Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:38




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу 1, 2  След.
Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Изображение
Название: Нет судьбы, кроме той, что создаем мы сами
Автор: Льдинка aka Illi
Бета: El_m
Арт: alla spiattellata aka katiger
Жанр: экшн
Рейтинг: PG
Дисклеймер: все права принадлежат каналу SW и Capcom
Саммари: Дин всеми силами старался сдержать данное Сэму обещание, но демоны, приходящие в его дом, демоны, от имени Сэма угрожающие его семье, стали соломинкой, сломавшей спину верблюду. И Дин спускается за братом в ад, чтобы выяснить, кто опять пытается использовать их в своих целях. И почти сразу же за вратами встречает странного человека (человека ли?) который представляется охотником, и говорит, что тоже ищет тут своего брата. В то же самое время Сэм - в аду, а ад - это такое странное место, где все не то, чем кажется. У Сэма не получается спасти Адама, и он снимает с креста другого, совсем незнакомого грешника. Но действительно ли то, что похоже на человека, им является, и не освободил ли Сэм очередное чудовище?
Примечание: АУ от финала пятого сезона, кроссовер с циклом игр и аниме Devil May Cry, АУ от финала третьей игры.
Для того, чтобы скачать файл в формате PDF нажмите на баннер.

Изображение

Альтернативные ссылки:
арт 7150x2860 1038 Кб
фанмикс
pdf
doc
doc

_________________
...А?


Последний раз редактировалось Льдинка 09 дек 2010, 03:53, всего редактировалось 6 раз(а).

09 дек 2010, 00:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
НЕТ СУДЬБЫ
кроме той, что создаем мы сами



I'm your Night Prowler, break down your door
I'm your Night Prowler, crawling towards you
I'm your Night Prowler, make a mess of you, yes I will
Night Prowler
And I am telling this to you
There ain't nothing
There ain't nothing
Nothing you can do

Я твой ночной провожатый. Взламываю твою дверь.
Я твой ночной провожатый. Крадусь к тебе.
Я твой ночной провожатый. Сейчас позабавлюсь с тобой.
Ночной провожатый.
И поверь мне:
Ты ничегошеньки,
Ничегошеньки,
Ничегошеньки не сможешь сделать!


Night Prowler
AC/DC
Изображение
Полосы лунного света тянулись через всю комнату.
Пол не скрипел. В этом доме вообще ничего не скрипело и не колыхалось таинственно – хозяева всегда аккуратно подгоняли доски, смазывали петли и подвязывали занавески. Поэтому только чуть запотело стекло, да ночник мигнул несколько раз, когда что-то склонилось над кроватью подростка.
Темная тень потянулась к подушке – и отшатнулась.
– Я так и знал.
Вспышка и грохот разрушили тишину секундой раньше, чем слова, но тень была быстрее. Она метнулась к стене и замерла, пригвожденная потоком света от фонаря.
Второй выстрел непростительно медлил.
– Ди-ин, – протянул голос, знакомый до дрожи в кончиках пальцев, чуть хрипловатый, будто простуженный, но не потерявший родной капризной интонации, – ты разве не хочешь поздороваться с братом?
Дин молчал. У стены всхлипнули горестно:
– Променял меня... на бабу... тварь! Ведьма. Ведьма должна гореть...
– Я знал, что кто-то из вас появится, – сказал Дин. – Но не знал, что так скоро.
– Где брат твой, Дин? – истерически взвизгнул голос.
Дин молчал и ждал. И дождался – стоящий у стены поднял голову.
Сморгнул растерянно, обиженно и так знакомо:
– Ты хочешь меня убить?
Дин выстрелил.
Тварь заискрила и осела вонючей лужей, которая немедленно вскипела, вспухла – и словно взорвалась движением. Месиво злобных харь остановилось на полувоплощении, чтобы проорать:
– Ты не знал, что бывает с плохими мальчиками, Дин? – все голоса в этом хоре были знакомыми, как один.
Дин выстрелил снова – и только тогда вспыхнул огонь.

***

Ноль

Black shadow hangin’ over your shoulder
Black mark up against your name
Your green eyes couldn’t get any colder
There’s bad poison runnin’ through your veins
(Evil walks behind you)
(Evil sleeps beside you)
Evil talks arouse you
Evil walks behind you

Черная тень – над твоим плечом.
Черная пометка напротив твоего имени.
Твои зеленые глаза – холоднее некуда.
Злой яд течет по твоим венам.
Зло идет за тобой.
Зло спит рядом с тобой.
Зло шепчет тебе страстные слова.
Зло идет за тобой.


Evil Walks
AC/DC

– Ты болван!
Дин молчал и перебирал патроны.
– Ты кретин!
Молчание.
– Ты клинический, неизлечимый идиот!!!
Дин лишь улыбнулся.
– Ты позаботишься о них.
– Ты сволочной трус!!!
– Ты же знаешь, что это не так.
– Я знаю? Я знаю?! – Бобби грохнул о стол пустой стакан. – Я знаю, что ты бросаешь жену и ребенка...
– Хватит, – Дин не стал кричать, но Бобби подавился воздухом и судорожно закашлялся. Кашлял он долго, некрасиво брызжа слюной и утирая искривленный рот кепкой, а едва отдышавшись, просипел:
– Ты даже не знаешь, действительно ли это был не...
– Сэм, – спокойно сказал Дин, – мог начать охотиться за мной. Но не за моей семьей! Чем бы он ни стал. Во что бы ни… превратился. Это невозможно.
У Бобби на лице заглавными буквами было напечатано, что он думает об этой Диновой уверенности, но спустя всего минуту он опустил глаза.
– Я не смогу их прикрывать так, как это делаешь ты.
– Кас подкинет кое-что. К тому же без меня так стараться и не придется, – Бобби снова открыл рот, но Дин перебил его. – А разве есть другие варианты? Или мне дождаться пока Лиза забеременеет, родит и запылает на потолке? А потом бегать по всей Америке с детьми? Ты лучше многих знаешь, как я уважал отца, но, может, стоит попробовать что-то другое?
– У Джона не было братьев, – беспомощно проговорил Бобби.
– Он говорил о семье?
Бобби опустил голову.
– Вот именно.
Дин подождал минуту, кивнул и отодвинул свой абсолютно полный стакан на середину стола.
Будто дождавшись сигнала, комнату заполнил шелест невидимых перьев.

– Это ловушка.
– Я знаю.
Они оба не любили разговоров не по существу. Дин подгонял снаряжение – штурмовой рюкзак, жилет. (a) Взять еще одну флягу с водой? Или забить карман патронами к Кольту? Оружия понадобиться больше.
– Кольца всадников не годятся, Дин. Ты просто окажешься...
– ...рядом с теми, кто точно видел моих братьев последними...
– ...в ловушке.
– А ты предлагаешь врата в Вайоминге? (b) Через Ад на карачках? По-твоему, это умнее?
– На этой дороге тебя будут ждать.
– Меня будут ждать на любой дороге! Сколько вы ломились туда? Двадцать лет? Сорок? Или все сто – еще за моим отцом?
– Мы как раз шли прямым путем, – лицо Кастиэля утратило выражение. – Долгий бой не был необходимостью. Как и такие потери.
От застарелой обиды на миг свело скулы обоим.
– Твой шанс в их разобщенности. Ты должен пройти незамеченным.
– Будет нелегко.
– Не будет, если что-то их отвлечет. Ангел в аду привлечет внимание куда сильней, чем человек.
– Кас... – спор заглох.
Дин стоял посреди комнаты, собранный, подтянутый. Готовый.
– Жаль, что я не смогу протащить туда Импалу, – тихо сказал Кастиэль.
– Еще чего, – буркнул Дин, – там нет дорог. Хорошо, уговорил. Врата в Вайоминге – если ты не дашь им выйти, пока я буду входить. В конце концов, – Дин растянул губы в кривой ухмылке, – если отцу хватило времени бежать... до дыб должно быть не так уж далеко.
Кастиэль кивнул:
– От дыб вас с Сэмом я забрать смогу.
Дин смотрел в глаза своему единственному другу и, как обычно, не знал, что сказать.
Как обычно, Кас и не ждал слов – уже тянулся к Дину знакомым жестом.
Пальцы у него были ледяными.

У Врат было так же, как и три года назад.
Уныло.
– Ловушка восстановлена, пепелища не тронуты. Даже пыль лежит ровным слоем.
– Здесь никого не было, Дин.
– Тогда откуда же лезла эта мразь?
– С кладбища Сталл (c). Тварей там и сейчас достаточно.
Дин промолчал, на секунду сжал плечо Каса, смял знакомый тренч – и все. А что тут еще можно сделать? Сэмми бы придумал, но его нет.
Но он будет. Давно пора усвоить, только вдвоем они способны что-то изменить.
Кас приложил ладонь к шраму на плече, прямо сквозь ткань, и сказал несколько слов на енохианском. Что-то вспыхнуло, запахло озоном. А потом в ладонь Дина лег знакомый кинжал.
– На всякий случай, – сказал Кастиэль.
Они кивнули друг другу – да, действительно, все: ничто не упущено, не забыто – и Дин повернулся к Вратам.
Он не оглядывался, и знал, что Кас не смотрит ему вслед.
Незачем.

За миг до того, как Кольт вошел в замок, перед глазами Дина встала его семья – Лиза, обнимающая Бена посреди гостиной дома Бобби.
Лиза сказала: "Я подожду". Бен не плакал. Дин не поверил им обоим.
За миг до того, как Врата распахнулись, Дин подумал, чем будет платить за эти непролитые слезы, а потом – что местечки внизу готовят не для того, чтобы за них платить.
И сделал шаг.

***

Luck. Runs. Out.
Crawl from the wreckage one more time
Horrific memory twists the mind
Dark, rutted, cold and hard to turn
Path of destruction, feel it burn
Still life
Incarnation
Still life
Infamy

Удача. Иссякает.
Очередной раз влачишься после краха,
Ужасающее воспоминание сводит с ума
Темный, выщербленный, холодный, с которого трудно свернуть, –
Путь разрушения. Почувствуй, как он жжет.
Еще жив.
Воплощение.
Еще жив.
Позор.


All Nightmare Long
Metallica
Изображение
В девятом круге было холодно. И мокро.
Сэм вдыхал ровно, под ритм отрывков из Божественной Комедии, и старался не стучать зубами слишком громко.
– С усильем лег челом туда, где прежде были ноги, и стал по шерсти подниматься ввысь – я думал, вспять, по той же вновь дороге (d), – оказывается, он на удивление много запомнил.
Если подумать, то все логично. Раскаленная комета, которой они были, плюс ледяное озеро – равняется вода. Много холодной воды.
Наверное, скоро опять все замерзнет. Если знаменитый итальянец, конечно, не присочинил.
Но ведь в девятом круге действительно было холодно.
– Интересно, его мучили головные боли, как Чака? По идее должны были, – мысли ворочались в голове ленивыми булыжниками. Проговаривать их вслух казалось как-то легче.
– Вставай, Сэмми, вставай. Займись чем-нибудь полезным! Адама, например, поищи. Или выход.
Собственные интонации пугали. Сэм прикусил язык. Вкус крови пугал еще больше. "Страх убивает разум..." Нет, это из другой книги(e). Но все равно правда.
– Так. Ладно. Проведем ревизию. Руки-ноги, голова...
Результаты ревизии оказались так себе. Руки есть – скрюченные, вцепившиеся в неровности почвы, но есть. Насчет ног определенности было меньше. Голова кружилась. Глаза видели, но разобраться в происходящем не помогали.
Вроде бы он лежал посреди какой-то равнины, на подтаявшем льду озера – того самого, из видений безумного итальянца или просто из передач Дискавери о северных реках. Вон то, невнятно мерцающее впереди и чуть слева, могло быть торосом. Или обрывом. Уверенности не было никакой.
Сэм прикрыл глаза – проблемы стоило решать по мере поступления.
Итак, он лежит, сжавшись в болезненный комок, в холодной луже. Не слишком удобно и уж точно неполезно для здоровья.
Сэм попытаться ощупать ноги. Получилось, хотя правая рука наотрез отказывалась отпускать камень, в который она вцепилась. Но ноги, по крайней мере, были на месте, вроде бы даже не сломанные.
– А раз на месте, то ты можешь встать. Вставай, сучонок ленивый, вставай!
Встать не удалось. Только выпрямиться – медленно, не отрывая ладоней от земли. Сэм повертел одной стопой, потом второй. Нет, кости точно целы. А вот земля тут, похоже, притягивает. Не оторваться от нее.
Сэм открыл глаза, чтобы рассмотреть собственные строптивые конечности, – и похолодел.
Под ногами зияла пропасть. Не впереди – а именно под.
Под пятками.
Позади.
Внизу.
Сэм вцепился в скользкий, влажный лед, как клещ.
Мир сделал четверть оборота вокруг своей оси, встряхнулся, как щенок, и встал на новое место. Сэм Винчестер висел на стене прорубленного во льду колодца, каким-то чудом не съезжая вниз. Его спасло нечто вроде уступа, на котором, если бы не вода, можно было бы устроиться с комфортом, даже сидя. Во всяком случае, Сэм сумел выпрямить ноги и посмотреть вниз, не свалившись.
Едва не свалившись, потому что от зрелища внизу уступ показался втрое меньше.
Больше всего это было похоже на детскую игрушку – калейдоскоп. Только черно-белый. Огромная, засасывающая, поглощающая сама себя воронка.
Вечная битва, которой больше ничто не могло помешать.
Сэм сглотнул и прикрыл глаза, пережидая приступ тошноты.
– Вспять по той же вновь дороге. Вспять – явно не получится.
Он снова открыл глаза, стараясь не смотреть вниз.
По сторонам, куда хватало глаз, тянулась стена – ледяная, влажная, безумно скользкая даже на вид. Где-то она, конечно, бугрилась трещинами и выступами, но... Сэм понял, что не может определить расстояние до них, и снова прикрыл глаза. Может быть, проход и существует, но сама попытка найти его стопроцентно чревата падением.
– Но не стоять же тут всю... гхм. В общем, не стоять, – Сэм посмотрел вперед. То есть вверх и чуть влево – выступ, замеченный им с самого начала, оказался куда ближе, чем показалось на первый взгляд. По крайней мере, он был ясно виден – над ним висело нечто, смутно напоминающее три слабых прожектора, или три луны, одним словом, тройной источник света. Уступ с ними смотрелся идиотской короной с брильянтами, и, похоже по "зубчикам" этой короны можно было подняться.
– Двигаться надо, двигаться, – если верить итальянцу, подобная метода будет помогать очень недолго, но стоит хотя бы попробовать. В конце концов, с чего это местный Коцит должен быть похож на озеро из Божественной Комедии. Да и Дин ничего такого не рассказывал...
Дин мало что рассказывал.
Сэм покрутил сначала одним запястьем, потом другим, потом ступнями по очереди; еще раз, прищурившись, посмотрел на уступ и начал подниматься.
Он заставил себя не чувствовать ни ледяной воды, ни начавших примерзать ко льду рук, ни дрожи в измученных коленях. Он не заметил, как погасли "прожекторы" – или что это там было. Он не видел, что оставляет кровавые следы. Он вообще ничего не видел, кроме проклятого уступа, и считал вдохи и выдохи – девяносто пять, девяносто шесть...
На сто двадцать втором вдохе мир снова сделал четверть оборота.
Сэм лежал возле центрального "зубца" короны и переводил дух.
За "зубцом" оказалось почти сухо. Сэм с минуту тупо пялился на странной формы выступ у себя над головой. Что-то в этом выступе было неправильное, очень тревожное и странное.
– А что тут не странное, – просипел Сэм – и вскочил.
Это была не просто глыба льда. Это была рука.
Сэм стучал зубами с самого начала, но только сейчас почувствовал, что такое настоящий холод.
Он судорожно ощупывал лед. Рука. Ноги... голова, вытянутая над обрывом... шип, торчащий из середины груди.
– Нет... нет-нет-нет-нет....
Лицо Адама было спокойным, немного надменным. Красивым.
– Да нет же! – Сэм забыл, что только что едва мог стоять на ногах. Он попытался обломить ледяной шип, но тот не поддавался. Сэм отчаянно рванул шип на себя, потом ударил ногой в основание – и оно подломилось.
Освобожденное тело соскользнуло на землю и разлетелось в мелкую кровавую пыль.
Кажется, Адам в последний момент улыбнулся брату.
Сэм рухнул на колени.
...Если верить итальянцу, то плакать здесь, мягко говоря, не рекомендовалось. Сэм и не стал.
На то, чтобы снова подняться на ноги, ушло еще сто сорок четыре вдоха.

***

_________________
...А?


Последний раз редактировалось Льдинка 09 дек 2010, 01:36, всего редактировалось 1 раз.

09 дек 2010, 01:30
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Один

Livin' easy, lovin' free, season ticket on a one–way ride
Askin' nothin', leave me be, takin' everythin' in my stride
Don't need reason, don't need rhyme
Ain't nothing that I'd rather do
Goin' down, party time, my friends are gonna be there too
I'm on the highway to hell

Живу без запар, люблю кого хочу, в кармане – проездной в один конец.
Мне ничего не нужно! Оставьте меня в покое! Мне все по барабану!
Я даже не пытаюсь ничего понять.
Единственное, что мне нравится, – это гудеть на вечеринках!
И все мои друзья тоже там будут!
Я еду по шоссе в ад!


Higway To Hell
AC/DC

За Вратами не оказалось ни лестницы, ни памятного железа и камня.
Впрочем, насчет железа Дин и тогда не был уверен. Ему, помнится, говорили прямым текстом – тут все не то, чем кажется.
Ну не то, и не то. Так даже проще. Весь мир остался позади, а впереди был только Сэм-Сэм-Сэм – вот о нем Дин думать и будет. Разбираться, что символизируют склизкие, пружинистые стены круто уходящей вниз трубы, Дин точно не собирался. Главное, что, мать его так, пол был скользким и наклонным, и на третьем шаге стало ясно – лучше оставить брезгливость и изобразить Бена на водных горках, чем катиться кубарем против своей воли.
Брезгливость в аду. Ха.
Дин сел, вытянул ноги и несколько раз оттолкнулся руками на манер чемпиона по санному спорту с трансляции зимней Олимпиады. В конце концов, быстрей поедем, раньше найдем Сэма.
Поехал он действительно быстро. Через минуту пришлось выпрямиться на манер все того же чемпиона. А еще через минуту Дин осознал, что нихрена не управляет процессом. Он подумал: "Не буду орать!" – и тут же спуск сделал вираж, которому позавидовал бы любой диснейлендовский аттракцион.
– Аааааааепт... бля-ааааа!
Скольжение перешло в свободный полет, и Дина швырнуло в пустоту. В запах крови, в глухую темноту, к тонкому комариному писку, к стуку крови в ушах. К давящему отчаянию, которым был пропитан здешний воздух. Но прежде чем Дин успел проникнуться эти чувством, прежде чем всем естеством вспомнил, падение закончилось так же внезапно, как и началось.
Аккурат на чьих-то плечах.
Послуживший подстилкой тип сказал соответствующую моменту фразу и зачем-то предоставил Дину целых три секунды. К концу третьей Дин заявил:
– Не, приятель, я все понимаю, но тыкать в человека и пальцем невежливо, а уж пушкой, да еще прямо в член – тем более!
Снизу фыркнули.
– Что подставил – в то и ткнул! И вообще, эта хрень у моего лба – предложение? Тогда начинай уже, а то скучно.
– Не раскатывай губу, предложение я тебе и за деньги не сделаю, – Дин присмотрелся. Он сидел практически на груди у молодого парня в плаще, приставив Кольт к его голове. Незнакомец в ответ, не смущаясь, тыкал собственной пушкой – серебристым монстром странной модели – куда получалось.
– Так мы драться будем? – у парня был такой вид, будто Кольт его совершенно не беспокоил.
– Может, сначала познакомимся поближе? – фыркнул Дин.
– Может, сначала уберешь свой антиквариат? Оно вообще стреляет?
– Стреляет, не переживай. Убрать ему... что мне за это будет?
– Дай-ка подумать. Ничего?
– Хорошо, но мало, – Дин будто невзначай придавил левое плечо парня коленом и рискнул бегло оценить обстановку.
С самого начала в глаза бросалось – не те цвета. Больше красного, меньше гнилушечно-зеленого. Вместо свисающих с невидимого потолка цепей – что-то вроде неба с низкими облаками. Под ногами не плиты, а помойное болото. И камни – обломки памятников и надгробий, взамен стальных саркофагов и дыб. В общем, вместо родных "Восставших из Ада" ублюдочный гибрид Стивена Кинга и тупого фентези про вампиров. Даже меч имелся – торчал рядом, в грязи.
Вампир тоже нашелся. Точнее то, что от него осталось, – неопределенного вида тварь, похоже, только что расколотила головой ближайшее надгробие, на закуску получив порцию свинца в спину.
– Где это я, блин...
– А ты не знаешь? – искренне изумился парнишка.
– Я имею в виду частности, идиот! Вон то, на памятник надетое. Это обитатель или деталь интерьера?
– А ты как думаешь?
– Ага, – сказал Дин. – Ты его?
– Оно первое начало! Отобрало меч...
– Меч – это обидно, – и он еще будет рассказывать Дину про антиквариат! – Может, просто скажешь, кто ты, нахрен, такой?
– Памятники за деньги украшаю.
– А конкретнее? – Дин выразительно прижал пушку плотнее ко лбу собеседника. Нахал в ответ даже не взмахнул своим пистолетом.
– Сам-то ты кто? – Дин не ответил, и парень ухмыльнулся еще шире. – Упрощаю вопрос – специально для тебя, цени! Ты человек или мне мерещится?
Дин, по правде сказать, растерялся. Насколько он помнил, мало кто из местных обитателей мог прикидываться человеком дольше пяти минут, а такие, что могли это делать в бою, Дину и вовсе не встречались.
– По мне не видно? – исключения, впрочем, существовали везде, и от Дина молча дожидались ответа. – Святую воду пить будем, или поверишь на слово?
– О, – пацан отвел свой пистолет и принялся выбираться из-под Дина, по-прежнему не обращая внимания на Кольт. – Можешь считать, что ответил.
Вариантов оставалось два – стрелять или падать задницей в грязь. Дин предпочел сделать вид, что и сам собирался отпустить нахала. Нахал встал, вытащил свой меч и принялся отряхиваться. Выглядел он колоритно – с Дина ростом, светловолосый, неровно стриженая челка падала на глаза. Выпендрежный жилет вместо нормального разгрузочника, кобура под плащом, причем явно не одна. Меч он повесил за спину. Сапоги, красные штаны армейского покроя, черная водолазка и цацка с крупным красным камнем на груди. И плащ – идиотский, длинный и тоже навязчиво красный. Пожарная машина, да и только. Отвратительный вкус, но в целом, похоже на одного из приятелей Бэкки, переевшего джей-рока, "Горца" и "Рэмбо" так, что лезет из ушей и забрызгивает окружающих. Это если встретить такого наверху. Но тут...
Парень вернул ему внимательный взгляд.
– Слушай, шел бы ты домой, а? Вон за тем типом, – он кивнул на обломки памятника с предметом интерьера, – проход наружу, может, и не закрылся еще. Поверь профессионалу, что бы ты тут не искал – оно того не стоит.
– Шутишь, – почтения к профессионалу Дин изобразить не смог. – Малыш, не могу воспользоваться твоей добротой, прости. У меня тут дела.
– Как интересно, – парень неприятно прищурился, разом став на пару лет старше. – И какие же?
– Девочки вперед, – не менее серьезно парировал Дин. – Профессионал, говоришь? Да уж, на проклятую душу ты мало похож, и, вообще, для покойника слишком бодрый. Случайных прохожих тут не бывает – кто ты такой?
Они с минуту мерили друг друга подозрительными взглядами. Наконец, светловолосый придурок пожал плечами и повернулся к Дину спиной.
– Ну, как хочешь. Скучный ты. Пока.
Дин пожал плечами в ответ. По правилам следовало проводить его взглядом, не забывая шестым чувством проверять, что творится по сторонам, а когда явление пропадет с глаз долой, облегченно вздохнуть. Но Дин внезапно передумал:
– Эй! – парень даже не оглянулся толком, покосился через плечо. – А кроме как наружу, отсюда куда можно выйти?
– Дай-ка подумать. Вот там, – парень театрально махнул рукой в сторону, – у нас живут демоны. А там, – еще один взмах, – тоже демоны! Так какая разница, куда идти?
– Чеширский кот – гений, – буркнул Дин, – а ты мне очень помог – можешь исчезать к чертовой матери!
Парень последовал совету буквально. Дин выждал минуту и подошел поближе – за одним из памятников обнаружился спуск.
Стоило идти следом, или нет, оставалось загадкой века. Дин выматерился. Похоже, на предыдущем аттракционе он где-то пропустил поворот, и как теперь искать дорогу, было неясно.
Дин подумал о Сэме и начал спускаться.
Изображение
***

What I've felt
What I've known
Never shined through in what I've shown
Never be
Never see
Won't see what might have been
What I've felt
What I've known
Never shined through in what I've shown
Never free
Never me
So I dub thee unforgiven

Всё, что я чувствовал,
Всё, что я знал,
Никогда не просматривалось сквозь то, что я показывал,
Никогда,
Ни за что,
Не увидеть того, что могло бы случиться.
Всё, что я чувствовал,
Всё, что я знал,
Никогда не просматривалось сквозь то, что я показывал,
Несвободный,
Сам не свой,
Я нарекаю тебя непрощённым.


