Андреа, которые были гораздо более подавленными, чем в прошлый раз, медленно подняли руки. Филипп подошел к ним, держа в руках свою папку, и Джон поднял ребенка для изучения. Она была, как сказать, принаряжена как куколка, в розовом платье с оборочками и в блестящих туфлях «Mary Janes». Ее глаза, однако, закатились, и вместо зрачков виднелись два черных крестика, как в мультике.

- Я возьму ее, - сказал Филипп и забрал куклу. Он сделал какие-то пометки и сказал: - Если вы хотите получить копию записей с жесткого диска вашего ребенка, прежде чем их сотрут, пожалуйста, позвоните в наш офис, Отдел Починки и Восстановления, и спросите Синди. Иногда люди стараются таким образом понять, что пошло не так.

- Говорил же тебе, они что-то записывают, - прошептал Дженсен.
- Пускай запись покажет, что на самом деле я не знаю ни одной песни из «Эвиты», - сказал Джаред, прямо кукле в голову, и Дженсен засмеялся так громко, что даже Джон и Андреа, в разгар их горя и стыда, обернулись и смерили их неприязненным взглядом.
- Кто-нибудь еще? – спросил Филипп, и Дженсен посмотрел на их куклу, чтобы убедиться, что ее глаза широко открыты. Когда все промолчали, Филипп хлопнул в ладоши (из-за чего две из трех оставшихся кукол расплакались, к большому расстройству их липовых родителей) и сказал:
- Отлично, спасибо, что пришли. Увидимся на следующей неделе.

...

В первый месяц все так и оставалось по-прежнему, а потом вдруг внезапно изменилось.

Новая редакция «Оазиса» оказалась на 12 минут короче предыдущей, и имела гораздо больший успех у тестовой аудитории. Дженсен понятия не имел, что изменилось – его ни разу не приглашали на просмотры, а на заданный около пяти раз вопрос «Ну и какая разница?» Родригез каждый раз отвечал «Большая. Ублюдки». В конечном итоге Дженсен вообще почти не помнил, о чем изначально должен был быть фильм.
Поэтому, когда снова началась рекламная кампания, Дженсен чувствовал себя на редкость неловко.
- Всего два дня, чувак, - сказал Джаред, - Торонто, Нью-Йорк, бум, ты дома. Вот если бы это было три дня или больше, то я бы шатался по улицам в бреду и звал тебя по имени. Но два дня - это нормально.

- Ты уверен?

- Поезжай, - Джаред улыбнулся едва заметно, но вполне уверенно, - мы с дьявольским устройством выживем.

Два дня бесконечных интервью, неловких фотосессий, отелей, и время, кажется, сместилось. С одной стороны, было прекрасно не прислушиваться к любому шуму по ночам или днем, не ожидать все время, когда настанет момент снова исполнять чужие желания. Но, с другой, Дженсен понятия не имел, что ему делать, поэтому большую часть первой ночи провел, поедая миндаль в шоколаде и переключая каналы, читая описание каждого фильма, но так и не выбрав ни один из них для просмотра. Вместо этого он позвонил Джареду.
- Пять интервью и жутковатая фотосессия на складе, и все, что люди хотят знать, это остался ли ты один дома с нашим механическим плодом любви.
- Не верю, что кто-то действительно сказал «механический плод любви», - заметил Джаред.
- Ненавижу Интернет, - жаловался Дженсен, - и упаковки для сэндвичей. И морские пейзажи. От них мне хочется в туалет.
- О, мне так жаль тебя, - сказал Джаред. – Хочешь, я передам трубку ребенку? Ты можешь устроить ей тест на знание трех законов робототехники.
Дженсен засмеялся:
- Звучит соблазнительно.
- Она уже почти поняла третий.
Второй день пресс-тура выдался ничуть не лучше предыдущего, и, когда следующим утром в Лос-Анджелесе Дженсен сошел с самолета, он был похож на зомби, благодаря чему справляться с постоянными глупыми вопросами было куда легче. Но это все равно не помогало избежать встречи с несколькими репортерами из Интернет-таблоидов, включая одну знакомую личность, у которой была тенденция делиться историями из своей жизни по поводу и без.

- Привет, чувак, как дела? – спросил Марк, перерезая Дженсену путь к мужскому туалету. - Есть минутка, чтобы поздороваться?
- Привет, – пробубнил Дженсен и протолкнулся мимо Марка и парочки его товарищей, в полной уверенности, что пацан сейчас попрется за ним в кабинку.

Тот за ним не пошел, остальные – тоже, но, когда Дженсен вышел, он увидел, что около двери стоят Марк и Джаред и болтают. Джаред игнорировал окружающие его вспышки и камеры. Кукла висела у него на груди в своей люльке. Дженсен никак не мог решить, на кого Джаред был больше похож: на суперсексуальную модель из каталога детской одежды или на человека, которому немедленно требуется серьезная психологическая помощь.

Джаред что-то рассказывал Марку, Марк смеялся, откинув назад голову, словно они были лучшими друзьями. А еще Марк снимал все на камеру. Чертов Джаред.
- Привет, - сказал Дженсен, изо всех сил стараясь игнорировать присутствие Марка.
- Привет, - ответил Джаред. - Я скучал. Мы оба скучали.
Он шутливо прикрыл кукле глаза рукой и наклонился поцеловать Дженсена, пока Марк восторженно пищал на заднем плане.
Дженсен не мог не улыбнуться:
- Ты и Марк?
- Да, мы с Марком, - ухмыльнулся Джаред. Затем отступил на шаг назад. – Так вот, у меня есть новости.
- Да ну?
- Да, но придется подождать, пока мы не останемся наедине.
- Так значит, новости серьезные? – спросил Дженсен.
- Возможно, - Джаред нервно оглянулся на Марка.
Марк пристально следил за ними поверх дисплея своей камеры, видимо, полностью сосредоточившись на картинке и не понимая, что его присутствие нежелательно. Он моргнул.
- А?

...

Серьезные новости обернулись Вином Дизелем. Или, точнее, тем фактом, что агент Джареда позвонил ему утром и сказал, что может организовать встречу с Парамаунт насчет роли остроумного приятеля главного героя в шпионской комедии с Вином Дизелем, который также являлся продюсером картины. DJ Куаллс отказался от съемок, и они думали заново провести кастинг в поисках, как сформулировал это агент Джареда, «более сексапильного» героя.

- Куда уж сексапильней, - прокомментировал Дженсен, когда они входили в дом, указывая на куклу, все еще привязанную к груди Джареда.
- Поосторожней, - предупредил Джаред, - ты говоришь с человеком, находящимся в каких-то двух деловых встречах от создания собственной пластиковой фигурки героя. Я тебя как тростинку переломлю.
- А? Что? - спросил Дженсен. - Я тут пытаюсь подсчитать, насколько я разбогатею, выпустив мемуары под названием «Мой муж оставил меня ради Вина Дизеля».

- Пытаешься заглушить боль любыми способами? – спросил Джаред.
Дженсен торжественно кивнул.
- Ничто так не залечит эту зияющую рану, как деньги.

_________________
seriously.


Последний раз редактировалось Рыжая Кошь 08 дек 2009, 21:56, всего редактировалось 2 раз(а).

08 дек 2009, 15:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Часть четвертая
Дженсен осознал, что у них проблемы, стоило ему посмотреть на стопку желтых стикеров, которые он использовал вместо ежедневника. Ну, знаете ли, возможно он мог бы придумать способ повернуть пространственно-временной континуум таким образом, чтобы встреча Джареда с людьми Вина Дизеля и появление самого Дженсена в передаче у Эллен состоялись в разное время, но это маловероятно, правда?


