Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 20:28




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу 1, 2  След.
День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня" 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Название: До конца весеннего ливня
Пейринг: Сэм/Кастиэль, Дин/Сэм, Кастиэль/Дин
Рейтинг: NC-17
Жанр: экшн, ангст, сюр
Предупреждение: АУ от начала 5.18
Саммари: У тебя есть возможность все исправить - если просто заново прожить прошлое так, чтобы это изменило будущее. Думаешь, у тебя ключи от Рая? Нет, это ключи от Ада.
Disclaimer: Нам все по наследству от Папы досталось.
Изображение


Пролог

Сильный дождь вдруг сменился ливнем, резко ударившим по разом промокшим людям, вбил поднятую сотней военных ботинок пыль, унял выстрелы. Ливень ревел раненным зверем, и горе-вояки разбегались по окопам, бункерам и прочим укреплениям. Струи стегали больней автоматной очереди, и блиндаж глухо дрожал. Грохотало каждые шесть-семь минут, после чего краткая ядовитая вспышка освещала пустынные улицы, залитые пенящимися лужами площади, мокрые и в большинстве своем полуразрушенные коробки домов с темными провалами окон. Полумертвые и мертвые города дремали среди стихии, чудом выжившие деревеньки испуганно прижимались к земле. В лесах мокрые ветви хлестали друг друга, с них срывались листья и уносились в промозглую мглу. Пахнущий дождем ветер подвывал в гуще крон, зверье забилось по норам, птицы в гнездах прятали головы под крылья. Пахло свежо – мокрой почвой и побитой струями ливня травой. В городах – мокрым асфальтом, немного ржавчиной и озоном. Если бы службы безопасности и чрезвычайных ситуаций еще существовали, то они бы стояли на ушах. В подвалах пахло отвратительно, на улицах под канализационными люками гулко и сурово гудела сточная вода. От грохота сталкивающихся в небе масс воды уши у людей были перманентно заложены. От статического электричества вставали дыбом волоски на загривке, от кошачьей шерсти било током даже самих котов, выли забившиеся по углам псы.
Люди часто видят в формах облаков и туч какие-то образы. Дин сообразил, что странный весенний ливень будет длиться ровно шесть часов, шесть минут и шесть секунд. И если кто-то из живущих на земле сейчас рискнул бы вглядеться в небесную даль, то в отсветах молний смог бы увидеть, что тучи принимали формы то семиглавого дракона, то львиной башки с раскрытой пастью, то рогатого, не имеющего названия зверя. Молнии архангельских крыльев вспыхивали все чаще.
- Адам смог дозваться, - удивленно крикнул Кастиэль. - Я понял, ты прыгнул сюда, загадав увидеть итог!
Очередная молния ударила в землю возле их укрепления, и мужчины растянулись на полу, прикрывая руками голову. Вновь громыхнуло.
- Retrorsum, - тихо скомандовал Дин, уже не представляя, какой момент вообразить точкой прибытия. Что-то мелькнуло на самом дне памяти, словно по наитию, и Дин согласился с решением подсознания. Кажется, разницы уже не было, а отсюда ему следовало убраться до тех пор, пока часы не отсчитают шесть часов шесть минут и шесть секунд с начала весенней грозы.

Глава первая
Гроза

Дин сидел на узкой койке, бездумно глядя в одну точку чуть левей висящего на стене постера с девушкой в светлом купальнике. Разбитую губу и скулу жгло, хотя парень и подозревал, что ангел, скорее всего, удар все равно соразмерял, иначе мог бы и свернуть челюсть. Не свернул. Если особо не шевелиться, то даже печень не болела. Придя в себя на узкой кровати в бункере Бобби Дин для начала попытался выйти. Когда понял, что заперт, выругался и громко сообщил добрым друзьям, что это его жизнь и его решения. Какого хрена ему мешают исполнить то, что должно?
- Когда-то я тоже так считал, - услышал Дин голос брата.
Он говорил с надрывом, делая частые паузы, и Дин, стоя возле двери, видел в узком зарешеченном окне, какой он бледный.
- Кас с вами? – вместо ответа спросил Дин.
Брат запнулся, кивнул, потом попытался продолжить проникновенную речь:
- Я был неправ. Но не стал никого слушать. Теперь ты хочешь повторить мою ошибку?
- Ты шел за демоном убивать другого демона, пользуясь дьявольскими умениями, - сухо напомнил ему Дин. - Я иду сказать архангелу, что согласен отдать ему в распоряжение свое тело для победы над Люцифером. Чуешь разницу или объяснить на пальцах?
- Разницу между книжными ангелами и реальными ты, кажется, решил не трогать, - нервно отозвался Сэм. – У нас не очень-то большой выбор, но, по-моему, оба варианта друг друга стоят.
- Я был в Раю и был в Аду, - ответил Дин. - Рай лучше. И передай Касу, что если он решил меня остановить, надо было свернуть мне шею, а не морду бить.
- Тебя бы воскресили и благодаря этому нашли.
Кастиэль стоял внутри бункера, за спиной Дина. Выглядел он неважно, будто вновь переживал похмелье, и смотрел куда-то мимо. Кажется, на замолчавшего Сэма, лицо которого все еще виднелось в узком окне.
- Вечно вы меня тут все равно не сможете держать. И если на Небесах узнают, что я согласен, думаете, этот бункер станет преградой?
- Не узнают, – ответил Кастиэль, и что-то в его голосе заставило Дина отказаться от попытки возразить. - Енохианские символы все еще действуют. Бобби скоро привезет нужную краску, тогда они появятся и на этих стенах.
- Сговорились, - Дин вернулся к койке, присел на ее край. – Отлично, пусть мир издыхает в муках. Как там, кроаты еще не бегают по улицам? Ах да, я вам не рассказывал. Пожалел хрупкие нервные системы. Значит сейчас - самое время.
Дин говорил долго, забывая переводить дыхание, и тогда слова срывались в невнятный хрип, окончания проглатывались. Он то повышал ставший неприятно низким голос до тона, за которым – сорванные связки, то почти шептал. Сэм отпер бункер, зашел, прикрыл дверь и оперся на нее спиной. Кастиэль смотрел в пол с таким выражением лица, будто сейчас разнесет этот бункер ко всем чертовым родственникам, и кажется, даже не дышал.
- Выбор? – Дин выразительно поднял брови, взглянул сначала на одного слушателя, потом на второго. - Свобода воли? Есть варианты?
У Сэма нервно подергивался уголок рта:
- Так я же не сказал Люциферу «да». Может быть, его сил в нынешнем сосуде не хватит…
- Причем тут Люцифер, Сэм? Это еще одно знамение. Мор по всей земле. Вместо мирных жителей – полчища зомби-людоедов, кровь и слюна которых заразны. Сюжет для третьесортного ужастика, только никто не придумает противоядия, Сэмми. И мы медленно сгнием, пока земля не окажется полностью во владении Люцифера, о чем он и мечтал. Ты, кстати, неуязвим для вируса. Когда же мы все заразимся и подохнем от твоей же руки, у тебя выбора не останется вообще. И убить себя не сможешь. Так что отойди от двери и выпусти меня. Ты же видел, что жизнь после смерти есть. Встретимся еще.
Сэм дернулся, и было непонятно, решил ли он отойти или плотней придавить закрытую дверь собственной спиной. Однако в это время в дверь нетерпеливо толкнулись с другой стороны, затем постучали:
- Парни, это я. Сэм, да отойди ты, дай войти.
В дверях показался козырек знакомой всем засаленной кепки. Бобби застыл в своей коляске на пороге, сообразив, что что-то пропустил, оглядел троицу, сквозь зубы сообщил, что в гроб кладут краше, после чего добавил:
- Кстати, я не один. Гость у нас.
Кастиэль вздрогнул, выступая перед продолжавшим сидеть на койке Дином. Сэм посторонился, с любопытством глядя куда-то за спину Бобби, потом неуверенно улыбнулся:
- Привет.
- Здравствуй, - отозвался мальчишеский голос, и в двери бункера вошел маленький антихрист.
- Привет, Джесси, - кивнул Дин с таким видом, будто ожидал его увидеть. - Как твои дела?
- Нормально, - мальчик замялся на пороге, потом все-таки шагнул в помещение и, осмотрев что-то одному ему видное на потолке и стенах, кивнул. – Отличная защита.
- Он появился у меня перед носом, проигнорировал все мои меры предосторожности и сообщил, что он – антихрист, - нервно пояснил Бобби, - и вы знакомы.
- Это Джесси, - ответил Кастиэль, - сын демона и человека. Вы называете его антихристом, все верно.
- Великолепно, – пробормотал Бобби, неловко поправил бейсболку и выразительно глянул на Сэма. Тот только отрицательно качнул головой.
- Что расскажешь? – Дин с некоторым интересом смотрел на худенького смазливого мальчика в модных джинсах и футболке с изображением какого-то мультяшного злодея. - От кого нам привет? От Михаила? Люцифера?
- Ни от кого, - ответил Джесси.
- Что, парень, тоже выбрать не можешь? – кисло поинтересовался Дин. - Вот и мы разошлись во мнениях, который из этих скотов будет приятней для нас всех. Если что, я согласен на Михаила.
- Я знаю, – кивнул Джесси. - Хочу помочь тебе.
- Значит, выруби моих добрых друзей и отопри эту чертову клетку.
Кастиэль стремительно шагнул, вставая точно между Дином и Джесси и поднимая руку.
- Ты… ненормальный, – тихо проговорил мальчик, глядя на ангела снизу вверх. - Я же могу убить тебя.
- В тот момент, когда я пытаюсь что-то сделать, а не стою в стороне… - сипло отозвался Кастиэль. – Дин мне показал, насколько это… приятней.
- Умирать всегда неприятно, - буркнул Джесси. - Кастиэль, отойди, я хочу помочь Дину.
Ангел прикрыл глаза, и антихриста словно бы обдало потоком прохладного воздуха. Кас качнулся, мальчик даже не пошевелился.
- Ребята, ребята! – Сэм шагнул к спорщикам, решив, наконец, вмешаться.
Кас ухватился за горло, начав оседать на пол, опустился на колени, пытаясь вдохнуть и не имея возможности это сделать.
- Джесси, не надо, - Дин все-таки выпрямился. - Говори, что хотел, чем ты можешь мне помочь?
- Он уже пытался однажды убить меня.
- Он хотел как лучше.
- Вы все хотите как лучше. Взрослые. А получаете или Ад, или цирк!
Кас все-таки вздохнул, от неожиданности слишком глубоко и резко, и захлебнулся воздухом. Джесси взглянул на Дина:
- Если бы ты смог все изменить, ты бы попробовал?
- Знаешь, сколько раз я пробовал? Мне наглядно доказали, что ничего изменить я не могу.
- Ты не понял, я тут был в одном старом кинотеатре, фильм смотрел. Мне понравилось. Я хочу, чтобы ты попробовал найти правильный вариант.
- Эй, почему только он?! – вмешался Сэм.
- Потому что вдвоем выйдет еще запутанней, - признался Джесси. - Я хочу, чтобы только он.
Дин зажмурился от боли. В лоб словно что-то кольнуло, пронзило череп и мозг. Умненький мальчик Джесси перестал любить длительные рассуждения, видимо слишком много их наслушался за последнее время. Потом боль резко прошла, тут же забылась, и к Дину пришло понимание - он четко осознал, зачем и когда нужно применять Ключи Пути «Retrorsum» и «Antrorsum», которым снабдил его маленький антихрист. Решение пришло парой мгновений позже.
- Джесси, помоги. Усыпи их, пусть у меня будет шанс выйти отсюда.
- Что ты творишь? – впервые за эти минуты подал голос Бобби, но фразы не договорил – уснул, уткнувшись подбородком в грудь. Рядом с правым колесом инвалидной коляски устроился Сэм. У ног Дина растянулся на боку никогда не спавший ангел Господень.
- Antrorsum, - шепнул Дин и представил: «Вперед, туда, где, по мнению Михаила, его ждет победа. Хочу убедиться, что оно того стоит».
Попав под жесткие, рассекающие кожу струи воды, Дин упал на колени, уперся ладонями в размокшую почву, сразу утонув в грязи почти по локти.
- Это что еще значит?!
Оглушенный болью и грохотом, Дин зажмурился, затем попытался двинуться хоть как-то. Главное – не оставаться на месте, иначе ливень просто вобьет его в землю. И так уже чудилось, будто его бьют не струи ледяной воды, а стегают кнутом. Кажется, на спине оставались кровавые полосы. Нужно укрытие.
Грохот грома вновь оглушил. Резко и неприятно заныли барабанные перепонки. Ни хрена себе – райский уголок. Что происходит? Дин попробовал ползти и понял, что стоя на четвереньках, успел прилично увязнуть в земле. Болото какое-то! Он рванулся один раз, второй, смачно выругался, едва не уткнувшись в грязь лицом, но тут стрелка невидимых часов досчитала последнюю секунду и замерла. Дождь прекратился сразу, в мгновение ока. Сверкнула над головой последняя молния, приобрела напоследок форму гигантского крыла и тут же исчезла. Стало так тихо, что Дину показалось, будто он оглох… Однако смачное чавканье грязи при попытке выбраться свидетельствовало, что он все-таки ошибся. Пахло озоном, грязью и почему-то – гарью
- Черт, - Дин тряхнул освобожденными руками, шматы грязи разлетелись в разные стороны.
В этот момент его щеки коснулось что-то мягкое. Он дернулся, огляделся и увидел, что на землю оседают белые хлопья.
- Теперь снег? Что за хрен тут творится вместо Рая? Михаил, так мы, кажется, не договаривались.
Дин протянул руку, коснулся стремительно усеивающих землю хлопьев. Они не были холодными и от прикосновений тут же рассыпались в пыль. Набранный в пригоршню «снег» уже ничем снег не напоминал. Цвет, конечно, экзотический, но Дин принюхался и, хотя запаха не было, тут же стряхнул белую пыль с ладони. Нет, чуть-чуть все же этот «снег» пах – жжеными перьями. Белоснежный пепел укрывал темную жижу воздушным покрывалом.
- Эй, чуваки, попросите мастеров из Голливуда подкорректировать вам спецэффекты, - громко попросил Дин, - а то как-то пафосно и не стильно у вас получается.
Еще один хрупкий кусочек пепла защекотал щеку. Дин машинально отмахнулся от него, как от комара. Наконец, удалось оглядеться. Места оказались знакомыми, хотя автомобилей стало вроде бы меньше. То тут, то там виднелись болотистые проплешины какой-то очень уж темной земли. Впрочем, земля эта недолго оставалась пустынной. Дин едва только успел сделать шаг в направлении видневшегося вдали приземистого строения, в котором проводил годы охотничьей жизни Бобби Сингер, как прямо у его ног материализовалось, будто из воздуха, безжизненное изуродованное тело. От неожиданности парень отшатнулся. Человека, лежащего у его ног, он не знал. Впрочем, по обгорелому обрубку вряд ли можно было бы узнать даже знакомого. Дин поморщился и попытался обойти труп, но путь ему преградил еще один. Теперь охотник уловил легкий шум или треск при появлении тела, будто кто-то вдалеке ловил нужную волну на радио. Вскоре прислушиваться уже было не надо, поскольку этот легкий звук уже не прекращался, и через пару минут Дин оказался стоящим посреди мертвой земли, усеянной обгорелыми изрубленными телами, которые постепенно укрывал так и не прекращающий сыпаться с постепенно проясняющихся небес белоснежный пепел.

