Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:46




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 65 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города" 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Название: Пепельные города
Оригинал: Tiny Cities Made of Ashes
Автор: hkath
Переводчик: Демоны
Пейринг: J2, (а все остальные можно приравнять к варнингам) Чад/Джаред, Чад/близняшки Олсен, Чад/Пэрис Хилтон, Чад/Надя Команечи, Чад/Мэри Стинбёрген, Чад/Зак Эфрон
Рейтинг: R (авторский)
Саммари: До конца света шесть часов, и Джаред просто хочет, чтобы его оставили в покое.
Предупреждение: вышеупомянутый пейринг Чад/Пэрис Хилтон. Имейте в виду, он чреват (есть жертвы – бета с трудом пришла в себя :-D), мат, много мата.
Примечание: ретейлинг фильма "Последний вечер"
Дисклеймер: Бог покинул здание, поэтому теперь все наше.
Разрешение: получено


— Мне так хотелось, чтобы ты приехал на Рождество, дорогой. Даже твоя кузина Кэти смогла выбраться из Денвера. Индейка в этом году была большая и очень вкусная. Я же знаю, как ты ее любишь.

Мама Джареда плачет. Это очевидно. Он накручивает на палец телефонный шнур и пялится в потолок, стараясь не вслушиваться в тихие всхлипы на том конце провода.

— Мам.

— Нет-нет, все в порядке. Я знаю, что у тебя в Калифорнии своя жизнь. Не хочу мешать.

— Мам...

— Просто, помнишь, как было весело в детстве, когда вы с сестрой и братом раскладывали печенье для Санты? И как вы потом просыпались на рассвете и просто сияли от восторга...

— Мам, сейчас сентябрь.

А вот это он напрасно сказал, потому что теперь из трубки доносятся только бессвязные рыдания. Потом какие-то шорохи, и трубку берет сестра.

— Что ты ей сказал?

— Ничего. Не знаю, — Джаред вздыхает. — Как прошло фальшивое Рождество?

— Жутковато.

— Да уж, не сомневаюсь.

— Она упаковала все мои кубки по плаванию и вернула их мне обратно.

Джаред не выдерживает и тихо фыркает в ответ.

— Господи, иногда я тебя ненавижу, блин, — шипит Мэган. — Она и твое старое барахло упаковала тоже, знаешь ли, на случай, если ты все-таки соблаговолишь объявиться.

— Прости, — отвечает Джаред. — Пожалуйста.

— Она скучает по тебе, — отвечает Мэган, — и папа тоже.

Джаред снова вздыхает. Представляет, как мама перебирает вещи, сохранившиеся с их детства, тщательно складывает старые открытки, упаковывает модель Бэт-мобиля, которую он собрал в десять. Столько хлопот ради его возможного приезда.

— Я тоже по ним скучаю. И мне так жаль, Мэг, просто...

На самом деле он не знает, что сказать. Он представляет маму дома, среди цветастых свертков, приготовившую печенье в надежде, что ее дети вернутся к ней хоть на одно, последнее Рождество. Джаред рассматривает свое отражение в зеркальных дверях прихожей, сам не зная, что хочет увидеть в нем.

— Да, знаю, — говорит сестра. — Слушай, я люблю тебя, ясно? Мы все тебя любим. И хотим, чтобы ты был счастлив.

Джаред улыбается. Ну, или пытается, вот только двойник в зеркале выглядит каким-то отстраненным, и, прямо скажем, слегка приунывшим.

— Я очень постараюсь.

— Главное, не надорви задницу второпях.

Он не уверен, что это шутка, но смеется все равно.

— Мне пора, — говорит он. — Я вас всех очень люблю, — горло почему-то жжет от этих слов.

— Да, — отвечает она, — мы знаем. — Потом замолкает надолго и добавляет, — и мама тоже знает.

Джаред вешает трубку, ощущая себя просто космической задницей. А в такие времена это о многом говорит.

*

Что ж друзья. Не без некоторой доли иронии я собираюсь сообщить вам восьмидесятое место нашего хит-парада тысячи лучших песен всех времен. И какая же это? Вы хотите узнать, кто посчитал себя последней инстанцией в сфере музыкальной индустрии и составил этот список? Ну, одно могу сказать чертовски точно — это был не я. Ладно, в любом случае, поехали. Глория Гейнор и ее хит из 1978-го — "I Will Survive". Наслаждайтесь.

*

— Сначала я был напуган, просто оцепенел от ужаса...

Дженсен закатывает глаза и выключает радио. Через лобовое стекло он смотрит на ввалившиеся, темные окна винного магазина и супермаркета по соседству. Несколько консервных банок с «Бульонами Кэмпбелла» валяются тут и там на асфальте, смятые до неузнаваемости. Когда он выходит из машины, одна из них закатывается ему прямо под ноги, и он с силой пинает ее о бордюр, слушая эхо удара, разносящееся по пустынной улице.

Дженсен усмехается краешком губ. Идея о том, чтобы затариться консервированными грибами в сметане вместо бухла, и притащить их на дикую и чумовую армагедец-вечеринку у Кейна, слегка разбавляет весельем его пиздец паршивый день.

— Прошвырнись по магазинам, блядь, — бормочет он, обходя обломки стеклянных дверей и позволяя глазам привыкнуть к темноте внутри.

Винный магазин разрушен: голые, покореженные, сломанные полки. Кто-то даже исхитрился перевернуть целый стеллаж и впечатать его в двери холодильной камеры, одновременно разнеся их в дребезги и заблокировав намертво. Дженсену приходится присесть, чтобы заглянуть через нижнюю часть двери, там, где есть небольшое с неровными краями отверстие от выбитого стекла. Он видит лишь осколки, да обрывки картонных коробок, устилающие пол.

— О, да, — говорит он, бродя между рядами в поисках хоть чего-нибудь НЕразбитого. — Как два пальца об асфальт, Крис? Да запросто, мать твою.

Он пинает с виду целую бутылку, наполовину торчащую из-под сваленных алюминиевых полок, и она свободно выкатывается, этикеткой вверх. «Крем де мент». Офигеть. Дженсен перехватывает бутылку за горлышко между пальцев, ритмично покачивая ей у бедра, и продолжает осмотр магазина.

Следующие трофеи отыскиваются лишь тогда, когда он проходит через двери на склад. Блоки с пивом вскрыты и выпотрошены, бетонный пол залит пеной, усеян проткнутыми банками и осколками темного стекла, но ему все же удается спасти несколько разнокалиберных бутылок — почти целую коробку, если говорить точнее.

Вот пусть только попробуют не зарыдать от счастья. И даже этого маловато будет.
Особенно учитывая то, что когда он выносит бухло из магазина, его встречает совершенно пустая улица. Машины и след простыл.

— Охренительно, — бормочет Дженсен и ставит коробку с пивом на тротуар. Садится на неё и смотрит на часы.

Шесть вечера. Солнечно.

*

Джаред нарезает салат, щедро заправляет его соусом «Цезарь» и украшает ломтиками бекона. Готовит слишком много спагетти, добавляет консервированные фрикадельки и, будто спохватившись, подливает немного красного вина.

Потом выходит на крыльцо, так, постоять, посмотреть на мертвого парня, который жил по соседству. Странно умиротворяющая картина — труп с пробитой головой и влажная трава, чуть покачивающаяся от прохладного вечернего ветерка. И больше никто не стрижет и не поливает газоны.

Джаред возвращается и выключает плиту, оставляя всю еду на ней. Достает из холодильника ведерко мороженного. Плюхается на диван и включает телевизор.

— Я — гей, — сообщает Джордж Клуни Барбаре Уолтерз, — самый гейский гей, честно.

*

— Привет, это Джессика из Глендейла, и я только хотела сказать, что просто в восторге от вашего шоу! Я не пропустила ни одного эфира с тех пор, как мне исполнилось двенадцать!

От этого пронзительного визга, взрывающего барабанные перепонки, Крис шарахается в сторону.

— Оу, привет, Джессика, — отвечает он, хмуро глядя на Стива, стоящего за стеклянной перегородкой. Тот только пожимает плечами в ответ, якобы совершенно не представляя, как девица умудрилась проскочить через его строгую систему контроля звонков.

— При-и-иве-е-ет.

— Может, ты еще что-то хотела?

— Ну, поставьте пожалуйста R.E.M. "It's the End of the World As We Know It".

— Джессика, дорогуша, — отвечает Крис, одновременно показывая Стиву фак, — надо немного подождать, и мы все его услышим. Бьюсь об заклад — он точно есть где-то в нашем хит-параде.

— Вау, клево!

— Ну, а прямо сейчас мы все послушаем старую добрую рок-балладу. Семьдесят второе место нашего чарта — группа Journey "Don't Stop Believing".

— Вау!

Он обрывает звонок, переключается на наушники, чтобы не слушать эту отвратную песню, пусть даже в самый последний раз, и обращает все свое внимание на Стива, который до сих пор покатывается со смеху за звуконепроницаемым стеклом студии.

— По губам читай, — рычит Крис, — никаких больше ебаных звонков!

Стив прикидывается глухим и что-то там химичит на пульте управления. Урод.

*

Чад захлопывает дверь на кухню и дважды дергает щеколду.

Из прихожей доносятся голоса, звонкие, хотя слов не разобрать. Это точно они, обе. Он замирает, переводя дыхание, и чуть приглаживает волосы, глядя в круглое зеркало на стене.

