Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 18 янв 2018, 21:42




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2  След.
"Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Изображение

Автор: Lost Sky
Бета: Эндж
Категория: CWRPS
Пейринг/персонажи: J2, Женевьев Кортез, Миша Коллинз, Чад Майкл Мюррей, Данниль Харрис.
Жанр: романс, юмор, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: ~32,500 слов
Саммари: У молодого, успешного, сексуального, желанного и совершенно равнодушного к представительницам прекрасного пола актера Джареда Падалеки есть почти все, что только можно пожелать – кроме личной жизни и хорошего телохранителя. Его шустрый агент решает исправить эту ситуацию, найдя для Падалеки идеальный вариант, сочетающий в себе и охранника, и публичного бойфренда. Правда, сам актер совершенно не в восторге от спокойного, педантичного, скрытного бывшего полицейского (также: натурала) Дженсена Эклза. И это взаимно, вот только ни один из них не в силах ничего поделать, и оба вынуждены терпеть вынужденное присутствие друг друга в своём личном пространстве.
Дисклеймер: Всё враньё.
От автора: Большая благодарность моей дорогой бете Эндж., которая довела этот текст до ума, исправила все мои погрешности, да и вообще она у меня умница. Огромнейшее спасибо нашему прекрасному артеру Kristabella за чудесные арты. Ты просто умница, и все получилось нереально круто! Было безумно приятно работать с тобой! И отдельная благодарность Bess за иллюстрацию к фан-миксу, помощь в работе над текстом и все полезные советы. Приятного прочтения!


Скачать фик: Doc | Pdf


Последний раз редактировалось Lost Sky 29 ноя 2011, 15:32, всего редактировалось 2 раз(а).

29 ноя 2011, 02:33
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
«Интересно, а кто придумал выражение “плевать в полоток”?»

Падалеки никогда особо не понимал, для чего вообще изобрели эту фразу. Он лежал на диване, заведя руки за голову, изучая пристальным взглядом белоснежный потолок своей квартиры, и не особо представлял, зачем вспомнил это и почему хочет отнести эти слова к себе. Наверное, на потолке сосредоточиться было куда проще, чем в очередной раз выслушивать скучный монолог Кортез.

Честно, он совершенно не понимал, почему Женевьев сейчас так активно пыталась ему что-то объяснить, доказать, оправдать, утешить… Момент, а кого она вообще оправдывала?

Что за вздор? Она что, издевается? Джаред сам с самого начала сказал, что так же, как и остальные, этот парень, долго не продержится. Никто не держался дольше месяца, а этого даже и на столько не хватит, как и большинство его предыдущих телохранителей.

Изображение

По сути, самому Падалеки было плевать, есть ли у него человек, готовый за деньги защищать его шкуру двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, или нет. Положение, правда, обязывало, и это печалило его сильнее, чем то, что все его телохранители уходили по одной и той же причине.

Конечно, он ведь звезда Голливуда. При этих словах Джареду всегда безумно хотелось закатить глаза и показать, как же ему плевать на все эти звания и популярность. Не потому, что он такая нехилая, молодая, очень успешная и многообещающая звезда, у которой есть весь комплект того, что нужно популярному актеру, но просто потому, что от этого комплекта живется не особо хорошо, учитывая его сексуальную ориентацию.

Сам Джаред никогда не задавался целью стать знаменитостью. Да, он был одним из главных актеров в школьной театральной труппе, хотя это была не его инициатива – просто парню всегда попадались главные роли. Да, их постановки иногда ставили в городском театре, и они даже имели весьма неплохой успех. Многие говорили ему, что у парня несомненный талант к выступлениям. Проходя мимо телеэкрана, его голову посещали случайные мысли о том, что он смог бы так же. Или даже лучше, намного лучше. Самооценка юного Падалеки никогда не была слишком низкой, разве что из-за роста, но он быстро справился и с этим.

И как-то эти слова о его актерском таланте всплыли сами собой, когда пришло время заканчивать школу и выбирать университет для поступления. Подкрепив желание поступать в театральный собственным мощным «хочу» и уверенностью в себе, он решил, что «им же хуже будет, если меня упустят», и подал документы.

А дальше просто чертовски сильно подфартило – дуракам и кретинам ведь всегда везет, вот и Джаред был одним из них. Он наткнулся на режиссера, который в первую очередь ценил талант, а не то, с кем спит человек. Падалеки никогда не скрывал, что его больше привлекают парни, когда окончательно понял, что является геем. Хотя он пробовал с девушками, и даже не один раз, но ничего не вышло – воспринимать их как объект страсти он мог, только играя, а не всерьез. Решив долго не тянуть и не скрывать, практически сразу после того, как отыграл свою сцену на пробах, он выдал, что является геем. Слишком сильно рисковать Джаред не хотел, и правильно сделал. Режиссер не только дал ему эту роль, но и еще в дальнейшем снял в нескольких своих фильмах, тем самым превратив ориентацию Джареда из недостатка в его достоинство, сделав это его фирменной фишкой. Поэтому после того, как его официально утвердили на роль и заключили все нужные контракты, Падалеки вынес самому себе следующий вердикт: он был полнейшим дураком до мозга костей, потому что только абсолютному идиоту могло так повезти. И только такому придурку могло прийти в голову пробоваться на роль милого паренька, который является воплощением грез практически всей прекрасной половины человечества. Главная мужская роль, большинство трюков выполняет самостоятельно, в конце картины остается вместе с главной героиней, все счастливы, фильм имеет хороший успех. И при всем при этом он – открытый гей. Но именно эта роль открыла ему дорогу дальше; опять же, спасибо режиссеру. Джаред снялся в трех его фильмах, и везде был в разных образах: милый паренек по соседству; скрытный юноша, который сам себе на уме, но всегда появляется в нужный момент, чтобы помочь; сучковатый бэд-бой. И самая главная фишка, которая объединяла всех этих персонажей и придавала каждому из них еще больше обаяния – это умение Джареда делать милую моську, перед которой не в силах была устоять ни одна красавица. Или красавец. Дорога на вершину успеха была открыта, даже целый эскалатор - для большего комфорта восходящей звезды.

Как и все начинающие актеры, поначалу он брался практически за каждую роль, которую ему предлагали, пахал на все свои возможные сто пятьдесят процентов силы, выкладываясь полностью. Особенно это было заметно в эмоциональных ролях – Джаред вкладывал в них всего себя. Поэтому сейчас он заслуженно добился своего статуса и народного признания, не зря же уже не раз получал приз зрительских симпатий, побеждал в номинации выбора подростков. Разнообразие проектов и ролей было таким большим, что Падалеки мог позволить себе даже покапризничать и срубить гонорар повыше. Его «хочу» до сих пор было главным принципом в выборе чего угодно.

Правда, его забыли предупредить, что на вершине будет чрезвычайно одиноко. Джаред никогда не отрицал и не скрывал, что его привлекает исключительно мужская часть человечества. Только вот о нормальных отношениях, тем более серьезных, он уже давно перестал даже мечтать. Таких у него не было еще со школы.

Нет, конечно, знакомые, приятели и даже, наверное, друзья у него были. Со своим первым режиссером они до сих пор неплохо общаются, Джаред недавно снялся в его новом фильме, теперь, правда, совершенно в новом для себя амплуа. Премьера, кстати, должна была состояться на днях. Со всеми людьми на съемочной площадке того или иного проекта он всегда был дружелюбен, любил много шутить и прикалываться – этого ребячества у него никогда нельзя было отнять, несмотря на все прошедшие годы. Но лучше всех прочих он общался с актерами Чадом Майклом Мюрреем и Мишей Коллинзом – с последним они как раз снимались вместе в недавнем проекте.

На данный момент своим единственным по-настоящему близким человеком он мог назвать только своего агента, Женевьев Кортез. Да и то потому, что они были друзьями детства, а она в своё время была в него по уши влюблена. Долгое время девушка не унималась и даже предпринимала попытки сделать из своего друга натурала, но все они завершились провалом. Впрочем, их дружбу это не разрушило, даже наоборот, укрепило, и сейчас отношения их были довольно близкими, теплыми и родными в какой-то степени. Женевьев постоянно занималась воспитанием Падалеки, так как во время своих капризов он слушался только ее. И искренне радовался тому, что рядом был такой человек.

Ну, почти.

Изображение

Устало зевнув, Джаред начал медленно погружаться в глубокий крепкий сон, который вскоре был прерван радостным криком Женевьев. Парень тут же вскочил с дивана, испуганно оглядывая комнату, и с недоверием покосился на слишком уж радостную подругу.

– Я нашла тебе телохранителя, – торжественно и нараспев произнесла девушка, сжимая в руке свой мобильный, по которому она только что говорила.

Падалеки подавленно выдохнул, убрав сальную челку с лица, и тихо страдальчески простонал:

– Еще немного, и я буду слышать эту фразу в своих кошмарах.

Джаред негромко вскрикнул из-за подзатыльника, тут же по-детски обиженно нахмурившись, потер ушибленное место, поджав губы и отведя взгляд в сторону.

– Я ради кого, по-твоему, стараюсь?

– Точно не на благо моего затылка! – обиженно протянул Падалеки и передернул плечами, ощутив на них руки девушки.

– Слушай. Последний раз, обещаю. Мне ручались за этого парня, он бывший коп, это уже неплохой показатель, верно? – дождавшись слабого кивка Джареда, Жен мило улыбнулась, растрепав ему волосы. – Я встречусь с ним сегодня и все обсужу, если он меня устроит, вечером вас познакомлю, и уже завтра он будет сопровождать тебя на премьере.

Падалеки всегда поражало, как быстро эта девушка принимала решения и ставила свои условия. Толком возразить у него не получалось, иначе затылок снова был бы в опасности, но и оставаться равнодушным в такой ситуации было крайне трудно, что хорошо читалось на его удивленном лице. Слишком быстро, слишком уверенно она говорила о парне. И откуда Кортез вообще откопала этого бывшего копа? Почему бывшего, кстати?

Она никогда ничего не поясняла, если считала это лишним или очевидным, что дико выводило из себя, но и сейчас Падалеки оставалось только выдохом показать, что он сдается. Поджав губы, он слабо кивнул и с усмешкой посмотрел на девушку.

– Тебе самой это еще не надоело? Постоянно искать мне телохранителя? Я уже смирился, что такого, – Джаред откашлялся, пародируя голос своего последнего охранника, – … «пидара» никто не захочет охранять.

Кортез мягко усмехнулась, потянувшись к другу и мягко поцеловав его в щеку:

– Нет, не надоело, – она выпрямилась, прихватив свой пиджак со спинки дивана, и направилась в прихожую обуваться.
Уже на пороге девушка обернулась, бросив быстрое:

– Приберись! Обещаю, что вернусь не одна! – и вышла из квартиры, снова полностью переключив свое внимание мобильный телефон. Джаред остался один, в состоянии полного уныния, которое он сопроводил громким подавленным стоном, вновь устало повалившись на диван.

Впрочем, надолго он там не остался. Тяжело выдохнув, Падалеки все-таки поднялся с дивана, быстро прибрался в гостиной, поставил чайник и, прихватив чистое полотенце из шкафа, отправился в ванну. Зная ослиное упрямство Кортез, в котором она превосходила даже Джареда, девушка вполне могла вернуться не одна. И, может быть, этот бывший полицейский действительно окажется нормальным парнем, кто знает. Чудеса ведь случаются, он это знает, как никто другой.

Среди его телохранителей бывших полицейских еще не было. В основном попадались военные старой закалки, поэтому из-за их неприятия сексуальных меньшинств происходило большинство конфликтов. Плюс характер Падалеки и его привычки, – которые, судя по всему, просто взрывали мозг всем мужчинам, пытавшимся защищать его от назойливых фанатов – только усугубляли положение. Ну не виноват он, что некоторые его повадки настолько срослись с его повседневной жизнью, что изменять их или пытаться отучиться казалось совершенно нереальным. Да и не хотел Джаред этого, он же парень верный. А еще у этих мужланов совершенно отсутствовало чувство юмора. Почему-то на съемочной площадке все коллеги понимали его приколы, а телохранители смотрели, словно на террориста какого-то, и каждый обязательно считал, что Падалеки жаждет его совратить. Между прочим, там ни одного в его вкусе не было, они все были чересчур грубыми и неотесанными. Нет, он, конечно, любил мужественных парней, но даже в такой мужественности предпочитал что-то смазливое во внешности – так намного очаровательней.

С тяжелым выдохом, этими мыслями и грустной, но вполне милой улыбкой парень заперся в душевой кабинке.

Изображение

Все-таки она вернулась не одна.

Эта женщина, наверное, никогда не перестанет поражать его своей хваткой и подтверждать, что она действительно самый лучший агент, которого он встречал.

Правда, спустя минуту после ее появления парень уже не знал, радоваться ему или проклинать Женевьев. То, что в чудесах он разочаровался до конца своей определенно несчастной жизни, Джаред не сомневался.

В его прихожей стоял парень невысокого роста – ну, для Падалеки все, кто был ниже его, были невысокими, так что, пожалуй, рост этого бывшего полицейского можно было назвать средним – с достаточно широкими, но поникшими плечами, сальными волосами и бородой. Джареду стало даже стыдно за то, что он прихорашивался ради этого парня, который выглядел хуже бомжа. От него разве только не воняло – хоть какой-то плюс, лучше, чем ничего. Видимо, Жен считала так же, потому что несколько раз со злостью незаметно наступала ему на ногу, предупреждая, что Джаред слишком открыто демонстрирует свое недовольство новым телохранителем. Парень честно старался искать плюсы в этом…кхм, человеке. И самое поразительное, что все-таки сумел найти.

Во-первых, глаза: зеленые, выразительные, которые на фоне темных сальных волос и бороды выглядели очень яркими, правда, чересчур усталыми. А во-вторых – голос. Да, голос у… ах, да, его звали Дженсен, – был очень приятным, но и это преимущество быстро терялось из-за того, что парень в основном хранил молчание.

И всё. На этом его плюсы заканчивались. Падалеки решил особо не прислушиваться к тому, как расхваливала этого парня Жен, и сосредоточиться на собственных мыслях. Дженсен Росс Эклз. Впервые имя оказалось настолько красивее своего обладателя. Пожалуй, это можно считать третьим плюсом.

– Джей… Джаред, ты меня слушаешь?

– А? – Падалеки рассеянно поднял глаза на Женевьев. Очевидно, он настолько увлекся собственными мыслями об этом парне, что совершенно не слушал Кортез, которая, судя по обиженному выражению её лица, говорила что-то важное. Джаред тут же принял извиняющийся вид, виновато протянув, – Прости, не могла бы ты повторить еще раз последнее предложение?

Женевьев тяжело выдохнула, попросила прощения у Дженсена и принялась рассказывать всё заново. Все-таки, некоторые интересные фразы цепляли слух, и волей-неволей Джареду пришлось слушать её внимательнее.

Оказывается, Эклз, был капитаном полиции и ушел из своего отдела по собственному желанию, хотя отпускать его оттуда, судя по словам Кортез, никто не намеревался. На вопрос, почему Дженсен предпочел покинуть полицейский участок, парень весьма сдержанно ответил, что просто устал от этой постоянной работы, на которой в прямом смысле сгорает, при этом получая не слишком большое жалование. Поначалу он думал просто уйти в долгосрочный отпуск, но предложение мисс Кортез его заинтересовало. Вот и вся история, ничего интересного.

Заслуг перед родиной у парня тоже оказалось прилично, и при этом ему всего тридцать лет. Семьи нет, девушки тоже, из чего можно сделать вывод, что Дженсен – трудоголик еще тот, полностью отдается делу, что тоже весьма неплохо. Нейтрально относится к меньшинствам, вообще не считает это проблемой для работы, поэтому и согласился стать…

– Что?! Жен, одно дело – телохранитель, другое… – Джаред шокировано и непонимающе вытаращился на своего агента. Кортез ответила ему абсолютной невозмутимостью.

– Расслабься. – Она быстро похлопала его по щеке, успокаивая, – Ты сам сказал, что фанаты тебе уже осточертели, так?

– Так-то оно так, но, Жен…

– Вот, – девушка широко улыбнулась, кивнув – сама себе по большей части. – Поэтому мы и убиваем двух зайцев сразу. Дженсен любезно согласился быть твоим телохранителем и публичным бойфрендом.

– Н-но… – Падалеки никогда не думал, что его словарный запас может быть таким маленьким, но выдавить из себя что-то большее у него не получалось. Эклз же, напротив, был совершенно спокоен и не проявлял никаких эмоций, что выводило из себя. Кортез тихо выдохнула, подняв к Джареду строгий взгляд:

– Никаких «но», Джей. Я твой агент и знаю, как будет лучше для тебя. Имидж парня с серьезными отношениями пойдет на пользу твоей карьере. С этого момента Дженсен – твой телохранитель и парень на публику. И, – своей интонацией она дала понять, что никаких протестов даже слушать не будет, – живет он, следовательно, тоже с тобой.

Кортез перевела взгляд на Эклза, проявившего, наконец, удивление, хоть и слабо:

– У тебя же все личные вещи с собой, верно? – Дженсен неуверенно кивнул. – Вот и славно. Значит, с этого момента ты живешь здесь. Остальное заберешь завтра. И смокинг для премьеры Джея я тебе тоже завтра завезу.

Кортез перевела взгляд, на часы, торопливо вскочила с дивана и потянулась за своим пиджаком, одеваясь. Все еще пытавшемуся хоть как-нибудь выразить свое возмущение актеру она быстро заткнула рот одним строгим взглядом.

– Джаред, – прямо как матушка. – Угомонись. Он милый и хороший парень. Я уверена, что вы поладите.

– Но Жен… – Падалеки напрасно решил попытаться еще раз.

– Я уже сказала, – точь-в-точь его мать, когда он случайно попал мячиком в её любимую люстру. – Никаких «но». Приятных вам сновидений, мальчики.

Она вновь мягко улыбнулась, поцеловала актера в щеку и еще раз громко пожелала им приятных снов на французском. Дженсен, которого она ласково похлопала по плечу, слабо улыбнулся в ответ, Джаред же был под сильным шоком от такого быстрого развития событий.

Несколько минут они просто молчали, не двигаясь, затем Падалеки пропустил тихий подавленный выдох, устало взлохматил свои волосы и поднялся с дивана. Он подошел к комнате, которая находилась напротив его спальни, открыл дверь и включил свет, кивнув Дженсену.

– Здесь ты будешь жить, – кивок на соседнюю комнату. – Моя спальня. Если что-нибудь понадобиться или возникнут вопросы, обращайся в любой момент.

Прошёл к соседней двери, приоткрывая ее:

– Ванная. Где кухня – ты сам уже знаешь, – тихо выдохнул, стараясь, чтобы улыбка не выглядела слишком натянутой. – В общем, чувствуй себя как дома, что ли.

По взгляду Эклза Джаред понял, что парень довольно внимательно выслушал его, но ничего не сказал, ответил просто сдержанным кивком. Подхватив свою довольно легкую на вид сумку с вещами, он прошел в теперь уже свою комнату.

И все-таки, несмотря на молчаливость нового сожителя, актер заметил на его лице удивление, которое Дженсен не успел спрятать. Падалеки сделал вывод, что парень сам сейчас находится в шоке от того, как быстро его приняли на работу и как стремительно развиваются события. И в этом Джаред был полностью согласен с Эклзом – ему самому слабо верилось, что все происходит действительно с ним, а не с одним из его экранных персонажей. Поэтому, удерживая руки в карманах домашних штанов, он время от времени щипал себя за ногу, чтобы убедится, что действительно не спит. Немного поколебавшись, Падалеки окликнул парня:

– Эй, Дженсен, – актер слабо, но вполне доброжелательно и уже не наигранно улыбнулся. – Приятных снов.

Эклз остановился, немного удивленно моргнув, ответил слабой улыбкой одним уголком губ:

– Взаимно, Джаред, – после этого он удалился в свою комнату.

Падалеки убедился, что у этого пропитого бомжеподобного бывшего копа, а ныне его телохранителя – ладно, так уж и быть, с красивыми зелеными глазами – весьма очаровательная улыбка. На полный балл она не дотягивала, поэтому за сегодняшние сутки его новый работник получил три с половиной очка за всего такого себя, что не могло не печалить. И это никак не меняло того факта, что завтра на красной дорожке, на премьере собственного фильма он опозорится тем, что имеет отвратительный вкус на парней. Джаред не сомневался, что из-за этих мыслей ночью ему будут сниться одни кошмары.

Изображение

Так и было, всю ночь мучили кошмары – Джареду приснилось, что он влюбился в этого странного полицейского. Поднявшись с кровати, он добрался до кухни, чтобы выпить холодной водички, но на первом же глотке подавился, случайно бросив взгляд на календарь. Оказывается, в эту ночь снятся вещи сны. Тут уже волей-неволей поплюешь через плечо и перекрестишься, а потом еще вспомнишь молитву. Что парень и сделал – утром, на повышенных тонах, когда испуганно смотрел на завтракающего Эклза.
Дженсен в ответ на поведение актера даже не шелохнулся, продолжив спокойно пить кофе и читать газету. Он спокойно поднял взгляд на Падалеки и поздоровался с ним, кратко кивнув на приготовленный завтрак. Джаред мысленно отметил, что себе Дженсен сделал меньше, чем ему, а в целом все выглядело очень даже аппетитно.

Падалеки медленно сел за стол, с интересом рассматривая Эклза. Несмотря на то, что сейчас актер был совершенно без одежды, а его телохранитель надел спортивные штаны и футболку, у Дженсена ни единая мышца на лице не дрогнула. Лично Джаред находил это возмутительным – ну какой парень может остаться равнодушным при виде его обнаженной фигуры? Немо хмыкнув, Падалеки пододвинулся вплотную к столу, чуть поникнув в плечах, тихо поблагодарил за завтрак и приступил к трапезе, стараясь не особо показывать свою спешку. Все время оба парня сохраняли молчание, но когда Джаред, наконец, доел и привстал, чтобы помыть посуду, Эклз перехватил его тарелки, кивнув на часы. Он напомнил, что актеру следует поторопиться, ведь по указанию мадам Кортез ему следовало прибыть на премьеру немного раньше.

– Эээ… – растерянно протянул Падалеки. – Да, точно. Спасибо, – он слабо улыбнулся. – Но я думал, что мы должны прибыть вместе, как пара. Разве нет?

Джаред только сейчас обратил внимание на то, что невозмутимый Дженсен, сосредоточенно моющий тарелки в раковине, все это время был в очках – хороших, фирменных, они ему даже шли. Совсем немного, правда, так что сейчас он был похож на бомжа-профессора.

– Звонила мисс Кортез, сказала, что задерживается вместе с моим смокингом, поэтому я подъеду немного позже, – парень закончил с мытьем посуды, тщательно вытер руки полотенцем и полностью повернулся к Падалеки, заканчивая, – но всего лишь на несколько минут, не беспокойтесь, Джаред, к началу я успею.

– Да? Я очень рад это слышать, Джейсон.

– Дженсен, – спокойно поправил его Эклз.

– Да, прошу прощения, Дженсен. Ну, я пошел одеваться тогда, – дождавшись краткого кивка от парня, Джаред поспешил скрыться в своей комнате, где тут же отправился в душ под ледяную воду.

Парень и сам не знал, что же его так сильно задело. Идеальное поведение этого новенького? Лучше бы у него была такая же идеальная внешность. Нет, актера вывело из себя то, что парень не бросил ни единого взгляда на его идеальное тело, был совершенно спокоен и невозмутим по отношению к тому, что остальных его телохранителей убивало наповал. Разве так должен вести себя нормальный натуральный мужик, когда он завтракает с полностью обнаженным геем, который еще и суперзвезда?
Падалеки буквально зубами скрипел от возмущения, не замечая того, что пока собирался, он все время думал только об Эклзе.
Тяжело выдохнув, он поправил свои идеально уложенные волосы и расправил ворот белого пиджака. В последнем фильме, на премьеру которого они и должны были явиться, он сыграл самого Люцифера, и за время съемок ему успел полюбиться белый костюм. Это же было так забавно – зло вселенского масштаба в непорочно белом цвете.

Выйдя из своей комнаты, Джаред бросил быстрый взгляд в сторону гостевой ванны, где, судя по всему, Эклз тоже решил привести себя в порядок. В успешности этой затеи Падалеки очень сомневался, но все-таки подошел к двери, кратко постучав в неё.

– Дженсен! Я уже ухожу, ключи от квартиры лежат на кухонном столе.

– Хорошо, – гул воды немного стих. Видимо, Дженсен не любил повышать голос даже в такой ситуации. Он вообще, кажется, говорить не любил.

– Звонила мисс Кортез, она скоро заедет.

– Ага, круто, – Джаред кивнул самому себе и вышел из квартиры, направившись в сторону лифта.

Почти все время в лифте, в машине, и уже на самой премьере, во время беззаботной болтовни с коллегами, он думал о том, что зря оставил ключи телохранителю, и вообще жаль, что он не закрыл квартиру на все замки. Потому что теперь Эклз сможет оттуда выйти и испортить ему одним своим видом всю премьеру.

Изображение

Джаред тихо выдохнул и незаметно закатил глаза, в очередной раз натянуто улыбнувшись. Вести светскую беседу с партнерами по съемкам было совершенно не обременительно, даже приятно, а вот позировать фотографам и отвечать на одинаковые вопросы журналистов – скучно. При мысли о том, что ждет его через несколько минут, парня одолевало пламенное желание провалиться сквозь эту чертову красную ковровую дорожку. И не покидало ощущение, что Кортез просто мстила ему за безответную любовь. Возможно, конечно, Эклз и был неплохой кандидатурой на роль его телохранителя, но парень напоказ из него точно никудышный. Впрочем, досье его Джаред все-таки прочитал. Просто в туалете был только журнал за прошедшую неделю, а полистать хотелось чего-нибудь новенького.

Картина вырисовывалась более чем привлекательная. Ответственный бывший коп с хорошими манерами и безупречной репутацией; скромный, вкусно готовит, обладает железной выдержкой, нереальным спокойствием и невозмутимостью. Ладно, пускай его баллы все же натягивали на четверку с половиной, но из дести же. А этого было мало, очень мало, ведь в мире Падалеки всех судили в первую очередь по внешнему виду и сомнительным слухам, а в случае Дженсена хватило бы только внешности. Честное слово, бомж, которого он недавно видел, и то выглядел более опрятно, чем его парень напоказ. Рука то и дело сама тянулась к карману, где лежал мобильный, безумно хотелось позвонить Женевьев и просить, уговаривать, хрен с гордостью, умолять ее, чтобы она изменила своё решение, и Дженсен не появился на этой гребаной красной дорожке рядом с ним. Останавливало только то, что все его слова всё равно будут напрасны – Кортез не изменила бы своего решения из-за одной прихоти Джареда, без весомых причин, которых пока что не было.

Падалеки всё ещё натянуто, но вполне убедительно улыбался, прислушиваясь к траурной музыке у себя в голове. Он мысленно попрощался со своим идеальным имиджем, а заодно и с карьерой актера, которой наступит крах в ту же секунду, как рядом с ним возникнет Эклз. Бурная фантазия уже успела нарисовать ему внушительные картины того, как в первую очередь на него ополчатся все его якобы друзья, которым он сейчас пожимал руки, будут давать ужасные интервью и травить папарацци всевозможную гадость – выдуманную, разумеется. Однако внешне актер старался оставаться невозмутимым, мягко улыбался и заверял всех любопытствующих, что его бойфренд, которого он раньше ото всех очень тщательно скрывал, вот-вот подъедет, и Джаред сможет представить его общественности.

И вот всего какая-то пара секунд – и время словно замедляется, дав возможность лучше разглядеть, как глаза его приятелей и знакомых расширяются, а рты немного приоткрываются.

Это финиш. Траурная музыка заиграла у Падалеки в голове еще громче. Пропустив еле различимый тихий выдох, он аккуратно повернул голову, точно так же шокировано распахнув глаза, и застыл, не в силах сомкнуть губы и отвести взгляд от… Это Дженсен? Неужели он не ошибся, и этот парень, так похожий, и в то же время выгодно отличающийся от Эклза, действительно приближался именно к нему, обворожительно улыбаясь?

Джаред с большим трудом нашел в себе силы, чтобы просто сглотнуть. А ведь он только поправил галстук. Всего лишь поправил галстук Падалеки и мягко улыбнулся, очень ласково и заботливо смотря своими зелеными глазами прямо в глаза актера.

Твою же мать, он просто поправил этот чертов белый галстук! Так почему Джаред уже так бешено захотел его? Настолько сильно, что по телу словно электрический разряд прошелся. Прям бы на этом красном ковре его и…

Стоп. А этот парень точно не ошибся своим кавалером? Не может же быть, чтобы…

– Ты ведь не против, что я воспользовался твоим гелем для бритья? – парень мягко улыбнулся, очень плавно отстранив руки от шеи Падалеки. – Как только получу зарплату, куплю тебе новый. Хорошо, дорогой?

Джаред снова сглотнул, подозрительно прищурившись, и очень внимательно посмотрел на парня перед собой, аккуратно сжав его руки, которые тот не успел до конца отстранить. Нервно выдохнул, неуверенно и с нескрываемым подозрением поинтересовавшись:

– Дженсен?

Эклз тихо рассмеялся и, демонстративно оглянувшись, вернул мягкий взгляд к актеру, весело пожав плечами.
– Ну да, а ты ожидал увидеть кого-то другого?

Он высвободил свои ладони из захвата Падалеки, недолго думая и не смущаясь, взял его под руку, прижавшись ближе, и спокойно продолжил:

– Мы ведь договорились, что только ты имеешь право называть меня Дженс, забыл? Кстати, пойдем, тебя уже заждались, милый.

И пока Эклз вел его по красной дорожке, Джаред все еще безуспешно пытался убедить себя, что этот костюм нисколько Дженсену не идет, совершенно не подходит, и он уже не хочет собственного телохранителя на ковре во всех позах…

Изображение

На протяжении всего вечера Падалеки всеми силами подавлял эти мысли. Что, между прочим, было очень сложно, почти невыполнимо, так как Эклз все время был рядом. Отходил он только по делам: в мужскую комнату или за шампанским для них обоих. И если честно, в эти моменты сам Джаред как-то немного упускал из внимания, что на самом-то деле Дженсен не его парень, и ему не стоит так нервничать, когда тот не рядом. Поэтому каждый раз, когда телохранитель возвращался, Падалеки не сдерживался от обиженного: – Почему так долго?

