Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:39




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2  След.
Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Изображение

Название: Самые великие песни в истории
Автор: Andrew Clean
Бета: Iland
Автор арта: thegamed
Виддер: Гнев Иштар
Пейринг: Сэм/Дин
Жанр: драма, детектив, романс
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: квази-АУ, смерть второстепенных персонажей
Примечание: некоторые персонажи позаимствованы у Эрла Стенли Гарднера
От автора: Автор благодарит свою команду – Iland, thegamed и Гнев Иштар за великолепно проделанную работу, а также за постоянную моральную поддержку, свою супругу Lina Clean за поддержание духа и конструктивные замечания, Naisica - за помощь и добрые слова, создателей сериала «Сверхъестественное» за отличный канон, всех потенциальных читателей – за то, что обратили внимание на этот текст.

Изображение

Скачать текст с артом в pdf
Скачать текст с артом в rtf
Скачать только текст в doc

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:24
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Изображение
Саммари: Дин Винчестер - опасный сумасшедший, сбежавший из психиатрической лечебницы строгого режима, в которой находился восемь лет. Среди симптомов его заболевания - яркие галлюцинации, бред, мания преследования, больной потенциально опасен для окружающих. Полиция ведет усиленный розыск. За помощью в поимке беглеца сыщики обращаются к его брату, студенту Стэнфордского университета Сэму Винчестеру. Тот соглашается помочь. Однако через некоторое время парень тоже пропадает.

Как бы люди ни старались забыть прошлое,
прошлое их никогда не забудет.
(«Дьявол»)


Пролог. Population: 48
Изображение
Город Брайансетвиллоуз, штат Мичиган, был настолько маленьким, что букв в его названии было едва ли не больше, чем жителей в нем. А ведь пару десятков лет назад он даже процветал. Пока неожиданно для всех хозяева фабрики, на которой работал почти весь город, не решили свернуть производство. Вот так просто – закрыли ее, в один день расплатились с рабочими и исчезли в неизвестном направлении.
Жители Брайансетвиллоуза тоже постепенно разъехались, закрылась местная школа, вскоре прикрыли аптеку и пару магазинов. Так и остались в городке две достопримечательности – дешевый бар, в котором по вечерам собиралось почти все население города, да телефонная будка на центральной площади. Ей давно не пользовались, но она все равно функционировала. Все жители городка, которых осталось около сорока человек, не признаваясь друг другу в этом, хотя бы раз в пару дней снимали трубку – послушать гудки и убедиться, что окружающий их мир не исчез, что где-то там есть люди, готовые ответить тебе «Алло?»
Возможно, теперь эта телефонная будка станет темой разговоров на долгие-долгие месяцы зимы, когда из-за занесенных снегом дорог невозможно добраться до ближайших островков цивилизации. Потому что сейчас к будке нетвердыми шагами приближался человек, которого в Брайансетвиллоузе раньше никогда не видели. Человек был, похоже, очень высок и строен, но сейчас об этом можно было только догадываться, поскольку он горбился и подволакивал одну ногу. На нем были перепачканные джинсы, на долю которых в последнее время, видимо, выпало много приключений, и щегольская рубашка, из тех, что впору надевать только на танцы – если бы в этом городке было место, где танцевать.
Парень подошел к будке. Да, это был именно молодой парень, хотя сейчас это трудно было понять – длинноватые для здешней моды волосы и лицо засыпала мелкая древесная пыль, как будто пришлый весь день провел на лесопилке. Опершись рукой о металлическую стенку, он оставил на ней красный мазок. Сняв трубку, он с минуту смотрел на полустертые цифры на кнопках аппарата, словно соображая, что они обозначают. Затем решительно забарабанил по ним пальцами. Звонок делался за счет вызываемого абонента, поэтому парню пришлось подождать, пока будет получено согласие того, кому он звонил. За это время он два раза согнулся так, будто его мучили нестерпимые боли в животе. Но когда в трубке раздался безразличный мужской голос, он выпрямился и заговорил спокойно и хрипло:
- Мистер Трегг? Это Сэм Винчестер. Вы хотели знать, где находится мой брат?
Трубка в ответ взорвалась бурей эмоций.
- Да. Город Брайансетвиллоуз. Да, именно там.
Буря эмоций продолжилась.
- Мы в белом особняке в центре города. Приезжайте сюда быстрее. Я связал его и положил в гостиной на диван. Вы сможете спокойно заполучить его.
Изображение
Последовало еще несколько «да», после которых Сэм Винчестер повесил трубку. Он снова как-то сгорбился, затем обвел взглядом площадь городка. Она была выложена брусчаткой, накалившейся сейчас от солнца. Сэм мимолетно подумал, как хорошо, что у его ботинок такая толстая подошва. Окружавшие площадь одноэтажные и двухэтажные дома не подавали никаких признаков жизни. Даже кот, застывший в одном окне, казался неуклюжей подделкой под живое существо. Сэм покачал головой, из-за чего пыльные волосы хлестнули его по щекам:
- Вот блин, даже спросить некого. Если бы Каин был младше Авеля, хватило бы ему тридцати серебренников на телефонный звонок?
Произнеся эту галиматью, Сэм закашлялся, согнулся и похромал прочь с залитой палящим солнцем площади посреди самого забытого богом места.


Глава 1. Born beneath an Angry Star

Изображение
Если бы лейтенанта Трегга спросили, каким образом новый посетитель проник в его кабинет, он бы поклялся, что тот прилетел через открытую форточку. По крайней мере, дверь кабинета не хлопнула, как это с ней бывало при сквозняке, а секретарша Люси не заорала истошным голосом: «Сэр! Тут к вам рвется какой-то идиот!»
Нет, незваный гость словно материализовался на стуле возле его стола и оповестил о своем появлении тяжелым вздохом, как умирающий от фатального недуга. Артур Трегг вздрогнул – больше всего на свете он терпеть не мог непредсказуемость. Именно с непредсказуемостью бороться он пришел в полицейскую академию тридцать лет назад. А теперь безобразие творилось в его участке. Он возмущенно воззрился на посетителя.
Первая ассоциация, пришедшая ему в голову, - большая летучая мышь. Впрочем, визитер снял черное пальто с широкими рукавами и тут же превратился в хорька – такого, каким его представлял Трегг, - маленького, юркого, с неприятным, жадным взглядом.
- Здравствуйте, господин лейтенант, - проговорил он быстро, - позвольте представиться, меня зовут Манн, Уилфред Манн, и я к вам по сугубо конфиденциальному вопросу.
И сразу вся таинственность спала, ибо таких «конфиденциальных посетителей» к Треггу приходило по десятку в день. К тому же, в кабинет ворвалась Люси, визжа, что она не виновата, чертов посетитель сам просочился в щель под дверью…
- Спасибо, Люси, я сам разберусь, - Артур улыбнулся секретарше и обернулся к посетителю. – Слушаю вас, господин Манн.
- Я заместитель главного врача психиатрической клиники «Пойнтвью», - пробормотал себе под нос гость. – И от имени руководства нашей клиники я прошу вас помочь нам в поиске сбежавшего пациента.
Треггу сразу же стало все понятно. Он лениво потянулся и посмотрел в завешенное жалюзи окно. Там было видно только бесконечное голубое небо с небрежными мазками редких облаков и парой галочек, обозначавших птиц. Артур Трегг всю жизнь верил в закон и порядок. Наверное, именно поэтому он и парился до сих пор в звании лейтенанта. Что давало Сэди повод упрекнуть его в отсутствии амбиций. Трегг вздохнул. Амбиции-то у него как раз и были, просто желал он не того, о чем мечтали многие. Он просто хотел, чтобы там, где он работал, ни один добропорядочный гражданин не боялся выходить вечером из дома. И ему становилось очень неприятно, когда ему намекали, что за исполнение своих прямых обязанностей он получит дополнительные деньги.
- Вам необходимо написать заявление о пропаже, наш дежурный примет его. Мы будем расследовать это дело так же тщательно, как все остальные дела.
Трегг вежливо улыбнулся, намекая на то, что назойливому посетителю пора удалиться. Но тот только посмотрел на него и опять улыбнулся, святоша, черт подери.
- Господин Трегг, я боюсь, что вы не совсем меня поняли. Я вовсе не хочу сказать, что ваши подчиненные не справятся с этой задачей. Я имел в виду, что хочу попросить вас о конфиденциальном расследовании…
Трегг поднял руку вверх, прося тишины. Птица за окном резко слетела вниз, как бы намекая, что пора уже лейтенанту и пообедать.
- Для конфиденциальности можете нанять частных детективов, я могу порекомендовать вам…
- Пожалуйста, выслушайте меня, - на руку Трегга опустилась ладонь. Лейтенант посмотрел на высохшую, пергаментного цвета кожу незваного визитера и вздохнул, давая знать, что готов слушать. Но, пожалуй, недолго.
- Наша клиника имеет очень хорошую репутацию, - Манн сложил коричневые ручки так, словно собирался запеть заупокойную. – Скажем, иные люди платят большие деньги, чтобы их родственники находились у нас в самых комфортных условиях. Если они узнают, что из нашей клиники совершен побег… Боюсь, они будут недовольны и переведут наших пациентов в другие больницы.
Трегг покивал. Он прекрасно понимал все это. Не понимал он только одного:
- Вы меня не убедили. Я так и не осознал, почему должна разыскивать вашего беглеца мичиганская полиция, а не суровый Майк Хаммер.
Манн с готовностью ответил:
- Но у вас гораздо больше ресурсов! Все сыщики штата готовы кинуться вперед по вашему свистку!
- Они кинутся и по вашему, - безразлично ответил Трегг. – Если вы подадите официальное заявление.
Он видел Манна впервые в жизни, но уже сочувствовал сбежавшему пациенту.
- Скажу честно, - глухо проговорил Манн. – На карту поставлена не только репутация нашего заведения, но и его финансовое благополучие. Поэтому мы не поскупимся на оплату вашего труда. Если вы не захотите принять ее лично, мы можем проспонсировать улучшение технической базы вашего участка.
Лейтенант задумался. То, что он делал для своего участка, фактически выписывало ему индульгенцию – в собственных глазах, а особенно в глазах Сэди. Федеральные власти не особенно-то раскошеливались на самые нужные для полиции вещи. Артур с отвращением посмотрел на монитор, занимавший половину стола. Даже в детских садах давно пользовались жидкокристаллическими.
- Хорошо, рассказывайте, - бросил Трегг.
Манн торжествующе выпрямился:
- Вы не пожалеете, лейтенант. После того, как я расскажу вам историю Дина Винчестера, вы меня поймете.

Иногда бывает странно – смотреть на свое отражение и произносить собственное имя. Кажется, что они совсем не сочетаются. Вот нос, ну да, нос, веснушки там, которые хотел спрятать, стереть, вывести в средней школе… Но потом самая популярная девчонка в школе – какой школе? ну, какой-то из прочих – сказала, что эти веснушки – самое сексуальное в его внешности. Потому что хочется поцеловать каждую веснушку отдельно. На этом носу не было прыщей даже во время его тинейджерства, и он знал этот нос досконально, сколько раз в день смотрел на него в зеркало. И так странно думать, что этот нос, да, и эти губы – ха, тот парень неплохо получил в морду, когда назвал их «лучшим выбором для минета» - как, кстати, звали того парня? Да кому это интересно! – что эти губы могут иметь что-то общее с именем «Дин Винчестер». Это имя из криминальных сводок, введи его в поисковик – и обнаружатся такие ссылки, после которых Дин Винчестер покажется дьяволом во плоти. Как оказывается, в очень знакомой плоти, с веснушчатым носом и обветренными губами.
А иногда бывает наоборот: говоришь себе: «Я Дин Винчестер», - и странно становится, что ты видишь перед собой внимательно разглядывающего тебя парня. И хочется показательно сплюнуть на пол и спросить: «Ну, что уставился?» Потому что Дин Винчестер не спускает подобных пристальных взглядов. Особенно от таких вот парней с длинными ресницами. Хотя как разглядеть, какой там у него взгляд – он меняется каждую секунду, растекается, уплывает в черное, в синее… и на экране ноутбука, в который он смотрится, наконец, возникает картинка десктопа. Пора заниматься делом – искать эту чертову нечисть на этом чертовом белом свете, в любой дыре, куда только можно забраться. А не пялиться в собственное отражение, пытаясь угадать, полностью ли шизофрения сожрала мозг. Чем дольше об этом думаешь, тем ближе к краю безумия. Париться на эту тему значит точно стать психом, значит позволить победить Манну и его своре в белых халатах. Нет, лучше найти себе дело и успокоиться.
Пальцы привычно забегали по клавиатуре. Адреса сайтов, на которых размещалась интересная информация, касающаяся всего сверхъестественного, он помнил наизусть. Страницы открывались одна за другой – так, здесь ничего нового, а эта статья – просто «передер» с другого сайта. Слегка подправленный, но уже проверенный – пустышка. Дин откинулся на спинку стула, ожидая, пока загрузится страница известного форума. Он потер подбородок в задумчивости. С одной стороны, он с трудом себе представлял, как охотились его родители, когда интернета не было даже в фантастических книгах. С другой – что мешало кому-нибудь отследить Винчестеров по любимым сайтам, а потом подстроить ловушку? Дина передернуло. А что, неужели это никому не придет в голову?
И он тут же рассмеялся – непонятно, что там с шизофренией, но паранойя у него цвела пышным цветом. Он резко двинул скроллер на странице вниз, проглядывая темы форума. Вот обсуждают оборотня из Коннектикута – чепуха, видел он первоначальное сообщение об этом происшествии. Над пьянчужкой поработала бродячая собака. Такими же пустышками были канзасский зомби и аризонский кобольд. А вот эта тема «Призрак из Мичигана» чуть не ускользнула от внимания Дина: там была жалкая сотня просмотров и всего пара ответов. Винчестер-старший открыл топик, пробежал его глазами – и почувствовал, как все волоски на теле встали дыбом, а по позвоночнику пробежали мурашки. Это было предчувствие – вот оно, то, настоящее! – которое почти никогда не подводило его.
Топикстартер рассказывал, что знакомая знакомых его знакомых (хотя не факт, что родословная не заходила куда дальше) работает в окружном морге. Туда доставили труп с необычными повреждениями, а кое-кто из свидетелей сообщил полицейским, что на тот свет чувачка отправил самый настоящий призрак. Очень напоминающий одну местную «шишку» по фамилии Джефферсон, только после лет этак двадцати лежания в гробу. Первый коммент на это сообщение был от известного старожила форума: «Че? Брайансетвиллшит? Ха-ха-ха!!!! Да это деревня с населением в 20 человек! У них там от клаустрофобии мозги поехали!» Затем кто-то, с числом сообщений на форуме меньше десятка, вякнул: «А вдруг все-таки интересно?» Но ему даже не соблаговолили ответить, и тема «заглохла», свалившись на предпоследнюю страницу. Дин тоже закрыл эту тему, чтобы следующим щелчком по клавише мыши открыть карту автомобильных дорог Америки. Надо же ему было узнать, как добраться до Брайансетшит… тьфу! Брайансетвиллоуза. Заодно неплохо бы продумать, под каким именем явиться в этот городишко. Даже в таком глухом местечке было опасно называться Дином Винчестером.

- У Дина Винчестера очень примечательная история, нечасто приходится сталкиваться с таким интересным случаем, - потирающий руки Манн неожиданно напомнил Треггу стервятника, готовящегося закусить свеженьким трупом. И хотя Артур видел стервятников только по «Дискавери», от этого ощущения он так и не избавился на протяжении всего разговора. Он подумал, что Сэди тоже не понравился бы этот человечек, говорящий так быстро, словно давно выучил наизусть свою речь:
- Дин Винчестер был помещен в клинику своими родственниками, он повредился рассудком после того, как на его глазах убили мать. Это произошло десять лет назад. Я не совсем точно помню, как погибла Мэри Винчестер, но все дело в том, что ее пятнадцатилетний сын стал тому свидетелем. Эта трагедия нанесла непоправимый урон его психике. К сожалению, это не сразу проявилось. Только через три года выяснилось, что Дин решил приписать смерть матери не банальным преступникам, а неким демонам. У парня развилась классическая шизофрения. Его первая личность неплохо училась в школе и флиртовала с девчонками, в то время как вторая с ружьем, в котором были заговоренные пули, охотилась на нечисть.
Трегг нахмурился. Упоминание оружия ему не нравилось ни в каком свете. Нет, он ни в коем разе не испытывал ненависти к ружьям или пистолетам, на его взгляд они были идеальны в своей лаконичности. Но у оружия был один существенный изъян – его владелец. И этот владелец по большей части любовался своими пушками не в эстетическом плане.
Манн «прочитал» нахмуренные брови лейтенанта по-своему:
- Нет, конечно, лейтенант, никого он не убивал, а оружие держал в руках только в тире. Но в чем вся прелесть безумия Винчестера – он верил в себя-охотника на нечисть. Ну, вы понимаете, обычный подросток представляет себя брутальным парнем, способным уничтожить оборотня нажатием на спусковой крючок.
- Может, пусть себе воображает? – пожал плечами Трегг. Он был уверен, что то же самое скажет Сэди.
- Нет!!! – Манн выставил в потолок палец с крючковатым ногтем. – В чем все и дело. Вторая личность стала постепенно вытеснять первую. И уже никто не мог поручиться, что Дину не померещится в первом встречном злобный демон, в которого необходимо выпустить весь магазин. К тому же, непоправимый удар по психике подростка нанесла еще одна трагедия – смерть отца. Джон Винчестер погиб а автокатастрофе. Вы представляете себе, что это такое – за короткий срок потерять обоих родителей! - Манн театрально воздел руки. – Естественно, мальчишка тронулся окончательно. Он приписал и эту гибель демоническим силам. Когда мы госпитализировали Дина – по просьбе его родственника – он был уже готов палить во все, что движется.
Тут вдруг Манн вскочил со стула и начал расхаживать по кабинету Трегга. Похоже, он здесь уже осваивался. Понял, что полицейский действительно заинтригован рассказом и с крючка уже не сорвется.
- Вы не представляете, чего нам стоило вывести его из этого состояния! И то, я так самонадеянно говорю, что мы его привели в порядок. Когда я позавчера заходил к нему в палату, мне показалось, что он готов свернуть мне шею. Но только выжидает более удобный момент. И вот сейчас, когда он на свободе, ему совершенно нечего бояться. Поэтому, лейтенант Трегг, учтите: на вверенной вам территории находится маньяк. Невероятно опасный маньяк.
Трегг опять представил себе улыбку Сэди:
- О, ваш Винчестер сделал мой участок опаснее на одну тысячную процента. Напившиеся в хлам мальчишки, гоняющие под сто пятьдесят по тупиковому отрезку федеральной трассы, гораздо опаснее, на мой взгляд.
Манн внезапно навис над ним, дохнул в лицо странным запахом пыли и пота:
- А Винчестер будет еще при этом стрелять во все, что попадется на его пути. Посмотрите на него сами и сделайте выводы.
Перед лейтенантом на снимке впервые возник тот, чью биографию он уже чуть ли не наизусть выучил.
Трегг посмотрел на фотографию. Сколько там было Дину Винчестеру, по словам Манна? Двадцать пять? Двадцать семь? Этому мрачному мужчине, в уголках рта которого уже залегли морщины, можно было легко дать тридцатник. Угрюмый взгляд темных глаз исподлобья, складка между бровей. Его явно нельзя было назвать дружелюбным парнем. Наверное, можно не беспокоиться насчет маленьких детей: с таким «дядей» никто не пойдет гулять, сколько мороженого не посули. Он смотрел в камеру так, будто она была его личным врагом, а ведь наверняка он первый раз видел этого фотографа, первый и последний. Ненависть словно запечатлелась на пленке. Дин Винчестер явно не был самым приятным парнем на Земле. Но при этом – Трегг всегда пытался быть объективным – он был красивым. Несмотря на неприязненно опущенные уголки губ, рот Винчестера был определенно очень чувственным. И тяжелый взгляд все равно не скрывал, что глаза красивые, еще какие красивые, с этим классическим разрезом и длинными ресницами. Таким глазам позавидовали бы фотомодели мужского пола – да и женского тоже. Не то, чтобы Трегг разбирался в фотомоделях… И вообще, хорошо было бы показать этот снимок Сэди, вот чье мнение интересно услышать…
Артур одернул себя – он слишком часто думал о своей второй половине. И заставил себя переключиться на мысли о деле. Что ж, это хорошо, что «объект» красивый, по крайней мере, это не серая мышка, способная на раз затеряться в толпе. Такого увидишь – и долго не забудешь. Если только он не решит замаскироваться, но это ж богохульство – прятать или уродовать такую внешность. Все равно что заставить Сэди гладко зачесать волосы назад да надеть уродливые очки, да… Да что ты будешь делать!
- То есть, вы считаете этого человека, - Трегг швырнул на стол фотографию Винчестера, - опасным? Для кого именно он может быть опасен? Ну, не знаю, богатые старушки, маленькие дети, женщины в черных колготках, мужчины с родимыми пятнами во всю щеку?..
- Богатые старушки, маленькие дети, женщины в черных колготках, мужчины с родимыми пятнами во всю щеку, - повторил все сказанное Манн, затем неожиданно обозлился, - У меня такое впечатление, лейтенант, что вы меня не слушаете. Я повторю: Дин Винчестер может быть опасен для каждого. Он выстрелит в старушку и скажет, что уничтожил ведьму. Он выстрелит в ребенка и скажет, что это – оборотень. Он выстрелит в вас, потому что ему покажется, что вы – вампир!
- Я похож на вампира? – осведомился Трегг, но замялся, вспомнив, что Манн не понимает шуток. Лейтенант исправился, спросив озадаченно:
- Почему вы думаете, что Винчестер сейчас находится здесь, на моем участке? Ваша больница не в нашем штате.
Манн улыбнулся, явно почувствовав, что полицейский озабочен и заинтересован рассказом:
- Наши пациенты болтают, и мы поощряем их к этому. Одному из пациентов Дин Винчестер проговорился, что может сбежать сюда, в ваш штат. Он не говорил о цели своей поездки. Но вроде бы здесь кто-то знакомый должен был ему помочь укрыться от преследования. Как я рассказал, Винчестер приобрел вторую личность. Но при этом остроту ума он отнюдь не утратил. Сумасшедший – не значит идиот. Так что его поиски могут не просто занять некоторое время. Они могут стать настоящей головоломкой. Я не уверен даже, сумеете ли вы стать достойными противниками нашему беглецу.
Трегг даже не улыбнулся, но про себя отметил: визитер пытается воздействовать на его чувство профессиональной гордости. Зря. Артур отлично знал себе цену. А вот попытка Манна нажать и на эту клавишу еще больше убедила его, что тому крайне важно вернуть пациента. В голове мелькнула мысль, не личными ли чувствами руководствуется психиатр, обращаясь втихаря в полицию. Слишком откровенным красавчиком оказался разыскиваемый. Но лейтенант отмел эту мысль как абсурдную: слова «Манн» и «секс» в одном предложении не сочетались никак.
- Если вы мне предоставите все сведения о Винчестере, думаю, что далеко парень не уйдет.
Манн с готовностью выгрузил на стол увесистую папку:
- Здесь все, что касается его пребывания в больнице, особенно внимательно прошу отнестись к описаниям галлюцинаций относительно нечисти. Очень необычные, скажу вам, галлюцинации. Такие яркие и достоверные, что по ним можно диссертацию писать. Но… но. Родственнички, упекшие его в больницу, больше всего не хотели огласки. И я не постою за оплатой ваших трудов по поимке беглеца! – пылко воскликнул он, явно готовясь сулить все блага мира. Трегг поморщился и остановил его движением ладони:
- Давайте об этом потом. Я ознакомлюсь с материалами и свяжусь с вами.
Трегг ожидал, что обрадованный Манн вскочит со стула и покинет его кабинет, боясь, что лейтенант передумает. Однако тот вдруг наклонился ближе к лейтенанту и снова накрыл сухой ладонью руку полицейского:
- Я, конечно, не хочу вам советовать, но у меня есть одна идейка по поводу того, как можно обнаружить Дина Винчестера. Дело в том, что у него есть младший брат, Сэм Винчестер. Он учится в Стэнфорде, на юридическом факультете. Я думаю, что он может помочь нам отловить своего братца. Его телефон указан в нашей медицинской карте первым среди тех, с кем следует созвониться в случае необходимости.
- Чем он сможет быть нам полезным в Калифорнии? – пожал плечами Артур, еще раз бросая взгляд на снимок Дина Винчестера. Ему вдруг стало интересно, как выглядит младший брат этого психа. Если они похожи, за вычетом маниакальной озлобленности Дина, то за этим… Сэмом?.. студентки должны ходить гуськом.
- Шесть часов лету – и он у Великих озер, - уверенно ответил Манн.
И лейтенанту Треггу в который раз стало неприятно, что собеседник опять угадал направление его мыслей: он как раз собирался спросить, а не прилетит ли Винчестер-младший сюда.
- Хорошо, - резко сказал Трегг, - чем он может быть полезен нам здесь?
Манн довольно улыбнулся, ощерив мелкие зубы. И полицейского неожиданно посетило отчетливое предчувствие, что все в этом деле будет не так просто, как он думает, и, может быть, весь его мир вывернется наизнанку.

Возможно, Дина ввело в заблуждение то, что в Брайансетвиллоузе заброшенные дома выглядели, как вполне жилые. А, может быть, он слишком был погружен в свои мысли, чтобы замечать мелкие детали. Но он почувствовал себя идиотом, когда на его вопрос о мотеле первый встречный прохожий начал хохотать так, что согнулся пополам.
- Чувак, - отсмеявшись, сказал житель городишки, - ты юморист, уважаю. У нас здесь столько туристов, что мы прям спасения от них не знаем. Все приезжают посмотреть, как тут поживают три десятка мужиков и пара баб. Наверное, похоже на «Остаться в живых», да?
Дин зло смотрел на туземца, отчетливо понимая, что тот на самом деле не издевается над ним, что вся ситуевина действительно кажется забавной. И злиться ему не на что, только на собственную глупость и ненаблюдательность.
- Да ладно, не грузись, - сказал туземец примирительно. – Если ты здесь проездом, то выбирай любые дома вот по той улице. Красть там все равно нечего, а перекемарить как-нибудь перекемаришь. Хотя в тачке даже удобнее.
Дин неловко улыбнулся, кивая. По ходу, его дело будет не таким легким, потому что он здесь у всех на виду. Три десятка человек – а он посчитал это упоминание на форуме преуменьшением, шуткой. Блин, откуда же черпал сведения тот сайт, утверждавший, что в этом городишке три тысячи человек населения? Не иначе, как из Библии.
- Кстати, если ты здесь задержишься, то приходи к вечеру в заведение Молли Кроу. Иди на звук – и не ошибешься, - ухмыльнулся туземец. – Новичка там встретят так, что закачаешься. Все хотят знать, стоит ли еще Эварт, а вдруг ты вообще в самом Детройте бывал?
Он опять зашелся в хохоте, но Дин на этот раз не вздрогнул от неожиданности. Понятно, какие здесь у народа развлечения? Наверняка даже интернета нет, чтобы хоть раз в день заглядывать на сайт «Большие азиатские сиськи». Дин усмехнулся – в последнее время он и сам был не слишком частый ходок на этот ресурс.
- Так ты надолго к нам?
Дин отлично понимал любопытство этого мужчины, хотя, судя по голосу, совсем парня – но кто его разберет за такой пышной бородой. Ему необходимо было ладить с местными, даже если его пребывание здесь ограничится тем, что он удостоверится в бессмысленности своего приезда.
- Не знаю, как получится, - Винчестер изобразил дружелюбие. – Судя по всему, здесь прикольно. Вообще-то я типа журналист, хотел бы написать кое о чем…
Похоже, зря Дин боялся упоминать то происшествие, о котором рассказывали на форуме. Здесь его не замалчивали.
- А, ты, наверное, по поводу того, как Пайкрофт изобразил из себя сочную муху в сети паука? - собеседника Дина опять прорвало. Однако на этот раз он быстро прекратил смеяться. – Знаешь что, его вдовушка завтра собирается сделать ноги из нашего захолустья. Так что тебе самая тема сейчас спросить ее, как там чудовище напало на ее муженька ровно за день до того, как у него кончилась бы страховка на жизнь, а?
Дин отделался от парня, имя которого даже не удосужился спросить, и побрел в один из нежилых коттеджей. Упоминание страховки сильно испортило ему настроение. Там, где вопрос касался денег, любые алчные родственники становились нечистью, но отнюдь не мистической.


Глава 2. My brother, my killer
Изображение

Да, Артур Трегг пытался представить себе, как выглядит Сэм Винчестер – в перерывах между анализом полицейских сводок и попытками объяснить Сэди свое опоздание с работы. Если быть честным, то свою вторую половину лейтенант Трегг боялся больше нашествия тысячи беглых пациентов из психбольниц. У Сэди был очень решительный характер. Но сейчас Трегг все-таки хотел скрыть от второй половины свою небольшую авантюру, которая должна была улучшить материальное благосостояние его отдела.
Он вздохнул, посмотрев на часы. Самолет Сэма Винчестера должен был приземлиться в Детройтском аэропорту полчаса назад. Скоро его привезут в управление, тогда они и поговорят…
Трегг закрыл очередной файл. Сводка как сводка – ничем не отличается от обычного непотребства, которое он ежедневно читает. Кражи, пьяные драки, семейные разборки, одно убийство – раскрытое по горячим следам. Ничего сверхъестественного. Да, и никакого кладбищенского вандализма, о котором почему-то отдельно предупреждал его Манн. Что там за мания была у Винчестера, вряд ли некрофилия, но Трегг собирался уточнить это попозже. Возможно, уже после того, как они возьмут этого невменяемого парня.
- Что за хрень с моим братом? – раздался возмущенный голос в его кабинете. За ним последовал непонятный шум, как будто кто-то выкручивался из чересчур цепких объятий. Лейтенант обернулся и встретился глазами с братом Дина Винчестера. Они не были похожи, но родство угадывалось безошибочно. По манере немедленно впиваться в собеседника взглядом – ее можно было вычислить даже по фотографии.
В остальном же – ноль попаданий. У младшего более широкий овал лица и опять же широкий нос, в отличие от точеных черт старшего, чье лицо Трегг изучал последние несколько часов. У Сэма глаза посажены шире, чем у Дина. А вот рот более узкий, да и губы – тонкие, плоские, в отличие от четко очерченных губ старшего. Скорее всего, кто-то из родителей у них все же не совпадает. «Отлично, - подумал Трегг, - замечательный я сыщик, не мог уточнить такую важную деталь»… И тут же отчетливо вспомнил рассказ Манна: «Сначала погибла их мать… но окончательно старший брат двинулся умом после смерти их отца». Похоже, они все-таки полностью родные братья. И если Дин Винчестер может с такой же легкостью раскидать трех полицейских, как это только что сделал Сэм, то, возможно, это задание более сложное, чем считал Трегг.
- Отпустите его! – скомандовал Артур своим лучшим ребятам, которые уже приготовились вновь броситься на одного безоружного студентика. Те, недовольно переговариваясь, отошли.
Сэм Винчестер, не обратив внимания на то, что у него порван рукав на рубашке, рванулся к столу, за которым сидел Трегг. Лейтенанту показалось, что тот мог протаранить и стол.
- Что это за долбанная хрень? – Винчестер-младший швырнул на стол перед полицейским телеграмму, которую они с Манном составили и отослали утром. Трегг сделал в памяти глубокую зарубку. Сэм не стал посылать ответную телеграмму, не стал звонить и выяснять, что случилось, зачем именно ему приезжать. Прочитав несколько скупых слов: «Ваш брат пропал. Жизненно необходимо ваше присутствие, полиция Детройта, лейтенант Трегг», - он немедленно сел на самолет, чтобы прилететь из Калифорнии в Мичиган. А это шесть часов пути и весьма немало денег за билет. Но Трегг не успел поразмышлять о том, кто из его собственных родственников смог бы вот так же, не задумываясь, броситься ему на помощь.
- Вы – лейтенант Трегг? Отвечайте! – выпалил ему в лицо Сэм.
Лейтенант кивнул своим людям, давая им знак немедленно выйти из кабинета. Те восприняли это распоряжение без особой радости – наверняка им хотелось поквитаться с негодяем, который так спокойно убрал их всех с дороги.
Когда в кабинете остались они втроем – настороженный Трегг с притаившимся Манном и разозленный, шумно дышащий Сэм – полицейский примирительно сказал:
- Да, я лейтенант Трегг, и я вызвал вас сюда по неотложному делу. Вашему брату угрожает опасность, и вы должны помочь ему.

«Интересно, не опасна ли эта лестница?» - подумал Дин Винчестер, глядя на деревянную лестницу, уходившую на второй этаж коттеджа, который он самовольно занял. Та выглядела ненадежной, щели и просветы в ступенях выдавали ее дряхлый возраст. Дом был покинут не так давно, но, видимо, вещи стареют гораздо быстрее, когда становятся ненужными.
А вот гостиная, посреди которой даже стояла старомодная кровать, казалась пригодной для обитания. Конечно, пыли здесь было чуть ли не по колено, но если по полу пройтись пару раз тряпкой, то жить можно. Наверное, дело было в том, что через окна люди могли видеть гостиную, и дом пытался содержать себя в порядке.
Дин нашел в доме кухню, увидел, что там остались только стены – ни плиты, ни мойки не наблюдалось, тем более не стоило упоминать о холодильнике. Может быть, даже не хозяева увезли их с собой, а оставшиеся здесь жители хапанули. В любом случае, ему было комфортнее здесь, чем в клинике с полным «обслуживанием». Дин улыбнулся, подумав о том, какой шухер наверняка поднялся там, откуда он дал деру. Если они желали, чтобы то место именовалось «психиатрической лечебницей», наплевать, он-то знал, что это такое на самом деле. Знал Дин и то, что его обязательно постараются туда вернуть. Возвращаться он совершенно не хотел – и не думал об этом. А вот попыткам по его возвращению он препятствовать не собирался. Пусть попробуют только сунуться к нему – Дин хотел по душам поговорить с этими ублюдками, пытавшимися ему внушить какую-то бредятину про лечение в психушке и восемь лет. Восемь лет! Типа, он все это время не охотился, а лежал в больничке с мягкими стенами. Совсем ошизели. Ладно, пусть приходят, и не одни, пусть захватят с собой Сэма. Интересно, каким он стал, после общения с ними?
От воинственных мыслей Дина отвлекло бурчание в животе. Желудок настойчиво требовал чего-нибудь горячего, а значит, придется прямо сейчас воспользоваться приглашением того очень веселого брайансет…блин… зца! Возможно, сейчас, днем, музыки в баре пока не будет, но Дин собирался определять, где готовят еду, по запаху. Что-что, а чутье его еще никогда не подводило.