Он хорош.

Это все из-за секса. Теперь он король. И черт с тем, что он явно потянул пару мышц после той олимпийской гимнасточки. А Надья даже не подумала посочувствовать. Хорошо, что у него большие запасы массажного масла.

Новый стук в дверь, нетерпеливое шуршание, и он, наконец, открывает. Это они. Стоят, чуть сгорбившись, а на макушках у них блестят очки с большими стеклами. При виде его, обе гостьи одновременно растягивают губы в довольных улыбках.

— Привет, входите.

Он отходит в сторону, наблюдая, как они усаживаются на диван, синхронно закидывая ногу на ногу.

— Выпьете что-нибудь?

— Эвиан, — отвечает одна из них. Вторая просто разглядывает его.

И до него внезапно доходит, что он не имеет ни малейшего представления о том, кто из них Мери Кейт, а кто Эшли. Интересно, а различит ли он их без одежды.

*

Свою машину Дженсен находит через несколько кварталов.

И он был бы намного счастливее, не лежи она колесами вверх.

Он вытаскивает свои темные очки, так и висящие на зеркале заднего вида, а все остальное шлет подальше. Еще несколько кварталов тащится с пивом наперевес, а потом сворачивает в жилой район с ровными рядами одинаковых домишек. На улице стоит всего пара машин, и обе оставляют желать лучшего. И это если не обращать внимания на труп мужчины, лежащий рядом с одной из них — судя по внешности, парень знавал гораздо лучшие денечки.

Фу.

Краем глаза Дженсен замечает какую-то вспышку, но не успевает понять, что это. Он разворачивается, будто ожидая нападения, и смеется в голос, когда из чьей-то гостиной на него смотрит перекошенный Барт Симпсон. Начинается реклама, и парень, сидящий у телека, потягивается и широко зевает. Дженсен перехватывает пиво под левую руку и направляется к дому.

Дверной звонок разражается кошмарным звоном. Дженсен давит на кнопку, через окно наблюдая, как дергается хозяин дома. И не делает ни одного движения в сторону двери. Даже не оборачивается на звук. Дженсен звонит еще раз. Ноль реакции.

— Ой, прекрати. Я же вижу тебя, идиот.

Парень тут же оборачивается, и до Дженсена доходит, что расстояния в несколько шагов и стеклянного окна явно маловато, чтобы тебя не услышали. Несколько мгновений они пялятся друг на друга, а потом его визави встает и пропадает из виду. Дженсен стоит на этом крохотном крыльце, размышляя, а не пора ли ему сваливать отсюда. Снова оборачивается к трупу на проезжей части — интересно, а как он там оказался?

Однако прежде чем он успевает сделать какие-либо умозаключения, дверь открывает высоченный парень и спрашивает:

— Чем могу помочь?

— Эм, в общем, — отзывается Дженсен, — у вас есть телефон?

— Угу, — отвечает тот и не двигается.

— Простите, что порчу вам, хм, вечер.

И парень тут же расслабляется немного, перестает напряженно стискивать челюсти и выдыхает, чуть наклонившись вперед. Челка падает на глаза, и он снова смотрит на Дженсена уже сквозь нее.

— Можешь воспользоваться тем, что в коридоре, — произносит он, широко распахивая дверь, и отступает внутрь.

Дженсен мнется всего секунду, прежде чем войти. Он ставит пиво на пол сразу возле двери и глубоко вздыхает, наслаждаясь прохладой дома. Слышит, как парень гремит на кухне посудой.

На радиостанции никто не берет трубку, но Дженсен все равно оставляет сообщение по главной линии.

— Кейн, ответь. Ты же на работе должен быть, а? Ты сегодня на машине, так? Надеюсь, потому что моя накрылась к чертям. Пришли за мной кого-нибудь из своих остолопов. Перезвони, номер...

Он поворачивается, замечая, что незнакомец вернулся в коридор и стоит рядом, качая головой и размахивая руками. Дженсен игнорирует его, находя номер, так удачно записанный прямо на наборной панели телефона:

— Номер 487-2133. И чувак, у меня есть пиво.

— Охренеть, — произносит парень, едва Дженсен вешает трубку.

— Что?

— Ты только что сдал мой номер!

— Ой, бля... Он не псих. Полная задница, да, но не псих.

Парень снова вздыхает и отступает. Он выглядит уставшим. Очень. Просто рухнуть-и-сдохнуть. День более чем подходящий.

— Ладно, плевать. Можешь подождать тут, но лучше бы ему тебе перезвонить.

— Спасибо, — нервно отвечает Дженсен. Наблюдает, как парень едва заметно покачивается на пятках.

— Я тут смотрю марафон Симпсонов, может... хочешь...

Дженсен усмехается.

— Не хочу мешать.

Хозяин дома просто разворачивается и оставляет его в коридоре. Простояв минуту, Дженсен вытаскивает парочку бутылок пива из своего сокровенного запаса и тоже проходит в гостиную.

— Вот, — произносит он, — теплое, но...

Тот вскрывает бутылку о край журнального столика и делает большой глоток.

— Спасибо.

Дженсен осторожно опускается на диван, стараясь не делать резких движений.

— Дженсен.

— Джаред.

— Рад знакомству.

Джаред кивает, скорее не ему, а по большей части экрану, на котором Гомер Симпсон щеголяет в гавайской рубахе. Маленькая бегущая строка внизу экрана сообщает о том, что это десятый лучший эпизод всех времен.

*

Крис включает Bangles сразу же, едва смолкает "Tears In Heaven" Эрика Клэптона. Его боссы любят эту сентиментальную хрень. Он только вздыхает и заглядывает в список. Номер шестьдесят четыре. Уитни, мать ее, Хьюстон.

— Это обязательно должна быть пиздатая вечеринка, — говорит он, услышав Стива, открывшего дверь в студию у него за спиной. — Серьезно. Чтобы к полуночи я не мог различить Уитни Хьюстон и Вайнону Джадд. Вот хоть тресните все, блядь.

— Ну, над этим надо начинать работать уже сейчас, — отвечает Стив, садясь на соседний стул и передавая Крису бутылку холодного пива. Потом он вдруг начинает крутиться на стуле, катаясь по полу туда-сюда и напевая себе под нос: — ...ммм... И если мы встретимся на небесах…

— Дженни еще не вернулся с выпивкой? — спрашивает Крис, отхлебнув немного.

Стив качает головой и откидывается назад.

— За этой дверью... я уверен, мир мы обретем... — воет он в покрытый звукоизоляцией потолок.

— Господи, — бормочет Крис и делает очередной глоток.

— Не волнуйся, — успокаивает Стив, — приедет.

— Да я больше о том: Господи, и какого черта я тебя до сих пор не придушил?

Стив выпрямляется, смотрит недоверчиво и ошеломленно, ухмыляется. Ну, хоть заткнулся, наконец.

*

Джаред не знает, виноват ли конец света в том, что все ударились в составление всяких хит-парадов и топов, но ему это вроде как нравится. Сегодня он уже успел посмотреть спецвыпуск по каналу «Хистори», в котором рассказывали о десяти самых важных столетиях в истории человечества. Как-то странно умиляет это помешательство на составлении списков. Дает людям то, за что можно зацепиться, поверить, что все не напрасно.

Например, Симпсоны. Милые, незатейливые и желтые.

— Прости, друг, — внезапно произносит его нежданный гость. Они сидят молча уже почти полчаса. — Я попробую позвонить им еще раз. Они иногда бывают парочкой таких долбоебов.

Джаред безразлично пожимает плечами, и парень, Дженсен, добавляет:

— Ты, наверное, скоро собираешься уходить. Не хочу тебя задерживать.

— Не собираюсь, — отвечает Джаред, не отрываясь от телевизора.

— Тогда ждешь кого-нибудь?

— Нет, вообще-то я просто зависаю тут в одиночестве, — краем глаза он замечает, как Дженсен смущается, давится следующим вопросом, откашливается, пробует снова.

Джаред помогает ему, заговаривая вновь:

— Я псих, да? Все так думают. Да я и сам так думаю. Просто мне... не знаю, не хотелось раздувать это все до фиг знает чего.

Дженсен разглядывает его. Не с жалостью, как раньше, и даже не со смущением. Нет, теперь в его взгляде понимание, и может быть даже толика уважения. Как будто он подспудно чувствует, что Джаред не договаривает, и его это абсолютно устраивает.

— Думаю, мне не стоит мешать, — говорит Дженсен, — может знаешь, где я могу достать машину?

Джаред дотягивается до пульта, выключает телевизор, и весь мир внезапно погружается в тишину.

— Да, — отвечает он, — вообще-то, знаю.

*

До дома Чада всего пару кварталов, но пешком почему-то кажется дольше. Дженсен прижимает свою коробку с пивом к груди, будто плюшевого медведя, и от звука бьющихся друг о друга бутылок у Джареда сводит зубы. Тишину вокруг нарушают только их шаги и эти треклятые бутылки, поэтому Джаред решает завязать небольшую беседу.

— Слушай, представь, что все это окажется большой наебкой, и завтра мир никуда не денется. Что первое ты сделаешь?

Дженсен хмыкает и криво улыбается, глядя вверх, в яркое небо, и все его лицо залито солнечным светом. За воротник у него зацеплены солнечные очки, но, похоже, он про них начисто забыл.