– Прости, очередь была, – Эклз мягко улыбался, со слабо уловимым умилением смотря на Падалеки, снова брал его под руку и послушно прижимался плотнее, продолжая знакомство с известными людьми, которые подходили к ним.

Дженсен вел себя настолько уверенно и правдоподобно, что даже сам Падалеки забылся. Забыл, каким вчера был этот парень, потому что сейчас он был для него идеальным. Настолько, что когда Эклз кратко поцеловал его в щеку, вернее, коснулся его щеки губами, Джаред не сдержался и смущенно улыбнулся, прижав парня плотнее к себе и окончательно забыв, что это только игра, не более.

Он перезнакомил Дженсена со всеми, кто там только был. Особо долгая беседа у них вышла с Мишей Коллинзом, который тоже снимался в одной из главных ролей в фильме.

– Да, и мне очень приятно, – Дженсен снова облизнулся, с интересом рассматривая Коллинза. – Даже не верится, что какое-то время назад я наблюдал ваше с Джеем противостояние на экране, – мягко смеется. – Здорово, что на самом деле вы хорошие друзья.

– Можно на «ты», Дженсен, – Миша спокойно пожал плечами, осушив стакан с шампанским, и внимательно посмотрел на актера и его парня. Покачав головой, он задержал взгляд на Падалеки: – Неудивительно, что ты такое сокровище прятал ото всех. Красивый, с манерами, да еще и не кобель. Просто находка.

Джаред сдержанно кашлянул, прижав Эклза сильнее к себе: – Миша, тебя там Виктория ищет. Наверное, потанцевать хочет.
Коллинз усмехнулся, подняв руки и сдаваясь: – Понял, голубки, не дурак, – задорно подмигнув Дженсену, парень удалился к своей спутнице.

Впрочем, Падалеки даже не успел облегченно выдохнуть и обиженно посмотреть на смеющегося Дженсена, когда неподалеку снова послышался голос явно проникшегося их парой Миши. Он уже находился в окружении музыкантов и как раз заказывал для них медленный танец. Разумеется, отказываться было бы глупо и неуместно, вот только всё удовольствие портил Коллинз, который не забывал их фотографировать, отправляя на твиттер снимки с умиленными комментариями, некоторые из которых он озвучивал вслух. Джаред аккуратно прижал к себе Эклза, ведя в танце, и был не в силах отвести от вполне неплохо танцующего Дженсена завороженного и восторженного взгляда, особенно когда тот тепло улыбался ему, прижавшись немного ближе и сжав его ладонь.
Впрочем, на протяжении всего вечера Дженсен своим поведением явно давал понять, что в их паре он ведомый не только в танце.

Изображение

Домой они вернулись, когда на часах было уже далеко за полночь. На ходу раздеваясь, Падалеки не переставал широко и восторженно улыбаться: – Черт меня возьми! Это была моя лучшая премьера за все годы!

Эклз спокойно вошел следом, закрыв за ними дверь сразу на все замки. Аккуратно разувшись, поправил небрежно снятые и отброшенные по сторонам ботинки Джареда, чтобы об них никто не споткнулся, в особенности сам хозяин. Затем сам медленно избавился от своей одежды, снял свой черный пиджак, повесив его на руку, развязал бабочку. И остановился в дверях, подперев плечом косяк, со взрослым спокойным умилением наблюдая за все еще бурно выражающим свои радостные эмоции Джаредом.

– Правда? Рад слышать.

Актер лениво развалился на диване, все еще довольно улыбаясь. Стянул с себя пиджак белого цвета, откинув его в сторону, туда же отправил галстук, рубашку и ремень. Брюки затерялись где-то по дороге.

– Черт! – парень разлохматил свои идеально уложенные волосы. – Это, в самом деле, было потрясающе! – перевел восторженный взгляд на Эклза. – Ты…ты…Дженс, ты…

– Дженсен.

– А?

– Меня зовут Дженсен. Не забывайся, шеф, – телохранитель выдохнул полной грудью, перестав улыбаться и становясь совершенно спокойным. Настолько, что даже взгляд зеленых глаз как-то похолодел, а вдоль позвонка Джареда из-за такой неожиданной для него перемены пробежались мурашки. – Где мы играем, а где нет. Спокойной ночи вам, Джаред.

Парень спокойно отстранился от косяка и удалился в свою комнату, оставив Падалеки в состоянии полного шока и растерянности. Он поверил в игру Дженсена на все сто десять процентов, и сейчас был буквально раздавлен той молниеносной переменой, которая произошла с телохранителем, как только они оказались дома.

– Интересно, все бывшие копы такие прекрасные актеры? – слабо ухмыльнувшись, он мысленно обматерил самого себя за наивность и, собрав свои вещи, прошел в свою комнату.

Изображение


Последний раз редактировалось Lost Sky 29 ноя 2011, 13:39, всего редактировалось 2 раз(а).

29 ноя 2011, 02:40
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Джаред не думал, что это будет настолько трудно – постоянно заставлять себя вспоминать, что это просто игра, а не что-то большее, и на самом деле между ним и Дженсеном ничего нет и быть не может. А хотелось. Очень хотелось. Особенно это «хотелось» усилилось, когда они прожили вместе около месяца, и обнаружили очень интересные и пикантные особенности друг у друга.

Одной из таких была любовь Эклза к бегу по утрам. Выяснив, в чем именно бегает его телохранитель, Джаред понял, почему тот поднимается так рано – в пять или еще раньше. Просто при виде Дженсена в коротких красных шортах и белой майке даже Падалеки хотелось бросить все и побежать следом, что уж говорить о тех немногочисленных случайных прохожих, попадающихся по утрам.

Сие чудо Падалеки увидел совершенно случайно. Однажды его мучила бессонница, и он решил заняться полезным делом – потратить всю ночь на очередной просмотр любимых Звездных Войн. Где-то после эпизода третьего у него закончилось пиво, поэтому пришлось вылезти из своего убежища, а там…

Ни спеть, ни рассказать, ни пером описать, только завалить на пол и оттрахать. А как еще можно реагировать на короткие красные шорты, так выгодно обтягивающие задницу Дженсена? Ведь как раз именно этим местом Эклз находился к Джареду, наклонившись в позе «Ну оседлай же меня, мой ковбой!», и завязывая шнурки на кроссовках. Еще и с таким искренним, совершенно невинным удивлением посмотрел на замечтавшегося Падалеки, потом на вставшую колом часть всё того же Падалеки, который уже давно не скрывал свою пикантную привычку спать голышом.

Тихо и равнодушно хмыкнув, Дженсен облизнулся, негромко уронив:

– Доброе утро, – после чего удалился из квартиры.

Джаред смог выдержать еще минуты две, нервно и возбужденно сглотнув, затем спешно вернулся в комнату, быстро сменив диск со Звездными войнами на свою любимую порнушку, чтобы поскорее избавиться от возникшего возбуждения.
И после этого подобные казусы случались намного чаще.

Изображение

Поначалу они даже казались невинными и довольно забавными. Но вскоре это переросло в настоящее противостояние.
К примеру, Джаред мог у всех на виду взять Дженсена на руки, громко крича ему на ухо:

– Черт, как же сильно я тебя люблю, мой ненаглядный! – и про себя подмечая, что Эклз намного легче, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, мысли об этом быстро улетучивались, стоило актеру заметить взгляд Дженсена, который говорил лучше любых слов, как и его пальцы, со злостью и обидой смыкавшиеся на шее Падалеки. Конечно же, в непубличное время телохранитель без единого колебания убил бы Джареда за подобную выходку. Но в отместку Эклз, уже успевший узнать любовь Падалеки к хорошей еде, поступал еще более жестоко.

– Это что, закуска к главному блюду, да? – Джаред с недоверием посмотрел на маленькую порцию перед собой, с большим опасением потыкав эту массой вилкой и недовольно поморщившись.

– Нет, это и есть главное блюдо. Приятного аппетита, – Дженсен, сама невозмутимость во плоти, невинно улыбнулся, продолжая читать газету и ужинать. Актеру в принципе ничего и не оставалось, кроме как есть приготовленное, потому что после переезда к Джареду едой занимался только он, Дженсен, так как в целом парень готовил очень вкусно. В том, что Эклз очень сильно обиделся на его выходки, Джаред убедился через несколько часов после ужина, когда, не в силах и не в состоянии покинуть туалет, он с досадой подметил отсутствие туалетной бумаги и безрезультатно пытался докричаться до своего телохранителя. Обычно в таких случаях Дженсен решал сжалиться минут через тридцать-сорок.

Частые деловые ужины в ресторане тоже не обходились без проделок. Падалеки кормил Эклза с ложечки, как маленького ребенка, предварительно повязав тому на шею салфеточку, и намеренно делал так, чтобы Дженсен обязательно испачкался, предоставив случай умилиться этому.

– Дженси, ну что же ты у меня торопыга такой? – умилительно и немного осуждающе выдыхал Джаред, смотря на продюсера и режиссера своего нового фильма. – И вот он всегда такой, мой маленький, – он вытер салфеткой лицо чудом державшего себя в руках Дженса, который, надо отдать ему должное, внешне был совершенно спокоен. – Шалунишка ты мой. Вы бы видели, как он свой любимый пирог ест. Это же ужас! После этого мы сразу в ванную, ну а там... – улыбнувшись шире, Джаред поцеловал Эклза в щеку. – Сами понимаете, зря зашли, что ли.

И так далее в том же духе. Падалеки наливал в бокал вино или сок до краев, чтобы Дженсену приходилось наклоняться к нему, чтобы попить и не облиться. При этом он не забывал о глупых шуточках и всевозможных уменьшительно-ласкательных словах, которые только принижали достоинство его телохранителя.

В свою очередь за такое поведение ему приходилось всю ночь слушать, как Дженсен мучает струны своей гитары раздражающими, ужасными и немного даже нагоняющими мелодиями, которые он играл за соседней стенкой. С каждым прикосновением пальцев Эклза к струнам гитары нервных клеток Падалеки становилось все меньше и меньше, так что уже к середине этого концерта у актера начинал нервно дергаться глаз.

Отдельного внимания заслуживали многочисленные интервью Джареда, которые тот внезапно полюбил давать жаждущим пикантных подробностей журналистам. Здесь он обычно отрывался по полной, как только мог себе позволить, распыляясь огромными монологами по излюбленным темам, связанным с его телохранителем. Актер чуть ли не через каждое слово подчеркивал чрезвычайную смазливость внешности своего парня, как для его тридцати лет и бывшей профессии. Конечно же, в такой ситуации без телячьих нежностей было просто невозможно обойтись, к чему Падалеки и стремился.

– Нет, ну вы только представьте. Тридцать лет! Не знал бы его, никогда в жизни не поверил бы. Как можно быть таким милым, забавным и симпатичным в таком возрасте? Вы только на его веснушки посмотрите, – он подозвал оператора с камерой поближе к ним, сжав руку Дженсена у себя на коленях, которую сам же туда и положил, пальцами другой руки указал на веснушки Эклза.

– Да смелее, он не кусается, – игриво улыбнулся. – Ну, почти. Но вам бояться нечего, я не позволю ему кусать кого-нибудь, кроме меня. Он ведь мой парень. Самый смазливый и самый любимый. Да, сапфироглазый ты мой? – широко и удовлетворенно улыбнувшись, Падалеки поцеловал своего телохранителя в щеку, по-хозяйски приобняв его за плечи.

– Изумруд, – совершенно спокойно, но немного устало шепнул Дженс.

– А?

– Изумруд – зеленый, сапфир – синий.

– Аааа, – понимающе протянул Джаред, счастливо улыбнувшись и посмотрев на репортера. – Видите, какая он у меня умница? Иди ко мне, изумрудик мой любимый, – изобразив искреннюю радость, он затащил Эклза к себе на колени.

И так было всегда. Уменьшительно-ласкательные словечки, невинные прикосновения и поцелуйчики, разве что на колени он умудрялся затаскивать Дженсена всего пару раз. К сожалению.

В отместку за такие пакости со стороны Джареда, Дженсен действовал своими методами. Он предпочитал использовать метод запугивания. Каждый раз после их интервью или публичного выхода он весь оставшийся вечер дома намеренно говорил заниженным хрипловатым и немного устрашающим голосом, смотрел на Падалеки взглядом закоренелого маньяка-убийцы, и совершенно не скрывал своих кровожадных намерений относительно судьбы актера. Это в самом деле было страшно, особенно когда он принимался за готовку ужина. Эклз всегда мастерски орудовал ножом, и обычно это поражало, но при таком раскладе его мастерство вызывало у Джареда мысль запереться в туалете и просить Господа отпустить ему все его грехи. Но на этом дело не заканчивалось. После ужина Дженсен демонстративно устраивался на диванчике в гостиной, принимаясь начищать свой рабочий пистолет. Он специально прокручивал его в руке и каждый раз, когда Джаред проходил мимо, щелкал затвором, заставляя актера испуганно вздрогнуть.

Финальной нотой был просмотр фильмов ужасов с большой плазмы на полной громкости. Ночи после таких вечеров, особенно после пожелания приятных снов от Дженсена с загадочной улыбкой Ганнибала Лектора, были самыми запоминающимися для Падалеки. Он засыпал всего на пару часов, если повезет, и то только под самое утро, когда на улице уже светало, и было не так страшно закрыть глаза.

И это только некоторые примеры их противостояния.

Иногда выходки повторялись, иногда получалось выдавить из себя что-то новенькое. Так что это как-то незаметно, раз за разом стало неотъемлемой частью их совместной жизни, где один из них всегда отыгрывался на публике, второй же брал реванш дома.

Джаред ловил просто нереальный кайф от своего господствования во время их постоянных игр на публику. Он прекрасно знал, что Дженсен ни за что не выйдет из образа и стерпит всё благодаря своей нереальной выдержке. За этот месяц с лишним их совместной жизни Падалеки уже умудрился изучить всю богатую мимику его лица, которая, как и язык тела, была развита у него просто божественно. Именно благодаря ним он замечал, насколько сильно раздражен Дженсен, и какое неистовое желание порешить босса овладевает им во время их посещений публичных мероприятий.

Падалеки обожал называть своего телохранителя уменьшительно-ласкательными прозвищами, самыми абсурдными, которые только приходили ему в голову: от всякого зверинца до бытовых вещей. К примеру, «Мой кустик», «Сладенький горошек», «Мой ласковый и нежный пылесос». Последнее появилось из-за того, что за Дженсеном замечались повадки педанта, которые порой просто выводили Джареда из себя. «Моя клюшечка» появилась, когда выяснилось, что Эклз является любителем гольфа. Он был сильным игроком, да и форма ему была более чем к… лицу. Падалеки ведь, как всегда, во время удара не за шариком следил, а любовался задницей Дженсена в этих чертовых белых, довольно обтягивающих штанах.

Коронным и самым любимым было «Мой маленький» – Джаред заметил, что Эклзу присуща гордыня, так как на эти слова в свой адрес он время от времени едва уловимо нервно дергал глазом, стискивал зубы или сжимал кулаки, никак больше не демонстрируя своего недовольства.

Изображение

– Вы знаете, Дженсен у меня вообще очень большой молодец. Любит спорт, каждый день бегает по утрам. Если увидите парня в белой майке и красных шортах – прикройте рты, это золото уже занято, – довольно рассказывал Падалеки, по-хозяйски сжав колено Эклза и мягко поглаживая его. – Следующий вопрос.

Широко улыбнувшись молодой репортерше из какого-то журнала для подростков, Джаред наклонился к Дженсену, делая вид, что что-то шепчет ему на ухо.

– Это довольно личный вопрос, знаете ли. Что же вам сказать на это… В постели мы никогда не скучаем. Что? Не обращайте внимания, Дженси просто стесняется, не привык еще появляться на публике, – поцеловал своего телохранителя в щеку. – Пардон, подробности не для эфира, – Джаред подмигнул журналистке. – Да, следующий вопрос, уже по поводу фильма, прошу.

Изображение

Разумеется, жадный к сплетням Голливуд только рад был получить новую порцию слухов, поэтому личная жизнь известного открытого гея постоянно была у всех на слуху. Что работало только на руку ему и его карьере. Последней фишкой Падалеки стало в интервью во всех голубых красках описывать их предстоящую свадьбу, до которой, разумеется, осталось совсем немного. Джаред буквально упивался непередаваемой реакцией Эклза на все его фантазии.

– Это, наверное, глупо – думать о свадебном путешествии до свадьбы, да? – Джаред идеально играл на публику, время от времени бросая на своего телохранителя преисполненные нежности взгляды, подносил его ладонь к своим губам, мягко целуя ее, и широко улыбался очередной безликой журналистке. И казалось, что только святые силы помогали актеру и удерживали Эклза от греха убийства в особо жестокой форме своего «обожаемого» бойфренда. Падалеки же и не собирался униматься, продолжая фантазировать.

– Я думаю, – улыбнувшись, он снова коснулся губами ладони Дженсена. – Мы думаем, что у нас обоих будут белые костюмы. Церемония будет проходить на свежем воздухе, людей будет… немного. Дженси не любит толпы, и всех вас терпит только из-за большой и необъятной любви ко мне, да, сладенький? – дав аудитории время умилиться, Падалеки перевел ласковый взгляд на Эклза, который тихо выдохнул и натянул на себя правдоподобную улыбку, кивнув: – Конечно, дорогой.

И публика снова в умилении от их влюбленных взглядов, в которых едва заметно читается: «Сегодня вообще отравлю тебя нахрен» и «Блять, он же меня отравит! Надо пиццу заказать».

Иногда Дженсен решал перейти границу и посягал на территорию Падалеки, развернуто и в красках отвечая на вопросы журналистов об их личную жизнь. И, надо сказать, в этом он достигал больших успехов, чем Джаред. Особенно Эклз любил рассказывать душещипательную историю про их необычное знакомство.

– Знаете, Джей действительно невероятный человек, – задумчиво облизнувшись, он совершенно серьезно и уверено кивнул, сжав руку недоумевающего Падалеки. – Ненормальный, я бы даже сказал. Ведь когда мы впервые увиделись, я был не в самой лучшей форме, – пожав плечами, Эклз намерено немного смущенно улыбнулся уголком губ. – Лохматый, небритый – у меня была борода, – улыбнулся, поднося свободную руку к лицу и взлохматив свои волосы.

– В общем, никакой привлекательностью от меня тогда даже и за километр не пахло, – задумчиво поджав губы, Дженсен облизнулся, продолжая более задумчиво, но так же серьезно. – Работа полицейского – это на самом деле очень трудно и утомительно, и совсем не то, что показывают в боевиках. Погони, облавы, допросы – это, разумеется, тоже бывает. Но рутина выматывает и медленно, но верно уничтожает изнутри. Поверьте знающему человеку, который был полицейским десять лет, – пожал плечами, кивнув журналистке. – Да, сразу после академии в отдел, и без перевода проработал только там. Скажу по-честному, было трудно. Знаете, моя внешность – это проклятие, и я не ценил подобный подарок природы, поэтому никогда особо за собой не следил, – равнодушно пожал плечами, усмехнувшись. – В смысле прически, ухода за щетиной… А в целом…

– Он педант, – страдальческим тоном протянул Джаред.

– Спасибо, милый. Да, я педантичен в плане уборки и своих личных вещей. А Джей, если на то пошло, хрюшка, – Эклз подмигнул журналистке. – Только это секрет. Так вот. Знаете, на момент нашего знакомства я выглядел, по мнению Джареда, как бомж, – Дженсен бросил быстрый взгляд на Падалеки, который смущенно кашлянул и выругался.

– Он… – телохранитель опустил взгляд, ностальгически улыбнувшись. – После того, как его агент вышла из квартиры, мы разговорились, он начал изливать мне душу, рассказывать, как ему одиноко и печально одному, как хочется любви… – Эклз ласково посмотрел на Падалеки. – И, наверное, этим он меня и покорил. Кто бы мог подумать, что за таким напыщенным лосем кроется такая тонкая душевная натура…– торжественно улыбнувшись, Дженсен вернул взгляд к девушке, берущей у них интервью. – Именно поэтому я и согласился на его предложение встречаться и стать самым главным сокровищем в его несчастной жизни.
И самое главное – всё, абсолютно всё, что плел Дженсен, он говорил с таким уверенным и серьезным видом, чувственно, эмоционально, что не только журналисты, но и самому Джареду порой хотелось верить каждому его слову.

– Знаете, а вы правы. Наверное, меня действительно можно сравнить с гадким утенком, – Дженсен мягко рассмеялся, снова облизываясь. – А ведь я только побрился и волосы уложил, – бросил мягкий взгляд на Джареда. – После того, как я и стал лебедем, ты предпочел скрывать меня ото всех?

– Разумеется, мой бриллиантовый.

– Он само очарование, правда? О, я такой забавный случай вспомнил. Ты же не против, если я расскажу, лохматик?

Вот этой фразы Падалеки боялся сильнее всего. Потому что это означало, что сейчас Дженсен будет отрываться на всю катушку – на нервах Джареда и на фантазии всех присутствующих. Зачастую он травил байки о несуществующих романтических и драматических аспектах их романа, и каждый раз придумывал новую слезливую историю.

– … А потом мы вместе упали в тот фонтан, он начал хаотично шептать о том, что никогда и ни за что больше не будет повышать на меня голос, снова и снова клялся в безграничной любви, – театрально пропустив шумный и тяжелый выдох, Эклз прикрыл лицо ладонью, дав всем присутствующим возможность еще сильнее проникнуться их историей. Затем плавно убрал ладонь от лица, вытер глаза и махнул рукой:

– Нет-нет, что вы, со мной всё нормально, Джаред же рядом, – он прижался лбом к плечу Падалеки. – Боже, Джей, я как вспомню тот вечер, твои побитые кулаки… Ты такой дурак…

Дженсену с трудом удалось сдержаться от ехидного смешка, поэтому он еще сильнее прижался к актеру. Эклз прекрасно осознавал, что он очень сильно привлекает своего работодателя, и несколькими умелыми движениями может завести его, чем бесстыдно пользовался. Этому способствовало примерно месячное воздержание Падалеки от секса, так как вездесущие папарацци были повсюду, и его походы «налево» могли быть зафиксированы таблоидами, а его имиджу измена бы только помешала. Поэтому все это время он обходился исключительно одной дрочкой на порнушку. Впрочем, самому Дженсену тоже приходилось ограничить свою половую жизнь, хотя ему в этой ситуации было легче. Пару раз, когда он возвращался в свою старую квартиру, чтобы забрать некоторые вещи, к нему за каким-то пустяком зашла молодая соседка. Ну, это действительно пустяк был, ничего особенного – всего лишь быстрый секс в гостиной. И еще разок, когда он забежал на бывшую работу по делам. Он и не настаивал, просто так вышло – девушка просила, а он ведь джентльмен. Да и грех отказываться, когда твоя лучшая подруга уже раздевает тебя, очень усердствуя и обещая, что об этом никто не узнает.

Влечение к себе со стороны Джареда телохранитель подметил уже довольно давно, еще на своем поле битвы, где он безоговорочно и полностью властвовал. Сам Падалеки, увлекшись их противостоянием, уже давно забыл, что Эклз является всего лишь его сожителем, и вообще работает на него. И совсем не имеет права командовать в его доме. Дженсен совершенно случайно обратил внимание на то, как Джаред смотрит на него во время тренировок. Своей физической формой Эклз тогда еще занимался с позволения самого хозяина квартиры в гостиной – там было намного больше места, чем у него в комнате. И всегда, после того, как Падалеки насматривался на его физические упражнения, он удалялся к себе в комнату или в душ, и выходил оттуда спустя некоторое время в таком расслабленном состоянии, что нетрудно было догадаться, чем он там занимался.

И если тогда это можно было считать, наверное, самой безобидной выходкой Эклза, то его проделка с салатом в отместку Джареду за очередное унижение стоила Падалеки немало нервных клеток и целый вечер испорченного.

Джаред спокойно лежал в своей комнате, смотрел порнофильм и неторопливо ласкал себя, с каждым движением ладони и стоном с экрана возбуждаясь еще больше. День выдался довольно напряженным, он хотел расслабиться, поэтому, полностью сосредоточенный на себе, не сразу услышал довольно громкое чавканье со стороны входной двери. Медленно повернув голову, Падалеки широко распахнул глаза и уставился на невозмутимого Эклза, который спокойно ел салатик и со скептическим выражением лица смотрел в телевизор.

– Это так забавно, – он с интересом наклонил голову, наблюдая за двумя молодыми парнями на экране, которые, в чем мать родила, ублажали друг друга, используя разные игрушки для секса.

– Черт. Они же все страшные какие-то. Этот прыщавый, у того глаза косят. О, ты этого ждал, да? Чтобы на него? – Дженсен кивнул на появившегося в кадре третьего парня, на которого Джаред действительно постоянно дрочил. Падалеки ошарашено палился на продолжающего кушать Эклза, не в силах оторвать от него взгляда и убрать руку со своего члена, который он сжал чуть крепче. Пользуясь моментом и время от времени облизываясь, Джаред внимательно изучал профиль своего телохранителя. Щеки идеально выбритые, волосы зализаны назад – наверное, только после душа, ему идут уложенные волосы. Он был одет в обычные спортивные домашние штаны, немного длиннее, чем нужно, серая футболка со стандартным воротом, из-под которого, если приглядеться, заметны шнурки и цепочки, которые Эклз всегда носит.

Джей заворожено разглядывал его, не смыкая губ, а Дженсен так же спокойно кушал и комментировал фильм, рассказывая, как это познавательно и до жути забавно, словно сейчас он смотрел не порнуху, а документальную программу по Animal Planet.

В конце концов, скептически и еле уловимо брезгливо фыркнув, он облизнулся, собрав языком с губ майонез, и перевел взгляд на Падалеки. Тот, даже не думая смущаться, все так же безотрывно смотрел на телохранителя до боли возбужденным взглядом, так что даже самому Эклзу стало немного стыдно за свою выходку. Тихо кашлянув, он прогнал стыд в небытие:

– Совсем забыл, зачем зашел. Ужин готов, – улыбнувшись, он вернулся к своему салатику, удаляясь обратно на кухню.

Джаред желающее выдохнул, представляя, что вместо майонеза могло бы быть на губах Дженсена и как именно оно могло там оказаться, затем принялся доводить себя до пика, кончая быстро и весьма громко. Впрочем, удовольствия от такого оргазма получить удалось не слишком много.

Иногда у них случались дни перемирия, или что-то, похожее на это. Им просто нужен был отдых и новые идеи. В эти разгрузочные вечера они смотрели телевизор, Дженсен готовил нормальный ужин, порой даже намеренно любимые блюда Падалеки.

– Черт, Дженсен, признайся, ты все-таки умеешь читать мысли, верно? Откуда ты знаешь, что я люблю именно это и именно с карри? – широко и открыто улыбнувшись, Джаред довольно потер руки, внимательно вглядываясь в лицо Эклза. Тот в ответ тихо рассмеялся, мягко улыбнулся актеру, сев напротив него и спокойно пожав плечами:

– Из журнала, который валяется в туалете, с тобой на обложке.

После громкого смеха обоих и приятного ужина, они весь вечер ведут себя как весьма хорошие приятели, словно забыв о длящемся между ними противостоянии.

Изображение

– Ты чего такой хмурый? – искренне поинтересовался Эклз, опершись руками о спинку дивана и бросив взгляд на листы бумаги, в которые с серьезным и довольно хмурым видом вчитывался Джаред.

– Да тут диалог тупой какой-то выходит, не особо понимаю, зачем говорить эту фразу, – он указал пальцем на строчку в тексте.

– А ты попробуй перефразировать её.

– Как?

– Не знаю. Есть еще текст? Я почитаю за... Камерон?

– Это девушка, вообще-то.

– Ну и что, буквы же бесполые, – рассмеявшись, Дженсен забрал копию сценария и быстро пролистал его, остановившись на нужной странице.

– Готов?

– Ага, – откашлявшись, Джаред дал себе пару секунд, чтобы войти в образ, затем серьезно посмотрел на Дженсена. – Хочешь ты этого или нет, но сейчас мы поговорим, Камерон.

Подобные репетиции с Дженсеном всегда помогали ему, и Падалеки не уставал поражаться невозмутимости своего телохранителя. Стоило отметить, что Эклз играл довольно хорошо. Если Джареду не изменяла память, он вроде когда-то упоминал, что в школе иногда выступал в театральных постановках.

– Давай поменяемся.

– Местами?

– Нет, ролями.

– Это еще почему? Неужели ты меня и в фильме менять будешь?

– Нет, но сейчас меняемся.

– Почему?

– Тут Камерон должна себе волосы отрезать. У тебя они длиннее, ножницы подать?

И почти каждая их совместная репетиция заканчивалась тем, что они начинали смеяться и маяться дурью, срывая серьезный или печальный настрой сцены.

В некоторые, особенно тяжелые и напряженные для Падалеки дни съемок, с которых он возвращался чертовски уставшим, Эклз брал свою гитару и начинал наигрывать спокойные и приятные мотивы, тихо напевая. Время от времени он смущенно и мягко улыбался, когда сбивался, путал аккорды или слова песен – в такие моменты Дженсен немного зажимался, поникая в плечах.

– Эй, – Джаред мягко улыбнулся, расслабленно растянувшись на диване и смотря на своего телохранителя. – У тебя очень приятный голос и играешь ты здорово. Подумаешь, перепутал немного.

Эклз мягко усмехнулся в ответ, подняв глаза к актеру, признательно кивнул ему и облизнулся, настраивая гитару для другой песни. Заодно как бы между делом подметил:

– А тебе с таким голосом только в туалете «занято» орать.

– Да иди ты.

– Нет, рыбка с ужина еще на волю не просится.

Внимательные взгляды друг на друга, громкий смех, после которого всегда следовало завывание дуэтом. В такие моменты Джаред искренне жалел, что таких вечеров за их двухмесячную совместную жизнь было довольно мало. И это было ужасно невыносимо, хотя на тот момент Падалеки даже не подозревал, что невыносимо было не ему одному.

Изображение


29 ноя 2011, 02:46
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Это был обычный дружеский ужин с Чадом Мюрреем и одной из его пассий, которые менялись едва ли не каждую неделю после его развода. Джаред не особо понимал, как он тут оказался и как вообще согласился на это рискованное мероприятие. Он думал, что сможет выкрутиться и отказаться, если Дженсен тоже не пойдет, но тот ответил согласием. И еще так просто, будто бы специально сидел в гостиной с книгой и ждал, пока Падалеки пригласит его куда-нибудь. Впрочем, Джей предпочитал считать, что ему просто многое мерещится в последнее время из-за собственного недотраха.