Даже сейчас, днем, в единственном баре Брайансетвиллоуза толкался народ. В заведении было всего пять столиков, и все они были заняты. Когда Дин вошел в этот «вертеп», народ на минуту замолчал. Винчестер в полной тишине прошел к барной стойке. Дин уже был готов подраться – а почему бы и нет, снять напряжение – самое то. Но, посмотрев на бармена, он увидел того самого мужика, который приглашал его заглянуть в бар. Напряжение несколько отпустило, он сказал дежурное «привет», пошевелил пальцами поднятой ладони и сел на свободный стул у стойки. Тишина прямо врезалась в уши, пока бармен не ответил:
- Здорово, парнище. Как устроился?
И в ту же минуту все вокруг заговорили, обсуждая свои дела, как будто и не отвлекались на невнятного незнакомца.
- Неплохо устроился, - вполголоса ответил Дин, решивший, что выделяться среди местных ему нужно меньше всего. – Ты тоже, я вижу, здесь не скучаешь.
- Это точно, не жалуюсь, - с усмешкой ответил парень. – А ты хочешь что-нибудь предложить?
Дин представил себе подоплеку вопроса, и его передернуло.
- Только одно, - ответил он, - выпивку за знакомство. Или бармены в этом прекрасном городе не пьют?
Бармен посмотрел на Дина так пристально, словно тот был должен ему как минимум сто тысяч баксов.
- Я-то пью, - ответил он, - а ты собираешься угощать?
Винчестер пожал плечами:
- Скажем так, я буду угощать за правильные ответы. Каждый, кто ответит правильно, получит от меня бесплатную выпивку.
Народ в баре оживился, и это было какое-то нездоровое оживление. Дин слишком поздно сообразил, что, скорее всего, в последнее время здесь за выпивку расплачивались совсем не деньгами. Ну что ж, рыпаться было поздно, а впрочем, с настоящими купюрами в кармане он мог ощущать себя реальным королем. Или реальным покойником, тут уж как посмотреть.
- Как тебя зовут, приятель? – Дин улыбнулся, продемонстрировав бармену весь набор зубов, заодно показав жестом на бутылку виски. – Это твое заведение, да?
Бармен оказался парнем не промах, ибо сразу уразумел суть жеста посетителя. Наливая ему двойной виски, он ответил:
- Меня зовут Джозеф. Бэйли. Джозеф Бэйли. Это заведение досталось мне по воле папочки. И я рад этому обстоятельству. За этот ответ мне полагается бесплатная выпивка?
Дин криво усмехнулся, представив себе размеры состояния, которое пришлось бы потратить, чтобы напоить всех страждущих Брайансетвиллоуза.
- Не, приятель, зачетный вопрос будет другой, - Дин отсалютовал стопкой всем внимательно слушавшим этот разговор посетителям бара. – И я тебя предупрежу о нем…
… Дин понял, что не рассчитал свои силы, когда промахнулся с очередной стопкой виски и чуть не поставил ее мимо стойки. В демона вурдалака ангела душу-мать, подумал он уныло, что же я делаю, ведь белый день, а я уже почти наклюкался. Как же я буду опрашивать этих людей?
Но всевышний, как известно, хранит пьяниц и психов, поэтому через несколько минут в голову Дина Винчестера пришла светлая мысль: пора спаивать народ. И неважно, что в его карманах было не больше денег, чем в карманах любого коренного жителя этой дыры. Мистер Бэйли не полез проверять его кредитоспособность с самого начала и совершил стратегическую ошибку. Поэтому народ весело принялся напиваться за счет незнакомца, не зная, что таким же образом они могли бы сейчас кутить за счет Авраама Линкольна.
Каждый из присутствовавших в баре, а их было человек пятнадцать, попытался подсесть к Дину поближе, пожать ему руку, перекинуться парой слов. И Винчестер неожиданно понял, что, может, дело даже не в халявной выпивке – Бэйли не так уж часто опрокидывал бутылку над рюмкой. Вероятно, мужики просто жаждали пообщаться с новым человеком. А особенно если он хочет обсудить то, о чем в этом баре говорилось сотню тысяч раз и всем уже порядком приелось, но вот новенькому об этом поведать было бы интересно. Дину не понадобилось втираться в доверие к местным, всю информацию ему преподнесли на блюдечке, наперебой. Да, недавно склеил ласты мистер Пайкрофт. Да, на труп смотреть было страшновато. Полиция приезжала, вызвали все-таки, да, видели тот телефон на центральной площади? – он работает. Приезжал парнишка Хоппер, его семья уехала отсюда, когда мальчуган едва научился ходить, а теперь всем тыкает в лицо свою бляху. Кстати, он был в такой же рубахе, как и ты, щедрый пришелец. Как там тебя? Баркер? Клив? Ну, как скажешь, приятель, как скажешь… Так теперь в городах такие рубахи носят? Неудобняк в них, чувак, плечами двинешь – и все пуговицы разлетятся. Так вот, Пайкрофт тоже разлетелся, по кусочкам. Ха-ха. Клив, друган, не обращай внимания, это у нас старина Поли так шутит. Так вот, Пайкрофт развалился, расползся, как перезрелый банан, и поделом ему, у него такая же гнилая сущность была. Потому что собирался он со своей старухой переехать отсюда в города, а зачем это ему, ведь нас здесь и так немного осталось. Уже на чемоданах сидели, когда Пайкрофту встретился тот медведь. А, что? Да медведь, конечно, медведь. И парнишка Хоппер так же написал в своем рапорте. А чего ему еще писать было, если оно так и есть. Ты вот что, Клив, налей-ка нам еще на два пальца, а мы тебе прямо завтра и покажем, где этот шальной медведь ошивается. Мы давно его следы заприметили, да только злобен он сейчас, ох, злобен, не с руки охотиться. Жара, парень, понимаешь, голод у него, жажда, да и у людей жажда, скажи, чтобы Бэйли нам еще раз плеснул…
Часа через два подобных разговоров Дин встал и, изображая из себя смертельно пьяного, пошел, покачиваясь к дверям. Он ждал окриков за спиной, однако никто, похоже, не обратил на него внимания. Даже бармен не поинтересовался, когда же он заплатит по счету. Впрочем, счет ему тоже не предъявили. Отойдя на пару домов от бара, Дин выпрямился и внимательно огляделся. Он четко запомнил описание, как найти дом Пайкрофтов. Сейчас ему следовало зайти во второй проулок слева. И когда он шел, ему пришла в голову жутковатая мысль: пожалуй, Бэйли может не бояться, что должник сбежит. Без ведома жителей городка здесь никто и шагу не сделает.


- Я понимаю, что вы наверняка среди своих друзей не слишком-то распространяетесь о том, что ваш старший брат уже несколько лет находится в психиатрической клинике, - начал дипломатично Трегг.
Сэм Винчестер ничего не ответил, только опустил низко голову, из-за чего плечи стали казаться еще шире, а сам парень – мощнее. Лейтенанту пришло в голову сравнение с быком: тот, вероятнее, так же пытается успокоиться, прежде чем все-таки потерять терпение и кинуться на жертву. Что ж, придется общаться еще дипломатичнее:
- Но сейчас все же лучше говорить откровенно. Потому что ваш брат представляет собой настоящую угрозу – для окружающих, но прежде всего, для себя самого. Вы ведь отлично представляете себе характер его заболевания…
- Я? Представляю себе? – Сэм так резко вскинул голову, что волосы хлестнули его по шее. – Да я понятия не имею, что с ним случилось. Когда я спрашивал, можно ли его увидеть, мне отвечали, что это неподходящий момент, у Дина обострение, или наоборот, что ему лучше, поэтому не надо усугублять… И такое длилось восемь лет!
Трегг не поверил своим ушам:
- Вы не видели брата восемь лет?
- Совершенно верно, - пожал плечами Сэм. – Сначала я рвался к нему изо всех сил… а потом в моей жизни случилось много всего, и я не знал, чем мне может быть интересен обитатель психиатрической клиники. Похоже, он не проявлял ко мне ответного интереса. Вот почему я сорвался сюда моментально, как только получил вашу телеграмму. Первая весть за восемь лет – это круто. Так что я должен сделать для Дина?
И тут неожиданно вмешался Манн, до этого внимательно слушавший разговор:
- Ты должен выступить «приманкой» и вызвать нас, когда он появится.
Сэм даже ничего не спросил, просто неверяще передернул плечами. Типа: шутить изволите?
- Он сбежал из клиники, Сэм, - ровным голосом произнес Манн, и Трегг подумал, что сейчас впервые видит перед собой психиатра действительно высокого класса. – Он опасен для окружающих, а прежде всего – для самого себя. Едва он поведет себя неправильно… агрессивно, как вел себя в клинике… его пристрелит первый же полицейский.
- Что за приманкой я буду? – нетерпеливо спросил Сэм. Он нравился полицейскому все больше и больше. По крайней мере, брат сбежавшего психа не юлил, не заискивал, он хотел знать, в чем заключается его роль. И при этом он… он не боялся, ни капли, с удивлением понял Трегг. Поэтому на вопрос он решил ответить сам, чтобы хитроумные, в высшей степени психологичные ответы Манна не сбили парня с толку окончательно.
- Мы объявим о том, что ты якобы совершил преступление, и посадим в камеру предварительного заключения в одном из участков, которые кажутся совсем незащищенными. Твой брат поспешит тебе на выручку, ты дашь нам знать, когда он появится – и мы оформим ему обратный билет в очень надежное и комфортное учреждение.
- Офигеть идея, - пробормотал Сэм. – Особенно она понравится моему руководству в университете. Меня никто не будет держать в баскетбольной команде, и плакала моя спортивная стипендия.
Трегг начал заверять парня:
- Во-первых, все ограничится Мичиганом, и до Калифорнии шумок не дойдет. А во-вторых, естественно, мы потом всем принесем извинения и сообщим, что твой арест был ошибкой.
Но при этом сам он думал о том, что все равно имя парня будет запятнано, и уже начинал себя поругивать, что повелся на странную идею психиатра. Пообщаешься с этими мозгоправами – и у самого крыша поедет. Однако Сэм не особо зациклился на себе. Трегга даже передернуло, когда прозвучал следующий вопрос:
- А почему вы считаете, что Дин помчится меня спасать? Не похоже, чтобы он жаждал меня увидеть в течение этих восьми лет.
У лейтенанта кончились ответы. Впрочем, если бы он знал все ответы, задача была бы слишком простой. Поэтому он уступил Манну очередь говорить, и тот воспользовался возможностью:
- Как бы тебе сказать… Он постоянно о тебе вспоминал.
Сэм выглядел так ошарашенно, как будто не мог решить – приятная это для него новость или нет. Вероятно, он так и не сделал свой выбор, поскольку поднял взгляд к потолку и сухо произнес:
- Естественно, никто и не подумал мне сообщить об этом.
Однако Манн, как настоящий мозгоправ, оказался готов и к этой реплике:
- Я не уверен, что ты бы обрадовался тому, что о тебе говорил Дин. Он упрекал тебя в том, что ты его бросил в борьбе с монстрами.
Сэм замер, как будто ему внезапно стало тяжело дышать. Манн смотрел на парня с сочувствием.
- Мы понимаем, что ваша семья… что он остался один из всей вашей семьи. Мне жаль, Сэм. Но это сейчас единственный способ помочь ему. Необходимо, чтобы он вернулся в клинику. Мы умеем справляться с его… приступами.
Не успел Трегг подумать – а если Дин Винчестер не захочет, чтобы ему помогали таким образом – как этот вопрос озвучил Винчестер-младший.
- Дин не в том состоянии, чтобы решать, что для него лучше, - скорбно вздохнул в ответ психиатр. – У него галлюцинации. Он считает, что весь мир населен демонами.
Сэм резко обернулся:
- Что? Он считает… что?
Манн сложил руки на груди, словно какой-нибудь падре из бедного прихода, увещевающий пожертвовать церкви лишний доллар:
- Я очень сочувствую вам относительно вашей матушки… и вашего батюшки…. Но ваш братец считает, что они пали жертвами нечистой силы. Может быть, даже самого Люцифера. Ну, вот этого, с копытцами и рожками, - психиатр захохотал, но смех вышел натужным, и никто из слушателей не улыбнулся – даже для вида.
Сэм молчал, прижав правый кулак ко рту и покусывая палец. Затем он осторожно спросил:
- А вы… знаете, как погибли мои родители?
Трегг открыл было рот, чтобы проявить свою осведомленность, но Сэм усмехнулся:
- Наши, наши родители. Странно, я почти забыл, что у меня есть брат. Когда меня везли сюда, то я думал преимущественно о том, что должен выполнить свой долг перед правоохранительными органами. Оказать им какую-то помощь относительно одного человека. И только сейчас я понимаю, что этот человек – мой родной брат. Наверное, я бы убил за такую помощь.
Кажется, все трое перевели дух, прежде чем Сэм продолжил:
- Так вы не знаете про наших родителей? Мою мать убили – сначала распяли, затем сожгли. Отец погиб при столкновении машины с трейлером.
- Сочувствую, - осторожно заговорил Трегг, - наверняка это были жестокие удары для вас. Смерть родителей – это всегда ужасно, а уж когда…
Сэм продолжал, словно не слушая его:
- При этом мать была пришпилена к потолку – только вот чем? Ни гвоздей, ни скотча, ничего не было. Она словно прилипла к нему. А водитель грузовика, который врезался в машину отца, утверждал, что последнее его воспоминание – как он в мотеле ложится спать. Все! Клянусь, если бы я в то время был чуть постарше, я бы тоже начал думать про демонов.
- Но вы не начали! – слишком легкомысленным тоном воскликнул Манн. – Вы не начали, и поэтому сейчас учитесь на престижном факультете престижного университета!
Не успел Трегг подумать, что психиатр правильно напоминает Сэму о реальности, как тот снова задал очень неудобный вопрос:
- Почему бы вам не объявить Дина в федеральный розыск и не объяснить, что он всего лишь помешанный? Зачем все эти хитроумные планы? Чтобы не рассказывать, что он сумел сбежать из вашей клиники?
- Видишь ли, Сэм, - приторным голоском произнес Манн. – Конечно, по репутации моего заведения будет нанесен удар. Но и твоему брату в этом случае будет хуже. Если станет известно, что твой брат сбежал из нашей клиники, его могут перевести в другое, более строгое учреждение. Где его, не дай бог, будут лечить электрошоком или вкалывать препараты, после которых он превратится в бессловесное растение.
Сэм не шевельнулся, не подал никаких признаков жизни, он был словно до сих пор придавлен известием, что его брат в психушке произносил его имя. Трегг подумал, что было бы неплохо расшевелить парня.
- Мы дадим тебе сигналку, и, когда твой брат появится, ты ее активизируешь. Одно движение пальца – и все. Больше от тебя ничего не потребуется. Я думаю, что доктор возместит тебе расходы на самолет и все такое…
Сэм опять не шевельнулся, изображая из себя статую.
- Мы думаем, что тебе даже не понадобится использовать эту сигналку, - сказал Трегг. – Я думаю, что твоего брата задержат еще при входе в участок. Но господин Манн уверяет меня, что Дин необычайно силен и хитер, как по большей части и бывают сумасшедшие. Поэтому я все-таки оставляю пять процентов на вероятность того, что ему каким-то образом удастся пробраться мимо моих ребят. К сожалению, я не смогу поставить усиленного караула, чтобы не вызвать вопросов у своих подчиненных. К тому же, в округе Оцеола…
Винчестер не дал лейтенанту договорить, устало ответив:
- Хорошо, я согласен. Давайте свои статьи и объявления. Только тогда договоримся: вы меня сажаете, я вам ловлю Дина, а потом сразу сваливаю обратно в Калифорнию, без всяких формальностей типа протоколов и прочего. Все это дело дурно пахнет, и я не хочу с ним связываться. Надеюсь только, с Дином все будет в порядке.
Тут Манн опять улыбнулся – так приторно, что патока, казалось, прольется из всех его отверстий:
- Ты уж нас извини, Сэм, но в вечерних газетах эти статьи уже вышли.Мы надеялись, что ты, как лояльный гражданин и любящий брат, согласишься, поэтому взяли на себя смелость несколько опередить твое решение.
Винчестер поднял на Артура взгляд – как уловил Трегг, на психиатра младший братец предпочитал вообще не смотреть – больной, растерянный взгляд загнанного животного. Однако пара секунд, два взмаха ресниц, и он совершенно спокоен.
- То есть, вы думаете, что Дин может заявиться за мной прямо сегодня? Тогда поехали в этот ваш участок сейчас, чего зря тянуть.
Уже возвращаясь домой, Артур Трегг долго думал, что же напрягло его в этой беседе. И только дома он наконец осознал это.
Уилфред Манн говорил ему, что за содержание Дина Винчестера в его клинике платят богатые родственники. Сэм явно не был отягощен лишними финансами, в университете получал спортивную стипендию, кроме того, он упомянул, что Дин – вся его семья. Это как-то не укладывалось в логику Манновского повествования. Вероятно, за Дина действительно платил богач, но совсем не родственник.
Трегг вспомнил бросавшуюся в глаза даже на фотографии из личного дела внешнюю привлекательность парня, возраст, в котором он угодил в психушку, - и его воображению представились настолько мрачные картины, что он предпочел загнать их куда подальше, хоть в подсознание.

Дин быстро нашел дом миссис Пайкрофт. Он здорово выделялся среди остальных – не обжитым или необжитым обликом, а тем, что этот дом готовился поменять статус. Наваленные на веранде чемоданы и мешки с вещами просто кричали о том, что владелец жилища собирается сделать ноги куда подальше отсюда. Сухопарая маленькая женщина, бегавшая туда-сюда, вызвала уважение у Дина: она одна справлялась со всей работой!
А вот он сам у женщины, похоже, ответных чувств не вызвал. Заметив незнакомца, она, не издав ни звука, немедленно скрылась в доме. Ничтоже сумняшеся, парень зашел за ней. В конце концов, он же не вампир, чтобы дожидаться приглашения. Дин бродил внутри дома, который, казалось, сам не хотел выдавать свою хозяйку, долго, вечность, по его ощущениям. Он уже знал наизусть расположение всех комнат и уборных, когда миссис Пайкрофт сжалилась над ним. Однако она вошла с улицы – Дин мог поклясться, что тетка открыла входную дверь и зашла в свое жилище, не выходя при этом. Однако он быстро перестал об этом думать: может, здесь тоже был погреб на случай ядерной войны. Во времена молодости миссис Пайкрофт такая дурь была в моде.
- Молодой человек, - с достоинством произнесла женщина, которой было на вид лет 50, но она держалась так, словно жила здесь с начала веков, - вы напугали меня, вы вторглись в мой дом, не объяснив причин своего визита… Но я вас прощаю – и только потому, что вы нездешний и не знаете наших обычаев. А также вы не питаете ко мне должного пиетета, Хотя я являюсь женой здешнего старосты… вдовой, извините. Если у вас имеется веская причина для того, чтобы беспокоить меня, я готова вас выслушать. Говорите, молодой человек.
Дин, конечно, заговорил, но спотыкаясь, медленно – а все из-за того, что невольно начал подражать пожилой даме в манере вычурно выражаться, что совсем не было его коньком. Впрочем, главную мысль он до миссис Пайкрофт донес: ему было необходимо узнать, кто напал на ее мужа и убил его.
Женщина окаменела, услышав его вопрос.
- Вы тоже собираетесь издеваться надо мной? – спросила она тихо, но было понятно, что эта тишина – только стартовая ступень для звонкого крика. – Вы уже представили перед собой поехавшую от одиночества умом бабку?
- Нет! – замахал руками Дин. – Уверяю вас! Я считаю, что вы говорили правду, рассказывая о призраке старика Джефферсона, который убил вашего мужа.
Тут женщина покачала головой:
- Нет, я вас разочарую: Джефферсон не убивал моего мужа, - упрямо сказала она.
Винчестер ошеломленно поднял голову: как же так? Значит, он все-таки зря сюда приехал? Значит, это действительно дело лап медведя, как и сообщили официальные источники?
- Нет, это был не зверь, как хотелось бы считать ребятам из офиса шерифа, - усмехнулась невесело женщина. – Но и не человек.
- В смысле, не человек? – Дин опять подобрался.
- На мужа напал не человек, - уверенно сказала миссис Пайкрофт. – У этого монстра глаза были вывернуты из глазниц и держались на длинных «стебельках». Когда ему нужно было на что-то посмотреть, он брал их в руки и поворачивал вслед жертве. Едва Генри оказался рядом с этим чудовищем, он плюнул в него какой-то сетью, муж упал и оказался обмотан белыми нитями. А потом он подполз к Генри и съел его.
Дин с минуту переваривал сообщение. Его собеседница казалась женщиной с ясным рассудком, не считая разве что этих выкрутасов хорошего тона. Она все это время пристально смотрела на него. Винчестер опомнился и, сочувственно улыбаясь, начал уточнять сведения. Узнав, что муж ее погиб в здании брошенной фабрики Джефферсонов, а также выяснив множество других важных для работы мелочей, Дин поторопился уйти. Ему не нравилось иметь дело с женщинами на грани нервного срыва. А было похоже, что еще пара вопросов – и миссис Пайкрофт выхватит откуда-нибудь из кладовки бейсбольную биту и отправит собеседника к праотцам. Иначе Дин просто не мог растолковать звенящий голос и то, что все предложения оканчивались повышенным тоном. Дин очень любил своего отца, однако на встречу к нему пока не торопился.
Он вышел через веранду, посекундно оглядываясь назад и убеждая хозяйку, что виновник смерти ее мужа будет обязательно наказан. Дин мельком подумал, что миссис Пайкрофт будет очень жалеть о своем доме, покинув его. Здесь все было сделано и устроено так основательно, словно хозяева собирались жить здесь веками. Даже летняя веранда была обустроена по всем правилам гостиной залы. Там было много стульев, диван, большой стол, а на столе…
У миссис Пайкрофт на столе лежала газета – чуть мокрая, вероятно только что принесенная с улицы. Дин краем глаза скользнул по первой полосе и застыл на полпути к крыльцу. Затем, стараясь двигаться непринужденно, что-то вроде «о, я так случайно заинтересовался, что у вас тут лежит», он подошел к столу. Слегка трясущимися руками взял газету и развернул ее. На обложке красовалась фотография Сэма Винчестера – младший брат смотрел на Дина, нет, в объектив фотокамеры исподлобья, длинные волосы, закрывающие глаза, только придавали ему злобности и свирепости во взгляде, которых там точно не было изначально. Дин мысленно поаплодировал фотографу – так исказить реальность надо еще суметь. Куда там каким-то джиннам из восточной мифологии. Однако джиннов, суккубов и прочую нечисть вымело из головы Дина, когда он прочитал заголовок: «Студент-отличник арестован за хранение наркотиков».

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:32
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Глава 3. A ticket for a runaway train

Изображение
Полицейский участок округа Оцеола не мог похвастаться крепостными стенами или новейшим электронным оборудованием, обеспечивающим безопасность. Такие участки были в маленьких городках по всей стране, и лейтенант Трегг был совершенно спокоен за него. Пусть его и охраняла всего пара человек, зато это были отличные полицейские, знающие свое дело. Их предупредили о вероятном визитере, и никто мимо них не смог бы пройти.
Однако психиатр явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он постоянно оглядывался, присматривался к дверям, запорам, оружию – Манн, похоже, не доверял надежности выставленной охраны. Трегг поморщился. Он-то был абсолютно уверен в своих подчиненных, однако ради посуленных денег он солгал даже своей половине. Наврал Сэди, что его срочно вызвали в оцеольский участок, участвовать в поимке особо опасного преступника. Беда в том, что Сэди всегда в курсе всех розыскных мероприятий, поэтому Артуру пришлось выслушать очень недоверчивый монолог на тему «Полицейские всегда придумывают самые нелепые отмазы».
Трегг бы возмутился, не будь правда на стороне Сэди. Наверняка, его покладистость не ускользнула от внимания Сэди. И поэтому настроение Артура Трегга было ниже плинтуса. Он бы посоветовал господину психиатру, подписавшему его на эту авантюру с Винчестерами, держаться от него подальше. Он вообще хотел изначально спрятать Сэма Винчестера куда-нибудь подальше от участка: откуда старший брат узнает, что младшего на самом деле нет внутри. Однако чертов психиатр убедил его, что приманка необходима именно на месте, а почему… блин, Трегг уже не помнил всех доводов, может, они были абсолютно дурацкими. Вероятно, Манн уловил какие-то недовольные эманации в воздухе и реально решил оставить полицейского в покое. Сейчас доктор упорно молчал. И поэтому разговор Трегг вынужден был начать сам.
Они сидели с Манном в небольшом фургончике, который использовался полицией округа для преследования или наблюдения. Наверное, фургону следовало бы быть напичканным звуковоспроизводящей или какой-нибудь вроде этого аппаратурой. Однако кто бы дал на нее денег в округе Оцеола, с плотностью населения хрен знает сколько десятых человека и сто тысяч сосен на квадратный километр. Поэтому в фургоне была только пара скамеек с одеялом – на случай, если наблюдающий все же устанет бороться со сном. Однако Трегг спать не собирался, именно поэтому он хмыкнул и спросил:
- Скажите, мистер Манн, а как на самом деле погибла Мэри Винчестер? Только не говорите снова, что не помните, я не поверю.
Перед его глазами все еще была женщина, пришпиленная, как выразился ее сын, к потолку. Похожая на мотылька в коллекции энтомолога.
- Вы думаете, что я ввел вас в заблуждение? – печально спросил психиатр. – Хотелось бы мне. Женщину распяли на двери и сожгли. Местные неонацисты. О нет, предвижу ваш вопрос – она была очень даже белой. Просто у нее была в прислуге негритянка. Почему мальчику показалось, что Мэри была на потолке, я не знаю. Может быть, она висела довольно высоко, а ребенку в то время было только…
Манн задумался, и тут до Трегга дошло.
- Десять лет. Ему было десять, - проговорил он, словно припечатал. В десять лет дети дают очень даже осмысленные показания. Если десятилетний мальчик говорит ему, что его маму припечатали к потолку без всяких гвоздей, он подумает в первую очередь о том, что ребенка напичкали галлюциногенами, а потом - о том, что так и было на самом деле.
Видимо, почувствовав настрой собеседника, Манн печально вздохнул:
- Это называется «замещение». Когда человек видит то, что хочет видеть, а не то, что на самом деле есть. И при этом он верит в то, что видит, попробуйте проверить его на самом непогрешимом детекторе лжи – тот покажет, что ребенок говорит исключительно правду. Хотя на самом деле он лжет.
Что ж, Манн говорил разумные слова. Лейтенант вспомнил ту девочку, Френсис Мэй - столько лет прошло, а ее имя словно выгравировано у него в мозгу! - которая утверждала, что по ночам в ее кроватку приходит оборотень. На самом деле, к бедняжке приставал ее отчим, но малышка настолько убедила себя, что это чудовище, не имеющее никакого отношения к новому мужу ее матери… Черт, психиатры тогда сломали себе головы, и ведь чертова ублюдка оправдали на суде, правда, дальше ступеней здания суда он не ушел. Потому что у Френсис Мэй была еще и любящая бабушка, а у любящей бабушки – разрешение на ношение оружия. Трегг считал ту историю своим упущением, ведь это его ребята не смогли собрать достаточно доказательств, чтобы прокурор сумел добиться обвинительного приговора. Поэтому он понял – да, так действительно могло быть. Десятилетний Сэм Винчестер мог убедить себя в том, что его мать убили и сожгли неведомые монстры. Такое случается, особенно когда не хочешь верить, что в этом прекрасном мире вокруг тебя могут существовать монстры в человеческом обличье, и именно они куда хуже демонов из низкобюджетных фильмов ужасов. Память – лучший лжец на свете, она всегда старается замаскировать боль под какую-нибудь фиалку.
Манн, очевидно, не зная, как растолковать затянувшееся молчание лейтенанта, перевел тему:
- Трегг, а вы уверены, что там достаточно ваших людей?
Артур раздраженно ответил:
- Для поимки одного человека? У меня там дежурный и обычная смена из двух полицейских, а также еще двое – они стажеры, но для поднятия шума сгодятся. У нас двое полицейских в кабине фургона, которые ждут сигнала, да и нас я бы не стал списывать со счетов.
Правда, про себя он подумал, что они с Манном сойдут за две боевые единицы только в том случае, если его, Трегга, считать за полторы. И тут Артур заметил, что психиатр ощутимо напрягся, побелела прикушенная губа, на лице отчетливо нарисовалось разочарование. Похоже, тот действительно считал, что пятерых хорошо обученных полицейских во главе с опытным начальником, а также двух пылающих энтузиазмом юношей, которые ради похвалы начальника готовы горы свернуть, - что этих людей не хватит для поимки одного психа? Пусть у этого психа и убийственный взгляд на фотографии, но против этого взгляда у них будут старые добрые пушки.
Однако Манн продолжал слишком явно нервничать, и Треггу стало не по себе. Он озвучил неожиданно возникший страх:
- Вы считаете, что у него может быть оружие?
Тот отмахнулся:
- Нет, Дин Винчестер не склонен к насилию в отношении людей. Просто…
На этих словах Манн замолчал, опять ссутулившись и завернувшись в свой плащ. Трегг пожалел, что несколько лет назад бросил курить, уступив настойчивым увещеваниям Сэди.
- Договаривайте, - жестко велел он.
Манн вздохнул, и от его шуршащего вздоха у Трегга встали дыбом волоски на руках.
- Я думаю, что лучшим оружием Дина Винчестера является доверие. Через пять минут общения с ним другой человек может поверить во что угодно. Например, в то, что у него самые модные ботинки на свете, хотя при этом его пятки будут мерзнуть на холодном полу.

Сэма Винчестера в камеру босиком не запихивали, тем не менее, мурашки у него по коже бегали, да еще какими стаями. Он же студент-отличник, каким образом он умудрился оказаться здесь, в камере предварительного заключения, да еще с таким «диагнозом» - наркоторговец. Ничего себе.
Сэм очень странно себя ощущал. Еще утром его жизнь шла по накатанной. Он собирался сегодня… а что он собирался делать? Ах да, помочь профессору Брауну провести экскурсию для новичков. Он и остался на лето в университете именно для этого – помогать при кафедре. Сэму и заплатить за это обещали, немного, но финансовое подспорье хорошее.
Он подумал: а может быть, ему было бы лучше не срываться с места, получив эту телеграмму? Ну с чего он решил, что все серьезно? Он не видел своего брата восемь лет – и вот тот объявился. И стоило ему появиться, как весь уклад жизни Сэма Винчестера летит к черту, а сам он обнаруживает себя на нарах. Замечательно. Дин и в детстве постоянно подбивал младшего на разные приключения, а потом ему приходилось выслушивать нотации от отца. Ничего не изменилось. Да Сэм даже не осознал как следует, что произошло – вот он разговаривает с почтальоном, а через минуту уже звонит в аэропорт, выясняя, когда будет ближайший рейс в Детройт. Стоит тщательнее подумать над тем, что происходит. Но, может быть, подумать над этим придется попозже. А еще лучше – с утреца. Когда он как следует выспится, после многочасового перелета, во время которого Сэм смотрел невидящим взором в спинку кресла перед собой и гадал, при чем здесь полиция и каких богов ему благодарить за то, что он получил известие о Дине. Да, он наврал лейтенанту в участке, сказав, что почти забыл о брате. Он не забывал о нем ни на минуту. Однако сейчас он не желал, чтобы полицейские знали об этом. Это не вписывалось в условия его собственной игры.
Сэм никак не думал, что ему удастся заснуть в этой конуре площадью десяток футов на десяток футов, к тому же со спертым воздухом и отсутствием постельного белья на голых досках нар. Однако он отрубился через полчаса после ухода полицейских, полусидя, опираясь о стену правым боком. И ему приснился сон.
Он ему запомнился – наверное, потому что в этом сне не было сюжета, не было сюрреалистических красочных приключений, как обычно, была только тьма. Тьма – и ничего больше. Сэм шел вперед, надеясь обнаружить где-нибудь выход из этого бесцветья, безвременья, беззвучья – даже эха шагов не было слышно. Он шел, увеличивая темп, потому что ему было страшно. Хрен бы он кому в этом признался, но страшно все равно было. И вдруг он обнаружил, что рядом с ним кто-то идет. Может быть, даже не идет – летит, плывет – просто рядом кто-то есть. И этот кто-то такой родной, теплый, что согревает даже на расстоянии. Они идут рядом – не отходя друг от друга ни на шаг, но и не приближаясь друг к другу. И вдруг этот второй застывает на миг, а Сэм чувствует, что тот хочет сделать так, чтобы было светло. Чтобы они увидели и узнали друг друга. И почему-то Сэм не уверен, что хочет знать, кто этот человек, шедший рядом с ним в темноте. Он даже потянулся к руке этого мужчины – да, он чувствовал, что это мужчина – чтобы перехватить ее. Сначала надо поговорить, надо выяснить, нужно ли так много знать друг о друге, но тот не желает никаких выяснений, он уже все давно решил, и ему хочется только щелкнуть выключателем… щелкнуть еще раз и еще…
Сэм открыл глаза. Света так и не было, Винчестер с трудом различал собственную руку, которой подпирал подбородок. А вот щелчки все продолжались. Сэм вздрогнул и обернулся на резкие звуки.
Это было щелканье «Зиппо» - пламя зажигалки то загоралось, то моментально гасло под крышкой. Но когда оно вспыхивало вновь, перед глазами Сэма мелькал четкий профиль мужчины, облокотившегося на решетку.
Винчестеру-младшему не обязательно было объяснять, кто стоял за решеткой, по-пижонски щелкая зажигалкой. У кого, кроме его родного брата, была такая наглая ухмылка и длинные ресницы, прикрывавшие красивые глаза… ну, наверняка красивые глаза.
Не зря его, значит, предупреждали, что Дин Винчестер способен пробраться куда угодно, через удесятеренную охрану. Сэма охватила нелогичная гордость за брата.
- Привет, Дин, - хрипло произнес Сэм, пробуя слегка откашляться, со сна немного першило в горле. – Рад видеть тебя в добром здравии.
Дин криво улыбнулся ему:
- Да я вообще-то на здоровье никогда не жаловался, Сэмми-бой.
- Ох, ну я имел в виду умственное здоровье, папочка, - огрызнулся Сэм. Да, в самом деле, со сна у него не слишком работали мозги. Дин нехорошо улыбнулся:
- Вот как, ты сразу с места в карьер? И что же, ты считаешь меня сумасшедшим?
- Не только я, - Сэм уже был на взводе. – Я думаю, тебя вся Америка считает психом.
- Ух ты! – как бы восторженно сказал Дин, однако радости в его голосе совсем не было слышно. – Значит, я тут схожу с ума, а вот ты чем занимаешься?
Сэм не понял:
- В смысле? Я-то учусь… - и он хотел было кое-что рассказать про свои успехи, но не успел.
- Ну что ж, значит, учишься управляться с белым порошком? – криво улыбаясь, уточнил Дин. – И кто тебя приучил к этому дерьму?
Сэм, к своему стыду, не сразу понял, о чем речь, хотя и выслушал вечером подробную инструкцию от этих… полицейского и психиатра. Слишком он был занят своими эмоциями и разглядыванием старшего брата, который здорово изменился за восемь лет. Раньше был весь такой тонкий да хрупкий, с длинной челкой на прямой пробор. А теперь, наверное, не во все двери плечищами вписывается, прическу себе замутил, как у Арни во втором «Терминаторе», а на мужественный подбородок с ямкой, наверное, все девчонки клюют. Хотя какие там девчонки, в психушке-то. Медсестры разве что. Да нет, с опасными, наверное, только медбратья работают.
- Каким порошком? – глупо переспросил он.
- Волшебным, - ухмыльнулся брат, и Сэма бросило в краску. Дин при этом добавил еще странное слово, похожее на «криспы», но тот уже не обратил внимание на это, обвинение в наркомании вывело его из себя.
- Я не колюсь, черт тебя дери! – возмущенно заявил Сэм, отчаянно мотнув головой. – Не нюхаю, не кладу под язык и чего там еще делают… то есть, я не делаю!!!
Дин посмотрел на него через решетку недоверчиво:
- Ну да, конечно, не ори только так. Ты хочешь мне сказать, что тебя подставили?
Сэм помолчал, глубоко дыша и пробуя успокоиться:
- Конечно.
- И кто? – уже с видимым интересом спросил старший. – У Сэмми-боя имеются недоброжелатели? Впрочем, ладно. Сначала давай выберемся отсюда, а потом уже будем разбираться, подставили тебя или нет. Для меня главное – вытащить тебя из участка. Наркота – потом. Если понадобится, я сам выбью из твоей башки эту дурь…
И с этими словами он склонился над электронным замком решетки, Сэму было плохо видно, что он там делает. В принципе, сейчас он должен был бы сдавить кнопку-сигнал, которая лежала у него в кармане. Но он слишком долго не видел старшего брата, чтобы все закончилось тремя минутами общения. К тому же, одна вещь напрягала Сэма: брат был не очень-то похож на классического психа, портрет которого ему нарисовали. Ему в голову пришла одна мысль, и он с расстановкой произнес:
- Знаешь, а я не верил, когда мне сказали, что ты за мной обязательно придешь.
Дин отреагировал моментально:
- Ты здесь в качестве приманки? На которую должен клюнуть именно я? Кто тебя посадил?
Однако занятия своего не бросил, только кинул в направлении Сэма пристальный взгляд.
- Полиция, - ответил тот. – Кто же еще. – И язвительно добавил:
- Вероятно, им не очень понравилось, что ты пошел прогуляться из больницы.
Дин не ответил на колкость, пробормотав себе под нос:
- Интересно нынче действует полиция. Зачем это ей?
Сэма уклончивый разговор уже начал раздражать:
- Это ты мне скажи, зачем понадобилась приманка. Если ты такой здоровый, как говоришь, почему тебя тогда восемь лет не выписывали врачи?
Дину, видимо, эти намеки тоже не нравились:
- Да я в жизни не лежал ни в какой психушке, пойми ты, дурья твоя башка! Это все из-за нашего семейного бизнеса. Тебя пытаются убедить, что я ненормальный. Ответь, ты хоть раз видел меня в клинике?
Сэм нахмурился. Верно, ни разу – его туда просто не пускали. Но не может же такого быть, чтобы ему целых восемь лет пудрили мозги, это казалось слишком невероятным.
- И что же это у нас за семейный бизнес? – по-прежнему язвительно спросил Сэм. – Неужели заниматься ремонтом автомобилей, как делал отец, нынче в Америке так опасно?
- Сам ты автомобили ремонтируешь. Я охочусь на нечисть, - вздохнул Дин. – Семейный бизнес. Но у монстров тоже теперь своего рода клановый бизнес – охотиться на Винчестеров.
И тут у Сэма опять рука потянулась к «кнопке». Вот и появились «демоны», о которых его предупреждал психиатр.
- Демоны, конечно, - вежливо улыбнулся он.
- Не обязательно, - пожал плечами Дин. – Много всякой хрени шатается по Америке. Вампиры, оборотни, зомби, призраки, вендиго… кого мы с тобой только не видели, парень.
- Я никого не видел, - жестко ответил Сэм. – Может быть, в кино, да и то, я больше уважаю интеллектуальный кинематограф, а не всякие там «Пятницы, 13-е».
- Ну хорошо, - примирительно сказал Дин. – Пусть. Пусть ты со мной не охотился, давай так считать. Но ты их видел. Штригу уж точно, парень.
Сэм был уверен, что слышит это слово впервые в жизни. Почему же он тогда почувствовал необъяснимый ужас, почему его бросило в холод, словно температура в камере, и так невысокая, сразу понизилась на десяток градусов?
- Так, ладно, - Сэм нахмурился. – Хорошо. Тогда скажи мне, почему я восемь лет считал, что ты не занимаешься этим своим семейным бизнесом, а пролеживаешь койку в психушке?
- Ты считаешь так только три последних дня, - ответ прозвучал так тяжело, что Сэму показалось, будто он услышал эхо его падения на каменный пол.
- Что? – растерянно спросил он.
Дин по-прежнему не отрывался от ковыряния в замке:
- Три дня назад мы с тобой загремели в очень примитивную ловушку. Очухался я в психушке, в смирительной рубашке, а санитар вешал на стенку расписание сеансов электрошока. Правда, сбежать оттуда оказалось довольно легко. Не знаю, на что ребята надеялись, но мне хватило одного дня, чтобы смыться. Я понимал, что на твою помощь рассчитывать не придется: когда меня связывали, они упомянули о том, что ты теперь будешь считать меня реальным психом. Я не знал, что существуют такие заклинания. И еще не знал, что они засадят тебе в мозги сказку, что я в психушке уже восемь лет. Круто это они…а! Упс, сделано!
Дин отошел от решетки и жестом опытного фокусника показал на приоткрывшуюся дверцу. Сэм отшатнулся:
- Заклинания? Демоны? Оборотни? Дин, ты считаешь, что я тоже псих, чтобы поверить в эти сказки?
- Сказки? – разъярился Дин. Он не кричал, боялся, что их могут услышать. Но даже в его шепот было вложено очень много эмоций. – Это сказки? Хороши сказочки, угробившие и мать, и отца!
- Нашу мать убили психи, а в отца врезался грузовик!
Дин поднял обе руки, словно отталкивая Сэма от себя.
- Хорошо, - сказал он после полуминутного молчания. – Хорошо. Давай так. Сейчас мы уйдем отсюда. Ты поедешь со мной – туда, куда я скажу. Я докажу тебе, что нечисть существует, это несложно, сейчас я как раз выслеживаю одного такого призрака. Осталось только понять его природу. Если я не докажу – ты можешь сдать меня обратно в психушку. Хорошо?
- Нет, - ответил Сэм. – Почему бы нам не поступить так. Я остаюсь здесь, говорю, что ты не приходил, может, меня подержат в участке еще с недельку, а потом отправят обратно в Стэнфорд…
- Ты уже год как не… - начал было Дин, но Сэм повысил тон и продолжил, не обращая внимания на слова брата:
- А ты можешь отправляться, куда хочешь, и делать, что хочешь, охотиться на своих оборотней и вампиров, пока тебя снова не поймают, но уже без моего участия.
- Вот как? – протянул Дин. – Значит, ты решил отсидеться в укромной общаге? Хорошо придумано! Только ты не учел одного…
- Чего? – буркнул Сэм. Сравнение с дезертиром ему не понравилось.
- Видишь ли, в чем фишка… Кто-то однажды сказал, что главная заслуга Сатаны – он убедил всех в том, что его не существует. Ты можешь надеть розовые очки и притворяться, что смысл жизни заключается в бумажке с надписью «диплом» и печатью Стэнфордского университета. Что никаких демонов не существует. Но однажды они придут за тобой. И тогда, наблюдая за собственными кишками, намотанными на крюк, ты вспомнишь мои слова. Но я тебя уже не услышу.
Дин отвернулся, словно собираясь уходить. Сэм растерялся. И дело было не столько в грозном предупреждении – нет. Каких-то выдуманных чудовищ он бояться не собирался. Неожиданно ему стало интересно. А что, если… нет, это полное сумасшествие. А все-таки, вдруг…
- Хорошо, тогда можно один контрольный вопрос?
Дин улыбнулся, как будто Сэм сказал что-то давно ожидаемое им. Однако обернулся с каменным выражением на лице:
- Спрашивай.
- Тогда скажи, почему ты сам не отправился меня искать, а дождался, пока меня к тебе доставят, причем не было никакой гарантии, что это сделают!
- У меня была мысль сразу же начать тебя искать, - нахмурился Дин. – Но я понятия не имел, где ты. За эти три дня тебя могли запереть, куда угодно.
Сэм явно поморщился при упоминании о трех днях, но промолчал, не желая спорить с братом. Дин продолжал:
- Поэтому я решил, что если я чуть-чуть подожду, мне тебя принесут на блюдечке.
- И кто? Кому это надо?
- Те, кто заставил тебя поверить, что я восемь лет провалялся в психушке.
- Как будто это было не так.
- Конечно нет. Я и отец охотились на демонов, а ты… ты оказывал нам посильную помощь.
- Вот как? – съязвил Сэм. – Значит, я был только мальчиком на побегушках? Неважную роль ты мне отвел. Впрочем, фиг с ней. Папа погиб восемь лет назад, поэтому все, что ты плетешь…
- Отец умер восемь месяцев назад, придурок, - рявкнул Дин.
- Сам ты придурок, - на автомате ответил Сэм.
- Точно, а ты сучка, - припечатал в ответ Дин, словно распределяя между ними роли. Сэм обиделся:
- Никуда я с тобой не пойду!
- Точно? – спросил Дин.
- Точно! – запал у Сэма не проходил.
- Ну и отлично! Тогда я пошел! – и Дин двинул к выходу.
Глядя в непреклонную удаляющуюся спину брата, Сэм Винчестер нащупал в кармане «пуговицу»-сигнализацию. Теперь оставалось только сжать ее посильнее.