— Даже не знаю. Скорее всего, пойду общаться с «белым другом». Если завтра все-таки наступит, у меня будет ниебическое похмелье.

Наверное, он замечает, как Джаред закатывает глаза, и поэтому пробует ответить еще раз:

— Я бы начал читать. Абсолютно новая книга, хрустящий переплет и все такое.

Джаред чуть сбавляет шаг.

— Серьезно?

Дженсен пожимает плечами.

— Я уже несколько месяцев не могу нормально почитать что-нибудь. Три страницы, а потом вдруг думаю: а если случится какой-нибудь аврал, и я так и не дочитаю? Не хочу провести вечность, застряв на середине какого-нибудь отвратного бульварного романчика. Поэтому да, я бы начал книгу. Что-нибудь по-настоящему длинное. «Войну и мир», например.

— Хм.

— Ну, а что насчет тебя?

Джаред хмурится, замахиваясь, чтобы пнуть упаковку от замороженных бурито, и промахивается.

— Не знаю.

В наступившем после этих слов неловком молчании, Дженсен откашливается и перехватывает свою ношу одной рукой, давая отдых другой.

— Офигеть. А я-то подумал, что ты поднял тему, потому что действительно хотел это обсудить.

Они по диагонали переходят проезжую часть, и Джаред молчит, пока снова не ступает на тротуар.

— Хочу. Хотел. Не знаю.

— Слушай, у тебя что сейчас, нелегкие времена?

— А типа, у всех остальных нет? — фыркает Джаред.

— Я имею в виду, кроме всей этой дребедени про конец света.

Невольный вздох срывается с его губ, будто разом опустошая и оставляя лишь такую тоску внутри, какой Джаред не испытывал ни разу за все эти месяцы.

— Возможно, Дженсен, очень возможно.

— Ну, — произносит Дженсен с ухмылкой и дружески хлопает его по спине, — по крайней мере, ты очень правильно делаешь, что держишь все в себе и не грузишь всех остальных.

— Ничего я не держу, — возражает Джаред.

— Да ты просто как полоумная старушенция с кошками.

— У меня нет кошек.

— Кошки лишь общая концепция.

— Господи, может человек спокойно лечь и сдохнуть?

Его голос эхом разносится по пустынной улице, намного громче, чем он рассчитывал. Джаред встречается взглядом с Дженсеном, и через мгновение они оба улыбаются, чуть хитро и робко одновременно.

— Пошли со мной, — говорит Дженсен, — у нас вечеринка намечена на радиостанции — у меня там приятель работает.

— Неа, — отзывается Джаред, — что-то неохота.

— Да ладно, пошли. Иначе в полночь я представлю себе, как ты офигительно проводишь время перед зеркалом с зубной нитью наперевес, после чего мне только и останется, что покончить с собой, а такого бесславного финала мне совсем не хочется, Джаред.

— Обещаю обойтись без нити, — отвечает Джаред, — если это поможет.

Дженсен только улыбается и качает головой.

*

О боже, люди, я больше не могу. На случай, если вам вдруг интересно, кто же занял сорок первое место нашего мегаотвратного хит-парада, то сия сомнительная честь падет на сэра Элтона Джона и его "Can You Feel The Love Tonight". Да-да, вам не послышалось. Та самая уебищная песня из «Короля-льва». Я как бы должен ее сейчас включить, но нифига, потому что я скорее готов хоть всю ночь слушать эти долбаные хомячьи дансинги, так что... послушаем Джонни Кэша или еще кого. Мне посрать, если честно.

*

У лифта они нос к носу сталкиваются с близняшками Олсен. Те хихикают, повиснув друг на друге и не замечая ничего вокруг. Потом одна из них поднимает голову и, невероятно, но факт, узнает его:

— Джаред, привет!

И Джаред, как ни поразительно это звучит, слегка краснеет.

— Ух ты. Вот уж не ожидал вас тут встретить, — отзывается он, и от фальшивой улыбки сводит скулы.

— А кто твой друг? — спрашивает другая. Они обе слегка вспотели и запыхались — губы хищно приоткрыты, и Дженсен невольно отступает на полшага назад.

— Это... — и больше Джареду не дают вставить и слова. Близняшки совершенно бесцеремонно перебивают друг друга своими одинаково распевными голосами, отчего создается ощущение, будто говорит один человек.

— Красавчик.

— Умираю с голоду, пошли.

— Я тебя уже где-то видела.

— Хочу чизбургер.

— Фу-у. Как тебя зовут?

— Может сначала еще разок обсудим твое влагалище, прежде чем ты скажешь мне «фу-у»?

— Я же не виновата, что ты себе не нравишься.

— Бла-бла-бла-влагалище-бла-бла-бла-клитор.

— О, ну и кто же теперь устроил «Монологи вагины» посреди холла?

— Эй, ты смущаешь друга Джареда. Простите, парни.

— Это ты все никак не успокоишься с вагинами.

— Потому что ты фукаешь на мой «чизбургер»! Приходится подключать воображение!

— Девочки, — говорит Джаред, проходя мимо них в лифт, — все супер, но нам пора. Оторвитесь ночью, ага.

Дженсен в легком трансе входит следом.

— Ты их знаешь? И они тебя?

Джаред старается не смотреть на Дженсена, чему сильно мешают зеркала на всех стенах лифта.

— Угу, я типа снимался с ними в фильме. Я, как бы, актером был. Ну, раньше.

— А, ясно, — отвечает Дженсен, — раньше.

Хотя не понятно, когда было это раньше. Конечно, самое очевидное — четыре месяца назад, до пресс-конференции с учеными и того выпуска «Дэйли Шоу», в котором приглашенный физик донес все происходящее до обывателей, показал его настолько реальным, что назавтра двадцать восемь процентов североамериканцев уволились с работы и «ушли в мир», чтобы попрощаться.

Но джаредово «раньше» кажется намного менее значительным. Почти микроскопическим. Концентрированным и от того более болезненным. Хотя, не то, чтобы Дженсену было интересно, угу.

Друг Джареда живет на двенадцатом этаже, в эдакой берлоге заядлого холостяка, с круглым, аквамаринового цвета двухместным диванчиком в стиле семидесятых и изображениями разноцветных пузырей на стенах. Он кажется странно-знакомым, но Дженсен не может вспомнить откуда — наверное, тоже актер. Он весь раскраснелся, а на коже видны капли влаги, будто он только что наскоро ополоснулся, после занятий в спортзале.

— Привет, старик, — говорит он. — Что надо? И побыстрее — у меня тут типа каждая секунда расписана.

— Мне нужны ключи от «доджа», — отвечает Джаред.

— Куда едешь? — без интереса спрашивает Чад. Он неотрывно смотрит на Дженсена, как бы намекая, что хочет сказать Джареду больше, но не может в присутствии незнакомца.

— Это не мне, — отзывается Джаред, — Дженсену нужно в другой конец города.

— Привет, — добавляет Дженсен, спохватившись.

— Его проблемы, — отвечает Чад и прислоняется к бирюзовой стене, засовывая руки глубоко в карманы. — У меня охуительная тачка. Я числюсь в «парнях-с-охуительной-тачкой» уже довольно давно и собираюсь сдохнуть в этом же списке. А не отсосом с пустым гаражом. Увы, — он чуть кивает Дженсену, как бы извиняясь, — рад бы помочь, старик, но, увы.

Джаред сердито хмурится.

— Чувак, не будь такой задницей хотя бы сегодня. У тебя тут типа шанс сделать доброе дело.

— А с чего ты взял, что сегодня я уже не сделал парочку добрых дел? — похабненько хмыкает Чад.

— Да ты даже не поедешь никуда!

Чувствуя, что это очередной виток давнего спора двух друзей, Дженсен не вмешивается. Он присаживается на краешек большого цветастого дивана, складывает руки на груди и ждет, чем все это кончится.

— А вдруг? — отвечает Чад. — И не в этом дело. Моя машина — это предмет восхищения. Произведение искусства.

— Я знаю, как она красива, Чад. И на секундочку, если ты забыл, она была моим произведением искусства.

— Ага, ну, если у тебя тоже с памятью не лады, то ты сосешь в «Техасском Холдеме», — фыркает Чад.

— Подумаешь, один раз не повезло! — протестует Джаред, и Чад сгибается от хохота.

— Да-а? И сколько уже тебе «один раз не везет»? Семь лет? Восемь?

Джаред бросает взгляд на Дженсена, виновато улыбается, закусывая нижнюю губу.

— Типа того.

— Ты — позорище штата Техас, старик.

— Да? А ты — позорище большой скользкой пизды твоей мамаши, Мюррей.

Дженсен не сдерживается и фыркает. Он замечает искорки веселья в глазах Чада, прежде чем тот становится предельно серьезен.

— Я тебе ничего не должен, знаешь ли, — говорит он, взглядом приклеившись к джаредовскому воротнику.

Тот кивает и отвечает медленно, успокаивающе:

— Я знаю. Я не подбиваю никаких балансов. Просто прошу, ясно?

— Да, ясно.

Чад по-прежнему не двигается, только вздыхает и сдается. Потом отходит от Джареда, лезет в карман, вытаскивает связку ключей и отдает Дженсену.

