Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:36




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 47 ]  На страницу 1, 2  След.
"Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Название: Восемь. Миль. До. Жизни…
Автор: Vavulon
Бета: Алгарифма
Гамма: Valerkind
Фанарт: Feyt
Жанр: экшн
Пейринг: Джаред/Дженсен
Главные герои: Джаред Падалеки, Дженсен Эклз, Данниль Харрис, Чад Мюррей
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: герои принадлежат сами себе, сюжет принадлежит фантазии автора.
Предупреждения: AU, ООС, открытая гомофобия, детальное описание физиологии и медицинских состояний, ненормативная лексика.
Саммари: Жизнь таит множество сюрпризов, подчас довольно неприятных. Откуда могли знать двое молодых актеров, Дженсен и Данниль, направляясь на живописный остров, населенный предположительно доброжелательными людьми, что их там поджидает смертельная опасность? В итоге невинная прогулка превратилась в гонку на выживание. Их цель – мост, соединяющий остров и материк, единственная ниточка, связывающая со знакомой, безопасной жизнью. Это опасная дорога, но все равно лишь она может принести свободу и спасение.
От автора: Огромное спасибо:
Моей бете, обладающей огромным трудолюбием. Способной день и ночь, не смыкая глаз, вчитываться в строчки, не покладая рук, наводить красоту, снова и снова меня поддерживать, давать стимул совершенствоваться, быть оптимисткой и делиться со мной положительными эмоциями.
Моей гамме, угадывающей и спинным мозгом чувствующей, что подразумевал и хотел сказать автор. Отдельное спасибо за дельные, полезные и смешные комментарии к тексту. За ее вычитку, умение видеть пропущенное, и вообще за то, что она есть.
Благодарю создательницу арта к моему фику, уделившую время, поделившуюся своим талантом и воплотившую историю в картинку.
Благодарю всех девушек, поддерживающих меня все это время, гладящих по голове, пинающих, в зависимости от ситуации. За то, что были постоянно на связи, не бросали на полдороге и терпели на всем протяжении написании фика.
Особенно благодарю своих консультантов, принявших активное участие в описании некоторых сцен.

Изображение

Восемь.Миль.До.Жизни.pdf
Восемь.Миль.До.Жизни.doc


Последний раз редактировалось vavulon 17 дек 2010, 23:57, всего редактировалось 3 раз(а).

17 дек 2010, 22:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…", AU, Джаред/Дженсен, NC-17, Vavul
Изображение

Остров Принца Эдуарда, 2004 г.

Дженсен отпил кофе и еле удержался, чтобы не выплюнуть эту бурду.
- Твою мать, что это? – сморщился он, отодвигая кружку.
- Тихо ты! - зашипела на него Данниль, озираясь по сторонам. – Что за привычка привлекать к себе внимание?
- Внимание? – нисколько не снижая голоса, переспросил Эклз. – Да кому мы нужны в этой дыре? Уверен, половина из них и телевизора-то в глаза не видели, - он покачал головой. – До сих пор не понимаю, зачем нас сюда принесло? Но если что-то Дани приспичило… Пристегните ремни безопасности. Ночь будет лишена комфорта!
- Хватит! - воскликнула девушка. – Сколько можно? Теперь до конца жизни будешь меня попрекать тем, что повелась на этот обман? Но на сайте так достоверно описали ценность столика, - девушка всхлипнула. - Ну как? Как я могла пропустить такое?.. – она жалобно посмотрела на друга, глаза заблестели от слез.
- Ладно, - смягчился Эклз. – Забыли. Будем считать, что это была романтическая прогулка с целью развеяться после трудовых будней.
Данниль благодарно кивнула.
- Вот приедем домой, я тебя отблагодарю, поверь, – заговорщицки шепнула она.
Дженсен хмыкнул:
- Уже в предвкушении, - и углубился в созерцание непонятного блюда, отдаленно напоминающего жареную картошку с мясом.
Неделя не заладилась сразу. Сперва эта непонятная разборка с Томом. Нет, Дженсен все понимает - он звезда шоу, ему и карты в руки! Но зачем столько пафоса в словах? Быть может, Уэллинг до сих пор помнит, что на его месте легко мог оказаться Эклз, и это маленькая месть с его стороны? Типа, посмотри, где я, и где ты… К тому же ревность к Кристин совершенно беспочвенна! Она, бесспорно, хорошенькая и умная девушка, но не настолько, чтобы Дженсен потерял из-за нее голову. Ну, и конечно, Эклз прибегнул к своему уже привычному способу разрешения подобных проблем: он вызвонил Данниль, попросив ее нарисоваться на съемочной площадке, недвусмысленно намекая окружающим на их близкие отношения. Дальше – больше, Харрис, тут же воспользовавшись одолжением, навязала Дженсену эту поездку в захолустье, потратив на это его короткий перерыв в съемках, за антикварным туалетным столиком, по ее мнению просто обязанным красоваться в ее новенькой квартире.
- Нет, - вздохнул Дженсен, отодвигая тарелку. – Это я есть не буду, - он откинулся на спинку стула и оглядел небольшой ресторанчик.
Шумная компания из пятерых мужчин за соседним столиком привлекла его внимание, тем более что один из ее участников слишком откровенно его разглядывал.
- Это он! Я тебе говорю...
Дженсен машинально прислушался к разговору.
- Это тот парень из «Смолвиля»...
- Да плевать, хоть из «Звездных войн», какая нам разница? Я, слава богу, не фанатею от всякой ерунды.
- Ты не понимаешь! Я слышал о нем много разного…
- И что? Да сколько угодно слухов можно найти в округе.
- Да, но эти утверждают, что парень гей.
- А вот это уже интересно, - коротко стриженый мужчина неспешно обернулся и смерил оценивающим взглядом их столик. Эклз напрягся. - Ты уверен? Он с бабой.
- Ха! А я с мужиком, - расплылся в улыбке сидящий напротив него черноволосый плечистый парень. – Но это ведь еще ни о чем не говорит.
- Гей – это мерзко, – скривился стриженный. – Не выношу педиков. Была б моя воля - всех бы сгноил заживо.
- Вот я и говорю, - не успокаивался его сосед по столику. – Надо проучить гада, а с девчонкой можно неслабо развлечься.
- Да-а, ничего цыпочка, - протянул стриженый, причмокивая губами.
- Мы уходим, - тихо шепнул Дженсен.
- Я еще не доела, - запротестовала девушка.
- Ты слышишь меня? Мы уходим, - с расстановкой повторил Эклз, между тем продолжая вслушиваться в разговор. – Официант, счет, - проговорил он как можно более непринужденным тоном.
Высокий стройный юноша с обворожительной улыбкой моментально вырос перед ним:
- Уже уходите? Не понравилось блюдо?
- Нет, все замечательно, - старательно производя впечатление беспечного толстосума, проговорил Дженсен. – Просто время поджимает, нам пора.
- Но мы… - начала Данниль.
- Тихо, - шикнул на нее Эклз. – Мы опаздываем, дорогая. Не так ли?
Он неторопливо достал портмоне, отсчитывая деньги, при этом продолжая следить боковым зрением за соседним столиком.
Мужчины, не скрываясь, перешептывались, бросая на них откровенные взгляды. Когда Эклз встал, протягивая руку Данниль, компания тоже покинула насиженное место, направляясь к выходу, не озаботившись расчетом. Дженсен растерялся, провожая взглядом молодых людей. Выходить вслед за ними на улицу его внутреннее чутье не рекомендовало, но и сесть сейчас обратно за столик и продолжить трапезу, как ни в чем не бывало, было бы странно.
- Так мы идем? – вопросительно изогнула брови Харрис.
- Конечно, милая, - позволив девушке подхватить себя под руку, он направился к выходу.

На улице накрапывал мерзкий холодный дождь. Сырая, привычная для этих мест погода еще больше ухудшила настроение Дженсена. Единственной его целью в данный момент было поскорее добраться до машины и покинуть, наконец, эту дыру.
И они почти сделали это. Дженсен уже достал ключи и нажал разблокировку двери, когда послышался громкий окрик:
- Эй, закурить не найдется?
Данниль непроизвольно затормозила продолжившего тянуть ее Эклза, оборачиваясь на голос.
- Друг, ты глухой? – незнакомец явно не собирался успокаиваться.
Автоматически, выверенными движениями, Дженсен достиг ландкрузера и уже открыл дверцу, пропуская Данниль, когда на плечо опустилась ладонь. Резко рванув, чужак круто развернул его к себе, толкая спиной на авто.
- Делаешь вид, что не слышишь? – с кривой ухмылкой спросил тот самый стриженый из ресторанчика. – Или я настолько паршивая овца, что не стою твоего внимания?
- Я не курю, - ответил Дженсен, восстанавливая сбившееся дыхание.
- Ну, надо же… - ухмыльнулся парень. - А ты и разговаривать умеешь… Звездочка моя зеленоглазая.
- Послушайте, мы не хотим проблем… - пытался заговорить его Дженсен, боком продвигаясь к открытой дверце.
- Да их никто не хочет, - пожал плечами мужчина, оглядываясь. – Правда, парни? - Его сподручные, окружившие жертв плотной стеной, злорадно заржали. - А знаешь, что я думаю? - он грубо дернул Дженсена назад, разгадав его умысел, снова впечатывая в холодный металл машины. – Я все время спрашиваю себя, что может делать рядом с пидором такая куколка? – отморозок плотоядно облизнулся, скользнув взглядом по фигуре неподвижно замершей Данниль.
- О чем вы? - хрипло спросил Эклз. – Я не понимаю! Она моя невеста...
- Да что ты?! – наигранно расхохотался стриженный. – А у меня о тебе совсем иные сведенья имеются.
- Курт, может, это все-таки разводка? - подал голос один из мужчин.
- Не-е, по мне, так у него на роже написано, что он пидор, - тут же отозвался чернявый, тот, что первым высказал свои догадки.
- А мы это сейчас узнаем, - не моргнул глазом стриженый. – Правда, киса? – обратился он уже к Дженсену, слегка похлопывая его по щеке. – Сначала оттаскаем его цыпочку, а потом и до нашего голубого друга дело дойдет.
- Только тронь ее!.. - злобно выплюнул Эклз, чувствуя, как внутри закипает еле сдерживаемая ярость, заглушая собой осмотрительность.
- А что ты сделаешь? – сузил глаза Курт. – Призовешь на помощь божественные силы? Так я не думаю, что они тебе помогут, ты ж во грехе, дитя мое...
- Что ж ты так не любишь геев, когда сам охоч до их задниц? - брезгливо скривился Эклз.
- А кто сказал, что я буду иметь тебя привычным для педиков способом? Я свой член не на помойке нашел, чтобы совать его во все имеющиеся дырки. Но в мире найдется предостаточно способов удовлетворить и тебя, голубок, - он нагнулся к нему настолько близко, что Дженсен чувствовал несвежее дыхание на своем лице.
Стремительный удар в солнечное сплетение согнул отморозка пополам, ребром ладони Дженсен двинул по открывшемуся затылку и опустился сверху на упавшее плашмя тело, придавливая коленом шею, но в следующую секунду мощным пинком был отброшен в сторону и едва успел прикрыть голову, как со всех сторон на него посыпались удары ногами.
- Не-ет! Нет, пожалуйста, не бейте его!.. – раздался пронзительный визг Данниль, сбившийся на булькающий звук, словно ей зажали рот.
Эклз задержал дыхание, сгруппировавшись, чтобы меньше чувствовать обжигающую боль от пинков, но, захватывая все сильнее и сильнее, она стремительно разливалась по телу и, наконец, блеснув ослепительной вспышкой, погрузила сознание во мрак.

Изображение

Медленно приходя в себя, Дженсен осознал, что все еще лежит, скрючившись на земле, но удары прекратились. Он слабо дернулся, пытаясь разогнуться и вздохнуть полной грудью, мысленно отстраняясь от выламывающей суставы боли.
- А… Очнулся, зеленоглазик, - раздался сверху насмешливый голос. - Это хорошо, сможешь ознакомиться наглядно, как действуют настоящие мужики, когда хотят трахаться.
Послышался сдавленный всхлип, потом неявные звуки борьбы.
- Тихо, тихо, куколка. Стой смирно, когда тебя хотят нормальные парни... - Еще один всхлип.
Дженсен попытался подняться, с трудом вставая на колени, но новый удар ногой в бок опять опрокинул его на землю.
- Леон, брат, хватит с него, - прозвучал голос стриженого. – Лучше дайте ему возможность наблюдать, может, у парня проснутся природные инстинкты.
Чьи-то руки крепко ухватили его, рывком ставя на ноги. В голове закружилось, а к горлу подкатила тошнота. Дженсен закашлялся, снова сгибаясь и сплевывая на землю розовый сгусток, часто моргая, пытаясь сфокусироваться.
Данниль распластали на капоте грудью, успев за это время сдернуть с нее куртку, и сейчас стриженый, хищно облизываясь, задрав на ней кофточку и просунув руки между металлом и телом девушки, сладострастно тискал ее груди, навалившись сверху, производя показательные движения бедрами.
- Отойди от нее, тварь, - злобно шепнул Эклз, сжимая кулаки и делая шаг вперед, но моментально был оттянут назад и вжат спиной в стену злополучного ресторанчика.
- Не мешай ему, голубок, - выдохнул навалившийся на него сверху здоровенный детина. – Дождись уже своей очереди…
Смерив его холодным, презрительным взглядом, Дженсен промолчал.
- Хотя… Я могу попробовать удовлетворить тебя прямо сейчас, - продолжил парень. – Не членом, конечно, но у меня найдется кое-что не менее интересное, - он загадочно поиграл бровями и, скользнув рукой за пазуху, достал пистолет. – Как ты смотришь на то, чтобы мой друг поласкал тебя изнутри?
Криво усмехнувшись, не глядя на оружие, Дженсен продолжал смотреть отморозку в глаза.
- Куколка, на тебе слишком много одежды, - раздался сбивчивый голос со стороны машины.
Обратив туда взгляд, Эклз увидел, как Курт, умело пользуясь ножом, медленно разрезает кофту, обнажая спину Данниль. Девушка лишь слабо дернулась, уже не пытаясь сопротивляться.
- Ну, так как, ты согласен? – дыхание его мучителя стало более частым, глаза масляно блестели от возбуждения.
Дженсен брезгливо поморщился:
- Ну, разве что это поможет тебе кончить, видно, по-другому ты не в состоянии…
- Сука! - толстяк сильно ткнул его дулом в пах, вынуждая осесть, охнув и зажмурившись от боли, но не позволяя согнуться или упасть.
- Курт! Что тут у вас происходит? – внезапно раздался звонкий голос.
Вся компания как по команде обернулась в сторону ресторанчика, откуда, воспользовавшись служебным выходом, появился официант и замер столбом возле двери, неодобрительно взирая на стычку.
- Джей! Душа моя, - хрипло отозвался стриженый. - Ты зачем шел? Мусор выбрасывать? – спросил он, замечая два больших черных пакета в руках у парня. – Ну, вот и иди подобру-поздорову, на эту вечеринку ты не приглашен.
- Ладно, - пожал плечами официант. – Мне вообще нет никакого дела до ваших разборок, - и он непринужденно двинулся дальше, не обращая на них внимания. Подойдя к мусорным бакам, закинул туда мешки, а развернувшись, нерешительно остановился, потирая руки о бедра.
Курт, вернувшийся было к прерванному занятию, снова заинтересовался визитером:
- Что?
- Слушай, брат, - протянул парень, задумчиво покусывая нижнюю губу. - Раз такое дело… Можно и мне с вами? - он оглядел девушку, одобрительно расширяя глаза.
- Что с нами? – стриженый, явно не ожидавший подобного поворота событий, отстранился от Данниль, удивленно уставившись на официанта.
- Ты понимаешь, - с запинкой вымолвил парень, краснея и прикрывая глаза, – у меня давненько никого не было, руки уже отсохли от этого дела.
Остальные сообщники громко заржали, даже здоровяк, удерживающий Дженсена, отодвинулся, не обращая внимания на свою жертву, увлеченный происходящим.
- Джаред! – изогнул брови стриженый. – Ты серьезно соблюдаешь пост? Нельзя же себя так голодом морить, вокруг столько красивых женщин. Да и мужчин тоже, - он хмыкнул, подмигивая Эклзу, который, зло прищурившись, следил за ними.
- За кого ты меня принимаешь? - обиженно воскликнул официант, возмущенно дернул плечом и зашагал обратно к ресторанчику.
- Джей! Да стой ты… - засмеялся Курт. – Я не хотел. Это на меня чары зеленоглазого действуют.
- Кого? – остановился парень.
- Да есть у нас тут один индивид, - продолжал улыбаться тот. – Иди сюда, брат. Я даже ради такого случая уступлю тебе первенство, - он отодвинулся, отпуская девушку.
Данниль моментально выпрямилась, испуганно уставившись на своего нового истязателя.
- Уверен? – недоверчиво переспросил официант. – Я могу подождать своей очереди…
- Давай, парень, давай, - забавлялся стриженый. – Не сачкуй, все свои, девушка ждет. Ее друг не против.
Джаред обернулся к прижатому к стене, тяжело дышавшему парню, встречаясь с уничижительным, ледяным взглядом. Виновато вздохнул, понуро свесил голову и медленно двинулся к Данниль, в страхе сложившей ладони на груди.
- И откуда ж вас, уродов, столько понабралось? - злобно сплюнул Эклз и тут же согнулся, получив оглушительный удар под дых.
- Привет, - мягко улыбаясь, произнес Джаред, приблизившись к девушке. – Не бойся, я буду осторожно.
Отморозки снова заржали, откровенно потешаясь над ситуацией.
- О, да, Джей, не порви ей ничего.
Не обращая на них внимания, официант протянул руку, поправляя растрепавшиеся волосы Харрис. Девушка всхлипнула, пятясь и непроизвольно вжимаясь в капот машины.
- Не бойся, - снова повторил Джаред, обхватывая девушку за талию и привлекая к себе. Он нежно прошелся губами по подбородку, коснулся шеи, слегка лизнул за ушком. – Все будет хорошо, - тихий неясный шепот прямо в ухо. – Доверься мне.
Данниль невольно расслабилась, прикрывая глаза. Эти мягкие, едва уловимые прикосновения после грубых навязчивых облапываний околдовывали, погружали в дрему. Ей так хотелось ему поверить, так хотелось чуда.
- Не прикасайся к ней, уебок! - яростный выкрик Дженсена вывел ее из прострации, Харрис вздрогнула, распахивая глаза, и тут же провалилась в фисташковую глубину почти прозрачных радужек парня.
Нежный успокаивающий взгляд официанта внезапно, в долю секунды стал мрачно-отрешенным, зрачки сузились.
- У тебя есть презерватив? - неожиданно спросил он, резко разворачиваясь к стриженому.
- Что? – Курт, продолжающий смеяться, приоткрыл рот, обращая на него взгляд…
Молниеносное, неуловимое движение, и нож отморозка перекочевывает в руку официанта. Жесткий удар в кадык, и потерявшийся в пространстве мужчина оказывается сдавлен стальным захватом руки вокруг груди, вторая с отвоеванным ножом прижата к горлу. Острый кончик лезвия вошел под кожу, неглубоко проникая внутрь, по груди бандита потекли алые капля. Не ожидавшие подвоха соучастники напряженно замерли, не зная, что предпринять. За спиной Джареда тихо всхлипнула Данниль, еще с трудом верящая в спасение. Дженсен, все еще удерживаемый своим стражем, сощурился и подобрался.
- Джаред, - едва слышно из-за затрудненного дыхания проговорил пленник. – Мальчик мой… Ты совершаешь ошибку. Давай все исправим, пока не поздно, - он медленно вздохнул, стараясь как можно меньше шевелиться. – Отпусти меня, и мы сделаем вид, что ничего не произошло.
- Ничего не произошло? – тоже тихо произнес Джаред, склонившись к самому уху стриженого, не сводя взгляда с остальной банды. – Меня уже основательно достала твоя уверенность, что ты бог и вправе решать, кому и как существовать вокруг тебя.
- Ты хочешь больше власти, Джаред? – растягивая губы в полуулыбке, шепнул Курт. – Договорились, будем считать, что ты прошел боевое крещение.
- Я хочу, чтобы твои шакалы отошли подальше, а Слон передал пушку тому парню, - Джаред слегка надавил на лезвие.
- Ладно, ладно, не горячись, - зашипел стриженный, делая знак своим приспешникам: - Выполняйте!
Бандиты нехотя стали пятиться, не сводя с них взглядов. Пленивший Дженсена мужчина обернулся к нему, отдавая оружие и виновато пожимая плечами:
- Извини, повеселимся как-нибудь в другой раз.
Понимающе выслушав его, сочувственно изогнув брови, Дженсен внезапно коротко ударил ребром ладони в область шеи, откидывая от себя подальше враз обмякшее тело.
- В машину, бегом! - крикнул официант девушке, не оборачиваясь. Дженсен быстро двигался к ним.
- Джаред! - повышая голос, произнес Курт. – Ты же знаешь, что пожалеешь о сделанном! Я еще никогда никому не прощал подставы.
- Возможно, - прижавшись к его уху, ответил официант. – Но это будет потом.
Достигнув ландкрузера, Эклз занял водительское сиденье, включил зажигание и обернулся, ожидая дальнейших действий их неожиданного спасителя. Данниль была уже в салоне.
Резко оттолкнув от себя бандита, Джаред запрыгнул в авто, захлопывая дверь.
Небольшой закуток, где располагалась парковка ресторана, заволокло дымом от раздавшихся со всех сторон выстрелов. Машину подбрасывало от ударяющихся в нее пуль, брызнули разбитые боковые стекла. Данниль взвизгнула, зажимая ладонями уши и утыкаясь головой в колени.
- Не стрелять! Хватит! Стоп! – кричал стриженный, прижимая одну руку к шее, а второй делая знак своим подчиненным.
Дженсен выдавил сцепление. Рвано дернувшись, машина резко сорвалась с места, проносясь мимо разбегающихся в стороны бандитов, на всей скорости удаляясь по пустынной улице медленно погружающегося в вечернюю дрему города.
- Никуда не денутся, - злобно усмехнулся Курт, провожая взглядом авто. – Поиграть вздумали, мышки? В своем доме кот быстро порядок наведет, - он достал из кармана сотовый, набирая номер.

Изображение

- Гони к мосту! - скомандовал Джаред.
- Спасибо, - отозвался Эклз, выруливая машину на дорогу, ведущую к мосту «Конфедерации».
- Пока еще не за что, - отмахнулся тот. – Кстати, меня зовут Джей.
- Дженсен, это Данниль, - кивнул Эклз в сторону Харрис.
- Что значит «пока еще не за что»? – развернулась к Джареду сидящая рядом девушка, недоуменно хлопая ресницами.
В этот момент в заднее стекло ударила автоматная очередь, взрывая его на тысячу ухнувших в салон автомобиля осколков.
- Вот это и значит! - крикнул Джаред, накрывая Данниль собой, вынуждая ее согнуться.
- Что?.. Что происходит? - всхлипывала девушка. – Почему они нас преследуют?
- По всей видимости, хотят убить, - без тени шутки отозвался Джаред. – Дженсен, дай пистолет, - он протянул руку, забирая у Эклза оружие, и, резко поднявшись над сиденьем, несколько раз выстрелил в преследующую их машину, после чего автомобиль свернул на одном из поворотов.
- Попал? – следил за ним в зеркало заднего вида Дженсен.
- Вряд ли, - качнул головой парень. – Но даже если и попал, они не из-за этого свалили, скорее всего, просто хотели попугать.
- Или убедиться, что мы едем в заданном направлении, - предположил Эклз.
- Возможно, - не стал возражать Джаред.
- Где же полиция? – продолжала причитать Данниль. – Когда надо, их никогда нет.
- А вот и они, - сообщил Дженсен.
Джаред развернулся, а Харрис выпрямилась. Дорога, переходящая далее в мост, была перекрыта. Тяжелый большегруз стоял поперек нее, преграждая путь, а рядом на капоте полицейской машины непринужденно сидели два офицера полиции, которые, заприметив джип, встали, направляя в их сторону оружие.
- Заворачивай, заворачивай! – закричал Джаред. – Влево сворачивай и гони в сторону леса!
- Почему? – тоже кричала Данниль. - Там же полиция! Они нам помогут! - она ударила в грудь Джареда кулачками.
Круто развернув авто, едва не врезавшись в парапет шоссе, Дженсен направил машину в сторону леса. Им вслед вновь загрохотали выстрелы.
- Помогут, говоришь? Да Курт правая рука шерифа! Они с самого начала работают вместе. На официальном и бандитском уровне, подчинив себе все население. Никто в городе, да и на всем острове, не станет с ними связываться!
- Что же это? Что происходит? Мы ведь живем в цивилизованном обществе! Это же не кино!.. – продолжала истерить девушка.
- Заткнешься ты или нет? – Джаред бесцеремонно оттолкнул Данниль, возвращаясь к наблюдению за дорогой.
- Ребята… - попытался привлечь их внимание Дженсен.
- Цивилизация? Кино? В каком мире ты живешь? Сними розовые очки!
- Да, ты прав! До этих трущоб цивилизация, видимо, не добралась! Это же какая дикость - стрелять в людей в центре города!
- Да им плевать, где стрелять в людей! - орал в ответ Джаред. – Это их город! Их остров! Их правила, их законы! – удостоверившись, что погони не последовало, он вновь обернулся к девушке. – Вы для них как назойливая муха, нарушившая покой, прихлопнуть которую почти дело чести.
- Мы ничего не нарушали! – вскинулась Харрис, делая очередную попытку броситься на соседа с кулаками. – Они первые начали!
- Неважно, - отмахнулся от нее Джаред. – Вы на их территории и в их подчинении. Так, что про свои мысли и чувства можешь забыть.
Машина, рвано дернувшись, остановилась, прижимаясь к обочине.
- Эй! Почему мы встали?!.. – начал было Джаред, но умолк при виде сгорбленной, уткнувшейся головой в руль фигуры Эклза.
- Что с ним? – шепнула мгновенно присмиревшая Данниль.
- А, черт! – Джаред рванул из машины, распахивая водительскую дверцу и, аккуратно отклонив Дженсена на спинку кресла, бессильно выдохнул сквозь зубы, увидев расплывшееся по груди темно-бардовое пятно. – Что ж ты не сказал, придурок, что ранен… - Джаред выпрямился и расстроено ударил кулаком о корпус джипа, потом прижался лбом к прохладному металлу и замер.
- Мамочки! - у Харрис началась новая волна паники. – Он умрет, да? Боже мой, он умрет?
- Я не знаю, умрет он или нет, - глухо ответил Джаред.
- Помоги же ему!
- Я не врач…
- Ах да, - девушка истерически рассмеялась. – Официант, конечно, как же я могла забыть?
- Да и не официант я, - снова отозвался Джаред, все так же не двигаясь.
- Ну, сделай же хоть что-нибудь! – вскричала Данниль. – Ты же мужчина!
- О-о, - усмехнулся Джаред. – А вот это в самую точку. Ладно, - он вздохнул. – Дальше по дороге, за картофельными полями есть пустующая сейчас ферма одного моего знакомого. Попробуем там укрыться.
Джаред обошел машину, открыл пассажирскую дверцу и до конца опустил назад сиденье. Затем, осторожно придерживая Дженсена под спину и бедра, перетащил на него безвольного мужчину. Бесцеремонно разорвал рубашку и майку, внимательно разглядывая продолжающую кровоточить рану:
- Пуля вошла под правое плечо, вроде бы ничего серьезного. Парень просто потерял много крови, вот и отрубился.
- Надо ее остановить, - понимающе кивнула Данниль, сочувствующе разглядывая друга.
Джаред мельком взглянул на нее, зацепившись взглядом за хлопковую кофточку, безнадежно испорченную ножом Курта, и, потянувшись, бесцеремонно сдернул ее, разрывая до конца.
- Ты что делаешь?! – взвизгнула Данниль, невольно прикрывая руками грудь, оставшись в одном бюстгальтере.
Не обращая на нее никакого внимания, Джей сложил добытую тряпку в некое подобие повязки и прижал к ране.
- Держи вот так, - кивнул он девушке.
- Я? – Данниль испуганно уставилась на него.
- Твою мать! – не выдержал мужчина. – Ты что, издеваешься надо мной? Или ты блондинка перекрашенная? Держи, я сказал!
Девушка дрожащей рукой накрыла пропитывавшуюся кровью ткань.
- Крепче!
Она всхлипнула, но нажатие усилила, и даже положила сверху бывшей кофточки обе ладони.
- Так-то лучше, - одобрительно хмыкнул Джаред. – Будем надеяться, твой друг выкарабкается.
Он вылез, захлопнул дверцу и вернулся к водительскому сиденью, усаживаясь и трогаясь с места, направляя автомобиль к запланированному месту их укрытия.


17 дек 2010, 22:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…", AU, Джаред/Дженсен, NC-17, Vavul
Изображение

Проехав немного вдоль усыпанных цветками полей, они свернули с трассы, направляясь дальше вглубь леса. Наконец, взору Данниль предстал небольшой двухэтажный домик, расположившийся на берегу почти идеально круглого ярко-синего озерка, спрятавшегося посреди плотной стены деревьев. Поверхность его была настолько гладкой, без малейшей ряби, что оно казалось нарисованным на темно-зеленом холсте леса.
- Это прекрасно, - пораженно шепнула девушка, выходя их машины и оглядываясь вокруг.
- Потом будешь любоваться, - крикнул ей Джаред, тоже покинув автомобиль и направляясь к домику. Открыв двери найденным в потайном месте ключом, он вернулся к джипу. - Помоги мне.
Просунув руки Дженсену подмышки, он осторожно потянул раненого на себя, придерживая за спину. Дженсен очнулся и слабо застонал, пытаясь встать самостоятельно.
- Держись, парень. Молодец. Потерпи немного. Нам надо переместиться в дом, - приговаривал Джаред, продолжая удерживать мужчину, с трудом переставляющего ноги. – Обопрись на меня.
- Дженсен... - попалась им на пути встревоженная Харрис.
- Дверь!.. - оборвал ее Джаред, и девушка кинулась вперед, широко ее распахивая.
Пройдя внутрь, Джаред осторожно уложил парня на кровать, стоявшую у стены. Прикрывший глаза Дженсен тяжело, судорожно дышал и постоянно облизывал пересохшие губы.
- Сейчас, - вытащив из шкафа картонную коробку, Джаред вывалил ее содержимое на стол и принялся перебирать какие-то лекарства.
Данниль присела рядом с Дженсеном, нежно гладя его по голове:
- Как ты, любимый?
- Бывало и получше, - едва слышно отозвался Эклз, слабо улыбнувшись.
- Все будет хорошо. Ты справишься. Мы вызовем помощь, нас заберут из этого проклятого места, и ты снова сможешь заняться любимой работой... - Харрис говорила и говорила, а по щекам текли слезы, и уже было совершенно непонятно, кому из этих двоих в большей степени нужна помощь.
- Пусти, - Джаред отодвинул девушку, наклоняясь к раненому и приподнимая его за плечи. – Пей, - он поднес к его губам стакан с разведенной в воде таблеткой обезболивающего. Эклз выпил, благодарно кивнув. - Поддержи его, - обратился Джаред к Данниль, снимая с мужчины остатки рубахи, разрывая до конца и сдергивая майку.
Аккуратно обтерев вокруг повреждения влажными салфетками, Джаред наложил на еще кровоточащую рану смоченный в антисептике марлевый тампон, крепко придавливая, не обращая внимания на закусившего от боли губу парня, а затем надежно закрепил бинтом.
- Все, больше пока ничем помочь не могу. К сожалению, везти тебя в местную больницу не имеет смысла. Вряд ли там у тебя будет больше шансов выжить.
- Спасибо, - прошептал Дженсен, снова укладываясь на кровать. – Если бы не ты, у нас вообще не было бы шансов.
- Да ладно, - отмахнулся Джаред. - Любой на моем месте поступил бы так же, - ответил он дежурной фразой. – Или нет, - добавил чуть тише.
Отойдя подальше, Данниль вытащила из кармана сотовый, собираясь позвонить.
- Не смей! - Джаред навис над ней, сощуривая глаза и негодующе сводя брови.
- О чем ты? – недоверчиво уставилась на него девушка. – Нужно вызвать помощь. У нас есть достаточно влиятельные друзья в Штатах!
- Насколько быстро твои друзья смогут оказаться здесь?
- Не знаю, часа три-четыре…
- Учитывая, что им еще нужно разобраться в ситуации и решить, как действовать, – это пять-шесть как минимум. Шериф уже наверняка нашел всю необходимую информацию о вас, а отследив сотовый, полиции будет достаточно тридцати минут, чтобы вычислить наше местонахождение. Так что не только через шесть, а уже через три часа твоим влиятельным друзьям останется только увозить на родину уже остывшие тела и похоронить вас с честью и достоинством.
- Не-ет, - едва вымолвила Данниль, отказываясь верить.
- Да, - кивнул Джаред, медленно надвигаясь на нее. – Телефон, - он протянул руку.
- Но, послушай…
- Те-еле-ефон…
- Данниль, он прав, отдай ему трубку, - слабо попросил Дженсен, нащупывая в джинсах свой телефон и протягивая Джареду. – Вот, забирай.
- Дженни! – вскричала девушка.
- Отдай, Дани, парень желает нам добра. Разве ты еще не убедилась в этом? И в данный момент он ориентируется в ситуации лучше, чем мы.
Харрис еще раз взглянула на телефон и протянула его Джареду.
- Никуда не уходите, - усмехнулся молодой человек. – Мне надо кое-куда смотаться. - Он подошел к платяному шкафу и, вынув одну из мужских рубашек, протянул девушке: - Надень.
- Ты бросаешь нас?! – голос Данниль сорвался, а глаза в испуге расширились.
- Да ты что? – изогнул брови Джаред. – Я теперь с вами в одной упряжке. Прихлопнуть меня Курт мечтает не меньше, чем вас, если не больше. Скоро буду.
Он развернулся и исчез в дверях. Данниль видела в окно, как Джаред, задержавшись на берегу, похоронил в озере оба их телефона. Затем сел в машину и уехал.
- Прости меня, - девушка присела возле Дженсена, пряча лицо у него на животе.
- О чем ты? – Эклз водил по ее голове пальцами, взъерошивая и перебирая волосы.
- Это моя вина. Я затащила нас сюда...
- Глупая, - мягко улыбнулся Дженсен. – Да откуда ж ты могла знать? И, к тому же, именно я оказался тем самым геем, что привлек их внимание. Так что это мне надо у тебя просить прощения.
Через несколько минут его рука замерла на ее плечах и отяжелела. Взглянув на него, Данниль поняла, что Дженсен или вновь потерял сознание, или уснул. Свернувшись калачиком, девушка устроилась у него в ногах, обнимая за бедра, тоже медленно погружаясь в беспокойный, тревожный сон.

Изображение

К дому подъехала машина. Данниль открыла глаза, привыкая к окружающим их сумеркам. Хлопнула входная дверь, и в прихожей зажегся свет.
- Падалеки! – раздался по-мальчишески звонкий голос. Осознав, что это не их спаситель, Данниль вскочила, замерев в напряжении посреди комнаты.
Дверь распахнулась, и в помещение, оглядываясь вокруг, вошел высокий, атлетического телосложения молодой человек, с взъерошенными как после сна волосами и торчащими во все стороны выгоревшими на солнце прядками.
- Привет, - гость радушно улыбнулся, заметив девушку. – Джей еще не приехал? Я Чад Мюррей, друг Джареда. Не бойся меня, - он протянул руку, мягко пожимая автоматически вложенную в нее девушкой ладонь. – Как он? – парень переключился на раненого, присаживаясь рядом и проводя пальцами по лбу. – Черт, он же просто горит! - подскочил Чад. - Включи свет.
Моментально отвлекаясь на грозящую другу опасность, Данниль кинулась к выключателю, наполняя комнату тускловатым светом электрической лампы.
Выйдя в коридор, Чад принес оттуда кожаный саквояж, снова возвращаясь к постели никак не отреагировавшего на свет Дженсена. Раненый безвольно лежал на кровати, кожа стала пергаментно-бледной, а на щеках горел алый, воспаленный румянец, виски блестели от проступивших капель пота, пересохшие губы приоткрыты, дыхание надрывное, тяжелое.
Мюррей срезал набухшую от крови повязку и нахмурился, разглядывая повреждение, осторожно ощупывая края раны пальцами:
- Пулю вытащили?
- Мы? – расширила глаза девушка.
- А кто? Джордж Буш?
- Нет… - шепнула Данниль. - Мы не умеем. Все так плохо? – голос ее задрожал.
- В принципе, рана не опасная. Ну, в иных обстоятельствах. А здесь налицо пара моментов, которые мне очень не нравятся. Во-первых, он потерял много крови. Во-вторых, пуля все еще внутри. И, не дай бог, задета кость. В целом же, кровопотеря и лихорадка могут серьезно ухудшить состояние раненого.
- Вы врач?
- Я? Да ну, шут с тобой, - хмыкнул Чад. – Но кое-какое представление об огнестрельных ранениях имею, - успокоил он испуганно взглянувшую на него девушку. – Довелось бывать в местах военных действий и подрабатывать военным фельдшером по совместительству.
- Слава богу, - выдохнула Харрис. - Вы поможете ему?
- Попробую, - кивнул Мюррей.

- Чад, ты тут? – в комнату ворвался Джаред, сдавливая друга в объятиях. - Спасибо, что откликнулся. Я рад, что ты со мной.
- Брось, Пада. Ты ж знаешь, я поддержу тебя в любых авантюрах, в которые опять вляпывается твоя неугомонная задница. Давай-ка лучше займемся раненным, а то, как бы к утру не пришлось заказывать ему каталажку.
Харрис вскрикнула, прикрывая ладонями рот.
- Да шучу, - хохотнул Чад. - Сейчас приведем в порядок твоего дружка.
Джаред тем временем вытащил на середину комнаты, прямо под лампу, обеденный стол, обработав его выданным Чадом антисептиком.
- Давай, - кивнул ему Чад. Он подхватил Дженсена под спину, стараясь не тревожить больное плечо.
Джей перехватил раненого за ноги и ягодицы, и они осторожно перенесли его на импровизированный хирургический стол.
- Кипяченую воду, марлевые салфетки!
- Э-э, - тормознул его Джаред.
- Прости, - отозвался парень, выкладывая из сумки на установленную рядом со столом тумбу взятые с собой медицинские принадлежности. – Давай что есть.
Каждый из хирургических инструментов был завернут в отдельную хлопковую салфетку и целлофановый пакетик. Чад раскладывал их на тумбочке, вытаскивая из пакета, но не разворачивая.
Метнувшийся в коридор Джаред долго гремел где-то в другой стороне дома посудой. Назад он вернулся с двумя кастрюлями, наполненными водой. После достал чистую простынь и передал девушке:
- Данниль, порви на салфетки.
Плеснув в кастрюли раствор марганца из принесенной с собой склянки, насыпав туда же белого порошка, с предупреждающей надписью на пакете «хлор», Чад тщательно намылил руки.
- Джаред, полей, - негромко попросил он друга, протягивая ладони, чтобы смыть пену. Затем все с тем же сосредоточенным видом обработал руки антисептиком и надел перчатки. – Тоже помойте руки и надевайте, - указал он Джареду и Данниль на еще две пары стерильных латексных перчаток. – Будете ассистентами.
Пока помощники готовились, Мюррей взял с тумбочки шприц, наполняя его содержимым одной из ампул, и обратился к Харрис:
- Данниль? Так тебя зовут?
Девушка едва заметно кивнула, не сводя с Дженсена потерянного, опустошенного взгляда.
- Замочи салфетки во второй емкости, а я пока чуточку усыплю нашего больного, чтоб не дай бог он не захотел пи-пи в самый неподходящий момент. - Широко, ободряюще улыбнувшись бледной девушке, Чад склонился к Дженсену, вводя иглу в вену и медленно впрыскивая раствор. - Данниль, радость моя, - он снова привлек ее внимание. - Салфетки уже порозовели? Замечательно. А теперь оботри кожу вокруг, не касаясь раны. И тщательней, милая, - добавил он, заметив, как осторожно, неумело касается юная ассистентка окровавленной груди. – Он не почувствует, не бойся. Джаред, голубчик, теперь ты обработай там же йодом, - указывая другу пальцем на нужный бутылек.
Помощники молчаливо и четко выполняли указания доктора, наконец, пациент был готов, и Чад взял в руки скальпель, враз посерьезнев, вновь склоняясь к неподвижно лежащему на столе Эклзу.
- Джей, пинцет, третий слева, подготовь, - коротко и жестко приказал он, одновременно осторожно надрезая края пулевого отверстия, расширяя его, касаясь сначала кожи, затем слоя мышц.
Внезапно скальпель издал неприятный тонкий звук, остро полоснувший по нервам. По торсу Дженсена покатились кровавые дорожки. Харрис всхлипнула, не сдержавшись, в ужасе расширяя глаза.
- Можешь выйти, - не оборачиваясь, бросил ей Чад.
- Нет, я останусь, - мгновенно отозвалась девушка срывающимся голосом.
- Хорошо, тогда промокни кровь, - взяв из рук Падалеки тонкий длинный пинцет, Чад медленно ввел его в рану, аккуратно углубляя. – Джаред, пот в глаза, вытри.
Джей моментально провел сухой салфеткой по его лицу, тщательно стирая выступившие капли.
- Хорошо, - Мюррей продолжил осторожно вводить инструмент в открытую рану, пока не почувствовал, что упирается в мышцу. - А, черт, - шепнул он. – Вот она, в мышце сидит. Да крепко!
- Это серьезно? – так же негромко спросил Джаред.
Не реагируя на вопрос, Чад продолжал аккуратно двигаться в ране, пытаясь с наименьшим вредом для пациента выудить застрявшую пулю. Джаред и Данниль не дыша наблюдали за его манипуляциями.
– Вот ты где, зараза! - торжествующе воскликнул Чад. – Я тебя достал! - И на свет, наконец, показался маленький кусочек смертоносного металла, с громким булькающим звуком отправившийся в кастрюлю с водой. – Джаред, игла, нить. Данниль, вторая узкая бутылочка с антисептиком, залей рану. Да не жалей, - добавил он, глядя, как раствор шипит, попадая на место разреза, а обнаженные ткани вспениваются ярко-розовым цветом.
Взяв у Джареда тонкую, больше похожую на проволоку, изогнутую иглу с заранее вставленным в нее кетгудом, Чад уверенными движениями наложил стежки сперва на разорванную пулей мышцу, затем перешел к краям раны, аккуратно стягивая их.
- Еще залей, - кивнул он Данниль, наложив последний шов и обрезав нить. Затем отбросил уже не нужную иглу, отжал пропитанную марганцем салфетку и приложил к месту повреждения, сверху закрепляя тугой повязкой. – Немного пусть побудет так. Через часок уберете тампон, чтобы рана не мокла. Затем закроете шов сухой салфеткой. И как можно чаще делайте перевязки, промывая вот этим раствором. Я вам его оставлю, должно хватить, - он вздохнул и сдернул с себя перчатки, бросая их в кастрюлю с отходами. – Ну, все, братья и сестры, представление закончено, - и он улыбнулся своим завороженным помощникам широкой обаятельной улыбкой.
- Как быстро он придет в норму? – спросил Джаред, с уважением глядя на друга, явно не ожидавший от него подобных умений.
Мюррей взял руку Эклза и прощупал пульс:
– День, два, неделя, месяцы… Зависит, насколько парень живуч.
Затем потрогал лоб и снова потянулся к своей сумке, выуживая оттуда упаковку с лекарством, вытащил из пачки один стандарт и положил на столик.
- Вот, дашь ему, как проснется. Это снимет жар. Надеюсь, после того, как мы пулю вытащили, лихорадить его перестанет. Но температура может еще какое-то время держаться, так бывает. Если что, на ночь по одной таблетке. Обезболивающее, - продолжил он, доставая упаковку с ампулами. – Очень сильное, не более четырех в сутки, стало быть, одну в шесть часов, не перестарайтесь. Ну, и шприцы… Ох, ребятки, - Мюррей снова тяжело вздохнул, оглядывая притихших друзей. – Дай бог нам всем удачи.
Джаред, наконец, тоже снял перчатки.
- Спасибо, Чад, - признательно улыбнулся он другу, отвернувшемуся к столу, скрупулезно протирающему и упаковывающему инструменты.
- Спасибо, - прошептала эхом Данниль, складывая на груди ладони, смаргивая выступившие на глазах слезы.
Чад безмолвно кивнул, продолжая свое занятие.
- Переносить будем? – спросил Джаред.
- Думаю, пока не стоит его тревожить, - задумчиво оглядел пациента Мюррей. - Он должен проспать еще как минимум минут пятнадцать. Потом и перенесем.
- Хорошо, - Падалеки подошел к кровати и, сдернув с нее покрывало, прикрыл им Дженсена. – Данниль, приглядишь?
- Конечно, - девушка придвинула стул к импровизированному хирургическому столу, устраиваясь на нем, подпирая подбородок ладонью, поглаживая другой рукой по голове Эклза. – С ним все будет хорошо?
- Да, - слегка сжал плечо девушки Джаред. – Со всеми нами все будет хорошо.
- Пошли, - кивнул на коридор Чад. – Надо бы поговорить.
- Пива? – предложил Падалеки, направляясь к двери.
- Сейчас можно и пива, - согласился Мюррей.

Изображение

Они выключили верхний свет, оставив дверь в коридор приоткрытой, и Данниль невольно прислушалась к их негромкому разговору.
- И что ты собираешься делать? – послышался голос Чада после того, как он откупорил бутылку.
- Надо попробовать выбраться с острова. Но я не представляю, как, - мрачно отозвался Джаред. - Я был у моста. Они заблокировали его. Тщательно осматривают каждый автомобиль, и в ту, и в другую сторону. Может, аэропорт?
- Даже не думай, - отверг предложение Мюррей. - Там без фейс-контроля вообще не проскочишь, а шериф объявил план-перехват. Теперь все перелеты под еще большим надзором. Те немногие рейсы, что с материка, приостановлены по причине якобы неблагоприятных метеорологических условий, а всех наших и судорожно покидающих остров туристов приказано проводить через жесткий досмотр. Они даже фермерам запретили пользоваться вертолетами.
- Какова аргументация?
- О-о, - хмыкнул Мюррей. – Это вообще произведение искусства. Совершен неслыханный для наших земель теракт. А ты теперь у нас кровожадный боевик, поднявший кассу ресторана, уходя от полиции, взявший в заложники двух несчастных туристов. Так что, друг, - Чад тяжело вздохнул, – при любом раскладе, Курт вас возьмет или полиция… Живыми вам не уйти. Они убьют парочку и повесят на тебя убийство заложников, а ты будешь пристрелен при попытке к бегству. Правда, не думаю, что расправа над вами будет столь легкой. Насколько я слышал, Курт жаждет показательной казни.
Джаред чертыхнулся:
- Вот тварь! Про паром я даже не спрашиваю...
- Паром?.. Точно нет, - задумчиво тянул слоги Мюррей. – Можно, конечно, попробовать на моторке через залив. Но у них там парочка полицейских катеров, плюс куртовская амфибия, и вы, считай, на открытой площадке. Деваться некуда. Пара выстрелов, и концы в воду. Нет. Залив тоже не вариант.
- Похоже, все-таки придется воспользоваться мостом, - обреченно проговорил Джаред
- Джей, ты хоть осознаешь, во что вляпался? Я понимаю, что сейчас об этом уже поздно, просто скажи мне, что другого выхода не было.
- Не было, Чад, клянусь. Я не мог отдать ребят на растерзание этому уроду.
- Ты знаешь, что парень и его девчонка актеры?
- Хм… Нет.
- Не особо известные, но достаточно талантливые. Девчонка к тому же звезда порно-журналов.
- К чему ты все это?
- К тому, что их смерть привлечет изрядное внимание к нашему захолустью. Шериф, наверное, даже церквушку им отгрохает для паломничества фанатов и твою могилку за кладбищем для плевков и проклятий. А вот их побег с острова совершенно нежелателен, потому что, сам понимаешь, шумихи все равно не избежать, но эффект будет в корне иной.
- А с чего это Курт кидаться стал на общественных личностей? Или он не знал?
- Да нет, Джей, он-то как раз все знал. Но взыграла его патологическая неприязнь к геям. Надеюсь, ты в курсе, что парень гей.
- Вот поверишь или нет, - пренебрежительно отозвался Падалеки. – Мне совершенно неинтересно, с кем и как спит Дженсен. И это никому абсолютно не дает право распускать свои лапы.
- Не дает, но и не запрещает. Я б на месте этих пидоров вообще не покидал общества близких себе по духу, чтоб не нарываться…
- Ча-ад…
- Что?
- Заткнись, Чад. Иначе я не посмотрю, что ты мой друг, и вмажу.
- Что?! Падалеки! Ты что? Уж не влюбился ли ты…
- Все! Сейчас точно вмажу... - зарычал Джаред.
Со стороны кухни послышалась возня и приглушенный хохот.

Дженсен шевельнулся и негромко застонал.
- Дженни! - Данниль вскочила, склоняясь над парнем и всматриваясь в лицо.
Ресницы слабо дрогнули, глаза чуть приоткрылись:
- Что… случилось? - шепотом спросил Эклз.
- Очнулся? – в комнату ввалились оба друга.
Мюррей по-свойски подошел к раненому, прикладывая ладонь ко лбу.
- Как себя чувствуешь? - поинтересовался он, внимательно рассматривая пациента.
- Голова кружится, и пить хочется. А так… порядок, - просипел Дженсен, вопросительно разглядывая нового человека.
- Джен, это Чад. Мой друг и по совместительству твой врач, - представил Мюррея Джаред. – Мы тут уже успели тебя немного прооперировать.
- Да? – изогнул брови Эклз.
- Ой, Джен, - восторженно залепетала Данниль. - Ты был совсем плох. Я так испугалась. А Чад, он молодец, вынул пулю и все сделал как настоящий хирург.
- Спасибо, - благодарно кивнул Дженсен, осторожно приподнимаясь. – Я на столе?
- Давай помогу, - Джаред подставил ему плечо, обхватывая вокруг спины, помогая спуститься и переместиться на кровать.
Мюррей при виде такого рвения понимающе покачал головой и недвусмысленно улыбнулся, на что Джаред скорчил недовольное выражение лица. Данниль, слышавшая весь их разговор, не сдержавшись, хихикнула, прикрывая рот ладонью. Ничего не понимающий Дженсен удивленно переводил взгляд на каждого по очереди:
- Я что-то пропустил?
- Э-э... Пива? – повернулся к нему Джаред, едва заметно краснея и невинно распахивая глаза.
- Если доктор разрешит, - Дженсен перевел взгляд на задумчивого Чада.
- А? Что? – тот встряхнулся, возвращаясь из своих мыслей. – Нет, Джаред, вот с пивом, я думаю, придется немного повременить. Через пару-тройку денечков можешь закатить ему крутую вечеринку, а пока нет.
Эклз согласно кивнул, а Падалеки, смутившись еще больше, плеснул в стакан немного воды и, передав Дженсену, опустился рядом на кровать, уставившись куда-то на стену, покручивая в руках бутылку.
- Продолжим, - Мюррей развернулся к Джареду. – Итак, делаем ставку на мост. У меня есть свой человек в полиции. Я попробую договориться, и, когда будет его дежурство, вы как мышки выскользнете с острова.
- Было бы неплохо, - отозвался Джаред. – А люди Курта?
- С этим сложнее, - покачал головой Чад. – Я постараюсь разузнать обстановку подробней. А вы до той поры чтоб носа отсюда не высовывали! - он нахмурил брови. – И не суйся домой, Джаред. Там у тебя дозор.
- Слушай, а ты не мог бы Саманту временно к себе забрать? - попросил Джаред.
- Нет больше Саманты, - отвел взгляд Мюррей. – Пристрелил ее Курт.
- Господи, собаку-то за что?.. - выдохнул Падалеки, закрывая лицо ладонями.
В комнате повисла пауза.
- Мне очень жаль Саманту, - сочувственно шепнул Дженсен, сжав колено Джареда рукой.
- Что? – Джаред распахнул на него покрасневшие глаза. – Забудь…
Несколько мгновений они не разрывали зрительный контакт. Внезапно Джаред почувствовал, как бешено разгоняется кровь, сердце словно пытается вырываться из груди, когда внимательный, открытый взгляд Дженсена, казалось, проникающий глубоко в душу, в самые потаенные ее закуточки, внезапно, в одном из ее извилистых коридоров, осветил, всколыхнул, делая явной, осмысленной странную, неожиданную, даже пугающую, едва зародившуюся к нему симпатию, о существовании которой Джаред и не предполагал до этого времени, а возможно, подсознательно пытался подавить в себе. Падалеки пробрало жаром, когда он осознал это. Пораженный, испуганный, растерянный, он встревожено распахнул глаза, а Дженсен удивленно изогнул брови. Еще мгновение, и Джаред отвернулся, дрожащей рукой вытирая проступившую на лбу влагу, стараясь убедить себя, что ему все это померещилось, стало итогом невероятных событий, произошедших с ним сравнительно недавно, но, страшась, остерегаясь еще раз повторить выбивший его из колеи эксперимент.
Чад, с любопытством следивший за ними, кашлянул и поднялся.
- Ладно, ребятки, вы тут сильно не шалите. Как обрабатывать рану, знаете. Думаю, справитесь, - он снова хмыкнул. – А мне пора на спасение ваших задниц.
- Как что узнаешь, сразу к нам, - встал Падалеки следом, тут же переключаясь на более насущную тему. - И еще раз спасибо, Чад, - протянул он ему руку. – Что бы я без тебя делал?
– Что ты - не знаю, а вот я бы точно умер со скуки. Ладно, Джаред, вот вытащим вас, тогда и будете благодарить. Все, я ушел, - он кивнул Дженсену, подмигнул Данниль и вышел за дверь.