Глава вторая
По дороге в Рай

- Кажется, у нас Рай планировался после битвы, - сквозь зубы пробормотал Дин, закрывая нижнюю часть лица рукой, потому что ударившая в ноздри резкая, тяжелая, чуть сладковатая вонь смерти едва не заставила исторгнуться из желудка последний съеденный сэндвич.
Было непонятно, как далеко простирается это поле трупов. Сыпавшийся с небес пепел неприятно щекотал кожу, иррациональное неприятие заставляло вздрагивать. Дин не понимал, почему так хочется отмахиваться он белесых кусочков, отчего вызывают они большее омерзение, чем усеянная трупами земля. Он так и не смог заставить себя взглянуть в небо, а потому торопливо зашагал к жилищу Бобби, на ходу поднимая ворот и застёгивая куртку.
Дверь дома была распахнута настежь. Это Дину не понравилось. Вытащив из-за пояса револьвер, он скользнул в темный провал двери, про себя жалея, что не взял фонарик. Знакомые комнаты практически не изменились. Правда мебель была немного передвинута. Дину показалось, что и обветшать она успела, да еще в стене, где раньше висела темная прямоугольная картина с пейзажем, была пробита дыра, размером с футбольный мяч. Насквозь стена продолблена не была – просто небольшой проем и острые выступы кирпича с остатками штукатурки.
- Кто-то бился головой? – пробормотал Дин, озираясь.
Пять минут потребовалось на то, чтобы выяснить, что в доме никого не было. Дин пощелкал кнопками старенького телевизора, который показывал только помехи. Попытался поймать волну на радио, потом вытащил из кармана куртки сотовый. Радио не ловилось. Телефон потерял оператора, сиротливо мигая надписью «поиск». Дин чертыхнулся и засунул его обратно. В трубке стационарного телефона гудков не было.
- Что же тут происходит, черт возьми?
В пустом доме делать было нечего, а потому Дин, преодолев внутреннее омерзение, все-таки вышел на улицу. Пепла насыпало уже до середины икр, и парень, недолго думая, принялся заводить ближайшую тачку, которая, судя по более приличному виду, в этом месте и времени заменяла Бобби средство передвижения.
Пустынная проселочная дорога оказалась почти непроезжей – то тут, то там лежали укрытые пеплом трупы. Пару Дин все-таки переехал, подпрыгнув на водительском кресле, сжал челюсти и переключил скорость.
Небо прояснялось, пепел больше не сыпался. Дин помедлил при выезде на трассу. В какую же сторону теперь податься? К ближайшему городу? Надо просто найти людей. Подумав об этом, Дин, щурясь, посмотрел прямо перед собой и… тут он их увидел.
Сначала Дин даже не осознал, что это – люди. Толпа шла от горизонта – пестрая, очень медленная и неотвратимая. Дин в жизни такого не видел. Там точно не проехать, нужно в противоположном направлении, как раз туда, куда они все движутся. Дин посмотрел в противоположном направлении – просто скрытая за деревьями и холмами линия горизонта, как раз туда и уплывали тучи. Непонятно, куда там можно идти, до ближайшего поселения… Впрочем тут куда не глянь – до человеческого жилья топать и топать.
- Что ж они все пешком- то? – шепотом изумился Дин. – Все в Рай? Или что это значит?
В цивилизованном мире люди не стали бы топать по пересеченной местности… Тут должно было быть столпотворение машин, звуки сигналов, крики. Массовый исход приобрел бы черты адекватности хотя бы.
- Они вообще все в своем уме?
Дин переключил скорость и вывернул на трассу, внимательно наблюдая в зеркало заднего вида за направлением движения толпы.
Постепенно люди стали показываться и поблизости. Видимо, шли отовсюду. Наконец, Дин смог рассмотреть некоторых путников. Они выглядели сонными, на лицах практически не отражалось никаких эмоций. Обрюзгший мужчина средних лет шел, прижимая что-то к груди, рядом шла усталая, рано постаревшая женщина, таща за руку мальчишку лет семи. Мальчик должен бы был сопротивляться, плакать, но он выглядел, словно загипнотизированный – смотрел перед собой, сжав губы. Дину показалось, что если бы он не притормозил, пропуская людей, они бы попали под колеса машины.
- Эй, - окликнул он путников. – Сэр, мэм, куда все идут? Эй, люди, я вас спрашиваю?! Парень, хоть ты слово скажи!
Только услышав свой голос, Дин осознал, как тихо до этого было. Толпа шла молча, на улице не было даже слабого дуновения ветерка. Его собственный голос звучал пугающе. Звук взмыл в пустынные небеса, но увяз в тишине.
- Великолепно! Тут все такие разговорчивые, да?!
Дин старательно объехал очередной труп, на который путники не обратили ни малейшего внимания, и колымага, набирая скорость, понеслась по трассе, стремясь как можно сильней обогнать это хаотичное скопление народа.
Подъезжать к Су Фолсу не было смысла, люди, скорее всего и оттуда тянутся к желаемому Раю. Или что-то их тянет. Выжившие агнцы Божие… какой мрак.
Дин не успел затормозить, задумавшись. Темная фигура возникла на его пути в мгновение ока, бампер впечатался в нее, и парень инстинктивно зажмурился, запоздало пытаясь до упора выкрутить руль. Впрочем, сбивают людей не так. Человек обязан удариться о капот, лобовое стекло, отлететь в сторону, покатиться по земле, но уж никак не стоять на месте гранитным столбом. Дина тряхнуло, и он больно приложился о руль.
- Кто ты, не удостоенный Благодати?
Голос ввинчивался точно в мозг, барабанные перепонки заболели так резко и сильно, что Дина скрутило. Он закрыл уши ладонями, согнулся, хотя знакомого ангельского свиста не было. Что-то действовало на мозг совершенно беззвучно, да и голос просто сразу входил в сознание, минуя органы чувств. Но, кажется, истрепанное сознание было к такому не готово. Дин не ощутил, как его извлекли из машины, просто вдруг снова ударил в нос тяжелый затхлый запах кладбища. Его тряхнуло, потом уронило на землю, потом…
- Оставьте его, меня прислали за ним.
- Отступник.
- Я тоже сражался. Я прощен. Оставьте его.
Дин захлебнулся кашлем, из носа пошла кровь. Отплевываясь, он ощутил ее привкус, и желудок вновь взбунтовался.
- Как знаешь… брат.
Свет выжигал радужку и под крепко сомкнутыми веками. Дин закрыл лицо ладонями и сжался на земле в позе эмбриона. Когда свет померк, кто-то коснулся его плеча. Он заставил себя открыть слезящиеся глаза. Не так-то много увидишь, если от боли текут слезы, от соли слез усиливается резь – замкнутый круг, но избавивший его от ангела уже понял, что человек не видит, а потому заговорил:
- Зачем ты здесь, Дин?
- Кас… Кас, чувак, слава Богу! Что, черт возьми, происходит?! – Дин усиленно тер глаза, про себя холодея от мысли, что ослеп.
- Я не чувак тебе. И скажи спасибо, что братья не знают твоего лица. Откуда ты здесь?
- Ну… это долгая история, - Дин быстро моргал, предметы вокруг сначала приобрели хоть какие-то очертания, что не могло не радовать. – Слушай, а где я? Ну, в смысле тутошний я. Или Михаил?
- Мертв.
- Что? – Дин ошалело поднял взгляд на ангела, на лице Кастиэля не отразилось ни единой эмоции. – Хотя… понятно, почему я так отдельно тут возник. А… Люцифер?
- Мертв.
Дин помолчал, пытаясь воспринять услышанное, и неловко уточнил:
- А как же… теперь? Я же сказал «да»? А Сэм?
- Дин, я вынужден вызвать стражу.
- Что?! – Дин неуклюже поднялся на колени. - Кас, я хочу лишь понять! Я не из этого времени.
- Несложно догадаться, – ангел стоял очень прямо, необычно прямо для обычно сутулого и расслабленного себя.
Теперь же он выглядел мраморным изваянием. Даже прежний тренч, все тот же проклятый тренч, прожженный в нескольких местах, с испачканным в грязи подолом был на нем, но, кажется, ангелу уже не было никакого дела ни до одежды, ни даже до весселя. Он оброс и похудел.
- Кас, ты мне просто объясни. Я хочу понять. И я уйду.
Мимо них степенно шагали завороженные люди. Их становилось все больше, и Дин, поднимаясь с земли, почему-то подумал, что ему отсюда уже не выехать – толпа скоро просто не позволит. Мужчина машинально отряхнул испачканную в белой пыли одежду и все-таки взглянул в глаза неподвижного Кастиэля.
- Кас?
- Ты… предал… меня. Нас всех. Не называй меня этой кличкой больше, я тебе… не пес.
Ангел не отводил взгляда. В синеве блестел лед. Абсолютное равнодушие.
Дин заставил себя тоже не отводить взгляд. Оправдываться бессмысленно, да и не ощущал он себя виноватым – делал и так больше, чем положено человеку.
- Так что же произошло?
Кастиэль сморгнул, помедлил, но когда Дин уже было решил, что не ответит, ангел тихо, но четко заговорил:
- Михаил вошел в тебя. Не предупредив о том, что… Мне это тоже было неизвестно. Предупредил Люцифер. Габриэль после. Погибая, архангел выжигает вессель и душу, подчистую. Хотя нет, вот… только пепел.
Кас указал на землю, повел ладонью, и Дин судорожно сглотнул.
- То есть даже не в Ад?
- Никуда, Дин. Тебя больше нет.
- А Сэм?
- Узнал. И Люцифер пообещал ему, что, одолев брата, не даст твоей душе сгинуть.
- Но как он мог ему поверить! Поверить Сатане! – Дин дернулся, прижался спиной к теплому металлу ржавого кузова автомобиля.
- Он правильно сделал, Дин. Люцифер не лгал ему. Он мог уберечь душу веселя. И сделал бы это, он не нарушает слова.
- Люцифер?!
- Он не человек. Не нарушает.
- Но что-то у нас все равно не выгорело, - Дин прокашлялся, но ком в горле никуда не делся, стал даже ощутимей. - Что-то не так пошло.
- Когда они стояли друг против друга, - продолжал ангел, словно не слыша Дина, он опустил таки взгляд и выглядел даже не потерянным – выжатым до капли, очень постаревшим и некрасивым. - Всем показалось, что они отступятся. Не смогут. Но они начали бой. И даже я, стоя в первых рядах, не сумел уследить, кто ударил первым.
- Так, дружище, а как ты в эту заварушку влез?
- А ты думал, я буду отсиживаться в кустах, когда идет Великая Битва?! – тут Кастиэль вскинул голову и шагнул навстречу. Даже не шагнул – метнулся, словно падая. Чуть не вцепился Дину в воротник и оказался на мгновение так близко, что Винчестер ощутил запах гари от его тренча и запах вполне человеческого пота.
- Я имел ввиду… как тебя… ну, взяли.
- Каждый боец на счету. Я – боец. Я пришел к командованию, предложил или убить, или пустить сражаться. Меня пустили. В первых рядах. Как вы это называете? Пушечное мясо. Я выжил.
Даже такие короткие отрывистые фразы давались Кастиэлю с трудом. Он выдыхался на полуслове и глотал окончания - и это все было так на него не похоже, что Дин не узнавал товарища. Вообще не видел в этом потрепанном мужчине того ангела, что когда-то стоял с ним плечом к плечу. Выжгли тоже?
- А Михаил и Люцифер замочили друг друга, - растерянно пробормотал Дин, наблюдая, как Кастиэль пятится и вновь смотрит в глаза невозможно нечеловечески, совсем не моргая.
- Демоны навалились на Габриэля. Они его ненавидят, а наши… не особенно стремились его прикрывать. Так что Люцифер успел убить двоих братьев. Потом. Конец Битвы, все. И Он не пришел.
Дин сразу понял о ком речь, блудный Боженька обещал явиться царствовать после Битвы. И тут не сложилось.
- И что теперь?
- Рай, - Кастиэль развел руками, указывая вокруг себя. - Такой, каким видит его Рафаил. Люди будут поделены по грехам их. Видишь ту женщину, с ребенком? – Дин обернулся, разглядел в толпе человека, на которого ему указывал Кастиэль. - Она убила мужа, защищая сына. Но убийство. После Чистилища – Ад. Она идет, да, но она уже знает.
- Сукин сын! – дернулся Дин, сжимая кулаки.
- Не тебе его судить. Рафаил остался один. Он никогда не был успешным командиром. Битва сделала неважным многое, она длилась слишком долго. Это на земле прошло шесть часов, шесть минут и шесть секунд.
- А на самом деле? – неуверенно спросил Дин.
- Человек столько не проживет. После битвы на самом деле многое изменилось, енохианские печати больше не действуют. Так я нашел тебя, и не только я. Тебе пора уходить.
- Кас.
- Я уже вызвал стражу.
И, наконец, знакомый жест – поворот головы сторону и вниз, пряча взгляд.
- Прости… - Дин понятия не имел, зачем сказал это. Глупо было, бессмысленно. И только когда Кастиэль ответил, Дин понял, зачем – чтобы услышать ответ.
- Нет, - сказал ангел. - Никогда. В этом мире не осталось больше прощения. Ровно через тридцать секунд здесь будет стража. Уходи, откуда пришел.
- Retrorsum, - пробормотал Дин, забыв вообразить, куда собственно, нужно направляться теперь.

Глава третья
По дороге в Ад

Видимо, подсознание сработало само, или же можно сказать, что повезло, и точка назначения была выбрана верно. Джесси стоял перед ним в той же самой позе, в какой остался в бункере. У ног – спящий Кастиэль, чуть поодаль – Бобби и Сэм.
- Дом, милый дом, - чуть осипшим голосом проговорил Дин.
Джесси смотрел с легким интересом, как умненький мальчик смотрит на доску, слушая объяснения учителя, хотя давно уже решил задачу в уме сам.
- Что ты видел?
- Ты как будто не знаешь.
- Откуда я могу знать? Ты раньше не говорил «да». А я раньше не смотрел тот фильм.
- Дерьмо я видел, - нервно сообщил Дин, старательно не смотря на подростка, благо, глядеть поверх него было несложно. – Очень много дерьма. Прямо с неба валилось.
- Все так плохо? – Джесси посерьезнел, ссутулился. – Наверно, и мама с папой не выживут.
- Лучше уж там не выжить, - серьезно сообщил Дин. - Причем абсолютно. Нам с Сэмми повезло, можно сказать.
- Так что ты будешь делать?
- Откуда я знаю? - Дин присел на корточки, осторожно потрепал за плечо ангела. - Только сдавать Михаилу не побегу. Многое он не договаривает.
- Тебя это удивляет? – антихрист совсем по-касовски склонил голову к плечу.
Ангел завозился, откликаясь на слабые побудки. Резко, словно вспугнутый кот, поднял голову, огляделся. Выглядел он растерянным.
- Спокойно, Кастиэль, это я, – заговорил Дин, стараясь попасться ангелу на глаза раньше Джесси. Кто знает, что Кас удумает спросонья, если это состояние ему раньше, видимо, даже знакомо не было.
- Дин… что… происходит? – на выдохе поинтересовался Кастиэль и потер лицо, садясь на полу.
- Джесси немного перестарался, - ухмыльнулся Дин и широким шагом подошел к брату. – Эй, засоня, вставай! Бобби! Вставай, кому говорю!
- Какого хрена? – сонно вопросил пожилой охотник, ошалело оглядываясь. – Что еще за шуточки?
- Да, Джесси шутить мастак, – согласился Сэм, потирая шею. - Я еще и лежал неудобно. Что случилось?
- Нам с Джесси нужно было поговорить, - не моргнув глазом и не глядя на Сэма, отозвался Дин.
Тот сердито поморщился и процедил:
- Можно было просто попросить выйти.
- Как будто ты бы послушался, - вновь ухмыльнулся Дин – широко, неестественно и, чтобы никто ничего не успел сказать, добавил: – я тут решил, что рано еще давать Михаилу.
- Да? – Бобби подкатился на коляске, пытливо заглядывая Дину в лицо снизу вверх. – И что же случилось, сынок? Джесси тебя околдовал так же, как и меня, когда захотел, чтобы я его впустил в дом? - на короткий, немного виноватый взгляд мальчишки охотник ухмыльнулся в усы. - Я тебе, конечно, в подметки не гожусь, но разум пока не растерял. Что здесь было, ребята?
- Нет, - Кас, все это время напряженно молчавший, уже встал на ноги и теперь разглядывал Дина, словно давно его не видел. - Где ты был?
- Кастиэль.
- Ты зовешь меня полным именем. В этой комнате что-то есть, - Кас огляделся, на мгновение замер, разглядывая лопасти вентилятора над головой, потом внимательно, чуть прищурившись, посмотрел на антихриста. - Ты был в прошлом или будущем. Очень далеко. Очень сильно. Где ты был?
- Тебе бы там не понравилось, - ответил Дин. - Никому бы из нас не понравилось. Но оно таковым будет, если Михаил в меня вселится. Отказываюсь от этого варианта.
- Мог бы хоть рассказать, – Сэм обиделся - поджал губы, нахмурился.
- А если бы не вселился, - проворчал Бобби, - что тогда?
Тогда. В голове щелкнул переключатель. Antrorsum.
Дин выпрямился и изумленно огляделся. На Рай места явно похожи не были. Впрочем, не было ливня Последней Битвы, что тоже обнадеживало, если тут что-то могло обнадежить. Небо было затянуто грязно-серыми тучами, словно застелено тряпьем. Местами тучи приобрели довольно экстравагантные оттенки. Дин смотрел вверх и никак не мог понять, что же ему напоминает это сочетание серого, бурого, ржавого и бордового. Он щурился, так как в разрывах туч солнце светило очень уж ярко.
- И что мы имеем? – вслух пробормотал Дин, нашаривая на поясе пистолет и озираясь. Он стоял посреди каких-то зарослей колючего кустарника ростом примерно с него. Кустарник был сер, листья его словно покрывал налет немного похожий на многовековую пыль. Дин опустил взгляд. У его ног стояла большая, испачканная чем-то маслянистым канистра. Дин присел на корточки и, отвинтив крышку, принюхался. В нос ударила резкая вонь явно химического происхождения.
- Мне здесь не нравится, - прошептал Дин, вновь оглядываясь.
Тихий шелест за спиной - очень неожиданный и быстрый, и внезапный удар по холке заставили покачнуться, встать с корточек на колени, едва не уткнувшись носом в вонючее нечто в канистре.
Низкое гортанное рычание могло бы принадлежать кому угодно.
«Оборотень?» - вспыхнуло в мозгу, и одновременно с этой мыслью Дин развернулся всем корпусом и выстрелил в упор.
Подросток покачнулся, удивленно посмотрел на Дина и упал вперед.
Охотник отступил, опуская пистолет.
- Ты охуел совсем?! – вновь из-за спины появился человек.
Снова слишком стремительно – настолько, чтобы даже имеющий развитую годами упорных тренировок реакцию Дин не успевал сориентироваться. Он вновь вскинул пистолет.
- Дин! Какого хрена ты творишь?!
Кастиэль прожигал его злобным взглядом. Да, Кастиэль – взъерошенный, коротко стриженный, небритый, немного постаревший, похудевший, в светлой рубахе-косоворотке навыпуск. Он щурился, когда смотрел, верхняя губа его подергивалась. Дин опустил руку с пистолетом:
- Кастиэль?
- И из какого, мать твою, ты времени?! - ангел сердито обошел человека, подхватил канистру. – Чуть операцию не сорвал! Где наш Дин?!
- Я…
- Убираемся отсюда, сейчас тут будет толпа. Быстро!
Кастиэль торопливо нырнул в кусты. Каким-то образом он ухитрялся буквально просачиваться между многочисленными тонкими веточками, усеянными мелкими, но острыми шипами. Веточки образовывали причудливую вязь, почти паучьи сети. Дин умудрился расцарапаться в кровь, пока следовал за товарищем, едва успевая за ним. Бегать они в этом будущем явно научились лучше. И что все-таки здесь-то происходит?! Кас так мучительно похож на экс-ангела из будущего Кроатона и, вместе с тем, не похож. По меньшей мере, двигался он очень ловко, смотрел прямо и твердо. Он не был под кайфом, или Дин ничего в этой жизни не понимал. Когда они внезапно выскочили из резко закончившихся кустов на открытую площадку, Дин почесал зудящую шею и, не дожидаясь приглашения устраивавшего в багажнике канистру Кастиэля, забрался в выкрашенный в защитный цвет джип военного образца с открытым верхом.
В машине никого не было. Дин заметил уложенные на заднем сиденье пулеметные ленты. Кастиэль бегом обогнул тачку, буквально взлетел за руль – одним быстрым рывком.
- Ух ты, – Дин уважительно улыбнулся. - Ловко.
- Или ловок или труп, - пояснил Кастиэль, заводя мотор. – Итак, кто ты?
- Дин.
- Я заметил, поверь, иначе ты был бы уже мертв.
- Эм… долгая история. Мне нужно… понять, что здесь происходит?
Джип, набирая скорость, ехал по разбитой проселочной дороге, разнося к чертям колею.
- Пришел уточнить? Интересно тогда, что происходит у вас, – буркнул Кастиэль, - Иногда хочется линейного времени. Кто тебя? Я? Зак?
- Джесси.
- Джесси. – повторил Кас, чуть поморщившись. Голос его не был таким глубоким, как у Кастиэля из прошлого, скорее чуть надтреснутым, сиплым. Будто прокуренным.
- Ты человек или ангел? – напрямую спросил Дин и торопливо ухватился за ручку двери, так как они сильно подпрыгнули на очередном ухабе. Кас явно устраивал им гонки на выживание.
- Уже черт поймет кто, - признался Кастиэль, - но если ты про крылышки, то угадал – их нет.
- Просто поясни в двух словах, тут совсем хреново?
- А ты предложишь нам варианты? – бывший ангел ухмыльнулся и что-то вытащил из кармана.
- Может быть, - Дин покосился на него. – Кас?
Тот вытряхнул из пузырька на язык две пилюли, быстро проглотил и протянул Дину:
- Две.
- Мне не нужно, - огрызнулся Дин, приуныв.
- Тебе нужно. Иначе пополнишь ряды веселых чуваков в драных одеждах и со слюнями по подбородку.
Дин взял из протянутой руки прозрачный пузырек. Этикетки на нем не было.
- Что это?
- А ты что подумал? – усмехнулся Кас. – Я тебя наркотой пытаюсь угостить? Ты мне рассказал грустную историю своего перелета в будущее по вине Захарии. Я, конечно, тот еще идиот, но два раза в одну стену лбом – нет уж, извините. Это что-то вроде вакцины. Кроатон у нас, как ты, я думаю, уже догадался.
- И где ангелы? – Дин заставил себя проглотить таблетки, хотя во рту пересохло.
- А ты как думаешь?
- Смылись?
- Как и было предсказано, - Кастиэль улыбнулся, смотря на дорогу. - Я… пуф – и без силушек. Кое-кто меня поставил на ноги… Не надо так пялиться, не ты – Сэм.
- Конечно, не я, - буркнул Дин. – А Сэм как?
- Наверное, сейчас сидит в радио-будке. Ловит волну и матерится вслух, – пожал плечами Кас. – Только рация у нас вышла вон примерно три часа назад, а потом я еще полчаса искал тебя по кустам. И мы не выполнили своей задачи, так что завтра выезжать на повторную чистку. Будь добр, верни нашего Дина до этого времени. С тобой я на чистку точно не пойду – я не самоубийца.
- Какой ты стал болтливый.
- Нужны же мне хоть какие-то радости жизни. Ты не стал, не волнуйся.
- Я не волнуюсь, - огрызнулся Дин и примолк.
Нет, эти места ему не нравились. Не может быть хорошим мир, где Кастиэль стал… таким.
Экс-ангел довольно бодро и умело вел джип, сосредоточившись на дороге и посерьезнев. Один раз прямо под колеса машины бросилась лохматая женщина в разорванном платье. Кас даже инстинктивно на педаль тормоза не нажал – влетел прямо в нее. Глухой удар заставил Дина громко сглотнуть.
- А если человек? – тихо спросил он.
- Значит, ему жить надоело, – философски отозвался Кастиэль.
Они ехали около часа. Хилые деревца, все словно припорошенные, колючий кустарник, несколько холмов, каменистые насыпи. Дин не узнавал мест, да и не пытался узнать. Вскоре деревьев по сторонам от дороги стало больше, они росли гуще, тачка въехала в тень. Дин прикрыл глаза, почти успел задремать. Однако через пятнадцать минут машина затормозила. Винчестер вздрогнул и взглянул перед собой. Они стояли перед деревянными воротами. Двое мужчин в потрепанной военной форме обменялись с Касом рукопожатиями, что-то сказали и Дину. Тот кисло покивал, улыбнулся, пожал протянутые жесткие руки. Ворота открыли, джип въехал на территорию лагеря.
- Неужели?! – Сэм вынырнул из-за поворота, едва не угодив под колеса, за что был звучно обозван тут же вжавшим педаль тормоза Кастиэлем. – Вы совсем ополоумели?
- Рация сдохла, - примирительно ответил Кастиэль и виновато поморщился. – Сэмми, вот только не начинай сейчас, ладно?
- Я не начну сейчас, - сделав ударение на последнем слове, парировал Сэм, по-свойски приобняв экс-ангела за плечи, после чего кивнул Дину.
Тот только и сумел, что кивнуть в ответ, изумляясь столь фамильярным отношениям. Впрочем, сколько они уже здесь… Его встретила знакомая женщина. Риса. Интересно, где они ее подобрали? Дин изобразил нечто игривое и, судя по реакции женщины, угадал. Отвечала она грубовато, но разрешила себя ущипнуть и лениво сообщила, что ужин будет через час, потребовала, чтобы никто не опаздывал.
- Никто, - повторила они, выразительно глянув на тихо переговаривающихся между собой Сэма и Кастиэля.
Кас сердито фыркнул в ответ и, бросив на Дина странный взгляд, прищурился. Риса отошла от машины. Сэм, напротив, запрыгнул на заднее сиденье, и до гаражей они доехали уже втроем. В бревенчатых строениях сейчас было тихо, сумрачно.
- Мне Кас сейчас сказал, – неожиданно прервал затянувшееся молчание Сэм. – Ты из прошлого.
Дин, только вылезший из тачки, сердито глянул на Кастиэля. Тот пожал плечами.
- Я все равно бы ему сказал, не парься. Больше никто не узнает, а вдвоем скрывать тебя будет легче.
- Не надо меня скрывать, - сипло пробормотал Дин, ощущая, что он что-то упускает - странное и пугающее. – Я могу уйти в любой момент, мне просто нужно понять, правильно ли я поступил в прошлом.
- Не сказав «да» Михаилу? – уточнил Сэм. – Вселенский вопрос. Я не знаю. Мы уже не узнаем.
- Где сейчас Люцифер?
Сэм, следивший за тем, как Кастиэль выгружает из машины ящик с патронами, пожал плечами:
- Где-то… здесь.
- Еще на земле?
- Да. Мы же оба решили идти до конца. Михаилу надоело ждать, Адам оказался слишком слаб.
- Адам?
- Ну да. Они оживили Адама.
- А где он?
- Кажется, сегодня его очередь стоять на посту.
- То есть он жив?
- Если это так называется, то жив, – Сэм прерывисто вздохнул. – Вообще-то мы почти не общаемся.
- То есть Михаил «умыл руки» и слинял?
- Так точно, - отозвался вместо Сэма Кас.