— Бак под завязку, она обычно не капризничает. Но осторожнее на второй, она слегка истерит при переключении.

— О, — отвечает Дженсен, — спасибо.

— Просто... — Чад делает жалостливое лицо. Прикрывает рот ладонью, и слышно, как скребет по коже его давно небритая щетина. — Просто идите, ладно? Зеленый «Супер Би» семидесятого. На задней стоянке, под навесом, рядом с высоким столбом.

Джаред молча стоит позади, пока Дженсен благодарит их обоих, собирается и уходит.

*

Знаете что, вы слушаете эту поебень только потому, что она длиннющая, как черт знает что, а у меня тут типа дела — быть нянькой вашим задницам всю ночь мне не улыбается. Поэтому просто сидите, жрите свои куриные крылышки и слушайте The Dashboard Light "Paradise". И постарайтесь не отрубиться в размышлениях о своей невъебенно охуительной жизни, которая именно этой ночью заставляет вас зависать тут со мной. А я пойду отолью пока.

*

Чад наблюдает все время, пока Дженсен идет через парковку, ставит коробку с пивом в багажник и садится за руль. Несколько секунд машина не двигается, и солнечные лучи облизывают ее крышу до блеска, а потом Дженсен почти осторожно выезжает со стоянки на улицу – так, будто чувствует, что Чад наблюдает за ним.

Когда «додж» пропадает из виду, Чад отворачивается от окна и смотрит на часы, отвлекаясь от своих тяжких дум.

— Так на что там у тебя каждая секунда расписана? — спрашивает Джаред, и Чад замирает.

— Эм.

Джаред бросает на него всего один взгляд, словно Чад — открытая книга, которую он с легкостью читает.

— Ты ждешь кого-то? Бля, лучше я пойду.

— Не жду, — слишком поспешно отзывается Чад, — я, м, вообще, раз уж ты здесь, я хочу тебе кое-что показать.

Он боком идет к двери на кухню, словно пытается подкрасться к ней незаметно и застать врасплох, или что-то типа того. Дергает ручку, позволяя двери открыться самой, медленно и со скрипом. Джаред заходит внутрь, и, после нескольких минут зловещей тишины, Чад идет следом.

— Это... список? — спрашивает Джаред, медленно оборачиваясь. черная азиатка коренная американка эскимоска египтянка альбиноска француженка написано синим маркером на распахнутой дверце кухонного шкафа прямо на уровне глаз. Все зачеркнуто, кроме эскимоски, и Чад чувствует легкий укол сожаления.

— Список, не список... Это... — он замолкает, обдумывая, как сказать так, чтобы показать, насколько это важно для него, — это все — я, чувак. Каждое желание, фетиш, все, чего мне когда-либо хотелось или на что я дрочил, или представлял — все здесь.

— Чувак, — говорит Джаред. У него такой вид, будто он изо всех сил старается не пялиться на все подряд, но, похоже, выходит не очень. О, да, Чад знает, на что это все похоже — типа как в фильмах про серийных убийц, когда копы врываются в квартиру маньяка и находят вот такую комнатку, — но ему плевать. Еще чего, когда у него каждая минута на счету. — Кое-что из этого...

Он поворачивается, отслеживая взгляд Джареда: Кольцо на член, унижение, страпон (здоровая девица).

— Да-а, — тянет Чад, делая мысленную пометку вычеркнуть последнее. Вчера. Бренда. — Уж поверь, не все далось легко. Но я заглянул себе в душу. И был предельно честен. Знаешь, как это классно?

— Могу представить, — отзывается Джаред, разглядывая стенку за мойкой со списком вип-персон, с которыми Чад хочет трахнуться, и если первые его пункты написаны аккуратно и в алфавитном порядке, то ближе к концу, там только неразгаданные письмена древних племен. — Мэри Стинбёрген?

Чад только плечами пожимает.

— Горячая штучка, — и в голосе Джареда ему даже слышится намек на веселье. Трудно сказать наверняка.

— Ну, я знал, чего хочу, — отвечает Чад. И не понимает, почему все еще продолжает объяснять. — Я пошел и взял столько, сколько смог. Эти месяцы были классные.

— Насыщенные, — добавляет Джаред.

Чад дергает плечом и снова смотрит на часы.

— Так, мне пора, — Джареду явно любопытно, но он не спрашивает, а Чад и не расскажет.

— Давай, — он улыбается другу.

— Всего, ага?

— Ага, и тебе, — отзывается Чад.

*


Последний раз редактировалось Демоны 22 май 2010, 20:48, всего редактировалось 2 раз(а).

19 май 2010, 21:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
*

Меньше минуты проходит с тех пор, как Джаред захлопывает за собой дверь, и Чад снова набирается смелости. Он проводит рукой по своим спутанным волосам, негромко матерится, прислушиваясь к шагам Джареда по холлу. Тишина наступает как-то слишком неожиданно.

И ни одних ботинок в пределах досягаемости, так что он вылетает из квартиры босиком, оставляет дверь незапертой и устремляется к лифтам. Единственный намек на то, что Джаред вообще был здесь - это сменяющиеся цифры на табло одного из лифтов, уносящего Джареда обратно во внешний мир. Чад давит на кнопку, чуть пританцовывая на холодном кафельном полу, и вскоре подъезжает второй лифт.

Он не позволяет себе задуматься над тем, что делает. Он просто отключает мозг, умоляет лифт ехать быстрее, переступает босыми ступнями и надеется, что Джаред не успеет выйти на улицу, чтобы ему не пришлось изливать душу, стоя на раскаленном асфальте. Ну, или что он там еще придумает сделать.

Наконец, лифт останавливается, двери бесшумно распахиваются, и он видит Джареда всего в нескольких метрах впереди идущего через холл. Тот не замечает ничего вокруг.

— Джей, — зовет Чад, шагая из лифта на ковер. В горле застрял огромный ком, и едва ли удается выдавить хоть звук, — Джей.

Джаред оборачивается с каким-то небрежным любопытством, но потом, видимо, опять что-то такое читает по лицу Чада и разом мрачнеет.

— Давай... — произносит Чад, указывая на маленький закуток, где висят почтовые ящики, а у дальней зеркальной стены стоит ряд низеньких лавочек.

— Что такое? — спрашивает Джаред, но Чад молчит. Они оба садятся на лавочки, и джаредовы костлявые коленки чуть касаются Чада.

— Я, эм, — наконец, произносит он, — я тебе это показал не просто так. Там было, хм... Там кое-что было... Блядь.

Он смеется и прячет лицо в ладонях, думая о том, что если не сделает этого сейчас, то на хрена вообще все это было.

А Джаред просто сидит и ждет.

— Я надеялся, что ты заметишь. В моем списке... и мне не придется ничего говорить. Я ведь уже говорил, что мне было не легко прийти к этому. Мне хватило... самокопания для этого.

— Чад...

— Нет, послушай, я... Есть кое-что, Джей. Кое-что, что можно сделать только с другим мужчиной.

— О.

— Ага.

— Чувак, я...

— Это же просто секс. В смысле, только физиология. И это будет классно, я обещаю. Просто трах двух друзей, ничего больше.

Джаред не отрывает от него взгляда, и Чад никогда не видел, чтобы радужка его ореховых глаз так ярко отсвечивала сине-карим.

— Короче, хочешь трахнуться? — спрашивает Чад. — Со мной?

И ответное шокированное молчание, и сожаление в нахмуренных бровях — другого ответа Чаду не нужно.

— Ну, это просто предложение. Даже меньше. Так, подумалось, — Чад понимает, что его несет, но остановиться не может. Он так быстро дает задний ход, что его сносит с дороги. — Но, если это из-за анального секса, то мы не... У меня есть опыт, так что...

Он замолкает, чувствуя ладонь Джареда на своей шее, поднимает голову. Джаред улыбается, с сожалением.

— Не думаю, что это хорошая идея.

Будь Чад не Чадом, он бы промолчал и отправился восвояси. Но, увы.

— Почему? Есть предложения получше?

— Чад...

— Кто-то другой, готовый сделать тебе минет?

— Господи.

Джаред вскакивает на ноги, прижимается спиной к неровной стене с почтовыми ящиками, и Чад не может избавиться от мысли, что тот вжимается в стену лишь потому, что хочет убраться от него как можно дальше.

— Вот дерьмо, прости, — выдыхает Чад.

— Нет, это...

— Прости, блядь, я не должен был вообще рот открывать.

— Я просто... — он скользит взглядом по комнате, будто ждет, что слова сейчас появятся на стенах, — ты мне как брат, чувак. Я не хочу все просрать без малейшего шанса потом исправить, понимаешь?

— Еще бы, плакса.

Чад смотрит на него, выдавливая нечто, похожее на улыбку. Если Джаред и замечает фальшь в его голосе, то не подает виду.

— Спасибо за машину, — меняя тему, произносит он и засовывает руки в карманы.

— Не за что. Счастливо тебе вздрочнуть под очередной повтор «Гриффинов».

Джаред фыркает, и Чаду хочется такую кнопку, чтобы нажать и отмотать назад весь разговор, только бы никогда не услышать этот звук.

— Вот именно поэтому никакого секса у нас и не будет, — говорит Джаред, — ты меня как облупленного знаешь.

Чад встает, тоже засовывает руки в карманы, вытаскивает обратно.

— Ты домой?