The Unforgiven
Metallica

Вопреки опасениям, от ходьбы Сэм быстро согрелся. Одежда сохла дольше, но через тысячу вдохов удалось перестать обращать на нее внимание. Влажный лед сменился присыпанным снегом каменным крошевом, идти стало легче. По сторонам тянулись однообразные пики, хруст щебня под ногами казался непростительно громким. Эхо возвращалось невнятным гулом и стоном. Или это было не эхо…
Сэм подумал: "Плевать".
Следующей в голову пришла мысль, что теоретически он должен устать, захотеть пить и есть. Сэм повертел ее в голове и равнодушно отложил. Проблемы стоило решать по мере их поступления. Кроме того, если он не умер от холода...
Эту мысль он тоже заставил себя оборвать.
Тысяча сто, тысяча сто один, тысяча сто два.
– Не дождетесь, – Сэм не оставил себе ничего, кроме вдохов.
На две тысячи восемьсот тридцать втором вдохе пейзаж поменялся.
Сталагмиты начали принимать странную форму. Косой крест, прямой крест, восьмиконечный крест… Сэм прищурился – и точно, на промороженных перекладинах виднелись обрывки не то веревок, не то цепей. Присмотревшись еще внимательнее, можно было заметить зажимы, шипы и прочую дрянь. А вот пики видны были и так. Длинные острия, мечи или просто обломки камня, будто вонзенные в крест с размаха неведомой силой. То есть, конечно, не в крест... Тел не было.
– Дыбы, говоришь? – теперь Сэм присматривался к каждому распятию. Даже не поленился подойти к некоторым, стряхнуть иней. Ничего. Только иногда – кровавое крошево у самого подножья. Сэм стиснул зубы и снова принялся считать вдохи.
Возможно, он прошел бы и мимо этого распятия, если бы не меч.
В снегу торчала катана.
Она была настолько неуместна тут, что окружающий ее пейзаж перестал казаться реальным. Он-то, может, и не был настоящим, а вот катана была. Изящная красавица с белым шнурком на рукояти. Сэм не являлся таким уж знатоком холодного оружия, но эта штучка была особенной. Даже слишком.
Он протянул ладонь – и одернул, не коснувшись. Снова осмотрелся и только тогда понял, что нарост льда на ближайшем распятии куда толще остальных.
Сэм знал, что увидит, если смахнет иней с этой глыбы.
Человек был прибит к распятию копьем. И скован: кандалами и цепью в несколько слоев. А еще связан веревкой – это не считая того, что он был вморожен в лед целиком. Рассудок вынес вердикт:
– Сэм, ты охренел? Если оно и живое, то, не дай Боже, слезет оттуда!
Сэм посоветовал рассудку заткнуться. Он чувствовал, что это человек.
– ...решать по мере поступления, – Сэм положил ладони туда, где у человека были плечи.
Поначалу казалось, будто ничего не получится. Сэм несколько раз порывался воспользоваться катаной, но боялся навредить пленнику. Он очень хотел действовать осторожно, но получалось либо грубо, либо никак, и лучше было не думать о том, как разбивать кандалы.
Но делать это Сэму и не пришлось. В один прекрасный миг почти не поддающийся ударам лед словно взорвался – справа, там, где была рука.
Увернуться от захвата Сэм успел.
– Полегче!
Распятие содрогнулось, окутавшись плотной пеленой пыли и осколков. Кажется, даже земля дрогнула. Сэм снова чудом уклонился от цепи, прицельно летящей ему в голову, сделал два шага назад и в сторону, пропуская мимо себя то, что он освободил.
Загадочное существо перекатилось по земле и встало в боевую стойку, оказавшись голым светловолосым парнем с той самой катаной в руках.
– Эй-эй! – Сэм сделал еще полшага назад, примирительно вскидывая открытые ладони. – Хоть спроси, зачем я тебя выпустил!
Реплика достигла цели – парень замер. Даже чуть приподнял брови, показывая, что слышит.
– Эммм... Хотел узнать, кто ты и что тут делаешь?
Парень приподнял брови еще выше.
– Слушай, я не жду благодарности, понятно? Но, в конце концов, зачем сразу так сурово?
Парень едва заметно дернул уголком рта, но, кажется, расслабился. Огляделся. Снова посмотрел на Сэма.
– Там что? – просипел он.
– Где?
– В той стороне, откуда ты пришел.
– Ничего интересного, – Сэм посмотрел честными глазами.
– Хм.
Парень прошел мимо него и спокойно двинулся куда-то в темноту, совершенно не напрягаясь по поводу собственной наготы. Не к ловушке Люцифера, и на том спасибо.
Сэм смотрел ему в спину.
"Кого же ты, мудак, опять выпустил?"
Это был очень, очень хороший вопрос.

***

_________________
...А?


Последний раз редактировалось Льдинка 09 дек 2010, 03:21, всего редактировалось 1 раз.

09 дек 2010, 01:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Два

Don't talk to strangers, keep away from the danger yeah yeah
Don't talk to strangers who smile
Keep away from the danger all the time, you just keep away ooh
Just keep away yeah, ooh

Не разговаривай с незнакомцами, держись подальше от этой опасности.
Не разговаривай с незнакомцами, которые улыбаются тебе.
Всегда держись подальше от этой опасности, просто держись подальше.
Просто держись подальше.


Danger
AC/DC

Осмотр площадки с "оригинальным украшением" ничего не дал. Только подтвердил опасения – места тут незнакомые абсолютно. Болото, памятники, площадка посуше, обложенная по кругу камнем, спуск, еще один с другой стороны. Все. Дин присмотрелся к твари – она напоминала сирену, та же трубка вместо языка. Впрочем, тело рассмотреть себя подробно не дало – на глазах принялось расползаться в вонючую лужу.
Дин хмыкнул. Вот это как раз было знакомо. В Аду сложно убить, но если суть разрушена, то даже грязи не останется... стоп. Дин еще раз оценил расстояние до камня, поглядел в ту сторону, где исчез блондинчик в дурацком плаще, и присвистнул. Потом пожал плечами и решительно направился к противоположному спуску.
Ступеньки вели в залитый водой овражек. Дин пошел по воде.
Сэм. Думать о Сэме. Самая простая из задач.
Ручеек растворился в грязи. Идти было тяжело и неудобно. Дин не обращал на это внимания.
Через какое-то время вода вновь появилась, но теперь текла навстречу. А вместе с водой пришло ощущение чужого взгляда. Довольно скоро Дин не выдержал:
– Да кто там пялится?
Выглянуть из невысокого овражка труда не составило. Впереди виднелся новый холм, похожий на предыдущий. Такая же чуть приподнятая над болотом площадка. Наверное, чуть дальше ручеек превратится в подъем наверх.
У подножия холма кто-то стоял.
Дин спрыгнул назад в овраг и присел. Фигурка ходила взад-вперед. Вроде бы даже напевала. На таком расстоянии трудно было разобрать детали, но у Дина резко сжалось сердце. Он осторожно пошел вперед, к подъему.
Тот... та, что ходила вокруг холма, казалась полностью погруженной в свои мысли.
Это была его жена.
Знакомые плавные движения, легкий наклон головы. Родная улыбка. Она напевала, как всегда, когда что-либо делала.
Ее не могло тут быть. Дин заставил себя остановиться, но стоило отвлечься на мгновение, и ноги сами понесли вперед. На ступеньках он все же замер, держась за отчаянно колотящееся сердце.
– Хватит прятаться, – сказала Лиза сердито и жалобно. – Дин, что происходит?
Дин прицелился.
Она не стала подходить близко. Только смотрела с тоской и болью. Тем самым взглядом, оставленным далеко наверху, в гостиной Бобби.
– Господь сказал, не убий, Дин, – произнесли за спиной. Дин резко обернулся, вскидывая Кольт, и снова не смог спустить курок. Только не в это вечно небритое лицо, черт побери, у него не так много друзей, чтобы... А черт поберет, он такой.
– Дин, – со спины обвили огромные, теплые руки – и вот это было паршивее всего. Потому что это был Сэм, руки Сэма, его тепло, его запах. – Я так ждал. Так соскучился.
Дин в дурнотной дреме развернулся в этих руках. Настойчивые ладони гладили спину. Дин хотел насмотреться, хотел что-то спросить, но его губы уже нашли другие, родные, мягкие, которые никогда... никогда...
Никогда не настаивали. Даже в муторном, переполненном гормонами и одиночеством детстве.
Дин выстрелил.
Тварь отшатнулась от него с ультразвуковым воплем, а за спиной уже ощущался прыжок второй. Дин упал, покатился, снова выстрелил – с закрытыми глазами, на звук, он не был уверен, что если увидит, то сможет стрелять. Еще один вопль – не предсмертный, просто злой – промазал!
Смачное бульканье.
Дин открыл глаза.
Давнишний парень спокойно отряхивал меч от слизи.
– Неплохо, – задумчиво протянул он, – я вот купился.
В глазах у него не было ни насмешки, ни клоунады, ни особого интереса. Только холодный вопрос. Дин пожал плечами.
– Эта тварь паршиво целуется. У моего брата в пятнадцать получалось круче.
– У твоего... кого?
Дин встал, не опуская револьвера.
Парень все же ухмыльнулся. Это явно было его любимое выражение лица.
– Ты действительно думаешь, что на меня подействует?
– Вынудишь проверить?
Парень медленно сделал шаг вперед.
– Дядя, ты не понял. У тебя один вариант – объяснить мне, что ты тут делаешь, причем так, чтобы мне понравилось. А иначе – без обид.
– Не хочешь быть первым в очереди?
– Ты действительно не понял?
Дин понял только одно – над плечом у парня нависла новая тварь. Какая-то смутно знакомая хрень, голова – цветочек с косой. И, судя по тому, как у мистера "красный плащ" дрогнули губы в намеке на очередную ухмылку, за спиной у Дина тоже кто-то копошился.
– Не лезь в разговор!
Самое смешное, они сказали это хором.
Дин выстрелил и сделал шаг в сторону, освобождая траекторию. Парень рванул вперед, набирая скорость и замахиваясь. Дин снова выстрелил и взялся за обрез.
С дробовиком дело шло не так эффективно, зато твари отлетали дальше. А позади работала мясорубка, в которую затягивало всех – горец мог этому парню позавидовать.
Неправильно, конечно, пускать за спину кого попало – а что делать? Они еще не закончили разговор.
С десяток выстрелов спустя Дин, наконец, достал третьего перевертыша – тот пытался прятаться среди камней. Раздался очередной вопль, и уроды прекратили появляться ниоткуда. Дин с нежданным напарником добили оставшихся и сошлись около последнего.
Перепуганная тварь явно не знала, за чьи мысли хвататься. Каштановые волосы менялись на белые, зеленые глаза на голубые, рост то увеличивался, то уменьшался.
– Ты ведь не убьешь меня? Не убьешь своего брата?
– Это ты кому? – поинтересовался Динов новый знакомый.
– Ты же ищешь брата? Ты же его не убьешь?
Парни переглянулись. Потом пожали плечами и синхронно выстрелили. Тварь покорно расползлась очередной гнилостной лужей.
– Ладно, давай так, – сказал Дин. – Ты говоришь о себе, я – о себе.
– Хммм... ладно, убить я тебя всегда успею, а вдруг ты врешь интересно? Ну, начинай!
– А почему я первый?
– Зануда. Ладно, я – Данте.
– Дин. Итальянец, что ли? Не похож.
– Почему итальянец?
Дин тряхнул головой.
– Забей. Так что ты тут делаешь, Данте?
Тот отвернулся.
– Ищу кое-кого.
– Это оно в него пыталось превратиться?
– Угу. А у тебя в кого?
– В брата. Я за ним пришел. Не спорю, идея дурная, но... так получилось.
Данте смотрел на него широко раскрытыми глазами. Дин занервничал:
– Что?
– За тем самым, который хорошо целуется?
– Иди ты!.. Да, нормальные люди по аду пешком не ходят – а я хожу! Хотел знать, нафига мне это понадобилось? Я тебе сказал. Еще вопросы?
– Уйма, но я еще успею задать их все.
– С чего ты взял?
– С того, что земля имеет форму ножен от Ямато, – непонятно объяснил чокнутый блондинчик, и, не отводя внимательного взгляда, добил: – А я тоже ищу тут своего брата. Прикинь?
Дин прикинул. Результат ему не понравился.
– А ты ведь не врешь.
– Нафига? – Данте посмотрел недоуменно. – Но, сам понимаешь, логично будет, если дальше я пойду с тобой.
– Не вижу особой логики!
Парень принялся загибать пальцы.
– Во-первых, сам ты далеко не уйдешь, – он выразительно взмахнул своей железкой, – поверь, я знаю, о чем говорю. Но это ерунда, кто я такой, чтобы мешать тебе подохнуть? А вот совпадение – это серьезно. Не бывает таких совпадений, – он помолчал, убеждаясь, что Дин проникся его теорией, и с детской непосредственностью добавил: – И, в-третьих, такому красавчику, как я, не отказывают!
Дин невольно улыбнулся в ответ. Парень был прав, не бывает таких совпадений. Может оказаться и так, что отпустить его будет опаснее, чем довериться. Сэмми точно сейчас бы это сказал.
– Ладно, пацан, – Дин улыбнулся не менее широко и непосредственно, – так уж и быть, я за тобой присмотрю.
Данте сделал большие глаза:
– Ты? За мной?
Дин расхохотался.

***

Do you want love
Dirty dirty love
Do you want lust
Just a little lust
You want a bad reputation
You wanna better your score
I got the qualifications
I can open any door

Хочешь любви?
Грязной-прегрязной любви?
Тебе нужна страсть?
Немного страсти?
Хочешь испортить себе репутацию?
Хочешь набрать очки?
У меня есть нужная квалификация.
Я открываю любые двери.


Send For The Man
AC/DC

Сэма позвали.
Он едва не споткнулся от неожиданности. Последнюю тысячу с лишним вдохов все было довольно однообразно – сталактиты, сталагмиты, спина освобожденного впереди. Разве что льда становилось меньше, а щебня больше.
И тут вдруг этот шепот:
– Сэм... – будто позвавший боится выдать себя его попутчику.
Сэм огляделся.
Она стояла за ближайшим камнем, и Сэм ее знал. Давно, больше двух лет назад.
– Сэмми, – красивая девушка улыбалась ему беглой, чуть циничной улыбкой.
Последний он раз слышал этот голос в телефонной трубке за пару минут до ее смерти. Она просила Дина убить Лилит и отомстить за них обоих. И даже тогда лгала. И сейчас наверняка врет. Демонам вообще это свойственно.
Сэм сделал шаг навстречу.
– Бэла.
Она улыбнулась шире.
– Узнал. Как мило, Сэм.
Он ничего не ответил, просто ждал. Бэла кивнула, предлагая пройти дальше. Что ж, можно и пройти.
Небольшая пещера за ее спиной оказалась похожа на будуар. Свечи, какие-то баночки, огромное зеркало с уютной женской полочкой под ним. Так розовопушисто, что почти можно поверить, будто в баночках обычные женские штучки вроде кремов и украшений. Вот только оправа у зеркала – тяжелая, увитая красноглазыми чешуйчатыми тварями, которым плохо удавалось прикидываться элементом декора – несколько выбивалась из картины.
– Как твои дела, Сэм? Как самочувствие?
– Отлично, Бэла. Но, может, перейдем к делу?
– Практичный мальчик, – Бэла села к зеркалу и всмотрелась в свое отражение. Сэм еще раз напомнил себе, что она не может так выглядеть. – Что ж, ты прав. У меня к тебе предложение.
– Деловое? – Сэм улыбнулся.
– Деловое, Сэм. Как зовут твоего спутника?
Сэм пожал плечами. Бэла в зеркале поджала губы.
– Как видишь, я себя чувствую неплохо. Первое время было, конечно, сложно...
Она рассказывала что-то, слова журчали, как вода в ловушке Люцифера, но Сэм ее не слышал.
Он смотрел в зеркало.
У отражавшейся девушки шея была тоньше, волосы светлее, нежнее взгляд. Картина, знакомая до слез.
– Если хочешь поговорить, – процедил он сквозь зубы, – убери... это.
– Прости, – равнодушно отозвалась она. – Эта вещица слишком любит нравиться. Тебе ведь нравится, Сэм?
Девушка из зазеркалья улыбалась нежно и любяще.
– Разговор окончен.
– Сэм! – отражение потекло, поплыло, волосы стали темными, черты лица хищными, и Сэму сделалось смешно. Чужое отражение снова поджало губы.
– А если так? – а вот это уже не смешно, совершенно.
В зеркале отражался Дин.
Именно Дин, такой, как есть. Сидел и усмехался. Взял какую-то баночку, недоуменно повертел в руках. Посмотрел на Сэма, будто спрашивая: "У нас проблемы?" Видно было, что он немного растерян, но старается этого не показывать.
Он теплый. Даже так, через зеркало и два метра пещеры, теплый.
– Я ведь все знаю, Сэм, – Дин молчал, а голос Бэлы шел из зеркала. – Я теперь вообще многое знаю, но о нем догадалась еще тогда. Самый близкий тебе человек. Самый нужный. Наркотик, без которого не обойтись. Это было так заметно. Просто написано у тебя на лице. – Дин не оборачивался, только смотрел внимательно и тревожно, будто через зеркало пытался что-то разглядеть у Сэма в глазах. – Ты ведь скучал по нему, правда? Ты всю жизнь скучал, потому что никогда не мог получить его достаточно.
Сэм сделал шаг вперед. Потом еще один. Теперь зеркало показывало их обоих – так, будто они действительно стояли рядом. Только руку протяни.
– Только протяни руку, – шептало зеркало, – возьми свое. Твой спутник. Он тебе не нужен. Тебе нужно другое. То, что принадлежит тебе по праву. Всегда принадлежало. Только взять...
Сэм равнодушно улыбнулся.
Тонкая вспышка прошила грудь сидевшей у зеркала твари. В отражении Дин захлебнулся кровью, голова и плечо поехали в сторону, отделяясь от тела, и понадобились все оставшиеся силы, чтобы не сорваться, не броситься на помощь, не заорать...
Дин бы обернулся.
Демон – рогатое существо с катаной в когтистой лапе – сделал еще один ленивый взмах, и в сторону поехала верхняя часть зеркала. И средняя. Обломки аккуратно легли под ноги, из них поднялась шаровая молния. Демон протянул лапу и взял молнию из воздуха. Кольцо света пробежало от когтей по всему телу, превращая его в Сэмова спутника.
Но уже одетого. Причудливо и странно – длинный синий плащ с вышивкой, сапоги. Катана обзавелась ножнами, в которые ее медленно, со вкусом опустили.
Бывший пленник, не обращая на Сэма ни малейшего внимания, брезгливо осмотрел помутневшие обломки зеркала. Перед самым большим замер на секунду, поправил закрывающий шею платок, пригладил волосы и пошел к выходу из пещеры.
– Без крови? – тупо спросил Сэм.
Ему соизволили ответить легким поворотом головы и чуть заметным движением бровей. Действительно глупый вопрос, от запаха той самой крови выворачивало, но на странном человеке ее не было. И он ее не глотал, даже если выглядел так, что не оставалось сомнений в его природе.
Но Сэм был уверен – это человек. Уж точно больше, чем Бэла.
Предмет раздумий Сэма тем временем шел дальше – по-прежнему с видом, будто ему точно известно, куда и зачем идти. Человек, да – но человек тот еще.
Сэм пошел следом. Он должен был все выяснить.
Изображение
***

_________________
...А?


09 дек 2010, 01:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Три

Dog eat dog, read the news
Someone win, someone lose
Up's above and down's below
And limbo's in between
Up you win, down you lose
It's anybody's game
Hey, hey, hey
Every dog has its day
It's a dog eat dog, dog eat dog

Человек человеку волк. Почитай новости:
Кто-то выиграл, кто-то проиграл.
Крутые вверху, неудачники снизу.
Неопределившиеся – в лимбе.
Попал наверх – выиграл, упал вниз – проиграл.
У всех так.
У каждой псины есть свой счастливый день.
Когда человек человеку волк.


Dog Eat Dog
AC/DC

Как раз в ту секунду, когда Дин подумал, что дело идет на лад, – пошел дождь.
Они с Данте переглянулись и скорчили одинаково кислую гримасу. А что еще оставалось?
Однако дождь кое-что напомнил Дину. Он поморщился:
– У меня плохие новости. Кажется, нам как раз под душ, туда, где водичка похолоднее.
– Тут много чего кому кажется. Или у тебя в мешке карта припрятана?
– Обойдемся без таинственной карты, – Дин ухмыльнулся. – Просто это погодное явление выглядит знакомо. Или у тебя есть лучший вариант?
– Может, и есть, – Данте огляделся. – Откуда я знаю, вдруг мне вообще не в ту сторону!
– Сам напросился в попутчики!
– Ага, прикольно посмотреть, во что ты еще вляпаешься!
– Ха, это еще кто на кого посмотрит, – Дин подумал, что детский сад надо как-то заканчивать. Хотя под разговор идти было легче. – Ладно, смех-смехом, но что ты предлагаешь?
– Поймать кого-нибудь поумнее и спросить дорогу.
Дин кивнул. Тут многие только слухами и живут.
– Вот и я так думаю, а в этом дождике должен быть кое-кто, эээ... говорящий.
– И откуда ты все знаешь? – спросил Данте у ближайшего камня.
Дин остановился:
– А что тут потерял твой брат?
– Эй, моя реплика!
– Да ну? – м-да, а это сложнее, чем кажется. – Ладно, слушай, обменяемся информацией – нам же будет проще.
– Согласен! – радостно провозгласил Данте. – Начинай!
– Ой, да ладно! Разыграем?
Данте ухмыльнулся и потянул меч из-за спины.
– Я вот чего не понимаю, – спросил Дин, – как ты им не цепляешься ни за что?
– Дело практики. Так разыгрывать будем?
– Не так, придурок! Камень-ножницы-бумага знаешь?
– Ну, это не интересно.
– А что интересно?
– Да хотя бы... о! – Данте ухмыльнулся еще шире. – Кто намылит большее количество шей – тот и рассказывает!
– Чего-о? – Дин оглянулся. – Эй, так не честно! У меня нож не такой длинный!
– А мы по-честному, без ножей! Привет, песик, скучал без меня?
Вместо ответа им в лицо ударил поток ледяной воды вперемешку с градом.
– Сын Спарррды! Ученик палача–аррр! Гррррр!
– Извини, не захватил тебе косточки.
Дин отер мокрое лицо и осмотрел трехголового, змеехвостого пса двух с лишним метров в холке. Бритвенные лезвия размером с хорошую саблю на каменных лапах, зубастые акульи пасти. Ледяное дыхание, отравленная слюна – все тот же красавец, ничуть не изменился. Но когда Аластар их познакомил, тварь была в ошейнике, а теперь такового не наблюдалось, и ветер свободы явно ударил псине в голову. И как теперь договариваться с этой скотиной?
Следующий плевок был прицельным. Дин отпрыгнул в сторону. Данте засмеялся.
– Плохой песик!
Тварь прыгнула.
В полуметре от Дина в землю впился коготь. Заденет случайно – вспорет от горла до паха. Или оттяпает конечность, а ты и не заметишь. Да и лапами кости раздробит на счет раз, но откатываться в сторону нельзя. Боковые головы легко достают умников, а зубы – это все, конец игры.
– Фу! – кричал Данте. – Фу!
Похоже, он о себе позаботиться сможет. А у самого Дина оставался один вариант – прежде чем Цербер поднимет лапу, выхватить нож и успеть...
– Ауыыыиии!!!
Попал, но ухватиться за лапу так, чтобы не сбросили, не успел. М-да. Ну, хоть нож не выронил, хотя, когда он был призраком, подобные кульбиты удавались куда легче. Дин пролетел пару метров, плюхнулся спиной в грязь, вскочил – и застыл при виде сюрреалистической картины.
Данте бил Цербера по мордам. По очереди – та, которая щелкала пастью, получала плюху. Нет, это-то было хотя бы отчасти логично, хотя почему кулаками? Об эти челюсти и железо ломалось. Сюр заключался в том, что обласканная морда, опускалась вниз и принималась виновато поскуливать.
– Плохой песик! Кто разрешил убегать?
– Убегать? – переспросил Дин. Данте даже нашел время обернуться и скорчить в его сторону сучью мордочку.
– Мой песик!
Дин открыл рот, а Цербер попытался сомкнуть пасть на плече отвлекшегося Данте. Тот как-то невероятно извернулся, подпрыгнул и оказался у Цербера на спине.
Тварь взревела и помчала кругом на манер цирковой лошади.
– Поверить не могу, – подытожил Дин. – Нашел игрушку! Деточка, брось каку!
Данте его проигнорировал. Ему было весело. А вот у Дина опять начались проблемы – Цербер оказался не один.
Полезшие из болота твари с пиками метко плевались грязью, зато не очень уверено стояли на ногах. Дин быстро приноровился стрелять так, чтобы их сносило под лапы Цербера. Примерно четыре круга продолжался цирк: Дин стрелял и матерился, Цербер выл и скакал, Данте с улюлюканьем и свистом изображал ковбоя, и только твари просто дохли. Наконец последнего монстра втоптали в землю, Данте исполнил победный клич и эффектно осадил скакуна прямо у Дина перед носом.
Дин шагнул ближе, в мертвую зону под челюстями твари. Там у него, кстати, тоже уязвимая точка. Еще между пальцами на лапах. И хвост. Данте свесился с Цербера, задумчиво посмотрел на Дина.
– О чем грустим?
– Гррр, – Цербер мотнул головой и отступил подальше. Данте спрыгнул на землю, заглянул средней голове в глаза.
– Сейчас узнаем дорогу, ага? Ищи, песик! Ищи!
– Не надо искать! – пролаял Цербер. – Ученик Палача ищет Дитя Предназначения! Мне сказали! Забрррать! А он не там – он здесь, с Сыном Спарррды! Я его нашел! Я его отнесу куда приказали!
– Эй-эй! – возмутился Данте. – Во-первых, это я его нашел! Во-вторых, с каких пор ты слушаешь приказы всякой швали?
– Ты слышал о Сэме, – Дин начал медленно сдвигаться в сторону, ближе к хвосту. Что бы там этот Данте себе ни думал, бой только начался. Левая голова развернулась к нему, оскалила пасть.
– Я знаю, что Люцифер покидал бездну и вернулся! Я знаю, куда они рррухнули! Это все знают, все видели!
– Где?!
– Не велено! Приказано отнести...
Дин прыгнул.
Цербер взбрыкнул задними лапами, но поздно. Дин почти дотянулся до уязвимой точки – и вдруг снова плюхнулся в грязь.
Цербер рычал где-то в метре от него, а над ним стоял Данте.
– Ты охренел?
Дин вскочил, рванулся вперед и едва успел закрыться от удара в челюсть. Попытался обойти психованного блондинчика, но тот, похоже, твердо решил путаться под ногами, и Цербер уже развернулся пастями в их сторону. Плохо.
– Отъебись!
– Сам отъебись от моей собаки!
– Слушай, ты! – скулы сводило от ярости. – Понятия не имею, откуда ты взялся такой непосредственный, но я это... эту тварь знаю дольше, чем тебя. И она меня... знает. Она отвезет меня к Сэму, хочет или нет!
– Она сделает то, что ей прикажу я!
– Так прикажи, собаковод!
– Я не смогу! – заверещал Цербер. – Пррриказ! Печать! Ошейник забрррали!!!
– А ну заткнитесь, оба!
– Сам заткнись!
Дин и Данте напряженно смотрели друг на друга. Цербер скулил.
– Так, – сказал Данте и повернул голову к Церберу. – Сначала ты. Кто посмел отдать тебе приказ?
– Он сильный, – проскулила тварь в ответ, – он имеет право.
– Сильнее меня?
Цербер задумался.
– Не знаю, – сказал он наконец. – Хочу знать. Очень, ррррр! Сын Спарррды может проверить! Цербер будет рад!
– Уж непременно! Но сначала мне нужно узнать, кто он.
Цербер по щенячьи склонил головы на бок. Все три.
– Я скажу, кто приказал. Если Ученик Палача не будет бррросаться.
– Ты не будешь? – спросил Данте у Дина. И сразу обернулся к Церберу: – Он не будет!
Дин процедил сквозь стиснутые зубы:
– Если эта скотина продолжит тянуть время – буду еще как!
Цербер вскинул голову к небу и завыл:
– Коррроль мира! Трррехглазый коррроль мира демонов приказал!
– Блядь, да у вас, куда не плюнь, попадешь в коронованную особу! – Дин снова шагнул вперед, но увидел лицо Данте и просто спросил: – Знакомый?
– Да, – глухо сказал Данте. – Отстань от собаки. Он ничего не может сделать.
– Да мне посрать, может он или нет!
Данте криво ухмыльнулся.
– Слушай, ты уверен, что не демон?
От удара блондинистый гаденыш уклонился. Ответного не последовало, но и Дин в драку не полез. Разворачиваться к ним спиной тоже не стоило. Дин и не стал – отошел в сторону, не переставая краем глаза следить за блондинчиком и тварью.
– Эй! – раздалось позади. – У меня есть один вариант.
Дин остановился.
– Пусть Цербер отвезет нас туда, куда ему приказали тебя притащить.
– Нахрена?
– А ты не хочешь посмотреть на тех, кому так срочно понадобился?
Дин не знал, но других вариантов не видел. Оставалось только устало мотнуть головой.
– Посмотрю.
– Отлично! – к Данте, казалось, моментально вернулось хорошее настроение. – Тогда вперед... если ты, конечно, рискнешь прокатиться на монстре.
Дин неприятно ухмыльнулся.
– Можно подумать, первый раз.
Тварь оскалила метровые зубы. Они с Дином несколько секунд смотрели друг другу в глаза, а потом Дин с ворчанием полез псине на спину. Данте невнятно хмыкнул и забрался следом.
Цербер дождался, пока пассажиры усядутся, поджал хвост, присел, протяжно завыл и прыгнул.
Они понеслись по бесконечному болоту навстречу гнойнику, работавшему луной. Дождь сменился холодным ветром, спина Цербера была ледяной и скользкой. Приходилось плотно прижиматься друг к другу. Дин обнял Данте за пояс, тот ничего не сказал. И все бы хорошо, но минут через десять гробового молчания Данте начал ерзать, еще через пять – посмеиваться, а еще через две снова подвывать Церберу и откалывать цирковые номера. А еще через десять минут не выдержал Дин:
– В качестве клоуна тебе бы цены не было! Ты еще мне на голову сядь!
– Старая ворчливая перечница! Как ты от тоски не сдох, нудный такой? – Дин и сам себя чувствовал ворчливой перечницей, но поделать ничего не мог. Настроение как было отвратительным, так и оставалось.
– Кто ж виноват, что у тебя ракетный двигатель в заднице – нудным меня никто, кроме тебя, не называл!
– А разве ученики палачей умеют веселиться?
– О, еще как, – Дин скрипнул зубами. – Ты себе не представляешь.
С минуту они молчали.
– Я был тут, – наконец выговорил Дин. – Долго. Знакомствами обзавестись успел, репутацией. А почему Сын Спарды? Будто титул.
– Потому что Спарда – мой отец. Его тут хорошо помнят.
Охотник, что ли? Наверное, еще один папаша-раздолбай. Дин решил не переспрашивать, а Данте притих. Потом насмешливо сказал:
– Вот не понимаю. Ну ладно, я постоянно посещаю новые места, знакомлюсь с интересными людьми, но я охотник на демонов, мне положено. А ты меня прямо-таки поражаешь.
Дин раздраженно фыркнул:
– Нет, парень, охотники – это мы с братом. Мы демонов убиваем, а не играем с ними в чехарду!
– И зря! Смотри, какой у меня песик. Эти твари такие забавные иногда!
– Ага. Обхохочешься.
Они еще минуту помолчали.
– Охотник, значит, – Данте словно раздумывал над чем-то.
– Ты тем более не похож.
– А на кого должен быть похож охотник?
– На идиота, – буркнул Дин, – но по этому параметру ты как раз подходишь.
– Как и ты. Мотаться в ад – крутое хобби, даже стильное, но слишком хлопотное.
– Детка, ты так меня понимаешь!
Разговор не клеился. Сидеть было неудобно, унылый пейзаж нагонял тоску, в общем, поездка выдалась отвратительной.
– Что-то в твоей истории не сходится, – сказал Дин.
– И в твоей, – ответил Данте.
До самого конца пути они не сказали друг другу ни слова.
Изображение
***