Артура Трегга словно сильно толкнули, он выпрямился на сиденье. Потер руками глаза – такое странное ощущение. Минуту назад он выключил мобильник после разговора с Сэди, заметив, что часы показывают три часа ночи, и уставился сквозь черноту ночи на желтый прямоугольник входа в участок. А сейчас уже почти рассвело, надрываются птицы, и холодок пробирает от утренней росы. Очень приятно пробирает, учитывая, что часа через два на штат Мичиган опять обрушится удушающая жара. Черт, уже шесть утра. Трегг посмотрел на прикорнувшего рядом психиатра. Вряд ли парень Винчестер придет выручать брата сейчас, слишком светло. Трегг открыл дверцу фургона и направился в участок.
Там его встретил мрачный дежурный, с отчетливо нарисовавшимися темными кругами под глазами. Треггу стало неловко: парень явно не спал всю ночь. И при этом как-то умудрился даже не утратить своей работоспособности в шесть утра. Дежурный отрапортовал, отвечая на незаданный вопрос лейтенанта:
- Все было спокойно. Даже патрули никого не привозили. Один патруль, правда, захотел к нам в сотый раз доставить пьяницу Афеллая, но я уговорил их на этот раз отвезти его домой. А то мало ли кто мог пробраться сюда в суматохе.
- Хорошо, - Трегг улыбнулся, добросовестный парень ему пришелся по нраву. – Но вы точно уверены, что задержанный на месте? Вы подходили к его камере, смотрели?
- Я не подходил, но все в порядке. Да вы не бойтесь, у охранников есть мониторы, с помощью которых они наблюдают за камерами. Они бы сразу подняли тревогу, заметив что-то неладное.
- Да-да, - поддакнул один из охранников, выглядывая из своей каморки. У него был отличный, свежий цвет лица и выспавшийся вид. - Мы все время наблюдали за вашим важным арестованным. Вот видите, он сейчас спит.
На мониторе в самом деле виднелся силуэт человека, спящего на неудобных нарах. Артур сочувствующе посмотрел на Сэма Винчестера, вынужденного изображать из себя преступника. Как хорошо, что есть такие люди, готовые помогать закону ради безопасности общества.
Трегг собирался выйти, но его остановила реплика охранника в спину:
- Парень вел себя примерно, даже когда к нему приходил следователь из отдела по борьбе с наркотиками. Они мило поговорили… и все.
Артур почувствовал, как земля уходит из-под ног:
- Какой следователь?..
Дежурный поддакнул:
- Да-да, следователь Хьюз, у меня все записано, и фамилия, и номер удостоверения.
Трегг без слов метнулся к камерам. В эту ночь, кроме Сэма Винчестера, в участке не было задержанных. Он бросился к камере, в которой на нарах спал человек… или просто возвышалась искусно уложенная кучка одежды. Из-за сквозняка из распахнувшейся двери с нар свалился неуклюже положенный ботинок. Трегг посмотрел на него и повернулся к охранникам, которые в растерянности осматривали замок открытой двери в камеру:
- Следователь, который приходил к Винчестеру… как долго он у него пробыл?
Охранники переглянулись. Не было сомнений – в это время они уже спали.
Трегг длинно выматерился. Затем обернулся к психиатру, неслышно возникшему у него за спиной:
- Это все ваши идиотские идеи с приманкой! Нет бы сразу объявить беглеца в федеральный розыск! Теперь у него есть заложник. Проклятье! Придется действовать очень аккуратно.
Манн попытался что-то сказать – видимо, в свою защиту, но Трегг махнул рукой – исчезни, мол, с глаз моих долой. Еще днем у него мелькала такая мысль, что вся их затея закончится бегством обоих Винчестеров, но он предпочел не думать об этом. И зря. Можно было бы догадаться, что Сэм предпочтет родного брата полиции всех штатов скопом. Ты можешь сколько угодно ругать своего родного человека на расстоянии, но когда он окажется рядом с тобой – любовь заглушит голос разума, и ты отправишься за ним хоть на край земли.

Глава 4. People are Strange

Изображение

- Это что такое? – Сэм недоуменно посмотрел на панель. Он сел в «Шевроле Импалу», которую смутно припомнил – это была любимая тачка отца, и увидел, как Дин открывает на панели какую-то… дверцу?
- Это – кассета, - отчетливо проговорил слово Дин. Он повертел перед лицом брата кассетой. – А это, – он ткнул в приборную панель, – магнитола. Сюда вставляют кассету, и играет – о, не может быть! – музыка!
Он демонстративно засунул кассету и нажал на клавишу. Музыка не заиграла. Дин чертыхнулся.
- Заметно, что ты кучу времени провел в психушке, - хмыкнул Сэм. – Этим уже никто не пользуется. Хотя, наверное, в музее допотопной техники за твой магнитофон отвалят кучу бабла.
Дин, вставлявший заново кассету в магнитолу, кинул на него странный взгляд исподлобья, но ничего не сказал.
После того, как они вышли из участка (Дин отвлек на пару минут дежурного вопросами, не нужно ли ему расписаться за посещение, а Сэм в это время, пригнувшись, бесшумно прошел мимо), брат запихнул его в машину, и с полсотни километров они гнали прочь на предельной скорости. Только сейчас, удостоверившись, что погони нет, Дин решил остановиться. Он предложил Сэму выйти, если ему надо, а затем начал выбирать музыку. В туалет Сэму не хотелось, но кое-что его мучило:
- Может, ты все-таки скажешь, куда мы едем?
- Недалеко.
- О да, доверие, доверие – самый крепкий фундамент в основе семьи, бла-бла-бла, - саркастично отозвался Сэм.
Дин ничем не показал, что слова младшего брата его как-то задели. Музыку включить так и не удалось. Он завел машину и ровным тоном ответил:
- Брайансетвиллоуз, недалеко от города Эварт, округ Оцеола, штат Мичиган.
- Очень информативно, - Сэм отвернулся к окну и начал следить за деревьями, улетавшими назад. В темноте летней ночи они казались одной длинной тенью, изредка прерывавшейся серыми полосами сумерек. Он подумал, что эти серые тона вполне соответствуют его настроению – такому же тусклому и беспросветному. Будто в дополнение настроению на стекло брызнули редкие капли дождя. Странно, что он не испарился еще в верхних слоях атмосферы при такой жаре. Сэму было тоскливо – да, но почему-то ему совсем не было страшно, хотя он ехал рядом с диагностированным психом, маньяком и шизофреником.
Он почти уснул, когда Дин спросил его:
- Что ты хочешь узнать?
- Я хощу ужначь… - черт! Выходит, он все-таки заснул, и братец запихнул ему в рот одноразовую ложку, наверное, из какого-нибудь Макдональдса. Сэм вытащил ложку изо рта и замахнулся ей на Дина. Тот отбил ее рукой, не глядя, вернее, глядя вперед, на дорогу – как будто проделывал это уже тысячу раз. Сэму опять стало не по себе.
- Ты собирался продемонстрировать мне призраков, - он попытался сказать язвительно, а получилось сердито. – А показываешь, какой ты идиот.
Дин коротко рассмеялся:
- Я просто пытаюсь не заснуть. Я не спал со вчерашнего дня – думаешь, так просто разыскать тебя и вытащить из тюрьмы?
- Интересные у тебя методы, - все так же сердито проворчал Сэм.
- Ты всегда ведешься, - осклабился Дин, продолжая внимательно следить за дорогой. – А что касается призраков… ты серьезно думаешь, что они только и ждут, чтобы я тебе их показал? Ты думаешь, они тебе тут организуют модное это… как его… пралине?
- Дефиле, - машинально поправил Сэм.
- Вот-вот, я так и сказал, - кивнул Дин. – Так вот, фигу тебе. Призрака – ну, или вампира, оборотня там, кого ты хочешь – надо сначала вычислить, добыть… Так что ты со мной точно зависнешь на несколько дней. Заодно и поможешь, ты же уже…
И тут Дин оборвал себя. За последнее время он делал подобное раз второй или третий. Значит, что-то скрывал от Сэма – впрочем, тот не удивился.
- Похоже, ты без меня не можешь обойтись, - спокойно сказал он.
- Точно, - кивнул Дин, - твоя болтовня не дает мне заснуть. Особенно такая бессмысленная болтовня.
Сэм выдал короткий смешок. Черт-черт-черт. Долбаная тоска куда-то отступила. Похоже, ее прогнал сидевший рядом самонадеянный красавчик, называющий себя его братом, по совместительству - опасный сумасшедший. Сэм устроился на сиденье рядом поудобнее, насколько позволяли длинные ноги. Он потянулся одними руками, задев левой по лбу Дина. Тот лишь досадливо мотнул головой… как будто знал, что так и произойдет, как будто привык к потягушкам младшего.
- Но ты не собираешься мне рассказывать про наше дело? – спокойно уточнил Сэм.
- Сейчас – нет, - хмыкнул Дин и принялся было объяснять. – А вдруг так получится, что ты…
- Ну и отлично, - прервал его Сэм, аппетитно зевая. – Тогда разбудишь меня, когда мы приедем.
Дин беспомощно выругался, давя свой зевок. Однако злости в его голосе не было. Более того – глядя на шоссе, убегающее вдаль под стражей темных сосен, он улыбнулся.

Артуру Треггу было не до улыбок. Он чувствовал, что влип – и влип по-крупному. На данный момент на его совести имелись: беглый псих, необычайно опасный и изворотливый, - одна штука. Его братец, прискакавший на поиски родственничка с другого конца страны и неизвестно что замышлявший, потенциальный заложник – два. Его подчиненные, думающие, что у них из-под носа улизнул наркоторговец, - три. А также все СМИ штата Мичиган, которые вцепятся ему в глотку, узнав об обмане, - миллион экземпляров.
Дерьмо, дерьмо, дерьмо. Артур подавил идею немедленно позвонить Сэди, напомнить о предлагавшемся ему в позапрошлом году месте в полиции Гавайев и велеть собирать вещи. Но это было бы слишком постыдным бегством. Он не привык бросать своих ребят. И, если подумать, ради них он все это и затеял. Эх, просигналь своевременно Сэм Винчестер – и все было бы так просто. Дина бы отправили по месту постоянной прописки, сам Сэм улетел бы в свою Калифорнию, местные газеты бы напечатали маленькое опровержение на 32-й странице, ребята бы порадовались новым рациям, а, возможно, и тачкам, и, естественно, забыли о странном арестанте…
Но «если бы» - самое опасное словосочетание в жизни. Артуру необходимо было решать, что делать дальше. Он с неприязнью посмотрел на Манна, снимавшего и снова надевавшего очки, затем с некоторой робостью даже – на несчастного дежурного по участку. Глаза парня, казалось, покраснели – плакал он, что ли? Блин, отматерил себя мысленно Трегг. Заплачешь тут – единственного задержанного из КПЗ не смог уберечь. Первым порывом лейтенанта было утешить мальчишку, не спавшего всю ночь, рассказать ему, что лоханулись в этом деле все. Но он одернул себя и громко сказал:
- Джонсон… Вы ведь Джонсон? – и, не дождавшись даже ответного кивка от дежурного, Трегг продолжил. – Немедленно идите домой и отсыпайтесь. Мы со всем разберемся.
Он увидел, что парень, закусив губу, расстроенно начинает мотать головой:
- Я сказал – домой! В том, что случилось, - не ваша вина. Мы должны были предупредить, что парня будут вытаскивать любыми способами!
- Вы предупреждали! – бедняга явно винил себя.
Трегг заорал:
- Плохо предупреждали, значит! Марш домой и спать! И чтобы ни о чем таком не думал!
Он был готов уже схватить дежурного за плечи и утащить прочь, поскольку увидел, что неподалеку затормозила еще одна полицейская машина. Ему даже не нужно было глядеть на номера, чтобы узнать тачку. На такой ездил его заместитель, сержант Дорсет, с которым он прошел огонь, воду и медные трубы. Увидев стройную фигуру сержанта, выходящего из машины, Трегг испытал двоякие чувства. С одной стороны, ему захотелось провалиться сквозь землю, потому что он не собирался скрывать от Дорсета ничего. С другой стороны, он воспрял духом. Уж в чем-чем, а в скудоумии сержанта обвинить было нельзя. Может быть, он что-нибудь и придумает.
Однако сержант Дорсет не был богом, хоть и приехал на машине.
- Даа, накрутил ты делов за один день, Артур, у тебя прям талант встревать в неприятности, - протянул он, и Трегг согласился. Пожалуй, сейчас он согласился бы с любыми обвинениями в свой адрес, лишь бы получить поддержку.
Дорсет задумался, и Трегг, с надеждой глядя на него, вдруг залюбовался решительным, мужественным профилем зама. От ненадлежащих мыслей его отвлек сам Дорсет:
- Ну что ж, действовать будем так. Переигрываем Винчестера-младшего из обвиняемых в свидетели. В участке объясняем, что скрывали свидетеля важного преступления. В газеты даем объяснение, что фотография случайно попала не та. Фотку повторяем с опровержением. Мол, на самом деле на фотографии изображен важный свидетель преступления, который скрывается. Помогите нам его найти. Объявляем розыск по штату. Не федеральный розыск, Артур, только по штату!
Трегг послушно закивал. Когда Дорсет начинал распоряжаться, лучше было не прекословить. Несмотря на формальную иерархию.
Правда, Уилфред Манн попробовал что-то сказать по поводу сохранения секретности, а также насчет того, что они вообще-то ищут Дина, а не его младшего брата. Но Трегг посмотрел на него таким взглядом, что психиатр умолк. Лейтенант сразу же забыл о нем, хотя наверняка докторишка уже поставил диагноз самому полицейскому.

- Еще немного, и я бы поставил тебе диагноз «летаргический сон», - Сэм проснулся не столько из-за этих слов, сколько из-за нехватки воздуха: жесткая ладонь зажала ему сразу и рот, и нос. Он резко вывернулся и часто задышал, приходя в себя. Над ним склонилось довольное лицо с покрасневшими от недосыпа глазами. – Ну что, приехали, арестант!
Дин захихикал над собственной шуткой.
Сэм помотал головой – чувствовал он себя неважно. У него болела голова и пересохло во рту. Хотя он не знал, сколько точно сейчас времени, но вряд ли они ехали долго: солнце поднялось совсем невысоко. Было часов восемь утра, не больше.
Дин, учинивший над ним экзекуцию, распахнул дверь с его стороны:
- Вылезай давай. Сейчас мы пойдем в нашу гостиницу, я буду дрыхнуть – часов шесть, не меньше, а ты будешь охранять мой сон от всяких своих полицейских дружков.
Сэм хотел было возмутиться тем, что его обвиняли в дружбе с полицейскими, но то, что он увидел, отбило у него все мысли.
- Эй, а где гостиница?
Перед ним был только явно нежилой двухэтажный дом, с заколоченными на втором этаже окнами. На первом этаже окна не были забиты досками, но вряд ли что-то в них можно было разглядеть из-за толстого слоя пыли и паутины. Участок перед домом весь зарос сорняками, кустами, за газоном явно не смотрели несколько лет.
- Самая лучшая бесплатная гостиница, которую ты только можешь себе представить! – в смехе Дина опять слышалось самодовольство. – Конечно, ты волен остановиться в отеле «Хилтон», но тебе придется очень долго добираться до места работы.
Сэм, наконец, выбрался из «Шевроле» и удивленно оглядывался вокруг. Он увидел целую улицу абсолютно таких же нежилых зданий. Большинство из них было в куда худшем состоянии, чем их «гостиница».
- Пошли-пошли, - подтолкнул его в спину Дин. – Нас ждет самая роскошная постель из всех виданных тобой. Кровать развалилась ко всем чертям, но вот пружинный матрас на ней оказался в полном порядке. Я перетащил его на второй этаж, так труднее до нас добраться. Думаю, этого матрасика хватит на двоих. Надеюсь, что ты после своего чудесного преображения перестал лягаться во сне. Там окна забиты досками, поэтому занавесок не понадобится. Единственная проблема – выдержит ли такого бугая лестница. Я думаю, что выдержит…
- Ты же сказал, что я буду охранять твой сон, - съязвил Сэм.
- Я вообще-то хотел, чтобы ты побыстрее очнулся – когда ты возмущаешься, ты такой активный, - хмыкнул Дин в ответ. – Но если ты в самом деле спать не хочешь, без проблем, можешь посидеть внизу и попялиться на улицу.
Матрас действительно оказался широким, но Сэм думал не об этом. Дин моментально вырубился и, повернувшись во сне, уткнулся носом Сэму в плечо. Тот чувствовал горячее дыхание у своей шеи, и ему казалось, что ее опаляет геенна огненная. Несколько минут Сэм смотрел перед собой, решая одну из самых сложных задач в его жизни. Отпихнуть этого психа на край матраса или же… проблема в том, что «или же» казалось ему самым естественным делом на свете. Через несколько минут безрезультатных размышлений Сэм Винчестер захрапел так, что вся пыль, лежавшая на полу ближе метра от его головы, взвилась вверх и повисла грязным туманом. Мышь, давно наблюдавшая за вторгшимися в ее мирок людьми, недовольно чихнула. И убралась обратно в нору, решив перебраться в соседний дом. Хотя он и стоял ближе к месту, где жило чудовище, пожиравшее мышей наравне с людьми.

- Это чудовищно! – неприязненно выговаривал сержант Дорсет лейтенанту Треггу, когда они вернулись в кабинет Трегга в детройтском полицейском управлении. - Я отказываюсь тебя понимать. Ты ради денежного взноса в фонд полиции решил рискнуть своей репутацией? Ты хотя бы о нашей репутации подумал. Я уже прикидываю, как нам вслед будут ржать ребята из того же отдела по борьбе с наркотиками. Что мы не придумали ничего лучше, чем зашифровать парня под их клиента. Да они там глотки сорвут от смеха. В следующий раз решишь подставить отдел – подумай не только о своей заносчивой заднице.
- Ладно, уймись, - буркнул Трегг. – Я проникся, прочувствовал, я раскаиваюсь и все такое. То, что ты сейчас мне промываешь мозги, совершенно ничего не изменит. Надо ловить Винчестеров, а не стоять у меня над душой. Я же сказал, что мне совестно, в следующий раз, когда мы все соберемся пойти в бар, я поставлю каждому по кружке пива.
Дорсет неожиданно неприятно оскалился, из-за чего его миловидное лицо перестало казаться милым и ласковым:
- Вот ты как нас оцениваешь? В кружку пива? Спасибо, сэр. Я все понял, сэр. Я пойду разруливать вопрос с прессой, лейтенант. Я сообщу им, что произошла ошибка.
И он вышел из кабинета, демонстративно тихо прикрыв за собой дверь. Трегг вскочил было, вскинул руку, чтобы остановить заместителя, но не произнес ни слова. Да что было говорить – он кругом виноват. Пустился в авантюру, никому не сказав, потому что… да может, сейчас хотя бы себе признаемся? Сдались нам эти рации, сдалось обновление автопарка. Адреналину захотелось, засиделся на руководящей работе. Черт, ребята его не поймут точно. Они все хотели бы спокойно сидеть у окна с видом на реку Детройт, а не рисковать каждый день своей шкурой. Точно не поймут. Но вот кто должен его понять – Сэди. Боже мой, да если вторая половина его не поймет – Артуру останется только застрелиться, хотя с вечера он так по-человечески с ней и не поговорил…
Трубку сняли после первого гудка.
- Сэди, - виновато произнес Трегг, - понимаешь, хотя я тут натворил дел, послушай меня, солнышко…
Когда Дорсет вернулся в кабинет, начальник сиял как летнее солнце. Однако сам сержант радоваться был не намерен:
- Лейтенант, я все организовал. Кстати, меня очень интересовал вопрос, каким образом ваш психиатр сумел организовать публикации в прессе. Так вот, они с ним не общались. С ними разговаривал лейтенант Стоун. Так что, вероятно, отделу блюстителей нравственности тоже кое-что перепадет от господ психиатров. Я хотел поинтересоваться этим у Стоуна, но тот с утра где-то на задании. Ничего, к вечеру придет – спросим. А пока его отдел в полном составе валяет дурака и делает ставки, какая девочка с Вудворда за прошлую неделю заработала больше денег.
Трегг хотел было озвучить имя своей кандидатки, но вовремя прикусил язык. Вместо этого он строго сказал:
- Хорошо, сержант Дорсет, спасибо за службу. Я думаю, сейчас стоит объявить в розыск машину наших беглецов.
- Какую? – не удивившись, спросил сержант, у него в руках, словно из воздуха, возникли бумага и карандаш.
- Ну… - куда менее уверенно произнес Трегг, - какую-то. Не пешком же они убежали из участка. Там до трассы пилить еще километра два.
- Очаровательно, - дрожащим от сдерживаемого смеха голосом проговорил Дорсет. – Так и передам по постам, чтобы искали машину с двумя мужчинами внутри. Гениально. Сэр, если придумаете что-нибудь пореальнее, позовите меня, я в здании.
Трегг опустился в кресло. Ну, кто еще спросит, зачем он ринулся в эту авантюру? Ему крайне необходимо было сменить обстановку, раз даже собственный заместитель его ни во что не ставит. Наверное, пора выяснить, чем занимаются другие его подчиненные, и устроить пару-тройку взбучек.

- Чем это ты тут занимаешься? – недовольно спросил Сэм Винчестер, выходя из дома. Он был уверен, что проснется раньше Дина, ведь ему ночью в камере удалось вздремнуть, пусть всего два или три часа, но все-таки. Однако, открыв глаза, он первым делом обнаружил, что дыхание брата уже не щекочет его за ухом. Мигом вскочив, Сэм огляделся по сторонам и с облегчением увидел, что куртка брата валяется рядом с матрасом. Ну, Дин аккуратностью никогда не отличался – и тут Сэм одернул себя. Ему никоим образом не полагалось знать отличительных черт своего брата. Все-таки восемь лет прошло, тот сильно изменился. Раньше он был смазливым тощим подростком, на которого вешались старшеклассницы, не желающие быть пай-девочками. А сейчас Дин со своими прищуренными глазами и пухлыми губами превратился в готовую фотомодель, из тех, которые рекламируют одежду в женских журналах. Вот только на него вешаются не дамочки, а все полицейские штата Мичиган. Отличненько.
Долго искать брата Сэму не пришлось, он уловил движение во дворе даже сквозь забитые окна: доски прилегали неплотно. Выйдя, он обнаружил, что Дин сосредоточенно ломал сухие ветки и бросал их в кучу. Закатанные рукава рубашки обнажали рельефные подтянутые мускулы на руках.
- А чем это я, по-твоему, занимаюсь? – недовольно ответил он. – Или ты думаешь, что в брошенных домах есть газ или электричество? Я собираюсь развести костер и хотя бы сосиски поджарить на завтрак. Да, сосиски я купил еще позавчера. Может, испортились, не знаю, заодно и проверим.
- Что, здесь нет никакой самой завалящей забегаловки? – поморщился Сэм.
Дин смерил его взглядом:
- Есть. Но я не собираюсь обсуждать наши с тобой дела на виду у всех аборигенов. А они будут подслушивать наверняка, подумай, много ли у них здесь развлечений. Мы для них будем новым бесплатным сериалом, чем-нибудь вроде «Побег из психушки».
- То есть, меня ждет охренительная романтика в виде костра, жареных сосисок и разговора по душам на пороге брошенного дома с утра пораньше? – раздраженно спросил Сэм, подходя ближе к Дину и поднимая с земли очередную ветку. Однако брат выхватил у него ветку из рук и сказал, недовольно поморщившись:
- Сначала тебя ждет романтика в виде умывания и чистки зубов. Щетка и паста в ванной комнате. Как ни странно, вода здесь есть. Наверное, труба одна на несколько домов, поэтому ее не перекроешь.
Сэм что-то недовольно буркнул, но обнаружил, что уже развернулся и сделал пару шагов по направлению к дому, чисто механически. Ему стало не по себе, и он поспешил убраться в дом, чтобы, сосредоточенно натирая зубы, поразмышлять, с каких это пор он стал беспрекословно слушаться старшего.
Через полчаса Сэм в самом деле вкусил той самой романтики. Они сидели на крыльце, вооружившись очищенными от коры веточками, и обжаривали на костре наколотые на них сосиски, заедая жареным хлебом. Винчестер-младший представил себе, сколько канцерогенов в обуглившейся корочке, которую брат откусывал с таким аппетитом, но не стал делать замечания. Вместо этого он сказал – суше, чем хотел:
- Жду захватывающего рассказа.
- А? – Дин повернулся к нему, продолжая жевать, скосил глаза и вопросительно мотнул головой. – Аха, ща, рафкаву…
«Ага, сейчас расскажу», - перевел мысленно Сэм. Дин доел сосиску и вытер грязные руки о траву, насмешливо глядя прямо в глаза поморщившемуся брату:
- Ну, слушай, чистюля. Здесь водится чудовище.
Чудовище. Еще секунду назад Сэму было так уютно здесь – в маленьком городке, под палящими лучами летнего солнца, сидя на крылечке брошенного дома и поставив босые ноги на теплую траву, жарить на костре сосиски. А теперь вдруг ему стало не по себе, по босым ногам загулял холодный ветерок, и Сэм внезапно обнаружил, что не слышит пения птиц – вообще. Обычно по утрам за окнами его комнаты в общежитии птицы орали, как сумасшедшие, а здесь вообще ни одной не слышно.
- Так вот, - продолжил Дин, - это чудовище не так давно сожрало здесь одного местного жителя. Прямо на глазах у жены. Я еле уговорил ее рассказать то, что было на самом деле, она не хотела говорить, боялась, что ее примут за сумасшедшую. Чудовище похоже на человека, глаза на стебельках, зубы словно стальные, разгрызают кости за секунду – не могла же бедняга это рассказать. Но самое главное: чудовище очень похоже на мистера Джефферсона, который владел местной мебельной фабрикой много лет. Да, забыл сказать: убийство произошло именно на фабрике. Сожранный мужик зашел туда поностальгировать, говорят. Когда супруга забеспокоилась и пошла забрать его, монстр уже начал закусывать.
- А с супругой вообще все нормально? – заботливо переспросил Сэм. – Ну там, в семидесятых годах в странных экспериментах не участвовала? Холодильник взглядом не закрывала?
Дин закатил глаза:
- Повторяю, полиции она в результате выдала какую-то другую версию. Это то, что она сказала только мне. Она как раз боялась, что ее примут за сумасшедшую. Но фишка не в этом. А в том, что в этом районе за последние несколько лет пропало около двадцати человек. Эти данные касаются только тех, кто точно поехал в данный район. Пара человек из них конкретно направлялась на заброшенную мебельную фабрику. Один хотел посмотреть, нельзя ли будет купить кое-какое оборудование по дешевке, а второй… Ну, я забыл, из-за чего он прискакал.
- Ну хорошо, можешь дальше мне не рассказывать, я понял, что у нас налицо серийный убийца, который заткнет за пояс самых легендарных маньяков современности. И как ты думаешь, кто это?
- Не кто, а что, - поправил Дин, расплывшись в улыбке. Ему нравилось, что младший выказывал заинтересованность. - Я думаю, это призрак. Чувак склеил ласты где-нибудь на Гавайях, пропивая нечестно заработанные денежки. Обычно призрак живет в месте гибели «хозяина», но бывают и исключения. Возможно, эту душу привязало сюда нераскрытое преступление. Вероятно, он сам был виновен в случившемся, хотя обычно людей кромсают именно жертвы.
Изображение
- Ну ладно, - произнес Сэм, выслушав эту редкостную, на его взгляд, бредятину. – Что мы должны сделать? Поймать этого… призрака? Для этого мы пойдем на фабрику, да?
- Нет, - поморщился Дин. – Конечно, было бы неплохо побывать и там, воочию посмотреть на этого монстра с глазами на стеблях, но самое важное не это. Главное не чудовище, а почему оно существует. Причин может быть много: преданная душа жаждет отмщения, кто-то наложил проклятье, а может быть, это вообще психооттиск. Мы как-то… я как-то встречался с таким: жители одной деревушки уверовали в реальность привидения – и сами своей верой его создали. Никто не поручится, что здесь не та же самая фигня. Поэтому нам важно удалить причину болезни, а не ее симптом.
- И как ты вычислишь эту причину, не зная симптомов? – пожал плечами Сэм. Логики в рассказе Дина он по-прежнему не видел. Однако он готов был выполнять его команды – и не только потому, что обещал. Они были вместе всего несколько часов, а у Сэма появилось какое-то непонятное чувство в груди. Оно складывалось из нескольких эмоций. Во-первых, был неясный восторг, азарт, словно он охотничья собака, и впереди – приключения. Во-вторых, ему внезапно понравился Дин. Однако если бы кто-то – да хоть голос с небес – задал ему вопрос, чем именно понравился, Сэм бы потребовал своего адвоката. Но самым странным было другое чувство – то, что все идет так, как надо, странное чувство надежности и покоя, которое он должен был ощущать в последнюю очередь.
Дин улыбнулся:
- Поверь мне, я знаю, что делаю. Ты еще увидишь другую сторону земного существования. Вечерком нам все-таки придется сходить в местную забегаловку, опрокинуть по стаканчику виски. Да ладно, не шебуршись, я знаю, что ты виски не любишь. Пивом обойдемся. Но сначала нам надо выстроить тактику.
Дин встал и залил костер водой из ведра, заранее поставленного рядом с ним:
– Пошли, буду проводить инструктаж на тему «Как выжить с Дином Винчестером». Нет, не так – «Как выжить, имея в братьях Дина Винчестера», - он сам засмеялся своей шутке.
И Сэм опять послушно пошел следом, в панике размышляя, как Дин узнал про его нелюбовь к виски. Ведь они в последний раз виделись, когда Сэму было 14, и тогда он даже не пробовал эту гадость.
Это было странно, очень странно. Но Сэм давно понял, что самые странные люди – это те, которые всех других считают чудаками.