Они сидели в этом ресторане уже около часа, может больше. В основном Падалеки только и делал, что хлестал виски, который заказал себе Эклз и лениво ковырялся вилкой в тарелке, натянуто улыбаясь очередной шутке Мюррея. Джаред сегодня был явно не в духе, так как планировал провести вечер совершенно по-другому – у них с телохранителем как раз был период перемирия, и Дженсен давно уже обещал устроить вечер своего импровизированного концерта. Он сам, кстати, чувствовал себя в этой обстановке вполне спокойно – непрерывно болтающий Чад его не раздражал, к взглядам со всех сторон он уже давно привык, и сейчас просто успешно играл свою роль.

– Между прочим, это твой друг. Ты можешь вести себя нормально? – прошептал Эклз на ухо своему «бойфренду», улучив момент, когда Чад был занят выбором десерта.

– Я и так веду себя нормально. Он уже привык, – так же шепотом огрызнулся Джаред, возвращаясь к своей пустой тарелке и полному стакану с виски. Дженсен в ответ только закатил глаза, возвращаясь к вежливому разговору со спутницей Чада.

– Черт! – воскликнула девушка, вынуждено прервав разговор с парнем Падалеки, когда им принесли десерт. – Ребята, вы так хорошо смотритесь вместе!

Эклз выразительно поднял бровь, вопросительно уставившись на девушку. Всю их беседу она пыталась доказать и ему, и время от времени т скуки вклинивающемуся в разговор Джареду о том, что они не пара и должны найти себе нормальных девушек. Очевидно, в десерте ей попалось что-то не то, раз она так быстро изменила свою точку зрения.

– Ага, – Дженсен снисходительно улыбнулся, вновь облизнувшись. – Спасибо, нам приятно это слышать. Правда, Джей?

Падалеки согласно промычал, вновь осушив залпом стакан с виски – на его счету была уже бутылка, выпитая только им одним. Дженсен был за рулем и не пил, а Чад предпочитал пить вино вместе со своей девушкой. Эклз немного взволнованно посмотрел на своего начальника, тихо выдохнул и мягко улыбнулся парню и девушке. – Мы, пожалуй, пойдем. Что-то он сегодня с самого утра без настроения.

– Секса что ли не было?

– А? – на пару секунд телохранитель немного растерялся, но быстро взял себя в руки, отвечая с прежней невозмутимостью: – Да нет. То есть, был. Как обычно, несколько раз, по утрам.

– Несколько раз… – явно опьяневший Падалеки моментально откликнулся, с нескрываемым разочарованием протянув это словосочетание и недовольно посмотрев на своего телохранителя. – Врун.

Он по-детски обиженно поджал губы, подозвал официанта и заказал себе еще одну бутылку виски. Эклзу оставалось только непонимающе и растерянно смотреть на Джареда, панически пытаясь сообразить, что ответить смеющемуся над ними Чаду.

– Ну да, сегодня я забегался и мы только один раз успели, потом он на съемки уехал, – парень натянуто улыбнулся, отбирая у Падалеки бутылку, к горлышку которой он уже приложился. Оказавшись слишком близко к Джареду, Эклз сглотнул, замечая его искренне обиженный и расстроенный взгляд.

– Врун, – повторил актер, пытаясь отобрать свою бутылку обратно.

Немного нахмурившись, Дженсен решительно отнял виски, спокойно смотря на шефа. – Ты допьешь её позже, хорошо? Дома.

– Долго.

– В машине.

– Хорошо.

Облегченно выдохнув, Дженсен поднялся из-за стола, стараясь оставаться невозмутимым и не реагировать на то, что Падалеки повторял за ним каждое его движение, особенно переборщил с облизыванием губ. В голову Дженсена непроизвольно забрался вопрос – он действительно так часто облизывается или только в моменты, когда волнуется? Может, стоит спросить у Падалеки? Черт, почему он так пялится, будто Эклз ему ребенка родить должен?

– Ладно, парни, вам явно не терпится уединиться, – Мюррей решил сжалиться и ускорить процесс прощания. – Удачи! И смазку не забудьте купить! Не бойтесь, я все оплачу.

Смеясь, он повернулся к своей спутнице:

– Во дают же. В ресторане и на людях, – Чад протянул подошедшему официанту свою кредитку. – Мы же сумеем дотерпеть до моего дома, милая?

Дженсен слабо улыбнулся, признательно кивнув Мюррею, и в прямом смысле дотащил Падалеки до машины, усадив его на сидение, пристегнув и вручив виски. Только после того, как бутылка оказалась в руках Джареда, он отцепился от Эклза и широко заулыбался, не медля, открыл её. Телохранитель устало закатил глаза и провел рукой по своему лицу, заодно расслабив свой галстук, затем сел за руль.

Ехали они довольно спокойно. Джаред пил, играла тихая музыка, Дженсен достал из бардачка шоколадку, протянув её Падалеки, чтобы тот хоть так закусывал. Впрочем, он уже и так был достаточно пьян и вел себя как маленький ребенок. Именно поэтому Эклз решил не начинать лекцию о поведении актера в общественных местах и о его вреде имиджу публичного человека. Все равно это было бы безрезультатно.

В общем, они добрались до дома без происшествий, зато Джаред измазал все щеки шоколадом – как он умудрился, было для его телохранителя загадкой. Он не исключал, что его работодатель сделал это специально – кто знает, что может взбрести в голову этому большому пьяному ребенку.

С тяжелым выдохом и в прямом смысле с тяжелой ношей на плечах, Дженсен зашел в лифт, с трудом выдыхая. Это были самые долгие и трудные минуты путешествия от машины до лифта. Сколько же весит этот лось?

Облизнувшись, он прижал босса к стенке, чтобы пьяно хихикающий и находящийся на своей волне Джаред не упал. Эклз непонимающе смотрел на него, немного осуждающе качая головой – сам-то он никогда не позволял себе напиться до подобного состояния. А сейчас, смотря на Падалеки, который с нескрываемым восхищением пялился на мелькавшие на табло лифта цифры, хотелось даже умилится. Покачав головой, он кое-как добрался до квартиры с Джаредом на плечах, быстро открыл дверь, сгружая почти двухметровое тело на диван и облегченно выдохнув, затем направился на кухню, чтобы попить водички и позвонить Кортез.

– Да, он в слюни. Что? Но я его телохранитель, а не няня! – Дженсен возмущенно нахмурился, чуть не подавившись водой. – Женевьев, я на это не подписывался. Он взрослый самостоятельный парень с головой на плечах, и он должен уметь шевелить мозгами не только в сторону актерской деятельности, – усмехнувшись, он провел рукой по своим коротко стриженым волосам. – Да не нужны мне за это деньги, просто… Женевьев, это… – подавленно выдыхает. – Это дико. Я не привык видеть его таким. Тебе не казалось, что надо предупреждать о том, какой он, когда выпьет больше нормы для себя? Все-таки везде, где я с ним появляюсь, приходится пить. Что? Какая вечеринка? Нет, не говорил. Эй-эй, нет, завтра позвони и сама ему все скажи! О, дитё зашевелилось, – со скептической и заинтересованной улыбкой Дженсен смотрел на то, как Падалеки безрезультатно пытался снять с себя пиджак, вместо этого запутавшись в нём. Подавленно выдохнул:

– Пойду, уложу его. И тебе хорошей ночи.

Покачав головой, Эклз на пару секунд прикрыл глаза, прижав мобильный к своему лбу, но отвлекся от мыслей, услышав, как тело в гостиной на диване елозит, пытаясь бороться со своим пиджаком.

– Отпусти меня, супостат! Изверг! Ты пожалеешь! У меня телохранитель есть! Гнида, пусти! – поняв, что пиджак явно не намерен отпускать его от себя, а руки самостоятельно освободить не получается, Джаред принялся слезливо канючить. – Дженс! Дженси! Дженс, спаси меня! Он меня отпускать не хочет! Дженс!!!!

Не выдержав, Эклз тихо рассмеялся, с искренним умилением посмотрев на парня. Покачав головой, он отложил мобильный в сторону и направился на помощь – в конце концов, это же его работа.

– Тихо-тихо, ковбой, я тут, – присев на край дивана, он помог Джареду снять пиджак, который тот быстро отнял и откинул в сторону, показав ему язык. Победно улыбнувшись, он повернулся обратно к Дженсену.

– Спасибо! – будто бы на вручении Оскара протянул Падалеки. Прищурившись, он быстро расправился и со вторым врагом, – пиджаком Эклза – который отбросил на свой, уже валяющийся на полу.

– Его-то за что? Он же не нападал на тебя.

– Он косо смотрел. И сейчас смотрит. Дженс! – Джаред с искренним испугом на лице прижался к своему зеленоглазому телохранителю, с подозрением покосившись на валяющиеся пиджаки на полу.

– Ну вот, смотрит на нас, еще и с тем другим трахается, – фыркнув, Падалеки зло прищурился, внимательно вглядываясь в темные силуэты пиджаки. Эклз только сейчас понял, что забыл включить свет, так как был полностью сосредоточен на том, чтобы не завалится вместе со своей живой ноше на плече.

– Уроды, – такого завистливого и злого бурчания от Джареда мозг Дженсена был не в силах выдержать. Он расхохотался, похлопывая босса по спине, затем немного отстранил его от себя, начав аккуратно раздевать. Оставив Джареда в одной белой майке, он переключился на ремень брюк, но самого хозяина вещей такой расклад явно не устраивал.

– Все снимай, раз начал, – все еще по-детски, но вполне командным тоном произнес Падалеки, уверенно смотря на Эклза. Тот лишь хмыкнул, покачав головой, снял с актера майку, принявшись за остальную его одежду. Стянув штаны, он отложил их в сторону и немного отстранился, но Джаред тут же притянул его обратно к себе, заставив буквально нависнуть над собой. Моргнув, он внимательно, во все глаза уставился на Эклза, еле заметно шевеля губами. Дженсену потребовалось какое-то время, чтобы понять, что Джаред пытался сосчитать его веснушки в темноте. Поняв это, он неосознанно улыбнулся, мимолётно, но очень тепло.

– Повтори, – тихо прошептал Падалеки, словно боясь, что их может кто-то услышать. Потеряв интерес к его веснушкам, он смотрел прямо в глаза телохранителю, не желая отводить взгляд. Эклз непонимающе, но мягко нахмурился, не понимая, что именно он должен повторить. Невозмутимый и упертый пьяный Падалеки тут же пришел ему на помощь, повторив:

– Улыбнись так еще раз. Пожалуйста.

Непонимающе моргнув, Дженсен послушно улыбнулся еще раз – тепло, неосознанно получилось еще теплее, чем в первый раз, потому что Джаред так же ласково улыбнулся ему в ответ. А затем потянул его на себя сильнее. Эклзу это не понравилось, но он решил пока не отстраняться, чтобы выяснить, что у этого пьяного ребенка-переростка сейчас на уме. Долго ждать не пришлось.

– Такой красивый, – тихо самому себе прошептал Падалеки, не особо придав значения эмоциям на лице Дженсена. – Заботливый, хороший, – он грустно нахмурился, поджав губы. – Почему ты такой только у меня во сне? Почему ты не можешь быть таким хорошим в жизни?

Он возмущенно смотрел на ничего не понимающего Эклза, который от шока не смог отстраниться, когда Джаред начал водить пальцами по его лицу и губам.

– Мягкие, но сухие. Наверное, ты потому так часто облизываешься. Всегда, постоянно, – нахмурившись, он плавно перешел на свой нормальный голос, а тот по-детски обиженный, который был до этого. – Это сводит с ума. Дженс, что ты делаешь со мной?

Эклз облизнулся.
Не специально, по привычке, просто губы пересохли. Но сейчас Падалеки так болезненно смотрел на него, что стало действительно стыдно за то, что он совершенно не может контролировать свои повадки. Правда, от сердца немного отлегло, когда Джей снова начал грустно улыбаться.

– Хорошо, что я сплю. Ты же наверняка не позволил бы мне сделать это на самом деле, – Дженсен не заметил, как Джаред перевел руку на его затылок и надавил на него, заставляя полностью приблизиться к себе и ответить на поцелуй. Он не позволил отстраниться, и от внезапности момента Эклз даже ответил сначала, потом попытался вырваться, а потом просто перестал делать хоть что-то. Вернее, он думал, что ничего не делает, но на самом деле неуверенно, но податливо отвечал на поцелуй, не стремясь перехватить инициативу. Джаред отстранился первым, томно и заворожено смотря на Эклза, продолжил водить пальцами по его шее и скулам, улыбнувшись и грустно выдохнув:

– И голос у тебя очень приятный. А ты всегда молчишь. Жалко, что я не умею контролировать свои сны.

Тяжело выдохнув, он поджал губы, отводя подавленный взгляд в сторону. Дженсен просто смотрел на него, не понимая: над ним издеваются, или Падалеки действительно думает, что спит? В его глазах были такие искренние чувства, и целуется он намного лучше, чем считал Эклз…

Так, что за ересь. Он вообще не должен думать, как целуется этот гей. Как и о том, что он только что поцеловался с парнем, и что…

Да, он сам только что поцеловал его.

Эклз понятия не имел, почему сделал это. Может, потому что так же, как и Падалеки, страдает от недотраха, только в отличие от него умеет скрывать это и не жаловаться своему агенту по телефону на свою неудавшуюся личную жизнь. Или потому что попросту нахлынуло, сказались долгие недели воздержания, а рядом был только Джаред. Да, другие варианты Дженсен просто не хочет рассматривать, а Джареда, который всерьез думает, что это сон, всё более чем устраивает.

Они целовались очень долго, ничего не говоря, пока не сорвалось дыхание хотя бы у одного. Краткий выдох – и хриплый шепот Джареда:

– Ты ведешь себя странно… – Эклз не хотел думать о том, что пропустил взволнованный удар сердца, но с улыбкой Падалеки все успокоилось: – Мне нравится этот сон.

Оба улыбнулись и снова вернулись к поцелуям. Честно, Дженсена удовлетворило бы и это – нацеловались, и в душ, дрочить. Но то, что Джаред приспустил нижнее белье, приподнял бедра, избавляясь от боксеров, затем перевел руку Эклза на свой пах, заставляя сжать возбужденный член, в планы Дженсена не входило. Он попытался отстранить руку, но Падалеки сжал его пальцы чуть сильнее, и телохранителю не оставалось ничего кроме как начать медленные движения ладонью вверх-вниз, легонько массируя головку и постепенно увеличивая темп ласк. Пропуская довольные выдохи, Джаред принялся быстро снимать одежду с парня, отбрасывая её на пол. Не прошло и двух минут, как они снова целовались, более чувственно и пылко, подрачивая друг другу, и Дженсен всё ещё оставался сверху. На все попытки Джареда поменяться позициями он рычал и не позволял сместить себя, продолжая целовать губы и лицо актера, быстро ласкал его пах.

Вся прелюдия немного затянулась по одной простой причине – Эклз понятия не имел, что нужно делать дальше. Сам отдаваться пьяному мальчишке, который считает, что это сон, у него не было ни малейшего желания. А выступать в роли актива было немного опасливо. Смазки не было, и он понятия не имел, где её взять, Входить всухую – глупости, Падалеки будет слишком больно и он поймет, что это не сон. Вот тогда будет пиздец, а работу терять из-за своего «нахлынуло» ему не хотелось. Дженсен вконец растерялся, когда услышал тихий смех Джареда. Тот перехватил его руку со своего паха, поднося ее к губам и принявшись вылизывать его пальцы.

– Черт, ты даже во сне такой милый. Так и думал, что в свой первый раз с парнем ты будешь вести себя именно так. Ах да, это же мой сон. Интересно, как бы ты повел себя на самом деле?

Падалеки словно сам с собой говорил, продолжая облизывать, посасывать и прикусывать пальцы Дженсена, не давал ему расслабиться, лаская его член второй рукой. Пропустив томный выдох, Эклз облизнулся и тихо зарычал из-за сильного укуса, вопросительно посмотрев на Джареда, который одними глазами дал понять, что достаточно смочил его пальцы. Поджимает губы, он слабо кивнул и опустил руку к сжатым мышцам актера, аккуратно массируя их и внимательно следя за лицом Падалеки. Тот был явно намерен получить свою дозу удовольствия, и не собирался допустить, чтобы что-то пошло не так или прекратилось.

Интересно, а он во всех своих снах трахается? И именно с ним? Или есть еще кто-то? И почему он думает именно об этом, медленно проникая в Джареда сразу двумя пальцами, неторопливо и очень аккуратно, даже немного опасливо растягивая его?

Наклонившись к лицу Падалеки, он мягко поцеловал его, провел языком по губам, сорвавшись на жаркие поцелуи, продолжил очень аккуратно и все еще опасливо растягивать его, боясь, что парень в любой момент может понять, что это не сон, а реальность. Кто знает, надолго ли это затянулось бы, если бы Падалеки не решил в очередной раз проявить инициативу. Он аккуратно перехватил руку Дженсена, вытащив его пальцы из себя. Затем немного подался бедрами вперед, к его члену, очень ласково и желанно смотря на возбужденного, но все еще сомневающегося Эклза.

– Эй, Дженс, – Джаред мягко улыбнулся, проведя пальцами по его лицу и задев влажные из-за поцелуев губы. Второй рукой он продолжал подрачивать Эклзу, желающее выдыхая и ощущая головку его члена своими сжатыми растянутыми мышцами.

– Все в порядке. Кому как не тебе доверять? В конце концов, ты продержался больше месяца и… – тихо смеется. – И зачем только я тебе это говорю? – тяжело выдохнув, он прикрыл глаза на пару секунд, хрипло шепча самому себе. – Как же я хочу тебя.

Дженсен немного нахмурился, прижавшись плотнее, наклонился, очень томно и ласково целуя актера. Затем немного отстранился, только для того, чтобы прервать поцелуй и внимательно посмотреть Падалеки в глаза. Джаред тихо рассмеялся, взлохматив волосы Эклза.

– Знаю. Во сне ты меня тоже хочешь, верно?

Дженсен дал себе пару секунд на то, чтобы придумать, как ответить на этот вопрос, не подавая голоса. Одними губами глупо, войти в босса – не в его характере. Парень просто тихо выдохнул, прикрыв глаза и преданно потершись щекой о щеку Джареда. Тот удивленно моргнул, вновь тихо смеясь, очень тепло посмотрел на своего телохранителя, зажав его лицо между ладонями.

– Господи, какой же ты милый для тридцатилетнего мужика, – кратко поцеловал его. – Или я делаю тебя таким. Ты же не можешь быть настолько идеальным для меня, – вновь поцеловав его, парень тихо прошептал:

– Войди уже в меня, Эклз.

Дженсен ухмыльнулся уголком губ, с трудом сдержавшись, чтобы не закатить глаза, вновь поцеловал Джареда и аккуратно вошел в него, стараясь не причинить боли и снизить по максимуму неприятные ощущения – он помнил, что у Падалеки уже около двух месяцев никого не было. Тот томно и немного болезненно выдохнул, но от губ Дженсена не отстранился, продолжая целовать его, кусая язык и губы, переключился на вылизывания и снова укусы, сменившиеся поцелуями. Эклз отстранился первым, глотая воздух, затуманенным взглядом посмотрел на актера, плавно двигаясь в нем и потихоньку набирая темп, послушно перевел одну руку на его пах, подрачивая ему, другой же продолжал упираться в диван рядом с головой Джареда, чтобы тому не было тяжело. Актер покрывал его лицо поцелуями, кусался, сжимал волосы, впивался пальцами в спину, явно не сдерживаясь совершенно ни в чем. Шумно матерясь, он шепотом просил увеличить темп ласк на своем члене, что Дженсен тут же поспешил выполнить, не в силах отвести завороженного взгляда от лица Падалеки, который стонал, подаваясь бедрами вперед, навстречу быстрым и глубоким движениям Эклза. Он кусал и вылизывал шею своего телохранителя, зарывался в его короткие волосы, сжимая их и царапая кожу головы, пальцами второй руки впился в зад Дженсена, надавливая на него и заставляя его ускориться. Падалеки привык быть главным и контролировать процесс даже тогда, когда он был снизу. А сейчас послушность и покорность Эклза раззадоривала его еще сильнее.

Впившись в его губы властным продолжительным поцелуем, Джаред тихо довольно рычал, пока тот все быстрее вбивался в его горячее тело, изнурительно и крышесносно ласкал его пах, не собираясь первым прерывать поцелуй. Он бы так и кончил, не отрываясь от губ Джареда, но тот отстранился сам, прогнувшись в спине и кончив. Актер с силой впился пальцами в тело Эклза, заставив того стиснуть зубы, чтобы не подать голоса, и с судорожным выдохом кончить вслед за Падалеки, после нескольких толчков. Если у Дженсена не было слуховых галлюцинаций из-за оргазма, последний тихо и счастливо простонал его имя, довольно улыбнулся и обессилено вырубился по-настоящему. Вся прелесть оргазма из-за этого улетучилась довольно быстро, и у Эклза даже возникло ощущение, что им воспользовались, хотя получалось как раз наоборот, это он изнасиловал своего начальника. Впрочем, тот особо был не против… Но черт, как этот пьяный удовлетворенный ребенок мог так легко вырубиться? Ах да, это же Падалеки.

Телохранитель подавленно выдохнул, аккуратно вышел из Джареда и наклонился за своей рубашкой, валяющейся на полу. Вытерев свою ладонь и живот босса от спермы, он дал себе пару минут, чтобы окончательно прийти в себя, затем поднялся и подхватил спящего Джареда под руку, дотащив его до спальни. Пока Дженсен поправлял ему подушку и накрывал одеялом, он мучительно пытался придумать оправдание, которым завтра будет защищаться в случае, если Падалеки поймет все же, что это был не сон. Вернувшись в гостиную, он собрал их вещи и загрузил их в стиральную машинку, затем умылся холодной водой и бросил взгляд на свое отражение в зеркале. Он ничего плохого, по сути, не сделал. Просто доставил удовольствие им обоим, избавил от сексуального напряжения, нарастающего все сильнее в последнее время. Джареду было приятно, ему самому – тоже. И он не гей. Просто недотрах – это страшная сила. Вот и всё.

Не веря самому себе, Дженсен слабо усмехнулся, почистил зубы и с неспокойной душой направился в свою комнату, решив, что сегодня может обойтись без утренней пробежки.

Изображение

Проснулся Эклз все равно рано, и имя его будильнику было Джаред Падалеки. Наверное, впервые за месяцы их совместной жизни Дженсен слышал, чтобы босс так сильно и громко матерился. И, кажется, он догадывался, что вызвало у начальника такое возмущение. Немного поколебавшись, но поддавшись появившемуся чувству вины, он быстро надел спортивные штаны и вошел в спальню актера, тут же подрываясь на помощь к запутавшемуся в простынях и упавшему на пол Падалеки. Эклз помог Джареду встать и дойти до ванной комнаты, где умыл его холодной водой.

– Спасибо, Джейсон.

– Дженсен.

– Неважно, все равно спасибо. Бля… – Джаред устало выдохнул, наклоняясь и принимаясь пить ледяную воду прямо из-под крана.

– Эй, в холодильнике есть нормальная минералка, я сейчас принесу, – телохранитель хотел отстраниться, но по согнутым и еле удерживающим его ногам Джареда понял, что без его помощи тот вряд ли продержится в горизонтальном положении. Выдохнув, он закинул руку босса себе на плече, дотащил его до кухни и аккуратно усадил на стул, отойдя к холодильнику и протянув Падалеки минералку. Тот жадно приложился к горлышку, не обращая внимания на капли, стекающие по подбородку на шею и ниже, ниже… А Дженсен обратил, тихо сглотнул и попытался переключить внимание на разговор.

– Ну, ты как? – немного поколебавшись, он с искренним беспокойством поинтересовался у Джареда, протянув ему полотенце, чтобы вытереть воду с тела.

– Хуево, разве не видно? Черт… – тот устало выдохнул, прижав полотенце к своему лицу. – Сколько я вчера выпил?

– Две бутылки виски.

– Жестоко, – сглотнув, Падалеки осуждающе покачал головой. – Я еще и падал? – кивнул на свою поясницу, потирая её. – И не один раз, да?

Дженсен слабо кивнул, отвернувшись и включая электрочайник. – Да, ты просто брыкался немного, пока я тебя тащил до кровати.

– Аааа… – Джаред понимающе кивнул и сделал еще один глоток, тут же чуть не подавившись. Он вспомнил, что ему сегодня снилось.

«Я падал, у меня болит спина. Дженсен меня нес и был слишком близко ко мне… Блять, неудивительно, что мне такой реалистичный сон приснился. Черт, и сейчас он такой же милый и заботливый. Неужели в свой первый раз он тоже будет так смущаться?»

Усмехнувшись, он благодарно кивнул Дженсену и забрал протянутый кофе.

– Спасибо.

– Да не за что. Ты как? Может, сбегать в аптеку за аспирином? – Эклз с искренним беспокойством смотрел на Падалеки, поджав губы.

– Да нет, не стоит. Чай, холодный душ и хороший завтрак помогут лучше аспирина, – Джаред широко улыбнулся. – Ты же поможешь мне с последним, Дженсен? Видишь, я даже твоё имя правильно произнес. Приготовишь поесть?

Телохранитель рассмеялся, кивнув:

– Да, конечно, – он мягко улыбнулся. – Не думал, что ты такой забавный, когда пьяный.

– Веду себя как ребенок, да?

– Ага. Избалованный.

– Да ну тебя, – Падалеки показал Дженсену язык, затем поднялся и, похрамывая вдоль стеночки, добрался до ванной комнаты. Эклз лишь усмехнулся, покачал головой и принялся за приготовление завтрака.

Изображение


29 ноя 2011, 02:55
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Джаред пропустил очередной недовольный выдох, сопровождающийся злым взглядом, и нервно облизнулся – чертова привычка чертового Эклза. Он был готов проклинать всех подряд, и в первую очередь своего режиссера, который организовал вечеринку в честь Хэллоуина и пригласил туда Падалеки с бойфрендом. Последний безбожно опаздывал, что и нервировало актера, буквально доводя его до бешенства.

– Жен, что за фигня? – актер сдерживался из последних сил, угрожающе сжимая кулаки и коршуном нависая над своим агентом, которая безрезультатно пыталась дозвониться до его телохранителя.

– Не знаю, – отмахнулась от него девушка. – Он не берет трубку, – она с досадой поджала губы. – И я не успела передать ему его костюм священника.

Падалеки зло фыркнул, поправив коловратку, – Чтобы мы с ним были как из инкубатора?

– По-моему, – сама Кортез тоже с трудом сдерживала эмоции из-за раздражающей её импульсивности Джареда. – Два пастора в паре смотрелись бы очень…

– …богохульно.

Женевьев закатила глаза:

– Лучше так, чем вообще не смотрелись бы, – тихо прошипела она в ответ, подавленно выдохнув и снова набрав номер Эклза. Падалеки зло рыкнул, поджал губы и отошел от девушки подальше. Помаячив где-то вдалеке и одарив проходящих мимо людей натянутой улыбкой, больше похожей на оскал голодного медведя, он снова вернулся к Женевьев.

– Черт, всё скоро уже начнется. Где его носит?

– Я откуда… О, Дженсен? – агент облегченно выдохнула. – Наконец-то. Ты где? Уже подъехал? Поднимаешься по лестнице? Стоп, какая лестница, там же лифт. А, ты с другого входа. Хорошо, встретимся в середине зала. Эй! Дженсен? Черт! – снова гудки вместе голоса телохранителя. – Тут, видимо, что-то со связью.

Она тихо выдохнула, переводя взгляд на нервного Джареда, который нетерпеливо дергался на месте и возмущенно смотрел на неё.

– Тихо, успокойся. Он уже здесь, сейчас пойдем, встретим его, – девушка устало усмехнулась, подходя к Падалеки, поправила его воротник, провела рукой по зализанным волосам и мягко улыбнулась. – Слушай, еще немного и я поверю всему тому бреду, что несет Коллинз. Джей, – Жен внимательно посмотрела в глаза друга. – Ты же не влюбился в него?

– Мне что, делать больше нечего? Нет, конечно, просто зря я плачу ему, что ли, – зло и обиженно фыркнул Падалеки, резко отстраняясь от девушки, самостоятельно пригладил свои волосы и отвел взгляд в сторону. Немного прищурившись, он осмотрел толпу возле входа, которая начала какое-то движение, словно явился главный гость вечера. Даже музыка сменилась, заиграла Candyman Кристины Агилеры.

Сгорая от любопытства, Падалеки сделал пару шагов и застыл на месте, мысленно подметив, что ди-джей явно угадал со звуковым сопровождением.

Очаровательная улыбка, идеально выбритые щеки и ровные виски, выразительные зеленые глаза из-под козырька темно-синей фуражки, привычное облизывание – и у Джареда возникло очередное дежа вю, словно это сцена одного из его фильмов, а не реальность. Как же безумно шла Дженсену эта парадная военная форма – темно-синий китель с наградами, белые перчатки, брюки, ботинки – будто бы на вечеринку только с военной службы пришел настоящий армейский капитан.

– Ничего, что я в своей форме пришел? – Эклз немного смущенно улыбнулся и поправил фуражку, чтобы она не так сильно была натянута на глаза. – Просто два пастора на вечеринке было бы как…

– Из инкубатора, – тихо прошептал Падалеки, не в силах оторвать от своего телохранителя завороженного взгляда.
Дженсен удивленно моргнул, улыбнувшись и согласно кивнув.

– Да, точно. Именно это я и хотел сказать, – он перевел взгляд с Джареда на его агента, приветствуя её тоже. – Вам тоже безумно к лицу этот костюм лебедя.

– Ой, да ладно тебе. Ты-то явно звезда этого вечера, – она кивнула на людей вокруг, которые не сводили с них внимательного взгляда. Дженсен поджал губы и по привычке взял под руку Падалеки, который всё ещё заворожено и восхищенно изучал его костюм. Если бы не Женевьев, которая незаметно наступила ему на ногу, он бы так и не пришел в себя.

– Ай! Что тебе надо?

– О, ожил, – девушка усмехнулась. – Бери своего кавалера под руку, и идите в обход по стандартному шаблону. Все влиятельные люди только прибыли, пора помахать им ручкой. Вперед, мальчики.

Джаред тихо сглотнул и перевел взгляд на Дженсена, который как раз провожал Кортез взглядом.