You can steel a soul
For a second chance
But you are never become a man
My chosen torture has me stronger
In life that craves the hunger
A freedom and a quest for life
Until the end the judgment night

Можешь закалить свою душу
Ради второго шанса,
Но ты никогда не станешь человеком.
Избранные мной пытки сделали меня сильнее
В жизни, которая жаждет
Свободы и смысла
До конца Судной ночи.


Devils Never Cry
Devil May Cry 3 OST

За спуском снова начались кресты. На этот раз не замерзшие, и следы чужих внутренностей на них были куда заметней. А еще от них несло. Каждый крест вонял: запахи пота, блевотины, разложения накатывали волна за волной. Еще немного, и начнут слезиться глаза. Сэм старался не обращать внимания. Благо, ему было чем заняться – ноги все сильней вязли в щебне, идти становилось тяжелее.
Спутник не останавливался и не замедлял хода. Создавалось впечатление, что окружающий пейзаж его волновал так же, как и все остальное, – никак. Во всяком случае, он успешно изображал полное равнодушие.
Пару сотен крестов спустя Сэм нагнал спутника и пошел рядом. Никакой реакции не последовало.
– Как тебя зовут?
Сэму не соизволили ответить даже поворотом головы.
– Ты хотя бы знаешь, куда идешь?
Молчание. Сэм хмыкнул.
– Тебе не скучно топать в тишине?
Молчание.
– Видимо, нет.
И снова без ответа.
– Не любишь разговоров не по существу? Понимаю. Я бы давно отстал, честно. Вот только я тебя выпустил – значит, вроде как на мне ответственность.
Вот на это реакция последовала. Слегка поднятая бровь – для некоторых даже слишком эмоционально.
– Да, самому смешно. Просто… – и тут откуда–то со стороны раздался крик. Сэм рванулся туда. Оглянулся на своего спутника - тому явно было плевать.
К счастью, далеко отбегать не пришлось. Просто один из крестов оказался занят. Вот только то, что на нем висело, человеком не было.
Сэм снова посмотрел на спутника, потом на тварь, пытаясь сообразить, с чего это он одного счел человеком, а второго нет, и тут впереди послышался другой крик. И еще один – подальше.
Сэм шагнул вперед. Там кричали громче. Сэм побежал.
Его ждали нестерпимая вонь и заполненные кресты. Что-то висело на каждом втором – распятое, разодранное крючьями, прикованное. И чаще всего потерявшее человеческий облик – во всех смыслах этого слова. Сэм метался от одного к другому. Большинство не напоминало людей ничем, но встречались исключения. Сэм рванул цепи на одном, однако этот пленник был слабее его теперешнего спутника, и помочь не мог. А в одиночку у Сэма ничего не получалось. Не хватало сил. Как же он ненавидел, когда сил не хватало! Уже почти удалось разомкнуть звено, когда неподалеку послышалось насмешливое:
– За них ты тоже возьмешь ответственность?
Бывший пленник стоял рядом. Он даже не смотрел на Сэма – следил, запрокинув голову, за чем-то вдалеке. Сэм стиснул зубы.
– Тебя тоже не следовало спасать.
Его спутник ласково улыбнулся.
А потом вытащил меч.
Сэм успел пригнуться. Огненный шар прилетел откуда-то из-за спины, просвистел над головой, а потом обратно – оказывается, при наличии навыка, катаной можно отбивать огненные шары не хуже, чем мяч теннисной ракеткой.
Второй шар попал в распятие. Грешная душа завопила, а в Сэме будто что-то щелкнуло. Он ушел с линии огня и огляделся.
На них надвигались черти. Почти такие, какими их рисуют в книгах: с вилами, рогами, двумя рядами шипастых гребней вдоль позвоночника и хвостами со стрелкой. Черти загребали вилами воздух, и тот превращался в огонь. Его спутник спокойно шел им навстречу.
Первая тварь, имевшая неосторожность подобраться поближе, развалилась пополам прямо в воздухе. Вторую постигла та же участь. До них было слишком далеко – и все же они умирали, словно катан было двадцать и каждая сама находила свою цель. Но тварей становилось больше: они выкапывались из-под распятий, исчезали и появлялись рядом со своим убийцей, чтобы тут же распасться на части.
Странный человек не дрался – просто шел вперед. Неспешно, почти лениво, ненадолго вспыхивая вихрем почти невидимых глазу движений, освобождавших ему путь еще на несколько шагов. Но тут Сэму пришлось отвлечься от созерцания.
У него за спиной уже стояли. И никуда не торопились. А куда спешить – Сэм безоружен, но даже будь у него нож или Кольт, его бы это не спасло. Сэм бросил взгляд на своего спутника, вновь поглядел на тварей:
– Мне очень жаль.
И прикрыл глаза.
Сразу же выяснилось, что в подобных манипуляциях больше нет нужды. Стоило чуть сосредоточиться – и мир сам поменял очертания, не дожидаясь, пока от него отгородятся хрупким барьером опущенных век. Черно-багровая карта, испятнанная сгустками пульсирующей крови, капли пожиже – пленники на крестах, погуще – твари рядом. Ясных звезд со сложной структурой, непохожей на души демонов, не наблюдалось. Только его спутник выделялся факелом на фоне гнилушек, да сам Сэм. Он дорого бы дал за возможность рассмотреть себя поподробнее.
Тут не было обычных людей? Не лги себе, Сэмми, ты все равно не смог бы спасти их. Значит, оставалось только потянуться к налитым силой комкам злобы – вот тут, вот тут и еще вот тут. Нет, не успеть. Лучше разом – вспыхнуть, выпустить наружу огненный шторм. Позволить ему прокатиться по всем, не различая правых и виноватых.
А потом еще раз сморгнуть, возвращая себе бессмысленное человеческое зрение.
Нападающие рассыпались в пыль. И те, кто висел на крестах, – тоже. Поблизости не было никого, кроме Сэма и его спутника. Тот подошел поближе.
– Неплохо. Почему не сжег душу змеи?
Он говорил о Бэле. Сэм пожал плечами:
– Она могла сказать больше.
– Едва ли.
Видимо, его спутник что-то решил для себя, и прежде чем отвернуться и так же деловито направиться дальше, сказал:
– Вергилий.
Сэм недоуменно сморгнул, потом понял. Хорошо, Вергилий так Вергилий. Хотя совпадение, конечно, забавное.
Довольно долго ничего не происходило. Они шли вперед, ландшафт постепенно менялся. "Потолок" отодвигался все выше и выше. Щебень медленно, но верно переходил в песок. Становилось светлее и жарче – после недавнего холода это оказалось не так уж и приятно. Логично, это ведь ад. Тут ничто не должно быть приятным.
– Ты не назвал свое имя, – впервые его спутник заговорил первым. Сэм удивленно покосился на него:
– Прости. Сэм. Сэм Винчестер.
– Вергилий, Сын Спарды.
Пожимать друг другу руки они не стали.
– У тебя странное имя, – сказал Сэм, но эта реплика осталась без ответа.
– А все же – ты знаешь, куда идешь?
Вергилий замедлил шаг.
– А ты?
Сэм опустил глаза.
– Мне пока не принципиально.
Вергилий молча пошел дальше. Сэм пожал плечами.
– Может, я смогу подсказать...
– Сомневаюсь.
– Ты и в том, что я переживу этот бой, сомневался, – сказал Сэм. – Точнее не сомневался, ведь так?
Вергилий остановился и смерил Сэма взглядом с головы до ног.
– Ты знаешь, кто такой Мундус?
Сэм повертел на языке незнакомое слово, передернул плечами:
– Нет, но имя мне не нравится.
Судя по виду Вергилия, разговор на этом был окончен.
– Узнаю, если ты расскажешь.
Не сработало. Вергилий молчал.
– Ты все же поторопился с Бэлой. Она меня знала. А я ее. Таких совпадений не бывает.
Вергилий ответил легким поворотом головы. Сэм вздохнул.
– Ты не очень-то разговорчив.
– Это тоже твои знакомые?
Навстречу шли люди. Они, вроде бы, неспешно приближались от проявившегося горизонта, но буквально за минуту едва различимые точки превратились в пять человеческих фигур.
Не совсем человеческих. Сэм застыл, осознав, что таинственное чутье больше не подсказывает, кто перед ним. А еще минуту спустя он их узнал.
– Да, это мои знакомые.
Он хотел понять, как выглядит на собственном магическом радаре? Вот и ответ. Наверное.
Пятерка выглядела слишком сложно для демонов, и слишком неправильно для людей. И они были налиты силой до краев, будто гноем. Тронь кожицу – и потечет наружу. Они походили на людей – именно походили.
Люди, бесповоротно изуродованные еще в первый год жизни.
– Привет, Сэм! – сказала очаровательная девушка. Желтые глаза и кривые когти на руках ее почти не портили, разве что совсем чуть-чуть. – Нам сказали, что ты будешь пробегать тут, и мы пришли поздороваться.
– Мы давно тебя ждем, – прогудел человек, выточенный из цельной глыбы черного камня.
– Эва, – сказал Сэм, – Джейк.
Третий был похож на паука. У его рук и ног будто появилось по третьему суставу, а из раскрытого рта тянулась клейкая, длинная нить. Говорить он не мог.
– Макс... Энди, Энсем, – Сэм перевел взгляд на братьев. Теперь они были похожи друг на друга как две капли воды. Энди улыбался обаятельно и немного виновато. Энсем холодом во взгляде мог посоперничать с Вергилием.
Сэм внимательно посмотрел на каждого. Потом оглянулся на Вергилия, который брезгливо разглядывал близнецов, и спокойно сказал:
– Не надо.
– Не надо что, сладкий? - спросила Эва.
– Что бы вы ни задумали – не стоит этого делать, – Сэм снова печально перевел взгляд с одного лица на другое. – Это ничего не изменит, но все же не хотелось бы убивать вас еще раз.
– У тебя с памятью совсем беда, Сэмми, – покачала головой Эва. – Ты убил только Джейка.
– Тут неплохо, Сэм, – Энди улыбнулся чуть шире, и зря, потому что сквозь обаяние и вину проступило безумие. – А знаешь, Энсем был прав. Мы особенные.
– Мы властелины мира, – сказал Энсем. – Самые сильные. Наследники нашего Отца. Как и было обещано.
Сэм почувствовал, как передернуло его невозмутимого спутника. А может, просто его самого передернуло так, что, казалось, весь мир должен был разделить это ощущение.
Они ему подходили. Все пятеро.
В качестве топлива. Пищи. И теперь было кристально ясно – они предназначались ему еще в Колд Оуке, в долбаном шоу "Последний герой" имени Азазеля, будь он проклят еще раз. Отравленные в младенчестве дети, порченые сосуды, они должны были не просто перебить друг друга, оставив в живых самого сильного. Они должны были взять друг друга, кормиться душами, дать финалисту все. Руби ведь говорила, а Вергилий недавно наглядно продемонстрировал – дело не в крови. Впрочем, Сэм и сам это чувствовал.
Он мог забрать их души. Пополнить силы.
Эва ухмыльнулась, желтые глаза блеснули довольно. Сэм знал, о чем она думает. Она была уверена в себе еще тогда, а сейчас, по ее мнению, у остальных, включая Сэма, не было ни единого шанса. Ведь тогда Сэм без помощи Дина с Джейком справиться не сумел, а Джейк справился с ней только при помощи Сэма.
Для этих пятерых Колд Оук все еще продолжался. Даже для Энсема и Макса, которые не дожили до последнего тура соревнования. Весь их мир теперь был Колд Оуком.
– Лили и здесь оказалась тряпкой, – Эва отвечала на незаданные вопросы. – Одна слизь в голове. А Макс ничего. И Энсем. Он просто душка, вместе с Энди – реальная сила. Жаль, мы не познакомились наверху.
– Поговаривают, ты стал героем, Винчестер? – Джейк, как и тогда, казался почти добродушным. Только каменным до самого нутра. А камень ведь хрупок, если знать, куда ударить.
– Вас просто подали мне на блюде, – сказал Сэм. Ярость и отвращение клокотали у самого горла. Его мутило, но даже тошнота не избавляла от внезапно проснувшейся жажды. – Вас выставили у меня на дороге, как деликатес!
Эва солнечно улыбалась.
– Так чего же ты ждешь? – спросил Вергилий. Причин заминки он явно не понимал. Сэм обернулся к нему так, будто остальных тут не было, и раздельно проговорил:
– Не люблю оправдывать ожидания.
Вергилий задумался. Сэм развернулся к пятерке бывших телепатов.
– Эва, я очень тебя прошу – уйди. Пожалуйста.
Эва не шелохнулась. Джейк шагнул вперед, близнецы и Макс принялись расходиться в разные стороны. Сэм вздохнул.
– А знаешь, ты ведь была права. Для того чтобы быть сильным, надо просто себе позволить. Ничего больше.
И шагнул вперед.
Эва захохотала. Макс зашипел, попытался набросить паутину. Близнецы скользили где-то за спиной, как две акулы, а Джейк встал прямо перед Сэмом, будто надеялся, что тот попытается его обойти.
Сэм не обращал внимания. Просто шел.
Эва выбыла первой, хотя и стояла дальше всех – просто отлетела далеко в сторону, как сбитая кегля. Макс захлебнулся собственной паутиной и рухнул на песок, надсадно кашляя и раздирая горло. Близнецы заколебались, а Сэм сделал еще один шаг и оказался с Джейком лицом к лицу. Тот спокойно стоял, будто вокруг ничего не происходило. Сэм ухмыльнулся – и вульгарно впечатал кулак в его каменную морду.
Нос разлетелся, как хрустальный, а сам Джейк рухнул на песок, зажимая лицо. Сэм перешагнул через него.
– Ты вернешься, – кричала Эва. – Все равно вернешься! Ты не сможешь без нас! Трус! Ты будешь драться! Ты...
Крик оборвался, но Сэм не стал оборачиваться, чтобы выяснять причину.
По правде говоря, ему уже было три года, как плевать.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 01:48
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Четыре

Murder I am, you know it was me
I was the one, that you didn't see
I was the cut, down to your bone
I put you there under that stone
I, I am the blade, I am the dream of the brave
I, I am the knife, I bring grief to your life
I, I am the sword, I am the word of the Lord

Я – убийца, ты знаешь, это был я.
Я был невидим для тебя.
Я был твоей раной до кости.
Я похоронил тебя под этим камнем.
Я, я клинок, я – мечта храбрых.
Я, я нож, я несу скорбь в твою жизнь.
Я, я меч, я слово Господне.


I Am The Sword
Motorhead
Изображение
Цербер высадил их возле какого-то склепа. Точнее прохода, похожего на склеп, – могильная плита смутно напоминала врата в Вайоминге. И прорычал:
– Вррраги внутри. Церррбер должен сказать, что принес! Врата откррроют!
– Ха, да мы их и сами откроем, правда? – Данте положил ладонь на песью морду.
– Меня у тебя укрррали, – проворчала тварь. – Держали в плохом месте! Я чуял кровь Спарррды! Бежал за ней! Мне сказали, я ошибся, гррр! – Дин едва успел увернуться от очередного ледяного плевка. – Я никогда не ошибаюсь!
– Ты чуял там кровь Спарды? – Данте помрачнел.
– Она была далеко! Я бежал! Думал, это ты! Меня наказали, гррр, – Дин поежился. Он знал, как тут наказывают.
– Это больше не повторится. Я могу тебя защитить, ты же знаешь.
Демон ткнулся средней головой Данте в ладонь.
– Сын Спарррды победит любого врага!
– Ой, ребята, я сейчас заплачу! – сказал Дин. – Мы делать что-то будем, или нет?
Но они уже делали. Монстр задрожал, по шкуре побежали сполохи серебристого цвета, все быстрей и быстрей, а потом Цербер вспыхнул и будто втянулся сам в себя. Осталась только шаровая молния, которая все так же ласкалась к ладоням Данте. Огонь обвил его руки и снова изменился. Сверкнул металл.
В руках у Данте оказался незаконнорожденный сын нунчак и цепа. Точнее три стальных цепа на одном кольце. Данте ухмыльнулся и раскрутил странное оружие над головой.
Дин на всякий случай отошел подальше.
От Данте веял ветер, как от пропеллера, болото откликнулось утробным стоном. От первого удара врата дрогнули, от второго покрылись изморозью, после третьего раздался грохот, и могильная плита разлетелась на куски.
– Тук-тук! – заорал Данте. – Есть кто дома?
– Приветственной речи не дождемся явно, – Дин перезарядил дробовик, – мы слишком рано пришли!
– Думаешь, они не готовы к вечеринке? – Данте переступил порог.
– Проверим, – Дин шагнул следом. – А, нет, смотри – нас все-таки встречают! – впереди показалась мумия, одетая в стиле садо-мазо и с огромным гробом в тощих ручонках.
– Разве ж эта встреча? – Данте раскрутил цеп.
Мумия воткнула свою ношу в землю и хрипло заныла. Дин выстрелил в гроб, но поздно – тот открылся, выпустив двух бесформенных касперов. Данте лениво отмахнулся от ближайшего и шагнул вперед, Дин быстро сменил патрон в дробовике и выстрелил, затем еще раз. Данте взбил мумию вместе с гробом в однородную массу, а по коридору уже ковыляла следующая тварь.
Так и двигались. Данте не подпускал уродов близко, Дин угощал солью призраков или пробивал дробью черепа мумий, стараясь тщательней целиться в гнилушечном свете, исходящем от стен. Не хотелось даже думать о том, что будет, когда патроны кончатся.
Пока первыми кончились твари, как и коридор. Они вышли в круглый зал, украшенный барельефами. Дин присмотрелся – там были изображены сцены битв: люди, демоны, какие-то непонятные существа. Веселенькая обстановка, вот только прохода дальше не наблюдалось. Коридор, из которого они пришли, что-то вроде фальшивой арки – и все. В арке стояла статуя женщины с искаженным лицом и мечом, торчащим из груди.
Меч – витая рукоять, навершие с черепами, гарда в виде крыльев летучей мыши – Дину не понравился. Он не выглядел простой деталью интерьера. Хуже того, казался знакомым. Дин отвернулся.
– Конечная станция, приехали. Пойдем назад, поищем боковой тоннель?
– Зачем? – Данте осматривал стены, пиная особо выступающие барельефы ногами.
– Как зачем? Прохода-то нет!
– Ничего, найдется.
– С чего ты взял?
– С того, что он всегда находится, – с убийственной серьезностью заявил Данте, продолжая пинать несчастные каменные рожи.
– У нас нет времени на ерунду! – рявкнул Дин. – Ты как хочешь, а я пошел искать нормальную...
И тут барельеф в виде двух здоровяков, один из которых занес сжатый кулак над плешью другого, внезапно поддался под ударом. Часть стены отъехала в сторону. Данте самодовольно ухмыльнулся:
– Что я говорил?
– Гений! – буркнул Дин. Данте картинно поклонился – и плита, на которой он стоял, перевернулась. Мелькнули подошвы сапог, зашелестел механизм.
– Эй! – Дин бросился вперед, но только уткнулся во вновь ставшую монолитной стену. Он пнул толстяков, повторяя жест Данте, но стена не шелохнулась.
– Твою мать! – Дин ударил сильнее, результата все так же не последовало. – Ну, пиздец же!
Сверху рассмеялись, и Дин выстрелил на звук.
– Ученик Палача сердится? Зачем?
Потолок в зале не просматривался. Над головой с равной вероятностью мог находиться как обрыв, так и динамик, или еще какая хрень в этом роде. Или что-то и вовсе сюрреалистичное, но Дин не стал разбираться, просто выстрелил еще раз. И только потом вспомнил о необходимости экономить патроны.
– Мы ждали тебя, – барельефы на стене шевельнулись. Лица исказились еще сильнее, мука на них проступила явственней. – Ты не должен был встретиться с Сыном Спарды. Цербер предал нас, но это не важно.
– Сука трусливая! – Дин снова стукнул заевший барельеф. – Покажись!
– Дин-Дин-Дин – зачем? Разве я тебе нужен? Или Сын Спарды? Тебе ведь нужно только одно...
В ответ Дин снова выстрелил в потолок. К дьяволу патроны!
– Ты отвлекся от цели, Дин.
Свет, и без того слабый, начал гаснуть. Зато принялась светиться статуя – меч на ее фоне казался черным.
– Может старый знакомый напомнит тебе о ней?
Дин понял, где видел этот меч, ровно за миг до того, как тот вырвался из статуи и попытался воткнуться в его грудь.
Тело не помнило, как это больно, не могло помнить заученных когда-то движений, но душа помнила все, и Дин успел. Шаг в сторону, перехватить рукоять, непременно в полете, иначе ударит молнией.
– Аластар.
Тьма над головой счастливо расхохоталась.
– Как же ты мог не узнать, Дин!
Действительно, как он мог. Это была их старая игра. Одна из самых первых, называлась, "правильно распредели силы". Слишком слабо сдавишь упрямую железку – она вырвется и напьется твоей крови. Слишком сильно – ты устанешь, и, рано или поздно, все закончится тем же. Выход только один – найти золотую середину, и...
"Крови", - шепнул Аластар. - "Напои меня, мальчик".
...железка сама найдет того, чья кровь заменит ей твою. Ведомая твоей рукой. Поведет твою руку.
Хватит!
Дин сильнее сжал рукоять.
Тьма смеялась. Голос теперь шел не сверху, а отовсюду – из стен, из пола, из той самой статуи. Голос и тьма.
– Тебе ведь давным-давно надоело делать выбор не в свою пользу, Дин. Так к чему эти ужимки?
– Где ты, тварь?! Где Данте?
"Дин, ты вечный недоучка!" - меч в руке вибрировал от злости. - "Стоило уделять тебе больше внимания! Усвой, наконец: не бывает избавления для всех! Страдаешь либо ты, либо кто-то другой! Пытаешь либо ты, либо тебя! Ты помнишь либо о чужой боли, либо о брате!"
Дин рухнул на колени.
– Ты слаб, – мягко журила его тьма. – Это поправимо, но ты не можешь тратить силы на посторонних. На жалость.
"Здесь быстро забывают, Дин. О чем ты хочешь помнить?"
– Загляни в себя. Нельзя исполнить все желания. Только самое сокровенное, из глубины души. Я – исполнитель желаний, которые мало кто решится признать!
"Ты же хочешь помнить о брате, Ди-и-ин?"
– Просто признай... ты хочешь...
– Я хочу, чтобы ты закрыл свою пасть!
Дин вскочил на ноги. Аластар тихо смеялся в его голове.
– Хочешь жрать, тварь?! Хочешь вернуть то, что вытряхнул из тебя Сэмми?
– О да, – шепнула тьма. – Он хочет. Напои его. Дай себе волю, ведь вам обоим нужны силы, Дин?
– Пошел ты! – меч описал полукруг и вонзился в пол.
Из камня потекла кровь. Тьма вздохнула, застонала, и Дину словно сдавило череп ладонями.
– Иди сюда, сука! – Дин навалился на меч, стиснул рукоять до судорог в ладонях. – Хочешь, чтобы я его напоил?! Иди сюда!!!
Аластар гудел, покрывался разрядами молний, но даже в их свете ничего не было видно. Только тьма и кровь, текущая по полу. И вдруг что-то хрустнуло, и кусок стены, за которой исчез Данте, рухнул.
Открылся освещенный коридор, и все стихло. Даже безумие Аластара отступило куда-то. Недалеко, но голос меча уже не ввинчивался в мозг. Шепот, шедший снаружи, вообще пропал, будто его и не было.
– Я тебя найду, сука, – Дин успокоил дыхание и повторил. – Я тебя найду. Не надейся.
Ничего, кроме тишины, в ответ.
Дин взвесил меч в руке. Очень хотелось развернуться и воткнуть его обратно в статую. Но Аластар не даст ему уйти просто так. Интересно, если выстрелить в навершие из Кольта, это поможет?
Дин встряхнулся, проверил дробовик и пошел вперед по коридору. Надо было выяснить, наконец, что за хрень тут происходит.