Сейчас они стояли рядом. Сэм был почти прежним. Подстрижен разве что по-другому, да морщинок стало больше. Вообще изменений в нем Дин не замечал, хотя, с другой стороны, почему-то не ощущал этого Сэма «своим». Кас же тем более был совсем другим. Но они опять как-то случайно оказались рядом, плечом к плечу, а Дин стоял напротив них – один. И от этого накатывала незнакомая горечь, зарождавшаяся одновременно на сердце и под языком. Сэм даже одет был в его старой манере. Дин только сейчас оглядел свой костюм – штаны хаки, косоворотка, похожая на одежду Кастиэля. Это у них такая форма для вылазок, что ли?
- Нравится наряд? – хмыкнул Кастиэль. – Пришлось, чтобы даже издалека с зомбаками не перепутали.
- Уволить вашего кутюрье, - буркнул Дин. – И как вы живете вообще. Если есть таблетки, то почему тогда Кроатон?
- Потому что изобретены они были слишком поздно. Нас осталось мало. У нас почти нет связи с другими базами, – Сэм нахмурился, опустил голову. – Честно говоря, кажется, мы просто медленно вымираем. Зомби слишком много. Люцифер развлекается, подбрасывая то новый мор, то радиоактивные отходы в телегах, запряженных черными лошадями с белыми звездами во лбу... С экологией у нас на самом деле беда. Никогда не знаешь, какими будут следующие осадки. Много мутантов рождается. Ребенок с двенадцатью пальцами – это уже скорее норма, чем патология. Дьявол знает, где мы и что нас убивает. Мы не знаем, где он, и не знаем, как его одолеть. Был вариант с кольцами Всадников, но он не выгорел, потому что подразумевал, что я соглашусь стать сосудом Люцифера. Ты настроил нас на борьбу. Мы боремся, - в голосе Сэма прозвучал сарказм, но он быстро сморгнул, замолк, тряхнул головой и уже совсем другим тоном продолжил. - В любом случае, жизнь продолжается.
Младший почему-то взглянул на Кастиэля, быстро, буквально мельком, и улыбнулся. Они все еще стояли плечом к плечу.
Следующие пару часов пролетели как во сне. Был скудный ужин, от которого Дин отказался, сомневаясь, что со своим нынешним здоровьем и обменом веществ сможет съесть эту овощную запеканку без последствий. Быстро смеркалось. Дин брел по улочке мимо барачного вида строений, рассеянно наблюдая за жизнью людей. Жизнь шла – деловито, неспешно, привычно. Улыбались женщины, развешивающие белье по веревкам, протянутым возле бараков, дорогу то и дело перебегали чумазые худые дети, гавкал пес, где-то на соседней улочке шумел двигатель машины. Неужели ничего нельзя сделать? Как не поверни – тупик.
Дин буквально оглох от тоски. Тоска придавила его, навалилась на плечи, заставляя сутулиться. Он уже рассеянно попрощался на всякий случай с Кастиэлем и Сэмом, сказав, что ему нужно немного подумать, а потом им вернут их Дина. Кстати, как могло так получиться, что он оказался на месте Дина из будущего, причем в его одежде? Насчет тела Дин ничего не мог сказать, ничего особенного в себе он не ощущал, а в зеркало взглянуть не догадался. Но если он все-таки в теле Дина из будущего, то тогда получится, что улетев в прошлое, он рискует оказаться в детском, ни для чего не приспособленном тельце? Ответа на этот вопрос Дин не знал – Джесси не вложил его вместе со знанием о Ключах Пути. Прошлое… Вот еще одна проблема, еще одна причина, по которой буквально трахею перекрывало, не давая вздохнуть. Не получится просто идти своим путем, этот путь уже ведет в никуда. Очередной тупик – Рай ли, Ад. Пока земля не останется землей, тупика просто не избежать. Но Дин все-таки уже бывал в прошлом. Два раза – хорошая наука, и некое подсознательное клеймо – жирными буквами надпись «не изменить». Сделать так, чтобы родители не познакомились? А если опять все покатится под гору, а Дина даже на свете не будет, чтобы что-то исправить?
- Убить суку, - пробормотал Дин, споткнувшись. - Желтоглазую суку, которая это все затеяла.
В принципе, Дин уже даже знал, какой момент выбрать. Все будет символично, мать твою. Пора обратно.
Дин поднял взгляд, намереваясь произнести Ключ, но слова сами застыли на языке. Сэм не переодевался еще, впрочем, эту махину даже издалека можно узнать только по особенностям внешнего вида, а тут расстояние – метров семь. Дин отшатнулся, прижался к стене, потому что еще и показаться на глаза в этот момент было для него уж слишком. Он даже не подумал о том, что Сэм был виден благодаря фонарю над дверью, потому что на улице уже почти полностью стемнело. Но зато Дин сообразил, что ноги сами принесли его обратно к строению, которое Кастиэль определил как «мои пенаты». И вот теперь на пороге деревянного домика, больше похожего на добротный сарайчик, стоял Сэм. Нет, он не просто стоял, он прижимал к двери – точно под фонарем - кого-то. И в этом не было бы ничего странного, просто молодой мужчина с новой пассией, целуются. Они возились на одном месте, пытаясь одновременно открыть дверь, раздеть друг друга и поцелуя не разорвать. Все получалось одновременно плохо. Сэм развернулся, и Дин увидел серую рубаху Кастиэля, его взъерошенную шевелюру и… Не было сил даже выскочить и высказать все извращенцам. Вообще не может этого быть. Почему?!
Этого не – может - быть! Они целовались жадно, немного даже неуклюже, словно дорвались друг до друга впервые за пару месяцев. Словно желание сносило крышу. Дину казалось, что в тишине он слышит треск разрываемой ткани, Сэм как-то неловко дергал рубашку Каса, вытаскивая ее из штанов. Ему это удалось не сразу. Но потом ладони парня залезли под эту рубашку, оглаживая худые бока бывшего ангела. И вновь эти безумные поцелуи, от которых губы потом должно огнем жечь.
Они все-таки открыли злосчастную дверь – с треском. Словно эротическая сцена для фильма – страсть буквально на камеру. Дин на негнущихся ногах вышел из-за угла. Эти негнущиеся ноги сами несли его к деревянному сарайчику, куда-то в сторону. Кусты. В окне зажегся свет. Дин вообще ни о чем не думал. Он будто выслеживал кого-то на охоте – все мысли сугубо про «здесь и сейчас», как тише пройти, куда лучше поставить ногу, когда стоит замереть. Все сантименты позже. Он осторожно заглянул в яркий квадрат окна и увидел сцену, словно на ладони.
Комнатка имела вид почти правильного прямоугольника. Мебели, кроме кровати и ветхого стола, уставленного черт знает чем, не было. Кучей за кроватью валялись какие-то тряпки. Пол деревянный, застеленный половиком, стены просто деревянные. И посреди этой мертвой комнатушки двое были слишком живыми. Едва ли не видно, как кровь по жилам бурлит. У них не секс – борьба. И укусы не были похожи на игривое сжимание челюстей. Окно заглушало звуки, но вообще с такой страстью нужно было сопеть, стонать и всхрапывать. Рычать? Черты лица Кастиэля искажались. Дин это видел очень четко. У Сэма – нет, напротив, он смотрел с нежностью, улыбался, когда удавалось разорвать поцелуй для вздоха, и в этот момент Дин до новой горечи ярко увидел своего Сэма. Даже улыбка была его прежняя – яркая и чуть смущенная. Брат не отводил от Кастиэля взгляда.
Дин не заметил, когда они успели избавиться от одежды, погруженный в свой омут отвращения и ужаса, боли и… и чего-то еще, сложно разобрать все это нагромождение. Залететь бы в комнату, схватить за шкирки, встряхнуть. Что же вы творите?! Но это не его мир, не его война, тут есть их Дин, который почему-то этого, видимо, еще не сделал. Значит, были причины. Судя по их поведению, парни не особенно прятали свои отношения, хотя и не показывали их прилюдно. Зато как демонстрировали сейчас. Дин хотел отшатнуться от окна, но ноги словно приросли к земле. Двое в комнатке уже расположились на кровати. Точней рухнули на нее – несчастная койка заскрипела так, что Дин услышал. Кас упал на нее первым, на спину, обхватил придавившего его сверху мужчину ногами, руками. Длинные пальцы зарывались в каштановые пряди. Движения-то какие судорожные… Дин прекрасно знал, что сейчас происходит. Не мог ком в горле проглотить и все же отшатнулся от окна, отводя взгляд от блестящей от испарины спины брата, оставляя этих двоих трахаться. Пора уходить. Здесь точно не его мир.
И опять слово застыло на языке, произнесенным лишь на одну треть, потому что резко зажглись огни, завопила сирена, раздались выстрелы - сначала одиночные, но в несколько секунд перешедшие в безостановочную пальбу. Хлопнула дверь - Сэм, а за ним Кастиэль выскочили из дома только в штанах, но с оружием. Дин тут же вылетел из кустов им навстречу.
- Что происходит?
Сэм смерил его сердитым взглядом, Кастиэль усмехнулся, но не зло, скорее как-то понимающе и почти не нагло.
- Тревога. На территории базы чужак.
- Хренасе, тревога, - Дин поймал брошенный ему обрез.
Ночь наполнилась огнями, пороховым дымом. На улицу не выскочил ни один ребенок, не было криков, только пальба и одиночные выкрики по делу. Выбежавшие женщины тоже были вооружены. Но даже до забора, ограждающего территорию базы, бежать не пришлось. Люди увидели их - в свете прожекторов с вышек, одновременно и сразу – темная толпа зомби.
- Люциферу надоели игры, - Кастиэль передернул затвор. – Хорошо хоть трахнуться успели. А то вроде как все.
- Что? Вы сдурели?! Уходить надо! Машины же…
- Не выйдет, - крикнул Сэм, который перебросился парой слов с ближайшим мужчиной. - Окружение. Убирайся!
- Что? – Дин уже ничего не слышал в этом гаме, отступал в общей волне, отстреливаясь.
- В центре базы стоит большой дом. Церковь, - крикнул Кастиэль. - Как раз на такой случай. Взрывчатки под завязку. Сейчас народ уходит туда. Верни Дина, мы хотим попрощаться!
Дин ошарашено глядел на то, как Кастиэль и Сэм вновь оказались плечом к плечу.
Они укрылись за углом ближайшего здания, прикрывая отступавших в центр селения обреченных людей. Дин подумал, что все было слишком внезапно, но эти люди… Они будто пятьсот раз репетировали последний рубеж.
- Дин, - Сэм оказался очень близко. - Когда мы стали бороться, когда Кас потерял силы, спасая нас в очередной раз… Потом, позже… Он едва не пошел по второму кругу – наркота, выпивка, девочки. Ты рассказал про будущее. Михаил ушел, и твое решение перестало что-то значить. Остался только я без веры, не имеющий права сказать «да», и ангел без крыльев. Ты не мог нам помочь, ты никогда не умел помогать в таких случаях. У меня это получалось чуть лучше. И Кас научился. Ты мог лишь вести. Но ты принял нас. Теперь убирайся.
Кастиэль, несколько раз выстрелив, прижался спиной к груди Сэма – так привычно, словно механизм один. Две детали – впритык подогнано. Дин едва не выронил обрез. Умирающие люди не кричали, зато вопили зомби, и никто так и не выключил противно воющую сирену, перекрывающую даже звуки выстрелов. Когда Дин произнес Ключ Пути, Сэм и Кастиэль целовались.


Последний раз редактировалось Ангелы 21 май 2010, 22:16, всего редактировалось 2 раз(а).

21 май 2010, 18:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Глава четвертая
Братья

Вернувшись в бункер, Дин несколько секунд держал глаза закрытыми. Ровно столько, сколько потребовалось на вздох. Джесси с интересом смотрел на него. Друзья спали. Да, гребаное дежавю.
- Как? – тихо спросил маленький антихрист.
Дин тряхнул головой, слова застряли в горле. Что тут скажешь ребенку?
- Твоим родителям там точно не выжить, - ответил Дин все-таки и посмотрел поверх мальчика – в дальнюю стену. – Я даже понятия не имею, где там был ты.
- Ясно, - коротко отозвался мальчик.
- Джесси, смотри, когда я отправился в будущее, я оказался в теле… нет, наверное, на месте Дина из будущего. Или в теле. Я не знаю, в общем. А если я уйду в прошлое – далеко в прошлое, не стану ли я ребенком? Ребенком я ничего не смогу сделать.
- Вообще-то… - Джесси встрепенулся, нахмурился, упрямо прикусил губу. – Теперь не станешь, - проговорил он полминуты спустя.
Дин пожал плечами, разминаясь. Какое-то очередное изменение действительности уже не воспринималось с должным пиететом. И, все-таки, не стоит так тормозить. Бросив, словно против воли, взгляд на лежащих на полу Сэма, потом на Каса, Дин громко кашлянул и зло проговорил Ключ Пути. Впервые ключ возврата в прошлое.
Этот момент он очень хорошо помнил – до сих пор. Часа через два мама позовет его обедать. А пока есть только залитый ярким, но уже мало согревающим ноябрьским солнцем задний дворик, баскетбольное кольцо и осознание того, что он сам только что, впервые сам попал мячом в кольцо. И сказать некому – папа на работе, мама готовит обед, а Сэмми еще слишком маленький и глупый. Мяч выпал из взрослой руки, покатился к краю импровизированной площадки в куст шиповника. Дин инстинктивно прижался к стене. Нужно хотя бы минуту – просто постоять тут, в своей взрослой кожаной куртке, которую отец еще не купил, постоять, видя низко прибитое кольцо на стене, почти полностью голые уже кусты вдоль низкого изящного заборчика. Из открытого окошка донесся грохот кастрюли – наверное, мама уронила. И тут еще в проекте не было Апокалипсиса. И никто не мог даже вообразить, что этой ночью мама погибнет.
У Дина было не так много времени. Он торопливо перескочил через изгородь, надеясь, что соседи не заметят подозрительного парня, ошивающегося во дворе благопристойной семейной пары, у которой два милых сыночка.
Угонять местный транспорт было плевым делом – никаких дополнительных запоров и шумной визгливой сигнализации. Сейчас Дину этот мир казался почти Раем, даже лучше Рая, потому что в Раю им тоже пришлось побегать. Знакомый путь занял больше часа, но, все же, до жилища охотника на этот раз Дин добрался быстрей, чем в предыдущее свое путешествие в прошлое. Забраться в дом тоже оказалось несложно. И черный сейф стоял на прежнем месте. Дину показалось, что с того его визита сюда много лет назад ничего не изменилось… Все та же комнатушка: стены, обитые темными деревянными панелями, стопка пожелтелых листов и несколько книг сверху на сейфе, лампа с белым абажуром. Он понятия не имел, как умудрился запомнить эти мелочи. Главное, еще раз хозяина с дробовиком не повстречать, потому что вряд ли он сможет объяснить повторно, зачем ему нужен Кольт. Торопливо проверив патроны в барабане - на этот раз их было три - Дин поспешил убраться с территории чужой частной собственности, благо, бородатого хозяина с оружием в руках явно не было дома.
Обратно он ехал, игнорируя все правила дорожного движения, иначе родители скоро начнут его искать. Придет отец с работы, мама обежит вокруг дома несколько раз, расспросит соседей, проверит, убрала ли приставную лестницу, которой пользовались, чтобы залезть на крышу. Ужасно не хотелось ее так пугать, так не хотелось, что Дин выжимал из старой тачки все, что было возможно, и кусал губы. Уже смеркалось, и задувал холодный, почти зимний, ветер. Осталось всего ничего – рейд по чужим дворам, и добраться до своего старого тайничка под вишней. Небольшая пластмассовая коробка в яме, за углом дома, сверху кусок доски, присыпано землей и опавшими листьями. Слава Богу, что в детстве он был тем еще любителем тайн. Темнело быстро, Дин глянул на часы на сотовом и присвистнул. Во дворе были люди. Он выглянул из-за аккуратно подстриженных кустов, кого-то он смутно узнавал, кажется, все они были соседями. Его на самом деле уже искали. Нужно было только уложить несчастный револьвер на место, спрятать всего лишь до завтра, потому что вроде бы в тайничок он больше ни разу не лазил. Уложив сверху доски, Дин торопливо присыпал их землей, отполз подальше, к забору, перебрался к соседям. Бедный пацан… Дин пробормотал Ключ Пути.
Первое, что подумалось, когда Дин резко открыл глаза, это почему так болит затылок. Парень покрутил головой, с трудом соображая, что происходит. Было темно, но пахло так знакомо, что перехватило дыхание. Это же его детская, куда он и отправился после того, как припрятал револьвер. Потирая затылок, Дин встал с такой маленькой для него теперешнего кровати, прислушался к звукам в доме. Тикали ходики на стене, шелестела занавеска. Вдалеке на улице выла собака. Дин ловко открыл, стараясь не шуметь, окно, выбрался наружу и прокрался на задний двор. Впрочем, пройти тут можно было совершенно спокойно – кто его заметит?
До часа икс осталось совсем немного. Вот уже и знакомый угол, заметно разрытая земля - любимый секретик Дина Винчестера. Слушая громкий стук сердца, Дин откопал коробку, вновь пачкая еще не отмытые с прошлого раза ладони во влажном дерне, открыл ее и остолбенел – револьвера внутри не было. Собака завыла еще более отчаянно и громко. Дин сглотнул и буквально согнулся от боли в затылке. Черт! Что случилось? Всего лишь несколько часов, что могло случиться за несколько часов?! Боль пульсировала, разливаясь ядом внутри черепа от затылка ко лбу, словно на него надели раскаленный обруч. Воспоминания скакали бешеными мячиками – баскетбольными. Сознание будто бы раздвоилось. Дин прекрасно помнил, как играл в мяч до самого ужина, как потом хвастался отцу своей маленькой победой и тот трепал его по взъерошенному затылку, а мама просила не болтать с набитым ртом. Но при этом он также помнил, как его – перепуганного, лохматого, с перепачканными в земле руками вытащили откуда-то из-за соседского забора, а он ничего толком не мог объяснить, так как не помнил, где пропадал два часа – а потому разревелся самым постыдным образом на глазах родителей и соседей. И мама поджимала губы. Дин почему-то отлично запомнил эту гримасу, отца почти не помнил, зато маму – очень хорошо. Что же было потом? Он сжался, привалившись к стене, и попытался игнорировать воспоминание о том, что все было хорошо. Нет, надо распутать вторую ниточку. Боль не давала сосредоточиться, и промозглый ноябрьский ветер уже не казался таким ледяным.
Его забрали домой, его никто не ругал. Родители, видимо, сами не на шутку перепугались. Возможно, решили назавтра показать его врачу. А Дин, отмывая ладони, локти и коленки, все пытался сообразить, почему он весь в земле, словно рыл ее руками? Зачем копать что-то во дворе. Он же не собирался. И тогда мальчишка вспомнил. Само собой это была тайна – такая, что поджилки тряслись. Но оставить все, как есть, Дин не мог, а потому он вылез вечером в окно и отправился к злосчастному тайнику. На этом воспоминании парня опять обожгла боль, но времени на нее уже не было. Он успел глянуть на ходики на стене, прежде чем вылезти в окно, и по его расчетам на тот момент у него оставалось в запасе от силы минут двадцать. И он ведь мог ошибиться, а потом промедление в пару минут может стать роковым. Дальше… Дальше маленький Дин раскопал эту коробку и нашел в ней. Да, револьвер, самый настоящий, как показывают в кино. Первой мыслью было бросить коробку, словно в ней ядовитая змея, побежать жаловаться родителям, все им рассказать. Но Дин пересилил себя, ведь это было оружие, которое теперь добавилось к его тайне. Он, не помня как, спрятал револьвер, который неизвестно где взял. Была мысль проверить, настоящий ли он, попробовав выстрелить, но мальчик сообразил, что тогда он переполошит домашних и соседей, а потому постарался просто не касаться курка. Буквально на вытянутых руках потащил его с собой, в дом, в свою комнату. Боль опять ударила железным молотом. Дин выругался, вставая на ноги, и заспешил обратно, в детскую, торопливо разрыл комод с игрушками, достал с самого дна револьвер. От сердца отлегло. И угораздило же ему таким умным родиться! Парень вновь выругался, зло и весело, еще раз проверил патроны и осторожно открыл дверь. Комната Сэма была рядом, следующей шла спальня родителей. Нужно было сделать буквально пару шагов. Дверь детской тихонько скрипнула. Странно, что папа не смазал еще. Сладко пахло молоком и детским питанием. И в комнате кто-то был… Револьвер оказался в вытянутой руке еще до того, как Дин успел что-то подумать. Азазель даже успел развернуться и хищно оскалиться, сверкнув медовой радужкой глаз, но уже в этот момент для него все было кончено: пуля попала в лоб, ближе к правому виску. Демон пошатнулся, Дин успел заметить его изумленный взгляд и торопливо выпростанную над колыбелью руку. Пары секунд хватило для того, чтобы несколько капель его крови упали на губы младенца в тот самый момент, когда Дин уже сбивал Азазеля с ног, отпихивая его от детской кроватки. Серьезный младенец немного недовольно облизнулся, за спиной Дина раздались легкие торопливые шаги, и он метнулся к окну, уже слыша женский вскрик за спиной. Парень сам не помнил, как справился с щеколдой, уронил на пол револьвер - пусть лучше останется им, на всякий случай – и выскочил в окно, на ходу подвернув ногу. Черт! Что за невезение! Кажется, кровь все-таки попала на Сэма. Переиграть все? Да какого черта, эта сука мертва! Мертва, никто не будет дрессировать его младшего брата, покупать душу отца, убивать мать! Может быть там, в будущем, теперь все отлично, и он упивается пивом в баре после рабочего дня в какой-нибудь слесарной мастерской, а заучка Сэм ходит в строгом костюме и… Все эти идиотские мысли помогали хоть немного сосредоточиться, потому что голова проходить не собиралась. Сейчас надо спрятаться, но где-нибудь в знакомых местах, чтобы пацаненок не перепугался окончательно. Куда-нибудь…
Пробежав по тротуару мимо трех соседских домов, Дин все-таки упал на колени, сил не оставалось, боль уже убивала способность мыслить – осталось превратиться в тупое воющее животное… И на каждый удар пульса в голове, который грозил разорвать к чертям вены, Дин видел падающие капли крови – первая, вторая, пятая, десятая – демонской крови. Он рыкнул, выругался и по слогам проговорил Ключ Пути.
Оказаться в комнате снова почему-то не получилось. Появившись в узком темном коридорчике, Дин пошатнулся и больно ударился и без того все еще ноющим затылком о стену. Черт возьми, что происходит, он вроде не это себе представил. Дин подскочил к приоткрытой двери детской, услышал выстрел и … увидел падающего Азазеля, который, падла, взмахнул таки рукой, уронив капли крови, а потом увидел изумленное лицо, словно в зеркало смотрелся. У его двойника был пистолет.
- Черт! – произнесли сразу оба Дина Винчестера.
Выпадать в окно вдвоем оказалось не так просто, как в первый раз, и тот, второй Дин, ногу все-таки подвернул, а сам он отстал он бегущего впереди своего двойника, ничего не понимая. Попадая в прошлое, занимаешь место себя же, но тогда почему… Опять перемещаться к Джесси? Что-то они намудрили, кажется. Странно, что пока не болела голова. Дин вспомнил бункер, день, час, проговорил Ключ.
Джесси дал ему знание о том, что время будет основополагающим при перемещении, если будущее изменится, Дин Винчестер может оказаться не там, где был в тот же момент в неисправленном варианте будущего. И да – оно явно изменилось, потому что ни бункера, ни маленького антихриста в назначенное время уже тут не было. Первое, что ощутил Дин – это сильный душистый аромат только что сваренного кофе.
- И только попробуй ржать надо мной! – раздался недовольный голос Сэма. – В следующий раз выиграю я, тогда загадаю что-нибудь более оригинальное.
- Не попробую, - осторожно отозвался Дин, осматриваясь.
Он лежал в кровати, явно в гостиничном номере, и уже то, что кровать была двуспальной, сильно настораживало. Дин поднял одеяло, которым был укрыт по пояс, заглянул под него и хмыкнул. В этой реальности он привык спать голым? И пустота в голове была столь воздушной и блаженной, что навалившаяся уже через пару мгновений боль и тьма, показалась гораздо сильнее, чем была на самом деле. Просто по контрасту. Время растянулось – воспоминания проносились одновременно и ураганным ветром. И проживались все до одного. Мгновения растягивались в годы, но их не хватало. Они грозили разлететься в клочья, и в мозгу надсадно звенело то, что готово было порваться – то ли время, то ли переполненные кровью сосуды мозга.

