Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:42




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 100 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 12:42
Сообщения: 270
Сообщение День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Название: Апокалипсис: Отменен
Автор: jeyhawk
Оригинал: Apocalypse: Canсelled
Переводчик: Команда Людей
Пейринг: Джаред/Дженсен
Рейтинг: NC-17
Саммари: 7 июля 2008 года, в два часа пополудни в Землю врежется комета, уничтожив все живое. У человечества осталось всего 54 часа до катастрофы, и на планете царит хаос. Волей случая Джаред Падалеки, простой архитектор из Техаса, спасает жизнь всемирно известному актеру Дженсену Эклзу. Странная парочка проводит вместе последние дни перед концом света. Но что станет с внезапно зародившимися отношениями, когда конец света все-таки не наступит?
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Дисклеймер: герои принадлежат сами себе


До конца осталось 54 часа. Отсчет идет

Когда люди слышат подобные вещи, они всегда запоминают, что делали в этот момент и где были. Так наши деды еще помнят, чем они занимались, когда впервые разнеслась весть о смерти Кеннеди. А эта новость как раз из таких. Только вот уже в четверг помнить будет некому.

Джаред находится в обычном номере отеля, в незнакомом городе, за сотни миль от родных и близких. Он только что вернулся с затянувшегося собрания – еще даже галстук не успел ослабить. Включает телевизор – просто для компании, совсем не ради последних новостей об огромном огненном шаре, который вот уже несколько недель отчетливо виден в небе.

Ее назвали Кометой Шерона – в честь неудачника, который впервые заметил ее около года назад. Тогда еще не выяснили, что на ее пути лежит Земля. Джаред помнит этого парня – видел в какой-то программе на Дискавери. Парень был тощий, заросший и ужасно взволнованный своим уникальным открытием. Интересно, что он чувствует сейчас, когда смерть, названная его именем, несется к планете?

Уже два месяца в новостях не показывают ничего, кроме теорий о комете и репортажей о нестабильном состоянии биржевого рынка. Забыв о разногласиях, ученые всего мира сообща пытаются найти хоть какое-то решение, пока аналитики предсказывают, куда лучше вложить средства в случае апокалипсиса. Самым популярным вариантом, конечно же, являются компании по производству оружия, одеял, консервов и разработке высоких технологий. А вот большинству других, по их мнению, грозит банкротство.

Джареду все это кажется ужасно глупым: если конец света наступит – деньги будут последним, о чем нужно волноваться. Хотя он и так не особо беспокоится. Слишком сложно представить, что мир может просто прекратить свое существование. Пусть даже вокруг постоянно слышатся слова вроде «мега-цунами» и «ядерная зима». Реальность будто превратилась в плохой ремейк того фильма с Элайджей Вудом.

Мама умоляла его не ездить в ЛА, пока не будет стопроцентной уверенности, но он обещал ей, что все будет в порядке. Он не хотел упускать свой шанс из-за какого-то там конца света. Он смотрит специальный выпуск новостей, идущий по всем каналам, и думает о том, что сейчас его мама вряд ли довольна тем, что оказалась права.

Президент выглядит собранным и спокойным, когда зачитывает обращение к народу. Причем, как предполагает Джаред, он сейчас наверняка в каком-нибудь безопасном бункере, и явно не в Вашингтоне, но его голос все равно дрожит. Джаред замечает, что морщин на его лице явно прибавилось.

Голос президента звучит отрешенно, будто он говорит о другом мире, о другой нации, но побелевшие костяшки его пальцев свидетельствуют совсем об обратном.

Со слухом будто что-то происходит – Джаред слышит речь какими-то отрывками. Шарит в кармане, достает телефон и набирает мамин номер снова и снова, но в ответ раздается: "Сеть временно недоступна". Джаред заламывает руки, слепо уставившись в экран телевизора. Президент заканчивает свою речь, напоследок призывая людей не поддаваться панике, но, судя по звукам, доносящимся с улицы, уже слишком поздно.

На мгновение экран гаснет, а затем речь начинается опять. Ее будут крутить, пока метеоритный дождь, предшествующий столкновению, не выведет из строя спутники. А потом пропадет телефонная связь и, наконец, электричество. Во всем мире будет введено военное положение. Хотя это не имеет значения – все равно не будет никого, чтобы ему подчиняться.

Населению советовали не волноваться и оставаться в своих домах. Военные должны были вернуться на ближайшие базы. Джаред, замерев, сидит на диване, слепо глядя в телевизор, где снова и снова Президент повторяет свою речь. Восемь вечера, понедельник. Конец света должен наступить ровно через два дня и шесть часов.


***
По счастливой случайности Джаред дозванивается до своей матери за пятнадцать минут до того, как связь полностью пропадает. Мама говорит, что очень его любит, что они все его любят, что скучает по нему и всегда будет скучать. По щекам бегут слезы, когда он слышит ее голос. Он не перестает плакать, даже когда связь обрывается. Он так много хочет сказать ей, но уже не скажет.

Дома все собираются в здании городской мэрии. Все, кого он знает – его семья, друзья, люди, знакомые с детства. Собираются, чтобы провести эти последние дни вместе. А он застрял здесь, в чужом городе, в безликом гостиничном номере, с ощущением, что земля разверзлась под ногами. Все, чего ему сейчас хочется – это свернуться на кровати, спрятаться с головой под одеяло и рыдать, пока силы не иссякнут. Но он не может себе этого позволить.

Он не хочет умирать в этой комнате, не хочет торчать тут один в ожидании неизбежного конца. Поэтому он заставляет себя принять душ и переодеться. Надевает удобные джинсы, спортивные ботинки и прячется под тремя слоями рубашек. Он уже упаковал рюкзак в чемодан, надеясь, что у него будет шанс прогуляться по окрестностям, и теперь набивает его до отказа сменной одеждой, нижним бельем и бесплатным алкоголем из минибара.

С минуту он таращится на бутылки, выстроенные в ряд в крошечном холодильнике, а потом запихивает все в сумку. В любом случае, вряд ли сейчас кто-то потребует с него плату. Одна из бутылочек со скотчем выскальзывает из онемевших пальцев и падает на ковер. Он поднимает ее, откупоривает и выпивает до дна, кривясь от жжения в горле. Легче не становится, но и хуже не будет, так что он достает из рюкзака вторую и выпивает ее содержимое по пути к выходу.

Бросив пустую склянку на пол, Джаред выходит из комнаты, даже не оглядываясь назад. Вряд ли он вернется сюда. В коридоре ни души, и он спускается вниз, в итоге так никого и не встретив. Не сложно представить, что мир уже рухнул – и Джаред остался один.

Когда он выходит наружу, эта мысль сразу вылетает у него из головы. Улицы забиты людьми. Тротуары устилает битое стекло, и со всех сторон слышится вой автомобильной сигнализации. В нескольких ближайших магазинчиках разбиты витрины, и куда ни глянь – везде народ, хватающий все, что можно утащить.

Он проходит мимо парня с кучей драгоценностей и взглядом маньяка. И что он, интересно, собирается делать с этим богатством? Хотя, по большому счету, Джареда это ничуть не волнует. Он просто отворачивается и идет дальше. Он еще не решил куда, но у него в запасе есть еще два дня и примерно пять часов.

Комета отчетливо видна в небе – она ярче любой из звезд и горит мрачным обещанием всеобщего разрушения. Джаред только раз бросает на нее взгляд и опускает глаза на тротуар. Сердце неровно колотится о ребра. Где-то вдалеке слышится выстрел, и он ускоряет шаг, желая поскорее убраться из города.

Его охватывает ощущение странной незащищенности – подобной уязвимости он еще никогда не испытывал. Он большой парень – высокий и мускулистый, и если придется, то сможет постоять за себя. Но сегодня это вряд ли поможет. Больше нет законов, порядка, с этой секунды и до самого конца царит хаос. Ему хочется спрятаться, найти спокойное, тихое местечко и остаться там, пока все не кончится. Но в то же время ему страшно оставаться одному. И мысль о том, что вокруг него есть люди, такие же потерянные и одинокие, приятно согревает душу, приносит странное утешение.

Джаред подумывает о том, чтобы отыскать церковь. Он не религиозный человек, он едва ли был в церкви с сознательного возраста. Но если и есть время, когда пора читать молитвы – то оно наступило. В церкви должно быть мирно и тихо – уединение без одиночества.

Но потом на него накидывается какой-то обезумевший священник, хватает за рубашку, кричит что-то о боге, дьяволе и судном дне. Джаред вырывается из цепких пальцев, отталкивает человека, и решает, что в церковь все же не пойдет. Может, она и не будет набита психами, но это не успокаивает. Он боится отчаяться еще больше.

В целом, люди не трогают его – не считая этого сумасшедшего фанатика и потом еще одной девушки. Она выходит из магазина, невидяще уставившись на Джареда мутными огромными глазами, и падает прямо в его объятия, стискивая рубашку, и он прижимает девушку к себе, радуясь этому мгновению человеческого тепла. Но, прежде чем Джаред успевает узнать ее имя, она отстраняется, разворачивается на каблуках и уходит.

Он долго смотрит ей в след. Как она вливается в общий поток на тротуаре, смотрит на прямую спину и гордо поднятую голову – она словно плывет в толпе. Ему хочется пойти за ней, забыться в ее руках, но он не хочет напугать ее. Он стоит, словно пригвожденный к земле, до тех пор, пока кто-то не наталкивается на него, вынуждая идти вперед.

Больше он нигде не задерживается. Под ногами хрустит битое стекло, а постоянный шум заглушает мысли. Это механическое движение – передвигать одну ногу, другую, обходить препятствия – поглощает его. Он так сосредоточен на ходьбе, что едва успевает заметить драку, которая разворачивается впереди.

Это даже не драка, по крайней мере, сейчас – уже нет. Три парня избивают четвертого, лежащего на земле. Насмешки и плевки слетают с их губ, пока они пинают безмолвную фигуру на обочине дороги. Джаред оглядывается вокруг – люди отводят глаза и проходят мимо.

- Эй! – кричит он, даже не подумав, что их трое против него одного. Но мама всегда учила его, что лежачего не бьют. – Какого черта вы делаете?

Они забывают про неподвижную фигуру и поворачиваются к Джареду. И больше всего Джареда пугает не сам расклад – трое против одного, а то, что эти парни – обычные люди. Один из них в костюме, галстук свободно болтается на шее, а рубашка наполовину расстегнута, а другой – в жилетке. Простые парни, которые, возможно, бегают по утрам или ходят в соседнюю бакалею за продуктами. Парни, у которых наверняка есть жены и дети.

Они на мгновение так и замирают, занеся ноги для очередного удара и уставившись на Джареда, а потом вдруг подхватываются и убегают. Просто разбегаются в разные стороны. Джаред смаргивает, ему жутко хочется обернуться. Хотя вряд ли за спиной у него стоит огромный страшный монстр, который их так напугал. Может, когда схлынула ослепляющая ярость, они просто осознали, что творят.

Пострадавший лежит на земле неподвижно, но он жив – Джаред видит, как вздымается и опускается его грудь. Он подходит поближе и склоняется над мужчиной.

- Эй, – мягко спрашивает он, – ты в порядке?

Внезапно крепко сжатый кулак врезается ему в лицо с такой силой, что его валит с ног.

- Эй! – возмущенно кричит Джаред, прижимая пальцы к носу. – Я, блядь, спас тебя только что!

- Оу, – голос у спасенного слегка ошарашенный. – Прости. Я, должно быть, пропустил этот момент. Был занят немного.

Истекающий кровью парень медленно переворачивается на спину и поднимает взгляд на Джареда. Тот сидит на заднице в паре шагах от него, и наверное, это даже хорошо, иначе он бы точно от шока упал в обморок. Дженсен Эклз. Ведущая звезда Голливуда, обладатель двух Оскаров, снявшийся в двух блокбастерах, премьеры которых выйдут после Рождества. Возможно. Если будет следующее Рождество.

Джаред моргает.

- Ты Дженсен Эклз, – говорит он, убирая от носа руку.

Дженсену удается сесть.

- Я знаю, – кривится он. – Как твой нос?

- Нормально… Кажется, – Джаред снова касается носа, проводит по нему пальцами, но, несмотря на сильную боль, вряд ли он сломан.

Дженсен качает головой, стирая кровь с лица краем рукава.

- Представь только, осталась пара дней, а люди не могут придумать ничего лучше, чем заниматься мародерством и избивать своих собратьев.

- Ага, – соглашается Джаред, подумавший о том же самом.– Я, кстати, Джаред.

- Привет, Кстати Джаред, – говорит Дженсен, слегка улыбаясь. – Что ты делаешь на улице в такой день?

Джаред пожимает плечами.

- Не знаю.

- Направляешься к семье?

Джаред качает головой.

- Хотелось бы, но я нездешний.

- А я бы ни за что не догадался по твоему техасскому акценту, – отвечает Дженсен, с трудом поднимаясь на ноги.

Джаред тоже встает. Сейчас придется проститься, но ему этого почему-то ужасно не хочется. Дженсен первый в этом городе, у кого Джаред увидел дружелюбное выражение лица. И, надо сказать, лицо это очень симпатичное, даже не смотря на кровь. Джаред видел столько фильмов с Дженсеном, что у него сложилось обманчивое впечатление, будто он знает этого человека. И к тому же, ему вовсе не хочется снова оставаться одному.

- Хочешь выпить? – спрашивает он с надеждой. Ну кто откажется от выпивки в такие времена?

- Смотря где ты раздобыл алкоголь, – отвечает Дженсен, склоняя голову на бок. – Ограбил винный магазин?

Джаред снова качает головой.

- Cовершил набег на минибар в отеле.

Дженсен смеется.

- Ты мне нравишься. А виски есть?

Джаред вытаскивает рюкзак из чемодана, и роется в нем, пока не отыскивает бутылек с виски. Он вручает его Дженсену, а себе достает бутылочку с джином. Джин без тоника – просто говно, но вряд ли сейчас можно где-то раздобыть тоник. Дженсен отвинчивает крышку и залпом выпивает содержимое.

После этого он облизывает губы и кивает, будто решившись на что-то.

- Хочешь пойти со мной, Кстати Джаред?

- Куда? – спрашивает он, стараясь не выпалить: «Черт, да!»

- Домой.

Джаред кивает, улыбаясь, и когда Дженсен встречается с ним взглядом, он на сто процентов уверен: в его глазах отражается такая же радость


***
У них уходит два часа и целый минибар, чтобы добраться до дома Дженсена. Он расположен за чертой города, в одном из самых роскошных районов – сплошные изгороди и каменные стены. Но вдоль улицы посажены деревья, что придает пейзажу более привлекательный вид. Ворота дома просто огромные, но в них есть небольшая калитка, которую Дженсен и отпирает.

- Добро пожаловать, – произносит он с улыбкой и исчезает в темноте за дверью.

Джаред поспешно идет за ним. Ему очень хочется оказаться хотя бы в мнимой безопасности за каменными стенами. Пока Дженсен запирает дверь, проверяя надежность замков, он осматривается. Подъездная дорожка засажена деревьями, отбрасывающими на землю длинные тени. Дом едва виден сквозь деревья – громоздкое строение минимум в два этажа. В окнах горит свет, и Джаред переводит недоуменный взгляд на Дженсена.

- Я думал, электричества больше нет, – говорит он. За последний час они не встретили ни одного дома, где горел бы свет.

Дженсен пожимает плечами и идет к дому.

– Вспомогательный генератор, – отвечает он. – Он включается через двадцать секунд после того, как отключается энергия.

- О! И на сколько его хватает?

- Не знаю. Еще ни разу не требовалось больше двадцати минут. Было бы хорошо, если бы он продержался пару дней.

- Да…

Несказанное повисает в воздухе. Через пару дней генератор им будет не нужен. Просто не будет дома, который нужно было бы освещать.

- Я не могу этого понять, – говорит Дженсен, неожиданно замирая. – Мне до безумия страшно. Но я, правда, не могу этого понять.

Джаред кивает, потому что ему знакомо это ощущение. Огненный шар над головой внушает ужас, но все равно трудно себе представить, что жить осталось лишь два дня. Что у Земли осталось всего лишь каких-то два дня. Невозможно просто взять и вообразить, что весь мир будет полностью уничтожен.

В порыве Дженсен хватает и крепко стискивает его руку, потом отпускает и продолжает идти к дому.

- Прости, – говорит он. – Я просто… выбит из колеи.

Джаред подстраивается под его шаг, не произнося ни слова. Сейчас такое время, когда весь мир выбит из колеи. Ему осталось жить два дня, его семья за сотни миль отсюда, а он торчит здесь, около дверей дома голливудской звезды.

- О, – он кое-что вспоминает, – моя сестра передает тебе привет.

Дженсен с любопытством оглядывается на него, открывая дверь.

- Она фанатка. Просила передать привет, если я когда-нибудь с тобой встречусь, – продолжает Джаред.

Дженсен хохочет.

- Ну и ей привет… – он замолкает. – Прости.

Джареда передергивает, боль сдавливает сердце. Он больше никогда не увидит Мэган, не услышит ее смех или глупые истории о колледже.

- Она… Она встречается с парнем, Чарли, и он… Он неплохой. Но я никогда… – он захлопывает рот и пытается взять себя в руки.

Дженсен поворачивается и обнимает его. Джаред с готовностью обмякает, вжимаясь лицом ему в шею и стискивая в пальцах его рубашку. Он чувствует, что Дженсена трясет мелкой дрожью, он напряжен, как натянутая тетива, и дышит Джареду в висок слишком часто и прерывисто.

- Что скажешь, если мы напьемся до чертиков? – сдавленно спрашивает Дженсен.
- Отличная идея, – хрипло отвечает Джаред.


***
Во вторник Джаред просыпается с убийственной головной болью. Желудок выкручивает, во рту привкус нестираных носков, а Эклз пускает слюни ему на плечо. Несколько минут уходит на то, чтобы прийти в себя. А потом на него наваливаются события прошлой ночи.

Он едва успевает добежать до туалета – его выворачивает наизнанку. И снова, и снова, пока в желудке абсолютно ничего не остается, после чего он бесформенной массой сползает на пол. Очевидно, выпить полбутылки виски и столько же текилы на практически пустой желудок было не лучшей идеей.

Его всего колотит, и он стонет, хватаясь за живот. Голова дико раскалывается, и перед глазами все плывет. На секунду ему даже кажется, что он пропустит судный день и скончается преждевременно.

- Возьми, – произносит мягкий голос, и перед лицом у Джареда материализуется стакан с холодной водой.

Он хватает его и опрокидывает на голову.

- Вообще-то, я не это имел в виду… – стакан исчезает и секунду спустя возвращается вновь, полный. А еще появляется раскрытая ладонь, на которой лежат две таблетки.

Он подается вперед, слизывая таблетки с ладони, и открывает рот, ожидая, когда польется вода.

- Старик, – говорит Дженсен, – тебе не следует столько пить.

Джаред проглатывает таблетки, откидывается на спину, пытаясь сдержать рвотные позывы.

- Больно, – скрипит он, убедившись, что желудок не собирается больше бунтовать.

Джаред смаргивает, пытаясь поднять глаза на Дженсена, склонившегося над ним. Дженсен тоже выглядит не очень – темные круги под глазами и сероватый оттенок кожи, но в целом, кажется, в порядке. Для парня он слишком красив – с этими глазами, и губами, и веснушками на носу. На нем рубашка и белые хлопковые боксеры. И чтобы взглянуть на его причиндалы, нужно просто чуть-чуть наклонить голову.

Ну, вот он и наклоняет. Но из-за тени все равно ничего не видно. Джаред закрывает глаза и с облегчением вздыхает.