– Она всегда такая активная?

– Нет, на неё Хэллоуин и текила так влияют.

– Боже, что же будет, когда луна взойдет?

Парни встретились взглядами и одновременно тихо рассмеялись, направляясь в сторону самой большой толпы известных продюсеров и режиссеров.

– Парни… Ну, парни, прекратите так на меня смотреть! Прошу! – Коллинз с большим трудом сдерживался, чтобы не впасть в истерику от таких серьезных и суровых взглядов пастора и капитана американской армии.

– Что нам прекратить, сын мой? – непонимающе поинтересовался Падалеки, прижав к себе меню караоке бара на манер Библии. Плавно переведя непонимающий взгляд на Эклза, который стоял рядом с ним с чрезвычайно суровым лицом, он поинтересовался у военного. – Что он желает услышать от меня, брат мой?

– Не имею осведомленности, святой отец, что желает услышать от вас этот гражданский, – заниженным и хрипловатым командным голосом отрапортовал Дженсен, продолжая пронизывающе смотреть на Мишу, который сдался, начав громко и заразительно хохотать. Парни тоже, наконец, вышли из образов, широко улыбнувшись и позволив Виктории увести своего кавалера успокаиваться.

– Знаешь, а когда мы издеваемся не друг над другом, а над кем-то другим вместе, получается намного круче, – на полном серьезе, но очень искренне и мягко произнес Джаред, смотря на Дженсена, который тут же непонимающе нахмурился:

– Что вы такое говорите мне, святой отец? Разве можно священнослужителю издеваться над гражданскими?

– Дженс, – скептически протянул Падалеки, намеренно растягивая гласные звуки.

Парень широко заулыбался, похлопав падре по плечу. – Да, это действительно куда более забавно и круто. Мы просто гении зла, – оба снова рассмеялись, оглядываясь в поисках новой жертвы.

Изображение

Весь вечер парни только тем и занимались, что издевались над всеми, кто попадался на их пути. Особенно не везло тем, кто подходил самостоятельно – душераздирающая история о войне со страшными подробностями или преисполненная высоких моральных принципов проповедь уже заведомо была бедолагам обеспечена. Жестче всего они, конечно, обошлись с Коллинзом и Чадом, который просто зашел в туалет помыть руки, когда с одной из кабинок неожиданно раздались знакомые голоса, характерные звуки, громкие постанывания и маты. Самодовольно усмехнувшись, Мюррей фыркнул, решив застать врасплох уединившуюся парочку, и резко распахнул дверь. Однако вместо компромата и смущенных злых лиц он встретился с ведром холодной воды, окатившей его с ног до головы.

Тут уже в истерике были сами Джаред и Дженсен, когда возмущенный Чад выбежал из туалета, и ошалело уставился на них двоих. Задыхаясь от возмущения и перескакивая с мата на мат, он постарался выяснить, почему они здесь, если он только что отчетливо слышал, как они трахались в кабинке туалета. На что парни лишь невинно пожали плечами, с трудом сдерживаясь, чтобы не захохотать в голос.

– Черт, это было… – Эклз плотно прижался к Джареду, уткнувшись лбом в его плечо и кое-как сдерживаясь от истерического смеха.

– Потрясающе. Почему нас там не было? – с сожалением простонал сам Падалеки ему на ухо, зарываясь носом в фуражку Дженсена и немного похрюкивая из-за попыток сдержать свой хохот.

– Мы бы тогда упустили это… Черт, ааа, не могу! – парень все-таки сорвался, громко смеясь и плотнее прижимаясь к Джареду, чтобы заглушить свой смех. Успокоиться и взять себя в руки он смог только через пару минут, подняв на актера открытый и веселый взгляд. – Тебе телефон не жалко?

– Не-а, – Падалеки широко улыбнулся, покачав головой. – У меня еще есть. Но Дженс…

– Знаю, – Эклз мастерски воссоздал неподдельное возмущение, пародируя Мюррея. Переглянувшись, они снова дружно зашлись в приступе хохота, успокоившись только тогда, когда от смеха у обоих заболели мышцы на лице.

– Пойду я в комнату раздумий, сын мой.

– Только в женский иди.

– А меня не выгонят?

– Скажешь, что унитазы освящать пришел.

Отсмеявшись, Джаред двинулся в сторону женской комнаты, добравшись до неё без особых приключений. Очаровательно улыбнувшись какой-то актрисе четвертого или пятого плана, он исчез в кабинке. Когда актер оттуда выбрался, его уже поджидала толпа верных фанаток, тут же забросавших его вопросами.

– Нет, исповедать в уединенном месте я вас не могу, к сожалению.

– Да ладно вам, Джаред, один раз не натурал. И ваш парень ничего не узнает, – девушка упрямо посмотрела на него. – Я вас уверяю.

– Так же как и я могу вас заверить, что являюсь верным, – снисходительно улыбнувшись, он спокойно убрал руки девушки от своей коловратки и вышел обратно в зал.

Там его поджидал сюрприз: Дженсен каким-то чудом – не исключено, что это был Коллинз – добрался до караоке.

Как только зазвучали первые аккорды песни, Эклз появился из-под стола, забираясь на него и начиная петь. При этом песню он сопровождал умопомрачительными и довольно соблазнительными движениями, вовсю пользуясь своей шикарной мимикой и харизмой. Сняв с головы фуражку, он кинул ее в толпу, очаровательно улыбаясь той счастливице, которая умудрилась ее поймать. Заметив Джареда, Эклз тут же подмигнул ему, поднося два пальца к своим глазам и изображая глаза тигра, указал на Падалеки, адресуя припев ему. Всю песню Дженсен корчил рожицы, облизывался, улыбался и подкидывал в паузах микрофон, ловя его почти не глядя, доводя этим девушек на вечеринке до восторженных визгов. И в блистательном финале, поставив ворот своего пиджака, он величаво поднял руки, призывая, чтобы аплодисменты не смолками. Затем облизнулся, послал залу воздушный поцелуй и, наконец, спрыгнул со стола.

Парня тут же будто бы подменили – мягкая, искренняя и смущенная улыбка, раскрасневшиеся щеки, блеск в глазах, которые кого-то высматривали в толпе. Джареду безумно хотелось, чтобы глаза Дженсена искали его. Во всяком случае, когда они встретились взглядами, Эклз не отвел свой, просто улыбнулся немного шире, начав пробираться к нему сквозь толпу. Рассмеявшись, Падалеки пошел к нему навстречу, успев подхватить и прижать к себе споткнувшегося о чью-то ногу телохранителя, который растерялся так, словно он никогда в жизни не терял равновесия. Джаред заметил, что ему попросту подставили подножку, кажется, Коллинз в отместку за их розыгрыши. Правда, он так и не понял, почему его друг отомстил только Эклзу, да и еще задорно подмигнул Падалеки, прячась в толпе. Актер мягко улыбнулся, тихо прошептав:

– Придурок.

– А? – удивленно вытаращился на него Эклз, нервно облизнувшись.

– Я не тебе, не парься. Ты как? В порядке? Голова не кружится? – аккуратно прижав к себе парня, Джаред успокаивающе провел ладонью по его спине, давая понять одним взглядом, что если Дженсен захочет отстраниться, он не будет против.

– Я думал ты пастор, а не доктор, – телохранитель мягко рассмеялся, покачав головой. – Я в норме, не волнуйся.

Эклз был благодарен своему боссу за такую заботу. Мысленно он решил немного забить на то, что с каких-то пор они начали понимать друг друга без слов, по одним жестам. И это даже…нравилось. Дженсен задумался над тем, что неплохо было бы немного отстраниться от Джареда, стоящего так близко, и уже хотел это сделать, но просто не успел. Вероятно, он потратил слишком много времени на раздумья, так как за этот промежуток времени шустрый Коллинз умудрился добраться сквозь толпу до подиума ди-джея. Он захватил микрофон и ди-джейский пульт в свое распоряжение, запудрив мозги молодому парнишке, который стоял за стойкой, управляя музыкой.

– Дамы и господа! – Миша широко улыбнулся, кратко помахав народу. – А сейчас, после этого сногсшибательного выступления мистера Эклза, – он кивком головы указал осветителям навести прожекторы на Дженсена и Джареда, которые все еще стояли в обнимку, ошарашено смотря на Коллинза. – Я уверен, что здесь не осталось ни одного человека, который был бы равнодушен к нему, – он подмигнул Дженсену. – Молодец. Думаю, вы наверняка не будете возражать, если мы подарим ему и его очаровательному кавалеру, моему близкому другу, медленный танец? Нет? Славно! Тимми, врубай.

– Я Стэн.

– Да хоть Иван, врубай, я сказал!

Понятное дело, что в данный момент отстраняться было поздно – на них были направлены все яркие прожекторы, а народ, толпящийся вокруг, немного расступился, давая место для танца.

Тихо рассмеявшись, Джаред тактично и даже как-то бережно перевёл руку на талию Дженсена, сжав его вторую руку в собственной ладони и, адресовав ему краткий поклон, начал плавно и аккуратно двигаться в такт медленной музыке.

Изображение

– Это «Hello»? Лайонел Ричи?

Дженсен посмотрел на Джареда с уважением, кивнув и тихо прошептав в ответ:

– Да, его песня, но исполнение другое.

– Слышу, что кавер, голос намного моложе. Но песня всё равно красивая.

– Ага, – немного поколебавшись, Дженсен начал тихо подпевать словам песни, обняв Падалеки за плечо и послушно поддаваясь его ведению в танце. Джаред не сводил с него заинтересованного взгляда, мягко улыбаясь и бесшумно шевеля губами во время припева – это были единственные слова песни, которые он знал.

– Tell me how to win your heart, – актер сам не осознал, что прошептал эти слова вслух, тихо закашлявшись и сбившись с ритма. Он тут же сжал руку явно растерявшегося от такой внезапности Эклза, продолжив танец. – Прости, задумался.

– Ничего, еще немого осталось, – Дженсен мягко улыбнулся в ответ. Он примерно ориентировался в продолжительности песни, так как иногда после работы они часто собирались всем отделом, и он просто наигрывал то, что ему приносили на листочках с нотами. Среди прочих там была и эта композиция.

– But let me start by saying, – они плавно остановились, и Дженсен тихо допел: – I love you.

Падалеки выдохнул, тепло улыбнувшись своему телохранителю:

– Сыграешь мне её, когда настроение будет?

– Ладно, мне не трудно, – Эклз рассмеялся, кивая.

– Здорово, спасибо.

– Да не за что.

Наверное, со стороны это смотрелось не совсем так, как было на самом деле, и публика явно ожидала в финале танца (под такую-то душещипательную песню!) не милого и смущенного щебета между парнями, а чего-то более серьезного.

– Целуй, – всё началось с шепота Коллинза в микрофон, который быстро волной подхватил весь зал, сперва шепотом, затем громче и громче.

Падалеки тихо сглотнул, наклонившись к Дженсену и тихо прошептав:

– Ты не против?

Тот мягко хмыкнул, передернув плечами:

– В конце концов, это моя работа.

Джаред кивнул, плавно отпустив его руку, перевел пальцы на скулу, наклонившись и очень мягко поцеловав Дженсена. Он не смог сразу скрыть своего удивления, почувствовав, что тот отвечает, но затем напомнил себе, что это всего лишь игра на публику. Эклз зарылся пальцами в его волосы, подаваясь навстречу и прижимаясь ближе.

– Хорошо целуешься, – тихо выдохнул Падалеки, немного отстраняясь и не сводя с парня томного взгляда.

– Ага, – Дженсен облизнулся. – Ты тоже.

Помедлив с секунду, они одновременно подались навстречу друг другу, возобновляя продолжительный, но несколько опасливый поцелуй. Прерваться их заставил не вовремя зазвонивший телефон Эклза. Тот быстро оторвался от губ актера, тут же недовольно замычавшего, и достал мобильный.

– Это важно. Со старой работы кто-то. Джаред…

– Да, я понимаю. Балкон, там спокойнее.

– Я сейчас вернусь.

Дженсен поджал губы и поспешил отстраниться, торопливым шагом направляясь к балкону и отвечая на звонок. А Джаред так и остался стоять и смотреть ему вслед, сосредоточившись на приятном ощущении губ Дженсена и не слишком торопясь вернуться обратно в реальность. Весь кайф обломал Коллинз, который воодушевленно похлопал его по плечу и продемонстрировал фотографию их затянувшегося поцелуя, на которой парни действительно смотрелись, как настоящая влюбленная пара.

– Красивое фото, – отстраненно протянул Джаред.

– Еще бы, кто снимал-то, – довольно и широко заулыбался Миша. – Спорю на что угодно, у неё будет больше всего ретвитов.

– Чего?

– О, пещерный человек без твиттера, сгинь, я тебя не знаю!

Падалеки с искренним недоумением посмотрел на своего друга.

– Да ладно, я же шучу. Иди сюда, лосёнок, – приобняв парня за плечи, Коллинз усадил его за столик и сел напротив, во все глаза уставившись на Джареда, словно видел его впервые.

– Миша, ты чего? – актер настороженно прищурил глаза, приготовившись к худшему.

– Это я у тебя спросить хотел. Сколько вы уже с Дженсеном вместе официально?

– Около трёх месяцев.

– А по-настоящему? Ты же его скрывал ото всех.

Падалеки прикусил губу, мысленно прикидывая, что можно соврать.

– Ну, полгода где-то.

– Славно, – Коллинз улыбнулся еще шире. – И что ты ему подаришь?

Джаред удивленно вытаращился на друга:

– Кому? Что подарить?

– Дженсену, кому же еще. Полгода же.

– И что?

– Ты кретин или как?

– Ты чего обзываешься? – актер обиженно поджал губы.

– А ты чего тупишь? У вас полгода отношений. Ты должен что-то подарить своему парню, чтобы сделать ему приятное.

Джаред задумчиво взлохматил свои волосы, бросив быстрый взгляд на балкон, откуда Эклз еще не вернулся, затем вернул взгляд к Коллинзу.

– Я не знаю, что ему дарить. Новую гитару? Глупо, она и так не старая, да и я в них не разбираюсь. Гель для бритья не покатит, наверное?

– Конечно, нет! – Миша выдохнул, с осуждением посмотрев на Падалеки. – Вот ты ужас ходячий какой-то. Подари ему часы. Хорошие. Уверен, он обрадуется. Или туалетную воду.

Заметив непонимающее выражение лица собеседника, Миша едва сдержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу.

– Джей, честное слово, у тебя будто бы никогда девушки не было. Тьфу, парня. Вы полгода уже вместе – черт с ним, пусть будет три месяца для публики – а такое впечатление, что ты ему еще ни разу ничего не дарил. Дарил же?

Падалеки какого-то черта отрицательно покачал головой, за что Коллинз одарил его мощным подзатыльником и взглядом, преисполненным такого разочарования, что Джареду стало ужасно стыдно.

– Чувак, у тебя парень в таком случае действительно настоящее сокровище. Ты постоянно на съемках, дома бываешь не часто, приходишь уставший. У тебя в каждом фильме эротические сцены, да еще и толпы поклонников, к которым не ревновать просто невозможно. И за всё это время ни одного подарка? Да меня Вики за такое давным-давно бросила бы, или прикончила сковородкой к чертям собачьим. Думай головой, дружище!

– Что бы я с тобой сделала? – девушка бросила в его сторону проницательный взгляд, на который Коллинз ответил широкой невинной улыбкой.

– Расцеловала бы, дорогая, а остальное не при детях, – кивнув на Джареда, он подмигнул своей невесте и добавил шепотом, когда она отошла. – Нет, не прибила. Распотрошила бы, точно.

– Ну… – Падалеки виновато поджал губы. – Да, наверное, ты прав. Значит, часы и туалетную воду?

– Ага, – одобрительно кивнул мужчина. – Только узнай, какой запах он любит, это важно.

– Да, понял, не дурак.

– Да, Падалеки ты не дурак. Ты хуже. Ты дебил. Полнейший, – скептически хмыкнув, Миша покачал головой. – Словно сына на первое свидание провожаю. Черт, Джей, ты меня так расстроил своей непутевостью… – он драматично выдохнул, тут же спохватившись. – Напишу об этом в твиттер! Пусть меня пожалеют, – с победной улыбкой Коллинз уткнулся в свой телефон.

Джаред нервно усмехнулся, поднимаясь со своего места с намерением найти Эклза – и тут же понял, что в этом нет необходимости. Дженсен как раз вернулся после телефонного разговора, и не успел отойти, едва не оказавшись сбитым Падалеки. Благо, тот успел подхватить своего телохранителя под локоть.

– Черт, Дженс!

– Боже, Джей!

– Ребята, вы, кажется, неправильно роли распределили, – невозмутимо вмешался в их религиозную беседу Миша, не отрываясь от своего телефона и по очереди указывая на парней.

– Дженсен больше на Всевышнего похож, раз на то пошло. А ты потрясающе сыграл Сатану, пусть и одет как монах сейчас.

– Что-то тебя понесло Миша, – покачал головой Джаред, на что Коллинз безмятежно пожал плечами. – Хеллоуин же. Стоп, не двигайтесь! Это нужно в твиттер! – нацелив на них камеру телефона, он быстро сделал снимок, довольно усмехнувшись.

Падалеки с подозрением вытаращился на Коллинза, тихо усмехнувшись, – Вот же…

– ..чудик, – закончил вместо него Эклз, с которым они тут же встретились взглядами и тихо рассмеялись, придя к негласному решению отойти в более спокойное место и выпить пунш.

– А вообще, он всегда такой.

– Кошмар, как его снимать-то умудряются?

– Ну, на камеру он хорошо работает, и в образ входит классно.

– Да, ангел с лицом-кирпичом у него шикарно получился, – снова переглянувшись, они рассмеялись, подняв бокалы и осушив их до дна.

Тихо посмеиваясь, Джаред бросил на Эклза мягкий взгляд, после некоторого колебания поинтересовавшись:

– Кто звонил?

– Со старой работы.

– Харрис? Ну, лейтенант? – Падалеки старался не показывать своей робости.

– Ага, Харрис. Всё с той же песней – вернись, мы всё простим, – улыбнувшись, Дженсен покачал головой. – Я не собираюсь возвращаться, если что вдруг.

Падалеки хотел облегченно выдохнуть, но вместо этого заставил себя равнодушно пожать плечами:

– Да я и не волнуюсь, – и всё-таки не выдержал. – Почему? Тебе там настолько не нравилось? Ты же так долго продержался.

– Нет, – Эклз мягко рассмеялся, покачав головой. – Просто прошлое – это прошлое. А я не люблю смотреть назад. Что-то вроде этого, – он пожал плечами. – За это меня все мои бывшие не любят. Потому что для меня они всего лишь старые воспоминания, фотографии, которые даже просматривать лишний раз не хочется. И не потому, что человек был плохой, а потому что это прошлое.

Заметив напряженный взгляд Джареда, он успокаивающе похлопал его по плечу: – Не парься, это не мои заскоки, просто привычки с академии. Нам это каждый день вдалбливали, как-то в мозгах и осталось. Так жить немного проще. Тем более, из правил всегда есть свои исключения, – он подмигнул Падалеки, снова подняв свой бокал и сделав большой глоток. Актер медленно повторил за ним, делая глоток шампанского и поднимая взгляд на Дженсена, услышав его голос.

– Как тебе здесь?

– Нравится. Очень нравится, – он мягко улыбнулся, обведя глазами зал, с едва уловимой опаской поинтересовался в ответ: – А тебе? Надеюсь, выходка Коллинза…

– Все в порядке, – Эклз вернул спокойный взгляд Джареду. – Тут весело. Намного лучше, чем я ожидал. И я искренне рад этому.

– Приятно слышать. Правда.

– Выпьем? – он мягко и искренне улыбнулся Падалеки, снова налив им обоим пунша. – Надеюсь, тебя снова не унесёт.

– Почему это? – актер хитро прищурился. – Детей не любишь?

– Люблю, только если они не двухметрового роста, с весом почти в сотню, – рассмеявшись, он чокнулся с Джаредом, выпивая всё до дна.

Изображение

Они ввалились в квартиру, бурно обсуждая феерический финал вечера и захлебываясь словами и эмоциями от увиденного и пережитого.

– Черт, я теперь просто не смогу спокойно смотреть Титаник! – Дженсен громко смеялся, уже даже не пытаясь успокоиться. Он всё ещё видел перед глазами пьяного Коллинза, который пел в караоке My Heart Will Go On и посылал воздушные поцелуи по очереди всем присутствующим в зале.

– А я Король льва! Раньше я всегда плакал, а теперь… черт! – теперь уже громким смехом залился Джаред, вспоминая Мишу, пытавшегося под Hakuna Matata одновременно изобразить всех персонажей мультфильма.

– А помнишь, что вытворял Мэтт?

– Это до того, как он запрыгнул Ричу на спину с воплями «Вперед, мой бравый жеребец!» или после?

Поймав веселый взгляд своего телохранителя, Падалеки, с трудом сдерживаясь, выдавил из себя:

– Да, Дженс. Для меня теперь тоже певцом номер один будет только и исключительно Джастин Бибер.

Через две секунды квартира взорвалась диким хохотом, и успокоиться парни смогли только через долгие-долгие минуты. Джаред, раскрасневшийся и запыхавшийся, словно после долгого бега, уперся ладонью в стенку и положил вторую руку на живот, пытаясь отдышаться. Дженсен последовал его примеру, широко улыбаясь и опершись обеими ладонями о спинку дивана, тихо посмеивался, делая глубокие вдохи. Более-менее придя в себя, парни, наконец, сняли верхнюю одежду и обувь, и направились по своим комнатам. Остановившись у двери, Дженсен развернулся к своему боссу, пытаясь что-то сказать, но тот его опередил.

– Знаю. Повторюсь, это был мой лучший Хеллоуин.

Эклз мягко усмехнулся, согласно кивнув:

– Взаимно. Мой тоже. Никогда бы не подумал, что селебрити могут так развлекаться.

Джаред. тихо хихикнул, с интересом посмотрев на своего телохранителя:

– Думал, что там все буквально давятся от своего пафоса?

– Если честно, то да. А оказывается, вы такие же смертные, как и мы.

Падалеки мягко улыбнулся, но отрицательно покачал головой.

– Нет, ты не прав. Миша после сегодняшнего вечера обречен на бессмертие, – они оба вновь залились смехом.

– Черт, всё, прекрати. Больше я не выдержу, – Дженсен схватился за свой живот, снова пытаясь привести своё дыхание в норму.

Джаред понимающе кивнул, с трудом выдавив из себя:

– Да, прости. Всё, больше ни слова о нём. И тем более, о том, как он пел «Baby».

– Черт, Джей!

– Знаю…

– Ладно, всё. На лишние пару лет жизни мы и так насмеялись.

– Если не больше.

– Ага, – повернув ручку своей двери, Эклз мягко кивнул боссу. – Приятных снов, Джаред, – он прошел в свою комнату, но не успел прикрыть за собой дверь, когда услышал голос Падалеки.

– Дженсен!

– Да? – выйдя из комнаты, он вопросительно посмотрел на Джареда, всё ещё тяжело дыша после заразительного смеха.

– Я… это… – он неуверенно поджал губы, мысленно проклиная пунш за то, что сейчас ведет себя так нерешительно. Хотя, по идее, всё должно было бы быть наоборот. – Дженсен, я хотел предложить… ну, мы сегодня так здорово прикалывались над всеми… и мне показалось, что мы… ну, знаешь… можем дружить? – «Падалеки, ты мудак». – То есть, я пойму, если…

– Круто, – спокойно улыбнулся Дженсен, продолжая искренне улыбаться. – Сегодня было круто. Думаю, после такого мы действительно друзья, – он протянул ладонь для рукопожатия, которую Джаред с охотой пожал.

– Да, не думал, что такие вещи способны объединить. Это и правда здорово.

– Очень. Один туалет чего стоил.

– Ага, – Падалеки мягко улыбнулся. – Спокойной ночи, Дженсен.

Кивнув, он с успешно скрытой неохотой убрал руку от ладони Эклза, поспешив зайти в свою комнату, чтобы больше не дразнить себя. Но, услышав голос телохранителя, тут же поспешил выглянуть обратно.

– Джаред, подожди.

– Да?

Дженсен немного удивился тому, что Падалеки уж слишком быстро выглянул из комнаты, и мысленно понадеялся, что в прошлый раз сам сделал не так же. Задумчиво облизнувшись, он спокойно произнес:

– Можешь и вне выходов в люди называть меня Дженсом, если уж мы теперь друзья.

Падалеки удивленно моргнул, тут же широко улыбнувшись, и согласно кивнул:

– Вау, здорово! Спасибо. То есть, я очень рад. Или что в таких ситуациях можно говорить? – он тихо рассмеялся, взлохмачивая волосы. – Ну, меня, соответственно, ты можешь называть Джеем, а то Джаред как-то слишком официально звучит, особенно от тебя.

– Серьезно? – Эклз заинтересованно посмотрел на пожавшего плечами босса. – Никогда бы не подумал, правда. Но это здорово, что ты так рад этому. Ладно… Спокойной ночи.

– Снова.

– Да, – мягко улыбнувшись друг другу, они снова разошлись по комнатам, только ни один из них не прошел вглубь помещения.

Дженсен стоял и думал, не слишком ли глупо выглядело его разрешение – другими словами это назвать нельзя было. Возможно, его поведение было вызвано лишним бокалом пунша? Точно, он немного перебрал, выпил больше Джареда, и сейчас ведет себя слишком глупо. Эклз старался не думать о том, что в принципе организм у него был очень выносливый, и того количества алкоголя, которое он выпил, было недостаточно, чтобы он всерьез опьянел. Он вообще пьянел по-настоящему в последний раз ещё во времена выпускного в школе, и то потому что выпил на спор слишком много. Почему же тогда сейчас, практически трезвый, он ощущал себя словно подросток, который думает о том, о чем не следовало бы, и очень стыдится собственных мыслей?

Джаред тоже ощущал себя конченым подростком, к тому же идиотом, который отчаянно пытался придумать повод, чтобы окликнуть Дженсена и еще раз взглянуть на своего красивого телохранителя. В отличие от Эклза, на него пунш подействовал сильнее, придав решительности.

Взлохматив и так уже растрепанные волосы, он хаотично цеплялся взглядом за все возможные предметы обстановки в своей комнате, пока не наткнулся на будильник возле кровати. Широко улыбнувшись, актер поспешил снова выглянуть из своей комнаты.

– Дженс?

– Да? Ты что-то хотел?

Решив не придавать особого значения тому, что Дженсен слишком быстро высунулся из-за двери, Падалеки мягко улыбнулся ему, переходя сразу к делу.

– Ага. У тебя на завтра планов нет?

– Работа только, как всегда, – Эклз слабо усмехнулся. – Только не говори, что завтра предстоит ещё одна вечеринка.

Рассмеявшись, Джаред покачал головой:

– Нет, я хотел пригласить тебя… Вернее, предложить погулять. Зайти куда-нибудь – в торговый центр, например. Купить тебе что-нибудь, подарок там, или еще что, – поймав непонимающий взгляд Дженсена, он поспешил объяснить. – В качестве премии за хорошую работу, разумеется. Ты не подумай ничего лишнего.

– Ну разве только за хорошую работу, – мягко усмехнувшись, Эклз кивнул, не сводя глаз с Падалеки. Повисла продолжительная пауза.

– Ну, тогда приятных?

– Взаимно.

Они вновь разошлось по комнатам, и в этот раз Джаред думал, что он не просто конченый подросток, а что-то гораздо страшнее. Какая-нибудь нерешительная размазня с тряпкой вместо мозгов. Дженсен же размышлял о том, что вся эта ситуация выглядит настолько глупо и по-ребячески, что ему стоит просто выбросить всё лишнее из головы и уйти спать. Вот только…

– Джей, я хотел спросить, – он тихо кашлянул, открыв дверь. – Во сколько…

Он не успел закончить предложение, так как оказался вжатым в стенку и вынужден был отвечать на страстный несдержанный поцелуй Падалеки, который, кажется, не собирался отстраняться. И не то чтобы Эклз был особо против.

– Ты что-то спросить хотел? – Джаред нашел в себе силы прервать поцелуй только спустя несколько долгих секунд, заворожено и томно смотря на Дженсена.

– А? – тот сам неотрывно смотрел в глаза босса, пытаясь сообразить, что он должен был ему сказать. – Ах да, точно. Нужно встать пораньше, завтра же выходной. Людей в центре будет много.

– Хорошая мысль, – Джаред согласно кивнул, принимаясь вылизывать губы и скулы Эксла, который слабо упирался ладонями в его плечи, но толком не отстранялся, затуманенным взглядом смотря на Падалеки.

– Мне нравится, как ты целуешься.

– Ага, – всё, что смог выдавить из себя Дженсен, пропустив тихий выдох..

– И сам ты мне нравишься.

– Ага.

– Дженс.

– А?

– Можно, я тебя снова поцелую?

– Ага, – парень слабо кивнул, переводя ладони с плеч Джареда на шею, обнял его, отвечая на очень мягкий, и даже трепетный поцелуй.

Долго таким он, правда, не продержался, быстро становясь страстным, жадным и голодным, причем со стороны обоих парней. Сильнее вдавив телохранителя в стенку, Падалеки устроил колено между ног Дженсена, углубляя поцелуй. Через пару мгновений они поменялись местами, и теперь уже Эклз прижимался плотнее к своему боссу, медленно и осторожно толкая его в сторону комнаты Джареда.

По дороге туда они хаотично и очень поспешно избавляли друг друга от одежды, не обращая внимания на характерный звук рвущихся ниток и треск пуговиц. Сжав волосы Падалеки и прикусив губу, Эклз переключился на его шею, одарив ее своим горячим дыханием и покрывая быстрыми поцелуями. Джаред путался в одежде своего телохранителя и в собственных пальцах, спешно отбрасывая в сторону ненужные вещи и обнажая горячую кожу, по которой он с нажимом водил пальцами, оставляя красноватые линии. В ответ Дженсен послушно прогибался в спине, помогая избавить себя от одежды, ласкал прикосновениями грудь и плечи Падалеки. Поддавшись его легкому толчку, он опустился на кровать, утягивая за собой актера, и вернулся к его губам, возобновляя приятные ласки.

Разума Эклза хватило только на то, чтобы подметить, что кровать у Джареда очень мягкая, а постельное белье приятное на ощупь – неудивительно, что хозяин квартиры предпочитает спать обнаженным. Дальше рассудок парня отключился, и он полностью отдался переполнявшему его возбуждению.