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:38
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Глава 5. Hunting High and Low

Изображение

- Так как у тебя продвигаются дела в Стэнфорде? – спросил Дин, пытаясь укротить умывальник в доме. Смеситель там явно барахлил, и вода лилась либо ледяная, либо обжигающий кипяток, третьего было не дано.
Сэм замер. Это был первый раз, когда Дин задал ему личный вопрос. Впрочем, сам Сэм тоже ни о чем брата не спрашивал. Одна мысль о психиатрической клинике, принудительном лечении, изоляции в четырех стенах вызывала у него ощутимую дрожь. Сразу вспоминались документальные фильмы про опыты над слабоумными, жуткий, врезавшийся в память рассказ про мумифицированного заживо пациента (тому под кожу вводили парафин), бессмысленные улыбки людей, подвергшихся лоботомии. Сэм помотал головой, прогоняя страшные картины:
- Нормально продвигаются, - ответил он убежденно. – Просто великолепно. Если ты не помнишь, я перешел на последний курс. Учиться на нашем факультете – просто кайф.
- Ты, наверное, только и делаешь, что зубришь, - как-то напряженно предположил Дин. – Друзей нет, девушкой не обзавелся…
Сэм обиженно вскинулся:
- С чего это ты взял? Чувак, мне не двенадцать лет. У меня куча друзей и девушка, ее зовут Джессика. Может быть, после того, как ты восемь лет обходился одной рукой, тебе любая официантка покажется Жизель Бундхен, но Джессика – это полный эксклюзив. Ты мне просто обзавидуешься, когда ее увидишь. Если что, мы вместе приедем навестить тебя, сможешь полюбоваться.
Он оглянулся, чтобы проверить, не переборщил ли с подколками, и неожиданно увидел на лице брата выражение нестерпимой боли. Но оно тут же исчезло, как след на песчаной дюне, и Дин снова стал Дином – непробиваемым, насмешливым, мрачным. Сэм даже подумал, что ему показалось… Но он все же неплохо знал своего брата и предугадал, что тот пойдет в наступление:
- Бедняга, наверное, постоянно вытаскивает тебя из библиотек, чтобы ты уделил ей хоть капельку внимания… Так что она сказала по поводу того, что ты отправился сюда, выполнять роль подсадной утки?
- Она сказала, что… - «все нормально» замерло у Джареда на губах. Он не мог вспомнить, что именно сказала ему Джесс, а ведь она должна была что-то сказать. Поэтому он и рассердился. – Да ничего она не сказала! Что, по-твоему, я у нее всегда должен спрашивать разрешения? Ты намекаешь, что я подкаблучник?
- Ну, значит, ты отпросился у своего любимого преподавателя римского права…
Странно, Сэм не помнил, чтобы он отпрашивался у Дэвенпорта. Вообще, на его отъезд как-то слабо отреагировали. Только вахтер на выходе странно посмотрел на него. Ну, тот весь вчерашний день на него пялился так, словно впервые увидел. Зачем только взяли такого старичка работать, у него же память совсем никакая, никого из студентов не запомнит. Как, кстати, его зовут? Что за чухня, Сэм сам не мог вспомнить. А, ладно, видимо, неважно.
- У меня каникулы, чувак, это в психушках нет каникул, а мы иногда отдыхаем, - ответил Сэм с вызовом, задрав подбородок. Странно, но Дин не стал бросаться в бой и язвить. Несмотря на то, что слова брата были явным оскорблением. Он выключил, наконец, этот сумасшедший умывальник и отряхивал воду с покрасневших – от холодной ли, от горячей ли воды - рук. Сэм, словно завороженный, наблюдал, как тот без зазрения совести вытирает пальцы об джинсы – даже это у него получалось изящно, черт побери. Он помотал головой, избавляясь от гипнотического состояния:
- Так что мы сейчас будем делать?
Дин неожиданно улыбнулся, как будто ждал именно этого вопроса:
- План очень прост. Сейчас мы с тобой обшарим этот городишко, посмотрим на каждый его затхлый уголочек. Ищи необычные рисунки, свалки странных предметов, что-то похожее на алтарь. Ты должен пом… помнить, да, в твоих любимых фентезюшных книгах описывались всякие ритуальные жертвоприношения. В общем, ищи любые непонятные тебе вещи, лежащие организованно. Не говоря уже о том, если там лежит множество костей, над которыми клубится дым.
Сэм ухмыльнулся: ну да, конечно, детский сад, штаны на лямках, адские алтари и девственницы в белом. Дин не воспринял его иронии:
- В общем, если увидишь что-то похожее, хватай ноги в руки и сваливай оттуда. Ты пом… в общем, был у нас такой случай. Кое-какие красавцы мочили людей почем зря, чтобы у них было из чего делать начинку для пирога. Я думаю, такое просто незабываемо.
- Они делали начинку из человечины? – пораженно переспросил Сэм, хотя и дал себе слово относиться скептически ко всем «откровениям» Дина.
- Нет, из человечины – это было в другой раз, - махнул тот рукой, и его младший брат в который раз ощутил это странное чувство – словно промозглый ветер подул по ногам. Хотя на самом деле жара стояла неимоверная, и он бы даже снял рубашку нафиг, но почему-то опасался, что Дин снимет рубашку в ответ. Хотя какое там «почему-то», Сэм вполне понимал, что происходит, но одно дело – абстрактные красивые парни с широким разворотом плеч и тонкой талией, и совсем другое – твой родной брат.
- … и им просто нужно было, чтобы это божество покровительствовало им, - закончил сентенцию Дин. Сэм так и не понял, какую, но переспрашивать не стал. Опять что-то из братнина бреда, который не хотелось запоминать. Потому что вот никак не срастались у младшего Винчестера два варианта реальности. С одной стороны, вполне земной брат, вполне по-земному красивый и сексуальный, укладывающийся в сэмову логику. С другой стороны, его рассказы, откуда-то из запределья, там нет места Сэму и его миру.
Зато в мире Сэма было место влечению к мужчинам – чего от себя-то скрывать. И он сразу же вспомнил красавчика-пятикурсника, пудрившего мозги всем девицам в универе. Сэм был еще на втором курсе, но тем не менее разложил того задаваку и поимел его прямо на заднем сиденье его машины. Сэм улыбнулся, вспомнив, как смешно тот парень пытался пристроить куда-то ноги, в конце концов, закинул одну прямо через спинку переднего сиденья, а второй так и стукался каждый раз о верх машины. Дин немедленно принял усмешку на свой счет и обидчиво отвернулся. Да, подумал Сэм, в его мире понятия «родной брат» и «мужчина, к которому влечет» были где-то на противоположных концах Вселенной.
Днем они обошли город. Оба понимали, что скрыться им здесь вряд ли удастся, однако замаскировать реальную цель было вполне возможно. К сожалению, фотоаппаратов у них не было – и Дин очень переживал по этому поводу, поскольку легенда о журналистах таяла на глазах. Какой корреспондент приехал бы писать репортаж без хорошей фотоаппаратуры? Поэтому Сэм без устали наводил свой мобильник на все, что попало, и снимал с его помощью. В конце концов, можно будет потом вспомнить это… приключение.
Вокруг не было ничего интересного – только заброшенные дома. Среди них изредка, вероятно, попадались и жилые, однако их почти не удавалось отличить: те же ржавые остовы автомобилей перед домами, забитые досками окна верхних этажей, неухоженные газоны. Пресловутая фабрика, стоявшая на окраине города, тоже не оказалась чем-то зловещим и страшным. Огромные совершенно пустые цеха, окна с разбитыми стеклами, полуразрушенная крыша, сквозь которую еле пробивались солнечные лучи. Стояла полная тишина, было промозгло и сыро, и из-за этого неожиданного холода братья поспешили убраться оттуда.
А снаружи палящее солнце словно стремилось уничтожить пришельцев. Сэм смотрел на длинные причудливые тени, отбрасываемые ими, и развлекался, представляя себе, что бы было, если бы их тела были на самом деле таких пропорций. Дин бросал из-под прикрытых ресниц взгляды в разные стороны, однако вскоре перестал. И так было ясно, что треножника с надписью «Восстань, Люцифер!» или прочей чепухи они здесь не увидят. Здесь что-то хуже. Сам городишко устремился в небо алтарем Сатаны. Никого не видно, однако любопытные взгляды словно горели огнем на коже Дина и Сэма.
- Я чувствую себя, как под прицелом пистолета, - показушно улыбаясь, произнес Сэм.
- С чего бы это, ты ведь вроде никогда не был под прицелом, - усмехнулся Дин, тоже изображая веселую улыбку. – Или таким образом тебя доставляли на лекции?
Сэм досадливо поморщился. Опять брат пытается подловить его, выдать желаемое за действительное. Подвести реальную основу под свои шизофренические фантазии. Странно еще, что рядом с ним Сэма не покидало чувство безопасности. Совершенно не верилось, что Дин может причинить ему вред. Физический, уточнил про себя Сэм. В плане психического здоровья Сэм чувствовал себя весьма неуютно. Пару раз у него уже возникало сомнение в собственной умственной полноценности. Еще позавчера он засыпал в собственной кровати в Стэнфордском общежитии, а сейчас бродит по почти вымершему городишке среди мичиганских лесов вместе с братом, которого ищет вся полиция штата.
- Ладно, - прервал молчание Дин. – Я чувствую, что здесь мы ни хрена не найдем. Все это кажется декорациями для спектакля. Короче, уже почти семь часов. Я думаю, самое время нам нарисоваться в баре.

Больше всего лейтенанту Треггу, начальнику отдела по расследованию особо опасных преступлений мичиганской полиции, хотелось просто засесть в ближайшем баре и выпить пару упаковок пива. Желательно залпом каждую бутылку. Но это мечта несбыточная: в самом занюханном баре – особенно в самом занюханном баре! – полицейское начальство знали назубок. А терять авторитет ему было никак нельзя.
Что ж, видимо, в самом деле придется вечером идти домой с повинной головой и принимать головомойку от Сэди. Вот уж чьей сильной стороной были головомойки! После настолько тщательного полоскания мозгов Артур чувствовал себя виноватым даже в падении Трои и детском крестовом походе. А уж сегодня он был виноват, как никогда. Лейтенант в сердцах шарахнул кулаком по раскрытой ладони. Где там носит этого Манна? Наверное, отсыпается в мягкой кровати после нервной ночи. Трегга самого клонило в сон, три часа в полудреме не устраивали сильный, здоровый организм. Поэтому он даже решил не обедать – был уверен, что в этом случае не сможет сопротивляться сну.
Через прозрачную пластиковую стену он мог наблюдать за жизнью своего отдела. Сегодня ребята устроили странный балет, почти бесшумно передвигаясь на цыпочках от входа к своему столу и немедленно обратно. Никому не хотелось привлекать внимание шефа к себе. И самые отчаянные лентяи, и любители писать целый день отчеты – все нашли себе дело подальше от управления, внезапно обеспокоившись нехваткой патрульных на улицах Детройта.
Трегг разозлился еще больше. Тщательно отлаженная работа его отдела идет наперекосяк из-за прихоти одного жадного до денег мозгоправа. Боится потерять клиентов – должен был следить за своими пациентами как следует. А то этому Винчестеру оказалось слишком просто вскрыть все замки на всем пути от своей палаты до выхода из клиники, а потом умотать на машине, принадлежавшей кому-то из обслуживающего персонала. Хорошо, хоть машинку он себе выбрал приметную – «Шевроле Импала» 1967 года. Трегг бы не сказал, что такие красотки рядами ездят по штату. Хотя не исключено, что бедная «Импала» сейчас погружается на дно какого-нибудь болота в неисчислимых лесах его родного Мичигана.
Нет уж, он не даст Манну поспать. Раз тот подкинул им такую задачку, пусть помогает в ее решении. И он, злорадно улыбаясь, набрал на мобильнике номер, обозначенный на визитке психиатра. Как ни странно, доктор ответил почти сразу же, и не особо сонным голосом, только очень настороженным:
- Слушаю вас.
- Мистер Манн, вы не могли бы немедленно подъехать в управление? – резко спросил Трегг. – Мне нужно у вас кое-что узнать относительно нашего общего «знакомого».
- Но мы же уже вчера обо всем поговорили… - растерянно проговорил тот.
- Мне нужно знать о Винчестере все, - продолжал напирать лейтенант. – Какую еду он любит, в какие игры играет, какого вида нечисть ему мерещится…
- Но мы вчера обо всем поговорили… - повторил Манн так, словно сам был умственно неполноценным, но Трегг его не услышал, нажав на сигнал сброса.

- На кой мы попремся опять в этот бар, если ты там вчера уже сидел? – спросил Сэм в конце их неудачной инспекции.
Дин хмыкнул, но ответил, отчетливо, словно глухому:
- Во-первых, после рассказа миссис Пайкрофт возникло очень много вопросов. Во-вторых, у меня в прошлый раз создалось четкое впечатление, что мне забыли дать вилку.
- Какую вилку? – спросил Сэм, на лице которого отчетливо читалось: «ну да, а еще говоришь, крыша не съехала!»
Дин довольно расхохотался: брат купился!
- Простую вилку, лапшу с ушей снимать! Наврали они мне, половина разговора – чистый обман. А ты всегда с этой вилкой впросак попадаешь. Узнаю братца!
Сэм привычно уже огрызнулся:
- Восемь лет прошло, блин, делать мне больше было нечего, как твои дурацкие приколы запоминать.
Дин пожал плечами:
- Так вот, я четко чувствовал, что меня разводили. Спектакль передо мной разыгрывали. Но не очень хорошо отрепетированный спектакль, фальшь там была на каждом шагу. И ты мне с ней поможешь. Я снова буду задавать те же самые вопросы, а ты внимательно слушай, смотри по сторонам и замечай все, что происходит. Как только какую-то «лажу» поймаешь – сразу сигналь. Хотя нет, лучше запоминай. Нечего этим эстрогенам знать, что мы их вычислили.
- Кому? – обескураженно спросил Сэм.
- Ну этим… - нетерпеливо пояснил Дин. - Местным дебилам. Туземцам.
- Аборигенам? – уточнил Сэм, изо всех сил прикусывая щеки с внутренней стороны.
- Дошло наконец-то, - буркнул Дин и зашагал в сторону их «дома». Сэм пошел за ним, сначала усиленно давя зарождавшийся в груди хохот, но потом остановился и засмеялся, чуть не утыкаясь лбом в свои колени. Дин остановился, вздохнул, вернулся на пару шагов и дал младшему подзатыльник – несильно, даже ласково. Когда смех Сэма почти перешел в судорожную икоту, Дин опять, почти неохотно, замахнулся для подзатыльника. Но на этот раз Сэм перехватил его руку за запястье и быстро выпрямился, так, чтобы теперь брат, чью ладонь он удерживал внизу, не смог ему отвесить вторую затрещину. Неожиданно тот не стал даже пытаться, просто посмотрел пристально ему в глаза. Так они стояли секунды три, затем Дин вывернул запястье из цепкой сэмовой хватки, буркнул «жеребец хренов» и быстро зашагал дальше. Смех Сэма при этом словно выключили.
Он заговорил с братом только через полчаса, когда они уже шагали к главной местной достопримечательности.
- Кстати, а почему бар называется «У Молли»?
- Очень интересный вопрос, - усмехнулся Дин. – Говорят, там есть то ли кухарка, то ли посудомойка. Женщина, короче. Хотя, по сути, рулит там бармен. Но что-то он свою власть там показывать не стремится. На это, кстати, тоже обрати внимание. Ладно, почти семь часов, как бы сейчас там все уже вповалку не лежали, шагай веселее.
«У Молли» собралось, похоже, все население городка, хотя Дин здорово приукрасил по поводу семи часов – было всего лишь без четверти шесть. Если там и велись разговоры, они сразу стихли, как только Винчестеры вошли в помещение. Дин сразу направился к стойке, а Сэм окинул взглядом бар. Он здесь был впервые, и ему было странновато очутиться в семидесятых, с плакатами популярных в те времена групп на стенах.
- Привет, Джо, - сказал Дин бармену, звонко хлопая ладонью по стойке. Тот кивнул так, словно Дин заходил к нему каждый вечер на протяжении нескольких лет, и без слов поставил перед ним кружку пива. Одну. Как будто Сэма рядом с Дином не было. Впрочем, Винчестеры сразу заметили, что не все в порядке.
На Сэма смотрели оценивающе. Все посетители затихли и повернули головы к нему. И ни он сам, ни брат никак не могли понять, с какой точки зрения его оценивали. Поэтому Дин решил разрядить обстановку. Он улыбнулся бармену.
- Это мой брательник, Крис, - словно невзначай проговорил Дин. – Учится на журналиста. Я хочу ему показать, как нелегко дается наш хлеб. Не всегда наливают шампанское и под локоток ведут знакомиться с Николь Кидман.
- Джессикой Альбой, - недовольно среагировал Сэм, - на черта мне твоя престарелая Кидман?
Дин довольно улыбнулся и потрепал брата по плечу. Он и не подозревал, как похолодело все внутри Сэма. Тот понял, что рефлекторно поддержал игру Дина. Отозвался на его задумку инстинктивно. Ему стало страшно.
А Дин тем временем продолжал спокойно вещать:
- Пусть поймет, каково жить не в отеле пять звезд, а в доме, где только и есть, что крыша над головой.
Бармен «понимающе» улыбнулся:
- И здесь вряд ли можно будет наткнуться на конкурента или старого знакомого…
Дин проворчал, но так, чтобы слышали те, кому эта реплика предназначалась:
- Есть кое-что, что вовсе не нужно видеть и слышать старым знакомым…
Бармен вежливо спросил Сэма:
- Того же? – и Сэм быстро кивнул, даже не спросив, чего именно дали Дину. Сейчас ради дела он выпил бы и чистого медицинского спирта, ни разу не поморщившись. Однако, к счастью, ему выдали кружку светлого пива, причем довольно свежего, а главное – холодного. Даже в шесть часов жара была никак не ниже тридцати градусов, и холодное пиво в запотевшей кружке, от которой мерзли пальцы, было спасением.
Сэм сделал большой глоток и чуть не застонал от удовольствия. Дин уже почти прикончил свою порцию и сделал знак Джозефу, чтобы тот налил еще. Вторая кружка сразу же возникла и перед Сэмом.
Тут он понял, что неплохо было бы притормозить. Он слишком быстро хмелел: сказывалось напряжение последних дней. Брат, видимо, тоже заметил это, поскольку положил ладонь на его руку и тут же убрал: остынь, мол, пока. Сэм натянуто улыбнулся в ответ, демонстрируя, что понял намек. Хотя на самом деле предпочел бы, чтобы ладонь Дина не так резко исчезла с его запястья.
Изображение
Сэм медленно потягивал пиво, изображая, что ему уже очень-очень хорошо, периодически опуская голову на руки. Видимо, завсегдатаи бара тоже решили, что он уже в кондиции, потому что медленно переместились к барной стойке. Через десяток минут братья Винчестеры оказались плотно окружены жителями Брайансетвиллоуза. Один из них, с лишаем во всю щеку, хрипло проговорил:
- Слушай, братан… как тебя там… на фига на самом деле ты здесь ошиваешься, а? Этого сожранного вряд ли можно назвать сенсацией. Ну, загрыз его медведь – и лады, нечего было одному без ружья у леса гулять. В такую жару зверье выходить из леса пить – вот и нарвался чудик. Хорошо еще, его не полностью сожрали, оставили вдове обглоданные косточки для похорон.
Сэм краем глаза увидел, как Дин слегка поморщился: изо рта у его нового приятеля воняло. Но затем тот обернулся к нему полностью и улыбнулся:
- Сожрал медведь, говоришь? Очень, очень интересная версия, похлопать хочется. За фантазию. Насмотрелись ужастиков про медведей-людоедов, а узнать как следует, как они охотятся, не удосужились. Медведь человека боится, особенно внешнего вида, он никогда не нападет на жертву днем, в открытую – в крайнем случае, из-за куста. И не пойдет на него, вот так подняв лапы, как вы изображали. Не думайте, что я лох. Вы мне наврали про медведя. Пайкрофта грохнул кто-то другой. А на медведя попытался свалить вину.
Сэм ждал, что здоровяк с лишаем возмутится и заорет на них, однако тот помолчал с четверть минуты, затем громко заржал:
- Ладно, все, не лох, договорились. Но и ты не считай нас полными имбецилами. Мы тоже не идиоты сообщать всем подряд о том, что на самом деле случилось.
В баре раздался одобрительный гул. Говоривший солидно закивал головой:
- Мы расскажем – а все подумают: во, совсем друганы свихнулись в своем карцере. Нас никто не поймет, кроме своих. А ты, парень, прости, но все-таки чужак. Нам неохота слушать, что мы все посходили с ума. А так и скажут, если узнают, что мы видели старика Джефферсона.
- Это бывший владелец фабрики? – осторожно уточнил Дин, отодвигаясь от разгоряченных собеседников.
- Точно! Он, старый козел! Кому ж еще быть? – заговорили вокруг. – Старого козла невозможно не узнать.
- Он, он кокнул бедолагу Пайкрофта, - авторитетно заметил «делегат» от собеседников. – Старуха Пайкрофта нам об этом рассказывала.
- И вы ей поверили? – осторожно уточнил Сэм, но его реплику проигнорировали. Он еще не стал «своим», потому что провел в Брайансетвиллоузе меньше одного дня.
- А с чего это вдруг он здесь решил шастать? – небрежно осведомился Дин.
Ответы посыпались так же небрежно, видимо, эта тема уже сто раз перетиралась в баре и даже успела наскучить.
- Не, ну а что, все понятно, денежки-то ему обломались… - Да он привык здесь заправлять всем, окопался, Пайкрофта-то рядом с фабрикой схомячили… - Э, ты старину Джеффа не знаешь, он со своей земли ни ногой… - А на хрена ему со своей бабой куда-то двигать, осточертела она ему за столько лет, много радости присовывать в одну и ту же пизду, - последнее заявление сопровождалось отчаянным хохотом и звоном разбитой посуды, которую, видимо от смеха, выронил сам бармен.
- Да ладно вам чушь нести, - Дин пожал плечами. – Как он здесь будет жить, питаясь манной небесной, что ли? Или барсуков душить по окрестным лесам?
- Да не, - махнул рукой сидевший рядом с Сэмом гигант. – На фига ему манна, барсуки, он же неживой.
Сэм резко выпрямился, расплескав кружку пива, которую только что поставил перед ним бармен Джо. Однако его сосед этого не заметил и продолжал:
- Точняк, это привидение. Сам-то Джефферсон склеил ласты, иначе бы зачем его семейка отсюда рванула. Они-то ни хрена не могли с фабрикой управляться. Они могли разве что долгов наделать. Вот и сделали ноги, едва папаша откинулся. А вот старик Джефф так свою фабрику любил, что даже вернулся на нее в виде привидения. Он-то родную лелеял и холил. Вот ему и не нравится, когда туда забредает кто-то не из его семьи. Пайкрофта-то разделали совсем рядом с фабрикой. Джефф это, точно.
И громила снова уткнулся в свою кружку пива, как будто был невероятно утомлен произнесенным монологом. Сэм сидел, натянутый, словно струна, он весь обратился в слух, ожидая ответной реплики Дина. Но ждать ее пришлось с минуту, пока Дин сделает знак бармену поменять ему кружку, а затем отсалютует ей собравшимся.
- Ну что ж, призрак так призрак. Про это писать, конечно, забавнее, чем про медведя. Так что, кто-нибудь видел из вас этот призрак? Давно он здесь обитает?
- Да как давно… Сразу, как семейка Джефферсонов отсюда испарилась, старикашку заменило привидение, - пожал плечами один из сидевших за стойкой мужчин.
- Точно! – подхватил второй. – Помните, сразу же после их отъезда прирулил сюда какой-то хлыщ из санитарной инспекции, осматривать завод. Мы его пустили, а он увидел там привидение да бросился бежать прочь со всех ног. Даже ни с кем не попрощался.
- Сами-то, наверное, на фабрику теперь не ходите, призрака боитесь? – хохотнул Дин в кружку. Он просто старался казаться беспечным, как будто весь рассказ влетел ему в одно ухо, а вылетел в другое. И это было стратегической ошибкой, сообразил Сэм. Его сосед шумно поставил кружку на стойку.
- А ты у нас, значит, не испугался бы призрака? – спросил он напряженным голосом. – Ты у нас такой смелый, а мы здесь полные идиоты, сидим в четырех стенах, как в тюрьме, и свихнулись из-за нехватки секса?
Дин развел руками, слегка дурашливо улыбнувшись: нет, ничего такого я и не подразумевал. Второй завсегдатай тоже бросил кружку:
- А что, Кол, может, этот заезжий и прав, нам давно не хватает хорошего траха! У нас тут телок и не осталось. Ну, почти. Если не считать жену Пайкрофта, которая уже, я думаю, на пути в Мексику, престарелую мамашу Джонса и здешнюю повариху, - говоривший подмигнул Дину. – А тебе ведь наверняка будет скучно без телочек? Ты наверняка привык трахаться каждый день. Или ты его притащил вместо телочки? – он кивнул на Сэма. Сэм окончательно помрачнел. Похоже, придется драться. Ему отчаянно не хотелось этого делать, однако он не мог позволить сразу выставить себя в роли слабака. Он начал приподниматься со своего стула, и сетвиллшитцы получили возможность адекватно оценить его рост, широкие плечи и уже немаленькие кулаки. И, наверное, поэтому сразу же переключились на Дина. Сосед Сэма потянулся и положил свою лапу на плечо старшего Винчестера:
- Слушай, парень, а че ты сам так взвился? Мужики, а может, он сам привык быть вместо телочки? Секи, мужики, какая попка! И мордашка тоже!
Дин с примирительным выражением лица поднял руку:
- Ладно, парни, хорош прикалываться. Не озабоченные школьники уже.
- Вот оно как... – протянул кто-то из-за его плеча. - Озабоченные, значит. А ты сидел без бабы десять лет?
И все опять заговорили наперебой:
- Посмотрим, как ты бы себе руки в кровь стер. – Да какие руки, он явно любитель на чужом хрене скакать. – Ну, пусть бы поскакал на моем хрене, мне уже по фигу, в бабу вставлять или в мужика, тем более, если это такой красавчик. – Нет уж, сначала я его оприходую, а остальные по очереди, я первый заметил, как он к городу подъезжает. – Может, сначала его спросим, чей прибор ему больше понравится? – На хрена его спрашивать, он же не баба…
На беспомощно вскинутую руку Дина уже никто не обращал внимания, и младший брат с тревогой понял, что они теряют контроль над ситуацией.
- Да я бы на месте женщины ни на одного из вас не взглянул, - сказал Сэм, снова поднимаясь. – Вы давно себя в последний раз разглядывали в зеркало? Да из вас можно создавать цирк уродов! Знаете, к человеческому лицу обычно прилагаются носы, да и волос на голове как-то побольше…
Сэм говорил правду, конечно же. Дин давно обратил внимание, что среди посетителей бара Молли Кроу красавчиков не было совсем, более того – внешне хотя бы приятных людей было маловато. Но зачем это нужно произносить во всеуслышание? Они оба знали ответ, зачем. Но у каждого он был разный. Дин был уверен, что для Сэма «подзавод» - что-то вроде эксперимента, что он разглядел то, что старший брат заметил уже давно. Ну а Сэм Винчестер был просто зол, невероятно зол, так что нижняя губа словно инстинктивно обнажала клыки. На Дина посмели посмотреть так, как мог смотреть только он – и при этом никто из этих мужиков так не мучился совестью!
В ответ на его реплику все посетители молча начали подниматься со своих мест, и Сэм стал оглядываться, прикидывая, как лучше отойти к стене, чтобы никто не смог напасть на них с тыла, а также присматривал, что можно использовать в качестве оружия. Краем глаза он заметил, что Дин тоже соскользнул со стула. Но тут в ситуацию вмешался Джозеф.
- Стоп-стоп-стоп, - почти пропел бармен. – Мне здесь, в баре, смертоубийств не надо. Хотите выяснять отношения – идите куда-нибудь подальше. На задворки. Но пока гости в баре, их здесь никто не тронет. Понятно?
Ему никто не ответил, но заводилы сразу же угомонились. Похоже, бармен Джо имел здесь решающее слово. Поэтому посетители даже отвернулись от новичков, делая вид, что больше всего заинтересованы картами, разложенными на столе. И лишь один из них, отворачиваясь, плотоядно скользнул взглядом сначала по Сэму, потом по Дину. Последний пристальный его взгляд уперся между ног Винчестера-старшего, метко, четко, словно реально облапал его там. Сэм подтащил свой стул так, чтобы сесть рядом с братом. Джозеф еще раз наполнил их кружки, затем подсел поближе.
- Да, никто особо не хочет распространяться про Джефферсона. Особенно в присутствии чужаков. Но вы, я вижу, отличные парни. Поэтому я скажу – призрак старикашки Джеффа обитает где-то в районе его фабрики. Каждый из нас видел его хотя бы разок, хотя я не скажу, что он постоянно шляется по окрестностям. Отвратительное, скажу вам, зрелище. Кончина на пользу старикану не пошла. Хотя он никогда не был красавчиком.
Сэм допил кружку одним большим глотком.
- Спасибо за рассказ, дружище Джо, пойдем мы, пожалуй. Видимо, нам здесь не особо рады. Сейчас пойдем спать, а с утра пораньше отправимся выслеживать и фотографировать кровожадное привидение.
Дин хотел что-то сказать, но замолчал, встретившись с тяжелым взглядом Сэма. Винчестер-младший был готов вытерпеть неприязнь посетителей бара, которых он видел в первый и скорее всего в последний раз в жизни. Но вот терпеть вид ладони Джозефа, накрывшей руку Дина, он долго не собирался.

- Что на тебя нашло? – рявкнул Дин, как только они оказались за пределами слышимости от заведения таинственной Молли Кроу. – Мы нашли отличный источник информации, а ты сорвался оттуда. Драки испугался, малыш?
Сэм несколько раз сжал и разжал кулаки, считая про себя, чтобы успокоиться. Дин быстро шел впереди брата, не ставя его в известность о направлении своего движения.
- Я думаю, что мы сейчас все же отправимся домой? – мрачно спросил Сэм, косясь на брата.
И только через пару секунд сообразил, что сказал. Один день, один долбаный день – и старая развалюха в городке, о котором он слышал первый раз в жизни, стала для него домом. Сэм напрягся в ожидании подкола, но брата мучил другой вопрос.
- Ты заметил парня, который сидел за вторым столиком от черного входа? Такой блондинистый, в черной рубашке? Моложе даже, чем ты?
- Чего это «даже»? – ощетинился обходившийся аморфными кивками головой Сэм. Дин только хмыкнул. – Ну, заметил.
- Он явно что-то хотел нам сказать, - задумчиво произнес Дин. – И, может быть, куда больше, чем сказал Джозеф…

- Вы что, в самом деле не можете мне сообщить, какие фильмы любил смотреть Дин Винчестер? – неверяще спросил у Манна Артур Трегг. – У него и развлечений-то, наверное, было – смотреть в телек да читать книги.
- Не вижу, зачем вам могут пригодиться эти сведения, - насупился в ответ психиатр. – Они целыми днями смотрят все подряд по телевизору.
Трегг вздохнул и тоскливо посмотрел в окно. До чего дожил – приходится объяснять самые элементарные вещи.
- В деле поимки беглеца важны любые мелочи. Может, он любит носить джинсы только определенного лейбла – вот вам лишняя строчка в ориентировку и возможность его заловить в фирменном магазине. А если он любит смотреть мелодрамы, то его надо ловить на ближайшей премьере новой картины Джулии Робертс. Вы представить себе не можете, сколько зэков – и беглых, и легально вышедших из тюрьмы – сразу же идут в кинотеатр. В толпе они чувствуют себя безопасней.
Манн все молчал, и Артур начал злиться, если только было возможно злиться еще больше.
- Ну, давайте же, расскажите что-нибудь про Дина. Он же целыми днями у вас перед глазами маячил. Гипотетически у него не должно быть секретов!
Манн недовольно поджал губы:
- Вообще-то, я заместитель главного врача. Я не подтирал Винчестеру задницу. Этим занимались санитары, медбратья, лечащий врач. Я… я больше администратор. Я договаривался о размещении пациентов в нашей клинике, следил за оплатой… все в таком роде.
Тогда Трегг решил задать вопрос, который второй день не давал ему сосредоточиться:
- Тогда скажите-ка мне, господин психиатр, кто платит за содержание Дина Винчестера в клинике?
Манн ответил моментально:
- Его брат.
- Ерунда. Сэм Винчестер получает спортивную стипендию и таким образом оплачивает свою учебу.
- Ну, - развел руками Манн, - чем богаче люди, тем они скупее, это всем известный факт.
- Сэм Винчестер не может оплачивать дорогостоящее лечение, мои люди внимательно изучили состояние его счетов. Вернее, всего одного счета, на который поступает и тут же снимается спортивная стипендия.
Манн помолчал с минуту, в течение которой Трегг сверлил взглядом его слегка подрагивающие пальцы с пучками волос на сгибах фаланг.
- Я не могу сказать вам, кто оплачивает счета Винчестера, - наконец, выдавил из себя психиатр. – Это коммерческая тайна. Этот человек не хотел, чтобы его имя фигурировало в этом деле. Но это очень близкий семье Винчестеров человек.
Трегг выругался про себя. Черт бы побрал этого старого филина. Еще вчера он мог бы заявить ему, что раз так, он перестает заниматься насквозь воняющим фальшью делом. А теперь ничего подобного не получится, он увяз по уши в этой грязи.
Артур вздохнул:
- Ну что ж, пусть эта тайна будет на вашей совести, ведь не исключено, что наш беглец отправится прямиком к своему благодетелю.
- Это был бы самый нежелательный для нас вариант, однако еще нежелательнее бы было, чтобы этот господин узнал от полицейских, что его опекаемый сбежал.
По твердости голоса Манна Трегг понял, что вряд ли у него получится переубедить психиатра. Надо было действовать самому. Поэтому он вежливо сообщил психиатру об окончании рабочего дня и вместе с ним прошагал на стоянку.
- Так ваша психиатрическая клиника находится рядом с Дэдверси? Прямо на границе штата? – ненароком спросил у Манна Трегг, заводя машину.
- Да, хорошее местечко, великолепная природа. Пациенты успокаиваются, глядя на местные пейзажи. К тому же, там практически нет раздражающих факторов – массовых скоплений людей, большого количества автомобилей. Исключены резкие звуки, зеленый цвет снимает раздражение…. – Манн так разливался соловьем, что Трегг уже сам начинал испытывать глухое раздражение.
- Похоже, к вам нужно посылать всю полицию штата, в отпуск, - лейтенант вежливо улыбнулся. – А теперь я, с вашего позволения, поеду. Сэди ждет, сегодня семейный праздник.
- Да-да, дети-дети, - понимающе всплеснул руками доктор.
Однако Артур мог бы поклясться, что в цепком холодном взгляде Манна, которым тот провожал его, не было ни грамма понимания или сочувствия. Казалось, что доктор в чем-то его подозревал. Что ж, он был прав.
Через час Артур мерил длинными шагами ту самую воспетую Манном зеленую травку. В заходящих лучах солнца перед ним предстали ультрасовременные корпуса психиатрической клиники.

