Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 18 янв 2018, 21:30




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 
"Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

Название: Судьбы связующая нить
Автор: Erynia
Бета: Ka_Lyrra
Артер: Imaridin
Виддер: Джей
Категория: Слэш, джен, гет
Действующие лица: Винчестеры и другие персонажи СПН-вселенной, а также ОМП и ОЖП
Рейтинг: R
Предупреждения: AU, возможно, ООС, немного нецензурной лексики, жестокость, смерть персонажей, вольное обращение с существующими религиями и мифологиями
Дисклеймер: Все принадлежит создателям сериала
Саммари: Ангел, низвергнутый с небес за ужасные злодеяния. Молодая женщина, мучимая кошмарами и видениями о будущем. Студентка из тихого городка, которая внезапно скончалась от инфаркта. Что связывает этих троих? Братья Винчестеры пытаются разобраться с очередным странным делом.
От автора: Автор благодарит замечательную Ka_Lyrra за поддержку и помощь с текстом, талантливую Imaridin за потрясающую визуализацию истории, Джей за не менее прекрасное видео, Lin-X и двойной виски за помощь с испанским, чудесную Донию за консультацию по медчасти, дорогих и любимых silver_autumn и Фелиша, за то, что были рядом и помогали советами.

скачать doc без иллюстраций

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


Последний раз редактировалось Erynia 02 дек 2011, 23:40, всего редактировалось 1 раз.

02 дек 2011, 22:24
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Видео к тексту (клик на баннер)

Изображение

скачать

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


02 дек 2011, 22:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

Свет слетает откуда-то сверху; отделяется от звезд, ухает вниз, перетекая между дремлющими деревьями, сплетаясь с листьями, танцуя на ветру, и орошает землю свежей росой. Земля живая, она дышит, впитывает свет, забирая себе, давая рождение ей.
Она рождается из сгустков света и поднимается бесформенной фигурой, постепенно меняясь, обретая четкие очертания.
Теперь у нее есть тело: бесконечная линия ног, резкие изгибы бедер, угадываемые под сотканным из звезд платьем мягкие округлости, тонкие хрупкие кости под прозрачной кожей. Ее детское лицо, обрамленное серебряными, как луна, волосами, светится, окутывая лес мерцающим сиянием. Вдоль высоких острых скул проступает роспись. Ее имя. Она бесшумно ступает по смятой траве босыми ногами, оставляя позади сладкое благоухание своего мира и капли крови – необходимую дань земле.
- Далеко еще? – спрашивает она певучим голосом, и сидящая у ее ног синеглазая волчица мотает головой, лижет ей ноги и убегает вперед, указывая путь.
Она следует за волчицей, разводя руками упрямые ветви, пробираясь в чащу, откуда исходит слабый свет. Он все ближе с каждым шагом.
Она выходит на открытое место, окруженное грозными деревьями, склонившимися к земле. Возле старой ели горит неровным пламенем костер.
Вокруг сидят двое путников; первый задумчив и стар, у него синие, волчьи глаза и дряблая кожа; второй хмурый, он моложе, с темными глазами-пропастями и кривой линией рта. У обоих серебряные волосы, полупрозрачные одежды и светящиеся надписи на лицах.
Путники, заметив ее среди деревьев, приветствуют:
- Мы ждали тебя, сестра.
Она кивает и садится у костра, греет руки, переливаясь и мерцая, словно сама луна, спустившаяся с небес.
Волчица ложится у ее ног и смотрит на дрожащий впереди огонек.
- У нас не так много времени, - говорит первый путник – старший брат.
- Ты начинай, Эднар, - второй путник – средний брат, протягивает ему мешочек, перевязанный шелковой нитью.
Эднар, что на языке древних означает “жизнь”, развязывает узел, достает щепотку искристого песка и дует на раскрытую ладонь. Крохотные искринки парят в воздухе, ложатся ровным слоем на промерзшую землю. Зима лишь недавно ушла из этих краев.
- Я видел сон об ангеле небесном, - говорит Эднар. Голос его слышен по всему лесу, он вспугивает зверей и птиц. – Душа его черна и полна злобы. Убитый горем, он отвернется от добра и станет демоном. Изведет тысячи невинных душ.
Эднар замолкает, возвращая мешочек брату:
- Твоя очередь, Эддар.
Эддар, что на языке древних означает “смерть”, распыляет песок в воздухе:
- Я тоже видел сон. Прав Эднар. Этот ангел принесет в мир множество смертей. Невинную деву обречет на страдания, воззвав к темным искусствам. Склонит несчастную к тьме, и она сама тьмою станет, - Эддар вздыхает: - Ты последняя, Эдна.
Эдна, что на языке древних означает “время”, говорит:
- Вы оба правы, братья. Я видела. Он много горя принесет. Погибнет смертью тяжкой любящая мать. Отец пойдет за смертью ради сына. И двух братьев он погубит тоже. Одного отравит ядовитой своей кровью, а другого на четверть столетия низвергнет в царство мертвых. Один из братьев будет предан. Второй с горя свет на тьму променяет. Земля содрогнется и выплюнет на свет из темных недр сына света. И мир погрузится в ад.
Закончив, Эдна кладет мешочек на землю. Волчица, заскулив, опускает ей на колени голову и преданно смотрит в глаза.
- Когда все это произойдет? – спрашивает Эднар первым.
- Я не могу пока сказать. Но скоро все начнется. Уже близок этот день.
Эддар смотрит на нее с сомнением:
- Что мы будем делать?
Эдна гладит волчицу, собираясь в дальний путь.
- Ничего. Нити судьбы сами сплетаются в узоры, мы можем только наблюдать.
- Так и будет, - соглашаются они с сестрой.
- Как мы видели, так все и обернется, - присоединяется к ним Эдна.
- Мы вернемся сюда через столетия.
- А пока…
Порыв ветра задувает огонь, и лес погружается в темноту. На опушке, задрав голову к звездам, воет волчица.
Дети могучей Эдды ушли с земли.
Над долиной Тишины занимается рассвет, окрашивая небо в цвет крови.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