Они сошлись на том, что встреча Джареда, конечно, куда важнее, поэтому Дженсен пообещал взять куклу с собой, а там уж на месте как-нибудь разобраться со своим интервью.
У него перед глазами стояла ужасающая картина: во время выступления на национальном телевидении он роняет куклу, или она начинает свой адский рев, который эхом отдается в студийных колонках, или, что еще хуже, он забудет, что она ненастоящая и начнет с ней разговаривать.
Впрочем, как выяснилось, волновался он напрасно. Рано утром Джаред уехал на встречу со своим агентом, поэтому Дженсен выходил из дома в полном одиночестве и наткнулся прямо на Марка, который как раз заглядывал в их почтовый ящик. Тот испугался и отпустил крышку, она резко захлопнулась и ударила его по пальцам. Марк сразу сунул пальцы в рот и так и начал говорить, держа руку во рту.
- Это совсем не то, чем кажется, - сообщил он. - Я тут просто, эээ, гулял. Вовсе я не копался в вашей почте. Ничего такого. Это ведь было бы преступлением, а преступления – это очень-очень плохо. За них обычно в тюрьму сажают.
Он умоляюще распахнул глаза.
- Я слишком хорошенький, чтобы сидеть в тюрьме, Дженсен.

Дженсен был с ним отчасти согласен, особенно с последним заявлением. Он легко мог представить себе, как острые скулы Марка и его ярко-голубые глаза сделают его крайне популярным среди определенной части населения тюрьмы. По крайней мере, если то стилизованное тюремное порно, которое как-то притащил домой Джаред, было хоть сколько-нибудь правдоподобным.
- Ладно, - сказал он, небрежным взмахом руки показывая, что проблема с копанием в чужом почтовом ящике закрыта. - Ты чем сейчас собирался заняться?
- Я… - у Марка забегали глаза.
- Точно, - согласился Дженсен. Действительно, глупый вопрос. Но все-таки. – Не хочешь оставить здесь свою камеру и немного подзаработать?

Вот так вот таблоидный репортер, который поведал всему миру об аресте Дженсена, а потом первым сообщил публично об их с Джаредом отношениях, оказался в комнате ожидания у Эллен, приглядывая за игрушечным ребенком, пока Дженсен принимал участие в спонтанном соревновании «камень-ножницы-бумага» с некоторыми из зрителей. Да уж, у Эллен никому не приходилось скучать.
Позже, когда он рассказал Джареду о том, как нашел ребенку няню, они оба посмеялись над этим. Встреча Джареда прошла невероятно удачно, и чуть позже на той же неделе была назначена еще одна, во время которой их наконец-то должны были познакомить с самим Вином Дизелем. Джаред старался не слишком явно проявлять свое невероятное возбуждение по этому поводу, но Дженсен-то знал, что внутри у того все дрожит от предвкушения. Поэтому Дженсен изо всех сил старался поддразнить его, при каждом удобном случае придумывая разные извращенные факты про Вина Дизеля.
Как выяснилось, Джаред не зря так предвкушал эту встречу. Она превратилась в целые переговоры о заключении контракта и продлилась несколько часов, в течение которых Джаред прислал Дженсену три отдельных смски, состоящих из одних только знаков препинания.
Тем временем Дженсену надо было попасть на встречу со своим собственным агентом, не говоря уже о последующем интервью на радио. Звонок Марку, безусловно, показался ему самым разумным решением.



Как выяснилось, Вин Дизель был изрядным любителем вечеринок. Ну, или он действительно разработал детальный план того, как увести Джареда от Дженсена, используя различные сборища и невероятное количество алкоголя. Да, хорошо, звучало это довольно безумно, но, когда в восьмой раз за последние две недели Джаред пришел к нему с извиняющимся выражением лица и сказал, что ему просто необходимо быть на очередной вечеринке, потому что это его единственный шанс встретиться с тем-то и тем-то со студии и произвести на них хорошее впечатление, Дженсен начал думать, что, возможно, он не так уж и далек от истины.

- Следи за своим коктейлем, - сказал он, и шутил при этом только отчасти. Затем Дженсен стиснул зубы и улыбнулся. Он же знал, как много это значит для Джареда.

...

Дженсен однажды разговаривал с Вином. У Джареда зазвонил мобильник, какая-то попсовая мелодия, в которой Дженсен узнал стандартный, стоящий по дефолту на всех звонящих, рингтон. Он почувствовал злобное удовлетворение, когда прочитал на экране «Вин» и понял, что Джаред еще не задумывался о том, чтобы поставить на того персональную мелодию. Джаред обычно совершал такие поступки практически на уровне подсознания, и Дженсен очень боялся услышать «I'm Too Sexy» или «U Can't Touch This». Или даже «2 Legit 2 Quit».

- Можешь подойти? – крикнул Джаред из ванной. Гудел фен, а это значило, что Джаред застрял там надолго.

Дженсен перебрал возможные модели поведения, подумал было о том, чтобы на цыпочках выйти из комнаты, спуститься в холл, выйти во двор, может быть даже подобрать несчастные грабли, которые уже пару недель там валялись, и немного поработать.

Телефон зазвонил снова. В соседней комнате Чакетта пикнула, просыпаясь для полуденного перекуса. Дженсен поднял трубку по дороге к ней.
- Алло?
- Привет, хм. Я ищу Джареда.
- Он сейчас недоступен. Но я скажу, что ты звонил. Вин, да?
В комнате внезапно стало тихо, Дженсену наконец удалось успокоить плачущего робота. Его саркастичный тон эхом отдавался у него в голове, и Дженсен надеялся, что это эхо не долетает до Джареда, иначе у него намечались бы большие проблемы.
- Верно. А ты его парень, да? Дженсен?
- Муж, - поправил Дженсен, стараясь изо всех сил вернуть голосу нейтральный тон, несмотря на то, что его раздражение росло с каждой секундой.
- Ну да. Слушай, я позабочусь о твоем парне как следует.
«Именно этого я боюсь», - подумал Дженсен. Он все еще был уверен, что шутка насчет кражи Дизелем его мужа пока остается шуткой. Он поднял ребенка на руки, чтобы чем-нибудь себя занять.
- Спасибо, - ответил он, - я скажу Джареду, чтобы он тебе перезвонил.
- Можешь не спешить, - сказал Вин, - все круто.
Джаред перезвонил ему, как только получил сообщение, и Дженсен закусил губу и попытался не мечтать о том, что стоило тогда сбежать от звонящего телефона.

...

Со своей стороны Дженсену пришлось отменить несколько промо-интервью, на которые у него никак не получалось попасть из-за ребенка, и проявить воображение на оставшихся. Он даже взял куклу с собой на одно из местных утренних шоу и постарался как можно лучше объяснить ее присутствие в их жизни, стараясь не смахивать на лунатика. Да, это было глупо, и да, это было сделано намеренно, но еще это было необходимо, и интересно, и - он был и сам удивлен подобному определению из своих уст - весело.

Однако даже все веселье не отменило того факта, что Джаред опоздал на сорок пять минут на их вторую отчетную встречу в агентстве. То есть, он приехал через полчаса после ее окончания. Дженсен ждал его в комнате, размышляя над родительскими способностями их одноклассников (Сара связала своей кукле затейливую шапочку, которую она сначала всем продемонстрировала, а потом попыталась продать; Джордж и Мисти выглядели так, словно вот-вот расплачутся: они были убитые, понурившиеся, но зато их ребенок еще работал). Надо сказать, что чем дальше, тем более идиотскими становились эти встречи. Дженсен совсем не сердился, по крайней мере, до тех пор, пока не появился Джаред, держащий в руках два пластиковых стаканчика с кофе и улыбающийся так, словно ничего такого не было в том, что он пропустил встречу.

- Ты заехал в автокафе, - сказал Дженсен, забирая свой стаканчик и просто глядя на него.
- Ага, - Джаред поднял сиденье с куклой и направился к двери.
Дженсен не пошевелился.
- Ты заехал в автокафе. – Повторил он.
- Ну, я и так уже опаздывал, когда меня подвозили, - Джаред пожал плечами. - Я решил, что мне не помешает тебя задобрить.

Дженсен поставил кофе. Он не мог вспомнить, когда последний раз отказывался от кофе, что уже само по себе служило знаком того, насколько он разозлен, гораздо сильнее, чем он показывал даже самому себе.
- Что ж, ты решил неправильно, - сказал он.
- О, - Джаред уставился на кофе так, словно только что узнал, что через него можно открыть портал в другую вселенную. Затем он вздохнул. - Мы можем просто поехать домой?

Дженсен тоже вздохнул и пошел к машине.

...