- Мне кажется, что я сам нахожусь в филиале психушки, - сообщил Сэм Винчестер черным ботинкам с обшарпанными носами, остановившимся рядом с его носом. Ботинки хмыкнули откуда-то сверху. Сэм совершенно не понимал, как Дин может ходить в такой обуви по невыносимой жаре, когда хочется раздеться до костей?..
Уже темнело. Вечерний воздух пропитался долгожданной свежестью, хотя от земли все еще веяло жаром. Заходить в дом не хотелось. Оба Винчестера в баре старательно сачковали в плане выпивки, но несколько кружек опрокинуть им все же пришлось. И теперь Сэм чувствовал приятный шум в голове. А также некоторую слабость в ногах и желание совершить что-нибудь непредсказуемое.
Сэм лег прямо на траву рядом с их временным пристанищем. Он развалился, нисколько не заботясь, что его джинсы выпачкаются зеленым. Сейчас одежда волновала его в последнюю очередь. Дин подошел к нему, тут-то Сэм и произнес свою замечательную фразу про психушку.
Он посмотрел снизу вверх на вставшего над ним Дина. Тот угрюмо молчал, нахмурившись. И в этом молчании можно было найти что угодно – от разочарования до обвинения, поэтому Сэм поспешил его прервать:
- А порой мне кажется, что я на другой планете, - тут Дин усмехнулся, запрокинув голову и потянувшись. – Нет, в самом деле. Здесь не поют птицы и – слышишь? – даже цикады не стрекочут. И эти деревья вдоль дороги в темноте кажутся частью марсианского пейзажа, потому что листья у них слегка блестят. И ты рядом – прямо космический рейнджер. Не хватает бластера и… - Сэм задумался. – Да всего хватает. И даже разговоры про невероятных монстров, которых мы должны уничтожить, присутствуют. Ну скажи еще что-нибудь вроде: «Солдаты Империи, вперед!»
Дин, конечно, не стал ничего говорить, только слегка пнул развалившегося на траве брата носком ботинка - быстро и совсем не больно.
- Ты мне завидуешь, - неожиданно довольным тоном произнес он. – И всегда завидовал. Ну да, я рейнджер, спасаю людей, охочусь на нечисть. Масса приключений, опасностей, встреч с интересным народом. Каждый день я открываю для себя что-то новое. Я рискую собой, помогая людям, - последняя фраза прозвучала почти хвастливо, и Сэм фыркнул:
- И почему это я не поддерживал тебя в твоих сверхъестественных занятиях? Может быть, я не верил, что все эти демоны и риск во благо людей - реальность?
И опять, черт побери, это молчание – Сэм чувствовал, что оно гораздо значительнее, чем самый азартный разговор, но никак не мог понять его значение, оно уплывало от него, утекало, как песок сквозь пальцы.
- Почему не поддерживал? – наконец переспросил с расстановкой Дин. – Еще как поддерживал. Мы с тобой вместе и уничтожали нечисть. Ездили вдвоем в «Импале» и мочили уродов. Сколько раз ты спасал меня, а я тебя. Даже с того света вытаскивали друг друга. Только ты почему-то забыл все это, а я нет. Нехорошая у тебя память, брат, слабая память.
- Не вмешивай меня в твои игры, - огрызнулся Сэм. – Ты если и охотился, во что я не слишком-то верю, то охотился в одиночку, без меня. У меня в жизни свои цели, посущественнее рейнджерской романтики.
Дин опять только хмыкнул, слегка разведя руками. Мол, думай, как хочешь, а я-то знаю, как все было на самом деле. И это как раз больше всего и выбивало из колеи. Сколько ни рви на груди рубаху - не было ничего, я еще Альцгеймером не страдаю! - а одна такая снисходительная усмешечка сводит на «нет» все старания.
- И как ты можешь это доказать? – завелся Сэм. Он привстал, опираясь на локоть.
- Доказать?.. – Дин сделал вид, что задумался. – Окей. Твой любимый преподаватель по римскому праву…
- Мистер Дэвенпорт, - ответ прозвучал через сотую долю секунды.
- Точно. Какую он тебе оценку поставил за последний семестр?
- Конечно, высшую, - презрительно пожал плечами Сэм. – Как раз перед каникулами…
И он уже тогда понял, что говорит что-то не то. Еще не увидев лицо старшего брата, расплывшееся в победной улыбке:
- Римское право юристы проходят только на первом курсе.
И ведь Сэм знал это, знал, но продолжал защищаться, его, словно неопытного пловца, несло в омут, а он все еще делал вид, будто умеет плавать. Но сейчас он понял, что не сможет встать на дно, не потому, что дно далеко под ногами, а потому что его и вовсе там нет, только ледяная бездна отчаяния и отрицания. И тогда он предпринял последнюю попытку спастись:
- Ну, конечно, ты же знатный юрист, университет уже закончил. Университет с мягкими стенами, - голос его странно дрожал. – Но даже если бы я нигде не учился, я бы не стал разъезжать с тобой по стране с дробовиком наперевес, гоняясь за несуществующими легендами. Это не моя жизнь, Дин. Я не представляю, зачем бы я стал делать то, что мне не нравится!
Последнюю фразу он почти выкрикнул.
- Ты прав, – Дин сел рядом. Совсем рядом, так что Сэму показалось, что он чувствует его тепло через все слои одежды. – Ты не хотел со мной гоняться за демонами. Ты хотел учиться в Стэнфорде и быть таким, как все. Нет, лучше, чем все. Но все же сейчас ты вернулся ко мне. А знаешь, почему?
Сэм не повелся на предложенный мирный тон и зло огрызнулся:
- Чтобы санитары тебя не сразу повязали? Чтобы позволить тебе первый раз за восемь лет побродить без конвоя за спиной?
Дин покачал головой и сказал с непонятной печалью в голосе:
- Потому что у нас с тобой были особые отношения. Ты не хотел избавлять мир от нечисти, ты хотел быть рядом со мной. А спасение людей стало… побочным эффектом.
Дин сорвал травинку и задумчиво покрутил ее в пальцах, затем выбросил. Сэм как завороженный следил за этим нехитрым действием. Потом очнулся: что, черт побери, за гипноз?
- Особые отношения, - Сэм усмехнулся. – Я должен был тебе вытирать нос и следить, чтобы тебя никто не убил?
Он начал было привставать, но неожиданно был опрокинут обратно на траву. Брат метнулся к нему, как пантера к добыче – и вот Сэм распростерт на мокрой траве, запястья стиснуты железной хваткой, а щеку опаляет горячее дыхание – такое горячее, словно способное вспыхнуть. И странно, Сэм готов был сгореть вместе с Дином, он даже на миллиметр бы не подвинулся, чтобы спастись от фатального пламени.
- Особые отношения – это особые отношения, - внятно проговорил Дин. - Это не причина для смеха. Пока твоя дурная башка не вспомнит, что было раньше, тебе лучше не соваться между мной и моим братом Сэмом, моим настоящим братом.
Хватка внезапно исчезла, и с минуту Сэм растерянно лежал, потирая запястья, на которых, как ему казалось, скоро образуются черные синяки. Ну да, его братик такой лапушка. Направляется сейчас к оккупированному ими дому так, будто ничего совершенно не всегда». За-ши-бись.
Сэм рывком встал и пошел вслед за старшим, пожирая его глазами. «Настоящий брат», ага. Ему было и смешно, и неожиданно больно, а еще он злился так, как давно ни на кого не злился. Пожалуй, этот перелет в Мичиган уже оправдал себя на все сто. За неполных два дня Сэм испытал невероятный спектр эмоций. Но сейчас ему больше всего хотелось дать виновнику этого «спектра» по его самоуверенному загривку. И он бы, пожалуй, так и сделал, если бы Дин не застыл в дверях их «мотеля», отчетливо выговорив: «Бля». Сэм тремя большими скачками оказался рядом с братом, чтобы вместе с ним – или вместо него – встретить опасность, по хрену, будь то медведь или призрак. Однако в доме было тихо, только лунный свет, проникавший через незаколоченные окна, серебрил деревянные доски пола. На которых лежал лист бумаги – его точно не было тут, когда они уходили.
Дин поднял бумажку с пола и молча показал ее Сэму. На ней крупными буквами, явно наспех, было написано: «Спасите нас!» Оба Винчестера синхронно поежились.
- Здесь написано «нас», - прервал неуютное молчание Сэм. – Я не понимаю, кого.
- Знаешь, я тоже не очень-то умею читать между строк там, где ничего не написано, - раздраженно откликнулся Дин. Он вертел листок в руке, разглядывая его на просвет, затем некоторое время подержал его над горящей зажигалкой – а вдруг проявится тайнопись? – но безуспешно. - Может быть, этот монстр-призрак, про которого они рассказывали, держит их всех в заложниках и уничтожает по одному?
- Ну да, - усмехнулся Сэм, - а все эти мужики такие несообразительные, не могут просто взять и уехать на тачке отсюда. Ты же спокойно уехал мне на выручку, и никто за тобой не гнался, оскалив клыки.
- Так-то оно так, - кивнул Дин, - но есть одно «но»… Если тебе, интересно, миссис Пайкрофт… Ну, жена того сожранного мужика. Она хотела уехать отсюда, заказывала себе номер в гостинице в ближайшем городке. Она говорила мне об этом, - Дин набрал воздуха. – Я звонил туда утром с телефона на площади. Она не приехала в гостиницу, и они были вынуждены снять бронь.

- Мистер Манн звонил нам и предупредил о вашем приезде, - к воротам встречать Трегга выбежала управляющая больницей, как она представилась, мисс Левски. Лейтенант не представлял себе, в чем заключались функции этой маленькой юркой женщины в клинике, но по статусу она явно была ниже его знакомца Уилфреда «Летучая мышь» Манна. Манна, который, видимо, сразу вычислил намерения полицейского.
- Я бы хотел посмотреть палату, в которой проживал Дин Винчестер до своего… - Трегг замялся.
- Исчезновения? – пришла ему на выручку Левски. – Да, это так неожиданно для нас. Дин казался таким спокойным, уравновешенным, привыкшим к нашему жизненному укладу. Никто не думал, что он захочет… покинуть нас.
- Да уж, - Трегг не знал, что сказать. – Мне надо посмотреть его личные вещи и поговорить с теми, с кем он общался здесь.
- Вообще-то у нас одиночные кА… - комнаты, - моментально исправилась управляющая. – Но так получилось, что последнее время Дин Винчестер проживал в камере вместе с Питером Смитом. Вы можете поговорить с ним. Сейчас я проведу вас к нему.
Проходя через многочисленные зарешеченные двери и профессиональным взглядом фиксируя электронные замки на дверях комнат, лейтенант невероятно удивлялся сообразительности и ловкости сумевшего выбраться из этой тюрьмы парня. Может, ему за давностью лет пребывания здесь устроили щадящий режим? Но нет, палата Винчестера ничем не отличалась от других.
Сосед Винчестера по комнате сначала заставил Трегга отшатнуться. Через секунду Артур сделал вид, что его ударило статическим электричеством. Он сказал Питеру Смиту:
- Простите великодушно, ручка на двери вот… током ударила.
Человек, сидевший на кровати, безмятежно кивнул. Вероятно, он не понял ни одного слова, сказанного Треггом. Тот тем временем глубоко дышал, стараясь не смотреть на собеседника. Потому что перед ним сидел готовый персонаж фильма ужасов. Смит был толст, невероятно толст. Кровать под его весом прогнулась так, что чуть ли не доставала пола. Больничная пижама – вероятно, самого большого размера – лопнула в нескольких местах. Но самым неприятным было его лицо. Небольшое, круглое и с нереально натянутой на нем кожей – глаза и рот казались нарисованными, нос тоже не выдавался вперед. Никаких век, бровей или губ, схематическое изображение человека, сделанное едва научившимся держать карандаш малышом. А еще так рисуют «лицо» на лике Луны.
«Человек-луна» посмотрел на вошедшего и сказал необычайно тонким, кукольным голоском:
- Здравствуйте, рад вас видеть, проходите, садитесь, раздевайтесь, как у вас сегодня дела, вы все свои таблетки кушали, говори-говори, плохой мальчик…
Трегг застыл на несколько секунд, лихорадочно соображая, что же ему сказать. Но тут Смит сказал «ой!» и прикрыл пухлой ладошкой рот. Полицейский отмер:
- Ты позаимствовал слова у доктора, да? Я не пациент, я гость, пришел кое-что посмотреть и поговорить с тобой. Ты ведь будешь мне отвечать? Ты ведь помнишь своего соседа, Дина Винчестера?
Толстяк важно кивнул – «да» - и первым делом спросил у Трегга:
- Вы, дяденька, хороший человек?
- Возможно, - осторожно ответил Трегг, обшаривая взглядом комнату. На первый взгляд – обычная больничная палата, но все углы сглажены - на тумбочках, стульях, даже на железных койках. Стул и стол приварены к полу. На спинке, в изголовье – удобные дужки, через которые можно продернуть веревку.
На тумбочке Питера Смита – стакан из небьющегося стекла, потрепанная книжка в мягком переплете, шоколадная конфета в обертке, йо-йо и пачка бумажных салфеток. На тумбочке у второй кровати – стакан и пачка бумажных салфеток. Но у Смита стопка наполовину меньше. Похоже, на второй тумбочке ее даже не трогали. И там пыль. На второй тумбочке пыль, так же как и на железных деталях второй кровати.
Трегг планомерно осмотрел стены, окно комнаты, заглянул под кровать, прошагал вдоль и поперек, сосчитав количество шагов, а затем посмотрел на соседа Винчестера. Тот так и сидел неподвижно на кровати, с откровенным любопытством наблюдая за незваным гостем. Трегг улыбнулся ему.
- Скажи, твой сосед читал книги? – спросил он Пита. Тот беспомощно посмотрел на него:
- Что?
- Книги. Книги, бумажные, со страницами, - Трегг изобразил, что листает книгу.
Питер Смит улыбнулся – широко, добродушно – и сообщил:
- Не знаю.
- В смысле? Не видел?
- Я не знаю, он здесь был совсем недолго. Я читаю одну книгу долго. Он столько здесь не жил. Может быть, он просто не успел начать читать.
- Долго? – помотал головой Трегг. – Как долго? Месяц? Два? Полгода? Год?
Смит безмятежно пожимал плечами на каждое предположение. Артур понял: пациент мог сравнивать какие-то действия по их длительности, но абсолютные единицы измерения времени ему не были подвластны. Если его потом спросят, как долго здесь пробыли полицейские, он может ответить – дольше, чем я отвечал им на вопросы.
Трегг кивнул разочарованно – похоже, ему здесь делать было больше нечего. Все, что хотел, он уже увидел. Хотя вопросов после этого визита у него стало только больше. Ну что ж, придется как следует потрясти за шкирку господина Манна, который втянул его в эту авантюру.
- Пойду я, Питер, - ласково сказал он, не глядя на толстяка. – До свиданья, рад был познакомиться.
Но сзади раздалось недовольное гуденье:
- Дяденька, ты так и не ответил на мой вопрос!
- Какой? – недоуменно спросил Трегг, оборачиваясь. Несмотря на то, что от вида человека на кровати его передергивало, он посмотрел прямо ему в лицо.
- Вы – хороший человек? – произнес «человек-луна», не шевельнув ни одной мышцей лица.
- Какое это имеет значение? – слегка раздраженно спросил Артур.
- Хороший ли вы человек? – опять повторил Смит.
Трегг вздохнул. Псих был явно безобиден.
- Думаю, да, я хороший человек, - улыбнулся он.
Пит кое-как слез с кровати, подошел к полицейскому, еле передвигая жирные телеса, и прошептал на ухо, брызгая слюной:
- Тогда бойтесь демонов. Дин сказал, что надо бояться демонов. Демоны хуже всех, хуже троллей и орков, хуже даже вампиров.
Трегг с мученической улыбкой выслушал его «откровение» и вытер многострадальное ухо.
- Спасибо большое, Пит, - Трегг пожал руку пациенту. Тот довольно расплылся в улыбке, вероятно, это был его первый опыт рукопожатия за всю жизнь. Лейтенант пошел было к двери, но на полпути остановился и обернулся к Смиту. – Подожди-ка…
И он задал Питеру Смиту еще пару вопросов.

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:41
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Глава 6. Come as You Are

Изображение

Сэм проснулся рядом с Дином – на том же продавленном матрасе, посреди комнаты на втором этаже. Они оба лежали полностью одетые, и от Дина едва уловимо пахло потом. Вчера они чисто номинально поплескали на себя холодной водой из-под крана – душ хозяева домика, видать, свинтили перед отъездом.
Сэм начал вставать и тут же испуганно замер: вокруг стало что-то ломаться и рушиться. Дин, словно игрушечный робот-трансформер, немедленно сел на матрасе, в руке у него оказалась увесистая палка, похожая на бейсбольную биту. Он начал оглядываться, держа самодельное оружие перед собой, но через секунду отшвырнул палку:
- Сэм, блин! Ты опять в своей любимой роли – слона в антикварной лавке! Ты разрушил все мои ловушки!
Сэм виновато почесал за ухом. Впрочем, сейчас он уже собирался вставать, и тогда все эти сооружения, которые вчера полчаса возводил брат вокруг них, станут не нужны. Он сумеет сам за себя постоять, без этих натянутых веревочек и начерченных на полу знаков. Если конечно, кто-то соберется покуситься на них – за ночь таких желающих не нашлось. Вообще-то, Сэм больше опасался не мифической нечисти, а вполне реальных жителей городишки, которые могут позариться или на багаж приезжих, или… или на «свежее мясо».
Он подошел к умывальнику, отвернул краны. Тот в ответ возмущенно зашипел, фыркнул и обдал парня застоявшейся в трубах водой. Сэм отскочил с ругательствами, думая, что джинсы эти придется выбросить: измоченные ржавой водой да еще и выпачканные в зелени после вчерашнего лежания на тра… Фак. Факфакфак.
Сэм вспомнил, о чем они говорили с Дином накануне. Все, до малейших деталей.
Непохоже было, чтобы старший брат врал.
- Зашибись, - прошипел Сэм. – Раньше ты говорил, что только заезжал ко мне в Стэнфорд. Теперь оказывается, что мы и охотились вместе. Что еще выяснится потом? Может, мы вообще долбанные супергерои, у нас в жопах моторчики, и мы умеем летать?
Сзади него фыркнули. Сэм обернулся как ужаленный и обнаружил за спиной ухмыляющегося Дина с полотенцем через плечо.
- Давай, ты будешь загружаться как-нибудь позже, а? Давай хоть сначала пожрем.
Сэм отскочил так, словно Дин собирался съесть его самого. Он отошел подальше, но боковым зрением, лучше даже сказать – боковым зрением бокового зрения, стал наблюдать за братом. Дин стянул майку и стал шумно плескаться над раковиной, зачерпывая горстями холодную воду из-под крана и выливая на себя. Через несколько секунд Сэм не выдержал и повернулся. В конце концов, чего ему стесняться? Это его брат, и он вполне может смотреть на усыпанные рыжими крапинками широкие плечи, мускулистые руки и – иногда, когда Дин встает вполоборота – гладкую грудь с напрягшимися от холода коричневыми сосками. «Интересно, - подумал отстраненно Сэм, - почему на улице жара, а здесь в доме такая прохлада, будто солнце не в силах согреть эти старые доски, как немощное старческое тело?» Тут Дин в очередной раз нагнулся, и Сэм просто забыл, как думать. До того самого момента, как Дин шумно вытерся, натянул черную майку и пошел по направлению к нему. Только тогда он пробормотал что-то недовольное про некоторых, брызгающихся как тюлени.
Сэм решил, что сейчас его опять ждет костер во дворе, однако Дин решил перекусить по-быстрому. Он бросил Сэму теплую банку кока-колы, затем вытащил из рюкзака два больших гамбургера – действительно больших, даже в Сэмов рот сразу не впихнуть. Один он протянул брату, другой немедленно надкусил, предварительно чуть примяв его рукой.
Сэм, чуть скривившись, смотрел на произведение кулинарного искусства, из которого во все стороны торчали обрезки огурца и помидоров, салатные листья и даже, похоже, перья зеленого лука.
- Сэмми, - предупреждающе сказал Дин, - у меня нет чертовых диетических салатов для тебя! Вчера по дороге я купил только это!
Сэм глубоко вздохнул, заправил прядь волос за ухо, чуть наклонил голову, примериваясь к гигантскому бутерброду, и героически откусил его. Что ж, это оказалось не так плохо, как он подозревал. А может, дело было в том, что вчера ему перепало только несколько обугленных сосисок. Он старательно двигал челюстями, стараясь не думать, откуда брат знал про чертовы салаты.
Они позавтракали в полном молчании, а потом еще пару минут разглядывали стены, пока Сэм не решился разбить тишину:
- Что мы будем сейчас делать?
Дин с готовностью хмыкнул:
- Для начала я хочу пошарить в интернете на предмет информации про наших беглых Джефферсонов. Не может быть, чтобы они не оставили за собой следов.
Сэм с удивлением воззрился на него:
- Здесь мобильники не ловят, почему ты решил, что сможешь выйти в интернет?
- Потому что туда можно попасть не только с помощью вай-фая, - буркнул Дин в ответ. – здесь тянули кабель, не знаю, как давно. И его не отключили, наверное, кто-то дальше в этих домах пользуется новейшими достижениями техники, несмотря на то, что остальные застряли в семидесятых и считают, что мы две недели назад высадились на Луну.
Сэм досадливо поморщился: почему о проводном интернете подумал не он, а его брат, восемь лет сидевший в изоляции от последних достижений техники? Тем временем тот вытащил из своей поистине бездонной спортивной сумки небольшой ноутбук. Монитор у него был не больше тринадцати дюймов.
- Ну ладно, интернет есть, а как ты… - уставился Сэм на брата. - Откуда у тебя это? – он кивнул на ноутбук, который Дин поставил прямо на пол.
- Захватил с собой, когда делал ноги из психушки, - с готовностью откликнулся тот. – Медсестра так и заснула над письмом с сайта знакомств. Кстати, по фотографии на этом сайте я бы совсем ее не узнал.
- Ты заодно и мелким воровством промышляешь, - Сэм хотел сказать это осуждающе, но получилось как-то даже восхищенно.
Дин прикусил костяшки пальцев, сдерживая улыбку:
- Ты даже не представляешь себе, до чего я могу опуститься.
Сэм сердито на него взглянул. Он ревновал – так ревнуют свою девушку, ко всем подряд, кто был с ней знаком до встречи с тобой. Ему не нравилось, что эти восемь лет, а они все-таки были, он уверен, Дин с кем-то встречался, кому-то что-то рассказывал. Что у него был свой мир, пусть и буквально замкнутый.
Пока он погружался в свои внутренние переживания, старший брат быстро бегал пальцами по клавиатуре, сосредоточенно наморщив лоб. Сэму невероятно хотелось заглянуть в монитор, до того, что свербело в кончиках пальцев. Однако он почему-то считал, что таким образом выставит себя маленьким любопытным мальчишкой. Поэтому он предпочел считать полоски на полуоторванных обоях, потом походил по всему холлу, затем от скуки начал отжиматься от пола. И в какой-то момент ему показалось, что Дин разглядывает его отражение в мониторе. Он даже захотел об этом спросить напрямик, но в этот момент брат захлопнул ноутбук:
- Ничего. Вернее, информации много, но, в основном, полная лабуда. Мамаша и дочурка Джефферсоны свалили в Европу, развивать художественный талант где-то в Марбелье. Сынок открыл в соседнем штате свою фирму, что-то связанное с интернетом. Про папашку Джеффа никаких сведений. Только из реестра налогоплательщиков его исключили, как раз когда он прикрыл фабрику. По-моему, все ясно.
Сэм молча кивнул, все действительно было ясно. Но тут же напрягся, услышав следующий вопрос брата:
- Что, непохоже на речи психа, а?
Младший Винчестер промолчал – ему нечего было сказать. На неверные вопросы не бывает правильных ответов.
- Скажи, Сэм, а как по-твоему, из-за чего я свихнулся? – продолжал спрашивать Дин, и в его голосе прозвучала то ли добродушная улыбочка, то ли подъебка.
Сэм вздохнул. Говорить на эту тему ему не хотелось. Брат казался ему подозрительно здравомыслящим. Во всяком случае, во всех его словах был резон, которому нечего противопоставить.
- Ты… заболел, когда мы потеряли родителей, - неохотно откликнулся он.
Дин как-то резко утратил свою веселость. Он встал и подошел к окну, попробовал что-то разглядеть сквозь пыльное стекло, затем протер на нем небольшое «окошко».
- Хорошее выражение «потеряли», - тихо произнес он. – Как будто они где-то есть, только мы с тобой не можем их найти. Бродим в лесу и кричим «ау», как маленькие дети. Но отвечает нам только эхо.
- Если ты думаешь, что я отрицаю то, что случилось, то ты ошибаешься, - зло ответил Сэм. – Я прекрасно осознаю, что они умерли. Я помню это.
- Помнишь? – Дин повернулся, широко распахнув глаза в немом вопросе.
- Конечно, помню.
- Тогда скажи мне, когда умерла наша мать? - резко спросил Дин, и Сэм тяжело сглотнул:
- Мне… мне было одиннадцать лет, и я все помню. Как ее распяли на… на потолке. И подожгли. А отец погиб восемь лет назад, тогда…
- Вот как? – неприятным голосом спросил Дин. – Тебе было одиннадцать, когда погибла наша мать?
- Ну да, а тебе 15, и ты слишком тяжело воспринял ее… смерть…
- Так значит… оригинально. Ну, если тебе было одиннадцать, а мне, бедному впечатлительному свихнувшемуся бедняжке – пятнадцать, ты должен ее отлично помнить.
- Конечно, - запальчиво сказал Сэм.
- Тогда расскажи мне. Расскажи, что ты помнишь о нашей матери. Опиши мне хоть один эпизод из твоей жизни с ее участием. Она наверняка должна была устраивать твои дни рождения, например. Провожать тебя в школу. Ну же, Сэмми, ты же помнишь.
И Сэм открыл рот, чтобы начать рассказывать. Но образ матери внезапно расплылся у него в голове, превратился в абстрактный портрет, нарисованный на пыльном стекле. Он попытался вглядеться в него, но тут перед ним возникла твердая изящная рука, которая парой движений стерла неясное изображение. Сэм запаниковал: как же так, ведь мама должна была устраивать его дни рождения, все эти торты-свечи-мячи в качестве подарков, но ее там не было, не было ласковой улыбки, поощряющей подбежать к ней с распахнутыми руками, не было поцелуев во встрепанную макушку… и самих дней рождения тоже не было. Никогда.
И Дин не стал победно посмеиваться, за что брат ему был очень благодарен. Он только посмотрел на пораженное лицо Сэма и кивнул:
- Ты не можешь ее помнить. Она умерла, когда тебе было полгода. То, что ты говоришь про огонь, огонь и потолок – это правда. И ты либо вспоминаешь то, что тебе рассказывал я… либо тебе это внушил кто-то, кто был в курсе…
Сэм не дослушал. Он махнул рукой на Дина так, словно собирался вбить его, как гвоздь, в пол, и рванул прочь из дома. Он знал, что любое бегство – это бегство в первую очередь от самого себя, что это не выход. Но все равно ноги несли его куда подальше – от места, где ему могут рассказать то, что он совсем не желает слышать.
Со стороны могло показаться, что он споткнулся, но это было не так. Сэм увидел под ногами примятую траву, здесь он лежал вчера. И он упал, по своему желанию снова нырнул в эту траву. Однако она была уже не такая мокрая и прохладная, она была раскаленная и пахла пылью и пеплом… и вообще, ничего уже не было так, как вчера.

Сэм подтянул ноги к груди – ему казалось, что Дин его сейчас будет добивать, ведь повисшие в воздухе вопросы казались весомее физических ударов. Однако Дин покрутился рядом с Сэмом, повздыхал, затем буднично произнес:
- Я думаю, нам все-таки надо найти того парня, который ел нас глазами.
Сэм молчал, его пальцы погружались в землю.
- Ну, того, в черной рубашке.
Пальцы. Земля. Запах пыли и пепла.
- Ну, того, в черной рубашке и с волосами цвета соломы.
Пыль и пепел – сжечь и развеять. Но пальцы… больше не в силах.
- Ну, того, в черной рубашке, с дурацкими соломенными волосами и курносым шнобелем.
Немного в крови. Немного в земле. Немного не в себе.
- Ну, того, в черной рубашке, с волосами, в смысле, он с волосами, а не рубашка…
Сэм не выдержал, хрюкнул в траву. Затем поднял голову и спросил независимо:
- И как ты собираешься его искать?
Дин почесал макушку:
- Да хрен его знает… Непохоже, чтобы они днем тусовались на улице. В такую жару все либо отсиживаются дома, либо залезают до вечера в воду. Не знаю, где здесь водоемы, но у нас в любом случае нет выбора. Пошатаемся по городу, вдруг наткнемся на него, а ближе к вечеру подъедем к бару. Будем отслеживать всех, кто подходит к нему. Главное – выловить парня одного. Он явно стремался кого-то из знакомых. Думаю, наедине он нам может многое рассказать.
Сэм встал, наконец, и принял независимый вид:
- Можно будет встать за соседним домом. Я смотрел, там ракурс такой, что нас будет видно плохо, может, и совсем не видно, а вот для нас подъездной путь будет как на ладони.
- Я же говорил, что у тебя навыки Охотника в крови, - широко улыбнулся Дин.
Сэм не бросил ответной реплики, предпочтя перевести тему:
- А ты не хочешь заглянуть на фабрику?
- Зачем? Мы вчера там были, практически безоружные, и никакой призрак на нас не напал. Вероятно, для его появления нужны какие-то особые условия. Вот этот белобрысый паренек нам о них и расскажет, - Дин уверенно зашагал к дороге.
- Почему-то мне кажется, что ты специально тянешь время, - задумчиво протянул Сэм, глядя в широкую спину, обтянутую черной футболкой. Дин обернулся к нему с абсолютно нечитаемым выражением на лице.
- Когда кажется – надо читать молитву от морока, - сказал он спокойно.
Сэм догнал его:
- Ты мне объяснил фишку с ноутом, а машинку ты тоже у медсестры экспроприировал?
- Я же говорил, что это моя машина. Я свою детку в том аду не оставил бы. Они не успели ее никуда спрятать.
- За восемь лет? Ну и тормоза работают в психиатрии, - с сарказмом прокомментировал Сэм.
- Тормоз здесь только один, - отмахнулся Дин. - Я тебе два дня повторяю, что не было никаких восьми лет, а ты никак сообразить не можешь. Я был в этой клинике всего сутки. Хотел бы я посмотреть на того человека, который решит удержать меня в четырех стенах.
Сэм вспомнил психиатра, которого видел в полицейском управлении. Ассоциация возникла моментально: докторишка, похожий на паука, сидит в центре хитро сплетенной паутины и потихоньку подтягивает к себе большую яркую бабочку. Сильную бабочку, чувствующую себя свободной и не замечающую, что она уже попалась в сети.
Винчестеры еще раз прогулялись по городу, делая вид, что ищут жилые дома, но на самом деле не пытались даже как следует вглядеться. Они не пытались и заговорить друг с другом. Сэму уже хватало откровений, а Дин думал о чем-то своем.

Поговорить с Манном лейтенант Трегг собирался с самого утра. Но все откладывал разговор. Несмотря на свою профессию, он не любил бросать обвинения людям в лицо. Тем более, что сейчас он мог в той же степени винить самого себя. За то, что повелся на безобидную внешность и старческое шамкание. А еще его подвела безоглядная уверенность в авторитете полиции, в том, что его ради преступных целей использовать не смогут никогда. Ну что ж, зато теперь он приобрел замечательный опыт: необходимо проверять даже тех, кто сам просит о помощи. Если бы он сразу заподозрил что-то неладное, замок искусной лжи, построенный на фундаменте из грязи, рухнул бы немедленно. Все бы было так просто… А теперь для Артура стало проблемой даже просто позвонить доктору. Проблемой? Он что, в самом деле сказал «проблемой»? Разозлившись, Трегг схватил телефон и, не раздумывая, набрал номер психиатра.
Он договорился с Манном о встрече достаточно далеко от главного управления, в одноэтажном районе Детройта, рядом с небольшим ресторанчиком. Питейным заведением владел старый знакомец Трегга, и после неприятного разговора лейтенант собирался перекусить, поболтав с приятелем. Все, что угодно, чтобы не сразу сдаваться Сэди. На всякий случай лейтенант предварительно перезвонил Биллу: в последнее время тот стал часто оставлять заведение на подчиненных, предпочитая проводить время с подросшими внуками. Нужно было удостовериться, что друг будет его ждать.
Когда рядом с его «Хондой» затормозил роскошный «Майбах», Трегг даже не шевельнулся, чтобы открыть дверцу и проверить, кто приехал. Он только лениво повернул голову: интересно все же, что понадобилось в этом захолустье владельцу такой шикарной тачки. И тут же сгруппировался на сиденье, потому что рядом с его стеклом возник старикашка-психиатр, все в том же замызганном плаще. Кивком головы Манн обозначил вопрос: где будем разговаривать, в вашей машине или… Трегга не нужно было спрашивать, он уже был на пути к «Майбаху». В такой тачке в обычный день он не мог бы посидеть, даже используя служебное положение. Ведь тут даже на месте пассажира можно ощутить себя королем видимой части Вселенной. Что уж говорить про место водителя.
Самоуверенности и самодовольству Манна можно было только позавидовать. Он постоянно поглаживал руль, словно невзначай проводил по мягкой натуральной коже сидений.
- Вы срочно вызвали меня сюда, значит, у вас имелись веские причины. У вас появились сведения о том, где находится Дин Винчестер?
- Да не то, чтобы… Скорее, у меня появились сведения о том, где его точно не будет, - Трегг не хотел, чтобы в его голосе звучало злорадство, но оно там было, давно обжилось и построило уютный домик. – Его не будет в полицейской служебной машине.
Манн сразу подобрался.
- Вот как, - протянул он, - а почему?
- Вы обманули меня относительно Винчестера. Я не собираюсь больше его искать.
- В чем же я вас обманул? Я предоставил вам все документы. Дин Винчестер – крайне опасный сумасшедший. Я думал, что в моей клинике вам должны были все это подтвердить.
- Они и подтвердили, - снисходительно кивнул Трегг. - Все бы было достаточно достоверно, вы хорошо вышколили персонал, вы неплохо подобрали Винчестеру соседа, но вы промахнулись в деталях. Маленьких деталях, но они совершенно меняют картину преступления.
- И что вам подсказали ваши серые клеточки, месье Пуаро? – съязвил Манн. Возможно, Треггу следовало бы обратить внимание на то, что доктор неожиданно расслабился. Но лейтенант слишком спешил закрепить победу:
- Начнем с тумбочки. Тумбочка, которая якобы принадлежала Дину Винчестеру, была чистой. Совершенно не пыльной, так и должно быть, если ей постоянно пользовались. Но есть реальная закавыка: одна стенка у нее была вся грязная. Это именно та, где… Где она соприкасается с кроватью. Рука медсестры с тряпкой туда не пролезет, это да. Но если бы на кровати кто-то спал, он бы невольно вытирал тумбочку. Например, простыней или матрасом. Однако этого не происходило. Вам стоило бы за место пребывания Винчестера выдать более обжитую палату – и я бы поверил. Такие реалистичные рассказы…
- Послушайте, я уверен, что этому может быть найдено разумное объяснение, - Манн протянул Треггу руку. Но тот не отреагировал на дружеский жест.
- Еще одна мелочь – в ваших отчетах указан рост Дина Винчестера, 185 сантиметров. Это практически мой рост. И, как мне показалось, мне лично было бы весьма неудобно на такой небольшой кровати, особенно если бы ко мне применили жесткую вязку. Я бы там просто не уместился!
- В данном случае мы и не собирались создавать комфорт для пациентов, - сухо прокомментировал доктор. – Если он плохо себя ведет, то мы не будем взбивать ему перину…
- А его сосед? – прервал его жестко Трегг. - Вы подсунули мне человека, внушающего ужас, человека с абсолютно чистым разумом, не ориентирующегося во времени. Он не мог мне сказать, сколько времени пробыл с ним его сосед Дин Винчестер, и я считаю, это подстроено нарочно! Поэтому я вынужден расторгнуть наш контракт, - Артур поставил «победную» точку, видя, как сникает противник. – Со всей этой газетной белибердой я, так уж и быть, разберусь сам. А вам советую официально объявлять беглеца в розыск. Однако предупреждаю: теперь все данные, которые вы предоставите полиции о сбежавшем, будут тщательно, очень тщательно проверены. Я лично позабочусь об этом.
- Ну что ж, мне очень жаль, - огорченно покачал головой психиатр. – Очень, очень жаль…
- Я понимаю, - неискренне ответил Артур, - но ничем помочь не могу.
- Нет, вы не понимаете, - чуть истерично ответил Манн. – Вы не понимаете, какие у этой машины дорогие кожаные сиденья. И как трудно смывать с них кровь!
Трегг немедленно выставил блок локтем левой руки, но Манн оказался невероятно, просто нечеловечески быстр. Он просунул руку куда-то за спину лейтенанта, и тому показалось, что на него упала самая высокая в Мичигане сосна. Свет постепенно мерк, и через несколько секунд бешено завертевшийся вокруг Трегга мир окончательно погрузился в темноту.