02 дек 2011, 22:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

В давние времена

Когда солнце поднимается над горами, в далеком чертоге за золотыми воротами пробуждаются ото сна ангелы. Они расправляют белоснежные крылья, делясь светом с хмурыми, полными влаги облаками, и взмахом руки посылают разноцветные полосы гулять по небу. Так занимается новый день во всем мире.
Едва брызги солнечного света расходятся по небесной лазури, ангелы собираются у источника, где по очереди умываются золотой водой и расчесывают друг другу волосы хрустальными гребнями. Они облачаются в белые одежды и слетаются в тронный зал – на утреннюю трапезу.
Всякий ангел, будь то воин, хранитель или простой путник, должен присутствовать на семейном совете, чтобы получить свое задание. Возможно, оно окажется не столь интересным и вдохновляющим, как хотелось, но исполнять волю Отца обязательно. Тот, кто ослушается его, неминуемо впадет в величайшую немилость и будет изгнан из рая. И хотя ангелы прекрасно знают об этом, среди них все же встречаются глупцы, готовые рискнуть положением и испытать терпение грозного, но справедливого родителя.
Ровно в полдень ангелы выстраиваются перед золотым троном в ожидании своей очереди на поклон Отцу. Они серьезны и неподвижны, и только трое выделяются своим шкодливым поведением: посмеиваются, тычут друг друга локтями и шепчутся о чем-то своем.
Они всегда вместе; серьезный, но дрогнувший под натиском улыбки брата Михаил, довольный тем, что удалось расшевелить его, Люцифер и скучающий, позевывающий Гавриил. Три неразлучных брата, три отцовских любимца. Неудивительно, что им всегда выпадают самые интересные поручения – Отец в этих души не чает.
Чуть позади плечом к плечу стоят еще трое: молчаливый Кастиил, мрачный Уриил и спокойный, равнодушный Рафаил. Стоят так близко к первой троице, что создается впечатление, будто все они вместе, на одной ступени небесной иерархии. Но это только видимость.
Подле небесной колонны огненноволосая Анна шепчет что-то сестрам – Лейе и Галадриэль, и те улыбаются.
Все ангелы до единого замолкают и опускаются на колени, когда в зал входит Отец. Он уже стар, но по-прежнему красив. Велик в их глазах.
Он опускается в тронное кресло и пробегает взглядом по коленопреклоненным своим детям. Мягко кивает, указывая пальцем на одного из нескольких десятков собравшихся.
Задания раздаются по одному, без спешки. Первым становится Михаил. Старшего сына Отец любит больше всех, во всем ему потакает, прощает все проделки и прегрешения. Впрочем, Люциферу тоже. Им двоим обычно достается одно общее поручение, над которым братья работают сообща. А вот Гавриилу, хоть он и с ними заодно, нечасто выпадает возможность присоединиться. Ну, да он не жалуется. Для Гавриила всегда сыщется работа по нраву.
- На юге, за горами Эгила, есть деревушка, - рассказывает Отец. – Там живет юноша, Ортей. Он молод и красив, очень талантлив, но еще не знает о своем даре. Научите отрока играть на флейте, это поможет ему найти работу. Подарите вдохновение, станьте его музой, спойте ему и сыграйте.
- Слушаюсь, Отец.
Михаил красив: шелковые кудри, синие, как северные моря, глаза, светлая, как солнце, улыбка.
Люцифер не менее прекрасен; голубоглазый, русоволосый, с вечным огнем во взгляде. Светящийся и любящий.
- Отец, - Люцифер переглядывается с братом, - будет исполнено.
Влюбленные взгляды, краткие прикосновения, легкие улыбки – не замечать всего этого просто не получается. О том, что Михаил и Люцифер делят нечто большее, чем братские узы и крепкую дружбу, известно не всем.
Быть родительским любимцем означает иметь определенные преимущества. И Люцифер с Михаилом нагло, дерзко этим пользуются, прячась от остальных в глубинах чертога, уединяясь у ручья, чтобы насладиться друг другом, обменяться клятвами и прикосновениями. Им дозволено все и даже больше.
Он же – простой ангел. Один из многих в этом зале. Обыкновенный путник. Стоит ниже всех, тихий, незаметный. У него есть имя, но не все его знают. Он наблюдает за братьями и за остальными из тени.
Михаил с Люцифером, держась за руки, спускаются на землю – обучать Ортея искусству музыки.
Гавриил отправляется на север. В поселке живет семья, которой надлежит помочь справиться с голодом.
Кастиилу с Уриилом предстоит помирить две враждующие годами семьи. Анна с Леей следуют за ними. Анне нравится скромный и тихий Кастиил, но она боится ему в этом признаться. Сестры над ней вечно подшучивают, Анна обижается, но упрямо молчит. Ни одного упрека не срывается с ее губ.
Рафаил держит путь в далекие края, на поле битвы – помогать правителю могучих дваргов. С ним Араил, Инафер и Лесса – ангелы-воины. Лесса держит в руках золотой лук, за спиной у нее колчан со стрелами, Араил и Инафер несут в руках светящиеся шары раздора.
Ему же, обычному путнику, надлежит лететь в холодные земли, в снежную Норвегию – оберегать молодую женщину от купца из соседней деревни, вознамерившегося овладеть ею силой.
Льется кровь, спасаются жизни, сплетается паутина лжи, рождается великое искусство, и пересекаются судьбы. Вершится правосудие. Таким образом во всем мире поддерживается хрупкое равновесие сторон.
Ангелы возвращаются домой, когда солнце закатывается за горы, и на небе вспыхивают звезды. Он влетает последним, следуя за легконогой Лессой, и сразу понимает, что случилось нечто очень скверное.
Ранее он видел Михаила и Люцифера у ворот. Первый был сильно бледен, второй – зол. Он скрылся между небесных колонн и смотрел во все глаза, как Михаил прижимал к себе Люцифера, гладил по волосам и шептал:
- Успокойся.
Но Люцифер вырвался, отвернулся, избегая губ Михаила.
- Не сейчас. Позже, - сказал он, едва справляясь с клокочущим внутри гневом.
Ангелы отчитываются по очереди о своих достижениях, рассказывают Отцу о разном. Михаил говорит последним.
- Ортея флейте мы не обучили.
Отец хмурится:
- Почему?
- Его убили, - голос Люцифера дрожит, его трясет от злости.
- Михаил? – Отец требует ответа.
Тот прячет влажные глаза:
- Женщина, Меррея. Она убила его. Мы не успели помочь.
- Но почему?
- Люди полны злобы и жажды власти, - продолжает Люцифер, - они мелочные и прожорливые. Убивают ради хлеба. Ради удовольствия даже. Они изменились. Раньше были совсем другими.
- Люцифер, - шепчет Михаил, - замолчи, Отца прогневишь.
Отец хмурится:
- Что ты себе позволяешь, Люцифер?
Люцифер, уворачиваясь от тычков брата, откашливается:
- Я… прости, Отец. Ортея жалко, он ни в чем не виноват. Я просто… мне жаль, вот и все.
Взгляд Отца смягчается, полные, будто распухшие от времени и тяжести губы растягиваются в добродушной улыбке:
- Ступай к себе, сынок, и больше никогда не говори так о людях. Запомни, Люцифер, они тоже мои дети. Мои творения. И я люблю их также сильно, как и вас.
- Это не повторится, Отец, - обещает Михаил.
Люцифер согласно кивает.
Вот только он ему не верит. Читает в глубине сияющих глаз не раскаяние, а холодную, душащую ненависть.
Люцифер с отцовского позволения уходит, а Михаил взглядом просит разрешения у Отца пойти за братом. Отец делает ему знак – свободен. Михаил удаляется.
К тому времени, как восходит луна, тронный зал уже пуст.
Ангелы готовятся ко сну, и только трое этой ночью спать не будут. Он, Михаил и Люцифер.
Стены в чертоге тонкие, доносят до него тихие шепоты и сдавленные вскрики. Он далеко от комнат братьев, но видит внутренним взором, как Михаил удерживает Люцифера на своих коленях, как успокаивает его, словно норовистого жеребца. Михаил гладит Люцифера по бедру и выдыхает в лицо:
- Светозарный мой…

**

В северных землях холодно. Красиво. Все белым бело, и снег хрустит под ногами. Михаил с Люцифером стоят над женщиной, которая вот-вот должна разродиться, и шепчут песни младенцу в ее чреве. Люцифер, забывшись на мгновение, опускает голову на плечо брата и тихонько напевает:
- Светлые локоны, синие глаза…
Михаил тут же подхватывает:
- Красные губы, как спелые ягоды…
- Хрупкие руки, ноги, как у лани…
- Мягкий характер и много труда…
- Ласковый голос, высокие ноты…
- Слезы, прозрачней ручья…
- Девы прекрасней земля не видывала никогда.
Они заканчивают петь, и Михаил нашептывает женщине на ухо:
- Ты назовешь ее Фридой. Что означает “чистая”.
- Как вода в ручье, - Люцифер смеется, касается губами губ Михаила, потом вдруг вспоминает, что они не одни. Он неохотно отпускает брата и с боязнью оглядывается вокруг, пока не замечает его, невидимого, держащего над ними морок, чтобы люди ненароком не увидели ангелов. Люцифер отводит глаза, тихо говорит:
- Пора идти.
- Нас ждут, - Михаил тянется к небу. Следом покидает землю Люцифер, возносится к облакам быстрее стрелы. Следует Отцу рассказать о выполнении задания.
Он же остается в жарких сенях, ждет, хотя ведь и не должен, пока между ног роженицы не появляется ребенок, весь в крови и слизи. Девочка, для которой Михаил сам выбрал имя. Фрида. Чистая, как вода в ручье. Невинное прекрасное создание.
Мать новорожденной, сведя дрожащие колени, часто дышит. На лбу выступил крупный пот, в глазах полно слез облегчения. Роды ей дались тяжело. Он чувствует ее боль и муку, может прикоснуться к обнаженному страданию и снять его одним движением руки, но не спешит этого делать.
Девочка кричит, захлебывается слезами, а мать в ее сторону даже не смотрит, лежа на спине, она оплакивает свое изуродованное тело.
Он оборачивается на шум за спиной. В дверях стоит синеглазая дева с серебряными косами. У ее ног примостилась старая волчица. Незнакомка смотрит прямо на него, словно может видеть.
- Ты видишь меня, - полуутвердительно спрашивает он.
Дева кивает, продолжая молча наблюдать за происходящим.
Он, помешкав, берет Фриду на руки. Девочка замолкает почти сразу, улыбается и тянет к нему крохотные ручки. Он качает девочку и пальцем стирает с детского личика слезы и маленькие сгустки крови. Кладет ее возле матери, забывшейся тяжким сном, и, вздохнув, возвращается на небеса.
Дева с волчицей исчезла тоже.