Они не обсуждали случившееся, и следующие пару дней прошли довольно расслаблено. Они вернулись в привычный ритм, рекламные кампании у Дженсена, к счастью, снова затихли. Джаред постепенно вживался в роль своего героя и начал играть в такую игру, когда надо было расставлять на кофейном столике небольшие предметы, а потом заставлять куклу сбивать их со звуковыми эффектами. Было довольно занимательно.

На третий день у Джареда зазвонил мобильник. Было довольно поздно – они уже покормили куклу и уложили ее спать – и он быстро схватил трубку и поднялся на ноги, словно ожидал, что ему понадобится уединиться.
- О, привет, приятель… Да ничего, но… Ну да. Думаю, могу, - он замер в дверном проеме, зажимая свободное ухо рукой. - Ты сейчас там?.. Нет, просто так шумно… Ты уверен, что мы не можем просто… Нет, я понимаю. Хорошо. Я буду.
Джаред вдруг рассмеялся, и Дженсену показалось, что его кто-то ударил в живот. Или отрабатывает на нем приемы карате.
- Да, да.

Джаред повесил трубку и повернулся к Дженсену, тот просто помахал рукой.
- Поезжай.

Когда Джаред вернулся, Дженсен еще не спал, хотя было уже очень поздно.
- Повеселился? – спросил он, вслепую переключая музыкальные каналы.

Джаред пожал плечами и сел рядом, Дженсен выключил телевизор.
- У нас ничего не получится, - сказал он.

- Что? Нет, получится, - у Джареда испуганно забегали глаза, словно он пытался предугадать следующие фразы их разговора.
- У нас ничего не получится, - повторил Дженсен, обводя рукой комнату, словно это хоть что-то прояснит. – Что, если у одного из нас всегда будет возникать какое-нибудь предложение, от которого невозможно отказаться и ради которого нам придется откладывать все остальные дела?
- Мы не откладываем все остальные дела, - защищался Джаред, - у нас все получается. Все работает. Штуковина же еще жива, правда?
- Ага, подобные критерии отлично сработают с настоящим ребенком.

Джаред вздохнул.
- Я не знаю, чего ты от меня хочешь. Я думал, ты рад за меня.
- Я рад за тебя.
- Я не могу просто отказаться. Я не хочу отказываться.

- Я и не хочу, чтобы ты отказывался, - быстро сказал Дженсен, думая о том, как сильно возненавидит его Джаред, если он заставит его отказаться от возможности поработать с Вином Дизелем, - просто я думаю, что, раз мы не можем сейчас сосредоточиться на ребенке… может, просто время неподходящее.

Джаред сглотнул. Он выглядел расстроенным. Даже обиженным.
- Ты обсудил это с Марком? – спросил он.
- Что? – Дженсен искренне недоумевал.
- Вы, ребята, в последнее время вроде много общаетесь. Он тоже думает, что время неподходящее?
- Я… я не знаю, - сказал Дженсен. Может, он и упоминал об этом. В помещении. При выключенной камере и полном отсутствии коллег Марка в радиусе слышимости.

- Тебе не кажется странным, что ты общаешься с этим парнем?
- Он нормальный пацан, - сказал Дженсен, пожимая плечами. Конечно, это странно. Он первым готов был это признать.
- Он влюблен в тебя, - сообщил Джаред.
- Что?
- Он влюблен в тебя. И не особо умело скрывается, хотя, может, я просто слишком хорошо узнаю признаки, - голос Джареда звучал тихо и даже горько.
- Но он же ребенок, - сказал Дженсен; его мозги не поспевали за тем, что говорит Джаред. - Мне казалось, он тебе нравится. Я его терпел только потому, что мне казалось, он тебе нравится.
- А я просто был вежлив, - к Джареду словно вернулась энергия, а вместе с ней и раздражение. - Вежлив с парнем с камерой, который мог испортить всю нашу жизнь, если бы захотел. Он за одну секунду мог бы испоганить всю эту историю с ребенком, а теперь он тобой манипулирует.

- Он мной не манипулирует, - Дженсен пришел в бешенство. Он поднялся на ноги, понимая, что скоро дело дойдет до картинного хлопанья дверьми, и именно он поступит так первым. - Если бы ты хоть на секунду достал свой язык из задницы Вина Дизеля, ты бы об этом знал.
Джаред изумленно расширил глаза, поднимаясь и вставая лицом к Дженсену.
- Знаешь что? – прокричал он. - Иди к черту. Ты не хочешь признавать, что мой проект тебя беспокоит? Иди к черту. Ты не хочешь, чтобы я в нем участвовал, но трусишь сказать об этом вслух, потому что ты не хочешь думать о себе иначе, чем «Мистер Идеальный Добродетельный Муж». Так вот, знаешь что? Я уже в курсе!
Как выяснилось, хлопнул дверью в итоге именно Джаред.
- Повеселись с Вином! – крикнул Дженсен, выйдя из ступора и услышав, как открывается входная дверь.
- Передай привет своему бойфренду-папарацци! – прокричал в ответ Джаред, а затем хлопнула входная дверь. Примерно полсекунды царила изумленная тишина, а затем кукла громко разрыдалась.

...

Если подумать, то до сих пор у них были необычно ровные отношения. Вполне логично, что рано или поздно они должны были наткнуться на мину. Или ядерную бомбу. Без разницы. Они не привыкли ссориться, и поэтому оба не имели никакого понятия о том, насколько это на самом деле плохо. Какая-то маленькая истеричная часть Дженсена думала, что они вообще никогда не помирятся. Что они с Джаредом все испортили, у их отношений вышел срок годности и теперь им придется болезненно избегать друг друга до конца жизни.

Но Дженсен все-таки актер. Ему платят за драматизм.

Он продержался почти два дня, прежде чем позвонить Чаду.
- Привет, Минди. Ищешь Морка?

Дженсен тяжело вздохнул, чувствуя, как мигрень резко усиливается:
- Можешь не давать ему трубку, ладно? Просто скажи, он у тебя?
- Не знаю, какого черта между вами произошло, - сказал Чад. Его голос звучал не так мерзко, как того ожидал Дженсен, скорее был осторожным.

- Да, он у меня и выпил все мое пиво, что с его стороны совсем некрасиво, - Чад сделал паузу. - Ого. Да я поэт, а я и не знал.
- Да, да, у тебя полно скрытых талантов, - Дженсен закатил глаза, - можешь просто напомнить ему, что в понедельник в десять тридцать у нас последнее собрание? Мне нужно, чтобы перед этим он подписал кое-какие бумаги, если он не придет.

- Бумаги, да? – Чад заговорил тише, подозрительным и грустным голосом. Наверное, он думал, что Дженсен потерян и страдает от любви, и пытается обмануть Джареда, чтобы с ним встретиться. Дженсену, впрочем, было все равно.
- Он может заехать домой или мы могли бы встретиться. Не знаю. Или я могу привезти их, передать через тебя, или… неважно. Мне все равно.

- А, - Чад разочарованно фыркнул. - Настоящие бумаги.
- Да. Личная ответственность и какие-то разрешения для команды, собирающей записи, кажется. Настоящие бумаги.
- Хорошо, - сказал Чад. - Я ему передам.
- Хорошо.

Выходные прошли как в тумане. Дженсен словно сам себя отключил. Он спал в то время, когда не приходилось заниматься куклой и собаками, ел что-то из холодильника, хотя вряд ли это можно было назвать полноценным обедом. В основном это были холодные хот-доги и кусочки сыра.

Джаред не звонил и не заезжал. Дженсен думал, что, может, ему ничего не передали? Вполне вероятно, хотя Чад и вел себя по-человечески во время их разговора. Его убивала сама мысль о том, чтобы позвонить еще раз, как будто он о чем-то просит или слишком переживает, поэтому Дженсен на это забил. Главное - пережить понедельник, а там уже он будет решать, что делать дальше.

Он разговаривал со Стивом и Крисом; последний пришел к нему с бутылкой, хотя на тот момент Дженсен хотел этого едва ли не меньше всего на свете. Он выпил, поболтал на привычные темы. Он изо всех сил старался вести себя не как унылое говно, каковым он на самом деле являлся.