На улице уже светало, когда Данниль открыла глаза, поежилась и встала, оглядывая помещение. Дженсен спал на соседней кровати, на спине, интуитивно стараясь не тревожить плечо. Джаред уснул в кресле, с пустой бутылкой из-под пива между ног. Девушка встала, потягиваясь, и тут ее взгляд упал на куртку Падалеки, небрежно брошенную на столе, в кармане которой явственно обрисовывался сотовый телефон. Выудив его и стараясь ступать как можно тише, Харрис выскользнула из дома, набирая первый вспомнившийся номер.
- Алло, Крис, привет. Это Дани. Слушай, мне нужна твоя помощь.
- Привет, - глухо отозвался собеседник с другого конца провода. – Данниль? Что стряслось? Спиртное кончилось?
- Какое спиртное, что ты несешь? Мы с Дженсеном в опасности! Его чуть не убили! Мы застряли на этом проклятом острове. Вытащи нас отсюда!
- Какой остров? Кого убили? – собеседник отказывался понимать девушку. - Дани, слушай, сходи опохмелись, потом поговорим.
- Крис, твою мать! Очнись! Я не пила! Нам нужна твоя помощь!
- А-а, я понял, - вдруг радостно сообщил собеседник. – Ты учишь новую роль! Все, Дани, пока, днем услышимся, - в трубке раздались короткие гудки.
- Да не услышимся мы с тобой днем, придурок! – в сердцах воскликнула Харрис, глотая выступившие от обиды слезы. – Может быть, вообще уже никогда не услышимся.
Девушка так же тихо вернулась в дом и, положив телефон обратно, свернулась на своей кровати, беззвучно заплакав.

Изображение

- Не могу поверить! Я не могу в это поверить! – Джаред бесцеремонно распихал Данниль, продолжая обескуражено бубнить. – Это просто не может быть правдой, просто не может быть, и все… Я не могу поверить…
Дженсен уже тоже встал, осторожно надевая предложенную ему рубашку и куртку:
- Как такое могло произойти?
- Что случилось? - спросила ничего не понимающая Данниль.
- Они нашли нас. Мы уходим, - ответил Джаред. – Никак не могу понять, как они узнали...
- Чад? – предположил Дженсен.
В одно мгновение Джаред оказался возле Эклза, смерив его уничижительным взглядом:
- Не смей! Никогда больше не смей так думать про Чада! Он жизнью рисковал, приехав сюда! Вытаскивая тебя с того света! Чтобы потом сдать? И меня заодно?
- Извини… просто я… - попытался оправдаться тот.
- Не надо, ни просто, ни сложно… - гневно проскрежетал Падалеки, в порыве чувств несильно пихая Дженсена в грудь.
Эклз сморщился.
- Черт, прости! – моментально переменился в лице Джаред.
Длинно выдохнув, Дженсен пошатнулся и оперся о стену, прикрывая глаза.
- Сюда, - закинув на плечо его здоровую руку, Джаред помог слабо сопротивляющемуся Дженсену переместиться на кресло и рванул к ампулам, лежащим на столе, подготовленным для погрузки в небольшой рюкзачок, в который уже были упакованы вода, спички и другие необходимые в путешествии вещи. Вскрыл одну ампулу, набирая раствор в шприц. – Давай, - вернулся он к Дженсену.
Тот задрал рукав, следя, как иголка протыкает вену, и лекарство медленно уходит в кровь.
- Все, - вытащил шприц Джаред, кидая его в ведро для мусора.
- Спасибо, - взглянул на него Дженсен. – Слушай, я, правда, не хотел. Про Чада. Прости.
- Забыли, - Джаред отвернулся. – Выходим, как только подействует.

- Откуда вы знаете, что они нас нашли? – спросила Харрис, едва поспевая за мужчинами, идущими в сторону леса.
- Машина несколько раза проехала по лесной дороге, - отозвался Падалеки.
- Боже… Ну и что? Мало ли кому что понадобилось?
- Дело в том, - Джаред развернулся к девушке, невольно замедлив шаг, – что это авто одного из людей шерифа, который не мог в это время, в этой ситуации просто так оказаться здесь. Да еще и рассматривать дом в бинокль.
- Почему мы не поехали на машине? – не сдавалась Данниль.
- Потому что я уверен, что все подъезды сюда уже перекрыты! Только лес дает нам хоть какой-то шанс.
- А почему?..
- Дан, заткнись, - кисло попросил Эклз, которому вновь нездоровилось, несмотря на сильное обезболивающее средство.
Харрис надулась, но замолчала. Изнутри ее свербило беспокойство, что именно ее неудавшийся звонок Крису стал причиной, указавшей их местонахождение.


17 дек 2010, 22:05
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…", AU, Джаред/Дженсен, NC-17, Vavul
Изображение

Пошел мелкий дождь. Беглецы усиленно кутались в куртки, что, впрочем, не особо помогало от заползающего под одежду холода.
- И как вы тут живете? Это же невозможно! Эта бесконечная сырость... - заворчала Данниль.
- Привыкли, - пожал плечами Джаред. – А ты, что же, привыкла к солнышку? Вы вообще откуда?
- Лос-Анджелес, - поддержал разговор Дженсен.
- Бывал я там, красивый город, - улыбнулся Падалеки. – А в Канаду вас чего занесло?
- Работа, - вновь коротко отозвался Эклз.
Джаред обеспокоено взглянул на идущего рядом мужчину. Дженсен явно сдал, щеки опять пылали, он часто, рвано дышал, не справляясь с их быстрым шагом, однако молча переносил все тяготы, лишь упрямо сжал губы, превратившиеся в тонкую полоску.
- Давайте передохнем, - предложил Джаред.
- Я – за! - тут же воскликнула Харрис.
Повернувшись к нему, Дженсен пристально взглянул в глаза:
- Если ты из-за меня, то все в порядке.
Словно в противовес его словам скользкая почва ушла из-под ног, и он невольно схватился за ближайшее дерево, чтобы удержать равновесие, при этом влепляясь в него плечом.
- Блядь, - Дженсен зажмурился и враз побледнел, закусывая губу.
Тут же оказавшись рядом, Джаред подхватил парня, с трудом отдирая его судорожно сжатые руки от ствола и привлекая грудью к себе, чувствуя, как тяжелеет тело мужчины, переносящего свой вес на него.
- Тихо, тихо, - мягко прошептал он, осторожно опускаясь на влажную траву, утягивая за собой обессиленного человека. – Ты же еле держишься, боже, ну почему ты не сказал? - укоризненно качал головой Джаред. – И в кого ты такой упрямый?..
Оказавшись на земле, Дженсен выдохнул, отклоняясь спиной на дерево и делая попытку слабо улыбнуться:
- Я могу идти.
- Кто спорит, - согласился Джаред. - Мы лишь немного отдохнем.
Данниль, на которую никто не обращал внимания, пристроилась рядом, под раскинувшей широкие лапы сосной, пытаясь хоть как-то спрятаться от дождя:
- А нам еще далеко идти?
- Нет, - отозвался Джаред. – Здесь рядом живут мои друзья, надеюсь, доберемся до темноты.
- Тебя послушать, у тебя кругом одни друзья, - фыркнула Данниль.
- Что есть, то есть, - пожал плечами Джаред. – Я человек миролюбивый, и легко нахожу со всеми общий язык.
- Я заметила, - хмыкнула девушка.
- Что? - вскинулся на нее Падалеки, хмурясь.
- Тихо, - рука Дженсена мягко зажала ему рот.
Парень мгновенно подобрался, оглядываясь вокруг. Где-то, совсем рядом, хрустнула ветка, и снова наступила тишина.
- Я посмотрю, - шепнул Джаред и бесшумной тенью исчез за деревьями.

Изображение

Люди медленно, неспешно двигались по лесу, ловко уклоняясь от настырных веток, жаждущих зацепиться за одежду или ткнуть в глаз. Они рассыпались на некотором расстоянии друг от друга, стараясь охватить большую площадь. Полиция, гражданские, у всех было оружие. Кое-кто удерживал на привязи собак, как будто проникнувшихся важностью происходящего, сосредоточенно тянувших своих хозяев вперед. Это был не простой туристический поход или сезонная увлекательная охота, это была облава на опасных, преступивших закон рецидивистов. Молчаливой, суровой стеной прочесывали люди территорию своего острова. Многих из них Джаред знал лично, и наверняка половина из них не верила в существующую версию событий, но противиться никто не будет. Джаред понимал это. Они, много лет прожившие на этих землях, привыкли всегда кому-то беспрекословно подчиняться. К тому же занять сторону отверженных означало самому стать таким же изгоем, а ведь у многих были семьи, угодья, планы на будущее… Зачем все это терять? Ради двух незнакомых приезжих, потревоживших их спокойное существование, и теперь уже бывшего товарища, перешедшего дорогу бандиту? Джаред знал, что любому из них проще выстрелить, чем разбираться или выслушивать его объяснения, и чем скорее они покончат с беглецами, тем быстрее вернутся к своей повседневной жизни.
Несколько минут проследив за преследователями из скрывающих его кустов, он вернулся к своим попутчикам. Достигнув поляны, лишь мельком взглянул на их изнуренные лица и склонился к рюкзаку. Объяснения не требовались, все было и так ясно.

Падалеки вернулся другим. Хмурый, тяжелый взгляд, сжатые губы, четкие, выверенные движения. Он больше не походил на беспечного болтливого юношу, скорее на хищника, объявившего войну всему миру. Вытащив из рюкзака обезболивающее, Джаред повернулся к Дженсену, уже закатавшему рукав.
Данниль, тоже притихшая, стояла рядом наизготовку.
- Сколько их? – спросил Эклз.
- Много, - коротко ответил Джаред, вводя лекарство в вену.
Дженсен кивнул.
- Пошли, - Падалеки закинул на плечо рюкзак и скрылся в чаще.

Дождь усилился. Они почти бежали, не обращая внимания на мешающие ветки деревьев. Быстрее и быстрее, оскальзываясь на влажной почве, поддерживая друг друга краткими взглядами, вперед, дальше от преследователей. Сбежав по пологому склону, беглецы неожиданно выскочили на открытую местность.
- Стой! - вскричал Дженсен, затормаживая, оказавшись первым на краю небольшого, но отвесного обрыва, внизу которого находилась широкая поляна. Выставив здоровую руку, он схватил за куртку разбежавшуюся следом Данниль. Двигающийся последним Джаред остановился рядом.
Глаза в глаза беглецы смотрели своему мучителю. Курт и его команда расположились посреди поляны, доехав до нее на двух черных джипах. Взобравшись на крышу машины, стриженый вальяжно возлегал там, закинув ногу на ногу, совершенно не обращая внимания на поливающий сверху дождь. Его приспешники группкой стояли рядом с джипом, заправляясь пивом и дымя сигаретами.
- О-о-о, какие люди! – всплеснул руками стриженый. – А мы вас уже заждались, - он приподнялся на локте, широко улыбаясь.
- Уходим, - негромко приказал Джаред, пятясь.
- Джей! – продолжал кричать Курт, поднимаясь во весь рост. – Мой драгоценный друг, охота на тебя открыта!
- Не страшно! – со снисходительной улыбкой отозвался парень. – Охота не всегда бывает успешной. Да и зверь иногда кусается.
- А я люблю строптивого зверя, - провожал его смехом отморозок. – Прошу тебя, Джаред, продержись подольше, дай насладиться всласть, - неслись друзьям вдогонку ехидные насмешки.
- Бежим! Бежим! – подгонял товарищей Падалеки, ежеминутно оглядываясь.
Они неслись сквозь кусты, безжалостно стегающие их ветками, лавируя между встающими стеной деревьями, утопая ботинками в разжиженной почве, как никогда чувствуя на себе вдруг ставшую невозможно тяжелой насквозь промокшую одежду, через серую пелену дождя, мелкого, но от этого не менее противного, словно загнанные звери, одержимые лишь единственным желанием - выжить.
Данниль вскрикнула, поскальзываясь и падая в грязь на колени.
- Ты в порядке? – рванул к ней Джаред.
- Не могу больше, - по щекам катились слезы, губы нервно дрожали, во взгляде читалась безграничная обреченность. – Все. Не могу больше. - Девушка закрыла лицо руками: - Не могу больше! – глухо завыла она, маятником раскачиваясь из стороны в сторону. – Умереть хочу! Прямо сейчас! Сию же секунду!
- А ну, прекрати! – хорошенько встряхнул ее Падалеки, хватая за локти и ставя на ноги. – Смотри на меня!
Девушка обратила на него заплаканный, опустошенный взгляд.
- Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось! Ты поняла? Не позволю!
Всхлипнув, Данниль кивнула.
- Все будет хорошо, - твердо произнес Джаред, сделал знак замершему рядом Дженсену и, почти поднимая над землей легкую девушку, обхватив ее за талию, устремился дальше.

Внезапно при очередном шаге нога Джареда ушла в пустоту, и, едва успев оттолкнуть Данниль, мужчина скатился в небольшую расселину, образовавшуюся в земле, прикрытую густо разросшимся кустарником. Поднявшись, непроизвольно отряхиваясь, но по сути лишь размазывая по одежде налипшую глину и землю, Падалеки оглядел изловивший его овраг.
- Джаред? – послышался сверху обеспокоенный голос Дженсена.
- Сюда! – позвал Падалеки, и, не раздумывая, они съехали вниз, оказываясь рядом с другом на дне ямы. - Переждем здесь, - шепнул Джаред. - Дождь в данный момент на нашей стороне. Он размоет следы.
Сверху послышалось чавканье, рождающееся при соприкосновении обуви с грязным месивом, в которое превратилась почва, и тяжелое дыхание гонителей. Беглецы замерли, прижавшись к мягкой, холодной земляной стенке и затаили дыхание, не двигаясь, пока люди не прошли мимо, не заметив их.
Как только шаги стихли, Данниль с горестным стоном медленно сползла на корточки, трясясь от холода, не в силах согреться в противно липнувшей к телу намокшей одежде. Дженсен, последовав ее примеру, присел, а потом и вовсе лег прямо на землю, не обращая внимания на сырость и грязь, его тоже заметно лихорадило.
- А, черт, - прошептал Джаред, оглядывая друзей. Забота о своих попавших в беду попутчиках начисто вытеснила из его сознания собственные переживания. Выбрав местечко посуше, он устроился там и, расстегнув куртку, поманил Данниль: - Иди сюда.
Девушка переместилась к нему и устроилась между разведенных ног, прижимаясь к груди, а парень завернул ее в полы куртки, накрывая почти полностью.
- Джен, иди к нам, - позвал он Эклза.
Мужчина с трудом приподнялся, передвигаясь к товарищам, и примостился сбоку, откидываясь головой на подставленное плечо. Джаред тут же обнял его, крепче прижимая к себе, чувствуя горячее, болезненное дыхание Дженсена на своей шее.
- Как ты? – тихонько спросил он, поворачиваясь к парню и невольно утыкаясь лицом в коротко стриженые волосы.
Дженсен промолчал, лишь едва дрогнули ресницы, а руки Падалеки коснулись холодные пальцы, накрывая сверху и благодарно сжимая.
Удушающая горячая волна скользнула по телу Джареда, стискивая горло, отражаясь в сознании чувством необоснованной щемящей нежности и сочувствия. Сердце болезненно сжалось. Джаред медленно выдохнул, изо всех сил сдерживая непрошенные слезы, и мысленно поклялся, что сделает все возможное, но не позволит погибнуть его неожиданно приобретенным друзьям.
Наверху снова послышались шаги и голоса.
- В такую погоду их искать бесполезно. Хрен знает, куда они провалились. И вообще, хочу в тепло и жрать!..
- Ладно, сворачиваемся. Отзовите людей, думаю, достаточно на сегодня. Все равно никуда не денутся, - прозвучал голос их мучителя совсем рядом.
Переждав еще немного, после того, как преследователи удалились, Джаред шепнул, осторожно тормоша пригревшихся, прикорнувших товарищей:
- Пора.
- Не хочу, - тихо отозвалась Харрис. – Давайте останемся здесь.
- Ну да, конечно... Замерзнем, заболеем и умрем. Я тебя понял, - хмыкнул Падалеки. – Грандиозный план, дорогая, но нам не подходит. К тому же дождь рано или поздно закончится, и они возобновят погоню. Вот уже тогда ничто не помешает этим псам отыскать нас.
Дженсен вздохнул, отстраняясь и тяжело поднимаясь на ноги:
- Идем.
Они снова шли, уже намного медленнее. Все чаще падали, цеплялись за ветки, спотыкались.
- Я пить хочу и есть, - неожиданно заныла Данниль. – У меня, между прочим, маковой росинки со вчерашнего дня во рту не было.
- Да-а… И я б не отказался, - печально согласился Джаред и вдруг замер, вынуждая бредущую за ним девушку уткнуться ему в спину.
- Ты чего?
Дженсен тоже остановился, опираясь о дерево, вновь закрывая глаза.
Джаред покосился на его посеревшее лицо и покачал головой:
- Нам нужно сделать привал.
- Опять? – неожиданно воспротивилась Данниль. – Мы так никогда не дойдем.
- Но если его не сделать, мы тоже не дойдем, - Падалеки незаметно кивнул на Дженсена. – Здесь рядом протекает речушка, а возле нее есть ферма, я не знаком с ее обитателями, но, думаю, поживиться там чем-нибудь съестным можно.
- Ты украдешь у них еду? – в изумлении воскликнула Данниль.
- Нет, пойду и попрошу, - съехидничал парень. – Потом сможем уйти вверх по реке, ветер и вода собьют собак со следа, это даст нам немного времени на отдых. Да и не очень хочется тащить за собой бандитов к друзьям.
- Согласен, - глухо отозвался Дженсен. – Что нам делать?
- Вы останетесь здесь, - Джаред скинул с плеча рюкзак. - Дани, отвечаешь за него головой. А я скоро буду.
Харрис кивнула, вытянувшись по струнке, и, имитируя солдатскую выправку, прошагала к Дженсену, медленно оседающему на землю.

Изображение

Ферма оказалась немного дальше, чем предполагал Джаред. Пока он бежал до нее, закончился дождь, и выглянуло долгожданное солнце, тут же занявшись ликвидацией потопа, произведенного непогодой, от чего спустя уже некоторое время над землей образовалась тонкая, невесомая дымка, а пушистые раскидистые ели, меж игольчатых веток которых туман пробирался особенно целеустремленно, казались невестами, укутанными в кружевные вуали.
Добравшись до места, Джаред выглянул из кустов, исследуя окрестности и приводя в норму дыхание.
Откуда-то с другой стороны огорода слышались голоса, да из открытого настежь окна доносился детский смех, а значит, зайти в дом не представлялось возможности. И тут он заметил вальяжно прогуливающихся возле дома, что-то ищущих в мокрой траве толстых кур.
Конечно, это опасно. Костер в их случае может стать приманкой для преследователей, но просушиться, да и согреться не мешало бы, а горячая еда могла бы сильно поднять дух его товарищей. И Джаред принял решение. Пригибаясь к земле, прячась за редким кустарником, он вплотную подобрался к птицам.
Когда одна из несушек прошла рядом, Джаред одним прыжком накрыл животное, подминая под себя вырывающуюся изо всех сил курицу.
- Уймись ты, - засмеялся он, чувствуя азарт настоящего охотника.
Остальные птицы с кудахтаньем разбежалась в разные стороны. Просунув руки под грудь, Джаред нащупал и свернул куриную шею. Поднялся и хотел уже было рвануть обратно в лес, как вдруг натолкнулся на колючий внимательный взгляд пожилого мужчины, вышедшего на шум из стоявшего рядом сарая, удерживая в руках вилы. Джаред молчал, молчал и он. Некоторое время они не двигались, хозяин пробежался взглядом по его грязной, мокрой одежде, измученному лицу, спутанным, свисающим сосульками волосам, и внезапно развернулся, направляясь к дому. Пораженный Падалеки остался стоять с открытым ртом, не зная, как на это реагировать.
Мужчина оглянулся и все так же молча поманил его за собой. Джаред на автомате послушно двинулся следом, совершенно не понимая, зачем это делает и почему все еще не удирает со всех ног. Незнакомец скрылся в доме, а Падалеки остался нерешительно топтаться на пороге. Спустя несколько минут мужчина вернулся, неся в руках холщевый мешок и большую пластиковую бутыль с водой, по-прежнему без слов вручая подношение Джареду.
- Спасибо, - голос Падалеки предательски дрогнул.
Хозяин фермы кивнул и, не глядя больше в его сторону, прошествовал назад в сарай, возвращаясь к своей работе.
Обратно Джаред бежал намного быстрее, словно за спиной выросли крылья. Сколько сил, оказывается, может дать простое человеческое сочувствие, пусть маленькая, но такая необходимая для них помощь.
Данниль встретила трофеи - булку еще теплого хлеба, вареный картофель, яйца, соль и свежие овощи - радостным визгом.
- Люблю тебя! – кинулась она ему на шею.
- Да, - улыбнулся Джаред. – Мир не без добрых людей. - И, заметив, как довольная девушка усаживается, собираясь поесть, добавил: – Не-ет, милая, сейчас уходим, как решили, вверх по реке, а после будет тебе и картошка, и пикник.
- Вперед! - воскликнула она воодушевленно, вскакивая на ноги, успевая все-таки отхватить ломоть хлеба.
Только Дженсен отреагировал на приобретения флегматично, вяло, лишь слегка улыбнувшись и снова зажмурившись. Он так и поднялся, не открывая глаз, когда решено было двигаться дальше, от чего сразу же, покачнувшись, завалился обратно.
- Дженсен! - подскочил к нему Падалеки, успевая подхватить у самой земли. – Что ж ты, парень... - шептал он, осторожно укладывая его головой себе на колени.
- Уколи, - с усилием шепнул Эклз.
- Да ты что? - воспротивился Джаред. – Чад сказал, раз в шесть часов, мы и так уже перестарались.
- Уколи, - Дженсен посмотрел на него мутными, больными глазами. – Или бросай меня здесь.
- Нет, - твердо произнес Падалеки. – Об этом тем более не может быть и речи.
Он тяжело вздохнул:
- Дань, подай рюкзак. - Вытащил из протянутой сумки ампулу. – Помоги.
Данниль присела рядом, закатывая рукав куртки, высвобождая сгиб локтя, встревожено глядя на Дженсена.
Когда игла ушла под кожу, Эклз даже не шелохнулся, продолжая лежать, ожидая действия обезболивающего.
Потом распахнул ресницы, взглянув на Джареда более осмысленно:
- Спасибо. Теперь идем, – устало прохрипел он, медленно поднимаясь.

Быстрое ледяное течение стало еще одним препятствием на пути к их цели. Но путники преодолели его довольно-таки быстро. Хмурый, молчаливый Дженсен равнодушно ступал вслед за Джаредом, крепко ухватив его за плечо.
Идущая же первой Данниль, судорожно вцепившаяся в ладонь Падалеки, ежесекундно повизгивая, умудрилась таки искупаться в сбившем ее с ног потоке. На что расстроенную, теперь уже точно целиком мокрую девушку, расхохотавшийся Джаред приободрил словами, что теперь зато она намного чище, чем они. Данниль зарычала и кинулась на него с кулаками, но тот лишь поймал ее за талию и легко поднял над землей, продолжая веселиться.
- Ладно, ладно, уговорила, - кивнул он Харрис. – Так и быть, с меня костер, с тебя курица, - он помахал перед ее лицом вытащенной из рюкзака мертвой птицей.
- С меня что? – девушка недоверчиво распахнула глаза. – Что ты хочешь, чтобы я с ней сделала?..
- Общипала и освежевала, - значимо сообщил ей Падалеки.
- Нет, ты издеваешься!
- Я помогу, - неожиданно предложил Дженсен, присевший рядом на траву, наконец, с посветлевшей улыбкой следивший за ребячеством друзей. – Только костер – не слишком ли это опасно?
- Я что-нибудь придумаю, - подмигнул Джаред тут же поникшей Данниль. – Разве я могу отказать столь чудесной и заботливой девушке?
Данниль вспыхнула:
- Спасибо, Дженсен, но я все сделаю сама. А ты отдыхай.
Джаред одобрительно кивнул ей, протягивая курицу и нож:
- К тому же туман, в котором после дождя утопает большая часть леса, послужит нам прикрытием.

- А-а! Она что, еще дышит? – слышался на весь лес визг девушки.
- Да не-е, не может быть, - серьезно отвечал Джаред, ссыпая на землю более-менее сухую кору и ветки, найденные под кроной других, разросшихся деревьев. – Может, ей просто щекотно?
Данниль запустила в него сердцем, только что вынутым из тушки.
- Ты что? – увернулся смеющийся Падалеки.
- Учти, - погрозила ему окровавленным пальцем девушка. – В следующий раз в тебя полетят кишки.
Джаред присел, выбрав место под наиболее раскидистым деревом, и принялся строгать ножом на принесенных ветках стружку, однако, не отделяя ее полностью от ствола, пока часть толстых палок не стали походить на кудрявые венички. Затем сделал настил на влажной почве из других, более толстых бревен, а уже на них уложил в виде шалашика подготовленные венички.
Вскоре меж сосен запылал костер, и девушка с наслаждением скинула с себя мокрую куртку, а, бросив вопросительный взгляд на Падалеки, и джинсы. Джаред развесил на ветках дерева над костром ее и свою одежду, играющую роль защитного навеса и заодно просыхающую, Дженсена же, прикорнувшего рядом в траве, решил пока готовит не тревожить.
Присев на притащенное Джаредом вместе с дровами поваленное дерево, Данниль следила за рыжими язычками пламени, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло, и постепенно притупляются все беды и невзгоды прошедших дней. Дыма от костра было немного, а тот, что, все же выделялся, неспешно поднимаясь вверх и встречая сопротивление из ткани, рассеивался в кроне дерева.
Насадив курицу на толстую жердь, которую пристроил затем на две воткнутые с двух сторон костра рогатины, Джаред сел рядом, внимательно следя, чтобы птица не подгорела, периодически переворачивая тушку.
- Давно вы вместе? – прервал он, наконец, молчание.
- С Дженсеном? Скоро два года.
И они снова смолкли.
- Ты ведь не это хотел спросить, - теперь первой заговорила Харрис.
- В смысле? – не глядя на нее, переспросил Джаред.
Данниль длинно вздохнула:
- Да, это правда, Джаред.
Падалеки все-таки развернулся к ней, изгибая бровь.
- Дженсен – бисексуал, - продолжала девушка. – И у него было несколько романов с мужчинами. Один даже долгоиграющий, любовь, все такое…
- Что же случилось?
- Не сошлись характерами. Все как обычно, - пожала плечами Харрис. - Нет, ты не думай, с девушками Джен тоже бывает, - добавила она. – Со мной вот, - вздохнула. – Был… Но все-таки мы с ним больше друзья, а Дженсен предпочитает мужчин.
- Ясно, - кивнул Джаред.
- Тебе противно?
- С чего ты взяла? – возмутился Падалеки.
- Да не-ет… Тебе не противно, - задумчиво разглядывая его, отметила девушка. – Здесь что-то другое… А у тебя, Джаред, были отношения с мужчинами?
- Так, все! – Падалеки поднялся. – Думаю, нам пора прекратить этот разговор, - и, отвернувшись, принялся выворачивать одежду другой стороной к огню.
- Нет, здесь, однозначно что-то другое, - пробормотала себе под нос Данниль, улыбаясь чему-то своему.

Спустя какое-то время она встала, растерянно озираясь:
- Джаред?
Мужчина развернулся, вопросительно посмотрев на нее.
- Мне надо… - девушка замялась, сконфужено поведя плечами. – В общем…
- Иди туда, - Джаред указал на ближайшие кусты. – Я не буду подглядывать.
Осторожно, стараясь не поскользнуться на влажной листве, Данниль спустилась к реке и, выбрав, по ее мнению, самые густые заросли, принялась пробираться в чащу.
Его она увидела не сразу. На поваленном толстом дереве на задних лапках сидело нечто, похожее на огромную крысу. Черная блестящая шерсть, круглые маленькие глазки, на шкуре, обильно налипла зеленая тина, придававшая существу мистический вид. Зверь и человек одновременно уставились друг на друга, острый носик, принюхиваясь, повел по воздуху, пасть приоткрылась, обнажая острые, длинные зубки и существо угрожающе зарычало.
Данниль закричала. Кто испугался больше, было не совсем ясно. Мгновение, и зверька и след простыл, лишь еще некоторое время колыхались ветки потревоженных кустов.
- Что случилось? – рядом возник запыхавшийся Падалеки.
- Оно… Там… - дрожащим голосом шептала девушка, указывая в сторону дерева.
Проследив за ее взглядом, Джаред пробрался сквозь кусты к небольшой прогалинке с поваленным стволом и присел, исследуя место преступления.
- Бобер, - улыбнулся он, проводя пальцами по длинным гладким отметинам на дереве. – Ты что, бобра спугнула?
- Не-е зна-аю, - еще всхлипывая, отозвалась Харрис, – кто из нас кого спугнул, но выглядело это жутко.
- Да уж, - понимающе взглянул на нее Падалеки, поднимаясь. - Дикий зверь, непредсказуем. Хорошо хоть атаковать не стал, съесть не съел бы, но покусать мог основательно.
Данниль ахнула, распахивая глаза, пораженно замирая.
- Ну, все, тихо, - мягко притянул к себе девушку Джаред, легонько похлопывая по спине. – Все закончилось хорошо, успокойся. - Отстранившись, он подбадривающе взглянул на Харрис: - Дела-то свои сделала?
- Уже не хочу, - буркнула Данниль, кривя губы.
- Давай-давай, делай, не бойся. Я тут постою рядом, поохраняю, терпеть вредно, - и, на пару шагов отойдя в сторону, Падалеки остановился, прислонившись спиной к дереву, задумчиво глядя на стремительно несущуюся реку, ожидая девушку.
Когда Харрис присоединилась к Джареду, они вместе неспешно двинулись обратно.
- Как ты думаешь, что с нами будет? – тоскливо спросила Данниль.
- С нами все будет отлично, - убедительно, твердым голосом отозвался Падалеки.
- Ты врешь, да? – печально вздохнула девушка. – Врешь, чтоб меня успокоить?
- Зачем? – изумился тот. – Я на полном серье… Черт! - вскричал он, когда они вступили на приютившую их полянку.
Слишком разыгравшийся огонь жадно облизывал уже почерневшие бока курицы, угрожая оставить друзей без горячего блюда.
Подскочив к костру и схватив лежавшую рядом бутыль с водой, Джаред щедро плеснул в огонь, усмиряя обиженно зашипевшее оранжевое пламя.
Данниль, обеспокоено следя за его действиями, отошла к Дженсену, опускаясь рядом на корточки, и, переведя взгляд на друга, испуганно охнула:
- Дженсен? – тихо позвала она. - Джен?.. Джаред! – закричала она так, что Падалеки подпрыгнул, разворачиваясь к ней. – Что с ним?!
Отбрасывая бутылку, пнув по воткнутой в землю рогатине, вынуждая жердь с нанизанной на ней курицей упасть рядом с костром на траву, Джаред рванул к парню, приземляясь рядом и осторожно переворачивая его на спину.
- Дженсен? Ты слышишь меня?! Очнись… - встряхивал он его за подбородок, внимательно всматриваясь в лицо.
Эклз был бледен и никак не реагировал на все попытки его разбудить, с уголка губ на подбородок тянулась подсохшая белесая дорожка, на приоткрытых губах тоже налипли сероватые хлопья пены. Рукой он все еще сжимал ворот рубашки, словно пытался избавиться от одежды, верхняя пуговица вырвана.
- Джей? Что нам делать? – с надеждой смотрела на парня Харрис.
Мельком взглянув на нее, Джаред вскочил, снова подхватывая бутыль, плеская воду себе на ладонь, а потом в лицо Дженсену. Но мужчина даже не шелохнулся. Черты лица Эклза были искажены, словно от невыносимой боли, грудь не вздымалась. Неподвижное, распластавшееся на земле тело без единого признака жизни. Вздрогнув от этой мысли, Падалеки снова опустился на колени, прижимая пальцы к вене на шее, надеясь нащупать пульс, но то ли от нервного напряжения, то ли пульс у Дженсена был слишком слабым, Джареду никак не удавалось его почувствовать. Трясущимися руками, осознавая, что его вот-вот захлестнет паника, Падалеки приоткрыл Дженсену веки и увидел неестественно расширенные зрачки и ставшие почти полностью черные радужки.
- Боже! – прошептал Джаред, взлохмачивая волосы. – Он что, действительно умер?!
Данниль вскрикнула, в ужасе расширяя глаза и пятясь назад.
- Да нет, бред, - Падалеки вытер скатившийся со лба пот. – Может, передоз анальгетика? Говорил я ему, нельзя много.
По телу Дженсена пробежала конвульсия, и снова все стихло.
- Твою мать, - прохрипел Падалеки, склоняясь к парню. – Не смей умирать! Слышишь, не смей! Только не так! – голос сорвался.
Беспомощно взглянув на грудь Эклза, не зная, можно ли при его ранении делать массаж сердца, Джаред застонал, пряча лицо в ладонях и замирая на миг.
- Нет! Нет! Пожалуйста! Сделай что-нибудь... - зарыдала рядом Данниль.
Резко вскинувшись, Падалеки схватил Дженсена за плечи, хорошенько встряхивая:
- Очнись! Я тебе говорю! – а потом размашисто ударил по щекам.
Внезапно парня выгнуло, он широко раскрыл рот, хватая воздух. Затем распахнул обезумевшие, ничего не видящие глаза и вдруг резко скрючился, переворачиваясь на бок и обхватывая себя за грудь, но уже в следующую секунду, вновь крутанувшись, вернулся на спину, в очередной попытке вздохнуть. На белой как мел коже проступили капли липкого пота.
- Хорошо… Молодец… Борись! – шептал Джаред, приподнимая почему-то невесомого сейчас Дженсена, почти усаживая и крепко прижимая к себе в попытке остановить конвульсии, и тут под рукой, которой обвил живот друга, ощутил спазмы, выкручивающие желудок Эклза.
Почти интуитивно, подчиняясь одной-единственной пришедшей в голову мысли, Джаред всунул в рот Дженсену пальцы, стараясь протолкнуть их поглубже в горло, одновременно сдавливая его живот и склоняя к земле.
Дженсена вырвало. Бледно-желтая пена сгустками потекла на траву, на одежду. Но спазмы не прекращались.
«Нужно что-то еще…» - отчаянно думал Джаред, вглядываясь в мертвенно-бледного, задыхающегося мужчину.
- Воды! – крикнул Падалеки и, быстро выхватив из дрожащих рук Данниль пластиковую бутылку, уложив Эклза полубоком к себе на колени, залил воду ему в рот.
Дженсен поперхнулся, закашлялся. Тогда Джаред снова согнул его пополам, во второй раз проникая пальцами в горло. Рвотные спазмы повторились, выплескиваясь наружу желчью пополам с какой-то мутно-белой слизью, вынуждая снова закашляться. Однако на этот раз, дыхательные пути окончательно очистились от перекрывшей доступ кислорода массы, и Дженсен тяжело, рвано задышал, бессильно повисая в объятиях Джареда. Его тело вновь обрело тяжесть, а на лицо вернулся пока еще слабый, но все же румянец.
- Боже мой, - послышался тихий стон Харрис. Девушка, лихорадочно дрожа, опустилась на траву, обхватывая руками колени.
- Как же ты меня напугал, - облегченно улыбался Джаред, перетаскивая мужчину на сухое место и укладывая на траву.
Эклз чуть приоткрыл глаза, следя сквозь ресницы за Джаредом, облизывая потрескавшиеся губы. Его волосы взмокли, кожа была липкая и влажная от пота, а тело мелко сотрясалось.
Сдернув с веток просохшую одежду, Джаред подложил под голову мужчине свернутую куртку Данниль и, вновь опустившись рядом, стал расстегивать его джинсы.
- Что ты делаешь? – едва слышно спросил Эклз, шире распахивая глаза и снова облизываясь.
- Собираюсь просушить твою одежду, пока не потух костер. Оденешь мою.
Не церемонясь, Джаред сдернул с него штаны, слегка приподнимая парня, и тут же натянул на дрожащего мужчину свои джинсы, прогретые жаром костра, и принялся за расстегивание куртки и рубашки, обращаясь между делом к Данниль, кивнув на одежду Эклза:
- Если слегка почистишь, никто не обидится.
Девушка, обрадованная хоть каким-то занятием, вскочила, принимая испачканные рвотой вещи, и направилась к реке.
Присев рядом, Джаред поднес к губам Дженсена бутылку с водой, поддерживая под плечи, пока мужчина пьет. После занялся раной, опасаясь за целостность шва.
- Спасибо, - шепнул Дженсен. – Ты снова меня спас.
- Пустяки, - осторожно срезая повязку с груди, отозвался Джаред. – Обращайся… Всегда к твоим услугам.
Дженсен зашипел сквозь зубы, когда прохладный раствор полился на рану, смывая проступившую сукровицу.
Промыв шов, убедившись, что ничего страшного с ним не случилось, Джаред снова закрыл его чистой салфеткой и заклеил пластырем.
- Как ты? – внимательно посмотрел он на раненого.
- Жить буду, - тихо выдохнул тот.
- Отлично, - улыбнулся Падалеки. Помог Дженсену облачиться в свою рубашку и куртку, встал и лишь тогда, отвернувшись от друга, длинно облегченно выдохнул, растирая все еще дрожащие руки.
Страх перед смертью – это логично и объяснимо, но Джаред снова уловил это странное свербящее где-то в сердце, тонкое, острое чувство, что он теряет кого-то несоизмеримо близкого, и невообразимо необходимого…
Вернулась Данниль. Забрав у нее почищенную одежду, Джаред развесил ее над костром, постепенно успокаиваясь, решив, что во всех его внезапных ощущениях виноват стресс, в котором они постоянно пребывают.
- Есть хочешь? – Джаред вернулся к приготовлению брошенной в траве курицы, снова устанавливая жерди и подкидывая веток в костер.
- Пожалуй, пока воздержусь, - отозвался Дженсен, не сводя с парня задумчивого взгляда.
- А вот и зря! Данниль так старалась. К тому же тебе обязательно нужно набраться сил.
Дженсен сморщился.
- И учти, больше никаких обезболивающих, - сердито свел брови Джаред, разворачиваясь к другу.
- Как скажешь, босс, - выдохнул Дженсен, устало, прикрывая глаза.
- И не спать! – ткнул в его сторону пальцем Падалеки.


17 дек 2010, 22:06
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…", AU, Джаред/Дженсен, NC-17, Vavul
Изображение

Вечерело. Солнце медленно катилось к закату, зацепляя оранжевым диском верхушки деревьев.
- Надо идти, - Джаред поднялся на ноги, заворачивая остатки продуктов в холщевый мешок и пряча в рюкзак.
- Как жаль, что нельзя остаться здесь, - тяжело вздохнула Данниль. - Никуда не хочется идти, - девушка устроилась головой на коленях Эклза, которому стало намного лучше, и он даже повеселил друзей, рассказывая актерские байки.
- Ночи сейчас очень холодные, - покачал головой Падалеки. - Земля промерзает до изморози, да и леса здесь дикие, полно всякой живности. А у нас ни палатки, ни теплых вещей. Мы рискуем просто не проснуться завтра. Нет, так дело не пойдет.
- Подъем, подъем, детка, - похлопал ее по животу Дженсен. – Подумай о теплом душе и мягкой постели, и тебе станет значительно веселее.
- Ты знаешь, чем меня купить, - хмыкнула Харрис, поднимаясь, следя, как Джаред закидывает костер влажной землей, а тот словно в последнем прощальном порыве взмывает к небу оранжевыми искрами.
- Идти можешь? – Падалеки нахмуренно смотрел на осторожно встающего вслед за девушкой Дженсена.
- А если нет, то что? – заинтересованно изогнул брови Эклз.
- Тогда понесу, - спокойно, не моргнув глазом, ответил Джаред.
Дженсен уставился на него, распахивая глаза и приоткрывая рот, потом засмеялся:
- Молодец. Я оценил. Теперь точно смогу ходить.
Джаред притворно надул губы:
- Тебе не хочется оказаться в моих объятьях, принцесса?
- Очень хочется, дикий, неотесанный мужлан, – сладким голосом парировал Дженсен. – Но я переживаю, что ты надорвешься.
Джаред фыркнул.
Данниль, заворожено уставившаяся на них, не выдержав, рассмеялась:
- О боже, парни!
Дженсен подхватил смех вслед за ними, и вся компания вдоволь насмеялась, чувствуя, как вместе с ним возвращается такая необходимая сейчас бодрость и вера, что все будет хорошо.

Спустя несколько часов ходьбы они, наконец, увидели небольшую фермерскую деревушку, вытянувшуюся по берегу протекающей рядом реки. Одна-единственная улица, вдоль которой выстроились почти одинаковые аккуратные домики, белоснежные заборчики, вьющаяся по ним актинидия, усыпанная бело-желтыми цветками, и повсюду удивительный покой и умиротворяющая тишина.
- Как красиво, - выдохнула Данниль. – Я начинаю влюбляться в этот остров.
- У тебя есть все шансы остаться здесь навсегда, - усмехнулся Джаред.
Данниль показала ему язык, продолжая крутить головой из стороны в сторону, осматриваясь вокруг с нескрываемым восхищением.
- Погоди, - загадочно изогнул брови Падалеки. – Ты еще мельницу не видела.
- Мельницу? – Харрис удивленно расширила глаза, а Джаред потащил не сопротивляющихся друзей на другой конец деревушки. – О, боже! – девушка замерла, прижав руки к груди, недоверчиво взирая на открывшийся ей изумительный вид. – Это просто не может быть правдой!..
Дженсен, тоже заинтересованно изогнув брови, остановился рядом, облокотившись на деревянные перила узенького мостика.
В этом месте река шумно скатывалась с небольшого обрыва, чтобы дальше бежать, устремляясь к океану. Люди, решив использовать подаренный им природой водопад в собственных целях, укрепили берега, выстроили над потоком деревянный, с толстыми балками мост, заложили камнями часть русла и вынудили реку срываться с обрыва лишь в одном узком месте посредине, усилив при этом поток воды. Но это еще не все. С дальней стороны платины, прямо к стене водопада, теперь искусственно остановленного, прижалось каменное строение, основательно смахивающее на домик сказочного эльфа: маленькие продолговатые окошки, покрытые изумрудной пленкой, с одной стороны выходили прямо под потоки воды; круглой, похожей на колпак деревянной крыше зеленого цвета не хватало лишь пушистого помпона для довершения образа. Стены, тоже круглые, выложенные из крупных кусков известняка, что создавали впечатление небрежно наброшенных друг на друга камней. А еще со стороны дома, что выходила к реке, расположилось огромное деревянное колесо, быстро вращающееся за счет направленной на него по специальному желобу тугой струи воды.
- Да… Это и правда необыкновенно красиво, - протянул Дженсен дрожащим от усталости голосом.
- А, черт, - хлопнул себя по лбу Падалеки. – Вам же отдохнуть нужно, а я тут со своими достопримечательностями, - и он повел товарищей дальше, заворачивая к предпоследнему дому, бесцеремонно распахивая незапертую калитку и со счастливой улыбкой обнимая морду кинувшейся к ним огромной лохматой собаки. – Берта! Малышка! Я тоже рад тебя видеть, - смеялся Джаред, даже не пытаясь вырваться от усердно вылизывающей его лицо лохматой малышки.
Дверь дома открылась, и на порог вышел высокий мужчина лет тридцати, одетый в легкие спортивные штаны и потертую рубашку.
- Привет, Грег, - Падалеки выпрямился, шагая навстречу хозяину и протягивая ладонь для рукопожатия.
- Джаред! – мужчина в порыве чувств дернул парня на себя, заключая в объятиях. – Я рад, что ты в порядке! Тут у нас такое говорят…
Падалеки непринужденно хохотнул, прижимая мужчину к себе, отстраняясь и слегка похлопывая того по плечу:
- Грег, дружище, ну кому ты веришь? Даю слово, я ничего не воровал и никого не захватывал.
- Нет, ты не понимаешь… - начал было хозяин.
- Джаред? Это ты? – из дома вышла крупная розовощекая женщина с распущенными длинными волосами, выкрашенными в странный малиновый оттенок.
- Велма, привет! – улыбнулся ей Джеред, распахивая руки, собираясь обнять и ее. – Гостей принимаешь?
- Не может быть! – не реагируя на приветственный порыв, женщина настороженно смотрела ему за плечо, на оставшихся возле калитки Дженсена и Данниль. – Ты притащил к нам этого голубого?
- Что? – Джей нахмурился, опуская руки и напряженно замирая. – Что ты несешь?
- Я?! – женщина резко развернулась к Джареду. – Я несу?! Это ты что делаешь! У нас приличное семейство! Мы верующие люди. Ты подумал, что будет, узнай люди, что мы пустили на свой порог этого?.. Да как ты мог! Как нам жить дальше? Ты о нас подумал?
- Как вам жить дальше? - Джаред ошарашено отпрянул от нее, недоверчиво качая головой. – Ты вообще слышишь себя? Что ты говоришь? Да какая разница, с кем он спит? Он что, теперь заклеймен позором, предпочитая мужчин?
- Фу, - женщина сморщилась. – Мне плевать, Джаред, что по этому поводу думаешь ты, но этот человек не переступит порога моего дома! И точка!
- Велма… - Грег попытался ее обнять.
- Нет! – женщина передернула плечом и гордо задрала подбородок.
- Нам больше некуда пойти, Дженсен ранен… Мы не можем оставаться на улице! – сузил глаза Джаред, отступая от хозяев еще на шаг.
- Ты и девушка могут пользоваться нашим гостеприимством сколько угодно, - немного смягчилась Велма. – Но этот объект, - она ткнула пальцем в сторону ссутулившегося Эклза, задумчиво разглядывающего свои ботинки, - пусть идет куда хочет!
- Нет, - покачал головой Джаред, мрачно взглянув на женщину. – Лучше мы все вместе пойдем.
- Джаред, - Грег в отчаянье потянулся к нему.
- Джей! - громкий окрик заставил всех собравшихся повернуться к калитке. Дженсен непринужденно пересек отделяющую его от дома площадку и остановился рядом с Джаредом, положив руку ему на плечо, внимательно заглядывая в глаза. – Вы должны остаться здесь, Джей, - тихим, убеждающим голосом произнес он. – Данниль на пределе, ты вымотан, ночь на природе это не то, что вам сейчас нужно. Вы не должны отказывать себе в нормальной постели и еде.
Падалеки недоверчиво уставился на мужчину:
- Что ты говоришь? А как же ты?
- Со мной все будет в порядке, поверь. Встретимся здесь утром, - он с легкой улыбкой кивнул и, круто развернувшись, направился к калитке.
- Нет! Стой! – крикнул Джаред, огляделся и ткнул пальцем в небольшой сарайчик на противоположной стороне огорода. – Хорошо, твой дом священное место, а сарай? Там можно расположиться?
- Да, - твердо ответил хозяин. – В сарае можно.
- Грег?! – воскликнула Велма, разворачиваясь к нему всем корпусом.
- Хватит! – отрезал мужчина. – А то еще чуть-чуть, и я тоже пойду вместе с ними куда-нибудь. Я принесу матрац и одеяло с подушкой, - добавил он, обращаясь уже к Джареду.
- Два матраца и два одеяла, - поправил его Падалеки.
- Но, Джей… - протянул хозяин.
- Вы сделали свой выбор, Грег, - нахмуренно процедил сквозь зубы Джаред. – Я сделал его тоже. И я предпочту общество гея, чем вдохну ароматы вашего святого семейства.
- Я тоже с вами, - тихо отозвалась Данниль.
- Нет, - Джаред повернулся к девушке. – Ты заслужила душ, нормальную постель и еду. Иди, они тебя не тронут. Иначе мне придется полностью перейти на сторону зла, - он бросил красноречивый взгляд на Велму, ошарашено открывшую рот. Подойдя к Данниль, Джаред обнял ее за плечи и подвел к хозяевам, легонько подталкивая к дверям. – Примите эту девушку как царственную особу, она мне очень дорога. И не дай бог хоть один волосок упадет с ее головы…
- Джей, - оборвал его Грег. – Просто прекрати. Прошу.
Падалеки кивнул, замолкая.
- Идем, - хозяин протянул девушке руку. – Я покажу, где душ и твоя комната.
Еще раз виновато взглянув сначала на Джареда, а затем на Дженсена, получив от него невесомый кивок, Данниль скрылась в доме. Велма, окинув Эклза уничижительным взглядом, скривившись в сторону Джареда, тоже зашла вслед за ними.
- Ты не обязан этого делать, - тихо проговорил Дженсен, когда они остались одни.
- Что? – Джаред вскинул на него полный разочарования взгляд. – Не обязан? Я не обязан помогать людям, попавшим в беду! Я не обязан идти поперек крутого чувака, держащего в страхе целый остров! Я не обязан спать в одном доме с геем! Что еще я не обязан делать? Продолжить список?
Хлопнула дверь, вышел Грег, неся в руках скрученные матрацы с одеялами.
- Дай помогу, - кинулся к нему Джаред, лишь бы не видеть отчаянный взгляд Дженсена.

Изображение

- Джаред, прости, я… - попытался завязать дружественную беседу хозяин, расстилая матрасы поверх соломы, хранящейся в сарае.
- Не надо, - угрюмо оборвал его Падалеки. – Сигареты есть?
Вздохнув, Грег протянул ему пачку:
- Принесу поесть, - и вышел во двор.
- Иди сюда, - Джаред позвал Эклза. – Перевяжу плечо.
- Я и сам могу, - воспротивился Дженсен, заходя в сарай.
- Нет уж, - качнул головой Джаред. – Я твой доктор, и вообще, это не обсуждается.
Дженсен хмыкнул и со вздохом облегчения опустился на импровизированную кровать, расстегивая рубашку.
- А ты упрямый, Падалеки, а еще злопамятный и несносный.
- Что ж теперь? - пожал плечами Джаред, присаживаясь на корточки возле Дженсена и аккуратно отклеивая пластырь с раны. – Тебя же никто не заставляет терпеть меня всю оставшуюся жизнь.
Эклз заинтересованно изогнул брови, разглядывая сосредоточенного Джареда, словно впервые увидел его...
Падалеки озабоченно хмурился, осторожно ощупывая синюшные, опухшие края раны. Затем мягко уперся в грудь Дженсена ладонью, вынуждая того отклониться на матрац, виновато улыбнулся при этом, и на его щеках тут же обозначились очаровательные ямочки. Непринужденно откинув длинную челку, прикрывшую глаза, глубоко вздохнул, откупоривая баночку с лекарством, и, чуть сморщив нос, слегка оттопырив нижнюю губу и прищурив глаза, всем своим видом показывая крайнюю степень озабоченности процессом, стал осторожно заливать рану тут же зашипевшей жидкостью.
Эклз охнул.
- Больно? – встревожено посмотрел на него Джаред.
- Холодно, - улыбнулся Дженсен и, не удержавшись, провел пальцами по лбу Падалеки, разглаживая пролегшие по нему складочки.
Всего лишь мимолетное обычное касание, но это было похоже на прикосновение к оголенному проводу под током.
- Что ты делаешь? – Джаред отпрянул, настороженно уставившись на мужчину. – Ты же не думаешь, что я…
- Прости, - губы Дженсена сжались в тонкую полоску, он отвернулся.
- Черт! – пробубнил себе под нос Джаред, прикрывая глаза и глубоко вздыхая. – Идиот!
Быстро завершив обработку раны, закрыв ее свежей салфеткой и заклеив пластырем, Джаред отошел к дверям, прикуривая сигарету, напряженно глядя куда-то вдаль быстро погружающегося в темноту мира, судорожно сжав кулак, периодично несильно стуча им по дереву.
Никто не обратил внимания на Грега, тихонько зашедшего в сарай и поставившего на верстак поднос с едой, где уместились жаркое, овощи, полбуханки хлеба и чай в больших кружках, и, тяжело вздохнув, тут же торопливо ретировавшегося, виновато глядя в пол.
- Джей, - наконец произнес Дженсен, когда хозяин фазенды скрылся из вида. – Я прекрасно осознаю, скольким тебе обязан и как сильно ты из-за нас пострадал. Клянусь, я постараюсь сделать все возможное, чтобы исправить эту ситуацию. Когда все закончится, я уверен, местные обыватели все смогут понять, и остров снова станет для тебя домом.
- Собственно, он и не был никогда для меня таким уж домом. Так… переходный вариант, - задумчиво отозвался Падалеки.
- Расскажи, - попросил Эклз, устраиваясь удобней, чтобы не тревожить рану, и устремляя взгляд на Джареда.
- Сам я из Техаса…
- Из Техаса? Не может быть! Я тоже оттуда! – перебил его Дженсен. – Прости, - тут же опомнился он. – Продолжай.
- С детства хотел быть актером…
Дженсен изумленно изогнул брови, но промолчал.
- Брал уроки актерского мастерства, играл в школьных постановках. В семнадцать лет участвовал в конкурсе «Путь к славе» и выиграл поездку в Лос-Анжелес для объявления номинации на церемонии «Teen Choice Awards» и сопровождения победителей за сцену. Так я впервые оказался в городе грез… - Падалеки тяжело вздохнул, прикурил новую сигарету и продолжил. – Наверное, нужно было поступать после окончания школы в Техасский Университет, как того хотели родители, но я окончательно осел в ЛА после предложения Рональда Хенкью заняться моим продвижением в мире кинематографа.
- Хенкью твой агент?! – не выдержал Дженсен. – Редкостная сука.
- О, да, - хмыкнул Джаред. – Но тогда я этого не знал. Я упивался свободой от родительской опеки, новыми горизонтами и верил, что слава не за горами. Мне тут же предложили роль в фильме «Немой свидетель», потом еще пара-тройка не слишком заметных фильмов… Я даже снимался в одной из серий «Скорой помощи».
Докурив сигарету, Джаред стрельнул ее в темноту, проследив за коротким полетом, и вернулся к Дженсену, присаживаясь на свой матрац.
- И вот, наконец, вроде как постоянная работа, роль в «Девочках Гилмор».
- Ты играл в Гилмор? – недоверчиво переспросил Эклз.
- Нет. Не сложилось, - качнул головой Джаред. – Но должен был… Дина Форестера. Мне нужно было лететь на кастинг, и Рональд попросил кое-что передать для своего товарища, старинную фотографию в позолоченной рамке. Недолго думая, я согласился.
- Вот сволочь, - прошипел Дженсен, уже подозревая, что будет дальше.
- Да, наверное, - Джей отвернулся. – Таксист, который вез меня в гостиницу, был агентом ФБР. А рамка той злополучной фотографии оказалась плотно набита высокопробными алмазами. И меня быстро закрыли, прочно и надежно.
- Ты сидел? За этого урода? – Дженсен приподнялся, злобно сверкая глазами.
- Сидел, но недолго. Хенкью вытащил меня оттуда, довольно быстро, какие-то связи. Я даже не успел полностью вкусить все прелести тюремной жизни. Но в моем освобождении была пара условий: молчание и исчезновение, с глаз долой, из сердца вон. Вот так закончились мои приключения в Городе Ангелов. Домой я вернуться просто не мог. Пытался зацепиться в Штатах. Работал грузчиком в порту. Потом дворником. Даже с полгода жил в Мексике и подрабатывал на картофельных полях. Собственно, там я и встретил Чада. Он приезжал туда за новой культурой по борьбе с картофельными сорняками. Мы как-то сразу сдружились, и он утянул меня сюда, на остров Принца Эдварда. И теперь я здесь. Скучная и неинтересная история, не правда ли? – Джаред перевел взгляд на Дженсена.
- Подозреваю, ты упустил большую часть самых горячих подробностей, - сощурился Эклз. – Но одно я знаю точно - Хенкью еще вспомнит, кто такой Джаред Падалеки, - и непроизвольно сжал кулаки.
Джаред озадаченно изогнул брови, а потом рассмеялся:
- Ладно, Робин Гуд, защитник униженных и оскорбленных, давай поедим, и спать. Утро вечера мудренее.