***

When done with me
Forget if you think I feel ashamed
A wild thing
Never felt sorry for anything
Love lying…

Когда со мной будет покончено,
Не думай о том, что мне стыдно.
Дикая вещь –
Но я никогда ни о чём не сожалела.
Люблю лгать...


Bare Grace Misery
Nightwish

Условная пещера бесповоротно сменилась условной пустыней. Солнца не было, но с белесо-багрового, гнойного неба волнами стекал удушливый жар. Из песка выглядывали странные конструкции, больше всего похожие на разбросанные то тут, то там, огромные пружины. Или шестеренки. Или все те же кресты и дыбы – только поваленные.
Сэм остановился. Оглядываться не хотелось, но разбредаться с Вергилием в разные стороны он пока не собирался.
Мы в ответе за тех, кого отпустили на волю.
Впереди виднелось что-то покрупнее куска железа, застрявшего в песке. Что-то, похожее на башню. Сэм присмотрелся.
Такое ощущение, будто он взял в руки бинокль, хотя никакого бинокля, конечно, не было. Но вдруг стало ясно, что это именно башня, точнее несколько башен, обнесенные стеной. Одна возвышалась среди прочих. В стене были ворота – огромные, вроде бы, железные. Еще немного, и удалось бы разглядеть детали...
Сэм сморгнул и резко оглянулся.
Она сидела на ближайшей пружине, и Сэму очень хотелось бы знать, как ей не припекает ее хорошенькую попку.
– Привычка, Сэмми. О, не делай такое лицо. Ты слишком громко думаешь.
– А я почти не удивлен, – сказал Сэм. Подошел, присел рядом.
Железка была раскаленной. Но действительно, если постараться, то можно привыкнуть.
Руби выглядела почти так же, как в тот день, когда умерла Лилит. Кстати...
– Надеюсь, Лилит не воскреснет?
– О, ну что ты. Сломанную печать восстановить нельзя, иначе было бы неинтересно. Но ведь я говорила, что меня вознаградят, Сэмми.
– Значит, это награда? И от кого?
Она отвела взгляд. Сэм улыбнулся.
– Чего ты хочешь, Руби? Ты хоть в курсе, что вы проиграли?
– Ну, – игривое пожатие плечиком, будто речь не шла о деле, которому она посвятила все, – такова жизнь. Кто-то всегда проигрывает.
Сэм прищурился.
– Чего ты хочешь?
– Поскольку ты едва ли захватил жареной картошки, то просто поговорить... Не смейся! Раз уж ты отдал свой обед тому типу, мне надо кое-что тебе сказать, пока он не маячит поблизости. К слову, Сэмми, ты хоть знаешь, с кем связался?
– Он хуже тебя?
Руби скривилась. Два года назад Сэм бы решил, что обидел ее, и тут же извинился.
– Представь себе! Ладно, то, что его папаша – демон, тебя едва ли взволнует, а вот как насчет врат?
Сэм закатил глаза и обреченно спросил:
– Каких врат?
Руби сделала вид, что не заметила тона.
– Да таких же, как у тебя. Ты что, не понял, что вы из разных версий одной и той же сказки?
– Что ты имеешь в виду? – Сэму стало почти интересно. – Параллельные миры? Или...
– Давай без лекций о строении мироздания! У этого типа был собственный конец света. Но ты-то верил, что спасаешь мир, а его даже морочить не пришлось. Он все делал с наслаждением. Ему, видишь ли, силы полудемона не хватало, и другого способа заполучить побольше он не нашел.
Сэм все же оглянулся туда, где оставил Вергилия. Тот неспешно шел в их сторону. Телепатов нигде не было видно. Сэм рассеянно продолжил разговор:
– Так, а что он делал на кресте? Не повезло с наградой?
– Нет, с братом, – Руби подождала реакции, но Сэм молчал. – Да, его братец оказался куда более решительным. – Еще несколько секунд равнодушной тишины. – До сих пор не успокоился. Шляется где-то тут, видимо, надеется довести дело до победного конца вместо местных палачей. С полукровками все по-другому...
Сэм глубоко вздохнул:
– Просто сказать, кто тебе поведал эту печальную историю, ты не можешь?
Руби вскочила и нависла над ним, уперев ладони в бедра:
– С каких это пор ты стал таким равнодушным? – Сэм коротко взглянул снизу вверх, и она осеклась. – О. Извини. Не подумала.
Сэм всмотрелся пристальнее. Руби действительно выглядела, как тогда, – живой девушкой, теплой и яркой. Ведь Сэм предпочитал видеть ее именно такой, и Руби, как обычно, постаралась ради него. Отлично было видно, как сильно она старалась.
– Нам ведь было хорошо вместе, – сказал он. – По-настоящему хорошо. Я почти полюбил то, что в тебе осталось от человека. Жаль только, осталось так мало.
Руби искривила губы в ухмылке, сразу растеряв всю свою красоту.
– В том-то и дело, Сэмми, что почти. Знаешь, я ведь только одного в тебе не понимаю до сих пор – почему ты своего обожаемого Дина не трахал? Не смотри так, я, между прочим, серьезно спрашиваю. Приговоренному к смерти полагается выполнение желания – может, ты хоть постфактум расщедришься на один маленький ответ? Почему вы не трахались друг с другом, если у вас такая любовь до и после гроба?!
Сэм спокойно, действительно спокойно, поднялся с места.
– Не стоило тебе упоминать Дина.
– Он здесь.
– Что?
Сэм растерялся на миг, и в ее глазах немедленно вспыхнуло торжество.
– Он здесь, – с наслаждением повторила Руби. – Да, умница Сэмми, я не случайно попалась тебе на пути. Как и эта дура, бывшая воровка, как и твои жалкие подобия. Я тут для того, чтобы сказать: Дин снова в аду, и спустился он сюда вслед за тобой! Скажи, а ты не пытался ему объяснить, что не вынесешь, если он снова принесет себя в жертву? Вижу, пытался. Может, ты даже взял с него обещание, Сэм? Только когда он тебя слушал!
– Стараешься вывести меня из себя, – констатировал Сэм. – Неплохо получается. Но этого недостаточно.
– Мне просто интересно, что ты выберешь. Видишь крепость на горизонте? Твоего брата скоро приволокут туда, а уж там для него все знакомо, а многое и любимо. Он ведь прожил там больше лет, чем с тобой, Сэмми, ты не думал об этом? На что будешь тратить силы, на что прибережешь? На незнакомого высокомерного ублюдка или на любимого брата, которого так и не успел трахнуть?
Сэм шагнул вперед.
– Я не буду тратить силы на бессмысленный спор с тобой.
Воздух, и без того раскаленный, потек подтаявшим воском. Дышать им было нельзя. Еще шаг, и Руби схватилась за горло. Еще один – и они стоят лицом к лицу, как перед поцелуем.
– И кстати, Руби. Тебе не приходило в голову, что если действительно любишь кого-то, его не нужно трахать, чтобы это выразить?
Ее лицо исказилось еще сильнее. Мелькнули акульи зубы и темные провалы вместо глаз. Не то щупальца, не то длинные пальцы метнулись к горлу Сэма. Когда-то Руби могла с легкостью свернуть ему шею, но это было давно и не здесь. Сэм сдавил ее горло в ответ почти с нежностью.
"Поздно", - говорил он ей одними глазами. - "Поздно бить и поздно сопротивляться. Я ведь стал таким, как ты хотела. Эта сила не одолжена у тебя. Тебе с ней не справиться".
Воздух вокруг них плавился и горел, а потом у Сэма в руках что-то хрустнуло – и Руби вспыхнула. Потекла живым пламенем по рукам. Не то, чтобы оно вообще не обжигало, но в жизни Сэма бывали моменты и похуже.
Он не мог снова ее упустить.
Впрочем, она и не стремилась к побегу. Она ведь действительно любила его. Как умела. Пламя собралось в знакомую шаровую молнию, потом опять потекло между пальцев. Сэм заворожено любовался переливами огней. Они медленно впитывались под кожу, лаская и насыщая, но часть оставалась снаружи. Буйство красок успокаивалось, затихало, остывало и, наконец, замерло совсем. Пламя приняло материальную форму.
У Сэма в руках оказался кинжал. Длинный, слегка изогнутый, даже на вид острее бритвы. С вязью вдоль лезвия и рубином в навершии. Сэм взвесил его на ладони и улыбнулся. Похоже, эта штука могла уложить с первого касания не только демона. Ведь Руби всегда была отравой.
Подошел Вергилий и смерил оружие презрительным взглядом:
– Не впечатляет.
За Руби стало обидно. Сэм бережно упрятал кинжал в обхватившие пояс ножны.
– Тебе не кажется, что нам надо поговорить?
– Да, – ответил Вергилий, – пожалуй.
Изображение
***

_________________
...А?


Последний раз редактировалось Льдинка 09 дек 2010, 03:33, всего редактировалось 2 раз(а).

09 дек 2010, 01:51
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Пять

If you want blood, you got it
If you want blood, you got it
Blood on the streets
Blood on the rocks
Blood in the gutter
Every last drop
If you want blood, you got it

Хочешь крови? Получай!
Хочешь крови? Получай!
Будет кровь на улицах.
Будет кровь на камнях.
Будет кровь в сточных канавах.
Все до последней капли.
Хочешь крови? Получай!


If You Want Blood (You've Got It)
AC/DC

Идти по коридору пришлось довольно долго. Следов Данте нигде не наблюдалось. Возможно, это был не тот коридор? А какой тогда тот? Дин уже подумывал снова попробовать разрубить стену, когда где-то впереди послышались крики, вопли, нестройный, ритмичный гул, будто там транслировался бейсбольный матч. Дин покрепче сжал рукоять Аластара и осторожно двинулся вперед.
Впереди действительно оказался стадион. Нет, арена: круг песка, высокая стена, трибуны, забитые нечистью. Преобладали мумии с гробами и скелеты с косами. Но встречались и мумии с огромными шарами на плечах, напоминавшими чье-то сердце, и скелеты с саблями не в руках, а вместо них, и обычные черти с вилами, и нечто, похожее на разбитую радикулитом жабу, или существа, вовсе не поддающиеся описанию. И все это свистело, шипело и улюлюкало, а прямо напротив Дина находилась президентская ложа, в которой сидела трехметровая помесь человека с козлом.
Коридор выходил не на саму арену, а к какому-то проходу в стене. Дин стоял выше песочного круга, а первый ряд трибун нависал над ним. Наверное, только потому его до сих пор не замечали.
И по той же причине стоявший на арене не мог ее покинуть. Дин обратил на него внимание только тогда, когда тот подпрыгнул, пытаясь дотянуться до трибуны.
Дин на миг решил, что это человек в доспехах. Но нет, это был демон, просто по сравнению с остальными он казался симпатягой – ну подумаешь, шипы на руках! Да еще рожа... нет, все же демон. Как есть.
– Приветствую вас, собратья! – Дин напрягся. Именно этот голос, гулкий и шелестящий одновременно, издевался над ним недавно. – У нас сегодня дорогие и ценные гости, которые славно нас повеселят. Могли ли вы думать, что хозяин сделает всем такой подарок?
– Слава Рогатому! – заорали зрители. Дин ухмыльнулся, и сразу же застыл, потому что козломордый провозгласил:
– Сам Данте, Сын Спарды готов развлечь нас!
Трибуны взвыли, а Дин снова уставился на демона посреди арены.
Исключение, ага?
Аластар в его голове расхохотался.
"А ты не знал, мой мальчик? Не понял, что путешествуешь с адской тварью? Может, ты ему еще и спину прикрывал?"
Демон на арене прорычал что-то – Дин не разобрал ни слова. Аластар веселился.
"Ты так трогательно о нем беспокоился!"
Дин сделал шаг вперед, но тут козломордый заговорил снова:
– Нам, конечно, пришлось помочь ему стать самим собой! Младший сын нашего мятежного собрата такой скромник! Но на Арене каждый раскрывает свою истинную суть!
Дин нервно посмотрел на такой невинный на первый взгляд песок.
"Чего ты боишься, мальчик?" - мурлыкнул Аластар. - "Арена будет с тобой честнее, чем твой приятель!"
Демон на арене снова что-то прорычал.
– Вы слышали? Он беспокоится о другом нашем госте, об Ученике Палача! – козломордый захохотал, и свита льстиво захихикала вместе с ним. – Он отличается нежным отношением к людям, как и его папаша. – На последнем слове тварь не сдержалась, и голос наполнился шипящей злобой. – Не беспокойся, Сын Спарды! Ученик Палача перестал быть человеком много лет назад, когда заключил сделку с демоном и разрушил первую печать, закрывавшую темницу Люцифера! Его обучение не было завершено, но теперь он с нами, и начатое однажды будет закончено! Совсем скоро Ученик Палача присоединится к нам, – козломордый посмотрел в сторону прохода, и Дин понял – тот знает, что он здесь. Тварь, ухмыльнувшись, закончила:
– А уж если бы ты знал, какое чудовище его брат, то сам подрядился бы на их убийство. Мне даже любопытно немного, какой гонорар ты бы потребовал! Что скажешь, охотник?
У Дина стало горько во рту.
Он снова осмотрелся. Шанса забраться на трибуны не было. Единственный путь из тоннеля – вниз, на арену. Путь назад... кого волнует путь назад? Он достал Кольт и прицелился в козломордого. Нет, слишком далеко. Впрочем, если подойти поближе...
"Ты можешь подойти", - шипение Аластара стало почти нежным. - "Я знаю старого козла и вижу его замысел насквозь! Согласись сразиться с Сыном Спарды, и он тебя подпустит".
– Что ж, – вещал тем временем козломордый, – я смотрю, наша игрушка готова. – Данте протестующе рыкнул. – Нет? Неважно! Прелюдия и без того слишком затянулась!
Тварь взмахнула рукой, и первый ряд зрителей посыпался на арену.
Данте взревел.
Он не дрался – это Дин понял сразу. Он прыгал по головам у тварей, давил их весом, рубил особо ретивых, но не дрался.
Он пытался забраться на трибуны.
"Это демон!" - прошипел Аластар в голове. - "Такая же тварь как они, как я, как ты сам!"
"Да", - мысленно сказал Дин. - "Конечно".
Демоны на арене быстро убывали. Потом козломордый наверняка выпустит что-то покрупнее. Или выставит свежеснятую с дыбы душу, какого-нибудь бедолагу, уже согласного на все, но внутренне так и не сумевшего сделать последний шаг. Интересно, Данте станет терзать почти человека?
"Ты в этом сомневаешься?" – презрение в голосе Аластара не могло скрыть голодную, паническую жадность. Нет, Дин не сомневался.
"Правильно", - урчал Аластар. - "Он братоубийца, Дин, и злобная тварь – но, в отличие от прежних твоих приятелей, он тварь, достойная гнева. Ты помнишь о гневе, Дин? О своем оружии против тех, кто еще более жалок, чем ты?"
Дин помнил. Аластар удовлетворенно вздохнул.
"Говорят, кровь полукровок особенно сладка на вкус".
"Полукровка?"
"Да, его мать..." - Аластар что-то еще бормотал, пояснял и уточнял, но Дин его больше не слушал. Ему стало кристально ясно, что делать.
Дин вспоминал.
Это тоже была давняя игра. Называлась "попытайся оставить в себе немного жизни".
Убивай, но помни. На руках кровь, а перед глазами маленький Сэм, уплетающий хлопья. Аластар говорит тебе, что ты верно делаешь разрез, и ты улыбаешься, отражая его улыбку. Ты учишься наслаждаться чужой болью, но пока в параллельном мире твой младший брат пахнет молоком и давно забытым домом, можно лгать себе, что еще не все потеряно. И в чем-то это даже не было ложью.
Аластар бормотал о ненависти и предательстве, а где-то далеко продвинутая версия девятилетнего антихриста Джесси говорил, что ищет брата, смеялся и гладил тварь, которую искренне считал своей собакой. А еще убивал демонов. Как Сэмми. Как сам Дин.
Дин спрыгнул на арену.
Его приветствовали овациями, больше не изменилось ничего. Все так же Аластар бубнил голодную песню в голове, все так же взирал с трибуны козломордый урод, и смотрел на него с другого конца арены человекоподобный демон.
Данте.
Какая-то непонятная тварь бросилась наперерез, и Аластар со стоном впился ей в глотку. Дин не замедлил шага. А как выглядит он сам? У него тоже рога отросли, или просто глаза почернели? Неважно.
Дин остановился в шаге от Данте.
– Ты не сказал мне, кто ты.
– Тебе всегда, чтобы подраться, нужен повод? – прорычал демон.
– Нет, – Дин ухмыльнулся. – Нафига? Просто ты, сученыш, мне так нихрена и не сказал. А меня это напрягает.
Дин вскинул голову и взглянул на президентскую ложу. Козломордый взирал на них с отеческой улыбкой.
– Хотя демоны всегда лгут, – Дин встал в подобие боевой стойки.
– Много треплешься, – сказал Данте.
– Ага, – ответил Дин.
И улыбнулся.
Проблема была в том, что Данте – не Сэм.
Сэму хватило бы взгляда. Даже если бы он сейчас сверкал на Дина желтыми глазами ублюдка Азазеля – все равно. Но Сэма тут нет. Зато есть Данте. Судя по виду, с поехавшей крышей. А кто из них нормальный.
– Этот меч обожает демонскую кровь, – прямо как Сэм иногда, но сейчас не время об этом рассказывать. – Как присосется, прямо таки оторваться не может.
Данте фыркнул.
– Заткнись ты уже! – и сделал ленивый выпад. Дин подставил Аластара и отшатнулся.
Данте явно веселился, даже демоническая харя не могла это скрыть. Вот что ты с ним будешь делать! Сияние пульсировало в трещинах алой чешуи. Интересно, если туда ткнуть, Данте будет больно? Аластар шептал, что Данте наверняка очень красив, когда плачет. Дин коротко рассмеялся, позволил демону потянуться к вожделенному свету и отлететь в сторону от встречного удара.
Интересно, Сэм, налакавшись своего Рэд Була, чувствует себя так же?
– Ты прям как девочка в балете! – все же ухмыляющаяся рожа демона – потрясающее зрелище.
– Я тебе не Кристофер Ламберт! – удар, Данте снова небрежно отмахнулся мечом. – Я не фехтую! – Дин бросил мимолетный взгляд на президентскую ложу. Пора заканчивать. Он сделал отчаянный, самоубийственный выпад, и Данте оказался совсем рядом. От его чешуи веяло жаром. – Просто... – И хватка у него была будь здоров. – Бью!
Этим прыжком Дин гордился. Прежде всего тем, что не потерял меч. Аластар разочарованно взвыл, но Дин уже стоял на президентской трибуне, лицом к лицу козломордым, точнее лицом к...
Разочарованный стон Аластара сменился счастливым, козломордый взревел, сгибаясь пополам, а Дин выпустил меч и попытался спасти свою задницу. Копыто промазало, хвост тоже – Дин оказался у ублюдка за спиной. Тот нагнулся еще ниже, и Дин просто не смог удержаться.
Рога у козлика оказались тяжелые. От пинка он улетел на арену как миленький.
Трибуны взвыли.
Данте тоже.
– Вот теперь становится и правда весело!
Дин залез за спинку президентского кресла и огляделся. К ложе от остальных трибун вело только два узких подхода. Отлично. Автомат бы... Твари не спешили бросаться – козломордый топнул ногой, и словно темный ветер промчался по арене. Демоны застонали, многие попадали с ног. Данте даже не пошатнулся. Самому Дину после того, как Аластар заткнулся, было на все плевать.
– Ученик Палача! Ты еще пожалеешь, что оскорбил меня! – голос заполнил все окружающее пространство, вязко запульсировал в ушах. – Теперь твой брат напрасно будет ждать во тьме, а я ведь хотел сам проводить тебя в Железный Город! В награду. Как только ты бы присягнул мне... – Дин продемонстрировал демону средний палец.
– Эй! – заорал Данте. – Ты обо мне забыл, козлик цирковой? Или после его удара у тебя только язык и работает?
Козломордый обернулся к нему и снова топнул. Дин выматерился, трибуны застонали. Данте засмеялся.
– И это все на что ты способен?
Самые смелые или самые тупые из зверушек очнулись и медленно подбирались к президентской ложе – так что Дин перестал прислушиваться к разговору. Он выстрелил, перезарядил дробовик, снова выстрелил, подумал о гранатах. Данте продолжал переругиваться с козломордым, и Дин раздраженно рявкнул:
– Малыш, брось куклу, мы с тобой еще уроки не сделали!
– Не ворчи, дедуля, я уже заканчиваю! – красно-черный демон прыгнул с места и почти сразу дотянулся до козлиных рогов. Тварь замотала башкой, а дальше Дин опять отвлекся.
Выстрелить, присесть за президентский трон, подождать пока в камень грохнет огонь, которым швырялись какие-то сволочи с вилами, встать, опять выстрелить. Бросить гранату... на арене Данте выделывал кренделя вокруг козложопого в стиле "лайка и медведь". У Дина было совсем плохо с патронами, когда красная тварь заскочила на плечи рогатой. Судя по вялой реакции козлохрена, он уже почти кончился. Оставалась свита. Нет, Дин не был пессимистом.
– Вы не доберетесь до Башни без меня! – вопил козломордый. – Вы не до...
– Уныло для предсмертной речи! – меч Данте проломил твари череп. Дин снова выстрелил, укрылся от очередного огненного плевка, швырнул гранату – последнюю, перезарядил дробовик, вскочил...
– Эй, дедуля! – Данте стоял посреди арены в костюмчике космического рейнджера из малобюджетного сиквела звездных войн. – Пригнись!
Дин снова нырнул в укрытие, и вот тогда действительно стало жарко. Как в аду.
От визга тварей заложило уши. Что-то рушилось, чем-то воняло, тело обдавало волнами жара. Взрывы и грохот мешались с криками тварей в убийственную какофонию, но даже это не заглушало смеха. Смеялся Данте. А потом позвал нормальным голосом, без рычащих интонаций:
– Эй! Ты там живой?
– Не дождешься!
Дин выглянул из укрытия. Арена превратилась в руины. Пол и часть трибун пересекали длинные трещины, отравленный песок шуршал, утекая в бездну. Чуть левее Дина потолок обвалился, образовав сплошную каменную насыпь, ведущую наверх, к тревожному, черно-алому небу. Трупов не было видно, только лужи слизи то там, то тут.
Данте выглядел привычно для Дина – блондинистым придурком. Только кошмар космодесантника никуда не делся. Снизу вычурного ранца появились языки пламени, Данте подпрыгнул и плавно опустился рядом с Дином. Тот скептически осмотрел костюмчик:
– Твой джамп-джет нас вытащит наружу?
– Понятия не имею! Проверим? – и Данте радостно протянул к Дину загребущие ручонки. Увернуться Дин не успел, только выматериться. Данте это насмешило.

***

No promise
Is honest
In a world of change
I rule the ruins with passion and pain
I rule the ruins
Sinner or saint
Fortune or fate

Нет искренних обещаний
В мире изменений
Я правлю руинами со страстью и болью
Я правлю руинами
Грешный или святой
Фортуна или рок.


