Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 22 окт 2017, 02:56




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 72 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках" 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Название: Все в битом стекле и четвертаках
Автор: Демоны
Бета: Демоны
Пейринг: Дин/Сэм
Рейтинг: NС-17
Саммари: За все то время, что они живут здесь, Дин не поймал ни одной рыбы.
Примечание: Смерть персонажа.
Дисклеймер: Бог покинул здание, так что теперь все наше.

Изображение


Погода сегодня ни к черту. Солнце светит ярко, дует слабенький ветер, и по воде идет блестящая рябь, Сэм не представляет себе, как можно увидеть поплавок на такой поверхности. Но Дин упорно сидит, удочка в руках, кепка надвинута на лоб, не двигается вообще.
Хотя, конечно, он мог запросто и заснуть вот так вот.
Сэм открывает сетку от москитов на двери, старое дерево крыльца поскрипывает под ногами. Он и сам, наверно, поскрипывает, когда идет. Хотя нет. Из них двоих скрипит Дин, на Сэме от времени и жизни остаются другие следы.
Они очень долго искали именно такой дом, одноэтажный, в котором из лестниц только три ступени у входа и одна - вниз - из кухни в столовую. Чтобы не нужно было каждый вечер подниматься на второй этаж в спальню, чтобы поберечь колени Дина. Дин хорохорился и бурчал, что ничего с ним страшного не случится, но когда, в конце концов, Сэм нашел дом на озере Луис, в Вайоминге, деревянный сруб с низким потолком, маленький и темноватый зимой, Дин не спорил, и для Сэма это означало «спасибо» так же, как если бы Дин произнес его вслух.
Оба колена Дин повредил в последний год их Охоты. Они и до этого страдали, вечные трещины и ушибы, растяжение подколенных связок, Сэм уже мог нарисовать рентген диновских ног по памяти. Апокалипсис обошелся Дину в сломанную голень, и Сэм проиграл Бобби пятьдесят долларов, потому что был уверен: Последняя Битва обязательно затронет диновские колени. Но доконал их почти тридцать лет спустя простой полтергейст, уронивший на Дина мраморную плиту. Раздробленные чашечки, искусственный сустав на правой ноге, месяц в больнице – и безоблачная пенсия в домике у озера была обеспечена.
Первое время Дин настаивал на том, чтобы Сэм продолжал охотиться без него. Он готов был поселиться в доме у Бобби, который давно уже превратился в перевалочную базу для немногих оставшихся охотников, лить серебряные пули, святить воду и торчать в интернете. Сэм сказал, что платить за скаченное порно он не будет, а охотиться один - тем более.
Он не представлял себе, как можно было оставить Дина одного. Как можно было бы сейчас, после той мясорубки, которая у них вышла вместо жизни, даже думать о том, чтобы разойтись и существовать отдельно. Правда, Сэма до сих пор подкидывало иногда посреди ночи в холодном поту, и гудел в ушах непреклонный голос Дина, который говорил о семье, любви и слабости. Иногда его посреди ночи будил и Дин, и тогда Сэм не спрашивал, догадывался.
Это было смешно, наверное, и Бобби бы над ними посмеялся, если бы был жив, а так получалось, что больше и некому, и поэтому Дин все еще мог предложить Сэму поохотиться одному.
Ветер прохладный, как всегда от озера, Сэм застегивает молнию на куртке и засовывает руки в карманы. Воротник пропах дымом, смолянистым, лиственницы всегда давали такой островатый привкус, они всегда коптили оленину именно на лиственничных дровах. Пару дней назад Дин вернулся с охоты, и куртка до сих пор пахла ночью, костром, мясом и немного виски, тем дешевым, который они покупали в ближайшем городе.
Сэм стучит ботинками по доскам пирса, и Дин потягивается на маленьком рыбацком стуле. Так и есть - спал.
- Эй, Сэмми, ну что там? Обед уже готов?
Сэм пожимает плечами.
- Я не в курсе.
Дин оборачивается, не выпуская удочку из рук.
- Не понял?
- Сегодня какое число? - уточняет Сэм, поджимая коленом диновскую спину.
- Третье.
- А кто у нас готовит по нечетным?
Дин ругается.
Сэм уже набросал в кастрюлю мясо, картошку и перец, но Дину это знать необязательно.
Распределение обязанностей едва не сделало то, чего не удалось Люциферу, Азазелю и Захарии.
Кое с чем даже не возникло никаких вопросов. Например, за покупками всегда ездил Дин, Сэм все равно не мог больше садиться за руль, да и не хотелось ему особо, и пусть Дину тоже не стоило водить, с его-то ногами, но зато ему больше, чем Сэму, нравилось иногда появляться в городе, выпивать в баре и по старой, так и не пропавшей никуда привычке, цепляться к женщинам.
Охотился тоже Дин, это было не столько обязанностью, сколько развлечением, еду они всегда могли купить, даже ту же оленину.
А вот освежевывал и коптил добытое Сэм, у него получалось легко, а вечно брезгующий Дин стоял у него над душой и рассказывал о том, что разделыванием мяса испокон веков занимались только бабы.
Кроме того, Сэм легко отвоевал право быть ответственным за интернет и электронную связь с миром. Тут Дин даже и не претендовал.
Но вот с остальными обязанностями все оказалось намного сложнее. Хуже всего дела обстояли с готовкой. Дин готовить умел, но не любил. Он сучился, пытался разыграть карту с рыжей телкой, но тут уже уперся Сэм, который не собирался до конца дней своих простоять у плиты.
После месяца холодной войны, во время которой Дин и завел привычку охотиться, они договорились о системе четных и нечетных дней.
Дин до сих пор умудрялся «забывать», «сбиваться со счета» и «вообще, Сэмми, со вчера осталась твоя офигенная лазанья».
- Можешь пожарить рыбу, ты же поймал, плещется что-то в ведре, - не может удержаться Сэм. В конце концов, Дин заслужил.
За все то время, что они живут здесь, Дин не поймал ни одной рыбы. Когда они только приехали, и Дин увидел озеро, он радовался, как ребенок и весь первый день просидел на пирсе с удочкой. Безрезультатно.
- Погода была не подходящая, - оправдывался он тогда.
Потом было еще много отговорок, то Сэм слишком шумел, то снасти были плохие, то - ладно уже, ладно - Дину не везло, и рыба срывалась с крючка в последний момент, уже болтаясь над самим сачком. Сначала Дин раздражался, и Сэм даже уговаривал его бросить, заняться чем-нибудь другим, но однажды Дин рассказал ему про свой сон, и Сэм понял, что дело совсем не в рыбе. С тех пор диновская рыболовля стала для Сэма бесконечным источником развлечения, а для Дина - вечной головной болью. Но он так и не оставлял своих попыток, добродушно огрызаясь в ответ на все сэмовские беззлобные поддразнивания.
Вот и сейчас он показывает Сэму палец через плечо и встает, кряхтя.
- Будет тебе твой обед, обжора.

Изображение

Они возвращаются в дом, ветер чуть усиливается, и Сэм думает, что к вечеру может быть дождь и надо будет потом спуститься к озеру еще раз и спрятать стул, который Дин вечно забывает забрать с собой.
В доме горит камин, на кухне горячая плита, и потому почти жарко, хотя в последнее время Сэм никак не может согреться, особенно мерзнут кисти и ступни. Дин знает об этом, и ночью, в постели он молча подгребает руки и ноги Сэма под себя, делится своим жаром, который с возрастом не убывает.
Сэм усаживается за стол, потягивается и смотрит, как Дин готовит ужин. Он ничего не сказал по поводу сэмовой заготовки, просто перемешал, долил масла и поставил на огонь.
Дин возле плиты до сих пор кажется Сэму каким-то сном или воспоминанием из далекого детства, когда они втроем умудрялись поселиться в доме с нормальной кухней. Тогда Сэм, возвращаясь со школы, чаще всего видел именно Дина, снующего между холодильником и микроволновкой.
Сейчас Дин совсем другой, и дело даже не в том, что он чуть обрюзг, отрастил бороду и обзавелся лысиной размером с серебряный доллар на самой макушке. Он в сто раз спокойнее, ему некуда спешить, и Сэм наслаждается его неторопливыми, уверенными движениями, Дин обходит кухню, как лев обходит свою территорию, мягко ступая по терракотовой плитке, и из заднего кармана джинсов по-прежнему торчит зеленое кухонное полотенце.
- Тебе же на самом деле нравится готовить, - говорит Сэм.
Дин хмыкает, не оборачиваясь.
- Не может быть, Шерлок.
Сэм тянется к холодильнику, открывает дверцу и достает два пива. Все это он проделывает, не поднимаясь со стула, как проделывал уже тысячи раз. Дин оборачивается, опирается на разделочный стол и вытирает руки об цветную тряпку.
Сэм открывает оба пива и ставит диновскую бутылку на стол между ними.
- Я даже не буду спрашивать, зачем тебе тогда все эти шоу.
- Не спрашивай, - Дин улыбается уголком рта и забирает свою бутылку.
Он изменился, сильно изменился, наверно, больше, чем Сэм, и не зря Дин иногда сухо шутит о том, что он старше Сэма на сорок четыре года. У него отяжелело лицо, морщины протянулись от глаз до самых висков, теперь седых. Где-то после сорока Дин отпустил бороду, просто перестал однажды бриться, утверждая, что ему лень. Сэм в ответ говорил, что так Дин прячет второй подбородок. Борода выросла медно-рыжая, со временем в ней тоже заблестели седые волосы, и с ней, как ни странно, Дин совсем не был похож на отца. Он мягче и в тоже время хитрее, и Сэм, помнивший наизусть рисунки из книг по скандинавской мифологии, думал, что если Джон был Тором, то Дин оказался постаревшим Локи.
- Тогда ты, естественно, Один, - фыркал в свою новую бороду Дин, и Сэм морщился, потирая левое веко, за которым пряталась пустая глазница.
Он тоже оставил части себя на поле Последней Битвы. Сэму до сих пор иногда снился тот день, и кровь, много крови, которая затекала ему в рот, и он все вытирал и вытирал щеку, пытаясь понять, откуда ее столько. Потом Дин закричал, отбросил его руку и прижал пальцами под глазом. Тогда Сэм отключился.
Он носил повязку одно время, но Дин начал дразнить его только после того, как они переехали в Вайоминг, и Сэм, наконец, снял черную ленту с лица, снова привыкая. Больше всего он жалел о том, что быстро устает от чтения. Даже то, что теперь Сэм очень плохо видел в темноте, его не особо беспокоило, в конце концов, он как-то умудрился проохотиться так еще два десятка лет.
- Сэмми, не подвисай. - Дин звонко прикладывается своей бутылкой к бутылке Сэма. - Перетерпи хоть обед, потом пойдешь себе спать.
- Я не хочу спать, я задумался.
- О чем это?
Сэм улыбается и решает не особо врать.
- О том, какой ты стал толстый.
- Я??!!! - возмущается Дин, моментально подбирая живот, - в каком это месте?
- В этом самом. - Сэм ловит полотенце и осторожно тянет его на себя. Дин идет, как на поводке.
Секс тоже изменился, стал длиннее и тщательнее, пусть и реже. Дин теперь не укладывал Сэма на стол посреди белого дня, потому что им обоим было неудобно, из-за колен и спины, да и до спальни идти всего ничего. Но утренние минеты никуда не делись, и иногда Сэм мог вот так вот поймать Дина.
Он не спеша расстегивает ремень и ширинку, задирает рубашку одной рукой, второй обхватывает Дина за бедро.
- Сгорит жаркое, - начинает Дин хрипло.
- Да, мэм, - отвечает Сэм и наклоняет голову.
Высота и вправду не очень удобная, да и над стояком еще предстоит поработать, но Сэму все равно нравится запах Дина, собравшийся за день, крепкий и кисловатый, его вкус, его руки, моментально устроившиеся у Сэма в волосах.
- Чего это ты вдруг? - негромко спрашивает Дин, поглаживая его за ухом.
Сэм не отвечает, упираясь лбом в крепкий и круглый живот. Он тянет член в себя, насколько можно, и поглаживает его языком. Дин выдыхает и прижимает Сэма к себе.
Сэму нравится привычное однообразие движений, нравится щекотать кончиком языка щель на головке, слышать, как Дин тихо матерится - как всегда - Сэм знает, что ему одновременно щекотно и приятно, и он так до сих пор и не решил, что же ощущается сильнее.
Диновский член напрягается во рту, Сэм чуть отклоняется, выпуская пока лишнее, и запускает вторую руку под мошонку, поглаживает там неторопливо. Дин хрипло охает и наседает, пытаясь заставить Сэма поторопиться.
Все затягивается, Сэм постепенно напирает, помогая себе рукой, посасывая и сжимая пальцами. Дин уже не ласковый, подмахивает и стискивает пальцы, больно цепляет за пряди волос. Он, как всегда во время секса, шумный, болтает всякую ерунду, Сэму нравится, как немного злые слова тяжело падают ему на затылок. Член проскальзывает по его языку, как будто сам по себе пробивается глубже, Сэм привычно открывается, задерживая дыхание.
Он знает все это уже наизусть, каждое движение, каждый выдох Дина, немного хрипловатый, как будто он кричал. Каждое пигментное пятнышко, каждую вену и складку. Знает, как Дин теперь долго раскачивается, как иногда останавливается и просто остается в Сэме, как ему нравится вот так вот, медленно и протяжно. Знает, как под конец Дин будет помогать ему, нажимая себе в самом низу живота, напрягаясь всем телом. Сэм никогда не привыкнет к этому, никогда.
- Сэмми, - предупреждает Дин, хотя Сэм и так уже знает, что сейчас будет. Он напрягает губы, не отпуская Дина. Мое, думает он, быстро двигая головой. Все мое.
Дин отступает на шаг и смотрит на него сверху вниз, мягко улыбаясь.
- Перекусил перед обедом?
Сэм качает головой, облизывая губы.
- Боже, сколько тебе лет?
- Ммм, шестьдесят два?
- А, по-моему, двенадцать.
Дин ухмыляется.
- О, Сэмми, ты меня испортишь своими комплиментами.
Жаркое, конечно, сгорает, и они разогревают остатки вчерашней сэмовской лазаньи.