По ночам собаки бродили по спальне, волновались, искали Джареда. После второй ночи Сэди привыкла, свернулась на своей подстилке со вздохом, когда Дженсен выключил свет, но Херли так ничего и не понял. Он постоянно находился настороже, цокал когтями по паркету, все время тихонько поскуливал, еще долгое время после того, как Дженсену удалось заснуть.



Наступил понедельник, тусклый и отвратительный; плотная завеса облаков придавала всему болезненный желто-серый оттенок. Вполне подходяще, думал Дженсен, прилаживая в машине детское сиденье и поправляя ремни. Когда он поднял голову, Марк бежал в его сторону, указывая брелоком-сигнализацией в направлении маленького Фольксвагена. Камеры - ни Марка, ни чьей-либо еще - не было видно, поэтому Дженсен задумался: возможно, Джаред был в чем-то прав.

- Я подумал, может, тебе нужна какая-то помощь, - сказал Марк. Он стыдливо опустил голову, и Дженсен заметил новую укладку и мелирование красными перышками, которые сочетались с металлическим отблеском очков Марка.
- С этой штуковиной? – спросил Дженсен, застегивая ремень. - Нет, все в порядке. Целый месяц разбирался, как правильно застегивать пряжку.
Он захлопнул дверцу.

- Джаред не с тобой, - сказал Марк, и Дженсен покачал головой, стараясь ничего не показывать. – Его нет уже некоторое время, да?
- Откуда ты знаешь? – спросил Дженсен, побаиваясь ответа.
- Работа такая, - Марк отказывался встречаться с ним взглядом, - вроде.

Хотя это и было правдой, Дженсену не стало легче. Ему было интересно, насколько все происходящее интересовало Интернет-пользователей, а насколько просто проявлялась пугающая увлеченность Марка.
- Мне надо, хм… - сказал Дженсен, открывая водительскую дверь.
- Да, прости, - Марк отступил на несколько шагов. Потом он встретился с Дженсеном глазами, и Дженсен увидел в них эту отчаянную тоску по тому, чему не суждено сбыться, смешанную с беспомощной грустью.
- Увидимся, - сказал Дженсен, заводя мотор. Марк остался стоять на месте - маленькая фигурка в зеркале заднего вида.

Дженсен подождал еще три квартала, прежде чем пробормотать себе под нос «Вот дерьмо» и ударить по рулю так сильно, что заболело плечо.
- Твой папочка был прав, - сообщил он кукле, оглядываясь назад. - Надеюсь, он счастлив, черт возьми.
...

Над входом висел самодельный баннер с надписью «Поздравляем!». Дженсен даже не думал, что кто-то еще производит бумагу для матричных принтеров. На самом деле, он даже был готов поспорить, что никто младше двадцати и не слышал никогда о такой бумаге, из-за чего она казалось еще более жуткой. Наконец он отвлекся от старомодного баннера и вошел, мгновенно замерев.

Джаред уже был там и, облокотившись на стенку и нервно сцепив руки за спиной, наблюдал за входом в комнату. Ждал его. Дженсен постарался не сбиться с шага, пересекая комнату.

- Что ты здесь делаешь?

- Я… - Джаред выглядел неловко. Он выпрямился, скрестил руки на груди. - Хочешь, чтобы я ушел? Я уйду. Я просто подумал…

- Нет, - перебил Дженсен, - оставайся.

Он поставил Чакетту в ее креслице на пол и скрестил руки, невольно повторяя позу Джареда.

- Так. Что теперь? – спросил Джаред. Они продолжали стоять, глядя друг на друга.

- Сядем? – спросил Дженсен, не зная, что еще сказать.

Они схватили мат и положили его в дальнем конце комнаты. Дженсен поставил кресло между ними, словно он пытался отгородиться от Джареда. Это было страшно глупо, смехотворно. Он и чувствовал себя полнейшим дураком, и все казалось неправильным, но он ничего не мог с собой поделать.

- Как дела у Херли? – спросил Джаред, не глядя на него.
- Все хорошо, - сказал Дженсен. – Он принимает свои таблетки. Скучает по тебе.
- Хорошо, - ответил Джаред, затем взволнованно осекся. - Нет, то, что он скучает – плохо. Ты знаешь, о чем я.
- Ага.
Они замолчали, разглядывая входную дверь так, словно, если бы они смотрели на нее достаточно долго и пристально, в нее бы кто-то вошел и спас их друг от друга. Но этого не случилось.
- Как дела у Чада? – наконец спросил Дженсен, чувствуя себя абсолютно бесполезным.
- Я отказался от съемок, - сказал Джаред, все еще не глядя на него.
- Что?
- Я отказался сниматься с Вином Дизелем.
- Тебе поступило предложение получше? – спросил Дженсен. - Брюс Уиллис звонил?
Это был удар ниже пояса, и он знал это, но иногда просто не мог сдержаться. И вообще, он мог сморозить и что-то похуже.
Джаред, кажется, это понимал.
- Возможно, - ответил он.
- Что это значит?

Джаред вздохнул и посмотрел на него, действительно посмотрел. Наверное, впервые в жизни Дженсену хотелось спрятаться от Джареда - ему казалось, будто все, что он чувствовал в последние дни, написано крупными буквами у него на лице. Он чувствовал себя слабым. Он не стал прятаться.

- У меня было другое предложение, но я не знаю, действительно ли оно до сих пор,– сказал Джаред.
- Больше денег предлагают? – спросил Дженсен, - интересный проект?
- Не предлагают ничего, - ответил Джаред. Он почти улыбнулся: - Но интереснее некуда.
- И кого будешь играть?
Джаред пожал плечами:
- Себя.
- О. Но. Подожди. Ты просто отказался?

- Джен. Ты был прав, ладно? Если мы что-то делаем, то вкладываемся на сто процентов. Я это понимаю.
- Джей…
- Нет, послушай, - сказал Джаред, и неожиданно вид у него стал не то разозленный, не то увлеченный; от эмоций у него разгорелись глаза. - Я соглашусь на эту работу, я приму это решение, и я буду продолжать поступать также, буду оправдывать себя снова и снова. Я должен буду каждый раз делать этот выбор, потому что… ну, потому что я настолько упрям, и потому что я буду пытаться снова и снова доказать тебе, что это было для нас правильным поступком. И, в конечном итоге, мне придется сниматься в каком-то дерьме, хотя мне совсем этого не хочется, только для того, чтобы доказать тебе, что я прав, а уж это последнее, что я хочу сделать, особенно если учесть, что все эти потенциальные, подтверждающие мою точку зрения проекты, скорее всего, будут заставлять нас проводить по отдельности целые месяца, а это полное дерьмо.
- Но…
- Нет, Джен. Я уже решил.
- Но ты же любишь Вина Дизеля, - слабым голосом сказал Дженсен.
- Тебя я люблю больше, - Джаред слегка улыбнулся. Как он ухитрялся сказать это настолько сердечно даже после их ужасной ссоры, этого Дженсену было не понять.
Дженсен вздохнул:
- Даже несмотря на то, что я манипулирую тобой, чтобы заставить тебя отказаться от своих желаний?
Джаред ухмыльнулся, в уголках глаз появились морщинки.
- Особенно тогда.
Он поднял детское кресло и переставил его на другую сторону:
- Иди сюда.
Дженсен пододвинулся ближе, и Джаред наклонился, чтобы поцеловать его, одной рукой тяжело опираясь на бедро Дженсена, чтобы не упасть. Его губы были такими нежными, так сладко скользили по приоткрытым губам Дженсена. Тот положил руку Джареду на шею, ощущая, как бьется и постепенно учащается пульс, пока Джаред неровно вздыхает, и как будто пьет с губ Дженсена, словно это необходимо ему, чтобы выжить, словно простого воздуха уже недостаточно. Тихий задыхающийся стон невольно вырвался из горла Дженсена, и Дженсен запустил руку в волосы Джареда.
- Господи, - сказал Джаред, его дыхание теплыми облачками касалось губ Дженсена. - Я так скучал по тебе.
Дженсен просто кивнул, затем поцеловал его снова, проводя языком по нижней губе Джареда, на которой все еще ощущался привкус зубной пасты и немного утреннего кофе. Ладонь Джареда прошлась по ноге Дженсена; а потом Дженсен уже лежал на спине, Джаред сверху, и они целовались, и Джаред мягко поглаживал его талию под футболкой, заставляя Дженсена дрожать.