К пяти часам Винчестеры подъехали к бару и встали в указанном Сэмом месте. Старший Винчестер опять убедился, что у младшего глаз - алмаз. Место действительно оказалось укромным. Они сидели, лениво переговариваясь и внимательно наблюдая за входом в бар. Похоже, они опоздали, и клиенты пришли сюда гораздо раньше пяти вечера.
- Слушай, - внезапно спросил Дин, не оборачиваясь к Сэму. И тот сразу напрягся, потому что по тону одного только слова заподозрил, что вопрос будет куда важнее, чем хочет показать брат. – Ну, возможно, ты не веришь мне, думаешь, что я несу чушь. А тебе не хотелось… ну, хотя бы просто представить себе это? Представить себе, что я не был ни в какой психушке, что мы были самыми лучшими друзьями на свете. Мы колесили по всему свету в моей… нашей «Импале» и уничтожали земное зло, чтобы остальным людям жилось легче?
Сэм помолчал. Было бы лучше, если бы брат дал ему пару дней на раздумье, для ответа на этот вопрос. Но, судя по тому, с каким рвением Дин перебирал кассеты в коробке, не в силах выбрать одну нужную из десятка, ответ требовался ему немедленно. Сэм попытался легкомысленно хихикнуть, но получилось как-то напряженно. Однако атмосферу решительно нужно было разбавлять.
- Знаешь, я недавно прочитал одну книгу, - нарочито легкомысленно произнес он. – И там автор сказал, что люди всегда лучше всего помнят те песни, которые им так и не удалось написать. И эти песни становятся самыми великими песнями в истории.
Дин зло усмехнулся:
- Наверное, это была очень толстая умная философская книга, которую мне, подвинутому рассудком, в жизни не одолеть?
- Нет, это Терри Пратчетт, прикольные вещи писал, - разулыбался Сэм. – Тебе понравятся, там тоже про всяких демонов, и про Смерть, он у него такой брутальный мужик, кошек любит очень…
Дин явно не собирался поддерживать веселье брата.
- Да, вот я прямо мечтаю познакомиться со Смертью. И вообще, ты хочешь сказать, что я выдумал себе все это? Наши с тобой путешествия, охоту… что мне просто хотелось, чтобы это было? Что я помню то, чего не было, что я просто хочу это помнить?
И тут Сэм с облегчением увидел парня, которого они ждали:
- Смотри, а вот и он!
Дин вскинул глаза и убедился: черная рубашка, нос и соломенные волосы были на месте.
Они ожидали, что парень будет заходить в бар, однако тот, наоборот, выходил из него. Одет он был все так же, только рубашка казалась еще более помятой. Как и лицо, обрамленное грязными светлыми волосами. Парень заправил за ухо одну сальную прядь, вытащил из нагрудного кармана рубашки сигарету и закурил.
- Он что, вообще из этого бара не уходил? – изумленно спросил Дин, словно прочитав мысли брата. Сэм хотел было озвучить и свои размышления по этому поводу, однако Дин уже вышел из автомобиля и, нисколько не прячась, пошагал к курившему на крыльце блондину. Тот заметил Винчестера и замер, глядя на него завороженно, как кролик на удава. Только через несколько секунд, когда Дину осталось сделать десяток шагов, парень вдруг начал шарить где-то у себя за спиной. И это совершенно не понравилось Сэму.
Он рванул вслед за братом, за один длинный шаг покрывая три диновых. Но все равно не успел. Дин заговорил:
- Эй, привет. Эй, я тебе. Как тебя? Как?.. Слушай, - говорил старший Винчестер, быстро подходя к парню, все так же копавшемуся за поясом джинсов, - у меня к тебе один маленький вопросик. Мы вчера с братом у вас сидели в баре, и мне показалось, что ты хотел мне что-то сказать. Может, сейчас скажешь, а? А я тебе подарю кое-что интересное. Эй! Ты меня слышишь?
Парень на крыльце быстро закивал, словно больной пляской святого Витта.
- Ну, тогда что ты мне хотел сказать? – спокойно договорил Дин, подходя вплотную к крыльцу. Сэм уже подлетал сзади, примериваясь, как бы оттолкнуть брата, но его собеседник был быстрее.
- Я хотел сказать тебе, чтобы ты убирался отсюда! – в правой руке блондина, резко вытащенной из-за спины, оказался нож. Впоследствии Сэм не раз думал, что этот нож он вспомнит в самую последнюю минуту своей жизни так же отчетливо, как тогда увидел: длиной едва больше его кисти, с широкой пластмассовой ручкой и тронутым ржавчиной узким лезвием. Парень размахнулся по-девчачьи, из-за плеча, и опустил его на Дина. Однако тот сумел среагировать, резко увернувшись и подставив руку, и лезвие прочертило только глубокую царапину от плеча до локтя. Впрочем, глубокую настолько, что кровь брызнула веером. Через сотую долю секунды Сэм прыгнул на блондина и одним ударом выбил нож из его руки. Еще секунда понадобилась ему, чтобы оттолкнуть Дина за себя и загородить его своим телом. Старший брат даже не подумал сопротивляться, как-то довольно притаившись за широкими сэмовыми плечами. Тем временем нападавший кинулся за ножом, при этом продолжая верещать:
- Я же сказал, валите отсюда, гады, какого хрена вам надо все портить, съябывайте куда подальше!
Он потянулся за ножом, лежавшим в траве метрах в двух от места схватки, но взять его не сумел. Пальцы только царапнули по ковбойскому сапогу, который, как оказалось, принадлежал бармену Джо. Тот внушительно надавил на нож, под его весом почти зарывшийся в землю. Блондин осел на колени и забормотал:
- Пошли прочь, уроды, вам здесь не место, нюхачи сраные, не суйтесь сюда, я вас убью, всех убью…
- Одли, - сказал бармен тихо, - приятель, пошли в бар, я налью тебе виски.
Стоявшие за ним мужики подбежали к блондину, который сидел, раскачиваясь, на коленях, схватили его под руки и повели в бар. Замерший Сэм очнулся, обернулся и рухнул перед Дином на колени. Он видел, что нож задел только руку, однако начал ощупывать Дина всего на предмет повреждений, тормошить его, спрашивать, все ли в порядке. Пока Дин не начал мягко отталкивать его от себя. Чувствуя, как начинают полыхать щеки, Сэм быстро поднялся с травы и отошел на пару шагов, что в его случае значило метров на пять. Дин как-то странно улыбался, разглядывая свою длинную рану. Взгляд Сэма тоже был плотно прикован к загорелому, мускулистому предплечью брата – психам что, в солярии дают загорать? Он видел четкий разрез, видел, как разошлась там кожа… Он знал, где находится симметричная рана – где-то в левой стороне его груди.
Порез, похоже, была поверхностным – крови вытекло по минимуму, только в первый момент. Однако перевязать руку все же не помешало бы. Пока Сэм соображал, есть ли в «Импале» что-то похожее на бинт, перед его носом возникло белое полотенце.
- Оно чистое, - сказал Джозеф, - я думаю, руку надо бы перебинтовать. Вы это… не злитесь на Одли. Он реально здесь спятил. Тут в этом городке все в воздухе витает, - он пошевелил пальцами. – Сумасшествие. Я уже сам себе не верю, может быть, я тоже давно умом подвинулся. Призраки всякие мерещатся… - он сгорбился и зашагал к бару.
Однако, машинально перематывая Дину руку, Сэм думал вовсе не о сумасшествии, витавшем в воздухе. Ему врезались в память слова Одли о том, что раньше-то все было замечательно. Несколько десятков мужчин. Три женщины, ни одной из которых он не видел. Блондин, смотревший на них слишком пристально. Не на них – конкретно на Дина. Возможно, он видел в его брате… соперника?
- Ты, полегче! – возмутился старший Винчестер, и Сэм очнулся от мрачных мыслей, обнаружив, что затягивает повязку на его руке, как душитель – петлю на шее жертвы.
- Извини, - пробормотал он, пытаясь приладить как следует свое непонятное творение. – Извини, я задумался.
- Да, врачом тебе явно не бывать, - усмехнулся Дин, разглядывая большой кокон, обмотанный вокруг руки. – Ты даже на медбрата не потянешь.
- Извини, - еще раз повторил Сэм
- Эй, ты молодец, - улыбнулся Дин, поднимая взгляд от своей повязки. – Опять бросился спасать меня. Ты всегда такой… самоотверженный.
Сэму почувствовался подвох в словах старшего, и он отступил на шаг, ощетиниваясь:
- Это просто обычное… желание помочь попавшему в беду человеку.
- Ну-ну, пусть для тебя это будет так, - Дин осторожно пожал одним плечом. Сэм огрызнулся резче:
- А ты что хочешь мне сказать, каким откровением поделиться? Призрак меня заставил?
- Все куда проще, ничего сверхъестественного, хотя я бы назвал это самой удивительной штукой на свете. Дело все в том, что у нас были особые отношения, – и улыбка Дина показалась Сэму гигантской ловушкой, пропастью, в которую летели все его убеждения и принципы, за которые он цеплялся последние годы, а особенно – последние дни.
- Ничего особого между нами не было! Ты долбаный псих! Мне было 14 лет, твою мать, 14, когда тебя запихнули в место с мягкими стенами!
Дин никак не отреагировал на взрыв брата. Он еще раз потрогал полотенце, которое так и норовило съехать к запястью. Тогда он взял рубашку Сэма за подол, напрягся так, что из раны опять засочилась кровь, и оторвал длинную полосу. Затем приладил ее на небрежную повязку и сказал Сэму, мотнув головой на концы тряпки:
- Давай уже, завяжи.
Сэм возмущенно посмотрел по сторонам, взмахнул руками, не нашел от негодования нужных слов и молча затянул крепкий узел.

Твердый, хотя и липкий пол под щекой позволил лейтенанту прийти к выводу, что он все же еще не на небесах. Тем более, что и запах от него исходил… не амброзии, прямо скажем. Хотя, возможно, так пахла тряпка, которую запихали в рот Треггу.
Лейтенант осторожно открыл глаза и снова зажмурился - в мозг словно впивались бритвенные лезвия. Он переждал взрыв боли в голове и снова взглянул на белый свет. А затем постарался сосредоточиться на том, что видит. Грубые, давно покрашенные и уже облупившиеся доски пола, недалеко от глаз – ножки стула, между которыми стояли ботинки. Серые, давно вышедшие из моды ботинки с закругленными носами и довольно высокими для мужской обуви каблуками.
«Манн», - злобно подумал Артур, и эта злость придала ему силы. Он перекатился на бок, затем на спину, подтянул ноги к груди и, поднатужившись, сел, обнаружив, что спеленат скотчем, словно куколка бабочки. В определении личности своего похитителя он не ошибся. Уилфред Манн сидел на стульчике, словно примерный мальчик из воскресной школы – сложив ладони на коленях и наклонив голову набок. Вот только у мальчика было очень морщинистое лицо и горящие холодным торжеством глаза.
- Что это значит? – злобно спросил Трегг, когда ему удалось выплюнуть грязную тряпку, от которой у него тошнота подкатывала к горлу.
- Поймите меня правильно, - Манн опять состроил из себя ангелочка, однако лейтенант уже не велся на приторные выражения лица этого человека. – Вы копаете слишком глубоко. Возможно, я не был полностью откровенен с вами, но одно остается истиной: нам необходимо вернуть пациента Винчестера в «родные стены».
- Для него они не родные, - процедил Трегг, продолжая отплевываться вонючей слюной.
Манн кивнул:
- Да, я так и знал, что вы это поймете. До недавнего времени он содержался в другом месте, откуда ему было куда сложнее сбежать. Некие сердобольные люди захотели ослабить этому психу режим содержания, поверив, что он за семь лет избавился от своей мании. Но парень оказался не так прост, как мы предполагали. Он не пробыл в заведении со строгим режимом содержания и суток, хотя мы рассчитывали, что у него не будет никакого стимула бежать. Ведь если подумать, куда ему податься и к кому? Его родной брат за столько лет ни разу не высказал настойчивого желания повидаться с ним, а тот, кто оплачивал его пребывание в лечебнице… скажем так, он меньше всего жаждал увидеть Дина воочию. Но, как мы убедились, мания парня видеть монстров в каждом человеке оказалась более живучей, чем благоразумие…
- А, может быть, это была просто жажда свободы? Никакой мании, всего лишь естественное желание человека выбраться из клетки? – спросил Трегг, по-прежнему продолжая отплевываться.
Манн побелел от злости:
- Послушайте, я готов был заплатить вам немало денег за то, чтобы вы по своим каналам помогли нам найти братьев Вин… старшего Винчестера. Однако вы совершенно не помогли мне, вы сделали все только хуже. Поэтому, черт бы вас подрал, сейчас я сделаю так, чтобы вы не мешали мне делать мое дело! Дин Винчестер вернется в больницу, чего бы мне это ни стоило!
Психиатр схватил лейтенанта за воротник рубашки, еле видневшийся из-под намотанного скотча и, кряхтя, оттащил в сторону. Трегг тоже закряхтел: впившийся в шею воротник начал душить его. Он напряг мышцы шеи, чувствуя, как кровь распирает виски, и поэтому не сразу понял, что с ним проделал Манн. А тот привязал его к узкому деревянному столбу, торчавшему посередине помещения, и теперь Трегг окончательно почувствовал себя прилепившимся к ветке коконом.
Перед лейтенантом Манн поставил стул, на него поставил прибор, в котором пленник с содроганием узнал мощное взрывное устройство. Судя по весело мелькавшим циферкам на табло прибора, тот приводился в действие по сигналу истекшего времени. Циферки давали Треггу жить двадцать минут.
- Зачем это? – просипел он поврежденным горлом.
Манн обернулся – он был уже на пути к выходу.
- Вы стали для меня опасны, - пожал он плечами. – Для меня и для моего заведения. Я бы мог, конечно, убить вас и менее разрушительным способом, но мне необходимо создать видимость теракта… ну или мести сумасшедшего, кто там вам сейчас может мстить. Машину твою, я думаю, большой взрыв не заденет. По ней и поймут, что вы, лейтенант, слились с мировым эфиром.
И Манн продолжил свой путь.
- Эй, - заорал Трегг, - стой! Может, договоримся? Я могу продолжить поиски, если это так уж необходимо! Только когда мы найдем Дина Винчестера, мы поедем к его опекуну и там договоримся, куда его помещать! Послушай! Послушай!
Манн задержался на некоторое время, но потом все же вышел в дверь, и Трегг на секунду увидел в ее проеме недоступное голубое небо. Попробовав биться в путах, лейтенант скоро понял, что это бесполезно, и замер, глядя на часы, отсчитывающие последние минуты его жизни.
Через семнадцать с половиной минут мистер Манн притормозил свой «Майбах», впечатлявший всех проезжавших по деревенской трассе водителей, положил руки на руль и прислушался. Почти сразу же раздался мощный взрыв, после которого послышался шум разваливающегося дома. Грохотало около минуты. Выслушав этот шум, словно он был новомодным радиошлягером, Манн удовлетворенно улыбнулся и отправился обратно в Детройт. В кармане у него попискивал неотвеченными сообщениями мобильный телефон лейтенанта Трегга.

Сэм терзал свой мобильник уже полчаса – заканчивался третий день его отсутствия в университете, и он хотел убедиться, что его не разыскивают там с собаками. А может, весть про знатного наркодилера уже докатилась до Стэнфорда, и его давно уже исключили из списков студентов? Однако телефон не подавал признаков жизни, куда бы он с ним ни забирался, даже на окраине Брайансетвиллоуза. Во дворе временно занятого ими дома росла ива – он добрался даже до ее макушки, чтобы попробовать поймать сигнал. Затем он долго сидел на нижней ветке, не решаясь спрыгнуть с дерева.
Дин с усмешкой наблюдал за его физическими упражнениями, попивая пиво на крыльце. Три упаковки он конфисковал в баре мифической Молли Кроу в качестве компенсации морального вреда и с одной из них уже разделался почти полностью. Когда Сэм тяжело шлепнулся на землю у ивы, брат, наконец, не выдержал и расхохотался:
- Послушай, может, хватит страдать ерундой? Давай, я тебе дам ноутбук, и ты спокойненько найдешь на фейсбуке всех, кто тебе нужен. Или пошлешь им емэйлы.
Сэм отрицательно покачал головой, как бы не так – писать личные письма с ноутбука Дина! Он пока еще не настолько свихнулся. В том, что Дин запросто сможет потом открыть его почту, он не сомневался. Зачем это надо Дину, он предпочитал не уточнять. Так же, как и то, было ли что-то крамольное у него в почтовом ящике. Не было там никаких страшных секретов, кроме вечных сюсюканий с Джессикой, над которыми Дин наверняка ухохочется. Пусть так, но Сэм пока не хотел пускать брата даже в это. Похоже, он еще не до конца доверял ему. Хотя, конечно, чтобы узнать, доверяешь ли ты человеку, нужно просто довериться ему.
- Ну хорошо, - примирительно сказал Дин, постучав рукой по крыльцу рядом с собой. – Не хочешь связываться с этой страшной нечистью в виде ноутбука – не надо. Мне вот тоже кажется иногда, что он высасывает из меня мозг. Давай, присаживайся, должны же мы в конце концов просто поговорить. О нас.
Сэм отряхнул испачканные коленки джинсов, которые, по его мнению, уже почти превратились в грязные тряпки и направился к крыльцу. Кстати, интересно, где население чертова городка покупает свою одежду? По пути он поймал холодную бутылку пива, брошенную ему Дином, и с наслаждением сделал два больших глотка, усаживаясь рядом с братом.
- Слушай, если ты снова собираешься рассказывать мне о том, как мы с тобой весело рассекали по Америке в этой винтажной тачке, может, пощадишь мой бедный мозг? Лучше поведай мне какую-нибудь байку о монстрах. Интересно же, в конце концов, кто у нас водится. Франкенштейн? Мокеле-мбембе? Кинг-Конг по лесам случайно не рыщет? Граф Дракула приехал в отпуск из Румынии?
Дин поставил свою бутылку рядышком и многозначительно произнес:
- Дракула не Дракула, но вампиров мы с тобой видели.
Сэм изобразил на лице выражение ангельского терпения, крылышки и нимб подразумевались.
- Ну и как они? Креста боятся? Святой воды? Дневного света? Да у меня так многие сокурсники - по ночам бродят по клубам, а днем отсыпаются, воды в рот не берут, только виски, а крест в журнале посещений для них страшней всего в мире.
Дин вздохнул с мученическим выражением на лице – видали, с кем приходится работать?
- Нет, эти вампиры дневного света не боятся. Да и не настоящие они вампиры, по крайней мере, по голливудским стандартам. Человеческую кровь у них пьют только самые отъявленные негодяи, которых вампирское сообщество старается не принимать к себе.
- Остальные питаются кровью крыс, - скучающим голосом подхватил Сэм. – «Интервью с вампиром», спасибо, знаю.
- Может, и крыс – не спрашивал, - пожал плечами Дин. - Но свиней – точно. Также вампиры часто проникают туда, где хранятся запасы крови, сданной донорами, и это их самое страшное преступление перед людьми.
- Да, ангелочки-вампиры – это ново, - покивал Сэм, глядя, как за крышами соседних домов исчезает розово-фиолетовое солнце. – Как насчет святых оборотней?
- Ха. Ха, - отчетливо произнес брат. - Все, что ты предлагаешь – это из комиксов и древних фильмов. Затасканно, братец. Как насчет штриги? Мрачных Жнецов?
Вендиго?
- Ух ты, да мой братишка – супермен! - Сэм помахал брату уже пустой бутылкой и потянулся за следующей. – Ты завалил столько нечисти и остался целым и невредимым.
Дин не подхватил его веселья:
- Нет, дорогой, не всегда целым и отнюдь не всегда невредимым.
- Что ты хочешь этим сказать? – Сэм резко обернулся к нему.
- Однажды я умер. Почти умер.
- Как-то ты сейчас больше на живого смахиваешь, - Сэм продолжал дурачиться.
- Я был мертв, а ты ради меня потащился к тем сектантам… Ради меня ты пожертвовал другим человеком. Не догадываешься, почему? – Дин так и впился в него взглядом.
- Понятия не имею, что ты себе вообразил, - Сэм сверлил взглядом бутылку.
- Сегодня ты был готов подставиться под удар ножа вместо меня, не раздумывая. И ты опять будешь нести чушь про самаритянскую помощь другу?
- Я буду говорить только то, о чем знаю! Когда тебе было 14, ты скормил нашей собаке мой домашний проект, который я делал целый месяц, и это самое яркое мое воспоминание о тебе! – Сэм огрызался и чувствовал, что еще немного – и он начнет орать. И бросаться на стены, потому что все реальнее становилось чувство, что он заперт в маленькой комнате и может наблюдать окружающий мир только через замочную скважину. В эту скважину виден волшебный сад Страны чудес, запорошенные снегом равнины Нарнии, фиолетовые берега розового моря на Краю Времени, в общем, все, что угодно, только не настоящая жизнь. – И никаких особых отношений, я просто вылил тогда тебе за пояс джинсов стакан томатного сока! Чтобы было похоже, будто у тебя месячные, как у тетки!
- Во-первых, - с расстановкой произнес Дин, пальцами сминая крышку от бутылки, - мы нигде не задерживались дольше месяца, чтобы ты успел сделать свой гребаный фантастический проект. А во-вторых, что случилось, Сэм? Почему тебе понадобилось гребаных двадцать минут, чтобы забыть все, что связывало нас, нашу семью? Почему я все помню, до мельчайших деталей, а у тебя в голове какой-то бред про восемь лет в психушке и нашу мать, которой нет в живых уже больше двадцати лет?
- Стоп, - сказал Сэм, выбросив вторую пустую бутылку в сторону, его совсем не озаботило, куда та улетела. – Какие двадцать минут? Что у тебя за очередные галлюцинации?
Дин провел рукой по волосам, сжал короткие пряди в кулак на затылке:
- Мы с тобой попали в засаду. Мы думали, что гонимся за одним Желтоглазым, а оказалось, что в доме свора нечисти. Я уж думал, что нам настал феерический конец. Нас завалят хотя бы количеством. Но вместо этого меня вырубили, а когда я очнулся – какой-то бесноватый завывал над нами заклинания из адовой книги. Твердил мне: ты автомеханик в Квинси, автомеханик в Квинси… А потом мне говорят: видишь, твой братишка тебя уже напрочь забыл. И ты, как идиот, лопочешь: Стэнфорд-Стэнфорд, Давенпорт меня убьет, и это при том, что в своем долбаном университете ты не был уже год, и там забыли, как ты выглядишь! Ты сорвался оттуда, чтобы быть вместе со мной, ты подтерся этим римским правом, ты…
Сэм все-таки взорвался, вскочив:
- Я затрахался слушать про наши особые отношения! Я так думаю, ничего такого особого между нами не было, а ты пытаешься мне внушить черт знает что! Ты, наверное, у своих психиатров нахватался терминологии и способов управлять мозгами людей, а теперь рассказываешь мне байки про то, чего не существовало никогда! Я сомневаюсь, что я мог с тобой колесить по штатам, потому что я не могу тебя выносить дольше пары часов!
Дин лениво поднялся и встал рядом, смотря исподлобья снизу вверх с неопределенной усмешечкой:
- Ты меня выносил гораздо дольше, поверь. И скулил каждый раз, когда нам приходилось действовать порознь. «Дин, а ты уверен? Дин, может, ты останешься?»…
Сэм был зол, просто неописуемо зол. Из него в который раз делали полного идиота. Нечисть, вселенские тайны, намеки, улыбки, усмешки… И вся его злость вылилась в прицельный удар в челюсть. Хороший удар был у Сэма, хотя он сам растерянно застыл в недоумении, где он мог так натренироваться. Дин вскинулся в воздух и резко рухнул на землю, закатив глаза. Травка на газоне была очень мягкая, в этом Сэм не раз мог убедиться за последнее время. Однако Дин упал и не подавал признаков жизни. С минуту Сэм беспомощно смотрел на старшего, надеясь услышать хоть стон, затем присел рядом, забыв про разборки. Взял лицо Дина обеими руками, пытаясь поймать взгляд, но ресницы были плотно сомкнуты.
- Что с тобой? – беспомощно спрашивал Сэм, тормоша брата.
Внезапно тот напрягся и притянул его к себе. Сэм очутился в железных тисках тренированных рук и ног. Дин прижал его тело к своему, словно вплавился в него, не оставляя даже миллиметровых зазоров. На несколько секунд Сэм забыл, как дышать, пытаясь осознать себя в таком положении. Чувствуя под собой сильное напряженное мужское тело, ощущая чужое дыхание на своей щеке. А потом его ждало потрясение еще больше – мягкие губы прикоснулись к его подбородку, прошлись по небритой щеке, затем влажно накрыли его рот. Он захрипел, пытаясь ускользнуть от настойчивого Дина, а вместо этого, наоборот, крепче прижался к нему, врываясь языком в уже готовый, открытый рот. Сэм знал, Сэм давно все понял про «особые отношения», он же не идиот, в конце концов, но ему не хотелось уточнять… а вдруг его надежды не оправдаются? А теперь Дин снял все вопросы. Сэм усмехнулся, затем засмеялся, открытой ладонью отодвинув от себя лицо брата с уже поплывшими глазами. Было темно, но он знал, что здесь никто никогда не спит. Дин ничего не собирался спрашивать, только смотрел шальным взглядом и ждал, что будет делать брат. Словно давая ему шанс если не вспомнить что-то, то хотя бы действовать в согласии с рефлексами. Тот вскочил, затем резко, под мышки, поднял с травы Дина. Схватил его за шиворот и поволок к дому.
- Ты охуел выяснять отношения у всех на виду… - прошептал он. Дин покорно волочился за ним, перебирая ногами, не выказывая ни малейшего желания сопротивляться, похоже, даже улыбаясь. Сэм швырнул его в дом и начал говорить уже громче:
- Что ты делаешь, ты, при…
Дин впечатал его в стену горячим, тяжелым телом. Затем опять полез целоваться – и не только целоваться, его ладонь совершенно по-хозяйски легла между ног Сэма. И обнаружила там вполне предсказуемое возбуждение.
- Ты реальный придурок, если ты думаешь, что я сейчас буду с тобой трахаться, - презрительно прошипел Сэм. Он был очень зол, потому что это было крайне неправильно – хотеть своего собственного брата. И он бы вычеркнул саму возможность инцеста из своего мозга. Но какая сволочь на небесах сделала его брата самым красивым, самым потрясающим мужчиной на свете? Настолько красивым, что влечение к нему стало самой естественной вещью в мире? И главное, какая сволочь сделала это влечение взаимным?
- Сука, - простонал Сэм. – Ну когда же ты от меня отстанешь?
В это время его руки, полностью противореча словам, вытаскивали майку из джинсов Дина. Пальцы наткнулись на гладкую кожу, покрытую мурашками, и начали кружить по ней, не в силах оторваться. Затем Сэм начал лихорадочно стаскивать футболку с брата, и материя затрещала. Тогда Дин недовольно оттолкнул его:
- Эй, полегче, у меня тут нет запасной одежды, я сам.
И действительно разделся сам – за несколько секунд стащив майку, джинсы и трусы. Затем выпрямился, опустив руки, и замер, вызывающе глядя на Сэма.
Тот смотрел на Дина, бля, смотрел на своего обнаженного брата – и не мог глаз отвести. Не то, чтобы Сэм очень уж часто разглядывал голых мужиков, он даже своих товарищей по футбольной команде в душе не изучал … Но он был уверен, точно уверен, как в том, что солнце восходит на востоке, а заходит на западе, что красивее этого парня нет во всем мире.
Дин не мешал себя разглядывать, стоял спокойно, только один раз переступил с ноги на ногу. Но когда молчание затянулось, а учащенное дыхание выдало нетерпение обоих, старший брат произнес:
- Ну чего стоишь, я не на витрине, руками можно трогать.
И Сэм начал трогать, действительно трогать – не ласкать, не гладить – а ощупывать, как слепой. Широкие плечи. Мускулистые руки с неожиданно изящными запястьями. Грудь с уже твердыми сосками. Плоский живот. Безволосый лобок – это что, из-за жары такая причуда? Но щупать его забавно и приятно. И не ему одному – у Сэма на глазах член Дина напрягся еще больше, поднимаясь под прямым углом. Но Дин ни движением, ни дыханием не выдал смущения. Больше смутился сам Сэм, который немедленно переместил руки на спину Дина. И провел ими сверху вниз, по гладкой спине к пояснице, опустил их на динову круглую задницу. Сэм помедлил всего пару секунд, а потом сделал то, чем надеялся вывести Дина из себя – раздвинул ему ягодицы и двумя пальцами, безымянным и средним, нажал на отверстие, которое ни один нормальный мужчина не покажет другому парню… Нормальный, да. Когда это они были нормальными?
Дин вздрогнул и отпрянул, но вовсе не от смущения. Он криво улыбнулся и скомандовал: «Наверх!» - почти прыжками устремившись по ненадежной лестнице на второй этаж. И Сэм, конечно, пошел за ним, словно маленький мальчик за гаммельнским мастером игры на флейте. Он смотрел на мелькавший перед глазами крепкий зад и покачивающиеся при каждом шаге яички, которые у него пока не получилось потрогать. Но он был уверен, что скоро получится, и уже неважно было, насколько это неправильно. Взлетев на второй этаж, Сэм замер от неожиданности: Дин, видимо, решил не терять времени. Он уже лежал на матрасе, который преданно служил им кроватью, и не просто лежал, а…
- Ты точно с ума сошел, - убежденно сказал Сэм, все так же пристально наблюдая, как Дин одной рукой прижимает согнутые в коленях ноги к своей груди, а другой орудует у себя между ягодиц, вводя средний палец в открытое отверстие. Такое зрелище и мертвого поднимет из могилы, а член Сэма точно не мертвый… Дин усмехнулся, глядя брату между ног.
Сэм потянулся к нему, будто собираясь встряхнуть брата, прикрыть его, остановить этот изврат, но Дин извернулся, схватил его за руку и прижал раскрытой ладонью к своей горячей промежности, двинул ей так, что пальцы легли на поджавшиеся яйца, а основание ладони потерлось об анус. Сэм вздохнул и обхватил бархатистые яйца, перекатив их в ладони. Дин дернулся и застонал, а Сэм внезапно услышал, как другой голос ответил стону его брата, и не сразу понял, что это – его собственный.
И тут Дин буквально толкнул его на себя, заставив потереться о свое голое тело через одежду:
- Бля, Сэм, что ты как маленький, вставь уже мне, не видишь что ли, что я готов.
Сэм понял, что сейчас ему уже наплевать абсолютно на все, с рыком расстегнул молнию на ширинке и навалился на Дина. Попытался вставить сразу же, но молния снизу впилась в яйца, и ему пришлось вставать, чтобы стащить джинсы. Дин все так же лежал на матрасе, настойчиво лаская собственное тело, избегая только раскрытого ануса и напряженного члена. Судя по покрасневшей груди и стоящим соскам, член он не трогал, опасаясь немедленно кончить. Усмехнувшись, Сэм слегка шлепнул влажной ладонью по члену Дина, вызвав у брата животный вскрик.
- Тихо-тихо, - довольно произнес он, - сейчас ты получишь свое.
Какие-то голоса в голове Сэма твердили про смазку и кондом, но все это было не для этой ночи, не для заброшенного дома и продавленного матраса в полосах теней. Тем более, что оскаленный рот Дина ясно сигнализировал, что за промедление он может просто убить младшего. И тот решил не испытывать его терпение. Внутрь Сэм скользнул без малейшего усилия, видимо Дину были привычны такие вторжения.
- Ну ты и сучка, - выдохнул он, скользя внутрь до упора.
- Это… была… моя… фраза… - простонал Дин в несколько заходов.
Сэм начал двигаться – сразу же быстро и резко. Ноги Дина, которые он сначала забросил себе на плечи, соскользнули и сейчас сжимали его талию. Дин так сильно и уверенно подмахивал Сэму, что тому казалось, будто это брат на самом деле управляет их соитием, а не он сам. Сэм положил руку на низ живота Дина и нажал, желая пригвоздить брата к матрасу, показать, кто здесь на самом деле хозяин. Вдруг живот Дина напрягся, и тот выгнулся, внезапно ослабевшей рукой перехватив ладонь Сэма и начав ею водить по собственному липкому члену, толчками извергающему сперму. Ноги Дина словно в конвульсиях сжали талию Сэма, голова запрокинулась, и он поставил весь городок в известность горловым криком, что только что кончил.
Его партнер довольно оскалился, выслушав своеобразный комплимент своим сексуальным возможностям, и тут же сам кончил, этому немало поспособствовало то, как Дин резко сжал свою крепкую задницу. Лениво двигаясь в заднице Дина, ожидая, пока вся сперма вытечет туда, Сэм слушал свое сердце, замедляющее бешеный ритм, и думал, что, похоже, его только что изнасиловали, принудили к сексу. Эта мысль почему-то его не слишком удручила. Они не спали потом часа три, и за это время Сэм позволил себя изнасиловать еще два раза.
В одно из таких «изнасилований» он усадил Дина на подоконник. Если бы окна были не настолько пыльными, голой задницей Дина мог любоваться весь городок - пока Сэм дрочил одной рукой оба их члена вместе. Но это продолжалось недолго. Через пару минут Сэм стащил Дина на себя. И тот опять сам двигался на его члене, пока младший брат пытался удержать равновесие. Сэм оперся о стену руками, его ноги дрожали от напряжения, в то время как Дин опускался на его член и снова поднимался, хватаясь за его плечи, ногами тот пытался опереться о напряженные икры брата, но ноги соскальзывали, потому что оба вспотели. Пару минут таких упражнений – и Сэм не выдержал, он опустился на колени, осторожно поддерживая своего очень не легкого партнера, затем уложил его прямо на пыльные доски пола, поерзал пахом, завоевывая утраченные было позиции – и теперь уже сам задал темп, полную противоположность размеренным, почти ленивым движениям брата. В этот раз, входя на всю длину в жаркую тесноту, а затем полностью вытаскивая член наружу, он достиг оргазма первым, и потом, не выходя из диновой задницы, лениво дразнил его, медленно-медленно поглаживая его член. Пока Дин не выдержал, не схватил его ладонь сверху своей и не начал управлять ей. Кончая, он так широко развел колени и выгнулся, что Сэм ощутил, как снова крепнет его член внутри партнера.
После этого Дин некоторое время лежал на полу, видимо, восстанавливая силы. Затем сел, опираясь на одно бедро, и пожаловался, что у него вся спина в занозах. Сэм только развел руками – мол, чего же ты хотел?.. Впрочем, он отлично знал, что никаких заноз там нет. Как бы ни бил ему в голову тестостерон, о своем любовнике Сэм был в состоянии позаботиться.
Посидев, Дин привстал и на полусогнутых медленно побрел к умывальнику, который был и на втором этаже, – вероятно, попробовать сполоснуться. Вероятно – потому что Сэм ничего не дал ему сделать. Он обеими руками обхватил его поперек живота и потащил на матрас. Он хотел было швырнуть Дина на него, избавиться от тяжелого тела, но внезапно замер, посмотрев через плечо брата вниз. Под его руками, между ног Дина уже торчал крупный член в полной боевой готовности, с оголившейся красной головкой. «Ну ты стойкий оловянный солдатик», - грубовато-нежно сказал Сэм, приласкав упрямый член. Дин в его руках дернулся так, что брат чуть не уронил его, поспешив опустить на матрас. В этот раз Дин стоял на коленях, которые все время разъезжались, а Сэм «штурмовал» его сзади. Похоже, эта позиция была более интересна для пассива, так подумал Сэм, слушая хриплые вскрики Дина при каждом проникновении. Правда, в третий раз им понадобилось куда больше времени, чтобы кончить. Вконец измотанный Дин просто рухнул на матрас, а у Сэма хватило сил только сползти с него, и оба отрубились, уже не помышляя о вожделенном умывальнике.

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:43
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Глава 7. Someone who’ll stand by my side

Изображение

Сэм проснулся моментально, открыв глаза так, словно закрыл их секунду назад.
Не шевелясь, он скосил глаза налево и увидел у себя под боком шикарного голого мужика, раскинувшегося в позе «звезды» на животе и нещадно храпящего в матрас. Сэм без труда опознал в парне с потрясающей задницей своего родного братца Дина. Эти шрамы на спине он изучил вчера своими руками.
И вся картина вчерашнего вечера ясно встала перед глазами. Кажется, даже запахи его окружали те же самые. Вчера он совсем отключил свой мозг, зато чувства работали на полную мощность, все пять. Он жадно впитывал ими Дина, изучая его, узнавая, вспоминая. Нет, подумал он, нет, нет и нет. Ничего этого не было. Скажите мне, пожалуйста, что это все пьяный бред. Бывает же, что такое привидится…
Сэм причитал про себя таким образом примерно секунд десять. Затем одернул себя: ну да, гнев, отрицание, торг и прочая поебистика, только ведь у меня никто не умер. Разве что последние остатки «морали», что бы там это слово ни обозначало. У него теперь даже не хватало чувства приличия, чтобы притворяться перед самим собой. Куда там, он отлично отдавал себе отчет, что вчера – это было прекрасно, это было охуительно, и если бы они начали еще днем, то его бы хватило еще на пару раундов. Как минимум на пару, и без всяких угрызений совести. Посмотрел бы он на того, кто бы рядом с таким мужчиной ни послал совесть в далекое путешествие.
Стараясь произвести как можно меньше шума, Сэм начал вставать с матраса, и тут же увидел под своими ногами нарисованные мелом символы – точь-в-точь как в прошлую ночь. Значит, у Дина все-таки хватило сил встать и нарисовать очередной знак своего безумия. Разозлившись, Винчестер-младший рывком вскочил на ноги, и сразу же храпение за его спиной прервалось. Похоже, оно было притворством. Обернувшись, Сэм обнаружил на себе внимательный взгляд брата и тут же сообразил, что на нем самом не особо много одежды. Если быть точнее, ее нет совсем. И разозлился еще больше: не дождешься, дорогой, смущаться и ойкать я не буду. Наоборот, Сэм отставил ногу в сторону и насмешливо вернул взгляд Дину.
Похоже, тот принял бой: перевернулся и сел по-турецки на матрас. Взгляд Сэма моментально «прилип» к мягкому члену Дина, свисавшему между ног и кончиком касавшимся матраса. От этого его злость перешла «точку кипения».
- Ну, доброе утро! – язвительно сказал он. Торжество момента несколько испортило урчание в его животе, организм Сэма, немало вчера потрудившийся, требовал еды. – И что это у нас вчера было? Откровение от Дина?
Дин смачно зевнул, не потрудившись прикрыться рукой.
- С утра ты такой непонятный, Сэмми, - пожаловался он. – Вечно начинаешь загоняться по поводу того, что было вчера. И говоришь какие-то странные вещи.
- Никаких «вечно» не было! – гаркнул Сэм. – Не дави мне снова на мозги! Больше причитаний об «особых отношениях» я не выдержу. Что, все наши особые отношения заключались в том, что мы вот так вот трахались, как пара кроликов, под каждым кустом?
Дин лениво завалился обратно на матрас, только улегся уже на спину. Сэм, перед этим упорно не смотревший брату ниже уровня плеч, как завороженный проследил за его уже полунапряженным членом, улегшимся на бедро. Дин улыбнулся и небрежно ответил:
- Ну, не под каждым. И не вот так вот – вообще-то, обычно расклад был совсем другой, но я решил, что новизна ощущений может освежить старые воспоминания… Что, совсем ничего не припоминаешь?
Сэм глубоко выдохнул, пытаясь успокоить и себя, и одну свою часть тела, грозившую выдать его с потрохами. Он потянулся за джинсами, пробурчав:
- Я отлично припоминаю, что ты обещал мне показать монстра, но уже третий день страдаешь херней и ничего не предпринимаешь в плане расследования. Найти могилу старика по интернету – конечно, верх детективной мысли.
- Ну да, понятно, маленький мальчик хочет посмотреть на чудовище, - расслабленно улыбнулся Дин. – А злобный старший брат не хочет ему ничего показывать. Или хочет, да не то?
- Да уж, вчера ты мне показал все, - еще более злобно пробурчал Сэм, застегивая ширинку, неприятно прижавшуюся к нежной коже – искать трусы под насмешливым взглядом Дина он не отважился.
В ответ старший миролюбиво поднял руки:
- Итак, как бы я ни избегал этого – ты ведь именно так думаешь, да? – так вот, как бы я ни боялся этого, нам придется устроить реальный набег на заброшенную фабрику. Обыскать каждый уголок, заглянуть в каждую щелку.
При слове «щелка» Сэм отчетливо хмыкнул. Дин только покосился на него:
- А теперь нам пришло время заглянуть в багажник моей дорогой детки, чего не догадались сделать наши неуважаемые мозговеды.
Дин вскочил с матраса и весьма бодро направился к лестнице, отчего Сэм окончательно смутился, представив, какой дискомфорт должен чувствовать брат. Потом он внезапно сообразил, что вся одежда Дина разбросана на полу, а невыносимый брат собирается выйти из дома в чем мать родила.
- Эй, - заорал он, в два прыжка достигнув лестницы и перегнувшись через суматошно скрипнувшие перила. – Ты чего, собрался голышом на улицу? Все-таки хочешь, чтобы тебя отымели суровые ребята из бара?
- Придурок, - ответил снизу, отфыркиваясь, Дин, - здесь умывальник работает лучше, до второго этажа вода почти не добирается. А ты чего, ревнуешь?
Сэм схватился за голову, забрал в кулаки пряди волос и отчаянно подергал за них. Может быть, резкая боль собьет его мысли с определенного направления, ведущего исключительно в штаны к старшему брату?