Азазель погиб. Дин был еще маленьким, ничего не помнил. О том, что кто-то погиб в их доме, он узнал позднее – от отца. Тогда же, той злополучной ночью, его нашел полицейский патруль едва ли не в квартале от дома. Он шел по улице, не отзываясь на окрики, словно в глубоком трансе. Мальчишку привезли в госпиталь, осмотрели, привели в чувство, однако, что с ним случилось в последние несколько часов, он сказать не мог. Дин помнил, как плакала мама – он это видел в первый и последний раз. Потом смутно вспоминался переезд и больничные коридоры, по которым его водили. Однако никаких проблем в развитии обнаружено не было, приступы больше не повторялись, а потому через пару месяцев об этих событиях никто не говорил. Дин тоже забыл – еще на полгода.
А потом…
Когда Сэм подошел с подносом с кровати, то едва не выронил его, потому что Дин с закрытыми глазами и каким-то утробным воем метнул в противоположную стену на ощупь найденный на ближайшей тумбочке будильник.
Мама все равно погибла – на полгода позже и у него на глазах. План Люцифера не заглох, хотя карты демонам смешали, и они на ходу, а потому не очень гладко, переиграли сюжет. Впрочем, кто сказал, что неуспешно? Дин помнил залитые черным провалы миндалевидных глаз смуглой женщины, которая выжгла в груди Мэри черную дыру размером с теннисный мячик. И потом, гораздо позднее, конечно же, Мэг не преминула напомнить Дину этот невыносимый момент в жизни маленького мальчика. Тогда он и выбросил сучку из окна. Воспоминания наслаивались друг на друга, но память – это всего лишь маленькое неудобство, всего лишь лишняя информация, сдобренная брутальной мигренью, а вот наслаивание эмоций и чувств заставляло едва ли не выть. Все настолько перемешалось, что поначалу дышать было тяжело, а перед глазами – только разноцветные пятна. Дочь была глупей отца, что позволило Джону Винчестеру узнать о предназначении младшего сына быстрей, чем в привычной Дину реальности. Не все, конечно, узнать, но многое, и достаточное для того, чтобы в определенный срок Джон пожертвовал некоторыми своими принципами в обмен на возможность не опустить мальчишку на несколько лет, не потерять его из виду. А потому Сэм Винчестер в Стендфорд так и не попал.
Отец пропадал надолго и даже Импалу им оставлял. Он все время наступал Мэг на пятки, но стерве удавалось хоть на шаг, но обогнать его. А Дин теперь помнил все эти годы, расслаивающиеся на месяцы, на недели, дни, помнил едва ли не каждую охоту и Сэма рядом, постоянно так близко, всегда в одном номере, каждый раз… Что тут говорить? В жизни не было человека ближе, каждая попытка глотнуть свежего воздуха в стороне оканчивалась только пустым сексом с какой-нибудь красоткой, лицо которой забывалось сразу же после оргазма. А Сэм был – год, два, три… Юность стекала с пальцев, с ветрового стекла, попадала под колеса Импалы. Охота съедала время, силы – все как обычно, но Дин помнил Сэма слишком много, слишком полно было его сердце, когда младший дрых на соседнем сиденье. Ничего подобного он не испытывал ни с одной из женщин. Сколько нужно пробыть неразлучными, чтобы сойти с ума от жадной любви? И сейчас Дин, с одной стороны, окаменел от ужаса, от осознания, с другой же не мог заставить себя выглядеть серьезным, смотря на лохматого обормота, державшего перед собой поднос и с тревогой наблюдавшего за странностями, творящимися сейчас со старшим братом.
- Чувак, ты как себя чувствуешь? Что-то случилось?
- А? Нет… фигня, Сэмми.
Память выкладывалась в две спутавшиеся между собой нити, и опять натужно болел затылок, хотя не так сильно, как раньше.
Но две нити из событий – такая ерунда. Главное, что Дин теперь очень явно переживал это странное чувство, чем-то похожее на голод, болезненную нежность, словно водишь тонким лезвием по обнаженной коже – лаская. Лезвие все равно остается лезвием.
Предательство остается предательством.
В этом мире был Апокалипсис.
Но в этом мире сердце Дина было полно, и он едва не сожрал Сэма, когда ими завладел Голод. А еще было…
- Оставь кофе, так и быть. Прощаю проигрыш. Я все равно кофе не люблю. – Дин с удовольствием рассматривал красивое тело младшего.
Сэм был Аполлоном. По меньшей мере, Дину так казалось. Чертовым Аполлоном, который очень соблазнительно пах, и не менее соблазнительно выглядел в своих полуспущенных, свободных ему старых джинсах. Они совсем недавно смогли быть снова вместе, после всего, что было. После освобождения Люцифера, после почти остывшего, черт бы с ним со всем! Какой Апокалипсис, детка, если утренняя эрекция? Дин зажмурился и потряс головой. Стоп. Это просто изменения в прошлом, переигранный сюжет их жизни. Это ненастоящее!
«А что настоящее? Тот ужас, из которого ты пришел, где ты настолько одинок и изломан, что уже никогда оно не срастется?»
Сэм поставил кофе на тумбочку и принялся стаскивать с себя джинсы – огромный лохматый Аполлон, еще и небритый. Вообще-то, Сэм раньше всегда брился. Когда раньше? В прошлой жизни, разве что.
- Сучка, - весело бросил Дин, и мышцы сами собой напряглись. Видимо, уже рефлекс, а кровать жалобно скрипнула от веса упавшего на нее, мать его, Аполлона.
Тяжелый какой, зараза!
Дин резко выдохнул, будто воздух выдавили из грудной клетки этим самым весом в сто килограмм родного и лохматого сучонка. Обнял его. Все это казалось странным, словно во сне, было даже в некоторой степени забавно наблюдать за немедленными реакциями собственного тела, но вторая половина Дина Винчестера уже кайфовала, уже растворялась в том, что стоило бы назвать любовью, даже если ею оно и не являлось. Горячий и губы влажные, пахнущие кофе…. Тело отзывалось, стояк уже причинял значительные неудобства, тем более Сэм сейчас лежал сверху. Он кусал Дина за губы и улыбался сквозь поцелуи, когда тот кряхтел от тяжести, напряжения и желания. Между ними было одеяло, а потому оно рисковало быть просто разодранным на две части – парни потянули его в разные стороны. Сэм чертыхнулся и выпустил свой край. А вот теперь можно и ужаснуться тем краем сознания, что еще было в потерянной навсегда реальности.
- Ты чего? – Сэм поднял голову.
- Я? – Дин закрыл глаза, стараясь просто ощущать – каждый сантиметр кожи и знакомо вжимающийся в бедро член, который был даже горячей владельца. Чертова печка. – Я ничего. Память тела вела Дина там, где сознание пока еще спотыкалось. Мышцы Сэма под ладонями – очерчивать сильные плечи, обхватить ногами его бедра, ощущая прохладную кожу ягодиц. Ну, хоть где-то прохладную. На мгновение возникла паника от того, что в промежность вжался мужской член. Потом память услужливо подбросила ответ, Дин сглотнул, обжегшись об очередное воспоминание – всего лишь о вчерашней ночи. Сэм терзал его соски, кусал и смотрел снизу вверх. Рысьи глаза стали очень зелеными – заблестели от влаги. Сэм изобразил рычание.
- Придурок, - хмыкнул Дин. – Живо на спину.
- Уложи, - фыркнул Сэм, потом сильно прикусил нежную кожу, одновременно пощекотал языком. Дин громко выругался и спихнул с себя нахала, запутался в своих, его конечностях, потому что не догадался во время прекратить обнимать. Сэм рассмеялся, поцеловал в ухо, одновременно прошептал какую-то пошлую нежность, и Дин все-таки повел рукой ниже этих скульптурно выписанных плеч и гладкой груди. Пощекотал его живот, дернул за волоски чуть ниже пупка. Сэм смешно ойкнул, а Дина обожгло еще одно воспоминание, и он, обхватывая член брата ладонью, уже сползал ниже, чтобы дотянуться не только рукой. Впустил гладкую головку в рот... Господи, дай сил проснуться. Или просто закрой глаза.
- Ты внезапно стал целкой, Дин?
Тот, не выпуская член изо рта, поднял взгляд. Наверное, выглядело это выразительно. Сэм цокнул языком и рвано вздохнул. Задело. Дин ухмыльнулся, чувствуя, как губы скользят по гладкой коже.
- Что не так?
- Задумчивый какой, - негромко сообщил Сэм и недовольно хмыкнул. – А почему остановился? Что опять случилось?
- Ничего не случилось, - Дин хитро улыбнулся, - просто твоя очередь меня радовать.
Брови Сэма чуть изогнулись. Да, младший был не против, у него раздувались ноздри, подергивались уголки губ, но он продолжал выделываться, он весь – напряженный, спелый, срывай и... Дину хотелось его кусать, всегда хотелось. И когда Сэм зашипел и незлобно ругнулся, старшему показалось, что он сейчас кончит. Порно-борьба – тоже вид спорта. Дин все-таки укусил его, прихватил губам кожу немного выше бедренной косточки, и Сэмми щекотливо дернулся, запустил в волосы брата пятерню, сжал, потянув на себя.
- Чего возишься? – рассеянно пробормотал он, раздвигая ноги. – Ты сегодня что-то романтично настроен, это не к добру.
Дин уже помнил, да, как вдавливать в кровать – жесткую койку или мягкий матрас, простынь, резко пахнущую кондиционером для белья, в теплую мягкую кожу сидений Импалы. И чтобы быть с ним до конца. Обломишься, Люцифер, ты с сосудом!
Сэм научился еще выразительней выгибаться, чтобы маленькие твердые ягодицы упирались точно в пах Дина, мышцы на загорелой спине – о, Дин мог очень долго наблюдать, как брат выбирает позу удобней, шевелится, напрягается, а еще он помнил, как любит провести раскрытой ладонью от копчика по позвоночнику вверх.
- Сэмми.
Смазка где-то под кроватью, Сэм вчера ее туда поставил. Дин некоторое время шарил рукой, не отрывая восторженного, сумасшедшего взгляда от намеренно демонстрирующего себя Сэма, потом не выдержал и быстро свесился с кровати. Кровь сразу же прилила к голове, в ушах зашумело.
Увесистый смачный шлепок по заднице заставил тут же сжать ягодицы:
- Ты не выспался что ли, Дин?
- А ты дал?
Дин теперь все помнит, и ему есть чем ответить.
- Нет, вчера дал ты, – лениво отозвался брат, поддерживая себя под ягодицы. Стервец. В отместку Дин вставил в него сразу два пальца, но скользкая смазка позволила им войти без затруднений. Сэм чуть поморщился, повилял задницей. – Я же говорю, не выспался.
Оставалось только доказать, что он, Дин в полном порядке, в таком полном, что кое-кто, возможно, ходить потом сможет только забавной походкой.
Долго продержаться не удалось, конечно, но и Сэму это тоже не надо было. Он кончил даже немного раньше, просто от трения о простыню и от того, что Дин в нем. И оргазм в голове маленьким взрывом, от которого даже застонать не удается, а потому Дин, вспоминая, как должен выходить из заполненных легких воздух, уткнулся носом во влажный затылок Сэма, лег сверху всем весом, и на полминуты просто забыл обо всем. Сейчас меньше всего хотелось думать о том, что подсказывало взбунтовавшееся подсознание, еще не перестроившееся на новый лад памяти. За полминуты одуряющего прихода - полжизни ломки. Хотя оно того стоит, черт возьми. Ломка без прихода еще глупей.
Дин сонно пошевелился, когда Сэм все-таки стряхнул его с себя.
- Да, старик, ты не выспался.
Спать на самом деле хотелось.
Люди лежат пластом из-за долгих перелетов, потому что не выдерживают разницу часовых поясов, а тут несколько перелетов длиной в полжизни. От такого и околеть можно. Наверное. Но Дину не очень хочется продолжать скольжение между возможностями – кажется, ему здесь слишком хорошо.
Сознание приводило себя в порядок, выбрасывая на поверхность дремы то новое, что должно было быть старым – прошлые события, самые яркие воспоминания, которые теперь стали ведущими – в данной конкретной реальности. В принципе, события те же самые. Отец также продал душу, они также мотались по стране, разве значимое это отличие – номер с общей кроватью? И, тем не менее, многое перевернулось. Сэм тот же - и не тот. В нем больше злости, в нем больше страсти и меньше желания понять. То есть оно осталось, но нынешний Сэм – это что-то горячее не только физически. Он так желал хоть немного самостоятельности… И после того, как Дин оказался в Аду, крыша у него съехала так, что Руби не пришлось даже особо напрягаться. По меньшей мере, Дин теперь помнил их беседу о Руби несколько другой. Помнил, как Сэм старался смотреть поверх него, вообще выглядеть каменным и как не получалось у него ни хрена.
В памяти проносились события давних лет, более четко образно очерченные, благодаря послеоргазменной дреме… Юношеские посиделки в Импале… Однажды они встряли на проселочной дороге в ливень, и Сэм нудел на тему «слушать одну и ту же песню в двадцать третий раз – это уже чересчур». А у Дина настроение было такое - гонять несчастную цеппелиновскую Communication Breakdown и выразительно подпевать на каждое «Эй, девочка», насмешливо поглядывая на брата.
- Сам ты девочка, - бурчал Сэм.
Ливень отбивал ритм, впереди было ни черта не видно, но состояние это – привычное. А вот Сэм злился. У него были на то причины – последняя ведьма его очень забавно провела, едва не оставив навсегда заикающимся и с двумя длинными, аккуратно заплетенными косами. У Сэмми было отвратительное настроение: малыш не привык, чтобы ему так четко и жестко указывали его нынешнее место. Все это, плюс атмосферное давление, может еще какие бури на солнце, стали причиной срыва, которому в салоне тачки просто не хватало места. Там не хватало места, чтобы набить морду, и Дин, пытающийся его утихомирить, навалился слишком сильно и улыбался слишком нагло. Первый поцелуй был скорее похож на попытку что-нибудь откусить – поганый язык, к примеру. Секса не было давно, Плант великолепно спелся с ливнем, было душно и в груди глухо бухало, злость требовала выхода. Подраться негде – для «потрахаться» места вполне хватало. Впрочем, позже они стали настоящими мастерами в сфере «потрахаться в салоне Импалы». Навык, мать твою.
«Эй, девчонка, у меня есть то, о чем ты должна знать.
Эй, крошка, хочу сказать, что я люблю тебя так сильно».
- Я не девочка, - Сэм лежал сверху, влажный и расслабленный, аж дыхание перехватывало от такой тяжести.
- Я уже понял, - Дин кайфовал, слушая грохот ливня о крышу Импалы.
Вообще технически удобней – сэкономили кучу денег на съемы в барах и публичные дома. Время от времени Дина все же тянуло на подвиги, благо, брат на пидорские страдания настроен не был, хотя пару раз они били друг другу морды в аффекте и один раз попытались устроить тройничок с одной бойкой крошкой.
Если мир на самом деле спасет любовь, то в этом мире они смогут справиться со всем, но стоит лично удостовериться, так сказать.
- Дин, спишь? – Сэм ворвался в воспоминания сразу поцелуем, вопрос был задан чуть позже.
- Уснешь с тобой. Слезь с меня, образина, что за привычка - наваливаться!
- Слабак, - Сэм опять ухмылялся, хотя и смотрел немного тревожно. – Кастиэль не звонил?
Кастиэль. Дин нахмурился, вылавливая свои нынешние воспоминания об ангеле. Стало неспокойно.
- Нет, после того как я дал ему аспирин…
- Ну, ему досталось тоже, – Сэм вздохнул. - Сейчас я позвоню.
- Да.
Дин вспомнил путешествие в Рай, «счастливые моменты» Сэма. Вот откуда эта яркость в воспоминании об их первом сексе. Сэмми это видел в Раю. Дин ухмыльнулся. Все-таки это лучше, чем прогулки с собакой хрен знает где. Хотелось и прикрыть глаза, смакуя новые подробности всплывавших в памяти событий, и прислушаться, что там бормочет Сэм, потому что Каса бросать хрен знает где – тоже не дело. В груди неприятно екало. Не так уж много друзей у них осталось. Выжженная пустыня вокруг Дина как-то не прельщала. Но все же не стоит затягивать с этими путешествиями, а то так до скончания веков он будет скакать сквозь время, а голова у него не казенная.
- Antrorsum, - шепнул Дин, ясно представив момент в будущем, который теперь обязательно должен был бы оказаться иным.