Дженсен с охотой помог избавить себя от остатков одежды, самостоятельно отбросив на пол брюки, которые приземлились с глухим звоном пряжки ремня. Но вот когда Джаред потянул на себя его боксеры, Эклз заметно напрягся. Он попытался что-то сказать, и Падалеки успешно пресек все его возможные возражения ласковыми поцелуями по низу живота. Актер мягко провел пальцами по его бедрам, избавляя от нижнего белья, затем чуть отстранился, переводя дух и прикусывая губу, чтобы убедиться, что это реальность, а не сон, и перед ним находится действительно Дженсен – такой красивый и совсем не сопротивляющийся. Более того, Эклз сам тянулся к брюкам любовника, чтобы помочь снять их и поскорее перейти к более интересной части их действий.

Быстро улыбнувшись, Джаред вернулся к губам телохранителя, ласково целуя его и забираясь на кровать. Он легонько провел кончиками пальцев по груди Дженсена, царапая её, и медленно сходя с ума от такой пылкой и настоящей, долгожданной близости с этим парнем. Плавно опустившись ниже, Падалеки принялся вылизывать его скулы и шею, мягко прикусывая кожу, добрался до ключиц, одаривая их быстрыми пылкими поцелуями. Сжал зубы на его сосках, мягко вылизывая их контур, пропустил недовольный выдох, ощутив чужие пальцы на своих волосах, но послушно поддался, поднимаясь вверх и отвечая на поцелуй Эклза – томный, жаркий, настойчивый, с укусами, после которых губы горели огнем, дразня еще сильнее. Каждое прикосновение, малейшее движение Дженсена срывало у Падалеки и без того неустойчивую крышу, поэтому он решил пока не отстраняться от лица парня, и продолжить пылко целоваться. Джаред кусал его губы и усмехался, слыша приглушенное рычание, чувствуя пальцы, впивающиеся в его спину. Опустив ладонь вниз, он обхватил возбужденный член Эклза, чуть сжав его и начиная продолжительные, размашистые ласки. Дженсен тихо застонал, прогнувшись в спине и подаваясь навстречу приятным ласкам. Подхватив с его губ томные и желающие выдохи, Падалеки ускорил темп движений, желая услышать парня ещё громче. Слабо сжав зубами кожу на прессе своего телохранителя, он медленно провел пальцами по его достоинству, опускаясь вниз, к его сжатым мышцам ануса, легонько коснулся их, слабо надавливая. Пальцами второй руки он тут же сжал его сосок, немного оттягивая его и затыкая собиравшемуся возмутиться Эклзу рот продолжительным, очень нежным поцелуем.

Дженсен постепенно расслабился, увлекшись приятными ласками актера, и тот, воспользовавшись этим, быстро спустился губами вниз по его телу, добираясь до паха и лизнув головку его члена. Услышав протяжный довольный выдох, Джаред улыбнулся, продолжив более уверенно и усердно ласкать Эклза языком, уделяя особое внимание чувствительной коже головки, увлажнившейся от выступившей смазки. Старательно вылизывая и посасывая Дженсена, он снова вернулся пальцами к его заду, раздвинул ноги и с легким нажимом коснулся сжатых мышц. Поняв, что телохранитель полностью расслабился, Падалеки ненадолго отстранился от него, быстро облизывая и увлажняя собственные пальцы, затем вернулся к достоинству Эклза, продолжая отсасывать ему и одновременно с этим медленно, аккуратно вводя в него один палец. Джаред проникал в его тело глубоко, но аккуратно, не забывая ласкать член Дженсена и перекрывать приятными прикосновениями возникший пока что незначительный дискомфорт. Постепенно он добавил еще один палец, разводя их вместе внутри парня и наслаждаясь его шумными сбивчивыми выдохами и постанываниями. Телохранитель выгибался в спине, извиваясь и стараясь избавиться от неприятных ощущений, и Падалеки всеми силами старался переключить внимание на то, что он вытворял с возбужденным достоинством Эклза. А вытворял он нечто умелое и мучительно приятное, так как Дженсен не переставал хрипло, хоть и приглушенно стонать, кусать губы и впиваться в волосы Джареда пальцами, заставляя его ускорить темп ласк языком. Тот и так, добавив еще один палец, едва сдерживался, чтобы не наплевать на всё и не оттрахать Дженсена вот так, без подготовки. Сдерживала его только мысль о том, что Эклз всё-таки девственник в анальном сексе, а Падалеки хотел быть с ним максимально нежным и осторожным.

Продержаться получилось всего несколько минут – дольше терпеть Джаред не мог, так как зрелище выгибающегося и постанывающего от нетерпения Эклза под ним совершенно никак не способствовало проявлению выдержки. Шумно выдохнув и облизнувшись, Падалеки вытащил пальцы из Дженсена, приподнимаясь и с откровенной похотью во взгляде смотря на него. Быстро дотянувшись до тумбочки у кровати, он достал презерватив и смазку, стараясь не обращать внимания на капризные и призывные хриплые стоны Эклза, сгорающего от нетерпения и желания. Аккуратно раскатав презерватив по возбужденному члену, он выдавил на кончики пальцев прохладный лубрикант, наклоняясь и размазывая его по уже растянутому анусу своего телохранителя. Тот непроизвольно дернул бедрами из-за ощутимой прохлады, но тут же требовательно подался вперед, навстречу прикосновениям. Сглотнув, Джаред развел его колени еще шире, закидывая ноги Дженсена себе на плечи и придвигаясь к нему вплотную. Устроившись поудобнее перед ним, он провел головкой своего члена по его подготовленным мышцам, наклонился, ласково касаясь его губ своими, и тут же вошел в Эклза, предусмотрительно затыкая его ласковым, продолжительным и очень пылким поцелуем. Он сразу проник в него полностью, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на резкие глубокие толчки, начал двигаться аккуратно, давая Дженсену привыкнуть к неприятным ощущениям и перебивая их ласковыми, жаркими, страстными поцелуями.

Одну руку Джаред перевел на бедра телохранителю, мягко придерживая его и поглаживая кожу. Пальцами свободной ладони возобновил продолжительные ласки на его члене, подстраиваясь под собственные движения внутри его тела. Впрочем, сдержанности Падалеки хватило ненадолго, и скоро он уже вбивался в Дженсена, вдавливая его в постель, кусал его губы, наслаждаясь сорванными выдохами, продолжительными хриплыми стонами, жарким дыханием и ласковыми поцелуями Эклза, не забывая подрачивать ему. От губ парня он отрывался только тогда, когда им переставало хватать дыхания, да и то коротких передышек хватало только на пару глубоких вдохов, после которых они снова возобновляли пылкие и жадные поцелуи. Джаред тщетно пытался вести себя аккуратно и осторожно – сдерживаться было нереально. Слишком долго он хотел этого, слишком долго желал, терпел, сдерживался, мечтал о том, как будет обладать Дженсеном, как тот будет вот так хрипло и возбуждающе стонать под ним, подаваясь навстречу и царапая спину сильными пальцами. Можно было кончить от одного затуманенного взгляда потемневших от возбуждения глаз Эклза, которые тот прикрыл от наслаждения, откинув голову назад и шумно дыша. Жаром своего тела он сводил с ума еще больше, заставляя буквально дышать им одним в перерывах между поцелуев, да и во время их самих. Резко, глубоко и продолжительно врываясь в тело Дженсена, Падалеки практически отключился от реальности, полностью погрузившись в переполнявшее его наслаждение и жар, распирающий изнутри. Понял он, что Эклз кончил, только когда услышал его громкий продолжительный стон и ощутил с силой, до боли сжавшиеся на плечах его пальцы. От осознания того, что Дженсена довели до пика именно его ласки и движения, от вида расслабленной и немного усталой улыбки на губах телохранителя, Падалеки и сам не сдержался, до конца проникая в тело парня и с приглушенным стоном кончая.

Упершись руками в кровать по обе стороны от Эклза, он опустил голову, прикрыв глаза, безуспешно пытаясь отдышаться и прийти в себя. Более-менее восстановив дыхание, Джаред отстранился, аккуратно выходя из Дженсена, избавился от презерватива и лег рядом с парнем, притянув его к себе. Слабо счастливо улыбнувшись, он провел сомкнутыми губами по шее Эклза, повернув его лицом к себе, и потянулся, чтобы поцеловать, но тут же остановился, наткнувшись, словно на осязаемую преграду, на его взгляд, преисполненный ледяного спокойствия.

– Только что ничего не было. Вообще. Спокойной ночи, Джаред.

Его безэмоциональный, разве что немного охрипший голос был для Падалеки словно удар плетью. Лучше бы уж Дженсен на него кричал или действительно бил. Вместо этого он тихо кашлянул и поднялся с кровати, тут же нахмурившись из-за неприятного ощущения. Быстро подобрав свои вещи, он поспешил покинуть спальню Джареда и закрыться в своей комнате, оставив актера в полной растерянности и недоумении.

Тихо выдохнув, Падалеки с усмешкой откинулся на спину, уставившись в потолок и тихо горько бормоча себе под нос:
– Если это сон, то можно, я не буду просыпаться?

Всё удовольствие от оргазма испарилось вместе со сбежавшим Эклзом, и ему ничего не оставалось, кроме как притянуть к себе подушку и, накинув на себя одеяло, с грустной улыбкой крепко уснуть.

Изображение


29 ноя 2011, 03:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
И всё-таки, это был не сон. Даже не смотря на совершенно спокойное лицо Дженсена и его попытки вести себя так, словно между ними ничего не было. Разве что прихрамывал он слишком заметно, от чего только смущался, стараясь поменьше двигаться. Так что на протяжении всего завтрака Падалеки во все глаза изучал своего телохранителя, стараясь запомнить его искренне смущенным. Он вообще-то хотел сфотографировать это редкое явление, так как понимал, что вряд ли еще когда-нибудь увидит что-либо подобное, но Эклз такого бы не оценил, так что Джаред ограничился одним наблюдением.

Между ними сперва царило тяжелое молчание, но слово за слово они начали разговор о каких-то пустяках, и через несколько минут болтали уже практически непринужденно. Поэтому актеру было трудно поверить, что они с Дженсеном вчера переспали. Разумеется, его тело ощущало и помнило это очень хорошо, что уж говорить о самом телохранителе. Падалеки вообще ощущал себя долбанным зайчиком-энерджайзером, который добрался до любимой морковки с изумрудным хвостиком, вот только главной проблемой было то, что безумно хотелось добавки. А судя по тому, как Эклз старательно избегал любых случайных прикосновений, ему вряд ли вообще светило хоть что-то. Вот и оставалось довольствоваться молчаливым наблюдением.

– Джаред, что-то не так? Я ошибся? Ты хотел чай, а не кофе?

– Нет-нет, кофе. Спасибо. У тебя он выходит очень вкусным, – Падалеки широко и искренне улыбнулся, не сводя взгляда с Дженсена.

– Да? Благодарю, – задумчиво облизнувшись, он придвинул тарелку с блинами Джареду, подавая ему джем.

– Тебе спасибо, кормилец ты мой! – усмехнувшись смущенному взгляду Эклза, он невозмутимо принялся за завтрак, поинтересовавшись с набитым ртом. – Кстати, хотел тебя спросить – ты какой туалетной водой пользуешься?

– А зачем тебе? – Дженсен чуть напрягся, но виду не подал, равнодушно пожав плечами. – Какую подарят, я в этом не особо разбираюсь. Но то, что мне дарят, в основном мне нравится.

– Тебе нравится, как пахнет от меня?

– В смысле? – ошарашено уставился на него телохранитель.

– В смысле духи, которыми я пользуюсь, тебе нравятся? – Джаред спокойно дожевал блинчик, открыто посмотрев на удивленного Эклза, который своим смущением выдавал с потрохами произошедшее между ними ночью еще сильнее, чем актер – своими внимательными взглядами.

– Ну… Да, наверное. Приятный аромат, не особо сильный, и голова от него не болит.

Джаред одобрительно кивнул:

– Отлично, подарю тебе другой аромат, но из той же коллекции. Они все там примерно такие же.

– Спасибо, но…

– Пока не за что. А ты носишь часы?

– Обычно да, но сейчас они сломались, а в ремонт отнести я не успел.

– И не нужно. Сегодня купим тебе новые, сам выберешь, какие понравятся, – Джаред торжественно улыбнулся, слизнув с губ джем.

– Но зачем, Джей? Не стоит, – Эклз непонимающе посмотрел на актера, качая головой.

– Стоит. Я хочу сделать тебе приятно. Ты же мне каждый день это делаешь, – заметив смущение на лице Дженсена, которое тот не успел спрятать, он пояснил: – Готовишь, убираешь, стираешь вещи. Да и с тобой намного веселее на вечеринках, чем без тебя.

– Бибер? – Дженсен мягко усмехнулся.

– Ага, – встретившись взглядами, они снова рассмеялись.

– Ладно, ты всё равно, кажется, уже всё решил за меня.

– Да, решил, – Падалеки самодовольно кивнул, допив свой кофе и улыбнувшись. – Там и поесть сможем, чтобы ты отдохнул сегодня от готовки. Это выматывает, наверное.

– Так вот как ты раньше питался, – Эклз торжествующе усмехнулся, словно только что разгадал тайну века.

– Именно, – улыбнулся актер ему в ответ. – Еще иногда Женевьев или Вики еду передавали. Что-то вроде блинчиков или пирожков, домашняя еда.

Понимающе кивнув, Дженсен одним глотком покончил со своим кофе, поднимаясь и унося грязную посуду в раковину.

– А уборка?

– Жен пинала, и я вызывал горничную, или просил соседку помочь, – равнодушно пожав плечами, Джаред оперся локтями о стол, мягко посмотрев на своего телохранителя и подумав о том, что ему следовало бы повысить зарплату. Только немного попозже, чтобы Эклз не подумал, что это деньги за сегодняшний секс. А то еще обидится и уволится, а терять его не хотелось.

– Соседка? – непонимающе переспросил Дженсен, помыв посуду и вытерев руки.

– Ага, соседка. Спасибо, завтрак был вкусным, как всегда, – Падалеки протянул парню тарелку с оставшимися блинами. – Кстати, Дженс, я давно хотел спросить – где ты так готовить научился?

– Разве не сосед? – удивленно моргнув, Эклз забрал тарелку, поставив ее в холодильник. – Интернет, – он пожал плечами. – Жил один, кушать хотелось. Поначалу получалось хуже кошачьего корма, потом научился, как ты уже понял.

Джаред рассмеялся, покачав головой:

– Нет, соседка. Милая женщина, вылитая миссис Марпл, – он прищурился, с наигранным подозрением посмотрев на телохранителя. – Кошачий корм? Ты его пробовал, что сравниваешь?

– Так и знал, что у тебя тут скелеты в шкафу живут, – улыбнувшись, Дженсен покачал головой. – А ты думал, что меня с котом постоянно сравнивают только за внешность? Наивный.

Изображение

– Ты бывал тут раньше? – с легкой заинтересованностью бросил Джаред, выходя из машины и снимая свои солнцезащитные очки, которые он повесил на рубашку. Эклз, всю дорогу ехавший на месте пассажира, а не водителя, явно чувствовал себя неуютно.

Он внимательно осмотрелся, затем перевел взгляд на Падалеки, покачав головой:

– Нет, здесь же цены явно не для работника полиции. Да и вообще, времени по магазинам ходить раньше не было, – он равнодушно передернул плечами и прикрыл дверцу автомобиля со своей стороны. Засунув руки в карман, он неторопливо направился ко входу. Заинтересованно хмыкнув, Джаред поставил машину на сигнализацию и поспешил за ним.

– То есть, с момента работы у меня ты еще ни разу не был в магазинах?

– Был.

Актер закатил глаза:

– Продуктовые и хозяйственные не в счет.

– Тогда не был, – так же невозмутимо, как и в первый раз, отозвался Эклз.

Усмехнувшись, Падалеки внимательно осмотрел своего телохранителя, чтобы на глаз прикинуть, что ему необходимо купить и какой размер стоит выбрать. На Дженсене были обычные темные джинсы, черные кроссовки «Nike», светло-серая футболка и черная рубашка поверх, застегнутая не на все пуговицы. Руки, как обычно, украшали различные браслеты. Подняв взгляд на шею Эклза, Джаред смущенно закашлялся – воротник рубашки был высоко поднят, чтобы прикрыть оставленные им вчера засосы. В ответ на вопросительный взгляд парня, он покачал головой и вместе с ним вошел в здание.

Актер довольно улыбнулся, подметив на втором этаже магазин часов, куда тут же потащил Дженсена, схватив его за запястье. Тот непонимающе моргнул, собираясь вырвать руку, но вспомнил, что этот большой ребенок всегда так себя ведет, к тому же, они в публичном месте, где могут быть слишком любопытные поклонники. Да и то, что между ними вчера было, не отменяет факта того, что Падалеки в первую очередь – его работодатель. А терять работу, за которую так хорошо платят, Эклз пока что не хотел.

Поэтому он послушно последовал за Джаредом, тяжело выдохнув, когда они оказались на месте. Он не привык к таким дорогим магазинам, и всегда предпочитал обходиться практичными, но недорогими вещами, поэтому сейчас ему было не по себе. Его босс же, напротив, вел себя совершенно спокойно и расслабленно – он уже рассматривал витрины с товаром, не обращая внимания на цены и постоянно дергая телохранителя.

– Дженс, ну как тебе эти? Или вот, смотри, стильные. Мне кажется, тебе подойдут. Да иди же сюда, зацени.

Дженсен спокойно подошел к нему, с большим трудом сдержавшись, чтобы не выпучить глаза при виде ценника и остаться невозмутимым.

– Я не особо люблю золото.

– Серьезно? – актер с искренним интересом посмотрел на него, затем задумчиво поджал губы, отойдя к другой витрине. – Серебро?

Эклз даже не успел отрицательно покачать головой, когда Падалеки уже сам достал его руку из кармана и внимательно пригляделся к кольцу.

– А, платина! Отлично. Эй! – он кивнул продавцу консультанту. – Самые лучшие варианты с платиной, быстро.

Эклз попытался возразить и вообще сказать Джареду, что это плохая идея, его прекрасно устраивали и старые часы, их просто нужно сдать в ремонт. Но их уже окружили настойчивые продавцы-консультанты, наперебой предлагающие варианты платиновых часов, и возражать было бы неловко. Не шептать же Падалеки на ухо, в самом деле.

– Ну, как тебе? – актер протянул ему часы, которые понравились Джареду больше всего. Дженсен с выдохом примерил их.

– Крутые.

– Да, наверное. Тебе нравятся, Дженс? – он взял ладонь Эклза, рассматривая часы, которые на его запястье смотрелись идеально. Затем перевел спокойный и мягкий взгляд на телохранителя, улыбнувшись ему. Дженсен тихо сглотнул, не понимая, к чему такое излишне теплое поведение. Ах да, они же на публике.

– Дженс?

– Да, – парень моргнул, слабо кивая. – Мне нравятся, но Джей…

– Расслабься. Ты заслужил такие подарки, – Падалеки подмигнул ему и отдал свою кредитку продавцу, чтобы расплатиться. – Хотя бы за то, что готовишь мои любимые блюда.

– Если так посудить, я тебе их теперь до конца жизни обязан готовить.

Актер рассмеялся, закатив глаза:

– Расслабься, говорю же.

Он небрежно кивнул продавцу, забрав свою кредитную карточку и отмахнувшись от всевозможных акций и скидок, которые ему пытались впихнуть. Бросив быстрый взгляд на часы на руке Эклза, он довольно улыбнулся и снова схватил парня за руку.

– Да-да, я обязательно зайду на ваш сайт. Всего доброго, – торопливо покинув магазин, они вышли в холл, где Джаред снова принялся вертеть головой в поисках следующего отдела.

– Так, парфюм, он тоже должен быть где-то тут… О, мой любимый магазин одежды. Зайдем? – он воодушевленно посмотрел на Дженсена.

– Конечно, – тот пожал плечами. – Мы же гуляем.

– Отлично, заодно и тебе что-нибудь прикупим.

– А это обязательно? – он бросил неуверенный взгляд на Падалеки, но тот его уже не слушал, уверенным шагом направляясь к цели.

– Выбирай, что хочешь. Давай, Дженс, смелее. Считай это своей премией.

– Ну, спасибо, что ли, – мягко хмыкнув в ответ на открытую улыбку Джареда, он покачал головой и подошел к полкам с рубашками.

На самом деле, весь этот благотворительный жест помощи с одеждой был только для того, чтобы актер мог самоутвердиться, что вкус в одежде у него намного лучше, чем у телохранителя. Но посмотрев на кассе, что выбрал Дженсен и сравнив это с собственными покупками, он понял, что идея вышла провальная. Чувства стиля у Эклза было не отнять, что странно как для простого полицейского. Очевидно, этот парень был намерен сломать стереотипы Джареда во всём.

Сам же Дженсен думал о том, что сейчас они похожи на парочку со стажем на романтической прогулке. Разумеется, они и так на людях играли пару, но сейчас всё было как-то слишком по-настоящему. Да и воспоминания об их вчерашней ночи придавали совместному шопингу какой-то совсем неправильный окрас.

На все взгляды, улыбки и прикосновения Джареда – по виду совсем невинные и даже привычные – Эклз реагировал слишком остро, хотя и старался не подавать виду. Да, он сам сказал, что между ними вчера ничего не было, но ведь и сам сейчас мысленно возвращался к этому, непрестанно думая о произошедшем. Он при всем своем желании не мог выбросить эти мысли из головы, и это медленно сводило с ума привыкшего всегда поступать рационально Дженсена.

Да еще и глупая идея Падалеки за всё платить самому. Разумеется, он был его работодатель, и вообще сейчас они играли свои роли, но гордость Эклза это задевало достаточно сильно.

Парень тихо выдохнул и, немного поколебавшись, ухватил Джареда за плечо, остановив актера на пути к парфюмерному отделу.

– Джей, подожди.

Падалеки удивленно моргнул, непонимающе посмотрев на Дженсена:

– Что-то не так?

– Нет, то есть, да, – он тихо выдохнул. – Думаю, с меня хватит подарков.

– Да ладно, мне же не трудно, – актер ободряюще улыбнулся Эклзу, похлопав его по плечу.

– Да, я знаю. И это прозвучит глупо, но я не особо люблю подарки.

– Звучит не глупо, а скорее, как дешевое оправдание.

– Так и есть. Джаред, не стоит. Я и так от часов до сих пор в тихом шоке, – Дженсен поджал губы, опустив глаза вниз. Взгляд к Падалеки он вернул только когда ощутил его пальцы, приподнимающие его подбородок.

– Джей, что ты… – он удивленно моргнул, ощутив его губы, но быстро понял, в чем дело, услышав тихий шепот. – Прости, папарацци. Неправильно поняли бы твой расстроенный вид. Извини, если тебя это напрягает, – актер отстранился, бросая быстрый взгляд на удалившегося парня с фотоаппаратом. – Ладно, тогда поедим?

– При одном условии.

– Ты платишь, окей.

Довольно улыбнувшись, Эклз кивнул и направился вместе с Джаредом к лестнице, по дороге тихо шепчась о том, с какой радости здесь вообще оказались газетные крысы.

Изображение

– И как у тебя челюсть не отваливается постоянно так улыбаться?

Они сидели за столиком в закусочной на первом этаже и неторопливо расправлялись с едой, держась за руки и время от времени кормя друг друга едой со своих тарелок.

– Сила привычки, – Джаред протянул Эклзу на вилке кусочек лазаньи. – Дорогой.

Тот тихо закашлялся, чуть не подавившись этим кусочком, быстро запив водой и невинно улыбнувшись Падалеки:

– Меня бы это уже давно свело с ума. Ненаглядный.

Актер слабо передернул плечами, бросив быстрый взгляд в сторону и тихо выдохнув:

– Отошли вроде. Ты как? По спине похлопать?

– Слава ежикам. Нет, всё в порядке, не волнуйся, – Дженсен чуть прищурился, недовольно выдыхая. – Черт, они не ушли, просто поменяли ракурс.

Он быстро указал глазами, где теперь находились папарацци.

– Ну и хрен с ними, не хочу, чтобы какие-то жалкие журналисты нам день испортили, – открыто улыбнувшись, Джаред посмотрел на своего телохранителя, забыв, что до сих пор сжимал его ладонь.

Эклз бросил быстрый взгляд на их руки, вернув глаза к Джареду, и согласно кивнул:

– Да. Надеюсь, я тебя не обидел, когда не согласился на духи?

– Нет, конечно, – Падалеки рассмеялся. – Если честно, я в них не особо разбираюсь, да и выглядело бы это слишком по-бабски. Понимаю, что тебе было бы неприятно.

– Да, так и было бы, – Дженсен искренне улыбнулся, неосознанно сжимая руку Джареда и чуть переплетаясь с ним пальцами. – Спасибо, что не делаешь из меня бабу, что ли.

– Знаешь, даже со всей моей фантазией это было бы трудно. Ты и так классный, – Падалеки открыто рассмеялся, переводя взгляд их руки, аккуратно и тактично отстранил свою ладонь от руки Эклза. – Они всё ещё смотрят?

– Спасибо, что ли, – слабо выдохнув, Дженсен бросил быстрый взгляд на столик журналистов и кивнул. – Да. Может, ты еще что-нибудь закажешь?

Он удивленно моргнул, услышав мелодию своего телефона, потянулся к карману, мягко улыбнувшись при взгляде на дисплей.
– Прости, я отойду. Закажи себе всё, что хочешь, я плачу.

Поднеся телефон к уху, он отошел достаточно далеко, но Падалеки всё же успел расслышать уже порядком надоевшее:

– Как обычно, у тебя не хватает мозгов, чтобы подумать самостоятельно, и ты обращаешься к папочке, лейтенант Харрис?

Закатив глаза, Джаред тихо хмыкнул и задумчиво поджал губы, теребя в пальцах зубочистку. Терять только возникшую дружбу с Эклзом, о которой он давно мечтал, ни в коем случае не хотелось. Вот только о самом Дженсене он мечтал ещё дольше. И после его «Ничего не было» такое поведение, как сегодня, было лучше, чем ничего. Да, такого друга, как его телохранитель, ещё поискать надо было – у них было очень много общего, порой они даже понимали друг друга без слов, чего у Джареда ещё ни с кем раньше не было. Вот только кроме простой дружеской симпатии было у Падалеки к этому парню что-то ещё, что никак не давало ему покоя.

Он перевел взгляд на Дженсена, который, видимо, говорил о чем-то веселом, так как тихо смеялся во время разговора, качая головой. Джаред тихо хмыкнул, подумав, что если даже он и ревнует своего телохранителя к лейтенанту из его бывшего отдела, то это всё равно не имеет никакого смысла. Эклз просто так же страдал недотрахом, как и сам актер – в их контракте был пункт по поводу запрета сексуальных отношений с другими людьми в рабочее время. Да и вряд ли у него мог бы быть секс с еще каким-нибудь парнем. А жаль, Джаред хотел бы снова быть этим парнем.

Выдохнув, он поднялся со своего места и подошел к кассе, заказывая им еще по кофе и пирожку. Вернувшись, он сделал быстрый глоток и, не вытерпев, тоже достал свой мобильный.

– Привет, Жен. Как ты там? – Падалеки удивленно моргнул, медленно откусив от пирожка. – Это что за шум? Миша, что ли?

– Ага, – девушка подавленно выдохнула. – Я уже устала ему объяснять, что у вас с Дженсеном все фиктивно. Он мне не верит. Джей, он меня окончательно достал своими бреднями о вашей великой любви.

– Да это он может, – Джаред невозмутимо сделал глоток кофе.

– А ты чего звонишь? Скучно стало? Вы же, вроде, в центре должны быть.

– Мы здесь и есть. Просто Дженс по телефону болтает, и мне правда стало скучно.

Он рассмеялся, услышав, как Котрез орет на Коллинза, требуя, чтобы тот отстал от неё и прекратил цитировать каждое её слово в твиттере.

– Он невыносим. Ещё хуже, чем ты.

– Эй! – Джаред наигранно возмутился, но тут же хихикнул. – Так ты признаешь, что я – лучший из всех, с кем ты работала?

– Твоему самолюбию нет предела.

– Ага, – он торжественно усмехнулся, переводя взгляд на Дженсена, и растерянно выдохнул, замечая на его губах какую-то странную улыбку. – Да? Да, я тебя слушаю. Что? Нет, я тебя не слушал! – Падалеки широко распахнул глаза, не сдерживая эмоций. – В его бывший отдел? На этой неделе?

– Я сказала на этой? Нет, на следующей. На этой у тебя график плотный.

– Но зачем?

– Познакомиться с его друзьями, конечно же. Не забывай, он якобы твой парень.

На заднем плане послышались крики Коллинза о том, что можно и без всякого «якобы», на что Женевьев только тяжело выдохнула.

– Миша, отстань. Для прессы, глупый. Зачем же еще? Да и просто так с народом побыть, это имиджу не помешает, – девушка устало улыбнулась. – Ладно, еще поговорим, не пропадай.

– Ага, никогда. Удачи, – он выдохнул, отложив телефон и задумчиво уставившись куда-то в сторону. Задумавшийся Джаред даже не заметил, что Дженсен уже договорил и вернулся на своё место.

Эклз заинтересованно посмотрел на босса, колеблясь, накрыл его ладонь своей рукой и легонько сжал ее, улыбнувшись. – Всё в порядке?

Падалеки удивленно моргнул, переводя взгляд на телохранителя, кивнул:

– Да, в полном. Просто Жен звонила, – ну или он сам. – Сказала, что на этой неделе работы будет много.

– Понятно. Зато потом отдохнуть сможем, да?

Джаред согласно кивнул, улыбнувшись еще шире и кивнув Дженсену на кофе, который он купил им. Они хором рассмеялись, и Падалеки подумал, что скоро это может стать его очередной привычкой, против которой он совершенно ничего не имеет.

А вот Дженсен, который поймал себя на таких же мыслях, был далеко не в восторге от того, как развивались события. И тактильный контакт, когда он даже не держал руку Джареда, а просто накрывал её своей – по собственной инициативе! – не вызывал у него никакого отторжения. Почему он не отдергивает руку и до сих пор держит её, касаясь его пальцев, ощущая их тепло? Почему так спокойно реагирует на этот продолжительный открытый взгляд босса, не отводя глаз? Наверное, ему всё это просто чудится от переутомления. Да, ему нужен отдых. Изоляция от вездесущего и такого заботливого Джареда. Нужно было притвориться больным или попросить выходной, отсидеться пару дней в своей старой квартире, покидать мячик в стенку, чтобы забылось и отпустило. Жалко, что поздно сейчас об этом думать. Да и подобное бегство могло показаться трусостью с его стороны.