Дженсен замерз. Его мелко подколачивало от проникающего со всех сторон холода. Даже одеяло, в которое он усиленно кутался, не помогало. Да еще плечо безумно ныло. С тех пор, как Джаред прекратил колоть обезболивающее, тупая, ноющая боль не оставляла. Было еще ощущение, что в правом предплечье завелся маятник, который беспрестанно стучал, а иногда просто откровенно бил, до звона в ушах и звездочек перед глазами. Дженсен поежился и глубоко вздохнул, не сумев сдержать тихого стона.
- Замерз? – раздалось с другой стороны сеновала, где устроился Джаред на своем матраце.
- Есть немного, - хрипло шепнул Дженсен, стараясь не стучать зубами.
Слышно было, как Джаред поворочался, что-то пробормотал себе под нос, вздохнул, еще пару раз перевернулся с боку на бок, потом, наконец, решившись, встал и быстро перетащил матрас к Дженсену, укладываясь рядом, ему под бок, и бесцеремонно ныряя под его одеяло, накидывая сверху свое.
- Ты что? – изумился Эклз.
- Так будет теплее, - буркнул Джаред. – И не вздумай приставать, - он развернулся к Дженсену спиной, плотно вжимаясь в его бок, и, подложив руки под голову, удовлетворенно засопел.
Дженсен почувствовал, что согревается. Жар от падалечьего тела был настолько ощутим, что очень скоро Дженсен уже был готов не только скинуть с себя одеяло, но и раздеться догола. Он немного отодвинулся от своей живой печки, но через несколько секунд Джаред, сонно засопев, видимо, подсознательно ощутив дискомфорт, развернулся на спину, затем на другой бок и уткнулся носом в плечо Дженсена, как ни в чем не бывало закидывая на друга руку и ногу.
- Хм, - тихо выдохнул Эклз. – И как прикажешь после этого не приставать?
Он невесомо улыбнулся и осторожно убрал с лица Джареда непослушную длинную челку. «Джаред определенно красив. Мужественные черты лица и при этом всегда какой-то детский, наивный, доверчивый взгляд, мягкие соблазнительные губы, родинки, ничуть не портящие, а скорее даже придающие ему некоторую нежность. Тело?.. Джей содержит себя в образцовом порядке, накачанные мышцы, упругий маленький зад… А, черт! - Дженсен заставил себя отвернуться, стиснув зубы. - Я не могу! Просто не имею права! Не могу!» - он выдохнул, крепко зажмурился и приказал себе немедленно уснуть.

Изображение

- Вставайте! Скорее! Джаред! Бегом!
Мужчины сонно терли глаза, не совсем понимая, что происходит.
- Джаред, о боже! Я дебил! Придурок! Господи! Просыпайся скорее! Вам нужно уходить немедленно! – хозяин приютившего их жилища словно взбесившийся орангутанг бегал по сараю, причитая и заламывая руки, и даже обнаружение мужчин в несколько щекотливом положении его нисколько не привело в чувство.
- Грег, что случилось? – спросил наконец оклемавшейся Джаред и, опомнившись, откатился от Дженсена, которого все еще по инерции сжимал в объятьях.
- Велма! Эта идиотка позвонила в полицию, а те связали ее с шерифом! Курт со своими громилами будет здесь с минуты на минуту. Боже мой, Джаред! – мужчина в исступлении запустил пальцы в волосы, изо всех сил дергая за них, словно собирался снять с себя скальп. – Сможешь ли ты меня когда-нибудь простить?
- Обязательно прощу, - насуплено отозвался Джаред, быстро собирая вытащенные из рюкзака вещи. – Если выживу.
- Бож-ж-же! – снова взвыл Грег. – Будь я проклят!
- Мальчики! – в сарай влетела встревоженная Данниль. – Вы уже знаете?
- Да, - кивнул ей Дженсен. – Уходим быстро.
Они выскочили на тропинку, ведущую к калитке.
- Джаред! – раздался громкий окрик хозяйки дома. – Не смей уходить! Курт все равно вас поймает. А так я с ним договорилась. Он заберет только этого… Тебя и девушку не тронет. Джаред!
Падалеки развернулся, желая рвануть к Велме, но был перехвачен Джесеном:
- Не нужно, Джей. Идем.
Удовлетворенно заметив на щеке Велмы четкий отпечаток маленькой ладошки, Джаред молчаливо сверкнул глазами и, отвернувшись, прошествовал вслед за друзьями вон из этого неприязненного теперь места.

Они выскочили на дорогу. Джей на секунду замешкался, соображая, в какую сторону двигаться.
- Машины, - хрипло выдохнул Эклз, указывая пальцем на дорогу, ведущую к поселку, отлично просматриваемую вдаль. В нескольких минутах езды виднелись уже знакомые им джипы и полицейский фургон, приближающиеся на бешеной скорости.
- Попробуем уйти с другой стороны деревни, - крикнул Джаред, устремляясь к мосту через реку.
Они снова бежали, благо земля просохла, и сцепление с дорогой улучшилось. Мост отозвался на прикосновения ног громким пустым стуком, не заглушаемым даже ревом несущейся под ним реки.
- Сюда! – Джаред свернул к мельнице, почти скатываясь по отвесному каменному склону к ее основанию, на узкий уступ, под стремительные ледяные струи, бьющие сверху оглушающим водопадом.
Беглецы замерли, прижимаясь к стене мельницы, укрывшись под водяной массой, вцепляясь друг в друга мертвой хваткой, стараясь не соскользнуть в бурлящий водоворот прямо под ними.
За ревом воды они практически ничего не слышали, лишь иногда сквозь монотонный шум реки до слуха долетал стук ботинок по деревянному настилу и обрывистые крики:
- Где?.. Сука!.. Ответишь!.. Убью!.. - а сквозь прозрачные водяные потоки смутно виделись фигуры людей, мелькающие на противоположном берегу.
Потом все исчезло, оставляя лишь нескончаемый грохот и начинающие замерзать конечности. Джаред, наконец, оторвался от слежки за местностью и покосился на застывших рядом товарищей. Данниль, совершенно бледная, с посиневшими, трясущимися губами, безмолвно ответила Джареду умоляющим испуганным взглядом широко распахнутых глаз. Похоже, девушка уже с трудом удерживалась на скользком карнизе, и Дженсен, видимо, давно это заметивший, вытянув руку, упершись ладонью в неровный камень плотины, перехватил ее, словно ремнем безопасности, не позволяя сорваться. Он тоже был на последнем издыхании, о чем говорили нервно подрагивающий подбородок, зажмуренные глаза и закушенная губа.
- Так, все, надо выбираться отсюда, - пробормотал Джаред самому себе, так как товарищи его все равно бы не услышали.
Осторожно отстранившись от стены, он легонько сжал плечо Данниль, кивая на мост. Дождавшись осознания во взгляде девушки, аккуратно, без резких движений, накрыл сверху руку Дженсена, медленно потянув на себя, чувствуя, как мужчина поддается и расслабляется, высвобождая Данниль. Вскользь соприкоснувшись с Дженсеном взглядами, успевая отметить удивительное спокойствие и уверенность в глазах мужчины, Джаред помог Данниль развернуться и, подстраховывая, стал аккуратно подсаживать девушку наверх. Осторожно, медленно, опасливо упираясь ногами и судорожно вцепляясь руками в выступающие камни, Данниль добралась до деревянных перекрытий моста.
- Теперь ты, - Джаред жестом приказал Дженсену взбираться. Мужчина замотал головой. – Что? – Джаред расширил глаза. – Вперед, я сказал!
Дженсен насупился, но снова замотал головой, сказав в ответ что-то, потерявшееся в реве водопада.
- Ладно, - Падалеки схватил его за куртку, подтягивая к себе и насильно разворачивая к стене.
- Что ты делаешь, твою мать! – закричал ему в самое ухо Дженсен, оказавшись практически прижатым к Джареду. – Логичней сейчас подняться тебе, а потом вытянуть меня сверху.
- Нет, - гаркнул в ответ Падалеки. – Ты ранен, и ты идешь первый, я не оставлю тебя здесь одного.
- Упертый болван, - крикнул Эклз и, отвернувшись, стал взбираться наверх.
Джаред не понял, что произошло, - то ли ладонь соскользнула, то ли нога потеряла опору, когда он, слишком отклонившись от стены, пытался помочь Дженсену, но в какую-то долю секунды он осознал, что не успеет ухватиться за спасительные камни или вжаться назад в стену. Дженсен тоже почувствовал это, резко развернувшись, соскальзывая назад на уступ и протягивая Джареду руку. Их взгляды встретились, и Джаред успел отрицательно мотнуть головой, понимая, что неминуемо утянет вслед за собой Дженсена, если примет помощь, прежде чем рухнул вниз.
Ледяная вода поглотила его. Задержав дыхание, Джаред попытался выплыть из утягивающего его водоворота. Река была не слишком глубокой, но это с лихвой компенсировалось стремительностью потока, многократно искусственно усиленного, что не давало шанса человеческим силам, к тому же ослабленным холодом, противостоять водной стихии. Это было еще полбеды, Джареда выкинуло в сторону мельницы, прямо на вращающееся колесо, с силой ударяя о деревянные лопасти. Джаред попытался было, ухватившись за них, подтянуться наверх, но вместо этого почувствовал, как поток воды забивает его между деревянных перемычек, продолжая утягивать вниз. Под мельницей камни, которыми было усеяно дно речушки, были гораздо массивнее, колесо прокатывалось лишь на какие-то сантиметры выше их острых граней. И меньшее, что грозило человеку, попавшему между колесом и дном, это смерть от удара головой, а большее это медленное поэтапное дробление различных частей тела, в зависимости от того, чем он попадет между лопастью и булыжником, разве что мученику посчастливится умереть раньше от болевого шока. Все это с быстротой молнии пронеслось в голове Джареда, и он, еще раз безуспешно рванувшись, задержал дыхание, надеясь, что смерть будет быстрой.
Сильная рука обернулась вокруг его груди, резко дергая в сторону, оставляя на деревянных лопастях часть куртки, зацепившейся за перекладину, и практически швыряя в противоположную от мельницы сторону. Джаред непроизвольно выдохнул, вцепляясь мертвой хваткой в спасительный брус, тянувшийся вдоль основания дома, бессильно повисая на нем.
- А ну, не останавливаться! - прозвучал над ухом громкий окрик. – Быстро из воды!
Снова схватив несопротивляющегося, вяло перебирающего ногами парня, потащил к берегу. Наконец, Джаред полностью выбрался из ледяной воды и, распластавшись на широком гранитном бордюре, тяжело переводил дыхание, все еще не веря, что смог избежать смерти.
Его опять бесцеремонно дернули, резко разворачивая на спину, и над ним завис испуганный и вместе с тем обозленный Эклз.
- Еще раз так сделаешь, лично прикончу!
Джаред удивленно изогнул брови. Дженсен, неожиданно осознав, как странно прозвучали его угрозы в свете последних событий, невольно сконфузился, прикрывая глаза и закусывая губу:
- То есть, я хотел сказать…
Джаред засопел изо всех сил, сдерживая рвущийся наружу смех, но, не выдержав, хрюкнул, а затем и вовсе заржал в голос, чувствуя, как на него накатывает облегчение. Дженсен сначала нахмурился, но потом тоже засмеялся, скатываясь на землю рядом и переворачиваясь на спину.
- Мальчики, какие же вы сволочи! Как вы могли! Ненавижу вас! Боже, как я счастлива, что все обошлось! – кричала бегущая к ним с моста Данниль, размазывая по щекам слезы.
- Что теперь? – спросил Дженсен, обращаясь к Джареду.
- А кто его знает, - пожал плечами Падалеки, все еще пребывающий в эйфории от своего чудесного спасения. – Ты спас меня. Спасибо, - и он с благодарностью взглянул на Эклза.
- По-моему, это входит у нас в привычку, - хмыкнул Дженсен, – спасать друг другу жизни, - они снова рассмеялись.
- Мальчики, я понимаю, что у вас отличное настроение, и мне очень жаль вас расстраивать, - окликнула их приблизившаяся Харрис. – Но вам не кажется, что мы не в том положении, чтобы отдыхать в местности, которая кишит убийцами?
- А, черт, - вздохнул Джаред, присаживаясь. – Дани права - нужно валить, и чем быстрее, тем лучше.
Они снова вышли к мосту, уже в который раз пересекая деревянное полотно, раскинувшееся над рекой. Джей проводил взглядом мельничное колесо, невольно поежившись, и почувствовал, как плечо сжимает крепкая дружеская ладонь.
На противоположном берегу, прямо возле моста, резко затормозил темно-синий пикап. Путники замерли, настороженно ожидая.
- Джаред, - из машины выскочил Грег, бегом приближаясь к товарищам и вновь, как при первой встрече, заключая Падалеки в жаркие объятья. – Вы живы, слава богу! Куда ж вы делись? Курт со своими всю деревню перевернул, в каждый дом заглянул. Сейчас они поехали дальше вдоль реки, но могут вернуться в любую минуту. Вам нужно уходить!
- Уже уходим, - сухо отозвался Джаред, пытаясь выпутаться из захвата.
- Вам не уйти далеко пешком. Берите мой пикап, гоните в Борден-Карлтон, к мосту, вам нужно преодолеть полицейский заслон. Они не будут вас преследовать, я уверен, на той стороне ничего не знают о том, что здесь происходит. Самое главное - выскользнуть. Это ваш последний шанс.
- Спасибо, - кивнул Джаред, с прищуром глядя на Грега.
- И прости меня еще раз, Джей, и ты прости, - мужчина развернулся, протягивая руку Дженсену.
Эклз кивнул, пожимая крепкую широкую ладонь.
Беглецы устроились в неожиданно приобретенной машине.
- Прощай, Грег, - махнул Джаред мужчине. – Надеюсь, у вас в Велмой все наладится, - и, подбадривающе улыбнувшись тоскливо глядящему в ответ Грегу, развернул пикап в сторону города, где вела на материк их единственная надежда.


17 дек 2010, 22:07
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

- Как же хорошо не пешком, - Данниль, как могла, вытянулась на заднем сиденье компактного пикапа и сняла с себя мокрую одежду, уже не обращая внимания на присутствие мужчин, оставшись в одном нижнем белье.
- Не то слово, - хмыкнул Джаред, вскользь поглядывая на Дженсена, прикорнувшего рядом на пассажирском сиденье. Мужчины не стали раздеваться полностью, оголившись лишь до пояса, решив, что джинсы и так высохнут. Дженсен убрал повязку, позволяя ране подсыхать на свежем воздухе, и Джаред с грустью рассматривал лилово-черный синяк, расползшийся по загорелой груди мужчины.
- По крайне мере, рана чистая, не загноилась, - буркнул себе под нос Падалеки.
- Что? – Дженсен распахнул глаза, уловив предназначенные ему слова. – Заживет, - подмигнул он Джареду. - Тем более шрамы украшают мужчину.
- И какого мужчину! – сладким голосом поддержала разговор Харрис, присаживаясь и обвивая Эклза за шею, нежно скользя ладонью по гладкой груди, вверх к подбородку, затем обратно вниз.
Зажмурившись и расплывшись в блаженствующей улыбке, Дженсен отдался во власть ее рук.
Мимолетно поглядывая на дорогу, Падалеки снова и снова возвращал взгляд на парочку, словно загипнотизированный, поглощая каждое движение маленьких пальчиков по кожи Дженсена, неожиданно ловя себя на мысли, что хочет оказаться отнюдь не на месте Дженсена. «Да что с тобой происходит?!» - он резко отвернулся и вскрикнул:
- Черт!
Впереди виднелся полицейский патруль. Грузный мужчина в форме безмятежно прогуливался вдоль дороги, отмахиваясь от мошкары резиновой дубинкой.
- Что будем делать? – напрягся рядом Дженсен. Данниль скатилась обратно на сиденье.
- Спрячься! – Джаред снизил скорость, стараясь не привлекать внимание.
Развернувшись в их сторону, полицейский скользнул по машине взглядом и равнодушно отвернулся, продолжая прохаживаться. Они благополучно миновали засаду, и Джаред уже хотел расслабиться, когда заметил второго мужчину, бегущего к дороге и ожесточенно машущего в их сторону рукой.
- Твою ж мать! – Джаред надавил на педаль газа, стремительно увеличивая скорость.
- Они когда-нибудь от нас отстанут?.. - простонала Харрис. – Боже, да что им нужно?..
Падалеки молчал, стиснув зубы, снова превращаясь в загнанного зверя.
Они летели на огромной скорости мимо проносящихся за окнами полей, разделенных низким кустарником, куцых перелесков, одиноких, пустующих строений. Въехав в небольшую деревушку, машина чуть не погребла под колесами стайку куриц, важно шествующих через дорогу. С громким кудахтаньем птицы метнулись в разные стороны, а местные жители застыли на месте, провожая ошеломленными взглядами мчащийся автомобиль. И всюду за ними, практически дыша в спину, неслась, завывая сиренами, полицейская машина.
На перекрестке Джаред резко развернул пикап, направляя его в Саммерсайд.
- Почему Саммерсайд? - обернулся к нему Дженсен, заметив указатель.
- К мосту сейчас соваться нельзя, - глухо ответил Падалеки. – Элемент неожиданности мы бездарно просрали, нас там сейчас разве что танки не поджидают. А это какой-никакой, а все же город, можно улизнуть на улочках.
- Ты хорошо здесь ориентируешься?
- Не… очень! - отозвался Джаред, вскрикивая на последнем слове, резко дергая машину в сторону от внезапно оказавшихся посреди дороги коров, даже не поведших ухом, продолжая лениво стоять, отмахиваясь от мошкары хвостами.
Авто выехало на тротуар, Джаред нажал клаксон, распугивая немногочисленных прохожих, оказавшихся куда как живее рогатой скотины.
- Блядь!
Пикап боком шаркнулся по деревянной стойке книжного прилавка, тонкая перекладина переломилась, обрушивая полосатый навес на открывшего рот, ничего не понимающего продавца.
- Надеюсь, он нас простит, - всплеснула руками Данниль.
- Да он полжизни теперь будет вспоминать это приключение, - сквозь зубы зашипел Джаред, выруливая назад, на дорогу.
- Джей! – Эклз ткнул пальцем в вылетевшую из-за поворота вторую полицейскую вольво в попытке зажать их с двух сторон.
Падалеки снова крутанул руль, направляя машину в узкий дворовый проход.
- Мама! – вскрикнула Харрис, пряча лицо в ладонях, когда пикап на полном ходу врезался в железную решетку, перекрывшую выезд на соседнюю улицу.
Глухой удар, машина рвано дернулась, жалобно взвизгнула решетка, скользнув по отполированному корпусу, сдирая краску и, сломавшись с одной стороны, загнулась в бок, уступая. Неожиданно слева оказался океан. Раскинувшаяся до самого горизонта голубая гладь медленно накатывалась на темно-красные песчаные пляжи. Порода в этих местах была по большей части вулканической, что придавало местности удивительный багряный оттенок, отчего и волна, уносившая с собой мелкие песчаные крупинки, скатывалась с берега, казалось, кровавой пеной.
- Жуть-то какая, - изумленно ахнула Данниль.
- Ага, - хмыкнул Джаред. – Красота, да и только.
- Очень мило, – тоже не удержался от высказывания Эклз.
Теперь они летели вдоль побережья, полицию не было видно, лишь где-то вдалеке не смолкая завывала сирена. Свернув, повинуясь единственной дороге, они выскочили на обособленную территорию небольшого рыбацкого порта, где, круто развернувшись, Джаред затормозил пикап, едва не слетев в океан с деревянного помоста, к которому были пришвартованы несколько катеров и парусных лодок.
- Тупик! – Джаред обреченно ударил кулаками руль.
- Лодки! Может, нам уплыть? – воскликнула Харрис, в надежде расширяя глаза.
Дженсен тоже развернулся в его сторону, вопросительно изгибая брови.
Падалеки покачал головой:
- Опасно… Мы будем на открытом пространстве, легко увидеть, легко догнать, я не уверен... Хотя…
Стремительно выскочив из машины, не удосуживаясь захлопнуть дверцу, он прошелся по пирсу, растерянно озираясь.
- Вымерли все, что ли?
Мельком взглянув на своих товарищей, вслед за ним покинувших авто, - Дженсена, не сводящего с него напряженного взгляда, Данниль, поспешно натягивающую еще влажную одежду, - Джаред, недолго думая, спрыгнул в ближайший от него катер, склоняясь над приборной панелью.
- Джей, не надо, - попытался предостеречь Дженсен.
- У тебя есть другие предложения? – вопросительно взглянул на того Падалеки и, оглянувшись, подобрал со дна лодки металлический крюк, прицеливаясь.
- Эй! – послышался громкий окрик. Здоровенный детина с длинными, ниже плеч, распущенными волосами, в засаленной, кое-где драной футболке и съехавших с пивного брюшка на бедра черных джинсах, обнаживших кусочек белесой кожи, скрестив руки на груди, стоял возле входа в один из бараков, тянущихся вдоль берега и, видимо, уже давно за ними наблюдал. - Не хочешь попробовать объяснить, что ты там делаешь?
- Слушай, друг, - вскинув руки и миролюбиво улыбаясь, Дженсен сделал шаг в сторону, невольно пытаясь прикрыть собой Джареда и одновременно Харрис. – Нам нужно во чтобы то ни стало переправиться на материк. Мы заплатим, сколько потребуется…
Мужчина недоверчиво хмыкнул:
- А что, паром уже отменили?
- Скажем так, нам захотелось немного романтики, - продолжал улыбаться Эклз, делая еще один шаг по направлению к незнакомцу.
Тот прислушался к завываниям сирен, сузил глаза, сводя вместе густые брови:
- А вы случаем не те террористы, которых разыскивает вся полиция острова?
- Да что вы? – удивленно распахнул глаза Дженсен. – Ну, какие из нас террористы? – растерянно покачал он головой.
Джаред тем временем выбрался из лодки и встал рядом с Эклзом, продолжая сжимать в руке крюк и насуплено глядя на незваного гостя.
- Вили! Ралсен! – крикнул мужчина. – А ну, подите-ка сюда! Думаю, я поймал террористов.
- Вы совершаете ошибку, - тут же подобрался Дженсен, сжимая кулаки. Доброжелательная улыбка растаяла, а ее место заняла неприязненная гримаса.
- Не думаю, - усмехнулся незнакомец. – Деньги никогда не бывают лишними.
Скрипнула дверь, и из барака вышли еще двое – один высокий, худощавый, с жиденькими усиками и куцей бородкой, второй крепыш, невысокого роста, круглолицый и лысый, с лоснящейся от пота кожей, как зеркало сияющей на солнце.
- В чем дело, Том? - спросил высокий, не сводя заинтересованного взгляда с троицы, оттирая руки замызганной тряпкой. По пирсу пополз запах керосина.
- Что за деньги? – хмурясь, спросил Эклз почти одновременно с ним.
- Вознаграждение за вашу поимку, - еще шире улыбнулся Том, обнажая неровные желтые зубы. – Курт стал очень щедрым в этом плане, видно, ребятки, вы чем-то ему сильно насолили.
- Ты уверен, что это они? – вопрошал круглолицый.
- А вот мы сейчас их в погребке запрем, вызвоним Курта, там и узнаем, - Том медленно перемещался, заходя на друзей со стороны.
- Не делай этого, - прошипел сквозь зубы Джаред, не сводя с него взгляда.
Круглолицый попятился обратно в барак, где, присев, вытянул из-за двери метровый кусок цепи:
- Согласен, в погреб их, а чтоб не сбежали, я им ноги поломаю. Курт не уточнял, чтоб эти черти были здоровые.
- Оставьте нас в покое! - неожиданно взвизгнула Данниль, глотая подступившие к горлу слезы. – Да сколько можно?!..
В этот момент Том прыгнул, пытаясь с ходу сбить Дженсена с ног. Джаред метнулся ему наперерез, наотмашь ударяя мужчину по плечу рукой, утяжеленной крюком.
- Ралс, звони шерифу! – заорал круглолицый, рванув на помощь товарищу, норовя попасть цепью по ногам стремительно приближающегося Дженсена.
Увернувшись от цепи, острым кулаком Дженсен коротко ткнул мужчину в солнечное сплетение. Шумно выдохнув, тот резко побледнел и завалился вперед, на согнутое колено. Дженсен уперся ладонью в его лоб, вынуждая выгнуть шею и посмотреть в глаза.
Склонившись к поверженному противнику, чувствуя, как его захлестывает ярость, скопившаяся за все прошедшие дни, Эклз негромко процедил:
- Я бы на твоем месте в следующий раз не связывался с незнакомцами, - и, молниеносно присев, жестко ударил его в кадык, одновременно выдергивая цепь, которую круглолицый все еще по инерции сжимал в ладони, окончательно повергая едва дышащего мужчину на землю.
Развернувшись, Дженсен удовлетворенно заметил, что Джаред тоже уже скрутил своего противника, прижимая его к земле коленом, вжатым в спину.
- Мальчики, - привлек их вскрик Данниль, ожидающей в стороне окончания схватки, в ужасе глядящей в сторону бараков.
Переведя туда взгляды, мужчины узрели третьего из нападающих, Ралсена, застывшего в распахнутых дверях и направляющего на них ружье.
- Поднимите руки и медленно отойдите, - его голос дрожал, явно выдавая страх.
Дженсен сузил глаза:
- Ты не будешь стрелять…
- Уверен? – мужчина слегка повел ружьем. – Ребят, вы как? – обратился к своим дружкам.
Отпуская своего пленника, Джаред встал, присоединяясь к Дженсену, уже сцепившему ладони на затылке.
Том тяжело поднялся, злобно сверкая глазами и мрачно сплевывая. Подобрав брошенную Эклзом цепь, он медленно разогнулся, пристально глядя Дженсену в глаза:
- Что, доигрался?
Выбросив ладонь, мужчина внезапно ударил его в грудь, в место ранения. Эклз качнулся, зажмуриваясь, глухо застонав сквозь зубы.
- Ах ты, сука! - рванул в его сторону Джаред, но сильный удар цепью по коленям заставил его, охнув, опуститься на землю.
- Стоять! – тут же заорал Ралсен. – А то пристрелю как бешеную собаку!
- Джей, нет, - судорожно выдохнул Дженсен, медленно втягивая воздух, стараясь перетерпеть оглушающую боль. Сквозь стянутые швом края раны проступили капельки крови.
- Встать, - рыкнул Том, с ненавистью глядя на Падалеки. - И быстро в погреб. И девку не забудь, - он кивнул в сторону Данниль, молчаливо взиравшей на побоище, прижав ладони к груди, не обращая внимания на слезы, беспрестанно скатывающиеся по щекам.
- Ненавижу, - прорычал поднявшийся, наконец, Вили. – Твари. Пидорасы. Зарвавшиеся малолетки, считающие себя хозяевами мира, - он приблизился к Эклзу. – А вот не бывать этому!
Открыв глаза, Дженсен холодно, чуть насмешливо посмотрел в упор на своего врага, лишь подрагивающие желваки выдавали всю бурю его чувств.
- Не трогай его, гнида, - прошипел Падалеки, вставая, с трудом удерживаясь на подгибающихся ногах.
- Заткнись, - бросил в его сторону круглолицый, протягивая руку Тому и забирая цепь. – А то сейчас ты схлопочешь вместо своего дружка.
- Давай! Я согласен! – Падалеки брезгливо скривил губы. – Что, сука? Кишка тонка? – дразнил он Вили, явно привлекая внимание мужчины.
- Джаред! – Дженсен перевел на него удивленный взгляд. – Что ты делаешь?
- Если бы не ваш придурок с ружьем, удавил бы уродов, - продолжал изводить противника Джаред, никак не реагируя на реплику Эклза.
- Ну, ты дождался, сученыш, - коротко взмахнув рукой, Вили ударил Падалеки, попадая литыми звеньями по ребрам и спине.
Цепь, казалось, на мгновение прилипла к телу, а потом рывком сползла с кожи, оставляя на ней лиловые отметины. Не удержавшись, Джаред выгнулся, оседая на колени и закрывая глаза. Дженсен дернулся в сторону мучителя, но приблизившийся к ним Ралсен ткнул дулом в спину Данниль:
- Еще один шаг, и я пристрелю вашу подружку.
Девушка вздрогнула, но не произнесла ни слова, ошеломленно глядя на Джареда. Не успокоившись на достигнутом, Вили снова взмахнул цепью, оставляя следы на обнаженном животе молодого человека, тут же согнувшегося вперед, все так же молчаливо, лишь скрипнув зубами.
- Хватит! - хрипло выкрикнул Дженсен. – Прекрати! Ты что творишь?
- Вил? Может, правда, остановишься? – неуверенно попросил Ралсен, продолжая дрожащими руками удерживать ружье.
- Нет, - коротко отозвался мужчина. – Убью выродка, - и снова опустил цепь, на сей раз на спину Джареда.
- Достал! – Данниль, вдруг круто развернувшись, легко выдернула оружие из ослабших пальцев своего стража.
В ту же секунду Дженсен, словно взведенная пружина, кинулся на Вила, сметая его с ног, с силой стукая головой о землю и разбивая нос, ударив лбом.
- Убьешь, говоришь, - яростно шипел он. – Посмотрим, как ты сейчас заговоришь.
Серия молниеносных ударов по почкам и грудине заставили мужчину закашляться и, скрючившись, попытаться обхватить руками поврежденные места.
- Джен, Джен, все… Остановись… Уходим… - сипло с придыханием прозвучало над ухом, плечо едва ощутимо сжала ладонь.
- Джаред! – Эклз вскочил, почти подхватывая в объятия ослабевшего, пошатывающегося парня, встревожено обшаривая обеспокоенным взглядом лицо, замечая припухшие искусанные губы и влажные полоски на щеках. Осторожно проводя подушечками пальцев по черным, опухающим на глазах отметинам на торсе, спросил: - Как ты? Идти сможешь?
- А то ты меня понесешь? – слабо улыбнулся Падалеки.
- И понесу! – без тени сомнения или насмешки отозвался Дженсен. – А ты, придурок, какого дьявола опять лезешь меня защищать?
- Не хотелось снова тебя лечить, - обнажил зубы Джаред.
- Ма-а-альчикиии, - заныла сзади Харрис. – Не хотите мне немного помочь?..
Дженсен оглянулся, узрев нахмуренных Тома и Ралсена под прицелом ружья, удерживаемого не сводящей с них наглого, угрожающего взгляда Данниль.
- Стоишь? – он вновь обратился к Джареду.
- Да стою, стою, иди уже, мамочка.
Подойдя к Данниль, Дженсен забрал у нее ружье, не отводя дула от противников:
- Все в машину, быстро. Уходим.
- Нет! – окликнул его Джаред. – Эту машину полиция уже знает. Спроси этих… Где их авто.

Изображение

В этот раз за руль сел Эклз. Данниль заняла пассажирское сиденье рядом, а Джареда расположили в полулежачем положении на заднем сидении, постаравшись устроить максимально комфортно, насколько позволяло его телосложение. Видавший виды пошарканный кроссовер, поскрипывая на поворотах, вывез их на пустынные улицы городка, снова окуная в мир, где они загнанные в угол, пытающиеся найти выход беглецы.
- Куда? – коротко спросил Дженсен, поглядывая на Джареда в зеркало заднего вида.
- Надо где-то укрыться, - шепнул Падалеки, не открывая глаз, облизнул пересохшие губы и попытался принять позу, не тревожащую обжигающие болью гематомы. – Здесь неподалеку есть мост через Макинтей, под ним собираются местные бомжи, давай к ним.
- Бомжи-и-и, – скорчилась Харрис.
- Самое то, - усмехнулся Джаред. – Надеюсь, они не додумаются искать нас там.
- Тебе надо в больницу, - нахмуренно заявил Эклз. – А не к бомжам. Еще неизвестно, в каком состоянии твои ребра.
- В больницу?.. Да это ж почти то же самое, что прийти в открытую к Курту и сдаться, - скривился Джаред, потом распахнул ресницы, внимательно глядя на Дженсена: - И прекрати носиться со мной как с бабой. Сдохну, значит, так тому и быть…
Возмущенно сведя брови, Дженсен отвел взгляд, не находя ответа на вопрос, безмолвно застывший в фисташковых, полупрозрачных, затуманенных болезненной дымкой глазах.
- Как проехать-то? К твоим бомжам…

В течение часа они добирались до окрестностей Веллингтона и каменного моста, перекинувшегося через стремительно бегущую широкую реку. Время близилось к четырем часам, солнце, столь редкое в это время года, спряталось за тучами, намеревавшимися излиться на землю очередным проливным дождем.
- Е-е-есть, - простонала Данниль. - Хочу есть…
- Тш-ш-ш, - шикнул на нее Дженсен, взглянув на уснувшего Джареда. – Вряд ли тут имеются продуктовые магазины или рестораны, - хмыкнул он, осматриваясь.
Равнина, по которой пролегала дорога, в этом месте заканчивалась, переходя в невысокие холмы, меж которых и змеилась река. И, видимо, чтобы не мучиться строительством дороги, кружа по всем этим многочисленным горкам, жители при постройке моста сразу перекинули его над всеми холмами, на которых собственно и расположились в низинах, по склонам и пригоркам возвышенностей болоньевые палатки, сложенные из веток шалаши, а кое-где даже совсем приличные брусчатые домишки.
- Куда же нам идти? – пораженно шепнула Харрис.
- Почти к самой реке, третий холм справа от моста, там увидите плавучий дом, рядом небольшая индейская резервация, ищите Гиниу, когда-то я ему помог, пусть теперь поможет нам, - хрипло выдохнул очнувшийся Джаред.
Выйдя из машины, Дженсен открыл заднюю дверцу, собираясь помочь Джареду подняться.
- Нет, нет, - качнул головой парень, с трудом разлепляя глаза, расфокусированным взглядом скользнув по Дженсену. – Нет… Идите… Я здесь… останусь…
- У тебя жар, - Эклз коснулся его лба ладонью. – Дань, останешься с ним, я быстро, - развернувшись, он бегом рванул вниз по склону, потом снова вверх, огибая то и дело попадающиеся на пути лежбища.
На него мало кто обращал внимания, местные обитатели уже привыкли к постоянно снующим туда-сюда людям. Лишь один раз, когда он чуть не наступил на чей-то разложенный прямо на траве обед, хозяева разродились потоком нецензурной брани. Наконец, он достиг береговой полосы и пошел вдоль реки к видневшемуся впереди строению, напоминающему плот из связанных вместе толстых бревен, на поверхности которых устроился довольно-таки добротный домик с треугольной крышей из веток, накрытых сверху полиэтиленовой пленкой, и вырезанными в бревнах окнами без стекол. Плавучая хижина была плотно пришвартована к берегу толстыми веревками, накрученными на деревянные столбы, вбитые в землю. Рядом, в тентовых шатрах и у костров, занятые повседневными делами, расположились хозяева - индейцы, мужчины, женщины и дети.
- Привет, - Дженсен, не церемонясь, зашел в один из шатров. – Мне нужен Гиниу, и быстро.
Восемь пар глаз заинтересованно уставились на него.
- Бледнолицый, - растягивая гласные, произнес один из присутствующих, высокий, худощавый юноша в цветастой парке, узких брюках и высоких, до колен, муклуках с длинной шнуровкой от ступни. – Что ты забыл в наших владениях? Выйди, ты здесь лишний.
- Манидо, прекрати паясничать, - одернул его другой мужчина, лет тридцати, с длинными волосами, схваченными сзади в хвост, в клетчатой рубашке и джинсах. Он встал, двигаясь навстречу Дженсену: - Ну, я Гиниу, что нужно?
- Джареда Падалеки знаешь? – без обиняков спросил Дженсен.
- Джея? – изогнул брови мужчина. – Знаю. Что с ним?
- Он ранен. Ему нужна твоя помощь.
- Больница? – на всякий случай спросил Гиниу, тем временем уже двигаясь наружу.
- Нет, - качнул головой Дженсен. – Мы в бегах.
- Ясно. Манидо! Нагани! Вабано! – зычно крикнул он, выходя из шатра. – Возьмите шкуру и за мной. Показывай.
Трое мужчин, один из которых, заскочив в соседний шатер, вышел оттуда, неся в руках свернутое покрывало из натуральной шерсти, быстро присоединились к ним, двинувшись по направлению к дороге.
- Джен! Слава богу, - кинулась ему навстречу Данниль. – Он бредит, без конца крутится, мокрый весь, - в ее глазах дрожали слезы.
- Вайха бат, - бормотал Гиниу, склоняясь над Джаредом, осторожно просовывая руку ему под спину и приподнимая. – Как же тебя так угораздило, оневе? - мягкое поглаживание ладонью по щеке. – Давайте, - резко бросил он другим индейцам. Мужчины моментально натянули покрывало, делая из него подобие носилок. Гиниу передвинул одну руку под колени Падалеки, так и не пришедшего в себя, поднимая его на руки. – Я сам, - прикрикнул он на Дженсена, попытавшегося было помочь, и аккуратно переложил молодого человека на импровизированные носилки.
Процессия снова двинулась, теперь назад к реке, все так же бегом, перешагивая лежаки и огибая палатки, молчаливо, не обращая внимания на окружающих, тоже не особо интересующихся странной смешанной компанией, несущей куда-то завернутого в покрывало человека.
- Метейней! - крикнул Гиниу еще на подходе к лагерю.
Пожилая женщина, высунувшись из шатра и узрев бегущих, затараторила на индейском и замахала руками, в момент приводя в движение весь женский контингент маленькой резервации. Кто-то из девушек рванул в хижину, кто-то к реке, смачивать хлопковые простыни, другие принялись вытряхивать рюкзаки, выискивая нужные травы.
- Сюда, - Джареда занесли в плавучую хижину, Дженсен с Данниль остались снаружи, не решившись следовать за индейцами. Туда же зашла Метейней в сопровождении еще двух молодых девушек.
Через некоторое время Гиниу с помощниками вышли.
- Как он? - тут же шагнул к нему Дженсен.
Индеец окинул Эклза пристальным взглядом:
- Ребра целы, но возможно внутреннее кровотечение, если произошел разрыв органов брюшной полости. Ему в больницу надо, а не на эту свалку.
Дженсен прикрыл глаза, медленно выдыхая:
- Да… Я понял. Значит, в больницу. Откуда можно позвонить?
- Стой, - нахмурившись, качнул головой Гиниу. – Метейней работает, молись своему богу, чтобы подозрения не оправдались. И пойдем, - он махнул рукой в сторону шатра. – Накормлю вас, а ты расскажешь, что случилось.
Внимательно выслушав повествование Дженсена, индеец вздохнул:
- Курт со своими приспешниками вконец обнаглели. Когда-то они и на нас кидались, было очень нехорошее время. Но, в конце концов, мы пришли к единению, облюбовали себе остров Ленокса, сюда приезжаем лишь торговать и развлекать туристов. Но я понял, в больницу вам нельзя. Будем здесь выкарабкиваться.
- Нет, - отрезал Дженсен, суживая глаза. – Если выяснится худшее, я готов пойти на сделку с Куртом, только Дани… - он сделал паузу. - Пусть останется у вас.
Развернувшись к молодому человеку, Гиниу заинтересованно разглядывал его, губ индейца коснулась невесомая улыбка:
- Будем надеяться, это не понадобится.

Изображение

Время близилось к закату, ночь постепенно захватывала остров в свои объятия. На холмах, то здесь, то там, вспыхивали костры, и вскоре все побережье реки было усыпано оранжевыми колыхающимися полотнищами, словно маячками, влекущими к себе усталого, одинокого путника.
- Все-таки какой у вас красивый остров, - выдохнула Данниль, заворожено оглядывая окрестности.
- Что есть, то есть, - усмехнулся Гиниу, прикуривая длинную черную трубку и вытягивая ноги по направлению к кострищу.
- Ты всю жизнь живешь здесь? – поинтересовался Эклз, медитируя на мечущиеся язычки пламени.
- Да, - отозвался индеец. - Еще мои предки живали на этих землях, задолго до колонизации бледнолицыми. Это очень красивые, полные легенд и сказаний места.
- А почему у вас песок красный? - не выдержав, задала Харрис давно мучивший ее вопрос.
- О-о, - протянул мужчина, выпуская колечки дыма. – Это замечательная и очень давняя история.
- Расскажи, - взмолилась Данниль, жалобно строя глазки.
- Когда-то, давным-давно, - затянул заунывным голосом Гиниу. – Когда во всех четырех сторонах света еще обитали Боги, свободно общаясь с людьми, вот как мы с тобой сейчас, была среди них совершенная, выделяющаяся своей неописуемой красотой, дочь воздуха богиня Танакла. Однажды ей захотелось уединиться, помечтать, подумать. Девушка прогуливалась по берегу океана, тогда наш остров еще был един с материком. Вдруг на берег вышел молодой и сильный воин Ачит. Увидев богиню, он был ослеплен ее красотой и, пав на колени, взмолился принять его сердце, которое навсегда отныне будет принадлежать божественной диве. Танакла смутилась поначалу, остальные Боги не приветствовали связь между Богами и смертными. Но сердце юноши билось так сладко и так часто, а взгляд его был наполнен такой преданностью и мольбой, что девушка согласилась и приняла его сердце, соединившись с ним узами взаимной любви. Боги прознали об этом. Их кара была быстрой и суровой. Молния, упавшая с неба, отколола часть материка, отделив участок земли, где обитала пара, от остальной суши. После, спустившись на побережье, они приказали морским змеям разорвать юношу на мелкие части и раскидать эти кусочки по всему берегу, чтобы никакие божественные силы Танаклы не могли собрать молодого человека вновь. Горе прекрасной дивы было беспредельно, она не пожелала существовать отдельно от своего любимого, обратилась пеной океанской, и с той поры омывает берега острова, окрасившиеся кровью молодого человека, оплакивая и зализывая его раны.
- О, боже! – вскрикнула Данниль, прикрывая ладонями губы и расширяя глаза. – Это ведь неправда, это всего лишь легенда…
- Легенда, говоришь? – Гиниу, сверкая глазами, склонился ближе к девушке. – А ты бывала на пляже поющих песков?
- Где? – в глазах Харрис замер ужас.
Плотнее кутаясь в предложенную индейцами накидку, Дженсен улыбался, украдкой поглядывая на беседующих, невольно прислушиваясь к протяжному голосу Гиниу.
- В окрестностях мыса Басин-Хед, обязательно посети. На закате, когда солнце соединяется с океаном, песок начинает петь, рассказывая печальную историю Танаклы и Ачита. А в день затмения светила, говорят, можно увидеть фигуру юноши и девушки, обнявшись, прогуливающихся по берегу, - продолжил индеец, размеренно кивая головой.
Едва слышно хлопнула дверь плавучей хижины, оттуда вышла девушка, направляясь к их костру. Дженсен напрягся, не сводя с нее взгляда.
- Навакэ, - тут же обратился к ней Гиниу. – Что расскажешь?
- Он очнулся, - мягким низким голосом проговорила девушка. – Сосуды целы, гематома не разорвалась…
Эклз облегченно вздохнул.
- Джаред хочет видеть своего друга, - Навакэ обернулась к Дженсену, устремив на него горящий, словно наполненный звездным сиянием взгляд.
Стремительно поднявшись, Эклз кивнул девушке и направился к хижине.
- Ох, - выдохнула Данниль.
А индеец проводил молодого человека задумчивым, одобрительным взглядом.

В хижине сладко пахло травами и благовониями.
Влажные волосы, спутавшись, прикрывали лоб и глаза Джареда. Мужчина тяжело дышал, раскинувшись поверх свежезастеленных простыней на низкой напольной постели. Его раздели, оставив лишь боксеры, и втерли в поврежденные места какую-то пахучую зеленоватую массу.
- Джаред, - Эклз неслышно опустился рядом и отчего-то вдруг трясущейся рукой убрал с лица молодого человека слипшуюся челку.
Было так странно видеть этого пышущего здоровьем, сверхэмоционального и уверенного в себе парня таким тихим, болезненным, слабым… Это было так неправильно. И этого не должно было случиться.
- Все хорошо… - едва слышно отозвался Джаред. – Все отлично. Я же говорил… Все будет хорошо… - он облизнул пересохшие губы.
Рядом присела девушка с чашкой воды и салфеткой, собираясь увлажнить губы мужчины.
- Я сам, - неожиданно предупредил ее попытку Дженсен, забирая чашку, и осторожно коснулся искусанных губ обильно смоченным платком, позволяя нескольким каплям попасть в рот.
- Спасибо, - шепнул Джаред, когда Эклз убрал руку. Он, наконец, приоткрыл ресницы, и Дженсен встретился с болезненным, но внимательным, осознанным взглядом.
- Вот, - рядом с Дженсеном опустилась миска, наполненная той самой зеленоватой субстанцией. - Не позволяй ему двигаться, много разговаривать, в общем, тратить силы, и втирай по мере впитывания, кровоподтеки все время должны быть покрыты бальзамом. Влажные полотенца там, - Метейней вытянула руку по направлению к тазику. - Если жар усилится, оборачивай влажными простынями… на перекладине, - рука переместилась в нужном направлении. – Мы с девочками выйдем, передохнем, свою миссию мы выполнили, теперь все зависит только от него. И кстати, надо будет обязательно обработать и твои раны.
- Хорошо. Я все понял, - кивнул Эклз. – Спасибо вам за все…
Тяжело вздохнув, Метейней укоризненно посмотрела на него:
- И чего это вам, мужчинам, не живется спокойно? Да еще девочку за собой таскаете… Ее бы хоть пожалели… Все, все, маковки, на выход. - Она развернулась, шустро замахав руками, как крыльями, выталкивая своих помощниц наружу: - Дайте мальчикам побыть наедине.
Дженсен невольно улыбнулся, догадываясь, какие мысли крутятся в голове у индейских женщин, совершенно, кстати, неоправданные, или же… Он вновь обернулся к Джареду, продолжавшему следить за ним.
- Ну, вот теперь и тебе довелось побывать в роли доктора, - слабо шепнул тот, нахмурившись.
Дженсен с трудом сдержал в себе желание снова разгладить эти тоненькие полоски, пролегшие по его лбу:
- Ничего, в жизни все нужно попробовать.
Зачерпнув побольше густой мази, Эклз принялся осторожно размазывать ее по черным отметинам: бок, примерно от третьего ребра снизу, стараясь как можно легче задевать кожу; живот, едва коснувшись дорожки волос, исчезающей в боксерах, скользнув, втирая бальзам, вокруг пупка. Обнаружив, что черное пятно тянется ниже, под резинку плавок, он слегка оттянул их, смазывая низ живота, случайно, едва касаясь члена, и тут же отдернул руку, слыша тихий длинный выдох Джареда, совсем не похожий на болезненный стон. Эклз заинтересованно перевел взгляд на Падалеки.
Увлекшись лечением, Дженсен невольно оттопырил губы, и сейчас Джаред не сводил с них зачарованного взгляда неожиданно широко раскрытых глаз.
Заметив, что обнаружен, Джаред моргнул, поспешно отвернулся, прикрывая ресницы и заливаясь краской.
- Э-эм, - протянул Эклз. – Перевернись на бок, пожалуйста, мне нужно намазать спину.
- Да, конечно, - с некоторой поспешностью отозвался Джаред, радуясь, что можно спрятаться от застывшего в зеленых глазах вопроса.
Джаред лежал, наслаждаясь ласковыми, нежными прикосновениями, и думал о том, как оно… быть с мужчиной. Никогда в жизни в его голове даже мельком не проскальзывали подобные мысли. Откуда же сейчас?.. Да, конечно, Дженсен был удивительно красив для мужчины, и Джаред не мог этого не признать. В нем странным образом нашли свое отражение и мужественность, и женственность, но ведь это ровным счетом ничего не значит. И, конечно же, его тело, его манера держаться, его чувственность приковывают к себе внимание представителей обоих полов, но ведь этого чертовски мало для того, чтобы захотеть мужика! И да… Его губы просто созданы для поцелуев! Наверное, обидно, если бы все это досталось исключительно женщинам. Боже… Джаред, не сдержавшись, застонал, сжимая кулаки и крепко зажмуриваясь. Ты думаешь, как стопроцентный гей…
- Что? Болит? – тут же послышалось сверху.
- Не-ет… Нет, - просипел Падалеки, прочищая горло, стараясь не выдать голосом дрожь. – Все отлично.
- Но тебя всего колотит. Ты замерз? – не унимался Дженсен. Он прижал ладонь к спине, прислушиваясь, и Джареда вновь словно пробило током, жаром, пробежавшим по всем нервным окончаниям.
- Дженсен, - резко развернувшись, он уставился в обеспокоенные глаза друга. – Я… - Джаред сбился, облизнул губы, чувствуя, что тонет, захлебывается, задыхается. – Ты… Не нужно, спасибо, - наконец выдохнул он. – Я хочу спать. Мне просто нужно немного поспать, и все придет в норму, - сам себе кивнул Джаред, цепляясь за спасительную, неожиданно подвернувшуюся соломинку.
- Хорошо, - пожал плечами Эклз, с подозрением разглядывая парня. – Мне побыть с тобой?..
- Нет! – вскрикнул Джаред, перебивая мужчину. – То есть, я хочу сказать, - поспешно добавил он, видя, как Дженсен хмурится, покусывая губу. – Ты и так уже много сделал и тоже устал, завтра будет тяжелый день. Обязательно выспись, слышишь? - он умоляюще заглянул Дженсену в глаза. – Обещаешь?
Дженсен молчаливо кивнул, с какой-то грустью взглянув на молодого человека.
- Я понял. Я пошел. Отдыхай, Джаред. Поправляйся, - он протянул руку, словно желая напоследок коснуться его, но передумал и, поджав губы, не глядя на Падалеки, встал, направляясь в сторону выхода.
«Ничего не получится, ничего не выйдет, - горько пульсировала в голове мысль. - Он совершенно другой, он слишком не похож на меня».


Последний раз редактировалось vavulon 17 дек 2010, 22:18, всего редактировалось 1 раз.