**

В чертоге царит суматоха. Он не понимает, как так вышло, что раньше его не замечали, теперь же смотрят, шепчутся меж собой. Гавриил, все столь же смурной, подходит первым:
- Отец желает тебя видеть, брат.
Страшно. К трону идет с опаской, уверенный, что наказание чем-то заслужил. Отвешивает низкий поклон, Отцу в глаза глядеть боится. Так и стоит перед ним на коленях, склонив голову.
- Встань, - рокочет голос.
Он поднимается с колен, украдкой смотрит, ловя на себе мудрый взгляд.
- К ребенку, вижу, привязался.
Он не знает, как сказать. Неуверенно кивает.
- Братья ушли слишком рано, мне ничего не оставалось, как взять заботу о девочке на себя. Прости, если прогневил тебя своей дерзостью.
Но Отец не зол, он не хмурится, и голос его мягок:
- Назначаю тебя хранителем. Отныне и впредь ты следуешь за Фридой и бережешь ее.
Он не хранитель. Простой путник. Это настолько неожиданно и не похоже на его ранние поручения, что он едва не лишается голоса от волнения.
- Спасибо, Отец. Я с радостью возьмусь за воспитание этой девочки.
Отец опускает руку ему на плечо в знак одобрения.
У ворот его встречают. Здесь все. Встревоженный Михаил, за его плечом – хмурый Люцифер. Кастиил, Уриил, вон Лесса, а там Инафер и Лейя, а за ними Анна и Галадриэль, они спрашивают о чем-то Маммея – гонца, а он обращается к Исме.
- Ну что, наказан? Брат, не молчи, - выкрикивают ангелы, хотят знать, что его ждет. Чтобы радоваться или грустить.
Он смущенно улыбается:
- Отец назначил меня хранителем.
Молчание. И неуверенные поздравления.
И только Люцифер, переглянувшись с Михаилом, кладет руку ему на плечо.

**

Теперь он стал хранителем. У него есть постоянное тело. Это юноша из соседней деревеньки – сын кузнеца, Велунг. Ленивый и дурной мальчишка. Но легко управляемый.
Фриде уже пять, но она почти взрослая. Умная и очень красивая. Сбылись все песни, что пели ей Михаил с Люцифером. И растет девочка стремительно, радуя глаз и душу. Он постоянно рядом, следует невидимой тенью, следя за каждым ее шагом.
Сегодня Фрида плакала в саду. Мальчишка соседский обидел. Он пробрался к нему ночью и навязал негоднику страшный сон. Вернулся к Фриде и спел ей успокаивающую песню. Она заворочалась и улыбнулась ему, будто могла видеть.

**

Со временем, хотя он не чувствует его течения, связь с девочкой становится все крепче. Фриде десять, и он не может наглядеться, какая у него воспитанница. Правильная, добрая и отзывчивая. Мать девочку совсем не балует, заставляет чистить хлев и ухаживать за скотиной. Как-то раз жеребец чуть не забил Фриду до смерти, но он вмешался и остановил время. Оттолкнул испуганную девочку и выпустил пойманное время обратно. Копыта опустилась там, где еще секунду назад в ужасе замерла Фрида.

**

Она бежит по поляне, солнце пляшет в золотых прядях, и свежий воздух напитывает мраморную кожу. Она кружится, и он вместе с ней. Она поет, и он дополняет ее голос своим. Она плачет, и по его лицу тоже текут соленые капли. Она смеется или улыбается, и он наполняется теплом и добротой.

**

- Что с ним? – спрашивает он у Гавриила по возвращении домой. Фрида крепко спит в своей кроватке, а, значит, ему там делать нечего. Ну, может, ночью к ней заглянет – убедиться, что с ней все в порядке.
Гавриил качает головой:
- Не знаю, брат, но боязно мне как-то. Что-то нехорошее грядет.
Он оглядывается.
Михаил напряжен, Люцифер же пышет огнем от злости. Они ждут, когда их примет Отец. Ангелы вокруг с любопытством перешептываются.
Он стоит в стороне и наблюдает. Мысли его сосредоточены не на братьях. На Фриде. Она сегодня рисовала углем, выпачкалась вся. Смешная, с черными пятнышками на лице.
- Ты хотел меня видеть? – спрашивает Отец у Люцифера.
- Да.
- Я слушаю.
Люцифер кусает губы, не решается сказать.
- Сынок?
- Нам надо как-то это прекратить.
- Что именно?
- Люди, они… другие…
- Другие?
- Помнишь Ортея? Его недостойную смерть?
- Я помню. Продолжай.
- Люди теперь все такие, они изменились. В них зло и грязь, я еще никогда не видел такого. Сегодня мы летим с Михаилом, и вдруг смотрю – чей-то дом пылает. Горят в нем дети.
- И что же?
- Детей спасти не удалось, они задохнулись в дыму. Mы с Михаилом облетели деревню, узнали, почему дом загорелся. Это сосед сделал – позавидовал чужому счастью и достатку.
- Не далее, как вчера, - продолжает Михаил, заметив рвущуюся ярость брата, - я наблюдал жестокое убийство. Муж жену избил и схоронил во дворе еще живую.
- Мы вместе там были, - продолжает за брата Люцифер. – Жена этого человека ходила ночами к другому мужчине. Вот он и разгневался – наказал ее.
Отец молча оглядывает зал, спрашивает:
- Кто-нибудь из вас еще наблюдал подобное?
Анна выходит вперед из толпы. Щеки ее горят румянцем:
- Несколько дней назад в западной части Брехии, за хребтом Исха, я видела, как двое мужчин спорили из-за женщины.
- И что же, дочь моя? Чем закончился этот спор?
Анна прячет глаза, полные слез:
- Один убил другого и овладел ею после.
- Недавно двое детей подрались из-за самодельной игрушки. Я видел, как обиженный мальчик взял в руку камень и ударил друга по голове, а когда тот умер, забрал у него игрушку и сбежал, оставив лежать в траве, - добавляет один из ангелов, кажется, Галиад – путник.
- Они изменились, - подтверждают другие присутствующие. – Люди уже не те, какими ты их создал, Отец.
Он с ними не согласен. Да, люди встречаются разные – злые, жадные и лживые, но есть и добрые, порядочные, без единого злого умысла. Такие, как Фрида.
- Что скажешь? – обращается к нему Отец.
Он качает головой, вызывая неодобрение Михаила и увеличивая гнев Люцифера:
- Братья и сестры правы. Люди изменились. Но не все они такие. Есть среди них хорошие.
Люцифер смотрит на него с разочарованием. В сияющих глазах – укор.
- Что станем делать? – не выдерживает он. – Отец, скажи, как мы поступим?
Отец поднимается со своего кресла, рассматривая собравшихся в зале ангелов. Он заглядывает каждому в глаза и останавливается на Люцифере:
- Мы не станем вмешиваться, сын мой. Люди не совершенны. Они могут делать ошибки, как и любой из нас. Такими я их создал. Такими я их вижу. Мучимыми сомнениями, страхом и желаниями.
- Значит, ты ничего не сделаешь?
- Нет.
Люцифер, поджав губы, уходит из зала. Михаил, извинившись перед Отцом, идет за братом. Сомнений в том, что последует сейчас, нет.
А ему пора к Фриде.

**

Она любит цветы. Нарывает разных и ставит везде горшки по дому. Мать ворчит, ей не нравится такое обилие запахов в сенях, но Фрида не обращает внимания. Радуется, танцует, ходит к друзьям и часами лежит под ночным небом, разглядывая звезды. Ветер холодит босые ступни, пробирается под платье, и Фрида мелко дрожит. Тогда он опускается рядышком и обнимает ее руками, согревая своим светом, но Фрида не чувствует прикосновений. Только укутывающее ее тепло.
Ангелы даруют хорошее настроение и делают людей счастливыми. Сами они не способны на человеческие эмоции. Холодны и равнодушны – так бы о них сказали люди. И все же, раскинувшись на влажной траве и наблюдая за спящей Фридой,он чувствует себя почти счастливым.

**

Время бежит незаметно, и Фриде почти пятнадцать. Она совсем взрослая. Скоро вот уж замуж пойдет. Он лично подыщет ей мужа, который станет любить ее и опекать. У Фриды родятся дети, такие же прелестные, как и она сама. Он уверен, Фрида будет замечательной матерью.
Он любуется ею и не перестает гордиться.