I Rule The Ruins
Warlock
Изображение
– Значит, ты пытался открыть врата в мир демонов и за это оказался на кресте?
– Я не пытался – я открыл. А ты освободил Люцифера. Неплохо.
– Кто тебе это сказал?
Вергилий только улыбнулся. Сэм тоже улыбнулся:
– Демоны лгут.
– Люди лгут куда чаще.
Они стояли друг напротив друга, расслабленные, спокойные. Вергилий – не Руби. Сэм не думал, что справится с ним. Он даже не был уверен, что успеет увидеть замах катаны. Но знал, что отпускать Вергилия нельзя. А еще, что нужно найти Дина. Оставался один вариант – Вергилий должен пойти с ним.
Только вот Сэму нечего было ему предложить.
Да и не хотелось предлагать. Демоны лгут, Руби – особенно, и в его, Сэма, собственном доме слишком много стекла, чтобы бросаться камнями. Но...
Но.
– Демоны лгут, – повторил Сэм. – Я помог Люциферу вернуться туда, откуда он вылез. Его освобождение было ошибкой.
– Значит, ты еще глупее, чем кажешься. Но неужели победитель такой могущественной твари боится прогуливаться один?
"Осторожно, - сказал Сэм сам себе. - У меня получится. Главное, не выходить из себя".
– Прогуливаться – нет.
– Зачем я тебе понадобился?
Сэм едва не рассмеялся.
– Так вот что тебя беспокоит. Думаешь, я снял тебя с креста ради особой цели?
На лице Вергилия не дрогнул ни единый мускул, но Сэм еще раз мысленно повторил: «Осторожно».
– Может быть, план и был, – сказал он вслух. – Но не мой. Мои знакомые просто хорошо меня изучили. Они знали, что я не смогу пройти мимо.
– Оставить меня в покое, я так понимаю, ты тоже не можешь?
– Да, но дело не в этом. Наверное, кто-то хотел освободить...
– Меня некому и незачем освобождать.
– А как же твой брат?
И снова Вергилий не шелохнулся, но Сэм понял, что попал, и Вергилий видел, что Сэм это понял.
– Ты ничего не знаешь о моем брате.
– Ну, я знаю, что он существует, так?
– Что тебе нужно? – Сэм снова улыбнулся – он только что задавал этот вопрос Руби, с той же интонацией. Потом мелькнула мысль, как истолкует эту улыбку Вергилий, и веселиться расхотелось. Сэм развел в стороны открытые ладони.
– Тебе не кажется это интересным? Два человека... почти. Оба открывали то, что должно оставаться закрытым. И у обоих есть братья, достаточно чокнутые, чтобы спуститься за ними в ад.
– Данте здесь?
Сэм неопределенно пожал плечами.
– Твоего брата зовут Данте?
Вергилий не ответил.
– Слушай, мы так ни до чего не договоримся.
– Нам незачем договариваться.
Сэм медленно вдохнул и так же выдохнул.
– Слишком много совпадений, – сказал он. – Ты не находишь? Тут что-то происходит, и я не понимаю что. А ты? Ты понимаешь?
– Игры твоих знакомых меня не касаются.
– Ты так в этом уверен? Тогда почему они постоянно упоминают тебя? – Сэм едва удержал на языке "предлагают тебя убить". – Каждый рвется рассказать побольше о замечательном существе, с которым я связался! Мне не улыбается выпустить во внешний мир очередного монстра, Вергилий.
– И что ты сделаешь? – с легким интересом спросил тот. – Ранишь меня?
"Провоцирует", - напомнил себе Сэм. - "Не выходить из себя".
– Прежде чем я буду что-то делать, я должен получить ответы, – отчеканил он. – Точные ответы. Не хочу тратить силы впустую.
Показалось, или на последних словах Вергилий слегка сузил глаза?
– Однажды, – продолжил Сэм, – я уже принял решение, не зная всех деталей. И мне не понравился результат. С тобой такого не бывало?
На этот раз Сэм был уверен – Вергилия задело.
– У меня нет ответов.
– У тебя полно ответов! Что за врата ты открыл, и зачем? Кто твой брат и почему вы не ладите? Кто такой Мундус – это ты не к нему случайно так стремишься?
– Мундус – король мира демонов и мой враг. А ответы на остальные вопросы тебя не касаются.
– Может быть. Но вполне вероятно, что нам придется довериться друг другу – вот ужас-то, правда?
– Это становится забавным, – сказал Вергилий.
– Ты мне тоже не нравишься, – Сэм повторил холодную улыбку попутчика. – Но тебе не кажется, что стоило бы объединиться хотя бы потому, что нас слишком усердно хотят поссорить?
– Допустим, – ответил Вергилий. – Но тогда, в знак добрых намерений, не хочешь ли ты ответишь на один вопрос?
– Дай угадаю. Что мне сказали о твоем брате?
Вергилий едва заметно кивнул. Сэм вздохнул.
– Он здесь. И куда решительнее, чем мой брат.
– Это все?
Сэм прикусил губу.
– Мой брат не смог меня убить.
– О, – сказал Вергилий. Сэм обозвал себя мудаком.
– Вергилий, это слова демона. Самой искусной лгуньи из всех, кого я знал.
– И?
– Точно она знала только, что твой брат тебя ищет.
Вергилий сделал шаг вперед и тихо, проникновенно вопросил:
– У тебя есть еще, что сказать по существу?
Спокойно. Почти получилось.
– Да, – Сэм мотнул головой в сторону крепости. – Руби направила меня туда. Это наверняка ловушка, но, возможно, те, кто ее организовал, знают еще что-то.
– Отлично, – так же тихо сказал Вергилий. – Мы идем туда. Это все?
– Да.
– Тогда сделай мне одолжение – помолчи.
Сэм пожал плечами. Это уже мелочи. Главное теперь – не сделать хуже.
До стены они дошли на удивление быстро.
Врата оказались в три человеческих роста, стальные и раскаленные. К ним было невозможно прикоснуться, но створки скрепляло что-то, что выглядело, как печать. Подплавленная, словно воск, потекшая плюха темного металла – холодного, до которого можно было дотронуться. С узором, будто бы выдавленным чьим-то огромным перстнем.
– У меня плохие предчувствия.
Вергилий не ответил. Он осматривал печать, чуть касаясь ладонью вмятин. Потом достал из внутреннего кармана какие-то камни. Сэм подошел поближе.
Пятиконечная звезда из цельного аметиста. Гладкий обсидиановый шар. Два одинаковых мелких сапфира. Неправильной формы рубин. И узор печати, похожий на гнезда для этих камней. Сэм был уверен – они поместятся идеально.
Бэла превратилась в стильный костюмчик, Руби – в кинжал. А что получится, если к пятерке телепатов прибавить запертые ворота?
Два и два радостно скалились на них с вершины центральной башни.
– Погоди, – сказал он Вергилию. – Не торопись. Ты любишь компьютерные игрушки?
Вергилий недоуменно покосился на Сэма.
– Переформулирую вопрос. Ты знаешь, что такое компьютеры и компьютерные игры?
– Я подобным не интересуюсь.
– Но ты хотя бы слышал о таких? – Сэм задумчиво посмотрел на Вергилия, потом тряхнул головой. – Не важно. В общем, вот это, – он кивнул на печать, – напоминает игру-головоломку. Пойди туда, добудь то, донеси до места назначения, не потеряй и не перепутай последовательность действий.
Вергилий молча потянулся установить первый из камней.
– Стой, – Сэм дернулся, но не стал хватать его за руку, – пожалуйста! Поверь мне – тут что-то очень и очень не так.
Он снова перевел взгляд на вершины башен. Вергилий посмотрел туда же. Нахмурился.
– Тоже чувствуешь? – шепотом спросил Сэм.
Вергилий едва заметно кивнул.
За ними наблюдали. Чьи-то голодные глаза ощупывали их фигуры и жадно следили за каждым движением.
– Ждут, затаив дыхание, – пробормотал Сэм. – Вопрос, чего именно.
Вергилий отошел куда-то в сторону. Задумчиво ковырнул носком сапога в песке – там торчал кусок железа. Не меняя выражения лица, молниеносно нагнулся и запустил найденным предметом в ближайшее видимое на башне окно.
Сэм мельком подивился силе броска, а в следующую секунду раздался вопль, и из окна вылетела гарпия. Или что-то похожее на гарпию – птичье тело напоминало скорей орла, чем грифа. Внушительная такая тварь, с размахом крыльев в добрый десяток метров. И перьями, жесткими и острыми даже на вид.
– Дитя Предназначения! – голос твари сладким нельзя было назвать никак. – Убей сына Спарды!!! Убей!!!
– Хм, – сказал Вергилий.
– Убей сына Спарды!!! Открой врата!!! Открой, открой, открой!
Сэм закатил глаза.
– Достали, – они переглянулись с Вергилием и разошлись в стороны, чтобы не мешать друг другу. Тварь зависла в воздухе метрах в двух от Сэма:
– Убей! Убе-ей!!!
Легенды, все как одна, не рекомендовали смотреть в глаза чудовищ. Ветер, поднятый крыльями, норовил сбить с ног, золотистый взгляд манил, затягивал, но не впечатлял. Просто не дотягивал до собственного, отразившегося в разбитом зеркале жизнь назад.
Что такое, в сущности, гарпия? Сэм чувствовал ее даже за вратами – алый сгусток, созданный пожирать, комок голода, ненависти, и болезненного ожидания. Воплощение злобы и отчаянной жажды – сейчас она жаждала своих гостей. Их ненависти, их желаний, их душ. Ей приказали организовать встречу. Она боялась, но ослушаться не могла.
Вопли буравили мозг: "Убей, убей, разорви, растерзай, бери, режь, рви, люби, владей или подчиняйся". Тварь была уверена в том, что это сработает. Ведь это всегда срабатывает. Золотые глаза выжигали душу, как и положено злобе и жажде. "Это хорошо, что ты злишься", – говорила Руби когда-то. - "Злость – та же сила. Ты пугаешься собственной ярости, а ведь это лучшее твое оружие, Сэм. Видишь ли, вопрос каждый раз заключается только в том, кто главный – ты или ярость".
Сэм улыбнулся. Нет, птичка не впечатляла, совсем.
– Насколько ты сильна? – тварь заорала еще громче, но напасть уже не могла. – Я имею в виду, физически... впрочем, справишься.
Что такое гарпия? Всего лишь оружие.
– Ты перенесешь нас через врата.
– Аииииииии!
– Ты не можешь ослушаться приказа.
Демоны – они ведь очень просты по сути своей.
– Ииииииииннннныыыыыааааа!!!
– Подчиняйся!
Птица взвыла на совсем нестерпимой ноте и прянула вперед. Черные когти бережно обхватили Сэма за пояс и подняли в воздух.
– Куда? – рявкнул Сэм. – Его тоже!
Гарпия застонала и потянулась лапой к Вергилию, но тот отступил, уклоняясь от захвата. Секунду Сэму казалось, что все пропало, его упрямый спутник сейчас просто отмахнется своей катаной. Но тот встал на самый короткий коготь, как на ступеньку, и, ухватившись за ногу твари, сел на лапу, будто она была стулом. Кажется, даже плащ расправил быстрым жестом свободной руки.
Сэм успел представить, как бы это прокомментировал Дин, и нервно улыбнуться.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Шесть

How can I be lost?
If I've got nowhere to go?
Searched the seas of gold
How come it's got so cold?
How can I be lost
In remembrance I relive
How can I blame you
When it's me I can't forgive?

Как я могу заблудиться,
Если мне некуда идти?
Как все стало таким холодным,
Пока я был в поисках золотых морей?
Как я могу заблудиться
Если вновь переживу все это?
И как я могу винить тебя,
Если сам себя не могу простить?


The Unforgiven III
Metallica

Снаружи вместо кладбища оказалось плоскогорье.
– Железный город какой-то, – рычал Дин. – Башня какая-то!
– Не эта часом? – Данте смотрел в другую сторону. Дин оглянулся. На горизонте мерцали красным строения. Действительно, похоже на город с огромной башней посередине. Если, конечно, какой-нибудь псих возьмется строить город из раскаленной стали.
– Сукины дети, – прошептал Дин. – Ну, если Сэмми и там нет... твою мать!
Плоскогорье не вело до самой башни. Буквально через пару метров начинался обрыв, а под ним – болото. Глубокое, подсвеченное голубоватым газом, воняющее гнилью. Разлинованное завалами не то кривых кустарников, не то переплетенных костей. То тут, то там виднелись огоньки. По болоту плавали лодки. Дин присмотрелся – в ближайшей сидел один из давнишних уродов, из тех, что с сердцем на плече. Дин запомнил, что сердце взрывается, если в него выстрелить, но для этого надо попасть несколько раз.
– Хреново. А у меня патроны заканчиваются.
– А кто ж ходит в такое место без ящика патронов?
– А тащить я его в жопе буду?
– Ну, тогда все, ты приехал! – Данте нахально улыбнулся. – Впрочем, можешь сказать "пожалуйста", и я, так уж и быть, прикинусь джентльменом и еще немного поношу девушку на ручках!
Дин не остался в долгу:
– Если ты так ухаживаешь за девушками, то я надеюсь, они хотя бы удрать успевают!
Данте надулся и снова бесцеремонно облапал Дина:
– Веди себя прилично! А то еще уроню нечаянно, не удивляйся потом.
– Ты тоже. Если уронишь.
– И что ты сделаешь? Укусишь?
С обрыва они спустились без приключений – если не считать таковым непринужденный разговор.
Вблизи трясина оказалась еще более унылой. Они быстро раздобыли лодку – Данте просто прыгнул в нее, спихнув в болото хозяина. Снизу всплыли не то руки, не то корявые сучья, и тварь исчезла, даже не булькнув. Данте торжественно вручил Дину выуженное из воды весло:
– Поздравляю, мистер Харон!
– И каким местом я похож на Харона? – ворчливо спросил Дин.
– Тем, в котором у тебя патроны кончаются!
– А почему они у тебя не кончились до сих пор?
– Потому что у меня, – Данте гордо похлопал по ракетной установке на плече, – не патроны!
– Гений, блин! – Дин принялся работать веслом. Задачка оказалась не из легких. – Герой!
– Ага! Кстати, о героях, – Данте выудил откуда-то Аластора, протянул Дину рукоятью вперед. – Твое имущество? И как ты только справился с таким.
– Это не я, – тихо сказал Дин. – Это Сэмми, давно уже. А я... он мне теперь ничего не сделает.
И уверенно обхватил ладонью рукоять.
Аластар бесновался. Аластар требовал крови Спарды, крови Дина, крови хоть кого-нибудь. Аластар выл. Дин пожал плечами.
– Черт, мне придется таскать его в руках! Это тупо!
Данте ухмыльнулся.
– Веревочку дать?
Дин раздраженно посмотрел на железку и моргнул. Аластар неведомо как обзавелся ножнами.
– Видишь, какой он у тебя славный! – умилился Данте. – Так не хочет в болото!
Совместными усилиями они приладили ножны поверх штурмового рюкзака Дина. Дин перепаковал снаряжение: достал запасные обоймы, мягкую пластиковую фляжку с водой(f) и две шоколадки.
– Есть хочешь?
От шоколадки Данте не отказался, но насмешливо спросил:
– И ты тащил с собой эту фигню вместо боеприпасов?
Дин разом ополовинил фляжку. Странно, что пить захотелось только сейчас.
– А ты с собой вообще кроме патронов что-то брал?
– А нафига? – искренне удивился Данте. – Кто ж это жрет в аду?
– Здрасте, – ухмыльнулся Дин. – А друг друга?
– Разве что.
Они помолчали немного.
– Слушай, – неуверенно начал Дин. – Насчет того, о чем трепались эти придурки...
– Бывает, – сказал Данте. – Но как тебя угораздило заключить сделку? Объяснишь?
– Сэм, – с трудом сказал Дин и отвел глаза. – Демоны доставали его всю жизнь, и однажды добрались, а я... попал сюда. И действительно снял первую печать с темницы Люцифера, точнее, я и стал первой печатью. А последней была Лилит – сучка, подгадавшая мне со сделкой. Сэм... он не монстр. Но когда я оказался здесь, он спелся с другой демонической сучкой и дал себя изувечить. Готов был на все, чтобы Лилит уничтожить. И ведь добился своего, – Дин грустно усмехнулся, опустил голову и продолжил. – Он не знал, что она – печать. Нас наебали, обоих.
– И тварь, с которой он спелся, уволокла его сюда?
– Нет, ее мы убили. А потом взялись прибирать за собой. Сэм был нужен Люциферу и после освобождения. Вессель, блядь, дитя предназначения и все такое. Мы нашли способ открыть темницу, и Сэм подставился, чтобы заманить дьявола туда.
– Понятно, – Данте выстрелил в очередную тварь и с напускным весельем заявил: – Ну, меня ты видел. Впечатляет, ага?
– Еще как, красавчик, – Дин хмыкнул. – Почему не сказал, что ты полукровка?
– Придурок, – ответил Данте. – Спарда и есть демон! Уж охотник-то должен был знать!
– С чего бы? – возмутился Дин. – Я вообще впервые это имя слышу!
– Что, серьезно? – Данте перестал ухмыляться и озадаченно почесал затылок. – Ну... Легендарный демон, темный рыцарь Спарда. Восстал против своих собратьев во имя спасения человечества, запечатал границу между миром демонов и миром людей, блаблабла... точно не слышал?
Дин помотал головой.
– В общем, такой вот папа, – Данте пожал плечами. – До моей семьи тоже постоянно пытались добраться, и тоже однажды повезло. – Он отвернулся, снова выстрелил, и дальше рассказывал болоту. – Мама погибла, Вергилий пропал. Когда вернулся, его волновала только сила. Он спелся с одним типом по имени Аркхам, вместе они подняли Темен-Ни-Гру...
– Не ругайся.
– Ну, башня такая. Что-то вроде двустороннего скоростного шоссе в ад, по которому можно добраться до папиного меча. Тот, кто оказывается на границе миров с мечом и амулетом Спарды, получает его силу, а в нагрузку дарит демонам право шляться в мир людей как к себе домой. – Данте мельком коснулся цацки на груди. – Это половина амулета. Вторая у брата.
– А меч?
– Тоже был у меня, но его я оставил наверху, в надежных руках.
– Умный мальчик, – вздохнул Дин, а Данте криво ухмыльнулся. – И чем закончилось?
– Аркхам тоже нас обоих наебал, – ухмылка вышла еще неприятнее. – Получил то, чего добивался, и расплылся в слизняка на ножках. Сомневаюсь, что человек вообще смог бы контролировать такое и остаться самим собой.
Дин вспомнил Сэма и поежился.
– Ты убил то, во что он превратился?
– Мы. Вергилий помог.
– И?
– И попытался отобрать мою половину амулета. А я не отдал, – Данте зачем-то посмотрел на ладонь левой руки. Сжал кулак. – Он решил остаться здесь.
Дин подумал о номере для новобрачных за несколько дней до смерти Лилит. И о том, что Бобби был прав, как всегда. Сэм готов был все остановить любой ценой – и это уже куда больше, чем они могли рассчитывать.
Данте снова занялся стрельбой.
– А пару месяцев назад, – продолжил он весело, будто ничего не случилось. – Ко мне в контору начали приходить. Мебель ломали, мусорили, хамили гостям – ладно, так я и сам умею, но вот оружие красть – явный перебор. В один прекрасный день мне это надоело, я нашел одну тварь...
– И ко мне приходили! Представлялись Сэмом, – сказал Дин. Данте помрачнел. – Твои тоже пытались братом прикинуться?
– Они постоянно его вспоминали.
– Погоди-погоди, – Дин пытался разобраться. – Кто-то докапывается до тебя и до меня. У тебя крадут Цербера – я правильно понял? И приказывают ему встретить меня и отвезти...
– На арену, – Данте ухмыльнулся. – С чудесным песочком.
– От которого уносит крышу к...
– Обижаешь! У меня крыши не было отродясь!
– Да заткнись ты на минуту! – от разговора веяло чем-то знакомым – вот уж чего Дин в своей жизни не ожидал, так это оказаться в роли Сэма, которому не дают сформулировать мысль. Дин помотал головой. – Черт, ты меня сбил! Я нихрена не понимаю! И при чем тут коронованная дрянь, про которую Цербер трепался?
– Я тоже не понимаю, – легкомысленно заявил Данте, – особенно, при чем тут Мундус. Его-то ты чем обидеть успел?
– А мне откуда знать? Я, что ли, мало демонов за свою жизнь обидел? – Данте снова сделал круглые глаза. Дин пожал плечами. – Что? Говорил же, понятия не имею, что это еще за хрен!
– Как ты охотишься, необразованный такой? Ладно-ладно. Мундус – король мира демонов. Управляет пространством, временем, вратами там всякими, еще какой-то ерундой типа дизайна интерьеров. Но вообще-то он просто самый толстый червяк в этой банке. И самый тупой – батя столько сил угрохал, пытаясь объяснить ему, как себя вести, а он так и не оценил заботы.
– Отлично, – кисло сказал Дин, – еще один кусок сверхъестественного дерьма с самомнением и планами отсюда до небес. Этот-то чего хочет? Дай-ка угадаю. Выбраться наружу и переделать землю на свой вкус?
– Для демона план неплох. Но при чем тут ты и твой брат?
Они снова замолчали. Каждый переваривал информацию. Тем временем лодка встала, упершись носом в землю. Пришлось вылезать и топать еще с два десятка метров по грязи. Уже перед самыми воротами Дин спросил:
– Может, он решил, что две легенды веселее, чем одна?
– Значит, ему будет очень весело.
Изображение
***

Some sin for gold
Some sin for shame
Some sin for cash
Some sin for gain
Some sin for wine
Some sin for pain
But I ain't gonna be the fool
Who's gonna have to sin for nothing
Nothin' at all

Бывает грех за золото, бывает за стыд
Бывает за наличку, бывает за достигнутую цель
Бывает за вино, бывает за причиненную боль
Но я не такой дурак, чтобы грешить за просто так.
Совсем ни за что.


Some Sin For Nothin'
AC/DC

От резкого подъема закружилась голова. Сэм закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Тварь верещала от ужаса и могла выпустить их в любой момент, а высоту они набрали очень быстро. Гарпия летела к вершине центральной башни.
– Спускайся!
Тварь отчаянно вскрикнула и прянула ввысь. Заложило уши.
– Спускайся, говорю!
Тварь со стоном зависла над вершиной и выпустила обоих пассажиров. Сэм сгруппировался, спрыгнул, оглянулся и увидел Вергилия. Теперь он играл с гарпией в гляделки, а та безуспешно пыталась взмахами крыльев сдуть его с башни.
– Он убьет тебя! Ты убьешь его! Убьет! Убьет!!! – орала невменяемая тварь. – Так предрек Король Мира! Убьет! Убьет! Откроет!
– Откроет что? – спросил Сэм.
– Брат убьет брата! Откроет врата!
– Старая песня. Все слова знакомые, – Сэм встал рядом с Вергилием. – Но если ты не заметила – мы не братья.
– У Сына Спарды нет друзей! – Гарпия захохотала.
– Действительно, – сказал Вергилий. Сэм почувствовал движение воздуха, и тварь захлебнулась смехом.
Тело Гарпии, разбрызгивая кровь, полетело к подножию башни, а голова едва не попала в Сэма. Тот увернулся:
– Ты совсем охренел?
Вергилий молча взглянул на него и подошел к краю башни.
– У тебя так руки чешутся? Зачем ее убивать, как раз когда она разговорилась?
Вергилий поднял руку. Снизу поднималась знакомая шаровая молния.
– Ты мне мешаешь.
Сэм закатил глаза. Отошел в сторону и посмотрел вниз.
Внизу не было ни пустыни, ни врат, ничего. Только огонь, переливы пламени, насколько хватало глаз.
– Незачем задавать вопросы, – Сэм обернулся. Вергилий спокойно вешал за спину огромный арбалет. – Это место – скверная копия Темен-Ни-Гру, башни, которую я поднял в мире людей, чтобы открыть путь в мир демонов и получить силу моего отца.
Сэм осмотрелся. Они стояли на вычурной площадке, с резным полом и фонарными столбами без фонарей. Пол был не просто украшен орнаментом – они стояли в огромном магическом круге.
– Кто бы ни организовал нашу встречу – он ждет внутри, – Вергилий направился к краю площадки – похоже, там был спуск.
Сэм вздохнул.
– Понятно. Но послушай, – Вергилий замедлил шаг, – тебе обязательно быть таким отморозком?
Вергилий коротко взглянул на Сэма, пригладил ладонью растрепавшуюся прическу, и решительно направился к лестнице.
Сэм проводил его длинным взглядом. Это будет тяжелее, чем кажется.
Башня внутри была пустой, пыльной и тихой. Они спустились вдоль стены к двери, потом прошли через ряд полуразрушенных комнат, пока не оказались перед кабиной лифта в стиле стимпанк. На двери кабины была печать – вроде той, что закрывала ворота. Вергилий едва заметно поморщился, и, прежде чем Сэм успел его остановить, выхватил катану. Печать разлетелась на куски. По башне пронесся протяжный стон.
– Теперь они знают, что мы пошли через другой вход, – недовольно сказал Сэм.
– Возможно, – сказал Вергилий. – Но путь в обход намного длиннее.
Он опустил катану в ножны и шагнул внутрь. Сэм едва успел забраться следом.
Лифт поехал вниз по чему-то вроде футляра гигантских напольных часов с маятником. Собственно, вдоль маятника они и спускались – тиканье противно било в висок. С одной стороны мелькали шестеренки, с другой – пролеты полуразрушенной лестницы. Перед механизмом располагалась шахта, вдоль которой теоретически можно было подняться пешком. Хотя лестница, точнее две лестницы, переплетающиеся друг с другом, выглядели так, словно строители смутно помнили, что тут должен быть подъем, но забыли, что он должен выдерживать хотя бы человеческий вес. Вергилий сказал – копия. При взгляде на лестницу это ощущалось особенно остро.
– Местный архитектор явно был не в своем уме.
Вергилий посмотрел на него как на идиота, а Сэм подумал, насколько тут не хватает дурацких шуточек Дина.
Кабина остановилась внизу, под одной из фальшивых лестниц. Они вышли в зал со статуей изломанного ангела, за которой прятался безумный маятник, и там их уже ждали.
Молодой человек преувеличенно изящной наружности сидел у ног статуи и играл в кости сам с собой. Золотоволосый, высокий, в светлой рубашке и узких черных брюках, медальон с крупным красным камнем болтался в распахнутом вороте – он будто только что вышел из дорогого ночного клуба.
Внешний вид настолько не соответствовал тому, что перед ними было на самом деле, что Сэма передернуло. Вергилий почему-то не смотрел этому типу в лицо.
– А вот и вы, – спокойно сказал "клубный мальчик", сдувая со лба мягкую челку. – Чем вам не понравился главный вход?
– Что тебе нужно? – спросил Сэм. Они с Вергилием, не сговариваясь, принялись обходить это существо с двух сторон.
– Давно хотел полюбоваться на легенду, – кости исчезли неизвестно куда. – Даже две легенды. Мятежное орудие брата моего Люцифера и старший из Сыновей Спарды. Двое открывающих двери. И двое их извечных противников, – молодой человек сладко улыбнулся. – Вы еще забавнее, чем я думал. Почему вы не сразились? Вам не за что друг друга любить. Хотя не могу отрицать – вы красивая пара.
– Это принадлежит мне, – сказал Вергилий, и Сэм, наконец, понял, куда он смотрел – на медальон.
Клубный мальчик только улыбнулся. Через секунду Вергилий уже стоял рядом с ним, вплотную. Катана торчала из спины твари – абсолютно чистая. Лопнувшая рубашка норовила развалиться пополам.
– Сюрприз, – сказала тварь, и Вергилий отлетел к стене. Молодой человек равнодушно взглянул на испорченную одежду. – Ты силен. Но твое оружие на меня не действует, сколько бы сил ты не вложил. Правила, правила, что поделаешь.
– Ангел, – Сэм мучительно листал завалы в собственной памяти. Ангел, видимо, бывший, игральные кости, внешний вид... мало данных. Может, изгоняющая печать сработает.
Вергилий уже был на ногах. Сэм на всякий случай рухнул на пол, и вовремя – призрачные лезвия прошли сквозь фигуру псевдочеловека так, будто на ее месте ничего не было, и разнесли обломки лестницы у Сэма за спиной.
Сэм откатился в сторону, выхватывая Руби. Полоснул себя по запястью – и "молодой человек" тут же оказалась над ним.
– Ай-ай-яй, как невежливо! Я был вторым на небесах после Люцифера, а обнаглевший вессель вознамерился на меня воздействовать. Не выйдет, – спина Сэма познакомилась с подножием статуи. Кинжал отлетел в сторону.
Когда Сэм проморгался, клубный мальчик держал Вергилия за горло и за правую руку. На его спутника это, похоже, особого впечатления не производило.
– Вы так похожи, – с отстраненным интересом сказал бывший ангел. – Ты почти закончен. А он совсем сырой.
Вергилий высвободил руку и ударил. Сквозь плоть катана прошла как сквозь воду, но тонко звякнула, разрубив цепочку амулета. Предмет отлетел в одну сторону, Вергилий в другую.
– Еще упрям немного. Но это поправимо, – ангел вскинул голову и поморщился, – простите, мальчики. Мне пора, – фальшивый облик стекал с него, как вода, открывая гиганта в стальной броне, с тремя парами крыльев на наплечниках и в шлеме в виде медвежьей головы.
Сэм успел подняться на ноги. Вергилий бросился к своему амулету. Руби откатилась слишком далеко. Сэм попытался сделать хоть что-нибудь, хотя бы использовать телекинез и обрушить статую на голову этой сволочи. Статуя не поддавалась.
– Я должен поприветствовать ваших братьев, – пророкотал гигант. И прежде чем они успели сделать что-то еще, поднял руку и знакомо щелкнул пальцами.
Башня исчезла.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:09
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Семь