17 дек 2010, 22:09
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

Разбудили Дженсена петухи.
«О, боже, петухи? Откуда они здесь?»
Птицы орали, надрываясь, с разных сторон берега, словно перекрикивались друг с другом, или, что казалось более похожим на правду, окружали Дженсена по периметру.
- Убью, - послышалось рядом ворчание Манидо. – Хуназги, фалуны, и вот так каждое утро.
Дженсен выглянул из-под покрывала, тихонько посмеиваясь. В шатре, предназначенном для ночлега мужчин индейского племени, было уже светло, снаружи доносились голоса проснувшихся людей, гремела посуда.
- Парни, подъе-ем! – заглянул в палатку Гиниу. Встретившись взглядом с Дженсеном, индеец улыбнулся и подмигнул ему. – А Джаред, между прочим, уже встал.
- Как встал? – изумился Эклз. – С ним все в порядке?
- Видимо, - губы Гиниу растянулись еще шире. – Впрочем, может, тебе самому лучше убедиться в этом, - и он исчез за пологом шатра.
Поднявшись, Дженсен расправил одежду, которую уже привычно не снял на ночь, и вышел наружу, щурясь от солнца. Погода предполагала быть замечательной, на небе ни облачка, но при этом и не жарко, все побережье продувалось легким прохладным ветерком.
- Дженсен! – он услышал окрик и, обернувшись, обнаружил Падалеки у самого берега в окружении индейских девушек, что-то ему кричащих и хохочущих. – Иди скорей сюда!
В воду был опущен насос, с другой стороны которого шланг заканчивался насадкой с распылителем, и получалось нечто вроде душа. Джаред в каких-то шароварах, закатанных выше колена, с обнаженным торсом и совершено мокрый, прыгал под ледяными струями, направленными на него одной из девушек, кричал, матерился, ржал, фыркал, а помимо этого еще и умудрялся тереть тело чем-то вроде мочалки.
– Эту гадость, которую они называют чудодейственным бальзамом, не так-то просто смыть, - весело крикнул он Эклзу. - Не хочешь присоединиться? - он подскочил, когда очередная струя окатила его с ног до головы.
- Нет, спасибо, - мотнул головой Дженсен, мягко улыбнувшись, стараясь не цепляться взглядом за обнаженное мокрое тело. – Как ты себя чувствуешь? Не рано поднялся?
- Да ты что? - крикнул Падалеки, в очередной раз подпрыгивая. – Я как огурчик!
Синяки на его теле были еще очень заметны, но опухоль действительно спала, а края черных отметин приобрели желтоватый оттенок.
- Отлично, - снова улыбнулся Дженсен. – Я рад, - он развернулся, собираясь поискать Данниль, и тут на него обрушился ледяной каскад, моментально вымочив всю одежду.
Дженсен недоверчиво замер, прислушиваясь к громкому хохоту индейских женщин. Медленно обернувшись, Эклз уставился в фисташковые, невинные глаза Джареда, который держал в руках шланг, отобранный у девушки, и очень старался не заржать, сделать честное лицо и пожать плечами.
- Я тебе этого не прощу, - пробасил Дженсен, резко кидаясь на Падалеки и принимая в лицо очередной ледяной выстрел.
Через минуту-другую, аккуратно уложив друга на лопатки и конфисковав у грозящего лопнуть от смеха парня шланг, он уже сам поливал не сопротивляющегося Джареда из речного душа. Веселье молодого человека передалось и ему, и теперь они уже на пару, поддерживаемые дружным хохотом индейских девушек, смеялись, катаясь в мягком прибрежном иле, вырывая друг у друга шланг.
- Вот черт, теперь снова придется мыться, - расплылся в широкой улыбке Падалеки, откинувшись на землю, жизнерадостно глядя на Дженсена, расположившегося рядом.
- Ничего… Раз в четыре дня можно и помыться, - тоже улыбнулся Эклз. – Кстати, спасибо, и мне уже давно не мешало это сделать.
- Всегда, пожалуйста, - игриво отозвался Джаред. – Обращайтесь.
- Ну, парни, это было что-то! - послышался рядом голос Харрис. – Такого представления я еще ни разу в жизни не видела.
Дженсен с Джаредом обернулись, узрев, что к предыдущим девушкам присоединилась Данниль и чуть ли не вся индейская диаспора, чтобы поглазеть на веселье.
- Ах, так! – Падалеки подмигнул Дженсену, и тот легко кивнув, встал, протягивая Джареду руку.
- Ладно, еще раз спасибо за душ, но пора заняться делами поважнее.
Джаред поднялся следом, принимая помощь:
- Ты как всегда прав, мой дорогой друг, - и, резко развернувшись, направил речную струю по собравшимся зевакам, с гомоном и хохотом рассыпавшимся в разные стороны.

Изображение

Переодевшись в предложенную индейцами чистую одежду и плотно перекусив в ожидании, пока освободиться Гиниу, друзья поднялись на вершину одного из холмов, ближайшего к реке, и беспечно расположились там, чтобы понежиться под таким редким солнышком и набраться сил перед очередным опасным маневром.
- А как ты познакомился с Гиниу? – спросила Данниль, откинувшись спиной на небольшой земляной пригорок, устроившись прямо на просушенной солнышком теплой траве.
- Давно это было, - отозвался Джаред, примостившийся рядом. - У нас тут карнавал был, вроде как поклонения святой картошке.
- Картошке? – фыркнула Харрис.
- Ага, - кивнул Падалеки. – Я помогал с организацией, устраивал туристов, проверял, чтоб все было готово, ну, все такое… Гиниу со своими представлял на параде коренное население острова. Они тогда бедно жили, и сейчас конечно не шикуют, но тогда… Мальчишка из его племени залез в дом одного из местных и обокрал живущего там туриста. Шериф не хотел поднимать панику и велел разобраться быстро и по-тихому, ну, как они умеют это делать. Гиниу ультимативно предложили выдать мальчишку, но он наотрез отказался, а я помог переправить парня на Ленокс.
- Да ты просто герой, - восхищенно уставилась на него Данниль.
- Нет, я просто скромный защитник слабых и отверженных. Помогать людям, оберегать их, вытаскивать из разных бед, тушить пожары, спасать тонущих…
Данниль открыла рот, недоверчиво глядя на парня.
- … Ловить злодеев, кормить голодных… - задумчиво продолжал Джаред. – Это так естественно для меня. Я иногда думаю, что именно в этом мое предназначение, – он обернулся к девушке, держа многозначительную паузу. – Ведь не зря я был послан на вашу планету...
Харрис закрыла рот и рассмеялась.
- Придурок, - она тихонько ткнула его кулачком в бок. – А я ведь поверила…
- Ну, и правильно, - напыщенно, важно сдвигая брови, продолжил Падалеки. – Ты еще имени моего настоящего не знаешь. Но если хочешь, ради нашей крепкой дружбы я тебе его открою.
- И как же вас зовут, мистер совершенство? - хихикала Данниль.
- Я – Супермен, - с гонором, надменно закатывая губы и высокомерно качая головой, изрек Джаред.
- Господи, - Данниль вытерла проступившие слезы. – Да ну тебя, - отмахнулась она от Джареда. - Ты мне лучше вот что расскажи. Почему натурал, имея рядом, я так считаю, недурственный собой образчик женского населения, влюбляется в парня. Можешь это объяснить?
- Это ты о ком сейчас говорила? - подозрительно уставился на нее Джаред.
- Ой, вот только не надо, - закатила глазки Данниль. – Ты можешь все что угодно обо мне думать, но я пока не ослепла. Считаешь, можно не заметить, как вы пожираете друг друга глазами? О вас спички поджигать можно, - укоризненно покачала головой девушка. – Ну, сколько ты еще собираешься ходить вокруг да около?
- Я не понимаю, - нахмурился Джаред.
- А вот, смотри, - Данниль подалась к нему, обхватывая ладонями за голову и разворачивая в сторону Дженсена, расположившегося на самом краю обрыва, облокотившись спиной о другой земляной валун, в наслаждении задрав ноги на возвышающийся рядом камень, закинув здоровую руку за голову, вторую осторожно устроив на груди, что-то с улыбкой разглядывающего в небе. Длинные ресницы слегка подрагивали, нежно-розовые губы приоткрыты, солнце, словно встретившись с родной стихией, вылизывало не прикрытые одеждой участки тела, высветляя и делая еще заметней маленькие рыжие точки, рассыпавшиеся по всей коже Дженсена. Они сбегали с его лица на шею и даже на грудь, которая была видна в распахнутом вороте цветастой, большеватой Эклзу рубахи.
- У него иногда все тело ими покрывается, - шепнула Джареду в самое ухо Данниль. – Он тогда становится похож на солнечного зайчика, - она хихикнула, а Джаред сглотнул слюну, невольно пробегаясь взглядом по обтянутым джинсой накачанным бедрам, останавливаясь взором на оттопыривающем ткань паху…
- Черт, - он заставил себя отвернуться.
«О чем ты думаешь!»
И тут же встретился с насмешливым взглядом Харрис:
- Вот именно об этом я и твержу. Ты влюбился. В мужика. Всего и делов-то, - и она с довольной улыбкой откинулась на пригорок, прикрывая глаза.
Джаред встал, не выдержав охватившего его напряжения.
«А что, если это правда? Я влюбился?»
Покружившись немного по полянке, он остановился возле Дженсена, разглядывая открывающийся с обрыва живописный вид. Внизу холма змеилась голубая полоска реки, на другом берегу, на соседних возвышенностях виднелись более добротно построенные домишки, дальше можно было разглядеть тщательно возделанные картофельные поля. А где-то там, вдали, за лесом, у горизонта находился мост, к которому они так стремились.
- Красиво, правда? – вздохнул позади него Дженсен.
- Да, - кивнул Джаред, оборачиваясь и вновь прилипая взглядом к совершенному лицу мужчины.
Чтобы Дженсен ничего не заподозрил, Джаред плюхнулся рядом, невольно проводя рукой вокруг и зацепляя несколько травинок. Одной из них оказался зацветший колосок, на верхушке которого распушились тоненькие ворсинки, от чего колосок стал походить на мягкую кисточку.
«А что было бы, если…»
Джаред оторопел от собственных мыслей, но рука уже сама потянулась реализовывать неожиданную идею. Лишь какая-то неземная сила смогла его вовремя остановить, и он, с протянутой рукой, с зажатой пальцами травинкой замер, немного не достигнув Дженсена, встречаясь с вопросительным, внимательным взглядом желто-зеленых, словно кошачьих, глаз.
- Э-э, - стушевался и отвел взгляд Джаред.
Эклз молчал, продолжая заинтересованно следить за ним.
- Можно я?.. – Джаред так и не смог объяснить, что конкретно хочет сделать. Это так странно… Господи, что может быть оригинальнее, чем просить разрешения у парня пощекотать его травинкой?
- Попробуй.
От неожиданности Падалеки вздрогнул, вновь обращая взгляд на Дженсена. Цвет его глаз изменился, блеклый, словно выгоревший на солнце светло-зеленый насытился желтым, превращаясь в табачно-теплый, с изумрудными лучиками.
Джаред выдохнул, а рука, получив разрешение, двинулась дальше. Вот тонкие ворсинки коснулись золотистой кожи, и Джаред повел по ней, расширяя восхищенные глаза, увлеченно закусывая кончик языка. Колосок мягко касался каждой веснушки. Джаред соединил несколько из них в мысленный круг, затем еще из нескольких сделал треугольник, словно художник, рисующий травяной кисточкой. Зацепился за прикрытые ресницы, немного поиграл с ними, несколько раз скользнул по векам. Прошелся по бровям, будто причесывая маленькой метелочкой. Внутри Джареда стало горячо, казалось, что к нему подключили искусственный обогрев на полную мощность, дыхание стало частым, пальцы немного дрожали. Падалеки скользнул травинкой на переносицу, медленно сползая вниз, переместился на другую сторону лица, продолжая свое колосковое путешествие. Наконец достиг губ Дженсена. Не останавливаясь, Джаред медленно обвел их по контуру, а потом легкими порхающими движениями, едва проникая в приоткрытый рот, к ровному белоснежному ряду зубов, несколько раз пробежался по ним, невесомо касаясь. Дженсен терпеливо лежал, затаив дыхание, но дразнящие движения по губам вызвали легкую улыбку и он, невольно сморщившись, скользнул языком по нижней губе, оставляя влажный след. Джаред не выдержал… и по велению охватившего его возбуждения склонился к лицу Дженсена, повторяя движение его языка своим, пробуя губы на вкус и на ощупь. Он не обманулся, они были восхитительно мягкие, нежные, очень похожие на женские, если бы не щетина, отрезвляюще напоминающая, что Джаред касается парня...
Внезапно Дженсен застонал, и этот низкий, с легкой хрипотцой, звук сорвал крышу Джареда окончательно, но реакция была совершенно противоположной тому, какой хотелось. Джаред вскочил и, круто развернувшись, стремительно ретировался, сбегая с холма и исчезая где-то внизу.
- Боже, - выдохнула Данниль, которая аж вытянулась на своем месте, высматривая, что происходит на соседнем валуне. – Догони же его!
Дженсен загадочно улыбнулся ей и блаженно прикрыл глаза, длинно вздыхая и вновь вытягиваясь во весь рост на приютившем его холмике.

Изображение

Они нашли Джареда на бревнах возле плавучей хижины, рядом с Гиниу.
- Джен, Дани, - махнул им Падалеки, подзывая. Мельком взглянув на Эклза, мужчина уставился в сторону, рассказывая: - Гиниу пробил через своих общую атмосферу на острове и за его пределами. Положение безрадостное: улицы патрулируются, паром, аэропорт и мост под строгим контролем. Проверяют каждого въезжающего и выезжающего с острова. Помимо этого они официально объявили волнение на острове и существенно ограничили доступ туристов. Пропала любая связь с материком, интернет, сотовые… Полиция объясняет это природными катаклизмами, но слухи утверждают, что это администрация острова распорядилась отключить местную передающую станцию. За нашу поимку объявлено приличное вознаграждение, как на официальном, так и на неофициальном уровне.
- Этого не может быть, - замерев от ужаса, прошептала Данниль. – Это же война какая-то.
- Не может, - кивнул Джаред, - но происходит. У них власть, у них оружие, положение, считай, что Курт с шерифом царь и бог этого острова. Да и кто сюда сунется? У ближайших соседей своих проблем хватает…
- Это еще не все, - сверкая взглядом, произнес Гиниу. – Курт решил почистить остров от гомосексуалистов. Через своих он активно собирает информацию обо всех живущих здесь геях. Люди напуганы, они боятся выходить на улицы, боятся полиции, боятся соседей. Давно что-то такого не было. Видно, Курт действительно в бешенстве.
Джаред украдкой взглянул на Эклза, замечая напряжение, сковавшее его тело, ярость и боль, поселившуюся в его глазах, нервно подрагивающий подбородок, раздувающиеся ноздри, отсутствующий взгляд.
- Что же нам делать? – спросила Харрис.
- У Гиниу есть предложение переправить нас на Ленокс и укрыть там.
- А если Курт придет туда? – развернулся к индейцу Дженсен.
- Он не должен, - качнул головой Гиниу. – У нас есть договоренность…
- Договоренность, говоришь? – ярость, переполнявшая мужчину, мешала ему говорить, и звуки выходили приглушенные, с хриплым придыханием. – Думаешь, какая-то договоренность помешает ему прийти и истребить пару сотен индейцев? К тому же самовольно нарушивших договор и укрывших у себя преступников? Нет, об этом не может быть и речи! Даже находясь здесь, мы подвергаем вас опасности.
- Тогда что? – Гиниу вопрошающе уставился на Эклза.
Джаред и Данниль тоже не сводили с него взглядов.
- Твои люди могут попасть на материк?
- Можно попробовать.
- Необходимо найти моих проверенных товарищей и сообщить им правду о творящемся на острове беспределе. Они смогут вытащить нас и разоблачить этот клоповник.
- Хорошо, - кивнул индеец, - А вы?
- Мы уйдем, - беспрекословно заявил Дженсен. – Как только Джаред поправится…
- Я в порядке, - перебил его Падалеки.
- Как только Джаред поправится, - повторил Эклз с нажимом, не обращая внимания на парня. – Мы переберемся куда-нибудь ближе к мосту и будем ждать вестей.
- Пусть будет так, - со вздохом согласился Гиниу.
Эклз, позвав Данниль, отошел записать адреса и телефоны тех, кому нужно будет доставить послание.
- Он отличный друг, - вывел Джареда из задумчивости голос индейца.
- Что? – Падалеки удивленно развернулся к нему.
- Я говорю, Дженсен отличный друг, - внимательно взглянув в глаза Джареду, повторил Гиниу. – А я разбираюсь в людях, уж поверь…

Изображение

- Все запомнил? – в очередной раз переспросил Дженсен у Манидо, закидывающего в салон старенького бьюика одежду свою и Навакэ.
- Да, вайха бат, - улыбнулся индеец. – Я уже все выучил наизусть. - Он заключил Эклза в дружеские объятия. – Все будет отлично, бледнолицый брат. Не переживай.
Но Дженсен продолжал хмуриться.

Ему сразу не понравилась идея отправить на материк Манидо и Навакэ. Юная, нежная девушка не подходит для столь опасного путешествия, да и Манидо стал ему за короткое время проживания в резервации слишком дорогим другом, но Гиниу с другими старейшинами убедили Эклза, что это наилучший выбор. Сам Гиниу ехать не мог, Курт и шериф в курсе дружбы между индейцем и Джаредом. Другие обитатели резервации тоже имели в прошлом неприятные знакомства с главарем банды. Манидо прибыл с Ленокса недавно и еще не успел намозолить глаза местной полиции или Курту, а Навакэ вообще никогда не покидала пределов временного пристанища индейцев.
- Они не знают их. Молодая пара, желающая посмотреть мир. Что в этом подозрительного?
Джаред все время молчал, не вступая в спор товарищей. Он вообще сильно изменился. Часто уходил бродить по холмистой местности приютившего их побережья, старательно избегал встречаться с Дженсеном, предпочитал одиночество шумной индейской компании.
Дженсен однажды все-таки тормознул его, поймав уже удаляющегося парня:
- Джей, что происходит? Ты можешь объяснить?
Джаред отвел взгляд, поддевая носком ботинка влажную землю:
- Все отлично. Я не понимаю, о чем ты, - и, скинув удерживающую его руку, прошествовал дальше, так и не посмотрев на Эклза.
Данниль лишь пожимала плечами на вопросительные, обеспокоенные взгляды Дженсена, обращенные на ссутулившуюся одинокую фигурку на холме, и предпочитала не вмешиваться.
- Не лезь к нему, Джен. Что ты хочешь от парня? Не каждый день происходит крушение идеалов.
- О каких идеалах ты толкуешь? - провожая друга задумчивым взором, переспрашивал Дженсен.
- О тех, которые называются здоровыми, стандартными, натуральными желаниями нормальных людей, влечением, которое впоследствии выливается в семью, детей и все такое…
- Ах, об этих… - тянул собеседник. – Что же ему мешает остаться при своих идеалах, убеждениях и принципах?
- Ох, какой же ты недалекий, - вздыхала Харрис, прекрасно понимая, что Дженсен всего-навсего притворяется. – Любовь ему мешает. Самая обыкновенная, неоригинальная, ничем не примечательная...
Дженсен в ответ лишь молчал, скептически поджимая губы, и отворачивался к костру, подолгу не мигая глядя на огонь, а в его глазах плясало шальное, неукротимое оранжевое пламя.
На подготовку ушло два дня. Индейцы все это время тщательно отслеживали слухи, витающие по острову. Отправили лодку на Ленокс с просьбой о помощи, а среди бездомных нашли местного хакера, который в период безделья, по причине отсутствия сигнала сети прицепился к полицейской волне, и теперь был в курсе всех событий, творящихся в округе. Также все эти дни индейские женщины не покладая рук колдовали над ранами мужчин. Синяки Джареда явственно посветлели, да и чувствовал себя молодой человек прекрасно. Шов Дженсена промыли настоем на каких-то ужасно пахнущих травах и покрыли уже знакомым зеленоватым бальзамом, а затем, напоив мужчину сладким, тягучим, похожим на мед напитком, уложили обнаженного по пояс на расстеленное по земле покрывало и совершали вокруг него странные ритуальные танцы, тихонько напевая рваные, скрипучие индейские напевы. Не особенно верящий во все эти колдовские штучки Дженсен признал, однако, что в процессе таинства ощутил прикосновение к себе некой потусторонней силы, после чего рана стала намного быстрее затягиваться, а ноющая, тупая боль в плече, к которой парень уже практически привык, исчезла, не оставив о себе даже воспоминаний.

Шел шестой день их пребывания на острове. Перерыв между съемками заканчивался через три дня. И наверняка команда телеканала подняла бы невероятную шумиху, недосчитавшись одного из своих ведущих актеров на съемочной площадке. Но ждать, когда они поймут, где их искать, или пока управляющие района заинтересуются происходящими на острове беспорядками, неразумно. Их в любой момент могли поймать, убить и предоставить общественности нужные им улик и доказательств якобы свершенного на острове преступления.

И вот Манидо и Навакэ оправились на материк.
Джаред приобнял индейца:
- Будьте аккуратней.
Манидо кивнул, легко потрепал Джареда по спине и развернулся к Гиниу, который с Вабано усаживался в другую машину, намереваясь проводить молодую пару.
- Может, нам тоже поехать? – обратился к старшему индейцу Дженсен.
- Нет. Это исключено, - мотнул головой тот. - Чем дальше вы сейчас от них, тем безопаснее для всех. Мы и сами далеко не поедем, до главной дороги и назад. Манидо, - обратился он к юноше. – Связи с материком нет, поэтому, как только вы будете на пароме, позвони.
- Хорошо, - кивнул индеец и подмигнул печальной, задумчивой Данниль, тоже пришедшей их проводить, еще раз кивнул Джареду и Дженсену и сел в машину. Навакэ уже была там. Девушка скользнула взглядом по провожающим, мягко улыбнулась и невозмутимо отвернулась, всем видом излучая спокойствие и уверенность.
Машины тронулись, друзья еще долго стояли на обочине, провожая взглядом клубящуюся пыль, затем направились обратно к домику на воде.
Падалеки шел впереди, отстраненно глядя под ноги.
- Джаред, - догнал его Эклз. – Когда мы уезжаем?
- Дождемся вестей от Манидо и двинем. Я думаю, ты прав, надо перебираться к мосту. Твои ребята наверняка рванут сюда на самолете. Ближайший международный аэропорт в Галифакс, на материке, а значит, сюда они буду добираться на машинах. Так что нам лучше ждать их у «Конфедерации».
- Согласен, - отозвался Дженсен, оглядываясь на Данниль, отставшую, не поспевая за длинноногими мужчинами. – Джей, нам все-таки придется поговорить…
- Нет, - оборвал его Падалеки. – Говорить тут не о чем. Была минутная слабость, сейчас все в порядке. Ты пойми, - он резко остановился разворачиваясь. – Ты это ты, я это я. Меня не касаются твои предпочтения или интересы. Это твой выбор и твое право. Но я другой…
Дженсен кивнул, внимательно слушая друга, бесстрастно глядя в его глаза. Данниль, достигнув мужчин, обогнула их и, старательно игнорируя, прошествовала дальше.
- Я не хочу сказать, что ты какой-то неправильный. Просто лично я не хочу так. Мне комфортно в моем мире. И это… - он сбился, потер лоб, взлохматил волосы. - То, что произошло… На самом деле мне это не нужно. Этого не должно было случиться, - Джаред смолк и отвернулся в сторону реки, щурясь от холодного, но все равно яркого солнца. Спрятал руки в карманы, чтобы не выдать их дрожь, и усиленно старался не замечать печального взгляда Дженсена, словно говорившего: «Кого ты пытаешься обмануть? И главное - зачем?» Нет, нет, нет, он сделал это, он решился, сказал… Давно надо было. Сейчас будет легче, наверняка будет легче.
- Я все понял, Джей, - выдержав паузу, выдохнул Дженсен. – Мы больше не вернемся к этому разговору. Я лишь надеюсь, что это маленькое недоразумение не встанет между нашей дружбой. Мы ведь все еще друзья? – он замолчал, испытующе глядя на Джареда.
- Да, конечно! – вскинулся Джаред, клятвенно заверяя собеседника. – Мне тоже очень хочется, чтобы все стало, как до… - он опять смолк, беспомощно расширяя глаза, не зная, как сформулировать свое влечение к этому человеку и ту слабость, что он позволил себе на холме.
- Так, все, - в глазах Дженсена блеснули задорные огоньки. – Считай, ничего и не было. Забыли как страшный сон, - и он дружески похлопал мужчину по плечу.
- Уверен? – недоверчиво сощурился Джаред.
- Э-э… Ты сейчас о чем? – недоуменно изогнул брови Эклз. – Что-то случилось?
Джаред рассмеялся, чувствуя невероятное облегчение:
- Нет, уже все отлично. Идем. Нужно собрать вещи и выяснить насчет машины.

Изображение

Гиниу вернулся через час. Отдав команду, чтоб пригнали со стоянки одно из их авто, неприметное, но на хорошем ходу, он позвал друзей перекусить и еще раз обсудить план будущих действий.
- Поедете через парк Бриджвью Лейм. Там, на пропускном пункте, работает наш человек. Он не внесет данные о вас в регистрационную систему, и полиция не будет знать о вашем передвижении. Борден-Карлтон кишит полицией и головорезами Курта, туда не суйтесь. Рядом есть фермерские угодья, остановитесь там. Палатка, теплые вещи и провиант подготовлен. Левый телефон у вас будет. Как только наши люди узнают о появлении союзников, я сообщу вам место встречи, и Джен с Данниль выйдут открыто. А там останется лишь быстро переправить Джареда на материк. Уверен, шумиха вокруг Курта и шерифа им не нужна, и они обернут все вашим чудесным спасением и позволят беспрепятственно покинуть остров.
- Я не хочу оставлять все это так мирно, - нахмурился Дженсен.
- Пойми, - качнул головой Гиниу. – У вас нет ни одного доказательства действий Курта. Никто не пойдет против него. Своим противостоянием ты лишь вынудишь их действовать по существующей схеме. Джаред все так же остается преступником, ограбившим ресторан и захватившим заложников. Ваши показания всегда можно вывернуть как сказанные под давлением или сослаться на стокгольмский синдром. У вас нет ни одного действительного аргумента против банды или шерифа. Тяжба может затянуться, Джей же все это время будет в их власти, вам придется выдать его полиции. А до суда Джаред не дотянет, в чью бы пользу он не развернулся. Что тебе важнее? Правда? Справедливость? Или жизнь друга?
Дженсен молчал, угрюмо ковыряя вилкой в тарелке.
- Мы все сделаем, лишь бы Джаред остался жив, - порывисто выдохнула Данниль. – Ведь так, Джен? – девушка укоризненно посмотрела на Эклза.
- Да… так, - сумрачно отозвался Дженсен, не глядя вокруг.
- Вот и здорово, - хлопнул ладонями о колени Гиниу, поднимаясь. – А теперь на сборы.

- Послушай, - тормознул Дженсена у входа в шатер Падалеки. – Если ты можешь прижучить Курта, я готов попробовать. Гиниу совсем не обязательно знать об этом.
- Нет, - вскинул на него пронзительный, напряженный взгляд Дженсен. - Я не буду рисковать тобой.
- Я всего лишь один человек, Джен, - не соглашался Падалеки. – Сколько еще судеб поломает Курт, если его не остановить?
- Я знаю, - отвернулся Эклз. – Но все эти люди… - он облизнул губы, на мгновение смолкая, и сжал кулаки. – Они все вместе не значат для меня всего того, что значишь один ты.
- Джен?.. – Джаред в изумлении расширил глаза, с подозрением уставившись на мужчину.
- Все, Джей. Решение принято. И давай больше не будем и об этом тоже, - и Дженсен быстро пошел в сторону индейцев, складывающих возле костра провиант.

Прозвонил сотовый. Гиниу вытащил аппарат, прижимая к уху.
- Отлично, - улыбнулся индеец. – Будем ждать вестей. Они на пароме, - обернулся мужчина к собравшимся. - Часть пути пройдена.
Воздух вокруг маленькой резервации наполнился радостными возгласами.

Они уже упаковали холщевые мешки и присели напоследок вокруг костра, чтобы раскурить трубку перед расставанием, когда увидели бегущего к ним с холма молодого человека.
- Гиниу! Гиниу! – кричал юноша, оказавшийся Зартом, тем самым хакером, проникшим на полицейскую волну. – Они едут сюда!
- Кто едет? – люди вскочили, напряженно ожидая подбегающего парня.
- Сейчас, только что, - тяжело дыша, рассказывал юноша. – Я поймал их переговоры по закрытой волне! Главное управление объявило план-перехват. Они собирают все свободные машины и едут сюда. На предмет проверки возможного укрывательства преступника, захватившего заложников. Они знают, что вы здесь!
- О, черт! – взлохматил волосы Падалеки. - Но откуда?
- Понятия не имею, - пожал плечами парень. – Это не обсуждалось. Только общий сбор у моста через Макинтей.
- Уходить немедленно! - резко обернулся к друзьям Гиниу. – Вниз по реке, за четвертым холмом, к дороге. Я позвоню Мискванэ, он подгонит машину туда.
- А вы?! – взвинчено спросил Джаред, оглядывая примолкших индейцев.
- Здесь слишком много людей, - успокаивающе положил ему руку на плечо Гиниу. – Они не посмеют устроить резню. А пока нет ни единого доказательства вашего здесь пребывания, и официально они нам ничего не сделают.
- Он прав, Джаред, - вмешался Дженсен. – Уходим немедленно.
Закинув на плечи рюкзаки, под охраной Гиниу и еще пары индейцев, вооруженных переточенными из ружей обрезами, беглецы направились обходным путем к дороге. Тем временем индейские женщины кинулись скрывать все следы пребывания гостей в их жилище.
Весть о приближающейся полицейской облаве в мгновение ока облетела весь палаточный городок. Люди спешно готовились. Засыпали костры, собирали вещи, отправляли ближе к реке женщин и детей, вооружались.
- О, боже мой, - шептала Данниль, дрожащей рукой вытирая подступающие слезы. – Не могу поверить, что все происходит наяву.
Они быстро двигались, лавируя между взбудораженных, напряженных, перемещающихся с места на место людей, целеустремленно пробираясь к дороге.
- Полиция давно не совалась сюда, - сбивчиво от быстрой ходьбы рассказывал Гиниу. – Здесь свободная территория, где помимо вас укрывается достаточно преступивших закон или не имеющих гражданство отступников. Существует негласная договоренность: мы ведем себя тихо и спокойно, полиция нас не трогает. Последняя стычка между бродягами и властью закончилась кровопролитием, и с той, и с другой стороны. Они помнят это, и вряд ли станут вновь устраивать беспорядочные погромы. Это может ожесточить обстановку на всем острове. Шериф не пойдет на это. Даже ради прихоти своей правой руки.
- Хотелось бы верить, - скривился Дженсен, перекидывая в другую руку мешок.
- Тяжело? Дай мне, – притормозил Джаред.
- Нормально. Не останавливайся, - тут же отозвался Эклз, уворачиваясь от потянувшегося к нему мужчины.
Где-то далеко послышался вой полицейских сирен, а им то и дело попадались угрюмые, вооруженные до зубов мужчины, небольшими группками спешно двигающиеся в сторону дороги. За четвертым холмом, где река резко сворачивала влево, а побережье переходило в густую непроходимую чащу сосняка, они свернули, огибая возвышенность вдоль кромки леса, направляясь к дороге, на обочине которой уже стоял припаркованный серебристый фиат.
Увидев приближающихся людей, Мискванэ выскочил из машины, махая бегущим руками, поторапливая:
- Скорее, скорее! Они сейчас возьмут территорию в кольцо, и на машине будет не вырваться.
- Они все равно заметят нас и кинутся в погоню, - пожал плечами Дженсен.
- Нет, - насуплено ответил индеец, выуживая из-за пояса пару лимонок. – Мы отвлечем их.
- Твою мать, ты что задумал?! – встряхнул его за плечи Падалеки. – Я не позволю тебе рисковать собой!
- Я уже ступил на тропу войны, парень, - тихо отозвался индеец. – А трусливо сбегать не в моих правилах.
- Видит бог, я не хотел этого, - потрясенно мотал головой Джаред, вцепившись в куртку Гиниу.
- Убери его, - резко кинул индеец Дженсену, жестами указывая собратьям на ближайшие к дороге толстые сосны.
- Джаред, за руль, быстро! – мгновенно отреагировал Эклз, без промедления запихивая Падалеки в машину, закидывая свою и вырванную у Джареда сумки в салон, дожидавшись, пока туда же усядется Данниль, захлопнул обе дверцы, и обернулся к Гиниу: - И все-таки, что ты задумал?
- Взорвем пару сосен, перекроем дорогу, у вас будет время убраться подальше. Засядем на холме и будем обстреливать колеса всех приближающихся полицейских машин. Там сейчас полная неразбериха, необоснованно подозревать в содеянном именно индейский народ.
- Поклянись, что не полезешь на рожон, - схватил его за грудки Дженсен, сурово глядя в глаза индейца.
Не выдержав, тот рассмеялся:
- Ну, если это еще не рожон, то клянусь. Да валите вы уже, паникеры. И молитесь вашему богу, чтобы удача не покинуло ни вас, ни нас.
Дженсен кивнул, на мгновение сжал Гиниу в объятиях и сел в машину, уже заведенную и рвущуюся с места.

Изображение

Они гнали автомобиль на полной скорости, все дальше уносясь от места боевых действий. Ветер донес до них гулкий раскат прокатившихся один за другим двух взрывов, и еще какое-то время были слышны одиночные короткие выстрелы, затем все стихло.
Джаред молчал, напряженно глядя на дорогу. Молчал и Дженсен. Данниль на удивление тоже притихла, скрючившись на заднем сиденье, подтянув ноги к груди.
- Этого не должно было случиться, - наконец прервал тишину Падалеки.
- Я знаю, - глухо отозвался Дженсен, не глядя на Джареда.
- Я не должен был допустить этого, - не успокаивался Джаред.
- Ты ни в чем не виноват, - Дженсен отвернулся к окну. – У тебя не было выбора. Ни у кого из нас не было выбора.
- Но так не должно быть! – голос Джареда сорвался. – Разве это правильно? – он повернулся, вопросительно уставившись на Эклза.
Дженсен все-таки посмотрел на друга, пристально заглядывая в глаза:
- А разве в этой жизни есть хоть что-то правильное? Или ты, или тебя. Ты знаешь другой расклад?
Они несколько секунд смотрели друг на друга, затем Джаред вновь развернулся к дороге:
- Наверное, нет… Один человек, вместо сотни других - это, видимо, единственный существующий расклад.
- Если этот один не задумываясь закрывает тебя собой от сотни других, то да… единственный, - тихо отозвался Дженсен, тоже отворачиваясь к окну.

Когда стемнело, обговорив, что ехать ночью слишком рискованно, они решили заночевать в лесу. И, свернув на узкую дорогу, проехав немного вглубь леса, остановились, убедившись, что машина не заметна с трассы.

По корпусу фиата монотонно барабанил не на шутку разгулявшийся ливень. Ворочаясь с боку на бок, Джаред прислушивался к ровному дыханию Данниль, вырубившейся практически сразу, вытянувшись насколько позволяло заднее сиденье, к дыханию Дженсена на соседнем, и искренне пытался заснуть. Но сон никак не приходил. С одной стороны, это объяснимо, учитывая весь ужас, свалившийся на них за последние дни, а с другой стороны Джаред прекрасно понимал, что не только их бедственное положение не дает ему покоя и начисто лишает сна.
Близость Дженсена стала для него практически невыносима, в какой-то миг Эклз из незнакомца, попутчика, друга превратился в кого-то кардинально другого. Джаред стал подмечать в нем такие мелочи, на которые раньше не обратил бы внимание. Как сощуриваются его глаза, а из их уголков рассыпаются в стороны тонкие лучики морщинок, как растягиваются его губы в улыбке, едва обнажая ровные белоснежные зубы, как изменяется цвет глаз, в зависимости от обстоятельств, от холодного, почти прозрачного бирюзового до теплого, насыщенного зеленого с желтыми кошачьими искрами. Как он заливисто и открыто смеется, запрокидывая голову назад, обращая лицо к небу. Как часто облизывает или закусывает губы. Как касается мочки уха, слегка оттягивая ее в минуты задумчивости. Какой у него мягкий, бархатный, завораживающий голос. Как тяжелеет или наоборот становится легкой и грациозной его походка…
Но ведь он же определился! Он ведь принял решение! А они не отпускают, эти неправильные мысли…
- Это просто какое-то безумие, - едва слышно протянул Падалеки.
- Не спится? – внезапно послышался шепот Дженсена. – Мне тоже.
Джаред вздрогнул, испугавшись, что Дженсен каким-нибудь образом прочтет его мысли, и развернулся в сторону друга, рассматривая неясный силуэт, угадывающийся в тусклом лунном свечении.
- О чем думаешь? – спросил Эклз.
«О тебе», - автоматически пришло на ум, и Джаред поспешно сжал губы, чтобы крутящаяся в голове мысль не выскользнула наружу.
Не ожидая ответа, Дженсен продолжил:
- А я вот думаю, бывает же так… Живешь себе, живешь, и вроде все отлично, можно сказать, даже скучно, и вдруг на тебе - и ты уже на волосок от смерти, и завтра может больше никогда не наступить. Какой же смысл во всех наших потугах, в наших планах на будущее, в желаниях, в стремлениях, если в любой момент может появиться в жизни такой вот злобный урод и разом стереть весь твой график?
- Это необязательно должно было случиться, - качнул головой Джаред. – Многие проживают свою жизнь, так никогда и не встретив такую сволочь.
- А я уже и не знаю, хотел ли бы я, чтоб было иначе, - Дженсен зашевелился, разворачиваясь к Джареду.
- О чем ты говоришь? – в изумлении изогнул брови Падалеки. – Хочешь сказать, рад, что все так вышло?
- Нет, ты не понял, - поспешил разъяснить Дженсен. - Может, не совсем именно так, но да… Есть исключение, которому я рад, что оно случилось...
- И что это? – подозрительного сощурился Падалеки.
- Скажи, как давно ты последний раз трахался? - внезапно сменил тему Эклз.
Совершенно сбитый с толку, Джаред удивленно приоткрыл рот, не веря в услышанное:
- Какое это имеет значение?
- Значит, давно, - резюмировал Дженсен, отворачиваясь и удобней устраиваясь на сиденье. – Во время долгого отсутствия партнера ты помогаешь себе рукой?
- О боже, Дженсен, - выдохнул Падалеки. – К чему этот разговор?
- Понимаешь, война войной, но я все-таки живой человек, и я устал от постоянного, преследующего меня возбуждения… Мне нужна разрядка. Уверен, она и тебе не помешает, - спокойно отозвался Эклз и Джаред услышал, как тихо взвизгнула молния.
«Не может быть…»
Джаред попытался отодвинуться, но лишь вжался в корпус машины, ограничивающий пространство, а выходить в дождь и пронизывающий ночной холод совершенно не хотелось. Тем временем смятение и взволнованность уже рисовали в мозгу красочные картинки. Эклз с закушенной губой, закрытыми глазами, и его рука, поглаживающая возбужденный член, пробегаясь пальцами по всей длине ствола, играющая с головкой, внезапно, крепко обхватив его, ладонь уходит вниз, натягивая крайнюю плоть, оголяя нежную, чувствительную кожу. Дженсен тихо стонет, слегка выгибается, член блестит от выступившей смазки.
Джаред хрипло выдохнул и мотнул головой, прогоняя оглушающее видение, и осознал, что Дженсен тихонько зовет его:
- Джей? Может, тебе помочь? Мне не сложно…
Падалеки снова дернулся, на этот раз стукаясь головой в стекло боковой двери, понимая, что еще немного, и он просто-напросто выдавит эту чертову дверь наружу.
- Э-э, нет-нет, не нужно, - сбивчиво прошептал Джаред. – Я обойдусь.
- Давай, - резко подавшись к нему, Дженсен сжал его бедро ладонью, и Джаред вдруг рассмотрел его глаза, блестящие, словно влажные, зловещим изумрудным светом. – Дотронься до него, или это сделаю я, - не терпящим возражений тоном прошептал мужчина.
Падалеки сглотнул, облизнул губы, не в силах оторвать взгляда от Дженсена, и медленно, неуверенно коснулся уже давно каменного стояка.
- Расстегни джинсы, - продолжал руководить Эклз, тоже неотрывно глядя в глаза Джареда.
Джаред мотнул головой, еще пытаясь сопротивляться.
- Быстро! - сощурился Дженсен.
Внезапно полная покорность и смирение овладели Джаредом. Умом понимая, что все это неправильно и что он снова сдает свои позиции, Джаред тем не менее был не в состоянии противиться. Мысленно благодаря Эклза, что тот хотя бы не пытается взять инициативу в свои руки, Джаред расстегнул замок и ремень, давая больший доступ к своему телу, тяжело вздохнул и проник под резинку боксеров, касаясь возбужденной плоти, обхватил член ладонью и скользнул по нему сверху вниз и обратно. Жар от паха пополз по всему телу, Джаред не понимал, то ли ладонь такая горячая, что почти обжигает плоть, то ли член накалился до предела. Падалеки взмок, на висках и на лбу выступили капли пота. Он еще раз двинул ладонью и не смог сдержать судорожного вздоха. Смотреть в глаза Дженсену было невыносимо, в них плескалось такое неприкрытое возбуждение и желание, что Джаред ощутил, еще секунда, и он сорвется, задушит этого мужчину в объятиях, наплевав на рассудок и на обещание следовать железным правилам и принятым логическим решениям. Закрыв глаза от греха подальше и отклонившись затылком на спинку сиденья, Джаред продолжал движения рукой.
- Погладь пальцем по головке, - раздался вкрадчивый голос Дженсена, с едва заметной хрипотцой. Джареда окатила новая горячая волна, в голове зашумело. Он коснулся пальцем чувствительной плоти, делая круг, размазывая выступившие капли и дрожа от поглощающего разум наслаждения. - Уздечка, теперь ее, сомкни на ней пальцы кольцом и потри. Кстати, ты можешь действовать двумя руками, - снова раздался контролирующий голос его гуру. Ладонь, все еще сжимающая его бедро, тоже стала невозможно обжигающей, и стискивала так крепко, что наверняка останутся синяки. – Давай.
Джаред присоединил вторую руку, скользя ею по стволу, опускаясь к паху, накрывая и слегка потягивая яички, другой одновременно поглаживая головку и потирая уздечку. Было так странно чувствовать неровность собственного члена, натянутые, выступающие вены, твердость плоти и нежность кожи, нет, конечно, он не в первые касается себя, но никогда еще это не было так… Под ладонью было скользко, влажно и горячо, а этот взгляд, понимание того, что за ним пристально следят, сводило с ума. Еще немного. Сознание словно плыло в туманной дымке, лишь ощущения всполохами пульсировали в мозгу, заставляя тело безотчетно прогибаться, приподнимаясь над сиденьем, в такт все быстрее двигающейся ладони. Постепенно мышцы сковало нарастающее напряжение, по нервным окончаниям вниз хлынул обжигающий поток, Джаред всхлипнул, замер и почувствовал, как головку члена накрывает чужая ладонь, принимая в сложенную пригоршню все капли выстрелившей спермы.
- Молодец, - словно сквозь толщу воды долетел до него отчего-то хриплый, сбившийся голос. – Вот теперь расслабься и спи.
Джаред уже и так неуклонно проваливался в объятия Морфея, правда, теперь, наоборот, борясь с сокрушающим его чувством усталости и охватившим все существо спокойствием, ему очень хотелось взглянуть в глаза Дженсену и спросить, что он почувствовал, но Джаред не справился и сдался обволакивающему его сну.
Эклз еще некоторое время с мягкой улыбкой смотрел на безмятежно посапывающего юношу. Потом вытер руки, поправил Джареду одежду и откинулся на свое сиденье, прикрывая глаза. Крепко сжал ладонью напряженный член и тихонько бессильно застонал.
«Зачем мне это? Разве любовь приносила мне счастье?»


17 дек 2010, 22:10
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

Джареда разбудил телефонный звонок. Он еще медленно выплывал из сновидений, когда Дженсен схватил сотовый, нажимая на прием:
- Да! Гиниу? Как вы там?
Некоторое время звонивший молчал, словно собирался с мыслями. Джаред отметил встревожено расширенные глаза Эклза и почувствовал, как собственное горло сжимает приступ неконтролируемого страха, а сердце стремительно набирает обороты.
- Гиниу? – нетерпеливо переспросил Дженсен. – Что случилось?
Собеседник прочистил горло и, наконец, решившись ответил:
- Привет, Джен. Они ушли.
- Отлично! С вами все в порядке?
- Они не стали заходить вглубь, - словно не слыша вопроса, продолжал индеец. - Окружили машинами занятый бродягами участок и потребовали в громкоговоритель выдать беглецов. В ответ их покрыли трехэтажным матом и продырявили несколько машин. Шерифа с ними не было. Но полицейские сказали, что им доподлинно известно, кто укрывает преступника и заложников, и, если эти люди немедленно не выйдут, они сравняют всю местность с землей, - Гиниу тяжело вздохнул.
В маленьком пространстве машины даже без включения телефона на громкую связь его голос был четко слышен. Джаред затаил дыхание, не сводя взгляда с трубки. Данниль, тоже проснувшаяся, подалась вперед, вцепившись ладонями в спинку переднего сиденья. Дженсен, нахмурившись, не мигая смотрел в запотевшее лобовое стекло, по которому сбегали влажные дорожки.
- Ребята не выдержали, началась свалка. Ничего существенного, помахались кулаками, полицейские дубинками, сгорела пара-тройка палаток, расположенных у самого края. Насколько мне известно, сильно никто не пострадал. Полицейские были в явном меньшинстве, поэтому достаточно быстро свернулись и уехали, - индеец снова смолк.
- Это ведь не все, да? – хрипло спросил Дженсен. – Гиниу, что? – он сдавливал телефон с такой силой, что пальцы побелели, а аппарат, казалось, сейчас треснет. – Скажи!
- Они взяли их, - на выдохе произнес индеец. С обоих сторон линии повисла тишина. Джаред чувствовал, как во рту мгновенно пересохло, а воздух в салоне стал таким плотным и ощутимым, что вдыхать его было невыносимо трудно.
Дженсен закрыл глаза, рука, удерживающая трубку, заметно дрожала, второй он с силой вцепился в приборную панель, словно желал разорвать равнодушный пластик пальцами:
- Что с ними?
- Ночью, - глухо продолжил индеец. – По мосту на скорости пронесся черный тонированный джип, тело Манидо выкинули из него, когда машина проезжала над холмами, - индеец вновь сделал паузу, почти физически ощущалось, с каким трудом ему дается каждое слово. – Эти мрази жестоко измывались над парнем… На нем нет нетронутого места, - Гиниу скрипнул зубами, снова надолго замолкая.
Эклз молчал тоже, превратившись в каменное изваяние, ни один мускул на его лице не дрогнул, глаза все так же закрыты, тело напряжено до вздувшихся вен на шее, лишь рука, продолжавшая дрожать, выдавала в нем живого человека. Данниль тихонько плакала, свернувшись на заднем сиденье, уткнувшись лицом в колени. Джареду казалось, что внутри него все умерло, словно из него вынули душу, оставив гулкую, полую оболочку. Он неотрывно смотрел на Дженсена и ждал… Странно, но в этот момент ужас, страх, переживание, боль, слившиеся в нем в одну сплошную, натянутую струну, были связаны не с погибшими друзьями, не со скорбящими над ними далекими индейцами, а с тем, кто сейчас находился рядом, на расстоянии вытянутой руки.
- Только я уверен, он ничего им не сказал, - хрипло продолжил Гиниу. – Может быть, Навакэ…
- Что с девочкой? - безжизненно спросил Эклз.
- Мы не знаем, - отозвался индеец. – Хочется верить, что она уже с предками, рядом с Манидо.
- Мы едем к вам, - коротко сообщил Дженсен.
- Нет! – внезапный громкий окрик Гиниу оглушил притихших друзей. – Не смей! Им только этого и надо! Ты хочешь, чтобы гибель Маниду стала совсем бессмысленной? Ты уже ничем не сможешь ему помочь! К тому же это дело тебя уже не касается, здесь есть достаточно претендентов, желающих ответно позабавиться над тварями.
- Значит, война? – сухо резюмировал Эклз.
- Значит, война, - согласился индеец. - Они давно уже напрашиваются. А нам уже давно нужно было принять вызов. Жаль только, что не удалось помочь вам…
- Замолчи… - вставил Дженсен.
- Но возвращаться назад действительно неразумно, - словно не слыша его, продолжал Гиниу. – Мы попробуем оттянуть часть полиции и отморозков на себя. Летите к мосту, ребята, и пусть хранит вас великий Вакан Танка. Прощайте, - в трубке раздались гудки.
Несколько минут в салоне никто не двигался. Наконец Дженсен открыл глаза, медленно положил телефон на панель и развернулся к Джареду:
- Мы едем назад.
Казалось, он враз постарел, кожа приобрела сероватый оттенок, под глазами пролегли темные круги, взгляд стал тусклым и безжизненным.
- Нет, - покачал головой Джаред.
- Ты слышишь меня, - тихо, не предвещая ничего хорошего, проговорил Дженсен. – Мы едем назад.
- А ты слышал, что сказал Гиниу, - вздохнул Падалеки. – Нам нечего там делать. Нарваться на шальную пулю мы еще успеем.
- Твою мать! - сквозь стиснутые зубы прорычал Дженсен. – Заводи нахер эту сраную тачку и разворачивайся! Или свали, я сам сяду за руль.
- Нет, - нахмурился Джаред. – И не подумаю. Мы едем дальше.
- Дальше? Куда дальше? На кой черт нам ехать дальше?
- Мы должны выбраться с острова, ты не забыл?
- Нет, - недобро усмехнулся Дженсен. – Вот теперь я не буду никуда выбираться. Пока собственноручно не сломаю хребет этой гадине.
- Дженсен, это не то, что сейчас нам нужно…
- Не то, что нужно? – вскипел Эклз, перебивая Джареда. – Да плевать я хотел, что и кому нужно! С этой минуты для меня существует только одна первоочередная цель и задача! – и, схватив Падалеки за грудки, потянул на себя. – Свалил с сиденья! – злобно прошипел он, не мигая глядя в глаза Джареду.
- Ты не можешь распоряжаться собой настолько безответственно, - с вызовом ответил Падалеки, тоже не отводя от Дженсена испытующего взгляда.
- Правда? И кто же мне запретит?
- Я, - спокойно ответил Джаред. – Данниль. Думаю, у нас достаточно прав, чтобы потребовать от тебя в первую очередь брать в расчет наши совместные желания и интересы, и уже в последнюю - свои собственные, - сощурился Падалеки.
Дженсен недоверчиво изогнул брови и на мгновение перевел взгляд на Харрис, испуганно вжавшуюся в угол машины, заплаканными глазами уставившись на мужчин. Отпустил Джареда, остановившись отрешенным взглядом где-то на уровни его груди.
- А наши интересы сейчас вращаются вокруг желания любыми способами поскорее убраться с этого острова, живыми, здоровыми и невредимыми. Ведь так, Данниль? – невозмутимо продолжал Падалеки.
Девушка едва заметно кивнула.
- Данниль, я не слышу, – переспросил Джаред, понимая, что Дженсен никак не увидит этот кивок.
- Да, - едва слышно отозвалась Харрис. – Я хочу домой, Джен. Поехали домой. Пожалуйста…
Дженсен застонал, зажмурился, напрягая мышцы и сжимая кулаки, натянуто развернулся и, не проронив больше ни слова, вышел из машины, захлопывая за собой дверцу.
- Дженсен! - дернулась за ним Данниль.
- Сиди, - бросил в ее сторону Джаред, тоже покидая фиат.
Сделав несколько шагов по дороге, Дженсен упал на колени, обхватывая голову руками, и бессильно застонал.
- Черт, парень! – кинулся к нему Джаред. – Да что же ты? – он опустился возле Дженсена на корточки. – Прекрати, слышишь, прекрати!
Дженсен вскинул на Джареда невидящий, невменяемый взгляд:
- Ты прав, Джаред… Ты как всегда прав… Мы не должны были этого допустить. Я! Не должен был этого допустить. Я собственноручно отправил парня на смерть… - он задыхался, по щекам скатывались слезы. - За что? – он надрывно всхлипнул. - Ради чего? Потому что одному пидору не живется нормальной жизнью? Потому что его, блядь, мужики привлекают больше баб? Разве должен из-за такого урода погибать хороший человек?
- Ты не понимаешь, что говоришь, - убежденно произнес Джаред, удерживая Дженсена за плечи. – Этим людям плевать, кто перед ними. Гей, натурал, индеец, белый, женщина, мужчина. Нет, Дженсен, не ты… Это они уроды! Те, кто решает, кому и как жить под общим небом. Те, которые устанавливают свои, им одним понятные правила и законы! Те, которые уверены, что лишь они хозяева этой вселенной. Те, которые гнобят, травят, уродуют, убивают людей за то, что те отличаются, мыслят или выглядят иначе. Не ты, Дженсен! Ты совершенно нормальный, даже образцовый человек. А вот они твари, уроды и пидорасы.
- Смеешься, да? – нахмурился Эклз, печально глядя сквозь Джареда. – Всего несколько часов назад ты сам буквально указал, где мое место… Ты такой, я такой… Я все понимаю, но советую держаться от меня подальше… Твои слова?
- Джен… Боже… - Джаред обреченно покачал головой.
Взгляд Дженсена стал более осмысленным, он заметно успокоился, но его все еще нещадно лихорадило и покачивало от охватившей мышцы слабости.
- Да… Ты признаешь мое существование, и на том спасибо, но, тем не менее, предпочитаешь держаться подальше. Почему? Чтоб не замараться? Вот и выходит, что ты бегаешь от меня, Джаред, потому что тоже считаешь уродом…
- Да не от тебя я бегаю! - вспылил Падалки, перебивая мужчину и несдержанно встряхивая. – Не от тебя, пойми ты!
Дженсен не сводил с него удивленного взгляда.
- От себя! Понимаешь? Нет? – Джаред слишком крепко сдавил плечи друга, вынуждая того поморщиться, но даже не заметил этого. – От себя, Дженсен. Я пытаюсь убежать от себя. Убедить остатки своего разума, что ты меня не привлекаешь. Что я не возбуждаюсь от твоих прикосновений. Что не мечтаю завалить в койку и выделывать с тобой самые немыслимые вещи. Что мне все равно, что ты подумаешь, как отреагируешь, какое будет у тебя настроение. Что мне плевать, что на тебе надето, и мне совершенно неинтересно, как ты выглядишь, когда на тебе ничего нет… Черт… - Падалеки зажмурился, тяжело дыша после пламенной речи, выданной на одном дыхании.
Дженсен ошеломленно молчал.
- Ладно… Забудь, - Джаред вздохнул, открыл глаза, но предпочел смотреть в сторону. – Если считаешь, что надо отомстить. Пусть так и будет. Едем мстить. Только не делай из себя урода или какую-то неполноценную личность. Ты не такой. Ты… - Падалеки смолк, отчаянно подбирая подходящее слово.
Дженсен ждал, скептически изогнув брови.
- В общем, ты… - продолжал мяться Джаред. – Ты нужен нам, - наконец выпалил он.
- Нам? – переспросил Дженсен, склоняя голову.
- Хорошо, хорошо, - вскинулся Джаред, взглянув на Дженсена в упор. – Ты нужен мне, - Падалеки выдохнул, невольно заливаясь румянцем под пристальным взором Эклза. – Ты очень нужен мне. И именно поэтому с тобой ничего не должно случиться. И ты должен беречь себя.
Губы Дженсена разъехались в еще едва заметной, но все же улыбке:
- Логика железная, Падалеки. Как всегда.
Джаред облегченно выдохнул, борясь с желанием заключить мужчину в объятия.
- Может быть, тогда есть смысл переместиться в машину и обсудить, что будем делать дальше? – предложил Дженсен.
Джаред фыркнул, поднимаясь и протягивая руку Дженсену, ненавязчиво поддерживая ослабленного стрессом друга:
- Как будто это я бегаю в истерике по лесу ни свет ни заря.
- Идем уже, - усмехнулся Дженсен. – Тоже мне, психолог нашелся.