***
- Джереми звонил, - говорит Сэм поздно вечером, когда они лежат в кровати. У них огромная кровать, на ней может поместиться пять взрослых человек. Выбирал ее Дин: «мало ли что может случиться, Сэмми». Это и тогда насмешило Сэма, и сейчас тоже, он иногда вспоминает вслух, потому что ничего так и не случилось, и кроме них двоих здесь никто никогда так и не спал.
- Ммм, - отвлеченно мычит Дин. Он смотрит что-то спортивное по телевизору, Сэм не различает картинку, не может сказать точнее. - Что хотел?
- Говорил, что заедет на днях. Ему нужно посоветоваться по одному делу.
Дин отвечает не сразу, смотрит в телевизор, но Сэм пятой точкой чувствует, что счет его уже не интересует.
Джереми - это сын Эшера, того самого Эшера, которого когда-то они с Дином спасли от Штриги. Правда, Дин смотрит на эту историю немного по-другому. Он уверен, что Джереми - это сын Эшера, которого они когда-то не спасли от Штриги. Да, конечно, до сих пор спорит Дин, пацан тогда не умер, но зло прикоснулось к нему и изменило его навсегда.
Лет через семь после того, как не случился Апокалипсис, Дину позвонил Майкл. Попросил встретиться. Они пересеклись в Айдахо, в Бойсе, в баре под названием «Черные сосны», и Дин, увидевший на тротуаре матовый пикап с натянутым над багажником тентом, выругался и развернулся, толкнув Сэма в грудь.
- Идем отсюда.
- Что случилось?
- Валим отсюда, говорю. Мы не будем с ним встречаться, ты что, не видишь его машину?
Сэм все еще не мог сообразить.
- А что с ней не так?
- Она тебе ничего не напоминает? Это же тачка Охотника. Спорим на десятку, что вместо заднего сиденья там полки с оружием?
Сэм сощурился, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь за темными стеклами, но на улице была ночь, и он уже понимал, что присматриваться бесполезно.
- Ну, допустим, - пожал он плечами. - И что дальше?
- Что дальше, Сэм? Я не собираюсь возиться с малолетним пацаном, который вздумал поиграться в ролевые игры. Он думает, что мы научим его Охоте? Пусть ищет себе других нянек.
Сэм положил ему руку на плечо.
- Послушай, ты не можешь знать наверняка. - Дин фыркнул. - Ну давай хотя бы выслушаем его. Может быть, ему просто нужна помощь. Или он опять напоролся на какую-то нечисть.
Это был один из тех бесчисленных разов, когда Сэм ошибся.
Майкл сидел не один в баре, с ним был невысокий светловолосый парнишка.
- Ну здравствуй, Эшер, - сказал Дин тяжелым голосом, и Сэму захотелось выйти и поменять все возможные номера телефонов.
- Как вы меня узнали? - изумленно спросил Эшер, поднимаясь. Голос у него был высокий и звонкий, похоже было, что ему еще нельзя было пить спиртное.
- По брату, - отозвался Дин, падая на свободный стул.
На самом деле, у них тогда не было особого выбора. Майкл уже охотился, а Эшер стал ездить с ним после того, как умерла их мать. Его просто некуда было девать, оправдывался перед Дином Майкл, и Сэм в неясном освещении бара рассматривал острые желваки на щеках своего брата. Он понимал, что это было - как бесконечное дежавю, вообще, вся эта история, длившаяся уже пару десятков лет, все время возвращавшаяся к Дину, с каждым заходом - все ближе и ближе, затягивала змеиные петли.
Они не отвертелись, научили Майкла и Эшера всему, что успели, дали телефон Бобби и взяли с них обещание звонить, если подвернется что-то серьезнее одного неупокоенного.
Сначала все шло нормально, тем более, что их новые подопечные не бросались в Охоту с головой, они осели где-то в Небраске, Эшер даже женился. Сэм знал от Бобби, что братья охотились раз в два-три месяца.
Но потом спираль завернула по-новой. Посреди ночи им позвонил обезумевший Майкл, и они с третьей попытки записали адрес, сорвались с места, за полтора часа проехали двести миль и на двести первой уткнулись бампером Импалы в кровавое месиво.
Эшер погиб, по-дурацки, хотя охотники никогда не погибали как герои, даже во время Последней Битвы. Всегда это была какая-то мелочь, бестолковая ошибка, своя или - чаще - чужая.
Они просто не учли, что духов было двое, и пока Майкл неторопливо заметал следы, закапывая только что выжженную могилу, его брата разрывал на куски призрак шестнадцатилетней девушки, покончившей с собой вслед за своим возлюбленным.
Дин тогда пил по-черному, пару месяцев, Сэм привез их к Бобби, надеясь на обычную встряску, но ничего не помогало.
А Майкл начал охотиться с Джереми, старшим сыном Эшера, которому тогда было лет тринадцать. Он отказался от любой помощи, пропал с радаров и только иногда присылал короткие сообщения на номер Дина. Мичиган, оборотень. Нью Арк, демон. С Сэмом он больше никогда не разговаривал. Погиб Майкл в пьяной драке, разбитая пивная бутылка вспорола его горло, как не смог вспороть ни один из монстров, на которых он охотился.
- Пусть приезжает, - говорит, наконец, Дин и со вздохом выключает телевизор.
- Что, не будешь досматривать?
- Я эту игру смотрю уже тридцать лет подряд, Сэмми. Тридцать лет, и все одно и то же. Ни пас отдать нормально не могут, ни в защите отработать, про скорость мне уже вообще стыдно вспоминать.
Сэм отключается, только кивает в нужных местах, потому что обвинительную речь Дина он за тридцать лет уже выучил.
- Ладно, давай сюда свою книжку.
Сэм моргает.
- Ммм?
- Давай, давай, - Дин нетерпеливо машет рукой, - я же знаю, что хочешь, но стесняешься попросить.
Это началось давно. Сэм тогда еще пытался читать бумажные книги. С экрана у него получалось нормально, видимо, дело было в освещении, а вот от обычных книг у него уже через пятнадцать минут начинала болеть голова, странным образом больше всего ныла пустая глазница. Сэм не жаловался, но естественно, Дин заметил и в один из дней, когда Сэм потянулся за лежащим на тумбочке детективом, Дин фыркнул, вырвал книжку у него из-под пальцев и открыл на загнутой странице.
Они не обсуждали это так же, как не обсуждали вечно пустую кровать на пятерых, и непонятно откуда берущиеся деньги, и постепенно сошедшие на нет Охоты. Просто - так было, каждый из них делал все, что мог, для другого, и если Дину пришлось отказаться ради Сэма от своих бесконечных женщин и вместо этого начать читать вслух неинтересные ему книги, значит, и Сэм мог раз в пару месяцев посидеть в интернете и перевести проценты с одного фальшивого счета на другой.
Со временем это вечернее чтение превратилось в своего рода игру. Сэм молча и незаметно убирал с тумбочки книгу, которую они закончили вчера вечером, и клал туда новую. Однажды он с неделю не мог выбраться в город, и тумбочка пустовала. Дин косился на светлый деревянный квадрат, но молчал. А потом вечером Сэм вышел из ванной и уткнулся взглядом в аляповатую обложку с металлической крысой на фоне кровавого заката. Он тогда чуть не прокусил себе щеку, чтобы не засмеяться, и читать они так и не начали, потому что Сэм не мог оторваться от Дина, но с тех пор полки в спальне заполнялись поровну.
Сейчас очередь Сэма. Он выбрал книгу, которую читал когда-то давно, еще перед Стенфордом, и с тех пор не возвращался к ней. Он не знает, почему ему захотелось сделать это сейчас, возможно, потому что ему хочется услышать, как звучит Дэн голосом Дина.
- Что за невероятное место!..
- Край света.
- Напоминает какую-то пьесу об искривлении времени.
Дэн быстро взглянул на нее и улыбнулся.
- И я тоже самое почувствовал. Когда мы вошли. В самом ли деле мы сюда добрались.
- Да нет. Мы лежим где-то на обочине дороги.
- Лабиб прочтет об этом в своей газете. Вот-вот наткнется на сообщение.
Она бросила взгляд туда, где сидел Лабиб. Тот как раз в этот момент перевернул страницу, и они оба, не так уж притворно затаив дыхание, наблюдали за ним. Но шофер всего-навсего нащупал в кармане пачку сигарет. Джейн улыбнулась, опустив глаза.