- Тебе будет куда удобней в кровати, – говорит Дженсен.

- Не пойду, – отвечает он, не открывая глаз.

- Как скажешь, – говорит Дженсен, и Джаред слышит, как он выходит.

Но почти сразу возвращается с подушкой, подкладывает ее Джареду под голову и прикрывает одеялом ноги. Джаред слабо улыбается и тут же проваливается обратно в сон.

В следующий раз его будит запах еды и боль в спине – еще более резкая, чем головная. Он даже умудряется себя поднять, не блеванув и не рухнув обратно на пол. И это хороший знак. Он относит подушку и одеяло обратно на кровать и следует за запахом, который доносится из кухни на первом этаже.

Дженсен, по-прежнему в футболке и боксерах, к которым теперь добавился еще и фартук, колдует у плиты над сковородкой с беконом.

- Ты как бекон любишь? – спрашивает он, даже не обернувшись.

- С корочкой, – отвечает Джаред, проходя на кухню и плюхаясь за огромный стол, стоящий у стены. Навскидку за этим столом могут свободно поместиться человек двенадцать, но выглядит он так, будто им ни разу не пользовались.

- Отлично! – Эклз снимает сковородку с огня. – Если бы ты сказал без корочки – я бы тебя стукнул.

- Неужели кто-то ест жареный бекон без корочки?

Дженсен пожимает плечами:

- Не знаю, – он разворачивается и прислоняется к стойке. – У меня есть вафли, бекон, яйца, тосты, сок и кофе. Может, чего-то еще хочешь?

Джаред молча качает головой.

- Хорошо.

Дженсен потирает руки и ухмыляется. Он немного смахивает на маньяка, и у Джареда вдруг появляется ощущение, что не так уж часто он принимает гостей. Это несколько странно, потому что Дженсен вроде как знаменитость.

- Может, помочь тебе? – спрашивает он.

- Нет, нет… просто сядь.

Дженсен ставит полные тарелки перед Джаредом, создавая миниатюрное застолье. Потом приходит очередь кофе, затем – сока. Следом появляются сироп для вафель, тарелки, стаканы, столовые приборы, кружки, и в итоге заставленным оказывается полстола.

- Ты меня пытаешься соблазнить? – усмехаясь, спрашивает Джаред. При виде такого изобилия у него начинают течь слюнки.

Дженсен роняет нож.

- Ничего я не пытаюсь, – нервно произносит он. – С чего ты взял?

Джаред с любопытством разглядывает его.

- Это шутка была, – поясняет он. – Просто я очень люблю поесть…

- О... Ну, это не удивительно, учитывая, что ты размером с йети, – шутливо говорит Дженсен.

Джаред усмехается, а Дженсен находит упавший нож и поднимает с пола. Джаред хмурится и возвращается к еде. Да, Дженсен странноватый немного. Наверное, статус всемирно известного холостяка оправдывает всякие заморочки. Но Дженсен все равно ему нравится. Они едва ли знают друг друга, но, несмотря на это, отлично ладят. Хотя, может быть, - просто стечение обстоятельств.

Дженсен наконец-то усаживается за стол, и они оба с удовольствием принимаются за еду. По идее, конец света должен бы подпортить аппетит, но, оказывается, ничего подобного.

- Очень вкусно, – с набитым ртом заявляет Джаред.

- Да? – Дженсен чуть краснеет, польщенный.

- Да.

Он бросает взгляд на Джареда и снова возвращается к еде. От внимания Джареда не ускользает, что Дженсен во время завтрака то и дело поглядывает на него. И он недоумевает, что же это значит. Очевидно, жизнь Дженсена до этого момента была не такой уж безоблачной, как писали таблоиды.

Они вместе моют посуду, решив, что запускать машинку слишком расточительно – нужно поберечь генератор. С кухни выбираются ближе к полудню. Дженсен ставит какой-то старый фильм, и они устраиваются на диване перед телевизором. Джаред чувствует себя не очень уютно, просиживая штаны дома, в комфорте и уюте, зная, что там, за стенами, страдают люди. Но у него нет сил уйти.

Да и куда бы он пошел? В город, где его изобьют или убьют, или где он просто останется наедине со своими мыслями? Обратно в стерильную комнату отеля, где его будут преследовать воспоминания оставшиеся два дня? А дом слишком далеко от центра, и поэтому вполне безопасен. И, если уж на то пошло, хочет ли он вообще уходить отсюда? Все равно они все умрут.

С этими беспокойными мыслями, зудящими в голове, он снова засыпает, свернувшись калачиком и устроив голову на подлокотнике, а ноги переплетя с ногами Дженсена. Долгая ночь и похмелье дают о себе знать.


***
Когда он просыпается, Дженсен ласкает его ступни. Не массирует, конечно, но и не просто так сидит, положив на них руки. Он именно ласкает, водит пальцами вверх и вниз по подъему, следуя по линиям костей к лодыжкам и возвращаясь обратно. Приятно, хотя и странно, поэтому Джаред продолжает лежать с закрытыми глазами, притворяясь, что спит.

Он не может толком понять Дженсена. Он на самом деле кажется отличным парнем, приятным, хоть и немного саркастичным. Но он живет в полном одиночестве в этом огромном доме. Казалось бы, такого, как Дженсен – богатого, красивого и знаменитого – в это страшное время должны окружать люди, но он совсем один. Ну, теперь не один, а с Джаредом.

- Ты счастлив? – спрашивает он, открывая глаза.

Дженсен отдергивает руку, будто ошпарился и краснеет.

- Эм… О чем ты?

Джаред неловко пожимает плечами:

- Не знаю. До всего этого… Ты был счастлив?

- А почему нет? У меня же все есть.

- Просто ты не выглядишь счастливым.

Дженсен вздыхает и отводит глаза.

- Я думаю… Я не был…То есть… У меня есть все, чего можно пожелать. Но такое ощущение , будто я надел ботинки не на ту ногу. Это классные ботинки, черная кожа… «Прада», но я умудрился их перепутать, и не могу понять, как это получилось. Мне нравится быть актером, и мне повезло – я могу выбирать роли, которые хочу…Я не знаю.

Джаред сползает, совсем откидываясь на спину, разглядывая лицо Дженсена, пока тот говорит, и Дженсен поворачивается к нему, скептически усмехаясь.

- Да уж, моя жизнь прямо какая-то печальная история.

Он берет один из журналов с кофейного столика и демонстрирует Джареду. На обложке – лицо Дженсена, а заголовок гласит: «Дженсен Эклз – герой дня». Он швыряет журнал через комнату, стиснув зубы.

- Я, блядь, ненавижу свою жизнь. Мне казалось, я хочу быть знаменитым, хочу заработать кучу денег. Думал, что хочу этот сраный особняк, пять машин – и видеть свое лицо на обложке журнала. Но это все сплошное дерьмо.

Дженсен отворачивается и снова кладет руку поверх ступни Джареда.

- Я не разговаривал с родителями десять лет… Десять долбанных лет. Был слишком, блядь, гордым, чтобы снять трубку и набрать номер… несмотря на то, что они были правы.

Дженсен снова смотрит на него, и глаза его полны боли.

- Ты знаешь, пару лет назад они потеряли дом. Отец попал в неприятную историю, и кончилось тем, что они лишились всего. Я так сильно хотел им позвонить… помочь. Но они даже не дали мне знать, не попросили помощи, а сам я не мог позвонить – долбанная гордость. А теперь мы все скоро умрем, и они никогда не узнают, как сильно я по ним скучаю, как благодарен за то, чему они меня научили, как сильно я … черт, – Дженсен прижимает ладонь к лицу, и переводит дыхание. – Прости, – шепчет он. – Я не должен выливать на тебя все это дерьмо.

У Джареда просто сердце разрывается, и будь это кто другой – не Дженсен – он бы уже обнял его. Но Джаред не уверен, дошли ли они уже до стадии объятий. И поэтому он просто спускает ноги с дивана и садится поближе, плечом к плечу.

- Последний раз, когда я виделся со своим лучшим другом, – говорит Джаред, – мы разругались до усрачки из-за какой-то фигни. И теперь это будет последним, что мы сказали друг другу.

- Что-то не очень ты меня утешил, – отвечает Дженсен, но когда Джаред оборачивается, то видит едва заметную улыбку у него на губах. – Ну, а как насчет тебя? Ты счастлив?

Джаред моргает. Он, конечно, знал, что Дженсен ответит встречным вопросом, но все равно понятия не имеет, что сказать.

- Мне казалось, что да… – тянет он. – Но теперь я уже не так уверен.

- Что изменилось?

- Не знаю, просто осталось еще столько всего, чего я уже никогда не сделаю, понимаешь? То, что я планировал. Теперь ничего этого не будет.

- Например?

Джаред пожимает плечами, уставившись на логотип DVD на плоском экране. Трудно описать, что именно заставляет его чувствовать себя так, словно жизнь прошла мимо. Все было отлично – счастливое детство, куча друзей. Он сам выбрал себе колледж, получил степень, как и хотел, и он абсолютно уверен, что если бы не приближающийся конец света, то и работа бы у него была такая, о какой он всегда мечтал.

- Я никогда не прыгал с тарзанки, – отвечает он. – Всегда хотел, но трусил.

Дженсен смеется.

- Это печально, – говорит он. – Правда печально. Если тебе станет от этого легче, я так и не успел прокатиться на своем «Дукати» на бешеной скорости.

- Я никогда не видел Большой каньон.

- О, а я видел, – Дженсен осматривается вокруг. – Не думаю, что готов сейчас напиться, но M&M’s тоже сработает, так ведь?

- Здесь есть шоколад, а ты молчишь?! – с ужасом восклицает Джаред.

- На кухне. Пошли, все равно уже обедать пора.

Джаред спускается следом за ним на кухню. Она напоминает какую-то пещеру – может, потому, что находится на пол-этажа ниже всего остального дома. Да еще это крошечное окно под самым потолком. Он запрыгивает на стойку и сидит, скрестив ноги, пока Дженсен готовит еду. Они продолжают играть в «я никогда». Игра совершенно идиотская, и Джаред играл в нее миллион раз, но сегодня все по-другому. Странно, но это как своеобразное подведение итогов – поделиться друг с другом всем тем, что они не успели и уже никогда не сделают.

Некоторые варианты безбожно глупые, например, дженсеновское «я никогда не танцевал голышом на кладбище в полночь». Джаред точно знает, что он никогда и не мечтал о подобном. Но некоторые отдают настоящей горечью, как джаредово «я никогда не был женат». В ответ на это Дженсен закидывает в рот M&M’s, корча гримасу, и это явно не реакция на вкус конфеты.

- Ты был женат? – удивленно спрашивает Джаред.

- Вау, – говорит Дженсен, помешивая соус, только что вынутый из духовки. – Ты должно быть единственный в мире, кто не слышал об этом.

- Я никогда не слышал, что Дженсен Эклз был женат, – усмехается Джаред.

Дженсен бросает на него хмурый взгляд и закидывает в рот еще одно драже.

- Если коротко, то я был женат на Аянке Миллер около двух месяцев пару лет назад. Все началось плохо и закончилось еще хуже. Это первый пункт в списке того, о чем я жалею.

- Аянка Миллер? Поп-принцесса? – Джаред пытается спрятать усмешку в кулак. Аянку он не знает, да с Дженсеном едва знаком, но все же может с уверенностью сказать, что они были бы ужасной парой.

- Идея казалась хорошей, ясно?

Джаред хохочет.

- Готов поспорить, что так оно и было.

Дженсен зыркает на него, но уголки его рта приподнимаются, и через мгновение он тоже хохочет во все горло.

- Старик, это было ужасно, – говорит он, утирая слезы. – Она была этаким испорченным капризным ребенком, а я, наверное, был худшим мужем в мире. Мне кажется, нам просто нравилось, как мы смотримся вместе.

Джаред фыркает и качает головой.

- Не, старик, это круто. Ты хотя бы был женат.

Дженсен кивает и хлопает его по колену.

- Прости.

- Ну, в конце концов, каждому свое, – пожимает плечами Джаред.

Между ними повисает тишина. Они раздумывают над тем, что через два дня больше не будет смеха, слез или вторых шансов. Дженсен заканчивает последние приготовления, и Джаред помогает ему накрыть на стол. Сотни «никогда» проносятся у него в голове, пока он пытается выбрать подходящее, чтобы разрядить обстановку.

- Я никогда не слышал Аянку Миллер и безмерно этому рад, – наконец говорит он.

- О, да! Аминь! – со смехом отвечает Дженсен, и напряжение исчезает так же неожиданно, как появилось.

Джаред открывает бутылку вина, и они обедают, продолжая обмениваться своими «никогда». Джаред и не подозревал, сколько всего можно узнать о человеке, просто играя в эту игру. Хотя обычно в процессе он был слишком пьян, чтобы оценить это в полной мере. Сейчас он трезвый, и кажется, что каждый ответ Дженсена – это еще один паззл, позволяющий составить картину его жизни. И точно так же его собственные признания многое говорят о нем.

Через эти «я никогда» он рассказывает Дженсену историю своей жизни. О людях, которых он любил, хотя они того и не заслуживали, о людях, которых не любил, но хотя они стоили того, чтобы их любили. О секретах, которые не раскрывал ни одной живой душе, и о тайнах своего прошлого. В свою очередь, Дженсен рассказывает ему свою историю об одиночестве, жажде взаимопонимания и жизни в тишине и уединении.

Это безумие, но сейчас Джаред не может припомнить никого, настолько ему близкого. Даже Сэнди, с которой он намеревался провести остаток жизни. Нет, они с Дженсеном не похожи друг на друга как две капли воды, но, кажется, все их представления о жизни, любви, семье абсолютно совпадают. И немного грустно сознавать, что если бы не конец света, то они никогда бы не встретились.


***
Первую бутылку вина они допили во время обеда, так что Дженсен открывает следующую, и они забирают ее и М&М’s наверх в гостиную, устраиваются на диване друг напротив друга, приглушив свет. Вино разморило Джареда, перед глазами слегка плывет, и мысли путаются, но это приятное ощущение. Грустное, но приятное. Дженсен зажигает свечи на кофейном столике, и теплые блики света пляшут на его лице, делая его мягче и моложе.

Теперь очередь Джареда говорить «я никогда». Перед этим дженсеново «я никогда не напивался до отключки» перешло в обсуждение самых памятных пьянок. Джаред поведал о том, как однажды напился так, что заблевал собственные ботинки и вылил ненароком стакан с водой на маму, потому что ошибся комнатой, а Дженсен признался, что та ночь, когда он женился на Аянке, побила в этом отношении все остальные.

Джаред потягивает вино и смотрит на игру света и тени на лице Дженсена. Это, наверное, из-за вина, но сейчас Джареду кажется, что он никогда не встречал таких красивых людей. Он всегда думал, что в жизни звезды выглядят совсем не так здорово, как на экране. Но случай с Дженсеном наглядно демонстрирует, как сильно он ошибался.

- Я никогда не занимался сексом с кем-нибудь таким же красивым, как ты, – говорит Джаред и краснеет, как только понимает, что произнес это вслух.

Дженсен секунду смотрит на него, а потом поднимает стакан и делает глоток.

- Ведь наверняка есть такие же красивые люди, – да уж, Джареду всегда было нелегко заткнуться.

Дженсен смеется и машет рукой. До него не сразу доходит, но потом Джареда окатывает жаркой волной. Он просто видит эту картинку – Дженсен, своей сильной ухоженной рукой обхватывает его член, и он в экстазе откидывает голову. Он моргает, пытаясь вытряхнуть эту картинку из головы. Дженсен, конечно, красавчик, но сам-то он стопроцентно не по парням.

- Я никогда не занимался сексом с парнем, – говорит Дженсен, и Джаред ждет, что он сделает глоток, но Дженсен не пьет.

Воздух между ними вдруг ощутимо сгущается, и Джаред внезапно осознает, что они шли к этому моменту весь день. Может быть, это чистый инстинкт, желание быть ближе, когда мир рушится, но ему кажется, что здесь есть что-то еще.

Нечто, чему пока нет определения, но именно из-за этого невозможно оторвать от Дженсена взгляд. Что-то, что привлекло в нем Джареда, даже раньше, чем они познакомились. Что-то, из за чего он, никогда не представлявший себя с другим мужчиной, вдруг может увидеть это настолько ярко.

- Я никогда не хотел секса с парнем, – хрипло говорит Джаред, и думает: «До этого момента».

Дженсен касается бокала губами и пьет. Джаред смотрит, как сокращаются мышцы на его горле и закусывает губу, когда Дженсен языком слизывает каплю вина. Дженсен поднимает на него взгляд, темный и нечитаемый, и Джаред хватает свой бокал, выпивает залпом сразу чуть ли не половину и кашляет, поперхнувшись.

Дженсен смеется, но теперь смех глубже, чуть грубее.

- Я гей, – говорит Дженсен, отставляя бокал. – Я знаю это с пятнадцати лет.

- Но… – Джаред часто моргает, пытаясь это переварить.

- Насчет «я никогда не занимался сексом с парнем»?

- Ага… Это не.. Я думал… Ты не… Я не знаю.

Дженсен улыбается:

- Я никогда не занимался сексом с парнем, потому что если бы попробовал, то уже никогда бы не смог снова спать с женщиной.

- Но…

- Когда мне было пятнадцать, я бы сделал это, не задумываясь, если бы знал кого-то по этой части. Но когда однажды у меня появился шанс… Я был слишком напуган. Боялся, что кто-то узнает, боялся, что информация попадет в прессу, боялся потерять все, что у меня, как мне казалось, было, – он качает головой и вздыхает. – Сейчас я бы все это отдал за одну ночь, понимаешь… За одну…

Джаред моргает, облизывает губы. Это было бы совсем не трудно. Не то чтобы он сомневается. Он солгал бы, сказав, что не хочет этого, но в тоже время ему до ужаса страшно: вдруг он не сможет дать Дженсену то, о чем тот мечтал всю жизнь.

- О нет, – стонет Дженсен, очевидно разгадав выражение лица Джареда. – Господи, Джаред, я не это имел в виду. Я не…

Джаред медленно кивает.

- То есть меня ты не хочешь?

Дженсен трет ладонями лицо.

- Нам обязательно это обсуждать? Что бы я ни сказал, прозвучит неправильно.

Джаред пожимает плечами.

- Как знаешь.

Но теперь, когда Дженсен заговорил об этом, ему действительно хочется знать.

- Боже, конечно, я хочу тебя, ладно? Ну, то есть, ты посмотри на себя, – Дженсен делает жест рукой. – Ростом футов десять, с охрененной фигурой, замечательный, умный, забавный… Я захотел тебя еще до того, как имя узнал. Я бы захотел тебя, даже если бы просто встретил на улице три недели назад, но это к делу не относится. Я не хочу, чтобы ты думал, что обязан спать со мной. Потому что так я не хочу.

Джаред вспыхивает и подливает себе вина, пытаясь чем-то занять руки.

- Во мне всего лишь шесть футов пять дюймов, – бормочет он, набивая рот M&M’s, чтобы спрятать смущение.

- Видишь, – говорит Дженсен, – ты мне нравишься, даже когда похож на хомяка.

Он краснеет еще сильнее и едва не задыхается, пытаясь проглотить все за раз. Рот полон шоколада и кусочков арахиса, Джаред давится и кашляет. Дженсен наблюдает за ним, и он смущается, пытаясь убрать языком остатки шоколада с зубов.

- Каково это? – спрашивает он, прожевав. – Заниматься сексом с кем-то, кто тебя не привлекает?

Дженсен пожимает плечами.