Они еще немного посидели в кафе, уже убрав руки друг от друга. Шутили, болтали о всякой чепухе вроде новинок кинопроката и молодых актерах, намеренно позировали папарацци, с облегчением выдохнув, когда те, наконец, скрылись. Закончив с кофе, парни быстро покинули торговый центр и скрылись в автомобиле, а затем и в квартире Падалеки. Остаток дня они провели за тем, что смотрели всё подряд из видео-коллекции Джареда – исключая гей-порно, разумеется. И около трёх часов ночи разошлись по комнатам, быстро пожелав друг другу спокойной ночи. Дженсен, забираясь в свою постель, старался не думать о том, что после сегодняшнего дня его желание взять больничный только усилилось.


29 ноя 2011, 03:09
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Изображение

Как, и было поручено Женевьев, они отправились в указанный день на благотворительную поездку к обороняющим город силам, где раньше в поте лица трудился телохранитель актера.

Джаред не знал, какие высшие силы в этот раз помогали ему, но он сдерживал внутренний скептицизм и внешне оставался милым и лучезарным, проиграв Эклзу в споре, кто из них будет за рулем. Решали они это гениальным путем – играя в «камень-ножницы-бумага», причем несколько раз, потому что каждый просто так сдаваться не хотел. В итоге их спор прекратила агент Падалеки, командным тоном приказав собираться и выезжать, чтобы успеть вовремя. Парни отшучивались, что мисс Кортез явно взяла на себя роль их опекуна, но это задевало Дженсена, который и сам мог заняться воспитанием этой дамочки.

Всю дорогу в свой бывший отдел он ехал с этими тяжелыми мыслями, а Джаред, как мог, пытался разрядить атмосферу. В частности, он начал нести какую-то философскую чепуху на тему того, почему птицы гадят на машины, но делал он это с таким уверенным и наивным выражением лица, что не улыбаться было бы просто грехом. Так что Эклз тихо хихикал, мягко смотря на Падалеки, всерьез задавшегося вопросом, почему лоси не умеют летать.

– А согласно теореме Хереманоса Дектора…

– Кого-кого? – Дженсен ошарашено уставился на босса, который как раз пребывал на пике вдохновения, а потому отмахнулся от телохранителя.

– Хрен знает, я его только что придумал. Так вот… – он еще не успел закончить, сорвавшись на веселый смех, в котором Эклз его поддержал.

Выйдя из машины, они направились к лестнице, по дороге к которой телохранитель тихо шепнул Джареду:

– Держись только поближе ко мне. Хоть и конец рабочего дня, но кретинов здесь всегда хватало.

– Чтобы в случае чего ты меня защитил?

– Разумеется, это же моя работа, – серьезно кивнув, Эклза открыл дверь и пропустил перед собой Падалеки, быстро ровняясь с ним.

– А можно на ручки? – актер капризно поджал губы, весело уставившись на Дженсена и подергав его за рукав куртки.

– Ты сегодня в туалет по большому ходил?

– Да, хорошо так причем.

– Тогда можно, – они снова рассмеялись, вместе проходя вглубь длинного коридора.

Отдел, в котором работал Дженсен, был совершенно обычным и ничем не примечательным. В целом немного грязный, но уютный, и сейчас там было довольно тихо. Эклз предупредил, что они специально едут в такое время, чтобы не отвлекать ребят от работы, так как под конец рабочего дня, если нет форс-мажора, всегда тихо и спокойно. По его словам, коллеги только тем и занимались, что страдали фигней в ожидании окончания службы. Вот, например, как та стройная рыжеволосая девушка в форме, которая разбиралась с документами у стола. Дженсен откашлялся, тихо подходя к ней сзади и рыкнув на ухо:

– Это что за распутный вид, а? Разве так должен выглядеть лейтенант полиции?

От неожиданности девушка подпрыгнула, но не растерялась и, быстро повернувшись, заорала на Эклза в ответ. Джаред подметил, что она очень даже симпатичная. Будь он натуралом, обязательно обратил бы на неё внимание.

– Уж чья бы сексуальная задница кричала! Что, папочку замели, пришел крышу у копов просить?

– Да как ты смеешь так разговаривать со старшим по званию?

– Ой, извини, не знала, что у мальчиков по вызову тоже есть звания.

– Не слишком много на себя берешь, рыжая?

– Веснушки подбери, тогда посмотрим.

– Совсем со зрением плохо? Веснушки не у одного меня.

– Зато я натурой не расплачиваюсь, как некоторые.

Дженсен тихо хмыкнул, скептически посмотрев на девушку:

– Радуйся, Харрис, что сейчас я не твой начальник. За подобное ты у меня месяц с висяками маялась бы.

Девушка виновато поджала губы, спрятав руки за спиной.

– Простите, капитан Эклз, просто так долго хотелось вам это высказать.

Парень несколько секунд молча смотрел на нее, затем широко улыбнулся, притягивая к себе и обнимая.

– Привет, Дэн, – он поцеловал ее в щеку.

– И тебе. Черт, я так соскучилась, Джен!

Всё это время Джаред стоял и ошарашено смотрел на лейтенанта Харрис. Того самого лейтенанта, который, судя по рассказам Дженсена, был потрясающим другом и работником, всегда мог спокойно прикрыть спину в деле и помочь прикончить бутылку виски за раз. При виде этой радостно щебечущей пары образ симпатичного рыжего парнишки в голове Падалеки с шумом треснул, и вместо него появилась эта жгучая красавица, с которой Эклз увлекся разговором настолько, что о присутствии своего теперешнего начальника вспомнил не сразу. Тогда кольнуло в первый раз. Или второй? Джаред не знал, стоило ли брать в счет те случаи, когда его задевали продолжительные телефонные разговоры Дженсена с его другом – вернее, подругой, как оказалось. Зато теперь он понял, что не зря бесился. Ещё и это «Джен»… С ним что, все бывшие сотрудники так разговаривают? У него же, кажется, был пунктик по поводу сокращения своего имени, и если память не изменяла Падалеки, то «Дженсом» называл его только он.

– Знакомься, это Джаред…

– Да знаю я, на кого ты нас всех променял, – Дэн укоризненно посмотрела на Падалеки, но тут же широко улыбнулась, протянув ему руку и вполне так по-мужски пожав её. – Данниль Харрис. Но можно просто Дэн, – девушка мягко улыбнулась. – Кстати, можно ваш… твой автограф? Моя племянница – твой яростный фанат, а от этого, – кивок в сторону Дженсена, – фиг чего дождешься.

– Вот теперь я «этот», да? – Эклз хмыкнул, внимательно посмотрев на бывшую сотрудницу, которая тоже переключилась полностью на него, предварительно ткнув в руки Джареду листок и ручку. – Как «помогите мне», так сразу капитан Эклз, как «почини машину», так Джен, а как…

– Давай я тебя поцелую, и ты мне все простишь? – не дав ему возразить, Данниль быстро поцеловала Эклза в щеку.

– Да хрен тебе.

– Натурой, – она обняла его за шею, не сводя взгляда с его глаз. Дженсен наигранно невозмутимо покачал головой.

– Наличкой.

– Как вас селебрити испортило, капитан.

– Да вообще.

Дженсен усмехнулся, переводя разговор на какую-то чепуху, а Падалеки так и стоял, непонимающе смотря на них и старательно отгоняя от себя странные, нежелательные мысли касательно этих двоих. Обернулся он только на тихий кашель у себя за спиной – очевидно, подтянулись и другие сотрудники отдела.

– Не обращай внимания, они всегда так, – спокойно произнес высокий мужчина постарше, протянув ладонь Джареду. – Джеффри Морган.

– Джаред Падалеки.

– Да мы в курсе! – громко и практически торжественно заключил паренек, представившийся Броком и получивший подзатыльник за повышение голоса.

Хмыкнув, Морган вернул взгляд к Падалеки.

– Тебя это, видимо, удивляет?

– То, что вы меня знаете? – скептически, но мягко хмыкнул актер.

– Нет, – Джеффри усмехнулся, кивнув в сторону бывшего капитана Эклза и лейтенанта Харрис. – Поведение этой парочки.

– Ага, и конкретное слово «парочка»!

– Брок!

– Ну что? – паренек с видом оскорбленной невинности потёр свой затылок, бросив недовольный взгляд на старшего по званию.

– Вы забыли добавить «бывшая», – невозмутимо вмешался в разговор Эклз, тихо усмехнувшись. Он подошел к остальным, пожав руки мужчинам, и остановился, кратко прижавшись плечом к Джареду. – Что вы мне мальчика запугали?

– Ничего меня не запугали, – слабо протянул Джаред, скептически осмотрев всех присутствующих и дожидаясь обязательных шуточек по поводу его ориентации.

Шуток, впрочем, не последовало. Ни во время знакомства, ни на протяжении всего вечера. Бывшие сотрудники Эклза не дали ни единого повода обижаться на них. Более того, за весь вечер к нему относились с уважением и интересом, сделав обстановку уютной и приятной. Наверное, за это стоило благодарить Дженсена, который наверняка предупредил ребят о своем приезде и о том, что будет не один. Не нужно было быть Шерлоком Холмсом чтобы догадаться об этом при виде точного количества пива, рассчитанного на всех, кроме Дженсена и Джеффри. Первый был за рулем, а у второго было ночное дежурство и обязанность развести всех остальных сотрудников по домам.

Джаред просто не мог не заметить, что за все время знакомства с Эклзом он впервые видел его на своём месте. Более того, кажется, так считали и все присутствующие – в частности, Данниль, которая повисла на нём со спины. Падалеки удивляло, что Дженсен относился к этому так спокойно – мягко улыбался ей, не пытался скинуть её с себя или оттолкнуть. Очевидно, это было их привычное поведение, но актера оно здорово напрягало.

В целом, бывший коллектив Эклза был очень сплоченным и дружелюбным. Самым молодым из них был Брок и, как понял Джаред по его открытому взгляду, он буквально восторгался Дженсеном. Он внимательно ловил каждое его слово, с охотой вступал в диалог и даже повторял некоторые его привычки. Было не особо понятно, видит ли это сам телохранитель, но даже если бы и видел – вряд ли поведение Брока можно было бы назвать отталкивающим. Скорее всего, парень просто искал себе пример для подражания. И остановился на самом лучшем.

Наверное, Джаред слишком засмотрелся на своего якобы парня, сравнивая его с Броком, с которым они были даже чем-то похожи внешне, так как при взгляде на него пожилой офицер Джим Бивер ткнул Моргана в бок и выразительно округлил глаза. После этого, во время возникшей в разговоре паузы прозвучал вопрос, на который Падалеки и сам хотел бы знать ответ.

– Дженсен, – Морган тактично кашлянул, заметно смутившись, но, ощутив на себе взгляды остальных присутствующих, все-таки заставил себя продолжить. – А ты давно… ну, это…

– Давно что? – Эклз непонимающе нахмурился, внимательно смотря на мужчину.

– Ну, вы с Джаредом же… встречаетесь.

– Кто тебе сказал такой бред? – он нахмурился еще сильнее, но тут же широко улыбнулся, дотянувшись до колена Падалеки и положив на него руку. – Расслабься, мы действительно встречаемся.

Джаред тихо сглотнул, но накрыл ладонь Эклза собственной, слабо сжав её.

– Просто вы сидите не вместе, не обнимаетесь…

Джеффри невозмутимо перебил Бивер, вмешавшись в разговор:

– Я так и знал, что все актеры – педики.

– Эй! – Дженсен тут же нахмурился, заставив старика заткнуть самого себя пивом и быстро извиниться:

– Прости, Дженсен, просто я знаю тебя уже много лет, и никогда бы не подумал, что ты…

Бывший капитан снисходительно выдохнул, покачав головой:

– Всё в порядке. Просто забудь и не говори больше подобного. Тем более, в адрес Джареда.

Он перевел взгляд на Моргана, предложившего составить ему компанию, пока тот курит, и согласно кивнул, выходя на улицу. Падалеки лишь моргнул, смотря в спину своего телохранителя признательным, удивленным и мягким взглядом, и не сразу сообразил, что на него уже какое-то время очень пристально пялится Брок. Почувствовав к себе такое повышенное внимание, Джаред повернул к нему голову, вопросительно приподнимая бровь.

– Что-то не так?

– Ага, – парень согласно кивнул, с нескрываемым интересом разглядывая Падалеки, словно приценивался к нему, что начинало понемногу бесить.

– Что же?

Келли невозмутимо кивнул в сторону дверей, где стояли и говорили Дженсен и Джеффри. Джаред заметил, что к ним присоединилась Харрис, приобнявшая Эклза со спины и живо дискуссирующая с ними о чем-то. Джаред немного нахмурился, кратко поджав губы, но на Брока перевел невозмутимый и спокойный взгляд. Тот победно улыбнулся.

– Ага, значит, всё-таки ревнуешь! А я-то думал, что вы это просто так. Ну, только на публику. Понятия не имею, правда, зачем. Просто, в это сложно поверить – что Дженсен с парнем.

– Слушай, а ты сам в него не втрескался случаем?

Брок непонимающе уставился на него, тут же закашлявшись.

– Дурак, не ровняй всех под себя, ты просто ничего не понимаешь. Я отношусь к капитану Эклзу с глубоким уважением и доверием. Ничего больше.

Он развернулся, избегая смотреть на Джареда, и стремительно вышел из комнаты. Падалеки ошарашено смотрел ему вслед, даже не успев поправить «капитана» на «бывшего капитана». Тихо выдохнув, он глотнул пива и перевел взгляд обратно на болтающих за стеклянной дверью людей на улице.

Конечно, ревность Джареда вполне обоснована логически. Эклз очень симпатичен ему внешне, они хорошие друзья, у которых был секс. И сейчас он точно так же, как раньше с Падалеки, ведет себя с Данниль, с которой у него тоже был секс. И не один раз. Не то, что у них с Джаредом.

Нет, логика – это плохо. Он вообще не ревнует его, с какой радости должен? Они друг другу никто, просто работодатель и подчиненный. А вот то, что на него прилюдно вешается девушка, да ещё и на улице – вот это плохо. Стоит взять с Эклза штраф. Лучше всего – натурой. Черт, Падалеки, ты опять не о том думаешь. Она же его бывшая, а Дженсен сам говорил, даже подчеркивал, что для него прошлое – это прошлое. Что-то вроде правила или лозунга. Правда, из каждого правила всегда есть исключения. А, судя по тому, что происходило с Дженсеном и Данниль, когда они были вместе, так и хотелось сказать, что они слишком поспешили с расставанием. Интересно, а почему они всё-таки разошлись? И почему когда он об этом думает, становится так грустно, даже немного больно и обидно? Чем он хуже? У него на солнце тоже волосы могут рыжеватым отливать, а она вообще крашенная, и …

– А?! – от неожиданного прикосновения к себе парень резко дернулся, не удержал равновесия и грохнулся со стула, потянув за собой руку, прикоснувшуюся к его плечу. Удивленно моргнув, он уставился в зеленые глаза, чувствуя подвох и не сразу понимая, что перед ним не Дженсен. Его голос вообще раздается где-то со стороны.

– Эй! – Эклз быстро подорвался, подняв Брока за шкирку, словно котенка, одарил его пронизывающим взглядом, молча усадив на стул. Затем потянулся к Падалеки, помогая ему встать, бережно отряхнул, взволнованно осматривая его.

– Ты как?

– Вроде нормально.

– Точно?

– Да, – Джаред невозмутимо кивнул.

Эклз слабо усмехнулся, похлопав актера по плечу, аккуратно усадил его на стул, затем перевел задумчивый пристальный взгляд маньяка-убийцы на Келли, который подавился глотком пива и закашлялся. Услышав тихий смех Падалеки, он вернул глаза к нему.

– Точно? Тебя тут никто не обижал, пока меня не было?

– Да, точно, – Джаред усмехнулся, неосознанно или же вполне намеренно перехватив его ладонь, сжал её. Дженсен удивленно дернул бровью, но выдергивать руку не стал.

– А после пива как?

– Всё в порядке, Дженс. Мне даже не накатило, – парень ободряюще улыбнулся своему телохранителю.

– Серьезно? – Харрис посмотрела на Падалеки с нескрываемым удивлением. – Джаред, похоже, всё-таки накатило. Он же никогда…

– Всё в порядке, я сам разрешил.

До актера только сейчас дошло, что за весь вечер никто не назвал его телохранителя «Дженсом». Очевидно, у него были свои тараканы по поводу этого сокращения его имени, и Джареду было очень приятно, что он позволял так называть себя только ему.

– Он же мой парень, в конце концов, – совершенно спокойно произнес Дженсен, переводя взгляд на своего босса. – Ты домой уже хочешь?

– Не то чтобы, – в переводе с особого языка Падалеки это означало «Да! Да! Да! Да!». Убедительно улыбнувшись, он состроил свой фирменный щенячий взгляд, смущенно протянув:

– Просто съемки скоро, нужно готовиться, – что на его языке значило «Валим отсюда! Домой. Ко мне. Вдвоем. И это не ревность, ни разу!».

Джаред мысленно возблагодарил небеса за то, что Дженсен не успел за эти месяца выучить его настолько хорошо, чтобы читать мысли, да и актером он был, в конце концов, хорошим. Так что его внутреннего триумфа от скорого завершения этой встречи никто, кажется, не заметил.

– Да, точно. Прости, совсем из головы вылетело, – Эклз с искренним сожалением выдохнул, поворачиваясь к бывшим сотрудникам и пожимая плечами.

Они быстро попрощались со всеми, взаимно поблагодарив друг друга за приятно проведенное время. Дженсен пообещал, что больше не будет пропадать так надолго, и следующий бейсбольный матч они обязательно будут смотреть вместе, всем отделом, как и раньше. Когда же пришла очередь прощаться с Харрис, Падалеки не сдержался и тихо кашлянул, поторапливая Эклза. И нет, это была не ревность, просто его прекрасному телохранителю совершенно не подходит сентиментальность. Так же, как и эта рыжая девушка. Разумеется, мысленно он окрестил ее совершенно другими выражениями, используя весь свой богатый запас нецензурной лексики. И это тоже была не ревность, просто Данниль очень странно смотрела на Дженсена. И юбка у нее была слишком короткая. Плевать, что ниже колен, все равно короткая. И вообще, она должна быть в брюках. А еще лучше – в инвалидном кресле. Ладно, это его уже занесло. Просто у нее действительно красивые ноги, и ей противопоказано носить юбки. Однозначно.

Изображение

До дома они доехали совершенно спокойно, разговаривая преимущественно о бейсболе, съемках Джареда и прочих посторонних темах. Дженсен рассказал некоторые подробности своих старых дел, которые они сегодня обсуждали.

– И ты действительно переоделся в женщину, чтобы поймать этого наркодиллера? – Джаред с большим трудом сдерживал смех, проходя в квартиру. Он представил Эклза в рыжем кудрявом парике, с вызывающим макияжем, и не выдержал, расхохотавшись.

– Я не виноват, что у меня единственного были веснушки и зеленые глаза. Не Брока же отправлять, он совсем мальчишка, провалился бы тут же.

– Черт, я бы все свои деньги отдал, чтобы посмотреть на это. А какое у тебя было платье? – Падалеки включил свою фантазию на полную, опершись о косяк и пытаясь успокоиться. Он внимательно посмотрел на Дженсена, на что тот ответил скептическим взглядом и проигнорировал, начав раздеваться. Джаред продолжал сверлить его взглядом, и телохранитель, поняв, что от него просто так не отстанут, выдохнул:

– Я был в плаще.

– А под ним? – актер даже выдохнул и снова набрал в легкие воздуха, увидев лицо Эклза и поняв, что он сейчас услышит.

– Смотрел вестерны? Такое кружевное, как старых фильмах. Зеленое.

На всю квартиру раздался дикий хохот Джареда, который прижал обе ладони к лицу и медленно сполз по стенке вниз, сев на полу и продолжая смеяться. Дженсен сам широко улыбнулся, быстро снял обувь и прошел на кухню, налив себе воды. Судя по доносившимся из коридора звукам, Падалеки и не думал успокаиваться. Закатив глаза, телохранитель снова наполнил стакан и вернулся к своему боссу, опустившись перед ним на корточки и протянув ему воду.

– Дж… дж…

– Дженс.

– Ага, – Джаред с огромным трудом нашел в себе силы, чтобы перестать задыхаться от смеха. – Ты серьезно был в таком платье?

– Нет, конечно, я был в плаще, а под ним была форма, – Эклз закатил глаза. – В платье просто некуда было ствол прятать.

Протянув руку за стаканом, Падалеки случайно схватил его вместе с рукой Дженсена, по инерции потянув на себя. Подняв на него удивленный взгляд, актер улыбнулся, полностью осознавая свои действия, и потянул Эклза еще ближе к себе, одновременно подаваясь ему навстречу.

Дженсен всегда был популярным парнем – в садике, школе, академии, позже и в отделе. Внешность обязывала, что ли. Наверное, именно поэтому в какой-то момент он на неё забил. Отрастил бороду, не стригся, что было очень трудно, так как он педант до мозга костей. Однако он надеялся, что хоть так девушки перестанут западать только на его внешность, и в первую очередь попытаются обратить внимание на то, какой он человек. Некоторым удавалось вывести его, как им казалось, на свидание, хотя сам Эклз расценивал это просто как дружескую прогулку. И в конце каждой такой встречи, когда Дженсен провожал девушку до дома, она смотрела на него таким же открытым и выжидательным взглядом, как смотрел сейчас Падалеки. В ожидании поцелуя.

Эклз понятия не имел, что на него нашло, но, тихо сглотнув, он тоже поддался немного навстречу Джареду, внимательно и чуть заворожено смотря в его глаза. Игра в гляделки затянулась, и пришел в себя он только тогда, когда почувствовал, что пальцы актера резко разжались, и тот поднялся, тихо кашлянув.

– Съемки. Рано. Мне еще Жен надо позвонить. Приятных снов, Дженс. Спасибо за хороший вечер.

Неловко отдернув руку, он случайно расплескал воду в стакане, который всё ещё сжимал. Намокшее стекло выскользнуло из ладони, и стакан с громким треском разбился о пол, забрызгивая всё вокруг водой и осколками.

– Черт! – Джаред нахмурился, тут же пряча ладонь за спину.

– Не двигайся, я сейчас быстро соберу стекло.

Дженсен удалился на кухню, быстро вернувшись с полотенцем, опустился на колени, вытирая воду и одновременно аккуратно собирая стекло. К счастью, стакан разбился на довольно крупные осколки, которые было легче найти и убрать. Слабо усмехнувшись, Эклз негромко пробормотал, практически себе под нос:

– Всё-таки, ты такой ребенок.

– Почему это вдруг я ребенок? – Падалеки не ожидал, что его голос прозвучит настолько обиженно, да еще и громко, однако позиций сдавать не собирался. – Это ты налил слишком много воды, поэтому я его уронил. Это ты виноват.

– Эээ… – Дженсен нервно облизнулся, поднявшись с колен и с искренним непониманием посмотрев на Падалеки. – Я виноват? Хорошо.

– Не нужно делать мне одолжения, – во взгляде Джареда появилось плохо скрываемое раздражение. Накипевшее за вечер как-то очень неудачно вырывалось наружу под таким глупым предлогом.

– Я и не делаю. Я виноват в том, что ты разбил стакан. Все логично, – равнодушно пожав плечами, Эклз отправился на кухню выбрасывать мусор. Падалеки, которого это только сильнее разозлило, последовал за ним.

– Да, ты виноват, – он упрямо уставился на своего телохранителя.

Повесив полотенце сушиться, Дженсен развернулся к актеру, скрестив руки на груди и скептически смотря на него.

– Моя вина в том, что это ты разбил стакан? Я не согласен.

– Ты налил много воды. И ты обязан согласиться со мной.

– Обязан? С чего бы это?

– Ты куплен. Мной.

– У нас свободная страна, и я просто работаю на тебя.

– Плохо работаешь.

– Да неужели?

– Да, отвратительно. Особенно сегодня, – Джаред зло усмехнулся, уже не пытаясь скрыть своего раздражения. – Зажимался с другим человеком на улице. А вдруг папарацци? Мне лишняя шумиха не нужна, затем ты и был нанят.

– Я спокойно могу доказать, что она просто мой друг.

– Она твоя бывшая девушка. Если это выяснят, я буду выставлен дураком, которого обманывают. Это подло.

– Джей, это…

– Джаред.

Эклз удивленно моргнул, но тут же холодно усмехнулся, кивая.

– Джаред. Мне кажется или это приступ истерической ревности? Никогда ранее не подмечал за вами такого пристального слежения за имиджем.

Падалеки широко распахнул глаза, поджав губы:

– С какого счастья я должен ревновать какого-то телохранителя? Кто ты, а кто я!

– Такой же человек, как и я, – Эклз не скрывал своей предвзятости ни во взгляде, ни в голосе.

– Ха, скромный телохранитель и суперзвезда.

– Прекрати, ты же знаешь, что несешь полный бред.

– С чего бы это? Ты рабочая сила, я твой хозяин.

– Джей, прекрати.

– Мистер Падалеки, хотя хозяин меня тоже устроит. А теперь можешь идти, смертный, – Джаред усмехнулся, махнув рукой, показывая, что разговор окончен.

Дженсен знал, что через минуту уже пожалеет об этом, но стерпеть такого отношения просто не мог. Скрипнув зубами, он подался вперед, вдавливая Падалеки в стенку и зажав его горло локтем, быстро перехватил его занесенную для удара руку.

– Ты же знаешь, что перегибаешь палку и несешь чушь. На тебя что, так пиво влияет? Ты же мало выпил, – он рассерженно посмотрел на актера, сильнее вжав его в стену.

– Оно здесь ни к чему. И сейчас перегибаешь палку ты. Что, хочешь лишиться работы и вернутся к своей Харрис?

Эклз замер, непонимающе уставившись на Джареда, постепенно соображая, к чему весь этот цирк.

– Не хочу. Ни того, ни другого.

– Правда?

– Да.

Он изумленно распахнул глаза, ощутив на своем заду вторую руку Падалеки, которую не успел перехватить. Растерявшись на пару секунд, он расслабил хватку, и тут же сам оказался вжатым в стенку, слишком близко к Джареду, который наклонился к нему, безотрывно смотря в глаза внимательным взглядом.

– Всё-таки крепкое пиво? – хрипло прошептал Дженсен.

– Да, слишком, – актер кратко коснулся его губ. – Ты правда не хочешь…

– Нет. Не хочу. Я уже отвечал на этот вопрос, не заставляй повторяться.

– Хорошо, – тихо сглотнув, он аккуратно прижал ладонь к скуле Эклза. – Займу тебя другим.

Джаред подался вперед, томно и продолжительно целуя Дженсена, и только через несколько бесконечных секунд отстранился, внимательно смотря на своего телохранителя. Долгие минуты они просто смотрели друг на друга, мысленно отсчитывая про себя и гадая, что будет дальше. Падалеки пропустил тихий выдох, когда Дженсен в очередной раз провел языком по своим губам, и они сорвались почти одновременно. Жадно и пылко целуясь, кусая губы друг друга, они спешно срывали одежду, путались в пальцах и пуговицах, в собственном дыхании. Эклз упустил из виду тот момент, когда остался совершенно обнаженным, а Джаред опустился перед ним на колени, обхватив ладонями бедра и принимаясь вылизывать его член. Он прикрыл глаза, вцепившись пальцами в плечи парня, пока тот спешно и нетерпеливо подготавливал его. Опустился языком ниже, к мышцам Дженсена, проникая в него языком, затем отстранился, быстро облизывая свои пальцы, аккуратно ввел их по очереди. Переключился губами обратно на его пах, целуя и вылизывая головку, сжимая губами и вбирая в себя глубже, не давая Эклзу сосредоточиться на неприятных ощущениях в заду.

Телохранитель только и находил силы, чтобы вжиматься спиной в стену, чтобы не потерять равновесие, цепляться за плечи Падалеки пальцами, шумно и судорожно дыша, пропускать тихие протяжные стоны. Из-за такого быстрого развития событий и слишком остро накатившего наслаждения он не сразу понял, что Джаред поднялся на ноги и подхватил его под колени, подняв и сильнее вжимая в стенку. Эклз дернулся, осознавая, что без пальцев Падалеки стало как-то пусто, но тут же пропустил очередной жаркий выдох, ощущая его горячие хаотичные поцелуи на шее, скулах, подбородке, висках. Успокаивая поцелуями, актер аккуратно и, насколько было возможно, сдержанно вошел в него, вылизывая лицо Дженсена, который впился пальцами в его спину, до боли стиснув зубы, стараясь перетерпеть боль и дискомфорт. Впрочем, через несколько минут они оба наслаждались плавными и пока еще сдержанными движениями Джареда, который продолжал ласково целовать лицо своего телохранителя, лишь время от времени срываясь на пылкие поцелуи-укусы, терзая ими губы Эклза.

Отчасти Падалеки всё понимал и даже ненавидел себя за то, что делал. Но, черт возьми, его действительно ужасно вывело из себя поведение бывшей девушки Дженсена. Да, это была ревность чистой воды. Данниль делала всё то, что хотелось делать самому Джареду, более того, ему хотелось, чтобы это искренне нравилось Дженсену. Не потому, что ему платили за игру на публику, а потому что ему самому бы этого хотелось.

Падалеки было совестно за такого себя – яростно, и в то же время трепетно целующего Эклза, резко и глубоко вбивавшегося в него, сильнее вжимая в стенку и заставляя держаться за себя, скрестив ноги за спиной. Он дразнил его пах ласковыми прикосновениями, опускаясь поцелуями на грудь и по очереди терзая зубами соски, оставлял красноватые пятна укусов на его коже, тут же зализывая их. И вбивался в тело Дженсена глубже, заставляя его хрипло и протяжно стонать, ловил эти стоны, возвращаясь к его губам и возобновляя жаркие поцелуи, на которые Эклз отвечал так же несдержанно и пылко. Он так и кончил, не отрываясь от его губ, тяжело дыша и сильнее вжимая напряженное тело Дженсена в стену. Уткнувшись лбом в его плече, Джаред облизнулся, возобновляя ласки на его члене, помог дойти до пика через несколько минут и расслабиться. Неосознанно хрипло и шумно дыша в унисон с телохранителем, Падалеки аккуратно вышел из него, быстро подхватил на руки и отнес в комнату Эклза, бережно уложив на кровать. Сглотнув, актер с искренним сожалением тихо прошептал:

– Прости. Дженсен, прости, пожалуйста. Такого больше не повторится. Никогда, прости, – Джаред прикусил губу, не зная, что еще сказать и панически боясь услышать голос Эклза. – Черт, прости, я… Блять, Дженс… – он дернулся было, чтобы поцеловать парня, но тут же резко отстранился, качая головой. – Прости. Спокойной ночи. Прости, пожалуйста.