Это странно, но у Дина, при всех изменениях, сохранился его голос. Он остался таким же, каким был сорок лет назад: низким, и хриплым, и тяжеловатым, к нему нужно прислушиваться, иначе не сможешь разбирать слова, и Сэм еще ни разу не уснул за все эти вечера, слушая мягкие шершавые волны. Дин тащится сам от себя, это очевидно по тому, как он играется персонажами, сначала кривляется и фальцетит, если ему попадаются женщины, но потом втягивается. Тогда он может даже перечитать некоторые месте, меняя интонации: «нет, лучше так», и Сэм старается не крутиться в этот момент, чтобы Дин не обернулся и не заметил его дурацкую улыбку.
Он снова бросил быстрый взгляд на ее лицо и отвернулся. – Мы прилагали недостаточно усилий, Джейн. Мы бежали, как крысы с корабля. Струсили. А оснований для этого у нас было гораздо меньше, чем у кого бы то ни было. Энтони должен был стать священником. Ты – моей женой. Я должен был попытаться стать серьезным драматургом. – Джейн так ничего и не сказал, и он заговорил более легким тоном: - Я вовсе не уверен, что на тебе лежит не самая большая вина. Ведь именно ты полуразглядела все это тогда, в Оксфорде. Что мы живем в нереальном мире.
Дин делает паузу, потом пожимает плечами и читает дальше.
Сэму нравится смотреть, как двигается его рот, как губы раскрываются, верхняя, полуприкрытая рыжими усами, чуть задирается, нижняя тянется, как он посылает поцелуи буквам, которые Сэм не может рассмотреть.
Он слушает, как Дин рисует картинку: полупустая гостинца в Африке, фрукты и голые стены, запах сигарет, тепло от печки и женщины, сидящей рядом. У него закрываются глаза, но он не спит, просто так удобнее слушать. Дин вибрирует под рукой, иногда откашливаясь, периодически отпивая пиво из своей второй за вечер бутылки. Он не читает, рассказывает о чужой неуклюжей любви, и Сэм вдруг думает, что в следующий раз нужно будет как следует подумать, прежде чем выбирать книжку, потому что ему не хочется попадать по старым, вроде бы уже давно зажившим дыркам в спине, которые они друг другу попробивали.
– И давно ты встала?
– Час назад.
Он сел, ожидая какого то жеста, прикосновения руки… Но она взяла кофейник и налила ему кофе, словно банальный домашний жест мог скрыть от глаз реальность. Это было настолько неожиданно, что он поддался на уловку:
– Жалко, ты меня не разбудила…
*
- Он дурак какой-то, этот твой англичанин, - перебивает вдруг Дин сам себя.
- Почему? - удивляется Сэм, открывая глаза.
- Слишком много думает.
Сэм закатывает глаза.
- Нет, я серьезно. Да - да, нет - нет, но растягивать все это на столько лет - мне бы уже надоело.
- А разве ты, - Сэм приподнимается и заглядывает Дину в глаза, - не сомневался так долго?
Дин молчит.
- Разве ты до сих пор иногда не сомневаешься?
- Ложись спать, Сэм. Я завтра хочу пойти в лес, тебе придется рано встать и помочь мне собраться.
- Я, что, твоя женщина или кто? Сам соберешься.
- Ты, - говорит Дин, толкая его острым локтем в бок, - моя когда-то рыжая сучка. Встанешь, сделаешь мне кофе и поноешь, чтобы я был осторожен. Классика.
- Дочитай хоть до конца абзаца, - просит Сэм, уже смирившись. Все равно он просыпается каждое утро около четырех и смотрит в потолок еще с час, прежде, чем подняться с кровати.
- Не буду, скучно.
Дин захлопывает книжку, бросает ее на пол и гасит лампу. Сэм громко вздыхает и засовывает руки под диновский бок, погреться.

***
Под утро с озера наползает плотный туман. Он закрывает окна, как плотные шторы, и Сэм тщетно пытается рассмотреть хотя бы столбы, подпирающие козырек над крыльцом.
- Может, не пойдешь? - спрашивает он у только что выползшего на кухню Дина. Он еще сонный, так и не научился рано вставать за все это время, и босой, Сэма передергивает от одного только вида бледных пальцев на холодном деревянном полу. - Половил бы лучше рыбу на ужин.
- Рассосется через час, - зевает Дин, не реагируя на старую шутку, и тянется за своей чашкой, потягивает горячий кофе и смотрит на Сэма хитрым глазом. - Не переживай, детка, я вернусь к тебе.
Сэм цокает и качает головой.
Он говорит себе, что вернется в кровать и попробует поспать после того, как Дин уедет, но это неправда. Ему теперь никогда не удается уснуть, если Дина нет под боком. Во-первых, он мерзнет, коченеет насквозь, до самых костей. Во-вторых, он привык спать не один, и наверняка, если сейчас снова улечься, то он только прокрутится зря пару часов и опять встанет, будет бесцельно тыняться по дому и нарочно не смотреть на кухонные часы.
Сэм не умеет теперь занять себя, если Дина нет рядом. Раньше он мог читать, а сейчас почему-то даже интернет способен удержать его только на пару минут, необходимых для проверки почты и просмотра последних новостей. Дин смеется над ним, а Сэм уверен, что подхватил вот это беспокойство от него, как насморк или любовь к кофе без сахара.
Они вообще словно обмениваются привычками и чертами характера в этом доме. Как будто утром путают тапочки или штаны, Дин случайно надевает на себя сэмовское занудство, а Сэм подхватывает диновское нежелание признавать собственную неправоту. С одной стороны, это странно, а с другой в них столько всего перемешалось и срослось из и без того одинакового, родительского, усиленного их близостью, не только физической.
Сэм думал об этом часто, вот в те самые часы, когда Дина не было рядом, не так, как раньше, когда его отсутствие могло означать все самое худшее. Теперь если Дин уходил, он уезжал в город или, как сейчас, уходил на охоту. И всегда возвращался. А Сэм пока думал, ломая голову над их сложностями, уже безвредными для всех остальных, но по-прежнему запутанными и глубокими. Он думал, а потом отказывался думать, и это тоже было так по-диновски.
- Так что, мне точить нож? - спрашивает он. Дин одевается, застегивает пуговицы на рубашке, ходит по дому в поисках своей кепки, а Сэм таскается за ним непривязанным щенком.
- Даже не вздумай. Спугнешь добычу.
Нечто вроде охотничьего суеверия, вот это вот непонятно, откуда взялось, Дин никогда раньше не верил в пятницу тринадцатого, или в разбитые зеркала, даже когда речь шла о человеческих жизнях. Теперь же, когда дело касалось всего лишь оленя или пары зайцев, Сэм отказывался относиться всерьез к диновским причудам.
Дин обижался смертельно.
Сэм натягивает куртку, поднимает капюшон и выходит на крыльцо, подождать, пока Дин найдет все тщательно сложенное вчера с вечера. Утренние сборы Сэм терпеть не мог, вечно срывался и выплевывал что-то обидное. Поэтому он предпочитал перемерзнуть в густом тумане пару минут.
Погода на озере была переменчивой. Тучи над долиной собирались быстро, сливались водой в воду и исчезали, словно и не было, оставляя только узкие черные пятна на досках пирса. Туманы ползали по утрам, съедая дом на пару часов и развеиваясь с первым ветром. Солнце грело жарко, обжигая Дину лицо до красных пятен на носу и щеках, но температура не поднималась выше семидесяти семи даже в середине июля, холодный и острый горный воздух не давал. Сэм мерз почти всегда, зимой - особенно, а вот Дина сырость почему-то не тревожила, и предсказывать погоду по болезненному нытью в суставах у него не получалось.
- Никакой от тебя пользы, - ворчал Сэм, высушивая очередную промокшую под неожиданным ливнем рубашку.
Сейчас туман, похоже, и правда рассеивался, прямо на глазах, проступало темное озеро и черный лес вокруг, а небо светлело вверху тонким серым. Сэм шевелит руками в карманах куртки и думает, стоит ли разводить костер позади дома уже сейчас или подождать до вечера, до возвращения Дина. Надо будет вытащить жестяную ванную из сарая и начать греть воду, потому что потом у него будут грязные руки и некогда будет ходить на кухню, а Дина просить язык не поворачивался.
- Сегодня мне повезет, - говорит Дин, хлопая дверью. Он становится рядом с Сэмом, опираясь локтями на перила. Сэм смотрит на него сверху, на торчащее из-под кепки ухо, на широкие плечи под темно-зеленой курткой, на круглый зад и задорно вздернутую пятку ботинка. Дин уже весь - на старте, не здесь, а там, навострился и принюхался, Сэм чувствует его нетерпение и завод, нога на педали газа, а рука - на передачи, сейчас вот-вот опустит с нейтралки и сорвется, только Сэм и видел.
Они молчат, смотрят, как туман уползает в лес, как солнце высвечивает верхушку горы. Сэм, кажется, может потрогать руками каждую секунду времени, каждую молекулу воздуха. Как будто все тянется, замирает вокруг него, позволяя рассмотреть мир под увеличительным стеклом. Особенно Дина, который вдыхает глубоко и оборачивается к Сэму.
- Ну что, я пойду?
Он неожиданно спрашивает, и Сэм чувствует себя полным идиотом, пойманным на горячем влюбленным старшеклассником, который мнется, краснеет и не знает, что сказать.
Ему по-прежнему рвет душу на части, когда его старший брат вот такой вот: замерший на краю, снятый с предохранителя Кольт, неописуемо прекрасный, и чудесным образом живой, живой, как поверхность озера на ветру - неуловимый и сияющий.
- Иди, - отпускает Сэм.
Он никогда не говорит «Только возвращайся». Им это не нужно больше.