Сержант Дорсет разговаривал по телефону резко, в его голосе читалась явная обеспокоенность. Возникший рядом с его столом доктор Манн не смел не то, что прервать разговор, – выдать себя излишне шумным дыханием. Только после того, как Дорсет швырнул на рычаг трубку и невидящим взглядом уставился вперед, Манн рискнул кашлянуть:
- Мистер Дорсет…
- А? Что? А, вы… - сержант явно был недоволен тем, что его оторвали от раздумий.
- Я нигде не могу найти лейтенанта Трегга, - вздохнул Манн, - поэтому решил обратиться к вам, как к его заместителю…
- Да, лейтенанта Трегга сейчас нет, он куда-то… - полицейский оборвал сам себя. – А вы когда его в последний раз видели?
- Позавчера, сержант, - елейным голоском законопослушного гражданина ответил психиатр.
- Ну да, мы так и установили, - кивнул Дорсет, опять погружаясь в мрачные раздумья.
- Я просто хотел поинтересоваться, - почти шепотом, пугливо спросил Манн, - никаких новых сведений о местонахождении братьев Винчестеров не поступало?
Дорсет секунд десять смотрел на психиатра пустым взглядом, словно названные имена ему ни о чем не говорили. Затем спохватился:
- А, конечно, Винчестеры. Лейтенант лично занимался этим вопросом. Нет, ничего по ним не поступало.
- Тогда извините, извините, - доктор мелкими шажками засеменил к выходу, угодливо кланяясь.
Проходя мимо кабинета лейтенанта, психиатр выпрямился и злорадно улыбнулся, прочитав на двери табличку с именем Трегга. Затем он достал из кармана мобильный телефон, ранее принадлежавший лейтенанту.
- Что ж, теперь всем придется заниматься самому, - усмехнулся он, снова пряча в карман свою полученную страшным способом добычу.

При виде содержимого багажника «Импалы» Сэм испытал одновременно два противоречивых чувства – страх и восторг. Страх возник при мысли, что двинувшийся головой старший братец вполне мог использовать этот арсенал, чтобы положить рядком все три десятка местных обитателей. Или пострелять, например, всех полицейских в том маленьком участке. Но эти мысли (ну, не случилось же, в конце концов!) были перебиты обычным восхищением перед оружием. Руки сами потянулись к поблескивавшей хромированной сталью «Беретте», компактной и удобной убийце.
Стоявший рядом Дин ехидно заметил:
- Что, мальчик увидел блестящую игрушку? Кстати, девочка заряжена серебряными пулями, специально для охоты на оборотней.
Сэм машинально отдернул руку. Дин деловито оттер его плечом:
- Против призрака это будет бесполезно. Разве что шум привлечет внимание, и призрак поспешит убраться, чтобы его не заметили. Я же уже говорил тебе, чтобы уничтожить призрака, нужно найти труп прародителя и сжечь его. Или же уничтожить какую-то вещь, которая привязывает мертвяка к нашему миру. А пока самое реальное средство в борьбе с ними – вот, - и он достал из угла багажника небольшую канистру и увесистый холщовый мешок. – Святая вода и соль. Уничтожить не уничтожит, но отпугнет точно.
Видимо, на лице Сэма слишком явно отразилось разочарование, потому что Дин рассмеялся:
- Не расстраивайся, малыш, возможно, эти шумные штуковины нам тоже пригодятся. Если у нашего призрака есть защитники из плоти и крови, - и добавил уже тише. – Я к этому все больше склоняюсь.
- Так каковы твои… наши планы? – спросил Сэм уже после того, как братья перекусили очередным сухим пайком, извлеченным из бездонной сумки Дина. Старший брат с минуту не отзывался, сосредоточенно глядя на дорогу, по которой выруливал к заброшенной фабрике.
- То, что мы с тобой видели, - это ширма, - наконец, сказал он. – Пустые фабричные стены. Где-то должны быть склады, гаражи, еще какие-то подсобные помещения. Я хочу взглянуть в лицо нашему бесплотному другу. Его внешний вид может подсказать нам, где упокоены его бренные кости. Да и вообще, никогда не помешает узнать противника в лицо.
Сэм возражать не стал. Каково бы ни было безумие его старшего брата, оно было… весьма разумным.
Однако они обошли здание мебельной фабрики не один раз – и не увидели ничего нового с прошлого посещения. Все те же высокие, разрушающиеся стены, между которыми гуляет эхо, полумрак, крыша, обвитая плющом, сквозь которую в прохладу фабричного «колодца» пытался проникнуть солнечный свет. Сэм сначала ходил за Дином, наблюдая, как тот пытается что-то отыскать. Потом ему надоело вглядываться в несуществующие следы, и он пошел к выходу. Туда, где раскаленный воздух вытеснял мрачный сумрак, но не настолько, чтобы обжигать кожу. Он машинально ощипывал зеленые листочки плюща, пиная слегка выступающую из пола железяку, и смотрел на быстро передвигающегося по огромному помещению брата. Сэм размышлял, что же, черт побери, делать с теми чувствами, которые этот засранец начал у него вызывать. Ни плющ, ни железяка, ни тем более солнце ответа дать ему не могли. Он попытался испепеляющим взглядом посмотреть на пол, дабы изничтожить безответный кусок металла, как вдруг замер, а потом завопил во всю мощь своих легких:
- Дин, иди сюда!
Акустика пустого помещения усилила и без того мощный вопль Сэма, и присевший на корточки Дин от неожиданности, потеряв равновесие, упал на пол. Подходя к брату, он чертыхался и потирал локоть. Сэм с беспокойством смотрел на Дина: пострадала опять та самая, раненая рука. Беспокойство, кажется, имело под собой основания: свеженамотанный бинт слегка потемнел. Сэм собирался было потребовать, чтобы брат размотал руку и продемонстрировал состояние пореза, но Дин умело отвлек его, зло спросив:
- Ты что, решил продемонстрировать мне объем своих легких? Поверь мне, я знаю, что он у тебя, как у небольшого слона.
Обидевшись, Сэм просто ткнул рукой в железную полосу, едва заметно выдающуюся из пола. Жаль, что Дину не понадобилось дополнительных объяснений, ведь Сэм уже готовился произнести уничижительную речь о скудоумии братца.
- Рельсы… - словно завороженный, прошептал Дин.
И в самом деле, перед ними были рельсы местной узкоколейки, по которым наверняка на фабрику доставляли сырье со склада. Вероятно, кто-то хотел уничтожить приметы пути к этому складу, но здраво рассудил, что скорее обратят внимание на «траншеи» в полу, чем на почти не заметные железные полосы. Братья распахнули тяжелые ворота, чтобы увидеть, как железные полосы уходят в землю. Кто-то очень старался скрыть малейшие следы, ведущие к складам, – те явно находились на каком-то удалении от фабрики, поскольку поблизости, на расстоянии видимости, никаких подсобных помещений не наблюдалось. Примерно было понятно, куда ведут рельсы до забора, тем более, что проем там был замаскирован не очень удачно, выделяясь на фоне потемневшей от времени кирпичной стены. Однако дальше проследить их было невозможно. Сэм обернулся к брату и с надеждой спросил:
- Что будем делать?
Тот спокойно ответил:
- Стой здесь, я сейчас вернусь.
Сэм послушно застыл на месте, пытаясь представить себе, куда могут уходить эти рельсы. Дин вернулся быстро, и, только увидев в его руках портативный металлоискатель, Винчестер-младший осознал две вещи. Во-первых, он, не сомневаясь, подчинился приказу старшего. А во-вторых, он так же ни на секунду не усомнился в том, что Дин придумает сейчас какой-нибудь выход из положения.
Пока Дин, орудуя своим прибором, медленно, но верно продвигался вдоль зарытых в землю рельсов, Сэм ходил вокруг него, вглядываясь сначала в лес, потом в домишки Брайансетвиллоуза. Да-да, узкоколейка проходила чуть ли не по главной улице города. Там, где Винчестеры ни за что не стали бы искать склад. И остановились они у здания, которое находилось в паре домов от того «особняка», который они выбрали своим временным домом. Конечно же, они видели это каменное здание. Братья переглянулись.
- Я думал, что это что-то вроде тюрьмы, - тихо произнес Дин. Сэм усмехнулся:
- А мне казалось, что это старая школа.
- Однофигственно, - ответил Дин и плечом нажал на большую дверь, в которую «уходили» рельсы. Он не ожидал, что та сразу подастся внутрь, и еле устоял на ногах. Затем ему все-таки захотелось упасть в обморок – из-за запаха, который обрушился на них. В нем смешались все мыслимые зловония мира: разлагающиеся трупы, протухшая еда, фекалии и снова трупы… Сэм вытер мгновенно заслезившиеся глаза и вопросительно посмотрел на брата.
- Надо идти, - пожал плечами тот и задрал на себе футболку так, чтобы она прикрывала ему нос. Засмотревшийся на мускулистый плоский живот Сэм не сразу сообразил сделать то же самое, но через несколько секунд храбро устремился за братом в очередную темноту.

Если бы кто-то вдруг заглянул в сознание доктора медицины, заместителя главного врача клиники «Пойнтвью» Уилфреда Манна, то увидел бы там только темноту. И в этой темноте огненными буквами горело одно имя – Винчестер. Он предпринял столько усилий, чтобы найти этого слишком прыткого засранца и вернуть обратно, за двери под крепкими засовами. И никаких трепетных дежурных медсестер, которые без сомнения поведутся на большие испуганные зеленые глаза и мольбу послать и-мэйл Как бы ни запиралась сестра Мэри, вычислить пособника в побеге было совсем нетрудно. Хотя какая там пособница, обвел ее Винчестер вокруг пальца – и все. Нарассказывал девушке слезливых историй, а сам личный ноутбук увел. По крайней мере, так психиатр думал до последнего времени.
Однако теперь у Манна складывалось такое впечатление, что помогают чертову Дину Винчестеру все, включая силы природы. Не иначе как в помощь Винчестеру была спущена такая жара, из-за которой у людей буквально плавятся мозги, и они не способны выполнять свои прямые обязанности. А этот полицейский Трегг, который предпочел погибнуть, но не сдать беглого психа? Он же ему никто. Маразм какой-то. Несомненно, больницу надо расширять, набирать новых сотрудников, поскольку число сумасшедших в этой стране значительно увеличилось. Кроме того, выяснилось, что безумие – это заразно. Хорошо, хоть его, Уилфреда Манна, эта зараза обошла стороной. Он выполнит свою миссию, и тот, кто хочет, чтобы Дин Винчестер сидел за решеткой, может быть уверен: парень никогда оттуда не выберется.
Манн плотоядно подумал, что можно сделать в изолированном пространстве со своим бывшим пациентом. Особенно учитывая то, что в его заведении содержалось немало ублюдков, которых родственники спрятали от правосудия за стенами клиники, лишь бы те не замарали имя семьи. Насильники, убийцы, садисты – он их немало повидал. Кто из них не обрадуется, если в его распоряжении окажется такой вот красавчик?
Манн силой заставил себя отвлечься от мыслей, полных крови, криков боли и обнаженной избитой плоти. Он посмотрел на телефон Трегга, который держал в руках. Тот раз за разом беззвучно высвечивал на экране телефоны полицейского управления, чередуя с именем «Сэди». Психиатр был очень рад, что развитие мобильной техники не стоит на одном месте. Маленький девайс, установленный на позаимствованном телефоне, не давал поисковым средствам определить местонахождение сотового. Манн представил себе ошеломленные лица копов, которым средства слежения сигнализировали, что телефон находится то в Свазиленде, то в Японии, а то в Сибири. Он бы позлорадствовал, но ему не нужно было моральное превосходство. Ему нужен был один только звонок.

Сэм уже минут десять сомневался в том, что ему нужно было переться на этот склад. Что ему нужно было бросаться в Мичиган, услышав имя своего брата. Что ему нужно было иметь брата. Что ему нужно было вообще рождаться на свет. Дикий запах раздирал горло и глаза. Казалось, что все вокруг заставлено огромными цистернами, в которых готовятся все грехи рода человеческого, издавая немыслимое зловоние.
Он остановился и закашлялся, сгибаясь пополам. Больше всего ему хотелось выцарапать у себя возможность чувствовать запахи. Поэтому Дин, подошедший к нему, как ни в чем не бывало, его просто вывел из себя.
- Ты заметил вон там вот… - Дин показывал рукой куда-то вглубь здания. Сэм не дал ему договорить.
- Нет, ни хрена я не заметил, я не могу здесь видеть! – проорал он, бросаясь на пол. На что он надеялся – что зловонный запах концентрируется только сверху?
Зато ему сразу же отлично стал виден пол в радиусе нескольких десятков метров, а также лежащий неподалеку ошметок мяса…
- Вот черт, - просипел он. Дин подошел к тому, что выглядело выдранным куском плоти, и присел на корточки. Протянул было руку, но брезгливо поморщился и отдернул ее. Тем не менее, движения перебинтованной руки хватило, чтобы кровь, вновь начавшая сочиться из раны, каплей упала на пол. И тут же из угла склада послышалось шипение. Братья оглянулись и увидели перед собой чудовищное создание, будто сошедшее с полотна безумного художника. Оно словно пыталось вглядеться в кровь на полу, затем начало приближаться.
Сэм вообще-то с детства не был пугливым мальчиком. Он рос с уверенностью, что любому злодею достаточно засадить с ноги – и больше никто к тебе не прицепится. Но то, что надвигалось на него, вселяло какой-то доисторический ужас. Он слышал от Дина пересказ истории миссис Пайкрофт, ее бред про глаза на стебельках – черт, это оказалось не бредом! Надвигавшееся на них чудовище было совсем голым, но скрывать ему, похоже, было нечего. Оно было бесполым, длинным, покрытым бело-розовой кожей, передвигалось на длинных тонких конечностях – кажется, без коленных суставов, на морде, по форме напоминающей молоток, ощеривался только рот с острыми, словно заточенными зубами. Чудовище внезапно подняло руки к глазам – и вопль ужаса застрял поперек сэмовой глотки. Глаза оказались прямо там, посередине ладоней, они держались на тонких нервах, похожих на стебельки одуванчика. Чудовище поднесло глаза к тем местам, где должны быть глазницы, поводило туда-сюда слепой башкой – и уверенно пошло по направлению к незваным гостям. А если быть точнее – именно к нему. Вероятно, лежащий на полу человек показался ему более доступной добычей. Правда, Сэм немедленно вскочил, и запах его уже мало волновал: адреналин сработал лучше респиратора. Вспомнив наставления Дина, он засунул руку в набитый солью карман и бросил в сторону призрака. Призрак что-то прошипел, но даже не остановился.
- Эй, - не отводя пристального взгляда от надвигающегося монстра, в сторону Дина сказал Сэм. – Слушай, а разве призрак не должен копировать своего мертвяка? Этот чего-то не особо похож на старика Джефферсона. Э, смотри, у него топор!
И действительно, Винчестеры не обратили внимания на то, что было зажато у призрака в локтевом сгибе, отвлеченные его кошмарной внешностью. Теперь же он разогнул руку и переложил топор в ладонь.
- Кристо! Кристо! – заорал бегущий по направлению к нему Дин. В это время призрак замахнулся топором на Сэма, тот машинально присел – и смертельное лезвие просвистело рядом с ухом. По инерции призрака занесло вслед за топором, и он натолкнулся на свою жертву. «Бля!» - вырвалось у Сэма, он потер плечо, которое монстр едва не снес своей тушей. И тут же замер. Он понял, что все это значило. Он быстро посмотрел на брата – тот застыл в двух шагах от него. Уголок рта дергался в нервном тике, глаза метались от монстра к Сэму, видимо, в лихорадочном размышлении, кто же из них опаснее. Еще бы – ведь Сэм понял, на своей шкуре прочувствовал, какой Джефферсон призрак. Очень плотный и вполне себе материальный.
Монстр, как оказалось, вовсе не обладал чудовищной силой. Пролетев за топором, он упал и теперь пытался встать, загребая ногами и руками, словно огромный паук. Преодолевая отвращение, Сэм осторожно подошел к нему. Чудовище подняло голову и внезапно оскалило зубы – длинные, острые… такое впечатление, что искусственные.
- Очень страшно, - пробормотал Сэм Винчестер, на самом деле совершенно переставший бояться, едва убедившись в материальности чудовища. Он выхватил топор, вонзившийся в пол, из слабой хватки монстра и ударил обухом того по затылку. Чудовище обмякло.
- Мастерский удар, - одобрительно сказал Дин, намереваясь подойти к брату.
- Стой, где стоишь, - предупредил его твердо Сэм.
- Не понял.
- Мы с тобой уславливались: ты мне доказываешь, что нечисть существует, и тогда мы с тобой вместе решаем, что делать дальше. А иначе – я возвращаю тебя людям в белых халатах.
- Тебе не хватило вот этого? – Дин показал на монстра, розовым мешком лежавшего у ног Сэма. Брат наклонил голову:
- И кто это, по-твоему? Ктулху?
- Это? – Дин заметно смешался. – Ну, я думаю, это что-то новое, может быть, это…
- Старикашка Джефферсон, - спокойно оборвал его лепет Сэм. – Он и никто другой.
Изображение
- Да ладно, - неубедительно хмыкнул Дин. – Это же явно не человек…
- Это Джефферсон. Я все думал, когда же ты перестанешь валять дурака, когда признаешься, что придумал этот миф о призраках, - Сэм отошел к двери. – Ведь все было так ясно. Лакокрасочное производство, которое настолько дешево, что все деревообрабатывающие фабрики Мичигана предпочитают обращаться именно сюда. Почему оно дешевое? Потому что использует опасные для здоровья технологии, которые никто не рискует применять в больших городах. Потому что здесь используют толуол. Спроси местных жителей, что такое толуол – и они подумают, что это смазочное масло для двигателей «Формулы-1», - немного истерично проговорил Винчестер-младший. – Здесь никто не знает, какой вред может нанести эта ядовитая хрень работнику. Они валили все на древнее проклятие – что в семьях рождаются сплошь уродцы и инвалиды. А Джефферсону было откровенно плевать на то, что на местных кладбищах увеличивалось количество детских, да и не только детских могилок. Однако ядовитые испарения явно и на его мозг повлияли. Ну и вот вам результат – уродство. Так что, брат, никакой нечисти. А тебе все-таки необходимо лечиться. С твоим арсеналом… ты реально опасен. Поэтому ты пока посиди здесь, последи за этим уродцем, а я вызову кого надо.
И он начал пятиться к двери, внимательно следя за братом. Однако тот и не думал бросаться в погоню. Дин стоял неестественно прямо, опустив руки, и смотрел вслед брату пустым взглядом. Наверное, так смотрят самоубийцы, у которых к декабрю начинают болеть шрамы. Они уже умерли, и в этой жизни их уже ничего не интересует. Сэм не стал долго раздумывать о значении этого мертвого взгляда, уверяя себя, что делает так, как лучше для брата. Не глядя, он пяткой толкнул тяжелую дверь – и тут же почувствовал сильный удар по затылку, а потом не было ничего.

Зато Дин Винчестер отлично все видел. Он видел, как его брата ударили пистолетом по голове, и тот рухнул как подкошенный к ногам напавшего. Дин ринулся к ним, но тут же перед его глазами возникло черное неумолимое дуло.
- Нет-нет, - спокойно сказал вошедший, в дополнение к своим словам покачав стволом. – Тебе же велели стоять на месте. Мне бы абсолютно не хотелось разносить твое красивое личико в ошметки, но если ты сделаешь еще хоть шаг – я нажму на спусковой крючок. Учитывая скорость пули, тебя даже по зубам опознать не смогут. Впрочем, мы не оставим никому и таких улик. Вон в том чане забавная смесь, которая растворяет даже кости.
Дин застыл на месте, с ненавистью глядя на незваного визитера
- Вот и правильно, умный мальчик. Да и твой младший братец тоже с мозгами, - одобрительно проговорил их друг, бармен Джозеф, который, кряхтя, оттаскивал Сэма к стене. Однако стоило Дину дернуться, как он тут же отпустил свою ношу и вскинул пистолет. Усадив бесчувственного Сэма у стены – бедняга сразу начал заваливаться набок, - Джозеф выпрямился, выдохнул и улыбнулся Дину:
- Подумать только, он в самом деле все правильно вычислил. Помнишь рассказ про санинспектора, который первым увидел призрак моего папашки? Тут все было немного не совсем так. Дело в том, что сначала к нам нагрянул этот долбаный инспектор. Оказывается, нас давно уже пасли. Городские умники догадались, что не все так чисто с нашими дешевыми лаками и красками. А может, кто из конкурентов стуканул. Пришлось этого шпиона познакомить с кое-какими ингредиентами нашего производства – от того даже косточек не осталось. После этого мы с маман и братом смылись, а папашка не смог. Типа, здесь, на фабрике была его жизнь. Он часто мне рассказывал, как уже в три года бегал сюда смотреть на работы. Сентиментальный старый хрен.
- Как вам удалось замести следы? – настороженно глядя на пистолет, осведомился Дин. Джо ухмыльнулся:
- Спасибо, что спросил. Как ни странно, шум вокруг исчезновения инспектора так и не поднялся. То ли парень был реально засланцем конкурентов, то ли вынюхивал все на свой страх и риск. Может, бабки с нас хотел срубить. В любом случае, я вернулся – проведать родителя, а также посмотреть, нельзя ли снова запустить фабрику. Но, вот фигня, прошло уже десять лет, и все круто поменялось. Народ из города разбежался, а папашка так надышался своего толуола и нажрался лаков и красок, что превратился в монстра. Он скрывался на этом складе все это время, совершенно тронулся и жрал крыс, кошек, а также… не брезговал и теми, кто случайно оказывался недалеко отсюда. Черт, я реально не знал, что эти его химикаты настолько ядовиты! – Джозеф сказал последнюю фразу с нотой восхищения, бросив взгляд на распростертого неподалеку папашу. – Но ест он со строгой периодичностью, поэтому, закусив миссис Пайкрофт, он еще некоторое время будет переваривать ее. Так что твой братец проживет еще денька три-четыре, пока его не опробуют на зуб. А потом настанет и твой черед, малыш. Если, конечно, ты не убедишь меня в том, что тебя стоит оставить в живых. Безразмерная задница Молли мне давно уже приелась, - Джо усмехнулся. – Что морщишься? Не ожидал, что все это организовал я, а, мистер сыщик?
- Ну как же не ожидал, - улыбнулся Дин ошеломленному бармену. – Я давно понял, что это ты. Еще когда увидел газету с портретом Сэма у миссис Пайкрофт. Эта газета была датирована тем же днем! Каким образом она могла попасть в Брайансе… бля, в ваш занюханный городишко, если никто отсюда давно не выезжал? Я сразу понял, что это полное гонево. Кто-то должен был ездить в центр, а кому, как не тебе, нужно было пополнять запасы спиртного и еды каждый день? Ведь это ты должен был спаивать своих соотечественников, чтобы они помогали тебе ловить и скармливать путников твоему папаше, который окончательно деградировал под воздействием толуола и стал жрать себе подобных? – посмотрев на Сэма, который завозился у стены, Дин поправился. – Ну, про толуол я все-таки не вычислил, я думал, ты скармливаешь людей призраку.
- Ну-ну, складно говоришь, - кивнул ему Джозеф. – Я верил, что ты, парень, отнюдь не прост. Клив Баркер, Крис Баркер, ха-ха-ха. Мы тут все-таки и книги, и газеты читаем. Только что-то ты даже не попытался меня разоблачить.
- Ну как же, - Дин не прекращал улыбаться. - Я всячески пытался тебя разозлить. Я пил в твоем баре и не платил, я жег костры прямо в городе, я… да много чего делал. Но ты все терпел – и я знал почему. Тебе нельзя было вступать со мной в конфликт. Ты должен был сохранять со мной хорошие отношения, чтобы, когда папочка снова захочет есть, скормить ему меня. Тот несчастный парнишка, набросившийся на нас с ножом, просто хотел избавить нас от страшной участи, заставить уехать отсюда. Но тебе удалось помешать ему, изобразить себя нашим спасителем, а ты и правда спасал – еду для папаши!
- Откуда вот только ты узнал, что мне этот красавчик папашкой приходится? – Джо недобро прищурился. – Я не говорил, что мое настоящее имя…
- Дэвид Джефферсон, - закончил фразу Дин. - Как я выяснил твое родство? Да очень просто. Вы были самой богатой семейкой в этом городе. Только Джефферсон мог бы без устали поить за свои деньги остальных горожан, пусть их всего четыре десятка. Только Джефферсон стал бы кормить путниками Джефферсона! – Дин повышал тон с каждой новой фразой, но закончил вполне буднично:
- В конце концов, я видел твои фото в интернете.
- Тьфу, - сплюнул Джозеф. – Ну, конечно. Моя линия через тот долбаный дом проходит, где вы поселились. Ладно, проехали, это уже неважно. Карты открыты, скоро я подам папашке основное блюдо. Сам понимаешь, малыш, сыновний долг…
Дин наклонил голову:
- Да, это единственное, чего я никак не мог понять – зачем тебе это нужно. Зачем ты зависал здесь и скармливал проезжих, а если их не было, то и жителей городка, своему папаше. Все ценности твоя семейка и так вывезла, добиваться завещания на фабрику толка не было – кому нужна сейчас эта фабрика, производство не восстановишь. Ответ лежал на поверхности, но я просто не мог в него поверить. Я готов был предположить что угодно – деньги, шантаж, заложники, но… Тебе просто нравилось! Невероятно, тебе просто нравилось скармливать живых людей своему отцу, превратившемуся в монстра. Сэм, ты можешь себе представить такое? – он повернулся к брату, сидевшему у стены. И тут же вскрикнул. – Сэм, у тебя есть пистолет? Так стреляй же!
Услышав это, Джозеф всем телом повернулся к Сэму, который, поняв замысел брата, тут же откатился на пару метров в сторону.
Дин, сумевший отвлечь внимание Джефферсона-младшего, словно тигр бросился на него через всю комнату. Ему удалось главное – выбить из рук Джо пистолет. Но потом они покатились в схватке через весь склад. Силы были примерно равны, но бармену словно придавало сил его безумие. Дин никак не мог отцепить от себя Джо, и в результате оказался под ним, ощутив на своем горле цепкие руки.
- Сэм, - прохрипел он, - Сэмми, помоги…
Но бармен продолжал его душить. У Дина поплыли разноцветные круги перед глазами, в отчаянной попытке освободиться он отдирал от себя сильные руки, уже не обращая внимания, как по телу ползет что-то ледяное… И вдруг его шею отпустили, человека над ним резко дернули за волосы назад, и кошмарное чудовище вцепилось зубами в беззащитную шею. Дин, откашливаясь, резко откатился в сторону – и вовремя: фонтан крови из перекушенной почти пополам шеи очертил красную окружность радиусом в пару метров. Винчестер стоял, не в силах двинуться с места, и ошеломленно смотрел, как отец пожирает своего сына. Одно чудовище уничтожало другое. Однако, почти полностью сожрав шею Джозефа, Джефферсон-старший не стал продолжать трапезу. Поднявшись, он, шатаясь, направился к Дину, завороженно следившему за ним. Тот в панике сделал шаг назад, и в то же время грянул выстрел. Второй… третий… Монстра-человека отнесло выстрелами к противоположной стене. Грудной клетки у него уже практически не существовало. Дин быстро подошел и потыкал в него носком ботинка.
Вблизи монстр оказался не настолько фантастичным чудовищем, каким привиделся Винчестерам в панике или шокированной миссис Пайкрофт. Никаких глаз на стебельках не было – просто череп деформировался настолько, что глазные впадины «съехали» вниз, и Джефферсон вынужден был руками задавать направление взгляда, передвигая ставшими хрупкими лицевые кости. Постоянное сильное отравление высокотоксичными веществами спровоцировало сильные изменения во внешности этого человека. Кожа полностью переродилась, она почти вся была покрыта розовыми язвами и струпьями, суставы распухли или атрофировались, фаланги стали узловатыми, крючковатыми, ногти превратились в когти, нос провалился, черные гнойники уже нельзя было назвать губами. И это создание было полностью, бесповоротно мертво.
Сомнений не было: они уничтожили проклятье Брайансетвиллоуза. Это дело можно было считать закрытым.
Он радостно обернулся к Сэму: тот держал пистолет Джозефа, отлетевший в угол комнаты во время драки. И теперь дуло этого пистолета было нацелено прямо Дину в лоб.
- Послушай, Сэм, не глупи… - жизнерадостно начал он и осекся. В лице Сэма не было ничего, наводившего на мысли о веселье.
- Я не глупю… не глуплю, - резко ответил он, и эта дурацкая ошибка никого не развеселила. – Ты ненормальный. Ты готов убивать людей, обвиняя их в том, что они – нечисть, призраки, инопланетяне… кто еще? Злые духи?
Дин неверяще уставился на него:
- Послушай, но ведь это ты прикончил этого старикашку. Это ты топориком сначала его облагодетельствовал. Мне кажется, ты куда опаснее меня.
Сэм пропустил разумные доводы мимо ушей:
- Я убивал человека, который стал опасным. Ты же готов кого угодно, кто тебе не нравится, объявить врагом. Удивляюсь, как ты меня еще не назвал призраком.
- Тебя? – Дин развел руками. – По-моему, это ты рехнулся.
Сэм качнул в его сторону пистолетом.
- Давай. Надо эти два тельца спустить в тот чан, про который упоминал бармен. Я не хочу на пару с тобой оказаться в доме с решетками на окнах.
Найти смесь, по свойствам напоминавшую концентрированную кислоту, ничего не стоило. Вымотанный Сэм, испачкавшийся в чужой крови и начавший прихрамывать, остановился у двери.
- Ты пока отдохни здесь, я пошел вызывать полицию. Когда вернусь, провожу тебя в наш домик. Я недолго, старайся глубоко не вдыхать.
И он вышел на яркое солнце, провожаемый мертвым взглядом, в котором поселилась тьма.
Через полчаса на телефон лейтенанта Трегга поступил долгожданный звонок.

Особняк, который временно заняли братья Винчестеры, узнать было несложно. Еще один гость Брайансетвиллоуза определил его с первого взгляда. Человек, явившийся на захват Дина Винчестера, явно был очень уверен в своих силах, поскольку решил действовать в одиночку. Черный плащ, развеваясь за его плечами, делал этого человека похожим на ворона, хищного ворона, летящего к своей добыче.
Он не задержался ни на секунду, чтобы оглядеться на местности, чтобы постучаться – сразу же распахнул дверь и быстро вошел в дом. Ему навстречу из полумрака шагнула высокая фигура.
- Доктор? - удивленно спросил Сэм Винчестер. – Но я ждал лейтенанта Трегга…
Без слов психиатр повел рукой – и парня впечатало в ближайшую стену.
- Что за хрень? – ошеломленно воскликнул Сэм, но ответом ему стали только подернувшиеся черным глаза Манна. Тот отвернулся от распятого на стене парня и посмотрел вперед.
Сэм сделал все, как и обещал. На диване в гостиной лежал Дин Винчестер, его нетрудно было узнать, даже сзади, по телосложению и вихрастой прическе. Руки парня были заведены назад и стянуты в локтях веревкой.
- Дин Винчестер, - с удовольствием проговорил вошедший. Сейчас он не казался таким уж старым и дряхлым. Словно внутри появился какой-то стальной стержень, заставивший держаться прямо, вздернуть подбородок. – Очень рад тебя видеть. Особенно в таком положении.
- Мистер Манн, - отозвался пленник лицом в подушку. – Я не так уж долго был знаком с вами. Помнится, вы меня оглушили и спустили с лестницы, а потом пытались внушить мне, что я… кто там? Фермер в штате Айдахо? А когда не удалось, вы увезли меня в психушку. Не скажу, чтобы я жаждал продолжить знакомство.
- Да, история нашего знакомства непохожа на историю любви, - улыбка расползлась по лицу Манна. Он подошел еще ближе к пленному. – Но я постараюсь это исправить. Думаю, стоит тебе задержаться в нашем заведении подольше, чем на один день, и ты будешь любить меня всей душой.
- Поздравляю тебя, Сэм, - мрачно сказал Дин, перевернувшись лицом к вошедшему. – Ты так мечтал увидеть что-то сверхъестественное? Посмотри, перед нами редкая пташка – демон. Эти твари вселяются в тела обычных людей, и опознать их можно только… Ага, спасибо, мистер Манн за наглядное пособие. Опознать их можно по глазкам. Видишь этот великолепный глубокий черный цвет?.. – и без всякого перехода Дин сказал: - Дурак ты, Сэмми.
Демон широкой ухмылкой подтвердил диново мнение о брате.
- Не такой уж я и дурак, - обидчиво ответил младший брат. – Если господин Манн посмотрит под ноги, то поймет, что не сможет сдвинуться оттуда.
Ошеломленный Дин сел, скособочившись, на диване. Манн непонимающе опустил глаза: под его ногами краской была нарисована пентаграмма – ловушка для демонов. Он оскалился, как собака, и рванулся вперед, однако невидимая стена не пустила его. Точно то же самое произошло, когда он пытался пробиться назад. Манн вперил взгляд в сползающего по стенке Сэма и заорал странным голосом – как будто двойным, словно внутри него была пустота, в которой возникало эхо:
- Вы поймали меня – и что? Одно мое слово – и мне на помощь ринется самая отборная рать ада! Вы не справитесь с войсками Азраила и Бегемота. И даже люди не придут к вам на выручку. Потому что вам никто не поверит. Машина уже запущена. Один из вас – беглый наркоторговец, другой – беглый псих. Только я смогу все исправить! Отпустите меня – и я решу все проблемы. Ведь никто не знает, что все эти статьи и рассказы о клинике были подставой. Кроме того теперь уже мертвого идиота, который повелся на обещание купить для его участка пару лишних компьютеров.
И тут со стороны двери раздался удивленный возглас.
- Как, только пару? – спросил лейтенант Артур Трегг, входя в дом. – Я рассчитывал не меньше, чем на пять. Плюс модернизированные рации для всех дежурных машин.
Шеф убойного отдела мичиганской полиции выглядел весьма здоровым и довольным жизнью:
- Здравствуйте, преступнички, - отсалютовал он Винчестерам. – Ладно, без обид, знаю я, что никакие вы не наркоторговцы и не сумасшедшие. Прежде чем поставить часы на обратный отсчет, господин доктор меня ввел в курс дела. Самонадеянный у нас доктор, да.
- Но как? – проскрежетал демон. - Как? От тебя там должны были остаться одни кровавые брызги….
Трегг пожал плечами и улыбнулся – радостно, свободно:
- Сэди. Я бы не сказал, что спасение пришло, откуда не ждали. Сэди всегда приходит на помощь.
- Сэди? – опять послышался голос, похожий на скрежет давно заржавевших деталей допотопного механизма. – Да что может долбаная домохозяйка?
- Сам ты домохозяйка! – в голосе, явно мужском, слышалась обида. – За домохозяйку схлопочешь дополнительно, урод!
И рядом с лейтенантом Треггом встал сержант Дорсет, Седрик Дорсет, Сэди. Любимый человек Артура Трегга, самое надежное плечо, на которое можно опереться.
- Я так и знал, что его нельзя одного никуда отпускать, - сказал Дорсет. – Поэтому после его эпического провала с засадой на Дина, я решил присматривать за ним. Так что я видел, как ты затащил Артура в тот дом. И успел вытащить его оттуда, в самый последний момент. И ты мне еще, урод, за это ответишь. Тут Артур говорил, что ты вроде как не человек, но у меня огромное желание влепить тебе пулю между глаз и приписать сопротивление при аресте.
И Дорсет достал из кобуры пистолет, небрежно помахав им. Манн презрительно прищурился:
- Маленькая воинственная обезьянка пытается защитить своего хозяина. Ха-ха-ха. Да, я очень жалею, что не удалось разобраться с твоим лейтенантиком. Я был уверен, что его кишки развешаны по всем деревьям в округе.
Дорсет нахмурился, его живое улыбчивое лицо словно окаменело.
- Слушай, гад, не провоцируй меня, - теперь пистолет смотрел на психиатра более прицельно.
- Ну что же, стреляй, идиот, стреляй! – и демон, хохоча, развел руки, подставляя свое тело пулям – пулям, которые не смогут уничтожить его сущность, ранив лишь человеческое тело.
Выстрел не заставил себя ждать, хотя Сэм и Дин закричали новому пришельцу: «Бесполезно!» И тут же демон завопил нечеловеческим голосом, завыл от нестерпимой боли. Он начал корчиться, хватать себя руками, словно пытаясь вырвать у себя из тела куски плоти. Затем он запрокинул голову, открыл рот – и оттуда вырвался черный столб, ушедший в небо. Тело доктора медицины, психиатра Уилфреда Манна глухо рухнуло на пол.
Трегг быстро подошел к телу и наклонился над ним, проверяя пульс. Затем выпрямился, покачав головой. Вопросов ему никто не задал. Тем более, что Дин и Сэм были поражены другим.
- Соль, - одним словом ответил сержант Дорсет на потрясенные выражения лиц братьев Винчестеров.
- Но откуда… - промямлил Сэм, хотя Дина уже, похоже, осенило.
- Я хороший человек, - улыбнулся лейтенант Трегг. – Питер Смит передал твое послание, Дин. Он сказал, что демоны очень не любят соль.