No mercy for the bad if they want it
No mercy for the bad if they plead
No mercy for the bad if they need it
Oooh, no mercy from me

Пощады не будет плохим, даже если они захотят!
Пощады не будет плохим, даже если они начнут умолять!
Пощады не будет плохим, даже если они нуждаются в ней!
От меня пощады не будет!


Inject The Venom
AC/DC
Изображение
У ворот было пусто и на первый взгляд мирно. Стальная, чуть подсвеченная алым плита оказалась гостеприимно отодвинута. Дин осторожно заглянул. Внутри оказалось темнее, чем снаружи. Дин отклонился – проверить, едва не столкнулся со спутником и шагнул вперед, к смутным контурам за вратами. Данте проскользнул за ним, и ворота с грохотом захлопнулись.
Дин замер.
Освещение изменилось, будто кто-то повернул невидимый рубильник.
Красного стало меньше – в стыках плит под ногами тлела мертвенным, гнилушечно-зеленым вязкая слизь. Откуда-то сверху, то ли с внезапно возникшего потолка, то ли просто из воздуха тянулись цепи – чистые, с блестящими крючьями. А между ровными рядами гробниц поблескивали механизмы дыб. Гробниц было много: прямоугольных, квадратных, треугольных и вовсе неописуемых форм; огромных и высотой до колена; гладких и с украшениями в виде демонических рож, геометрических фигур или рыдающих ликов; с бойницами, дверьми или вовсе без какого-либо видимого входа. Многие светились глуховато-красным, цветом раскаленного металла. Кожу обжигало, нестерпимо пахло серой и железом. Ряды казались бесконечными, цепи тянулись то сверху вниз, то поперек, перегораживая проходы. Дыб было мало, и они тоже были разными – для людей и не только. На любой вкус. И все пустые.
Жертвы располагались внутри. Здесь – только демонстрация. Выставочный зал.
Данте пихнул его плечом и пошел вперед.
– Полегче! – Дин встряхнулся.
Самый широкий из проходов перегорожен не был, и впереди виднелись приглашающе распахнутые двери центральной башни. Данте оглянулся на Дина и широко ухмыльнулся:
– Засада.
– Ага, – буркнул Дин. – Как пить дать. И ведь пялится же кто-то, – он огляделся. Ощущение недоброго взгляда раздражало ужасно.
– Эй! – заорал Данте.
– Да что ж ты все орешь-то, – Дин поморщился. – Не наигрался, Рэмбо? Те, кому мы нужны, нас и так найдут.
– Так зачем заставлять их ждать? Эй! Хозяева! Встречайте гостей!
Нет ответа. Только тишина и горячий, на грани выносимого, воздух.
– Что, никто не хочет играть? – спросил Данте.
В ответ что-то вдали лязгнуло. Дин вскинул дробовик, но стрелять было не в кого.
Лязганье и грохот слышались всю дорогу до башни, но источник звука показался только у подножия. Металлические истуканы в полтора человеческих роста высотой – с мечами и пиками. С призрачными крыльями за спиной. Звякнуло дружно выставленное вперед оружие.
– О, – сказал Дин, – а вот и комиссия по встрече. Их я тоже помню, местная охрана. Учти, они быстрые.
– Хреновая из вас стража, ребятки! – засмеялся Данте. – Мы вас у самых ворот ждали, а вы так и не пришли.
– Сын Спарды, Меч Михаила, – из дверей башни вышел еще один тип, остановился за рядом железных доспехов. Его Дин раньше не видел – похожий на стражей, но выше, в красном шлеме в виде медвежьей головы и с идиотскими тройными крыльями на наплечниках. – Вы рано.
– Твой козлик предлагал подвезти, – сказал Дин. – Но мы решили добраться сами. Где Сэм? И его брат, Вергилий?
– Позже, – голос у твари оказался мягким и звучным. Вкрадчивым. – Ты непременно получишь своего брата, Меч Михаила, сладким и покорным, таким, о каком мечтал. Когда вы оба будете готовы. Сыновьям Спарды тоже рано пока встречаться друг с другом. Они так нежны по одиночке.
– Слушай, только между нами, – Данте пошел на бронебашню так, будто стражей на пути и вовсе не было. – Как ты этими цацками на плечах и на шлеме не цепляешься за все подряд? Или ты дерешься так же идиотски, как одеваешься и пиздишь?
Если бы где-то существовал конкурс по выпендрежу, с Данте пришлось бы всерьез побороться за первое место. Дин фыркнул, но поддержал разговор:
– Почему не Ученик Палача? Я уже как-то попривык к этому титулу.
– Потому что для меня ты и твой брат – орудия, которые нужно привести к покорности. И даже брат мой, Михаил, так и не смог ничему тебя научить, – тварь, не обращая внимания на Данте, шагнула к Дину и протянула лапищу. – Верни Аластора и отправляйся на свое место. Я дам тебе еще один шанс стать тем, кем тебе быть предназначено.
– Вот оно что, – потянул Дин. – Брат. То-то я думаю, откуда знакомым пафосом потянуло! Данте!
– Что?! – тот раздраженно оглянулся. Пики стражей почти упирались ему в грудь.
– Повелся? Остынь. Это ангел. У них такой засранец каждый второй, хуже демонов, – Дин выхватил Кольт, а левой рукой потянул наружу оружие Кастиэля. То, что наверху было обычным коротким кинжалом, здесь превратилось в яркий луч света на рукояти. Стражи отшатнулись от сияния. – Плохие новости, ребята! Сегодня я – ваш Люк Скайуокер!
– Что еще за ангел? – злился Данте. – Можно подумать, он от демона чем-то отличается!
– Конечно, отличается, кретин! Способом убиения!
– Да убери ты фонарик!
– Ну, хватит, – бронированный урод поскучнел. – Все давно предрешено, глупцы.
Данте прыгнул и дал полный залп из ракетницы. Огонь заставил стражей отшатнуться, но главная тварь даже не покачнулась. Она просто ушла в здание. И закрыла за собой дверь.
– А ну стой! – заорал Данте. – Я тебе еще не все сказал!
Стражи бросились на них. Дин едва успел убраться с линии атаки и выстрелил в ближайшую тварь. Пуля срикошетила от брони. Дин выматерился.
У Данте дела шли немногим лучше. Бронебашни двигались нелогично, поворачивали внезапно и под дикими углами, били из немыслимых положений и слишком быстро. То закрывались крыльями от выстрелов, то разрезали ими воздух, самую малость не доставая противника. Дин отступал назад, пытаясь прицелиться в стык брони, когда один из стражей внезапно изменил траекторию. Увернуться Дин не успел.
Тварь впечатала его в стену ближайшей гробницы, но вместо столкновения с железом раздался плеск, как будто они с размаху рухнули в воду. Дин отмахнулся кинжалом, перед глазами вспыхнул свет, но ненадолго.
Секунда свободного падения, а потом за спиной раздался нежный металлический звон. Знакомый до нервной дрожи внутри.
Дин каким-то чудом успел извернуться, перехватить нож и отбить летящую в него цепь. Со второй получилось не так удачно – но он, по крайней мере, не выпустил оружие. Цепи летели одна за другой, и Дин знал, что будет дальше. Рано или поздно он не сможет отбиться, крючья вопьются в кожу, обовьются вокруг конечностей, растянут, беспомощного, бессильного, а потом будет дыба. И Аластар...
Аластар обнял его со спины. Почти нежно сжал плечи костлявыми пальцами:
– Добро пожаловать домой, – руки скользнули по бокам, ощущаясь сквозь все слои ткани. – Ну же, Дин! Мне казалось, под конец ты научился любить это место.
Дин отбил очередную цепь и потянулся к карабину на груди.
– Второй раз будет легче, – тянул знакомый насмешливый голос. – А потом, Дин, потом они снова будут кричать. Все они. Ты ведь знаешь, как это сладко.
Замок щелкнул. Дин извернулся, сбрасывая рюкзак вместе с предательскими ножнами, вырвался из цепких рук и оказался с демоном лицом к лицу.
Аластар выглядел так же, как в самом начале их знакомства, – ухмыляющийся череп с белыми провалами глаз и длинная красная сутана. За его спиной волосами Медузы Горгоны извивались цепи.
– Пойдем, – шептал Аластар. – Пойдем, ученик.
Дин успел не то сказать, не то подумать: "Я говорил, что нихрена ты не в моем вкусе", пока жал на курок.
От грохота заложило уши, тьма развалилась на куски. Дин стоял на крыше ближайшего к башне склепа.
Стоять было горячо, жар чувствовался даже сквозь подошвы, но Дину было не до того. Бой у входа в башню продолжался, и, судя по всему, мог длиться до бесконечности. Данте в виде демона изображал взбесившуюся огненную мельницу. Призрачные крылья перестали спасать стражей. Они разваливались, просто оказавшись слишком близко от полукровки, но ситуацию это не меняло. На место одной бронебашни вставали две, растоптанные обломки под ногами дерущихся склеивались в целую тварь, а Данте ничего не замечал. У него никак не получалось прорваться к двери – если он еще помнил, что ему туда надо. Похоже, Данте мог провести так вечность – сражаясь, разваливая на части, раскидывая противников в стороны, поливая огнем и снова нанося удары мечом. И был бы счастлив. До Дина начало доходить, чего пытался добиться придурок с арены. Интересно, если бы против Данте сразу выпустили кого-то помощнее, они бы оттуда выбрались?
Дин прицелился в разрубленный доспех ближайшей твари. Звук выстрела снова показался слишком громким. Тварь не развалилась - рассыпалась в мелкую пыль, а Данте оглянулся и превратился в человека, едва не пропустив удар.
Но и твари словно сразу забыли, чего хотели. Их движения потеряли скорость, Данте разрубил одну – и она больше не встала. Как и следующая, как и все остальные. Веселье закончилось за пару минут.
Дин спрыгнул с надгробия. Данте ждал его у дверей башни.
– Увлекся? – спросил Дин.
– Немного, – буркнул Данте. – А ты где прохлаждался?
– Общался со старым знакомым.
– Меч ты об его голову сломал?
– Все равно от него не было никакого проку, – Дин толкнул двери. Он был готов к тому, что их опять придется выламывать, но нет. Мешать им больше не собирались.

***

Rise, fall, down, rise again
What don't kill you makes you more strong
Rise, fall, down, rise again
What don't kill you makes you more strong
Through black days
Through black nights
Through pitch black insights

Взлет, падение, снова взлет.
То, что не убивает тебя, делает еще сильнее,
Взлет, падение, снова взлет.
То, что не убивает тебя, делает еще сильнее,
Сквозь темные дни,
Сквозь темные ночи,
Сквозь глубоко темное прозрение.


Broken, Beat And Scarred
Metallica

Они оказались на болоте. Точнее на затопленном кладбище – вокруг, насколько хватало глаз, тянулись ряды надгробий.
Вергилий застыл рядом, насторожено поглядывая по сторонам. Ни катаны, ни амулета при нем не было. Даже плащ пропал – остался только короткий жилет.
Сэм осмотрелся. Блеклое светило, больше похожее на загаженный фонарь, чем на луну. Болотная жижа до горизонта. Камни и черепа, то тут, то там торчащие из грязи. И твари. Гнилушечные подобия Горлума, от крошечных, размером с ребенка, до двухметровых дылд с кривыми зубами, сползались к ним со всех сторон.
Сэм их не чувствовал.
– Они не... – начал было он, но договорить не успел.
Грудь прострелило дикой болью.
Так было, так уже было, и тоже от руки ангела. Правда тогда боль была совсем недолгой, а теперь...
В аду нельзя подохнуть. Сэм уставился на древко торчащей из груди пики. Больно. Черт.
– Сэмми, Сэмми, Сэмми, – укоризненный голос ангела шептал, казалось, отовсюду. – Мне так жаль, что тебя не привели сюда, когда следовало.
Сэм поднял глаза выше. На одном из надгробий было написано "Сэмюэль".
Его развернуло и спиной швырнуло на этот камень, пригвоздило к нему. Пика провернулась, лишая возможности дышать, лишая возможности сказать хоть что-нибудь.
Вергилий обнаружился напротив – прибитый к точно такому же камню, с надписью "Вергилий". Губы у него посинели.
– О да, – ласково сказал ангел, – это ваш дом, мальчики. Ваш настоящий дом.
На месте Вергилия на миг возникла уже знакомая синяя чешуйчатая тварь. Но только на миг – и сразу же тихий смех пронесся над болотом.
– Сладкий, это было бы слишком просто.
Вергилий снова попытался превратиться. Сэм понял, что он будет пытаться, пока у него хватит сил, а тогда...
Боль мешала думать, выворачивала наизнанку. Игральные кости, голова медведя. Падший ангел – было же что-то об этом, было!
– Сэмми, Сэмми, Сэмми, – голос ввинчивался в мозг вместе с тиканьем маятника – маятника? Он ведь остался в башне. – Сэмми... посмотри на него. Разве он не прекрасен?
Сэм ничего прекрасного не замечал. Он видел, как пульсирует, задыхаясь без воздуха, пламя чужой души.
Погаснет? Или сначала взорвется, уничтожая все вокруг? Превращаясь в черную дыру...
– Ты тоже должен быть таким, Сэм...
Сознание плыло, мозги отказывались работать. Нутряная паника разъедала рассудок, как кислота. Слишком больно. И твари доползают, наконец, до них, тянутся своими лапами. Лапы липкие, они оставляют скользкие следы на лице. Гнилозубые рты обдают тошнотным дыханием. Слишком... а голос смеется:
– Он – одна из немногих наших удач. Вергилию было девять, когда его доставили сюда, в его настоящий дом, к камню с его именем. Начали превращать в совершенное орудие. И преуспели! Этот мальчик очень хорошо знает, что в этом мире по-настоящему ценно. Да-а, мы выковали тот характер, который был нам нужен! Он с радостью делал то, для чего был предназначен. Темен-Ни-Гру могла разрушить все преграды – все, все! – Голос сменил тон с торжественного на шипящий, сочащийся презрением. – Жаль, оказался слабаком. Тряпкой. Позволил себе проиграть родному брату!
Вергилий дотянулся до лапы ближайшей к нему твари и вырвал ей кисть с мясом. Остальные шарахнулись в стороны, а он опять попытался превратиться.
Голос все не унимался.
– Ты был бы куда интереснее, Сэмми. Когда тебе было девять, у тебя должна была появиться мать, дом и милый камень с собственным именем, но эта твоя так называемая семья!..
Фирменный ангельский слог. Что там было, когда ему было девять? Какие-то люди, которые едва не сожгли всю их семью в заброшенном доме... учительница, очень хорошая, хотела быть его матерью(g)... матерью... одержимая... Дин сказал...
– Слышишь, Вергилий? – теперь голос обращался ко второму. – Посмотри на него. Он должен был висеть на соседнем надгробии еще тогда, и висел бы, если бы не его отец, который отрубил голову нашей посланнице, сжег ее помощников, испортил все! И теперь это просто жалкий червяк! Слюнтяй, но такая сила! Почему ты не взял эту силу, Вергилий? Ты забыл свою роль?
Сэм видел, как пика проворачивается у Вергилия в груди. Его пика тоже ворочалась, лишая сознания.
Сэм закрыл глаза.
Ангел прав в одном – он слюнтяй. Соберись, тварь, при ломке было хуже. Кости. Первый после Люцифера. Больно... соберись! Голова медведя. Фауст? При чем тут Фауст... Ангел. Выдох. Вдох.
– Иллюзия, – просипел Сэм. И еще раз. – Это. Ложь. Ил... люзия. Мы в башне.
Медведь. Если Сэм ничего не спутал...
Проверить догадку он не успел.
Что-то тренькнуло – и перед глазами возник меч Вергилия. Сэм снова поразился, насколько он реальнее всего, что его окружало.
Иллюзия осыпалась клочьями, черным пеплом. Навязчивый маятник все так же мерзко отмерял секунды. Сэм лежал у подножия статуи изломанного ангела. Ему снова свободно дышалось – только ныло немного в груди памятью о боли, да саднило рассеченное запястье. Вергилий стоял посередине зала – в плаще, с катаной, опущенной вниз, как после удара. У него даже дыхание не сбилось – только челка упала на глаза.
– Болван, – сухо сказал он. – Ничего глупее детской ловушки мне тут еще не предлагали.
А потом пошел туда, где посверкивал красным свалившийся с ангела медальон.
Сэм поднялся, подобрал Руби. Кинжал зло подрагивал в руке – видимо, Руби считала, что "болван" относилось именно к Сэму. Он быстро провел ладонью по запястью, стирая капающую кровь, и принялся чертить на полу нужные знаки.
– Ангел, – так же сухо сказал он Вергилию. – Как правило, на него действует только оружие других ангелов, хотя, по моим сведениям, в руках полукровки должно сработать что угодно. Куда вероятнее другое – он солгал, и мы с самого начала разговаривали с фантомом. Я встречал его собрата, обожавшего этот фокус.
Вергилий насторожено наблюдал за каждым движением.
– Но он слишком болтлив, – продолжил Сэм, – и, думаю, я сумел вычислить имя. Велиал(h), один из соратников Люцифера, – его описание более-менее совпадает с тем, что мы видели, – он закончил магический круг и принялся чертить общий изгоняющий знак на стене. – К этому – прижимать окровавленную ладонь. Вон тот круг он теоретически не сможет покинуть. Будь мы на земле, я бы сказал, что в тот круг он сам и придет, если я не ошибся с именем.
Сэм посмотрел своему спутнику в глаза.
– Который из обликов истинный? – спросил Вергилий.
– Хороший вопрос, – Сэм чуть расслабился. – Я не уверен. Ставлю на тот, что с медвежьей головой – Велиал мастер иллюзий, но они у него обычно очень эстетичны.
– Он вернется, – Вергилий оглянулся на двери.
– Думаю, да, и скоро. Проверить, подействовало ли на нас, и как хорошо... Вергилий, – Сэм перехватил пронзительный взгляд и счел за лучшее задать другой вопрос. – Считаешь, Дин и Данте действительно вместе и где-то снаружи?
Ответить Вергилий не успел – двери снова распахнулись.
Кажется, Дин точно был неподалеку. Сэм знал не так уж много людей в этом мире, способных до такой степени взбесить ангела.
– Вернитесь на свое место! – прогрохотал Велиал.
Сэм ждал. Граница круга, начерченного собственной кровью, ощущалась кожей.
– Я – слишком хорошее оружие, – холодно сказал Вергилий. – Не по твоей руке.
Облик Велиала потек, переливаясь в новую форму. Вергилий прыгнул вперед – Велиал увернулся, но смена облика прекратилась. К тому же сволочь не успевала щелкать пальцами. Все равно этого не хватит. Сэм закрыл глаза. Его силы бесполезны против ангелов.
Но печати должны сработать. Сэм подошел к изгоняющей. Судя по звукам, броня Велиала оказалась вполне материальной, и катана Вергилия действовала на нее не лучшим образом. Виртуозностью и фантазией Габриэля Велиал явно не обладал. Еще бы пара метров. Сэм вдохнул нестерпимо горячий воздух. Только немного подтолкнуть...
Печать призыва вспыхнула.
У Сэма появилось ощущение, будто это не печать, а сеть из его жил. И теперь из нее рвалась на свободу чересчур крупная муха.
Сэм открыл глаза.
Вергилий врезался в лестницу и смотрел на Сэма нехорошо. Велиал снова менял облик – в круге оказывались попеременно то давнишний молодой человек, то двое молодых людей, обнимающие друг друга, то некто с короткими, кокетливыми рожками, то настоящий медведь с огромными клыками. Наконец он снова превратился в юношу – только на этот раз изящным его назвать было сложно. У юноши был разбит нос, кровь текла по подбородку, а оскалу позавидовала бы любая тварь.
– Ты все равно не сможешь удерживать меня долго.
– Где мой брат? – спросил Сэм. Тварь рассмеялась.
– Умный мальчик. Многознающий мальчик. Ты должен помнить, что я не скажу тебе правды без жертвоприношения. Пусть твой любезный друг отдаст то, что я уронил. Тогда поговорим.
Сэм даже не посмотрел в сторону Вергилия.
– Ты ошибся, – сказал Сэм. – Я не царь Соломон. И не один из тех маленьких сатанистов, которых ты дурачил долгие годы.
Сэм положил ладонь на изгоняющую печать.
Тварь в круге взревела.
– Забавный эффект, – процедил Сэм сквозь зубы. – Один приказ велит уйти, другой – остаться. Правила, что поделаешь.
Кровь бежала у Сэма по подбородку, но ему было плевать. Тут все равно нет ничего настоящего. Вергилий наблюдал, склонив голову набок и холодно улыбаясь.
– Говори!
– Ты не увидишься со своим братом, пока я тебе этого не позволю!
– Кто тебе сказал? – спросили от двери.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Восемь

Who your leader? Who your man?
Who will help you fill your hand?
Who’s your friend and who’s your foe?
Who’s your Judas? You don’t know

Кто твой командир? Кто твой солдат?
Кто помогает тебе по жизни?
Кто твой друг, а кто твой враг?
Кто твой Иуда? Ты и сам не знаешь.