***
В отличие от рыбалки, на охоте Дину везет всегда.
Сэм надрезает под челюстью оленихи, ведет нож по шее, распарывая мышцы. Мясо легко поддается, раскрываясь, выпуская всплеск темной и густой крови. Сэм оставляет лезвие в конце надреза и запускает руку в открывшуюся щель.
Дин, именно в этот момент удачно пришедший на задний двор с бутылкой пива, эффектно имитирует сблевывание в пустое ведро.
- Черт, как ты это можешь делать каждый раз.
- Хочешь, чтобы я перестал, прекрати таскаться в лес раз в неделю, - говорит Сэм, вытягивая язык. - Мне нужна твоя помощь.
- Иди к черту.
- Дин, давай. Можно подумать, ты никогда в жизни не видел кровь.
Дин наклоняется над ним и дует в ухо.
- Чего тебе?
- Завяжи ей горло. Веревка у меня в кармане.
Дин стягивает горло убитой оленихе, морщась от усилия, и быстро встает.
- Дальше без меня, коновал.
- Иди уже отсюда, неженка.
- Почему ты не на медицинский поступал? - бросает Дин через плечо.
«Потому что тогда я еще не умел так», - думает Сэм и легко перерезает глотку.
Кровь стекает по темно-рыжей шерсти, капли блестят и тянутся туго, как сироп, он заворожено смотрит, как срез бледнеет, из почти пурпурного становится розоватым, кровь по подвешенной туше бежит быстро, и он едва успевает поймать струйку на пальцы.
Дин не понимает этого. Он мог - да и может сейчас, наверняка - вырезать вампирьи гнезда, на ходу подшептывая подъебки Сэму в спину, или есть стейки, едва схватившие жар огня. Черт, да он готов прокусить Сэму губу и посасывать-облизывать трещину, упиваясь почище любого кровососа.
Но свежевать собственную добычу он не мог. Просто не мог, однажды попробовал, упрямо загнав Сэма в дом. Его хватило ненадолго, и вскоре оленья кровь на земле смешалась с желчью рвоты. Больше они не обсуждали всерьез разделение обязанностей, только подшучивали, Дин даже больше Сэма.
Не обсуждали они и то, что Сэму нравилось - вспарывать живот и вынимать сердце, обрезать кишки, наматывая их на локоть, как веревку, осторожно, чтобы нигде не лопнули и не залили пустое теперь брюхо. Сэму нравилось потом слизывать с пальцев кровь, вымазывая рот, упиваться необычным вкусом, как будто с приправами, словно хороший глинтвейн: ароматный и еще горячий. Иногда он даже прикладывается к обрезанной шее, находит вену и пьет, немного, слишком уж насыщенная звериная кровь, но пьет.
Дин знает об этом, хотя Сэм никогда не рассказывал ему и не замечал, чтобы Дин подсматривал за ним. Он просто знает, может быть, потом чувствует вкус на Сэме или видит в его глазах, хотя что там видеть, кровь ведь не демонская и не приносит Сэму ничего, кроме странного легкого опьянения, как от двух бутылок пива.
Сэм бросает кишки в таз и принимается вытирать брюшину изнутри, собирая остатки крови и капли желчи. Он все-таки не досмотрел, внутренности где-то надорвались, и теперь мясо будет горьковатым, если только не провялить как следует. Горячий запах исходит от развернутой туши, и Сэм не выдерживает, слизывает с шерсти потек, щекочет себе язык острыми волосками.
Это - остатки, как желчь во вспоротом брюхе, невыводимые и уже неопасные, просто, как редкая диновская сигарета на крыльце вечером, которую Сэм будто бы не замечает. Да, вредная привычка, которая не вредит даже самому Сэму, и поэтому Дин поворачивается спиной и закрывает глаза.
Это сэмовский никотиновый пластырь.
Он накрывает раскрытую пасть брюшины чистым полотнищем и вытирает руки об джинсы, облизывает рот, тщетно скрываясь.
- Дин? Иди сюда, кисейная барышня! Будем заносить тушу.
Дин тут же выходит из дома, щурясь на закатное солнце.
- Ты с ними, как с трупами в морге.
- Это чтобы мухи не садились.
- Только я за ноги, понял?
Сэм еще раз трет рот о воротник куртки.
- Как хочешь, девчонка.

***
Джереми и Билли похожи странной неуловимой похожестью брата и сестры, у которых большая разница в возрасте. Не отдельными чертами лица, а чем-то расплывчато-общим, словно однажды им сказали: у вас общие родители, и они согласились и стали притираться. Оба высокие и круглолицые, со светлыми волосами и некрасивыми улыбками.
Билли, которая на самом деле Вильгельмина - Сэм понятия не имеет, откуда взялось это вычурное немецкое имя - крутится вокруг диновского охотничьего пикапа, полируя бока полами синей клетчатой рубашки. Джереми опирается на их черную машину, все ту же, отцовскую, и улыбается.
Дин разговаривает с Билли, сидя за рулем. Он ездил встречать их к городу, и теперь отсиживается в машине, Сэм знает, что у него болит колено, у него всегда болит колено после дороги, но Дин, конечно, не собирается показывать слабость, тем более, перед симпатичной блондинкой.
Их обоюдное заигрывание длится уже годы. Сэм не ревнует, конечно, не ревнует, это все - старая история для Дина, но каждый раз, когда Билли вскидывает голову и улыбается своей широкой улыбкой, показывая неровно посаженные зубы, у него что-то неприятно дергается внутри, как звоночек звонит. Она немного похожа на Джо, не внешне, а темпераментом, дурным упрямством и мгновенным оптимизмом. Наверное, правда, все женщины, связанные с Охотой, похожи между собой. Но Билли ближе всего к ним, даже не младшая сестренка, какой была Джо, а дочь, которой у Дина никогда не было и уже, скорее всего, и не будет.
Сэм давно забыл, когда он по-настоящему хотел иметь семью, ту самую, с женой, собакой и, главное, с детьми. Может быть, он и не хотел ее никогда, и мираж по имени Джесс был только странным воспоминанием о матери, исказившемся в его сознании.
Но Дину всегда была нужна семья. Сэму хватает одного стенфордского курса по психоанализу, чтобы понять: они с Дином, вот такие вот, выросли все из того же диновского стремления удержать Сэма при себе, владеть, любить так, как он может, только так, как Дин умеет - изо всех сил.
И звенящая смехом Билли так легко заполнила бы ту пустоту, которая иногда замораживала их по утрам или наваливалась зимними вечерами, когда Дин сидел, уставившись в одну точку, а Сэм отчаянно пытался вспомнить какую-нибудь нерассказанную ерунду, которой можно было бы заполнить провал.
Но Дин никогда не нарушал границу, а умница Билли успевала подхватить неторопливого Джереми и исчезнуть из их дома на второй или третий день. Позвенела и улетела, говорил всегда Дин, а Сэм не мог понять, что там в его голосе: горечь или облегчение.
Дин выбирается, наконец, из машины и, подхватив Билл под руку, идет к ним. Сэму видно, что он слегка прихрамывает, но это ерунда, сейчас разойдется, вот сейчас он дойдет до деревянного ящика, который одновременно служит парковочным ограждением и местом, где хранится диновский раскладной стул для рыбалки, остановится на секунду, напряжет ногу и пойдет дальше, уже идеально ровной походкой.
Все точно так и происходит.
- Сэм! - кричит Билли, и Дин демонстративно прикрывает ухо. - Сэм, я так соскучилась!
Он обнимает ее за плечи.
- Рад тебя видеть, Билли.
- Ты, кажется, вообще не стареешь, - улыбается она.
- Эй! - возмущается Дин. - А я?
Билли почесывает до невозможного рыжую на солнце бороду Дина. Такое позволено только ей, даже Сэм иногда получает солидный тычок в ребра, если пробует протянуть руки.
- Ты как хороший виски, Дин. Самый лучший.

***
Джереми вышел на след демона. После несостоявшегося Апокалипсиса демоны появлялись реже, но если уже появлялись, то справиться с ними охотникам в одиночку не удавалось. У Дина по этому поводу была своя теория. Он считал, что повторное заточение Люцифера за печати каким-то образом укрепило барьеры, и выбраться из Ада теперь удавалось только наиболее могущественным демонам. К таким Охотам готовились вместе, сообща, собирались по десять-двадцать человек, вынюхивали след, просчитывали слабости, ставили ловушку и загоняли обратно.
Джереми еще не был уверен в своей догадке, и поэтому приехал к ним, советоваться. Дин убрал со стола старые журналы и давно подаренную вазу для фруктов, в которую они с Сэмом складывали мелочь, ключи, шурупы и скидочные купоны.
- Что там у тебя, пацан?
Билли с ними не было. Охота ее не касалась, Джереми так решил, и ничто не могло его переубедить: ни сама Билли, ни то, как отлично она стреляла из обреза или тараторила экзорцизм. Сэм знал, что за это старшебратское упрямство Дин уважал Джереми как никого другого из молодых Охотников.
Сейчас Билли балуется на пристани с диновскими удочками, а Сэм, Дин и Джереми перелистывают привезенные распечатки.
- Серы нигде нет, вот что меня смущает, - Джереми подпирает стену у окна, закрывая свет, и Сэм щурится, разглядывая мелкий отцовский почерк на первых страницах дневника.
Джереми - обратная сторона медали. Его мать после смерти Эшера очень быстро вышла замуж второй раз, но Билли появилась не сразу, Джереми исполнилось десять лет, когда у него родилась сестра. Сэм узнал об этом случайно, Майкл упоминал, презрительно сплевывая на пол, он стал непримиримым женоненавистником после смерти брата. Впрочем, ненавидел он не только женщин, а вообще всех, делая пару редких исключений для Джереми и Дина с Сэмом. Их троих он терпел.
Билли была для Джереми чем-то вроде ангела-хранителя, не в винчестерском, а в старом добром христианском смысле этого слова. Он постоянно рассказывал о ней, запинаясь, почему-то именно Сэму, будто оправдываясь от имени всех старших. Билли узнала про Охоту чуть ли не сама по себе, выискивала Джереми новости, по собственной инициативе звонила старым отцовским приятелям, налаживая оборванные Майклом связи. Именно она однажды позвонила Сэму с Дином и попросила помощи. Джереми возился с водяными духами, и Билли стеснялась признаться брату, что не может найти нужные подробности.
- Сера - это первый признак, - ненужно напоминает Дин. Он сидит за столом, опираясь локтями на столешницу и откинувшись на задних ножках. Маневр по-прежнему отвлекает Сэма, он старается не пялиться на оттопыренную задницу, но ничего не получается.
- Да я помню, - Джереми чешет лоб и вздыхает. - Все сходится: и несколько человек, которые не помнят, что они делали за последние пару суток или даже недель. И локальные стихийные бедствия, не связанные с погодными циклами. Все. Только серы нигде нет.
- Тогда, может, это что-то другое? А погода - просто совпадение?
Многое изменилось после недоапокалипсиса, но главные вещи остались незыблемыми. Дин храпит по утрам, призраков отгоняет соль, демоны оставляют после себя серу.
- Тогда нужно перебрать другие…
- Дин! - крик летит с озера, и они втроем срываются с места, Сэм хватает пригоршню соли из большой миски на столе и краем глаза видит, как Дин бросает Джереми Глок. - Дин!
Они едва не вышибают дверь, несутся, гулко выбивая нечеткий ритм по доскам крыльца, по истоптанной земле во дворе, Сэм умудряется еще подумать, как по-идиотски нелепо будет потерять Билли в доме с двумя охотниками, а потом Джереми отталкивает его плечом, чтобы первым заскочить на пристань, и Дин орет ему в спину, а Билли, сидящая на самом краю Билли смеется и держит что-то в руках, блестящее, как… Как…
- Дин, ты меня убьешь, я знаю, - говорит она и хохочет, сверкая светлыми волосами.
Билли поймала рыбу.