Джаред кивает, переминаясь с ноги на ногу.

У Чада немеют пальцы. Он борется с желанием скрестить руки на груди, предпочитая шагнуть ближе, легонько тронуть Джареда за плечо. Все равно, что по спине похлопать, серьезно, но это получается как-то слишком интимно. И, возможно, именно это и заставляет его податься вперед и коснуться рта Джареда своим.

Вот нелепость. Джаред просто стоит на месте, засунув руки в карманы, и позволяет Чаду целовать себя, не особо стремясь как-то участвовать в процессе, а Чад совсем не хочет останавливаться на полпути, поэтому он углубляет поцелуй, раздвигает его губы, пробует на вкус. Пальцами захватывает подбородок, только чтобы было удобнее, только, чтобы Джаред не отстранился — Чад и сам не знает.

Десять, может двенадцать секунд спустя Джаред молча отходит в сторону, и руки Чада обвисают по бокам. Он замирает, пытаясь отдышаться. Хочет сказать «спасибо», но это будет уже слишком, поэтому он выбирает нейтральное:

— Будь осторожен. Увидимся.

Джаред печально улыбается в ответ.

— Это вряд ли.

*

Последние десять минут Крис наблюдает за безуспешными попытками этого бородатого парня подкатить к толстогубой рыженькой дамочке в обтягивающем лиловом топе. Они стоят в коридоре у аппаратной, по ту сторону звуконепроницаемого стекла, окруженные людьми и их разговорами, а до Криса не доносится ни звука, и он абсолютно уверен, что не знает никого из этих людей, но это классно. Они все стоят небольшими группками, пьют и смеются, а недавно он точно видел кого-то с конкретным таким косяком в руках.

Кроме вот этой «упакованной», все остальные цыпочки на удивление сговорчивы, и он сегодня уже видел такое, на что можно пойти только с полной уверенностью, что за это потом не вкатят по полной.

— Джен профукает самую чумовую вечеринку в своей жизни, — говорит он, услышав звук открывающейся двери за спиной.

— И не только он, — замечает Стив, отбирая у него пустую бутылку.

Крис недоуменно моргает, озадаченный то ли его движением, то ли словами.

— Я там уже был. Чуть раньше. Стоял на разливе, — он напрягает бицепсы, поглаживает натруженные мышцы, на что Стив отвечает ему равнодушным взглядом, громоздит свою задницу на стол, прямо между «макбуком» и кипой старых журналов.

— Он не успеет.

— Ну, все может быть.

Стив вдруг вскидывает голову и к чему-то прислушивается.

— Ты что, врубил Wu-Tang Clan?

Крис ухмыляется.

— Не важно где он, — комментирует Стив, — но, как и мы все, тоже должен страдать под твое отстойное радиошоу. Это справедливо.

— И тебе в кайф, — отвечает Крис и снова включает микрофон.

*

Эй. Дженсен Росс Эклз. Где носит твою ублюдочную задницу, придурок?

*

Дженсена уже так задолбали эти пустые улицы, что он, поначалу, даже рад людям. Ровно до тех пор, пока они не начинают мешать ему ехать.

Через пару минут после встречи с первой группкой шумных, до ужаса нахальных подростков, бесцельно слоняющихся по загаженным дворикам, он въезжает в самую настоящую гигантскую уличную вечеринку. Пешеходы толпятся на тротуарах и выскакивают на проезжую часть прямо перед «доджем», и Дженсен тащится практически с черепашьей скоростью, чувствуя, как горло сжимает от знакомого приступа клаустрофобии.

Монотонный гул людских голосов все нарастает, в конце концов заглушая и радио, и звук мотора.

И Дженсен совсем не удивляется, когда его, наконец, «замечают». Он тут вообще-то единственный чувак за рулем классической тачки из семидесятых, выглядящей так, будто только с конвейера. Ой, единственный за рулем в принципе.

— Ёу, это пешеходная зона, мистер! — говорит парень, хлопая по крыше окровавленной ладонью, оставляя вязкий след. — Ну, или тебе придется нас всех подвезти.

Сотни рук начинают ритмично стучать по полированным бокам машины. Он окружен, и до появления бейсбольных бит остались считанные секунды. Дженсен пулей выскакивает из машины, и, наплевав на незакрытую дверь, устремляется прочь через толпу. Чей-то локоть проезжается ему по лицу, но из-за таких мелочей он не намерен останавливаться.

— Куда собрался, чувак? — вопит кто-то. — Вся веселуха прямо тут!

От звука бьющегося стекла у Дженсена сводит зубы, но он не оборачивается.

*

Оказавшись дома, Джаред идет прямиком на кухню, игнорирует весь этот пастосоусовый кошмар на плите и достает из шкафчика почти полную бутылку красного. Не совсем привычный способ разбираться с событиями последних нескольких часов, но у него тут часики тикают, и плевать уже на оправдания, в самом деле.

А через полтора часа на них в принципе посрать, когда внутри разливается приятное тепло, а голову тяжело клонит на ручку дивана. Он забил на «Симпсонов» и бесцельно переключает всякие левые каналы, пока не находит какого-то сладкого мальчика, вещающего о том, как Господь гневается на мародеров в «Бэст Бай». Он пялится в экран, и в голове у него благословенная пустота.

*

Чад не устает напоминать себе, что хочет этого.

И вовсе он не идет сейчас на компромисс. Перед ним на коленях стоит Пэрис-мать-ее-Хилтон, облизывает его член и просто умоляет обкончать ее с ног до головы. Все это занимает одни из верхних строчек в его о-о-очень немаленьком списке.

— Давай, запачкай мои волосы, — говорит она, — боже, хочу, чтобы ты кончил мне на лицо. Хочу размазать твою сперму по своим сиськам. — Она замолкает, чтобы яростно всосать головку его члена, и Чад жалобно хнычет, подаваясь бедрами вперед. — Блядь, как же горячо.

Проблема в том, что он совершенно беспомощен перед ее фантастическим умением так охуительно сосать, и в тоже время она сама пугает его до смерти. Она смотрит так отстраненно-заинтересованно, будто суриката какая или типа того, и этот взгляд каждый раз высверливает в нем дырки, и она без остановки трется своим влагалищем о его ногу. И все бы ничего, если бы не двухдневная щетина лобковых волос, которая вызывает зуд и раздражение. Его голень горит как от ожога о ковер, который он заработал в одиннадцать лет, когда попробовал проскользить к «дому» по самодельной бейсбольной площадке в подвале своей кузины. Совсем не то воспоминание, которое ему хочется ассоциировать с покрасневшим, распухшим влагалищем Пэрис Хилтон.

Фактически, он бы предпочел вообще не думать о ее покрасневшем, распухшем влагалище.

*

На некоторое время звук собственных шагов по асфальту полностью поглощает его внимание. Может, это из-за теплой встречи с толпой гиперактивных тинэйджеров с тупыми предметами в руках и того факта, что ему нечего терять, но вот прямо сейчас его мир будто сузился и сфокусировался в одной точке.

Сказать, что он не представляет, куда именно направляется, было бы так банально. Еще как представляет. У него нет знакомых в этой части города, точнее не было четыре часа назад.

Он легко снова находит улицу Джареда, и пейзаж там все тот же. Пустынно. Труп так и лежит на тротуаре лицом вниз, а солнце палит как сумасшедшее, и в воздухе как будто пахнет жареным, хотя, это уже скорее его воображение разыгралось. Дженсен обходит труп десятой дорогой. И прямо сейчас он мечтает, чтобы вокруг стояла глухая темень.

Когда он звонит в этот раз, Джаред не подскакивает как взъерошенный щенок. Нет, через раскрытое окно Дженсен видит, как он практически стекает с дивана, неторопливо выходит из комнаты. Когда он открывает дверь, Дженсен сразу подмечает лихорадочный блеск в глазах и румянец на щеках, и ему уже совсем не обязательно слышать запах алкоголя в дыхании Джареда, чтобы понять, чем он занимался.

— Привет.

— Привет.

— Ты вернулся.

Дженсен пожимает плечами.

— Завел друзей, осмотрел достопримечательности. Потерял машину.

— Твое лицо, — произносит Джаред и тянется, касается виска Дженсена, кончиками пальцев проводит по чувствительной коже его щек. Ссадина пульсирует в такт сердцебиению Дженсена.

— Уже не болит, — говорит он и вздрагивает, когда Джаред осторожно касается припухшей ссадины

— Ага, — отвечает Джаред, но отводит руку, прислоняется к дверному косяку, и Дженсен тут же припоминает его холодность в такой же ситуации несколькими часами ранее.

— Я тут спросить хотел, — говорит он.

— Мой ответ «да», — перебивает Джаред и делает шаг назад, маня Дженсена за собой.

— Да ты даже...

— Думаю, мы можем трахнуться.

Дженсен замирает, занеся ногу над порогом.

— Чего?

— В смысле, я... — тот умудряется выглядеть одновременно легкомысленным и печальным.

— Я не об этом хотел спросить.

— Ясно. Я тут просто... Что ты хотел спросить?

— Могу я остаться здесь до конца. Я помню, что ты хотел побыть один.

Джаред качает головой, и на секунду у Дженсена все замирает внутри.

— Хотел. Но, кажется, перехотел.

Явно преуменьшает, учитывая, что он выдал только что. Но парень, похоже, порядочно набрался, так что Дженсен не воспринимает его предложение со всей серьезностью.