Night Of The Long Knives
AC/DC

В зале, сразу за входом, Данте задержался – у противоположной двери на цепи висел огромный обруч. Данте разрубил цепь, и обруч сразу же рассыпался на искры, скользнувшие по мечу под его плащ.
– Что это? – спросил Дин, а потом вспомнил: – Собачкин ошейник?
– Ага, – сказал Данте. – Пойдем, поговорим с мистером "кретинские наплечники".
– Говорю тебе, их берут только специальные ножи, – Дин посмотрел на кинжал Кастиэля.
– Это мы еще посмотрим! – они вышли в следующий зал, точнее, в коридор. Из-за дверей в противоположном конце доносился чей-то рев. Дин и Данте ускорили шаг, а потом Дин услышал голос.
Это не было похоже на братишку. Но Дин сразу вспомнил, как Сэм говорил с Всадником, с Голодом, – и рванул вперед.
– Ты не увидишься со своим братом, пока я тебе этого не позволю! – вякала очередная самоуверенная дрянь в нарисованном на полу круге. Голос твари был знакомым, вид – нет, но Дин к ней и не присматривался.
– Кто тебе сказал? – спросил он, заходя внутрь. Сэм оглянулся, изменился в лице – узнал!
И черт, черт-черт-черт. Живой. А ведь Дин почти смирился.
– Привет, Сэмми.
Он выглядел как обычно на охоте. Рубашка помята, пуговицы оборваны, ладонь в крови. И на подбородке кровь. Капает, пачкает и без того грязную ткань. Красавец.
Дин был так рад его видеть.
Сэм дернул кадыком и молча подался вперед. Тварь, похожая на пидораса после встречи с гопником, зашипела – Сэм замер, коротко скривился. По другую сторону круга стояла пижонская копия Данте, с катаной и в плаще словно из музея. Этот не шевелился вообще, даже не моргал, только сверлил взглядом пространство у Дина за спиной.
– Да-да, – Данте вышел вперед, ухмыляясь и поглядывая по сторонам. – Я понимаю, ты ждал ди-джея и кордебалет с зажигательными танцами, а это всего лишь я. Но ведь со мной куда веселей, а, Вергилий?
Сэм с отсутствующим выражением лица развернулся к стене, на которой был нарисован еще один знак – и приложил к нему кровоточащую ладонь.
Тварь в круге скорчилась, взвыла, меняя облики, одним из которых оказался уже знакомый выпендрежный доспех. Корчащийся сгусток света вопил так, что впору было уши затыкать.
– Эй! – возмутился Данте. – Сэм – или как там тебя, ты что, решил все веселье себе отхватить?
Сэм медленно убрал ладонь с печати.
– Нет. Просто этот тип – мастер иллюзий.
– Я настоящий! – Дин помнил про лже-Сэма, но все равно было обидно.
– Это не иллюзия, – процедил Вергилий и резко провел ладонью по лбу, отбрасывая волосы назад. – Не думаю, что кто-то способен убедительно подделать Данте.
– Я на всякий случай, – тихо сказал Сэм.
Тварь в круге рассмеялась.
– Прекрасно! Как мы и рассчитывали!
– Не знаю, на что вы там рассчитывали, – Дин шагнул вперед, наводя Кольт на весельчака, – а мы идем домой! Данте, забирай своего обормота! Сэм, я надеюсь, ты спросил у этой твари все, что хотел?
– Дин! – Сэм метнулся взглядом к Вергилию и тоже запустил пятерню в волосы, забыв, что рука в крови. – Стой.
Одновременно Данте сделал шаг, вставая между своим братом и Дином.
– Что! – рявкнул Дин.
– Не лезь, – Сэм быстро переводил взгляд с ангела на полукровок и обратно.
– Опять? – грустно спросил Данте.
– Могу задать тебе тот же вопрос, – ответил Вергилий. – И почему за тобой всегда таскаются какие-то идиоты?
– Зато с тобой постоянно кто-то слишком умный!
– Так, ну хватит! – чувствуя себя исключенным из игры, Дин начинал по-настоящему злиться. – Разборки дома устраивать будете! Сэм...
Вергилий двинулся в сторону, Данте тоже, не подпуская брата к Дину на расстояние удара. Про ангела, который под прицелом Кольта снова начал хихикать, эти двое кажется вообще забыли. Дин нихрена не понимал.
– Я же просил тебя не лезть, – глаза у Сэма были злые, и на Дина он не смотрел. – Какого черта!
Дин стиснул зубы. Ему не рады?
– Я сказал, все разборки наверху!
Тварь в кругу хохотала.
– Молодые люди, ваше постоянное предательство друг друга настолько сладко, что я даже готов простить вашу дерзость!
И вот тогда Сэм посмотрел Дину в глаза, внимательно и мрачно, а потом четко, едва ли не по слогам, выговорил:
– Тут снова рассказывают сказки о братьях, которые должны убить друг друга.
«Вот как», - подумал Дин и крепче сжал Кольт. Полукровки опомнились и синхронно повернулись к твари в круге.
– Убьете, – прошептал Велиал. – Вы уже это чувствуете! Сэм, расскажи брату, что выпустил на волю очередное чудовище! Дин не удивится – он ведь всегда так верил в тебя! Да, Дин, Сэм едва сдерживается, чтобы не заорать, какого черта ты опять вмешиваешься в его жизнь! Как думаешь, если ты попытаешься объяснить – он поймет? Данте, ты всерьез надеялся, что твой брат изменился? Как мило. Может, ты еще и ждал, что он тебе обрадуется? Вергилий, нежный мой, не плачь! Добрый Данте сюда не приходил, ни когда Мундус терзал тебя девятилетним, ни сейчас, но когда потребовалось испортить...
Что-то алое и раскаленное прошило тело твари и застыло стальными болтами внутри. Вергилий бросил короткий оценивающий взгляд на арбалет в своей руке.
Велиал сплюнул на рубашечку кровавый сгусток и рассмеялся:
– Это естественно, Вергилий. Он ведь твой брат, – и снова оделся в доспехи, увеличиваясь в размерах. – А братья созданы для того, чтобы предавать друг друга.

***

We the people!
Are we the people?
We the people!
Are we the people?
Some kind of monster
Some kind of monster
Some kind of monster
This monster lives

Мы люди!
Люди ли мы?
Мы люди!
Люди ли мы?
Какой-то монстр,
Какой-то монстр,
Какой-то монстр,
Этот монстр живёт.


Some Kind of Monster
Metallica
Изображение
– Он нас провоцирует, – так же громко сказал Сэм.
Печать душила не только Велиала, но и самого Сэма. Печать, ха. Нарисованная кровью, без расчетов, неровными линями на полу. Средневековые маги животики бы надорвали. Пришлось вытянуть правую руку вперед, крепче сжимая рукоять кинжала.
Руби помогала – даже лучше, чем раньше. Рубин в навершии пульсировал в одном ритме с сердцем Сэма, в одном ритме с печатью, в одном ритме с рывками Велиала внутри.
– Я его пристрелю, – сказал Дин.
Нет, его точно убьют, то есть, не убьют, а хуже – и опять из-за Сэма. И все равно, Сэм был так рад его видеть. Тошнило от стыда за эту радость, за тепло внутри, но он ничего не мог с собой поделать.
– Э, нет, – сказал близнец Вергилия, Данте, – он мой.
Не время для эмоций. Тварь нельзя выпускать, и позволить другим сорваться – тоже. Дину можно объяснить, Данте... неясно, и Вергилий, тот вообще не будет сдерживаться. Переключился на врага - уже хорошо.
Велиал смотрел прямо на Сэма.
– Зачем же. Ведь вы и без того попались. Эту башню так просто не покинуть!
Вергилий снова выстрелил из арбалета. И еще раз. И еще. Сгустки света застревали в броне, медленно раскалывая ее на части. Велиал рванулся так, что череп Сэма чуть не лопнул – но чуть не считается.
– Подожди! – крикнул он в слабой надежде, что хотя бы Дин послушает. – Что ты имеешь в виду? Зачем нас вообще сюда заманили?
– Чтобы только один смог выйти отсюда! – и тут башня содрогнулась.
Первой захлопнулась дверь за спиной у Дина. Потом стала рушиться шахта лифта. Вергилий исчез. Данте подпрыгнул – конструкция на его плечах оказалась реактивным ранцем – и рявкнул:
– Тебе-то отсюда точно не... – и тут его сшиб кусок арматуры, и конца эффектной фразы никто не услышал. Лестница вслед за шахтой стала складываться гармошкой, засыпая их обломками и щебнем.
– Сэм!!!
Дин рванулся под обвал – к нему. Интересно, в аду можно получить инфаркт? Сэм был к этому близок. Они столкнулись, покатились к двери. Дин уронил кинжал. Привязь Велиала лопнула с почти слышимым звоном.
Сэм поднял голову. Рядом обнаружился Данте – он лежал, уже без ранца, прибитый к полу железной рельсой, и жаловался на жизнь:
– Как мне надоел этот прикол! Каждый раз одно и то же! – Сэм моргнул – с пола поднимался уже демон, похожий на Вергилия, только черно-красный, проталкивая металл сквозь собственное тело. По рельсе ручьем хлынула кровь, но демона это не обеспокоило.
– Слезь с меня, лось, – пыхтел Дин. Он возился под Сэмом и улыбался непонятно чему.
Сэм вскочил, помог брату встать – и только тогда увидел Велиала и Вергилия.
Велиала засыпало. Он стоял, прижатый к статуе, заваленный мусором до самых плеч. А перед ним, на груде обломков, обосновался Вергилий в виде демона и методично бил кулаком по медвежьей голове, так, что после каждого удара она норовила оторваться от тела.
– Эй! – обижено взревел красный демон и полез на завал. – А я?
– Ты же не думал, – ответил синий демон, продолжая методично, в такт каждому слову, наносить удары, – что я буду ждать, пока ты отдохнешь?
– Вообще-то я его первым увидел!
Сэм посмотрел на Дина. Дин скорчил рожу "вокруг одни психи" и побежал за кинжалом. Полукровки продолжили избиение уже вдвоем, не прекращая выяснять отношения.
– Не лезь!
– Он был в твоем распоряжении пока я шел сюда, так что посторонись!
– Почему ты всегда мне мешаешь?
– Может, сначала дело закончите? – спросил Дин.
– Заткнись! – рявкнули они хором, и сразу посмотрели друг на друга. Сэм невольно улыбнулся. Велиал наверняка знал что-то еще, но оттаскивать от него разъяренных демонов просто не было сил. Сэм чуть сжал плечо Дина.
– Не мешай им, – тихо сказал он.
– Но кинжал... – Дин помахал в воздухе светящимся клинком.
– Забыл? Джесси хотели убить как раз потому, что ему не нужны кинжалы.
– Забыл, – проворчал Дин. – У меня, между прочим, к этой твари тоже претензий накопилось!
– Дин, – Сэм хлюпнул носом – кровь никак не желала останавливаться. – Ну, ты же старше.
Дин возмущенно фыркнул. Велиалу тем временем надоело работать боксерской грушей, и груда мусора зашевелилась. Оба демона, красный и синий, тут же умолкли. Вергилий вцепился в голову вылезающей твари, Данте – в щель, прорубленную в доспехе на груди. Велиал снова рванулся, пытаясь освободить хотя бы руки, и тут Данте резко, с рыком отклонился в одну сторону, а Вергилий в другую. От визга заложило уши, груда мусора содрогнулась сильней, а потом осела. На ней стояли двое, уже в человеческом облике. Вергилий держал в левой руке здоровенную медвежью голову, Данте – фрагмент брони с теми самыми наплечниками. Вот сейчас невозможно было усомниться в том, что они братья.
– И что у нас в дальнейшей программе? – спросил Дин. – Футбольный матч?
Из глаз и изо рта головы брызнуло пламенем.
– Нет, – сказала голова. – У нас конкурс "остаться в живых". Азазель должен был объяснить тебе правила, Сэм. Они просты – выживает сильнейший. Дин, я ведь обещал тебе, что ты получишь своего брата. Податливым и покорным. Таким, которого ты всегда...
И Дин не выдержал.
– Да заебали вы уже! – взревел он, шагнул вперед и выстрелил. Голова рассыпалась искрами пополам с пеплом. – То, что я учил своего брата целоваться, не значит, что я стал бы его трахать!
Но голос никуда не делся. Теперь, казалось, заговорили стены.
– Падший ангел сыграл свою роль. Как сыграли ее и остальные – лучше или хуже, так или иначе. Жаль, что ты не познал своего брата, Дин, пока была возможность, - тебе было бы легче принять и поглотить его. Впрочем, – голос, казалось, горестно вздохнул, – не ты один сопротивлялся слишком сильно. Неужели так трудно понять? Сопротивление только причиняет лишнюю боль. Вам всю вашу жалкую жизнь облегчали дорогу, но вы сводили на нет попытки быть с вами мягче.
– Интересно, – сказал Данте, ни к кому конкретно не обращаясь, – куда он магнитофон засунул?
Его словно не услышали. Голос гудел в голове огромным колоколом:
– Вы внутри химической колбы, где должно родиться новое, совершенное существо. Ни один ключ не отомкнет материнскую утробу, ни один человек не переживет такого рождения. Только сильнейший из демонов, впитавший в себя всю силу двух легенд о бессмертных братьях и всю ярость их вечного сражения, с совершенным ключом, открывающим любые врата, сумеет выйти наружу. Мне все равно, чье сознание останется главным, но, думаю, не все равно вам. Не беспокойтесь. Демон есть в каждом из вас, значит, и шанс есть у каждого.
Свет медленно гас, тьма смыкалась вокруг них, оставляя на пятачке размером с крохотную театральную сцену.
Сэм запрокинул голову. Нестерпимо хотелось лечь на пол и закрыть глаза. Необходимо было подумать, как следует, а голова совершенно отказывалась работать.
Похоже, дело пошло совсем скверно.
– Наслаждайтесь, – прошептал голос, – я буду ждать.
И стало тихо.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:24
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Девять

What I've felt, what I've known
Turn the pages, turn the stone
Behind the door, should I open it for you?

Все что я пережил, что я узнал,
Пролистав все книги, обшарив все углы
Всё – за этой дверью. Открыть ее для тебя?


The Unforgiven II
Metallica
Изображение
Данте брезгливо отряхивал плащ. Вергилий разглядывал стену, будто там были написаны дополнительные инструкции.
– Вы не могли нормально закончить работу? – рявкнул Дин. – Нахрена было его слушать?
– Вот я только тебя не спросил, – вяло огрызнулся Данте. Он внимательно следил за братом. Вергилий будто не замечал его взгляда.
– Дин, – Сэм снова положил ладонь ему на плечо.
– Ну что? – Дин неохотно обернулся. Сэм вытер ладонью нос и покачал головой. Дин стиснул зубы. Иногда ему хотелось уметь читать мысли. Или хотя бы один раз узнать точно, что творится в лохматой голове любимого младшего братишки.
Братец Данте тем временем отошел в сторону. Что-то сверкнуло, и башня отозвалась невнятным гулом. Вергилий стоял, держа катану в руках, и задумчиво смотрел на полотнище темноты перед собой. Стены не было видно.
Вергилий взмахнул катаной снова, и Дин убедился, что стены вообще не было. Меч словно бил по воде, из-под лезвия расходились светящиеся круги, очерчивая границы оставшегося пространства. Не слишком-то просторно – десятка три шагов в диаметре, может, и будет. А может, и нет.
Вергилий так же задумчиво осмотрел лезвие катаны.
– Без огонька стараешься, – ухмыльнулся Данте, и Вергилий неожиданно бросил катану ему в лицо. Данте легко взял меч из воздуха. Фыркнул, задрал нос и атаковал изображающее стену нечто – с криком, подпрыгиванием и со всей неизрасходованной дурью.
– Убедился? – очень вежливо спросил Вергилий. То, что было вместо стены, оказывается, пружинило – не сильно, но достаточно, чтобы Данте завершил свой пируэт имени Брюса Ли сидя на пятой точке. Данте швырнул катану обратно, точно Вергилию в руки.
– Головой попробуй, – буркнул Дин.
Сэм ни на кого не смотрел – сидел на обломках лестницы и сверлил невидящим взглядом пространство.
– Даже его головы не хватит, – меланхолично сказал Вергилий. – Удар должен быть очень сильным.
Данте медленно поднялся на ноги, и Дину крайне не понравилось выражение его лица. Но сказать никто ничего не успел, потому что Сэм рассмеялся.
– Один сильный удар, да? – от этого голоса, с чужими, не-сэмовскими нотками холодного скепсиса, пересыхало во рту. Сэм шагнул вперед, широко разводя руки в стороны. – Серьезно? Всего лишь чуть больше силы и один-единственный удар. И конец! Победитель получит все. Логика безупречна, Вергилий, но погоди-ка – откуда такое острое дежа вю? От кого бы я мог это слышать, не подскажешь?
– Понятия не имею, – ответил Вергилий, и ноги сами понесли Дина вклиниться между ними. Что Сэм творит? Дину говорил не лезть, а сам!
Данте встал рядом:
– Решили начать вечеринку вдвоем?
Вергилий перевел взгляд на брата и брезгливо дернул уголком рта.
– Нет, конечно, – ответил Сэм все с тем же вымораживающим весельем. – Мне просто интересно: кто-нибудь задумывался над тем, почему эта дрянь снаружи так уверена, что вылупившийся из кокона монстр первым делом ее не сожрет?
Вергилий продолжал смотреть на Данте:
– Его планы меня не беспокоят.
Сэм паскудно ухмыльнулся. Дин попытался отодвинуть его к лестнице, не дожидаясь развития событий, и тут Данте взорвался:
– А что тебя вообще беспокоит?! Как быстро ты сможешь добраться до ребят, – он мотнул головой в сторону Дина и Сэма, – хватит ли их душ, чтобы уделать меня, и хватит ли меня, чтобы уделать этого придурка снаружи? Все сначала, да?! А мне опять тебя останавливать?!
– Кто тебя заставляет? – в мертвенном свете, который им оставили, Вергилий выглядел неживым.
Сэм подозрительно легко позволил отвести себя в сторону. Дин тряхнул его, прошипел: "Да что с тобой?" Но только когда Сэм отчаянно посмотрел на Дина, стало ясно – он и не собирался драться.
"Помнишь?" – горько шевельнулись губы. Дин помнил.
Номер для новобрачных, и Руби за дверью. Точнее, Желтоглазый или Лилит – с кем сравнить коронованную пакость снаружи? Неважно. Все равно номер для новобрачных, слишком много страха, слишком много обид, слишком многое надо сказать. Сэм и рад бы сделать все за них, но свою голову другому не приставишь. Можно только огрести, как и положено миротворцам, с двух сторон.
– И в чем я не угадал? – бесился Данте. – Да если бы меня тут не было!..
– Но ты есть, – равнодушно оборвал его Вергилий. – Думаешь, я с последней нашей встречи ничему не научился?
– А чему ты научился? Новым фокусам?
Сэм с досадой опустил глаза. Дин схватился за голову. Прав был Бобби, ой прав – ведь и матом не поможет. Сэм тихо сказал:
– Слушай, не знаю, как тебя заманили...
– Приходили в дом, – ответил Дин. – Угрожали Лизе и Бену. Сэм, я старался.
Сэм кивнул и попытался улыбнуться:
– Я просто хотел, чтобы ты соскочил. Правда, хотел. А теперь так рад тебя видеть... прости.
– Нашел повод переживать, – Дин ухмыльнулся. – Принцесса.
Данте перестало хватать слов. Теперь он размахивал мечом у Вергилия перед носом:
– Ты больной, на всю голову больной! Хоть сам-то понимаешь? Он же тебя уже сделал один раз!
– Хватит, – Вергилий равнодушно посмотрел на меч. – Все просто, Данте. Я ведь тебе не нравлюсь. Хочешь меня остановить? Ты знаешь, что делать.
– Придурок! – заорал Данте. – Я не хочу тебя убивать!
– Думаешь, я этого хочу? – взгляд Вергилия стал презрительным.
Дин с тоской посмотрел на Сэма. Тот все силился улыбнуться, и как же паршиво у него получалось!
– Думаю, тебе плевать, – сказал Данте и отвернулся.
– Зачем ты сюда пришел? – выговорил Вергилий, промолчав почти минуту.
– Чтобы всякая шваль перестала мне про тебя рассказывать! – Данте снова развернулся к брату и замер, напряженный и злой. Вергилий взгляда не отвел. По его лицу не читалось ничего. От молчания сквозь зубы закладывало уши, и Дин совсем уже было собрался ляпнуть "поцелуйтесь наконец", как вдруг Сэм положил ладонь ему на плечо:
– Ты чувствуешь?
– Что? – беззвучно спросил Дин. Сэм внимательно всмотрелся в него и вдруг медленно, словно спрашивая разрешения, развернул к себе спиной. Прижался.
– Дин, – губы почти касались уха, – послушай меня, Дин, просто послушай, хорошо? Помнишь – джип-убийца? Призрак на шоссе?
– Да... – Данте и Вергилию, к счастью, было не до них – они продолжали напряженно пялиться друг на друга.
– Ты же поверил мне тогда, просто на слово – и все получилось. Помнишь, Дин?
– Что ты пытаешься сказать? – Сэм, наверное, тоже не мог его слышать – но слышал.
– Тут все настолько ненастоящее, – прошептал Сэм еще тише. – Ты чувствуешь? Смотри, – он вытащил у Дина Кольт и вложил в его ладонь, сомкнул собственные пальцы поверх. – Чувствуешь?
Чуткостью Дин не отличался никогда, но тут понял сразу. Рукоять револьвера была твердой, гладкой, отполированной десятками рук прежних владельцев-охотников. Она была настоящей. Руки Сэма были настоящими, тепло его тела.
Все остальное – нет.
Дин ведь помнил, все помнил! Жертвы сами придумывают себе антураж. Надо только подыграть их страху – дальше они сами. Просто показать то, что боятся увидеть...
– Он обманывает нас.
– Да, – Сэм отпустил Кольт, обхватил ладонями его голову, и Дин позволил закрыть себе глаза, надавить на веки подушечками пальцев, оставить только темноту и голос брата.
– Чужого брата убить легче, чем своего, Дин...
– ... Но стоит начать, и ты уже не остановишься.
– Да, – снова сказал Сэм. – Он запер нас внутри собственных голов. Они всегда так делают! Но по-настоящему тут только мы и тварь.
Только ты и тварь. Так говорил отец, когда учил целиться. Только ты, мишень и оружие – рукоять Кольта в руке была надежна как никогда. Проход найдется, говорил Данте, всегда находится. А Дин сказал: "Мы идем домой". А это значит – все пойдут домой. Как только тварь на их пути сдохнет.
Сэм сильно толкнул его в спину, и Дин пошел вперед. В конце концов, это он умел лучше всего.
Он шел, пока не осознал, что глаза у него открыты, но разницы никакой. Вокруг не было ничего. Нет – тут была тварь.
Дин выстрелил, и темнота сразу же исчезла, как будто он только теперь открыл глаза по-настоящему.
– Ты?! – прогрохотал изумленный голос.
Над ним нависало нечто. Дин проморгался, и нечто обернулось крылатой дрянью высотой с пятиэтажный дом и с тремя огненными провалами вместо глаз.
– Это, что ли, Мундус?
Страха Дин не чувствовал – наверное, слишком устал.
– Ты! – от голоса твари болели уши. – Как?!
– Разговаривать еще с тобой, – Дин оглянулся. – Эй, ребята!
У него за спиной висела елочная игрушка. Обычный такой стеклянный рождественский шар, даже не слишком мрачный, только размером с волейбольный мяч. В изогнутом стекле отражался он сам, Сэм, сидящий у стены, Вергилий и Данте, замершие лицом к лицу...
– Эй! – крикнул Дин снова.
И стекло лопнуло.

***

I’ll tell you now I’m the one to survive
You’ll never break my fate or break my stride
I’ll have you choke on your own demise
I make the angels scream and the devil cry

Говорю тебе – я буду единственным, кто выживет
Тебе никогда не сломить мою судьбу и не нарушить мои планы
Ты у меня захлебнёшься в собственной крови
Я заставлю ангелов кричать, а дьявола плакать.