- Это же секс. Ну, в смысле… сбрасываю напряжение, просто не… Это не… Это просто не настолько охрененно. Лучший секс у меня был с самим собой.

Перед глазами вновь возникает картинка – Дженсен, выгнувшийся в оргазме. Ну что за черт!

- Но ты же знаешь, что это за ощущение? У тебя есть… игрушки?

Дженсен заливается краской и прячет лицо в ладонях.

- Я тебя ненавижу, – произносит он раздраженно.

- О, точно есть! Спорю, у тебя для них целый сейф приспособлен. Секретный, с одним из тех супер-пупер кодовых замков.

- О боже, – стонет Дженсен, наклоняясь вперед и краснея так, что даже шея сзади становится пунцовой.

Джаред ликующе хохочет.

- Я прав, я охренеть как прав!

Дженсен поднимает голову.

- Да, – говорит он, – да, у меня есть игрушки. Да, я ими пользуюсь. Да это охуеть как классно. И да, я храню их в кабинете под супер-пупер замком.

Джаред ухмыляется, но такое чувство, что ему врезали его же оружием – мысль о Дженсене, использующем игрушки, оказывается чертовски волнующей.

- Я никогда не кончал больше двух раз за ночь, – произносит Дженсен, очевидно, пытаясь отвлечь внимание Джареда от темы игрушек.

Джаред наполняет бокал остатками вина из бутылки и выпивает.

- Чувак, – говорит он, – твоя половая жизнь – отстой.

- Да, я думал, мы это уже обсудили, – отзывается Дженсен. – Так… сколько?

- Четыре, но четвертый был уже под утро, так что, строго говоря, он не считается.

- Четыре, – бормочет Дженсен себе под нос. Он, кажется, впечатлен. – А не трудно было… возбудиться?

Джаред смеется.

- Девчонки меня заводят, знаешь ли.

Дженсен закатывает глаза.

- Я имел в виду четыре раза… Это не было… Ну, то есть, ты не… Я даже не знаю, как это сказать.

Джаред пожимает плечами.

- Ну, не то чтобы четыре раза подряд. Были прелюдия и хм…предварительные ласки … ну, знаешь.

Дженсен кивает, но Джареду кажется, что тот не особо понял. Как вообще можно заниматься сексом с тем, кого не хочешь? Конечно, это секс, и главное здесь – сунуть член во что-нибудь узкое и влажное, но он все же не может понять, как можно довольствоваться только этим. Но об этом он все-таки не спрашивает, и Дженсен благоразумно переводит разговор в безопасное русло.

Дженсен, очевидно, думает, что тема секса закрыта, но когда наступает ночь и они снова делят огромную кровать на двоих, Джаред все еще думает об этом. Он хочет Дженсена. Он хочет сделать так, чтобы Дженсену было хорошо, хочет трогать его, гладить, заставить кончить четыре раза подряд. Он не задумывался о сексе с другим парнем с самого колледжа, но сейчас, ворочаясь с боку на бок и пытаясь заснуть, он думает об этом снова и снова, пока стояк не начинает причинять неудобство.

- Может, угомонишься уже? – раздраженно спрашивает Дженсен. – Хватит ужом виться!

- Прости, – бормочет Джаред, пытаясь заставить себя успокоиться, но это не так-то легко, когда в голове мысли несутся, обгоняя друг друга, а член неудобно зажат между животом и матрасом.

Странно, но он думает о Чаде. Может потому, что последний раз он делил с кем-то комнату еще в колледже, а может, из-за их последнего разговора. Он поворачивает голову так, чтобы смотреть на Дженсена, пусть даже сейчас того почти не видно в темноте. И вдруг неожиданно вспоминает то, о чем в последние годы усиленно пытался забыть.

- Я дрочил парню однажды, – говорит он. Говорит, кажется, так же нервно, как и чувствует себя.

- Что? – спрашивает Дженсен, поворачивая голову в его сторону.

- В колледже… блин, поверить не могу, что я это забыл.

- Забыл? – голос Дженсена звучит странно, низко и хрипло, как будто он тоже не мог выбросить из головы их недавний разговор.

- Да… или, скорее, запретил себе вспоминать.

Дело в том, что Джаред не знает, хотел ли он забыть об этом потому, что он трогал член Чада, или потому, что потом ему пришлось еще дважды подрочить самому, чтобы наконец уснуть.

- Это было в колледже… и эм… мой лучший друг …Чад… Он пришел с пьянки домой очень поздно… и начал это…

Джаред на секунду задумывается, облизывая губы. Неожиданно все встает перед глазами так ярко, словно случилось вчера: как проснулся от стонов Чада и как у самого стояло почти до боли.

- Он … очень громко шумел и был, наверное, слишком пьян, чтобы справиться сам, и я…

Он выбрался тогда из кровати, намереваясь запереться в ванной, но не смог незаметно проскользнуть мимо Чада, двигавшего рукой под одеялом.

- Он заметил меня, – говорит Джаред, щеки у него полыхают от давнего смущения, – посмотрел и сказал: «Иди уже или подрочи мне».

- И ты выбрал второе, – это не вопрос, голос Дженсена тяжелый и грубый, как выдержанное виски.

- Да, – шепчет Джаред в темноту.

Он дрожит и ерзает, пытаясь облегчить давление на член. Они больше никогда не говорили об этом, он даже не уверен, что Чад помнит этот случай. Блин, да он сам даже не помнил об этом. Но теперь он вспоминает, каким твердым был чужой член под его рукой, что сам готов был кончить, просто глядя, как оргазм скручивает Чада. Помнит, как заперся в ванной и дрочил, все еще со следами чужой спермы на пальцах, как кончил быстро и сильно. Помнит, как дрочил снова, слаще и медленнее, зажмурившись и думая о другом парне.

- Тебе понравилось?

Это вопрос на миллион долларов, и Джаред понимает, что от его ответа зависит все, что будет дальше.

- Да.

Он делает попытку сократить дистанцию между ними, потому что абсолютно уверен, на какой именно вопрос ответил «да», но Дженсен протягивает руку, чтобы остановить его.

- Не надо, – мягко говорит он. – Не так.

- А как? – спрашивает Джаред, в темноте голос звучит слишком громко.

- Если завтра ты все еще будешь помнить об этом… Если все еще захочешь этого... Тогда и поговорим.

Джаред уже открывает рот, чтобы запротестовать, но потом захлопывает его и падает обратно на подушки. Дженсен прав, им стоит подождать. Завтра, при свете дня, все будет значить больше, чем сейчас, ночью, в темноте спальни. Кроме того, он не хочет потом жалеть об этом. На сожаления у них нет времени.


***
Настуает утро среды, яркое и свежее. Ничто не предвещает надвигающейся катастрофы. Солнечные лучи ползут по постели, будя Джареда. Он моргает, отворачивается от окна и видит, что кровать рядом пуста. С первого этажа слышна музыка – понятно, Дженсен уже проснулся.

Он медленно садится, трет глаза и морщится, когда вспоминает события прошлой ночи. Теперь, на трезвую голову, он начинает немного паниковать, вспомнив как трогал Чада… там. Не потому что ему понравилось или из-за крутого поворота в собственной, казалось бы, давно утвердившейся ориентации, а потому что это Чад. Одному богу известно, где побывал его член.

- Меня проверяли с тех пор, – говорит он самому себе. – Не один раз.

Не то чтобы Чад так уж неразборчив – просто у него ужасный вкус, особенно, когда он пьян. Внезапно накатывает грусть – где Чад сейчас и что делает? Валяется где-нибудь пьяный или пытается помириться с Софией до того, как наступит конец света? Джаред надеется на последний вариант. Несмотря на сложную историю взаимоотношений Чада и Софии, между ними всегда была искренняя привязанность и любовь.

- Я скучаю по тебе, старик, – шепчет он, будто Чад может его каким-то чудом услышать.
Он не может решить, пойти ли ему вниз и оказаться лицом к лицу с Дженсеном или остаться пока в комнате. Поэтому просто идет в душ – по крайней мере, это достаточно правдоподобная отговорка, чтобы отложить разговор с Дженсеном. Горячая вода приятно скатывается по коже, расслабляет мышцы и дарит ощущение чистоты, но Джаред думает о том, насколько им еще хватит энергии. Генератор не может работать вечно, и даже выключив сигнализацию и лишний свет, они все равно используют довольно много электричества.

После душа в голове немного проясняется, и Джаред чувствует странную легкость, пока сушит волосы и одевается. По-прежнему не верится, что скоро наступит конец света. Зато становится очевидным, что с этого момента не нужно беспокоиться о завтрашнем дне или мнении окружающих. Теперь есть только они с Дженсеном – до конца света, и от этой мысли становится немного легче.

Его семья в безопасности, насколько это вообще возможно в такой ситуации, и они вместе – а это главное. Джаред больше не увидит ни их, ни своих друзей, но все они знают, что он их любит, и если так будет суждено, они встретятся снова. Теперь единственным, от кого он зависит, перед кем отчитывается – будет он сам. И он уже знает, чего хочет.

Это неразумно и, быть может, небезопасно, но он хочет Дженсена. Наверное, он хотел его с того момента, как впервые увидел, но он не спрашивает себя, что это означает – для сожалений не осталось времени.

Он медленно спускается по лестнице, с улыбкой прислушиваясь к музыке, льющейся с первого этажа. Если бы он уже не был очарован Дженсеном, то сейчас это точно бы произошло. Нужно быть кем-то особенным, чтобы выбрать "When The World Ends"в исполнении "Dave Matthew's Band" в качестве саундтрека к последнему дню своей жизни. Слова несколько пошловаты, и Джаред невольно улыбается. Интересно, Дженсен думал о нем, выбирая песню?

Когда Джаред входит в гостиную, Дженсен стоит у окна, глядя на сад и держа в руке чашку кофе.

- На кухне есть кофе и круассаны, – говорит он, не поворачиваясь.

Джаред медлит лишь мгновение – что бы он ни хотел сказать или сделать, лучше это делать на сытый желудок. Спускаясь на кухню, он оглядывается на Дженсена. Слегка откинув голову, тот по-прежнему стоит, устремив в окно невидящий взгляд. Знает ли он, насколько красив, стоя вот так, неподвижно, освещенный лучами солнца, струящимися по лицу. Наверное, даже если и знает, ему просто больше нет до этого никакого дела – если когда-либо вообще было.

Последние аккорды "When The World Ends" затихают, и Джаред улыбается, когда слышит следующую песню – "Until The End of The World" в исполнении "U2". Ему хочется спросить Дженсена, зачем тот сделал саундтрек к Апокалипсису, но потом он понимает, что лучше этого знать.

Джаред завтракает, стоя на кухне, опираясь о стойку и скрестив ноги. Ему почему-то не хочется нарушать уединение Дженсена, не хочется прерывать его мысли своим чавканьем. Музыка снова меняется – на этот раз звучит что-то резкое и громкое, и снова о конце света. "Linkin Park", наверное.

Эти песни – последняя музыка в его жизни, и от этой мысли что-то сжимается в груди. Завтра все кончится. Мир станет пустой оболочкой без какого-либо содержания. Интересно, как это случится? Случится ли это мгновенно, как взрыв, или же постепенно, и все успеют сполна почувствовать происходящее?

Джаред надеется на первое. Пусть лучше человечество исчезнет быстро и безболезненно.
Допив свой кофе, он ставит посуду в раковину и возвращается в гостиную. Дженсен все так же неподвижно стоит у окна, глядя на сад.

- Даже смешно как-то, – произносит Дженсен, когда песня на магнитофоне сменяется на "It's The End Of The World As We Know It (And I Feel Fine)" в исполнении "REM". – Скоро наступит конец света… Все это исчезнет, и мы умрем… А я думаю только о том, означает ли это, что моя подписка на Плэйбой наконец-то будет прекращена. Я перепробовал все – писал письма по почте, по интернету, звонил… дважды. Но они по-прежнему присылают мне этот журнал каждый месяц, – Дженсен смеется, и этот смех звучит немного истерично. – Я скоро умру, но радуюсь тому, что мне теперь не будут присылать дурацкий Плэйбой. Похоже, я все-таки добился своего.

- Ну, – говорит Джаред, – во всем есть свои плюсы. По крайней мере, ни один из моих потенциальных партнеров не увидит мою коллекцию Покемонов.

Дженсен слегка оборачивается.

- У тебя есть коллекция Покемонов?

- Черт, – бормочет Джаред.

Дженсен улыбается, и в уголках его глаз собираются морщинки. Если раньше Джаред думал, что он охрененно красив, то теперь-то уж и говорить нечего.

- Ты их достаешь поиграться?

- Они коллекционные! – в ужасе восклицает Джаред. – С ними не играют.

Улыбка Дженсена становится шире.

- Но ты достаешь их из коробки и любуешься на них, правда ведь?

- Нет, – лжет Джаред, но вспыхнувшие щеки его выдают.

- Ты безусловно прав, – говорит Дженсен. – Никто не станет с тобой спать после того, как узнает об этом.

- Еще как станет! – протестует Джаред.

- И с чего бы это?

- Десять.

- Десять? Ты о заповедях, что ли?

Джаред ухмыляется.

- Я о дюймах.

- Что… О, – Дженсен непроизвольно переводит взгляд ниже. – Ого.

Джаред улыбается еще шире и откидывается назад, опираясь спиной о стену. Обычно он не говорит об этом каждому встречному. Но в данном случае он не жалеет о сказанном – хотя бы из-за выражения лица Дженсена.

Конечно, говорить об этом вслух не очень прилично, но Джареду всегда казалось нечестным то, что если у девушки большая грудь, то это сразу всем видно, а если у парня большой член, то никто, кроме его партнера, не будет об этом знать, и если сказать кому-нибудь, то это прозвучит как хвастовство.

- Да ничего особенного, – все-таки немного смущается Джаред, потому что Дженсен не прекращает пялиться. – Просто я большой мальчик.

- Это уж точно, – Дженсен наконец поднимает глаза и пристально смотрит на Джареда. Тот тут же краснеет, борясь с желанием отвести взгляд.

- Я просто имел в виду, что я… эмм… везде большой.

Дженсен смеется.

- Заметно.

Джаред закрывает рот, чтобы не ляпнуть еще что-нибудь. Дженсен ухмыляется и допивает свой кофе.

- Знаешь, чего мне будет не хватать? – он кривится, будто понимая бессмысленность этой фразы. – Кофе. Мне будет не хватать кофе.

- А мне собак.

- Собак? Я, наверное, буду больше скучать по кошкам.

- Неееееет, тут ты не прав.

Дженсен фыркает, но потом его лицо снова становится серьезным, и он опять поворачивается к окну.

- Я много по чему буду скучать, – тихо произносит он.

На какую-то долю секунды Джареду становится трудно дышать. Они скоро умрут. Завтра все будет кончено. Больше не будет ни кофе, ни собак, ни кошек, ни солнечного света ранним утром.

- Как думаешь, это произойдет быстро? – спрашивает Джаред, хоть и не хочет знать ответ.
Дженсен кивает.

- Мы в Калифорнии… Даже без кометы этот штат в любую минуту может исчезнуть с лица Земли из-за землетрясения.

- Нда, – вздыхает Джаред. Он не боится смерти, намного больше его беспокоит то, как именно он умрет. – Мне будет не хватать поцелуев, – говорит он, возвращаясь к относительно безопасной теме. – Мне нравится целоваться.

- Да… и… это глупо, конечно, но мне будет не хватать танцев.

- Не знал, что ты умеешь танцевать.

- Я и не умею, – улыбается Дженсен. – Но мне не будет хватать даже того неуклюжего топтания на месте, на которое я способен. Мне оно нравилось.

В ту же секунду, будто по команде, музыка меняется на что-то медленное – Джаред не узнает песню, но, судя по всему, это "Nickelback". Дженсен поворачивает голову и смотрит на него через плечо, когда Джаред делает шаг навстречу. Дженсен ставит чашку на стол и пересекает комнату, останавливаясь перед Джаредом. Тот медлит лишь секунду, а потом протягивает руку. Дженсен принимает ее и прижимается к нему. И это, должно быть, выглядит странно – два парня, танцуют медляк средь бела дня, но им почему-то очень спокойно. Эти движения успокаивают. Где-то там вселенские часы отсчитывают последние часы их жизни, но здесь, в этой просторной гостиной, нет никого, кроме них двоих, да еще какого-то странного и чудесного чувства, что начинает зарождаться между ними.

Дженсен обнимает Джареда за шею, а тот крепко обхватывает его талию. Они двигаются под музыку – Джаред прижимается щекой к волосам Дженсена, а Дженсен утыкается носом в его шею. И Джаред все думает – о том, что тело Дженсена словно создано для него, и как странно ощущать шеей чужую заросшую щеку, и как непривычно танцевать с кем-то почти одного с ним роста.

Он уже и не помнит, когда в последний раз танцевал. Наверное, еще в колледже, на одной из вечеринок, в обнимку с какой-нибудь незнакомой девчонкой, пьяный до чертиков. Со времен выпускного бала он вряд ли хоть раз танцевал трезвым. Да и на выпускном он был словно пьяный – от жизни и осознания того, что Дженни Карлинг согласилась станцевать с ним, хоть он был ей совсем не ровня.

Сейчас все совершенно по-другому, кристально-трезво и омрачено сомнениями и страхами, но ощущения почему-то те же – будто жизнь неожиданно сделала ему подарок, и он просто обязан этот подарок сберечь. Он мог бы провести последний день своей жизни в комнате отеля, в компании минибара. Но вместо этого он здесь, танцует с одной из самых знаменитых звезд Голливуда. Он начинает вслушиваться в слова песни, сильнее сжимая Дженсена в объятиях.

« Ты бы нашёл того, о ком всегда мечтал? Ты бы поклялся перед Богом, что наконец влюбился раз и навсегда? Если бы этот день был последним в твоей жизни, ты бы оставил след, вылечив разбитое сердце? Знаешь, никогда не поздно устремиться к звёздам, кем бы ты ни был».

Дженсен чуть отстраняется, чтобы посмотреть ему в глаза, и тогда Джаред наклоняется, накрывая его губы своими. Он ожидает чего-то странного, непривычного – и так оно и выходит, но это непривычность любого первого поцелуя. Вся эта паника – как повернуть голову, нормальный ли запах изо рта, можно ли начать целоваться с языком. Дженсен, должно быть, побрился сегодня, потому что Джаред лишь едва-едва чувствует кожей его щетину – а так поцелуй этот ничем не отличается от поцелуя с девушкой.

Джаред закрывает глаза, словно боясь разрушить момент. Он не хочет прерывать поцелуй, не хочет убирать руки с бедер Дженсена, не хочет, чтобы тот убирал свои с его спины. Ему хочется, чтобы этот медленный танец и неглубокий поцелуй, дразнящий и игривый, не похожий ни на один из его первых поцелуев, продолжались целую вечность.

Но, как и при всяком неторопливом поцелуе, появляется желание. Тело реагирует самым примитивным образом. Джаред чувствует возбуждение, и дыхание сбивается – ему хочется больше, сильнее. Он впивается пальцами в бедра Дженсена, притягивая его ближе, и чувствует ответную реакцию. Странно, но это ощущение немного успокаивает Джареда – он не единственный здесь, кто хочет чего-то большего.

Дженсен прерывает поцелуй, судорожно глотает ртом воздух и хватается за Джареда, который в это время перемещает ладони ему на спину, не давая отстраниться, с каждым шагом танца прижимая их все ближе друг к другу.

- Черт, – шипит Дженсен, непроизвольно дергая бедрами. – О Боже.

Джаред улыбается и целует его в шею, опуская руку еще ниже, обхватывая одну упругую половинку и проводя пальцами по внутреннему шву джинсов.