21 май 2010, 18:28
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Глава пятая
Правда Дьявола

Будущее встретило его упругим теплом руля Импалы и ливнем, лупящим по капоту и крыше верной тачки. Будущее встретило его ощущением пустоты – полного одиночества и такой надсадной боли, что надо бы завопить, но не получится. Что же это за жизнь у него – собрание ливней, которые либо до кости рассекают, либо пару сантиметров мяса все-таки оставляют целыми – и иного как будто бы не дано. В голове было знакомо пусто, но боль уже была совсем близко – Дин начал распознавать ее приближение. За стеной дождя впереди ничего не было видно, но сквозь струи боли, ударившей по нему несколькими секундами спустя, он уже знал, что там, впереди – едва ли не та самая выжженная пустыня, видеть которую он так не хотел. И тут же в памяти – погибший архангел-трикстер. «Ну, конечно, мне проще убить брата, я же с ним не трахаюсь». Смутно знакомый по литературе квест с кольцами, способными что-то в этом мире изменить, и сам он – Дин, смотрящий в глаза Сэма и не умеющий сказать: «Да, Сэмми, ты сможешь справиться». Без него? Одолеть Сатану самостоятельно? Вы все сдурели, что ли?!
Нет, вера – верой, брату он верит так же, как себе, потому что не верить какой-то из частей самого себя – это уже психиатрическое что-то. «А считать частью себя другого человека?» - как голос из глубины. А, может, как шелест сквозь шум дождя… Шелест крыльев ангела.
- Что случилось?
Кастиэль резко взглянул на человека, моргнул, потом проговорил:
- Откуда?
- Мастер распознавать, – Дин тряхнул головой. – Неважно, я все помню. Весь сюжет.
Дин, не удержавшись, хмыкнул, потому что жить по сюжету дешевой беллетристики уже становилось просто смешно.
- Когда ты в последний раз говорил с Сэмом?
- Только что. Он пообещал не делать глупостей.
- Он солгал тебе, - Кастиэль поправил полы плаща. - И сейчас на пути в Детройт. Дин, это единственное наше…
- Пошел на хрен, Кас! – раздраженно ответил Дин. – Одолеть Люцифера силой мысли?!
Вместе с воспоминанием о последнем разговоре, на Дина наваливалась и чужая, уже местная, обида. Сэмми, твердящий, словно заведенный, о последнем шансе и смотрящий на него так, будто только сейчас осознал, что его держат не в ласковых объятьях, а на серебряном поводке. А ведь младший брат ему поверил. Кому из них осталось вырасти – еще неизвестно, но Дин твердо знал одно – выдюжить дьявола не под силу никому, и своего Сэма он ему не отдаст.
Импалу немного заносило, колеса буксовали, но выбраться на трассу все-таки удалось. И дождь стал чуть слабей, уже не стоял стеной перед лобовым стеклом, так что вполне можно было вести машину. Впрочем, не ехать было невозможно, так что Дин сжал челюсти и всматривался в дождь, то разгоняясь, то снижая скорость, когда верная Импала начинала вилять и не слушаться.
- Я могу перенести, мы будем там намного раньше Сэма и сможем вычислить, где ожидается встреча, - ровно сообщил Кастиэль.
Дин, уже уложивший в памяти некоторые моменты, успел сообразить, что здесь не было плененного Михаилом Адама и потерявшего силы Кастиэля. Кас тут был ангелом, немного отличающимся, правда, от того, знакомого, но сейчас Дина этот вопрос волновал меньше всего. Адам же сейчас злился, сидя в надежном бункере дядюшки Бобби.
- Перенеси, - согласился Дин, дождался яркой вспышки и когда мир вокруг перестал шататься от ангельского перелета, не удержался – метнулся вперед, к ожидаемому «венчанию Сэмми с Сатаной».
Открыв глаза после этого не очень дальнего, но почему-то очень тяжело давшегося прыжка, Дин только и смог, что опуститься на колени и зажмуриться. Слишком поздно пришло осознание, что истерить было не лучшим способом чего-то добиться. Джесси вдолбил в него знание о том, что прыгать из будущего в будущее будет так же трудно, как самостоятельно сдирать кожу с себя любимого. Слишком поздно вспомнил – страх за брата перекрыл здравый смысл. Он и раньше сильно боялся за Сэма, здесь же его буквально наизнанку выворачивало и без пресловутой, навалившейся секундой позднее, боли.
Да, они сейчас нашли это гребаное «место». Готично, ничего не скажешь. Заброшенное кладбище в пригороде сиротливо ютилось на пологом склоне холма. Вроде и весна, а здесь будто царила осень. Деревьев было мало, сухая прошлогодняя трава плохо проминалась даже под тяжестью шагов взрослого человека. И еще эти депрессивные тучи над головой – небо обложило от горизонта до горизонта.
Дин сообразил, что Импала спрятана за видневшимися вдалеке сараями, а сам он – притаившийся у обочины, пытается выловить Сэма, который вот-вот будет здесь, у самого края. И, блядь, память накручивала росшую в геометрической прогрессии тоску. Очень много всего произошло за те два дня, что Дин только сейчас вспоминал. Это был последний шанс для Михаила, и оставшийся дома с Адамом Бобби из этого дома так и не вышел.
Зак, вероятно, в тот момент получил очередное повышение по службе, правда, долго ему радоваться не смог. Кастиэль, лежащий у ног Захарии, Кастиэлем уже не был. Пробитое горло, быстро остывающий труп – уже и не Джимми. Дин имел за поясом еще один ангельский клинок, и улыбающийся, хотя и бледный от напряжения боя Захария получил сходную с Кастиэлевой дырку чуть ниже затылка. Острие клинка вышло из горла. Дин помнил, как оттащил Каса в сторону, как закрывал ему глаза. Безумие какое-то. Ради чего он там?.. Чтобы Дин мог в последний раз признаться в любви брату? В тот момент его пронзила недоуменная тоска, но лишь ненадолго. Соратники умирали и раньше, погибали друзья. За Каса Дин не собирался себя прощать. Не смог бы. Но вообще уже ничто не имело значения. Про Апокалипсис и думать забыл. Он помнил только о том, что Сэм сейчас перестанет быть его Сэмом и станет Дьяволом – остальное откатывалось на задний план. Дин, на какое-то время ослепленный памятью, вздрогнул от раздавшегося в туманной дали шума мотора и торопливо спрятался за низкорослыми кустами. Это должен быть Сэм. Мигающий от недостатка заряда дисплей сотового показывал время - 8.40 p.m.
Брат оставил тачку в отдалении – какой-то хлипкий, видимо, вообще не глядя угнанный, седан. Сейчас ты узнаешь, сучонок, как убегать от того, что за тебя кровь по капле выцедит, душу по грамму распродаст, отщипывая от нее самолично. Сэм выглядел очень взрослым: прямо шагал к обочине, за которой начиналась покосившаяся кладбищенская оградка, лицо его не выражало ничего. Опять оброс. Никто его не научил бриться? Тело Дина вспоминало будто бы само – ощущение прикосновения этой жесткой щетины к коже, ощущение жжения позднее. Щетина царапала, а Сэмми смеялся, когда Дин досадливо чесал утром раздраженную кожу внутренней поверхности бедер.
Но Сэм уже проходил мимо буквально в двух метрах: сейчас повернет к ограде, почти наступит на притаившегося в колючих кустах Дина. Вот откуда это ассоциативное воспоминание про щетину – Дин сердито дернул рукой, ломая тонкие колючие веточки, которые сейчас царапали ладонь, и поднялся в полный рост:
- Мы куда-то спешим, Сэмми?
- Почему спешим?
Мягкий тон голоса, незнакомо растягиваемые слова были не в стиле Сэма. И взгляд был не его – чуть прищуренный, брезгливо-деловитый.
Дин, только что выпрямившийся, пошатнулся, отступил назад – нога соскользнула по гладкому склону обочины, пришлось потратить пару секунд на сохранение равновесия. Сатана молча наблюдал. Действительно, куда ему торопиться.
- Странно, что ты не в белом, - пробормотал Дин, тут же сообразив, что сболтнул лишнее.
Сэм чуть улыбнулся – уголки губ дрогнули. Очень неестественно выглядела на спокойном лице эта несколько косая улыбка, словно кто-то управлял мимикой извне – пытаясь придать заставшим мышцам подобие человеческой улыбки. Так оно и было, в принципе, только управляли уже изнутри.
- К чему столько пафоса, Дин? Для того, чтобы раздавить тебя, я решил символично остаться в жалкой куртешке твоего брата. Тут даже кольца в кармане. Знаешь, как он их все добыл? Ну, помимо тех трех, что выкрал у тебя из багажа. Кстати, очень интересная история, такой самоотверженный парень.
Дин сжал челюсти, желваки задвигались, он уперся левой ногой во влажный грунт, чуть отставив ее, чтобы не съезжать назад, и тихо, но отчетливо проговорил:
- Сэмми, я знаю, ты здесь. Ответь, Сэм. Ты же хотел его одолеть! Ты был уверен, что сможешь!
Начался мелкий ледяной дождик. Сэм нахально усмехался. Не Сэм, конечно, но перестать идентифицировать это лицо, это тело с братом было просто невозможно. И тварь, которая его оккупировала изнутри, была всего лишь паразитом, которого нужно вытравить.
- Ты сможешь, Сэм.
Сатана, наконец, нанес первый удар.
Дальше, один за одним, они сыпались как-то неумело. Люцифер, наверно, не обязан уметь драться, а, может, просто оттягивал последний момент – кулачищи Сэма могли бы и более существенные повреждения нанести. Особенно при условии, что Дин не попытался защититься, а он не попытался. Дождик накрапывал сильней, совсем не весенний – вечная осень на земле. Почему-то всколыхнулась мысль про Импалу, которая останется стоять за этими сараями до скончания веков. Мелькнула в голове какая-то тень, тень темных крыльев. Наверное, Кастиэль ему на Небесах тоже морду набьет. Так было бы правильней. Хотя на Небеса Дин вряд ли попадет, конечно. Кусок земли из-под ноги сполз по насыпи обочины, Дин упал на одно колено, выплевывая слюну с кровью, получил еще один удар – очень точный и болезненный, по хребту, и, понимая, что скоро не сможет говорить, громко позвал:
- Сэмми, я здесь. Я твой брат, Сэмми, я люблю тебя, сучонок, ну, давай же!
Удары стали далеко не такими щадящими, как прежде. Один пришелся точно в лоб – в ход пошли тяжелые армейские ботинки, которые в последние два года носил Сэм - на коже отпечатались следы от протектора. Дождь пошел еще сильней, приятно освежая раскаленную кожу. Следующий удар попал в горло, Дин задохнулся и, падая, прохрипел:
- Сэмми… я с тобой. Сэм!
- Со мной, - отозвался брат, Дин с надеждой вскинул голову, отрываясь лицом от земли, в которую его впечатало от очередного толчка ботинком.
- Со мной. Всегда со мной. Конечно. У Сэма ни на что не хватило сил, ведь братец всегда рядом, - еще сильнее – под дых, - спасет… У него и опыта борьбы-то нет, ты его забил собой и своей любовью, Дин. А теперь я оседлал твою подстилку. Она удобная, красивая, как пятизвездочный отель. Его было приятно трахать, да?
Люцифер издевательски улыбался – он уже лучше контролировал тело, и мышцы перестали придавать лицу сходство с маской.
Дьявол встал на колени, склонился к Дину, очень близко, чтобы прохладное его дыхание попало на воспаленные разбитые губы:
- Любишь?
Дин сделал короткий рывок – вперед – вверх, взасос целуя Сатану.
Поцелуй хотелось сделать вечным, растянуть то мгновение, в которое Дину показалось, что дрогнувшие губы принадлежали Сэму, но следующий миг наступил тут же и все расставил по своим местам: зубы Сэма сомкнулись на нижней губе, прокусывая ее почти насквозь.
Дин вскрикнул, упал на землю, а за спиной радующегося своей выходке Дьявола раздался знакомый голос:
- Люцифер.
Сэм медленно обернулся, встал, аккуратно стряхивая с джинсов влажную землю, вытер испачканные в крови губы:
- Здравствуй, брат.
Михаил в теле Адама едва ли выглядел грозно, тем более рядом с Сэмом Винчестером. Дин с трудом приподнялся на локтях, чтобы видеть, что происходит. Распухшая, словно одеревеневшая губа плохо слушалась, но он все-таки попытался.
- Сэм! Сэмми, я не верил тебе, но, черт возьми, Сэмми, сколько раз я тоже ошибался!
При этих словах перед мысленным взором пронеслись какие-то нечеткие и быстро сменяющие друг друга картинки, выдернутые возмутившимся подсознанием из разных реальностей. Очень сильно закружилась голова.
Дин увидел, как поспешно достает что-то из кармана джинсов Люцифер. Или уже не Люцифер? Кольца упали между ним и отступившим назад Михаилом. Срывающимся голосом Сэм заговорил слова заклинания. Дин сам не мог понять, как он поднялся на ноги. Кажется, правая нога была уже сломана, левая кисть вообще не ощущалась, судя по нарастающему адскому жжению в районе живота – часть внутренностей уже практически не существовала. Как он вообще еще жил? Дину нужно было сделать лишь полтора шага, но у него пот выступил на лбу, пока шаги были сделаны, и он непослушными руками обхватил Сэма за пояс.
- Дин? – раздался довольный голос Люцифера.
Заклинание было произнесено. Клетка призывно распахнулась, с силой втянула воздух, словно вздохнула после долгой его нехватки. Люцифер отступил на шаг, толкнув Дина, ладони которого уже проводили по животу и груди Сэма. Невнятный шепот был очень тих, но Дин сейчас все равно не слышал больше ничего вокруг - сознание ускользало.
- Дин… Не могу… Сил… не хватает…Толкни. Дин… Если на самом деле любишь… Меня все равно уже почти нет. Я не хочу быть им.
Просто навалиться на него, просто сжать рубашку на груди, просто выпустить.
Просто?!
Один несильный толчок в пропасть - Сэм взмахнул руками, Дин дернулся вперед, силясь удержать, оттащить, закрыть собой, может быть, нырнуть следом. Черная дыра, утробно гудящая, затягивающая воздух и даже какую-то часть реальности, словно невидимыми руками вцепилась в тело Сэма, рванула на себя, в себя, чтобы сожрать. Попытку Дина повторил Михаил, стараясь оттащить брата, но ухватил лишь воздух. А потом дыра сомкнулась – как и не было. И стоило бы убраться из этого тела, раз уж есть такой шанс. И только тихий шепот вплелся в проговаривание Ключа Пути. Непонятно было, Михаил ли это сказал, застывший изваянием в двух шагах, или сумасшествие караулило за углом.
- Здравствуй, Каин.

Прыжок в прошлое был на этот раз избавлением. Мигрень показалась просто мигренью, ведь после случившегося только что никакие проблемы и никакая боль уже не могли подействовать сильней. Внутри на какое-то время появилось равнодушное спокойствие, какое бывает, когда сознание получает испытание большее, чем способно вынести, и пытается просто защититься. Дин около минуты просидел на асфальте в полутьме и только потом огляделся, пытаясь сообразить, куда же он прыгнул в тот момент. Что он мог еще вспомнить? Ну да, конечно, месть. Осталась Мэг, а значит, Дин метнулся куда-то, где ее можно выловить, ориентируясь на смутные отроческие воспоминания об отце. Как они возникли в голове в момент прыжка, Дин даже задумываться не хотел. Но это, наверно, все-таки лучше, чем валяться с разорванной селезенкой у ног Адама – Михаила.
Что имеем сейчас? Дин помнил, как вышел из гостиничного номера. Сэм болел гриппом, кажется. Отец был злой, напряженный, умом уже не в отеле с сыновьями, а в предстоящей работе. Дин пошел сам покупать лекарства для Сэма, потому что как-то так вышло, что в аптечке не оказалось жаропонижающего. Сейчас он стоял на гостиничной стоянке, ее нужно было пройти, потом налево, до магазина… И в это же время он слышал звук отъезжающей Импалы.
Дин подскочил на ноги, пробежал пару шагов, радуясь, что на этот раз гостиница была дерьмовей некуда, и стоянка охранялась плохо, а потому увести какую-нибудь неприметную тачку не станет проблемой. Только бы не упустить. Да, везение было просто невероятным! Впереди - запруженная машинами, хорошо освещенная дорога. Постепенно движение на дороге становилось свободней: есть время высмотреть вдалеке знакомый бампер, есть время сориентироваться и перестроиться во второй ряд, сев отцу на хвост. А потом постепенно обгонять все эти тачки. Главное – не забыть ничего из того, чему учил его Джон Винчестер. Только не сейчас.
Везения для начала было даже слишком много, что Дину и не понравилось. Не хватало еще удариться в суеверия. Чтобы унять шевельнувшееся иррациональное беспокойство, он заставил себя вспомнить то, что помогло Дину из будущего нырнуть именно сюда, к этому моменту. Он помнил, каким придет отец утром. Его придется отпаивать жаропонижающими Сэма, перевязать раны. Потом Дин уговорит обслуживающий персонал не входить пока в номер, благо, те не слишком настаивали на уборке, главное, что парни платят. И в бреду Джон Винчестер будет только повторять и повторять, что он почти достал черноглазую сучку. Почти – почти - почти достал! Еще немного. Он был так близко! Разумеется, что-то не выгорело в тот раз, зато сейчас выгорит точно, теперь-то Дин был намерен лично за этим проследить.
Импала явно ехала куда-то в сторону пригорода. Городок был небольшой, но Дин смутно помнил, что здесь в этот вечер проходили какие-то гуляния, что-то очень местное, а потому машин и света было достаточно. Он перестроился в первый ряд, пропустил вперед маленькую двухместную малолитражку, напряженно постукивая указательными пальцами по рулю. Первое оцепенение схлынуло, и теперь лучшим выходом было не думать о том, что случилось буквально только что – почти пятнадцать лет спустя. Просто попытаться снова как-то все исправить. Импала свернула в проулок. Дин чертыхнулся, аккуратно сбавил скорость, вглядываясь в полумрак, потом решился и свернул тоже. Он был удивлен, что удавалось так легко избежать внимания отца. Или Джон был слишком погружен в то, что ему предстояло сделать, или опыта ему еще все-таки не хватало…
Их занесло то ли в заброшенный парк, то ли в пролесок, в который упирался городок одним боком. Заброшенные склады, тихие гулкие переходы и полная луна – забавные места. Ночь была очень светлой, иначе бы здесь без фонарика или фар было бы невозможно передвигаться. Дин выключил мотор и прислушался. Импала гудела где-то невдалеке. Потом ее мотор тоже стих. Дин привычно ощупал снаряжение – пистолет был на поясе, фляжка со святой водой тоже никуда не делась, но главным оружием все-таки был Кольт отца. Выскользнув из машины, Дин торопливо заспешил в том направлении, откуда недавно раздавался шум двигателя Импалы. Он так торопился, что едва сам не попал в руки к двум типам, которые сейчас держали Джона Винчестера, пока третий умело тренировал на нем свои боксерские навыки. Поскольку кольт после того случая остался у Джона, Дин сделал вывод, что про него сучий выводок еще не знал. Парень стянул куртку, торопливо разорвал подол рубашки, соорудив из нее что-то наподобие ковбойского платка на лицо.
- Сегодня я – Бэтмен. Ну, держитесь, суки.
Драться с демонами в принципе бесполезно, если под рукой нет нужного ножа или демонической силы брата. Однако у отца оказались пакеты с солью, а Дин отвлек одного из уродов святой водой. Схватка была короткой, демоны попрощались с бренными тушками несчастных местных жителей, а Джон Винчестер поднял на Дина взгляд покрасневших от недосыпа, таких знакомых глаз.
- Ты кто еще такой, черт возьми?!
- Давай быстрей. Она сбежит же! – Дин постарался, чтобы его голос звучал глухо.
Джон вздрогнул, но расспросы решил оставить на потом.
- Тут будет ритуал, - сухо буркнул он. - Сучка скоро придет. Ты охотник?
- Да.
Джон кивнул и вытащил из-за пояса знакомый кольт.
- Нам туда, этот склад.
- Отлично.
Дин пропустил отца вперед, молча кивнул на кольт и увидел, как на мгновение Джон прищурился.
Отец навел кольт на Дина:
- Это ловушка?
Дин аккуратно достал из-за пояса флягу с остатками святой воды, отпил, чуть приподняв повязку, потом развел руки в стороны:
- Я – охотник. Сучка много мне должна. Может, мы перестанем светиться, топчась у самых дверей, а?
И Джон первым шагнул в узкий коридорчик.
Коридор вывел в обширное пустое помещение буквально метров через пять-шесть. Тут явно готовился ритуал, хотя Дин не смог бы утверждать, что знает, какой именно. Некоторые знаки, начерченные чем-то бурым на неровном каменном полу, напоминали енохианские символы, но Дин не стал особо приглядываться. Он торопливо прошелся по аккуратно начерченным на земле изображениям, потер неровные линии ботинком, озираясь и не опуская, в принципе, бесполезный здесь и сейчас пистолет. Джон вторил за ним, чем Дина несколько повеселил, хотя вряд ли веселье было уместно. Долго ждать не пришлось. Демонесса застыла в дверях. Дин узнал ее - смуглую шатенку с красивым хищным разрезом глаз. Джон Винчестер прицелился.
- Я бы не стала так торопиться, Джон. Мои ребята пасут твоих. Твоего. Я не знаю, куда делся старший, но вряд ли болезный маленький Сэмми в силах что-то противопоставить двум взрослым демонам. Какой опасный у тебя… Кольт.
Рука Джона дрогнула, Дин закусил губу.
- Лжешь, сука.
- Выстрели и посмотрим!
- Мне кажется… - Дин запнулся. - Кажется, она лжет.