- Ты согласишься, - пробормотал Дженсен между поцелуями. - Позвони им.
- Не могу, - Джаред уже задыхался. - Они отдали роль Дэксу Шеппарду.
Он наклонился, чтобы еще раз поцеловать Дженсена, но тот отдернул голову.
- Новое правило. Никогда больше не упоминай Дэкса Шеппарда, когда собираешься поцеловать меня.
Джаред усмехнулся и вместо этого поцеловал его подбородок.

Они даже не вздрогнули, когда Чакетта начала плакать на своей обычной громкости, только неохотно отодвинулись друг от друга; Джаред поднялся на колени, чтобы вынуть ее из креслица. Дженсен сел, огляделся и покраснел, поняв, что они уже не одни. Все еще несчастная и очень беременная Мисти неловко стояла у дверей, показательно глядя в потолок, пока ее муж бродил снаружи, разговаривая по телефону.

Робот почти мгновенно успокоился, стоило Джареду взять его на руки, словно он скучал и всего лишь хотел, чтобы его обняли. Было даже немного мило.

- Отлично, бросьте их в коробку, - сказал Филипп, втаскивая за собой огромную картонную коробку. Джордж и Сара вошли следом за ним с испуганными лицами.

Джаред с Дженсеном обменялись изумленными взглядами, Джаред открыл рот, но ничего не сказал. Филипп продолжил:
- Давайте, это же всего лишь устройства.

Мисти бросила свою первой, именно бросила, так, что кукла подскочила на дне коробки. Джаред поднялся на ноги, и они с Сарой одновременно опустили своих кукол в коробку. Сара сняла со своей шапочку. Дженсен почувствовал исходящий от девушки сладкий запах трав, когда она садилась.

- Отлично, вы все получите подробные отчеты и официальные документы через несколько недель. Отличная работа, ребята. А теперь попрошу внимания, у нас есть еще одно видео от мистера Вебера, так что я просто притушу свет.

Джаред застонал, садясь на место, а Дженсен сказал:
- Как думаешь, кто-нибудь заметит, если мы свалим отсюда?
Но Джаред просто отодвинул мат назад и откинулся на стену, притягивая Дженсена к себе.
- Ну что? Нелегкие выдались недельки, да? – сказал в телевизоре Дэйл Вебер.
Но они его не услышали. Они были заняты друг другом.

...

Их поездка домой тем утром была самой странной на их памяти (может быть, за исключением того дня, когда как-то раз в Ванкувере им пришлось ехать домой без штанов из-за шутки кого-то из костюмеров, но это уже почти забылось). Они положили детское кресло в багажник, чтобы им не пришлось смотреть на него, но маленькие клипсы все еще были прикреплены к ремням, и взгляд Дженсена то и дело останавливался на них, даже после того, как он поправил зеркало заднего вида.

По приезду домой им навстречу выскочили собаки, обрадовавшиеся при виде Джареда, и все постепенно вернулось на круги своя, насколько это вообще было возможно.

Им не было одиноко, не совсем. Но время будто бы шло медленнее и заполнить его было сложнее. Они больше не видели Марка, хотя парочка новых видео с ними появилась на сайте TMZ - совершенно обыденные, снятые через улицу, например, как Дженсен входит в продуктовый магазин, или доказательство того, что Джаред пьет кофе со сливками и двумя кусочками сахара. Никому не интересные факты, за исключением того, что они были теми, кем были, и история с резиновым ребенком несомненно привлекла к ним пристальное внимание таблоидов. Хотя, надо отметить, что и оно сошло на нет после случая со слежкой в Старбаксе.

Однажды, когда Джаред стоял в очереди на заправке, к нему подошел здоровенный чернокожий парень с видеокамерой.
- Джаред, как поживает семья? – спросил он.
- Неплохо, - ответил Джаред. - Для кого это?
- TMZ, - ответил парень.
- Хорошо, - сказал Джаред. - Приятно познакомиться.
И он действительно имел это в виду.

...

Дана позвонила и сказала, что у нее есть новости и она хочет с ними встретиться. Непонятно, хорошие или плохие, просто «новости», и от этого Джаред сходил с ума целый день, прежде чем они встретились с ней и заказали себе кофе.

- Тут кое-кто проявляет интерес, - наконец сказал она.
- Интерес? – повторил Дженсен, надеясь, что он правильно ее понимает, но опасаясь, что она имеет в виду, что ей предложили написать мемуары или какой-нибудь подобный бред.
- Я подала заявление на ваше имя в три разных агентства, которые посоветовал Ричард, как мы и договаривались. И я только что получила из одного из них ответ. Они хотят назначить собеседование.
- Ты шутишь, - сказал Джаред. Он дико ухмылялся, да и Дженсен, наверное, выглядел таким же чокнутым.
- Вовсе нет, - сказала Дана со строгим смущенным взглядом юриста, воспринимающего все сказанное буквально. - Завтра с двух до трех, подходит? Я сказала, что вы перезвоните, чтобы перенести время, если нет.
- Завтра с двух до трех – это прекрасно, - сказал Дженсен.
- Это просто собеседование, - сказала она, строго глядя на них по очереди, - не рассчитывайте сразу на многое, хорошо?
Они просто сидели и улыбались друг другу.

Остаток дня прошел в суеверном тумане. Они никому ничего не сказали, не обсуждали сами, но эта новость ощущалась во всем, что они делали. Дженсен приготовил незатейливый ужин – спагетти с сыром, не очень полезно, но зато еда всегда хорошо утешает, а потом они смотрели разные глупые игровые шоу по телевизору, стараясь угадывать ответы, испытывая свою удачу.

Потом они занимались расслабленным неторопливым сексом при выключенном свете и еще долго лежали без сна в тишине.

Уже засыпая, Дженсен вспоминал о первой проведенной с Джаредом ночи, думал о детских обещаниях и клятвах, о том волшебстве, которым он хотел околдовать обоих, чтобы сохранить то, что между ними. И вот оно: все еще здесь. Hе без сложностей, но лучше, чем когда-либо. И никаких ритуалов им не надо. Все, что им нужно, - это они сами.

...

Это собеседование стало, наверное, одним из самых сложных испытаний, которое им приходилось преодолевать вместе. Все равно, что пытаться добиться кредита в банке, где главная валюта – человеческие души. Что, если Дженсен был честным с самим собой, и происходило в данный момент. Но были вопросы этического плана, и вопросы о поведении, и вопросы, на которые требовалось отвечать целыми историями, для которых потом надо было предоставить рекомендации, вопросы об их браке; а потом Дженсена спрашивали о его аресте, и Джареда спрашивали об аресте Дженсена; затем им пришлось как можно вежливее рассказать об опыте с «Маленькими чудесами», а еще были выписки со счетов, проверка кредитов и это все только в первый час.

К концу третьего часа они оба перенервничали, измотались и были уверены, что произвели отвратительное впечатление.

Именно поэтому звонок на следующий день стал для них неожиданностью – не из агентства, но от Стива, который начал разговор с «Ты, что, решил устроиться в «Denny's» поваром горячего цеха или типа того?»

- Что? – переспросил Дженсен.

- Мне только что позвонил какой-то парень, который сказал, что я перечислен в списке лиц, способных дать рекомендации мистеру Дженсену Эклзу. Я решил, что ты решил устроиться в индустрию питания.
- Серьезно? – сказал Дженсен, чувствуя, как немеют его пальцы. О да, сейчас было бы самое время для сердечного приступа.
- Я абсолютно серьезен. Что происходит?
- Что ты им сказал?
- Правду, сучка. Ты международный террорист, но я люблю тебя как брата. Какого черта происходит?
- Мне надо найти Джея, - сказал Дженсен, выбегая из кухни, где он пытался починить сломанную дверную ручку слишком короткой отверткой. Он повесил трубку где-то во время своей безумной пробежки. Далеко бежать не пришлось – Джаред сидел на крыльце, кидая Сэди мячик и почесывая Херли за ухом.