***
За ужином Джереми демонстративно ест диновскую оленину. Билли со смехом извиняется в сотый раз, но Джереми упрямо жует жесткое мясо, которое так и не успело протушиться. Он, правда, заливает его пивом, так что, наверное, даже не чувствует, что Дин опять поторопился с готовкой.
- Боюсь, Билли, мы видимся с тобой последний раз в жизни. Дин больше не пригласит тебя сюда.
Несчастного окуня едва разделили на троих, но Билли сияет, а Дин смеется и хлопает ее по плечу, это означает, что он на самом деле обиделся. Сэм не может упустить такую возможность.
- Я буду звонить тебе, мы можем встречаться где-нибудь на нейтральной территории. - Билли косится на Дина. Она все еще чувствует себя виноватой. - Дин нас не разлучит, правда, Сэм?
Дин скалится, выглядит это и правда жутковато.
- Это - нарушение священного хозяйского права.
- Ты не мог воспользоваться этим правом последние двадцать лет.
Дин больно пинает Сэма под столом.
- Хоть бы раз встал на мою сторону. - Сэм слышит паузу для «сучки» и улыбается.
Как будто они приехали просто так, и нет никакого демона на радаре у Джереми, не нужна никакая помощь, только ужин со старыми друзьями, последними друзьями, которые у них с Дином остались.
- Это - главная обязанность младших детей, - отвечает он Дину. - Вы же нам тоже не прощаете ничего.
Дин улыбается углом рта. Он прекрасно слышит, что на самом деле говорит ему Сэм.
Они уже так давно все попрощали друг другу, Сэм уже даже не помнит, когда им с Дином приходилось ссориться из-за чего-то посерьезнее неразобранной сушки или закончившейся выпивки. Люди, случайно начавшие и неслучайно предотвратившие Апокалипсис, очень толерантны к промахам своих ближних. Особенно, если этот самый ближний как раз и помогал ломать, а потом - ставить заново печати.
Сэм тогда страшно боялся, что Дин оставит его где-нибудь у Бобби или просто в номере мотеля, едва забрав из больницы, беспомощного, как котенка, такого же полуслепого, обмотанного бинтами и пустого от потери крови и силы. Не потому, что Дин не простил. А потому, что, даже простив, он не мог забыть сэмовские ошибки.
Дин надавал ему по шее, как только Сэм поправился достаточно, чтобы сидеть в постели.
- Придурок ты.
- Это ты, - слабо огрызался тогда Сэм, пытаясь не схватиться за Дина, обрывая рукав на куртке. Ему было так страшно, как никогда в жизни, и дыра вместо глаза только усиливала ужас, Сэму казалось, что стоит только повернуться к Дину левой стороной, и тот исчезнет, совершенно бесшумно, даже не через дверь или окно, просто растворится в воздухе, свалит к своим дружественным ангелам, прикрывавшим им спину, когда они спускали Люцифера в Ад.
Они больше не разговаривали об этом. Дин не начинал разговор, потому что - это Дин, он никогда не откроет рот, если ему есть, что сказать. А Сэм так никогда и не перестал бояться.
Они перебрасываются пустыми оскорблениями, потом неспециально возвращаются к Охоте, Джереми начинает издалека, вспоминает, как он в первый раз увидел призрака.
- Как не обмочился, до сих пор не понимаю.
Билли грубовато смеется.
- Сэм тоже запачкал штанишки, когда отец первый раз попросил его посидеть за рулем, пока мы раскапывали могилу.
Сэм толкает по столу пустую пивную бутылку, на слух и расплывчатый темный силуэт Дина. Он уверен, что Дин поймает, уверен, что получит в ответ каким-нибудь, да, в этот раз скрученным, полотенцем, брошенным на правую сторону так, чтобы Сэм легко поймал и уронил рядом со своим стулом.
- Помнится, кто-то тут плакал над поцарапанным крылом своей детки. Не знаешь, кто, Дин?
- Точно как Билли, - немного тянет Джереми, откинувшись на стуле. - Не дай бог мне сесть за руль ее пикапа. Не гони. Почему ты плетешься? Поцарапаешь хром - убью. Ты, что, не заметил знак? Кто тебя учил так водить?
Сэму вдруг хочется сесть в Импалу, опустить окно и закрыть глаза, ловя ветер. Чтобы Дин слева, пусть Сэму теперь приходится разворачиваться в полоборота, чтобы все видеть, зато он не обязан больше читать карту и может не комментировать знаки. Там было ограничение, Дин. Не больше шестидесяти, ты что, хочешь, чтобы нас остановили? Давно не сидел в тюрьме, придурок?
Он хочет, чтобы Джереми и Билли уехали. Прямо сейчас. Хочет добраться до Дина, который непонятно почему сидит так далеко, что даже протянутой ногой не зацепить, вытащить его из-за стола и аккуратно устроить на кровати. Сэма накрывает, так, как давно уже не было, он жмурится и трет рукой бровь над левым глазом - пустая привычка, еще один никотиновый пластырь - чтобы не чесать сухую тряпочку века.
Им все равно ничего не удастся сегодня, в доме никакая звукоизоляция и двери гостевой спальни выходят точь-в-точь к дверям хозяйской, официально в ней спит Дин, потому что там кровать поменьше. Сэма разбирает смех при мысли о том, что они, как в старые добрые времена, вынуждены придумывать отмазки, Дин уже жаловался сегодня на то, что ему придется спать в одной кровати «с этим снежным человеком, честное слово, отец его подобрал где-то в горах и повесил мне на шею в качестве наказания».
- Сколько раз нам эти машины жизнь спасали, - говорит Дин почти мечтательно, словно он вспоминает свою первую девушку. Билли хлопает по столу и указывает пальцем на Дина.
- Вот. Вот, что я имею в виду. Береги ее и она сбережет тебя, Джереми.
- От демона меня твой пикап не спасет, - коротко говорит Джереми, и Сэм выравнивается, а Дин ловит руку Билли, осторожно перехватывая обвиняющий палец.
- Билл.
- Я не знаю, что делать.
- Это может быть и не демон.
- Вы же должны знать все, Винчестеры! - рычит Джереми, и вся дружеская легкость, приправленная алкоголем, улетучивается.
Они молчат, Сэм не знает, что сказать, кроме «извини», Билли тяжело дышит, почти всхлипывает, выдергивая руку из диновской хватки.
- Подожди здесь, - Дин вдруг встает и выходит из кухни, на ходу зачем-то хлопая Сэма по плечу. - Мы и правда должны знать все, Джереми, - он идет где-то там по дому и продолжает говорить, Сэм слышит скрип дерева, пол, затем дверь. - Особенно про демонов, с нашей-то семейной историей. - Кровать, старое покрывало трещит под диновскими коленями, - но иногда, - клацает ручка тумбочки, и Сэм догадывается.
- Что? - переспрашивает Джереми.
- Иногда мы тоже что-то упускаем. Тогда Сэмми обращается к нашему лучшему источнику.
Дин возвращается, но не садится за стол, становится рядом с Сэмом, справа, чуть впереди, так знакомо, упираясь рукой об столешницу.
Отцовский дневник ложится на самую середину, такой же потрепанный, как и почти сорок лет назад, с закладками, желтыми вклейками и вырезками, прикрепленными скрепками, толстый, не закрывающийся уже. Сэм несколько раз пытался начать вести новый, но у него никогда не получалось, и, сидя за ноутбуком или в библиотеке, он по привычке тянулся за знакомой потертой кожей, раскрывал на первой попавшейся свободной странице и начинал вписывать нужное.
- Он все равно знал о них больше, - говорит Дин, хлопая по обложке. - Мы с Сэмом очень старались, я вот методы изучал на практике, а Сэмми… внедрялся. Но отец был единственным настоящим охотником на демонов. Никто с ним не сравнится.
Джереми хмурится.
- Ты хочешь..?
- Забирай дневник себе. Он нам уже давно не нужен.
Дин толкает дневник по столу, и он аккуратно подъезжает прямо под руку Джереми, словно по собственному желанию меняет хозяина.
Сэм хватается за лежащую у него на плече диновскую ладонь.
Так… странно. Как будто он прощается с отцом, опять - не там, в больнице, где они последний раз виделись - а в номере мотеля в Чикаго, все трое изодранные в клочья, но счастливые и молодые, даже отец тогда был молодым, Сэм это так хорошо понимает сейчас, сильным и таким опасным, что его боялись даже генералы Люцифера.
- Да, - кивает он, - берите. Может быть, там найдется то, что мы с Дином упустили.
Дин подталкивает его локтем в плечо, получается сразу «спасибо», и «молодец», и «так будет правильно».
Они прощаются на следующий день под вечер, Билли виснет на Сэме, скользя мокрой щекой по щеке, и обнимает Дина, почему-то коротко. Джереми не выпускает из руки дневник Джона, хлопая Дина по плечу.
- Спасибо.
Дин улыбается и подталкивает Джереми к машине.
- Езжайте уже. А то мне Билли сейчас потоп устроит.
Сэм жмет руку Джереми.
Билли уже заводит машину, а потом наклоняется через брата и смеется в открытое окно.
- В следующий раз я покатаюсь на твоей Импале.
Дин салютует ей средним пальцем.
Сэм не может дождаться, когда, наконец, они завернут за поворот.