Они расположились во дворе дома – полицейским внутри казалось чересчур мрачно и холодно. Они предпочли духоту жаркого вечера. Винчестеры не спорили, хотя для Сэма этот дом, который был свидетелем прошлой ночи, стал почти родным. Братья, не сговариваясь, умолчали о Джефферсонах. Свое появление в Брайансетвиллоузе они объяснили тем, что хотели отсидеться в какой-нибудь дыре, где бы их даже искать не стали.
- Мы решили, что здешние обитатели сочтут нас бесплатным цирковым представлением, и не донесут на нас. Что, собственно, и случилось, - пояснил Сэм. Ему показалось, или Дин в самом деле посмотрел на него с гордостью?
Свои ранения Винчестеры мотивировали некоторыми личными разногласиями. Улыбки обоих полицейских показали, что те позволили себе не поверить братьям. Однако докапываться стражи порядка до них не стали. Видимо, им и без этих подробностей хватило впечатлений.
- Я уже не знаю, кто я в этом мире, - признался Винчестерам Артур Трегг, задумчиво растирая пальцами стебелек травы. – Когда этот ублюдок заявил мне, что он – демон… почему-то я поверил ему с первого же слова. Не поверишь тут, если тебя со всеми твоими восемьюдесятью килограммами словно пушинку подбрасывают в воздух. А потом на этого чертова демона вдруг напала откровенность…
- Он рассказал вам, для чего это все было затеяно? – заинтересованно вскинул голову Дин, который стоял, подпирая заборчик. Сэм же устало валялся на траве, справедливо решив, что этим джинсам уже ничего не страшно.
- Да, - кивнул лейтенант.
- Расскажите, - попросил Дин. Трегг нахмурился:
- Я попробую…

Забавно, что в последние минуты своей жизни лейтенант Трегг не стал подводить никаких итогов и вспоминать близких людей. Он был убежден, что скоро умрет, но даже перед смертью он хотел узнать правду.
- Ты не хочешь покаяться, воззвать к Господу? – удивился Манн, приостанавливая часы.
- Я хочу знать, в чем дело. Зачем ты пришел ко мне, и что на самом деле случилось с братьями Винчестерами, - упрямо повторил Трегг.
- Ну надо же, - пожал плечами Манн. – Хорошо. Это будет… поучительно.
Еще забавнее было то, что лейтенант Трегг выслушал рассказ об устройстве мира, в котором существуют демоны и охотники на демонов, без малейших сомнений в правдивости рассказчика. А еще… он жалел, он в самом деле очень жалел, что узнал об этом только сейчас, за минуты перед гибелью. В таком мире жить было интереснее.
Когда Манн закончил свой рассказ тем, что братьям Винчестерам решили стереть память, Трегг удивился:
- Вы могли просто убить их, зачем идти таким долгим путем?
Манн улыбнулся ему, как несмышленому ребенку:
- Дело в том, что существуют не только демоны, но и ангелы. Сюрприз-сюрприз! Они в любом случае вернули бы Винчестеров обратно на землю. Но те бы уже знали, как с нами можно бороться. Зачем давать им карт-бланш? Вот тогда и возникла великая идея: заставить ублюдков вообще забыть о своем предназначении, о своей судьбе. Несколько пассов, несколько слов – и все. Парни живут своей долбаной жизнью в домике с белым заборчиком… Их никто не трогает, но и они никого не трогают. Но возникла проблема.
У нас не получилось.
Он походил туда-сюда перед Треггом, погрузившись в свои мысли.
- Никто так и не понял, что пошло не так. Поймать их не составило особого труда, как и наложить заклинания. Сэм с готовностью забыл Дина – вернее, мы думали, что с готовностью, а оказалось, что не очень-то. А вот Дин не желал отрекаться от своего прошлого и маленького братика. И тогда мы объявили его сумасшедшим. Забавно, как люди верят в слова того, кто выдает себя за мозгоправа. Ты им скажешь, что человек убийца – и они проникнутся к нему симпатией. Объявишь его психом – и они возьмутся за колья.
Манн вздохнул, снова раскладывая в мозгу не поддававшуюся ему головоломку:
- Изначально мы думали, что оба братика будут жить себе да поживать где-нибудь в деревушке их личного штата Айдахо, сеять и собирать картошку, да считать психами всех, кто будет заговаривать про призраков, а ангелов и демонов видеть только по кабельным каналам. Очень уютненькая была бы для нас перспектива – заковать чертовых охотников в мягкие тапочки и фартуки. Но почему-то случилась эта долбаная промашка – мы ж не могли все рассчитать! Дин вдруг не собрался ничего забывать. Сэм почему-то побежал в Стэнфорд, только там его и ждали. Нет, в самом деле, он там год не учился и вдруг объявился. Все наши планы летели к чертям. Поэтому я даже обрадовался, когда появилась возможность вытащить Сэма из университета без глобального скандала.
- А мы, зачем понадобились мы? – спросил Трегг.
- Мы не могли найти Дина Винчестера сами. Каким-то образом попытка стереть память стерла его особые приметы. Ни один демон не мог теперь его унюхать на расстоянии. Мы были уверены лишь в том, что он не пересекал границ пентагра… границ штата. Так что, лейтенант, ничего личного. Просто бизнес, - заскучавший за рассказом Манн взмахнул рукой – и на часах снова стали сменяться цифры.

- Спасибо, - тихо произнес Дин. – Спасибо, что приехали сюда за Манном. Он мог позвать на помощь, и нам бы совсем не поздоровилось.
- Да пожалуйста. Но только у нас проблема, - Дорсет озабоченно поджал губу. – Имеется труп. Мы обязаны выяснить, кто виноват в том, что этот труп образовался. Поскольку рядом с ним были только вы… думаю, мне придется вас арестовать по подозрению в совершении убийства.
Сэм и Дин смотрели на нахмурившегося сержанта и молчали – сказать им было просто нечего. Младший брат с надеждой повернул голову к Треггу, но у того на лице было совершенно индифферентное выражение.
- Итак, вы имеете право хранить молчание, - сказал жестко сержант. - Все, что вы скажете, может быть использовано против вас, вы обвиняетесь… в излишней серьезности!
- Блин! – в сердцах произнес Дин, а Сэм только расхохотался.
- Да, ребят, лучше вам уже ехать отсюда, - сказал устало Трегг. – Скоро подъедут наши эксперты, не нужно, чтобы кто-нибудь заинтересовался вашим присутствием здесь. Я и так предчувствую массу вопросов по этому трупу.
Оба Винчестера согласно закивали.
- Слушайте, - осторожно спросил Сэди Дорсет, - а можно задать один вопрос?
- Конечно, - с готовностью повернулся Дин, радушно улыбаясь красавцу в форме. За что сразу же заработал тычок под ребра от брата.
- Скажите, а у вас нет этих палочек для амнезии?
Сэм и Дин как по команде непонимающе нахмурились. Трегг, смотря на них, в который раз удостоверился, что они братья.
- Ну, знаете, как в «Людях в черном». Нажал – и сразу забыл то, что не нужно помнить, - застенчиво улыбаясь, сказал Дорсет. – Знаете, мне почему-то не очень хочется помнить этот черный столб, вылезающий из человека. Я предпочту остаться в мире, где нет места сверхъестественному.
- Нет, у нас нет такой палочки, - покачал головой Дин. – Но если вы не захотите помнить, то и не будете. Это закон.
Трегг усмехнулся:
- Думаю, что как раз он-то и будет все помнить в первую очередь. Как вы там себя называете, ребята? Охотниками? Как бы в ваших рядах не произошло пополнения.
- Думаю, это исключительно семейный бизнес, - покачал головой Сэм, приобнимая Дина за плечи, чтобы задать ему, наконец, правильное направление – к машине и быстро-быстро из этого безумного городишки.

Каждый раз оказываясь вместе с братом в «Импале», Сэм чувствовал себя так, будто опять вернулся домой. Конечно, он никогда не говорил об этом брату, из дурацкого принципа продолжая жаловаться на бродячий образ жизни. Он и сейчас не собирался говорить ему об этом. Сэм сидел, и теплые волны воспоминаний накатывались на него, это было невероятно тепло, красиво, уютно… хорошо. С этой машиной было связано многое, и Сэм снова усмехнулся, вспомнив первый неуклюжий секс на заднем сиденье. Конечно же, не было никакого пятикурсника, это всегда был Дин и только Дин, такую причудливую замену произвела покалеченная память.
Улыбаясь своим мыслям, Сэм не сразу осознал, что в машине стоит гробовая тишина, нарушаемая лишь шумом двигателя. И она становится неприятной и напрягающей. Внезапно он понял, что не знает, что сказать. Молчание нарушил Дин:
- Ну и когда ты вспомнил?
Сэм усмехнулся:
- Аккурат в тот момент, когда Джефферсон-младший долбанул мне по голове. Я решил помирать. И внезапно почему-то показалось, что мне тебя будет очень не хватать.
Дин усмехнулся:
- Ах ты сучка, значит, сдавал ты меня уже в полной уверенности, что я не псих?
Сэм невинно ответил:
- Ну, иначе бы я не добился от тебя такой достоверности реакций. Когда ты увидел этого демона, ты чуть дом не снес от бешенства. Вот тогда тот поверил, что подставы нет, и забежал прямиком в ловушку, которую я приготовил.
- Ну ладно, с демоном у тебя ловко получилось, - нехотя признал Дин заслуги младшенького.
- Без тебя бы ничего не вышло, конечно, - поддержал его тон Сэм. – Это ты все-таки залез мне в подкорку и выудил остатки моей памяти. А я бы так и рвался назад в Стэнфорд, где через пару дней меня бы упекли в такую же психушку, что и тебя.
- Я только вот чего не понимаю, - признался Дин. – Демон бормотал что-то там про воскрешение и все такое.
- Ну да, - кивнул Сэм. – Он говорил, что они могут нас убить, но это бесполезно. Типа, нас все равно воскресят.
- Да, я это и имел в виду, - кивнул Дин. – Как ты думаешь, почему он сказал эту фигню? Что за хрень с воскрешением? Он что, имел в виду, что за нас кто-то пойдет на перекресток?
Сэм задумался:
- Не. Я думаю, это просто отмаза. На самом деле, они хотели просто вырубить нам память и заставить работать на них. С тобой у них эта фишка не прокатила, и они решили накачать тебя психотропами, авось ты в таком состоянии воспримешь их внушение… Эй, смотри на дорогу! – крикнул он, потому что Дин отвлекся. Он, повернув голову, смотрел на младшего и кивал головой, как заведенный:
- Да, отмаза, точно, - спохватившись, Дин отвернулся к дороге. – Ну, в общем, я так и знал, что ты быстро сообразишь. Все-таки это семейное.
Он еще раз покивал головой и добавил тихо:
- Демоны лгут.
Сэм расслышал его слова, но обдумывал он отнюдь не это. «Все-таки это семейное» больно ударило по нему. Как получилось так, что Дину не смогли стереть память, а он с такой готовностью забыл о своей семье, взял и выкинул из головы десяток лет, променял все на возможность начать жизнь сначала. Именно так Сэм видел произошедшее. Он чувствовал себя предателем.
Дин молча вырулил на федеральную трассу. Сэм не мог смотреть на него. Воспоминания о своем упертом поведении, о шуточках, которые он отпускал, навалились на него многотонным грузом.
- Ну и куда ты меня? В аэропорт? В Стэнфорд? Хотя что я там забыл… Может, тут, в Детройте бросишь?
Дин громко заржал, от веселья даже захлопав рукой по рулю:
- «Куда я тебя» - хороший вопрос, я потом над этим как следует подумаю.
Сэм сердито насупился – брат никак не желал серьезно воспринимать его трагический настрой и желание предаться самоуничижению. Но «Импала» быстро неслась навстречу закату, в открытое окно дул умиротворяющий свежий ветерок, принося прохладу в накалившуюся за день машину, и думать о чем-то плохом и с кем-то ссориться абсолютно не хотелось.
Дин вставил очередную кассету в магнитолу – и та неожиданно заработала. Из динамиков полилась музыка, не любимый Дином мелодичный шум, а какая-то старая, хорошая песня. Хриплый мужской голос не запел – скорее прошептал про пылающую скрипку. Сэм закрыл глаза, и в его мир вернулась музыка. Звуки настоящей жизни, которая принадлежала ему и его брату.
И когда Дин потрепал Сэма по щеке – тот и не подумал отшатнуться. А Дин внезапно посерьезнел:
- Ты спросил, куда ты поедешь? Я пока предпочитаю говорить не «я» и «ты», а «мы». У меня имеются планы на двоих, знаешь ли. Грандиозные планы. Я думаю, что мы сейчас отправимся писать самые великие песни в истории.

Изображение
--------------------------------------------

Примечания:
1. Сэм не совсем верно цитирует Пратчетта. Точная цитата гласит: «Люди всегда будут помнить песни, которые ему так и не удалось спеть. И они будут самыми великими песнями в истории». Терри Пратчетт, «Роковая музыка».
2. Для названий глав взяты цитаты из песен: Ника Кейва (Crow Jane), Стинга (Fragile), Леонарда Коэна (Famous Blue Raincoat), Soul Asylum (Runaway Train), The Doors (People Are Strange), A-Ha (Hunting High and Low), Nirvana (Come as You Are), Depeche Mode (Somebody).

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 15:46
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Клип к фику "Самые великие песни в истории".
Чтобы увидеть клип, нажмите на баннер.
Изображение

Осторожно! Видео содержит прямые спойлеры!!!

Ссылка на скачивание:

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


24 дек 2010, 16:00
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 дек 2010, 18:38
Сообщения: 118
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Читала по горячим следам, в процессе выкладки - да-да, не скрыться никому от всевидящего ока... :-D
Фик заворожил и скушал моск. По правде говоря, слэш там смотрится немного странно, словно его для галочки вставили, а вот сюжет - шикарен!

_________________
- Эй, босс! Там «колесники» гоняются за Йансоном!
- Всем флотом, что ли?
- Так точно!

(с) Звездные войны, Эпизод VI


24 дек 2010, 16:31
Профиль
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Большое спасибо за фик! Читался на одном дыхании.)
Я не очень большая любительница фиков, где кто-то из ребят страдает теми или иными психиатрическими расстройствами, но прочитав шапку, поняла, что оторваться уже не смогу. Единственный минус в том, что даже мозгоправ спутал шизофрению и банальное раздвоение личности Х)
Сюжет порадовал интригой, ребята - достоверностью. Дин именно Дин, зная брата лишь единожды воззвавший к чувствам. Сэм, все тот же упрямый Сэм.) очень понравился итоговый поворот сюжета с Сэди, хотя надо было об этом раньше подумать, учитывая как лейтенант рассматривал Дина Х)
Большое спасибо за несколько часов отличной истории!

PS. Да, и конечно же спасибо за трейлер и арт ** Стилистика под карандаш и мятая бумага - очень под стать самой теме "болезни".)
PPS. Отдельное спасибо за возможность скачивания фика =)


25 дек 2010, 14:30
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 авг 2010, 21:22
Сообщения: 426
Откуда: Харьков
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Andrew, прекрасный фик! Прочла на одном дыхании, не отрываясь! Мне с самого начала саммари очень приглянулось, и все мои ожидания оправдались! :ura: Очень понравилось то, как была обыграна ситуация со стиранием памяти братьям. С Дином ничего не вышло, потому что вытравить из него память о Сэмми никому не дано. А с Сэмом вообще интересно получилось - на первый взгляд, он с лёгкостью забыл обо всём, но на самом деле он точно также не ощущал себя цельным без брата, и очень хорошо описано вот это возвращение домой, взаимное притяжение братьев. Отдельное спасибо за Трегга с Сэди - запоминающиеся и яркие персонажи! до последнего представляла себе Сэди властной дамочкой, держащей мужа под каблуком. :-D Вообщем, Andrew, спасибо!

Отдельное спасибо артеру и виддеру! Оформление сдержанно-красивое и очень подходит к фику! Клип чудесный!

_________________
Я на Дайри - http://wegan.diary.ru/


25 дек 2010, 15:55
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 дек 2010, 21:29
Сообщения: 148
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Спасибо огромное, Andrew за такой потрясный фик! Безумно все понравилось, сюжет захватывает и не отпускает, Дин и Сэм - просто "моё", люблю их таких, Трегг и Сэди - запомнились и очень понравились (сюрприз с Сэди удался!), юмор был очень точен и снимал напряжение.
Арт прекрасно выполнен - он не отвлекает от текста, а подчеркивает его и при этом сам не теряется.
Клип вообще суперский! Музыка очень понравилась, сам видеоряд получился невероятно гармоничным и завораживающим. Заметила там вставки из "Лабиринта Фавна" и из фильма "Плохой полицейский, хороший полицейский" - здорово подошли по сюжету. В общем, буду перечитывать и пересматривать.

_________________
Смерть — это стрела, пущенная в тебя, а жизнь — то мгновение, что она до тебя летит (с)


25 дек 2010, 18:31
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Гадюка подколодная
Спасибо большое за отзыв. Тоже будем говорить честно, я старался под слэш подвести железный обоснуй :flower: Я рад, что понравился сюжет, я над ним много работал.
Гость
Вы бы хоть подписались, чтобы я знал, кого поблагодарить за такой замечТательный отзыв.
Я не очень большая любительница фиков, где кто-то из ребят страдает теми или иными психиатрическими расстройствами, но прочитав шапку, поняла, что оторваться уже не смогу. Единственный минус в том, что даже мозгоправ спутал шизофрению и банальное раздвоение личности Х)
Строго говоря, здесь никто психическими расстройствами все-таки не страдает. Но с точки зрения т.н. "нормального" человека, Винчестеры, конечно же, психи.
А что касается поставленного Дину "диагноза", я думаю, г-ну Манну в его состоянии было не до достоверных диагнозов, что придумалось, то и придумалось.
Сюжет порадовал интригой, ребята - достоверностью.
Очень старался.
И по поводу скачивания: пожалуйста! Я видел, что это востребовано, поэтому постарался.
wegan
Вау, спасибище!
А мне почему-то казалось, что саммари я не очень удачное написал. Здорово, что это не так.
Очень понравилось то, как была обыграна ситуация со стиранием памяти братьям.
Да, я старался это сделать вканонно. И получился такой преспойлер той самой ситуации с раем и самыми счастливыми воспоминаниями. Сэм все равно подсознательно пытается вырваться из семьи...
Отдельное спасибо за Трегга с Сэди - запоминающиеся и яркие персонажи! до последнего представляла себе Сэди властной дамочкой, держащей мужа под каблуком.
Ух ты! Здорово как. Интриган во мне довольно потирает руки.
Muse
Безумно все понравилось, сюжет захватывает и не отпускает, Дин и Сэм - просто "моё", люблю их таких, Трегг и Сэди - запомнились и очень понравились (сюрприз с Сэди удался!), юмор был очень точен и снимал напряжение.
Спасибо за отзыв, я очень польщен.
Заметила там вставки из "Лабиринта Фавна" и из фильма "Плохой полицейский, хороший полицейский" - здорово подошли по сюжету.
Да, вы совершенно правильно заметили. Я, конечно, думаю, что и артер, и виддер сами ответят здесь на комменты, но мне хочется сказать одну вещь. Мне самому настолько понравился клип (а образы полицейских Гнев Иштар подбирала сама), что в окончательной правке Трегг и Сэди несколько поменялись в соответствии с персонажами клипа. Так, Трегг был моложе, а Дорсет - блондином.

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


25 дек 2010, 23:24
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 дек 2010, 12:00
Сообщения: 233
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Безумно люблю фанфики про потерю памяти у героев...Этот рассказ - один из лучших, прочитанных мной .....Читается на одном дыхании.И клип в тему. Автор, вы молодец!

_________________
Кобра веселая. 6 шт. упак.


26 дек 2010, 00:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 май 2010, 00:19
Сообщения: 279
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
:hlop: :hlop: :hlop:
спасибо за клевые арты, клип и историю :hlop: :hlop: :hlop:
в общем, фик удался! :flower:
хоть тема с памятью и переноса в ау избита донельзя, здесь имелись свои пикантные штучки, которые не оставили меня равнодушной.
например, то, что злодеями оказались люди, и конечно же "особые" отношения братьев.
инца удалась, спасибо))) :shy2:
Память – лучший лжец на свете, она всегда старается замаскировать боль под какую-нибудь фиалку. - а эту фразу можно смело тащить в цитатник :flower:


26 дек 2010, 01:46
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Andrew
Энди, поздравляю))) :vict: Ты молодец, фик мне понравился, подробнее напишу в дневе:)
артер, я очень ценю попавший в тему и атмосферу фика арт, и рисунки, я понимаю, какую ценность они несут, но увы, не мое(((( простите
Гнев Иштар, дорогая, клип класснейшей :heart:
Вы отличная команда, ребят :squeeze:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


26 дек 2010, 01:57
Профиль WWW
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Прочитала запоем, всего с двумя перекурами. Грандиозно!
Интригу ты закрутил потрясающую - даже после визита Дина в КПЗ я еще сомневалась, где реальный реал - в голове Сэма и на языке демона или Дин все ж не сумасшедший. Парочка полицейских очень порадовала - гениальный ход! Хотя при чтении присутствовал какой-то диссонанс - ну не может бравый, умный полицейский по каждому пустяку с женой советоваться. Не до размышлений на такую тему было - сюжет целиком и полностью завхватил.
Сочная НЦа мне показалась вполне вовремя и к месту, даже если мозги запудрены - тело помнит.
Jullyu


26 дек 2010, 04:32
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 дек 2009, 22:35
Сообщения: 61
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Andrew, в процессе работы над видео к тексту в этот фик я просто влюбилась, его герои стали мне такими близкими и родными, их поступки такими понятными, их приключения такими захватывающими, всё ещё интригующими до конца, хоть текст прочитан не один раз!))) И всё это благодаря красивому, хорошему языку и умело закрученному сюжету. И конечно "особым отношениям". И не только между Винчестерами, но и между Сэди с Артуром тоже. Сама НЦа - потрясающе написана! Тут я просто висла)))
Очень понравилось работать в команде с тобой, Iland и thegamed, спасибо за этот опыт!
thegamed, спасибо за великолепный баннер к видео, он чудесен! И цветовая гамма артов понравилась, и сама идея книги и смятых листов.

Гость,
wegan,
Muse,
seastar80,
LadyJedi,
Erynia,

спасибо за отзывы на видео, с ним мне очень интересно было работать) да, полицейских пришлось поискать, из сериала взять было некого на эти роли. Действительно, герои "Хороший плохой полицейский" были для меня находкой, пришлись к месту. А сама идея с чудовищем, из "Лабиринта фавна", принадлежит Andrew_Clean) И это чудище так со спины походит на Вендиго, что связать его с сюжетом фика и имеющимся материалом из СПН было прикольно).
Спасибо!

_________________
http://www.diary.ru/~jasmi76/


Последний раз редактировалось Гнев Иштар 26 дек 2010, 14:27, всего редактировалось 2 раз(а).

26 дек 2010, 13:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 апр 2010, 09:19
Сообщения: 243
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Andrew Clean
У меня просто нет слов - ваш фик полностью меня покорил! Я еще когда темы ББ читала, сразу отметила эту и очень-очень ее ждала! И фик превзошел все мои ожидания!!! С самого начала и до конца он крепко держит, просто не оторваться! Обожаю такого Дина, не знаю как это описать, но этот "опасный шизофреник"... мммм-мм-м!
:buh: :buh: :buh: И Сэм ничуть не хуже! И это развитие их отношений, недомолвки, взгляды, прикосновения! Боже мой!
Хочется еще отметить, временами мне ваш стиль очень напоминал "Мастера и Маргариту", а я просто обожаю это роман! Так что это было очень классно, спасибо! :squeeze: :squeeze: :squeeze: :squeeze: :squeeze:
Еще хочу поблагодарить вашу команду – Iland, thegamed и Гнев Иштар))) Вы молодцы! Клип, в особенности, очень хорош: динамичный, яркий, запоминающийся! Спасибо еще раз!


26 дек 2010, 13:34
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2010, 15:34
Сообщения: 67
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Nissa
Большое спасибо :) Мне очень приятно было работать с Энди, он замечательный автор. Текст и меня с самого начала держал в напряжении, мне даже приходилось делать перерывы в правке, потому что затягивало :D
Я очень счастлива, что Вам понравилось :)


26 дек 2010, 18:57
Профиль WWW
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 авг 2008, 19:52
Сообщения: 307
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Andrew, я дочитала! :inlove: Так хорошо, внятно и читабельно написано, нигде ничего не зацепило, а мальчики какие! :heart: И Сэм даже под заклятием так преданно защищает Дина, и ревнует, ыыы, меня так это радовало, а как Дин принимал эту защиту, а нца, аааа!!!
Еще секунда понадобилась ему, чтобы оттолкнуть Дина за себя и загородить его своим телом. Старший брат даже не подумал сопротивляться, как-то довольно притаившись за широкими сэмовыми плечами.
:heart: :heart: :heart:
Моменты некоторые аж несколько раз перечитывала, особенно когда что-то подсказывало Сэму, что та реальность, за которую он так отчаянно цепляется – ненастоящая. Хорошо так пробирало.

Чудовище. Еще секунду назад Сэму было так уютно здесь – в маленьком городке, под палящими лучами летнего солнца, сидя на крылечке брошенного дома и поставив босые ноги на теплую траву, жарить на костре сосиски. А теперь вдруг ему стало не по себе, по босым ногам загулял холодный ветерок, и Сэм внезапно обнаружил, что не слышит пения птиц – вообще. Обычно по утрам за окнами его комнаты в общежитии птицы орали, как сумасшедшие, а здесь вообще ни одной не слышно.

Ну и конечно, покорило:
Ты можешь сколько угодно ругать своего родного человека на расстоянии, но когда он окажется рядом с тобой – любовь заглушит голос разума, и ты отправишься за ним хоть на край земли.
И в конце, они такие настоящие, милые, каждый в характере:
Сэм сердито насупился – брат никак не желал серьезно воспринимать его трагический настрой и желание предаться самоуничижению.
Спасибо! Читала с большим удовольствием, а ведь опасалась залезать, меня так напугало мрачное саммари про восемь лет в психушке, блин, думаю! Неужели Дин там так долго просидел?! Ан нет, как поняла что это обман демонов, и не вместе Винчестеры только три дня, сразу полегчало ))) Спасибо еще раз! :)


26 дек 2010, 20:06
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2009, 19:58
Сообщения: 334
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
интересная и интригующая история

вот лично для меня личность, к примеру, Сэди не оказалась таким уж сюрпризом...или там - Манна (правда думала, мож не демон, а кака другая "неведома зверушка")..лично для меня интригой было - че за монстр живет в городке (по артам прошлась заранее^^)..ну и еще...какого лешего вообще с ними приключилось))

Andrew, история вышла замечательная^^


26 дек 2010, 21:50
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2009, 19:58
Сообщения: 334
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Пы. Сы. видео высший класс!


26 дек 2010, 22:11
Профиль
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Как классно!))


27 дек 2010, 10:23
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Очень ждала этого фика. Особенно за псевдо-АУ :kiss: Хорошая история на вечную тему, что самые страшные монстры - это люди.
*Только я всерьез ждала, что Сэди таки окажется женщиной)))) Если автор упорно не говорит прямо "муж" или "жена" и не указывает пол, например местоимениями, то понимаешь, что это намек. Ну и ждешь, что если речь идет о мужчине, то "вторая половина" окажется того же пола. Слишком очевидно. Если что-то "слишком" то я всегда жду двойного дна )))*

_________________
Простите, у нас не было души!


27 дек 2010, 19:59
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 ноя 2008, 18:42
Сообщения: 2687
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
seastar80
Спасибо, рад, что попал в жилу:)
LadyJedi
хоть тема с памятью и переноса в ау избита донельзя, здесь имелись свои пикантные штучки, которые не оставили меня равнодушной.
Приятно слышать.
[/i]например, то, что злодеями оказались люди, и конечно же "особые" отношения братьев.
инца удалась, спасибо))) [/i]
Старался ;-)
Erynia
Я видел твой отзыв в дневнике, спасибо, тоже подробнее отвечу там. Спасибо :friend:
Jullyu
Классно, что интрига для тебя сработала. Я на это и рассчитывал. По поводу энцы - особенное спасибо. Ты знаешь, за что ;-)
Nissa
Спасибо большое за отзыв, после таких откликов хочется писать еще больше. До Булгакова я, конечно, не дотягиваю, но такое сравнение, безусловно, льстит.
Valkiria
меня так это радовало, а как Дин принимал эту защиту,
О, поднимая занавес над творческим процессом: эта сцена вообще была переделана в последний момент, по настоянию беты. Сначала Сэм вообще бросал Дина на землю и плюхался на него:)
И в конце, они такие настоящие, милые, каждый в характере:
ЙЕС!!!! Больше всего старался избежать ООСа.
Спасибо еще раз!
тебе огромное спасибо за отзыв! И за то, что ты написала про мой текст у себя в дневе. Я еще туда доберусь :-D
_ZaiKa_
Спасибо большое, я старался.
Насчет видео полностью согласен.
Мира
Спасибо, очень приятно!
Дония
Вау, мне приятно, что ты ждала мой фик :friend:
Ну, видишь, для кого-то я с Сэди не слишком переборщил, а кто-то наоборот очень проницательный. Здорово, что ты так внимательно читала текст!

_________________
The trouble with being a God is that you've got no one to pray to.


27 дек 2010, 23:27
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 332
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
спасибо огромное за эту историю...

захватывающая, интригующая и прекрасно написанная вещь...

много хотела сказать, но все потом, когда еще раз прочитаю... а я точно прочитаю...

отдельное спасибо и восхищение автору клипа...
Гнев Иштар, клип просто охренительный...


28 дек 2010, 03:39
Профиль
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Хочу сказать спасибо всей команде...Andrew фик очень понравился...начало сразу же заинтриговало...Сэм звонит в полицию и сдает Дина..как так? почему? что произошло?...характеры Сэма и Дина вполне в духе персонажей СПН, все эти их приколы и подколки ......но конечно же "особые отношения" между братьями особенно порадовали....даже демоны бессильны против братской любви:-)....
<Но какая сволочь на небесах сделала его брата самым красивым, самым потрясающим мужчиной на свете? Настолько красивым, что влечение к нему стало самой естественной вещью в мире? И главное, какая сволочь сделала это влечение взаимным?
- Сука, - простонал Сэм. – Ну когда же ты от меня отстанешь?>
было забавно и горячо......
- Ну чего стоишь, я не на витрине, руками можно трогать.(Дин)
вообщем обалденная нца....Сэди оказалась для меня сюрпризом, я думала, что эта женщина, но интуитивно всё же чувствовала какой-то подвох ...было интересно узнать кто же там все таки орудует в этом городишке, ожидала что-то сверхъестественное, а оказалось все намного проще :-)
Отдельное спасибо Гнев Иштар клип супер, просматривала не один раз и до и после прочтения фика и кстати под музыку из клипа читала весь фик, что усиливало восприятие прочитанного....это как гимн этого фика, ну лично для меня не знаю как для других....


29 дек 2010, 14:47
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 май 2010, 14:22
Сообщения: 81
Откуда: Киев
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Отличная история, действительно получился захватывающий детектив. И монстры на уровне - еще не все работы прочитала, но кажется нигде больше таких нет. Точнее, монстр-то один, но остальные родственнички и односельчане под стать. И братья просто канонические ( не считая "особенности" их отношений). Получила удовольствие. Спасибо.
Очень понравился клип. И стильно и в тему. Спасибо

_________________
Нужно чудо, чтобы выжить, когда выжить нельзя. Что нужно, чтобы потом - жить? (Рэттиси)


29 дек 2010, 15:40
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 18:00
Сообщения: 179
Откуда: Рига
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Оооооооооо, я уже хотела сказать - а монстр позаимствован из Лабиринта Фавна? А потом бах, облом, это *человек*! ;)

Честно, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ Винцестный фик, давно по русски такого не читала. Затянул сюжет (почти до самого конца гадала, кто же на самом деле сумашедший Сэм или Дин?), отличный слог (ну эээ ээээ скажем, видно что умеете писАть и этим на жизнь зарабатываете, если я не ошибаюсь), ну и секс....ну то что надо, ОБОЖАЮ когда так написано, *по мужски*, при чем буквально. :cool:

Запало в память много фрагментов...
Так вот, Пайкрофт тоже разлетелся, по кусочкам. Ха-ха. Клив, друган, не обращай внимания, это у нас старина Поли так шутит. Так вот, Пайкрофт развалился, расползся, как перезрелый банан, и поделом ему, у него такая же гнилая сущность была.
или
Можно было бы догадаться, что Сэм предпочтет родного брата полиции всех штатов скопом. Ты можешь сколько угодно ругать своего родного человека на расстоянии, но когда он окажется рядом с тобой – любовь заглушит голос разума, и ты отправишься за ним хоть на край земли. Это так просто сказано и так....глубоко, потому что правда.

Ну а НЦ я могу цитировать от начала до конца.

Както сразу догадалась что Трэгг и Сэди - пара.
Вобщем, под конец ББ порадовал. Спасибо!

ПЫСЫ: клип правда еще не посмотрела.

_________________
Язык зубами не удержишь.


29 дек 2010, 23:55
Профиль YIM WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 июн 2010, 00:38
Сообщения: 183
Откуда: Россия
Сообщение Re: Самые великие песни в истории, Сэм/Дин, NC-17, Andrew Clean
Я с большой осторожностью читаю винцесты, так как считаю, что актеров можно представлять кем угодно, но в каноне чисто братская любовь.
Но! Эта история, похожа на канон. :friend: Вписывается в стилистику сериала. Притягивает атмосферой. Мальчики в характере от и до!
Сюрприз "Сэди" Был оправдан, тем, что на протяжении всего повествования от лейтенанта, он постоянно повторял сэди. Он просто не мог не появиться в истории) ;-)
Арт - ломанные, дерганные линии, превращаюшиеся в силуэты очень подходит к истории. :inlove: Как отрывистые воспоминания Сэма.
Видео! Просто шик! После него и возникло желание прочитать! :hlop:

_________________
погода сегодня дождливая с привкусом брехни


30 дек 2010, 18:29
Профиль WWW
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yahoo [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.045s | 18 Queries | GZIP : Off ]