Дин вспомнил, что ему на самом деле в тот вечер мерещилось, что за ним следят, и это ощущение не покидало его почти до самого приезда отца. Демонесса взглянула на Дина, даже не повернув головы, лишь переведя взгляд. Она вообще сейчас напоминала каменную: все-таки дуло, направленное в лоб, ее нервировало. Это оружие у Джона она, скорее всего, увидеть не ожидала. Джон собирался нажать на курок, но его промедление, те несколько секунд, что он оставил демону, думая сыновьях, позволили Мэг сгруппироваться и резко отпрянуть назад. Пуля чиркнула по стене, никого не задев. Он зло выругался и бросился в погоню, но на пороге они обнаружили только три человеческих тела, которые оставили демоны.
- Им важны эти места, - проговорил Джон. – Иначе даже не стали бы сюда являться, если подозревали, что я могу сесть им на хвост. Тут есть особенность у земли – очень выгодное стечение обстоятельств. Раньше здесь был монастырь. Ты идешь?
Джон обернулся.
- Да, я сейчас, - пробормотал Дин.
Он никак не мог поверить, что они ее упустили. Промахнуться с такого близкого расстояния? Дин вообще никогда не задумывался о том, что его отец тоже когда-то промахивался. У него еще слишком мало опыта охоты на нечисть, слишком жива память о мирной семейной жизни, слишком много он задумывался, когда речь заходила о его детях. Вот почему он, наступая ублюдкам на пятки, так их и не достал.
Глупость ситуации, явно потерянной теперь для него, заставила Дина в отчаянии скрипнуть зубами. Смотреть сейчас в глаза отцу было выше его сил.
- Идешь? – Джон уже заворачивал за угол.
- У меня тут машина… своя. Я выеду следом, - крикнул ему Дин.
Он стащил с лица свой самодельный ковбойский платок и посмотрел на тела людей, оставшихся лежать у входа на склад. Им Джон почему-то даже не подумал помочь. Живы хоть? Послышался звук мотора отъезжающей Импалы. Женщина зашевелилась, попыталась встать. Дин склонился к ней, протянул руку:
- Так, красотка, давай.
Девушку шатало, она оперлась на Дина, потом как-то очень уж пытливо взглянула ему в лицо.
- Я узнала тебя. Отец говорил, что ангелы за тобой присматривают. Я не верила, - проговорила демонесса, усмехнувшись, потом оттолкнулась от остолбеневшего охотника, и черный дым взвился в звездное небо, а женщина опять упала на землю. Дин молча присел рядом с ней и пощупал сонную артерию – пульса не было.
Парень на автомате добрел до брошенной тачки и на ней без особых проблем подъехал к отелю, после чего с отчаянной решимостью шепнул Ключ Пути «Вперед», представив себе для начала тот самый момент, когда в бункер явился маленький Антихрист.
Сразу стало понятно, что Джесси так и не приходил.
Сэм, стоявший напротив него, смотрел раздраженно. Дин сглотнул, ожидая, когда память в очередной раз прояснится для этой очередной новой жизни. Когда его согнул приступ, Сэм дернулся было навстречу, но тут же отступил, и Дин, едва придя в себя, поймал его недоверчивый взгляд.
- Кастиэль не настолько тебя избил, - сухо проговорил брат.
- Может быть, Кастиэль тут ни при чем?
Под грузом очередной памяти, прошлые воспоминания начали просто стираться. Они слишком долго наслаивались друг на друга, что-то успело сплестись, перепутаться настолько, что уже непонятно, где правда, а где какая-то нелепая фантазия. Сэм только что сухо сообщил, что они с Касом идут выручать Адама. Дин – нет, Дин не справился.
- Я должен был сломаться первым. Вы все так думали, правда, ведь? Отец мне тоже не доверял, он видел только тебя, - Сэм коротко улыбнулся. – А теперь папенькин сыночек продолжает.
- Заткнись! – Дин рванулся было к Сэму, но наручник, с помощью которого он был прикован одной рукой к койке, не дали ему сделать эти четыре шага к стоявшему в отдалении брату. – Отец погиб, спасая наши жизни! Не трогай его! Никто не виноват, что ты не смог послать демоническую шлюшку! Мне нужно было тебя сторожить в этом бункере не отходя, потому что не вляпаться в дерьмо по самые уши ты в принципе никогда не умел!
Память выбрасывала на поверхность сознания уже какие-то импульсивные сгустки ярких образов. Отец… Всегда рядом. Дин помнил, что Мэг повышенно интересовалась им очень долгое время, несколько раз, хотя как-то не очень уверено, пыталась его убить, но отец всегда был рядом, защищал его и этого полудурка, который не нашел ничего лучше, как свалить в свой гребаный колледж. Джон Винчестер слишком поздно узнал о Сэме. Кажется, он был уверен, что особое внимание с его стороны требуется старшему сыну. Сэм стоял напротив Дина – прямой и жесткий. Желчный одиночка, обычно слишком уверенный в собственных поступках. Почти чужой. Дин искренне пытался его простить столько раз, но Сэм вряд ли был этого достоин.
- Ты не скажешь «да» Михаилу и не спалишь к чертям собачьим половину этого мира!
- Сэмми…
- Сколько раз я просил тебя так меня не называть!
- Сэм, те, кто достоин, в Рай все равно попадут! У нас больше нет выхода
Сэм молча глянул на брата, челюсть его шевелилась, словно он гонял во рту карамельную конфету:
- А я ведь верил тебе. Когда ты произносил пламенные речи о том, что не надо сдаваться, что Михаил тебя не получит – я так тебе верил. Несмотря ни на что. И Кас тоже.
Сэм сделал шаг назад, не сводя со старшего брата презрительного взгляда. И сейчас Дин почти понимал Михаила. Да, он любил брата, несмотря ни на что – любил. Но разве Михаил не любил своего?
Дин поднял голову. Огромный вентилятор медленно вращался, гипнотизируя. Один поворот, второй, третий… Хлопнула дверь, загремел засов. Придурок отправился на очередные подвиги, и просто сидеть и ждать у Дина не хватило бы сил. Он шепнул Ключ Пути, чтобы сразу увидеть конец этой скучной истории.
На этот раз переход дался удивительно легко, но вот существование в этом будущем было почти сюрреальным. Дин не мог открыть глаза, не мог закрыть их, хотя и видел что-то – свору образов, словно принял наркотик или бредил от жара. Возникла резкая паника от мысли, что его парализовало, но воспоминания накрыли мутной волной. Боли не было, лишь горьковатое, но отчасти такое спокойное понимание, что он больше ничего не решает, потому что сейчас за него решает архангел Михаил…. Человеческое сознание трансформировало образы, которые не могло воспринять и осознать во что-то более реальное, хотя бы отчасти знакомое, и поле битвы выглядело именно полем битвы, а не чем-то совсем уж невообразимым. Средневековое побоище… Трепыхали штандарты, веером рассыпались снопы искр, когда мечи ударяли о кирасы. Белая слюна обезумевших боевых коней разлеталась по ветру, когда жеребцы вставали на дыбы, чтобы растоптать очередного врага. Но особую нереальность этих образов подчеркивала абсолютная тишина, в которую его погрузил Михаил, а также рвано текущее время. Оно то резко замедлялось, то ускорялось, отчего часть движений Дин даже отследить не мог, а часть других была представлена во всей красе – как при замедленной съемке. Он видел Сэма в роскошных серебристых доспехах с громадными крыльями цвета грозовых туч, в которых сверкали молнии. Господи, бред-то какой. Дин попытался закрыть глаза.
«Тихо. Откуда явился?» - раздались в сознании слова Михаила, принося знакомое еще по реальности Рая Рафаила ощущение готовых порваться барабанных перепонок. Хотя боли в привычном понимании уже не было, но зато Дин вспомнил – битву, ее исход в какой-то очень давно ушедшей в небытие реальности. А также как впустил в себя Михаила… здесь. Как Сэм попытался одолеть Люцифера самостоятельно, но даже трепыхнуться не смог, надежно запертый в собственном теле. И Дину ничего не оставалось, здесь он был уверен, что ничего. Мир уже горел адским пламенем, и стоило спасти хотя бы половину, ибо божественное предназначение – это все-таки не совсем пустое слово. И отцовское: «Если не сможешь его спасти, ты должен его убить», - тоже вспомнилось – в тот момент, когда он соглашался впустить Михаила. Сейчас, когда секунды опять ускоряли ход, Дин даже не смог понять, как наносились удары – все соединилось в одну серую полосу из слитых плотно движений. Если вообще это были движения... Если движения вообще были… «Не сможешь спасти – убей». Предощущение катастрофы заставило собраться, Ключ Пути уже мысленно проговаривался, когда мир отсчитал последнюю секунду от начала весенней грозы, и архангелы в последний раз взглянули друг другу в глаза – человеческие глаза, одновременно пронзив друг друга мечами насквозь.


21 май 2010, 18:30
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Глава шестая
Ангелы наблюдают за тобой