Изображение

Спустя некоторое время друзья поехали дальше, решив все-таки двигаться в заданном направлении, а по прибытию к мосту обдумать дальнейшие действия в соответствии с обстановкой на пропускном пункте.
В пути они в основном молчали, каждый погруженный в свои мысли, перекидываясь лишь краткими отвлеченными фразами. Дженсен несколько раз пробовал дозвониться до Гиниу, но абонент каждый раз оказывался недоступным.
- Надеюсь, он не наделает глупостей, - прошептал Эклз, в очередной раз выслушивая повторяющееся сообщение.
- Гиниу? – отозвался Джаред. – Вряд ли. Он этим не страдает.
Впереди показалась табличка, обозначающая въезд в Бриджвью Лейм парк, чуть дальше виднелась пропускная сторожка и перекрывавший дорогу шлагбаум. Джаред прижал машину к обочине, останавливаясь.
- Что будем делать? – Дженсен не сводил взгляда с домика.
- Я схожу, - Падалеки отстегнул ремень и вышел из машины, раскованно двигаясь к посту. Скрипнула дверь, и к нему навстречу вышел худощавый, с длинными, седыми, волосами старик.
- Доброе утро, - слегка поклонился Джаред, широко улыбаясь.
- И вам того же, - кивнул караульщик. – Желаете побродить по парку?
- Не то, чтобы сильно желаем, - протянул Джаред. – Вообще-то мы направляемся в Борден-Карлтон.
- Через Бриджвью Лейм? - изумился старик, почесывая бороду. – Через парк проходит всего пара автомобильных дорог, достаточно извилистых, вы ж с десяток лишних миль намотаете.
- Не страшно, - продолжал улыбаться Джаред. – Гиниу настоятельно рекомендовал побывать в ваших владениях.
- Гиниу? – мужчина прищурился, задумчиво огляделся по сторонам и поманил Джареда за собой. – Гиниу знает толк в красотах мира, он дурного не посоветует.
Пропустив Джареда вперед, старик зашел следом, закрывая за собой дверь, поежившись:
- Мерзкая погодка, опять радикулит разыгрался от этой сырости. Сколько вас? Гиниу говорил, какие-то проблемы с законом? Карту надо, или вы не будете задерживаться на достопримечательностях? Так что вы там натворили?
Опешив от посыпавшихся на него вопросов, Джаред замер посреди обставленной деревянной мебелью комнатки.
- Ты прости, мил человек, если что не так, - пробасил старик, заметив его замешательство. - Я ж тут постоянно один, с народом почти не общаюсь, а приезжие туристы оставляют свои автографы, и поминай как звали.
Дверь со стуком распахнулась, и в помещение влетел Эклз, с прищуром оглядывая комнату, готовый к отражению атаки:
- Все нормально?
- О-о, - в изумлении уставился на него караульщик. – Это твой телохранитель?
- Что? – Дженсен развернулся к старику, изгибая в удивлении брови.
Джаред прикрыл ладонью рот, пряча улыбку. Взъерошенный, встревоженный Эклз в распахнутой настежь цветастой индейской тунике и черной, облепляющей тело, вязаной толстовке являл собой потрясающее зрелище.
И, видимо, что-то недвусмысленное, нежное скользнуло в глазах Падалеки, потому что лицо сторожа удивленно вытянулось:
- Так вы вместе?
Дженсен еще больше насторожился, с подозрением оглядывая старика, бросая вопросительные взгляды на Джареда.
- Ой, да вы не стесняйтесь, - замахал руками старик, вновь поразительно отмечая изменение настроения гостей. – Рыбак рыбака, так сказать, видит издалека, - и он приветливо улыбнулся, обнажая пожелтевшие от возраста зубы.
- Боже… - внезапно догадался Падалеки. – Вы тоже?.. – он смолк, не решаясь продолжить.
- Да, я гей, - горделиво задрал голову караульщик. – Иван Макарыч. А вас как величать?

Через несколько минут они уже все вчетвером расположились возле маленького, но показавшегося им безумно уютным камина, вытянув ноги к огню и медленно потягивая горячий кофе вприкуску с ароматными булочками.
- Где вы их берете? – поинтересовалась Данниль, откусывая очередной кусочек лакомства и зажмуриваясь от удовольствия. – Здесь же на много миль ни одного человека.
- Да есть тут человеки, - подмигнул ей Иван Макарыч. – Совсем рядом здесь приусадебное хозяйство. Так вот, хозяйка их Ленорочка меня продуктами и снабжает.
- Вкусно очень, - облизнула с губ сахарную пудру Данниль. – Мне кажется, я никогда в жизни ничего вкуснее не ела.
- Ну и кушай, кушай, доченька, поправляйся, - он поднялся и, проходя мимо Харрис, нежно погладил девушку по голове. Открыл буфет и выудил оттуда литровый бутыль с вишневого цвета напитком. - Наливочка моя… на спирту, - ласково скользнул по бутылке взглядом. - Сам ставил. Шикарная вещь получилась. - Достал три стакана, возвращаясь к столу. – Тебе, Джаред, не предлагаю, ты за рулем. А вот вам, ребятки, - посмотрел он на Данниль и Дженсена, - выпить не повредит. Вижу, потрепала вас нелегкая изрядно. - Разлив по стаканам настойку, Иван Макарыч устроился в старенькое кресло, вытягивая ноги на табурет: - Расскажете, что случилось? Побалуйте старика…
По мере опустошения стаканов он молча подливал еще, не перебивая, внимательно слушая Дженсена, взявшегося рассказать их безрадостную историю, большей частью задумчиво глядя в окно, лишь один раз поднявшись, чтобы накинуть на Данниль, свернувшеюся на кровати, одеяло.
Плеснув в очередной раз, старик пододвинул стакан Данниль Джареду:
- Давай по чуть-чуть, за погибших мальчика и девочку, молча, не чокаясь, - и встал, скорбно склонив голову. Мужчины поднялись следом, замирая рядом плечо к плечу. - Пусть земля им будет пухом, - произнес Макарыч и маленькими глотками выпил за раз всю порцию. Дженсен с Джаредом последовали его примеру. - И как этих козлов земля носит? - вздохнул старик, опускаясь обратно в кресло. Вдруг резво развернулся к Джареду, окидывая его заинтересованным взглядом. – А ты, стало быть, у нас еще девственник. Новорожденный прям. Эх… Где мои семнадцать лет? - протянул он, похотливо облизываясь.
Растеряно распахнув глаза, Джаред огорошено уставился на хозяина.
- Мака-ары-ыч, - шутливо погрозил тому пальцем Эклз. – Я ревнивый…
Падалеки обернулся к Дженсену, добавляя к глазам еще и раскрытый от удивления рот.
- Хм, - караульщик тоже скользнул по Эклзу медленным вожделеющим взглядом: - И от тебя бы не отказался. Вот уж точно, - и он сладко причмокнул губами. – Просто мечта. Разве при взгляде на тебя не встает у каждого полноценного мужика?
Дженсен расхохотался, заливисто и свободно, откинувшись на спинку дивана, на котором они с Джаредом расположились. И Джаред подумал, что согласен выслушать тысячу самых пошлых шуток странного старика ради того, чтобы Дженсен оставался таким же счастливым и безмятежным.
Снаружи послышался шум двигателей.
- Схожу гляну, - произнес Макарыч, покряхтывая поднимаясь. – Отдыхайте.
- Странный он, - с мягкой улыбкой глядя на закрытую дверь, за которой скрылся хозяин, протянул Джаред. – Но мне нравится.
- Нормальный, - отозвался Дженсен, подливая себе настойки. – Будешь?
- Давай, чего уж теперь. Надеюсь, встреча с полицией в ближайшее время нам не грозит.
- Хотелось бы, - усмехнулся Эклз.
- Хорошо здесь. Тихо, уютно. Я уже и забыл, что это такое - домашняя обстановка.
- Скоро все закончится, Джей. Я уверен. И все станет по-прежнему.
- Это вряд ли, - качнул головой Падалеки, медленно попивая настойку. – Кое-что уже никогда не будет прежним.
Дженсен внимательно взглянул на мужчину:
- Что именно?
- Я, - пожал плечами Джаред. – Я сделал то, чего никогда не делал до встречи с тобой, да я даже не помышлял об этом, даже намека не проскальзывало. И вот именно это меня больше всего пугает…
- Джей… - попытался вставить Эклз.
- Нет, погоди, - остановил его Джаред. – Я уже достаточно наговорил тебе и напридумывал себе. Это не может продолжаться вечно. Или я гей, или я не гей. Нужно это выяснить.
Дженсен, отхлебнувший в этот момент напиток, подавился, закашлявшись, прикрыл рот рукой, вновь развернулся к Падалеки, изумленно на него уставившись.
- И… - вымолвил Эклз, продышавшись. - Как ты собираешься это проверить?
- Ну… - Джаред слегка покраснел. – Я надеялся, с твоей помощью.
Открыв рот, словно собирался что-то сказать, Дженсен внезапно передумал, встал, допил оставшуюся в стакане наливку.
- Пойду отолью, - задумчиво изрек он, не глядя на Джареда. – Я скоро.
Выйдя во двор с другой стороны сторожки, где на улице находилась будка с туалетом, Дженсен услышал голоса и громкий, ехидный смех, доносящийся с дороги. Что-то заставило сердце нехорошо сжаться, и мужчина направился туда, огибая дом по периметру.

- Ну, давай, Макарыч, отсоси ему, - злорадно ржал явно подвыпивший подросток, с отлично развитой мускулатурой. Он удерживал старика, стоявшего на коленях, намотав на кулак его волосы и вздернув так, что спина караульщика была выгнута под сильным углом, по лицу старика была размазана кровь, прядь белоснежных волос мужчины тоже была выкрашена красным. Рядом стоял еще один тинэйджер, тоже не по годам крупный, с коротко стрижеными волосами, и потрясал над лицом пленником толстым, едва возбужденным членом.
- Я б отсосал, - прохрипел Макарыч, - да уж больно он уродлив, его ж даже бабы не хотят, боюсь, и меня стошнит.
- Ах, ты, падла, - парень с оголенным членом пнул старика в живот, а удерживающий его за волосы подросток не дал затрясшемуся от боли мужчине согнуться.
- Рик, я думаю, он не годен даже для отсоса, - обратился ударивший к товарищу. – Его место на параше. Гребаный педик.
- Точно, - заржал Рик. – Есть идея - заставим его жрать собственное дерьмо.
- Сейчас ты сам будешь его жрать! – Эклз налетел внезапно, с размаха влепляя кулаком в челюсть удерживающего старика отморозка. Откинув его, он развернулся ко второму, спешно запихивающему член в джинсы: - Ну что, тварь, прячешь? Желание пропало? - и резко врезал коленом ему промеж ног. Ухватив согнувшегося захрипевшего тинэйджера за плечи, Дженсен насильно разогнул его, хорошенько встряхнул и нанес удар в нос.
- Сволочь! – раздался сзади истерический крик, и на спину Дженсену прыгнул первый, умело делая подсечку и роняя Эклза на землю.
Ударив подростка затылком, Дженсен извернулся, усаживаясь сверху, и стал монотонно наносить удар за ударом, разбивая лицо парня в кровавую массу:
- Суки, ненавижу, - яростно шипел он, снова и снова опуская кулак на уже неподвижную жертву.
- Дженсен! – обхватив сзади за плечи, Джаред стащил Эклза с парня, прижимая к земле и удерживая бьющегося под ним человека, навалившись сверху. – Ты же убьешь его!
- Пусти! – орал Дженсен, извиваясь, силясь сбросить с себя Падалеки, но тот лишь еще крепче обвил его руками, не давая вырваться. – Туда ему и дорога!
- Боже, Дженсен! Он же еще ребенок!
- Точно! Что ж тогда из него вырастет? – Дженсену удалось зацепиться за Джареда ногами и частично сдернуть с себя. – Пусти, сказал!
- Твою мать! Успокойся же ты! – Джаред несильно ударил Эклза в солнечное сплетение, заставляя судорожно хватать воздух. Сам в этот момент переместился, резко переворачивая Дженсена на живот, выкручивая за спиной руку и упираясь коленом в поясницу. – Успокойся… - Джаред склонился к его затылку, зарываясь носом в волосы. – Прошу тебя, Дженсен, успокойся.
Уткнувшись лицом в землю, мужчина тяжело дышал, но вырываться больше не пробовал.
- Все нормально? Джен?
Эклз едва заметно кивнул.
Осторожно ослабляя захват, Джаред медленно высвободил друга, готовый накинуться на него снова в любую минуту. Но Дженсен не двигался.
- Как он? – развернулся Падалеки к Макарычу, который совместно с выбежавшей на шум Харрис приводили в чувство поверженного подростка.
- Ничего, - криво усмехнулся старик. – Жить будет. Правда, по бабам отправится не скоро.
- Сволочи! Пидорасы! Вы еще ответите за это! – прыгал вокруг них второй, прижимая к носу ладонь, сквозь пальцы которой сочилась кровь.
- Дай посмотрю, - шагнула к нему Данниль.
- Поцелуй меня в зад! – вскричал тот, отбегая на всякий случай подальше.
- Иди, говорю, - вздохнула девушка. – А то вытечет вся кровь. Кому будешь нужен?
- Полезно ему, - вмешался Макарыч, осторожно промывая лицо первого подростка. – Выпустить немного дурной кровушки.
- Эй, - Джаред же вновь развернулся к Дженсену. – Ты живой там? Как плечо?
Неожиданно Эклз перевернулся на спину, холодным равнодушным взглядом уставившись на Джареда:
- А я ведь хотел его убить.
- Я понял, - кивнул Джаред, встревожено глядя на Дженсена.
- Значит, ты опять прав, Падалеки. Никто из нас уже не будет прежним.

- Может, останетесь, - печально вздохнул Макарыч, выйдя проводить отъезжающих гостей. – Переночевали бы у меня, а утром в путь.
- Нет, мы поедем, - Джаред мельком посмотрел на уже занявшего место в машине хмурого Дженсена, отрешенно глядящего вперед. – А ты бы все-таки съездил, проверил голову, а если сотрясение?
- Да что ей будет, - осторожно погладил по только что наложенной повязке старик. – Заживет как на собаке.
- К тому же опасно тебе сейчас оставаться здесь одному, вдруг эти придурки притащат подмогу.
Макарыч хмыкнул:
- Что-то мне подсказывает, что не притащат. И вообще вряд ли скоро сюда вернутся. Да ты не переживай, мил человек, - он легонько хлопнул Джареда по плечу. - Плавали, знаем. Переживу и это. А если не переживу, так двум смертям не бывать, одной не миновать. Ты вон лучше парня береги, - он горестно посмотрел на Эклза. – Раненый он сейчас. В сердце раненый. Тяжело ему.
Джаред кивнул:
- Хорошо. Спасибо за добрые слова. Прощай. Будь осторожен, - и мягко прижал Макарыча к себе, после развернулся, устраиваясь в машине, ожидая, пока простится Данниль. Еще раз махнул на прощание рукой и тронулся с места.

Изображение

Опять дорога. И опять это невыносимое молчание. Джареду уже чертовски хотелось, чтоб хотя бы Данниль не закрывала свой болтливый ротик. Но девушка, тоже слишком устав от всех свалившихся на них передряг, предпочла, уже привычно съежившись, печально уставиться в окно, чем молоть свою бесполезную, но такую желанную сейчас чушь.
Как и предупредил Макарыч, дорога сильно петляла по лесу, вокруг холмов, маленьких озер с удивительно чистой прозрачной водой, по едва колышущейся голубой глади которых плавали всевозможные необычные птицы яркой расцветки. Вдоль дороги попадались удивительные, экзотические деревья странных, причудливо изогнутых форм, иногда целые поляны, усыпанные цветами всех цветов радуги. Порой дорога бежала между скал, своей багряной породой опасно нависающих над трассой, иногда практически образуя длинные туннели, через узкий просвет которых небо тоже виделось узкой серой полоской дороги, и в какое-то мгновение начинало казаться, что настоящая дорога там, между верхушек красно-серых скал, а они плывут по небу, правда, в перевернутом состоянии.
- Красиво, - наконец нарушила тишину Данниль. – Наверное, и вправду было бы круто побродить здесь неторопливо и основательно.
- Как-нибудь в другой раз обязательно, - поддержал разговор Джаред, готовый расцеловать девушку за наконец-то озвученные чувства.
Дженсен молчал, все так же отстраненно глядя вперед.
- Представляешь, - разошлась Харрис. – Лет через десять. Мы снова соберемся здесь. Все трое. Поедем по местам былой славы… Заедем в гости ко всем друзьям. Будем много шутить, пить и веселится. И, наверное, все будет уже не так страшно, а иногда даже смешно.
- Уверен, так и будет, - улыбнулся Джаред. – Дженсен, ты поедешь с нами в турне по острову через десять лет? – обернулся он к Эклзу, надеясь растормошить мужчину.
- Дорога! – внезапно крикнул тот, инстинктивно упираясь ладонями в приборную панель.
Трасса делала очередной виток, круто уходя вправо, а там, невидимый глазу до этого, прямо посреди дороги оказался приличный глиняный вал, видимо, все-таки обвалившейся со скалы породы. Джаред резко рванул руль в сторону, но машине не хватило времени для маневра, и, подпрыгнув, она с ужасным скрежетом проехалась по кускам перемешанных с глиной камней, вхолостую провернув в воздухе колесами, в конечном счете заваливаясь на бок и сминая бампером густые кусты можжевельника, растущего вдоль трассы у подножия скал.


17 дек 2010, 22:10
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

- Классно! Замечательно! Нет, просто охуительно! – прорычал Дженсен, отпихиваясь от Джареда, на которого его завалило, и, дотягиваясь до ручки двери со своей стороны, оказавшейся сверху, пытаясь открыть ее и вылезти наружу.
- Все живы? – обеспокоено спросил Джаред, заглядывая назад. – Дани?
- Я в порядке, - девушка высунулась из-за его сиденья, куда скатилась по ходу аварии.
- Дженсен, как вижу, в порядке тоже, - не удержавшись, съязвил Падалеки.
- Нет, ты мне скажи, - раздраженно продолжал Эклз, одновременно с силой толкая дверцу вверх. – Это что, специально все происходит? Кто из нас родился под несчастливой звездой? Прям одно к одному все! Мне уже начинает казаться, что какая-то неведомая сила старается удержать нас на этом гребаном острове, - наконец, ему удалось откинуть дверцу и, подтянувшись, он выбрался наружу, открывая заднюю дверцу и протягивая руку Данниль. – Знаешь, Падалеки, может, не нужно было тебе вмешиваться в ту разборку с Куртом? Ну, трахнули бы нас с Дани. Зато уже давно были бы дома. И куча народу были бы при этом целы и невредимы, включая, кстати, и тебя тоже.
- Что ты несешь? - воскликнул Джаред, выбираясь следом и спрыгивая на землю, разворачиваясь, готовый принять Данниль, тоже уже выбравшуюся на корпус машины.
- Я говорю, что иногда нужно позволить событиям идти своим ходом. Ну, подумай сам! Даже если б они нас убили. Так зато это случилось бы сразу и уже давно. А сейчас мы все в том же паршивом положении, но затягиваем в него как в воронку множество совершенно невинного народа.
- Я тоже невинный народ, - обиженно возразила Данниль, спрыгивая на руки к Джареду. – И я не хочу, чтобы меня трахали всякие уроды, а потом еще мучили и убивали.
- Не хочешь? – скривился Дженсен. – Но у тебя еще достаточно шансов насладиться этой участью, с той лишь разницей, что вместо быстро и сразу, все будет происходить несоизмеримо дольше и медленнее, а итог все равно один. Мы сдохнем на этом острове. Это же очевидно.
- Прекрати, - Джаред надвинулся на Дженсена, сурово сверкая глазами. – Ты пугаешь девочку.
- Пугаю? – пожал плечами Эклз. – Всего лишь раскрываю глаза на правду жизни.
- Хватит! – Джаред схватил его за локти, встряхивая. – Ты сам не веришь в то, что говоришь. Зачем ты это делаешь?
- Потому что не вижу просвета, - прошипел тот сквозь зубы. – Нет его. Лишь мрак, который все гуще и гуще, - он вывернулся из удерживающей его хватки и направился к багажнику, намереваясь достать оттуда вещи. - Вперед, мои верные, обреченные товарищи, - отсалютовал он кулаком, водрузив на спину рюкзак и закинув на плечо сумку. - Теперь вы сможете осуществить свою мечту - не ожидая десять лет, сию же секунду насладиться прелестями этого парка! Тем более, думаю, что у нас нет этих десяти лет, - и, не оборачиваясь, зашагал вперед по дороге.
- Что с ним? – заканючила Данниль, подцепляя выделенную ей сумку. – Он никогда раньше так себя не вел.
- Не обращай внимания, - отозвался Джаред, поднимая свою часть ноши. – Джен просто немного расстроен. Все пройдет.
Они двинулись вслед за бодро идущим впереди Эклзом, плетясь в некотором от него отдалении.
- Но нам всем сейчас нелегко, - не сдавалась Харрис. – Разве он один попал в переделку?
- Не один, - согласился Джаред. – Но он чувствует на себе ответственность за происходящее. И это чувство вины приводит его в бешенство. Потерпи. Я, конечно, плохо знаю Дженсена, но уверен, это ненадолго. Он скоро станет прежним.

Изображение

Спустя некоторое время молчаливой ходьбы Джаред догнал Дженсена, пристраиваясь рядом:
- Слушай, а что нам мешает срезать путь, пройдя парк напрямик? Ведь теперь мы не зависим от машины.
- Мы-то не зависим, - хмыкнул Эклз. – А ты, наверняка, мой дорогой друг, догадался взять у нашего нового знакомого карту?
- А, черт! - хлопнул себя по лбу Падалеки. – Он же предлагал, - Джаред бессильно застонал.
- Знаешь, чего нам не хватает для полного счастья? – развернулся к нему Дженсен, замедляя ход. – Заблудиться нахрен в этом парке и сдохнуть не от рук бандитов, а от обезвоживания и голода. Хотя, - задумчиво потянул он. – Эта участь намного заманчивее…
- Может, хватит? – остановился Джаред, сбрасывая с плеча сумку и рюкзак со спины. – Меня достал этот твой снисходительный занудный тон.
- Ну, так не слушай, - Эклз встал рядом. – Кто тебе мешает? Лес большой, места всем хватит.
- Ты хочешь, чтобы я ушел? – сощурился Падалеки.
- Мальчики, пожалуйста, - взмолилась Данниль, тоже останавливаясь. – Сейчас не время ссориться.
- А я с самого начала тебя не держал. Да и помогать в принципе не упрашивал. Ты ж сам вдруг решил попробовать себя в роли Супермена, - огрызнулся Дженсен. – А теперь вот еще и в роли голубого.
- Да пошел ты! - Джаред махнул в сердцах рукой и направился к обочине дороги.
- Давай, давай, вали! - закричал ему вслед Эклз. – Очень вовремя, надо сказать. Желаю тебе осуществить все намеченные планы. Дани, пойдем, - он развернулся и пошел дальше по дороге, не обращая внимания на брошенные вещи.
- Никуда я не пойду, - девушка опустилась на один из рюкзаков, прикрывая ладонями лицо. – Достали вы меня, оба.
- Данниль… - Джаред в замешательстве притормозил у кромки поляны, усыпанной белоснежными цветами, переминаясь с ноги на ногу, не зная, как поступить. – Черт, черт, черт, - он взлохматил волосы, снова разворачиваясь к тоже остановившемуся Дженсену. – Да если бы я знал, что этим все закончится. Если бы я знал, какой сукой ты окажешься…
- Тогда что? – обратил на него пристальный взгляд Эклз.
- Да я бы тебя лично придушил, еще там, на стоянке у ресторана. Что б сам не мучился и других не изводил.
- Так в чем же дело? – ядовито прошелестел Дженсен, медленно приближаясь к Джареду. – Еще не все потерянно. И ты вполне можешь сделать это сейчас.
- О-о, нет, - простонала Данниль, пряча лицо в коленях и затыкая уши.
- Руки об тебя марать неохота, - скривился Джаред. – Блядь, и угораздило же влюбиться в суку.
- Что? – переспросил Эклз, замирая в шаге от Падалеки.
- Я говорю, сука ты, Дженсен, редкостная. Разве порядочному человеку придет в голову сваливать свою шизанутось на тех, кому он дорог? На тех, кто его любит? И обрекать их на гибель?
- Не смей… - прошептал сквозь зубы Эклз. Он лихорадочно дрожал, уже едва сдерживая клокочущую внутри него ярость.
- Правда? – ехидно улыбнулся Джаред. – То есть тебе причинять боль другим можно? А ты у нас личность неприкосновенная?
Взгляд Дженсена стал ледяным, словно вечная мерзлота, хотя сам он, казалось, сейчас воспламенится.
- Между прочим, мы не меньше тебя хотим убраться с этого острова, - продолжал заводиться Джаред. – Вот только ты, по-моему, уже перестал этого желать. А может, и вправду не хочешь? Может, тебе доставит удовольствие посмотреть, как Курт нарежет из меня и Данниль колбаски для своих собачек?
- Хватит! – задохнулся Дженсен, рывком подскакивая к Джареду, хватая его за рубашку, сминая ткань в кулаке.
- Пожалуйста, прекратите, - умоляюще вскричала Данниль.
Несколько секунд они не двигались, схлестнувшись взглядами. Вдруг разом потянулись друг другу навстречу, стукаясь зубами, жадно впиваясь губами, вцепляясь пальцами. Джаред почти взвыл от сметающего волю и разум желания, вымещающего напрочь всю боль и обиды, оставляя лишь одно – чувство жажды, вкушать, пробовать, касаться, везде, где только дотягиваются руки, все, к чему прикасаются губы. Дженсен, словно изголодавшийся зверь накинулся на давно вожделенную добычу, получив в свои владения столь долго желаемое им существо, целовал его до отметин, стискивал его тело до синяков.
Столкнув Дженсена с дороги, Джаред завалил его в раскинувшуюся за обочиной поляну, прямо в спружинившую их тела цветущую зелень, ни на секунду не выпуская, в исступлении шаря по телу руками, скользя языком по выгнутой шее.
- Твою мать, - выдохнула Данниль, выпрямившись и пораженно уставившись на мужчин. – Ну, наконец-то!
- Боже, - в исступлении шептал, покрывая Дженсена поцелуями, Джаред. Лихорадка друга словно передалась ему, и он, дрожа всем телом, в диком желании стать еще ближе, еще сильнее почувствовать Дженсена в своих объятиях, почти до боли втискивался в него, елозил по его телу своим.
- Скажи это, - хрипло выкрикнул Дженсен, судорожно хватая вдруг ставший недостаточным воздух. – Скажи-и, - он крепко обернулся вокруг его бедер ногами, проникая ладонями под одежду, сжимая пальцами его спину.
- Хочу тебя! Безумно хочу тебя! Больше всего на свете я хочу тебя… - срывающимся голосом, то громко, то переходя на шепот, твердил Джаред, целуя его, так, словно поставил перед собой задачу вылизать целиком.
Вскрикнув, Дженсен замер на мгновение, перестав дышать, сдавливая парня до хруста, и вынуждая невольно ткнуться лицом в распахнутый ворот рубашки.
Джаред прихватил его кожу губами. «Дженсен…» - его вкус, его запах, он сходил с ума, лишь имя, словно спасательный круг для утопающего, продолжающий держать его на поверхности, не позволяя провалиться с головой в затягивающее безумие. Только жажда, не проходящая, не отпускающая, и своим не наступающим насыщением толкала его в бездну.
Как-то сразу обмякнув, зарывшись лицом в его волосы, выдыхая на кожу головы горячий воздух, Дженсен шепнул:
- Мой Джаред…
Щемящее, сдавливающее чувство в груди. Что это? Хотелось орать, хотелось поглотить этого человека целиком, хотелось, чтобы весь этот мир в одно мгновение перестал существовать, потому что он был просто не в состоянии вместить в себя те чувства, которые Джаред сейчас испытывал.
Дженсен умудрился протиснуть руку между их крепко сцепленными телами и каким-то образом расстегнул замок на его джинсах, но успел лишь сжать ладонью каменный член Джареда, а парень подсознательно толкнуться в этот восхитительный захват, и Падалеки накрыло яркой вспышкой оргазма. Джареду казалось, он кончает и кончает, бесконечно, словно все имеющиеся в его организме сокрушительные, сметающие его разум силы, покинули в этот момент его тело. И он, полностью опустошенный, выдохшийся, обессилено рухнул на Дженсена, не в силах шевельнуться, оглушенный и наконец насытившийся.

- Прости, - едва слышно произнес Джаред заплетающимся языком спустя какое-то время.
- За что? - послышался тихий смех Дженсена, нежно взъерошивающего его волосы.
- Я… кончил, - облизнул губы Джаред, все еще не желая шевелиться.
Смех стал громче, Падалеки слегка раскачивало на сотрясающейся груди Эклза.
- Поздравляю, - шепнул он. – Я тоже.
Джаред все же соизволил приподняться над Дженсеном на вытянутых руках, недоверчиво заглядывая в глаза, отмечая, что они сверкают насыщенным изумрудным цветом, словно играющий на солнце гранями драгоценный камень.
- Правда?
- Абсолютная правда, - кивнул продолжающий улыбаться Дженсен, подтягивая Джареда к себе и ласково мимолетно целуя в губы.
- Что будем делать? – шепнул Джаред, сладко зажмуриваясь.
- Попробуем сократить путь, - негромко отозвался Дженсен, скользя губами по его лицу, запоминая каждый изгиб, каждую родинку.
- А ты больше не будешь вести себя как последняя сука? - проворчал Джаред, строя обиженную гримасу.
- Больше не буду, - пообещал Дженсен. Медленно прошелся языком по его бровям, векам, лбу, разглаживая морщинки, скользнул по переносице и с тихим облегченным вздохом переместился к губам, осторожно прихватывая и втягивая в себя нижнюю.
- Я сейчас свалюсь рядом с тобой на землю и умру от блаженства… Перестань… прошу… - простонал Падалеки.
- Не могу, - шептал Дженсен в краткие перерывы между ласками. – Не могу перестать.
Где-то вдалеке раздались гулкие раскаты грома.
- Умирай, - руки Дженсена сместились со спины, которую он поглаживал, вниз на ягодицы, и он в наслаждении сжал их, застонав от удовольствия, снова сильно прижимаясь к Джареду бедрами. – Я придумаю, как вернуть тебя к жизни.
Небо озарилось яркой вспышкой.
Рядом с мужчинами раздалось деликатное покашливание:
- Мальчики, я понимаю, вы скоро меня возненавидите за то, что я вечно лезу не в свое дело. Но вам не кажется, что пора поискать крышу? Или хотя бы поставить палатку, кажется, скоро здесь станет очень мерзко, сыро и противно.
- Данниль, - Дженсен все-таки отстранился от губ Джареда, взглянув в сторону Харрис. Воспользовавшись этим, Джаред скатился с него, однако, оставшись на боку, продолжил обнимать мужчину, не в силах заставить себя разлучится с ощущением тепла его тела, ставшего вдруг просто жизненно необходимым. - Ты не представляешь, как я счастлив, что ты у меня есть, - улыбнулся Дженсен девушке, неосознанно отвечая Джареду и прижимая к себе крепче.
- Правда? – Данниль прищурилась, недоверчиво глядя на Эклза.
- Вот выберемся… Куплю тебе тысячу туалетных столиков, - подмигнул ей мужчина, разворачиваясь и прижимаясь губами ко лбу Джареда.
- Ловлю на слове, - цокнула языком Данниль. – Джаред, ты свидетель.
- Надо идти, - шепнул Дженсен, тихонько дуя в закрытые глаза Джареда, улыбнувшись, глядя, как подрагивают его ресницы, а губы недовольно изгибаются. Джаред мотнул головой и лишь сильнее стиснул объятья. - Я никуда не денусь, - Дженсен поцеловал краешки его губ, удовлетворенно следя, как они в ответ зовущее раскрываются. – Обещаю.
Протяжно застонав, Джаред отстранился, поправил одежду и одним рывком поднялся, закидывая ладони на затылок и сладко потягиваясь:
- Поверить не могу.
- Во что? – Дженсен тоже встал, отряхиваясь и поправляясь.
- Нахожусь непонятно где, машина в кювете, меня жаждут прихлопнуть, как буду выбираться, понятия не имею, но я счастлив… Счастлив! – крикнул он, раскидывая руки в стороны, прогибаясь навстречу небу.
Обхватив его за плечи, Дженсен круто развернул парня к себе и глубоко поцеловал.
- Тоже хочу немного твоего счастья, - улыбнулся он, отстранившись.
- Если будешь просить так, я отдам тебе все, что захочешь, - выдохнул Джаред.
- Нет, нет… Все, хватит, - Эклз вскинул вверх руки, сдаваясь. – Тайм-аут. Иначе мы никогда отсюда не сдвинемся, - и он, пятясь, не отрывая от Джареда взгляда, отошел к сумкам, закидывая их на себя, глубоко вдохнул, резко выдохнул и отвернулся. – Итак, в первую очередь нужно найти место, где мы сможем укрыться от дождя.
- Предлагаю искать его на возвышенности, - добавил Джаред, тоже оснащаясь. – Похоже, сейчас мы в низине, если дождь будет сильным и затяжным, ставить здесь палатку не разумно. Да и побережье, к которому мы держим путь, находится выше уровнем. Значит, логично предположить, что нам… - он задумчиво покружился на месте. – Туда, - и ткнул пальцем влево от дороги.
- Да ты прямо джи-пи-эс навигатор, - одобрительно хмыкнул Дженсен. – Значит, туда, - и уверенно направился в указанном направлении.

Изображение

Минут тридцать они шли по лесу, взбираясь все выше и выше. В небе над ними сверкало и грохотало, в лесу основательно потемнело, но дождь пока еще не начинался.
- Мне кажется, сейчас будет что-то ужасное, - вздохнула Данниль, оглядываясь.
- Не бойся, - улыбнулся ей Дженсен, старающийся держаться подальше от долговязой проворной фигуры, шествующей впереди, ловко уворачиваясь от веток, перепрыгивая толстые торчащие из земли корни, огибая овражки и резво взбегая на крутые холмы. – У тебя есть два славных рыцаря, мы тебя защитим.
- Ага, - кивнула Харрис. – Если предварительно не перережете друг другу горло.
- Горло друг другу мы можем только перегрызть, - хмыкнул Дженсен. – В порыве страсти. И кстати, хватит вспоминать дурное. Лучше наслаждайся природой, - обвел он рукой вокруг.
- Как думаешь? – то ли страх развязывал ей язык, то ли девушка, наоборот, успокоилась, но ее ротик опять не закрывался. – У вас что-нибудь получится?
- С Джаредом? – Эклз нашел взглядом их неутомимого проводника. – Не знаю. Я так далеко не загадываю. К тому же, - Дженсен пожал плечами. – Он натурал.
- Точно, - расплылась девушка в загадочной улыбке. – Особенно когда вжимался в тебя и не желал выпускать из объятий, он был натурал. Натуральней не бывает.
- Дани, - покачал головой Дженсен. – Ты же прекрасно понимаешь: одно дело целоваться и обжиматься по кустам, и совсем другое жить вместе, открыто признавая свою принадлежность.
- Понимаю, - вздохнула Харрис. – И все-таки вы шикарно смотритесь вместе. А какая любовь… - девушка мечтательно закатила глазки. – Просто трещит и искрится, когда вы рядом.
- Вот-вот, - мягко улыбнулся Дженсен, снова выискивая между кустов джинсовку Джареда. – Как бы не взорвалось.
- Сюда! – замахал им Падалеки, взобравшись на очередной холм и остановившись на его вершине. Потратив несколько минут на крутое восхождение, друзья присоединились к Джареду, замирая рядом.
- Твою мать, - присвистнул Дженсен.
- Боже, - ахнула Данниль.
Они почти вышли к побережью. Оставалось преодолеть каких-то несколько миль густых и отсюда, казалось, непроходимых лесов. Прямо перед ними круто уходящая вниз скала, на вершине которой они стояли, перетекала в зеленое, колышущееся от ветра полотнище деревьев, в свою очередь сменяющееся темно-синей гладью океана. Далеко впереди было видно побережье Нью Брунсвика, желанного ими материка и белые удлиненные очертания лайнеров и парусных лодок, во множестве усеявших залив.
- Люди, - тяжело вздохнула Данниль. – Вы не представляете, как я вам завидую.
- Нам туда, - указал рукой вправо Падалеки.
Там, поражая своей внушительной мощью и грациозностью, виднелся один из самых длинных в мире мостов, мост «Конфедерации». И даже отсюда можно было разглядеть, как неестественно пустынно словно лежащее на поверхности океана дорожное полотно, истончающееся к материку до едва видимой черной нитки, теряющейся в тумане.
- Они действительно перекрыли движение машин, - недоверчиво качнул головой Дженсен.
- Ну, а что здесь такого? - пожал плечами Падалеки. – Мост находится в ведомстве острова, а на нем сейчас беспорядки. Логически верное решение, для безопасности и гостей, и местных жителей ограничить попадание людей на остров.
- Но они же теряют свой доход! - воскликнула Харрис.
Джаред фыркнул:
- Да какой доход? У нас не так сильно развит туристический бизнес, как это может показаться. На что тут смотреть? Картофельные поля? Фермерские угодья? Скучные, бедные городки? А парков, скал и озер и на материке хватает, и для этого не нужно ехать к черту на кулички.
- Неправда, здесь очень красиво, - несогласно притопнула ногой Данниль.
- Красиво, - улыбнулся девушке Джаред. – Но люди едут в путешествия не за красотой. А за развлечениями, зрелищем, комфортом, впечатлениями. Да и наша погодка не каждого порадует.
Словно в подтверждение его слов совсем рядом, прямо над зелено-синим, раскинувшимся перед ними пейзажем, сверкнула, изгибая свое опасное тело, ослепительная молния. Раздавшийся вслед за ней грохот вынудил вздрогнуть все окружающее их пространство, даже холм, на котором остановились друзья, ощутимо загудел.
- Ой… - в испуге присела Данниль. – Давайте уже куда-нибудь спрячемся.
- Может, там? - махнул рукой Дженсен. Немного правее от них в скале на небольшом уступе чернел вход в пещеру.
- Можно, - кивнул Падалеки и, не раздумывая ни секунды, двинулся в сторону укрытия.
Каменная полость оказалась неглубокой, но достаточной, чтоб скрыть друзей от ветра и дождя. Дженсен принялся за палатку, Джаред ушел в лес за дровами, а Данниль, расстелив на наиболее ровном участке защитную пленку, разбиралась со съестными припасами. Покончив с палаткой, Эклз взялся за костер, расположив его поближе к выходу, но с учетом, чтоб костровище оказалось под каменным сводом. Ливень настиг их в процессе обустройства. Плотная серая стена дождя шумным сплошным потоком хлынула с неба, отрезая их от окружающего мира. Благодаря тому, что в глубину пещера уходила наверх, дождевая вода не скапливалась внутри, оставляя ее практически сухой, лишь брызги, обильно разлетающиеся от ударяющих о камни струй, проникали в пещеру. Вся же остальная, низвергающаяся с неба влага, бурлящими, пузырящимися ручейками сбегала вниз со скалы, образуя небольшой водопад.
Дженсен тревожно застыл у выхода, вглядываясь в непроглядную пелену, поджидая еще не вернувшегося из своего очередного захода Джареда. Наконец, молодой человек, шумно отфыркиваясь и смеясь, ввалился в пещеру, абсолютно мокрый, и, свалив на землю еще одну порцию дров, прислонился к стене, переводя дыхание:
- Вот это дождичек… - улыбаясь, протянул он. – Это я понимаю. Раз, и до трусов, - он снова рассмеялся. – А плотность такая, я даже запаниковал, думал, не найду вас. Но не будь я джи-пи-эс навигатор! - он подмигнул не разделяющему его веселье Дженсену и чихнул.
- До трусов, говоришь? – нахмурился Эклз. – А ну, раздевайся.
- Мальчики, - вытаращила глаза Данниль. – Может, сначала поедим?
- Успеем, - не глядя на нее, бросил Дженсен, надвигаясь на прижавшегося к стене Джареда. – Раздевайся.
- Джен! – опасливо прошептал Джаред, пытаясь втиснуться в стену. – Здесь же Дани.
Удивленно изогнув брови, Дженсен оглядел друзей и расхохотался:
- Да вы что? Во мне маньяка-насильника увидели? Мокрую одежду снимай, бестолочь! И закутывайся в одеяло! А то неровен час простынешь, что потом с тобой делать?
- А-а, - краснея, протянул Падалеки и, спрятавшись за палатку, стал спешно снимать с себя мокрые вещи, тем более что уже и сам почувствовал пробирающий тело озноб.
Через несколько минут друзья расположились у костра, поедая из жестяных банок консервированную фасоль вприкуску с вяленым мясом и хлебом, запивая ужин из фляжек горьковатым настоем на травах, по утверждению Метейней, прекрасно утоляющим жажду и улучшающим общий тонус организма; на десерт были сушеные фрукты. Джаред, плотно укутанный в два одеяла, трансформированных из спальных мешков, высвободив из-под них лишь руки, сладко щурился, чувствуя, как вместе с пищей и теплом костра на него наваливается усталость и сон. Монотонный стук дождя о камни тоже располагал к этому. Данниль, солидарная с Джаредом в ощущениях, зевнула, поднялась и, чмокнув мужчин в щеки, виновато сообщила:
- Сильно извиняюсь, мальчики, но палатку занимаю я. Зато вся остальная пещера в вашем распоряжении, - она хмыкнула и удалилась.
- Согрелся? – спросил Дженсен, когда Данниль, пошуршав спальником, утихомирилась.
- Вроде, - отозвался молодой человек. – Хотя… - он хитро посмотрел на Эклза. - Не отказался бы и от еще одной грелки.
Рассмеявшись, Дженсен переместился, пристраиваясь сбоку от друга, прислонившись к стене, и раздвинул колени, приглашая Падалеки разместиться между них. Джаред, раскрасневшись больше от предвкушения, чем от стыда, сдвинулся ближе к Дженсену, развернул одеяло и отклонился на его грудь спиной.
- Погоди, - шепнул Дженсен ему в шею, от чего волосы на теле Падалеки встали дыбом. Отодвинув мужчину, Дженсен быстро стянул с себя верхнюю одежду, прижимая Джареда назад, к обнаженной груди. - Так будет теплее.
Падалеки выдохнул и зажмурился, ощущая его жар, прикасаясь к нему так близко, как только возможно. Казалось, чувственность обострилась во сто крат, и каждой клеточкой, каждым миллиметром своей кожи, он осязает чужое желанное тело, мужчины… Желанного мужчины… Он едва подавил стон, осознав это.
- Не сдерживай себя, - Дженсен нежно водил по груди Джареда ладонью. – Отпусти… - он коснулся съежившегося соска, обводя по кругу, мягко теребя пальцем, слегка потягивая, одновременно ткнувшись носом в его затылок, щекоча у кромки волос, вынуждая несильно прогибаться и рвано выдыхать. Другой рукой медленно скользнул вниз, поблуждал по животу, переместился на бедро, поглаживая его.
Джаред сглотнул и сполз на левое плечо Дженсена, касаясь губами его подбородка, мягко прихватывая губами.
- Хочу, - едва слышно выдохнул он.
И Эклз, застонав, резко сместился, обхватывая ладонью напряженный член Джареда, делая порывистое движение. Джаред вскинулся, приоткрывая рот, Дженсен нашел его губы и приник к ним, ловя угасающий стон, глубоко и дерзко целуя, снова и снова скользя ладонью по стволу.
Джареду казалось, он пьян. Весь мир вокруг него расплывался и кружил хороводом. Прикосновения, ласки, чувства душили его. Чувство необыкновенной нежности, желания, страсти. Ощущение близости, неразрывность дыхания, одинаковый ритм сердца на двоих. Он вцепился ладонями в бедра Дженсена и стонал, рвано, несдержанно, прогибаясь в такт ласкающей его ладони, безропотно отдаваясь жадному, собственническому поцелую.
Дженсен удерживал его одной рукой за живот, мягко задавая необходимый ритм. Второй рукой, то быстро, то затянуто медленно двигался по члену, поглаживая большим пальцем головку, сильнее сдавливая ладонь на уздечке, и расслабляя к основанию. В движении вниз, спускался между разведенных ног на яички, легонько сжимая их ладонью, и снова вверх, на мгновение замирая на головке… Одновременно трахая его рот языком, проникая внутрь, скользя по небу, сворачиваясь вокруг языка, зацепляясь, снова выскальзывая, покусывая его губы, всасывая в себя и вновь проскальзывая внутрь.
Джаред растворился, его больше не существовало. Что сделал с ним этот мужчина, превратив все тело в обнаженный нерв. Он плыл, сочился, растекался, хмелел…
Внезапно Дженсен отстранился, посмотрев на него. Джаред тоже распахнул глаза и потянулся вслед оставившим его губам, требуя продолжения.
- Подожди, - хрипло отозвался Дженсен и сместился, выбираясь из-под навалившегося на него расслабленного тела, вынуждая Джареда отклониться на стену, касаясь спиной ее шершавой каменной поверхности. Недовольно скривившись, получив взамен нежного тепла и мягкости ощущение холода, Джаред заерзал, пытаясь подоткнуть под спину одеяло.
- Дай я, - улыбнувшись, шепнул Дженсен. – Привстань, - он обернул вокруг Джареда одеяло укутывая с одной стороны, а с другой примостился сам, прикрываясь вторым одеялом так, чтоб край накрыл Падалеки, превращая их таким образом в подобие кокона. – Так лучше?
Джаред неясно кивнул, разговаривать не хотелось, лишь чувствовать рядом родное, успокаивающее тепло. Он снова прижал к себе Дженсена, словно пытался закутаться и в него тоже, и потянулся к губам. Но Дженсен, мягко поцеловав с готовностью раскрытый рот, соскользнул на его грудь, осторожно посасывая соски. Джаред расслабился, снова теряясь в ощущениях, где-то в глубине еще осознавая странность происходящего, но здесь, в реальности безумно желая этого и ужасно боясь спугнуть, пробудиться… Страшась, что если сейчас вдруг проснуться, все окажется лишь игрой его воспаленного воображения.
- Разрешишь мне?
- Что? – Джаред не сразу понял, что Дженсен о чем-то спрашивает. Он приподнялся, всматриваясь в полумрак и ловя взгляд. Дженсен вновь отстранился от Джареда и теперь внимательно смотрел на мужчину.
- Ты что-то сказал?
- Ты доверяешь мне? – тихо повторил Дженсен, установив зрительный контакт.
- Да, - кивнул Джаред. – Конечно.
- Тогда не сопротивляйся.
- Что ты задумал? – внезапно Джареда пробрал озноб, он шире распахнул глаза, даже немного трезвея от наполняющей его эйфории.
- Доверься мне, - снова шепнул Дженсен, успокаивающе поглаживая, напрягшегося мужчину по груди. – Просто доверься. Я не причиню тебе вреда.
- Я попробую, - сглотнул Падалеки, снова отклоняясь на стену, но еще не в силах полностью расслабиться.
- Спасибо, - одними губами отозвался Дженсен и склонился к его животу, слегка покусывая кожу и возвращая ладонь на обмякший член Джареда, уверенными движениями быстро восстанавливая его твердость. – Заведи руки за спину, - попросил он Джареда, когда мужчина совсем успокоился, и стал неясно отвечать бедрами на скольжения рукой.
Джаред обратил на него недоверчивый взгляд.
- Заведи, - снова попросил Дженсен.
А когда Джаред все-таки решился, нашел свободной рукой его ладони, между стеной и телом, крепко сжал и резко, пока Джаред был занят обдумыванием странного поведения Дженсена, переместился ртом на его член, обхватывая губами и глубоко засасывая.
Джаред вскрикнул. Первым порывом было оттолкнуть от себя мужчину… Мужчину! Ласкающего его член губами! Он дернулся, пытаясь высвободить руки, но Дженсен стиснул их с такой силой, что даже заныли костяшки пальцев. Сам же, тем временем, помогая себе второй рукой, быстро скользил по стволу Джареда, снова повергая партнера в водоворот страсти, лишая сил к сопротивлению. Оказываясь на головке, он продолжал тянуться вверх, с влажным звуком выпуская член, и тут же снова втягивал в себя, успевая скользнуть внутрь щелочки на головке, чувственно пробежаться по уздечке, а в конечном счете попытаться обернуться вокруг ствола языком.
Смирившись, Джаред снова отдался ощущениям, пораженно прислушиваясь к реакции организма, к сладкой неге, стремительно скручивающейся вокруг его сущности и уносящей его за пределы сознания, и чуть не пропустил момент проникновения. Осторожно, мягко распаляя, Эклз кружил пальцем по ободку ануса, едва ощутимо надавливая на вход. Внезапный страх защемил сердце, сковал дыхание, Падалеки дернулся, закусывая губу, и еще раз попытался высвободить руки, но слабость, витающая во всем теле, не позволила достигнуть желаемого:
- Нет, - прохрипел он. – Пожалуйста, нет…
Не убирая пальцев с ануса, Дженсен выпустил член, продолжая невесомо скользить по нему губами, и шепнул:
- Пусти… Ты должен это попробовать…
- Нет, - замотал головой Джаред. – Я… Нет… Прости…
Дженсен с прищуром, пытливо посмотрел на него, слегка переместился, открывая Джареду обзор, обхватил губами головку, мягко посасывая ее.
- О, черт, - Джаред вздрогнул от горячей судороги, пронзившей все тело, не в силах отвести взгляда от блестящих от смазки и слюны, слегка припухших губ Дженсена, скользящих по его члену.
- Пусти, - просил мужчина, отстранившись, касаясь нежной кожи головки лишь кончиком языка, продолжая крепко удерживать ладони Джареда и кружить пальцем по анусу.
Молчаливое противостояние длилось несколько секунд. Чувствуя все больше и больше нарастающее напряжение, захватывающую тело дрожь, холодные капельки пота, стекающие по вискам, сдавливающее гортань тисками удушение и накатывающие на глаза слезы, Джаред перешагнул невидимую внутреннюю черту, длинно выдохнул и облизнул губы:
- Ладно...
В ту же секунду Дженсен заглотнул его член полностью, пропуская в горло. Джаред глухо застонал, прогибаясь и зажмуриваясь, а Дженсен, не останавливаясь, стал ритмично и глубоко скользить по его стволу, одновременно проникая пальцем в анус и нащупывая простату.