**

Стены дрожат от раскатов грома, небо заслонили хмурые тучи. После нескольких лет молчания Люцифер снова вспоминает о невинном Ортее, и дремлющая внутри него ненависть поднимает голову и выплескивается наружу горьким ядом.
Люцифер стоит перед Отцом на коленях, голова его опущена, а волосы растрепались. На золоченый ковер падают слезы. Он растерян и не знает, как сказать, чтобы не прогневить родителя.
- Сынок?
Люцифер поднимает голову, лицо его все мокро от слез:
- Я не могу так больше, Отец. Они не ведают, что творят.
- Кто?
- Люди. Они совсем сошли с ума. Обезумели, не видят собственного зла.
- Что на этот раз? – спокойно спрашивает Отец. – Чем они провинились перед тобой сегодня?
- Они лгут, воруют, прелюбодействуют и убивают без зазрения совести. Жестокие, коварные, двуличные. Среди них появились неверующие, Отец. Как же можно? Ты их создал, сотворил, но они в тебя не верят. Это же непозволительно. Это страшный грех. Останови их, молю!
Отец качает головой:
- Я не могу.
- Но как же? Ты ведь…
Он злится на Люцифера. Фрида верует в Отца, он знает.
- Брат, - просит Михаил, прильнув к плечу. – Пожалуйста, остановись.
Но Люцифер все исходит яростью:
- Неблагодарные. Озлобленные твари, - продолжает он. – Как черви, отравляющие дивный фрукт. Не понимаю, как же можно?
- Люцифер, - шепчет испуганно Михаил. – Замолчи. Прошу тебя, не говори более.
- Совокупляются на алтаре, как звери, и брызжут семенем тебе в лицо! Нечестивцы!
- Довольно! – грохочет по всему чертогу.
Ангелы испуганно переглядываются.
Зал содрогается от раскатов грома.
- Ты будешь наказан. Низвергнут с небес за дерзость и непослушание.
В глазах Люцифера меркнет свет:
- За что, Отец?
Рука Михаила опускается на его плечо. Сжимает.
- За то, что не чтишь меня и мои творения.
- Твои творения портят замечательный мир! Там все сгниет от их прикосновений. Земля уже смердит от зарытых в ней трупов и грязных тайн. А ты меня покарать вздумал? Где справедливость? Где правосудие?
- Ты обязан любить людей. Ты – мой сын.
- Я твой сын и говорю тебе. Отец, ты неправ. И любить людей насильно, против воли, я не стану.
По залу проходят возмущенные возгласы и сдавленные вздохи. Громче всех вздыхает Михаил. Отшатывается в сторону от брата, словно тот обезумел.
- Они тебя не чтят, не уважают. Плюют тебе в лицо, а ты этого даже не замечаешь. Ты слеп, Отец. И ты, брат, - Люцифер глядит на Михаила с горечью. – Братья, сестры. Вы все слепы. Вам отказала мудрость.
Отец сходит с трона, обходит зал и возвращается к Люциферу:
- Признай, что был не прав, и я прощу тебя, - говорит он, усаживаясь обратно. Руки его дрожат, все еще зол на непослушного сына.
- Признай, - умоляет Михаил одними губами.
- Нет, - отвечает Люцифер, поднимаясь с колен. – Не стану. Мне не за что просить прощения.
- Сейчас Люцифера лишат его света, - шепчут перепуганные ангелы.
- Нет, - срывается с губ Гавриила. – Братья, да что же вы творите? Как можно?
- … творите, можно, - эхом отзываются стены.
Отец же тихо говорит:
- Ты наказан, Люцифер. Я изгоняю тебя, изгоняю из рая в земли темные, пока не поумнеешь.
- Брат, - побледнев, шепчет Люцифер, когда ему на шею опускается меч правосудия.
- Покайся, - умоляет Михаил, его голос звенит в воздухе.
Ангелы грустят. Анна плачет, вжавшись лицом в плечо Кастиила, а тот гладит ее по волосам. Даже вечно хмурый Уриил роняет слезы по провинившемуся брату.
- Покайся, - просит Отец.
- Нет, - упрямо сжатыми губами, дрожа от страха и обиды, говорит Люцифер. – Нет.
- Прости, - тихо шепчет Михаил, занося над ним меч. – Но ты сам виноват. Я изгоняю тебя. Чтобы осознал свои ошибки. Перестал дерзить Отцу.
- Лучше смерть, - Люцифер чуть подается назад, острое лезвие впивается в кожу и пачкает дивные золотые волосы красным, - лучше не видеть больше тебя, Отца и братьев, чем отказаться от своих слов, ибо они правдивы.
- Ну, что ж, - Михаил сильнее сжимает рукоять, в глазах его слезы разочарования.
- Отец, - в ужасе кричит Гавриил, - прости глупца. Он не со зла. Михаил, что ты творишь? Опомнись! Брата на мучения обрекаешь.
- Не вечные, - говорит Отец. – Опомнится, примет людей обратно в свое сердце, и тогда…
- Никогда. Я никогда не буду любить людей, - Люцифер мотает головой, режется об острое, по спине, послушно согбенной, течет кровь. – Они не достойны любви.
- Хватит. Михаил, приводи приговор в исполнение, - приказывает Отец.
- Боже, - губы Михаил едва шевелятся, но Люцифер распознает слово.
- Отец, - Люцифер хрипит от боли, как раненный зверь. Склонив голову, он ожидает расправы. – Пожалей, хоть палача другого дай.
- Нет, не заслужил ты облегчения. Веками прозябать во тьме и жаре станешь. В могучей клетке из невидимых цепей. Пока не образумишься, не примешь мой наказ.
Он ничего не говорит Люциферу на прощание. О Фриде вспоминает. О теплых прядях и журчащем голоске.
Перед ударом Люцифер кричит, срывая связки. Его красивое лицо искажается от муки, когда сверкающее белые крылья осыпаются у ног, и на ковер капает алая кровь. Отчаявшийся и злой, Люцифер выкрикивает из последних сил:
- Ни одна цепь не удержит меня вечно. Я вернусь. Отец, Михаил, братья и сестры, вы слышите меня? Я всех вас уничтожу! И людишек ваших заберу с собой. Они же сами мне и помогут!
Он отворачивается, чтобы не видеть, как падает безжизненное тело брата на колени Михаила. Как Михаил прячет в ладонях лицо и не смотрит Отцу в глаза.
- Уберите его отсюда, - велит Отец, и ангелы выдирают Люцифера из рук Михаила и сбрасывают его вниз. Земля проглатывает его, забирает в свои недра.
Он спешит к Фриде, хочет знать, что она еще нарисовала.
Небо заслонили хмурые тучи. Они проливаются на землю холодным дождем. Отец грустит о потерянном сыне.

**

Фриды нет ни дома, ни у друзей, ни на любимой поляне, где она обычно проводит все свободное от поручений матери время. Он ищет ее повсюду и, в конце концов, находит.
За широкими ветвями, в уединении, там, где тень и солнце сливаются на миг, в прохладной синеве плавает она. Фрида. Она скользит по прозрачной глади, руками разводя в стороны прозрачную воду, и та послушно расходится кругами.
Он стоит за старым, прогнившим изнутри дубом, и наблюдает за девушкой. Фрида подплывает к дереву, трогает ногой дно и, убедившись, что там мелко, встает, выпрямившись во весь рост. Ладная у него воспитанница: округлые, стыдливо сведенные вместе бедра, тонкий стан – двумя пальцами обхватить можно, маленькая, скрытая под мокрыми прядями грудь. Волосы такие длинные, что касаются поверхности воды.
Фрида чуть наклоняется вперед, смотрит на свое отражение. Волосы расходятся в стороны, обнажая изящные изгибы. Он смотрит на нее, завороженный открывшейся его глазам тайной. Глядит жадно и непонимающе. Тянется к ней, протягивает руку, тревожа кусты у берега.
Фрида оборачивается на шелест, прикрываясь волосами, как одеждой, и испуганно глядит в его сторону. Сердце ее заходится от страха, стучит бысто-быстро.

Изображение

Он прячется глубже и смотрит оттуда. Капли воды блестят на молочной коже, переливаясь под полуденным солнцем. Фрида выходит из воды, надевает на влажное тело сарафан и подпоясывает его. Убирает с лица липкие волосы и с подозрением глядит в кусты.
- Фрида, где ты, негодница? – кличет ее мать, встав на пороге избы.
- Иду, матушка, - отзывается она и бежит босиком, через поляну к дому.
Фрида останавливается недалеко от избы, переводит дыхание и бежит дальше, напевая песню о суженом. Она жаждет любви.
Мать встречает ее у самого порога, хватает за руку и ведет в сени.
Он еще долго смотрит им вслед.
Фрида совершенна в своей красоте. Она проста и понятна, но и загадочна одновременно. Хочется узнать ее мечты, читать их, как скрижали, помогать им сбываться. В мыслях Фриды нет ничего дурного. Ни жадности, ни похоти, ни злости – они чистые, почти прозрачные. Это добрые, светлые мысли.
Нет, Фрида само совершенство. И она человек. Люцифер, вот уже год гниющий в недрах земли, все же оказался не прав. Своей ошибкой он поплатился жизнью на небесах, светом и любовью к брату.