Прыгнув, Дин умудрился врезаться в стену какого-то дома, чуть не разбив нос. Едва выбрался… Парень сам еще не верил, что ему это удалось. Пришлось просто опереться о ту самую стену, потом медленно опуститься на колени, прижимаясь к ней лбом, оставляя длинную ссадину, положить на шершавый кирпич обе ладони и так и замереть. Надо бы подумать о том, сколько прыжков осталось до момента, когда он все-таки сойдет с ума. Один? Два? Может быть, три, если очень сильно повезет, но когда это им везло?
Куда? Теперь куда? Злость на брата трепыхалась внутри уродливым птенцом-переростком, еще не полностью оперившимся, но жадно раскрывающим рост в ожидании, что вот-вот его сейчас еще накормят отборными фактами, нужными причинами.
Дин сжал челюсти и медленно, чтобы покачивающийся перед глазами мир не успел для него заменить пол потолком, поднялся на ноги, потом попытался сделать несколько самостоятельных шагов, отпустив стену. Шаги сделать удалось, покачивающийся мир начал обретать более устойчивое положение. Вот стоянка, вот эта тачка, вон за тем углом улица и та самая аптека. Только тихо, очень осторожно, главное, чтобы он ничего не заметил.
Дин с какой-то отстраненной насмешкой наблюдал за самим собой – таким нелепым и растерянным, сидящим на прохладном асфальте. Вот он встал на ноги, вот прислушался к звуку отъезжающей Импалы, потом торопливо выбрал машину, которую собрался угонять. Не так-то легко вырубить взрослого мужчину ударом рукояти пистолета по голове, тут даже не сила основное - тут еще опыт нужен. Благо, у Дина опыта в драках – самого разнообразного – было предостаточно. Теперь осталось оттащить самого себя подальше, в тень, в прогал между близко стоящими автомобилями. Шум двигателя Импалы уже давно затих вдали.
Что-то все слишком запуталось. Дин уже не понимал, откуда ему шагать. Вернуть Азазеля? Нет… Эту суку не надо возвращать. Да и как туда идти – третьим в маленькую детскую? Полный дом взрослых сыновей. Дин присел на корточки рядом с бесчувственным собой и сипло истерично рассмеялся, даже слезы на глаза выступили – пришлось вытереть их рукавом куртки. Все равно надо исправить положение – хотя бы до какого-то момента, до изначальной точки отсчета. Может, удастся тогда увидеть в будущем маленького антихриста, а то ни в какую из альтернативных временных реальностей он, видимо, не приходил. Дин задумался, опять вытер рукавом набежавшие от беспрестанного беззвучного смеха слезы, поднял голову, потом тихо выругался и, опуская взгляд к полу, пробормотал:
- Antrorsum…
В номере было холодно. Этого Дин не помнил, зато помнил, что горничные тут – высший класс. Возраст, что тут скажешь – выборочные воспоминания. Дин усмехнулся, потом терпеливо растянулся на кровати, пережидая приступ. Противно затрезвонил телефон на тумбочке, Дин вздохнул в поднял трубку.
- Алло, - раздался в трубке еще ломкий, но вполне узнаваемый голос младшего брата, - добился своего? Да? Ты этого хотел, я знаю! Чтобы мы раскатывали по миру в этой проклятой Импале!
- Тихо, Сэмми, что случилось? – Дин старательно изобразил удивление.
- Что у тебя с голосом? – подозрительно поинтересовался Сэм.
- Эм… простыл немного. Так что случилось?
Дин гипнотизировал страшненькие обои на стене номера, пытаясь мысленно представить себе брата – растрепанного, очень злого мальчишку, который сейчас скорее всего топтался на месте и ерошил и без того лохматую шевелюру.
- Случилось?! Отец не отпускает меня! Не хочет отпустить в Стендфорд! Я ненавижу охоту! Ненавижу за то, что вы делаете со мной! Вам нравится? Ради бога – катайтесь всю жизнь на этой колымаге, питайтесь в закусочных, снимайте шлюх! Меня не устраивает эта жизнь!
- Сэм.
- Я просто сбегу!
- Сэмми!
- Что еще?
- Я это… я сейчас… короче, дай трубку отцу. Все равно никаких оборотней тут явно не водится. Давай быстрей... Алло, па?
- Что у тебя с голосом, сын?
- Да я же сказал Сэму, что продуло, еще спать хочу зверски. Короче, не обращай внимания. Ты сейчас с Сэмом ругался?
- Он уже доложил? – голос отца звучал теперь скорее раздраженно, чем деловито.
- Ну да, доложил. Па, ты уверен, что это правильно?
- Чего?!
- Что Сэму не стоит… Ну, хоть временно побыть отдельно. Ты посмотри, что с ним творится. Он все равно попробует смыться, я уверен. Что его теперь, на цепь посадить? Ну, погуляет там, среди людей, сам соскучится. С ним все будет в порядке.
- Дин… - голос отца стал тише, - я не уверен. Совсем не уверен.
- Па, ну он же все равно будет охотником, а не визжащим ботаном! Смотри, вот в последнем деле нам пришлось разделиться. Причем ты уезжал в другой штат. С чего ты взял, что вот тут Сэм со своими выкрутасами окажется в большей безопасности, чем в учебном заведении, где дофига народа и охраны? Мы будем его навещать! Я буду навещать регулярно, если ты опять пропадешь надолго. Я буду охотиться в тех местах, обещаю.
- Почему ты так хочешь, чтобы он поехал? – Джон теперь спрашивал очень сухо и отрывисто.
Дин нервно прикусил губу:
- Я не знаю… просто, мне кажется, что так будет правильней. На какое-то время. И ты сможешь сосредоточиться на Ее поисках.
Отец молчал. Он дышал в трубку и молчал так долго, что Дин чуть не разорвал телефонный провод, который настойчиво теребил в руке.
- Ладно, - ответил Джон Винчестер. - Я сам не был уверен… Но я тебя послушаю один раз. Интуиция у нас – это семейное.
Отец положил трубку, Дин откинулся на жесткую подушку и вымученно улыбнулся.
Итак, что теперь? Отпустил, повернул события почти что на прежнюю дорожку, изначальную. По меньшей мере, Дину хотелось в это верить, но что теперь? Идти в бункер и говорить Джесси, что он ничего не может? Что как не крути – исход один? Дин убрал руки за голову и закрыл глаза. Мифическая битва встала перед мысленным взором. Словно не разделяли их десятилетия пути. Что теперь? Да, пацану дали возможность пожить отдельно, пережить любовь и потерю, только ведь ничему эта жизнь его не научит. Исходный путь тоже был тупиком. «Убить, если не удастся спасти».
- Сэмми… я тебя все равно спасу. Даже если ты будешь упираться и пытаться меня укусить.
Дин быстро, но без лишней поспешности встал, размялся, поправил сместившуюся кобуру с пистолетом и уверенно вслух проговорил Ключ Пути в будущее.
Будущее его встретило привычно раскалывающимся от боли затылком и криком брата, который переживал свою первую интоксикацию и жуткую ломку. Где-то в это время он выберется из бункера. Дин с трудом поднялся с узкой койки и торопливо заспешил вниз по лестнице – в подвал, спотыкаясь в полутьме от слабости и потери координации. Замок уже звякал, но невидимый пока в полутьме освободитель весселя Сатаны, кажется, не ожидал появления здесь Дина. Кроме того – Дина не из этого времени, что ангел не мог не заметить сразу. «Дьявол тоже должен был заметить, - мелькнула мысль. - Ему, видимо, тогда было уже наплевать». Вспоминая, как ронял в ловушку младшего брата, Дин смотрел в синие измученные глаза Кастиэля, который на секунду замер с поднятой рукой. Скрипящий замок затих. Дин торопливо придержал дверь и задвинул запор обратно.
- Так вот кто у нас был невидимым предателем. А мы с Бобби Руби обвинили.
Голос даже не дрогнул. Вообще почти ничто не дрогнуло внутри, хотя проглотить вставший в горле ком было не то, что трудно – даже немного больно.
- Дин…
- Верный солдатик, - Дин сложил на груди руки. – Когда опомнишься – поздно будет. Самому-то не противно?
Кастиэль промолчал.
- Действительно, погубить миллионы душ ради какого-то мифического Рая на всей земле. Устроить шествие Дьявола по миру! Знаешь, к чему это приведет?
Кас сделал шаг назад и сморгнул. Дину показалось, что паршивец сейчас смоется, но его будто что-то припаяло к полу – больше не шелохнулся, только смотрел как побитый пес.
- Дин…
- Короче, всем будет охуенно больно. Тебе в том числе. Ну, что? Давай, убери меня со своего пути.
Ангел сделал несколько шагов, вышел из-под лестницы на освещенный участок, встал в нескольких шагах от Дина.
- Дин, так надо.
- Ты так не думаешь, Кас. Ты думаешь, что не хотел бы, чтобы все закончилось вот так, и чтобы я стал тебя ненавидеть, а я уже почти ненавижу. Я не знал, что Сэма выпустил ты – ты так мне и не сказал. Ну, давай, сука, делай свое дело!
Кастиэль опустил голову, взглянул исподлобья и поднял руку. Дин же просто шагнул, зная, чем это закончится, но все равно шагнул и от всей души вмазал по бледной небритой щеке, высокой скуле этого папенькиного сынка! Безо всякого смысла, просто из-за острого желания выместить на ком-то хоть часть своей боли, злости, отчаяния. Пока Дин морщился и сжимал запястье отбитой руки, маленькая площадка в подполе дома Бобби пополнилась еще одним персонажем, который деловито шагнул к ангелу, едва появившись, и презрительно поинтересовался:
- Тебе хоть что-то можно доверить, Кастиэль?
Потом острый взгляд маленьких светлых глаз уперся в Дина, и ядовитая ухмылка буквально стекла с тонких губ:
- Ты тут еще откуда?!
Захария растерялся, но надо отдать ему должное, руку для сотворения какой-то гадости он вскинул очень быстро. В двери бункера с обратной стороны, наконец, ударил Сэм.
- Эй, люди, что там происходит вообще?!
Захария вздрогнул, а Дин чертыхнулся от того, что краткая вспышка ударила в радужку, заставила резко сжаться зрачок, и только потом он понял, что в двери бункера появилась заметная вмятина, Сэм больше не кричит за дверью, а Кастиэль стоит теперь рядом с ним, то есть он рядом с Касом, явно выдернувшим Дина из-под удара.
- Кастиэль, - голос Захарии не предвещал ничего хорошего.
- Захария, что ты делаешь? – голос Каса был знакомо ровным. Суховатый тон ничем не выдавал то, что выдавала внезапная бледность.
- Кастиэль, ты не выдерживаешь испытательный срок! – Захария едва заметным движением пальцев снес запор на двери бункера, даже не удосужившись к ней обернуться.
Дин опять смачно выругался, так как мало приятного в том, что его таскают, словно слепого котенка за шкирку, не спрашивая мнения и даже не предупреждая. На улице было еще темно, Дин наткнулся на ржавый капот какой-то тачки и ударил колено. Кастиэль возник совсем рядом и качнулся так, что Дину пришлось его поддержать под локоть.
- Нам не сбежать, - прохрипел ангел. - Захария сильней меня. У тебя есть… нож?
Дин уже сам все понял, выхватил из кармана джинсов складной ножик, и торопливо, одним движением, оставил на запястье длинный надрез.
Захария снова возник перед ними и сразу же шагнул вперед. Деловой стиль жизни не терпит промедления. Дин краем глаза увидел, как Кастиэль вскинул руку с ангельским клинком. Парню казалось, что вытекающая сейчас из порезанной руки кровь идет слишком слабо, на символ не хватит. Он размашисто нарисовал на капоте круг, принялся вычерчивать знаки, хорошо отложившиеся в памяти – даже налет новых воспоминаний не заставил их забыть. Потом обернулся, охнул и, бросившись вперед, подхватил падающего Кастиэля, возле ключицы которого засело тонкое серебристое лезвие ангельского клинка.
Захария шипел, как раненный кот, вытаскивая острое лезвие из правого бедра – очень медленно. Посмотрев в мутные от боли синие глаза, охотник практически одним рывком мягко вывел ангельский клинок из тела Кастиэля. Тот дернулся, безжизненно обвис, а Дин, не тратя лишние секунды, шагнул к Захарии и с размаху всадил клинок в горло серафима. От света ангельской благодати пришлось зажмуриться, отступить на пару шагов, но свет быстро погас, и на месте столба белого огня остался лежать на спине некрасивый, но представительный мужчина в строгом сером костюме. На земле же словно черным углем мужчине было пририсовано шесть громадных крыльев с острыми маховыми перьями.
Дин, наконец, опомнился, подскочил к лежащему на земле Кастиэлю. Тот пока светом разрождаться вроде не собирался, и крыльев на земле тоже видно не было, но он шумно, с всхрапами, дышал. Из уголка рта струйкой текла густая темная кровь.
- Так, чувак, а ну-ка соберись! Ты сможешь! Кас, ну, давай же! Дал себя завалить какому-то пафосному неспортивному ублюдку. Давай, дыши, сраный ангел!
Раскутать Кастиэля из ста его одежек было не так-то просто, тем более, что тело его очень быстро застывало, а раздевать окровавленного манекена не так-то просто.
- Кастиэль, мать твою! А ну открой глаза! Что нужно сделать?! Как помочь?!
Кас неловко поднял руку, попытался уцепиться за Дина, вздрогнул всем телом, распахнул глаза. Запавшие потемневшие, влажные – в уголках стояли слезинки. Вряд ли ангел плакал – простая физиологическая реакция. Агония?
- Дин, не… не тормоши. Перевяжи, я не… не могу кровь остановить. Я не властен над этой раной.
- А то, что она у тебя светится, это нормально? – Дин подозрительно уставился на слабое сияние, похожее скорее на электрическое, чем на солнечное, которое тоже стекало каплями из раны.
- Ничего не нормально! – выдохнул Кастиэль, прикрывая глаза.
Пока Дин возился с ним, он молчал, только морщился от боли и порой зажмуривался чуть сильней.
Клинок прошел в стороне от ключицы, пронзил скорее плечо. Дин умело перевязал рану разодранной белой рубашкой.
- Какого хрена творится на моей свалке?! – Бобби уже подбегал к ним, потрясая ружьем.
- Ты бы еще к Апокалипсису очнулся, – проворчал Дин, аккуратно придерживая обессилевшего ангела, чья уже намокшая от крови повязка слабо светилась. – А ну помогай!
Кастиэль вдруг выгнулся, поднял руку, вцепился в рукав Дина, смотрел он с отчаянием и испугом. Дин мельком подумал о том, что бессмертным по умолчанию существам умереть страшней, хотя за Кастиэлем, по определению, чувства самосохранения никогда не водилось. И внутри что-то сжалось, нестерпимо захотелось узнать, что дальше. Не смотреть в эти полубезумные глаза, не тащить его с Бобби на пару в дом, а просто прыгнуть немного вперед и узнать, чем закончилась их эпопея. Расплатиться мигренью – черт бы с ним! Наверно вот оно уже – сумасшествие. Дин даже язык прикусить не смог, произнес Ключ Пути почти бездумно и уже не услышал звука двигателя торопливо отъезжающей от свалки машины.
И в этот раз оказаться в бункере перед светлыми очами всесильного пацана не вышло, хотя точкой назначения Дин назначил именно этот момент. В нынешней истории его не было, и парня просто вышвырнуло в нужное мгновение.
Руки лежали на руле Импалы, и ситуацию можно было назвать повторяющейся, если бы и в этот момент шел дождь, и Импала стояла на обочине, а не неслась на полной скорости по пустынной трассе. От неожиданности он чуть не потерял управление, машину занесло, и рядом звучно выругался Кастиэль. Кастиэль?! Дин торопливо сбавил скорость, глянул на нахмурившегося ангела. Дин все-таки затормозил, свернув к обочине и, готовясь, закрыл глаза. Кастиэль все видел и просто ждал.
- Это ты, – проговорил он, когда Дин нашел в себе силы открыть глаза, - тот, кто пришел к бункеру, когда я пытался выпустить Сэма.
Он не спрашивал – спокойно утверждал, и Дин только кивнул, рассматривая Каса и пытаясь хоть как-то прийти в себя. Эмоции, ощущения на этот раз навалились вместе с памятью, и, словно снежная лавина, погребли под собой. Кастиэль молча изучал, чуть склонив на бок голову, потом прищуренные было его глаза широко распахнулись, и он уверенно проговорил:
- Ты все помнишь. И все чувствуешь. Как это возможно?!
Дин тряхнул головой, пытаясь вымолвить хоть слово, но смог только что-то невнятно пробормотать, после чего уперся ладонями в руль и опустил голову. Вспомнил. Каждую минуту вспомнил. Очередной слой воспоминаний накрыл предыдущие двести. Словно сотни лет прожил, о, Боже, еще бы умней стать получилось!
Кастиэль – истекающий кровью на земле, дом Бобби. Дин, ничего не помнящий, приходящий в себя после шока. Краткий, лишь о сути, рассказ ангела, с упоминанием личных заслуг, будто чего–то очень обычного, бытового. Будто так и должно быть. Дин в очередной раз привык за эту реальность, что так и надо. Не приносящие ничего, кроме боли, попытки примирения с Сэмом. Они даже разругаться не успели, разойтись не получилось, Сэм просто стал вдруг сам по себе - с того самого момента, когда Дин без Кастиэля, лежащего раненным на узком продавленном диванчике в доме Сингера, не успел добраться до монастыря в Мэрилэнде. Брат выпустил Люцифера, подле которого встала Руби вместо давно убитой у адских врат Мэг. Сэма оттуда вытащили одного, забросили в пролетающий над монастырем самолет – все, как и было ранее. Только Дина там не было. И младший решил, что сейчас, после всего произошедшего, для брата ему лучше умереть. Конечно, руководили им исключительно благородные порывы. Сэмом иные и не руководят – благородные порывы или гордыня. Иногда одновременно. Сейчас Дин это уже понимал. Он и в этой реальности это разглядел. По причинам, которые теперь Дин объяснить не мог, Анна осталась здесь вполне адекватной и даже нанесла на ребра рыцаря печального образа охранные сигилы.
А Дин бесился, пытаясь сначала просто жить наедине со своей обидой на брата, которого так пытался оттащить от демонской стервы. Потом нервничал, да, но молча. Окончательный срыв случился после посещения 2014 года, дорогу в который ему на этот раз не поленился проложить сам Михаил, правда, несколько позже, чем это в другой жизни сделал Захария. Видимо, не хватает им кадров на Небесах. Когда-то после посещения невеселого будущего Дин смог позвать Сэма, и тот с радостью откликнулся. Но не теперь. И Дин в первый и последний раз сорвался.
Достаточно было просто нажраться в хлам, когда рядом молчаливо присутствовал Кас. После того злополучного ранения у него стало сложновато с перелетами, и силы он, кажется, постепенно терял. Хотя не признавался – ходил все тем же угрюмым чудаком в плаще, чистить который силой ангельского моджо все-таки так и не разучился.
Наверное, пьяный бред Дина про то, как его «все предают» был все-таки перебором. Винчестер вспоминал пьяные отчаянные глаза Кастиэля из кроатоновского будущего, который почему-то до тех пор еще был рядом: чистил автомат, вытирал лоб испачканной в темном техническом масле ладонью. Перебором было обвинить весь свет в том, что теперь расхлебывать ему одному, потому что…
Дин вспоминал все это, сидя теперь в Импале, и никак не мог понять, как и когда умудрился стать такой истеричкой. Ему потом было безумно стыдно. Хотя Кастиэль просто принял этот срыв как нечто слишком человеческое, чтобы попытаться в этом разобраться и на это сильно обидеться. Но про «все предают» было перебором. Дин как-то перестал считать этого сидящего ангела кем-то отдельным, кем-то из тех «всех», а потому к Кастиэлю эти слова не относились. Но впервые за длительное время Каса что-то по-настоящему задело. По пьяни Дин никогда не умел объяснять очевидное. Он объяснил, как умел. И проснулись они в одной постели.
Дин все-таки сумел разжать сведенные судорогой пальцы и выпустить несчастный руль, даже взглянуть на все так же терпеливо ожидающего, когда человек очнется от шока, ангела. Его очень хотелось коснуться – его всегда хотелось касаться – тискать в объятьях, еще сонного, быстро дотрагиваться до колена и тут же отдергивать руку, щекотать ребра. Кастиэль был отзывчив на ласку, потому что умел ее принять без единого, свойственного человеку, страха или комплекса. Прошло совсем немного времени, и он снял свои пресловутые плащ и галстук. Не то, чтобы этот наряд сильно волновал ангела, просто так было теперь удобней. Потом переоделся в джинсы - опять же, удобства ради, и продолжал их очищать своим слабеющим моджо с самым серьезным выражением лица. При Кастиэле можно не бояться показаться смешным - у ангела до сих пор было слабо развито человеческое чувство юмора. Хотя едкие замечания он учился делать все лучше. Правда, выглядеть слабым при Кастиэле Дин себе больше не позволял. Хватит того, что однажды он увидел очень яркий сон про будущее с Кроатоном, только теперь его Кас вел людей, а он, Дин, жалко спивался в дальнем бараке их базы.
Они пробовали все варианты, проверяли самые подозрительные легенды и поверья, переезжали из штата в штат, почти постоянно следуя за Сэмом. Сэм же стал не просто больной раной, а раной, которая с каждым днем все росла и уже начинала гноиться. Пить любовь ангела, словно анальгетик, Дин не собирался, потому что Кас ему был нужен не для того. Но без Каса бы он уже давно все послал к чертям.
Как он вообще мог думать, что расстанься он с Сэмми – оба станут сильней?! Без брата ему быть просто куском чего-то. Кому нужен этот кусок, кроме одного придурочного ангела? С Сэмом, в свою очередь, творилось что-то совсем уж странное. Он перестал отвечать на любые звонки и избегал все попытки Дина увидеться. Кастиэль несколько раз порывался его просто связать и перетащить на собственном горбу, но Дин отговаривал своего однокрылого, чувствуя, что ничего хорошего из этого не выйдет. Может и ошибался, кто знает.
Теперь Дин прекрасно помнил все, что было перед самым его прыжком в этот раз – он гнал Импалу, сообщая Кастиэлю, что с ним сделает в ближайшем же мотеле, так как за последнюю неделю им еще не удалось ни разу… Винчестер жалобно кхекнул, поняв, что с этим возбуждением нынешний Дин справиться не умеет. Кастиэль смотрел прямо и спокойно, как в любой момент их дерьмового существования, как когда не понимал шуточек Дина, как когда встряхивал его за шкирку после очередного бара, где Винчестер пытался расслабиться после неудачи, как когда умело перезаряжал обрез или… как когда в тот первый раз Дин получил себе утром завтрак в постель – разложенные прямо на покрывале сэндвичи. Завтрак богов.
Парень подумал, что сейчас ему, видимо, врежут, но все-таки потянулся к Касу, чуть передвинувшись к краю водительского сиденья. Тот понаблюдал за попытками человека приблизиться, но смотрел так же спокойно – он знал его. Любого, но этого точно. Ангелу нужно просто любить и верить – тогда ангел останется собой. Кастиэль вздохнул, прикрыл глаза и склонился к Дину, находя его губы своими.
- К черту гостиницы, – пробормотал Дин, торопливо расстегивая рубашку и чувствуя, что даже если бы он не прыгнул сюда из прошлого – все примерно так бы и получилось, потому что этот случай не был исключением.
- Можно, - шепнут Кастиэль в приоткрытые губы Дина и принялся вытаскивать рубашку человека из джинсов. Еще бы куртку как-то стянуть.
- Заднее сиденье, - предложил Дин и резко дернулся, так как на такие мелкие перелеты Кас был вполне способен.
Дверцу Импалы со стороны их ног пришлой открыть, благо, она выходила на обочину. Дин почувствовал, что его завалили на спину. Жесткий, угловатый, небритый и такой теплый мужчина, упавший сверху, торопливо лизнул его в подбородок и сразу же спустился ниже – целуя горло, кадык, шею. Раздеваться тут было не очень удобно, и Дин уже знал, что сейчас произойдет, заранее со всем соглашаясь. Одежда мягко испарилась с тела, частью оказавшись застеленной на сиденье.
Дина накрыло волной ощущений, когда вдруг и сразу вместо жестковатой ткани он почувствовал тепло и мягкость кожи, и напряженный член Каса, ткнувшийся ему в пах, его твердые от возбуждения соски. Кастиэль не прекращал ласкать его, полностью погруженный в ощущения, взгляд у него был совершенно расфокусированым. Дин усмехнулся, вспомнив, как поначалу его удивили сексуальные аппетиты ангела. Впрочем, если вспомнить, сколько он ел, когда проголодался, и пил, когда захотел напиться… Винчестер широко улыбнулся, и Кастиэль поцеловал его в эту улыбку, приподнимаясь, чтобы Дин мог провести ладонями по его животу, бедрам, обхватить ладонью теплый твердый член.
Дин прекрасно помнил все варианты их весьма разнообразных сексуальных утех и, тем не менее, от того уже обычного, что он иногда позволял Кастиэлю с собой творить, все равно засосало под ложечкой. Он попытался развести ноги и пытливо взглянул в глаза подтянувшемуся выше и нежно целующему его Касу. Тому не нужны были слова, и сейчас Дин, как никогда раньше, был за это благодарен. Правда, переворачиваться на живот на таком узком сиденье, когда на тебе лежит взрослый мужчина и все время пытается то поцеловать, то ласково укусить, не очень удобно. Он шутливо хлопнул Кастиэля по ягодицам, едва до них дотянувшись, и ворчливо пробормотал:
- Кас, я так могу передумать.
Да, он знал, что сказать, потому что в следующее мгновение был уткнут носом в пахнущую Кастиэлем ткань его рубашки, которая сейчас тоже была постелена на заднем сиденье. Детка, на что ты только не насмотрелась. И вот теперь твоего хозяина на твоем заднем сиденье собирается трахнуть ангел. Дин хмыкнул, чуть не закашлявшись, потому что резко запершило в горле, сжал зубами край рубашки и вспомнил, что такое бывало и раньше… как приятно. С Кастиэлем можно было не бояться просто довериться.
Потом Кас осторожно перекатился на бок, едва не угодив в пространство между передними и задними сиденьями, и оперся о пол рукой. Дин тоже лег на бок, обнял ангела, и тот пробормотал, сонно вздыхая:
- А теперь ты уйдешь и сделаешь так, чтобы Апокалипсиса просто не было.
Дин громко сглотнул, закрыл глаза, чтобы не наткнуться на взгляд Кастиэля и прошептал Ключ Пути в будущее.
Будущее оказалось забавным, потому что в ответ на заданное «к итогу», Ключ швырнул его прямо под шквальный обстрел и шквальный же дождь.
Неприятно мучиться мигренью, зажимая одной рукой навылет пробитое предплечье второй руки.
- Ты ополоумел?!
Кас. Его Кас! Или нет… Дин вспомнил, что Сэм не справился в одиночку, как не справился бы и Дин, а тот его не догнал, и Сатана в очередной раз получил свой парадный костюмчик, а мир получил жуткий вирус и орды демонов. Кроме того, между озлобившимися группками оставшихся в живых и вроде бы разумных то и дело вспыхивали столкновения, в одно из которых Дин и угодил.
- Опять ты, - прозорливо ухмыльнулся Кастиэль – коротко подстриженный и грязный, держащий во рту какую-то серую соломинку, кончик которой жевал. – Хватит дергаться, давай перевяжу!
- Кас…
- Да, ты прав, тут хуево, – как-то очень весело согласился его ангел, бывший ангел.- Но мы не отчаиваемся. А я все думал, когда же ты припрешься.
Они сидели в кирпичном блиндаже, куда, вроде бы, его перетащил Кас. Теперь экс-ангел споро обрабатывал ранение, а Дин просто вспоминал жизнь здесь.
Из всего, что было тут хотя бы немного прежним – был Кас. На чем он держался, Дин не всегда понимал, но Кастиэль не горел желанием катиться по наклонной еще и с собственной подачи, раз уж пришлось измениться согласно обстоятельствам. Наркотиками он тут не увлекался, спиртным тоже... Если, конечно, не считать наркотиком Дина Винчестера. Впрочем, это не было болезненной зависимостью, потому что когда однажды Дин в очередном приступе ярости попытался впервые отыграться на ангеле, то потом неделю пролежал в лазарете, избитый так, что даже дышать было сложно из-за сломанных ребер. Но в постель Кас к нему приходил и изменять с местными игривыми девчонками, в отличие от Дина, не спешил. И, тем не менее, еще неизвестно, кто чьим наркотиком оказался. От обезболивающих тоже бывает зависимость.
И это не считая живого и здорового Адама, который упал им с Касом на руки внезапно, после того, как Кастиэль уволок его буквально из могилы, едва пришедшего в себя. С ними же Адам и остался до сих пор, превратившись в неразговорчивого худого и бледного парня, который, не морщась мог выстрелить в живого человека любого возраста и пола. Впрочем, все они уже могли. Дин сначала не понимал, почему Адам не дал Михаилу согласие, пока еще было возможно, но Кас потом коротко пояснил ему, что очень тщательно оберегал сны мальчишки от вторжения.
- Я такая сука тут, и ты все еще со мной, – пробормотал Дин, когда Кас резанул ножом по бинту и принялся закреплять перевязку.
- Что?
- Почему?
Дин все-таки решился встретиться с ним взглядом.
- Глупый вопрос. Просто мне и тебе так лучше. Ты честен со мной, а я с тобой. Только очень поздно уже.
- Да, - прохрипел Дин, вновь закрывая глаза, но, начав проговаривать Ключ Пути, на первом же слоге осекся.
Сильный дождь вдруг сменился ливнем, резко ударившим по разом промокшим людям, вбил поднятую сотней военных ботинок пыль, унял выстрелы. Ливень ревел раненным зверем, и горе-вояки разбегались по окопам, бункерам и прочим укреплениям. Струи стегали больней автоматной очереди, и блиндаж глухо дрожал. Грохотало каждые шесть-семь минут, после чего краткая ядовитая вспышка освещала пустынные улицы, залитые пенящимися лужами площади, мокрые и в большинстве своем полуразрушенные коробки домов с темными провалами окон. Полумертвые и мертвые города дремали среди стихии, чудом выжившие деревеньки испуганно прижимались к земле. В лесах мокрые ветви хлестали друг друга, с них срывались листья и уносились в промозглую мглу. Пахнущий дождем ветер подвывал в гуще крон, зверье забилось по норам, птицы в гнездах прятали головы под крылья. Пахло свежо – мокрой почвой и побитой струями ливня травой. В городах – мокрым асфальтом, немного ржавчиной и озоном. Если бы службы безопасности и чрезвычайных ситуаций еще существовали, то они бы стояли на ушах. В подвалах пахло отвратительно, на улицах под канализационными люками гулко и сурово гудела сточная вода. От грохота сталкивающихся в небе масс воды уши у людей были перманентно заложены. От статического электричества вставали дыбом волоски на загривке, от кошачьей шерсти било током даже самих котов, выли забившиеся по углам псы.
Люди часто видят в формах облаков и туч какие-то образы. Дин сообразил, что странный весенний ливень будет длиться ровно шесть часов, шесть минут и шесть секунд. И если кто-то из живущих на земле сейчас рискнул бы вглядеться в небесную даль, то в отсветах молний смог бы увидеть, что тучи принимали формы то семиглавого дракона, то львиной башки с раскрытой пастью, то рогатого, не имеющего названия зверя. Молнии архангельских крыльев вспыхивали все чаще.
- Адам смог дозваться, - удивленно крикнул Кастиэль. - Я понял, ты прыгнул сюда, загадав увидеть итог!
Очередная молния ударила в землю возле их укрепления, и мужчины растянулись на полу, прикрывая руками голову. Вновь громыхнуло.
- Retrorsum, - тихо скомандовал Дин, уже не представляя, какой момент вообразить точкой прибытия. Что-то мелькнуло на самом дне памяти, словно по наитию, и Дин согласился с решением подсознания. Кажется, разницы уже не было, а отсюда ему следовало убраться до тех пор, пока часы не отсчитают шесть часов шесть минут и шесть секунд с начала весенней грозы.


Последний раз редактировалось Ангелы 21 май 2010, 19:13, всего редактировалось 1 раз.