В ответ Дженсен стонет, снова двигая бедрами.

Джаред открывает глаза и видит, что во время танца они с Дженсеном сместились из центра гостиной и теперь стоят у стены рядом с колонками. Ему достаточно одного шага, чтобы прижать Дженсена к стене и раздвинуть коленом его ноги, удерживая на месте. Дженсен откидывает голову, слегка ударяясь о стену и цепляясь за плечи Джареда. Тот снова целует его, раздвигая языком губы, прижимаясь еще сильнее, и Дженсен стонет, стискивая его рубашку так сильно, что та слегка задирается, и воздух холодит спину Джареда. Джаред не забыл вчерашний разговор – ему хочется заставить Дженсена кончать и кончать, до тех пор, пока тот не потеряет способность связно мыслить. Он опускает руку с задницы Дженсена еще ниже, поглаживая мошонку сквозь грубую джинсовую ткань. Дженсен дрожит, выгибая спину, и Джаред чувствует, как его собственный член пульсирует в боксерах, оставляя на ткани влажные пятна. Его рука по-прежнему меж ягодиц Дженсена – не будь тот одет в джинсы, Джареду хватило бы одного движения, чтобы погрузить в него свои пальцы.

Он трется о Дженсена, продолжая прижимать его к стене, с каждым толчком бедер выбивая из него стоны. Джаред никогда не ощущал ничего подобного – все происходит слишком быстро, жарко и грязно. Он понимает, что сейчас просто-напросто кончит прямо в трусы – от одних поцелуев и прикосновений, но какое это имеет значение, когда Дженсен стонет так отчаянно и громко, напрягаясь под его руками.

Дженсен не выдерживает первым, дрожа и впиваясь ногтями в спину Джареду. Он кончает, и Джаред чувствует, как от спермы ткань его джинсов становится горячей и влажной. Он почти сразу же кончает сам, и стонет, продолжая тереться о бедро Дженсена.
Они продолжают жадно целоваться, приходя в себя. Джаред проводит руками по спине Дженсена. Сейчас его движения нежны и медленны – он словно извиняется. Дженсен покорно поднимает руки и позволяет снять с себя рубашку. Они медленно раздевают друг друга, продолжая обмениваться поцелуями и прикосновениями. Джаред слегка отстраняется, скользя взглядом по растрепанным волосам и припухшим влажным губам, ниже, к бедрам, по-прежнему прижатым друг к другу. Это странно, но Джаред не ощущает неловкости в происходящем – он только хочет Дженсена все сильнее с каждой секундой. Он кладет руки на грудь Дженсену, чувствуя, как под ладонями перекатываются мускулы. Кожа под его руками усыпана веснушками – такими светлыми, что их почти не заметно, и Джаред наклоняется, чтобы провести по ним языком.

Дженсен стонет и снова кладет ладони на плечи Джареда, и тот принимает это как знак одобрения. Удерживая Дженсена за бедра, он ведет языком вниз, пока наконец не находит языком его сосок – розовый и нежный. Хватает всего нескольких движений языка, чтобы тот затвердел под его губами.

Дженсен непроизвольно дергается, а его член твердеет, оставляя следы смазки на бедре Джареда.

Джаред закрывает глаза, вбирая сосок в рот и легонько прикусывая его, а Дженсен стонет еще громче, сильнее стискивая плечи Джареда. Тот отстраняется, глядя на дело своих рук, а точнее, языка. Что-то в его животе сжимается, когда он видит припухший и покрасневший сосок. Дженсен кладет руку ему на затылок, притягивая обратно. Джаред починяется и, улыбнувшись, начинает ласкать второй сосок, пока пальцы Дженсена путаются у него в волосах.

Дженсен дышит тяжело, почти надрывно. Джаред хочет опуститься на колени, но Дженсен слишком высокий, а всего в паре шагов от них стоит диван.

- Диван, – выдыхает Джаред.

- О Боже, да.

В мгновение ока выпутавшись из объятий, Дженсен оказывается на диване. Джаред тихо смеется и поворачивается, чтобы посмотреть на любовника. От одного только вида он возбуждается еще сильнее – смазка стекает вниз по стволу члена. Дженсен сидит на диване, раздвинув ноги. Его член полностью возбужден и почти касается живота. Джаред идет вперед до тех пор, пока не оказывается между ног Дженсена, и смотрит ему в глаза – сейчас они широко распахнуты и будто сияют изнутри. Джаред улыбается и опускается на пол, кладя ладони Дженсену на колени.

- Блядь, – выдыхает Дженсен, проводя руками по его предплечьям. – Тебе необязательно…

- Я знаю, – перебивает Джаред. – Я хочу.

Он опирается руками о бедра Дженсена и наклоняется, его губы оказываются в миллиметрах от головки члена. Дженсен стонет, напрягаясь когда дыхание Джареда касается нежной кожи, и кладет одну ладонь ему на затылок, и Джаред аккуратно проводит языком по головке. Дженсен неразборчиво мычит, подбрасывая бедра, но Джаред удерживает их ладонями. Его собственный член напрягается еще сильнее. Вкус спермы на языке кажется странным, но совсем не противным. Просто непривычным. Джаред придвигается еще ближе, забирая в рот всю головку. Поначалу сложно делать все одновременно – не забывать прикрывать зубы и при этом посасывать головку. Но Дженсен издает такие звуки, что Джареду остается только удвоить усилия.

Он наконец находит ритм, упирается одной рукой в живот Дженсена, а другой поглаживает его мошонку и основание члена, стараясь дышать через нос. От напряжения начинает болеть челюсть, но судя по отчаянным стонам Дженсена, он все делает правильно. Дженсен слегка сползает с дивана, поднимая одну ногу и упираясь ступней в край сидения, и Джаред передвигает пальцы дальше, чтобы потереть кожу вокруг сжатого отверстия.

- Ох, черт, – стонет Дженсен. – О да…

Джаред уже почти не чувствует свой язык. При попытке опустить голову еще ниже он давится, но почему-то это возбуждает только сильнее. Стоны Дженсена становятся все отчаянней, рот Джареда наполняется смазкой, и он пытается проглотить, но сперма все равно вытекает из уголков его губ на член.

Джаред собирает пальцами жидкость у рта и возвращает ладонь обратно. Он выпускает член, судорожно ловя ртом воздух, и Дженсен протестующее мычит. Но Джаред не спешит, медленно обводит отверстие, смазывая его, прежде чем ввести внутрь палец.
Дженсен замирает и громко вскрикивает, откидывая голову на спинку дивана. Джаред вводит палец глубже. Внутри невыносимо тесно, и он добавляет смазки.

- Да, вот так… – хрипит Дженсен.

Несколько раз он вынимает и возвращает палец обратно, а потом добавляет к нему еще один. Дженсен извивается и кричит, когда Джаред снова берет в рот его член. Он старается двигать и пальцами, и головой одновременно, и Дженсену этого достаточно – он кончает буквально через минуту, наполняя рот Джареда спермой и сжимаясь вокруг его пальцев.

Когда Дженсен перестает дрожать, Джаред поднимает голову, облизывая губы – на вкус совсем не так уж плохо. Дженсен полностью сползает с дивана, падая Джареду на колени, отчаянно целуя его и крепко обнимая за шею. Джаред хнычет, когда его член трется о живот Дженсена, но лишь прижимает мужчину ближе к себе.

- Я хочу, чтобы ты трахнул меня… – выдыхает Дженсен. – Пожалуйста… просто…

- Здесь? – спрашивает Джаред, потому что его терпение на исходе. Он запросто может выполнить просьбу Дженсена прямо на этом диване.

- Где угодно, – стонет Дженсен.

Диван достаточно большой и удобный, но на втором этаже есть кровать. К тому же, Джаред не эксперт, но и он знает, что им понадобится любрикант.

- Пошли наверх, в кровать, – наконец произносит он.

- Хорошо, – говорит Дженсен и снова целует его. – Хорошо.

В спальне темно по сравнению с гостиной – занавески по-прежнему опущены, и в комнате царит полумрак. Кровать не убрана, простыни и одеяла смяты и местами свисают на пол, но Джареду и Дженсену нет до этого дела. Им вообще сейчас не нужны никакие простыни. В темноте все становится еще интимней, ближе. Целуясь, они падают на кровать. Джаред так возбужден, что, кажется, кончит прямо сейчас. Из коробки с секс-игрушками Дженсен выуживает смазку, даже одним глазком не давая Джареду заглянуть внутрь.

Джаред берет тюбик, откручивает крышку и выдавливает смазку себе на пальцы. Ему просто необходимо сосредоточиться на чем-нибудь, иначе он сейчас кончит Дженсену на живот без единого прикосновения. Он опускает руку, оставляя скользкий след на коже Дженсена, и пристраивает его бедро у себя на талии.

Смазанными пальцами он ласкает Дженсена между ног, проводит по яйцам и наконец добирается до цели, распределяя любрикант вокруг входа. Дженсена потряхивает, он скулит Джареду в плечо, и тот снова вводит пальцы внутрь.

Дженсен тихо хнычет, подаваясь вперед, и рука Джареда оказывается зажата между ними. Но Джареду плевать. Ощущение тесноты и жара вокруг пальца захватывает его. Каждый судорожный вздох Дженсена заставляет дрожать и еле слышно стонать в ответ.

Джаред добавляет еще один палец, и теперь с легкостью двигает внутри двумя. Одновременно он притягивает Дженсена для поцелуя, а тот шарит ладонью по его спине, не прекращая стонать ему в рот и насаживаться на пальцы.

- Черт, – выдыхает Дженсен. – Не могу больше… мне нужно… трахни меня, черт!

- Хорошо, – хрипло соглашается Джаред. – Хорошо…

Ему тоже этого хочется. Хочется почувствовать эту тесноту, услышать, как Дженсен кричит его имя, кончая. Он снова берет тюбик, смазывая парой движений свой напряженный член. Он не помнит, чтобы хоть раз в жизни был так возбужден, хотел чего-то так сильно. Неудивительно, если он кончит, едва войдя в Дженсена.

Дженсен кладет подушку себе под бедра, прижимая колени к груди так легко и непринужденно, будто проделывал это уже раз сто. Джаред нависает над ним, сосредоточенно прикусывая нижнюю губу и пристраиваясь ко входу. Он слегка наклоняется вперед, тут же отстраняясь, когда чувствует сопротивление. Он просто не может поместиться в таком маленьком отверстии.

Дженсен недовольно хнычет, поднимая и раздвигая ноги еще сильнее, и требует:

- Блядь, да быстрее же!

Джаред смеется, потому что это, черт возьми, смешно. На секунду Дженсен выглядит раздраженным, но потом тоже улыбается, качая головой. Джаред опускается на локоть и целует его, нежно и медленно, словно извиняясь заранее. Он крепко придерживает свой член за основание, снова подаваясь вперед, на этот раз сильнее, пока не входит головка.

- Ох черт, – Дженсен морщится.

Джаред прикусывает щеку, крепко сжимая в ладони член, чтобы не кончить. Ощущения просто охренительные. Он входит еще чуть глубже, и Дженсен снова судорожно выдыхает, цепляясь за его плечи.

- Все… нормально? – выдавливает Джаред. Хотя вряд ли он сможет остановиться, если Дженсен его попросит.

- Нет… да… продолжай.

Джаред смотрит на него – широко распахнутые глаза, прерывистое дыхание – и снова двигается вперед, чувствуя, как тело Дженсена сжимает его еще крепче. Двигаться так медленно – просто пытка. Дженсен хрипло дышит, впиваясь ногтями в кожу Джареда, но он не говорит «стоп», и Джаред продолжает двигаться, пока ему не приходится убрать руку с члена и упереться ей в матрас.

- Блядь, – выдыхает Джаред, чувствуя приближение оргазма. Он и секунды не продержится.

- Еще, – просит Дженсен, и в этот раз Джаред не останавливается, пока его яйца не касаются его задницы.

- Боже, – стонет Дженсен, выгибаясь на простынях. – О Господи.

Джаред не понимает, хорошо ему или плохо, поэтому замирает и пытается успокоиться – вдохнуть носом, выдохнуть ртом, повторить. Дженсен водит пальцами по его скользкой от пота коже и стонет:

- Черт, ты просто огромный…

- Что, в твоей коробке нет таких игрушек, да? – шепчет ему на ухо Джаред, с каждым вдохом невольно двигаясь у него внутри, и этого достаточно, чтобы волна удовольствия начала подниматься вверх по позвоночнику.

Дженсен стонет, дергаясь навстречу, и на этот раз Джаред уверен – это от удовольствия.
Он отстраняется, только для того, чтобы снова войти, заставляя Дженсена дрожать и издавать неразборчивые звуки.

- Хорошо? – он хочет убедиться, что не причиняет Дженсену боли.

- Блядь, да! – и Джаред начинает двигаться всерьез.

После этого все похоже на водоворот сбившегося дыхания и стонов, соприкосновения влажных тел и острой боли там, где ногти Дженсена впиваются в его кожу. Джаред обхватывает любовника за плечи, удерживая на месте. Кажется, что ничего в мире не существует – только ощущение такого тесного жара вокруг его члена.

Дженсен выгибается на кровати, притягивая Джареда ближе ногами, закинутыми на его талию, подмахивая и не переставая издавать стоны. Они пытаются целоваться, но получается лишь неловко обмениваться хриплыми вздохами. Джаред больше не может сдерживать себя. Пот течет по лицу, застилая глаза. Джареду хочется, чтобы Дженсену тоже было хорошо, хочется обхватить его член ладонью и довести до края. Однако единственное, что он может – это продолжать двигаться неловко и рвано. Но Дженсену и так хорошо, он подбадривает Джареда, хнычет ему в рот, подаваясь толчкам навстречу. Джаред обхватывает ладонью его член, не в силах заставить свои пальцы двигаться нормально.

- Джаред, Джаред, Джаред, Джаред, Джаред, – вырывается у Дженсена с каждым движением бедер. Но потом поток слов прерывается, и Дженсен кончает, выгибая спину, заливая спермой ладонь и живот Джареда.

Джаред больше не может сдержаться и тоже кончает, ускоряя ритм и продолжая двигаться, пока не становится почти больно. Наконец он выходит из Дженсена и без сил валится на спину, пытаясь восстановить дыхание.

- Черт, – выдавливает из себя Дженсен, кладя ладонь на руку Джареда.

- Ага, – соглашается Джаред, переплетая их пальцы, все никак не в силах отойти от оргазма.

Дженсен поворачивается на бок и кладет голову на плечо Джареду.

- Ничего, если я?.. – спрашивает он.

- Ммммм, – неразборчиво отвечает Джаред, уже почти засыпая.

Прошло уже много времени, с тех пор, как он в последний раз спал с кем-нибудь. Это не первая их ночь вместе, но сейчас все по-другому. Джаред чувствует дыхание Дженсена на своей груди, движение его пальцев на своей коже.

- Спасибо, – шепчет Дженсен в темноту. В его голосе слышится что-то незнакомое Джареду. Он думает о том, что бы ответить, и останавливается на:

- Это было не из жалости.

- Я знаю. Поэтому и поблагодарил.

Джаред улыбается в потолок и глубоко вздыхает. Он полностью изнеможен, но что-то непонятное все равно заставляет его нервничать. У них слишком мало времени.

- Мне интересно, что они делают, – тихо говорит Дженсен.

- Кто? – спрашивает Джаред.

- Все.

- А.

Джаред гладит Дженсена по руке, пялясь в темноту. Он думает о своей семье и друзьях. Надеется, что они счастливы. Он хотел бы дать им знать, что с ним все хорошо, что он не один. Джаред уверен, что его мама думает сейчас о нем, о том, где он и что делает. Пальцы Дженсена замирают, а дыхание выравнивается. Но Джаред засыпает.


Последний раз редактировалось Люди 20 май 2010, 11:15, всего редактировалось 5 раз(а).

17 май 2010, 22:16
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 12:42
Сообщения: 270
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
***
Джаред просыпается и сначала не может понять, где находится. Во всем теле давно позабытая, но такая знакомая ломота, что ему кажется, будто он снова в своей старой квартирке в Техасе, а рядом должна лежать Сэнди, хоть они и расстались уже давным-давно. Но открыв глаза, он видит фигуру Дженсена в полумраке комнаты и возвращается в настоящее, невольно чувствуя странное беспокойство.

Дженсен сидит на краю кровати, спиной к Джареду – видно, как с каждым вздохом перекатываются под кожей мускулы. Все так тихо и неподвижно – словно они застряли в центре шторма и только ждут последнего удара.

Джаред поворачивается к окну. Сквозь шторы все еще проникает свет, разрисовывая пол спальни странными узорами. Он не знает, день сейчас или ночь. Они слились в одно целое с приближением кометы, постоянно освещавшей небо. Джаред начинает паниковать – ему просто необходимо знать, сколько времени сейчас, сколько часов им осталось. Он прижимает к груди руку, словно это может успокоить бешеный стук сердца или заглушить шум крови в ушах.

- Сейчас вечер, – голос Дженсена звучит слишком громко в звенящей тишине комнаты.

Джаред глубоко вздыхает, и паника немного отступает. Дженсен не говорит «у нас еще есть время», но эти слова и так словно висят в воздухе между ними. Все то, о чем Джаред старался не думать, вдруг накатывает разом, толпится на краю сознания.

- Я… ты не голоден?

Джаред приподнимается на локтях, и Дженсен поворачивается и смотрит на него. В сумраке комнаты невозможно прочесть выражение его лица.

- Я бы не отказался перекусить, – отвечает Джаред, хотя на самом деле чувствует, что из-за комка в горле и крошки проглотить не сможет.

Дженсен кивает и встает с кровати.

- Я приготовлю что-нибудь.

Джаред садится и говорит:

- Я помогу тебе.

- Нет… – Дженсен снова смотрит на него. – Я просто… хочу немного побыть один.

Джаред кивает, притворяясь, что понимает его желание, хотя на самом деле это не так. Самому ему сейчас в самую последнюю очередь хотелось бы остаться одному, даже на пару минут. Кажется, наедине с самим собой он будет думать так много, что в конце концов мысли просто-напросто оглушат его. Дженсен потягивается, и Джаред оглядывает линии его тела, от широких плеч до идеальной задницы. Может, сейчас Джареду самое время запаниковать – он, наверное, и впрямь немного гей.

- Я скоро вернусь, – говорит Дженсен и выходит за дверь.

Джаред молча кивает и некоторое время бездумно пялится на простынь, собравшуюся на талии складками. Простынь местами в пятнах спермы и пота, как и его кожа, которая уже начинает чесаться. Как только дверь за Дженсеном закрывается, Джаред отправляется в ванную. Кое-как очистив себя мокрым полотенцем, он включает свет и мельком видит свое непривычно бледное лицо в зеркале над раковиной. Почему-то ему совсем не хочется видеть себя сейчас.

Он наклоняется к раковине, быстро умывается, ловя ртом прохладную воду. Часть воды стекает на грудь и ниже – волосы внизу живота и без того уже мокрые. От холода по коже бегут мурашки. Выключив воду, он убирает с лица влажные волосы и возвращается обратно в комнату.

Там полный бардак, одеяла и простыни перекручены на кровати, а в воздухе витает запах пота, секса и, почему-то, страха. Джаред не знает, что еще сделать, поэтому принимается за поиски чистого постельного белья. В шкафу находится все необходимое – количество аккуратно сложенных простыней, пододеяльников и наволочек просто поражает. Либо Дженсен просто маньяк в плане уборки, либо у него нет стиральной машины.

Смена постельного белья сейчас – хоть какая-то цель. Можно сфокусироваться на простых движениях и не думать больше ни о чем. Грязные простыни комом отправляются в корзину для белья в ванной, а потом Джаред застилает свежее белье, слегка пахнущее лавандой, расправляя ладонью белоснежный и наверняка жутко дорогой хлопок.