Они согласились, что проверка рекомендаций – это хороший знак, но решили не радоваться заранее, но, естественно, не радоваться у них не получалось. Прошла неделя, прежде чем им позвонили из агентства и назначили еще одну встречу, и Дженсен понял, что, хотя предыдущее собеседование было долгим, нервным и ужасным, вот эта встреча будет самым сложным, что они когда-либо делали вместе. Нужно просто войти в кабинет, стараясь ничего не ждать, хотя их лица и светились надеждой.

Девушка, семнадцать лет. Не хотела встречаться с ними, попросила закрытые записи.
Видимо, сложная ситуация. Но ребенок был здоровый. Ребенок был сильный.
Их ребенок.

_________________
seriously.


Последний раз редактировалось Рыжая Кошь 08 дек 2009, 15:17, всего редактировалось 1 раз.

08 дек 2009, 15:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Эпилог

В первый раз они встретили Дэниэла Винсента Эклза Падалеки в пятницу. Ему было шесть дней от роду, он был завернут в голубые больничные пеленки; его большие темные глаза внимательно смотрели на мир. Джаред так сильно сжимал руку Дженсена, что она побагровела, но Дженсен практически не заметил этого. Он и сам держался так же крепко, слишком завороженный крошечным свертком, чтобы что-то почувствовать.
Кто-то передал Дэниэла Джареду, и Дженсен почувствовал этот запах, прекрасный запах младенца, и ему было все равно, чем там на самом деле пахло, может, какой-нибудь плацентой, он понятия не имел, но это было куда лучше, чем он мог себе представить. Он был влюблен. Они оба были влюблены.

Во время первой недели они поняли, хотя никто из них не признался бы в этом, что Дэйл Вебер по большому счету был прав. Никакая книга или видеозапись или даже их восемь недель в лагере роботов, - ничего не могло подготовить их к подобному. Дэнни был неопрятным, громким, красивым, очаровательным и абсолютно пугающим.

- Если бы я хотел получить подобный стресс, я бы пошел в международную разведку, - сказал Дженсен как-то ночью после того, как провел полчаса стоя над кроваткой Дэнни и наблюдая за тем, как он дышит; думая о том, какой он крошечный, но такой сложный, и что практически ничего не защищает его внутренности, и все, что угодно, может их поранить, раздавить или еще как-то повредить. Возможно, Дженсену просто надо было поспать.

Джаред ему так и сказал, крепко его обняв, а потом принялся возражать, что для описания их новых родительских обязанностей больше подойдет сравнение с соревнованиями по кручению тарелок.

Летом наконец-то вышел «Оазис». Он получил приличные критические отзывы и собрал приличную кассу. Не «Человек-паук», конечно, но все, принявшие участие в процессе, были вполне довольны, а Дженсен даже смог снова увидеть фильм и, наконец, вспомнить его сюжет.

Было два безумных дня рекламной кампании в Нью-Йорке, которые прошли для него как в тумане от усталости, а затем он полетел обратно в Лос-Анджелес и отправился прямо в Юниверсал, чтобы продолжить рекламировать фильм, затем вернулся домой, где из-за Джареда ему пришлось смотреть на самого себя в ночном шоу Конана, потому что Джаред был отвратительным человеком. По крайней мере, Дженсен ему так и сказал, когда тот спрятал пульт. Дженсен бы, может, и собрался с силами, чтобы вернуть пульт, но они только что уложили малыша спать, причем после долгого баюканья, напевания и укачивания, и Дженсен бы себя не простил, если бы разбудил ребенка, и все пришлось бы делать сначала. Не говоря уже о том, что к ним в гости приехала мама Джареда и спала в соседней комнате, поэтому практика летающего дзюдо со сталкиванием с кровати была под запретом по многим причинам.
- Почему ты так жесток со мной? – принялся вместо этого ныть Дженсен.
- Шшшш,- прошептал Джаред, прогоняя его с дороги подушкой. - Начинается.
Они смотрели, как Дженсен на экране выходит на сцену и пожимает руку Конану, затем машет аплодирующей публике, прежде чем сесть. Он закинул ногу на ногу и отпил из чашки с надписью «Гость №2». Как ни удивительно, но он ничем не отличался от любого гостя старого доброго ток-шоу. Это сбивало с толку.
- Итак, - сказал Конан. - Я слышал, ты недавно стал отцом.
И Дженсен на экране просиял.
- Да, - сказал он, кивая в ответ на одобрительные выкрики из аудитории. - Это правда.
- Мальчик или девочка?
- Это маленький мальчик. Его зовут Дэниэл и ему, хм... сегодня исполнилось шестьдесят восемь дней.

Конан засмеялся:
- Я уж было подумал, что ты сейчас скажешь «шестьдесят восемь лет».

- Нет, нет, - сказал Дженсен в телевизоре. - Ему только исполнилось два месяца.

- Привет, познакомьтесь с моим приемным сыном, - сказал Конан, фальшиво улыбаясь в камеру. - Мы живем за счет его пенсионного обеспечения и выигрышей в лотерею.

Дженсен рассмеялся, нервно ерзая в кресле, и Конан продолжил:
- Шестьдесят восемь дней? Вы считаете их, делая отметки где-нибудь на стене?

В комнате Дженсен повернулся и попытался поймать взгляд Джареда, но тот просто смотрел, на его лице блуждала слегка удивленная улыбка. Затем он наклонился к Дженсену и пробормотал «Дурачок», не отрывая взгляда от экрана.
- Да, именно, - сказал Дженсен в телевизоре. - Типа «О Господи, еще один потраченный день моей свободы». Лучше как-то отмечать дни, прежде чем они сольются в один бесконечный поток отчаяния.

Конан хихикнул, крутанулся в своем кресле и спросил:
- Если серьезно, как тебе пока отцовство?
И Дженсен увидел, как его изображение на экране снова засияло - яркая улыбка и расслабленные плечи.
- Приятель, это потрясающе. У меня нет… Это лучшее, что может случиться с человеком, вот что я хочу сказать. Кажется, я не спал с самого апреля, но… Ты же меня понимаешь, да? Сколько их уже у тебя?
- Четверо, - ответил Конан. - Две девочки, два мальчика. Но, приятель, два месяца. Он у тебя сейчас практически вечно голодный, какающий, спящий, срыгивающий, плачущий комочек?

- В общем-то, да, - засмеялся Дженсен на экране. - Но у него уже есть характер. В последнее время он усердно работает над язвительным взглядом. Это довольно занимательно. Уже можно сказать, что ирония будет для него много значить. Например, Джей сделает что-нибудь по-дурацки серьезное, и ребенок посмотрит на него вот так… - и он скорчил уморительно похожую рожицу, презрительно приподняв одну бровь и поджав губы.

Джаред рухнул на кровать, трясясь от смеха и слепо хватаясь за Дженсена.
- Ты же понимаешь, что на самом деле это выражение скорее всего означает, что он всего лишь просится на горшок? – спросил Конан, и Дженсен покраснел, но засмеялся и согласился, и, наконец, перевел разговор на фильм.
- Это было здорово, - сказал потом Джаред. - Ты просто тусовался там, такой расслабленный. Как это случилось?
- Я слишком устал, чтобы нервничать, - ответил Дженсен и зевнул, чтобы подчеркнуть свою точку зрения.
- Может быть, - согласился Джаред и вдруг навис над Дженсеном, хищно ухмыляясь. - А может ты просто изменился, Дженсен Эклз.
Дженсен рассмеялся. Он провел рукой по спине Джаред и ухватился за его задницу, легонько сжимая:
- Может, и так.

...

Так что, да, в итоге они превратились в тех, кого Джаред гордо называл «те зануды, которые вечно болтают о своих детях». Дженсен даже не мог заставить себя смущаться от этого, хотя употребление множественного числа в этой фразе каждый раз слегка выбивало его из колеи.
В середине июля Джаред вернулся к работе над «Транзитом». Он подписался на восемь эпизодов из двадцати четырех и успел отснять половину еще до Хэллоуина. К тому времени Дэнни начал тащить себе в рот все в радиусе досягаемости, и это доставляло им немало хлопот.