Продолжая тихо бормотать извинения, натыкаясь на косяки, он поспешно вышел из комнаты телохранителя, закрывшись в своей спальне.

Эклз успел только слабо натянуто улыбнуться, кивнув и прошептав ему вслед:

– Да, хороших снов, Джаред.

Он тихо выдохнул, проведя рукой по своим коротко стриженным влажным от пота волосам, медленно приподнялся, хмурясь от дискомфорта ниже поясницы и поджимая губы. Помедлив немного, он все-таки поднялся с кровати, вдоль стенки добираясь до ванной комнаты и закрывая за собой дверь, к которой он тут же прижался спиной, прикрыв лицо ладонями.

Это было невыносимо и сводило с ума без остатка. Затуманивало рассудок, заставляло до боли в скулах стискивать зубы. То, что сейчас произошло, казалось немыслимым. Он сам потянулся навстречу Падалеки? Отвечал на его поцелуи? Еще раз позволил сделать это с собой?

Он поддался на такую дешевую провокацию, он – тот самый парень, который отказывал таким девушкам, за которыми все остальные парни бегали, высунув языки, словно гончие. А ведь сделал он это только потому, что поддался эмоциям, задетой гордости, чертовому недотраху и чему-то ещё, кажется. Неважно, чему именно. Главное – он потерял контроль над собой, а это недопустимо.

Хватило и этих чертовых секунд, в прошлый раз голову снесло и за меньшее время. Это дико. Неправильно. И вообще бессмысленно, ему сейчас совершенно не нужны лишние эмоции, тем более, нет необходимости лишний раз показывать их, сам же потом будет кусать локти и жалеть. Уже жалеет. Падалеки тоже хорош, голубой мудак. Принц хренов, хоть и изнасиловал, зато до кровати донес. Интересно, завтра он сможет сделать вид, что ничего не было и вести себя, как ни в чем не бывало? А может, он вообще это всё спланировал заранее? Хотя нет, раскаяние у него на лице было слишком натуральным.

Эклз облизнулся, плавно убрав руки от лица, оттолкнулся от двери, медленно добираясь до душевой кабинки и закрываясь там. Включив воду, он подставился под теплые струи, прикрыв глаза и позволив мыслям о Падалеки снова заполнить сознание.

Джаред действительно мог вести себя так специально. Все эти обнимания в участке, и его расстроенный взгляд, и эта ревность. Какой смысл ревновать человека, которого просто хочешь трахнуть? Всё вполне объяснимо, у них у обоих не было секса, оба сорвались, обстановка накалилась, да и эта игра на публику не способствует ничему хорошему. Только в какой момент он перестал разграничивать работу и собственную жизнь? И сможет ли он и дальше вести себя так, как раньше? Его ведь тоже тянет к Джареду…

Стоп. Это всё в корне неправильно. Падалеки же профессиональный актер, которому сыграть что-либо – как раз плюнуть. К тому же, он гей. С которым Дженсен переспал. Черт. Нет, ничего не было. Это просто очередной дурной сон.

Закончив с душем, Эклз быстро вытер волосы насухо, надел чистое нижнее белье и забрался под одеяло. Засыпал он с очень неуверенной надеждой на то, что ему это просто приснилось, и завтра всё будет нормально. В конце концов, они не пытаются пережить свою версию «Телохранителя» с Кевином Костнером. Во всяком случае, петь Джаред совершенно не умеет, а прикрывать его от пуль вообще желания нет.

Изображение


29 ноя 2011, 03:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Ни на следующий день, ни через день, ни через неделю легче не стало. Наоборот, у Эклза слов не находилось, чтобы описать всё происходящее.

Чертов Падалеки оказался слишком хорошим актером. Слишком. Потому что допустить, что Джаред действительно вел себя естественно и искренне делал вид, что между ними ничего не было, Дженсен не мог. Не после того, что на самом деле было.

Они оба притворялись, что всё хорошо. И оба делали это по-своему безуспешно. Во всяком случае, так думал Эклз, потому что по-другому он объяснить поведение Падалеки не мог.

Это ведь не могла быть просто вереница случайностей, серьезно?

Всё эти прикосновения и объятия, неотъемлемая часть их выходов на публику. Раньше они точно были другими, Дженсен ведь знал, как его любит лапать Джаред. Только включали камеру – сразу начинал липнуть, а теперь и без камеры не отлипал. Постоянно обнимал, прижимал к себе, поглаживал руку, сжимая её. И это уже слабо напоминало просто игру, которая была раньше. Теперь его руки были какими-то мягкими и горячими, будто бы обладатель этих лап сперва грел их на чайнике, каким-то чудом не обжигаясь, а затем намеренно шел лапать Эклза. Тем более, не только прикосновения Падалеки изменились, его взгляды и улыбки стали другими. Настолько искренними и открытыми, что Дженсен на самом деле готов был повестись на это, как и все остальные, и поверить в невинность их обладателя. Нет, он делал это специально. Одинаково улыбался на камеру, давая очередное выдуманное интервью, и Дженсену, когда просил приготовить что-нибудь сладкое на завтрак. Все сладкоежки – похотливые извращенцы. И плевать, что думают остальные любители сладкого, одного Падалеки для доказательств ему более чем достаточно.

Точно, Джаред специально вел себя с ним, как с другом, чтобы Эклзу даже в голову не могло прийти, что на самом деле у него на уме. Не на того напал. У Дженсена всегда был высший показатель по разоблачению лжецов, даже детектор лжи молча завидовал ему. Ну да, это же машина, она не умеет разговаривать. И он не сходит с ума, он логически размышляет и приходит к верному умозаключению.

Падалеки же гей. А у геев не бывает просто друзей парней. Тем более тех, с кем они спали. И в мозгах у этого грязного голубого извращенца только одно – как бы снова затащить его в койку. Снова повалить на кровать, вжимая в неё всем своим лосиным весом, содрать одежду – между прочим, тогда он порвал пуговицы на его рубашке, а она была одной из самых любимых. Сука Джаред. Сука, которая снова будет дразнить его быстрыми, хаотичными и мокрыми поцелуями по всему телу, плавно опускаясь ниже. И от всего этого так неудержимо захочется стонать, извиваясь, медленно теряя контроль…

Черт, он увлекся.

И в этом, конечно же, тоже виноват Джаред. Какого хрена он так горячо дышит ему на ухо? Это же его ухо, а не микрофон, куда он должен давать интервью. И вообще, он снова обнимает не так, как должен, и прижимается слишком близко, практически касаясь тканью своего пиджака. Грязная похотливая скотина.

Даже сидя дома, просто играя с ним в карты, этот чертов голубой лось замышляет что-то явно нехорошее, пошлое и мерзкое. От геев большего ожидать не стоит, а от этого – тем более. Но Дженсен же умнее. Он ни за что не даст этому актеришке обмануть себя и снова развести. Нет, он не поддастся на его уловки. За долгое время совместного проживания он уже успел изучить все его привычки и трюки, и больше не поведется на них. Он же знает, как Джаред соблазняет парней. А как же, будет он просто так по дому голышом ходить.

А как самонадеянно он рассчитывает, что кто-то может повестись на его доброжелательные слова, этот мягкий смех и широкую улыбку, эти ненавязчивые похлопывания по плечу и утешения, чтобы Дженсен не унывал, что он проиграл просто потому, что с картой не повезло. Да кто может повестись на этот заразительный смех и искренние светящиеся глаза. Нет, он уже прошел через всё это и давно выработал иммунитет.

И всё-таки странно, что это всё кажется настолько плохим, противным и отторгающим, только вот дружеское рукопожатие не вызывает никаких отрицательных мыслей. Эклз не отдергивает руку, чувствуя тепло пальцев Падалеки на своей ладони. И даже немного смущенно улыбается, выслушивая комплименты Джареда по поводу его игры в бильярд. Он может спокойно убрать ладонь, ведь сейчас тут только Женевьев и Коллинз, как обычно уткнувшиеся в свои телефоны. Он может, но почему-то не делает этого. Это же просто дружеское рукопожатие, чего бояться.

И спокойно реагирует на продолжительные взгляды, которыми Джаред одаривает его каждый вечер, когда они сидят вместе в гостиной после тяжелого дня. Эклз играет на гитаре, а Падалеки ужинает своими любимыми блюдами. И так вышло не специально, просто других продуктов в холодильнике не было, а это первое, что пришло на ум во время готовки. И он не избегает взгляда Джареда, просто продолжает смотреть на него, тихо напевая и продолжая наигрывать приятный мотив.

Хотя, если вспомнить их последний секс – а Дженсен и так никак не мог его забыть – он действительно после этого избегал актера. Даже всерьез подумывал над тем, чтобы сослаться на плохое самочувствие или больного родственника, и взять отгул. Отказался от этой идеи он только потому, что у него был совершенно не такой характер, чтобы прятаться от проблем. Наоборот, Эклз привык их решать, вот только в данной ситуации решения проблемы под названием Джаред Тристан Падалеки он не находил.

Нет. Нет-нет-нет. И еще раз нет. Он не испытывает к этому прямоходящему представителю парнокопытных ничего, кроме дружеской симпатии. И сейчас стоит, прижавшись к нему плечом всего лишь по нелепой случайности. Просто комнатка маленькая, а Джаред сам попросил посмотреть уже обработанные дубли его фильма, да и ему самому любопытно. Совсем немного, правда. Все-таки, он испытывает к уважение, достаточное для того, чтобы выполнять некоторые его просьбы. К примеру, как сейчас, сказать всё, что он думает по поводу снятых кадров. Интересно, сколько бы фанатки Джареда заплатили за то, чтобы сейчас увидеть, то, что видит он? Хотя, все бы отдали куда больше, чтобы просто денёк побывать на его месте. Странно, почему в голове так и крутится это категорическое «ни за что»? Профессионализм. Точно, он же капитан, следовательно, хороший телохранитель.

И всё же, этот парень действительно талантлив, не зря в актеры пошел. И с чувством юмора у него всё замечательно. Дженсен не понаслышке знал, что все шутки во время интервью и ток-шоу Падалеки придумывал сам и испытывал их на Эклзе дома, от чего тот громко хохотал на диване. И вкус у него есть, сам же телохранитель и помог его подправить. И целуется он охуенно, даже этой актрисульке с экрана нравится. Жалко, наверное, что до постельной сцены не дошло, там он тоже ничего так.

– Дженс? – актер слабо потряс парня за плечо. – Дженсен?

– А? – он тихо откашлялся, моргнув и отведя взгляд от экрана к Джареду. – Что?

– Ну как тебе? Я, вроде, спрашивал уже. Или так тихо произнес, что ты не расслышал?

Эклз облизнулся, потратив пару секунд на то, чтобы сообразить, что от него требуют, затем согласно кивнул.

– Да, извини, мысль генерировал и увлекся, – тихо рассмеявшись, он устроился поудобнее, принявшись конструктивно и детально рассказывать Падалеки, что он думает о его игре в данном эпизоде.

Черт. Это уже попахивает клиникой. А возможно, и тотальным пиздецом. Или шизофренией с манией преследования. Или всем вместе. Клиническим тотальным пиздецом с элементами шизофрении последней стадии. Да, точно. Не зря в своё время он когда-то хотел врачом стать.

Это же, правда, ненормально, когда они стоят у дверей своих комнат и смотрят друг на друга, ничего, не говоря. И у Джареда при этом такой искренний, открытый и спокойный взгляд, он даже умудряется слабо улыбаться, одними уголками губ. И внутри предательски появляются ненужные ощущения, поэтому приходится нелепо сбивчиво пожелать приятных снов и, наконец, запереться в своей комнате, чтобы не видеть его.

Это же всё, что угодно, но явно ненормально.

Интересно, в аптеках продаются препараты для изменения сексуальной ориентации? Или стоит поискать в интернете? Нет, даже если и продаются, то лучше скормить их Падалеки. Главный источник проблем сразу пропадет.

А Дженсену… Ему просто нужно проспаться. Отдохнуть, разгрузить мозги, думать натурально или даже супернатурально. Главное – не пытаться думать о Джареде. В смысле, совсем не думать. И не вспоминать о том, что было, при взгляде на кровать. Да, не вспоминать о том, как им хорошо. Тьфу ты, мать твою. Было. Это ключевое слово – было. Больше не будет. Никогда и ни за что. Просто тогда они дошли до пика, жуткий недотрах, оба такие красивые, и какие у Джареда плечи… Черт, приди в себя, капитан Эклз! Все, забыл. Точно.

А жаль.

Изображение

Вот говорила же мама в детстве – не зарекайся, сынок, целее будешь. Дженсен продержался всего три чертовых дня, думая, что его провоцирует Падалеки, и на утро четвертого дня, решил спровоцировать его самостоятельно, чтобы раз и навсегда определить, кто здесь хозяин положения.

– Джей! У меня что-то с душем, вода не идет, – он вышел в гостиную с намыленным телом, весь в пене, которая, разумеется, ничего толком не прикрывала.

– Можно я твоим воспользуюсь? – Эклз тактично постучался в дверь спальни босса.

– Да, конечно, сейчас открою, – изнутри послышалось сонное бормотание Падалеки и его шаги. На лице Джареда, когда он открыл дверь, явно читалось, что он не зря это сделал. Сонный взгляд моментально сфокусировался на всех неприкрытых пеной местах телохранителя, а на губах появилась немного мечтательная улыбка.

– Так я пройду? В душ? – невозмутимо поинтересовался телохранитель, быстро вытирая пену со своего лица.

– Ага, – актер тихо сглотнул, пропуская Дженсена в свою комнату, и кивнул в сторону душа. Быстро щипнув себя за ногу и убедившись, что это не сон, он догнал парня у входа в душевую кабинку, вплотную прижимаясь к нему и жарко выдыхая в шею:

– Я…я помогу тебе избавиться от пены.

Он аккуратно подтолкнул Эклза в душ, продолжая прижиматься к нему, опустился губами к чистой коже на его шее, мягко целуя её. Провел пальцами одной руки по его телу, второй дотянулся до крана и включил воду, постепенно полностью теряясь в собственных ощущениях и возбуждении.

Провокация Дженсена прошла на ура, но в идеале он должен был обломать Падалеки, а на деле у них снова был секс. В душевой кабинке. Прижимаясь то к влажным и скользким запотевшим стенкам кабинки, то друг к другу, кусаясь, рыча, постанывая, тихо матерясь и шепча имена друг друга. Джаред до последнего искренне был уверен, что это сон, хоть бывший капитан кусался очень больно и вполне реалистично дергал его за волосы. В этот раз Эклз кончил первым, и гораздо громче, чем в прошлые разы. Наверное, его так раззадорила горячая вода. Тяжело дыша, он прижался к Падалеки, который аккуратно вышел из него и обнял за плечи. Дженсен предпринял неудачную попытку отстраниться, но навернулся на скользком полу и едва не упал, но актер успел вовремя подхватить его, прижав к себе. Какие-то секунды они просто молча смотрели в глаза друг друга, затем Джаред медленно отвел взгляд на отпечаток ладони телохранителя, оставленный на запотевшем стекле кабинки, когда он падал.

– Я вспомнил Титаник, – не удержавшись, тихо подметил Падалеки.

– Да, я тоже об этом подумал, – Эклз чихнул, отводя взгляд в сторону. – Джей, я хочу побриться.

– А? – ему потребовалось какое-то время, чтобы прийти в себя и плавно отстраниться от Дженсена, чтобы тот снова не поскользнулся. Кивнув, он вышел из кабинки.

– Можешь пользоваться моей бритвой я не против.

– Ага, спасибо. И…Джей?

Глупо было надеяться на что-то хорошее, но Джаред всё же обернулся, мягко посмотрев на хрипло прошептавшего Дженсена.

– Ничего не было.

Да, это было глупо.

Изображение

Это было крайне невыносимо, и вообще Джаред никак не мог подобрать правильного слова, чтобы описать то, что происходило между ними. Это же было сверхъестественным? То, что Дженс его провоцировал? Нет, звучит не так эффектно. Дженсен Росс Эклз, натурал, бывший капитан полиции с какими-то там заслугами и наградами за службу родине, провоцирует его, гея. Мир явно сошел с ума. Причем, окончательно.

Поначалу, конечно, Падалеки отказывался в это верить, и сам находил оправдания своему телохранителю. Не было воды – ну бывает, всё-таки, они живут на последнем этаже, в пентхаусе, от несчастных случаев с водопроводом никто не застрахован. Даже элитные дома в элитном районе. И к вечеру всё каким-то чудом само починилось. Всё нормально, правда.

Эклз перестал закрывать дверь в свою комнату, даже когда переодевался? Бывает с каждым, подумаешь, забыл дверь закрыть. Сквозняк или петли ослабели, это же сойдет за логичное и нормальное объяснение?

В крайнем случае, можно сказать, что у него в квартире завелся полтергейст, который открывает двери комнаты Дженсена как раз в тот момент, когда мимо проходит Джаред. И, разумеется, он останавливается, со смущенным видом любуясь прекрасной задницей своего телохранителя, совсем забыв о том, куда и зачем направлялся.

– Черт, – Эклз тихо выругался, наконец, ощутив на себе взгляд актера и попытавшись натянуть футболку пониже. – Снова сквозняк?

Ну вот, Джаред так и думал, что это сквозняк. Дженсен же скептик до мозга костей, он в ауру и карму не верит, куда уж до призраков.

Даже не пытаясь скрыть своего желающего взгляда, он согласно кивнул парню, продолжая беззастенчиво рассматривать его, пока телохранитель шел закрывать дверь. Помедлив буквально несколько секунд, Падалеки снова распахнул ее, врываясь в комнату и притягивая к себе Эклза. Что? Нет, он просто пытается прикрыть его от полтергейста, никаких пошлых мыслей. И плевать, что они уже на кровати, пылко и продолжительно целуются.

Нужно ловушку для призраков купить, Джаред видел что-то такое в китайском квартале. Правда, эта хрень не особо помогла, даже когда он повесил ее возле входной двери. Этот ужасный полтергейст все еще бродил по их квартире. Теперь он начал прятать одежду Дженсена, поэтому тот начал всё чаще появляться в своих чертовых сексуальных красных шортах. Но черт с ними, с шортами. Более страшным было то, что эта потусторонняя дрянь прятала вещи его телохранителя в самые непредсказуемые места, и почему-то именно в комнате Падалеки. Потому что Эклзу потом приходилось забирать их оттуда, а порой даже переодеваться прямо там. И, разумеется, устоять перед этим было трудно, так как пропадали вещи исключительно нижнего гардероба – домашние штаны, джинсы, брюки парадного костюма. Или нижнее белье.

Парень тяжело выдохнул, тихо выругавшись, достал из ящика с дисками свои синие боксеры.

– Вот какого хрена они тут?

– Полтергейст, я же говорил тебе, – Джаред тихо сглотнул, заворожено смотря на Эклза, вернее на его зад, затем медленно поднял взгляд к его лицу. Телохранитель со скептицизмом смотрел на ловушку для духов, висящую на дверце шкафа. Пошевелив кончиком носа, Дженсен тихо чихнул.

– Будь здоров.

– Спасибо. Что-то нихрена эта штука не помогает. Только пыль удерживает. Выкинь её нахрен.

– Ты в последнее время стал чаще ругаться, – Джаред плавно поднялся с кровати, на котором всё время, пока Эклз искал свою одежду в его комнате, сидел смирно, словно первоклассник, который впервые увидел свою учительницу и сразу влюбился в нее. Аккуратно подойдя к парню, он обнял его со спины, проведя языком по шее.

– Сделать тебе массаж? Расслабишься и материться будешь меньше.

Телохранитель тихо кашлянул, медленно отстранился от Падалеки и снял свои красные шорты вместе с нижним бельем, равнодушно пожав плечами.

– Чтобы маслом не испачкать. Или ты без него?

Джаред уже даже не пытался скрыть своего завороженного и голодного взгляда, покачав головой.

– Нет, но уже не важно, – он притянул к себе Дженсена, хаотично целуя его лицо и тихо бормоча сквозь поцелуи: – Плевать на массаж, я знаю средство получше.

Изображение

А еще, скорее всего, на Дженсена наслали порчу, потому что руки у него словно дырявыми стали – он постоянно на себя что-то проливал.

– Твою же мать!

Эклз зло нахмурился, вызывающе раздвинув ноги и рассматривая свои мокрые светлые джинсы, на которые только что пролил чай. Нервно облизнувшись, он безуспешно попытался вытереть пятно рукой, от чего только громче выругался. Джареду, который смотрел, разумеется, только в одну точку, вообще показалось, что он неумело и неопытно пытается себя ласкать, но это все чушь, разумеется. Просто глюки от перевозбуждения – полтергейст в последний раз появлялся три дня назад, и он уже успел соскучиться по хриплым приглушенным стонам Дженсена. А тут такой повод… Нет, он явно думает о чем-то не том.

Падалеки даже толком сообразить не успел, как оказался между ног Дженсена, что-то сбивчиво шепча.

– Надо снять скорее, иначе джинсы не отстираешь. О черт, ты и боксеры запачкал… И не только… Давай, я помогу.

Да, он действительно соскучился по хриплым стонам и тихой ругани Эклза.

Изображение

Это было уже глупо. Джаред смог продержаться на этих наивных доводах около двух недель, пока окончательно не пришел к очевидному выводу, что Дженсен его просто провоцирует. Однако сильнее всего в этой ситуации бесил не сам факт провокации, а то, что каждый раз после секса Эклз, как вызубренную мантру, твердил, что между ними ничего не было. Это выводило из себя гораздо сильнее, чем то, что его соблазнял натурал. Разумеется, ничего не было. А его трусы после очередного раза на шкаф призрак закинул. Каспер, чтоб его.

Пару дней Падалеки потратил на то, чтобы успокоиться, собраться с мыслями и придумать, как бороться с Дженсеном. Поначалу у него были чрезвычайно благоразумные мысли, которые испугали самого актера. Он хотел поговорить с телохранителем, объяснить ему, что так нельзя поступать, и вообще, происходящее между ними уже даже не служебный роман получался, а служебная провокация или просто трах. Только какой в нем смысл в таком случае? Простое удовлетворение примитивных инстинктов?

Хотя сложно было не подметить, что Эклз сам отзывался на все его ласки более податливо и с весьма искренним наслаждением. Ведь когда находишься на грани животного возбуждения и похоти, трудно думать, как себя вести, чтобы выступать в том или ином свете. Разумеется, у него не было времени анализировать ни своё поведение, ни поведение телохранителя, тем более, для Падалеки было радостью уже то, что Дженсен отвечал на его ласки и не отталкивал. Но Джаред действительно хотел остановить это и прекратить все их потрахушки. Хотя бы потому, что это задевало его гордость и чувство собственного достоинства. Нет, в самом деле, он же не кобель какой-то, который ведется на красивое тело. Вернее, он вел себя именно так, и это унижало еще сильнее.

В конце концов, у актера созрел подробный план его отплаты коварному провокатору Эклзу. Основывался он, в основном, на его же актерском таланте и искусстве обольщения, которыми Джаред, как он справедливо считал, обладал в избытке. Дженсен оказался строптивым парнем, как и любил Падалеки, поэтому опыт по окучиванию таких типов у него был. К тому же, его преимущество состояло в том, что он был начальником Эклза, да и в их игре на публику он полностью доминировал. Это играло ему на руку, как и то, что на провокации своего телохранителя он больше не велся. Пока что.

Теперь Джаред мог попросту сидеть и все интервью смотреть на Дженсена горячим и желающим взглядом, одним взглядом пробовать вместе с ним все позы камасутры, и не прерываясь даже тогда, когда нужно было отвечать на вопросы журналистов.

– Да, в новом фильме я играю интересную роль, мой персонаж очень близок мне по духу. Нет, что вы, бабник до мозга костей. Что? – усмехается, похлопывая Эклза по колену. – Не обращайте внимания, мой ненаглядный просто немного простыл. За привычки платить приходится. Зато в следующий раз будет меня слушаться и не ездить с открытым окном. Да, любимый?

Любимый, которому было жарко от одних случайных прикосновений Падалеки и от его откровенных взглядов, отвел взгляд в сторону, кратко кашлянув и поправив волосы. Сам Джаред ловил невероятный кайф от горячих выдохов Джесена, от его немного поспешных рывков за минералкой, быстрых глотков воды и слабых натянутых улыбок. Каждое такое интервью заканчивалось тем, что телохранитель очень быстро уходил в машину, с нетерпением дожидаясь актера, быстро доезжал до дома, а там уже оба, с трудом сдерживаясь, рвались друг к другу, едва захлопывалась входная дверь. Обычно всё заканчивалось сексом на полу, прямо в коридоре, в лучшем случае – на диване или на кухонном столе.

Под предлогом, что он хочет следовать примеру Эклза, Джаред решил бегать по утрам вместе с ним. Разумеется, исключительно ради укрепления здоровья. Несмотря на свой рост, за Дженсеном ему приходилось бегать с заметным усилием, так как тот был натренирован на длинные дистанции, но это всё равно стоило того, что он вытворял, когда они возвращались обратно в квартиру. Совместный душ, к примеру, от которого телохранитель отказывался только поначалу, да и то неохотно. Потому что Падалеки действительно был мастером своего дела.

Он аккуратно обнимал Эклза, медленно раздевая его, бережно и очень тактично подталкивал в сторону душевой кабинки, водя кончиком носа по шее и повторяя эту дорожку языком.

– И ты еще думаешь отказываться? Да ты весь соленый! В душ, и не спорь. Это я тебе как друг и начальник говорю.

Пропустив судорожный выдох, Дженсен всё-таки плавно отстранился, о чем тут же пожалел, так как впереди была только стена, к которой его аккуратно прижали.

– Джаред…

– Джей, – Падалеки очаровательно улыбнулся, опираясь рукой о стенку по правую сторону от лица Эклза и просунув свою ногу между его ног. Второй рукой он уже поглаживал живот своего телохранителя, плавно поднимаясь выше.

– Да, Джей. Я приму душ…

– Славно, – довольно улыбнулся, расстегнув пару пуговиц на футболке Дженсена и задевая пальцами кожу его шеи.

– Один.

– Нет.

– Почему?

– Ты устал. Вдруг ты поскользнешься? Я расстроюсь, если ты что-нибудь сломаешь.

Обычно после поцелуев по шее, которые следовали дальше, Эклз сопротивлялся и перечил редко, но если даже продолжал отказываться, то когда они, наконец, добирались до душа, им обоим было уже не до лишних слов.

Изображение

И, наверное, это не входило в план ни одного из них, но в конечном итоге, спустя месяц оба парня просто свыклись с таким положением вещей. Это уже слабо напоминало ярую провокацию противостоящих сторон, больше – желание, причем взаимное.

Разумеется, Эклз ни за что в жизни, даже под страхом пыток не признался бы, что секс с парнем стал для него привычным и, более того, приятным занятием. Дженсен всё так же невозмутимо продолжал твердить, что у них ничего не было. И плевать, что после этого заявления у них «ничего не было» еще два раза. А если впереди намечался выходной, то «ничего не было» гораздо чаще, причем не только по инициативе актера. Куда уж ему до гениального провокатора Эклза. Джареду хватало мимолетного взгляда глаза в глаза, чтобы понять, что именно и как конкретно хочет от него обладатель потемневших из-за возбуждения ярко-зеленых глаз, который находился под ним в откровенной позе и медленно вызывающе облизывался.

Не потребовалось много времени, чтобы парни плавно перешли на следующий уровень отношений – теперь спать в одной постели стало для них нормой. Наверное, особо большим шагом это стало для бывшего полицейского. Конечно же, Падалеки убил немало нервов на что, чтобы вместо привычного и традиционного пожелания доброго утра не слышать надоевшую скороговорку. На это ненавистное «Ничего не было» у актера была всегда только одна реакция – сильный шлепок по лбу и тяжелый стон: – «Эклз, ты меня убиваешь».

В определенный момент нервы Джареда сдали, и он активно стал ломать голову, чтобы придумать, как изъять из словарного запаса Дженсена Эти ужасные слова по утрам. Парень решил, что клин клином вышибают, и стоит взять Эклза противодействием. Он угрохал кучу нервов и потратил почти всё своё упрямство на дрессировку своего телохранителя, но в итоге приучил его спать вместе с собой. Поначалу они ограничивались одной постелью после секса. Падалеки аргументировал это тем, что идти в свою спальню Дженсену далеко, а здесь, на его удобных простынях, под одеялом так тепло, да и душ у него гораздо ближе. Подействовало. Потом в привычку вошло вместе засыпать на диване или в кровати во время просмотра какого-нибудь фильма. В итоге Эклз добровольно оставался в его кровати после секса, иногда сам приносил в спальню Джареда поп-корн и диск с ужастиком или детективным триллером, и тогда счастью актера не было пределов. Он вообще гордился тем, что был первым во многих смыслах для своего телохранителя, и радовался этому так, словно ему Оскар дали.

Но самым большим преимуществом сна в одной постели было то, что на утро вместо осточертевших слов о том, что ничего не было, Джареда ждал первоклассный утренний секс. А если Дженсен просыпался в хорошем настроении, то и завтрак в постель. Разумеется, это пришло не сразу, а так же постепенно, однако полученными результатами Падалеки был чрезвычайно доволен.

Изображение

С таким образом жизни прошло несколько месяцев. За это время парни настолько привыкли друг к другу, к такой жизни друг с другом, что их можно было считать самой настоящей парой. Что и делал Джаред.

По сути, сейчас с Эклзом у него были самые долгие и, наверное, счастливые отношения за всю его жизнь. У них было много общих интересов, Дженсен потрясающе готовил и убирался, от его чувства юмора Падалеки вообще молча фанател. И самым важным, как ни удивительно, был не секс, а его искренность. У него всегда была собственная точка зрения на всё. Такие люди всегда сильнее всех импонировали актеру, а если прибавить внешние данные Эклза и его поведение в постели, то можно было сделать вывод, что этот парень был идеальным для Джареда по всем параметрам. Правда, этот идеальный парень сам активно не желал осознавать это.