Он раздумывает, надеть ли боксеры – кто знает, сколько еще шкафов есть в доме Дженсена, наверняка где-нибудь найдется нераспакованное нижнее белье. Джареду совсем не хочется быть единственным голым человеком в этом доме. Давно, еще когда он только-только переехал в свою первую квартиру, он постоянно ходил по дому голышом – это казалось невероятной роскошью. Он даже завтракал не одеваясь – просто потому, что мог. А сейчас он чувствует себя словно на витрине.

Дженсен возвращается с подносом в руках, по-прежнему без одежды, и Джаред радуется, что ничего не надел. А то можно было бы подумать, что он пытается отгородиться при помощи одежды. Он замечает у Дженсена синяки на ребрах и ногах – память о вчерашнем инциденте.

Его взгляд задерживается на члене Дженсена, сейчас мягком и невозбужденном, слегка качающемся при каждом шаге. Это должно быть странно, но Джаред чувствует только вновь зарождающееся желание и быстро отводит взгляд, подвигаясь, чтобы освободить место для Дженсена с подносом.

- Я принес всего по чуть-чуть. Холодильник еще работает, но генератор скоро сдохнет.

Джаред кивает, не зная, смеяться ему или плакать – через несколько часов им не нужен будет генератор. Им вообще ничего не будет нужно.

Последний ужин, приготовленный Дженсеном, совсем неплох – сыр, крекеры, фрукты, сосиски и вино. Бокалов нет, поэтому они пьют по очереди прямо из бутылки. Джареду будто снова пятнадцать, и он тайком от родителей раздобыл алкоголь и поделился с таким количеством друзей, что никто даже не захмелел.

Они едят молча, но это молчание вовсе не кажется напряженным или неловким. Большую часть ужина Джаред думает о том, чтобы поцеловать Дженсена, слизать розоватый след от вина над его губой, собрать языком крошки в уголках рта. Теперь заметно еще больше синяков – на предплечьях (видимо, Дженсен пытался защититься, закрывшись руками) и один темный синяк на плече. Вчера Джаред не обратил на них внимания, и сейчас невольно думает, насколько Дженсену больно.

Наконец Дженсен убирает в сторону пустой поднос. Остатки вина они допивают в тишине, изредка соприкасаясь пальцами, когда передают бутылку. Джаред не может удержаться и время от времени краем глаза смотрит на член Дженсена, который медленно начинает твердеть. В том, что они оба сейчас обнажены, есть определенные преимущества – невозможно спрятать тот факт, что они все еще хотят друг друга.

- Болит? – спрашивает Джаред, проводя пальцами по синякам на ребрах Дженсена, когда тот тянется, чтобы отставить в сторону пустую бутылку.

Дженсен сглатывает и неловко пожимает плечами, невольно дотрагиваясь до синяков, сталкиваясь пальцами с ладонью Джареда.

- Да не очень, – он снова пожимает плечами.

Джаред улыбается и без всяких предисловий одним плавным движением придвигается к Дженсену ближе, и кажется, что теперь они соприкасаются каждым миллиметром кожи. На этот раз все по-другому, медленнее и вдумчивее. Они дразнят друг друга, улыбаются между неспешными поцелуями и вздохами удовольствия. Джаред больше не беспокоится о том, что спит с парнем. Важно только то, что происходит между ними здесь и сейчас.
Дженсен целует каждый сантиметр его тела, опускаясь все ниже, оставляя влажную дорожку от горла до пупка. Блеснув глазами, он устраивается между ног Джареда, плечами раздвигая его бедра, и облизывает губы. Джаред чувствует жар и напряжение, и с первым же движением языка Дженсена его подкидывает на кровати.

Дженсен смеется, низко и хрипло, а потом открывает рот, вбирая в себя головку его члена. Джаред стонет, опуская руку на затылок Дженсена – он и сам не уверен, хочет притянуть ближе или же оттолкнуть. Дженсен двигает головой вверх-вниз. Энтузиазма в его движениях куда больше, чем умения – но это неважно, потому что Джареду все равно хорошо – так скользко, влажно и грязно.

Уже через минуту он чувствует, что на грани, извивается на кровати, комкая простыни в кулаках и стараясь не убить Дженсена бешеными толчками своих бедер. Дженсен выпускает член изо рта с пошлым влажным звуком, слегка сжимая кулак вокруг основания, и смотрит на Джареда потемневшим взглядом. На его щеках даже в полумраке комнаты можно увидеть яркий румянец.

- Ты можешь… ты трахнешь меня еще раз? – спрашивает он хрипло.

- Да, – выдыхает Джаред. – О боже, да…

Они меняются – Дженсен ложится на спину, подняв и разведя в сторону ноги, готовый отдаться Джареду. Он сглатывает и мысленно считает до десяти, снова и снова, выдавливая на пальцы любрикант и раскрывая Дженсена. Много времени на этот раз не требуется – отверстие все еще расслабленное и влажное. Кожа вокруг слегка покрасневшая и припухшая, и в другой раз Джаред забеспокоился бы о том, не причинит ли боль, но сейчас он просто не может.

Несколько минут осторожной подготовки, и Дженсен раздвигает ноги еще шире – так, что ему должно быть больно от напряжения в мышцах. Он не перестает стонать и что-то бормотать. Смазка течет из его члена, лужицей собирается на животе, и будь у Джареда время, он обязательно слизнул бы ее. Но ему едва хватает выдержки, чтобы размазать любрикант по своему члену и пристроится к подготовленному отверстию.

Дженсен широко распахивает глаза и обхватывает Джареда ногами за талию, вбивая пятки в спину, подгоняя. Джаред прикусывает губу, подаваясь вперед, пытаясь двигаться как можно медленнее – но у него не выходит. Дженсен приподнимается навстречу, выгибается так, что только его плечи и бедра остаются на кровати. Он низко рычит ему в горло, пот поблескивает на груди и на лбу, а вены на шее от напряжения резко выступают.

Джаред двигается слишком быстро, слишком грубо вбивается в податливое тепло, но он не может остановиться, когда Дженсен так подается ему навстречу. Его трясет от соприкосновения их тел, от тесноты и жара внутри Дженсена. Руки подгибаются, он уже почти не может держать себя на весу. Когда Джаред входит до самого основания, Дженсен резко вздыхает и замирает, приоткрыв рот и широко распахнув глаза. Он впивается короткими ногтями в плечи Джареда, держа его как можно ближе, но и не давая двинуться.

Джаред наклоняется и целует Дженсенов раскрытый рот, снова и снова, пока Дженсен сам не тянется за поцелуем, когда Джаред отстраняется.

- Трахни меня, – выдавливает Дженсен. – Давай.

Джаред начинает двигаться, пытаясь найти подходящий ритм, но стон Дженсена просто сносит крышу. Дженсен прикусывает губу и тяжело дышит через нос, притягивая Джареда к себе, в себя, руками и ногами. Его член трется между ними. Руки Джареда по-прежнему дрожат, и он все так же смотрит на меняющиеся каждую секунду выражения лица Дженсена.

Дженсен уже близок к краю – он без остановки водит руками по спине Джареда и подается бедрами навстречу каждому толчку. Потом он просовывает одну руку между их плотно прижатыми телами, походя касаясь костяшками пальцев груди Джареда, и обхватывает ладонью свой член.

- Господи, – выдыхает Дженсен, прикусывая щеку и пытаясь хоть ненадолго удержаться на краю.

Первым срывается Дженсен, беззвучно выгибаясь на кровати, заливая себя и Джареда спермой. Джаред кончает почти сразу же, как только тело Дженсена сжимается с силой вокруг него, так, что наступивший оргазм становится почти болезненным.

Он продолжает двигаться, но медленнее и осторожнее, мягко целуя Дженсена, пока тот отходит от оргазма. Его член, скользкий от спермы и смазки, выскальзывает из тела Дженсена, и только тогда он заваливается набок и долгое время просто лежит неподвижно рядом Дженсеном, пытаясь восстановить дыхание.

- Блять, – выдыхает Дженсен. Джаред с ним полностью согласен.

- Походу, я немного голубой, – произносит наконец он. То, что он говорит это сейчас, немного смешно и в то же время очень важно, хоть Дженсен, разумеется, уже и сам догадался.

В ответ на его слова Дженсен смеется – низко, хрипло и заразительно. Джаред невольно улыбается, несильно толкая Дженсена в грудь.

- Не смейся надо мной!

Дженсен перекатывается на бок и подпирает голову ладонью.

- Ты смешной, – говорит он, все еще улыбаясь.

Джаред неловко пожимает плечами, пялясь в потолок.

- Я рад, что узнал до того, как… Я рад.

Не то чтобы он нашел недостающий кусочек своей души, но в целом это не так далеко от правды. Он никогда не задумывался, что может быть бисексуалом. Разумеется, он и раньше находил некоторых парней привлекательными, но замечать чью-то красоту и хотеть этого кого-то и вожделеть ее – совершенно разные вещи.

- Я счастлив за тебя, – отвечает Дженсен и кладет руку ему на грудь. Но в его голосе нет радости, только грусть.

Джаред накрывает ладонь Дженсена своей, стук сердца даже через эту двойную преграду. Он глубоко вздыхает. Появляется странное ощущение – будто где-то далеко уже начался обратный отсчет, но у них в запасе еще есть несколько часов.

- Расскажи мне что-нибудь о себе, – шепчет он хрипло. – То, чего больше никто не знает.

- Я только об этом и рассказывал, – отрезает Дженсен.

Это глупо, но Джаред чувствует, как к глазам подступают слезы. Он резко втягивает в себя воздух и пытается не думать о неизбежном.

- Нужно прибраться, – бормочет он.

Дженсен выбирается из постели еще до того, как Джаред успевает закончить фразу. Джаред моргает и смотрит, как Дженсен поднимается, замирает, а потом снова поворачивается к кровати со странным выражением на лице.

- Твоя сперма течет по моим ногам, – говорит он с непередаваемой смесью веселья и отвращения.

Джаред хохочет, хоть и чувствует себя слегка виноватым.

- Я никогда… – Дженсен прикусывает губу. – Это странно.

- Хреново быть девчонкой, – продолжает веселиться Джаред. Дженсен в ответ показывает ему средний палец, после чего Джаред только начинает смеяться еще громче.

Дженсен уходит в ванную, и напряжение в груди Джареда вдруг исчезает. Он слышит звук льющейся воды и бормотание Дженсена. Потом звук исчезает, и Дженсен возвращается в комнату, держа в руках полотенце. Он идет немного неловко, а его ноги кажутся даже кривее обычного, и Джаред морщится, хоть и чувствует при этом странную гордость. Он заставил Дженсена перестать хмуриться и одарил его ковбойской походкой. Не велика заслуга, но все же.

Дженсен бросает полотенце на Джареда, и оно с хлюпаньем приземляется ему на грудь – холодная вода тут же начинает стекать на кожу.

- Ауч, – Джаред осторожно поднимает полотенце двумя пальцами. – Холодно!

- Девчонка, – ухмыляется Дженсен.

Усмехнувшись в ответ, Джаред начинает обтираться полотенцем. Лучше было бы, конечно, принять душ, но у него сейчас совершенно нет ни сил, ни желания подниматься с постели. Дженсен забирается обратно в кровать и устраивается рядом с Джаредом, взбив подушку и удобно подложив ее под щеку. Джаред вертит в руках полотенце, не зная, что с ним делать – на пол бросать не хочется, но и вставать лениво.

Дженсен решает проблему, забирая полотенце и кидая его на пол. Джаред с легкой улыбкой следит за ним. Дженсен переворачивается на живот и кладет подбородок на ладони и приподнимается на локтях.

- Лучше ты расскажи мне о себе, – говорит он. – Например… чем зарабатываешь на жизнь?

Джаред фыркает – они открыли друг другу столько секретов, а о такой мелочи Дженсен даже не поинтересовался. Это не так уж важно, но все равно смешно.

- Угадай, – предлагает он.

Дженсен прищуривается и изучает его лицо. Потом на секунду опускает взгляд и радостно говорит:

- Персональный тренер!

Джаред снова смеется:

- И близко не угадал.

- Ладно… физический труд или офисная работа?

- В основном офисная.

- Хммм… Ты учился в колледже?

- Да.

Дженсен хмурится.

- Степень получил?

- Да.

Дженсен хмурится все сильнее и наконец сдается:

- Блин, я на самом деле не имею ни малейшего понятия.

- Я архитектор.

- Вау, – глаза Дженсена округляются от удивления. – Это… круто.

Он растерянно моргает, а потом перегибается через Джареда, чтобы открыть прикроватную тумбочку, и Джаред ощущает тяжесть его тела. Дженсен, видимо, находит, что искал, перекатывается обратно и кладет на грудь Джареда блокнот и ручку.

- Нарисуй мне дом, – просит Дженсен и смотрит на него сияющими глазами.

Джаред хмыкает и берет ручку, сгибая колени, чтобы положить на них блокнот.

- Какой ты хочешь дом?

Линии на бумаге кажутся размытыми в приглушенном свете комнаты. Он открывает чистую страницу и поджимает губы в задумчивости.

- Я ненавижу этот дом, – говорит Дженсен, переворачиваясь на спину и прислоняя голову к плечу Джареда.

- Правда? – спрашивает тот, проводя на бумаге линию.

Ему страшно от осознания того, что это последний дом, который он когда-либо нарисует. И это придает заданию особую значимость. Джаред чувствует, что рисунок не должен стать простым наброском.

- Он слишком большой. Просто… все ожидают, что у меня должен быть такой дом… – Дженсен с трудом подбирает слова, пытаясь сформулировать свою мысль. – Не знаю. Просто ненавижу этот дом, и все.

- Когда я знакомлюсь с кем-нибудь… с будущим другом или… кем-то большим… я рисую этому человеку дом. Я так делаю с самого детства.

- Серьезно? – в голосе Дженсена звучит любопытство, и он придвигается еще ближе, поворачиваясь на бок и утыкаясь коленками в талию Джареда.

- Ну… в детстве это были просто корявые рисунки, а сейчас это больше чертежи и расчеты.

Дженсен смеется и пристраивает голову на его плече.

- Мне всегда больше нравилось создавать дома по индивидуальным проектам. Не гигантские часы с кукушкой для какого-нибудь придурка из Швейцарии, конечно. Просто дома, созданные специально для тех, кто будет в них жить.

- Как в том ТВ-шоу, да? «Квартирный вопрос» или как оно там называется… – спрашивает Дженсен, но в его словах нет насмешки.

- Что-то вроде того.

Дом медленно приобретает очертания на бумаге. Это не совсем то, что он хотел бы нарисовать для Дженсена, но близко. Меньше, чем его нынешнее жилье, два этажа и около семи-восьми комнат – роскошно, но не вызывающе.

- Ты знаешь, что делаешь, – замечает Дженсен, не отрывая взгляд от блокнота.

Джаред неловко пожимает плечами – Дженсен скорее чувствует, чем видит это движение.

- Это моя работа.

Наступает тишина, нарушаемая только шорохом ручки, выводящей на бумаге линии будущего дома.

- Если бы все было по-другому, – начинает Дженсен, – ты нарисовал бы мне дом?

Джаред судорожно сглатывает и добавляет последние штрихи к рисунку – окна и крыльцо.

- Да, – наконец произносит он. – Да.

Джаред чувствует, как сжимаются пальцы Дженсена у него на груди, и легонько целует его в плечо.

- Последние дни, – тихо произносит Дженсен, – последние дни были… хорошими… вернее… то есть… Я будто еду куда-то в совершенно охренительной машине мимо офигенного пейзажа, еду так быстро, что голова кружится, и знаю, что в конце дороги – тысячефутовая пропасть, а у машины нет тормозов. Но даже будь у меня выбор, я не свернул бы с этой дороги. Понимаешь?

Джаред медленно откладывает ручку в сторону, предварительно размашисто расписавшись в углу рисунка. В его груди поднимается какое-то невозможно огромное чувство.

- Просто для ясности, – спрашивает он, – я машина или пейзаж?

- Да иди ты! – Дженсен слабо пихает его кулаком в плечо. – Я тут эмоциями делюсь, между прочим!

- Знаю, – Джаред сглатывает внезапно возникший в горле ком. – Я чувствую то же самое.

В наступившем молчании Дженсен берет блокнот из вялых пальцев Джареда и всматривается в рисунок.

- Это мой дом? – спрашивает Дженсен, прикасаясь пальцем к линиям на бумаге.

- В общих чертах.

Мысленно Джаред уже видит план дома, видит покрытый лепниной фасад, и скамейки у крыльца, и застекленную террасу позади дома.

- Он прекрасен, – искренне признается Дженсен, и в его голосе звучит почти благоговение. Он смотрит на рисунок так, будто в нем есть ответы на все его вопросы. Потом он поднимает глаза и встречается взглядом с Джаредом – и неожиданно между ними словно возникает связь, такая прочная, что у Джареда перехватывает дыхание.
Дженсен кладет блокнот на тумбочку, а потом опять смотрит на Джареда, и тот теряется в глубине его зеленых глаз. Дженсен кладет руку ему на щеку, проводя большим пальцем по шершавой от щетины коже.

- Как насчет того, чтобы побить этой ночью все рекорды? – спрашивает Дженсен и хитро улыбается.

Джаред ухмыляется в ответ, наклоняясь к Дженсену так близко, что чувствует его дыхание на своем лице.

- Звучит просто супер, – отвечает Джаред и целует его.


***
Джаред просыпается, сонно моргая и бездумно глядя на потолок. Он не знает, сколько проспал. За окном слышен какой-то шум, будто рядом пролетел Боинг 747, и от этого шума трясутся стекла. Сквозь шторы в комнату проникает свет – слишком яркий для ночного, но вряд ли Джаред спал так долго.

Дженсен лежит рядом, по-прежнему свернувшись, но Джаред знает, что тот тоже не спит – его пальцы пребольно цепляются за Джаредову руку. Он поворачивает голову, чтобы посмотреть на электронные часы на тумбочке, но их экран зияет чернотой. Должно быть, генератор все-таки сдох, пока они спали. Или раньше, когда они занимались… кое-чем другим. Но Джареду не нужно знать время – и так понятно, что обратный отсчет уже начался.

В животе что-то неприятно сжимается – на секунду Джареду даже кажется, что его сейчас стошнит. На затылке выступает холодный пот. Джаред тяжело сглатывает внезапно застрявший в горле ком.

- Я не хочу умирать, – шепчет Дженсен с паникой в голосе.

- Черт, – Джаред просто не знает, что еще сказать.

Они подаются навстречу друг другу одновременно, будто договорились заранее. Они целуются в сумеречном свете, льющемся из окна, целуются отчаянно и неуклюже, пытаясь между поцелуями украсть хоть пару глотков воздуха. Кровать под ними начинает трястись.

Джаред всегда думал, что в такие моменты перед глазами проносится вся жизнь, но у него в голове стучит лишь – черт, черт, ЧЕРТ.

В глубине дома что-то падает и разбивается – звук заставляет их обоих дернуться и еще крепче вцепиться друг в друга, так сильно, что со стороны наверняка трудно сказать, где начинается один из них и заканчивается другой. Дом вокруг сотрясается в такт с бешеным стуком их сердец, и Джаред уверен, что все закончится уже через минуту.

Со стены падает картина, с грохотом валится на пол стул, на который Дженсен обычно швыряет свои шмотки. А потом гудение снаружи затихает – будто самолет удаляется, – и дом прекращает трястись. Они не произносят ни слова, просто неподвижно лежат в тишине, вжимаясь друг в друга.