В этот раз, зайдя в дом, он разувается. Джаред исчезает в кухне, и Дженсен идет следом, видит, как тот вытаскивает из нижнего шкафчика бутылку вина и штопор, но открыть самостоятельно у него не выходит. После нескольких неудачных попыток, он раздраженно вздыхает, падает на стул и передает все добро Дженсену.

— Сколько нам осталось? — спрашивает Дженсен, выдергивая пробку с таким приятным слуху хлопком, и жадно глотает прямо из бутылки. Не ледяное пиво, но тоже сойдет.

— Пару часов, — отвечает Джаред, — типа того.

Дженсен садится за стол напротив него.

— Никакого телевидения, — замечает он, — прогресс налицо.

— Раз уж ты остаешься, — говорит Джаред, впиваясь пальцами в край стола, — То лучше нам... хм. Расскажи о себе.

— Люблю длинные прогулки по пляжу и поцелуи под луной, — хмыкает Дженсен.

— В последнее время совсем не до них.

— Да уж, мое обаяние так страдает.

И Джаред расслабляется немного, кладет руку на стол так, чтобы Дженсен мог дотянуться до нее, если бы захотел. Накрыть длинные пальцы своими.

— А если серьезно? — спрашивает Джаред.

— Ну, я работал в баре в Уэст-Энде, — отвечает Дженсен, не до конца понимая, какие факты являются жизнеобразующими для него теперь. — Сейчас он закрыт, поэтому я в основном околачиваюсь у друга, играю на гитаре. У меня есть сестра и брат, но мы редко видимся. Люблю собак. Ненавижу оливки. Всегда думал, что мой отец тайно работал на правительственную разведку, а оказалось, что он просто был трудоголиком. О, мой любимый фильм — «Люк-холодная рука».

— А мой — «Балбесы», — говорит Джаред и не добавляет больше ни слова.

— У меня был парень. Том. Мы, вроде как, до сих пор дружим.

— Вроде как?

— Понятия не имею, где он сегодня.

И не то, чтобы его это сильно волновало. Просто вот так — он перестал вспоминать о Томе уже так давно, что сейчас даже представить не может, где тот проводит эти последние часы.

— Дай-ка сюда, — говорит Джаред, и Дженсен передает ему бутылку. И наблюдает, как ходит кадык Джареда, когда тот глотает, как плотно его губы обхватывают горлышко.

— Ну, а ты?

Джаред облизывает губы и пожимает плечами.

— Я был актером, но это ты уже знаешь. Совсем не долго, если честно. Что еще? Хм, с деньгами у меня швах. Свой первый реальный заработок я потратил на этот дом и машину и больше ни разу не получал столько денег. Тупость. У меня собирались отобрать этот чертов дом.

— Еще?

— У меня аллергия на морепродукты?

— Нет, — отвечает Дженсен, отбирая бутылку, — расскажи что-нибудь важное.

Но Джаред молчит, резко встает из-за стола, подходит к окну и вглядывается в небо. Вот так вот, разговор окончен, и Дженсен серьезно не понимает, с чего его это вообще волнует. Почти какое-то назойливое любопытство.

— По-моему стало светлее, — произносит Джаред, прикрывая глаза одной рукой.

Дженсен прихватывает вино, чуть нагибается и прижимается лицом к стеклу, чтобы лучше видеть.

— Возможно.

— Как думаешь, мы поджаримся?

— Как барбекю, — отвечает Дженсен.

— Заткнись, — глупо хихикает Джаред.

По правде, Дженсен без понятия. Он очень старался об этом не думать.

Они замолкают надолго, просто стоят рядом и размышляют о неизвестности. Вино тут хорошее подспорье. Наконец, Джаред произносит:

— Я никогда не спал с парнем. Почти.

— Почти?

— Совсем.

Дженсен уже собирается сделать какое-нибудь шутливое предложение, чтобы снять напряжение между ними, но Джаред сжимает его запястье, и он молчит.

— И я никогда об этом даже не задумывался, — бормочет Джаред, избегая его взгляда.

— А, — выдыхает Дженсен, не в состоянии до конца скрыть дрожь, которая волной проносится по телу, когда Джаред большим пальцем поглаживает внутреннюю сторону его предплечья.

— До сегодняшнего дня, — добавляет Джаред, — и теперь ни о чем другом думать не могу.

Дженсен откашливается и спрашивает мягко:

— И что изменилось?

— Чад, чертов придурок, — фыркает Джаред.

Дженсен не спрашивает. И не отстраняется.

— Я только... Ничего, если ты не хочешь, но... — и Джаред, наконец, смотрит на него, глаза сияют, отражая яркий свет из окна. Дженсен почти уверен, что ему чудится вся эта мешанина цветов в них, поразительная голубизна с вкраплениями золота. — Можно мне поцеловать тебя?

Судя по всему, выражение лица Дженсена говорит само за себя, потому что, не дожидаясь ответа, Джаред притягивает его ближе и наклоняется, делая быстрый вдох, когда их губы встречаются. Невинное прикосновение, приятное как вино, теплое и нежное, и через несколько мгновений Джаред чуть отстраняется. Дженсен чувствует тепло его дыхания, так близко, и хочет выпить его, украсть, забрать себе. Второй поцелуй уже далеко не такой нежный.

*

Подняться на крышу — самая лучшая идея в жизни Криса. Ну, не просто подняться, но и прихватить с собой всякой разной офисной мебели, чтобы сбросить вниз.

— Это просто вечеринка ВЕКА, — говорит кто-то и пинками спихивает фикус через двадцать семь этажей на пустую улицу. Они все дружно свешиваются через край, чтобы посмотреть на ошметки сырой земли и обожженной глины.

Все кричат, смеются, и снимают с себя хоть что-нибудь, поэтому, когда Стив пихает его, приговаривая: «Зацени», — Крис ожидает увидеть очередные клевые сиськи, а не какое-то страшилище с суицидальными порывами. Девчонка проворно карабкается к громадной радиоантенне. Они со Стивом обмениваются взглядами и только растерянно моргают, не представляя, что делать. Очень трудно соотнести безбашенное крышелазание бухой телки с тем фактом, что все они умрут быстрее, чем успеют еще раз пересмотреть «Крепкого орешка».

Девчонка взбирается почти на тридцать футов, потом смотрит вниз, хватается рукой за перекладины и оборачивается. Ее крашенные блондинистые волосы ветер бросает ей прямо в лицо.

— Не волнуйтесь, — кричит она внезапно смолкшей толпе, улыбаясь тем, кто смотрит на нее, задрав голову,— я не собираясь прыгать.

И что она делает дальше? Она прыгает, блядь. Расставив руки, и юбка развивается у нее за спиной. Распроклятый ветер переносит ее прямо через край крыши.

И в этот раз никто не смотрит вниз.

*

— И как я узнаю, что ты говоришь правду? — спрашивает Чад, расхаживая туда-сюда перед диваном. Ему приходится постоянно отступать в сторону, чтобы не зацепиться за длинные поджарые ноги парня, и каждый раз при этом он думает: «Да срать мне, врет он или нет».

— Никак, — отвечает тот, откидывая со лба лохматую челку. — Но я не вру.

— И ты никогда? — переспрашивает Чад, и парень скорбно качает головой, отчего его волосы снова падают на глаза. — Ни с кем? Ни девушек? Ни парней? Ни Микки-Мауса?

И добивается ответной шокированной ухмылки.

— Чем, по-твоему, мы там занимаемся у Диснея?

Чад плюхается на диван рядом со своим гостем, нервно ерзает.

— Извращаетесь по полной? Это ничего. Мне ты можешь рассказать. Черт, да ты даже можешь всему миру рассказать, все равно недолго ему осталось. Ну, Микки лапает тебя ниже пояса?

— Постоянно, блядь, — отвечает парень.

— Я знал, — хмыкает Чад, двигаясь ближе к нему.

— Я не вру, — снова становясь серьезным, повторяет парень, — эм, ну, не про Микки. Я девственник. Все всех смыслах слова.

— Зак, Зак, Зак, — отзывается Чад, — ты же понимаешь, что в это очень сложно поверить.

Парнишка кивает, поднимаясь с дивана.

— Думаю, мне...

Чад оказывается на ногах в секунду, упирается рукой Заку в грудь, останавливая.

— Нет, останься. Это клево, ладно? Я верю тебе.

— Ага? — Зак смотрит скептически, но, по крайней мере, больше не пытается уйти.

— А зачем тебе лгать, а? — отвечает Чад, поглаживая его по груди, чувствуя, как постепенно расслабляются его плечи. — Я просто к тому... ну, посмотри на себя. Ты охуительно сексуален.

На несколько неловких секунд голубые сияющие глаза Зака встречаются с его собственными, и любой другой счел бы это притворством, но Чад ведется. Он — истинно верующий, а этот парнишка? Он даже не представляет.

— Я хочу тебя, — мягко добавляет Чад, подходя ближе. — Ты прекрасен.

И будь он проклят, если парень не краснеет до кончиков ушей. Чад тянется к нему, чувствует тепло кожи сквозь тонкую ткань футболки и небрежно опускает одну ладонь ему на бедро. Они стоят достаточно близко, чтобы он смог почувствовать, как Зак переступает с ноги на ногу, и его широкие джинсы грубо трутся о пах Чада, отчего у него мгновенно встает, хотя он совсем недавно трахался.