***

Дин толкает его на кровать и нависает сверху, скрестив руки на груди.
- Чего тебе? - уточняет Сэм, расстегивая ремень на джинсах. Дин смеется и гладит себя раскрытой ладонью.
- Да так. Хочу с тобой о погоде поговорить.
- Лежа?
- А что? Так намного удобнее.
Дин упирается коленями в кровать и хлопает Сэма по бедру.
- Стягивай быстрее.
Сэма почему-то заводит такое деловое начало, вроде как сейчас будет быстрый перепихон, а не тянущаяся пару часов сессия, на которые Дин в последнее время большой мастер. Сэм не жалуется, он и сам каждый раз старается затянуть секс, выматывая их обоих за один оргазм так, что потом они спят до двенадцати дня, и Дин не торопится выбираться из кровати.
- Опаздываешь на свидание? - Сэм избавляется от джинсов и трусов, оставляя Дину футболку, и расставляет ноги пошире. Дин довольно рассматривает его, ухмыляясь в бороду, Сэма пробирает от его взгляда, и он отворачивается, утыкаясь носом в покрывало.
- Опаздываю, - тянет Дин. - На свидание с твоей задницей.
О, господи.
- У меня даже стояк пропал от такого.
- Ничего, - утешает его Дин, легко поглаживая никуда не девшийся стояк. - Это дело поправимое.
Дело и правда поправимое, Дин уверенно обхватывает его член. Он, наверное, за всю жизнь дрочил Сэму чаще, чем себе, и через минуту Сэм уже выгибается и стонет, а Дин опускается ниже и облизывает головку, щекочет языком.
- Дин, - стонет Сэм, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. - Дин, колени.
- Срать на колени, - хрипит Дин, порнушно чмокая губами. - Я соскучился, Сэмми.
Он, похоже, соскучился весь: горячим и мокрым ртом, ползающим по члену, иногда отпускающим и опускающимся ниже - Сэм тогда раздвигает ноги и поощряет Дина короткими звучными выдохами - уверенными руками, скользящими по сэмовским ногам, пальцы забираются под колени и ласкают там, у Сэма это - слабые места, он смеется и вскидывается еще, пусть не очень удобно свисать с кровати, но зато так хорошо.
- Я тоже ждал, когда они уедут, - признается он, когда его немного отпускает, хочется все так же сильно, но Дин не терзает его член, замирает с полуоткрытым ртом, только трет подбородком сэмовский пах, царапая колючей бородой.
- Как будто детей в школу отправили, - смеется Дин.
Точно. Отправили, только не в школу, а с кольцом к Ородруину, но Сэм не будет озвучивать свои мысли, потому что Дин уже отдал отцовский дневник. Наверняка Джереми и Билли будут к ним приезжать и даже спрашивать совета по поводу Охот, но тогда, на кухне Дин сказал все, что думал.
Они вышли из строя, уже давно, на самом деле, а теперь –окончательно, оставив себе только собственные воспоминания. В отцовском дневнике намного больше страниц, написанных Сэмом или Дином, нежели Джоном, все, что они знают о демонах, призраках, зомби и вампирах, есть там. А остальное Джереми не пригодится.
Сэм подтягивает ногу, упираясь пяткой в матрас.
- Давай уже. Папочка.
Дин, морщась, поднимается с колен и наконец-то расстегивает джинсы. У него стоит уже порядочно, и Сэму впервые за последние несколько лет неважно: это Дин сам или с помощью Виагры, которая прячется в том же ящике, где лежал раньше дневник отца.
Сэм обнаружил страшную диновскую тайну случайно, он рылся в тумбочке в поисках фонарика, или точильного камня, или еще какой-то ерунды, выдвигал все ящики без разбора и неожиданно наткнулся на упаковку знаменитых синих ромбиков.
Конечно, он смеялся. Как ненормальный, вслух, хорошо, что Дина не было дома, смеялся, сидя на кровати и вспоминая последние пару раз, когда Сэм только что не отползал, а Дин хватал его за бедра, смеялся и вставлял по новой, выдавливая еще один слабый, почти болезненный оргазм. Он смеялся и представлял себе, как вечером, когда Дин приедет из города, Сэм устроит ему пару мучительных часов, а потом…
Сэм ничего это так и не сделал. Он промолчал, хотя его распирало, проулыбался сам себе весь вечер, получив от Дина пару достаточно обидных замечаний, а ночью неожиданно проснулся в панике и на проверку отсосал Дину - просто чтобы убедиться, насколько все серьезно. Убедился он достаточно быстро, сонный Дин без пререканий подставился в ответ, и Сэм расслабился. Теперь его беспокоила только одна мысль: как бы не проговориться. Потому что если Дин узнает, что Сэм в курсе? Земля пожалеет о несостоявшемся Апокалипсисе.
Но сейчас, похоже, Дину не нужна никакая Виагра, и так стоит, темно-красный член подрагивает, Сэму хочется взять его в рот, но не в этот раз, как-нибудь потом, потому что Дин уже наклоняется над ним и трогает пальцем вход.
- Пусти меня, - просит он негромко. - Сэмми.
Сэм расслабляется, впуская Дина, который по-прежнему никуда не торопится, гладит его внутри облизанными пальцами, оттягивает чуть вниз, Сэм от такого только что не кричит, так хорошо и сильно. Дин каждый раз смеется и просит потерпеть еще немного.
- Сейчас, сейчас я тебя трахну, потерпи, детка.
Боже, Сэм до сих пор помнит, как Дин назвал его деткой в первый раз, ему было тогда четырнадцать, и они толкались на последней скамье церкви, ждали, пока пастор Джим закончит проповедь. Сэм тогда активно проживал стадию подросткового бунта, неплохо подкрепленную инцестуальными отношениями со старшим братом. Он хватался за Дина везде и всегда, почти нарываясь на то, чтобы их поймал хоть кто-нибудь: отец, Бобби, Джим. Дин придерживал его, но слабо, снисходительно позволяя Сэму слишком многое. Вот и тогда он даже не дернулся, когда Сэм запустил ему руку между ног, надавил на член и принялся шептать в ухо казавшиеся ему невероятно грязными обещания. Дин только обхватил его за плечо, прикрывая от ближайших соседей, сидящих на соседнем ряду, и пробормотал в ухо: «Так хочется, детка? Потерпи немного».
Он перетерпел тогда и терпит сейчас, пока Дин тяжело опускается сверху, забрасывая одну ногу Сэма себе на бедро, зажимая его член между их животами. Сэм ерзает, поставляясь, поглаживая бока Дина, забираясь на спину. Дин гладкий и теплый, Сэм тащится, тянется, приподнимая голову, ловит диновский рот, пробует гладкость и тут, увлекается поцелуем и отрывается, вдыхая, только когда Дин, наконец-то вставляет ему, длинно и бесконечно хорошо.
- Дааа, - они стонут в один голос, и Дин не останавливается, скользит в нем, раскрывая Сэма все шире с каждым толчком.
Ничего не изменилось, все также хорошо, все тело гудит и скручивается, и Сэм бесстыдно приподнимается под Дином, просит его, сначала толкая локоть, потом, когда Дин не реагирует, словами:
- Дин, подрочи мне. Давай, не стесняйся.
Дин фыркает ему в ухо, но приподнимается и запускает руку между ними, скользя пальцами по потным телам. Сэм вскидывается и довольно мычит.
Он уже почти готов, еще совсем чуть-чуть нужно, если Дин будет также обрабатывать его с двух сторон, Сэм не продержится и минуты, в спине уже собирается заряд, поэтому он обхватывает диновский затылок и тянет за короткие волосы.
- Дай… Дин…
Не хватает воздуха на слова, он вдыхает и опять стонет на члене. Дин целует его шею, там уже точно красное пятно от бороды, Сэм хочет такие по всему телу.
- Посмотри, посмотри на меня.
Дин поднимает, наконец, голову, сжимает руку на сэмовском члене и покачивает бедрами, расширяя Сэма.
- Давай уже, Сэмми. Не могу больше.
- Смотри. Дин.
Дин распахивает глаза и длинно кричит, сбиваясь с ритма, Сэма подхватывает и срывается вдогонку, хрипит что-то и зажмуривается, выплескивается в диновскую ладонь. Ему мало почему-то, хочется тут же еще, и он сжимает задницу, выдаивая из Дина еще пару полузадушенных вздохов.
Когда он открывает глаза, Дин все еще смотрит, чуть нахмурив одну бровь.
- Не хватает ласки, Саманта?
Сэм сбрасывает ногу с диновского бедра и вытягивается, насколько может.
- Я тоже соскучился, - говорит он, честно глядя Дину в глаза. Он знает, что потом ему еще не раз выскажут по этому поводу, но сейчас Сэму слишком хорошо, чтобы думать о завтрашнем дне.