Некоторое время ничего не происходит, только иногда слышно, как что-то падает в других комнатах, но потом и это прекращается. Остается только дрожь во всем теле.
Джаред все еще ждет большого взрыва, конца. Думает, что это просто затишье перед бурей. Но вокруг все спокойно, и он понемногу начинает расслабляться.

- Мы умерли? – шепчет Дженсен. Джаред чувствует его дыхание на своем лице.
- Не похоже, – говорит он в ответ, тоже шепотом.

Он губами чувствует улыбку Дженсена и тоже улыбается – не может сдержаться.

- Думаешь, все закончилось?

- Не знаю.

Снаружи по-прежнему тихо, и через какое-то время они отстраняются друг от друга. Дженсен поднимается первым, осторожно опуская ноги на пол. Джаред следует за ним, хватая его за руку и переплетая их пальцы. Что-то еще может произойти – но с каждой минутой это кажется все менее вероятным.

Они вместе спускаются в гостиную, залитую светом. Джаред смотрит в окно, ожидая увидеть нависшую над миром комету, но ее нет. Вместо этого небо светится странным подобием фейерверков.

Они подходят ближе к окну и выглядывают наружу. Весь сад представляет собой жутковатую игру света и тени под светящимся небом. Джаред бросает короткий взгляд на Дженсена.

Дженсен, запрокинув голову, смотрит на небо – такой прекрасный в своей неземной красоте. Джаред опускает взгляд ниже, на их сцепленные ладони. Золотистую кожу Дженсена тут и там покрывают синяки – на предплечьях, животе и ногах. В льющемся из окна бледном свете они особенно заметны, и Джареду почему-то становится больно от одного взгляда на них.

- Похоже на руины, – голос Дженсена вырывает его из мыслей.

- Красиво, – говорит Джаред, глядя на небо.

Дженсен ничего не отвечает. Его ладонь становится вялой, и Джаред нехотя отпускает ее, ощущая, как что-то тянет под ложечкой. Сердце тревожно сжимается.


***
К утру сияние почти исчезает – лишь иногда вспыхивают в небе куски хвоста кометы, сгорающие в атмосфере. Когда Джаред просыпается, Дженсена уже нет в комнате. Джаред быстро принимает холодный душ и, переодевшись в чистое, спускается вниз.

Дженсен сидит на кухне с куском хлеба в руках. Ничего не замечая вокруг, он отрешенно смотрит на стакан апельсинового сока перед собой. Он даже не поднимает взгляд, когда Джаред заходит на кухню. Тот замирает в дверном проеме, не зная, что сказать.

- Думаю, мне лучше уйти, – наконец произносит Джаред. – Похоже, мне надо оплатить счет за содержимое мини-бара.

Дженсен слабо улыбается, наконец отрывая взгляд от стакана.

- Я так и думал, что ты захочешь уйти, – его лицо ничего не выражает. – В холодильнике есть немного хлеба и сок, но, боюсь, сок не такой уж холодный.

- Ничего страшного, – Джаред переступает с ноги на ногу. – Генератор все-таки сдох, да?

- Да, – Дженсен берет со стола какой-то лист бумаги и протягивает его Джареду. – Я нашел это во дворе.

Джаред подходит ближе и берет листок. Он такой влажный и неприятный на ощупь, что Джаред долгое время не может понять, что же на нем написано.

- Апокалипсис отменен, – читает он вслух, невольно улыбаясь.

Дженсен тоже улыбается в ответ, но улыбка эта быстро исчезает.

- Похоже на то.

Они снова молчат, пока Джаред достает из холодильника свой нехитрый завтрак и устраивается на стуле напротив Дженсена. Он столько всего хочет сказать, но больше всего ему хочется протянуть руку и коснуться Дженсена, заставить его сделать хоть что-то. Потому что он словно закрылся – от Джареда, от всего мира. Спрятал эмоции за броней равнодушия.

Джаред быстро съедает свой завтрак – не самый плохой из всего, что он когда-либо ел, но и не самый вкусный. Хлеб явно не первой свежести, а сок теплый и почему-то немного горький. Джаред думает, что должен что-то сказать – о прошлой ночи или о том, что конец света, очевидно, не наступит, – но не знает, с чего начать.

- Удачно добраться до дома, – говорит Дженсен. – Все вернется в норму, хотя это и займет какое-то время.

- Да уж, – тянет Джаред, пытаясь придумать, что же еще сказать, но это трудно, когда Дженсен так явно хочет от него избавиться. – Пойду за сумкой.

- Хорошо.

Дженсен больше ничего не добавляет, и Джаред поднимается из-за стола и направляется наверх – собирать то немногое, что принес с собой. Когда он возвращается, Дженсен стоит посреди гостиной все с тем же застывшим выражением на лице.

- Не забудь это, – он протягивает Джареду аккуратную стопку вещей, в которые тот был одет вчера.

- Спасибо, – бормочет Джаред, запихивая вещи в рюкзак.

Он копошится, застегивая молнию онемевшими пальцами и пытаясь потянуть время. В голове роится столько слов, но Дженсен явно не расположен к разговору. Наконец молния застегнута, и Джаред неуверенно смотрит на Дженсена. Он даже не знает, есть ли ему куда идти – может, того отеля и вовсе больше не существует. Он даже не знает, действительна ли теперь его кредитка.

- Ну… я пойду, – Джаред все так же неуверенно делает шаг в сторону выхода.

- Пока, – безо всякой интонации говорит Дженсен.

Джаред нервно сглатывает и делает еще шаг.

- Я тебя когда-нибудь снова увижу? – кажется, его голос дрожит. Ему не хочется говорить «прощай», не хочется, чтобы все так просто закончилось.

Дженсен пожимает плечами.

- Через пару месяцев все станет как раньше, я вернусь к работе. Думаю, тогда будет трудно меня не заметить.

Джаред качает головой, закидывая рюкзак на плечи. Он не знает, какая муха укусила Дженсена, и, похоже, никогда не узнает. Ему больно, что после всего, через что они прошли вместе, после всех секретов, что рассказали друг другу, все закончится вот так. Но это дом Дженсена и его выбор.

- Ну… тогда пока, – говорит он и поворачивается к Дженсену спиной, направляясь ко входной двери. – Удачи во всем.

Дженсен ничего не говорит, и Джаред уходит, не оборачиваясь. В животе все скручивается в узел, давит в груди. Он чувствует себя полным идиотом, но, черт подери побери, это его не сломает. Если Дженсен хочет, чтобы все закончилось, значит, так тому и быть.

Он толкает дверь, и та с легкостью открывается – они даже не потрудились запереть ее после того, как отрубилась сигнализация. Джаред спускается с крыльца, переводит взгляд от дерева, бросающего тень на дорогу, к воротам. Он мешкает, надеясь, что Дженсен позовет его, но, так и не дождавшись, закрывает дверь и идет уходит прочь. Он оборачивается лишь один раз. В окне ему видится силуэт Дженсена. Джаред машет ему рукой, но Дженсен не отвечает. Все кончено.


На грани между

Неделю спустя Джаред уезжает из родительского дома на своем арендованном «форде». Дороги сейчас уже более или менее очищены, но мобильная связь все еще окончательно не восстановлена – большинство спутников было уничтожено метеоритным дождем. Почти везде электричество пока отсутствует, но окна дома его мамы приветливо светятся.

Никто толком не знает, что произошло. Ученые ошиблись со своими расчетами – по их утверждению комета Шерона должна была врезаться прямо в планету. Но что-то заставило ее отклониться в сторону, пройти мимо и исчезнуть затеряться в бесконечности. И теперь с каждым днем она все меньше заметна в небе.

Джаред проводит два дня в отеле, прежде чем ему удается отыскать действующий прокат машин, и где, ко всему прочему, ему готовы выдать машину без предварительного залога. Жизнь постепенно возвращается в привычное русло, и каждый день Джаред сталкивается с людьми, которые все еще потрясены, но на их лицах написано счастье. Они словно до сих пор не могут поверить, что все закончилось.

У него болит спина от стольких ночей, проведенных за рулем, и в коленях что-то щелкает, когда он ступает на подъездную дорожку и потягивается. Передняя дверь открывается, и на крыльцо выходит его мама.

- Джаред, – произносит она, не веря своим глазам.

- Привет, мам, – шепчет он, неожиданно голос подводит его.

- О боже, Джаред.

Она сбегает вниз по ступенькам, и он раскрывает объятия, прижимает ее хрупкое тело к своей груди так, что кости чуть ли не хрустят.

- Мой мальчик, – повторяет она снова и снова, впиваясь пальцами в его спину. – Мой милый мальчик.

Он утыкается головой ей в плечо, вдыхая такой родной аромат специй и ванили – запах дома, который сопровождал его с самого детства.

- Я скучал по тебе, мам, – шепчет он ей в шею. – Так скучал.

Она поднимает голову и смотрит на него, изучает лицо, словно не видела его годы, а не пару недель.

- Я не знала, жив ли ты еще, – говорит она, прижимая ладони к его груди. – Я даже не знала…

Он снова обнимает ее, держит крепко-крепко, пока она стоит, прижимаясь лицом к его груди. Он видит, как из дома выходит отец и торопливо спускается к ним.

- Папа, – произносит он, и секундой позже отец уже обнимает их обоих.

- Джаред, – говорит он надломлено.

Джаред закрывает глаза и, кажется, впервые за неделю может вздохнуть полной грудью.

- Джаред, – раздается изнутри дома вопль, и из дверей вылетает Мэган.

Джаред смеется, выпутываясь из объятий родителей, подхватывает сестренку на руки и кружит ее.

- Отпусти меня, болван, – говорит она, но ее руки плотно обхватывают его шею
.
Улыбка не покидает Джареда. Он все еще чувствует, что оставил что-то очень важное в ЛА, но теперь он дома, со своей семьей – этого вполне достаточно.


***
Джаред пялится на медленно вращающуюся модель дома, хотя на деле даже не видит ее. Он уже наизусть знает каждый уголок, чертежи аккуратно свернуты и убраны в один из тубусов, стоящих рядом с его столом. Он неделями работал над ними, прорабатывал каждую деталь, доводя до совершенства, и теперь уже видеть их не может.

Это дом Дженсена, и он символизирует все то, о чем Джаред мечтает, но чего у него никогда не будет. Он ненавидит этот великолепный фасад, кропотливо уложенную каменную мозаику главной лестницы, ненавидит террасу, которая тянется вдоль всей задней части здания, и даже балкон над крыльцом. Ненавидит огромную кухню, переходящую в просторную гостиную. Его бесит знание того, какого цвета будут стены и покрывало на кровати в хозяйской спальне, какая техника будет стоять на кухне, что в доме не один, а два кабинета. Он ненавидит все это, потому что не имеет значения, сколько раз он здесь все изменит, все равно это не только дом Дженсена, но и его тоже.

Раздается стук в дверь, и он вздрагивает, поспешно закрывая окно, спеша притвориться, что занят работой.

- Войдите, – громко произносит он, и дверь открывается, впуская его босса, Саманту Феррис.

- У тебя есть минутка? – спрашивает она.

- Для тебя, Сэм – всегда, – отвечает Джаред с улыбкой.

Она улыбается в ответ и проходит внутрь, прикрывая за собой дверь. Она выглядит на удивление серьезной, и у Джареда в желудке все переворачивается – естественно, она принесла плохие новости. Экономика потерпела настоящий крах во время и после Судного Дня, как его уже окрестили, и хотя о сокращениях речь пока не идет, Джаред знает, что в последнее время это всех сильно беспокоит.

- Мне только что звонил Джефф Морган, – говорит она, прислоняясь к двери.

Джаред дергается, и краска заливает его щеки.

- Слушай, насчет этого…

- Я уже знаю, – говорит она, с легкой усмешкой. – Они звонили мне еще в июле.

- Оу, - только и может выдавить Джаред. Он чувствует себя предателем. Он работал на «Ferris Architects» с самого окончания университета, и ему нравится его работа, правда нравится, но она его больше не привлекает. Он никогда не делал секрета из того, что стремится к большему, но, тем не менее, он не сказал Сэм о собеседовании в Ассоциации Джеффа Моргана. В основном потому, что не рассчитывал, что ему предложат работу.

- Я все понимаю, Джаред, – говорит она, немного грустно. – И я не собираюсь ставить тебе палки в колеса, но мне будет очень жаль, если ты уйдешь.

- Они собираются предложить мне работу? – спрашивает Джаред, часто моргая. – Но у меня недостаточно квалификации.

- По-видимому, ты произвел отличное впечатление.

Джаред облизывает губы. Он не ожидал, что может получить это назначение, и даже не был уверен, что это место до сих пор вакантно. Так много всего изменилось в последнее время… Да он толком и не знает, хочет ли эту работу теперь. Переезд в ЛА означал бы, что придется оставить привычную жизнь. Справится ли он с этим сейчас?

- В любом случае, я предоставляю тебе полную свободу действий. Я уверена, скоро с тобой свяжутся.

- Спасибо, Сэм, – отвечает он, слепо таращась в экран. – Я это очень ценю.

Она выскальзывает из кабинета, и когда дверь закрывается, Джаред вновь возвращается к созерцанию дома своей мечты: наблюдает, как картинка вращается, открывая обзору каждую деталь. Переезд в ЛА несет с собой большие перемены, но вместе с тем, так он будет ближе к Дженсену. Просто смешно, что сердце пускается вскачь от одной мысли о нем. Джаред снова сворачивает окно. Пора бы перестать витать в облаках.


***
Джаред стоит на заднем крыльце, всматриваясь в глубь сада. Над головой висит полная луна, отбрасывая на землю призрачные блики света. Чистый воздух омывает лицо прохладой, от которой по обнаженным рукам бегут мурашки. Джаред цепляется за перила с такой силой, что старое дерево врезается в ладони. Он вышел сюда подумать, но взгляд приковывают дорожки между яблонь, где он играл, когда был ребенком, и живая изгородь из густого кустарника – его любимое укрытие. Все мысли улетучиваются, оставляя в голове приятную пустоту.

- Ты хочешь эту работу, ведь так?

От неожиданности он вздрагивает и резко втягивает воздух.

- Прости, – мама становится рядом с ним. – Я не хотела тебя напугать.

- Я думал, ты уже спишь, – улыбается он.

- Спала, – она кладет руки на перила, почти касаясь его ладоней. – Но я проснулась и увидела тебя здесь.

Джаред опускает взгляд и в который раз замечает, какие у нее маленькие, по сравнению с его, руки. Иногда просто невозможно представить, что она выносила его под сердцем. Они молчат некоторое время, и он понимает, что она ждет ответа.

- Я не хочу переезжать, – говорит он, запрокидывая голову и глядя на небо. Звезды едва видны в свете полной луны, но они его больше не пугают.

- Но ты переедешь, – говорит она нежно, накрывая своей ладонью его руку.

Он вздыхает.

- Да.

Они снова замолкают. Она рассеяно смотрит перед собой и, наконец, спрашивает.

- Ты расскажешь мне о ней?

Джаред сглатывает. Он должен был догадаться, что она когда-нибудь спросит. Он почти не рассказывал родителям о том, что делал в последние дни перед несостоявшимся концом света, а сами они не расспрашивали. Хотя никто в мире не знает его лучше матери. Она всегда читает его, как открытую книгу. Она знала, что он влюбился в Сэнди еще до того, как он сам это понял, и знала, когда разлюбил. Она умела его утешить, всегда держа наготове его любимое печенье и какао, пока он решал сложные вопросы. Он мог рассказать ей обо всем. Ее объятия всегда были открыты для него, поэтому не понятно, почему так трудно открыться сейчас.

- Это не она, – произнес он, когда молчание слишком затягивается. – Это… он.

Ее пальцы на мгновение напрягаются, ногти впиваются в его руку. Но затем она успокаивается.

- Ох, – вырывается у нее. – Я не знала, что ты…

Джаред вздыхает.

- Я тоже, и я все еще не… Я имею виду… Это могло быть просто случайностью.

Она поглаживает его руку и спрашивает:

- Как насчет какао и печенья?

Он улыбается в темноту и искоса смотрит на нее.

- Я люблю тебя, мам.

Она улыбается.

- Конечно любишь, милый.


***
- Так что, ты теперь гей? – спрашивает Чад, делая глоток пива.

Джаред пожимает плечами.

- Не знаю.

- Но ты же все равно будешь моим свидетелем?

Джаред моргает.

- Эм. Ну… Да.

-Хорошо. – Чад крутит в руках бутылку между пальцами. – И ты вернешься вовремя на свадьбу, да? Ты же не кинешь меня ради сияющего города и того парня?

- У меня нет парня, вообще-то, – отвечает Джаред.

- Можешь позвать его на свадьбу. Я к этому абсолютно нормально отношусь. Главное, чтобы тебе было удобно.

- Чад.

- Да?

- Я не пропущу твою свадьбу.

- Хорошо.

За спиной Чада на стене телевизионная панель, идет повтор последней серии «Ковбойской игры», но его прерывает рекламный блок и трейлер последнего фильма с Дженсеном в главной роли.

Джаред следит за выражением лица Дженсена на экране и закусывает губу. Ему уже пора привыкнуть. Он видел этот ролик сотню раз, но его все равно словно током бьет.

- Дженсен Эклз? – произносит Чад, вытягивая шею, чтобы разглядеть, что так привлекло внимание Джареда. – Думаешь, он секси?

- Ага…

- Не хочу лишать тебя надежды, чувак, но он не из твоей лиги.

Джаред кивает, уставившись в пиво.

- Я знаю.

Чад тянется через стол и похлопывает его по руке. Верный признак, что Джаред перешел черту между «глупый и влюбленный» и «очевидно жалкий».

- Все образуется, – говорит Чад. – Поверь Чаду, он знает в этом толк.

Джаред точно сходит с ума, потому что слова Чада на самом деле немного успокаивают. Казалось, уже стало легче, что боль отказа уже не жалит так невыносимо, но каждый раз при виде Дженсена на экране Джаред снова чувствует, как сжимается сердце.

Он даже понять толком не может, почему так завис на этом парне. Может быть именно из-за того, как все закончилось, он не в силах выбросить Дженсена из головы. Нет, конечно, ему уже отказывали раньше, но в такой неожиданной форме еще никогда. Ему казалось, что они обрели что-то за те несколько дней, что-то, о чем не знали и чего никогда не искали прежде. Но Дженсен доказал обратное.

- Чувак, как круто, что снова запустили ТВ, – говорит Чад, вытягивая шею, чтобы еще раз взглянуть на экран посмотреть на плазменный экран на стене.

Джаред хмыкает в знак согласия, но обнаруживает, что на деле не совсем уж и согласен. Побывав на краю гибели, он научился по-настоящему ценить жизнь – есть много вещей поважнее глупых шоу и новейших блокбастеров. На обратном пути от дома Дженсена в то судьбоносное утро он дал себе столько обещаний – что будет проживать каждый новый день, как последний, что никогда не позволит себе стоять на месте, что будет больше рисковать, чего бы это ему ни стоило. Пока этот риск ограничится рассказом друзьям и родителям о том, что он, возможно, он гей, и намерением отрастить бороду. А следующим шагом станет новая работа.

Он знает, что не единственный, кто обещает себе что-то изменить в жизни. Чад сделал предложение Софии не потому, что они не умерли, а потому, что он смог наконец признаться себе и всему миру, что она единственный человек, с которым ему хочется провести остаток жизни. Родители наконец-то, прекратили пятилетний спор перекрасить ли гостиную в голубой цвет или в желтый, и остановились на зеленом. Может быть, это и мелочи, повседневная жизнь, но на самом деле они имеют значение. Джаред в этом уверен.