- Совсем как твой папочка, - сказал Дженсен, и Джаред нахмурился, а потом укусил его за плечо, издавая голодное рычание. Что-то из этого, то ли звуки, то ли телесный урон, привели Дэнни в полный восторг, он восторженно пищал и махал руками, поэтому Джаред повторил свой фокус еще полдюжины раз.

...

К ним домой регулярно наведывались с проверками из агентства – сначала каждые две недели, потом ежемесячно, после того, как Дэнни исполнилось полгода – раз в квартал. Проверяющий проводил день у них дома, осматривая помещения, наблюдая за ними с Дэнни, задавая вопросы. Сначала у них была настоящая паранойя, но со временем, когда стало понятно, что у них не отнимут ребенка, эти визиты стали доставлять все меньше беспокойства.

Вскоре после второго дня рождения Дэнни (они до сих пор выскребали шоколад из шерсти Сэди), процедура усыновления была завершена. Потребовалось подписать и заверить массу документов, но все прошло без особого размаха.

Тем летом Джаред каким-то образом продал свой сценарий, хотя все они уже забыли о его существовании. Неделю спустя умер Херли, ушел прямо во сне и разбил всем сердце – даже Дженсену, который закалял себя, готовясь к этому уже несколько лет. Он надеялся, что ему никогда не придется объяснять это Дэнни – разумеется, когда ребенку исполнится десять, все проблемы, связанные со смертью уже будут решены наукой, да? Но они как-то справились. У Дэнни была Сэди, а у Сэди был Дэнни, и это помогало.

...

- Не хочу!

Джаред вздохнул. Дженсену было интересно, как долго уже продолжался этот разговор до его появления. Он готов был побиться об заклад, что большую часть из двух часов, проведенных им на примерке.

- Хочешь вернуться в свою старую кроватку? Ничего, все в порядке, - сказал Джаред. Он неловко скрючился перед одетым в пижаму Дэнни, который сидел на своей новой постели, глядя на него с сомнением и изумлением – все уже привыкли к этому взгляду. - Хочешь, я положу матрас на пол, и ты устроишь там лагерь вместе с Бинксом?

- Нет.
- Как насчет того матраса с твоей кровати для большого мальчика? Мы можем положить его на пол, пока ты не привыкнешь.

Дэнни повертелся из стороны в сторону всем телом, прижимая к щеке плед по имени Бинкс. Джаред поймал взгляд Дженсена поверх головы сына и, извиняясь, побежденно пожал плечами, прежде чем продолжить:

- Тогда хочешь поспать с нами? Только сегодня, м?
- Нет… - сказал Дэнни, и Дженсен с облегчением выдохнул. Они только-только приучили его снова спать одного, после недели кошмаров из серии «История Игрушек в стиле Франкенштейна».

- Хорошо, - сказал Джаред, опускаясь на колени перед мальчиком. - Так где ты хочешь спать? Скажи мне.
- Я не хочу! – прокричал Дэнни, и Джаред еле сдержался, чтобы не закатить глаза. Было очень важно не делать этого перед Дэнни, потому что ребенок еще не знал, что есть выражение лица, способное передавать раздражение лучше, чем его характерный взгляд.

А еще было важно, чтобы кровать большого мальчика не казалась наказанием.
- Кажется, мы в тупике, - заметил Дженсен.
- Он устал, - сказал Джаред, и Дэнни разразился очередной серией впечатляющих криков «нет».
- Я вижу.

Джаред снова повернулся к ребенку и сказал, накрывая коленки сына руками:
- Эй, а что, если мы с тобой оба ляжем на твою взрослую кровать, а папочка расскажет нам сказку, а? Длинную и интересную.
Дэнни посмотрел на него заинтересованно, но с опаской.
- Монстры, - сказал он.
- Тебе не о чем беспокоиться, приятель, - ответил Джаред. - Мы обо всем позаботились. Ты же помнишь, что мы с твоим папой раньше были профессиональными охотниками на монстров?

Дэнни кивнул, серьезно и широко раскрыв глаза, и Джаред поцеловал его маленькое круглое личико и поднял на руки, завернув в плед.
- Ну же. Я хочу послушать историю, - сказал Джаред, и они устроились на кровати. Единственный способ, при котором Джаред мог туда уместиться, - это лечь так, чтобы его задница свисала с постели. Но он в основном влез туда, поставив одну ногу на пол для баланса. Дэнни прижался к нему.

- Дженсен?
- О какой истории идет речь? – спросил Дженсен, усаживаясь у Дэнни в ногах и потирая их через покрывало. Дэнни пошевелил пальцами.
- Расскажи про смешного робота! – сказал он, и, когда Дженсен недоуменно посмотрел на него, пытаясь понять, о чем речь, Дэнни уточнил.
- Папа, расскажи про робота, который был моей сестрой!
Когда Дженсен поднял голову, Джаред ему ухмылялся. Дженсен улыбнулся в ответ и сжал ступни Дэнни, заставляя его взвизгнуть.

- Что ж, - сказал он. - Однажды жили-были два мальчика.
- Мальчика? – переспросил Джаред.
- Парня? – попробовал Дженсен.
- Чувака, - сказал Джаред.
- Про робота! – нетерпеливо попросил Дэнни.
Дженсен откашлялся и попробовал начать с начала.
- Однажды, - сказал он, внимательно глядя на Джареда. - Жили-были два невероятных придурка, которые очень сильно любили друг друга.

КОНЕЦ.

Изображение

_________________
seriously.


08 дек 2009, 15:02
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2009, 02:14
Сообщения: 126
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Прекрасно :super: (И никаких сомнений!) (с) :lol:

Такой позитивный фик. Я не напишу страшное слово "кавай", не напишу :-D
Отличный юмор, трепетные Джеи и добрая история :)

Спасибо тебе огромное за выбор фика и за перевод :)
:kiss: :flower:
А еще мне очень понравилось сочетание каких-то возможных реальных жизненных проблем с таким ээээ фантазийным сюжетом :lol:


08 дек 2009, 16:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Колминаи
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 00:55
Сообщения: 2829
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Замечательная история, очень какая-то... рождественская что ли? Хотя про Рождество тут речи и не велось.
Я читала в оригинале и тогда она мне не показалась такой очаровательной, а вот сейчас просто сижу и глупо улыбаюсь. :heart: :heart: :heart:

_________________
Everything will be ok in the end.
If it's not ok, then it's not the end. (с)


08 дек 2009, 17:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 08 дек 2008, 12:00
Сообщения: 3
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Это совершенно потрясающий фик, милый, добрый и очень нежный.
Спасибо, Рыжая Кошь, что вы его выбрали и так замечательно перевели!
:beg:


08 дек 2009, 17:52
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 27 фев 2009, 11:30
Сообщения: 2
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Я давно столько не улыбалась от умиления! :heart:
Варя, спасибо огромное за перевод!!!! Замечательный фик! :kiss:


08 дек 2009, 18:57
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2009, 20:07
Сообщения: 59
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Замечательная история. И замечательный перевод. Даже оригинал не нужно читать, чтобы это понять)
Рыжая Кошь, спасибо. Передать атмосферу чужого произведения сложно))) (хотя, я не знаю, может быть это ваше настроение, но все равно, оно чудесное :) )
Просто здорово. В процессе не возникло ни одного сомнения или вопроса. И я, наконец-то вспомнила, что значит "проглотить", когда говоришь о печатном тексте. Хотя и текстом-то это назвать нельзя. В том смысле, что будет слишком сухо. История - самое то :flower:
Отличный выбор, отличная искренняя работа переводчика)
Спасибо.
Про арт как-то сложно говорить - всего один баннер :( . Непонятно)


08 дек 2009, 19:05
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 21:22
Сообщения: 16
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Варечка, спасибо тебе огромное, это было просто волшебно :squeeze: :squeeze: :squeeze:
:inlove:
сначала я на всю квартиру хохотала в голос, меня уже стали осторожно спрашивать, что происходит, а потом наступило состояние :heart: :heart: :heart:
это все невыразимо тепло, про старые добрые семейные ценности, про любовь, про детей, про happily ever after и у меня даже нет слов, но СПАСИБО тебе большое, что ты перевела это чудо!

yorki,
фанарт прекрасен, очень классно подходит к истории и вообще такой симпатичный *_* спасибо!
:flower:

_________________
клоун_в_шкатулке


08 дек 2009, 19:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 ноя 2009, 20:28
Сообщения: 13
Откуда: Северная Венеция
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Это чудесная, чудесная история :) по-моему, это первый фик такого рода, который заставил меня совершенно искренне улыбаться (обычно такая тема меня как следует сквикает). Так что спасибо огромное за перевод :)
А почему я вообще взялась его читать? не смогла устоять перед баннером :):)

_________________
Заселить мир легко, опустошить - тоже. Итак, в чем же трудность? (с)


08 дек 2009, 20:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
auden
Ыыы, я очень рада, что тебе понравилось! :squeeze:

Да, меня тоже прет от того, что фик-то вроде бы и не аушный, но местами может превзойти многие ау)))

ПС. Дождемся Конеко, и надо встретиться и отметить выкладку!))