Джаред пропал. Все, что происходило до этого, показалось ему лишь легким бризом по сравнению с настигнувшим его сейчас ураганом. Он и не подозревал, что может быть так, что может быть еще круче… Нежные осторожные поглаживания внутри него, чередующиеся с короткими, мягкими нажатиями на чувствительную точку, заставляли все тело Джареда гореть, обмирать, вздрагивать, натягиваться струной, а сознание пульсировать ослепляющими вспышками. Дженсен будто знал, чувствовал, что хочется Джареду. В нужный момент ускорялся или замедлялся, губами, там, где нужно, сдавливал, где нужно, расслаблял, скользил и скользил по члену, безостановочно двигаясь, доводя Джареда до помешательства. Джаред даже не заметил, что Дженсен давно отпустил его руки, ему даже в голову не пришло больше мешать этому действу. Жар, струившийся по телу, закручивал, сворачивал, завинчивал его в тугую спираль. Внутри словно образовался воздушный шарик, раздувающийся и расширяющийся… и вдруг… Задохнувшись, сжавшись всем телом, Джаред выгнулся и резко отдернулся выскальзывая из ласкающих его губ, сползая на землю. Сжал зубы и зажмурился, кончая, часто дрожа, покрывшись испариной от сумасшедшего, заполнившего все существо блаженства, не в силах вздохнуть и расслабиться. От нехватки кислорода в глазах замелькали пятна, он дернулся, но сведенные спазмом легкие отказывались сокращаться и впускать воздух. В правом подреберье, слившись с оргазмом, мелькнула тонкая обжигающая боль.
- Тш-ш-ш, - склонившись к лицу Джареда, удерживая одной рукой его плечо, шептал Эклз. – Все хорошо… Дыши… Дыши вместе со мной, - вторую ладонь он прижал к его груди, мягкими толчками надавливая на легкие. – Вот так… Молодец… - облегченно произнес он, чувствуя, что грудь под рукой пришла в движение, а Джаред задышал, сначала рвано и часто, потом все медленнее и спокойнее. - Что это было? – спросил Дженсен, скользя губами по его лицу, когда Джаред совершенно успокоился и расслабился.
- Сам в шоке, - прошептал тот. – Когда-то в детстве нечто подобное было от сильного страха, но больше не повторялось. Да я и не боялся сейчас, - попытался оправдаться Джаред, приподнимаясь и заглядывая Дженсену в глаза.
- Тихо, тихо, - мягко удержал его Дженсен. – Лежи. Я знаю. Я верю. Будем надеяться, что это никогда больше и не повторится, - успокаивал он.
- А ты знаешь, - пробормотал Джаред, едва шевеля губами. – Мне даже понравилось…
- Угу, - тихонько буркнул Эклз. – Оргазм на пике жизни и смерти. Только этого нам и не хватало. Джей, - осторожно потряс он засыпающего парня. – Продержись еще пару минут, - поднявшись, распинал ногами камни, расчищая выбранный участок, и расстелил свое одеяло, нейлоновой стороной вниз между палаткой и уже угасающим, но еще пышущим жаром костром. – Ложись сюда, - потянул он на ложе не сопротивляющегося мужчину и, пристроившись сзади, укрыл их вторым одеялом, плотно подтыкая края под их тела, стремясь сохранить тепло. – А вот теперь спи, - чмокнул он Джареда в затылок и усмехнулся, – моя нечаянная радость.
Джаред же лишь что-то промычал в ответ, уже плывя в объятиях сновидений.


Последний раз редактировалось vavulon 17 дек 2010, 22:14, всего редактировалось 1 раз.

17 дек 2010, 22:11
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

Дождь поливал всю ночь. Не прекратился он и на следующее утро. Израсходовав все добытые Джаредом поленья, друзья, натянув на себя всю имеющуюся одежду и обернувшись одеялами, с грустью смотрели на беспросветные потоки.
- Вот это мы застряли так застряли, - печально протянул Джаред.
- Может, решиться на вылазку за дровами? - предложил Дженсен.
- Бесполезно, - вздохнул Падалеки. – Сомневаюсь, что после такого ливня в лесу осталось хоть что-то сухое.
- А я даже рада, что мы здесь, - втянулась в разговор Данниль.
- Правда? – Дженсен удивленно посмотрел на подругу. – Что-то на тебя это не похоже. Ты же не любительница экстрима.
- Вот–вот, - кивнула Данниль, придвигаясь ближе к угасающему костру. – Пусть холодно и сыро, зато никаких тебе бандитов, погонь и смертельных опасностей.
- Что есть, то есть, - улыбнулся Дженсен. – Да и компания очень приятная, - он взглянул исподтишка на задумчивого Джареда.
- Отморозки Курта, наверное, с ног сбились, не представляя, где нас искать, - отрешенно усмехнулся Падалеки.
- Может даже, уже думают, что мы сбежали, - Данниль хихикнула в ладошку.
- Точно, - поддержал Дженсен. – Улетели на дельтаплане. Побег из курятника – три.
Они засмеялись, ненадолго расслабляясь.
- Вот если бы еще не было так холодно, - поежилась Данниль, плотнее кутаясь в одеяло.
Джаред, хоть и пытался являть собой бодрость духа, тоже заметно дрожал, на бледной коже выступила болезненная испарина.
- Все, - скомандовал Дженсен, поднимаясь. – Так дело не пойдет. А ну, марш всей толпой в палатку, будем согреваться по-другому.
- О-о-о, - хитро сощурилась Харрис. – Нас ждут игры для взрослых? А меня возьмете в свою компанию?
- Дани, - укоризненно посмотрел на нее Эклз, тормоша и поднимая Джареда, обхватив его за плечи. – Откуда в тебе столько пошлости?
- У меня были отменные учителя, - подмигнула ему девушка. – Ну, не хотите, как хотите, - она тут же надулась, пожимая плечами, поймав недоверчивый взгляд Падалеки. – Но знайте, я не прочь поучаствовать в групповушке. К тому же Джаред мне очень нравится, - Данниль ласково посмотрела на оторопевшего мужчину, похотливо облизнула губки и добродушно расхохоталась, оценив выражение его лица. – Джей, о господи, пара мужских объятий, и ты смотришь на женщину как на врага народа, - веселилась девушка, вытирая выступившие слезы.
- Притормози, - одернул ее Эклз, тоже не в силах сдержать улыбку. – Ты смущаешь нашего друга. Джей, не обращай внимания на эту развращенную особу, обычно мы быстро договариваемся о праве собственности на партнера.
- Ой, да ну вас, - отмахнулся Джаред, устало перемещаясь в палатку. – Делайте что хотите. Я уже запутался в этих ваших сексуальных намеках.
- Какой-то он не такой, - мгновенно посерьезнела Харрис, провожая мужчину встревоженным взглядом.
- Я заметил, - кивнул Дженсен. – Как бы совсем не расклеился.
Забравшись в палатку, они безапелляционно спихнули Джареда к середине, вознамерившись согреть дрожащего мужчину своими телами. Не открывая глаз, что-то недовольно буркнув, Падалеки сдался и, устроившись на плече у Дженсена, уткнулся лбом в его щеку, тяжело и порывисто дыша.
- Дань, - негромко позвал Эклз, привлекая внимание девушки, стараясь не потревожить друга. – Похоже, у него температура. Там, в сумке, где-то было лекарство от жара. Поищи, будь добра.
- Конечно, - Данниль вскочила, проворно выбираясь из палатки и возвращаясь через некоторое время с таблетками и фляжкой с напитком.
- Джаред, - осторожно потряс прикорнувшего друга Дженсен. – Давай, парень, выпей… надо, - он приподнял за плечи застонавшего Падалеки, а Данниль просунула ему в рот лекарство и поднесла к губам фляжку, нежно поглаживая по волосам. – Ну же пей, солнышко. Пей.
Тяжело вздохнув, Джаред сделал несколько глотков и, с трудом приподняв веки, обвел склонившихся над ним друзей болезненным взглядом.
- Возитесь со мной как с ребенком, - шепнул он.
- А ты и есть наш милый, обожаемый малыш, - самозабвенно выдохнула Данниль, убирая фляжку и кладя на лоб Падалеки прохладную ладонь.
- Вот уж всю жизнь мечтал стать вашим слюнявым младенцем, - фыркнул Джаред, снова закрывая глаза и отклоняясь назад на плечо Дженсена. – Вы меня еще усыновите.
- А вот и усыновим, - закивала Харрис. – Обязательно усыновим и наставим на путь истинный. Я сама лично займусь твоим воспитанием.
- Да… Ты воспитаешь, - хмыкнул Эклз. – Ладно, хватит клоунады. Джаред, тебе нужно поспать, - обратился он к Падалеки, плотнее укутывая его в одеяло. - И не вздумай окончательно заболеть. У нас физически нет возможности поставить тебя на ноги.
Джаред неясно кивнул, снова утыкаясь в шею Дженсена, тесно прижимаясь к нему и обнимая рукой.
Данниль устроилась с другого бока от Джареда, тоже придвигаясь к нему всем телом и накрыв своим одеялом.

Изображение

- Нам пора.
- Что? – еще не совсем понимая спросонья, Дженсен уставился на Джареда.
- Дождь кончился. Нужно идти.
Убедившись, что Дженсен проснулся, он вышел из палатки, принявшись собирать вещи, молчаливый, сосредоточенный.
Данниль тоже уже встала и пыталась привести себя хоть в какой-то порядок.
Дженсен выбрался наружу и поймал Падалеки за локоть, привлекая внимание:
- Как себя чувствуешь?
Мельком взглянув на руку, Джаред безразлично пожал плечами:
- Не время раскисать. Потом поболею, - и отвернулся, собираясь продолжить начатое.
- Я не об этом, - не отпускал его Дженсен.
Медленно опустив на землю упакованный рюкзак, Джаред развернулся, все-таки встречаясь с вопросительным взглядом:
- Состояние какой-то прострации. Понятия не имею, что нас ждет, а я не люблю неизвестность. - Тяжело вздохнул, посмотрел в сторону Данниль, поглощенной сворачиванием спальников. – Слишком много всего произошло за последние дни. Я не успеваю… Не понимаю… - он снова вздохнул и смолк.
- Все будет хорошо, - Эклз обхватил его ладонью за подбородок, вынуждая посмотреть в глаза. – Я уверен, с нами все будет хорошо, - едва уловимо коснулся губ, погладил большим пальцем скулы. – Ты все успеешь…
Джаред прикрыл глаза. Переваривая новые, обрушившиеся на него ощущения. Он не привык полагаться на кого-то, не привык делить с кем-то груз ответственности, смирившись, что со всеми передрягами справляется самостоятельно. Да и кому они еще нужны кроме него? У людей и своих проблем хватает. И вот сейчас, так странно… Что кому-то еще не плевать, что кто-то другой, удивительно чувствует его, понимает, и готов взять на себя часть его ноши, а может, даже всю целиком… Невероятно…
Он кивнул, нашел руку Дженсена, удерживающую его, благодарно сжал и отодвинул от себя, высвобождаясь и отворачиваясь, все еще боясь раскрыться полностью и окончательно впустить этого человека в свое сердце.
- Давайте быстрее, небо все такое же хмурое, не дай бог опять зарядит. Еще одной ночи здесь мы не переживем.

Они уже не воспринимали дорогу, как нечто пугающие, столько километров было пройдено за последние дни. Друзья взяли направление в сторону моста и молчаливо, безостановочно двигались вперед, лишь изредка перекидываясь редкими подбадривающими фразами. Разжиженная почва хлюпала под ногами, скользила, так и норовя утянуть свою жертву в грязь, но все-таки передвигаться стало значительно легче, благодаря тому, что дорога к побережью по большей части пролегала под уклон, да еще в спину время от времени задувал порывистый ветер, вынуждая друзей идти быстрым шагом, а иногда и бежать.
Парк закончился внезапно. Плотная стена деревьев расступилась, выпуская их к ровным, зацветающим полям. Где-то вдалеке слышался лай собак, шум работающей техники.
- Борден-Карлтон, - почему-то с придыханием проговорил Джаред, останавливаясь и оглядывая окрестности. – Обогнем город и укроемся под мостом на холмах? Или двинем напрямик, к главной дороге?
- Напрямик? – испуганно переспросила Данниль.
- Разве это не опасно? – вторил за девушкой Эклз.
- Опасно, - кивнул Падалеки. – Но с другой стороны - это меньшее, чего от нас ожидают. А в городе можно угнать… одолжить, - поправился он, взглянув на Данниль, – авто. И попробовать прорваться нахрапом, не затягивая.
- Голосую за холмы, - покачала головой Харрис.
- Знаешь, - задумчиво протянул Дженсен. – Я тоже не уверен, что у нас получится.
- Ладно, - пожал плечами Падалеки. – Холмы так холмы.

Стараясь не попадаться на глаза местным жителям, друзья двинулись по трассе вокруг города, держась в пролегающем вдоль дороги перелеске, каждый раз, заслышав звук двигателей, стремясь укрыться за деревьями или кустами.
Через некоторое время беглецы вышли к берегу стремительно несущейся реки, с шумом огибающей выступающие из воды камни, и озадаченно замерли, озираясь.
- Что будем делать? – вздохнула Данниль. – Искать брод?
- Нет. Может получиться значительный крюк, - нахмурился Джаред. – Лучше быстро здесь проскочим, - и он решительно направился к дороге, где на другой берег реки тянулся мост с толстыми деревянными балками и коваными оградительными столбиками, соединенными под старину цепями. Друзья двинулись следом. Будучи уже на середине, они услышали рокот приближающейся машины.
- Джаред! – вскрикнула Данниль, оглядываясь.
- Быстро, быстро, не останавливайся, - схватил ее за руку Дженсен, потянув вперед и переходя на бег.
Тоже обернувшись, Джаред узрел позади очертания черного джипа. Сердце пропустило удар.
- Уходите! – крикнул он друзьям, двигаясь к середине дороги. – Я отвлеку их.
- Не смей! – развернулся Дженсен, притормаживая.
- Бегите же! – не глядя, махнул рукой Джаред, лишь еще ускоряя шаг в противоположном от друзей направлении.
Отойдя на левую полосу дороги, он снял рюкзак, непринужденно скрестив руки на груди и неотрывно следя за надвигающейся машиной.
- Дженсен, - всхлипнула Данниль, и, в смятении взглянув на подругу, Эклз, делая выбор, схватил ее за руку и рванул к краю моста, стремясь покинуть трассу. На всем ходу, врезался грудью в плотную стену растущих вдоль берега кустов, продираясь сквозь них и утягивая за собой девушку. Позади послышался визг тормозных колодок.
Поравнявшись с Джаредом, машина пролетела еще несколько метров и застыла поперек дороги, делая опасный маневр, оставляя на дороге черный след от шин.
Падалеки подобрался, напряженно вглядываясь в тонированные стекла авто.
- Джаред!
Дверца резко распахнулась, и на дорогу выскочил Мюррей, опрометью преодолевая разделяющее их расстояние и сгребая друга в крепких объятьях.
- Чувак! Твою мать! Ты заставил меня поволноваться! – севшим голосом приговаривал он, до хруста сдавливая Падалеки.
- Чад, - прошипел Джаред, силясь вздохнуть, невольно расплываясь в облегченной улыбке. – Отпусти. Раздавишь.
- Тебя раздавить мало, - наконец отстранился Мюррей, продолжая, однако, удерживать друга за плечи, словно боялся, что Падалеки растворится прямо в воздухе. – Выдрать бы хорошенько, чтоб неповадно было устраивать такое представление.
- Что ты тут делаешь? – продолжал улыбаться Джаред, вопросительно изгибая брови.
- Догадайся с трех раз, - Чад фыркнул, укоризненно качая головой. – Пытаюсь выяснить местонахождение одного повредившегося умом безбашенного верзилы, вечно влипающего в неприятности.
- Погоди, - Джаред внезапно нахмурился, улыбка сползла с лица, и он отодвинулся, бесцеремонно сдергивая руки Мюррея со своих плеч. - Зачем ты нас ищешь?
- Чтобы помочь, балбес! – недоверчиво расширил глаза Чад, подозрительно оглядывая друга.
- Уверен? – сощурился Падалеки, презрительно изгибая губы. – А то, что мы прячемся в хижине у Ника, тоже из благих побуждений сообщил шерифу?
- Что ты несешь? – ахнул Чад, еще больше вытаращив глаза. – Да я сам был в шоке, когда узнал, что вас обнаружили. Несся на всех парах предупредить, но не успел.
- Врешь! – Джаред резко рванул вперед, прихватывая ворот куртки Мюррея в кулак и дергая на себя. – По глазам вижу, что врешь! Решил заработать деньжат?
Задохнувшись от возмущения, Чад изумленно смотрел на Падалеки, даже не пытаясь сопротивляться или оправдываться.
- Джаред, прекрати, - Дженсен вернулся назад и, втиснувшись между друзьями, а теперь уже скорее противниками, обхватил Падалеки за плечи, разделяя мужчин и загораживая собой Мюррея. – Мы не знаем, что произошло, может, это не он.
- А кто? – сопротивлялся тот, пытаясь обойти Дженсена, но Эклз лишь сильнее прижал его к себе, отодвигаясь от Чада.
- Давай, давай! – очнулся позади Мюррей. – Вали с больной головы на здоровую. Больше мне заняться нечем, как проворачивать с Куртом грязные делишки.
- Остынь, Джаред, - негромко попросил Эклз, испытующе заглядывая другу в глаза. – Нужно спокойно во всем разобраться.
- Что, есть другие предположения? – не успокаивался Джаред, упираясь руками в грудь Дженсена, силясь отодвинуть его.
- Да, - внезапно привлек внимание друзей тихий обреченный голос.
Мужчины развернулись, уставившись на Данниль, тоже возвратившуюся на мост.
Девушка сглотнула, отвела взгляд, нервно теребя полы куртки:
- У меня есть подозрение, что это из-за меня бандиты нас нашли.
- Как это? – удивленно спросил Дженсен.
- Я… - Данниль всхлипнула. – Я не специально, - она взглянула на них полными слез глазами. – Я просто очень хотела выбраться. А Джаред тогда не внушал доверия. И пока вы спали, я вытащила его телефон и позвонила Крису, - она шмыгнула носом. – Теперь можете меня убить.
- Ага… Спасали, спасали, а теперь убьем, - пробормотал Джаред, устало вздыхая и опуская руки.
- Ничего не понимаю, - покачал головой Эклз. – Так Крис все это время знал, где мы?
- Нет, - снова перевела взгляд на ботинки Данниль. – Он мне не поверил, - она передернула плечами, с трудом сдерживая подступающие рыдания. – Он решил, что это новая роль, и что я пьяна.
- Но почему ты молчала? – Дженсен недоверчиво поджал губы.
- Сначала боялась, - вздохнула девушка. – А потом просто вылетело из головы… Вы меня никогда не простите… - закрыв лицо ладонями, она опустилась на корточки, судорожно вздрагивая.
- Успокойся, - Эклз подошел к ней, присаживаясь рядом, насильно убирая руки и осторожно вытирая пальцами слезы. – Что сделано, то сделано. Никто не собирается тебя винить. Никто не застрахован от ошибки, тем более в состоянии стресса. Все уже в прошлом, - он ласково погладил ее по голове.
- Если уж на то пошло, - подержал Джаред. – Так я сам виноват. Эх… Ну какого дьявола я не выкинул свой телефон вместе с вашими? - Он обернулся, виновато посмотрев на выжидающе следящего за ними Мюррея: - Прости. Был неправ.
Сощурившись, Чад несколько секунд пристально смотрел на Джареда, медленно кивнул и, внезапно расслабившись, легонько ткнул его кулаком в грудь:
- Да ладно, забыли, - мягкая полуулыбка скользнула по губам. – Испытай я с вашего, еще неизвестно как бы на людей кидался. Поехали ко мне. Поедите, отдохнете, расскажете о своих приключениях, а там решим, что делать дальше. Кстати, как твое плечо? – спросил он, обращаясь уже к Дженсену. – Выглядишь хорошо. Шов не загноился? Боли не беспокоят? Рукой двигаешь нормально?
- Все отлично, - улыбнулся Эклз, поднимаясь и подтягивая за собой несопротивляющуюся Данниль, тут же спрятавшуюся лицом на его груди, не решаясь смотреть на друзей. – Спасибо за беспокойство…
- К тебе? – перебил их Джаред. – Разве это не опасно? Разве они не в курсе нашей дружбы, и не должны следить за тобой?
- Что-то такое Курт подозревал, да, - невозмутимо согласился Чад. – Но недолго, - он хмыкнул. - Мне удалось достаточно быстро его в этом разуверить…
- Как? – уставился на него Джаред.
- Ты в курсе, что Курт решил почистить наш остров от гомосексуалистов?
- Слышал, - Джаред нахмурился.
- Я открыто выступил с одобрением этой инициативы и был до глубины души возмущен тем, что меня, такого крутого парня, примазали к пособнику геев. Пришлось, правда, публично отказаться от тебя, расстроиться, как же я раньше был настолько слеп, что не заметил в тебе зарождающиеся ростки греха, высказать свое искреннее презрение ко всякого рода однополым отношениям… Иногда я умею быть очень убедительным, - Чад закатил глаза, непринужденно раскачиваясь с носок на пятки. – Ну а в доказательство сдал им одного знакомого педика.
- Что сделал? – Джаред задохнулся. – Ты не мог! – он сжал кулаки, неподвижно замирая, отказываясь верить в услышанное.
- В том-то и дело, что мог, - грустно хмыкнул Мюррей. - И даже не почувствовал угрызений совести.
- Нет, - Джаред заскрипел зубами и зажмурился.
- Так, стоп, - снова оказался рядом Дженсен. – Не будем опять пороть горячку. Чад, ты можешь объяснить причину своих действий? - обратился он к Мюррею.
- Могу, - пожал плечами мужчина. - Интернет не работает. Связи с материком нет. Остров на осадном положении. Помощи ждать неоткуда. А мой лучший друг шастает где-то по лесам с хрупкой девушкой и раненным товарищем, рискуя в любую минуту схлопотать пулю. Ты думаешь, я в этот момент задумывался о справедливости или равноправии?
- Но…, - Джаред растерянно покачал головой.
- Что «но»? Что «но»? Да никаких «но»! – разошелся Чад. – У меня был единственный выход - срочно стать союзником Курта, втереться в доверие, совершить пару карательных вылазок, и уже вместе со всеми разыскивать вас, теша себя надеждой, что успею вперед, перехвачу и спрячу… Вот так, - стих он, снова пожимая печами.
- Разве так можно?.. Зачем?.. - Джаред покачнулся.
- Тш-ш-ш, - прижал его к груди Дженсен, мягко поглаживая по спине: - Значит, так нужно. Помнишь? Один человек вместо сотни других…
- Не слишком ли дорого обходится этот один человек? - прошептал Джаред, всем сердцем желая раствориться в прикосновениях и перестать мыслить.
- Это еще недорого, - улыбнулся Эклз, отстраняясь и уже привычным жестом очерчивая его скулы и губы пальцем. – Иногда целого мира мало. Поехали, Джей, тебе нужно отдохнуть, расслабиться, выпить, наконец…
- Да, поехали уже, - поддержал Дженсена Чад. – Мы и так уже битых полчаса тут торчим. Это просто счастье, что большинство парней Курта и полицейские унеслись на разборки с индейцами, а то вы могли повстречать далеко не меня.
- Индейцы? – встрепенулся Дженсен, разворачиваясь. – Тебе что-то известно?
- Немного, - качнул головой Чад. – Но давай все это уже дома, - он махнул рукой в сторону машины. – Поехали скорее, от греха подальше, - и заинтересованно посмотрел на Джареда, отмечая его странную нежность и доверительность к своему попутчику. И пока Дженсен с Данниль устраивались в джипе, поймал Падалеки за локоть, останавливая: - Джей, что это было?
- Где? – рассеянно отозвался Джаред.
- Что у тебя с этим парнем?
Сощурившись, Джаред испытующе взглянул на него:
- Что, появилось желание сдать Курту еще одного гея?
- Ты снова несешь чушь! – раздосадовано одернул его Чад. – Если бы хотел, давно бы уже сдал твоего дружка. И к тому же ты не гей. Ведь ты не гей? – с подозрением переспросил он.
Джаред посмотрел в сторону автомобиля на все прекрасно слышавшего Дженсена, зацепив его задумчивый, отрешенный взгляд. Эклз сразу отвернулся и захлопнул дверцу, отгораживаясь металлом и тонированным стеклом, оставляя Падалеки самого определяться с ответом.
- Так что? – нетерпеливо дернул его Чад.
- Я еще не решил, - вздохнул Джаред.
- То есть как - еще не решил?! – вскричал Мюррей. – Парень, ты в своем уме? – потряс он поникшего мужчину. – Эй! Вы кто? Куда вы дели моего друга?
- А то и значит, что не решил, - внезапно огрызнулся Падалеки. – А эти семейные разборки никак не могут подождать?
- Хорошо, подождут, - кивнул Чад, отпуская его. – Но даже не надейся, что тебе удастся избежать объяснений, - и он направился к водительскому месту.

Изображение

Пока Чад собирал на стол, выуживая из холодильника все имеющиеся холостяцкие припасы, путешественники по очереди приняли душ и, надев вновь свою одежду, к сожалению, у Мюррея не нашлось подходящего размера штанов, даже для Эклза, что уж говорить о Джареде, собрались на кухне. Данниль, для которой в доме отыскалась мужская футболка и легкие тренировочные брюки, взяла на себя обязанности хозяйки и хлопотала у плиты, подрумянивая на шипящей сковородке тосты.
Мюррей разлил по стаканам виски и поднял свой, салютуя мужчинам:
- Давайте выпьем за то, что я все-таки вас нашел.
- Даже не знаю, что сказать, - покачал головой Джаред, неспешно пригубляя напиток.
- А ты скажи спасибо, - хмыкнул Чад. – Я не обижусь. Хотя до сих пор понять не могу, что меня к тебе тянет…
- Нежная мужская дружба, - съязвил Падалеки, щедро укладывая на поджаренные хлебцы нарезанные куски бекона и с наслаждением откусывая.
- Кстати, по поводу нежной дружбы, - посерьезнел Мюррей. – Так что все-таки между вами происходит? - он испытующе скользнул взглядом по невозмутимо поглощающему пищу Дженсену и снова посмотрел на Джареда.
Падалеки напрягся.
- Не надо, - едва слышно, не глядя на друга, произнес он.
- Не надо? - возмутился Чад. - После всего… Уверен, я имею право знать!.. – он приподнялся.
- Так, все. Достаточно, - выставил вперед ладонь Дженсен, непринужденно отклоняясь на спинку стула, вопросительно изгибая брови, взглянув на Мюррея. – Тебе не кажется, что ты слишком много на себя берешь? А личная жизнь Джея - это личная жизнь Джея, и ему самому делать выбор?
Мюррей задохнулся, недоверчиво уставившись на Эклза:
- А ты! С каких это пор ты выступаешь за него? Кто дал тебе право голоса? Или считаешь нормальным, что мужик сосется с себе подобным?
Дженсен снисходительно усмехнулся:
- Представь себе - да.
- Тьфу, - Чад показательно сплюнул и вновь посмотрел на молчаливого Джареда. – Я просто не верю, что все это происходит с тобой, Джаред! Ответь! Скажи, что мне показалось, что я идиот, что все это не имеет под собой никакого основания.
Падалеки мотнул головой, все так же не желая смотреть в ответ.
- Имеет, Чад… Все это имеет основание. Мы с Дженсеном… - он споткнулся, сглотнул и вдруг вскинул на Мюррея полный решимости взгляд. – Я был с ним близок.
Чад отшатнулся от него как от прокаженного, ошеломленно раскрывая рот и выпучивая глаза.
- Знаете, мальчики, - решила вмешаться Данниль. – А мне вот совершенно безразлично, кто с кем и почему. Я устала… Я хочу спать… - капризно протянула она. - В конце концов, я тоже не железная, - девушка недвусмысленно взглянула на Чада, перетягивая его внимание на себя. – И заслуживаю право на отдых.
Мюррей моргнул, переводя взгляд на нее.
- Ладно, - согласился он, растягивая гласные. – Идем, покажу тебе спальню. А ты, - Чад махнул рукой в сторону вернувшегося к поглощению пищи Дженсена. – Будешь спать в гостевой. Мы с Джаредом устроимся в зале.
- Как скажешь, - хмыкнул Дженсен.
Чад вышел. Вслед за ним, привычно чмокнув мужчин в щеки, направилась Данниль. Оставшись одни, друзья некоторое время молчали, вяло ковыряясь вилками в тарелках.
- Джаред, - начал было Эклз.
- Хватит… прошу, - прошептал тот, натянуто, словно с трудом выговаривая слова.
- Послушай, - не сдавался Дженсен. – Ему просто надо привыкнуть.
- К чему привыкнуть? - Падалеки пристально, блестящими глазами уставился на Дженсена. – К тому, что его друг оказался геем?
- Ты не обязан перед ним отчитываться! – воскликнул Эклз.
- Я не могу так, - покачал головой Джаред. – Я понимаю, что для тебя все это обычно, это образ жизни, к которому ты привык, в этом нет ничего предосудительного, но я… Я не могу так, - он отвернулся.
- Обычно? Привычно? - Дженсен дотянулся до него, разворачивая за подбородок. – Всю жизнь мне приходиться сталкиваться вот с такими вот Чадами. Слава Богу, Куртов и ему подобных ранее встречать не доводилось. Но это не значит, что у меня все так гладко. Ты думаешь, я желаю тебе того же? Я и себе этого не желаю! Я хочу и пытаюсь вести принятый обществом образ жизни. Как думаешь, зачем мне Дани? И она к твоему сведенью, у меня не единственная девушка. Но потом… - он сузил глаза. - Вдруг появляются вот такие вот Джареды, и рушится весь установленный порядок. И я ничего, ничего не могу с этим поделать.
- И много их у тебя было? – хрипло спросил Падалеки, внутренне осознавая, что выглядит сейчас как ревнивая девчонка.
Дженсен не съязвил, не зацепился за фразу, лишь тяжело вздохнул и еще более пристально взглянул на Джареда:
- Нет. Но достаточно, чтобы прослыть в обществе геем. И достаточно, чтобы осознать, что мне не чужд данный порок, и более того, мой организм считает его намного более приятным, нежели тот, что считается нормальным.
- Прости, – смутился Джаред. – Я не должен был…
- Нет, должен, - перебил его Эклз. – Ты должен все это понимать, чтобы сделать правильный выбор, а не полагаться на минутные слабости и вдруг вспыхнувшие желания. Весь мир, в котором ты сейчас существуешь, может измениться в считанные секунды. Это не значит, что он станет хуже. Но он определенно станет другим.

Вернулся Мюррей. Дженсен замолчал, отпуская Джареда и поднимаясь:
- Спасибо, Чад, за еду и убежище, - развернулся он к молодому человеку. – Извини, если обидел. Пойду я, пожалуй, спать. Думаю, в вашем разговоре я буду лишним.
Мюррей согласно кивнул.
- Показать твою комнату?
- Не нужно, справлюсь сам. - Дженсен легко хлопнул Джареда по плечу: – Удачи. Спокойной ночи, Чад, - и вышел за дверь.

- Ну, и?.. – не выдержал затянувшегося молчания Чад.
- Что ты хочешь услышать? – вздохнул Джаред, поднимаясь и убирая посуду в мойку.
- Расскажи мне, как это произошло? Объясни, как такое вообще возможно?
- Видимо, возможно, - Падалеки замер, облокотившись локтями о стойку.
- Ты понимаешь, что говоришь? – недоверчиво покачал головой Мюррей. – По-твоему получается, что любой, совершенно нормальный мужик, жизнь которого не предвещает ничего подобного, может в один прекрасный момент оказаться геем?
- Да ладно. Что уж всех-то под одну гребенку, - грустно усмехнулся Джаред. – Может быть, я один такой способный. Уверен, тебе это не грозит, если ты об этом.
- Да я не только о себе! - воспротивился Чад. – Тут за все мужскую половину человечества становится страшно. Да и за женскую не меньше. Ты пойми, я просто хочу врубиться, что является тем самым толчком, превращающим мужика в бабу, с готовностью раздвигающую ноги?
- Не нужно так, - нахмурился Джаред, нервно постукивая пальцами.
- Не нравится? – сузил глаза Мюррей. – Но это правда. Ты сам напросился, вот и слушай теперь.
- Ты ничего не знаешь.
- Согласен. И, слава богу! – Чад картинно поплевал через плечо. – Но ты ведь даже не пытаешься объяснить, что побудило тебя подставить свой зад этому человеку.
- Я не подставлял свой зад, - насупился Джаред.
- Отлично, воспользоваться его… Что?.. - Чад всплеснул руками. – Но это же все меняет! Я знаю, я понял, - воскликнул он, резко соскакивая со стула и приближаясь к Падалеки. – Тебе любопытно? Интересно? Новый опыт? Трахнешь его и успокоишься. Так? – он схватил Джареда за грудки, легонько встряхивая.
- Не знаю, - тот прикрыл глаза, избегая огненного взгляда друга.
- Не знаешь? – Чад задумчиво разглядывал парня. – Ты!.. Джаред - любимчик лучших женщин планеты? Господи! Да тебе стоит лишь посмотреть, и любая готова на все. Почему он? Почему мужчина?
- Так получилось, - шепнул Падалеки. – Я не знаю, Чад, - Джаред внезапно открыл глаза, в упор посмотрев на друга. – Правда, не знаю! Мне нечего тебе сказать! Отстань, а?.. И так тошно…
Несколько минут они молчали, не разрывая взглядов.
- Ладно, ты прав, чего сейчас об этом? - Мюррей отпустил его, разгладил воротник, слегка хлопнул по плечу. – Есть дела поважнее, - и направился к двери. - Давай спать. Я постелю тебе на диване, сам лягу на пол.
- Нет, - мотнул головой Падалеки, тяжело вздохнул и решительно добавил в спину собравшегося выйти мужчины. – Я буду спать в гостевой.
Резко обернувшись, Чад вновь уставился в его глаза, сощуриваясь и надолго замирая.
- Собственно, я другого и не ожидал, - наконец, словно смирившись, тихо произнес он. – Но все равно, не понимаю… - с этими словами вышел из кухни.

Изображение

Войдя в небольшую полутемную комнату, Джаред присел на краешек кровати, сжав ладонями виски, и уткнулся взглядом в пол. Дженсен в ожидании друга, не раздеваясь, лежал на заправленной постели, скрестив руки на груди.
- Джей, - он моментально поднялся, присаживаясь рядом. – Ты в порядке?
Падалеки молча мотнул головой.
- Еще не поздно все остановить, – шепнул Эклз, мягко дотрагиваясь до его бедра рукой.
- Остановить? Что именно? – Джаред убрал ладони и развернулся к Дженсену. - Мою тягу к мужчинам? Или мое влечение к тебе?
- Это еще ничего не значит, - пожал плечами Эклз.
- Нет? Для тебя это ничего не значит?
Дженсен вздохнул:
- Джаред, послушай… Это очень много значит для меня… Но ты… Ты не такой… Твоя сегодняшняя заинтересованность мужчиной не означает обязательного завтрашнего превращения в гея. Вполне вероятно, и я даже уверен, что так оно и будет, я первый и последний мужчина в твоей жизни.
Джаред прищурившись, недоверчиво смотрел на Эклза.
- Так бывает… - продолжал тот. – В психологии давно известен этот феномен, когда люди, попавшие в переделку, становятся близки. Но лишь единицы из них в последствии остаются вместе.
- Но есть еще и Дани, - не согласился Джаред.
- Дани, - уверенно отвечал Дженсен. – Слишком импульсивная, избалованная, капризная и изменчивая особа. Вряд ли у нее был шанс увлечь тебя… Разве что она бы стала девушкой на одну ночь. И к тому же, ты впервые в жизни видишь перед собой живого гея, который, собственно, и стал акцентом всей заварушки. Этого достаточно для более пристального внимания.
- Красиво объясняешь, - усмехнулся Падалеки. – И главное, все так гладко и правдоподобно. Ты сам-то в это веришь?
- Я это знаю, - отвернулся Дженсен.
Джаред обхватил рукой его подбородок, скользнул по скуле ладонью, разворачивая мужчину к себе, дотронулся до его губ, осторожно обводя их по контуру, зачаровано следя за движением пальцев.
Дженсен не сдержавшись, улыбнулся.
- Что? – вопросительно посмотрел в его глаза Джаред.
Эклз качнул головой, продолжая улыбаться:
- Я думаю, у тебя все будет отлично. У нас у всех все будет отлично.
- Возможно, - хмыкнул окончательно успокоившийся Джаред. – Осталось всего ничего - свалить с этого проклятого острова.
- Вот завтра этим и займемся, а сейчас спать, - Дженсен встал, отвернувшись от друга, стянул через голову толстовку и, уже привычно, не удосуживаясь сниманием джинс, завалился на свой край кровати, спиной к Джареду.
- Дженсен? – Падалеки, тоже сняв только верхнюю одежду, прилег рядом, подпирая голову согнутой в локте рукой.
- Что? – не оборачиваясь, спросил Эклз.
- Как это? Трахаться с мужчиной?
Дженсен все-таки развернулся, подозрительно уставившись на Падалеки:
- Ты с какой целью интересуешься?
- А может, я хочу попробовать, - прищурился тот.
Некоторое время Эклз внимательно смотрел на него. Джаред ждал.
- Послушай Джей, - наконец вздохнул Дженсен. – Одно дело - поцеловаться, подрочить, это все несколько невинно. Полный контакт все же немного другое, я не уверен, что тебе это нужно. Если хочешь разрядиться, могу помочь рукой или отсосать…
- О, черт, - простонал Джаред, перебивая его. - Ты не понял, я не хочу просто кончить, я хочу… - он задохнулся.
- Чего ты хочешь? – поинтересовался Дженсен, не сводя с друга пристального взгляда.
- Не знаю, - вспыхнул Джаред. – Я не знаю. Это слишком для меня. Слишком неожиданно…
- Тогда спать, - улыбнулся Эклз, похлопав парня по плечу. – Нам нужно отдохнуть, а завтра во всем разберемся, - Дженсен снова отвернулся, изо всех сил пытаясь дышать ровно, пряча нешуточное возбуждение.
Вскочив на ноги, Джаред сделал круг по комнате, нервно обхватив себя за плечи, его лихорадочно трясло, а мозг, казалось, сейчас разорвется от чувства неправильности и чувства желания.
- Джаред… Ложись, пожалуйста, - пробурчал Эклз, уткнувшись лицом в подушку, закусывая наволочку, крепко зажмуриваясь и сжимая кулаки. «Боже, что он творит?!» - ему приходилось применять силу воли, чтобы не присоединиться к Джареду и не разложить парня сию же секунду.
- Дженсен, - Падалеки затормозил с его стороны постели.
- Ну что? – Эклз повернулся к нему, стараясь смотреть равнодушно и холодно.
- Я знаю, чего я хочу, - Дженсен изогнул брови и приоткрыл рот, но Джаред, не дав ему сказать, торопливо продолжил, словно боялся передумать или так и не решиться. – Я хочу касаться тебя, ласкать тебя, ощущать тебя... Хочу слышать и видеть, как ты кончаешь, хочу узнать твой вкус, вдохнуть твой запах, хочу обладать тобой, хочу отдаваться тебе целиком и полностью…
- Стоп, стоп, стоп, - Дженсен присел на кровати, умоляюще вскинув руки, понимая, что еще чуть-чуть, и он кончит, не прикасаясь к себе, от одного лишь сбивчивого потока слов. – Ты точно в этом уверен?
Не сводя взора с Дженсена, парень замер, и на какую-то долю секунды Эклзу показалось, что все сейчас закончится. Джаред тряхнет головой, очнется и удивленно спросит, что это он тут такое наболтал… Но он не очнулся, а вместо этого опустился возле Дженсена на колени и с силой вцепился в его бедра, пронзительно заглядывая в глаза:
- Да. Я уверен.
Эклз выдохнул.
Медленно, все так же не разрывая зрительного контакта, Джаред наклонился к нему, прошелся по губам кончиком языка, сначала едва задевая, затем влажно, уверенно. Нежно прихватил зубами нижнюю губу и стал осторожно втягивать в себя. Скользнул языком в горячую глубину рта, прошелся кончиком по деснам, пробуя, вылизывая, исследуя, затем прошелся по кромке зубов, и начал все сначала.
Затаив дыхание и прикрыв глаза, Дженсен продолжал сидеть не шевелясь, странное ощущение нереальности, подогреваемое щекочущим трепетом внутри, словно он на своем первом в жизни свидании и девственник среди них двоих именно он, его никак не оставляло, но и не тяготило, скорее наоборот, будоражило какими-то новыми ощущениями.
Джаред продолжал, неторопливо проталкиваться внутрь, между губ, а встретившись с языком Дженсена, начал возбуждающую игру. Дженсен тихо застонал и невольно раздвинул ноги шире, словно приглашая, открываясь. Сжав плечо Джареда, неосознанно потянул парня ближе, и машинально накрыв его ладонь своей, сдвинул ее к паху, едва слышно, на выдохе постанывая от сводящего с ума желания. Разгадав его маневр, Джаред, не отвлекаясь от губ Дженсена, разжал пальцы, все еще удерживающие бедра партнера, и медленно повел ладонь к запертому джинсой, изнывающему члену. Когда его рука накрыла твердую выпуклость и легонько сжала, Дженсен вздрогнул всем телом, непроизвольно толкнувшись бедрами и, не выдержав, откинулся на спину, тяжело дыша, стиснув зубы и пытаясь не кончить.
- Не делай этого, - словно прочитав его мысли, шепнул Джаред. – Я только приступил...
Негромко зарычав, Эклз прикрыл глаза согнутой рукой.
- Что ты вытворяешь? Хочешь моей смерти от оргазма?
Вдохновенно улыбнувшись, Джаред склонился к нему, несильно закусывая кожу на животе:
- Нет, умирать тебе тоже еще рано…
Он скользил по животу, то слегка посасывая кожу, то едва касаясь губами выдыхая воздух, то не в состоянии удержаться, проводил языком дорожки, рисуя замысловатые знаки, рукой продолжая гладить и очерчивать член Эклза через ткань. Дженсен неясно постанывал, едва заметно вздрагивал, иногда напрягал и снова расслаблял мускулы, но все так же не вмешивался в процесс. Переместившись на грудь, Джаред дотронулся пальцами сосков, теребя, играя с ними, обводя по кругу нежно-розовых ореолов, заинтересованно следя, как съеживается чувствительная кожа. Сдвинулся руками выше, аккуратно обходя синяки и шов, массируя ладонями бицепсы, и, заменяя пальцы языком, медленно, с любопытством лизнул заострившийся сосок, сначала один… Жадно всосал его, до тихого, длинного стона своего партнера, затем второй… Внезапно отстранился и взглянул сверху, наслаждаясь зрелищем беззащитно распластавшегося по кровати, продолжающего прикрывать глаза рукой парня, находящегося полностью в его власти.
- Прекрасен! – хрипло шепнул он и в благодарность за столь явную сдержанность и терпение в едином порыве склонился к его паху, прихватывая губами через ткань член Дженсена, слегка покусывая и смачивая слюной.
Не ожидавший подобного Дженсен охнул, выгнулся и характерно качнул бедрами, невольно перемещая руки на голову Джареда, запуская пальцы в длинные волосы и еще сильнее притягивая его к себе.
- Черт, - негромко взвыл, садясь на кровати, обхватывая Джареда за плечи, с силой прижимаясь всем телом и снова заваливаясь на кровать, увлекая Джареда за собой, и так замирая, надрывно дыша, стараясь успокоиться.
Падалеки тоже не шевелился, давая партнеру время расслабиться, уткнувшись лицом в его грудь, слыша, как громко и быстро колотится сердце Дженсена, ощущая жар его кожи, чувствуя рельефность и изгибы сильного, накачанного тела. Лишь сейчас он внезапно, ясно и четко осознал - никаких тебе женских округлостей, мягкости и изящности, лишь упругие мышцы, бицепсы, мускулы. И, главное, это его не отталкивало, не мутило, хотя, наверное, Дженсен прав - с другим мужчиной испытать подобное он вряд ли захотел бы.
- Как ты? – почему-то спросил Дженсен, и Джаред понял, что парень давно уже пришел в норму, и что теперь именно он, судорожно вцепившись, до предела сжавшись, превратился в тугую пружину, и практически не дышит, окунувшись в свои мысли.
- Нормально, - шепнул Джаред, расслабляясь, и виновато взглянул, отстраняясь от Дженсена. – Задумался, прости.
- Продолжим? Или достаточно на сегодня? – мягко улыбнулся Эклз.
- Еще чего, - по детски выпятил губы Джаред. – Идем до конца.
Таинственно сверкнув глазами, Дженсен улыбнулся:
- Тогда вперед, крепкий орешек.
- Я только хотел спросить, - замялся Падалеки, слегка краснея и отводя взгляд.
- Ну? – подбодрил его Дженсен. – Можно быть совершенно откровенным.
- Насколько я понимаю, кто-то из нас должен быть снизу? – окончательно смутившись, он вновь уткнулся лицом в грудь Эклза, пряча глаза.
- Да… Кто-то наверняка должен быть снизу, а кто-то сверху, - прошептал Дженсен, забираясь пальцами в его волосы, ласково перебирая пряди. – И сегодня явно ведешь ты.
- Тебя это не смущает? – Джаред вновь отстранился, зависая над Дженсеном.
- Нет, Джаред, - продолжал улыбаться тот. – Снизу быть ничуть не хуже, поверь. Тем более с тобой я хочу всего… Кроме разве что одного, - Эклз потянул его на себя, впиваясь в губы и целуя отнюдь не мягко, скорее агрессивно, по-хозяйски врываясь в рот, сплетаясь с его языком, жадно вылизывая. Вдруг резко крутанулся, оказываясь сверху и усаживаясь на бедра Джареда. – Прекрати болтать и уже трахни меня! - Дженсен чувственно скользнул по его паху промежностью, выгнувшись в спине, зажмурился, медленно облизывая припухшие от поцелуев губы. – Я больше не могу терпеть.
- Твою ж мать! - ахнул Джаред, у которого от такого откровенного приглашения зашлось сердце.
- Тебе не кажется, что пришла пора избавиться от одежды? - игриво подмигнул парню Дженсен. Легко соскочив с кровати, он снял с себя джинсы и огляделся. Джаред тоже разделся до боксеров, заинтересованно следя за тем, как Эклз, отойдя к тумбочке, по очереди проверяет содержимое ящиков. Наконец, одобрительно хмыкнув, он вытащил из предпоследнего то, что искал – упаковку презервативов и смазку, оказавшуюся фруктовой, с яблочным вкусом. – В гостевой комнате всегда должно быть все самое необходимое, - улыбнулся Эклз. – А твой Чад шалун, - усмехнулся он, прочитав этикетку.
- Я не думаю, что она для ануса, - попытался оправдать друга Джаред, снова смутившись.
- Главное, что она для члена, - тихо рассмеялся Дженсен. – А значит, вполне сойдет и нам.
- Господи, - Падалеки откинулся на кровать, вновь проникаясь абсурдностью происходящего.
Возвратившись к постели, Эклз склонился над ним, упираясь руками в его колени.
- Если ты сейчас вдруг решишь передумать, скажи, - в упор посмотрев на Джареда, спокойно и ровно произнес он. – Но учти, другого шанса у тебя уже не будет.
- Я не передумаю, - поспешно качнул головой Джаред, обеспокоено расширяя глаза.
- Хорошо, - улыбнулся Дженсен и снова встал, снимая с себя плавки.
Джаред невольно впился взглядом в обнаженный, слегка подрагивающий член. Дженсен же незамедлительно стянул боксеры и с него, а затем неспешно переместился на кровать, опираясь коленями и нависая над Джаредом, продолжая пристально следить за его реакцией. Пробежался пальцами по его обмякшему члену, улыбнулся, подбадривая, увидев в глазах Джареда беспомощность, сместился и вобрал его ствол целиком в рот.
- Боже, - выгнулся Джаред, упираясь в горло Дженсена мгновенно затвердевшим членом и чувствуя, как тот проникает глубже внутрь, как плотно сжимают головку стенки гортани, как касаются губы Эклза его паха, а юркий язык не переставая движется по стволу. Джаред застонал, сгребая пальцами простынь, чувствуя, как бегут по щекам горячие капли, брызнувшие из-под крепко сжатых в наслаждении ресниц. И его отпустило. Схлынуло удерживающее напряжение, а неукротимое желание, жгучее удовольствие, как и в первый раз, завладели всем его существом, как электрическим током ударив по оголенным нервам, унося на задворки сознания, где существует лишь только бесконечное блаженство и инстинкты.
Дженсен плавно двигался по члену. Соскальзывая и уже касаясь головки губами, с влажным звуком вновь засасывал, резко насаживаясь на ствол, от чего возникало чувство еще большего проникновения, и снова вверх, двигаясь легко, быстро и ровно. Джаред дрожал в исступлении, ощущая бархат щеки, о которую изнутри Дженсен поглаживал головку его члена, кончик языка, ласкающий каждую венку на его стволе, мягкость и одновременно твердость губ, крепко его обнимающих. Полностью отдавшись ощущениям, Джаред перестал, наконец, рационально мыслить. Умелый минет вкупе с осознанием, что это Дженсен, в данный момент казавшийся единственным и самым желанным человеком на планете, с подстегивающим чувством запретности сладкого плода, сделали свое дело, и Джаред едва не кончил, вскрикнув и широко распахнув глаза, обхватывая ладонью затылок Дженсена и с силой натягивая мужчину на себя.
Но Эклз внезапно воспротивился и мгновенно отстранился, пережимая основание его члена, не позволяя разрядиться.
- Нет, пожалуйста… - всхлипнул Джаред, безотчетно делая попытку вернуть ощущение нежных губ на свой член, одновременно подтягивая Дженсена к себе и двигаясь вверх бедрами. – Прошу…
Не реагируя на мольбы, без движения зависнув над парнем, Дженсен ждал, пока тот придет в себя:
- Привет, - мягко улыбнулся, встретившись с более-менее осмысленным взглядом, наконец успокоившегося Джареда.
- Это было охуительно, - дрожащим голосом выдохнул Джаред, благодарно, с обожанием глядя на Дженсена. – Спасибо.
Уголки губ Эклза поползли вверх, он откровенно наслаждался произведенным эффектом, четко подмечая, как рушатся стереотипы парня, как утекают остатки его противления, осознавая, на что обрекает сейчас беззащитную пред ним, смятенную душу, но ничего не мог с собой поделать, не в силах остановиться, запретить себе касаться его, порабощенный желанием целиком и полностью обладать этим человеком.
- Теперь твоя очередь поработать, - прошептал Дженсен, нашел брошенный рядом презерватив, распечатал его зубами, раскатал по члену Джареда и обильно смазал ствол кремом из обнаруженного баллончика.
Приподнявшись над замершим, не сводящим с него взгляда парнем, Дженсен осторожно опустился сверху, помогая себе рукой, удерживая ствол Джареда. Осторожно, с придыханием, давая себе секунды отдыха, постепенно насадившись полностью, замер, зажмурившись, покусывая нижнюю губу и расслабляясь, глубоко, медленно дыша, привыкая к размеру заполнившего его члена.
Падалеки вновь провалился в горячее безумие, уже которое за одну эту ночь. Тугие стенки ануса, тесно сжавшие его ствол, блестящее от пота тело над ним, напряженные мускулы, стиснувшие его плечи ладони.
- Джей, - простонал Дженсен, вырывая его из сладкого помешательства, требовательно качнувшись бедрами.
И Джаред отозвался, всем телом, всей душой… Он порывисто перевернулся, опрокидывая партнера навзничь, умудряясь не выскользнуть из него, напротив, вбиваясь еще сильнее, устраиваясь между тут же широко разведенных коленей.
Дженсен выгнулся, так и не открыв глаз, и застонал в наслаждении. Медленно, постепенно наращивая амплитуду, Джаред стал двигаться, вколачиваясь в горячий узкий анус, то входя глубоко и полностью, то лишь наполовину, подмечая в какие моменты Дженсен сильнее стонет, отзываясь на проникновение мелкой дрожью по всему телу. В конечном счете, точно определившись с местонахождением чувствительной точки, Джаред старался при каждом вхождении задевать членом простату. Судорожно стиснув ладонями его бедра, Дженсен метался под ним, выгибаясь и зависая над кроватью, пристраиваясь к ритму, двигаясь навстречу.
- Ну же! – вскрикнул он.
Джаред ускорился, чувствуя, как наливается и еще больше увеличивается ствол, усиливается трение, и сносит башню от приближающегося оргазма. Быстрее, резче! Проникая, почти разрывая отдавшегося ему мужчину собой. Сбиваясь с настроенного ритма, затормаживая, лихорадочно вздыхая и снова вбиваясь внутрь, словно желая заполнить его собой без остатка. Гладко скользя в обжигающем плену, упиваясь видом и искаженными страстью чертами, приоткрытым ртом, стиснутыми зубами, крепко зажмуренными глазами. Вслушиваясь в хриплые, прорывающиеся сквозь частое дыхание стоны...
Дженсен требовал все больше и больше, вжимая Джареда в себя, заставляя усиливать напор.
И осознавая, что Дженсен наслаждается именно им, что именно он дарит сейчас столь откровенные ощущения, Джаред был готов взвыть во весь голос, закричать изо всех сил, заполнить до отказа, слиться с ним, раствориться, стать одним целым, чтобы это длилось бесконечно долго и никогда не прекращалось.
Мышцы свело до предела, в голове звенело, горячее, влажное, душное пространство вокруг него перестало существовать…
Эклз вдруг замер и, стремительно переместив руку на член, несколько раз скользнул по нему, конвульсивно задрожав всем телом, и выстрелил спермой, забрызгивая живот и грудь Джареда, сдавливая его внутри себя так сильно, что Джареду хватило этого, чтобы, протяжно всхлипнув, присоединиться к любовнику.

Бессильно скатившись с него, Джаред расслаблено лежал на спине, уставившись в потолок, заново переживая и осознавая случившееся, не было сил даже снять презерватив, мышцы сковала сладкая истома, все существо охватило восхитительное чувство утоленного голода.
- Спрашивать, как ты себя чувствуешь, думаю, не имеет смысла, - раздался рядом тихий голос. – У тебя все написано на лице.
Джаред повернулся к мужчине, встретившись с сияющим, чуть насмешливым взглядом:
- Супер! – восторженно шепнул Падалеки. – Все было просто… - он сглотнул, облизывая губы. – Просто супер!
- Я рад, что тебе понравилось, - улыбнулся Дженсен. – Если тебе интересно, то мне тоже было супер.
- Правда? - глаза Джареда недоверчиво расширились.
Не выдержав, Дженсен рассмеялся, придвигаясь и чмокая Падалеки во влажный лоб, спускаясь к уху, едва задевая кожу, и мягко щекоча чувствительное место за ним теплым воздухом:
- Правда, Джаред, правда. Все было на высшем уровне.