И в конце – ты

Прошел почти год, и вот Джаред выходит из такси и снова стоит у ворот особняка Дженсена. Выглядят они точно так, как он и запомнил, суровые и неприступные. Вот только разноцветных флагов на железных отметках наверху ворот раньше не было. Изнутри доносится музыка, что-то нежное и мягкое, и Джаред почти теряет самообладание. Он пытался решить, искать ему Дженсена или нет, с тех самых пор, как приехал в Л.А. два месяца назад. И вот он наконец решился прийти. Он выбрал дату Судного Дня из-за ностальгии, но следовало бы догадаться, что Дженсен устроит вечеринку.

Тяжело сглотнув, он направляется к воротам и нажимает на крошечную кнопку вызова охраны. У него была заготовлена и отрепетирована целая речь, но как только интерком оживает, все слова полностью вылетают из головы.

- Эм... привет, – говорит он, – мое… эмм… имя Джаред Падалеки, я э…

Раздается жужжащий звук, и интерком замолкает. Оглядываясь вокруг, Джаред пробует нажать ручку маленькой дверцы в воротах. Она подается под его рукой. Он с опаской входит внутрь, и, подождав, пока дверь закроется за спиной, поднимает взгляд на дом. Он кажется даже еще больше, чем запомнилось Джареду – особняк тянется линией пылающих светом окон во все стороны.

Входная дверь раскрыта, на крыльце толпятся люди. Под ногами противно громко сквозь льющуюся из дома музыку шуршит гравий. Джаред делает шаг вперед, почти болезненно ощущая любопытные взгляды, направленные в свою сторону. Он узнает пару знаменитостей и немедленно отводит взгляд. Это самая ужасная идея, которая когда-либо приходила ему в голову.

Поднимаясь по лестнице, он чувствует на себе чужие, словно прожигающие кожу взгляды. Очевидно, он не особо вписывается в голливудскую толпу. Конечно, на нем джинсы от «Abercrombie and Fitch» и спортивная футболка с логотипом «D&G», но волосы не по моде длинные, а борода за несколько недель отросла настолько, что он сейчас больше всего смахивает на какого-нибудь серфера.

Джаред поднимает солнечные очки на голову, входя в дом и пытаясь найти взглядом знакомое лицо. Охранник в черном стоит у выхода. Джаред ждет, что у него спросят приглашение, или, по крайней мере, документы, но парень просто окидывает его быстрым взглядом и отворачивается.

До этого Джаред шел словно по инерции, но, войдя внутрь, он не уверенно останавливается у дверей гостиной. Она выглядит точь-в-точь как и в его первый визит, только, кажется, тогда здесь было немного аккуратнее – правда, с таким количеством народа трудно сказать. Вокруг полно знаменитостей, но того, к кому пришел Джаред, не видно.

Он ждет, что его остановят, спросят, какого черта он делает здесь, но большинство присутствующих его вообще не замечают. Последний раз он так неловко себя чувствовал на первом курсе в колледже, когда нечаянно застал своего женатого профессора за сексом с его ассистентом. Ассистентом-мужчиной.

Он хватает выпивку с подноса, делает самый независимый и крутой вид и идет через комнаты на первом этаже, разыскивая Дженсена. Он не имеет ни малейшего понятия, что собирается сказать, когда отыщет его. Сердце накрепко забивается куда-то в глотку, но, тем не менее, в крови по-прежнему бурлит радостное возбуждение.

Дом напоминает лабиринт, и Джаред начинает понимать, как мало на самом деле видел в тот раз. Он бродит по комнатам целую вечность, предусмотрительно стараясь не сталкиваться с кем-либо взглядом. В своих поисках он даже заходит в сад, но там никого нет. Дженсен просто ужасный хозяин.

Наконец он набирается храбрости и поднимается наверх. Вечеринка хоть и проходит на первом этаже, но никто не пытается его остановить, когда он поднимается, все еще крепко сжав в ладони едва пригубленный стакан с выпивкой, будто тот – какой-то волшебный пропуск во все двери.

Едва оказавшись на верхнем этаже, он видит Дженсена. Тот что-то шепчет на ухо какой-то женщине, а она смеется в ответ. Он стоит спиной к лестнице, так что женщина замечает Джареда первой.

- Ты кто? – спрашивает она, сморщив носик, – Тебе сюда нельзя.

Джаред сглатывает и останавливается как вкопанный, когда Дженсен разворачивается. Его рот приоткрывается от удивления, когда он узнает Джареда. Их глаза встречаются, и воздух застревает у Джареда где-то в горле.

- Джаред, – произносит Дженсен, без единой эмоции в голосе.

Джареду хочется бросить какое-нибудь легкомысленное замечание, вроде – хорошо, что ты, по крайней мере, помнишь мое имя – но во рту неожиданно пересыхает.

- Дорогая, – говорит Дженсен, поворачиваясь к женщине. Джаред замечает, что она действительно красива, с длинными темно-рыжими волосами и округлыми грудями, едва прикрытыми платьем. – Почему бы тебе не спуститься вниз? Я подойду позже, обещаю.

Она фыркает, бросает на Джареда холодный взгляд, но потом мило улыбается Дженсену.

- Хорошо, увидимся позже.

Она проплывает мимо Джареда к лестнице, и он чувствует запах ее духов. Это тот же парфюм, которым пользовалась Сэнди, когда они были вместе. Его сердце сжимается. Он не разговаривал с Сэнди очень давно. Интересно, что она сейчас делает и где находится? И можно ли туда телепортироваться – лишь бы оказаться подальше отсюда.

Он поднимает глаза и встречается взглядом с Дженсеном. На его лице абсолютно нечитаемое выражение, только брови слегка нахмурены. Может, не стоило сюда приходить. Он делает несколько шагов вперед, каждую секунду ожидая, что Дженсен прикажет ему убираться. В последнее время его лицо есть на обложке каждого журнала, но видеть его вот так близко, по-настоящему – совсем другое дело.
Рядом с Дженсеном, с его накрахмаленными серыми штанами и черной рубашкой, Джаред выглядит как бомж. Он внезапно ощущает неуверенность. Он тоже не бедняк и не урод, и все же чувствует себя как гадкий утенок в озере с лебедями. Может, потому, что в Лос-Анджелесе столько внешнего лоска, который Джареда самого никогда не волновал.

- Так зачем ты пришел? – голос Дженсена звучит тщательно равнодушным.

Джаред прищуривается, потому что ничего не выражающее лицо Дженсена начинает действительно бесить его.

- Ну, знаешь, – отвечает он, стараясь казаться таким же невозмутимым. – Просто хотел проверить одного засранца, которого раньше знавал.

Дженсен лишь чуть-чуть меняет свою позу.

- Я в порядке, спасибо, – отвечает он, в голосе слышится напряжение. – Так что если это все, что ты хотел, то можешь идти.

Джаред кивает, ставит стакан на маленький столик около лестницы.

- Прощай, – говорит он, – было очень неприятно встретиться с тобой.

Он уже поворачивается к лестнице, когда чувствует ладонь на своем плече.

- К черту все, – Дженсен разворачивает его к себе, впиваясь пальцами в плечо.

Секунду они разглядывают друг друга, потом Дженсен чуть передвигает руку, и Джаред наклоняется и целует его. На мгновение губы Дженсена мертвеют под его губами, но потом он вздыхает и приоткрывает рот, впуская язык Джареда. От неожиданно захлестнувшей волны дикого желания колени у него едва не подгибаются.

Он обхватывает лицо Дженсена ладонями, пальцами поглаживает его скулы. Легкая щетина непривычно царапается, но гладкий скользкий язык и пухлый рот до невозможности родные. Дженсен стискивает рубашку Джареда в кулаках, от чего она задирается на спине.

Джаред кладет руку Дженсену на шею, другой поглаживает его ребра и спину, еще крепче прижимая его к себе. Его пронизывает дрожь, и он стонет Дженсену в губы, когда чувствует бедром его горячий и твердый член. Каким-то образом Дженсен умудряется просунуть руки ему под рубашку, проводит ладонями по спине, пальцами впивается ему в плечи, притягивая ближе.

Внезапно на лестнице слышится чей-то голос, зовущий Дженсена, и они отскакивают друг от друга как ошпаренные. Дженсен в панике оглядывается и уже через секунду запихивает Джареда в какую-то кладовку. Двери за ним захлопываются. Вокруг темно хоть глаз выколи – только под дверью пробивается узкая полоска света.

Пахнет стиральным порошком, и некоторое время единственное, что Джаред слышит – это громовые раскаты собственного пульса. Потом кто-то, звавший Дженсена, поднимается наконец по лестнице, и сквозь дверь слышится смех. Джаред не может разобрать, о чем они там говорят. Слышно только тихое бормотание и стук двери, когда Дженсен приваливается к ней спиной.

Потихоньку глаза привыкают к темноте, и он может хоть что-то разглядеть. Со всех сторон его окружают полки с чистыми полотенцами, бельем и моющими средствами. Темная масса в углу – это наверняка пылесос, а одинокая швабра похожа на какого-то блондинистого анорексика.

Голоса снаружи затихают, и еще несколько минут Джаред бесшумно стоит в темноте. Он уже начинает думать, что Дженсен забыл о нем, когда шкаф внезапно заливает светом из открытой двери. Дженсен недовольно смотрит на него.

- Скорей, – говорит он, отступая в сторону. – Не туда, – шипит он, когда Джаред направляется к ступеням.

Хватает его за локоть, вполне ощутимо и наверняка до синяков, и тянет его вглубь по коридору к одной из множества комнат, где Джаред не бывал ни разу. Дженсен тянет его сначала в комнату для гостей, а потом вталкивает в неприметную дверь.

- Туда, – раздраженно говорит Дженсен.

Джаред разворачивается к нему лицом:

- Что за черт? – спрашивает он. – Хватит меня толкать.

- Ты должен уйти, – шипит Дженсен. – Вон из этого дома и моей сраной жизни. Рядом с тобой я думать не могу.

Джаред щурится:

- А ты не задумывался о том, что, быть может, это не так уж плохо.

Дженсен, кажется, едва сдерживается от того, чтобы не двинуть Джареду в нос.

- Ты не понимаешь, – он бросает нервный взгляд через плечо. – Ты не можешь вот так просто прийти и ждать, что я… не можешь.

- Ничего я от тебя не жду, – шипит в ответ Джаред. – Но немного вежливости не помешало бы.

- Пожалуйста, – Дженсен снова оглядывается через плечо, – просто уходи.

Джаред смотрит на него мгновение, и в сердце появляется уже знакомая боль.

– Отлично, – наконец говорит он. – Как хочешь.

Он не оглядывается, когда открывает дверь, на которую ему указал Дженсен и уходит прочь с высоко поднятой головой и расправленными плечами.


***
Через две недели после неудачной сцены на вечеринке Дженсена, Джаред наконец перебирается в настоящую квартиру. Жить в отеле ему надоело уже через неделю, а теперь у него было свое собственное место, хоть пока новое и необжитое.

Квартира просторная, с двумя этажами. На первом находится кухня, переходящая в большую гостиную, с окнами во всю стену, а на втором – просто спальня. Комната не такая большая, но места достаточно для двуспальной кровати и стола со всем необходимым для работы.

Рядом с домом есть парк, где можно бегать по утрам. К тому же, до офиса Джеффа Моргана рукой подать. Все должно наладиться. У него есть отличная работа, классная машина, великолепная квартира и куча денег – у него раньше никогда столько не было. Но только почему не покидает чувство, что без Дженсена все это бессмысленно?

Жизнь его возвращается в привычную колею. Он встает в пять утра каждый день, наскоро что-нибудь перекусывает (обычно хлопья с молоком), отправляется на утреннюю пробежку в парк. Возвращается около шести, принимает душ, одевается на работу и, пока во второй раз завтракает, просматривает газету. Без четверти семь отправляется на работу, обычно на общественном транспорте, хотя в гараже у дома стоит его машина. Через неделю после переезда в ЛА он понял, что добираться до работы на машине – это бесполезная трата нервов и, кроме того, так он не успевает забежать за кофе в Старбакс.

Ровно в пятнадцать минут восьмого каждый будний день он отправляется в ближайший к работе Старбакс и заказывает большой латте с соевым соусом с добавкой эспрессо и ложкой карамельного сиропа. Дожидаясь кофе, он флиртует с продавщицами. Через две недели он уже знает их всех по именам, а через месяц в бумажнике визиток с номерами телефонов скапливается столько, что места для денег не хватает.

В полвосьмого или, может, без четверти, если очередь в Старбаксе большая, он входит в двери корпорации «Jeff Morgan Associates», занимает место в очереди к лифтам, держа в одной руке кофе, а в другой – идентификационную карточку. Иногда он лениво беседует с сотрудниками, а иногда просто разглядывает стеклянный потолок высоко над головой.

Пять или десять минут спустя он выходит из лифта, готовый к началу нового рабочего дня.

Он болтает с секретарем, пока не появляются члены его команды, и они вместе оговаривают список заданий на день. Иногда Джефф Морган сам заходит к ним в кабинет – проверить, как идет работа, или подбросить идей. Поначалу Джареда это пугает – он заикается и мямлит, не в силах толком высказать свои идеи, но потом привыкает, осознав, что Джефф доверяет ему – иначе не пригласил бы на работу.

Он так увлекается работой, что частенько задерживается допоздна. Когда он собирает документы и уходит домой, в офисе уже почти никого не остается. Иногда они с Мишей идут после работы в какой-нибудь бар, но чаще всего он сразу направляется домой. По вечерам дома он еще немного работает, потом смотрит телевизор и, чаще всего, так и засыпает на диване и только среди ночи, проснувшись, перебирается в кровать. Он почти каждый день говорит с мамой, и от звука ее голоса ему до боли хочется обратно домой.

Она беспокоится, и Джаред знает – скажи он хоть слово, она тут же примчится. Но в двадцать шесть как-то не принято бежать со своими проблемами к маме.

В выходные хуже. Сорок восемь часов безделья и никаких друзей, с которыми можно куда-нибудь сходить. Иногда он зависает с Мишей, который работает у Джеффа Моргана дизайнером. Они еще не пересекли черту между просто знакомыми и друзьями, но Джаред мало кого знает в Лос-Анжелесе.

Иногда в выходные он ходит на свидание с какой-нибудь хорошенькой продавщицей из Старбакса, но каждый раз все заканчивается одинаково – Джаред рассказывает печальную историю о парне, в которого он самым идиотским образом влюбился.

Все было бы проще, не будь Дженсен повсюду. Каждый раз, увидев его улыбающееся лицо на обложке очередного журнала, Джаред чувствует, как до боли сжимается сердце. Тяжело убеждать себя, что он уже забыл Дженсена, когда один лишь взгляд на него, пусть даже на фотографии, ощущается как удар под дых.

Чтобы заполнить время, он начинает помогать в приюте для собак по выходным. Миша тоже там волонтерствует, и как-то незаметно за заботой о щенках и взрослых псах они становятся друзьями. Миша напоминает Джареду Чада – только он менее неряшливый и еще более странный. Он точно так же говорит обо всем, что приходит ему на ум. Вот только если у Чада на уме чаще всего сиськи, то у Миши – зомби или еще что-нибудь такое же странное.

Миша безустанно дразнит его из-за того, что называет эпической несчастной любовью к Дженсену Эклзу, и это каким-то странным образом помогает. Не разговоры по душам, конечно, но по крайней мере, с Мишей Джаред может не скрывать свою недавно открытую ориентацию. Ему, конечно, все еще нравятся женщины, но теперь большую часть времени он разглядывает парней, а не девушек. Может быть, это из-за того, что он столько лет подавлял гейскую сторону собственной личности.

Приют очень большой и расположен на окраине города, так что собаки могут спокойно бегать почти на воле. Работа обычно скучная – протереть полы и почистить вольеры, но времени так же хватает и на то, чтобы поиграть с собаками. На вводных курсах их предупреждали насчет любимчиков, но не привязаться к кому-нибудь абсолютно невозможно.

Любимица Джареда – милая немецкая овчарка по имени Сэди. У нее забавные большие уши, а энергии столько, что любой щенок позавидует. Никто не знает, сколько ей лет, но судя по всему, не больше четырех. Никто не спешит забирать такую взрослую собаку из приюта. Ее нашли бредущей по шоссе. Ее лапы были изранены, а ребра торчали, но спустя всего несколько недель в приюте она стала выглядеть куда лучше.

Каждый раз проходя мимо Сэди, Джаред не упускает шанса остановиться и немного поиграть с ней или научить паре трюков. Сэди просто чудесная собака, явно привыкшая к людскому окружению. Удивительно, что ее никто не ищет.

- Может, заберешь ее домой? – говорит Миша, наблюдая за Сэди, которая носится за мячиком. – Она любит тебя.

- Не могу. Не у всех нас есть жена-писательница, которая сидит целыми днями дома и может приглядывать хоть за целым выводком щенков.

Миша смеется.

- Знаешь, что тебе нужно сделать? Жениться на Дженсене Эклзе. Могу поспорить, что уж он-то тебе разрешит завести сколько угодно собак.

Джаред через силу улыбается – будто эти слова совсем не задевают.

- Я бы женился, – от правдивости этих слов даже как-то немного страшно. – Но я ему не нужен.

Сэди с лаем возвращается, сжимая в зубах мячик, бросает его на землю, не добежав до Джареда, и тянется за лаской. Кажется, она еще не совсем уловила суть игры.

- Хорошая девочка, – наклонившись, Джаред почесывает ее за ушами. – Хорошая девочка, Сэди.

Он чувствует на себе взгляд Миши.

- Можно тебе вопрос задать? – спрашивает тот.

Джаред поднимает взгляд.

- Валяй.

- Ты с ним когда-нибудь встречался?

- С кем? – переспрашивает Джаред, притворяясь, что не понял вопроса. Кое-что относительно Миши Джаред все время забывает: под всей этой шизанутостью он действительно чертовски умен и восприимчив.

Миша просто смотрит на него, приподняв брови.

Джаред переводит дыхание.

- Да, – наконец, говорит он. – Да, приходилось.

Ближе к тому, чтобы поделится случившимся между ним и Дженсеном, Джаред еще не был. И он ощущает какую-то странную отчужденность, будто наблюдает все это издалека. Миша просто кивает.

- Так я и думал, – говорит он. Потом усмехается. – Ну, я не был уверен, придумал ты это или он тебя на самом деле использовал, но в итоге я склонился ко второму. Просто если бы ты все это сочинил, то наверняка история была бы немного оптимистичней.

Джаред отводит взгляд и мельком видит кого-то с камерой у края ограждения. А потом замечает, как этот кто-то поднимает камеру повыше и делает снимок, и объектив направлен прямо на них с Мишей. Во рту пересыхает, сердце замирает.

- Этот чувак только что нас сфоткал? – спрашивает Миша.

- Ага, – отвечает Джаред, выпрямляясь. – Сфоткал.

Они переглядываются, и Джаред на сто процентов уверен, что они думают об одном и том же.

- Ты единственный, кто знает об этом, – шепчет Джаред на грани паники. – Я даже маме не говорил.

Сэди неожиданно замечает незваного гостя и со счастливым лаем бросается к нему. Джаред зовет ее, повышая голос, и Сэди чуть не переворачивается в воздухе, пытаясь затормозить. Парень, кажется, понимает, что его застукали, и спешит скрыться в машине, припаркованной на расстоянии. Поймать его уже не удастся.

- Хммм, – говорит Миша, и когда Джаред поворачивается, то видит у него в руках айфон. – В интернете нет о Дженсене ничего, кроме пиара его нового фильма.

Джаред глубоко вдыхает, сердце немного успокаивается.