Naisica
Да, от нее настроение праздничное какое-то)
Спасибо! Не знаю, может ли быть комплимент лучше, чем то, что перевод пропер больше оригинала))) :kiss:

G_I
Спасибо, что прочитали и оценили! Я рада, что понравилось))

Jently
Не за что!)))) Я сама не переставаю с него умиляться))

M_olly
Большое спасибо за такой приятный отзыв! Сижу и улыбаюсь. :)
Я старалась по мере сил передать авторское настроение и атмосферу, надеюсь, получилось.))

rine_de_terre
Пожалуйста!)))))) Рада-рада, что тебе понравилось))
Если смеялась - значит, перевод удался))
:squeeze:

Lindwurm
если честно, я сама не очень люблю тему приемных детей и прочего) но этот фик такой необычный, что у нас с ним любовь с первого взгляда случилась))
Спасибо, что прочитали и за отзыв!))
И баннер работает - это прекрасно!)

_________________
seriously.


08 дек 2009, 22:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2009, 01:44
Сообщения: 79
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь
Классно)))
Замечательный выбор фика, очень позитивно и весело, но при этом в такой легкой форме рассказывается о реальных и совсем не пустяковых проблемах ))
Спасибо)
И перевод хорош, что уж скажешь :flower:

Баннер тоже красивый)

_________________
aka Wayward


08 дек 2009, 22:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 21:14
Сообщения: 115
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Совершенно чудесная история)))) После нее хочется улыбаться, и улыбаться, и улыбаться :inlove: И кажется, что жизнь прекрасна))) Я влюбилась в здешних Джеев, Дэнни и ребенка-робота, механический плод любви! :D
Рыжая Кошь, спасибо большое за перевод! Уже хочется перечитать еще раз)))

yorki
Баннер отлично передает настроение - Чакетта в розовом :super:


08 дек 2009, 23:13
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 23:32
Сообщения: 6
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Я редко оставляю отзывы на перекрестке, но этот фик вызвал во мне такие нежные и теплые чувства, что я просто не могу промолчать.
Большое спасибо автору hkath за саму идею фика, а переводчику РыжаяКошь за умело переданную атмосферу, вы просто молодцы!!!
Желаю удачи в дальнейших работах!!! :kiss:


08 дек 2009, 23:17
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 24 фев 2009, 12:47
Сообщения: 35
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь, большущее спасибо за перевод! Фик классный - легкий, с юмором, но очень-очень трогательный. Под занавес я даже захлюпала носом, уже и не помню, когда со мной такое случалось после чтения. ;) Хотела привести тут все фразы, которые особенно повеселили/тронули, но их слишком много, боюсь, комментарий перегрузит страницу.))))) Спасибо! :super:
yorki, хорошо, но мало. :shy2: :)


09 дек 2009, 00:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 14:19
Сообщения: 100
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь
:ura: как мне понравилось! Спасибо огромное за выбор и перевод. Я оторваться не могла и после финальной точки так сожалела, что все. Финиш. Чудесный фик!

yorki
баннер чудесный ! ))


09 дек 2009, 01:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь
:inlove: :flower: :heart: :ura: :super:
спасибо за выбор фика и перевод !
он такой... очаровательный,теплый , невозможно оторваться и хочется тотчас перечитать снова.Перевод обалденный !
yorki
вне всяких сомнений ;) -классный выбор фоток Джеев для баннера.Сразу настраивает на нужный лад :flower:


09 дек 2009, 06:14
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2008, 02:29
Сообщения: 49
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Спасибо большое! Чудесная история и прекрасный перевод! :hlop: :hlop: :hlop:


09 дек 2009, 07:53
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 17 сен 2008, 12:45
Сообщения: 165
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь спасибо огромнейшее за перевод! Настроение поднялось на ура и на душе теплее стало, а это то что нужно в такие холода! Спасибо это просто великолепно! :ura: :ura: :ura:


09 дек 2009, 09:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2008, 11:15
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Старший по хомякам
Спасибо большое, особенно, за оценку перевода! :)

4ерти
Я знаю этот фик наизусть уже, кажется, и все равно с удовольствием перечитываю)))
Спасибо за отзыв!

Marvira
Огромное спасибо за отзыв и пожелания!

galagri
*по секрету* мы с бетой носами хлюпали даже пока редактировали)))
Спасибо, что прочли!))

Zerkalo
Спасибо! Рада, что понравилось)))

Anarda
Спасибо, спасибо, спасибо!
Я так рада всем отзывам, что даже не знаю, как еще на них отвечать!)))))

vishles
Вам спасибо!

kelpi
Если удалось поднять настроение - не зря мы старались!))) Спасибо!

_________________
seriously.


09 дек 2009, 15:09
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 авг 2008, 00:03
Сообщения: 102
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь,спасибо за замечательный перевод замечательного фика. Мне все очень понравилось. :super:


09 дек 2009, 15:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 авг 2008, 23:32
Сообщения: 26
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Потрясающе! 98% истории я улыбалась, с таким сожалением оторвалась вчера от нее перед сном, но сегодня дочитала, и могу сказать: этот фик уверенно стал одним из самых любимых. Я подобного еще не читала, про Джеев, готовящихся стать отцами, и все у них в отношениях хорошо, и практика с младнцем замечательна, как и малыш, которого им все-таки отдали. Очень понравилась вот эта фраза при встрече с Дэнни: Он был влюблен. Они оба были влюблены.


09 дек 2009, 22:14
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 01:19
Сообщения: 156
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Клевый фик))))) Они такие славные тут, в лучших традициях романтических комедий))))))
Спасибо))))


09 дек 2009, 23:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 сен 2009, 17:22
Сообщения: 32
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
это так замечательно, прочитала на одном дыхании) давно так не улыбалась, и, что самое удивительно, затронуты жизненные темы, так что, ещё пришлось и подумать))
автору спасибо за текст, переводчику за то, что сделал возможным наше знакомство с ним) :heart:


09 дек 2009, 23:51
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 11 июл 2008, 21:30
Сообщения: 146
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь
:heart: :heart: :heart:
Спасибо, что перевели такую суперпозитивную, добрую и милую историю!

yorki
Спасибо за арт! Сразу настраивает на нужный лад )))


10 дек 2009, 00:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 24 авг 2008, 18:38
Сообщения: 50
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Вкусно, вкусно, вкусно! Спасибо большое автору и переводчику за позитив и проделанную работу! Это было прекрасно)))


10 дек 2009, 01:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2680
Откуда: Россия
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Согласен! (И никаких сомнений)", J2, R, перевод
Рыжая Кошь
Ыыыы... У меня нет связных слов!
Все просто здорово. Спасибо за выбор текста, сам фик замечательный, Дж2 с детьми - это источник невероятного позитива.
Перевод отличнейший, я ни разу не споткнулся на неудобоваримых фразах. И вообще, сохранив текст себе на комп, я в процессе чтения постоянно смотрел на верх страницы, там, где отражается соотношение количества прочитанного. И мне было очень жаль, когда оно приближалось к ста процентам, так не хотелось расставаться с героями истории.
Пока это лучшее, что я прочитал на ББ!!!
Еще раз спасибо.

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


10 дек 2009, 02:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 53 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.068s | 13 Queries | GZIP : Off ]