21 май 2010, 18:31
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Глава седьмая
До конца весеннего ливня

Перемещение уже воспринялось просто как нечто обыденное. Ну да – он опять в прошлом, да, башка сейчас опять разболится – все знакомо. За это время успел выработаться какой-то защитный рефлекс организма, и Дин на короткий срок почти переставал слышать. Перед глазами стояла серая муть, зато колокола в затылке звучали чуть тише. Да, он видел это уже однажды раньше, помнил, что чувствовал, но теперь все совершенно не так. Уже, вроде бы, не осталось не тупиковых вариантов, а потому можно просто сделать последнее возможное – прыгнуть в очередное никуда, уже не задумываясь. И вот опять – он недавно вернулся из прошлого, пытаясь как-то изменить реальность и не дать желтоглазому заключить Договор с Мэри Винчестер, а Сэм в тайне от него под руководством Руби изгоняет демона из какого-то несчастного. Дин вошел в дверь, ноги сами несли его к стерве. Та прижалась к стене, Сэм, само собой, защитил «бедняжку». Видели уже, переключите канал.
- Ты куда?
- В больницу. Или не намахался еще? – Руби проковыляла прочь из помещения, таща на себе едва передвигавшего ногами парня.
- Дин, я…
Ох, эти виноватые щенячьи глаза. Дин улыбнулся. Сэм недоверчиво замолчал.
- Сэмми, я все понимаю.
- Понимаешь? – недоверие росло в геометрической прогрессии.
- Сэмми, давай сначала убедимся, что я не демон, не нечисть какая-нибудь.
Дин на глазах у потрясенно молчащего брата снял у того с пояса фляжку со святой водой – отпил несколько больших глотков, так как пить на самом деле хотелось, потом резанул себя по раскрытой ладони демонским ножом. Сэм дернулся, Дин уронил нож на пол и опустил ладонь, не останавливая капающей с нее крови.
- Дин, что случилось?
Сэм сделал шаг навстречу.
- Я устал, Сэм, - вместо вздоха только рваный всхлип. - Устал решать за нас обоих. Я уже целую вечность этим занимаюсь – я старше и умней, но и у меня пиздец какой-то выходит в результате. И это может продолжаться вечность. Ну, может быть, я напорюсь на развитие событий, где Ключи Пути перестанут действовать, и останусь там. Или свихнусь от того, что в башке у меня уже такой изящный салат из воспоминаний – закачаешься. А, может, разобью лоб об стену от головной боли, но видит Бог, как я устал. Я не буду больше решать за тебя, за нас всех.
- Дин…
- Сядь, мне нужно тебе кое-что рассказать. Не прошу мне верить – только выслушай. У меня есть ты, есть Кас. С Касом поговорим позже. Наверное. Сейчас ты.
- Ладно, - Сэм присел, поглядывая на упавший нож и небольшую лужицу крови под ладонью Дина, и, видимо, решил, что со свихнувшимися все-таки стоит соглашаться.
Дин думал, что он не сможет начать – не знал просто, с чего, но слова сами полились из него, словно сдерживался этот фонтан очень долго, хотя ранее желания выговориться за собой Дин не замечал. Может, он вообще уже плохо осознает свои желания. К окончанию повествований, как Дин не старался быть кратким, голос сел, а ноги заметно болели, и пришлось присесть на корточки. Дин опустил голову, он слышал в тишине тяжелое дыхание Сэма.
- Ты не смог бы этого сочинить.
- Куда уж мне.
- Серьезно, Дин, ты думаешь, я поверю в это… безумие?
- Тогда вперед. Верь Руби. Я … я даже не обижусь. Оба хороши. Просто я больше не буду прыгать и пройду этот путь до конца. До любого конца. Я понимаю, она спасла тебе жизнь, а я всего лишь…
- Дин! Ты откуда знаешь?
- Ты мне рассказал. Расскажешь позже.
- То есть я освобожу Дьявола, потому что тебя не послушаюсь?
- Потому что я не смогу объяснить, наверно. А ты не послушаешь. Какая уже разница, Сэмми. Ну, давай поревем друг у друга на плече из-за вселенской несправедливости. - Дин встал с пола, глянул на смотрящего куда-то в сторону Сэма, отвернулся. – В общем, я верю, что ты сделаешь правильный выбор.
- Эй, парни, вы все еще здесь?!
Руби нарисовалась в дверном проеме с развязной снисходительной ухмылкой на лице:
– Может, устроите разборки в более уютном помещении? В номере мотеля, к примеру?
- Мне, – Сэм замялся, глянул на Руби, потом на Дина, - мне тоже так кажется.
Он сделал крюк, когда выходил из помещения, но Дин даже не посмотрел. Зачем? Внутри было чудовищно пусто. Дин слышал их голоса за стеной – недовольный женский и совсем негромкий мужской. Потом женский вдруг стал громче, а речь - торопливей, но Дин не разбирал слов. Это продолжалось, кажется, целую вечности, и он уже готов биться головой в пол, на котором сейчас стоит. К тому же, как назло, даже Ключи Пути из этой несчастной головы вылетели.
- Дин, ты идешь? – раздался уверенный голос брата, а потом Дин вздрогнул от неожиданной вспышки и бросился к двери.
В двух шагах от него – в заводском коридоре стоял Сэм с противодемонским ножом в руках. Тонкое, словно изломанное тело молодой темноволосой девушки лежало у его ног, с ножа капала такая темная, совсем человеческая кровь.
- Что там у нас? – хрипло поинтересовался Сэм. – Давай побольше печатей сохраним целыми – люди же гибнут из-за этой хрени.
Уголки его губ чуть дернулись. Дин сглотнул, подошел к брату и, не взглянув на мертвого демона, хлопнул его по плечу:
- Ничего у нас не выйдет, она другие сломает, но не бросать же все на самотек, на самом деле.
Никто их, конечно, в покое не оставил. Дин дал себе слово, что Ключами больше пользоваться не будет, но несколько раз едва сдерживался.
И, тем не менее, будущее менялось - он это видел. Попытки подсадить Сэма на демонскую кровь проваливались не все, однако Сэм возвращался, когда Дин спрашивал.
- Ты как, чувак? Что будешь делать?
Сэм вздрагивал всем телом и еще очень долго смотрел испуганно в ответ на этот вопрос. Но после каждого такого факта дела сторонников Люцифера медленно съезжали под откос – все больше и больше. Люди не могут без ошибок, но когда их столько сделано позади, хочется быть хотя бы немного прозорливей. Получалось не всегда, но катастрофичными эти ошибки уже не были, Дин порой даже мог предугадать, во что выльется та или иная их глупость. Впрочем, чаще теперь – совместная, тем более что Кастиэль был рядом, и предательство Небес ударило по нему лишь немногим меньше, чем в любой из прошлых реальностей. Потом пришлось попотеть, загоняя в пекло выжившую Лилит, только это уже совсем другая история. И, кажется, Дин опять едва не продал душу Демону Перекрестка – такому импозантному черноволосому мужчине, который не любит являться в женском обличье даже для заключения сделки. Но это тоже совсем другая история, наверняка, не менее драматичная, просто без Апокалипсиса.

Этого момента Дин ждал почти два года. Он с утра выглядывал в окно Импалы, смотрел на небо и убежденно твердил младшему брату, немного раздраженно уткнувшемуся в какой-то древний манускрипт, лежащий у него на коленях, что ливень будет.
- Дин, ты как ребенок.
- А я же говорил, что тучи будут!
- Мы просто гоняемся за тучами по всему штату уже третий день. Было бы проще попросить Каса…
- Так неинтересно.
Импала затормозила на обочине.
Дин улыбнулся, и от его глаз разбежались тонкие морщинки, а на лобовое стекло упали первые дождевые капли.
- Вот!
- Привет, Кас, - добродушно бросил Сэм, оглянувшись.
- Здравствуй. О каком важном деле шла речь?
- Вот, - Дин указал на стекло.
Ангел послушно посмотрел туда, куда указала рука, и недоуменно склонил набок голову.
- Ливень он ловит на сегодня, - пробурчал Сэм, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, потому что у Кастиэля сейчас явно начнется очередной затяжной мыслительный процесс, в который его до сих пор порой повергали некоторые странности Дина Винчестера.
Дин оглянулся и тоже это понял, подмигнул взъерошенному ангелу. Тот выглядел как обычно, как все эти два года, даже несмотря на то, что Отче признал их правоту, и Касу удалось отхватить себе отдельное тело – копию Новака в собственное распоряжение, чтобы отпустить домой Джимми. Впрочем, это едва ли не единственное доброе дело, какое любящий смотреть сериалы длиной в жизнь Господь сделал для своих непослушных чад. И на этом спасибо, Дин уже привык не обижаться на него – родителей не выбирают, в конце концов.
Дождь усилился, и Сэм начал понимать, что Дин собирается сделать. Поэтому когда одновременно с грохотом грома старший Винчестер выскочил под проливной дождь, Сэм только философски пожал плечами и тоже открыл дверцу машины со своей стороны. Молнии сверкали, не переставая. Кастиэль некоторое время смотрел, как два великовозрастных придурка беснуются под дождем, потом пожал плечами, совсем как Сэм, и с шорохом крыльев исчез из Импалы, чтобы появиться рядом и, задрав голову, подставить лицо под прохладные струи, пытаясь рассчитать время до конца весеннего ливня.


Эпилог
Джесси привык быть один. Он привык к мысли, что когда мама и папа рядом с ним, они в постоянной опасности. Он привык, что его постоянно ищут как на ангельских, так и на дьявольских радарах. Не смогут, конечно, разыскать, но было неприятно – ощущение, как будто резко становится зябко и кожа покрывается противными пупырышками. Он был очень сильный, но взрослые – это взрослые, а ему не хватало опыта, не хватало твердости, и он, погуляв по миру, так и не смог придумать, как бы он хотел жить. Ясно же, что без Апокалипсиса, но просто взять и изменить целый мир, перекроить реальность самостоятельно он не мог. Сил, он чувствовал, у него достаточно, но Джесси понимал, что чего-то не хватает точно. А если испортит? Целый мир испортит – это же просто невозможно будет вынести.
После долгого морского купания тянуло в сон, мальчик брел по душным улочкам, старательно не смотря по сторонам, потому что на всякие чудесности насмотрелся уже, а видеть счастливых отдыхающих с детьми было невыносимо.
Кинотеатр был старый, явно переживший свои лучшие времена, а теперь почти заброшенный и, видимо, скоро его просто закроют. Тут и фильмы показывали какие-то уже совсем старые, которые были сняты совсем давно или относительно недавно, но все-таки едва ли не до рождения Джесси. Мальчик с любопытством посмотрел на афишу, потом достал из кармана сотовый. Он успевал на вечерний сеанс мультфильмов. Мультики тоже были не новыми, но все новые он уже посмотрел, так что можно было заглянуть. Наверное, в зале будет почти совсем пусто, и можно будет грустить, не вызывая чьи-то любопытные сочувственные взгляды. Или, быть может, мультики его хоть ненадолго отвлекут от постоянно преследующей маленького антихриста тоски. Он купил билет молча, хотя научился понимать все языки, в какую страну его бы не заносило любопытство. Билетер оказался пожилым добродушным мужчиной, в его кабинке ему было жарко, лысина блестела от испарины, но маленькие светлые глазки за стеклами очков блестели весело и на мир смотрели с любопытством. Джесси подумал, что от такого дедушки он бы не отказался. Тем более, билетер оказался понимающим и не стал ничего спрашивать у грустного одинокого мальчишки. Джесси сгреб мелочь вместе с билетом, убрал все в карман и направился к входу в кинотеатр.
В зале действительно практически не было зрителей. Джесси пробрался на свое место в самом центре, хотя мог бы сесть куда угодно – даже ближе. Просто с недавних пор ему этого уже не требовалось, он и так увидит все и даже больше, если вдруг мелькнет желание вообразить себе данные мультики в 3D. Как же скучно, оказывается, быть всесильным.
Мультики начались через пять минут, Джесси расслабился в кресле, но еще через пять минут вдруг что-то затрещало, звук прыгнул, исчез, кто-то чертыхнулся, потом по экрану поползли титры фильма. Джесси поморщился. Ему показалось, что рядом что-то есть – странное, то самое, от которого волоски дыбом вставали. Он по привычке огляделся, но ничего не заметил. Даже если что-то и было – оно умело слишком хорошо прятаться, но в то, что от него может что-то спрятаться, Джесси не верил, а потому решил, что он перенервничал, и ему показалось.
Тем временем, фильм продолжал идти, кто-то опять выругался и полез к выходу, а Джесси остался на месте. Ладно, пусть фильм, какая разница… Постепенно мальчишка увлекся. Фильм, конечно, был для взрослых, порой очень для взрослых, но все-таки в нем было что-то очень интересное, очень заманчивое! Джесси завозился в кресле только во время финальных титров, пощелкал пальцами. В голове зрел прекрасный план, просто великолепный план. Вот почему бы и нет?! Не одному же ему за всех отдуваться. Взрослые заварили эту кашу – пусть расхлебывают. Зато он может помочь.
«Не забыть загадать, чтобы при любых изменениях я оставался», - пробормотал мальчишка, пробираясь между креслами к выходу. Опять край сознания что-то резануло, но антихрист привык, что его пытаются обнаружить, что на него пытаются воздействовать, а потому обратил внимание на это не больше, чем обратил бы на любой слабый порыв ветра, который ерошит волосы на голове.
Когда Джесси вышел из кинотеатра, в будке механика, наконец, глубоко вздохнули. Человек стянул с головы дурацкую бейсболку и вытер испарину со лба – это оказалось даже сложней, чем он думал. Сил почти не оставалось, хотелось пить и спать, чего, вообще-то, хотеться ему было не должно. Благодать внутри вспыхивала и вновь гасла, не до конца, конечно, но едва-едва просматривалась. Человек судорожно сглотнул и, покачнувшись, встал с кресла. Да уж, и ведь ему всего лишь нужно было более-менее успешно скрывать свое присутствие – то, что он умел едва ли не лучше всех в этом мире. Но мальчишка воспринял тончайшую нить ассоциаций, клюнул на заброшенную наживку, а, значит, еще поиграем. Что получится из этого, человек в костюме механика не знал, но, черт возьми, азарт – это почти как оргазм. А что получится… Ну и ладно, так даже интересней, поставим на темную лошадку, кроме того он и раньше ошибался.
Архангел Габриэль шевельнул бровями, усмехнулся и направился к выходу - сил на перелет пока не было - по пути наступая на разбросанные по всему полу кабинки конфетные фантики и уже у самой двери споткнулся об им же брошенный футляр от пленки, неровно подписанный «Эффект бабочки», после чего сердито пробормотал:
- Какие же Винчестеры читеры!

------------------------------------------
Retrorsum (лат.) - назад
Antrorsum (лат.) - вперёд


21 май 2010, 18:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
8/10
Замечательный фик. Истории о том, как одна иная фраза может кардинально изменить жизни - вообще благодатная почва, а уж в Суперах, с их вечными путешествиями в прошое и будущее! Очень понравилось.
Единственное, к концу начинаешь уставать от такого количества картинок времён)

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


21 май 2010, 20:51
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 сен 2009, 16:46
Сообщения: 47
Откуда: Одесса
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
8/10

очень понравилось, люблю теорию эффекта бабочки :heart:

(и да, под конец немного устаёшь от количество прыжков)

_________________
http://www.diary.ru/~Kristabella/
«Не относитесь к жизни слишком серьезно – живым вам все равно из нее не выбраться! »


21 май 2010, 22:56
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 апр 2010, 19:07
Сообщения: 124
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
10/10
Что тут скажешь... Спасибо!
За оригинальный сюжет, интересную идею, за послевкусие чего-то настоящего, жизнеутверждающего, светлого. За то, что Дин сделал правильный выбор, разрешив брату самому принимать свои решения. Автор, вы написали такую нужную мне сейчас историю. Если бы все было так на самом деле... Спасибо за то, что Джесси у вас такой живой. Такой осязаемый. В сериале о нем так мало было, а у вас такой замечательный образ получился. И Кастиэль. Такой разный, но такой Кастиэль. Ты… предал… меня. Нас всех. Не называй меня этой кличкой больше, я тебе… не пес. Эта фраза во мне отпечаталась. Столько в ней… Выжженных чувств. Спасибо за упоминание Кроули. Не хочет он принимать женское обличье, да))) И ваша главная тема про ливень. Вы так красиво её прописали! Мне столько всего понравилось, что даже не знаю на чем ещё остановиться!
Да, конечно же, отдельная моя благодарность за Габриэля. Я его так люблю. И мне его не хватает.
В общем, я очень надеюсь, что смогу выказать всё своё восхищение автору за то, что видит моих любимых героев такими же, как вижу их я, тогда, "когда маски будут сняты".
Спасибо! :hlop:

_________________
Не иди позади меня — возможно, я не поведу тебя. Не иди впереди меня — возможно, я не последую за тобой. Иди рядом, и мы будем одним целым. (с) Индейская мудрость


21 май 2010, 23:17
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
silver_autumn, большое спасибо за оценку. ) Времён на самом деле много, просто мне подумалось, что слишком просто Дину всего не осознать)

Аллия, спасибо!) Автор пытался сократить, но не получилось)

Yrges, ух ты, какой отзыв! Очень приятно. Особенно приятно, когда читатели настолько на одной волне и видят, чувствуют всё, что пытаешься выразить в тексте! :flower:


22 май 2010, 01:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 11:39
Сообщения: 51
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Очень хороший фанфик, спасибо.
8/10

_________________
мой профиль:www.diary.ru/member/?572777


22 май 2010, 05:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 сен 2009, 12:26
Сообщения: 10
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
10/10

_________________
— Fuck... shit... Jesus!
— Fuck, shit, Jesus — right.


22 май 2010, 11:42
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 дек 2009, 20:30
Сообщения: 258
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
9/10
Очень понравился, спасибо! :hlop:


22 май 2010, 16:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Бедный Дин, я тоже в конце совсем запуталась в вероятностях :)
Отдельное спасибо за Сэм/Кас )))

9/10

_________________
Простите, у нас не было души!


23 май 2010, 14:02
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
via12, спасибо за оценку. :)

Dagny, спасибо! Очень приятно, что так высоко оценили)

Riana_LV, спасибо! :flower:

Дония, ну... вероятностей, на самом деле много *смущённо* так вышло)


23 май 2010, 15:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 18:03
Сообщения: 101
Откуда: Москва
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
9/10 интересная история. Спасибо за Джесси, он крут! :vict:
Множественные перемещения запутывают, да.

_________________
I wuv Cas!!


23 май 2010, 20:30
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2010, 21:27
Сообщения: 29
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
понравилось :) жаль, эпилог немного выпадает по настроению.
отдельное и очень большое спасибо за 14ю реальность, Кас/Сэм в ней заиграл ))

9/10


23 май 2010, 23:56
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июл 2008, 19:30
Сообщения: 328
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Мне понравилось. Интересные вариации реальностей, причем в каждую из них веришь.
Пожалуй, особенно порадовала последняя глава, потому что да, мир спасти Винчестеры могут только совместными усилиями)
8/10


24 май 2010, 23:00
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 08:44
Сообщения: 38
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
10/10


26 май 2010, 11:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:19
Сообщения: 279
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
а я вот запуталась с этими реальностями на фиг.
8/10


27 май 2010, 00:14
Профиль
Романтик со стажем
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 май 2008, 01:00
Сообщения: 463
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Абсолютно не понравился фик. простите, автор. о.О - это была моя реакция на характеры Сэма и Дина, прописанные фике. если бы сам текст был лучше, то, может быть, это как-то сгладило эти баги. но - сорри - нет.
5/10

_________________
I love u! Not u! U! Yeah!


27 май 2010, 11:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Мне понравилось, хоть и да, я в какой-то момент немного потерялась, но потом вроде нашлась, сама идея хороша, в общем - 9/10

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


27 май 2010, 23:49
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2008, 02:04
Сообщения: 11
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Очень интересно, хотя и порой уследить за всеми перипетиями сюжета достаточно тяжело! Но все равно это здорово, хотя и немножко утомительно )))
10/10

_________________
Самый короткий путь к сердцу мужчины - это шесть дюймов остро заточенной стали! (с)


30 май 2010, 08:26
Профиль YIM WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 фев 2010, 04:37
Сообщения: 115
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
не понравилось
Дин, Сэм, Кас совершенно картонные
сама задумка очень неплохая, но реализация - увы - подкачала

и по поводу второй оценки - сорри, но это не слэш

5/6


30 май 2010, 14:16
Профиль

Зарегистрирован: 02 апр 2009, 03:37
Сообщения: 73
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
7/10


30 май 2010, 19:04
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2008, 00:37
Сообщения: 2329
Откуда: Киев
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Nightmare
Как организатор хочу спросить - почему именно вы считаете, что это не слэш? Ведь в тексте есть поцелуи и рейтинговая сцена между персонажами одного пола.


01 июн 2010, 01:09
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 мар 2010, 18:22
Сообщения: 38
Откуда: kiev
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Прочитала уже давно, но все никак не отписывалась, потому что не могла решить, что ставить. Я внимательный читатель, но в некоторых моментах все было так запутано, что почти совсем непонятно)) Местами как-то очень странно и неправдоподобно прописаны характеры. Вобщем, не совсем стройный и логичный, ИМХО, текст.
Но идея хороша, ага. Я вообще люблю размышления на тему "эффекта бабочки".
Вцелом впечатление позитивное. Жаль, что Гейба мало)))

8/10

_________________
Я настоящий. Вот: http://www.diary.ru/~marla666/
Дневник ведется с: 15.10.2009


01 июн 2010, 14:08
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Pengi, спасибо за оценку)

гладиолус., эпилог старался писаться под последнюю серию СПН и немного мультяшного поворота с Чаком-Богом :) Но, вполне возможно, он и выпал. Я просто уже не вижу))

Magda, большое спасибо) Рада, что получилось написать так, чтобы верилось)

vorobey008, спасибо)

LadyJedi, возможно я перестаралась с ними. Но две были честно убраны из белового варианта))

koneko, я ничего не могу сказать про характеры Сэма и Дина, не знаю, какими их видите Вы. Хотелось представить АУ-шные реальности. Постараюсь подумать над характерами для будущих работ. В любом случае спасибо за то, что нашли время прочитать и оценить)

reda_79, спасибо! Сорри, что заставила потеряться)


ANELEYA, да что же я утомила почти всех читателей)) Постараюсь исправиться)) За оценку большое спасибо)

Nightmare, извините, а Вы не могли бы уточнить, каким является Ваше определение слэша?

vowel, спасибо за оценку. :)

marla666, неправдоподобные характеры возможны, хотя я много оправила(( Оказалось сложновато представить изменения в характерах относительно изменения сюжета реальности. Но я старалась сначала проговорить логические цепочки. Спасибо за комментарий и оценку).


04 июн 2010, 00:13
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 май 2010, 18:48
Сообщения: 174
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
9/10.
Замечательная задумка и хорошее исполнение (если уж путались читатели, то как справлялся и не сошёл с ума сам Дин - вообще удивительно =).


04 июн 2010, 01:38
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:34
Сообщения: 283
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
Koryuu, спасибо :)


10 июн 2010, 02:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 15:05
Сообщения: 64
Сообщение Re: День 5: Авторский фик "До конца весеннего ливня"
10/10

_________________
профиль на @diary


14 июн 2010, 18:16
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.066s | 17 Queries | GZIP : Off ]