**

- Фрида!
- Уже бегу, - она на ходу доплетает косу и спускается, подобрав края платья, по щербатым ступеням. Чуть наклоняется вперед, будто собирается прыгать, и в свете тусклых масляных ламп показываются тонкая беззащитная шейка и едва дрогнувшие губы. Он так близко, что может дотронуться до бархатистой кожи. Только руку протяни.
Фрида расправляет платье и смотрит матери прямо в глаза.
- Где была? – спрашивает та недовольно.
- Волосы плела, чтобы не спутались.
- Хватит бездельничать. Займись лучше делом. Корова телится, амбар не метен, сено не собрано.
- Хорошо, матушка, - послушно кивает Фрида и, улыбнувшись, выбегает во двор. Она спешит в хлев.
Мать кричит вдогонку:
- Если одна с Хельгой не управишься, позови Эриха.
Он сжимает кулаки. Эрих – сын дровосека, давненько заглядывается на Фриду. Хотя у самого жена есть и сын подрастает. Не любит он Эриха, не доверяет ему.
Фрида же глупенькая, наивная, ни о чем не догадывается, не может прочитать недостойных мыслей в голове Эриха, а он их видит, словно наяву. Да лучше б вообще не знавал этого юношу. Глазам больно от гнева.
- Ладно, - соглашается Фрида и толкает дверь.
Он следует за ней, не может совладать с гневом, кипящим внутри. Фрида вовсе не плохая, как тот же Эрих. Нет в ней черни, зла, неуважения. Не оскверняла она имени Отца, молилась всякой ночью. Чиста, невинна, как и ее имя.
А вот Эрих, тот хитер. Настоящий хищник, не остановится, если попросишь, мольбам внимать не станет, сколько не причитай. Опасный. Отравленный внутри. С таким Фриде общаться не пристало. Вот он и озаботился тем, чтобы всегда быть рядом, когда с ней Эрих.
- Больной, - вздыхает Фрида, убирая с лица рассыпавшиеся пряди.
- Ничего, - Эрих приближается, помогает завернуть теленка в тряпицу и добавляет:
- Весной подрастет, захочешь, продашь его на ярмарке. Только откормить бы сначала. Бока совсем худые.
И улыбается лживо, привлекая девушку к себе. Он знает, что сейчас случится. Помешать не может. Только Фрида. Если захочет. Если услышит его просьбу.
- Нет, - резко отвечает она, поднимаясь и вытирая грязные руки о передник. – Нет, Эрих, нельзя нам. У тебя жена, мы не должны этого делать.
Он ликует. Упивается моментом. Поражением Эриха. Гордится воспитанницей. Не разочаровала. Не подвела. Стыдится, что усомнился, пусть и на краткий миг.
Прав Люцифер. И прав Отец. Люди разные. Есть Фрида и есть Эрих.
Хлев опустел уже давно, а он все глядит перед собой, туда, где сидели Фрида и Эрих. Она стояла на коленях и принимала теленка, как он когда-то принимал ее у матери.
Лицо у Фриды сосредоточенное, серьезное и забрызганное кровью. А на коленях лежит новорожденный теленок.

**

- С людьми поосторожней будь, - говорит ему Гавриил. – Поверь уж, знаю, о чем говорю.
С Гавриилом получилось как-то странно. Неожиданно. С тех пор, как изгнан был Люцифер, Гавриил сам завел с ним разговор. И повелось у них дружить. Даже иногда в одни земли летали по отцовскому наказу. Так он узнал про великаншу с севера и трех исполинских детей.
- Завидуешь? – смеется, не сдержавшись.
- Нет, что ты? Просто всякое ведь случиться может, - успокаивает Гавриил.
- Как с Люцифером?
Тот бледнеет и кивает кратко:
- Как с Люцифером. Люди непредсказуемы, брат. Их любишь сильно, но разочаровываешься слишком скоро.
- Как скажешь, - соглашается он.
- Скажи отцу. Пусть даст тебе задание полегче, если с чувствами совладать не можешь.
- Нет, - вырывается злое и раздраженное.
- Но ты ведь…
- Я сказал “нет”, Гавриил. Прости, но не лезь ты не в свое дело. Фрида – моя воспитанница, ученица. Я люблю ее, как свою дочь, как Отец любит нас. В этом нет ничего дурного, ведь правда?
Гавриил неуверенно кивает:
- Конечно же. Никто не спорит. Но ты ведь… Я видел, как ты на нее смотришь. Это не отеческий взгляд. Тогда, на поляне.
Он ничего не говорит. Жалеет, что как-то Гавриила с собой взял. Фрида в тот день собирала цветы для матери, плела для нее венок. Не удержался он, показал свое к ней отношение при брате, вызвав ненужные подозрения одной только улыбкой.
- Отцу не скажешь, - говорит чуть погодя.
- И почему же? – ухмыляется Гавриил. Хитрец.
- Тогда и я скажу. Про Хель и остальных.
Гавриил хмурится:
- Не обижайся, брат, но ты не прав. Желания, особенно человеческие, способны сокрушить и уничтожить.
- Зачем ты мне это говоришь?
Гавриил пожимает плечами:
- Ты мой брат, зла тебе я не желаю.
- Я знаю. И ты прости, но если к Отцу пойдешь, молчать не стану.
- Я понял.
- Мне пора к Фриде.
- Ты просто знай, я зла не держу. Все ради твоего же блага.
- Спасибо, брат. А теперь позволь покинуть тебя.
Гавриил вслед ему шепчет еле слышно:
- Падешь ведь, глупый.

**

Он просто должен ее увидеть. Всем доказать – не правы. Нет беды. Да, что-то изменилось. Появились чувства, как у людей, но все потому, что Фрида их способна вызвать в любом. Улыбкой, взглядом, прикосновением. Не его вина, что Фрида такая, какая есть. То его заслуга. Предмет гордости перед Отцом, братьями и сестрами. А желания, что поднимаются изнутри, можно подавить. И это даже не его желания – Велунга, сосуда временного.
Он крадется в избу поздней ночью – лишь бы взглянуть на спящую Фриду, убедиться, что с ней все хорошо.
За плотными ставнями темно и тихо. Где-то в подвале скребется мышь. Он слышит вздохи. Громкие и тихие. Длинные и короткие. Странные звуки. Он уже знает, что происходит, поэтому не смотрит. Не открывает глаз, не глядит и не видит два тесно сплетенных тела на поскрипывающей тахте. Он только слышит, но и этого слишком много. Стоны. Шепоты. Ноги и руки, плечи и губы, влажные бедра и вспотевшая спина между ними.
Фрида сладко стонет, обвивая ногами бедра Эриха, и тот пыхтит, двигаясь в ней резко и некрасиво. Фрида. Его ученица. Его жизнь.
Не может дальше оставаться и слушать дурные мысли обоих. Желания Фриды сбивают с ног, он выбегает из избы, задыхаясь от злобы и разочарования. Вспоминает слова Люцифера, потом слова Гавриила и в конце – слова Отца. Не верит, не понимает, как же так. Как Фрида могла. Обида застилает разум, из глаз брызжут едкие слезы. Падая с дробным звуком, они иссушают землю.
Он бежит через лес, обдирая руки о колючие кусты. Останавливается только тогда, когда понимает, что находится у того самого ручья, куда приходила купаться Фрида. Падает на колени и царапает лицо в кровь. Плачет у воды прозрачными безвкусными слезами, шепча молитву и проклиная людей. Подлых, обманывающих, недобрых. Таких, как Эрих – прелюбодеев, соблазнителей невинных. Таких, как Фрида, порочных и управляемых. Лицо его все мокро от слез, и сердце рвется из груди.
Не смеет он любить кого-то больше Отца. Как мог себе такое позволить?
Прекрасная Фрида – порочное создание. Разрушительница и лгунья. Вот что скрывается под белоснежным мрамором – гниль и грязь. Чернота и похоть. Жар и низменное желание. Прав оказался Люцифер. Люди все такие. Все без исключения. Прожорливые черви. Не успокоятся, пока не высосут до дна, не оставив ни надежды, ни света. Ничего.
- Грустишь?
Он оборачивается, глядит в кусты:
- Кто здесь?
- Я просто хочу помочь, - из-за кустов выходит приземистый человечек. Некрасивый, с большими темными глазами. Он улыбается.
- Ты не сумеешь. Лучше уходи.
- Ну, почему же? Я сам не верил, но мне вот помогли.
- Ты ничего не понимаешь, - он раздражен и зол.
- Я тебя знаю, путник.
Удивленно моргнув, он поднимается с колен и утирает слезы:
- Откуда?
- Неважно. Я следил за вами. За тобой и Фридой.
- Ты тоже ангел? – он совершенно сбит с толку.
- Не совсем, - глаза, и без того темные, чернеют, вспыхивая.
- Демон, - понимает он, пятясь к воде.
- Ну, демон, да. Боишься? Не бойся, не обижу.
- Что тебе от меня надо, адское создание?
- Не мне, - демон качает головой. – Меня послал твой брат.
- Гавриил? – не может этого быть. Гавриил на такое не способен.
- Твой младший брат.
- Люцифер?
Демон кивает:
- Мне велено сделку с тобой заключить.
- Какую сделку?
Тот пожимает плечами и наклоняется к ручью. Черпает прозрачную воду ладонью:
- Какую пожелаешь. Хочешь, твоя ученица, неблагодарная девчонка, раздвинувшая ноги перед женатым мужчиной, станет твоей? Хочешь, Эрих-изменник, глупый мальчишка, который поставил ее на путь порока, захлебнется своими внутренностями или отрежет себе член и умрет страшной смертью? Хочешь избавиться от крыльев и человеком стать, испытать чувства человеческие и всю их силу? Хочешь… да что там. Мне вот хватило трех дюймов для счастья. Ты только скажи, все твоим будет.
Он качает головой:
- Скажи Люциферу, что мне не нужны услуги – ни его, ни демонов, служащих ему.
- Как знаешь, - ухмыляется демон, сверкнув черными глазами. – Но если вдруг меня найти захочешь, приходи к ручью. – Я буду здесь.
- Не захочу, - уверяет он и поворачивает обратно, к лесу.
- Ты придешь, - шепчет ему в спину холодный ветер. – Обязательно придешь.