Shall Never Surrender
Devil May Cry 4 OST

Дин позвал, когда Сэму начало казаться, что его голова сейчас лопнет, как гнилой орех. Полукровки вели себя подозрительно тихо. Сэм мельком взглянул на них – кажется, Данте шагнул вслед за Дином, но Вергилий его удержал, и теперь они снова любовались друг другом. Не дрались, и на том спасибо – Сэму сейчас не до того.
Он думал о Дине. Сидел у стены, зажмурившись, и видел брата перед собой.
Дин и его наглая ухмылка. Дин и его шуточки, одинаково идиотские и во время вечеринки, и когда его убивают в очередной раз. Дин и его руки, и Кольт – слишком тяжелый и реальный для всего, что их тут окружало. Дин, который отодвигает непредставимое ничто, как пыльную занавеску. Дин, который может все, потому что у него все просто.
Праведник. Сэм едва не рассмеялся – господи, ангелы – такие придурки. Ведь все действительно просто: есть те, кто знает, и те, кто верит. Или не верит, особенно во всякую потустороннюю заумь, вроде клеток из ничего или непобедимых пророчеств. Вергилий никогда не сможет выйти отсюда – он даже в брата верить не умеет. А Сэм…
Как же его бесило порой это Диновское: "Будь проще!" Сэм никогда так не умел, его мир никогда не был таким, каким его хотелось видеть, и едва ли будет. Но он все еще может верить в Дина, как и положено, вопреки. Пусть это и единственное, во что он верит по-настоящему.
И конечно же, это дурацкая идея – развалить ловушку головой. Но у Дина именно такие всегда и срабатывали.
Раздался выстрел, и в голове Сэма вспыхнул огненный шар. А потом он услышал голос брата и открыл глаза.
Дин был маленьким и перевернутым – будто Сэм смотрел через древнюю подзорную трубу. Слева зашевелились Данте с Вергилием, Сэм успел задуматься, что видят они, но тут Дин снова крикнул, и пространство раскололось.
Темнота рушилось им на головы, обломки очередной иллюзии таяли, как сахар в кипятке.
– Эй вы, сладкая парочка твикс! – Дин тыкал пальцем себе за спину. – Это ваше?
Данте и Вергилий даже не ответили, просто обошли Дина с двух сторон, как столб, и направились вперед, туда, где висела в воздухе трехглазая тварь.
– Вам помочь? – вежливо спросил Дин, но его проигнорировали.
– Му-ундус! – громко радовался Данте. – Как дела, как здоровье? Вижу, не очень. Это потому что Вергилий плохо себя вел, или ты такой урод от рождения?
– Тебе не стоило звать Данте. Тем более, не стоило давать мне шанс, – добавил Вергилий, и Сэм отчетливо услышал в его голосе свое, памятное по монастырю святой Марии(i): "Я так долго ждал этого дня!"
Мундус проревел что-то, но слова слились в неразборчивый гул. Силуэты Данте и Вергилия поплыли, теряя сходство с человеческими, тварь между ними оделась сполохами, и только Дин остался прежним.
Будто его душа так и выглядела – ухмыляющимся придурком тридцати лет. И никакого блеска и сияющих структур.
Сэму показалось, что он просто моргнул, но Дин уже стоял рядом и протягивал ему два марлевых шарика – и откуда только выудил? Сэм улыбнулся, запихивая их в нос. А за спиной у Дина разворачивалось батальное полотно.
Больше всего это было похоже на грозовую тучу, которую рвало в клочья огнями трассеров. Туча разражалась громом и вспышками всех цветов радуги, а в ответ ее прошивало строчками – частыми, оранжево-алыми или редкими, кобальтовыми. От грохота и криков голова раскалывалась еще сильней, но Сэм заставил себя встать.
– Надо помочь ребятам, – проворчал Дин.
– Ага, – сказал Сэм. – Ты можешь прицелиться?
Дин оглянулся.
– Так. Я вижу молнии... а они вообще где?
Сэм кивнул:
– Я так и думал.
Камни под ними задрожали. Такой бой недоступен людям – слишком высокие скорости, слишком мощные энергии, и неважно, что красный демон в лапах держал обычные на первый взгляд пистолеты. Но Сэм все видел – и незнакомую конструкцию оружия Данте, и катану Вергилия, и потоки раскаленного света, от которых полукровки успевали увернуться в последний момент. И только Мундус так и оставался размытым, плюющимся смертью облаком. Выстрелы и заклятья – или как назвать то, чем бил Вергилий, – сплетались в сеть, за которую оно не могло прорваться.
Не могло, но прорвалось.
В какой-то момент Данте и Вергилий отлетели в разные стороны, и тошнотворная волна покатилась на Сэма и Дина. Пахнуло серой, перед глазами зависли три огненных провала, и один из них наливался светом, словно прожектор. Сэм, ни о чем не думая, шагнул вперед.
Что такое свет? Возможность видеть? Источник радости? Фотоны из школьного курса физики?
Нечто, что наполняет тебя, а потом выжигает изнутри?
Сияние ударило в солнечное сплетение, прокатилось огнем, лишая способности думать и осознавать, но Сэм даже не покачнулся. Бывало и хуже.
Что такое свет? Та же сила. Вопрос заключается только в ее количестве.
Сэм сделал еще шаг, уже не ощущая ничего, кроме знакомого жара, и, может быть, противной корки на подбородке. Но тут над ухом раздался выстрел, и свет погас.
От последовавшего рева земля содрогнулась. Сэм подумал было, что оглох, но нет – он сидел на земле, а Дин пытался его поднять и орал:
– Расползешься в слизняка на ножках – пристрелю!
– Я сам, – Сэм не был уверен в том, что хочет этим сказать.
Встал он как раз вовремя – туманное облако снова оформилось в крылатую, предельно недовольную тварь. Мундус ревел, зажимая развороченный лоб. Дин снова выстрелил:
– Может ты и в великолепной пятерке(j), но тебе точно не понравится!
Сэм не успел понять, откуда в лапах у твари взялся кусок скалы, – только мелькнула мысль, что увернуться они не успеют, а ряд вспышек уже прочертил падающую плиту, и обломки рухнули по обеим сторонам от Винчестеров.
– Хэй, сладенький! – проревели за их спиной. Мундус поднял новый камень, но его грудь вдруг засветилась изнутри, вспыхнула и взорвалась. В разрыве мелькнула синяя чешуя.
И снова потребовалось усилие, чтобы удержаться на ногах. Грязно-серый ком дурной злости выл, метался из стороны в сторону, и безостановочно таял, рассыпался, как прогоревшая фигурка из бумаги. Сэм вспомнил крылья убитых ангелов. Данте – уже человек – встал рядом с ними.
– Приготовьтесь, ребятки. Сейчас нас тряхнет.
Вой Мундуса с трудом складывался в слова. Что-то о «неуничтожим», «вы не можете», «вернусь», и самое понятное:
– Я все равно получу его! Спарда вернется ко мне!
Дин открыл рот, а потом ухмыльнулся:
– А они часом не братья? Мундус и Спарда?
Данте изумленно на него посмотрел, но промолчал.
Справа, не торопясь, подошел Вергилий, тоже в человеческом облике, почему-то без арбалета, но с пистолетом Данте в руках. Встал рядом с братом, тоже поднял оружие и почти улыбнулся.
Данте улыбнулся в ответ:
– Ага!
Дин посмотрел на них, потом на Сэма. Сэм в общих чертах понимал, что происходит, но на объяснения не было ни сил, ни времени, так что он просто кивнул, мол, все правильно, делай, как они. Дин прицелился поточнее, и Сэм снова кивнул. Можно и выстрелить, хотя дело, конечно, не в пулях. У Сэма пистолета не было, и он просто сосредоточился, собирая все, что скопилось внутри.
Всю силу, всю мерзость. Тень от крыльев Люцифера и лицо мертвого Адама. Грешников, горящих на крестах. Ядовитую ухмылку Эвы, разбитый нос Джейка, оскал Руби. Холодные насмешки Велиала и пережитое в ловушке отчаяние, боль от устроенной Мундусом огненной купели и несмываемый призрак крови во рту. Собрал, спрессовал в тугой, разрывающий душу на части клубок.
А потом услышал дружное:
– Джек-пот!
И выпустил это наружу.
Может быть, очередная пакость, пролезшая на роль детали мироздания, и не подохнет окончательно. Такого, как он, и в самом деле нелегко убить насовсем. Но есть надежда, что ему, как и Люциферу, не сразу удастся придумать новую пакость.
Прогоревший пепел разметало на четыре стороны света, и начался сущий кошмар. Пространство свернулось резиновым ковриком и загорелось, потекло вонючим сиропом, заставляющим все внутренности вывернуться наизнанку. Пространство плавилось, а Сэм думал только об одном – не потерять Дина. Это было бы так глупо, потерять Дина. После всего.
Мир вздрогнул, встряхнулся, как огромный бешеный пес, и встал на место. На новое место.
Исчезли обломки башни. Осталась только полная льда и света трещина в земле, тьма и черный раскаленный камень. Сэм лежал на самом краю, но все же не висел над обрывом, да и Дин не собирался его отпускать. Они начали осторожно, по миллиметру отодвигаться от пропасти. На шаг, на два, на четыре, не решаясь отпустить друг друга ни на миг.
При очередном движении в поле зрения попали ноги и край синего плаща. Сэм запрокинул голову, и увидел чуть дальше и выше Вергилия и Данте.
Картинка отпечаталась на сетчатке, четкая и подробная, будто ряд высококлассных фотографий россыпью на столе. Первый кадр: Данте вцепился в небольшой выступ, а Вергилий висит под ним, и единственное, что его держит над пропастью, – рука Данте, ухватившая плащ у горла. Кадр второй: Вергилий смотрит на эту руку, почти брезгливо, будто не понимает, что видит перед собой. На лице Данте отчаяние. Третий кадр: Вергилий меняется в лице, и Сэму некогда досматривать до конца, потому что Дин устал, ему тяжело, и пропасть еще слишком близко. Но Сэм услышал, как Данте взревел от усилия, втаскивая брата наверх. Значит, все кончилось не так уж плохо?
Подняться сразу не получилось. Пальцы дрожали от напряжения и никак не желали отцепляться от одежды. Они сели, опершись спиной на ближайший камень – Дин, обхватив Сэма за шею, и Сэм, вцепившись в Динов жилет. Подошли Вергилий и Данте. Данте рухнул рядом, Вергилий остался стоять, прислонившись к тому же камню. Друг на друга они не смотрели.
Дин закашлялся:
– И ведь ни у кого даже выпить нет. А я рюкзак проебал.
Данте горестно вздохнул.
Изображение
***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:29
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Ноль

I'm living on an endless road
Around the world for rock and roll
Sometimes it feels so tough
But I still ain't had enough
I keep saying that it's getting to much
But I know I'm a liar
Feeling all right in the noise and the light
But that's what lights my fire

Я живу на бесконечной дороге
По всему миру, ради рок-н-ролла.
Иногда приходится не сладко,
Но мне все мало.
Я все время твержу, что с меня хватит,
Но я понимаю, что вру себе.
Я на своем месте в шуме и свете,
Но именно это разжигает мой огонь.


Hellraiser
Motorhead

Кастиэля Дин заметил только тогда, когда тот вышел из-за камня. Такой же, как всегда, – небритый, взъерошенный, в помятом светлом плаще. Его было ясно видно, будто тут работал специальный касоподсвечивающий прожектор. Дин понял, что улыбается, как идиот, а Данте почему-то потянулся за мечом.
– Еще один...
– Эй! – Дин ухватил его за плащ. – Это свои!
– А по виду не скажешь!
– Кас? – Сэм часто моргал. Потом протер глаза кулаком и улыбнулся. – Хорошо выглядишь.
– Нашел, – сказал Кастиэль. – Знал, что надо идти туда, где больше всего шума, – он смерил внимательным взглядом сначала Данте, потом Вергилия. – Кто это?
– Я ж говорю, свои! – сказал Дин. – Кас, это Данте. И Вергилий. Данте, это Кастиэль, наш лифт наверх.
Полукровки неприязненно покосились на ангела. Ангел пристально смотрел на них.
– Ты уверен? – спросил Данте. – Он мне не нравится.
– Это Катако(k), – сказал Кастиэль. – Катако опасны.
– И что? – огрызнулся Дин. Не хватало теперь драки на ровном месте!
– Джесси был очень милый, – мягко поддержал Сэм. Дин развернулся в другую сторону.
– Данте, в этом парне я уверен как в себе. Он мне даже морду бил по делу!
Кастиэль переводил тревожный взгляд с одного близнеца на другого:
– Дин, они не выглядят... милыми.
– Да ты вообще кто такой, умник в блестках? – Данте уже поднялся на ноги и готов был лезть в драку.
– Он ангел, – сказал Сэм, – разве не видишь? Но он наш хороший знакомый, и...
– Ангелов не бывает!
– Я, пожалуй, на этом откланяюсь, – сказал Вергилий и отвернулся. Все сразу притихли.
– Подожди, – позвал его Данте. Вергилий замер. Данте с минуту молчал, а потом широко ухмыльнулся.
– Хочешь прокатиться?
Вергилий обернулся и настороженно посмотрел на него. Данте свистнул. Что-то упало, грохнуло, и из камней выехал мотоцикл.
Пижонская огромная штука, которая заставила бы Харлей усохнуть от зависти, разумеется, красная, остановилась прямо перед Данте.
Сэм снова несколько раз сморгнул и с тихим ужасом в голосе спросил:
– Что ты сделал с Велиалом?!
– А что? Смотри, какой красавец стал, – Данте погладил руль мотоцикла. – И я, как бы, не один старался... так что, Вергилий? Прокатимся?
Вергилий долго смотрел на Данте. Сейчас он казался совсем мальчишкой. А потом едва заметно пожал плечами, взрослея на глазах, и сел на пассажирское сиденье.
Данте едва не подпрыгнул. Потом действительно подпрыгнул – чтобы сесть за руль. Вскинул ладонь.
– Бывайте, охотнички! Если ваш ангел вас не угробит, звоните! Старым знакомым скидка! – и дал по газам.
Они помчались вдаль, будто под колесами был хайвей, а не развалины. Огромный сверкающий мотоцикл и пара бесповоротно чокнутых парней на нем. В этой картине очень не хватало тяжелого рока.
Дин впервые пожалел, что Кас не смог протащить сюда Импалу.
Изображение
***

I've had enough of cryin'
Bleedin', sweatin', dyin'
Hear me when I say
Gonna live my life everyday
I'm gonna touch the sky
And I spread these wings and fly
I ain't here to play
I'm gonna live my life everyday

Я достаточно плакал,
Истекал кровью и потом, умирал.
Услышьте меня, я говорю,
Что буду жить каждым днём.
Я коснусь неба,
Расправлю крылья и взлечу.
Я здесь не для игр –
Я буду жить каждым днём.


Everyday
Bon Jovi

Мотоцикл навсегда уезжал из их жизни – впрочем, с такой жизнью, как у них, ни в чем нельзя быть уверенным до конца – прямо по воздуху. Если присмотреться, можно было заметить, как под его колесами формируется трасса. Сэм хмыкнул. Говорил же: тут все не настоящее.
Кастиэль примостился рядом с Дином, хотя сложно сказать наверняка, может ли холодная белая туманность с огромными крыльями сидеть. И как его не заметили, пока он подходил? Загадка.
– Я рад, что ты выбрался из клетки, Сэм.
А вот голос остался прежним – хрипловатым голосом Джимми. Или казался таким – словно, он звучит прямо в голове, а не снаружи. Сэм поморщился, прогоняя неуместное любопытство, и ответил:
– Я не выбрался. Меня вытащил очередной… очередное...
– Очередная сверхъестественная дрянь с амбициями отсюда и до земли, – подсказал Дин. – Но ее завалил ее собственный вариант Винчестеров.
– Дин, – Сэм неожиданно для самого себя обиделся, – я что, выгляжу настолько больным отморозком?
– Тебе честно или обнадежить? – его брат ухмыльнулся без капли сочувствия. – И вообще, я, может, тебя с Данте хотел сравнить!
– Еще хуже!
– Вы уверены, что отпускать их безопасно? – спросил Кастиэль.
Сэм вздохнул:
– Вергилия – нет. Но думаю, пока они оба не повзрослеют, Данте будет за ним присматривать.
– Конечно, будет! – уверенно заявил Дин. – Брат все-таки.
И помрачнел. Сэм знал, о ком он сейчас спросит:
– Сэмми. Насчет Адама...
Сэм помолчал, вспоминая ледяную кровавую пыль на ладонях.
– Я нашел его почти сразу, как очнулся сам, но он... он просто рассыпался у меня в руках. Ничего не осталось.
– Ага, – Дин напряженно о чем-то размышлял. – Понятно.
– Собственно… – Сэм заставил себя продолжить. – Вергилий. Он был первым, кого я увидел после Адама. Вменяемого, не потерявшего человеческий облик – я не смог оставить его на кресте. Но я постарался за ним присматривать.
Дин кивнул, принимая объяснения, и плотнее сжал ладонь у Сэма на плече.
А Сэм смотрел на Дина. На щеку и стриженую макушку. Невыносимо хотелось его обнять. Просто обнять, прижать к себе всего и постоять пару минут не шевелясь. Может быть, тогда хоть на миг удалось бы поверить, что судьбы нет. (l) Что эта тварь была последней.
Наконец Дин встряхнулся и хлопнул себя по колену.
– Ладно, ребятушки. Поехали-ка домой. Меня там уже заждались.
Он вскочил на ноги, потянул наверх замешкавшегося Сэма, а потом неожиданно обнял, крепко, до хруста в ребрах. И прошептал на ухо:
– Если еще хоть раз!.. Ну, сучонок!
Сэм тихо засмеялся ему в висок. Неважно, сколько раз еще доведется падать, они все равно будут подниматься. Вместе.
Кастиэль подошел поближе и коснулся их обоих. Чуть провел ладонью по руке Дина – от локтя к оставленному им следу. Вторая ладонь легла рядом, на предплечье Сэма.
– Вы плохо обходились со своими телами, – констатировал он. – Но все поправимо.
– Удержишь двоих-то? – спросил Дин.
Кастиэль только улыбнулся в ответ.
А потом вспыхнул свет.

***

_________________
...А?


09 дек 2010, 02:37
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Carry on my wayward son,
For there'll be peace when you are done
Lay your weary head to rest
Now don't you cry no more

Возвращайся, блудный сын –
Ты успокоишься, когда это сделаешь
Приклони усталую голову
И не плачь больше.


Carry On Wayward Son
Kansas

Они возвращались домой.

***

Изображение



***



Примечания | Читать дальше
Примечания:

a) Дин подгонял снаряжение – штурмовой рюкзак, жилет.

Штурмовой и тактический рюкзаки используются солдатами при решении тактических боевых задач. В отличие от экспедиционных рюкзаков, основными параметрами для них являются удобство передвижения по пересеченной местности и возможность легко сбросить. В идеале такой рюкзак должен позволять кататься по земле и сниматься одним движением. Разумеется, много в нем унести нельзя.
Под жилетом имеется в виду армейский разгрузочный жилет, служащий той же цели, что и штурмовой рюкзак – дать бойцу возможность взять максимум снаряжения при минимуме ограничений в подвижности. На охоте Сэм и Дин такими не пользуются, но в данном случае путешествие Дина могло затянуться намного дольше любой охоты.

b) А ты предлагаешь врата в Вайоминге?

В Южном Вайоминге находились врата в ад, открытые Джейком Салли с подачи желтоглазого в двадцать второй серии второго сезона "Сверхъестественного", чтобы выпустить Лилит и приблизить Апокалипсис еще на один шаг.

c) С кладбища Сталл.

Речь идет о кладбище в городке Сталл, о котором ходят слухи, что дьявол появляется там дважды в год. Именно на кладбище Сталл в двадцать второй серии пятого сезона "Сверхъестественного" должна была состояться битва между Люцифером и Михаилом, и именно там Сэм принес себя в жертву, чтобы заточить Люцифера обратно в ловушку.

d) С усильем лег челом туда, где прежде были ноги, и стал по шерсти подниматься ввысь – я думал, вспять, по той же вновь дороге...

Сэм цитирует строчки из тридцать четвертой песни "Божественной Комедии" Данте Алигьери, в которых рассказывается о самой глубине девятого круга, месте заточения Люцифера. Девятый круг, согласно Данте, представляет собой замерзшее озеро – Коцит.

e) "Страх убивает разум..." Нет, это из другой книги.

Имеется в виду молитва Бене Гессерит из "Дюны" Френка Герберта. Полностью она звучит так: "Страх убивает разум. Страх – это малая смерть, несущая забвение. Я смотрю в лицо моему страху, я дам ему овладеть мною и пройти сквозь меня. И когда он пройдет сквозь меня, я обернусь и посмотрю на тропу страха. Там, где прошел страх, не остается ничего. Там, где прошел страх, остаюсь только я"

f) Дин перепаковался: достал запасные обоймы, мягкую пластиковую фляжку с водой.

Имеется в виду "Кэмэл Бэг" – плотная фляжка, сделанная из пластика. Если правильно ее установить, то из нее можно пить на ходу, но с этим Дин возиться не стал, просто взял ее, потому что она меньше весит.

g) Какие-то люди, которые едва не сожгли всю их семью в заброшенном доме... учительница, очень хорошая, хотела быть его матерью...

Имеются в виду события, описанные в комиксе "Rising Son". Демоница, которая потом представилась как Лилит, вселилась в школьную учительницу и попыталась похитить Сэма. Когда ей это не удалось, долго преследовала Винчестеров, натравливая на них то одержимых, то охотников. Тогда же Дин впервые убил человека, а Джон впервые подумал, что всем было бы легче, если бы Сэм умер – но не смог убить сына. К сожалению или к счастью, но большая часть этих событий прошла мимо Сэма. Он был либо без сознания, либо там, где не мог слышать, о чем говорят взрослые, а на его вопросы, как водится, так никто толком и не ответил.

h) Велиал, один из соратников Люцифера – его описание более–менее совпадает с тем, что мы видели.

Велиал, или Белиал, упоминается в самых разных источниках. Вот что говорит, например, "Лемегетон", один из старейших и популярнейших текстов по демонологи:
"Шестьдесят восьмой Дух зовется Белиал. Он – Могущественный и Могучий Король, появившийся сразу после Люцифера, появляется в облике двух прекрасных ангелов, сидящих на огненной колеснице. Он говорит приятным голосом и утверждает, что пал первым среди самых достойных ангелов, даже более достойных, чем Михаил и другие Небесные Ангелы. ...Следует отметить, что этот Король Белиал должен получать от заклинателя подношения, жертвы и подарки, иначе он не будет давать правдивые ответы на его вопросы. Но потом он долго может говорить правду, пока не скован Божественной Силой".
Еще это имя встречается в "Истории о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике", изданной в 1587 году:
"А Велиал явился к доктору Фаусту в обличье косматого, черного как уголь медведя, только уши его стояли торчком и были, как и морда, огненно–красного цвета. Были у него как снег белые длинные клыки, длинный хвост, локтей около трех, а на шее имел он три раскрытых крыла".
В Библии его имя часто связано с такими понятиями как "суета", "ничто", и "не-бог". Его отличает пустота и внутренняя несущественность. Он демон лжи, великий обманщик, покровитель азартных игр и содомитов. В более современных источниках Велиал упоминается как первый эстет ада, который не любит являться в облике устрашающих чудовищ.

i) Сэм отчетливо услышал в его голосе, свое, памятное по монастырю святой Марии: "Я так долго ждал этого дня!"

В монастыре святой Марии города Ильчестер, штат Мэрилэнд, Сэм убил Лилит в двадцать второй серии четвертого сезона. Сейчас он вспоминает то, что тогда ей сказал.

j) Может, ты и в великолепной пятерке, но тебе это точно не понравится!

Только пять существ невозможно убить из Кольта – об этом упоминалось в десятой серии пятого сезона. Очевидно, Мундус относится к одному из таких существ.

k) Это Катако. Катако опасны.

О Катако упоминается в шестой серии пятого сезона. Кастиэль так называет Джесси: "Он наполовину демон, и гораздо могущественнее прочих. У других народов его называют Катако или Кэмбион. У вас его зовут Антихрист".

l) Может быть, тогда хоть на миг удалось бы поверить, что судьбы нет.

"Нет судьбы, кроме той, что создаем мы сами" – эта фраза использовалась Кайлом Рисом и Сарой Коннор из цикла фильмов "Терминатор".

_________________
...А?


Последний раз редактировалось Льдинка 09 дек 2010, 19:31, всего редактировалось 3 раз(а).

09 дек 2010, 02:38
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 17:26
Сообщения: 376
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Затянуло, крепко так, как хорошая трава! Очень интересное видение Ада, а уж Винчестеры... такие Винчестеры. Близнецы тоже понравились, даже захотелось узнать, что это там за вселенная такая.
Льдинка, спасибо!

_________________
http://felisha.diary.ru/


09 дек 2010, 09:57
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 дек 2010, 18:38
Сообщения: 118
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Шикарно!
Диалоги Данте и Дина - правдоподобнее некуда! Думаю, именно так бы эти двое и общались.

_________________
- Эй, босс! Там «колесники» гоняются за Йансоном!
- Всем флотом, что ли?
- Так точно!

(с) Звездные войны, Эпизод VI


09 дек 2010, 12:52
Профиль
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 авг 2008, 19:52
Сообщения: 307
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Очень интересно, написано классно, даже захотелось узнать побольше о братьях Данте и Вергилии, так все переплетено, увлекательный кроссвер, спасибо. :inlove: :inlove: :inlove: Арт какой замечательный!


09 дек 2010, 16:17
Профиль WWW

Зарегистрирован: 27 янв 2010, 12:10
Сообщения: 149
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Понравилось)))
Знаком с обоими мирами, очень естественно они переплелись.
Читать было интересно и увлекательно. Спасибо))))


09 дек 2010, 18:53
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Phelishia
Представьте, как от этой травы штырило автора!
Гадюка подколодная
Диалоги Данте и Дина - правдоподобнее некуда!
Спасибо, я старалась)))
Ri.
Да, я очень старалась, благо точек соприкосновения полно. Рада, если у меня получилось.

_________________
...А?


09 дек 2010, 19:33
Профиль
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
О, персонажи так похожи на себя! И Данте такой Данте ^__^ И главное, что хорошо закончилось и никто из братьев друг друга не побивал! В орбщем, оч понравилось!


09 дек 2010, 20:58
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Valkiria
Спасибо!)))
Ну, не знаю, насколько сложно найти третью игру в сети, но думаю где-то она все же есть))) рекомендую, игра хорошая)))
Allinor
И Данте такой Данте ^__^
:shy2:
И главное, что хорошо закончилось и никто из братьев друг друга не побивал!
Да)

_________________
...А?


09 дек 2010, 22:56
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Ах да, еще манга есть... где-то... приквел к третьей игре...

_________________
...А?


09 дек 2010, 22:58
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 июн 2009, 00:53
Сообщения: 52
Откуда: Запорожье
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
как большой фанат и спн, и DMC я довольна. очень визуальное повествование, одновременно вызывающее ассоциации с комиксом и компьютерной игрой, чудный юмор, обаятельные персонажи, стильный арт. мне все понравилось. спасибо большое! :heart:

_________________
ты - заведующий всем, и все из-за тебя...


10 дек 2010, 01:34
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
chronozaur
Всегда рады стараться))))

_________________
...А?


10 дек 2010, 02:05
Профиль
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Как фанату СПН, мне очень понравилось! )))))))) Масса положительных эмоций от того, какие у вас тут Винчестеры ^__^
Но, как фанат DMC, я вас очень прошу: никогда больше не пишите про близнецов.

Арт замечательный.


10 дек 2010, 08:31
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Но, как фанат DMC, я вас очень прошу: никогда больше не пишите про близнецов.
Что ж так сурово-то?

_________________
...А?


11 дек 2010, 14:51
Профиль

Зарегистрирован: 17 окт 2008, 10:15
Сообщения: 70
Откуда: Москва
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Мне понравилось! Очень интересное видиние ада, живые персонажи, спасибо!!! :hlop: :hlop: :hlop:


12 дек 2010, 00:44
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Dine
Пожалуйста)

_________________
...А?


12 дек 2010, 01:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 авг 2008, 19:17
Сообщения: 53
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Жанр фика по компьютерной игрушке никогда конечно любимым у меня не будет. Но как контраст к неторопливым и вдумчивым остальным фикам, получилось, то, что нужно. Было интересно и невозможно оторваться. Мне понравилось. Диалоги было весело читать, хотя порой уж слишком по детски они начинали спорить. Но я все равно довольна. Вспомнился тут другой фик по игре, после которого казалось, что по игрушке вообще нельзя написать что-то стоящее. А вот ведь можно!
Спасибо автору. :D


12 дек 2010, 02:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 сен 2009, 00:52
Сообщения: 170
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Трис

рада, что не разочаровала. А насчет детских споров... :alles:
- Мы сдадим тебя со всеми потрохами твоей кровожадной компашке! Не похоже, что они фанатеют от ангелов.
- А я лишу вас голоса.
- А мы напишем.
- А я оторву вам руки.
- И все будут спрашивать: "Чего они тут шастают без рук?"
- ...Ладно!

Ну, в общем, я решила, что это допустимо :-D

_________________
...А?


12 дек 2010, 02:56
Профиль
Сообщение Re: Нет судьбы; PG; alla spatiella, Льдинка
Льдинка,
просто характеры Данте и Верджила здесь очень поверхностные, какие-то... клоунские. А у меня за близнецов душа болит, понимаете?
Ясно, что всё дело в том, что фик по СПН, но зачем тогда было вставлять именно героев DMC? Взяли бы каких-нибудь абстрактных, авторских...
Поэтому и сурово)


12 дек 2010, 03:21
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yahoo [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.052s | 18 Queries | GZIP : Off ]