***
Когда Сэм выходит на кухню, Дин ползает на четвереньках по полу и чертыхается.
- Что случилось?
- Я разбил эту ебаную вазу. Смахнул со стола и вдребезги. Все в стекле, мелочи и конченых гайках. Еще и руку порезал, когда полез собирать.
Сэм смеется, но Дин, похоже, серьезно расстроился, он растерянно разметает по полу темно-зеленые треугольники стекла, которые приятно клацают, ударяясь друг об друга и о четвертаки.
- Да ладно тебе, - Сэм протягивает ему руку. - Подметем сейчас, а что не подметется, останется под холодильником.
Но Дин не встает, усаживается на чистое место и вытягивает ноги, скрещивая в лодыжках.
- Не встану.
Какой-то подростковый бунт на ровном месте. Сэм знает, что лучше всего перемолчать, не обращать внимания, но ему хочется кофе, а ноги Дина мешают дотянуться до полки, где хранится банка с зернами.
Сэм вздыхает и усаживается на отодвинутый стул.
- Что такое?
Дин кривит лицо и трет бровь большим пальцем. Он действительно очень расстроен, Сэм читает по линиям на лице: упрямое диновское раздражение, непонятно от чего появившееся в глазах и морщинах.
- Ты думаешь, я зря отдал отцовский дневник?
Ну, конечно. Вот оно - накатило с опозданием. Так по-диновски: принять решение, а потом засомневаться в его правильности. Он, конечно, никому не покажет свою неуверенность, только Сэму, который смотрит на эту изнанку - как ковбойская перчатка: задубевшая кожа снаружи и мягкая свалявшаяся шерсть изнутри - и до сих пор смущается от слабости старшего брата.
Он решает поступить так, как поступает в таких случаях всегда: вычесать изнанку.
- Почему ты так думаешь?
Дин вворачивает в рот верхнюю губу и начинает выкусывать длинную волосину уса.
- А вдруг он еще понадобится нам?
Сэм удивленно поднимает голову.
- Зачем? Мы с тобой на Охоту последний раз ездили сто лет назад. Это я почти буквально говорю.
- А если кто-то приедет с вопросом? Как Джереми.
- Для этого у нас полная комната книг Бобби и моих. Приедут, мы сядем, найдем и поможем. А дневник - это как инструкция для чайников. Для поиска на ходу, а не длинных вдумчивых исследований. Он нужнее в дороге, а не здесь у нас с тобой, в тумбочке.
Дин стискивает зубы, но не отвечает. Молчит, только колупает носком ботинка закатившийся за ножку стола винтик. Сэм уже предвидит следующий вопрос.
- А вдруг мы захотим поехать на Охоту?
Дин смотрит на него снизу так, как будто Сэм - его единственная надежда, как будто от его слов зависит вся жизнь Дина. Как будто сейчас Сэм скажет «нет», и все.
Сэм подвигается вместе со стулом, шкрябая по полу, и упирается ногой в колено Дина.
- Эй. Послушай меня. Дин. Дин.
- Ну? - буркает Дин, отворачиваясь.
- Если захотим, то найдем себе что-нибудь. И нам не нужно возить с собой никакой отцовский дневник. Разве ты и так не помнишь его наизусть?
- Допустим, - невнятно говорит Дин.
- Ну, давай. Четырнадцатая страница?
- Кэлпи. Там почти ничего нет, отец на них только два раза натыкался и то, случайно. Две газетные вырезки, имена погибших. И рисунок ручкой. Хреновый, кстати.
Сэм коротко смеется.
- Тридцать вторая?
Дин взмахивает рукой.
- Нашел, кого спрашивать. Адские гончие, Сэмми. Я плохо помню эту страничку, боялся заглядывать туда, сам понимаешь. Только то, что там ссылки на Библию, переписан кусок из Откровения.
Сэм одобрительно хлопает по спинке стула.
- Вот видишь. А если положить его на корешок, на какой странице откроется?
- Ерунда, - говорит Дин. - Водяные и русалки. Ты там дописал приличный кусок, полстраницы почти. Там еще следы от скрепок и…
- Темный круг от чашки, - заканчивают они вместе.
Дин улыбается, никаких больше сомнений, и Сэму на секунду становится неловко. Потому что он соврал. Они никогда больше не будут охотиться, и Дин наверняка это отлично понимает. Но ему нужно было услышать каждое сказанное сейчас слово, и Сэм легко соврет ему еще сотни раз, если только Дин попросит.
- Тебе еще надоест охотиться по второму разу, - говорит он, вставая со стула и опять протягивая руку Дину. На этот раз тот хватается и с кряхтением подтягивается. - Посмотришь, лет через пять будем ехать с тобой в Импале, и ты скажешь: Сэмми, пора уже с этим завязывать.
Дин усмехается и отталкивает сэмовскую руку.
- Ты варишь кофе, я подметаю.
- Идет, - соглашается Сэм и добирается, наконец, до банки с зернами. Запах вырывается из-под жестяной крышки, и Дин бесстыдно стонет.
- Сэмми…
- Сначала убери за собой.
- Сэмми!
Сэм прикрывает банку одной рукой, а второй удерживает за плечо Дина, который, похоже, тянется всерьез.
- Будешь жевать зерна? - уточняет Сэм. Дин обиженно кривит лицо и отворачивается в угол, где стоит метла с высокой деревянной ручкой.
- Больше никаких минетов.
- Договорились. - Сэм знает, кто первый приползет завтра же утром к нему под одеяло.
Дин включает радио и тут же подхватывает что-то неопределенно-тяжелое. Сэм так и не научился различать ничего, кроме тех шести кассет из Импалы, пропечатавшихся на его костях не хуже узоров Кастиэля.
Он мелет кофе и думает о том, что для разнообразия займет сегодня стул на пирсе. На улице светит яркое солнце, можно будет как следует прогреться. До тех самых узоров.

***
Сэм дергается от слишком громкого всплеска воды и только тогда понимает, что уснул. Солнце опускается за горы, похоже, где-то часа четыре пополудни, поднялся легкий ветер, но небо чистое. Дождя завтра не предвидится. Можно будет попробовать съездить с Дином в город, он давно уже не покупал себе новых книг. Сэм встает и трет засиженную спину, смотрит на часы. Так и есть: полпятого, пора обедать, то есть, растолкать Дина, который тоже наверняка отключился за книгой, и заставить его приготовить поесть. Сэм планирует выпить сегодня лишнюю бутылку пива или, может быть, даже немного виски, иначе ему не заснуть ночью.
Дверь в дом открыта, Дина не слышно, Сэм заходит на кухню и останавливается, улыбаясь. Так и есть: Дин спит, сидя за столом, сложив руки на раскрытой книге, опираясь грудью на спинку вечно стоящего задом наперед стула.
Сэму хочется дать ему поспать, может, даже сфотографировать на телефон, не для того, чтобы обстебывать потом, а просто так - для себя. Но Дин же сам будет жаловаться, что шея болит от неудобной позы. Поэтому Сэм подходит и легко теребит его за плечо.
Дин плавно, каким-то танцевальным движением сползает на пол, не падает, а именно стекает, складываясь аккуратно между столом и плитой.
Сэм недоуменно хмурится.
- Дин? - говорит он. - Ты чего?
Дин не отвечает.
Сэм присаживается на корточки и осторожно прикасается к неудобно вывернутой руке.
Ледяной руке.
- Дин? Дин, что…? Дин!
Сэм отталкивает стол одним движением, он вылетает в прихожую и опрокидывается уже там. Освобожденный Дин легко переворачивается на спину и смотрит на Сэма.
У него удивленный взгляд ребенка, в первый раз попавшего на аттракционы. Даже рот слегка приоткрыт. Только он не моргает вообще. И не дышит.
Сэм припадает ухом к груди, трясет его, бьет по щеке, сильно, должен был остаться отпечаток, но ничего, ни следа.
- Ты что?! - орет Сэм. Ему кажется, что он сейчас проснется еще раз на пирсе. - Ты что, с ума сошел?! Что ты сделал, Дин? Как ты посмел, придурок, ты куда это собрался, без меня, эй? Эй!
Он не плачет, куда там, его колотит от ярости, он хочет, чтобы Дин очнулся немедленно, тогда Сэм убьет его еще раз, за то, что ему могло придти такое в голову, такое, о, господи.
Еще раз.
Голова Дина теперь повернута набок, как будто он уворачивался от сэмовской пощечины. Сэм смотрит на приоткрытый рот, почти спрятанный за бородой. На острые торчащие ресницы. На красноватый нос, он опять обгорел вчера, он…
- Дин, - стонет Сэм, подхватывая его на руки, приподнимая, прислоняя к себе. Дин холодный, не ледяной, просто… Он чуть остыл тут, на кухне, на сквозняке, может быть, Сэм придерживает рукой тяжелую поясницу, Дин все время сползает, вырывается из его рук, он всю свою жизнь не любил обниматься. - Дин. Это… Сердце, да? Сердце? Ты устал тут и жарко, правда, очень жарко, тебе нельзя столько на солнце, мы больше…
Дин не отвечает.
- Послушай меня, Дин. Зачем ты, ты что, куда ты, хочешь вернуться туда? Ты же там был уже, Дин. Ты же видел все, что там, ничего такого. Послушай, Дин, там же ничего нет настоящего, это как с джином тогда, помнишь, помнишь? Ты же сам догадался, что так не бывает, Дин. Так не может быть.
Дин отказывается слушать.
Сэм поднимает его, едва не ломаясь под тяжестью, поддерживает под коленями, рычит, вскидывая на руки, голова Дина мягко прислоняется к сэмовскому плечу. Стол загораживает выход, но Сэм отпихивает его еще раз, проходит через дверь и останавливается на крыльце перехватить.
Солнце опустилось лишь на пару дюймов, может быть, пять часов вечера, думает Сэм, шагая по пирсу. Тот прогибается под ними двумя, жалостливо стонет, и Сэм велит ему заткнуться.
Он опускается на колено и очень осторожно кладет Дина. Тот моментально раскидывает руки, занимая все пространство вокруг себя. Он точно также спит под утро, на всю кровать, оставляя Сэму только узкую полоску на самом краю.
Сэм устраивается на этой узкой полоске, приподнимает диновский сжатый кулак и аккуратно разгибает пальцы.
На бледной влажной ладони лежит четвертак.
Сэм медленно закрывает назад пальцы, оставляя еще теплую монету в руке. Дин ее подобрал, пусть и решает, что с ней делать.
Вода под пирсом плещется, жадно облизывая опоры. Сэму слышно хорошо, озеро прямо под ухом, за тонкой деревянной доской. Он кладет голову на привычное место, где плечо переходит в грудную клетку, и смотрит на Дина.
А Дин смотрит в чистое и необыкновенно пустое небо.


Изображение



* Дин читает Сэму «Дэниела Мартина» Джона Фаулза


Последний раз редактировалось Демоны 21 май 2010, 18:48, всего редактировалось 3 раз(а).

21 май 2010, 00:37
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
9/9 :tear:

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


21 май 2010, 01:49
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 фев 2010, 14:39
Сообщения: 77
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
Постаревшие, уставшие, больные, но так трогательно заботящиеся друг о друге.
В конце текста я рыдала навзрыд.
Невозможно болезненный и очень классный текст.
10/10

_________________
на diary http://www.diary.ru/member/?1211154 с 23.05.2009


21 май 2010, 02:00
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек 2008, 22:37
Сообщения: 292
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
это было прекрасно.
это было больно.
это было правильно.
почему-то послеохотничья жизнь Винчестеров представлялась мне именно такой: покой и никого, кроме них.
милые привычки: чтение, рыбалка, охота, готовка, разделка добычи и секс
в конце перехватило дыхание и навернулись слезы на глаза.
Демоны, премного благодарна :heart:
10/10

P.S. арт замечательный :flower:

_________________
The Road So Far...
Они братья по крови и братья по духу, и невозможно отделить их друг от друга. Они проклянут всех, кто осмелится. (c)


21 май 2010, 02:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 05:04
Сообщения: 203
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
Очень больно.
10/10

P.S. Вчера в раздрае не написала. Арт — изумительно прекрасен. Хотя вторая иллюстрация реально пугающая.
Спасибо автору и художнику.
Перечитать, наверное, не решусь, но текст из головы не выходит.