Зак заинтересованно стонет, и Чад тут же подается вперед, трется об него дразняще-медленно. Приподнимает ему голову, пальцами удерживая за подбородок, и ухмыляется, глядя на смесь смущения, желания и нервозности на лице парня.

Чад наклоняется и целует Зака. И не понимает до конца, почему делает это — оно совсем не вписывается ни в сегодняшний распорядок дня, ни в график и иже с ним. Но губы Зака, такие припухшие и манящие, чудно приподнятые в уголках, и Чад просто обязан узнать их вкус. Он начинает медленно, осторожно, но Зак голодно стонет и прижимает ладонь к животу Чада, ведет вниз и засовывает пальцы за ремень его брюк, тянет ближе, и Чад прижимается своим стояком к его бедру, меняет угол и целует его более вдумчиво, посасывая губы, пробираясь языком в рот, вырывая еще один приглушенный стон.

— Время, — бормочет Зак, отстраняясь. Вытаскивает руку из-за пояса его брюк, чтобы взглянуть на часы. Чад осыпает его лицо легкими, невесомыми поцелуями, вылизывает местечко прямо за ухом, чувствуя, как под языком бьется жилка. Живой парень, ага. Чад улыбается этой мысли, сам не зная, почему.

— Пора переместиться в спальню? — спрашивает Чад, тычась носом ему в ухо.

— Именно, — через силу отвечает Зак, — время почти вышло.

Чад кивает, снова прижимается губами к его пульсу, впитывая жар его кожи, чувствуя, как его сердце начинает биться быстрее. Страх или возбуждение - Чад возьмет все.

— Пойдем.

*

Дженсен едва успевает перешагнуть и не споткнуться о гигантский кроссовок, попадающийся ему под ноги на пути в спальню. Джаред, слишком занятый вылизыванием его шеи, совершенно не видит, куда они идут, поэтому он слепо роняет их обоих на кровать. Дженсен тут же едва не выпрыгивает из нее.

— Срань господня, что за...

Джаред фыркает, обдавая теплым и влажным дыханием его кожу, встает на четвереньки и тянется к ночному столику, что-то там химича с встроенным пультом управления.

— Опять настройки сбились. Подожди.

Спальня Джареда — темная обезличенная коробка. Ее будто раздели, и Дженсен совсем не удивлен, заметив застарелые царапины на стенах, словно все содержимое комнаты выдрали под корень, даже обои. Если бы не грязная одежда, разбросанная по полу и стопка дисков на комоде, Дженсен бы решил, что тут уже давно никто не живет.

— Я ни хрена не понимаю в этом, — бормочет Джаред, нажимая несколько кнопок, — просто просрал деньги.

— Что это? — любопытно спрашивает Дженсен и наклоняется, чтобы взглянуть. Внезапно матрас становится мягким как перина, и Дженсен теряет равновесие, растягиваясь поперек джаредовых коленей.

— Привет, — говорит Джаред. Солнечный свет просвечивает сквозь горизонтальные жалюзи и серо-золотыми полосами ложится на его лицо. Он дышит часто и прерывисто.

— Привет, — отвечает Дженсен. Он поднимается, позволяя себе несколько неслучайных прикосновений. Стояк Джареда очевидно натягивает джинсы спереди, и он каждый раз закрывает глаза, едва Дженсен только пробует коснуться его. Это очаровательно. — Ну, что?

Джаред смущенно улыбается, но наклоняется и накрывает рот Дженсена своим, нетерпеливо дергая его за край рубашки. Дженсен подчиняется, быстро снимая ее через голову и бросая на пол. Джаред целует снова, глубоко, сладко, отчего внутри все стягивает в узел, а член подрагивает от возбуждения. И, кстати, а ведь он мог сегодня так и не трахнуться.

Он сражается с пуговицами на рубашке Джареда. Рукам не хватает места для маневра, и в конце концов он сдается, просто хватается за пояс его брюк, пытаясь расстегнуть верхнюю пуговицу. Джаред опускает руки ему на плечи, ведет вниз и успокаивающе обнимает. Прижимается лбом к его лбу, прерывисто вздыхает.

— Медленно, ладно? — шепчет он.

Дженсен сглатывает и мягко кивает, стараясь забыть о времени.

*

— Массовая истерия, — говорит Стив, — инстинкт лемминга.

— Лимона? — переспрашивает Крис, думая, что горечи в самый раз.

— Лемминга. Знаешь, маленькие крысы, которые бросаются вниз со скалы, следуя за вожаком.

— А, — отвечает Крис, оглядывая друзей и знакомых, измученно валяющихся на крыше после вечеринки. — Да, и это тоже.

Он откидывается обратно на спинку стула, слыша, как алюминиевые крепления скрипят и прогибаются под его весом. Солнце нагревает его ботинки, растапливает лед в мини-холодильнике, что стоит между ними. Почти обычный летний день, не считая того, что сейчас одиннадцать вечера. И вообще, ничего обычного нет в спонтанном массовом самоубийстве.

А все из-за этой девчонки, — подруги друга, которых они оба не знали, — ее неожиданная смерть подняла волну беспокойства в толпе. И потом, в общей суматохе, друг Стива Пол тоже залез на антенну и молча разжал пальцы.

И покатилось. Подростки радостно прыгали в воздух, бывшие подружки шагали через край крыши. А какой-то лысый мудак даже попробовал помахать руками в полете, хотя не то чтобы им со Стивом было до этого дело.

Это просто невозможно было остановить, едва только кто-то показал пример. Слишком просто, по мнению Криса, с учетом всех переменных. Слишком мало времени на раздумья и разговоры, едва только они понимают, что ничего особо не потеряют, уходя на час раньше. Это все равно, что уйти до финальных титров, и после парочки бесполезных уговоров и одной драки, они со Стивом официально забили на все попытки.

Они не на своей территории. Не сейчас.

— Хочешь спуститься?

— Неа.

Крис не то чтобы кайфует, просто он подозревает, что сорвется и разнесет что-нибудь к чертям, если они спустятся. И вообще, он же король этой вечеринки, нет?

— Лады, давай оторвемся. Кто пойдет за «Пачизи»? — орет Крис, наклоняясь, чтобы выудить пиво из бассейна ледяной воды в мини-холодильнике.

Кто-то слабо смеется, а какой-то бухой очкарик отвечает:

— У меня есть «Уно», — и сгибается в истеричном хихиканье.

Стив закатывает глаза и чокается своей бутылкой с бутылкой Криса, когда тот отворачивается.

Непонятно как, но им хорошо.

*

Джаред уверен, что испытывал такое сильное возбуждение и раньше. Обязан был. Он же человек, в конце концов. Просто он никак не может вспомнить, когда чувствовал так — так полно.

Дженсен нависает над ним, смотрит жадно, оглаживает взглядом каждый сантиметр обнаженной кожи, стягивая с него трусы. «Медленно» превратилось в относительное понятие. Так и должно быть, понимает Джаред, ведь конец уже близко. Когда Дженсен обхватывает его член влажной от слюны ладонью, Джаред стонет и выгибается, жадно стремясь оказаться еще ближе, еще теснее. Дженсен усаживается сверху, сжимает ногами бока и упирается своим стояком ему в бедро.

— Я сейчас... — бормочет Джаред, понимая, что кончит позорно быстро. Он толкается в теплую и твердую ладонь Дженсена, прикрывает глаза, чувствуя, как в животе нарастает нестерпимый жар. — Я почти...

Дженсен ускоряет движения, наклоняется, обдавая дыханием его ухо, будто шепчет без слов, и Джаред не выдерживает. Он кончает с громким стоном, забрызгивая пальцы и ладонь Дженсена, который продолжает его ласкать.

— О боже, — выдыхает Джаред сорвано, хрипло и откидывает голову на подушку.

Взмокший от пота Дженсен толкается, трется об него, тяжело дышит в шею. Руками касается живота Джареда, оставляя липкие отпечатки спермы на его коже. Потом он замирает с резким вздохом, пальцами до боли впиваясь в джаредово бедро. Джаред чувствует его дрожь, и теплую влагу у своего бедра, поворачивает голову и нежно целует его в лоб.

— М-м-м... — бормочет Дженсен, вытягиваясь и еще сильнее сплетая свои ноги с джаредовыми.

— Классно было, — говорит Джаред, потому что должен же кто-то что-то сказать, — я рад, что мы это сделали.

Дженсен тихо фыркает, и на несколько минут в комнате повисает тишина. Джаред старается не заснуть, потому что ну, нельзя же вот так отрубиться и пропустить величайшее событие в своей жизни лишь потому, что ты выжат, как лимон.

Наконец, Дженсен приподнимается на локте и с любопытством смотрит на Джареда.

— Эй.

— М? — Джаред смаргивает дымку дремоты.

— Я хочу узнать тебя.

— В библейском смысле? — хмыкает Джаред.

Дженсен улыбается в ответ, мягко и чуть тоскливо, водя пальцами по его груди.

— Расскажи что-нибудь, о чем никогда никому не говорил.

Джаред прикрывает глаза, пытаясь вспомнить что-нибудь. А когда снова открывает, Дженсен рядом, очень близко.

— Я... Я жульничаю в «Монополии». Постоянно. Это инстинкт.