17 дек 2010, 22:13
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

Проснувшись, Дженсен продолжал еще некоторое время лежать с закрытыми глазами, с легкой удовлетворенной улыбкой вспоминая прошедшую ночь. Потом развернулся, разглядывая своего новорожденного партнера. Джаред раскинулся на своей половине кровати, сбросив одеяло, как всегда слишком горячий, словно печка, самостоятельно вырабатывающая тепло и способная обогреть весь окружающий ее мир. Влажная кожа блестела, на пробивающейся щетине скопились хрустальные капельки, спутанные, взлохмаченные волосы прикрывали закрытые глаза, губы раскрыты, дыхание ровное и безмятежное.
Не удержавшись, Дженсен нежно коснулся пальцами его груди, заскользил к животу и ниже, на бедра, наслаждаясь бархатом кожи, явно чувствующимися, хоть и расслабленными сейчас мускулами.
Джаред вздрогнул, рефлекторно поймал его руку, прижимая к телу, не позволяя дотронуться до члена, который, повинуясь собственной воле, уже наливался и твердел.
- Дже-ен, - тихо простонал он, облизывая губы. Внезапно резко повернулся, распахивая глаза. – Это правда? Мы, правда, сделали это? – встревожено уставился он на Эклза. – Или мне все это лишь приснилось?
Продолжая ласково улыбаться, Дженсен придвинулся к нему поближе, высвобождая руку от захвата и обнимая Джареда за спину:
- Правда, мы это сделали, - Дженсен мягко усмехнулся в ответ на недоверие в глазах Джареда, и тут же скользнул губами по его лицу, слизывая соленые капельки. - И я не прочь повторить это еще бессчетное количество раз. Кстати, ты уже можешь не бояться называть вещи своими именами. И «это» называется «потрахаться». Отличный такой, надо признать, великолепный трах.
- О, боже, - выдохнул Падалеки, закрывая глаза.
В двери постучали.
- Парни, - послышался голос Чада. – Я слышу, что вы проснулись. Не заставляйте меня входить. Моя нежная трепетная натура подобного зрелища не выдержит. И последствия могут быть весьма неожиданными, даже для меня. Так что лучше сами выметайтесь из постели. Мы с Данниль на кухне. Нас ждут великие дела!
Дженсен рассмеялся, шлепая Джареда по ягодицам, и отодвинулся, сладко потягиваясь:
- Ну, что? Не будем доставлять хозяину сомнительного удовольствия и последуем его предложению?
- Да, - согласился Джаред. – Пора вставать, день обещает быть тяжелым.
- Попробуем вырваться сегодня? – обернулся к нему Эклз, суживая глаза.
- А что тянуть-то? Выбор невелик. Или мы, или нас.
- У нас должно получиться, - тихо произнес Дженсен, вновь перемещаясь, переворачиваясь через Джареда и зависая над ним, внимательно заглядывая в глаза. – Просто не имеет права не получиться! Это слишком хорошо, чтобы закончиться крахом.
- Наверное, - шепнул Падалеки, тоже не сводя с него взгляда. – Хотелось бы верить.

- Итак, - Чад сдвинул посуду, освобождая край стола. – Допустим, это мост, - он положил в центре расчищенного пространства вилку. – Просчитаем шансы на успех.
- Сколько их там? – Джаред замер рядом, скрестив руки на груди.
- Дело не в том, сколько их на пропускном пункте, - покачал головой Мюррей. – А за какой период времени к мосту подгребут все остальные соглядатаи. Смотри, - он умостил с одного конца вилки отломанную краюшку хлеба. – Это пост. Они просто закрыли шлагбаумы, удвоили охрану и пригнали еще одну полицейскую тачку. А ниже у развилки разместилась группа куртовских головорезов.
- Что нам мешает на полной скорости снести шлагбаум и рвануть дальше? – поинтересовался Дженсен, придвинувший поближе свой стул, тоже внимательно разглядывающий композицию.
- В том-то все и дело, - вздохнул Мюррей. – Этот пост по сути ничего не значит, а работает лишь для отвлечения внимания. Мост узкий, так? – спросил он, пытливым взглядом обводя собравшихся.
- Так, - кивнул Джаред, нахмурившись. – И что?
- А то, - развел руками Чад. – Что дальше по линии они прижали к обочине военный фургончик, недалеко, всего в паре миль от поста. Но этого достаточно, чтобы успеть встретить вас там с хлопушками и радостным подпрыгиванием.
- Они убьют нас прямо посреди моста? – пораженно переспросила Данниль, испуганно прижимая руки к груди.
- Зачем? – Чад встал, направляясь к девушке и нежно обнимая мгновенно вжавшуюся в него всем телом Харрис, ласково поглаживая по голове. – Такого указания не было. Вас нужно взять живыми. Не обязательно целыми, но живыми. Курт лично хочет насладиться вашей агонией. Особенно он жаждет мучений Джареда и желает посадить его на кол.
Девушка всхлипнула, поведя плечами и сильнее прижавшись к Мюррею, подсознательно ища у него защиты.
- Ты сама доброта, ничего не скажешь, - хмыкнул Падалеки. – Утешил.
- Как могу, - притворно грустно вздохнул Чад.
- Э-э-э, - протянул Дженсен, с любопытством разглядывая парочку. – Данниль, ты обнимаешь Чада, - на всякий случай поставил он девушку в известность.
- Ты думаешь, она об этом не догадывается? - развернулся к нему Мюррей, насмешливо изгибая брови.
- Ну, я на всякий, - вздохнул Дженсен. – Вдруг нет?
- Почему ты считаешь, что только ты нуждаешься в любви? – сердито взглянула на него Харрис, обиженно вздергивая носик.
- Нет! Что ты! Я очень рад за вас, - Дженсен всплеснул руками. – Мне просто нужно было убедиться, что это действительно так. Ты времени зря не теряла.
- Да, это так, - улыбнулся Чад и нежно поцеловал девушку в губы. – Данниль замечательная, и я очень рад, что она никому из вас не досталась.
- Ага, - хмыкнул Джаред. – Точно. А мы прямо спарринги ради нее устраивали. Сейчас расплачусь.
- Ладно, хватит, - вмешался Эклз. – Давайте прекратим эти излишние препирательства. Данниль с Чадом, и это прекрасно. По крайней мере, теперь среди нас нет неудовлетворенных особ…
- Правда? – открыл рот Чад, уставившись на Джареда.
Падалеки ехидно изогнул губы и поиграл бровями, возвращая Мюррею его насмешку.
- …И надеюсь, никто больше не будет никому трепать нервы, - продолжал Дженсен. – Займемся делом. Перекрыть обе полосы даже военным фургоном они не смогут, - он снова развернулся к столу. - Да и если врезаться в него по краю, на большой скорости мы все равно сможем уйти.
- Это не все, - еще раз чмокнув Данниль, Мюррей присоединился к Дженсену, по дороге к столу, не сдержавшись, показывая кулак Джареду, на что тот мгновенно среагировал, лизнув нарочито страстно свой средний палец.
Чад замер, не веря своим глазам.
- Боже, Джей, прекрати, - рвано выдохнул Дженсен. - Что за ребячество? Сосредоточьтесь уже!
- Хорошо, - пожал плечами Падалеки. – Так что там с фургонами?
- Я говорю, - надменно отвернувшись от Джареда, продолжил Чад, - они не только фургон и головорезов с пушками припасли. Как только вы пробьете заслон, информация по рации поступит на второй пост, и ребятки раскатают поперек дороги «стингер» – ленту с шипами. После наезда на нее, будьте уверены, далеко вам не уехать, и тут как тут мальчики с оружием. И все шито-крыто.
- Что же делать? – задумчиво пробормотал Эклз.
- А делать вот что, - невозмутимо продолжил Чад. – Я еду с вами.
Джаред нахмурился:
- Мне это не нравится.
- У нас нет другого выбора, - развел руки Мюррей. – Они знают меня, я уже бывал на мосту с поручениями от Курта. Никто не удивится, что мне понадобилось навестить ребят на втором посту. Ну а там, - Чад прищурил глаза, - будем действовать по обстоятельствам.
- Ты не сможешь вернуться, - несогласно покачал головой Джаред. – Я не могу позволить тебе потерять все ради меня.
- Представь себе, Джей, я готов потерять все и, кстати, теперь уже не только ради тебя, - Чад мельком взглянул на смутившуюся Данниль.
- Мы вернемся потом, - решительно отозвался Дженсен. – Да, я не могу действовать официально, но есть достаточно других способов воздействия на неадекватных личностей, хотя бы те же куртовские методы.
- Я рад, что ты в это веришь, - усмехнулся Мюррей. – Вот видишь, Джей, - он развернулся к Падалеки. – Все будет отлично, переживать не о чем.
Джаред скривился, как будто от зубной боли, но промолчал.
- Тогда доедайте, и в путь, - подытожил Чад. – Пойду подготовлюсь. Видимо, еще нескоро мне доведется снова побывать дома.

Изображение

Через некоторое время они собрались возле фольксвагена, заинтересованно разглядывая салон.
- Я думаю, переднее кресло надо убрать, - вслух размышлял Мюррей. - Багажное отделение полностью освободить, а задние сиденья максимально отодвинуть и опустить.
- Ты думаешь, нас не будет видно? – задумчиво отозвался Джаред.
- Тонировка достаточно мощная. Так что заметить вас они могут только через лобовое стекло. Дженсен и Дани лягут на заднем сиденье, а ты, в крайнем случае, устроишься на полу.
- Тогда переднее кресло лучше не трогать, - вмешался Эклз. – А наоборот, полностью его поднять, и оно будет защищать от возможности увидеть нас через лобовуху.
- Возможно, - почесал затылок Чад.
- А если они захотят осмотреть салон? - спросила Данниль.
- А если захотят, - хмыкнул Мюррей, открыл бардачок и достал черный магнум. – Стрелял? – он обернулся к Дженсену.
Эклз кивнул.
- Замечательно, - улыбнулся Чад, протягивая ему оружие. Затем залез рукой под сиденье и вытащил таурус. - Это тебе, - передал он Джареду второй пистолет. – То, что ты стрелял, я в курсе.
- Зачем столько оружия? - ахнула Данниль.
- Я намерен подороже продать наши жизни, детка, - Чад прижал ее к себе, нежно целуя. – Но будем надеяться, этого не понадобится. А теперь давайте разберемся с багажником…

Очередной раз, в процессе подготовки, забежав в дом, Чад неожиданно наткнулся на задумчивого мужчину в гостиной, напряженного замершего у окна, отрешенно следящего за Джаредом и Данниль, занятых обустройством машины.
- Дженсен? Что-то не так?
- Чад? - Эклз вздрогнул от неожиданности, разворачиваясь к Мюррею. – Нет, все отлично. Просто я… - он замялся.
- Ты можешь сказать, - подбадривающе кивнул Мюррей. – Никто не узнает, клянусь.
Дженсен грустно улыбнулся:
- Я знаю, спасибо. Но дело не в этом. Я не знаю как выразиться… Странное чувство… Эта неприятная, опасная во всех отношениях ситуация, в итоге принесла мне столько… В общем, думаю, я не заслужил ни Джареда, ни всех тех друзей, которые очертя голову бросаются ко мне на выручку, теряя при этом свои жизни. Все эти люди, все эти судьбы… Кажется, я виновен в том, что поломал их. Я не должен был здесь оказаться. Не должен был…
- Но ты здесь, - Чад шагнул к нему, останавливаясь рядом. – Какими бы не были причины, сейчас ты здесь. И уже не в силах что-либо изменить. Ты стал частью этих людей, ты нужен им как воздух, а для кого-то даже больше…
Дженсен внимательно слушал, не отводя взгляда.
- Судьба это или стечение непредвиденных обстоятельств, должно было так быть или нет... Вряд ли мы когда-то узнаем. Да и надо ли? Сейчас ты просто не имеешь права думать о себе в единственном числе. Я… - Чад поджал губы, покачав головой. – Я, наверное, против всех этих внезапных чувств, вспыхнувших у Джареда к тебе. И надо признать, для меня это стало полной неожиданностью. Но ты был прав, не мне это решать и не мне кого-либо судить. Одно только прошу, - Чад пристально посмотрел на Дженсена. - Ты понимаешь, я давно люблю Джареда, - внезапно он смолк, расширяя глаза.
Дженсен заинтересованно изогнул брови.
- То есть, я хотел сказать, не в смысле как ты его любишь, - Мюррей чертыхнулся.
- Я понял, - мягко улыбнулся Эклз.
- Короче, Джаред мой самый близкий друг. И я хочу, чтобы ты поклялся, что не сделаешь ему больно… Тьфу… - Чад опять сбился и стукнул кулаком себя по ладони. – Твою мать, что я несу? Я не в том плане… О, черт, - Мюррей зажмурился. – Черт его знает, как там у вас все происходит. Нет, чисто теоретически я, конечно, в курсе…
- Чад, Чад, - Эклз сжал его плечи, легонько встряхивая. – Успокойся, все нормально. Я понял, о чем ты. И сделаю все, что в моих силах, ради Джареда.
Мюррей выдохнул:
- Это все достаточно странно, но, раз уж вы, парни, решили быть вместе, я не имею права вставать между вами. В смысле… - он вновь расширил глаза, испуганно уставившись на улыбающегося Дженсена. – А, черт, дурацкий какой-то разговор получился, делайте, что хотите, - он махнул рукой. – А ты лучше вот что мне пообещай: что бы там сегодня ни случилось, как бы обстоятельства ни закрутились, пообещай, что вытащишь Джареда.
Эклз нахмурился:
- Мы все вместе выберемся.
- Да, - кивнул Чад. – Конечно. Так ты обещаешь?
- Обещаю, - твердо отозвался Дженсен.

Изображение

- Мост, - негромко произнес Чад, притормаживая джип у обочины, немного не доезжая до поворота.
Они замерли, напряженно вглядываясь через зелень деревьев в очертания каменного полотна, рассекающего синюю гладь и сливающегося со стелящимся над заливом туманом.
- Ладно. Пристегните ремни, Данниль, накройся одеялом, Джаред, спрячься, чтобы тебя не было видно. Дженсен, держи этого выскочку, знаю я его. И перезарядите оружие, - командовал Мюррей, тоже проверяя свой пистолет и убирая его на сиденье рядом. - Ну, с Богом, - машина мягко двинулась вперед, Чад напустил на себя невозмутимый вид, остальные притихли, стараясь не шевелиться.

Мост «Конфедерации» был непривычно пуст. Пушистые хлопья тумана поднимались над водой, и казалось, что основание моста лежит на мягкой ватной перине. Шлагбаумы на пункте оплаты переезда опущены, возле будки припаркована полицейская машина. Дверь в караулку распахнута и оттуда слышны музыка и смех.
Чад остановился и опустил стекло.
- Эй, парни! – бодро позвал он. - Есть кто живой?
- Мюррей? – из сторожки вышел здоровенный бугай в спортивном костюме, приветливо поднимая руку. – Ты ли это? За каким дьяволом пожаловал? Неужели везешь хорошие новости?
- Смотря какие новости для тебя будут хорошими, - хохотнул Чад. – Что, уже совсем невмоготу?
- Сам бы поторчал тут сутками, - обижено буркнул здоровяк. – Ты-то небось с парнями морды педикам начищаешь, а я тут бездействую. Разве что придурку Кларку рыло намылить.
- Это кто это придурок? - послышалось из сторожки, и на улицу вышел еще один охранник, в полицейской форме, с перекинутым через плечо автоматом, в низко надвинутой на глаза фуражке.
- Да не ты, - отмахнулся бугай. – Другой Кларк.
- Смотри у меня, - погрозил ему пальцем полицейский.
Мюррей расхохотался:
- Веселые вы парни! Но некогда мне тут с вами зависать. Дела. Надо перетереть кое-что на втором пункте с ребятами.
- А что? – насторожился Кларк. – Что-то происходит? А мы опять не в курсах?
- Происходит, - кивнул Чад. - Я для того и приехал, чтоб вас предупредить. Есть информация, что беглецы где-то рядом и в любой момент могут рвануть на материк. Ходят слухи, что они вооружены до зубов, так что наверняка к вам пришлют подкрепление. Будьте готовы, и чтоб ни капли в рот, - строго посмотрел он на стражей.
- Мы не… Ты что… - вытянулись по струнке мужчины.
Мюррей смягчился:
- Потерпите. Уже немного осталось. Курт досыта насладился местью. И сам походу не рад, что все это затеял.
- Надо полагать, - Кларк погладил автомат, задумчиво глядя на горизонт.
- Но вы ж знаете, отступать не в его правилах, - продолжал Чад. - Вот возьмем наших зайчиков и устроим знатную пирушку.
- Скорей бы уже, - со вздохом присоединился второй охранник. – Ладно, езжай, - он развернулся к Кларку. – Открой ворота.
- Иди сам, да и открой, - огрызнулся тот.
- А я тебе сказал, - угрожающе сощурился бугай.
- Да пошел ты, урод! – фыркнул Кларк.
- Парни… - протянул укоризненно Чад.
- Ладно, ладно, – полицейский скрылся в будке. Вслед за ним, махнув на прощание рукой, утопал и второй. Шлагбаум медленно пополз вверх.

- Мы проехали, - шепнула Данниль. – Я не могу поверить… Мы проехали, - девушка заметно дрожала. Дженсен успокаивающе погладил ее по плечу.
Выпрямившись, Джаред напряженно вглядывался в застилающий мост туман, машина медленно двигалась дальше.
- Еще рано радоваться, - отозвался Мюррей. – Но половина пути пройдена, это факт... Прячьтесь! – крикнул он, резко притормаживая.
Фары выхватили очертания военного фургона, стоявшего поперек дороги. Чад едва успел затормозить машину, немного не доезжая растянутой перед фургоном узкой, усеянной шипами ленты.
- Сука! – вскрикнул он.
- Черт, - прошипел Джаред, высунувшийся между сиденьями, но тут же утянутый Дженсеном назад.
- Спокойно, - Мюррей медленно дышал, успокаиваясь. – Еще ничего не случилось. Еще все хорошо, - он открыл дверцу, выбираясь из машины.
- Подожди! – ринулся за ним Падалеки. – Куда?
- Сидеть, - резко развернувшись, Мюррей одарил Джареда сердитым взглядом. – Все нормально! – он мельком взглянул на бледную Данниль. - Я быстро, - и захлопнул дверцу.

Сквозь толщу тумана до него донеслись звуки тяжелого рока. Перешагнув шипованную ленту, Мюррей увидел припаркованную чуть дальше за фургоном серебристую вольво с плотно задвинутыми тонированными стеклами и направился к ней. Дверца распахнулась, и Чад чуть не оглох от тяжелых басов, грохнувших по барабанным перепонкам.
- Стой! - военный в форме морского пехотинца направил в его сторону автоматическую винтовку.
- Бен, нет, - выскочивший вслед за ним из задней дверцы мужчина перехватил ствол, отводя в сторону. – Это Чад Мюррей из куртовских.
- Плевать. Не люблю этих шавок, - качнул головой морпех, но оружие опустил. – Чего хотел?
- Какого дьявола здесь творится? – грозно поинтересовался Чад, стараясь не выдавать голосом волнения.
- Ты понимаешь… - хмыкнул Бен. – Караулим.
- Я вижу, как караулите, - грубо одернул его Мюррей. – Почему фургон на дороге? Какого черта вы расстелили ленту? А если кто-то с материка поедет и покалечится об вашу махину? Нам не нужно внимание с той стороны.
- Да кто поедет-то? - пробурчал второй. – Уже дня два ни одной живой души.
Из вольво вылез еще один человек в полицейской форме.
- К тому же мы с той стороны поставили предупреждающий знак, а с острова парни нам сообщают, когда кто-то едет. Какие могут быть проблемы? А торчать целый день на мосту достало.
- И обо мне сообщили? – нахмурился Чад.
- О тебе – нет, - сконфузился полицейский, виновато оглядывая товарищей и ища поддержки.
- То-то и оно, - тяжело вздохнул Мюррей, укоризненно качая головой. – Совсем нюх потеряли. А Курт хотел сегодня вас проверить. И что он увидит? Не думаю, что ваша самодеятельность ему понравится.
- А ты меня своим шакалом не пугай, - насупился Бен. – Он мне никуда не упирается. И слушать его я не намерен.
Чад недоверчиво изогнул брови. «А этот парень мог бы быть на нашей стороне», - пронеслось в голове.
- Так ему и передать? – спросил он вслух.
- Ты что? Не вздумай! - воскликнул узнавший его мужчина. – Чад! Ну, ты ж нормальный чувак. Мы сейчас по-быстрому все исправим. Леон, - он заглянул в салон вольво. – А ну дуй ленту скатай! Я пока фургон отгоню.
Мюррей отошел, пропуская лихорадочно забегавших мужчин, стараясь не выпускать из вида морпеха, все еще удерживающего винтовку.
- Ты-то зачем сюда приехал? - заинтересовался полицейский, подходя ближе.
- Да вот, хотел убедиться, что у вас все в порядке, - пожал плечами Чад. – До приезда Курта. И как видно, не зря.
- Точно, - кивнул мужчина. – Определенно не зря… Твою мать! – сдавленно выдохнул он, уставившись на дорогу с острова. – Не успели.
Мюррей вздрогнул, проследив за его взглядом. Из тумана медленно выплывал черный хаммер, принадлежащий их врагу.

Изображение

Джаред едва не выскочил из машины, когда увидел направленную в грудь Чада винтовку, лишь железные объятия Дженсена не позволили ему этого сделать.
- Тихо, Джей, - шептал он, прижав Джареда к себе. – Ты сделаешь только хуже.
Данниль накрылась с головой одеялом, не желая все это видеть, и не шевелилась.
Падалеки немного расслабился, когда понял, что с Чадом все нормально, и опасность ему не угрожает. А когда увидел несущегося к стингеру мужчину, старательно скатывающего ленту, даже смог вымученно улыбнуться:
- Чад такой. Хоть кого заставит понервничать.
Позади на дороге послышался шум двигателей. Джаред развернулся и судорожно вцепился в удерживающую его руку.
- Курт…
- Черт, - вслед за ним выдохнул Дженсен. Данниль встрепенулась и, приподнявшись, прижалась лицом к заднему стеклу, в ужасе разглядывая приближающийся джип.

Первым желанием Мюррея было рвануть к своей машине. Но лента еще не убрана, перекрывающий проезд фургон только-только завелся. Он просто обязан любым способом выкроить еще несколько минут. Мельком взглянув на свой туарег, не видя, но предполагая, что за ним сейчас пристально следят, он подмигнул скрывающимся в авто друзьям и, нарисовав на лице широкую улыбку пошел к хаммеру Курта, остановившемуся позади его джипа.

- Нет! – зашипел Джаред. – Сюда… К нам иди!
- Поклянись, что ничего не выкинешь, - прошептал Дженсен, все еще удерживающий Падалеки.
- Что? - не понял тот, поглощенный действиями снаружи.
- Я говорю, поклянись, что будешь сидеть тихо, как мышь.
- Сидеть тихо? – Джаред попытался увидеть лицо Эклза, изворачиваясь в тесном салоне. – Что ты задумал?
- Клянись, говорю! – хорошенько встряхнул его Дженсен, сильнее стиснув объятия.
- Ладно, ладно, - зажмурился парень. – Клянусь.
- Сделаю вид, что верю, - Дженсен выпустил его и стал медленно, стараясь не высовываться, перебираться на водительское сиденье.
- Давай я, - шепнул Джаред, разгадав его план.
- У тебя ноги слишком длинные, - хмыкнул Дженсен, продолжая движение. – Боюсь, запутаешься.
Джаред пожал плечами и вернулся к наблюдению, выуживая из-за пазухи и проверяя пистолет.

- Майкл? – приветливо воскликнул Чад, замирая в паре метров от машины. – Не ожидал тебя здесь увидеть.
- Готов ответить тем же, - усмехнулся вышедший из джипа Курт, останавливаясь напротив, скрестив руки на груди и широко расставив ноги. – Что ты здесь делаешь, Чад? Что разнюхиваешь?

Военный фургон, отъехав с дороги, остановился между машинами Чада и Курта, отрезая для Мюррея шанс к быстрому отступлению. Шипованную ленту Леон скатал уже до середины.

- Разнюхиваю? О чем ты, Майкл? - Чад снисходительно склонил голову. – Я приехал кое-что тебе передать.
- И что же это? – заинтересовался бандит. Рядом с ним молчаливой стеной встали еще двое мужчин, приехавших вместе с ним на джипе.
Еще раз бросив быстрый взгляд на свою машину, грустно поджав губы и слегка качнув головой, Чад отвернулся и пошел прямиком на Курта, продолжая улыбаться:
- Только с глазу на глаз…

- Пожалуйста, не делай этого… Чад, только не это, - словно заклинание шептал Джаред, не сводя взгляда с Мюррея.
Дженсен уже переместился и теперь устраивался за рулем, готовясь в любую секунду сорваться с места.
- Давно хотел тебе сказать… - Чад ускорил непринужденный шаг, руки в карманах, на лице доброжелательная улыбка.
Курт напрягся, недоверчиво разглядывая мужчину, его сопровождающие потянулись к кобурам.
- Что ты все-таки охуенная сука, - подойдя вплотную, Чад резко выбросил кулак, сильным ударом сбивая бандита с ног, разбивая ему лицо.

Дженсен выдавил газ, одновременно с двумя выстрелами, разорвавшими пространство.
- Нет! - дернув ручку, Джаред распахнул дверцу и не целясь стал палить по бандитам, вынуждая их метнуться в укрытие.
Взревев двигателями, машина сорвалась с места, круто огибая в изумлении вставшего посреди дороги Леона, так и не успевшего докатить к обочине ленту, сбивая зачем-то кинувшегося наперерез джипу, вскинувшего винтовку Бэна, дергаясь всем корпусом, при ударе о человека.
- Чад, - глухо простонал Джаред, разрядивший все патроны и вцепившийся в раскрытую дверцу, не сводящий взгляда с распростертого посреди дороги неподвижного тела. – Ты не можешь… - и он рванул на ходу из машины, падая и по инерции покатившись по асфальту.
- Джаред! – закричала Данниль, пытавшаяся ухватить его за куртку и чуть не выпавшая следом.
Тяжело поднявшись, Джаред сжал кулаки, испепеляя Курта яростным взглядом, и направился к нему.

Пролетев еще несколько метров, джип, протяжно завизжав тормозными колодками, остановился. Дженсен развернулся, бледный, насупленный, со сжатыми в тонкую полоску губами, прищуренными горящими от ненависти глазами, высматривая позицию для очередного маневра.

Кинувшийся к раненному морпеху, Леон помог ему подняться, поддерживая под плечи, и почти волоком потащил к вольво, укрываясь за машиной.

- Какая неожиданность! – Курт, при первых же выстрелах откатившийся за свое авто, поднялся, сплюнул скопившуюся во рту кровь и криво улыбнулся. – Хотя нет, это закономерность. Я ж говорил, что мы еще встретимся, - он бросил краткий взгляд в сторону застывшего невдалеке Туарега. – А твой дружочек-педик, похоже, без тебя уезжать не хочет, - бандит усмехнулся. – А ведь может. Какая забота! Умеешь ты располагать к себе людей… Не стрелять! - прикрикнул он на одного из своих соглядатаев, наведшего на Джареда пистолет.
- Убью, сука! – не останавливаясь, Джаред врезался грудью во второго преградившего ему дорогу вышибалу, и они сцепились, обмениваясь тяжелыми ударами.
Со стороны острова показались еще две машины.
- Как жаль, что я не умею так привязывать к себе людей. Вот Чад, например, - бандит брезгливо перевернул ногой окровавленное тело Мюррея, – оказался предателем. А ведь он мне нравился, - тяжело вздыхая, Курт разглядывал посеревшее, заострившееся лицо мужчины. – Как жаль, - он слегка пнул неподвижного человека.
- Не трогай его! - зарычал Джаред, с трудом разгибаясь после очередного удара противника, уворачиваясь от еще одного кинувшегося на него отморозка, пытаясь приблизиться к Курту, но вновь оттесняемый бандитами.
- Ох, Джаред, Джаред, - покачал головой Курт. – И нужно было до этого доводить?

- Закрой дверь! - крикнул Эклз, заметив мелькнувший за вольво ствол. – И укройся получше!
Потерев кулаками глаза, Данниль подтянула на себя все еще открытую дверцу, захлопывая ее, и, стащив на пол между сиденьями одеяло, села на колени, сгибаясь как можно ниже. Двигатели снова взревели. Снаружи раздались глухие удары врезающихся и застревающих в металле машины пуль. Зазвенело разбитое стекло, засыпая всхлипывающую девушку осколками.
Выждав, пока несущиеся с острова машины приблизятся, Дженсен резко сдал назад, пригибаясь от ударивших теперь в лобовое стекло пуль, и, шваркнув бочиной джипа по каменному ограждению моста, огибая дерущихся, опасаясь случайно задеть Джареда, рванул им наперерез.

Бандитам удалось скрутить Падалеки, навалившись на него с двух сторон. Подоспевший полицейский защелкнул на его запястьях наручники, и парня поставили на ноги, продолжая удерживать под локти. Тяжело дыша, Джаред презрительно смотрел на подступающего Курта.
- Вот скажи мне, - бандит осуждающе свел брови, – разве оно того стоило? Ты пошел против меня, - он жестко, кулаком ударил Джареда в грудь, вынуждая согнуться и рвано захрипеть. – Ради какого-то никчемного гомика! - Второй удар, ребром ладони, пришелся по ключице. Из-под крепко стиснутых век Джареда брызнули слезы. Он покачнулся, но не упал, удерживаемый вышибалами Курта. – Довел меня до бешенства, - резко выбросив ногу, бандит ткнул носком ботинка в коленную чашечку, сбивая Джареда с ног, заставляя повиснуть в стискивающих его захватах, выворачивая руки. – Вынудил потратить на тебя уйму времени, - зажав голову Джареда между ладоней, Курт резко потянул парня вниз, ударяя об собственное поднятое колено и брезгливо отбрасывая оглушенного человека, тяжело рухнувшего на дорогу, скрючиваясь от боли. – А все ради кого? Незнакомого тебе, совершенно ничего не значащего в твоей жизни пидораса и его грязной потаскушки? – он со всей силы начал избивать Джареда, стараюсь попасть ногами в живот и грудь, тот свернулся, утыкаясь лбом в асфальт, судорожно дыша и, наконец, теряя сознание от болевого шока. – Обидно, - вздохнул Курт.

Дженсен направил джип прямо на несущиеся к ним черные паркетники. Пытаясь уйти от удара, одна из машин рванула в сторону, зацепляясь бампером за каменный блок ограждения, и, крутанувшись на девяносто градусов, подставила джипу зад. Глухой удар заставил машину содрогнуться. Не снижая скорости, подцепляя на багажник подвернувшийся пикап, джип потащил его дальше, с мерзким скрежетом трущегося о камень металла, высекающего сноп взметнувшихся вверх искр, раскручивая в обратную сторону и в итоге врезаясь в успевшую затормозить вторую машину.

- Твою же богу душу! - интуитивно пригнулся Курт, не ожидавший разнесшегося над заливом металлического грохота. – Совсем забыл о втором придурке.

Сгрудившись в одной куче, раскуроченные машины, наконец, затихли. На некоторое время мост захватила оглушающая тишина, пугающая посильнее любого шума. Но в следующую минуту дверцы пикапов распахнулись, и из машин посыпались вооруженные люди, укрываясь за своими авто, щелкая предохранителями автоматических винтовок и пистолетов, направленных на атаковавший их джип. Но Дженсену было все равно, он не сводил взгляда с драмы, развернувшейся между застывшими на мосту машинами.

- Ну, что? Дженсен Росс Эклз! Подающий надежды молодой, талантливый актер! Поговорим? – Курт развел руки в приглашающем жесте, разворачиваясь в сторону джипа. – Держите его на прицеле, - негромко скомандовал он своим сподручным, указывая на отключившегося Джареда. – И тащите сюда, - и умиротворенным, прогулочным шагом, сцепив руки за спиной, безмятежным взглядом окидывая небо и глубоко вдыхая прохладный океанский воздух, прошествовал на левую половину дороги, останавливаясь между брошенной шипованной лентой и ограждением моста.
Один из бандитов ухватил наручники, сковывающие запястья Джареда, и бесцеремонно поволок не реагирующего мужчину вслед за своим боссом. Второй, направив на Падалеки пистолет, шел рядом, готовый в любую секунду разрядить в него всю обойму.
- Сюда, - Курт ткнул на асфальт перед собой, проследил, как тащивший Джареда громила, достигнув указанного места, равнодушно, ногой поправил неподвижное тело, располагая человека поперек дороги. Отойдя в сторону, Курт сделал знак своим подчиненным следовать за ним, и перезарядив револьвер, наставил его на Джареда, вытянув руку.
- Ну, давай, - Курт усмехнулся, взглянув в сторону джипа, на замершую за рулем фигуру. – Я тебе разрешаю свалить домой. Я сегодня удивительно добрый, - бандит поцокал языком. – Сам себе не верю. Но, извини, - он взмахнул свободной рукой в сожалеющем жесте. – Этот парень останется здесь. И в любом случае мертвым, - грустный, раскаивающийся вздох. – Можешь себе представить, что больше пидорасов я ненавижу предателей. А этот малыш, - Курт посмотрел на Джареда. – Попер против меня. Меня! – он негодующе сжал кулак, потрясая им в воздухе. – Да как он вообще посмел?! – выстрел вспорол окружающее пространство. Пуля, ударившись почти у самой головы Джареда, рикошетом отскочила в сторону, заставляя стоявшего поблизости отморозка отшатнуться.
Дженсен вздрогнул и еще сильнее сжал руль, до побелевших костяшек пальцев, не сводя взгляда с неподвижного человека.
- Ну же, давай! – продолжал развлекаться Курт. – Прекрати его мучения. Все в твоей власти. Здесь и сейчас! Ты свободен. Твоя дама, кстати, тоже. Сучонок, раздражающий меня, мертв. Все довольны. Все остались при своем! – он повысил голос и злобно прищурился. – На тебя направлено, по меньшей мере, восемь стволов. Они изрешетят и машину, и тебя, и твою куколку по одному моему сигналу. А тут такой шанс! Давай же! Вперед! – Курт все больше и больше заводился. – Или ты давишь этого проходимца, или я открываю огонь! Сначала дам тебе насладиться его агонией, а затем позабавлюсь вашей. Решай!

- Дженсен, - маленькая ладошка мягко сжала его плечо, вынуждая выпасть из ступора. – Чего ты ждешь? – печально, тихим успокаивающим голосом спросила Данниль. Эклз обернулся, встретившись с девушкой взглядом, поразившись, насколько тот был безжизненно холодным и равнодушным. – Если мы не сможем выжить, то давай хотя бы заберем с собой эту сволочь, - продолжала Харрис. – Езжай прямо на него, не сворачивая, это единственное, правильное решение.
Широко распахнув глаза, Дженсен пораженно уставился на подругу, несогласно качая головой:
- Ты предлагаешь совершить самоубийство? Нет! Я не могу! Если бы я был один, то да… возможно. Но ты! Ты не должна погибнуть!
- Всего-то? – Данниль пожала плечами. – Это дело легко поправимо.
Дженсен не успел даже осмыслить сказанное, когда Данниль, все с тем же равнодушным выражением лица открыла дверцу и спокойно выбралась наружу, полной грудью, умиротворенно вздыхая.
- Дани! – Эклз пораженно замер, не в силах преодолеть сковавшее его оцепенение.
- Действуй, детка, - девушка оглянулась на Дженсена, одаривая мужчину теплой, подбадривающей улыбкой. – Пусть наконец-то все закончиться, - и захлопнула за собой дверцу, двинувшись в сторону неподвижного, забытого всеми Чада.

- Вот те раз, - тоже не ожидавший подобного поворота событий, Курт, вытаращив глаза, следил за продвижением Данниль. Но в следующую секунду, словно осознав, чем ему это грозит, резко побледнев, метнулся к Джареду, под раздавшийся визг покрышек рванувшего с места туарега. Сопровождающие его бандиты бросились наперерез автомобилю, разряжая в него обоймы своих пистолетов, но разбежались в стороны от и не думающей тормозить машины. Грохот выстрелов раздался и со стороны паркетников, слившийся со звоном разрывающих металлический корпус пуль, но джип неуклонно продолжал движение.
- Стой! – закричал Курт, падая возле Джареда на колени, подтягивая на себя застонавшего, приходящего в себя парня.
Круто развернув джип, не доезжая каких-то сантиметров до предполагаемой жертвы, Дженсен, едва остановив машину, выскочил из салона, стремительно надвигаясь на бандита, практически в лоб, наставляя на него пистолет:
- Как же ты меня достал!
Отморозок почти нырнул под Джареда, накрываясь им словно щитом, прижимая дуло к спине, громко крича:
- Убью! Я убью его!
В последнюю секунду рука Дженсена дрогнула, он так и не смог нажать курок и, опустив ствол, обреченно ссутулился.
Предплечье обожгло болью, ладонь сама по себе разжалась, выпуская грохнувшийся на землю пистолет, в следующую секунду, боль разлилась в боку, обращая все его чувства в одну сплошную огненную феерию.
- Не стрелять! - словно сквозь толщу воды долетело до слуха Дженсена.
Он покачнулся, теряя равновесие в стремительно закружившемся вокруг него мире, и, выставив вперед руки, попытался остановить надвигающийся на него асфальт. «Как жаль», - мелькнуло в голове, прежде чем сознание заволокла тьма.

Отстранившись от выстрелов, криков и шума, Данниль опустилась на колени возле распростертого на асфальте Чада. Несколько минут, едва заметно раскачиваясь, она смотрела на заострившиеся черты, но при этом спокойное, даже безмятежное, как будто он просто спит, выражение лица. Как странно, всего несколько дней назад она и знать не знала этого человека, и наверняка, встретив случайно на улице, прошла бы мимо, даже не окинув взглядом. А сейчас внутри нее все казалось мертвым и безжизненным, как это бездыханное тело. Словно это не его убили, а из нее вырвали душу. Лишь где-то в глубине тонко и натянуто саднило невыносимой болью. Девушка нежно провела пальцами по бледному, словно пергаментная бумага лицу, стирая налипшую дорожную пыль, и внезапно вместо ледяного холода ощутила обжигающий жар.
- Ты жив! – вскрикнула она. Беспомощно огляделась по сторонам, снова посмотрела на Мюррея. Сердце стучало как бешенное, грозя выскочить, стало нестерпимо душно, по телу пронеслась горячая волна. – Чад! Девушка дрожащими руками расстегнула его куртку, рванула полы окровавленной рубахи, выдирая пуговицы, разорвала майку и, наконец, увидела два пулевых отверстия, одно справа в груди, второе чуть ниже, в области живота.
Рядом послышались шаги. Выпрямившись, Данниль увидела приближающегося полицейского, направляющего на нее пистолет.
- Пожалуйста, - глотая слезы, прошептала девушка. – Он потерял много крови, но он жив! Помогите!
- Встать, - тихо отозвался мужчина, слегка качнув стволом.
- Прошу вас, - она умоляюще сложила ладони, слезы градом катились по щекам, горло душили рыдания. – Не дайте ему умереть… - Весь ее мир сосредоточился в едва заметно, но все же еще бьющемся сердце, а все остальное стало неважно. Только спасти его. Во что бы то ни стало... – Ну что же вы за люди такие?! Мы же ничего вам не сделали, - она зарыдала в голос, протягивая руки к замершему столбом полицейскому. – Умоляю!..
- Ну, что ты с ней возишься? – послышался рядом грозный окрик. – В машину девчонку, быстро! Эти двое уже там. Некогда рассусоливать!
Данниль резко дернули вверх, ставя на ноги, и бесцеремонно поволокли в сторону военного фургона, ожидающего уже с заведенным двигателем. А она все никак не могла отвести взгляда от полицейского, продолжающего стоять истуканом, глядя на нее в ответ. Лишь когда ее уже, принудительно согнув, заталкивали в салон машины, Данниль успела заметить, как мужчина, приблизившись к Чаду, присел рядом, прижимая пальцы к его шее. Дверца захлопнулась.
Сердце глухо ухнуло, девушка всхлипнула и, развернувшись, испуганно расширила глаза.

Джаред, все так же скованный наручниками, сидел на дальней лавке в сопровождении двух бандитов и не сводил взгляда с брошенного на соседнем сидении, лицом вниз, неподвижного Дженсена. Из рукава, по его правой ладони, стекала кровь, крупными алыми каплями расплываясь по грязному днищу машины. Вылезшая из-под куртки рубашка была черной от пропитавшей ее крови.
- Дженсен! - Данниль метнулась к нему, но была перехвачена обвившейся вокруг талии рукой.
- Куда? - поймавший ее Курт дернул девушку назад, усаживая к себе на колени.
- Зачем он тебе? Неполноценный, к тому же почти труп? Я куда лучше.
- Выцарапаю глаза, если вздумаешь ко мне прикоснуться, - прошипела Данниль, впиваясь ногтями в удерживающую ее ладонь.
- А, черт! - отдернул руку бандит, невольно отпихивая девушку. – Сучка… Ты стоишь своего эскорта. Сядь на место или убью, - Курт приставил дуло пистолета к голове Эклза.
Джаред рванул вперед, стаскивая за собой с сиденья удерживающих его отморозков, успевая в небольшом пространстве фургона дотянуться до бандита, врезаясь в его плечо головой, прежде чем получил короткий удар в затылок, и, обмякнув, рухнул на руки своей охраны.
- Твою мать! - вскричал Курт, поднимая выпавший пистолет. – Придурки, вы что, действительно с двумя полумертвыми мужиками и одной бабой не можете справиться? Пиздец какой-то. Ладно, - он вздохнул, взглянув в сторону Дженсена. Стукнул кулаком по бочине фургона, дверца тут же откатилась в сторону и в салон сунулся один из бандитов. – Да, босс?
- Сделайте что-нибудь, - Курт ткнул в сторону Дженсена. – Не хочу, чтоб он издох раньше времени.
- Как скажешь, босс. Сейчас притащу аптечку, - подручный исчез с пределов видимости.
- Еще поиграем, куколка, - бандит шлепнул ладонью по бедру насупившейся Данниль и вылез наружу.
Вместо него в салон забрался парень, что ходил за аптечкой, и, присев рядом с Дженсеном, достав нож, принялся срезать с раненого одежду.

- Уезжаем! – послышалась снаружи команда, и машина мягко двинулась с места, снова увозя их на территорию ненавистного острова.


17 дек 2010, 22:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

Приглушенный пыльным стеклом свет, проскальзывающий сквозь небольшое, расположенное под самым потолком зарешеченное окно, едва освещал небольшую клетушку. Стены из красного крошащегося кирпича отсырели, и кое-где мутные затхлые капли превратились в черные подтекающие разводы, создавая пугающее ощущение, что стены кровоточат, а тяжелый, прелый запах с металлическим привкусом тянувшихся по углам проржавевших труб усиливал это впечатление. Однако на полу было относительно сухо. Семена, трава, сено или что-то еще, что раньше, по всей видимости, хранилось в этом помещении, плотным ковром устлали деревянный настил, сформировав достаточно стойкую защиту от холода и влаги. Джаред устроился в центре комнаты, подальше от склизких расползающихся по стенам пятен, потирая запястья, освобожденные от наручников, и затравленно оглядывая свою камеру, надеясь обнаружить в пустом от мебели помещении, хоть что-то, что можно использовать в качестве оружия.
Ржавая, покореженная дверь жалобно заскрипела, впуская двух рослых мужчин, волокущих на себе едва передвигающего ногами Эклза.
- Дженсен! – Джаред кинулся к нему, подхватывая заваливающегося на пол, оставшись без опоры, человека. – Слава богу, - шептал он, прижимая Дженсена. Снял с себя куртку, расстелил на полу и осторожно опустил на нее друга: – Я думал, что больше не увижу тебя.
Мрачно усмехнувшись, Дженсен приоткрыл глаза, с трудом фокусируясь на склонившемся над ним парне:
- Я тоже так думал, - он облизнул пересохшие губы. – Но, видимо, небо сегодня к нам благосклонно, и дарует шанс попрощаться. Где Дани?
- Не знаю, - Джаред покачал головой, осматривая залитые кровью повязки - одну на предплечье, вторую на животе, который, видимо для надежности, в месте ранения помимо бинта перемотали еще и прозрачным скотчем. – В последний раз я видел ее, когда нас вывели из машины. Меня впихнули сюда, а тебя и Дани увели в дом.
- Где мы?
- Могу только предполагать, – Джаред невольно огляделся. – Похоже, это заброшенная ферма. Думаю, где-то на окраине Борден-Карлтон. По крайней мере, ехали мы не очень долго. Сейчас мы в овощном ангаре, полуразрушенном, но еще достаточно крепком, выбраться нереально, я проверял. Да и вооруженные до зубов головорезы Курта караулят за дверью. Так что, даже если удастся ее выбить… все равно смерть.
- А, черт! - скрипнул зубами Дженсен и закрыл глаза. – Дани… Как я мог за ней не уследить? Он же замучает девчонку.
- Мне жаль, - тяжело вздохнул Джаред, закончив осмотр и сел рядом, отвернувшись.
- Джей, - медленно подняв руку, Эклз сжал его плечо. – Чад… Я сожалею…
Падалеки кивнул, закусывая губу и давя подкативший к горлу всхлип:
- Ничего… Все там скоро будем.
- Ты оптимист, - попытался пошутить Дженсен. – Лично я на скорую развязку не рассчитываю.
- Они что-то с тобой сделали? - стремительно обернулся к другу Падалеки, в глазах полыхнула ярость, кулаки сжались.
- Нет, - Дженсен успокаивающе погладил его спину и вновь обессилено уронил руку. – Пока нет. Обработали раны. Сказали, кстати, что обе пули прошли навылет, не задевая жизненно важных органов, так что жить буду, - глухой смех сменился сухим кашлем. - Вкололи что-то… Боли почти не чувствую, только слабость. Все относительно нормально, Джей, - он вновь попытался улыбнуться, но губ коснулась лишь мучительная гримаса.
- Это все моя вина, - сквозь зубы прошипел Джаред.
- Твоя? – Дженсен дернулся и отвернулся, поджав губы и сморщившись от боли. – Господи, Джаред… Не смеши меня, - он вновь посмотрел на мужчину. – Хоть сейчас, не начинай, а? Пожалуйста, давай не будем больше искать виноватых.
- Прости, - Падалеки потупился. – Больше не буду, обещаю.
- Какой ты сегодня подозрительно покладистый, - тепло взглянул на парня Дженсен. – Грех этим не воспользоваться. Поцелуй меня…
- Сейчас? – глаза Джареда в изумлении расширились.
- А что, думаешь, будет еще шанс? - Дженсен насмешливо изогнул брови. – Но если не хочешь…
- Нет, нет, - Джаред замотал головой. – Я хочу. Просто боюсь тебе навредить.
- Думаю, хуже ты не сделаешь, - не сводил с него взгляда Эклз.
Вместо ответа Джаред переменил позу, устраиваясь возле Дженсена на коленях, дотронулся до его головы, ласково пробежавшись пальцами по волосам, длинно вздохнул и склонился, осторожно коснувшись языком его губ, смачивая сухую, потрескавшуюся кожу.
Дженсен закрыл глаза и задержал дыхание, растворяясь в медленном, деликатном поцелуе.
- Джаред… - простонал он.
И язык скользнул между губ, глубоко пробираясь в рот, даруя свою влагу. Дженсен невольно выгнулся, чувствуя, как отдаются тонкой резью задеревеневшие мышцы, как остро стреляет болью в местах ранений, но все это было ничто в сравнении с растекающимся от паха жаром и наливающимся твердостью членом.
Зависнув над Дженсеном на одной руке, старательно не задевая поврежденные места, Джаред скользнул второй рукой по его бедру, крепко сжимая, а после характерного, неясного толчка ягодицами, сместился на изнывающий в джинсах член, обхватывая ладонью.
Дженсен протяжно застонал ему в рот и вновь нетерпеливо качнулся, всхлипнув от перемежающейся со сладостью боли.
- Тш-ш, - Джаред отстранился, продолжая легко и коротко касаться его лица губами. – Не шевелись. Я все сделаю сам.
Новый затяжной стон. Дженсен словно проваливался в какую-то вязкую пелену, где теплым, чувственным бархатом ласкало и уносило желание, и тонким, острым жалом истязала боль.
Джаред медленно потянул пальцами застежку, расстегивая джинсы, снова возвращаясь к губам, осторожно покусывая и посасывая каждую. Оттянул вниз плавки, освобождая член и, наконец, коснулся нежной, чувствительной плоти, поглаживая подрагивающий ствол пальцами. Дженсен замер, весь обратившись в ощущения, лишь крепко зажмурился и часто дышал, вяло отвечая на поцелуй.
Плотно сжав его член в ладони, Джаред неустанно скользил и скользил по нему, чувствуя, как осознание чужой, горячей плоти в руке, беззащитность, доверие, желание этого человека обволакивают его нестерпимой, балансирующей на грани реальности жаждой, поглощать… все больше, больше, больше…
Джаред отвлекся от губ Дженсена, но лишь затем, чтобы исследовать его лицо, кончиком языка, приоткрытыми губами, закрыв глаза, полагаясь лишь на осязание. Тонкие ниточки морщинок, веснушки, длинные, густые, чуть подрагивающие ресницы, необыкновенная нежность и упругость кожи, ямочка на подбородке. И снова бархат ставших мягкими полных, чувственных губ, зазывно раскрытых, а потом жаркая влажная глубина и откровенная, безраздельная ласка, принадлежащая только ему, предназначенная только для него…
Дженсен обхватил рукой его плечо, зацепившись пальцами за воротник рубашки, чтобы не соскользнуть, и неясно тянулся к Джареду, немного приподнимаясь над полом, но не удерживаясь, падал назад, едва ощутимо вздрагивая. В конечном счете, опустившись на локоть, Джаред подложил свою ладонь Дженсену под затылок, поглаживая пальцем напрягшуюся на шее венку, чувствуя разогнавшийся до бешеной скорости пульс, частыми толчками отдающийся в его руку.
Внезапно, еще раз гулко ухнув, пульсация прекратилась. Пальцы словно онемели. В сознании Джареда возник образ неподвижного человека. Бледная кожа, посиневшие приоткрытые губы, широко распахнутые прозрачные, словно стеклянные глаза, с выцветшей посеревшей радужкой. «Нет!» Джаред вздрогнул и отпрянул. «Ты не можешь! Ты не имеешь права умереть!» - замотал он головой. Вставший поперек горла комок не давал вздохнуть. Приглушенно, сквозь сжатые зубы он застонал, напряженно замирая, мелко дрожа всем телом.
- Тихо, тихо, - обхватив его обеими руками, Дженсен мягко скользил ладонями по голове и спине. – Успокойся, расслабься, дыши, ты нужен мне живой. Даже если нам осталось лишь несколько секунд, эти секунды принадлежат мне. Слышишь! Только мне! И даже смерть не имеет права их отнять…
Джаред распахнул глаза, мгновенно утонув в омуте его глаз, чувствуя, как на смену обреченности приходит теплое, тонкое, сентиментальное чувство благодарности. За то, что пусть недолго, но он был с ним рядом, за то, что дал ему чувство нужности и защищенности, за то, что раскрыл ему совершенно иную, странную, пугающую, далекую, непонятную, но такую влекущую теперь вселенную.
Что-то хотелось сделать в ответ… Но что? Как он может отплатить этому человеку, в полутемном, сыром амбаре, окруженным враждебным, озлобленным миром, в котором нет места таким, как они… Что?..
Внезапно Джаред, легонько чмокнув Дженсена в губы, разогнулся и, развернувшись, задумчиво посмотрел на его поникший обнаженный член.
- Джей? – попытался привлечь его внимание Эклз, подтягивая за плечи назад. Но Джаред, мягко сняв с себя его руку, переместился ниже, скользнул ладонью под рубашку и футболку, поглаживая низ живота, все также не сводя взгляда с вновь отзывающегося ствола. Несколько секунд потребовалось, чтобы решится, в последнее мгновение, живот скрутило, в голове зашумело, что-то звонко разбилось, предупреждающе закричало, но ему было уже все равно… И, склонившись, Джаред прошелся губами по нежному бархату чувствительной плоти.
- Джей! Боже! – Дженсен выгнулся. Откуда-то внезапно взялись силы, и он крепко вцепился в плечи Джареда, протяжно застонав. – Что ты делаешь!..
Странно… Но отвращения не было. Его словно, покинули последние заслоны на дальнем рубеже, и он, наконец, смог в полной мере насладиться ощущением близости… Кожа такая тонкая, беззащитная, под кожей пульсирует горячая венка… Джаред скользнул по стволу языкам, прислушиваясь к своим ощущениям. Едва заметная неровность и вместе с тем, удивительная гладкость, тепло и нежность. Взяв член рукой, Джаред, вытянув язык и зажмурившись, медленно коснулся головки, ощущая терпкий, специфический привкус, ранее им не встречаемый, и снова никакого отвращения. Раздумывая над этим загадочным явлением, раскрыв глаза, свершено успокоившись, Джаред обнял ствол ладонью, на секунду завис над ним и осторожно взял в рот, неглубоко пропуская между губами, стараясь не задеть зубами, и стал мягко посасывать.
Дженсен охнул. Мышцы звенели от напряжения, в местах ранений проскальзывала острая, короткая резь, но он не мог позволить себе расслабиться, отпустить себя, и он был не в силах прекратить, остановить это сладкое, выносящее остатки разума движение.
«Как же хорошо…»
Эти неумелые, робкие, исследующие прикосновения были ему дороже самых совершенных, профессиональных эротических удовольствий. Он знал, что вместе с этой осторожной, неуверенной лаской, Джаред дарует ему много больше, бесценное, никогда никем до этого не испробованное…
Не выдержав, собрав воедино все оставшиеся силы, Дженсен приподнялся на локтях и взглянул на Джареда, и это стало последней каплей. Видеть его, полностью поглощенного своим занятием, облизывающегося, и снова широко раскрыв рот, медленно нанизывающегося на член, предварительно скользнув языком по головке, было верхом блаженства.
Огненным жаром полоснуло по нервам и, откинувшись, Дженсен застонал, прогибаясь, стискивая кулаки, изливаясь, чувствуя, как невозможно туго закрученная внутренняя пружина стремительно разворачивается и, как будто срываясь, летишь, в небывалой высоте.
Ощутив конвульсивное вздрагивание и увеличение члена, Джаред едва успел отстраниться, удовлетворенно следя за выплескиванием белесой густой спермы. Новое неожиданное чувство, чувство гордости переполняло его. Украдкой улыбнувшись, он с довольным видом посмотрел вверх на Дженсена.
Обхватив Джареда за плечи, Эклз потянул его к себе, слизывая с губ собственный вкус, благодарно заглядывая в глаза:
- Спасибо.
- Да ладно, - Джаред смутился. – Я сам хотел этого. Но… Я рад, что все получилось, и тебе понравилось.
- Понравилось, - Дженсен скользнул ладонью в его волосы, поглаживая затылок, притянул к себе, мягко целуя. - Не то слово. В других обстоятельствах, уверен… Ты стал бы потрясающим любовником.
- Боже, - выдохнул Падалеки, отрезвляясь. Отстранившись, свернулся рядом с Дженсеном, накрывая свое лицо его ладонью. – Я и забыл, где мы…
Они оба замолчали, погрузившись в собственные мысли и переживания.