**

Про то, что Люцифер пытался приманить, к себе забрать во тьму, ангелам он не говорит. Ни Гавриилу, ни Михаилу, ни Уриилу, ни даже Кастиилу, что славится умением хранить секреты. Отцу – подавно.
В зале он видит Анну, та в смятении, шепчется о чем-то с Лейей, крылья ее подрагивают беспокойно. Мир замер, здесь – наверху, и там – внизу. Все ждут чего-то. Какого-то события.
Ночью, пока все спят, он спускается с небес и видит их опять. Фрида сидит на стогу сена; грудь ее, аккуратная, непристойно открыта жадному взгляду Эриха, бедра раздвинуты так широко, что платье поверх колен задралось. И между ног ее склонился Эрих. Фрида, откинув голову, тихонько стонет, ухватившись за его плечо. Эрих же ее услаждает, пальцами помогая.
Не в силах он смотреть, но и оторваться от нее не может. От дрожащих ресниц, от крепко сжатых губ, влажной, поблескивающей при луне кожи, нежных пальцев, комкающих жесткую солому. Эрих тянется к Фриде и целует губами, которые побывали в ней, обнимает, укладывая на спину, и ложится сверху. Фрида обхватывает его ногами, притягивая к себе, и Эрих берет ее, жаждущую, готовую. Наваливается всем телом, просовывая руку вниз, и через секунду Фрида кратко вскрикивает от вторжения. Эрих начинает раскачиваться, сначала медленно, потом быстрее, увлекая Фриду за собой. Все заканчивается быстро; как только Эрих получает желаемое, они расстаются. Фрида еще какое-то время лежит на соломе, прикрыв глаза, думает об Эрихе и трогает себя там, внизу живота, словно хочет запомнить все, что они только что делали.
Он возвращается в чертог, но спать не может. Всю ночь видит Фриду с раскинутыми в стороны ногами, со взглядом, полным похоти и грязного желания.
Он слышит ее стоны в голове, слышит ее дыхание.
Слышит ее мысли, и ему становится дурно.
Фрида изменилась. С утра резвится на поляне среди цветов и золотых колосьев, счастливая, живая, его Фрида. Она катается по траве и смеется в небо.
Ночью снова в хлев бежит – он наблюдает с горечью и тоской все тот же акт греха. От боли, злости и отчаяния все внутри горит, как будто на костре стоит, как ведьмак проклятый. Не понимает, отчего плоть его наливается животной похотью и гадким желанием, и хочется оказаться на месте Эриха, с Фридой, в ней. Такой теплой и послушной.
Глядит молча, не дыша, напитывает благодать всем тем, что в людях так ненавидел Люцифер. Завистью, гневом, греховным сладострастием. Ореол темнеет, тускнеет и покрывается дымкой неясного тумана.
Фрида зовет Эриха “любимый”. Целует в губы, как мужа. Плачет, когда он собирается уходить.
Грудь сдавливает от злобы и разочарования. Выкрикивает:
- Будь проклята, - и исчезает.
Фрида, встрепенувшись, спрашивает Эриха:
- Ты слышал?
Тот качает головой и прижимается губами к ее губам. Ложится рядом и обнимает.

**

- Что с тобой? Почему не весел? – спрашивает Гавриил, садясь рядом.
- Ничего.
- Ты бледен.
- Тебе показалось.
- Возможно. Отец велел нам… на задание послал нас всех. Тебя Анна искала.
- Я был занят.
- Воспитанница, да?
- Да, она. Но более нет. Я откажусь сегодня же от Фриды.
- Правильно, брат. Не дай ей завладеть твоим разумом.
Он ничего не отвечает, к Отцу идет и со слезами на глазах умоляет забрать у него Фриду. Отец слушает его, иногда кивая, кладет руку на плечо и обещает помочь.

**

Уж полгода прошло там, на земле, а он ее так больше и не видел. Фриду. Не спускался к ней, не заглядывал в сени и в хлев по ночам не приходил. Не знает, что с ней, и есть ли у нее теперь хранитель. Сам на землю спускается редко, Отец не спешит давать ему новых поручений.
- Пойдешь с нами? – как-то предлагает Гавриил.
- Куда?
- Я покажу тебе.
Он не хочет идти. Отец свидетель – не хочет. Что-то ворочается в груди, ноет неприятно.
- В чем дело, брат?
- Увидишь.
Гавриил приводит его к ручью. Там Фрида. Одна. Купается и полощет платье. Все такая же красивая, желанная и…
- Мне твою воспитанницу Отец отдал. Велел приглядывать. Ну, да поздно уже было, - сокрушается Гавриил. – Понесла она от неверного мужа. Теперь вот ребенок без отца расти будет.
Он смотрит на Фриду, живот которой сильно выпирает вперед, и ему хочется сбежать отсюда и никогда больше не возвращаться. Не только возлегла она с мужчиной другой женщины, но и ребенка от него ждет.
- Пойдем, брат, я не хочу ее видеть.
- Разочарован?
- Люцифер был прав. Недостойны они отцовской милости.
Он решает увидеть ее в последний раз. Приходит поздней ночью. Фрида спит одна, рядом на подставке догорает свеча. Эрих вернулся к своей жене, бросил Фриду. Испортил и сбежал. Он все же не удерживается, гладит ее по волосам, прежде чем покинуть эти земли навсегда.

**

- Я тебя искал.
- В чем дело?
- Отец нас посылает разобраться, велел тебя с собой позвать.
- Что за поручение?
- Мы должны помочь проводить дух мальчика.
- Ну, ладно.

**

Мальчишка упрям и застрял между мирами. Тянет его и вниз, к царству тьмы и огня, и вверх, к райским вратам. Жница беспокойно ходит вокруг, ждет. Ей мало лет, она ровесница Фриды.
- Я не могу его забрать, - разводит она руками, обращаясь к подлетевшим ангелам.
- Мы поможем, - вступает в разговор Михаил, улыбаясь ей.
- Спасибо, я уж извелась с ним, - она показывает на бродящую вокруг леса тень.
Он сразу узнает мальчика. Чуть повзрослел, но перепутать невозможно. Он бежит, спотыкаясь:
- Что случилось, Грейг? Где твой отец?
Мальчишка шепчет бестелесными губами:
- Фрида…
Земля содрогается, почувствовав его тревогу.
- Гавриил… я…
Тот кивает:
- Иди, брат, я справлюсь.