Дженсен смеется, целует его щеки, уголок губ.

— Расскажи мне... — говорит он, губами касаясь подбородка, лаская челюсть. — Расскажи то, что заставит меня влюбиться в тебя.

— Что?

— О девушке, которую ты любил, а она сбежала или умерла.

Джаред медлит. Он может сочинить что угодно. Это будет так просто.

— Это была ее комната, — вместо этого говорит он, оглядываясь и вспоминая нежные цвета теперь уже ободранных стен. — Я просто ошивался тут временами.

Дженсен кивает. Дает ему время закончить, устроившись острым подбородком на его плече, наблюдая.

— Она ушла. Сказала, что миру конец, и ушла. Так просто.

— Она разбила тебе сердце, — уверенно произносит Дженсен.

— И оставила только эту «Умную кровать», — безжизненно заканчивает Джаред, сворачивая тему.

И после этого слов не находится, поэтому они просто лежат рядом, слушая дыхание друг друга. И постепенно тишина перестает быть настолько гнетущей.

*

Эй, эй, я в эфире? Меня кто-нибудь слышит? Эй?

*

— Трудный день, — надтреснуто говорит Чад. Только его член мог сдохнуть за пару минут до истечения гарантийного срока! — Ебаный в рот!

— Расслабься, — произносит парнишка.

Он тянет Чада к себе, на себя, впиваясь в его губы. Поцелуй мокрый, слюнявый и такой идиотски возбуждающий, что мурашки бегут по всему телу... и нихуя. Чад обрывает поцелуй, ища подходящую стенку, чтобы об нее убиться.

— Так я не просто расслаблюсь, я постигну дзен.

Зак ухмыляется, и Чаду немного, самую малость хочется его придушить, но тут парень прижимается к нему с таким видом, будто сейчас заскулит по-собачьи и начнет трахать его ногу, и это заводит, блядь.

— Ну, может, пока просто будем целоваться и обниматься, а? — спрашивает Зак, жадно потираясь об него всем телом.

— Давай.

Чад опускает руку и сжимает его задницу, и тот стонет, издает именно этот горловой звук, который круче любого порно.

Ну, может у Чада и не стоит, но кто сказал, что веселье окончено?

*

Охуительно, думает Дженсен.

Джаред навис над ним, дышит быстро, отрывисто, в ритме своих толчков. Дженсен стонет, закидывает ногу ему на бедро, притягивает ближе, глубже. Окно у Джареда за спиной, и угловатые черты его лица чуть подсвечены редкими солнечными лучами, проникающими сквозь жалюзи.

Сначала Дженсену кажется, что все вокруг начинает дрожать, расходиться небольшими волнами и толчками, а потом свет буквально взрывается у Джареда за спиной и ослепляет своей яркостью. Джаред моргает, глаза слезятся от резкой вспышки, но он не останавливается, трахая Дженсена сильно и отчаянно. Свет льется и растекается, пролезает сквозь хлипкие горизонтальные жалюзи. Наполняет комнату, затапливает.

— Ты видишь это? — спрашивает Дженсен.

У Джареда закрыты глаза, щеки мокрые от слез. Он кивает.

И мир взрывается невыносимо-белым.


Конец.


Последний раз редактировалось Демоны 22 май 2010, 23:02, всего редактировалось 13 раз(а).

19 май 2010, 21:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Иллюстрация к финальной сцене.

Изображение


19 май 2010, 21:05
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 апр 2010, 19:07
Сообщения: 124
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
8/10

_________________
Не иди позади меня — возможно, я не поведу тебя. Не иди впереди меня — возможно, я не последую за тобой. Иди рядом, и мы будем одним целым. (с) Индейская мудрость


19 май 2010, 22:07
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 18:55
Сообщения: 296
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Неожиданно... я не ожидала такой истории... очень интересно и стиль такой... ну... такой... короче, я не знаю, как сформулировать :lol:
И очень красивый арт :kiss:
мне понравилось, но немного не мое, хотя все равно спасибо :flower: :squeeze:

8/10 (насчет 2ой оценки... я этот фильм не смотрела, насколько соответствует ему фик не знаю, так что все на вашей совести :-D )

_________________
Sam and Dean Wincester are psychotically, irrationally, erotically codependent on each other (с)


19 май 2010, 22:26
Профиль WWW
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 12:43
Сообщения: 327
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Фик тяжелый, но хороший. И шикарный арт, к слову, оч красивый.

10/10


20 май 2010, 00:20
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 05:04
Сообщения: 203
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Обоже. Охренительная вещь. Просто навылет. Спасибо.
Арт прекрасен.
10/10


20 май 2010, 01:07
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 332
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
хоть демоны порадовали...

пронзительная вещь и офигенный перевод, должна я вам сказать... большое спасибо...

10/10

вторая оценка от балды, чисто по названию фильма, так как я его не смотрела, но уже скачала... спасибо и за это, за ссылку...

пысы: про арт забыла сказать... это отдельная песТня... просто волшебный, спасибо


20 май 2010, 02:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 14:19
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
4/10


20 май 2010, 08:41
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 сен 2009, 12:26
Сообщения: 10
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
10/10

_________________
— Fuck... shit... Jesus!
— Fuck, shit, Jesus — right.


20 май 2010, 10:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 11:19
Сообщения: 37
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Блин, надо завязывать читать про апокалипсис, потому что я уже конкретно начинаю анализировать свою жизнь :lol:
История и странная, и интересная. Разумеется она цепляет и заставляет задуматься, не смотря на то, что философские размышления, явно не тот аспект человеческой жизни, на который сделан основной упор :lol:


Ах да, еще же оценка! 8/10 :cheek:


20 май 2010, 13:15
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 мар 2010, 18:35
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Обалденный конец света!! :heart: Я в восторге! Отличный перевод, даже мат не напрягает. :D А сцены с Пэрис и близняшками Олсен- просто чума! :lol: Спасибо! :flower:
10/10

_________________
Heitch!


20 май 2010, 14:03
Профиль

Зарегистрирован: 17 окт 2008, 10:15
Сообщения: 70
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Фильм не смотрела, а фик понравился, очень интересный стиль! 9/10


20 май 2010, 14:24
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2009, 15:40
Сообщения: 40
Откуда: Оттуда
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
5/9

_________________
Hey, Kripke? I'd like my soul back, please.


20 май 2010, 15:24
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2008, 22:08
Сообщения: 108
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
спасибо огромное, отличный перевод. Грустный, безнадежный,но светлый и очень теплый :heart:
8/10


20 май 2010, 15:47
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
8/9
Я морально приготовилась к пейрингам/ворнингам, но кое-где всё равно для меня было слишком тяжело. Зато финальная сцена написана великолепно.

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


20 май 2010, 16:25
Профиль
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
10/10

Регистрация 11.04.2009 http://www.diary.ru/member/?1156236


20 май 2010, 21:07

Зарегистрирован: 02 апр 2009, 03:37
Сообщения: 73
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
9/8


20 май 2010, 21:13
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 07:34
Сообщения: 149
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
спасибо за перевод. очень понравилось
9/10


21 май 2010, 00:47
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
9/9

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


21 май 2010, 01:47
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 сен 2009, 16:46
Сообщения: 47
Откуда: Одесса
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
спасибо за перевод
финальная сцена просто вынесла мозг

9/10

_________________
http://www.diary.ru/~Kristabella/
«Не относитесь к жизни слишком серьезно – живым вам все равно из нее не выбраться! »


21 май 2010, 10:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 17:48
Сообщения: 24
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
10/10


21 май 2010, 10:28
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2009, 23:04
Сообщения: 97
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
7/9


21 май 2010, 15:57
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 авг 2008, 23:20
Сообщения: 42
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
8/9


21 май 2010, 16:33
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 12:50
Сообщения: 65
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Оооо, мне нравятся такие мозговыносящие вещи. :-D
Жаль, что я не смотрела фильм, но теперь просто обязана это сделать)))))))
Последняя сцена - :buh: , шикарно! И радио, радио!!! :vict:
Нельзя не сказать про арт, ибо он шикарен, хочется смотреть, не отрываясь.
Спасибо)


21 май 2010, 17:13
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 14:48
Сообщения: 31
Откуда: СПБ
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Да! :vict: В том смысле, что - да, это хорошо!
10\10
Спа!

_________________
Ниоткуда с любовью


21 май 2010, 22:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 дек 2008, 02:02
Сообщения: 27
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Спасибо!
8/10

_________________
No doubt, ending so hard.
But then again, nothing ever really ends.(c)Chuck
Я на дайри http://tanu28.diary.ru/


22 май 2010, 14:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 дек 2009, 22:35
Сообщения: 61
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Спасибо, перевод очень понравился, как и сама история, за арт отдельное спасибо :)
9/10

_________________
http://www.diary.ru/~jasmi76/


22 май 2010, 16:24
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2008, 16:28
Сообщения: 151
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
9/9

_________________
...Jensen’s so far into the closet he’s in fucking Narnia. ©


22 май 2010, 19:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июл 2008, 19:30
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 3: Ретэйлинг. "Пепельные города"
Очень динамичный и атмосферный фик. Спасибо за перевод и за великолепный арт)
9/10


23 май 2010, 13:50
Профиль ICQ
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 65 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.046s | 15 Queries | GZIP : Off ]