Да, они вели себя как пара везде и всегда, неважно, были они наедине или в публичном месте. Само собой, от издевательств и подколов полностью избавиться не удалось, хотя теперь чаще от их скуки страдал кто-то из окружения. Просто так было веселее, да и совместные шутки над знакомыми здорово укрепляли их взаимопонимание. У них и раньше во многом мысли и чувства сходились, а сейчас закачивать фразы друг за другом, понимать друг друга по взглядам стало нормой, и они оба этим искренне наслаждались. Их прикосновения – не провокационные, а нормальные, настоящие, такие правильные и искренние – говорили Падалеки гораздо больше, чем любые слова или взгляды. И всё же Джаред уже не первую неделю ловил себя на мысли, что хочет расставить все точки над ё, и услышать от Дженсена подтверждение своих мыслей. Однако Эклзом это тема никогда не затрагивалась, не было даже намёка на то, что они когда-либо будут обсуждать свои отношения, что чрезвычайно печалило актера.

Эти мысли не давали ему покоя, и однажды ночью, когда Дженсен уже уснул, а Падалеки молча лежал, обнимая его, медленно водя пальцами по его обнаженному плечу, ему в голову закралась одна совершенно ненужная, и уж тем более неприятная мысль о том, что Эклз с ним только из-за денег. Разумеется, так оно и было, по сути – он ведь его телохранитель и парень напоказ, но Джаред ведь не платит ему за секс и всё прилагающееся. Или платит?

Они впервые встретились после довольно долгого периода разлуки. У Падалеки в тот момент был новый проект, и он буквально ночевал на съемках, а мать Дженсена приболела, и ему пришлось отлучиться к родителям. Он вернулся вчера вечером, а у Джареда вырваться домой получилось только на выходных. Разумеется, радость от встречи вылилась в довольно бурное времяпровождение – Падалеки и не думал, что несколько дней разлуки способны сотворить чудо и Эклз сам на него накинется. Кажется, он действительно соскучился, такие эмоции и такую страсть нельзя было подделать. Вот только почему-то успокаивало это мало.

Они почти не общались то время, пока телохранитель был с семьей. Дженсен не привык говорить по телефону больше трех минут, да и то этой чести удостаивались только Джаред, Харрис и его младшая сестра. А смс, по его словам, он писать не любил, предпочитая живое общение. В принципе, так и оказалось. Ладно, всему виной чрезмерное любопытство, но Падалеки не стерпел и, воспользовавшись крепким сном Эклза, залез в его телефон. Ни одного сообщения, кроме отчета о потраченных деньгах, уведомления из банка и объявления о скидках в магазинах. Звонки же были довольно разнообразны, но преимущественно по работе – нынешней или старой. Джаред ожидал увидеть только имя Данниль, и его очень удивило, что девушка была записана в телефонной книге Дженсена по фамилии, да еще и с сокращенной приставкой лейтенант. А вот наткнувшись на кодовые названия «Русский чудик» и «Взрывная женщина», Падалеки долго пытался подавить приступ хохота, узнав номера Миши и Женевьев. Теперь было понятно, почему его агент всегда так долго дозванивалась до Эклза.

Немного успокоившись, Джаред положил телефон на место и забрался обратно в кровать, заботливо прижав к себе Дженсена. Легонько поцеловав его в висок, он улыбнулся, услышав тихое бормотание.

– Ты же понимаешь, что если я открою глаза и узнаю, сколько сейчас времени, тебе не жить?

– Ага, – Падалеки мягко поцеловал его в уголок губ. – Просто еще раз хотел пожелать тебе хороших снов.

– Взаимно, Джей, – Эклз слабо улыбнулся, снова погружаясь в крепкий сон.

Изображение

Хотя сам Падалеки считал себя вполне терпеливым человеком, но любому терпению рано или поздно приходит конец. Особенно если к разговору, который назревал у Джареда уже довольно давно, Эклз сам провоцировал его, пусть и ненамеренно. Именно эта ненамеренность задевала больше всего.

– Дженс, ты же всё-таки мой парень.

Телохранитель хмыкнул, откинув журнал с ними на обложке в мусорное ведро.

– Да, на показ. Но мы – лучшая пара? Что за вздор?

Джаред поджал губы, подавив в себе огромное желание достать журнал из мусора. В конце концов, это можно почитать онлайн или еще раз купить выпуск, только успеть спрятать его от Дженсена.

– Вообще-то, это комплимент.

– О да, всегда мечтал быть лучше парой для гея, – закатив глаза, он уперся руками о столешницу. – Прости.

– Ничего. Главное же, что это правда, – Падалеки поднялся со своего места, прижимая Дженсена к столешнице и мягко целуя его в щеку. – Мы действительно очень красивая пара.

Эклз скептически хмыкнул:

– Ну да, как я мог забыть, – он плавно отстранился от Джареда, выключив чайник. – Зато прикинь, какая будет реакция у всех, если они узнают правду?

– Что ты мой парень? Все и так в курсе.

– Я не об этом, – Дженсен закатил глаза.

Актер посмотрел на парня с искренним непониманием, молча кивая на его взгляд и доставая из шкафчика чашки для кофе, которые протянул Эклзу.

– А о чем, Дженс?

– Спасибо, – телохранитель забрал чашки. – О том, что мы не пара на самом деле, – он дотянулся до сахара. – Тебе две ложки, как обычно?

– Да, две. Постой, не о сахаре сейчас, – Джаред нервно усмехнулся, искренне надеясь, что Эклз просто снова издевается над ним. – Дженс, скажи, что ты стебешься, и на самом деле понимаешь, что происходит.

Отсыпав сахар, телохранитель оставил ложку в чашке Падалеки, убирая сахарницу обратно в шкафчик. По своему обыкновению спрятав руки в задних карманах джинсов, он полностью повернулся к нему, открыто и внимательно смотря на своего начальника.

– Понимаю, у тебя скоро премьера, а папарацци так нацелились на тебя и меня, что окончательно сошли с ума.

– Я не об этом.

– А о чем?

Джаред не выдержал, сорвавшись на тихий нервный смешок.

– Дженсен, прекрати. Это уже даже не забавно.

– По-твоему, я смеюсь сейчас? – он скептически изогнул бровь.

– Нет.

Падалеки с искренним непониманием и такой же искренней надеждой и в глазах, и в голосе смотрел на Эклза, надеясь, что тот просто издевается над ним. Не совсем удачно, пускай, но Дженсен же не может быть настолько жестоким, правда? Он же не настолько черствый сноб, чтобы не понимать, что кое-кто уже несколько месяцев влюблен в него и какие между ними отношения.

Джаред выдохнул, проведя руками по лицу и стараясь прийти в себя. Чуть наклонив голову, он внимательно посмотреть в глаза своего телохранителя.

– Дженс, мы пара.

– Так пишут.

– Нет. Мы пара. На самом деле. Мы встречаемся с тобой, у нас серьезные отношения. Уже несколько месяцев, – он передернул плечами. – Ты разве не заметил? Это же очевидно. Мы спим вместе, мы занимаемся сексом, ухаживаем друг за другом. Дженсен, мы с тобой встречаемся.

Джаред сам не осознавал, с какой надеждой смотрел в полные скептицизма и упрямой непробиваемости зеленые глаза Эклза, на которого, очевидно, его слова совершенно не подействовали. Бывший капитан усмехнулся, щелкнув пальцами, и подмигнул актеру.

– Хорошая шутка, я почти поверил, – он оттолкнулся от столешницы, чтобы выключить чайник и заварить им кофе. – Мы пара, о да.

– Да! Именно! Мы пара! – упрямо и всё с той же надеждой продолжил настаивать Падалеки, открыто смотря на парня своим щенячьим взглядом.

– Мы же столько раз говорили, что нравимся друг другу – ты говорил, я. И это было не совсем правдой, – перехватив его руки, он легонько сжал их. – Ты мне очень-очень нравишься, Дженсен.

– Ты мне тоже, ты классный друг, – невозмутимо и с улыбкой протянул непрошибаемый Эклз.

Джаред тихо кашлянул, с огромным трудом найдя в себе силы сдержаться и не треснуть этого упрямого осла.

– Ты мне безумно нравишься. Настолько, что я хочу быть с тобой. Всегда, наверное. Дженс, я…

Джаред бы продолжил дальше, и впервые за всю свою жизнь признался кому-то в любви – плевать, что это вполне может быть просто влюбленность. Но с трудом сдерживающий громкий смех Дженсен убил его наповал.

– Блять, какого хрена ты ржешь?! Я тебе тут душу раскрываю!

– А я думал, ты предложение мне делать собрался, – Эклз широко улыбнулся, похлопав Падалеки по плечу. – Эй, чувак, расслабься. Я не выхожу замуж за друзей.

Актер раздраженно закатил глаза, развернув телохранителя обратно к себе.

– И со всеми друзьями ты спишь?

– Нет, Джей, я…

– И кончаешь от их ласк?

– Джей… – Дженсен смущенно кашлянул.

– И во время секса шепчешь их имя? И спишь с ними в обнимку? И целуешь так пылко? – Джаред полностью потерял терпение, постепенно незаметно для себя переходя на крик.

– Эй! Блин, старик, да что с тобой? Тебя явно не туда занесло, – Эклз нервно облизнулся, непонимающе посмотрев на Падалеки.

– Так это меня не туда занесло?! – Джаред нервно усмехнулся. Вот же непробиваемый козел. – Блять, вот угораздило же… Дженсен, ты придурок!

– Ты чего обзываешься? – с искренней обидой протянул Дженсен, поджав губы.

– Да потому что ты кретин, который отказывается видеть очевидное! – Падалеки прикусил губу, но тут же снова сорвался на крик. – Боже, Дженс! Тут даже ребенок давно врубился бы, что к чему!

– Кто бы меня еще статусом ребенка попрекал, – он обижено фыркнул, с вызовом посмотрев на собеседника. – Ну же, просвети, что я не понимаю?

– Что я уже два месяца как влюбился в тебя?! – Джаред даже не пытался понизить голос, надеясь, что хоть так до Эклза всё дойдет. – Что ты, блять, мне взаимностью отвечаешь? Что мы самая настоящая пара, твою мать?! Самая натуральная из всех ненатуральных, зеленоглазый ты кусок идиота! – но не выдержал, треснув со всей дури по столу. – В конце концов, может, ты посчитаешь, сколько мы уже спим вместе? Только друг с другом, и я уже молчу о том, как именно мы спим и занимаемся сексом.

Эклз стоял с напряженным выражением лица, хмурясь и недовольно вздрагивая, когда Джаред замахнулся на стол. Идиотом Дженсен не был, просто выслушивать сейчас эти слова от начальника и осознавать, что это правда, более того, какой-то частью себя соглашаться с Падалеки – это было немного выше его сил. Он тихо кашлянул, не решаясь взглянуть парню в глаза, и предпринял попытку удалиться с кухни под нелепым оправданием.

– Машинка достирала, пойду, бельё повешу.

– Стоять, Золушка, – весьма угрожающе рыкнул Джаред, с силой сжав запястье Дженсена и дернув его к себе. – Я не злая мачеха. Я намного хуже. Я парень, который хочет взаимности или хотя бы какого-то внятного ответа от тебя.

Падалеки сузил глаза, коснувшись пальцами свободной руки подбородка Эклза и заставляя его поднять лицо к себе. Одним своим видом он дал понять, что не отпустит телохранителя, пока не добьется своего.

– Дженс, мы пара. Мы с тобой встречаемся уже несколько месяцев, – он говорил медленно, разжевывая на всякий критический случай по имени Дженсен Эклз, который в свою очередь, поджав губы, страдальчески посмотрел на него, слабо покачав головой.

– Джей, нет.

– Дженс, да. Прими это уже.

– Нет. Я не гей.

От возмущения Падалеки даже дар речи потерял. Ну да, совершенно не гей, ни капли, и подумаешь, что уже полгода с парнем спит, и ему это нравится, и он сам не раз это подтверждал. Только какого-то хрена сейчас он пытается отнекиваться и оправдываться вместо того, чтобы признать очевидное.

– Дженсен, – Джаред сдержанно выдохнул, отыскивая в себе хоть каплю терпения. – Если тебе так будет угодно, ты би, я не против. Но ты – мой парень.

– Нет. Я твой телохранитель, – его невозмутимость уничтожала, чертов лучший выпускник полицейской академии.

– Твою мать, Эклз! – сдержанность? Да к черту, этот парень своим синдромом осла способен вывести из себя кого угодно. – Да будь ты мужиком, чёрт возьми! Смирись уже с тем, что ты запал на парня!

– Не тебе меня учить, как быть мужиком! – похоже, у Эклза кольнула гордость, потому что и он перешел на повышенные тона, заставив Падалеки от удивления застыть.

– Это еще почему?

– Да потому что ты… – он кашлянул, осекшись и виновато отведя взгляд в сторону.

– Так что я? – Джаред вызывающе усмехнулся.

– Неважно.

– Дженс.

– Неважно.

– Педик? Гомосек? Голубой? – Падалеки медленно облизнулся, усмехнувшись. – Да хоть Элтон Джон! Рикки Мартин! Мне плевать! Ты мне нравишься, Дженсен! Я влюбился в тебя, чертов ты тормознутый сукин сын!

– Маму не трогай, мутант переросток!

– Сам ты недоросток!

– Избалованный мальчишка!

– Педантичная зазноба!

Слово за слово, злые раздраженные взгляды, плавно перешедшие в гневное рычание, кто-то кого-то толкнул первым – и между парнями вспыхнула потасовка. Они повалились на пол, продолжая толкаться, пинаться, давать друг другу затрещины или тычки и громко материться. Падалеки даже успел удивиться, откуда бывший капитан Эклз знает такие крепкие выражения. Очевидно, работа у него была действительно насыщенной.

– Блять, слезь с меня, скотина ты безмозглая!

– Это кто из нас еще скотина безмозглая! Ты из-за своей педантичности скоро робокопом станешь!

– Не тебе меня жизни учить, избалованный щенок!

Дженсен безрезультатно попытался вырваться и вылезти из-под Джареда, который сидел на нем и крепко удерживал под собой, не собираясь отступать.

– Пусти!

– Нет!

– Джаред, твою мать! Пусти меня, придурок!

– Нихуя!

– Это у тебя нихуя не будет, если сейчас же меня не отпустишь! – Эклз страдальчески пропустил шумный выдох, дергаясь более усердно. – Джей!

– Не пущу.

Обессилено выдохнув, он откинул голову назад, с силой ударившись затылком об пол.

– Ну что тебе от меня нужно?

– Правды.

– Блять, ты судья, что ли? – покачав головой, Дженсен страдальчески усмехнулся. – Нравишься ты мне, слышишь? Нравишься ты мне, чертов голубой лось! Нравишься, твою налево.

Выдохнув, он окончательно сдался, расслабившись под Падалеки и продолжая уже гораздо тише – кажется, он сорвал голос.

– Ненавижу тебя, напыщенный юнец со звездой в голове. Всегда ненавидел таких людей. Еще и гей, ну блять. Нравишься ты мне, чертов сукин сын! – он нервно рассмеялся. – И что с этим поделать… Голубизна заразна, очевидно. Вот дерьмо…

Джаред просто внимательно, во все широко распахнутые глаза смотрел на Эклза, который слабо улыбался, проклиная и его, и себя, и весь мир, и тот день, когда он ответил на звонок Кортез, и вообще…

Медленно, но верно Падалеки пришел только к одному, как ему показалось, верному выводу. Слабо, но очень мягко усмехнувшись, он прикрыл глаза, наклонился и с силой укусил Дженсена за щеку, услышав в ответ возмущенный крик. Пропустив мимо ушей все его ругательства, Джаред тихо, но очень четко и уверенно произнес:

– Ты чертовски идеален для меня, Эклз.

Дженсен с искренним непониманием уставился на тихо смеющегося Падалеки.

– Вот черта с два я теперь тебя после этого отпущу. Надо будет, сделаю калекой или самым голубым геем на планете. Чтобы только мне, такой как ты, был нужен. Ты меня услышал, бывший капитан Дженсен Росс Эклз?

Телохранитель очень внимательно уставился на Джареда, медленно расплываясь в мягкой улыбке, откинул голову назад, тихо, но очень искренне хохоча.

– Услышал, Джаред Тристан Падалеки, – они встретились взглядами, смеясь уже вместе.

– Ты такой идиот.

– А ты истеричка.

– А ты как баба ломаешься.

– А ты как… эм… – Эклз не успел вовремя собраться с мыслью, решив, что ответить на поцелуй Джареда будет гораздо приятнее. Почувствовав, что его руки уже отпустили, он зарылся пальцами в волосы Падалеки, прижимая его сильнее к себе и понимая, что он ещё успеет высказать начальству всё, что о нём думает.

Изображение

– Миша, ты заколебал меня уже. Вот сейчас мальчики тебе сами всё скажут.

Женевьев была готова рвать на себе волосы из-за приставучего Коллинза. Он оказался настолько упрямым, что его не убедил даже контракт Эклза, где черным по белому было сказано, что их союз – фикция. Миша уже который день проедал ей все мозги тем, что у парней искренняя и невероятная любовь, и на свадьбе Джаред должен быть в белом костюме, а Дженсен – в своей форме. Ну, или в чем-нибудь тёмном, ему под цвет глаз подойдет.

– Хватит, Коллинз. Сейчас я открою дверь, и они сами тебе всё подтвердят.

Девушка решила не утруждать себя звонком или стуком в дверь. У нее были свои ключи от квартиры Падалеки, а к его привычке расхаживать голышом она уже давно привыкла.

– Вот видишь! Они… Что?! Джей! Дженсен!

– Я же говорил! А ты всё «фиктивно, фиктивно»! Какая нахрен фиктивность, когда под ними полы горят?

Миша счастливо просиял, доставая телефон, быстро присел на корточки и фотографировал парней на полу, которые как раз заметили присутствие нежданных гостей. Обменявшись тихим шепотом и смехом, они решили, что их прерванное занятие гораздо более интересное, чем застывшая от шока Кортез и радостно скачущий Миша, на твиттере которого спустя две минуты появилось свежее фото с подписью:

Изображение

«J2 is real. Confirmed by Misha Collins».


29 ноя 2011, 03:39
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Изображение

Скачать fanmix: Rar


29 ноя 2011, 03:45
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 13:47
Сообщения: 5
Откуда: Казахстан
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
фик пока еще не читала, но уже заинтригована)))))
правда на скачивание документа ссыль битая, ошибку выдает(


29 ноя 2011, 15:20
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
little_monster
спасибо, что заметили.) ссылки на скачку исправлены.)


29 ноя 2011, 15:33
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 13:47
Сообщения: 5
Откуда: Казахстан
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Lost Sky
не за что)) вам спасибо)


29 ноя 2011, 15:35
Профиль ICQ WWW

Зарегистрирован: 05 мар 2011, 09:43
Сообщения: 64
Откуда: Омск
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
| Читать дальше
единственное,за что от души хочется стукнуть и автора и бету, так это за звания. *стон* ну нет в американской полиции званий!!! Там должности! Ну не может тридцатилетний парень быть капитаном! Не путайте с нашей правоохранительной системой. Капитан и лейтенант - это должности, причем ооооочень высокие, вплоть жо начальников участков.

А за фик спасибо :flower: :flower: :flower:

_________________
http://www.diary.ru/~yardi68/


29 ноя 2011, 20:01
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 сен 2008, 22:12
Сообщения: 42
Откуда: Пермь
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
:inlove: :inlove: :inlove:

_________________
дайри: с 30.10.2006 http://www.diary.ru/member/?319488


29 ноя 2011, 20:42
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Kristabella очень понравился арт :inlove:
Lost Sky спасибо за интересную историю :flower:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


29 ноя 2011, 21:37
Профиль

Зарегистрирован: 28 апр 2011, 13:52
Сообщения: 13
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Мне очень понравилось начало. Люблю тематику телохранителя и подопечного.
Но чем дальше - тем больше разочаровывало. Заранее прошу прощения.
| Читать дальше
К сюжету претензий не имею, но характер Дженсена к концу истории как-то слился. Вы пишете про его выдержку - при этом Дженсен в итоге ведет себя как какой-то несдержанный, страдающий спермотоксикозом подросток. Хотя он вроде как не гей. "Превращение" Дженсена из натурала в гея показано недостоверно. Мне так понравилось, как описан Дженсен в начале фика, с его невозмутимостью при Джареде и игре во влюбленного на публике. И потом это все свелось к банальной потере Дженсеном всякого достоинства и превращению его в "девочку" Джареда. Почему фик называется "Телохранитель" - я не поняла, Дженсен здесь ничего, связанного с охраной Джареда, не делает, он скорее эскорт и прислуга. Так что и любимой темы для меня не вышло.
Еще царапнул один момент:
Дженсен безрезультатно попытался вырваться и вылезти из-под Джареда, который сидел на нем и крепко удерживал под собой, не собираясь отступать.
То есть тренированный полицейский, который должен быть вроде как телохранителем, не смог справиться с актером? Не верю.

Еще очень хочется попросить, если в фике есть рейтинговая сцена, указывайте пожалуйста раскладку в пейринге. А то неприятно получается - читаешь, радуешься, и на постельной сцене получаешь дикий сквик.


Все ИМХО и ничего кроме ИМХА.


29 ноя 2011, 22:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2011, 04:53
Сообщения: 57
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Автор, простите уж и меня тоже,
| Читать дальше
но к финалу фик скатился в абсолютное непотребство! Сначала (это если закрыть глаза на режущую безграмотность), все было более-менее пристойно, то чем дальше в лес...Дженсен из хладнокровного такого товарища - БАЦ! и превратился в совершенную истеричку, даже стыдно как-то про него, такого, читать :weep3: Вообще, с момента, когда секс у них стал регулярным читать стало невозможно, в такие дебри их понесло :mosk: ! И, повторюсь, ооочень много разнообразных ляпов и ошибок...

Несмотря на это все, мне кажется, потенциал у Вас есть, пара моментов выглядели очень даже неплохо, может, стоит пока ограничиться размерами поменьше? Простите еще раз, не хочу обидеть, честно!


Арт мне очень понравился, правда сложилось ощущение, что к фику он имеет весьма опосредованное отношение))

_________________
Не садиться по жизни в чужие прокрустовы сани...


30 ноя 2011, 08:10
Профиль

Зарегистрирован: 08 янв 2009, 16:37
Сообщения: 99
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
присоединяюсь к предыдущим комментам: начало отличное, а финал полностью слит...


30 ноя 2011, 08:20
Профиль

Зарегистрирован: 21 июл 2008, 18:14
Сообщения: 110
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Юмор, заявленный в шапке, получился на пять с плюсом. :lol: Если Вы совершенно серьёзно писали хохму типа театр абсурда, то браво. Фанфик сделал мой день.
Плюс, что есть темп. Довольно легко читается. Количество штампов, которые вы обхохотали ОЧЕНЬ уж велико. Ни одного не забыли. И именно то, что читатель хохочет полчаса до слёз и рези в животе, не даёт вычитать романс. В этом тексте. Это - минус. Но как бы... J2 романсов дофига. А вот так похохотать удаётся редко)))) Спасибо Вам.


30 ноя 2011, 12:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Yardi

Мой просчет, прошу меня простить за это.
За фик пожалуйста.)

Cristy-Sun

:friend:

reda_79

Пожалуйста.)

Fantasm

| Читать дальше
По поводу характера. Там проходил долгий промежуток времени, около года. На личном опыте знаю, что и за меньшее время характер может измениться до неузнаваемости, разве что «скелет» остается. И недотрах делает с людьми страшные вещи.)
Касательно названия фика. Никогда не умела давать ёмкие названия, так что полностью признаю свой промах. Но фик писался с сюжетной линией помеси фильмов «Красотки» и «Телохранителя», и в первую очередь это комедия, где не нужно особо напрягаться и думать о чем-то мега-важном, а просто расслабиться и посмеяться.
Очень жаль, что вас это расстроило.
По поводу момента. Человек находился в состоянии шока и внутренней растерянности. Да и все же Падалеки по комплекции мощнее Эклса будет.

По поводу замечания в рейтинге - указать Джаред\Дженсен, Дженсен\Джаред? Мой минус, я не особо сильна в этих понятиях, да и Дженсен сверху по сути только один раз.
Но прошу прощение за это.

И по-моему, лучше любой отзыв, чем ничего. Для этого же люди и высказывают своё мнение, чтобы в следующий раз не совершались ошибки, так что спасибо.)


Alesssio

| Читать дальше
За всю безграмост6ность прощу прощения, полностью моя вина, что порой пишу невнимательно и хуже мастера Йоды, путаясь с окончаниями, что порой кроме меня никто не понимает.
Что могу сказать по поводу характера Дженсена - я немного разъяснила выше и, пожалуй, думаю, вина опять же на мне за то, что фик писался со слишком разными временными промежутками из-за жизненных ситуаций.

Спасибо за потенциал. Соглашусь, писать много одной слишком трудно, учитывая, что мой стиль написания запойный, всё сразу, из-за чего могу быстро выдохнуться, да и времени на это не так уж и много, как у большинства.
Ничего, все понимаю, напротив, спасибо. Можно узнать, какие моменты вам понравились?
По поводу артов - мне кажется, вы ошибаетесь, артер очень постарался и вышло очень здорово.


tinni

на это могу ответить лишь то, что уже писала.
начало с серединой и тем более с концом писалось в слишком долгие временные промежутки, возможно, из-за этого и возник такой резонанс.

Talie

Цитата:
Юмор, заявленный в шапке, получился на пять с плюсом.

ААААА!!! Вот за это большое спасибо, потому что конкретно в этом плане я чрезвычайно сильно старалась.) Рада, что так оценили :squeeze:
В принципе что-то вродеэтого и затевалось. Как уже говорила, не серьезность, а легкое, как почти все нынешние современные комедии. Правда, к моему сожалению, это не совсем мой стиль, больше практикуюсь на ангсте и черном или стебном юморе.
За легко читается тоже спасибо.

И, само собой, всем спасибо, что прочитали и оставили своё мнение.)


30 ноя 2011, 20:38
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 мар 2011, 19:54
Сообщения: 58
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Понравилось. :) И смешно , и трогательно , и очень позитивно. :heart: И арт понравился, особенно эти мобильные гифки :vict:
Lost Sky :flower:
Kristabella :heart:


30 ноя 2011, 22:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 авг 2009, 12:55
Сообщения: 131
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Lost Sky, понравилась задумка и в целом сюжет классный)) Довольно позитивно, легко и минимум ангста. То что надо :flower:
На парочке моментов даже смеялась в голос. :-D
А еще открыла для себя парочку новых песен))) :ura:
Про неровности в тексте не буду, потому что вы сделали огромную работу, история получилась хорошей и критиковать не хочется)) И последний твит Миши :vict: :vict: :vict:
Спасибо)) :kiss:
А еще арт прекрасен :inlove: :inlove: Особенно понравились чудесные разделители и все картиночки такие классные :inlove: :inlove:

_________________
Не оправдываю и не осуждаю - я понимаю.©


30 ноя 2011, 23:50
Профиль

Зарегистрирован: 24 ноя 2011, 16:43
Сообщения: 6
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Уважаемый автор, тоже с радостью вас поддержу. Фик получился легким, неожиданным, веселым и очень нежным что ли:)
Я сама люблю читать серьезные загрузные истории с характером, как у Дженсена, как вы его показали в начале. И потом я удивилась, когда не пошло развитие агнста и груза какого-нибудь, а еще позже обрадовалась, что произведение такое неожиданное. Этим подкупает, что все не так, как ожидаешь. И светлое получилось.


01 дек 2011, 00:47
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Carmen36
Рада стараться.)))
:shy2:
angel_of_darkness
Цитата:
На парочке моментов даже смеялась в голос.

Вах.)) Круто, рада стараться во это блага.)
За песни пожалуйста.) И в целом за отзыв :heart:
DeaniSam
Спасибо, очень приятно, что на вас произвело такое хорошее впечатление :shy2:


02 дек 2011, 20:51
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 окт 2010, 00:11
Сообщения: 47
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Огромное спасибо автору! Отличная работа :ura:


03 дек 2011, 00:02
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2011, 18:06
Сообщения: 135
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Очень-очень понравилось! :ura: Добрый и веселый рассказ, великолепный арт!
Огромное спасибо автору и артеру!!! :kiss:
Отдельное спасибо за Дженсена - морковку с изумрудным хвостиком! :lol: :lol: :lol:


03 дек 2011, 18:08
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Lost Sky, очень забавная получилась история :) Правда, мне кажется, Дженсен работает всё-таки не телохранителем, а "экскорт-сопровождением" с бонусами :) Позитивный текст. Спасибо.

Kristabella, коллажи прекрасно дополняют историю, спасибо. :) За разделители - отдельный поклон :)

Bess, эмоциональная иллюстрация, очень приятно смотреть :) спасибо

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


03 дек 2011, 22:29
Профиль WWW
J2 is real!
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 12:18
Сообщения: 439
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Мне хочется сказать от всей души, что ваш фик прекрасен! :heart:
Спасибо, давно я так искренне и весело не смеялась над фиком!Персонажи абсолютно замечательные!Отдельное спасибо за Мишу! :-D

_________________
На экране работающего без звука телевизора скудно одетые женщины убегают от зомби, открывая рты в молчаливом крике. (с)


05 дек 2011, 17:15
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 18:18
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Спасибо за историю.
Я тоже смеялась, особенно над началом противостояния. Бедный Дженсен, что ему пришлось вытерпеть: «Мой кустик», «Сладенький горошек», «Мой ласковый и нежный пылесос», «Моя клюшечка» :buh:

Какие охрененные разделители! Это что-то… просто глаз не оторвать!
Коллажи :heart: :heart: :heart:


05 дек 2011, 18:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2011, 21:05
Сообщения: 17
Сообщение Re: "Телохранитель", J2-AU, NC-17, Lost Sky
Саяна
Спасибо большое =***
nat17
Да за такое всегда пожалуйста, рада что понравилось.)
LenaElAnSed
Да, согласна что в большей части его работа заключалась в этом :shy2:
А так пожалуйста.))
Атех
За Мишу в вообще отдельно горжусь.)
Очень рада, что хорошо повеселились и понравился текст :heart:
Kerimka
Пожалуйста, в этой части очень старалась проявить полностью свою фантазию.)


06 дек 2011, 20:30
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.050s | 17 Queries | GZIP : Off ]