**

Он знает законы людей, и как они вершат свой суд. И ему почти все равно. Было. Пока не увидел прозрачного Грейга, не понял, не прочитал ужас в глазах сына Эриха.
Они лежат, в пыли, забитые камнями. Эрих еще дышит сквозь толщу земли, набившей рот, а Фрида…
Он обнимает ее, мажется в крови и грязи, гладит девушку по липким волосам и утирает слезы в уголках глаз. Трогает живот, но там нет жизни.
- Зачем? – плачет он.
Убийца. Фрида. Его ученица. Не так он ее учил.
Не верится, что Фрида умерла. Но слишком ясно видит в разбитой голове, как Фрида толкает Грейга в ручей, как удерживает его под водой, не давая глотнуть воздуха. Слышит, как она шепчет безумно через слезы:
- Не отдам его.
Он прижимает к себе бездыханное тело и тоже плачет:
- Прости, я виноват, - держит ее за руку, высвобождает другую из ладони Эриха и прикладывает к своему лицу.
- Убийца, - звенит в висках, - ты убила моего сына. Разлучница проклятая.
Он чувствует каждый удар, каждый камень, попадающий в нее. Словно огонь опаляет крылья. Он слышит крики Эриха. Тот просит о пощаде разгневанную толпу, прикрывает собой Фриду и плачет по сыну.
Он чувствует, как их покидает жизнь. Фрида и не родившийся ребенок умирают одновременно. Фрида пытается спрятаться от ударов, загородить живот, спасти теплющуюся в нем жизнь, но бесполезно. Камень, который швырнула жена Эриха, убивает их обоих. Эрих смотрит, но ничего не делает, слишком напуган.
Он смеется от отчаяния. Знал. Все знали и понимали, что так все будет, но только не он. Опускает Фриду на землю, устраивает ее руки поверх мертвого живота и летит к ручью. Демон уже ждет.
- Ты оказался прав.
- Конечно, - тот усмехается победно, сложив руки на груди.
- Я пришел с тобой сговориться.
- Уверен, что хочешь именно этого?
- Я заключаю с тобой сделку.
- Хорошо. Чего ты хочешь?
- Верни ее, Фриду, - он смотрит себе под ноги, избегая демонского взгляда.
- Допустим, верну. Но ее душа уже внизу, над ней трудится наш лучший Инквизитор. Оборванная и истерзанная. Восстановить будет нелегко.
- Но ведь возможно?
- Да.
- Тогда делай.
- Что предложишь взамен?
Устало:
- Чего он хочет? Мой брат.
- Всех ангелов у своих ног видеть желает, Отца вашего в заточении, под десятком замков. Но это потом. Сейчас он хочет тебя.
- Я думал, Михаил ему милее.
- Дерзишь. Люцифер этого не любит.
- Мне все равно. Пускай.
- Скажи и все будет, как пожелаешь.
Он говорит медленно, четко выговаривая слова, вкладывая в них все свое разочарование и злобу:
- Я отдаю себя Люциферу на милость.
Демон довольно потирает руки.
- Что ж, полдела сделано. Договор осталось скрепить.
- Как?
Ухмылка становится еще омерзительнее:
- Ты должен со мной возлечь.
Тело перестает слушаться, накатывает тошнота. Ужаснувшись, Велунг становится сильнее. Делает ему больно. Пытается вытеснить.
Не обращая внимания на упрямого мальчишку, он кивает:
- Согласен. Где мы это сделаем?
Демон смеется:
- Не сейчас.
- А когда же?
- Через двенадцать лун, здесь же, у ручья. Потом пойдешь со мной. Вниз.
- А как же Фрида?
- Гляди.
Показывает в сторону старого дуба. За деревом прячется бестелесная тень – это Фрида. Постепенно она меняется. Обретает голос, обрастает кожей и костями. Смотрит испуганно и прячет лицо в ладонях.
- Фрида, - зовет он.
- Кто ты?
Он подходит ближе:
- Не бойся.
Теперь она видит. Не его, Велунга.
- Эрих? – плачет горько, - что с ним?
- Мертв, - безжалостно сообщает он.
Фрида поднимает голову:
- Ты убил его?
- Не я. Люди из деревни убили вас обоих. Ты не помнишь? Мальчик...
- Грейг… - она прижимает пальцы к губам.
- Ты погубила его из-за Эриха. Его жена убила тебя и твоего нерожденного ребенка.
- Ребенка?
Фрида не помнит о нем.
- Но я жива. Значит, Эрих тоже… - смотрит по сторонам, зовет беззвучно, ищет глазами.
- Нет его. Умер.
- Но как же… я здесь, он должен быть тоже жив. Эрих, мой любимый Эрих.
Терпения начинает не хватать. Он берет ее руки, прижимает к своей груди:
- Нет! Я тебя вернул. Только тебя. Заплатил дорогую цену, лишь бы ты жила. Я тебя люблю. Фрида, - тянется обнять.
- Нет! – лепечет девушка и бежит в кусты.
- Постой, ты не должна меня бояться, - он несется следом, огибает ручей и выбегает на поляну.
Фрида стоит над пригорком и смотрит перед собой. Ветер растрепал ее волосы, размазал по лицу слезы.
- Эрих, - шепчет девушка ветру, - Эрих.
Фрида не смотрит на свое обезображенное тело, только на Эриха.
От злости и обиды мутится в глазах. Тело реагирует быстрее разума, и он только видит сомкнувшиеся вокруг тонкой шеи руки Велунга. Крепкие пальцы сдавливают так сильно, что слышно тихий хруст. Неблагодарная. Порочная. Ведьма. Искусительница. Очаровала. Приворожила. Лишила всего. Растоптала. Снова и снова.
Когда он приходит в себя, Фрида уже мертва. Глаза страшно выпучены, кожа потемнела, увяла, и от прежней красоты ничего не осталось. Он опускает ее тело рядом со вторым. Две Фриды, такие разные и такие одинаковые, лежат вместе, соприкасаясь пальцами.
Он оставляет их там и возвращается к ручью. Демон сидит на берегу, кидает камушки, разгоняя по водной глади круги.
- Вернулся. Нам уже пора.
Оступается, ранит ногу о камень:
- Дай время только день. Я приду.
- Не договаривались так.
- Скажи Люциферу, он поймет.
Демон отвечает:
- Через день. Здесь же. Ты придешь.
- Приду.

**

- В чем дело, брат? – Гавриил встречает его у самых врат.
- Люцифер оказался прав. Злые и жадные, неблагодарные и нечестивые твари!
- Тише, не кричи. Что стряслось?
- Будто ты не знаешь.
- Не знаю.
- Люцифера зря мы заточили.
- Таков приказ Отца. Мы не смели перечить.
- Так вот, с ним я не согласен.
- Не говори так, навлечешь беду.
- Людей бы следовало проучить. Наслать болезней, бед, чтобы знали.
- Как можно? – ужасается Гавриил. – Что ты такое говоришь?
- Так… забудь, брат. Это сгоряча. Я Фриду потерял. Мне грустно.
- Да, мне жаль, - Гавриил опускает руку на его плечо.
- Спасибо, - он сдержанно благодарит.
- Но Фрида мальчика убила. Столкнула в воду. Ее разум затуманила ревность.
- Что ты хочешь этим сказать, брат?
- Возможно, она все это заслужила.
- Да, возможно.
Не стоит дальше продолжать. Братья не поймут. Он сам едва понимает.

**

Он смеется, наблюдая, как люди под его проклятьем убивают, лгут, крадут и грабят. Изменяют женам и мужьям, избавляются от ненужных детей. Сеют хаос и смуту наводят. Кругом порок и грех. Он улыбается и рассыпает всюду семена черни. В них зло, тоска, обида и отчаяние. Он взращивает их и развивает ядовитые споры. Жадно чешет спину, царапает ногтями мешающие крылья.
Отец зовет его к себе. Он идет по коридорам к залу, спокойный, сдержанный.
- Скажи мне, что ты делаешь? – спрашивает Отец, как только он подходит к трону.
- Творю правосудие, если ты не в силах.
- Ты смеешь так со мной разговаривать?
- Смею, Отец. Я не боюсь тебя.
- Чем я провинился перед тобой, сын мой? Не моя вина, что твоя ученица детоубийцей стала.
- Ты ошибся.
- В чем же?
- Людей любить нас призывал. Так посмотри же, Отец, что происходит в нижних землях.
- Не по своей воле они делают.
- Да разве? А по чьей же?
- Не по своей.
- А почему же тогда Фрида, дочь Асхен возлегла с сыном дровосека Эрихом? И зачем сына его убила? Люди несут только зло и губят прекрасный мир, который ты им подарил.
- Не повышай голос.
- А ты мне больше не указ, - он срывается на крик, глаза кровоточат.
- Брат, - шепчут перепуганные ангелы, встав кругом. – Опомнись.
- Прекрати, - требует Михаил, - иначе меч обнажу.
- Не делай этого, - просит Гавриил, беззвучно шевеля губами.
- Ты им велишь. Людям, - говорит Отец.
- Да – это я. Я ненавижу их. И тебя, Отец, ненавижу. Ты не видишь правды. Ты слеп. И вы, братья и сестры, - поворачивается к ангелам: - Думаете, люди почитают нас? Любят? Они слишком любят самих себя, и не остается радости для других. Ты, Гавриил, что скажешь? – смотрит в глаза Гавриилу. – Любила тебя великанша, любят тебя твои дети – это мерзкие выродки?
Гавриил бледнеет.
Он обращается к Михаилу:
- А ты, Михаил? Любил так Люцифера?
- Умолкни, иначе пожалеешь.
- Анна, - злость клокочет внутри, ищет выхода, - думаешь, люди могут любить так, как любим мы? Как ты любишь Кастиила?
Анна покраснела, лицо ее по цвету сравнялось волосами. Она прячется за спиной Лейи от удивленного взгляда Кастиила.
- Вы все трусы, - продолжает он, расхаживая по залу. – Ты, Михаил, не стал бороться ради Люцифера, не отказался быть его палачом, хотя видел мольбу в его глазах. Ты, Гавриил, стыдишься своих деяний настолько, что боишься, как бы Отец и братья-сестры не узнали о твоих детях. Ты, Анна, не решилась рассказать Кастиилу о своих чувствах. Все вы боитесь Отца, боитесь ему перечить. А ты, Отец – и твой грех страшнее всех – не признаешь своей ошибки. Не соглашаешься с тем, что люди – величайшее проклятье.
- Достаточно! За непослушание, упрямство, глупость, нежелание подчиняться приказу, за творимое тобой зло я обрекаю тебя на вечное изгнание. Нет тебе места больше в царстве света. Михаил…
- Нет, Отец, не выйдет. Меня ты не прогонишь, нет. Как с Люцифером поступил, со мной не сможешь так же. Я сам уйду, - и он скользит вниз, по облакам, прежде чем его поймают.