- Может, фотограф не имеет никакого отношения… к этому. Наверное, просто какой-то сумасшедший.

В ответ Миша только еще раз хмыкает. Но звучит это не очень обнадеживающе.


***
Всю следующую неделю Джаред так занят, что забывает про таинственного фотографа. Вместе с командой они завершают свой первый большой проект, и целые дни он проводит за пересмотром чертежей и раздачей инструкций по телефону. Если бы не его секретарь, Гэйб, то Джаред наверняка уже умер бы с голода: в очередной раз забыл бы поесть и допоздна проторчал бы в офисе, склонившись над чертежами в поисках чего-нибудь упущенного.

Окончательное рассмотрение проекта проходит в пятницу, и после нескольких томительных часов Джефф Морган наконец-то дает добро. Перед тем, как уйти, он хлопает Джареда по спине и говорит:

- Я знал, что у тебя все получится.

Джаред просто на седьмом небе от счастья, и после работы они с командой идут в бар отметить свой первый проект.

Радость длится недолго. На следующее утро Миша звонит ему из питомника.

- Сэди забрали, – говорит он вместо приветствия.

Джаред моргает и сглатывает внезапно возникший в горле комок. Он не может разлепить ресницы и кривится от ужасного вкуса во рту.

- Серьезно? – сипит он.

Еще вчера они с Мишей обсуждали возможности Джареда забрать Сэди себе, не включающие в себя женитьбу на Дженсене Эклзе.
- Да… я просто хотел, чтобы ты узнал об этом от меня, а не от кого-нибудь еще.

Джаред садится на кровати, с трудом разлепляя ресницы и щурясь из-за слишком яркого света.

- Ее… ее забрали в хорошую семью?

- Конечно. Ты же знаешь, как у нас тщательно проверяют потенциальных хозяев.

Джаред снова сглатывает. Голова дико болит, но он все равно чувствует, что Миша чего-то не договаривает.

- Но проверка длится больше недели…

- Может, она и шла неделю, просто никто не хотел тебе говорить… Прости, старик. Я знаю, как ты любишь Сэди.

- Спасибо, что позвонил.

Джаред отключается и бросает телефон на кровать рядом с собой. С его стороны было бы несправедливо по отношению к Сэди забрать ее к себе. Он слишком много работает. Но Джаред был уверен, что ему придется. В питомниках вечно проблема со свободными местами, и собак, которых никто не забирает, усыпляют. Он убеждал себя, что поступит правильно, станет для Сэди любящей семьей, даже если ей и придется днем находиться под присмотром кого-нибудь чужого. А теперь ее забрали. Он невольно думает, что, быть может, Миша просто солгал ему, и Сэди все-таки усыпили.


***
После этого утро становится только хуже. Джаред проспал свою утреннюю пробежку, а в душе почему-то нет воды. Вчера вечером он забыл поставить молоко в холодильник, и оно скисло. Мужчина, рядом с которым он едет в автобусе, пахнет преотвратно. А на выходе Джаред наступает на свои шнурки и чуть не впечатывается лицом в тротуар.

Сказать, что он в плохом настроении – ничего не сказать. Он мрачно думает, что с таким успехом в Старбаксе сегодня может запросто не оказаться кофе. На подходе он видит через окно огромную очередь. Кафе просто забито людьми, а за кассами нет никого знакомого. На часах семь тридцать – тут уж или кофе, или пунктуальность.

Он неуверенно замирает у входа, поглядывая на очередь. Может, в честь успеха в пятницу ему простят небольшое опоздание? Из мыслей его вырывает прикосновение чего-то холодного и мокрого к ладони. Джаред совершенно не по-мужски взвизгивает, отдергивает руку и, повернувшись, видит перед собой Сэди, радостно навострившую уши и высунувшую язык.

Джаред моргает, чувствуя невозможное облегчение от осознания того, что она жива и здорова, и садится на корточки, чтобы поздороваться с ней как следует. Сэди от радости чуть не валит его на землю, с энтузиазмом вылизывая Джареду все лицо и махая хвостом так, что тот разве что в узел не завязывается. Лишь когда она наконец успокаивается, садясь у него между колен, Джаред поднимает взгляд, чтобы посмотреть, кто держит поводок. Он ожидает увидеть Мишу. Но это не он.

На Дженсене дырявые джинсы и бейсбольная кепка, которая скрывает лицо. Но это точно он. В одной руке у него поводок Сэди, в другой – стакан кофе из Старбакса. Судя по надписи на боку стакана, это то, что Джаред обычно заказывает.

- Я взял тебе кофе, – Дженсен протягивает ему стакан.

Джаред неловко поднимается на ноги и берет кофе из рук Дженсена, понятия не имея, что еще сделать. Он отпивает немного горячего напитка – его любимый. Почему-то это приводит его в бешенство. Сначала Сэди, теперь кофе – становится понятно, что Дженсен каким-то образом следил за ним. Но зато непонятно, что это значит.

- Ты следил за мной? – спрашивает он, делая еще один глоток.

Кофе теплый, но не обжигающий. Дженсен, должно быть, купил его ко времени обычного появления Джареда.

Дженсен переводит взгляд на Сэди, улыбаясь, когда она будто бы вопросительно наклоняет голову.

- Я нанял частного детектива, – говорит он, не поднимая взгляда. – Чтобы найти тебя.

Джаред не знает чувствовать себя польщенным или испугаться.

- Зачем?

- Я хотел поговорить с тобой. Извиниться…

Дженсен наконец поднимает взгляд и смотрит прямо в глаза Джареду. Дешевый, но действенный трюк – Джаред моментально забывает о своей злости. Он отрывает глаза от лица Дженсена, бездумно пялясь на вход в контору Джеффа Моргана. Крутящиеся двери впускают и выпускают людей группками по три-четыре человека. Ему нужно идти, но ноги словно приросли к тротуару.

- Зачем ты забрал Сэди? – спрашивает Джаред, глядя на собаку. Она сидит у ног Дженсена, словно там ей и место. Это немного бесит, но Джаред все равно рад за нее. Вот такой он странный тип.

- Потому что ты выглядел счастливым только когда играл с ней, – отвечает Дженсен, и Джаред поднимает на него удивленный взгляд. Он будто смотрит на все происходящее со стороны. Слышит все, что говорит Дженсен, но не может понять смысл.

- Фотограф, – до него медленно начинает доходить. – Ты его послал.

Дженсен поморщился.

- Я лишь хотел, чтобы он нашел тебя… Он спросил… и я не отказался.

- Что спросил? Хочешь ли ты, чтобы он и дальше следил за мной?

Дженсен кивает. Не хочется это признавать, но он выглядит уставшим, с нездоровой бледностью и кругами под глазами. Джаред ненавидит себя за желание немедленно исправить это. Он в полной заднице, и отнюдь не в хорошем смысле.

- Прости… – Дженсен дергает рукой, словно хочет прикоснуться к Джареду, но не может. – Я просто хотел… извиниться за свое поведение на вечеринке. Мне очень нелегко.

- О да, а мне, значит, легко, – шипит Джаред, снова чувствуя злость. – По крайней мере, ты знал о своей ориентации с пятнадцати лет. Я о своей – пятнадцать минут.

Он наконец двигается с места, поворачиваясь в сторону работы, сжимая стакан так сильно, что с него слетает крышка и часть кофе выплескивается за край, ему на пальцы.

- Джаред, пожалуйста! – голос Дженсена надломлен, и Джаред не может не остановиться.

Он медленно поворачивается, краем глаза отмечая, как Сэди натягивает поводок, пытаясь подбежать к нему. Пальцы Дженсена на поводке побелели. Сэди тянет его за собой в сторону Джареда.

- Я нашел всех Джаредов в Техасе, – говорит Дженсен. – Звонил каждую ночь, надеясь, что это будешь ты. Каждый день сожалел о том, как поступил с тобой, а когда ты вернулся… Господи… я просто… растерялся.

Он смотрит в глаза Джареду, и в его взгляде только искренность.

- Я неделями планировал этот день, но что бы я ни делал, все равно не получится сделать все правильно, да?
Джаред хочет сказать хоть что-нибудь, но не может. Слова вертятся в голове, но никак не могут выстроиться в нечто осмысленное.
- Я просто пытаюсь… пытаюсь сказать, что люблю тебя, – наконец говорит Дженсен. – И мне еще никогда в жизни не было так чертовски страшно.

Сердце Джареда едва ли не останавливается. В ушах оглушительно стучит кровь. Он медленно протягивает руку, обхватывая пальцами запястье Дженсена. Дженсен послушно подается навстречу, чуть не наступая на Сэди. Стакан с кофе лишь каким-то чудом не оказывается зажатым между ними.

- Я сейчас поцелую тебя, – предупреждает Джаред.

Дженсен не сопротивляется, не говорит ни слова. Его глаза широко распахнуты, и Джареду кажется, что в них можно утонуть. Он наклоняется вперед, и их губы наконец соприкасаются. Дженсен как-то тихо и отчаянно стонет, и Джареду этого достаточно – он целует его глубже, сильнее, пробираясь языком в рот. Он выпускает стакан из рук, чтобы обхватить липкой от кофе ладонью лицо Дженсена.

Дженсен дрожит от его прикосновений, а когда Джаред отстраняется, то он продолжает стоять, закрыв глаза и приоткрыв рот, хрипло дыша. Джаред проводит большим пальцем по его щеке, вытирая кофе с покрытой веснушками кожи. Люди пялятся на них, но Джареду все равно. Он поправляет кепку, которая сбилась во время поцелуя. Дженсен поднимает на него взгляд.

- Тебе не нужно бояться меня, – говорит он, убирая ладонь с запястья Дженсена. – Я хороший парень.

- И почему я знал, что ты это скажешь? – Дженсен улыбается, кладя ладонь ему на грудь. Джаред не может не усмехнутся, особенно когда Дженсен выглядит таким счастливым. С трудом верится, что Дженсен позволил ему поцеловать себя посреди запруженной людьми улицы, но бешеный стук собственного сердца подсказывает Джареду, что это правда.

- Может, ты… – тянет Дженсен, – хочешь прийти сегодня ко мне на ужин?

- Уж поверь мне, я приду, – Джаред улыбается еще шире.

- Тогда мне, наверное, лучше отпустить тебя на работу, – неохотно признает Дженсен. – Но я ведь увижу тебя сегодня вечером?

- Да, – Джаред просто сияет. – Ты увидишь меня сегодня вечером.

Он выпускает Дженсена из объятий и делает шаг назад, прикидывая, насколько сильно заляпался кофе. Хотя, может, оно и к лучшему – все с первого взгляда поймут, что утро у него сегодня выдалось нелегкое. Джаред напоследок еще раз чешет Сэди за ушами и улыбается Дженсену, а потом поворачивается к зданию компании Джеффа.
Он едва успевает сделать два шага, как Дженсен окликает его.

- Да? – Джаред поворачивается к нему.

- Ты нарисовал мне дом?

Дженсен выглядит таким несчастным в своих перепачканных кофе джинсах, старой футболке и с поводком Сэди, крепко зажатым в кулаке. И в его взгляде столько всего сразу – страх, замешательство, надежда, искренность… Будто он никак не может поверить, что все происходит по-настоящему.

Джаред улыбается снова.

- Нарисовал.

Ответная улыбка Дженсена словно бьет его под дых, и в груди что-то сжимается почти до боли. Джаред еще не совсем верит, что их история закончится счастливым концом, как в сказках. Но сейчас его сердце бьется так неровно и отчаянно, и он думает: быть может, Дженсен – тот самый прекрасный принц, которого он ждал всю жизнь, сам того не зная.

КОНЕЦ


Последний раз редактировалось Люди 20 май 2010, 11:16, всего редактировалось 5 раз(а).

17 май 2010, 22:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 12:42
Сообщения: 270
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
ИзображениеИзображениеИзображение


17 май 2010, 22:20
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 18:55
Сообщения: 296
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Какой интересный фик :flower: читала не отрываясь :inlove:
Дженсен... который раз за разом "выгонял" Джареда. А Тот все время возвращался :heart: :heart: :heart: они такие замечательные =))))
А еще этот просто потрясающий арт :heart:
спасибо за перевод этого замечательного фика и за арт :kiss:

Оценки ( я долго над ними думала, и... думаю, этот перевод заслужил эти оценки :cheek: )
10/10
| Читать дальше
у вас там тег неправильно написан:

Цитата:
- Я о дюймах.

- Что… О, – Дженсен непроизвольно переводит взгляд ниже. – <i>Ого.</i>

_________________
Sam and Dean Wincester are psychotically, irrationally, erotically codependent on each other (с)


17 май 2010, 23:08
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2010, 01:42
Сообщения: 2032
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
У меня нет слов, замечательная история, обожаю такую тематику и очень благодарна за этот фик!!!
Оценка - 10/10

_________________
Если я вас напрягаю или раздражаю, вы всегда можете забиться в угол и порыдать ©


18 май 2010, 00:59
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 дек 2008, 02:02
Сообщения: 27
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Хороший фик и отличный перевод. Спасибо!
8/10

_________________
No doubt, ending so hard.
But then again, nothing ever really ends.(c)Chuck
Я на дайри http://tanu28.diary.ru/


18 май 2010, 01:12
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Замечательный фик.
огромное спасибо за перевод ! :flower:
я послушала саундтрек к фику, может быть вы дадите на него ссылочку ? Для поддержания атмосферы.
8-10
| Читать дальше
немного смутила первая н-ца


18 май 2010, 02:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 05:04
Сообщения: 203
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Просто ВАУ. Отличный перевод. Читается на одном дыхании, оторваться невозможно. Спасибо.
9/10


18 май 2010, 02:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 май 2009, 20:29
Сообщения: 457
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Спасибо!!!
Ох, боже, они чудесные...

_________________
I need your soul because your always soulful
And I and I need your heart, because your always in the right places.


18 май 2010, 03:09
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 12:42
Сообщения: 270
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Римроуз
NecRomantica
Tanu
Addie Dee
marina_ri
Спасибо большое!) Очень здорово, что понравилось! :ura:

Anarda
Спасибо огромное!) Вот здесь внизу есть пара ссылок на скачку саундтрека :)
| Читать дальше
Уж поверьте, она не только вас смутила :lol:


18 май 2010, 09:12
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:36
Сообщения: 192
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Ыы, мне очень понравилось!
Понравилась незамороченность на обоснуе, Джаред с его мамой и без, и нца тоже понравилась. Несмотря на... некоторые моменты :lol:
И перевод читался легко. Спасибо большое!

8/10

| Читать дальше
*вредничает*
нашла блох и восприняла это как личное оскорбление :alles:
Шучу. Но их там чуть-чуть есть.


18 май 2010, 09:21
Профиль WWW

Зарегистрирован: 02 апр 2009, 03:37
Сообщения: 73
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
9/8


18 май 2010, 09:25
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 17:26
Сообщения: 376
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Буря эмоций - Апокалипсис, Джеи, нелегкая актерско-гейская тема... Надеюсь, меня не уволят из-за того, что я все утро читала
это чудо, забив на работу!
10/10

_________________
http://felisha.diary.ru/


18 май 2010, 10:55
Профиль WWW

Зарегистрирован: 17 апр 2009, 01:44
Сообщения: 5
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Молодцы.) 9/10


18 май 2010, 12:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 июн 2009, 12:40
Сообщения: 20
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Чудесный фик))) спасибо за перевод.

9/10


18 май 2010, 13:10
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
8/10
Фик чудесный, местами трогательный, местами капельку грустный.
Но мне всё ещё интересно, почему Апокалипсис отменился :)

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


18 май 2010, 14:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 апр 2010, 19:07
Сообщения: 124
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
9/10 Какой коллаж :inlove:
Замечательный перевод! Спасибо вам!

_________________
Не иди позади меня — возможно, я не поведу тебя. Не иди впереди меня — возможно, я не последую за тобой. Иди рядом, и мы будем одним целым. (с) Индейская мудрость


18 май 2010, 14:56
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 сен 2009, 12:26
Сообщения: 10
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
10/10

_________________
— Fuck... shit... Jesus!
— Fuck, shit, Jesus — right.


18 май 2010, 15:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 11:19
Сообщения: 37
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Получила огромное удовольствие от прочтения на русском. Большое спасибо за перевод, по моему он просто превосходен. :popcorn:
9/10 однозначно ))


Последний раз редактировалось Melancholy 18 май 2010, 19:57, всего редактировалось 1 раз.

18 май 2010, 16:45
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 авг 2008, 00:03
Сообщения: 102
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Душевненько, спасибо автору, переводчику и фанартисту.
10/10


18 май 2010, 16:49
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 фев 2010, 14:39
Сообщения: 77
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Какой прекрасный перевод чудесного фика!
Спасибо за то, что его выбрали!

_________________
на diary http://www.diary.ru/member/?1211154 с 23.05.2009


18 май 2010, 16:49
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 дек 2009, 21:00
Сообщения: 25
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Потрясающий перевод!!! Спасибо огромное!
10/10

_________________
Если мы на дне, значит, мы теперь морские звезды.(с)


18 май 2010, 19:49
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек 2008, 22:37
Сообщения: 292
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
интересная история и прекрасная газетная статья)))
Люди, спасибо большое))
10/8

_________________
The Road So Far...
Они братья по крови и братья по духу, и невозможно отделить их друг от друга. Они проклянут всех, кто осмелится. (c)


18 май 2010, 20:00
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 12:42
Сообщения: 270
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
vowel
Phelishia
Molo
Aruliy
Yrges
Dagny
Melancholy
Иваныч
current_obsession
~Мэдисон~
Lady_Ackles

Спасибо вам всем огромное за то, что прочитали и за ваши оценки! Здорово, что вам пришлось по душе! :ura: :squeeze:

Вонг :lol: незамороченность на обоснуе просто прекрасна! только чистая и незамутненная любоффь!
| Читать дальше
не обижайтесь, пожалуйста, все исправим :kiss:

silver_autumn как насчет: велика и всемогуща сила любви дж2 :-D?

vowel,Lady_Ackles, а можно узнать, в чем несоответствие теме? недостаточно RPF или недостаточно АУ? :-D


18 май 2010, 21:30
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июл 2008, 19:30
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Потрясающе :heart:
10/10


18 май 2010, 21:59
Профиль ICQ
Психолог
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 дек 2009, 16:15
Сообщения: 437
Откуда: Ставрополь
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Цитата:
это его не сломает его.
за сексом его ассистентом
ебе сюда нельзя

Опечатки. Потрясающий фик и арт к нему. 10/10.

_________________
В Греции,запрещено ходить в магазин с беременной совой. Блять, только собралась ведь.


18 май 2010, 22:17
Профиль
Психолог
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 дек 2009, 16:15
Сообщения: 437
Откуда: Ставрополь
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Цитата:
это его не сломает его.
за сексом его ассистентом
ебе сюда нельзя

Опечатки. Потрясающий фик и арт к нему. 10/10.

_________________
В Греции,запрещено ходить в магазин с беременной совой. Блять, только собралась ведь.


18 май 2010, 22:19
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 14:19
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Спасибо, чудесный фик. Опечатки сбивали честно говоря. ((
9/10


18 май 2010, 22:45
Профиль

Зарегистрирован: 06 сен 2008, 21:29
Сообщения: 1
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
10/10 :heart:


18 май 2010, 23:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 мар 2010, 18:35
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 1: РПФ-АУ. Апокалипсис: Отменен
Большое спасибо вам, Люди! :flower: :ura: Очень понравился перевод и особенно арт! :heart:
10/10

_________________
Heitch!


18 май 2010, 23:31
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 100 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.051s | 15 Queries | GZIP : Off ]