Изображение

- О!.. - дверь резко распахнулась, и в помещение ввалились три бугая, явно навеселе. - Посмотрите-ка на этих голубков!
Джаред присел, невольно загораживая собой Дженсена, исподлобья, с ненавистью разглядывая вошедших.
- Неплохо устроились, - продолжали громко ржать бандиты.
- А что ты хочешь? Этим педрилам везде неплохо. Им что для счастья надо? Член в жопе - и мир становится прекрасным!
- Это мы им сейчас быстренько устроим, - хохотали другие. – Еще и благодарить будут, и умолять о продолжении.
Падалеки молчал, продолжая с прищуром следить за тюремщиками, лишь подобрался, приготовившись дать отпор и как можно дольше не подпускать их к другу.
Приглушенно застонав, зашевелился, с трудом приподнимаясь, пришедший в себя Дженсен. Даже сквозь замутненное болью сознание он почувствовал состояние Джареда и, найдя его стиснутую в кулак руку, накрыл сверху своей, несильно пожимая:
- Не надо, Джей. Это ничего не изменит.
- Так, ладно, - один из вошедших дернул свой ремень, расстегивая. – Я буду первый. Подержите вон того сладкого, очень хочется опробовать его чудесный ротик, а после и попку. Ни разу в жизни не ебал актеришку.
Его товарищи заржали и медленно двинулись на мужчин. Джаред встал, изготовившись…
- Эй! Что тут у вас происходит? – в комнату зашел четвертый бандит, уже знакомый друзьям по стычке на мосту, тот самый полицейский, что разговаривал с Чадом возле вольво. – Вы что творите, придурки? – добавил он, оценив сложившуюся обстановку.
- Да ладно тебе, Гейб, - прищурился заводила. – Босс ничего не говорил о том, что их нельзя выебать перед смертью.
- А мне срать, что говорил или не говорил Курт! Должны же быть какие-то рамки. К тому же это просто мерзко! Не находишь? Хотя, - он сладко улыбнулся. – Продолжай, ты вполне можешь стать следующим педиком, которого Курт решит грохнуть.
- Ладно, ладно, - заворчал тот, приводя себя в порядок. – Все…
Джаред позволил себе чуть расслабиться.
- Уже и приколоться нельзя, - бандит вновь развернулся к пленникам, окидывая Джареда брезгливым, уничижительным взглядом. – Встать! – грубо пробасил, обращаясь к Дженсену, не пытавшемуся подняться. – Суд идет, - и, не выдержав, снова заржал, радуясь удачной, по его мнению, шутке.
Развернувшись вполоборота, продолжая пристально следить за отморозками, Джаред присел, подхватывая друга подмышки, закидывая здоровую руку себе на плечи, стараясь не тревожить раны. Дженсен был очень напряжен, на коже проступили капли пота, губы сжаты, глаза прикрыты. Он изо всех сил пытался встать самостоятельно, лишь слегка придерживаясь за Джареда.
- Идемте, - Гейб отошел, пропуская пленников. – Возьмите их в кольцо, - скомандовал он остальным бандитам. – Я последний.
Процессия двинулась вперед. Джаред уверенно, взвалил на себя Эклза, не обращая внимания на его слабые протесты и попытки идти самому. Но, выйдя из своей темницы, оказавшись в помещение огромного ангара, ранее видимо предназначенного для хранения техники, невольно отпустил его, пораженно оглядываясь.
Огромный зал был превращен в подобие ринга, посредине пустая, расчищенная площадка, вокруг которой выстроились скамейки, за ними припарковались многочисленные авто, где на крышах, на бамперах, в салоне, на тех же скамейках, сидели люди. В основном мужчины, но кое-где Джаред разглядел и представительниц прекрасной половины человечества, правда, как и их мужские собратья, в джинсовой, кожаной одежде или в форме, и с такими же злобными гримасами на лицах.
- Вот у кого-то фантазия зашкаливает, - прошептал рядом Эклз, судя по всему, тоже находящийся в шоковом состоянии. – Я думал, такое только в кино бывает. Надеюсь, они не заставят нас драться, в нынешнем положении мне тебя не одолеть, - он хмыкнул.
- Прекрати, – одернул его Джаред, не оценив шутки.

- Проходите, проходите! Не стесняйтесь! – выйдя в центр площадки, Курт поманил их к себе, приветливо улыбаясь. – Это, конечно, не привычное вам здание суда, и присяжных заседателей я вам не обещаю… Но мы тоже не вчера родились, и в рамках созданной нами организации стараемся придерживаться некоторых правил. А именно, - он великодушно склонил голову. – Предоставить каждому отступнику право на шанс быть оправданным в суде, либо подвергнуться возложенному на них наказанию, принятому большинством, после рассмотрения всех обстоятельств дела.
- О, боже, - покачал головой Дженсен. – Да по нему психушка плачет.
Его жестко толкнули вперед, едва не повергая на землю. Джаред успел в последнее мгновение подхватить друга, и они двинулись дальше, наконец, оказываясь на площадке, под пристальным вниманием около сотни человек, заполнивших ангар.
- А вот и они! - продолжал ораторствовать Курт. – Наши виновники торжества. Итак… - он сделал знак, и ему мгновенно из толпы вытащили высокий барный стул. Мужчин развели в стороны, а вставшие рядом с каждым по два стража удерживали пленников под локти.
- Попрошу обратить внимание на знакомого многим из нас, а для некоторых даже отличного, но уже бывшего друга Джареда Падалеки, - Курт кивнул, и Джареда вытолкали в центр площадки, напротив восседающего на стуле бандита.
- Признаешь ли ты свою вину, Джаред? – изогнув брови, вопросил отморозок.
- Да пошел ты, - Падалеки презрительно скривился.
- Ты хочешь сказать, что не считаешь себя виновным? – бандит соскочил со стула, приблизившись к парню. Охрана крепче сжала его локти.
- Я не первый год руковожу местным населением. И всякое бывало, не спорю, - заложив руки за спину, Курт вальяжно вышагивал по площадке, перед Джаредом. – Были и недовольные, но… - он резко развернулся к пленнику и ткнул в его сторону пальцем. – Недолго, - прищурился, глядя на Джареда, выдерживая паузу. – Все оставшиеся признали мою правоту и власть. Так? – громко выкрикнул он в зал.
- Да!.. - послышались дружные ответы. – Ты наша власть!..
- И я не могу позволить вдруг взявшемуся откуда ни возьмись мальчишке оставлять меня в дураках, - Курт остановился возле пленника, пристально глядя на него. Джаред смотрел в ответ, равнодушно и холодно.
- Ты мог бы стать отличным бойцом, Джаред, - Курт разочарованно поджал губы. – Правда, мог. Выносливости тебе не занимать. Но ты предпочел залетных туристов, нам, - он развел руки. - Принявшим тебя в свою семью, как родного, с распростертыми объятьями, - бандит покачал головой. – Это неприятно и обидно. Так я говорю? – он снова повысил голос.
- Конечно! Так! – тут же отозвалась публика.
- Так что я уверен, ты заслуживаешь наказания. Надеюсь, ты понимаешь это? – бандит заинтересованно смотрел на Падалеки.
- Мне все равно, - пожал плечами парень. – Завязывай с этим скорее. Мутит уже от твоей болтовни.
- Завязывать? – Курт рассмеялся. - Ты думаешь, я тебя убью?
Джаред пораженно замер, осознавая, что бандиту удалось-таки его удивить.
- Нет, Джаред Тристан Падалеки, - протянул тот, с удовольствием разглядывая замешательство на лице пленника. – Так скоро мы с тобой не расстанемся. Я не убью тебя, нет. Я превращу тебя в дворовую собачку. Перешибу ноги, выколю глаза, вырежу язык, посажу на цепь, и будешь ты ползать по двору и тыкаться в ладони гостям, вызывая только жалость, - он резко шагнул к Джареду, прихватывая в кулак полы его рубашки, пристально заглядывая в недоверчиво расширенные глаза. – Сколько ты протянешь, зависит только от тебя. Но я буду изо всех сил холить тебя и лелеять, чтобы как можно дольше окружающие меня люди, к которым мне приходится поворачиваться спиной, помнили, что расплата настигнет каждого, оскалившего свои зубки, - он выпустил его и презрительно вытер руку о штаны. – Ладно, с тобой решено. Но у нас есть еще господа, требующие правосудия, - Курт развернулся к Дженсену.
Джаред тоже попытался обернуться к другу, но был жестко зафиксирован в тисках дернувших его обратно охранников.
- Я вот что думаю, - Курт задумчиво прикрыл пальцами рот. – Я не так жесток, как может показаться на первый взгляд. А правосудие обязано быть милосердным. Ну, например, к нашей красавице. Кстати, где она? – бандит снова сделал знак в сторону приспешников. – Приведите девушку. Она не должна пропустить это зрелище. Если честно, мне будет невыносимо жаль расставаться с малышкой, - Курт тяжело вздохнул. – Но в плане секса она оказалась очень несведущей особой.
Дженсен понимающе хмыкнул.
- Однако! – бандит с прищуром смотрел на него. – Я готов дать ей шанс. Или тебе… - Курт высокомерно улыбнулся. – Все будет зависеть от того, кого из вас выберет Джаред. Да, да, Джей, - он обратил взгляд на Падалеки. – И не делай такие большие глаза. Именно тебе сегодня предстоит стать карающим мечом правосудия! Именно ты примешь судьбоносное решение. Видишь, какое высокое доверие я тебе оказываю?
В круг втолкнули растрепанную, заплаканную Данниль, но, несмотря на красные глаза, припухшие губы, порванную, грязную рубашку и спутанные волосы, ее взгляд был наполнен решимостью и яростью.
- Дани, - дернулся к ней Эклз, но был повергнут на землю сильным ударом в грудь.
- Дженсен! – вскрикнула Харрис, рванув к мужчине, но тоже была грубо остановлена схватившим ее верзилой. – Пусти меня! Сука, пусти! – билась в его руках девушка.
Дженсена поставили на ноги, не обращая внимания на скрючившегося от боли мужчину.
Не имеющий возможности даже шелохнуться Джаред, лишь пристально, с ненавистью смотрел на Курта.
- Ах, какая умилительная встреча, - аплодировал бандит. – Сейчас расплачусь. Но, Джаред, тебе все же придется разлучить эту сладкую парочку. Итак… - Курт снова повысил голос. – Во всеуслышание заявляю, что сегодня, на этом месте будет умерщвлен лишь один человек, при условии, что мистер Падалеки, который назначен на сегодня мировым судьей, сделает свой выбор. Второй, которого обойдет чаша сия, будет немедленно отпущен на все четыре стороны. В противном случае, если мистер Падалеки не примет никакого решения, правосудие коснется обоих присутствующих, и смертный приговор будет приведен в исполнение немедленно. Как тебе такой исход дела, Джаред? – он с довольным видом взглянул на опешившего мужчину. – Давай, - усмехнулся бандит. - Все зависит только от тебя. Делай свой выбор. Разверните его, - кивнул главарь своим помощникам, доставая из кобуры пистолет. – Пулю, так уж и быть, за тебя выпущу я, только укажи в кого.
Джаред растерянно уставился на друзей. Данниль смотрела на него грустно, отрешенно, словно в ней что-то сломалось, и ее охватило совершенное равнодушие.
Взгляд Дженсена напротив был уверенным и поддерживающим. Эклз легко улыбнулся, кивнул и одними губами прошептал: «Ты знаешь, что делать…»
«Нет, - покачал головой Джаред. - Нет, я не могу!», - в его глазах мелькнул испуг.
Дженсен нахмурился:
- Они все равно убьют нас всех, - негромко произнес он.
- Неправда, - вмешался бандит. – Я отвечаю за свои слова. Но если вы не доверяете мне, пусть то же самое скажет представитель закона. - Курт развернулся. – Господин шериф! - крикнул он в людскую толпу. – Господин шериф! Мне необходима ваша поддержка.
Люди стали смещаться в стороны, освобождая проход, пока в пределах видимости не появился полицейский пикап с устроившимся на его бампере крепко сбитым широкоплечим мужчиной в форме полицейского и значком шерифа.
- Подтвердите, пожалуйста, только что вынесенный мной вердикт. Арестованные мне не доверяют.
- Кончай этот цирк, - махнул на него рукой шериф, недовольно изгибая губы. – У меня дел невпроворот.
- Но Чарли! - воскликнул Курт. – Я лишь прошу твоего заверения правдивости моих слов. Не более, - на лице бандита появилось выражение обиженного ребенка.
- Чтоб тебя, - вздохнул шериф, прикуривая сигару. – Хорошо, - он привстал. – Я подтверждаю слова мистера Курта. Сегодня умрет лишь один человек, если обвиняемый сделает выбор. Второго я лично вывезу за пределы острова. Насчет самого Падалеки ничего не знаю и знать не хочу. Для меня его не существует. Все? Достаточно? – он вновь скривил недовольную гримасу.
- Вполне, - картинно поклонился бандит и снова развернулся к пленникам. – Так как, Джаред? Будем мочить обоих, или отправим одного восвояси?
- Господи, - Джаред замотал головой, уставившись на землю перед собой.
- Давай, давай, мой хороший, думай. Времени у нас не так много, - Курт медленно прохаживался между пленниками, передвигаясь от Дженсена к Данниль и обратно, продолжая поигрывать наведенным то на одного, то на другого пистолетом. – Даже не знаю, как тебе помочь, - тяжело вздыхал он. – Ну, вот смотри, - дуло развернулось в сторону Дженсена. – Кто из них более достоин жизни? Гомосексуалист? Испорченный, презренный, проклятый богом, выебанный во все существующие дырки… Фу… - он брезгливо сплюнул. – Хотя, да, не спорю. Очень красивый и, наверное, талантливый. Извини, - он обратился к Эклзу, – фильмов с твоим участием посмотреть не довелось. Занят был немного.
Дженсен стоял молча, не обращая никакого внимания на мучителя, все так же не отводя пристального взгляда от Джареда, словно пытался его загипнотизировать.
- Но я обязательно исправлюсь, - продолжал Курт. - И даже всплакну, что такой чудесный актер больше не сыграет ни одной роли в кино. Или нет? – бандит вопросительно изогнул брови. – Или сыграет? – он резко развернулся к Харрис, направляя дуло на нее. – А может быть, Джаред предпочтет тебя? Дерзкую, наглую цыпочку? А, Джаред? Может, убьем ее? Хотя жаль, конечно… Такая очаровательная девушка. И детишки у нее наверняка будут не менее красивыми и талантливыми. Джей? Ну что же ты молчишь? – Курт повернулся к Падалеки, снова обиженно дуя губы. – Я тут что, зря распинаюсь? Пытаюсь помочь тебе выбрать? А ты может, уже давно решил избавиться от обоих? И знаешь, тут я тебя прекрасно понимаю. Сколько бед и несчастий доставила тебе эта парочка. Эх… - он снова тяжело вздохнул. – Но мне-то все равно придется с кого-то начать. Что ж делать-то? – он почесал затылок. – Может, считалочка какая, а? Эй, ребятки? – он требовательно махнул зрителям, помимо увлеченности представлением, потягивающим пиво и покуривающим заряженные травкой сигареты. – Кто-нибудь знает достойную момента считалочку?
После нескольких минут озадаченного затишья какая-то женщина крикнула из толпы:
- Раз, два. Фредди в гости жди.
- О-о, - рассмеялся Курт. – Замечательно. И очень актуально.
- Раз, два, - дуло медленно передвинулось с Дженсена на Данниль. - Фредди в гости жди, - черный ствол равнодушно, по очереди надвигался на свои предполагаемые жертвы.
- Что там дальше?
- Три, четыре, двери затвори, - послышалось из толпы сразу несколько голосов. Зрители, втянутые в процесс, заинтересованно зашумели. В рядах поднялся ажиотаж, люди эмоционально делали ставки, на ком закончится считалочка.
Словно сквозь толщу воды до Джареда доносились слова детского стишка из кинофильма. Воздух стал плотным и с трудом проникал в легкие, мир вокруг слился в одно сплошное, плавно колыхающееся пятно. Он не чувствовал своих ног, не ощущал своего тела, лишь сердце, гулко ухало где-то в районе висков.
- Пять, шесть, крепче стисни крест, - звучал уже хор голосов, вслед медленно покачивающемуся оружию.
- О, боже мой, нет, - дернулся Дженсен. – Сука, ты! Стреляй уже в меня! Слышишь! Я выбираю себя!
- Нет, - покачал головой бандит. – Ты, дорогуша, права выбора не имеешь. Джаред… Джаред у нас сегодня и спаситель и палач.
- Семь, восемь, тебя не спать попросим… - ревела взбудораженная толпа.
- Джаред! Господи! Да не молчи же ты! – вскричал Дженсен, умоляюще глядя в сторону поникшего, замершего истуканом Падалеки. – Хотя бы дай Данниль шанс! Пожалуйста! Прошу тебя!
Джаред дернулся, но взгляд не поднял, лишь конвульсивно вздрогнув, в голове шумело.
- Девять, десять…
- Джаред! Умоляю! – Дженсен рванул к нему с такой силой, что вырвался из стискивающих его оков, но не устоял и рухнул на колени, просительно складывая руки. – Прошу тебя! – он задохнулся от сильного удара под лопатки, едва удержался, упираясь руками в землю, не сводя взгляда с Джареда. – Пожалуйста…
- Больше не надейся, - Курт нарочито медленно, долго натянуто водил дулом на последних строчках. Пистолет остановился, нацеливаясь на Дженсена. – Ты первый.
Дженсен тяжело поднялся, смерив бандита презрительным взглядом.
- Что ж. Давай. Стреляй! – крикнул он, выплевывая последнее слово.
- Нет! – Джаред напряженно смотрел на направленный в сторону друга ствол. – Не нужно. Я сделаю выбор. Только не стреляй.
- Джаред? – Эклз пораженно, недоверчиво уставился на парня. – Ты же не собираешься оставить в живых меня?
- Ох, ну, наконец-то, - всплеснул руками Курт.
Толпа разочарованно загудела.
- Так кто, Джаред? Кто? Дженсен? Данниль? Дженсен? Данниль? – рука снова пришла в движение.
- Не могу... – застонал Падалеки, поднимая взгляд к небу. – Не могу. Убей лучше меня.
- Джаред, ну сколько можно к этому возвращаться? – укоризненно покачал головой Курт. – Я уже сказал, что ты станешь моей дворовой шавкой и будешь отпугивать непрошенных гостей. Не начинай! Лучше решай скорее! Мое терпение вот-вот лопнет… Дженсен? Данниль?..
- Джей, - Эклз облизнул губы, длинно вздохнул. – Посмотри на меня, Джей!
Падалеки метнул на него беспомощный взгляд и снова отвел глаза, уставившись на свои ботинки.
- Я знаю, ты считаешь меня своим другом. Но… - Дженсен сделал паузу. – Это не так. Все это время я использовал тебя, - негромко, но ясно и четко продолжал молодой человек. – Мне было совершенно плевать, выберешься ты или нет. Всегда были важны только я и Данниль. Ты - нет!
- Врешь! – внезапно оживилась, до сих пор молчавшая девушка. – Зачем ты врешь?
- Заткнись! - прорычал Дженсен. – Меня не интересует твоя привязанность, твоя дружба, твои чувства. Ты для меня слишком мелкая и ничтожная личность. Неудачник. Человек третьего сорта. При других жизненных обстоятельствах я бы даже здороваться с тобой не стал. Разве что в перчатках.
- О-о, - усмехнулся Курт. – Вот и открылась вся правда жизни. Джаред, а давай их обоих хлопнем? А? И может быть, я даже тебя помилую.
Эклз бросил на бандита короткий ненавидящий взгляд, но продолжил:
- Дани ничего не знает, она ни в чем не виновата. Она действительно привязалась к тебе. Вытащи ее. И ты сделаешь благородный поступок. А если оставишь жить меня, я испорчу тебе всю твою оставшуюся жалкую жизнь. Поверь!
- Не смей! Не смей, Дженсен Эклз! – яростно зашипела Харрис. – Я не позволю тебе нести все эти гадости. Не слушай его, Джей! Он любит тебя! И любит по-настоящему! Все, что он несет, ложь!
- О, боже! – застонал Падалеки зажмуриваясь.
По толпе пробежали восторженные ахи, презрительные хмыканья и смешки.
- Становится все интересней и интересней, - раскачивался на пятках Курт, поигрывая пистолетом.
- Да закроешь ты свой рот?! – воскликнул Дженсен, наконец, разворачиваясь к Данниль. Они встретились яростными, разгневанными взглядами. – Несносная девчонка! Люблю, говоришь? Разве я способен на любовь? Разве я не использовал тебя всегда, по полной программе, наплевав на твои чувства?
- Использовал, - моргнула Данниль. – Но с Джаредом все иначе…
- Да, - перебил Эклз. – Иначе, а как же! Ты всегда была мне нужна. Ты прикрываешь мою задницу, и в какой-то степени я даже завишу от тебя. А Джаред? Он нужен мне лишь для того, чтобы убраться с острова. Разве что еще трахнуть. Уж больно привлекательный у него зад! Да, Джаред, да… - он обернулся к парню, все-таки обратившему на него взгляд. – Я всегда хотел трахнуть тебя, и лишь в надежде на это подставлял тебе свой…
- Фу-у, какая мерзость, - скривился Курт. – Джаред, ты трахал его?
По толпе пронеслась новая волна гула.
- Замолчи! Замолчи! Не надо! – шептал Джаред, морщась от мучительной головной боли. – Не надо…
- Да, трахал, - широко улыбнулся Эклз, в упор посмотрев на бандита. – Да еще как! Тебе такое и не снилось. А хочешь, я с тобой поделюсь, что мы еще с Джаредом делали? Рассказать ему, Джаред? – Эклз вопросительно изогнул брови, мельком взглянув на напряженно следящего за ним Падалеки – Или это останется между нами?
- Расскажи, конечно, - заинтересовался Курт. – Да побыстрее, пока Джаред не привел свой приговор в исполнение. До жути интересно!..
- Молчи, Дженсен! Ради меня, молчи! – шептала Данниль.
- Рассказать тебе, как близко мы подобрались друг к другу? Совсем недавно, в той самой клетушке, где вы нас заперли…
- Дженсен… - Джаред застонал, ноги его не держали, он повис на удерживающих его руках, беззвучно рыдая, прекрасно понимая, чего добивается Эклз. И ему было совершенно плевать, скажет Дженсен или нет о той краткой минуте интимной близости, что Джаред себе позволил. Он все равно никогда не сможет собственноручно убить его. Или Данниль. А ведь они погибнут, даже без его участия. Все равно погибнут. И он все равно будет виновным в их гибели. На этом, или на том свете, он никогда не сможет простить себя. – Пожалуйста, Дженсен. Не надо… Я сделаю это… Прекрати… - тихий сбивчивый шепот. И сразу тишина. Окружившая его, обволакивая, обнимая своими мерзкими липкими лапами. – Я скажу…
Дженсен замолчал, словно споткнулся, его взгляд всего лишь на мгновение потеплел, коснувшись Джареда, кратко метнувшись к Данниль, молчаливо прося прощения и прощаясь… И снова стал жестким, ледяным, встретившись с взглядом их мучителя.
- Давай, Джаред. Делай свой выбор…
- Джаред, мы ждем, - согласился с ним Курт, снова вытягивая руку, наводя дуло на грудь Эклза. – Поторопись…
- Сегодня умрет… - едва слышно, неистово сжимая кулаки, через каждое слово закусывая до боли губу, шептал Джаред. - Джен… - легкие скрутило судорогой, его выгнуло, выламывая от безумной рези, широко раскрыв рот, он тщетно пытался вздохнуть, тело скрутило в спазмах. Ошалевшие охранники выпустили бьющегося в конвульсиях человека, на всякий случай отскакивая.
- Это еще что? – вытаращил глаза Курт.
- Джаред! – кричал Дженсен, рвущийся к нему. – Он задыхается! Помогите же ему! Сволочи! Помогите! Он же умрет!
- Правда? - недоверчиво смотрел на парня бандит, не предпринимая никаких действий и не отдавая никаких распоряжений.
- Джаред, дыши! Дыши со мной! – Дженсен, поверженный на землю и придавленный сверху одним из стражей, продолжал хрипло кричать, не обращая внимания на боль во вновь закровивших ранах. – Дыши! Ра-а-аз. Вдох. Два. Вдох…
Еще раз конвульсивно дернувшись, Джаред замер, широко разбросав руки и уставившись невидящем взором в потолок.
- Нет. Пожалуйста… Нет… – шептал Дженсен, не сводя с него взгляда, мелко лихорадочно дрожа.
- Ну, вот, - нахмурился Курт. – Все карты спутал, - он медленно подошел к неподвижному человеку. – И что теперь прикажете делать? – бандит задумчиво разглядывал Падалеки. – Вот тварь. Думаешь, если ты сдох, я должен буду отпустить этих двоих? - Курт в сердцах пнул распростертое тело. – И не подумаю. Будем считать, что ты никого не выбрал, - отморозок довольно хмыкнул. – А? Хладный трупик, - он подцепил носком ботинка безвольную руку, приподнял и зашвырнул на грудь Джареда. Медленно, подчиняясь стянутым мышцам, рука снова сползла на землю. – Ты что, действительно умер? – подозрительно прищурился Курт и инстинктивно склонился к Падалеки, собираясь прослушать пульс.
Джаред метнулся, словно выстрелившая пружина, мгновение, и его руки обвиваются вокруг торса противника, колено бьет по ногам, повергая на землю, секунда, и он оказывается сверху, оглушая бандита внезапным падением, миг, и пистолет из руки Курта перекочевывает Джареду.
- Я выбрал, - негромко шепнул он, глядя на удивленно расширившего глаза отморозка. Дуло прижалось ко лбу, и помещение ангара разорвало гулким выстрелом.
Люди, пораженные произошедшим и не успевшие среагировать, неподвижно замерли.
Джаред поднялся, вытирая с лица окровавленные ошметки, с волос капали крупные черные капли, рубашка была залита кровью и забрызгана кусочками кости и мозгов.
- Ну? Кто-то еще хочет поиграть в судью и палача? – глухо прохрипел он, обводя тяжелым взглядом присутствующих.
Опомнившиеся бандиты защелкали предохранителями пистолетов, наводя их на Джареда.
- Джей, - Дженсен, которого отпустили тоже пребывающие в состоянии шока охранники, смог подняться, правда, сильно шатаясь и дрожа. С трудом удерживаясь на ногах, он шагнул к Падалеки, намериваясь встретить смерть рядом. – Ты молодец, - он ласково улыбнулся.
Джаред сцепился с ним взглядом, не обращая внимания на взметнувшееся в их сторону оружие, желая чтобы последнее, что он увидит перед смертью, была глубокая, излучающая тепло и нежность зелень любимых глаз.
- Не стрелять! – разнесся зычный окрик по ангару, и на сцену выступил шериф, все это время не вмешивающийся. – Опустить оружие! – он обвел холодным взглядом все еще удерживающих стволы бандитов, того и гляди, готовых пустить шальную пулю. – Я кому сказал, оружие в пол! – грянул еще громче, привлекая внимание одурманенных алкоголем и травкой, находящихся в смятении духа, только что потерявших своего босса людей, и бесстрашно шагнул к обратившим на него взгляд пленникам.
Джаред даже не шелохнулся, не поднял пистолет, который все еще сжимал в руке, он просто равнодушно и опустошенно смотрел на приближающегося человека. Дженсен же, подошедший вплотную к другу, сжав его свободную руку в своей, пристально следил за шерифом, прикидывая в уме, чем им может грозить появление нового персонажа в их затянувшейся, трагической пьесе.
- Как я понимаю, - останавливаясь в опасной близости, заинтересованно рассматривая друзей, проговорил шериф, – выбор Джаред все-таки сделал. И один человек мертв. Так? – он вопросительно посмотрел на зрителей.
После нескольких секунд недоверчивого молчания послышались неуверенные поддакивания.
- А это значит, что все оставшиеся в живых свободны.
- Но Курт говорил лишь об одном, - раздались возмущенные голоса.
- А я сказал - все, - насупился шериф. – Или кто-то хочет со мной поспорить?
Находящиеся в ангаре полицейские, повинуясь невысказанной воле своего лидера, поигрывая оружием, принялись многозначительно рассматривать присутствующих бандитов, с которыми только что мило веселились.
- Кстати, вы в курсе, что вам понадобиться новый босс? – продолжал шериф, скользя холодным, равнодушным взглядом по хмурым лицам окружающих их людей.
В ангаре резко наступила тишина.
Удовлетворившись произведенным эффектом, полицейский вновь развернулся к пленникам.
- Пистолет, - он протянул руку к Джареду.
Молча, без сопротивления, Джаред вложил в раскрытую ладонь ствол и безвольно свесил руки, ожидая дальнейшей расправы.
Но вместо этого шериф едва заметно, уважительно кивнул:
- Я солдат, - негромко произнес он. – Повидал многое. И я умею проигрывать. Тем более, когда проигрываешь достойному, - он пристально заглянул в глаза мужчинам, убедившись, что смысл сказанного дошел до пленников. – Убирайтесь. Все трое. У вас есть сутки, чтобы покинуть остров. Даю слово, что в эти часы ни одна муха не пролетит рядом с вами. А дальше пеняйте на себя. С этого момента у вас появилось достаточно врагов. Поэтому не советую никогда больше приближаться к нашему острову. Все слышали? - вскричал он уже громко для остальных. – Я даю им ровно сутки, начиная с этой минуты, чтобы покинуть наш остров. И не дай бог за это время с ними хоть что-то случиться! Я найду виновного и, в отличии от Курта, церемониться не стану. Ясно?
- Да, - раздались приглушенные голоса.
- Замечательно, - он вновь сосредоточился на пленниках. – Все, уходите! Немедленно! И Бог вам в помощь…
Джаред продолжал стоять истуканом, недоверчиво глядя на шерифа. Дженсен поманил Данниль, зацепив за руку подошедшую девушку, ответно кивнул шерифу и медленно двинулся к выходу, утягивая за собой друзей.
Они шли к распахнутым настежь дверям, в просвете которых виднелось залитое солнцем, покрытое бурьяном некогда картофельное поле, провожаемые презрительными, возмущенными, ненавидящими, равнодушными, одобрительными, уважительными взглядами, все еще не веря тому, что все закончилось, что они живы, что совсем скоро покинут ненавистный остров и окажутся дома.


17 дек 2010, 22:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2008, 23:41
Сообщения: 27
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Изображение

- Мальчики, давайте быстрее! Ну, сколько можно? – возмущалась в холле Данниль, тем не менее сама все еще продолжая крутиться перед большим настенным зеркалом, беспрестанно поправляя вымытые и тщательно уложенные феном, выпрошенным у соседки, волосы. – Каждая лишняя секунда меня физически убивает!
- Не накаркай, - отозвался Дженсен, стоявший в проходе в комнату, опершись о косяк двери.
- Кажется, все, - Падалеки еще раз окинул взглядом свою небольшую холостяцкую квартирку. – Вроде ничего не забыл, - он застегнул дорожную сумку и присел на кровать рядом, прикрывая глаза. – Поверить не могу, что все это произошло со мной. Сейчас это кажется каким-то пьяным бредом.
- Это произошло с нами, - поправил его Дженсен, приближаясь. – И это все еще действительность.
- Не знаю, - мотнул головой Падалеки. – У меня чувство, словно я видел странный, безумный сон, и как будто я только что проснулся и…
Дженсен остановившись возле мужчины, протянул руку, желая дотронуться до него, но замер, не смея прикоснуться.
- И все стало на свои места, - продолжал Джаред. – Мне не привыкать переезжать с места на место, так что даже это не кажется для меня странным. Жизнь возвращается в привычное русло. Все заняты своими делами. Ничего не изменилось… Все по-прежнему…
- Это же хорошо, Джаред, - мягко улыбнулся Дженсен, скрещивая руки на груди, так и не решившись на контакт. – Чем скорее ты окунешься в повседневную суету, тем быстрее залечатся раны.
- Наверное, - кивнул Падалеки, распахивая глаза, изучающе глядя на Дженсена. – Наверное, это хорошо.
- Ма-альчи-ки! – снова заныла Данниль.
- Уже идем, - крикнул в ответ Джаред, хлопая себя по коленям и поднимаясь. – Она права, нам пора.

Изображение

Подержанный, но ухоженный заботливой рукой хозяина Ровер свернул на тихой улочке к белоснежному трехэтажному зданию, расположенному в небольшом тенистом парке на окраине города. Большие двухстворчатые металлические двери впустили друзей в гулкие, пахнущие хлоркой, широкие коридоры местного госпиталя.
- Мистер Эклз! - воскликнул заприметивший их высокий молодой человек в белом халате, склонившийся над раскрытым журналом с медицинскими записями. – Хорошо, что вы зашли. Как раз собирался вам звонить. Я все-таки продолжаю настаивать на вашей госпитализации и скрупулезном, основательном лечении с последующей реабилитацией.
- Я понимаю доктор, - приветливо улыбнулся Дженсен. – Тем не менее, я продолжаю отказываться, - он признательно склонил голову. – Но я обязательно учту ваши рекомендации и немедленно отправлюсь в ближайшую больницу, как только окажусь дома.
- Так и быть, - тяжело вздохнул доктор, то ли разочарованный потерей состоятельного, именитого клиента, то ли действительно до глубины души обеспокоенный его здоровьем. – Зайдите ко мне в кабинет, я запишу все, что мы сделали и назначили, предъявите своему лечащему врачу.
- Отлично, - благодарно поклонился Эклз.
Не дожидаясь окончания разговора Дженсена и доктора, Данниль и Джаред прошествовали дальше по коридору, достигнув прозрачных широких дверей с надписью «Реанимация», облачились в предложенные им дежурной медсестрой белоснежные накрахмаленные халаты и вошли в другое крыло больницы, двигаясь к заветной палате.
- Чад!
Данниль радостно всплеснула руками и заняла привычное место справа у кровати, взяв свободную от катетера руку раненого, поглаживая его ладонь.
- Я ужасно соскучилась.
- Уже? - сонно улыбнулся мужчина. – Не прошло и часа.
Джаред придвинул стул, тоже устраиваясь рядом.
- Как ты?
- Расслабляюсь, - коротко усмехнулся Мюррей. – В кои-то веки выдалась свободная минутка… Почему бы не потратить ее на себя?
- Некоторые люди не меняются, даже если их переехало катком, - хмыкнул Джаред.
- Ну, допустим, каток меня еще не переезжал, - парировал Чад, медленно проговаривая каждое слово. – И очень надеюсь, что ты меня до этого не доведешь. А так - пара мелких царапин, на которые даже не стоит обращать внимания, - Чад ласково посмотрел на девушку, печально разглядывающую многочисленные трубки, тянущиеся от тела мужчины к установленным возле кровати попискивающим аппаратам и капельницам. – Не переживай! Я скоро встану на ноги. И мы еще заставим этот мир вздрогнуть!
- Обещаешь? – деловито поинтересовалась Данниль.
- Ваши предложения? – вопросом на вопрос ответил Чад.
- Хочу на море, - простонала девушка, закатывая глаза. – Золотые пляжи, ласковое солнце, минимум народа. Хочу просто валяться на песке, попивать текилу и не думать ни о чем.
- Будет тебе и море, и текила, - улыбнулся Чад. – А из народа лишь один, приставучий, изголодавшийся молодой человек. Если, конечно, ты согласишься составить мне компанию?
- Правда?! – Харрис недоверчиво расширила глаза. – Ты клянешься?
- Разве я давал тебе повод во мне усомниться?
- Нет! – преданно, восхищенно глядя на мужчину, срывающимся голосом прошептала девушка. – Ты мой герой!..
- О да, - нисколько не смущаясь, согласился Чад. – Я еще и не такое могу.
Падалеки прикрыв рот ладонью, спрятав улыбку, следил за собеседниками.
- Вижу, вы тут не скучаете, - присоединился к друзьям задержавшийся Дженсен. – Отлично выглядишь! – отсалютовал он Чаду.
- Ты тоже ничего, - отозвался Мюррей, приветливо кивая. – Учитывая количество нашпиговавшего тебя свинца.
- Что поделаешь? - картинно развел руками Эклз. – Магнетизм - дело тонкое.
- И главное не каждому дано, - подхватил Мюррей. – Особенно если взять во внимание стержень всех наших бед… - они заговорщически переглянулись.
- Я не понял, - изогнул брови Джаред. – О чем это вы сейчас? - он с подозрением оглядел друзей.
- Не о чем, а о ком, - важно оттопырил губы Чад. – И не надо невинно хлопать глазками. Это именно твою задницу вечно тянет на приключения.
- Неправда! - возмущенно воскликнул Падалеки. – Я тут ни при чем…
Друзья расхохотались, глядя на обиженного, ничего не понимающего друга, внезапно покрасневшего, после осознания как двусмысленно звучит сказанная Чадом последняя фраза.
- Да ну вас… - он обиженно нахохлился.
Переведя дух, попив воды из поднесенного Данниль к губам стакана, Чад спросил:
- Когда уезжаете?
- Прямо сейчас, - посерьезнел Джаред. – У нас осталось каких-то три часа. Не думаю, что нужно злоупотреблять гостеприимством.
- Да, лучше не стоит, - Чад длинно вздохнул. – Вот поправлюсь и тоже подумываю свалить отсюда. Что-то мне этот островок больше не кажется заманчивым и уютным.
- Куда хочешь уехать? - заинтересовался Дженсен.
- М-м-м, - задумался Мюррей. – Рассматривается несколько городов-претендентов. Но с наибольшим перевесом голосов идет Лос-Анжелес.
- Серьезно? – Данниль недоверчиво распахнула глаза.
- Отличный выбор, - одобрительно кивнул Дженсен.
Джаред только хмыкнул, рассеянно слушая друзей, витая где-то в собственных мыслях.
- Если так, - улыбнулся Эклз. – Значит, мы еще обязательно увидимся.
- Всенепременно, - согласился Мюррей, вновь сцепившись взглядами с Данниль. - Что-то мне подсказывает, что мы будем видеться достаточно часто.
Харрис тоже счастливо улыбалась, слегка раскрасневшись от нахлынувшего предвкушения.
- Буду только рад, - отозвался Дженсен.
- Ладно, нам пора, - прервал друзей Джаред. – Не пропадай. Будь на связи, – обратился он к Чаду.
- Да куда ж я денусь, - хмыкнул тот. – Валите уже… Довершите начатое.
Данниль склонилась, нежно целуя Мюррея в губы. Мужчины поочередно коснулись его ладони, осторожно пожимая, и, попрощавшись, направились к двери.
- Джен, - окликнул Чад выходившего последним Дженсена, тот обернулся, останавливаясь. – Спасибо за Джареда.
- Это не моя заслуга, - покачал головой Эклз. – Джаред всех нас спас.
- Ты знаешь, о чем я, - воспротивился Чад. – Джей стал другой. Я еще не совсем понял, какой. Но мне определенно нравится этот новый образ.
Дженсен мягко улыбнулся.
- Он хороший человек, Дженсен. Несмотря на все его недостатки. Жаль только, что всегда все принимает слишком близко к сердцу. Душевные раны для него намного ощутимее физических. Не сломай его.
- Я буду очень осторожен, - кивнул Эклз, подняв руку в клятвенном жесте. – Выздоравливай, Чад! И береги себя! – и вышел из палаты.

Покинув больницу, друзья вновь заняли свои места в автомобиле.
- Ну что, мост «Конфедерации»? – спросил Джаред, поворачивая замок зажигания.
- Мост «Конфедерации», - задумчиво глядя вперед, отозвался Дженсен.

Изображение

Город, по которому они ехали, жил своей медленной, вяло текущей жизнью, присущей всем малочисленным провинциальным городкам. Небольшое количество встречных машин, шумно беседующие на тротуарах соседи, периодически вальяжно шествующая через дорогу живность, совершенно игнорирующая автомобили. Прохладный океанский ветер гонял туда-сюда облетевшую с деревьев листву, порой донося до слуха пронзительные крики чаек. Белье, сохнущее на веревках, натянутых прямо между тесно стоявшими домами, трепыхалось на ветру, словно разноцветные флаги. Все было слишком мило, слишком мирно, слишком безмятежно…
- И все-таки, несмотря ни на что, здесь здорово, - вздохнула Данниль.
- Не вздыхай, - отозвался Джаред. – На свете еще предостаточно славных местечек, где, возможно, и для нас найдется тихий уголок.
- Нет, - девушка отклонилась на спинку сиденья, следя за солнечными бликами, отражающимися на металлических участках салона. – Я человек не деревенский. Отдыхать одно дело, и это хорошо в одиночестве. А вот проводить основную массу времени люблю в центре внимания.
- Оно и видно, - хмыкнул Джаред, и они снова замолчали.
Дженсен все так же отрешенно смотрел в окно, не участвуя в беседе.

Мост «Конфедерации» встретил их явным оживлением. На выезде даже скопилось несколько машин. Дверь в будку охраны была закрыта, и, лишь когда они, подъехав к терминалу, оплатили проезд, опустив монетку в прорезь автомата, дверь отворилась, выпуская наружу молодого человека, говорящего по телефону и провожающего их долгим, пристальным взглядом.
- А вот и наши старые знакомые, - следил за ним в зеркало заднего вида Джаред.
- О, боже! - вскликнула Данниль.
- Все будет хорошо, - уверенным голосом успокоил друзей Дженсен. – Не думаю, что у них сейчас есть время заниматься нами. У них там небольшой переворот в верхушке. Это куда как интереснее. А это, - он пожал плечами. – Просто удостовериться, что мы покинули остров.

Казалось, мост никогда не закончится. Они летели по серому извивающемуся полотнищу дороги на максимально возможной для проезда здесь скорости, а он все тянулся и тянулся. Короткие восемь миль показались для них несоизмеримой вечностью. Очертания материка становились все ближе и ближе, и вот, наконец, их принял в свои объятия Нью Брунсвик, сразу окунув в бурлящую суетой жизнь мегаполиса.
- Прибыли, - сообщил Джаред, паркуясь на стоянке местного аэропорта, с большим трудом найдя свободное место на запруженной машинами площадке.
- Ох! Я все еще не могу поверить, что скоро окажусь дома. В своей уютной, самой лучшей на свете квартирке. Скорее! Скорее! На ближайший рейс в аэропорт Галифакс, а оттуда в Лос-Анжелес, - щебетала Данниль, выбираясь из машины.
Джаред не шелохнулся.
- Так, я за билетами, - не унималась Харрис. – Давайте ваши паспорта.
- Данниль, иди, - попросил Дженсен. – Займи очередь, мы догоним.
Оглядев притихших друзей, девушка возмущенно свела брови, но больше ничего не сказав, захлопнула дверцу, оставляя мужчин наедине.
- Джей, - окликнул Дженсен уставившегося в окно Джареда.
- Вот и все, - не поворачиваясь, произнес Падалеки. – Приключения закончились. Нужно начинать жить. Заново.
- Куда ты сейчас? - тихо спросил Эклз.
- Понятия не имею, - пожал тот плечами. – Домой? В Техас? Вряд ли… Разве что погостить пару недель. А так… Буду подыскивать себе новый остров.
- А я вот уже нашел, - мягко, доверительно сообщил Дженсен. – Свой остров.
- Да? – Падалеки развернулся, удивленно изгибая брови.
Протянув руку, Дженсен коснулся его лба, разглаживая пролегшие по нему тонкие морщинки:
- Я знаю, что мне нечем тебя заинтересовать, - он тепло смотрел ему в глаза. – Могу только предложить скучную, монотонную, суетливую, без всяких погонь, смертельных опасностей, перестрелок, взрывов, кровопролитных стычек и всего остального подобного добра жизнь… Рядом со мной. Как ты на это смотришь?
- Без опасностей и взрывов, говоришь? – Джаред скептически сморщился, в задумчивости поджимая губы. – Это так скучно и непривлекательно. Хотя… - протянул он, продолжая делать задумчивый и неуверенный вид. – Можно конечно попробовать, - наконец выдал он, обращая взгляд на беззвучно смеющегося Эклза. - Чего ты веселишься? – тут же надулся Джаред, оттопыривая нижнюю губу.
- От облегчения, - улыбался Дженсен. – Боялся, что ты мне откажешь, - и, запустив пальцы в его волосы, разлохмаченные ветром, задувающим в открытое окно, обхватив ладонью затылок, потянул парня к себе, желая получить вожделенный, жаркий поцелуй.

Изображение


17 дек 2010, 22:20
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2010, 22:49
Сообщения: 284
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Предварительные слова.

Во-первых, гифка-разделитель классная! И сама идея, и исполнение: необычно, но при этом ненавязчиво и не отвлекает внимание. Впечатление только положительно. Соответствует ли тексту - смогу оценить после прочтения.

Во-вторых, текст. К сожалению, нет пока отдельной общей темы, потому что это замечание касается почти всех авторов. vavulon, я очень-очень-очень благодарна вам и всем, кто выкладывает версии для скачивания. Это с вашей стороны такое уважение к читателям; вы экономите мне и всем, кто переносит тексты на ридеры-телефоны-смартофон-кпк, время и силы, и не знаю, как другие, а я вашу заботу очень ценю. Но, авторы, милые, почему ж вы когда текст выкладываете, вписываете в название файла только название фика? Почему ж вы не пишете свое собственное имя? Стесняетесь? :) Право, не стоит. С именем автора тексту на винте в сборище других текстов гораздо сложнее потеряться или перепутаться, имя автора запоминается, по нему будут искать ваше творчество, имя - это же брэнд, репутация, капитал. Имя - это то, по чему отличают людей в интернете и в реале, так чего ж никто связывает свое имя и название в файлах? Для меня это одна из самых больших загадок ББ-2010 ;-)

_________________
Фикрайтер, помни: "долбаный" пишется с одной Н, а "завороженно" - с двумя!


18 дек 2010, 00:48
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:19
Сообщения: 279
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
vavulon :heart: :squeeze: :squeeze: :squeeze:
я уже высказалась в дневе...http://www.diary.ru/~01000100/p136997369.htm#more2
а тут я :hlop: :hlop: :hlop:
в общем, спасибо девочки!!! :flower: :flower: :flower: :flower:
арты хорошие, а разделители акцентируют внимание именно на цели моста, как пути к спасению :vo:


18 дек 2010, 01:06
Профиль

Зарегистрирован: 11 янв 2010, 19:56
Сообщения: 3
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
- Да, я гей, - горделиво задрал голову караульщик. – Иван Макарыч. А вас как величать?
эта фраза меня покорила))) замечательный текст!!!!!!!! и разделители - супер)


18 дек 2010, 01:25
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 сен 2009, 12:26
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Это лучший текст из всех на этом ББ. Спасибо)

_________________
— Fuck... shit... Jesus!
— Fuck, shit, Jesus — right.


18 дек 2010, 02:31
Профиль

Зарегистрирован: 27 ноя 2010, 20:35
Сообщения: 4
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
просто класс :)


18 дек 2010, 16:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Так напряжённо... Каждый раз, даже во время затишья, ожидаешь какой-нибудь вспышки. За это ощущение - отдельный респект.
Очень понравилось. Понравилось постоянное действие и между ним всплески выяснения отношений у Джеев. Понравились второстепенные персонажи. И, конечно, Данниль и Чад. Отдельное спасибо за Дани - она тут очень классная.
За Джеев даже не говорю - :heart:
Спасибо большое за эту замечательную историю!

Мост на разделителях очень понравился - как напоминание о том, к чему стремится вся история. И сам арт очень красивый.

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


18 дек 2010, 16:42
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 дек 2010, 18:38
Сообщения: 118
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Читала взахлеб. :popcorn: Шедеврально. Нет, серьезно! Всей команде - золотую медаль, бухло и кресло с бархатной обивкой!

_________________
- Эй, босс! Там «колесники» гоняются за Йансоном!
- Всем флотом, что ли?
- Так точно!

(с) Звездные войны, Эпизод VI


18 дек 2010, 17:50
Профиль

Зарегистрирован: 17 окт 2008, 10:15
Сообщения: 70
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Класс! Очень динамично и захватывающе! Потрясающие герои! Очень понравилась Даниль, смотрелась очень гармонично! Великолепный арт! Просто не к чему придраться, как кино посмотрел! Браво!!! :hlop: :hlop: :hlop:


18 дек 2010, 18:06
Профиль WWW
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Действительно, очень динамично и сюжет на уровне. Понравилось. Только одно но: Дженсен просто мачо, с двумя пулями, в предплечье и боку (даже если не задеты жизненно важные органы, ранение в брюшную полость вызывает сильную кровопотерю, а учитывая что кое-какую помощь ему оказали спустя какое-то время, крови он должен был потерять достаточно) у него встал. Джаред просто волшебник.


18 дек 2010, 18:27
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 дек 2009, 20:30
Сообщения: 258
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Прочитала на одном дыхании! Большое спасибо за такую захватывающую и интересную историю! :hlop: :flower:


18 дек 2010, 19:22
Профиль
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Фик понравился. Очень легкий язык, читается на одном дыхании, ни одной шероховатости. Экшн такой драйвовый, что постоянно переживаешь за героев. Второстепенные персонажи яркие, запоминающиеся. Только где они загранкой нашли Иван Макарыча интересно? Чисто русский персонаж со своей наливочкой. Ладно, он придает колорит))), комичен и трагичен одновременно. "Колосковое путешествие" просто прелесть! А ожидание НЦы делает ее такой возбуждающей...
Единственно, я подумала, что вся ситуация с попаданием двух известных людей в зону "владычества" мелких Божков типа Курта и шерифа несколько неправдоподобна, но вспомнила американские боевики, где такие ситуации не редкость. Главное - фантазия и труд автора дали возможность окунуться в мир опасности, приключений, самопожертвования, любви.
Разделители - супер! Спасибо всем, кто работал над этой интересной вещью!


18 дек 2010, 21:44
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2010, 21:18
Сообщения: 107
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Впечатлил арт к фику "Восемь. Миль. До. Жизни…" - Feyt.

Все в нем выстроено логично, продуманно, ничего лишнего и в то же время цепляет. Великолепный подбор цветов для арта или как это называется правильно - не знаю, но их сочетание - просто совершенно.То что нужно - ни добавить , не убрать.
Супер -задумка с мостом, это выплывающее из ниоткуда пространство - завораживает, делает перспективу арта настоящей.
Арт- для глав- с прицелом - о, кажется, что смотришь в сама в прицел , пытаясь разглядеть, что там, далеко впереди, найти цель.
И в конце фика, на сладкое - потрясная картинка с главными героями, которая придает законченность всему .Арт наполнил фик яркими красками , придал ему атмосферность и целостность.Это - работа мастера.Спасибо за такую красоту. :heart:


18 дек 2010, 23:07
Профиль
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
достаточно жесткая, трагичная, но очумительная история!!!!! Читала взахлеб! Неимоверно понравилось! Спасибо тем, кто трудился над ней!


18 дек 2010, 23:56

Зарегистрирован: 11 сен 2010, 14:02
Сообщения: 23
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Ммммм :flower: сколько захватывающих приключений :heart:
Так здорово :super:


19 дек 2010, 02:20
Профиль WWW
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Очень понравилось!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


19 дек 2010, 09:17
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 дек 2010, 01:21
Сообщения: 85
Откуда: Московская область
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
Vavulon, спасибо! :flower:
Очень захватывающая история, интересные герои)
Дженсен и Джаред, им обоим пришлось пережить такие опасные испытания, и они их достойно прошли, такие замечательные) :inlove:
Понравилась Данниль, смелая и отчаянная, и как здОрово, что и она нашла своё счастье в лице Чада.
Курт и его банда, получились настоящими злодеями, на головы которых по ходу прочтения, призывал всевозможные кары.
Feyt, арт восхитителен! :inlove: А особенно зацепил мост в оптическом прицеле)

_________________
Дата регистрации на Diary 24 октября 2008
http://www.diary.ru/~Chesy/


19 дек 2010, 16:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: "Восемь. Миль. До. Жизни…",AU,Джаред/Дженсен,NC-17,Vavulon
vavulon
Очень динамично, горячая НЦа, в общем здорово :)

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


19 дек 2010, 18:16
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 47 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yahoo [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.045s | 18 Queries | GZIP : Off ]