Последний раз редактировалось Addie Dee 21 май 2010, 13:26, всего редактировалось 1 раз.

21 май 2010, 03:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2008, 02:29
Сообщения: 49
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
8\10
Спасибо большое автору. Очень атмосферно. Безумно понравилось всё, кроме слеша). Разумеется - имха, но в данном случае без него фик был бы тоньше, интимнее. Я помню про тему дня), возможно корректнее сказать - без такого количества слеша. В остальном фик прекрасный и какой-то очень правильный.


21 май 2010, 04:56
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 17:26
Сообщения: 376
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
В процессе прочтения все думалось: надо Крипке и Гэмбл позвать автора писать эпилог 6.22, но в финале так вынесло, что чуть не закрыла страницу, даже не проголосовав. Но нервы нервами, а 10/10 без вариантов.

_________________
http://felisha.diary.ru/


21 май 2010, 10:03
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 апр 2010, 19:07
Сообщения: 124
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
8/10
Красиво и грустно...

_________________
Не иди позади меня — возможно, я не поведу тебя. Не иди впереди меня — возможно, я не последую за тобой. Иди рядом, и мы будем одним целым. (с) Индейская мудрость


21 май 2010, 11:35
Профиль ICQ WWW
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
у вас в заголовке темы стоит название темы дня, а не темы фика


21 май 2010, 13:01

Зарегистрирован: 02 апр 2009, 03:37
Сообщения: 73
Сообщение Re: День 5. Авторский фик, "Что есть и чему никогда не бывать"
9/9.


21 май 2010, 13:05
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 мар 2010, 18:35
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Чорт, как душещипательно..... :( :( :( Не могу собрать в куску остколки своих чувств... :( Арт просто удивительно атмосферно подходит. :heart: А последняя сцена- просто невозможно офигительна!! :heart: Большое спасибо автору и художнику! :flower:
10/10

_________________
Heitch!


21 май 2010, 15:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
8/10
Мне действительно очень понравился этот фик. Один из тех рассказов, от которых больно, но как-то правильно больно. Виечестеры замечательны, невероятно живые и настоящие, за что отдельное спасибо.
Единственное - были несколько моментов, которые не очень вписывались в общую канву (преимущественно NC, для меня), за что снизила первую оценку.
Но всё же браво автору :heart:

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


21 май 2010, 16:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 12:50
Сообщения: 65
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Очень сквиковый для меня фик, но я всё-таки прочитала. :mosk:
Написано - отлично, но так больно после него... :( Очень бы не хотелось, чтобы братьев ждало такое будущее. Не буду объяснять - почему, это как раз из-за тех личных сквиков. Но сам по себе текст - очень пронзительный, грустный и хороший. Наверное, он и правильный, но так не хотелось бы, чтобы всё закончилось вот так(((


21 май 2010, 17:09
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 14:48
Сообщения: 31
Откуда: СПБ
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Блин, это было сильно...
Это жуткий сквик для меня - смерть, но начав читать, не смогла остановиться.
С одной стороны - не хочу этого знать, просто не хочу, в моей идеальной вселенной - они всегда молоды, красивы и счастливы :lol:
С другой - это так взаправду, что даже сердце защемило(
Короче, вся в растрепанных чувствах, ушла забывать эту версию развития событий...
10/10

_________________
Ниоткуда с любовью


21 май 2010, 17:21
Профиль

Зарегистрирован: 17 сен 2008, 12:45
Сообщения: 165
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
хорошая вещь... спасибо
8/10


21 май 2010, 17:38
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2008, 15:25
Сообщения: 16
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
10/10
Невероятно больно, но так верибельно, что иначе уже и никак вроде. Спасибо

_________________
На дайри с 27 марта 2008 - http://www.diary.ru/member/?662044


21 май 2010, 20:00
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 14:19
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Удивительно . но не чувствовала никакой боли. очень светлый фик. )) Долгая жизнь. Любовь до самого последнего дня. Покой. Вместе до самого последнего дня. Смерть без боли и страха. Мне жалко Сэма. Остался один. Это ужасные слова, но надеюсь не надолго и они встретятся скоро. Спасибо автору, что не побоялся заглянуть так далеко. Я бы и не желала им другого. Все хорошо.
Тема: "Что есть и чему никогда не бывать" значит ли это, что автор не верит в такой финал истории про братьев? Это только мечта?


21 май 2010, 20:40
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 авг 2008, 23:20
Сообщения: 42
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
10/10


21 май 2010, 21:53
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 дек 2008, 03:38
Сообщения: 122
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Демоны, спасибо.
Дико жалко Сэма. Надеюсь, Дину не придется долго в одиночку болтаться по Кливлендскому
ботаническому саду.

10/10


21 май 2010, 22:20
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2009, 23:04
Сообщения: 97
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Фик на память. Меня, правда, смутил секс после отъезда Джереми и Билли, в том плане, будто посягнула на святое. Просто другой ассоциации подобрать не могу, но мне было очень неуютно и стыдно, все-таки это их личная жизнь. Простите за сумбур ))

9/10


22 май 2010, 00:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
ВСЕМ!!!
Спасибо, что прочитали и оценили. Особенно тем, для кого возраст оказался сквиком.

Alix Не вижу тут особой смелости, но от удачи команда не откажется )))

Zerkalo Наверняка, ненадолго ;)
Скорее, первое. Мечтать о таком варианте даже не хочется.


22 май 2010, 00:27
Профиль

Зарегистрирован: 27 янв 2010, 12:10
Сообщения: 149
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Понравилось очень, но похоже на один фик про Дженсена и Джареда, конец один в один почти, поэтому впечатления не такие сильные. И инца мне тут показалась лишней.
В общем текст просто обалденный, читается с огромным удовольствием.
8/10


22 май 2010, 00:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 329
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Ему по-прежнему рвет душу на части, когда его старший брат вот такой вот: замерший на краю, снятый с предохранителя Кольт, неописуемо прекрасный, и чудесным образом живой, живой, как поверхность озера на ветру - неуловимый и сияющий.

много еще чего хотела процитировать, но, наверное, не буду... на читать и погружаться и растворяться и течь медленно и неотвратимо к финалу...

Текст прекрасен необыкновенно...

героями
сутью
формой
деталями
красками
атмосферой

детали просто поражают... они говорят много не только о Братьях, но еще больше об авторе...

такая мелочь вроде бы - Дин бросает полотенце так, чтобы Сэм мог его увидеть и поймать...
Сэм такой бесконечно любящий, мудрый и нежный...

Господи, как страшно, наверное, оставаться на краю одному, когда уже ничего и никого в твоей жизни не будет... описано так сильно, что соплями захлебываешься от сострадания...

а Дин знал, что умрет сегодня... ваза разбилась и он прихватил монетку Харону...

я у ваших ног, автор... спасибо вам невероятное...

10/10


22 май 2010, 00:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 14:19
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Демоны
Что есть и чему никогда не бывать тема собственно меня и насторожила. )) Пусть будет лучше ))
9/10


22 май 2010, 00:52
Профиль

Зарегистрирован: 17 окт 2008, 10:15
Сообщения: 70
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Очень сильная вещь! Несмотря на не радужную атмосферу, остается какое-то ощущение правильности! Браво автору! 10\10


22 май 2010, 02:34
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 июл 2009, 15:15
Сообщения: 120
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Долго и грустно.
Там, где все заканчивается. Фаулзом, Хароном, Дином и Сэмом.
Там, где вода лет наконец забирает дыхание.
Возраст, нца, увечья и борода Дина — не слишком приятные вещи как для меня, но поэтичность текста все окупает.
Дин так и не поймал большую рыбу...

9/10


22 май 2010, 08:55
Профиль
чуткие натуры, романтики!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 07:34
Сообщения: 149
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
не думала, что получится что-то внятно сказать. да и не хотела. но мимо пройти, уже прочитав этот текст, не получается, просто не могу. не мой текст, во многом сквиковые темы (и сразу несколько), зато как написано! прочла два раза, не удержавшись: замечательная пейзажность, очень живая и верибельная, хорошая детальность, когда каждая деталь не провисает нигде, а приходится к месту, как пуговица) нужные герои из забытых - Майкл и Эшер и из вовсе неканонных, Билли и Джереми (хотя с такой пуповинной привязкой к канону, что ух))
не скажу, конечно, автор, вы порадовали. скажу: выбили дух.
спасибо за монеты для перевозчика, спасибо за непойманных рыб и след крови.

арт очень в стиле. почему-то больше думала на Хемингуэя, пока смотрела и читала.
да, охотник он охотник и есть: Дин сам позаботился о плате за перевоз.

окей, если смогла прочесть второй раз, справедливо голосовать: 10/10


22 май 2010, 11:30
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 сен 2009, 16:46
Сообщения: 47
Откуда: Одесса
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
как грустно Изображение

10/10

_________________
http://www.diary.ru/~Kristabella/
«Не относитесь к жизни слишком серьезно – живым вам все равно из нее не выбраться! »


22 май 2010, 14:20
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Очень сильно, но очень тяжело. Вроде бы жили долго (ну как долго? можно и дольше, но это же Винчестеры - чудо, что дожили до такого возраста) и счастливо (если кто-то скажет, что бывает счастливее, не верьте - мало кому удается прожить всю жизнь рядом с половинкой своей души). Но все равно так жутко грустно, просто рвет на части. Им не место в мире и покое, им нужна импала, дорога и охота, или это не жизнь. Мне кажется, они так до конца и не приняли собственную слабость. Смирились, но это не то.
10/10, но перичитывать никогда не стану. :(

_________________
Простите, у нас не было души!


22 май 2010, 19:22
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2010, 21:58
Сообщения: 510
Сообщение Re: День 5. Авторский фик. "Все в битом стекле и четвертаках"
Ri. Спасибо. Автор не читал этот фик с Джеями, иначе ни за что не позволил себе такого кощунственного плагиата.

chiffa07 Спасибо большое за такой комментарий

Zerkalo :friend:

Dine спасибо

Jana Еу не было суждено.

wendigo Арт действительно прекрасен, спасибо за такие слова

Аллия спасибо за оценку :)

Дония Какую именно слабость, если не секрет? Спасибо за оценки


22 май 2010, 22:48
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 72 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.064s | 17 Queries | GZIP : Off ]