**

- Ты раньше срока, - усмехается демон.
- А ты обманщик, - он бросается на него и валит в траву.
Смеется демон, хохочет из-под него:
- И в чем же? Ты просил вернуть ее, но ничего не говорил о том, чтобы любила тебя. И ты убил ее, как должен был. Все правильно. Теперь ты здесь и ты готов.
- К чему?
- Пасть ниже нижнего.
- Болтай поменьше, - он поднимается, отходит дальше, смотрит на воду. И чудится, что здесь он может видеть Фриду.
- Пожалуй, ты прав. Дело у нас есть поважнее.
Он чувствует демона. Внутри. Его мысли и желания. Чувствует тоску, что рвет все внутри, отрезая от прежней жизни. И страшный хруст, и боль, когда ему вырывают крылья, топчут их. И кровь, и тьму, скользнувшую в него, глубже раскаленного члена. Он слышит чей-то крик и только позже понимает, что сам кричит.
А после видит иными глазами. И ощущает все иначе.
- Пойдем, - шепчет демон, поднимаясь с него, - теперь ты наш.
Он видит каменные своды и дыбы с грешниками, окровавленные души и огненные пещеры. Видит брата в белых одеждах, светящегося, прекрасного, будто все еще преисполнен благодати.
- Люцифер, - он бросается вперед, опускается на колени и целует ступни со всей преданностью.
- Встань, брат, - его гладят по волосам, - ты здесь, наконец. Встань же.
- Прости, что не пошел сразу, что не поверил, что испытал глупый страх. Сомнения меня одолели. Прости меня. Ты был прав, прав во всем. Люди отвратительны. Отец этого не понимает. И братья, и Михаил.
Лицо Люцифера на миг искажается в болезненной гримасе.
- Прости, - умоляет он, прижимаясь к его ногам.
- Прощаю.
- Я буду верен. Буду тебе служить.
- Я знаю, - Люцифер заставляет его подняться с колен. Целует в лоб и трогает едва ощутимо губы.
Люцифер завораживающе прекрасен.
- Что мне делать? Скажи, я на все согласен.
- Начнешь вот с этих, - Люцифер указывает пальцем на сгорбленных в углу грешников. – Терзай пока души, учись ремеслу. Но тебя ждет впереди важное задание, брат мой. Не подведи меня, - добавляет предостерегающим тоном.
- Не подведу. Клянусь, не подведу.
- Давай, берись за дело. Вот твой нож, вот свежая плоть.
Он вонзает кинжал в горло юноши. Тот кричит, бьется, булькая горлом, вокруг течет кровь. Ему нравится, и он бьет снова, на этот раз в живот. Выгребает внутренности и топчет их, как Фрида растоптала его.
- Когда ты мне скажешь, что я должен буду делать? – спрашивает он у Люцифера, облизывая пальцы.
- Еще не время.
- Скорее бы уже, хочу за дело побыстрее взяться.
- Придется ждать, - предупреждает Люцифер. – И долго. Сотни лет, а может, и тысячи. Кто знает.
Он преданно смотрит своими новыми глазами:
- Я готов ждать хоть целую вечность.
Люцифер улыбается и подталкивает к нему следующего.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


02 дек 2011, 22:27
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

Не так давно

Огонь подбирается к ней со всех сторон. Сначала вспыхивает одежда: с треском рвется, перегорая, шнуровка, и белое платье, подаренное отцом на праздник Девы Марии Гваделупской, сползает по худым острым плечам, исчезая в дыму. Нижняя юбка за секунды превращается в пепел, и на ней больше ничего не остается, лишь длинные волосы, уже начавшие тлеть на концах, прикрывают грудь. Горят выпачканные в глинистой земле ступни, крепко привязанные к высокому широкому столбу. Руки опаляет жаром, поднимающимся снизу. Нежные бедра покрываются пузырящимися волдырями, и на животе появляются первые ожоги. Пот течет по лицу, кисло-соленый, он заливает широко открытый рот. Она захлебывается криком, задыхается в едком дыму и морщится от боли. Дергает связанными руками, мотает головой и шепчет одними губами, взывая к Нему. Она просит Бога о помощи, но Он ее не слышит. От дыма слезятся глаза, и ничего не разобрать, тусклым маревом кажутся лица людей, поднявших ее на костер. Среди них ее родители, их губы беззвучно шевелятся, читая прощальную молитву. Она тянется к ним, пытается объяснить, но не может. У нее нет языка – съеден огнем. Пытается заплакать – нет слез. Вокруг стеной полыхает пламя, но она его уже не чувствует.
- Мария…
Она просыпается с криком и садится в постели. Лицо мокрое от слез, кожа под льняной сорочкой вся влажная от пота. Длинные пышные волосы, чуть завивающиеся на концах, блестят в свете проникающего через окно солнца. Уже утро.
Прижав колени к груди и медленно раскачиваясь вперед-назад, она громко всхлипывает. В комнату вбегает мать, у нее на лице тревога и неподдельное беспокойство. Мать садится рядом, и она доверительно опускает голову на надежное плечо, ища защиты.
- Sabe bien Dios que...*, - вздыхает мать, гладя ее по волосам и тихонько напевает колыбельную. – Девочка моя.
Она смотрит на мать полными слез глазами. Та пытается ободряюще улыбнуться. Стирает пальцем соленые брызги с ее лица, прижимает к себе и шепчет:
- Все пройдет, потерпи немного, пройдет, обязательно. Они уйдут.
Марии, младшей дочери Эстебана Сервентеса, городского учителя, недавно исполнилось семнадцать, и с тех самых пор ее мучают ужасные видения.

Изображение

* Видит бог, что… (исп.)

**

- Не будь такой занудой! – задорно смеется Марта, глядя на нее. Мария стоит в стороне с пустой корзинкой и наблюдает за сестрой. Ловкие, привычные к такой работе пальцы, быстро-быстро мелькая среди кустов, без труда срывают крупные, истекающие соком ягоды. Марта собирает их в передник и ссыпает в плетеную корзину из веток пальмы. Ее корзина почти полная.
Мария вспоминает сон. Среди ее палачей был человек, лица которого она почти не помнит. Он смеялся, когда ее привязывали к столбу, а потом подошел и прижался к ее губам своим ртом. От него пахло дымом, смертью и немного болотной гнилью. Он улыбнулся Марии, обнажая пожелтевшие зубы, и поднес факел к сухой соломе под ее ногами. И огонь принялся лизать ее тело, будто хотел проглотить.
Вчера соседский пес лизнул ее в щеку, когда Мария наклонилась погладить его. Было приятно и ничуть не похоже на языки прожорливого пламени.
- Поторопись, - прерывает ее размышления Марта, доверху наполняя свою корзину.
Мария бездумно перебирает пальцами крупные ягоды, более не пытаясь их сорвать.
Вдруг начинает чесаться кожа, и глаза слезятся. Волосы пахнут дымом, она трет лицо – щеки все в черной саже.
- Мария, - Марта перекатывает между пальцев спелую ягоду, давит ее, пачкая белоснежный передник темным соком. Марта отправляет раздавленную ежевику в рот и, улыбаясь почерневшим ртом, машет ей рукой.
- Пойдем.
- Иду, - она вздрагивает. Снова привиделся тот человек из толпы.
- Поспеши, матушка обещала испечь пирог, если успеем принести ей ягод.
Марта старше ее на год и скоро пойдет замуж за Хулио – сына лекаря. Марии тоже хочется, но мать говорит, еще рано. Вот когда ей исполнится восемнадцать, как сестре, пойдет под венец с братом Хулио – Хуаном.
- Ты совсем ничего не собрала, - деланно возмущается Марта, заглянув в полупустую корзину.
- Зато ты нарвала достаточно. Матушке должно хватить для пирога, - оправдывается Мария, вытирая руки о свой передник.
- Пойдем, - Марта берет ее за руку и тянет в сторону дома.
За их спинами солнце опускается за горы, и небо медленно начинает чернеть.

**

Пахнет чем-то настолько омерзительно сладким, что ее тошнит. Мария открывает глаза и видит, что руки у нее грязные, липкие. Она зажигает свечу и оглядывает комнату. Сердце колотится в груди. На постели рассыпаны рыхлые черные перья, простынь в безобразных бурых пятнах. Мария наклоняется и видит тощую черную курицу на полу. Свеча с гулким звуком падает на пол и закатывается под кровать, на миг освещая стеклянные глаза мертвой птицы. Ей свернули шею, а потом выпотрошили. Мария в ужасе заползает в угол, еще больше вымазываясь в крови.

Изображение

В комнату вбегают испуганные родители, за их спинами прячется бледная Марта.
Мать обнимает ее, пытаясь успокоить, отец избавляется от мертвой птицы и ссыпает на пол перья.
Мария плачет, дергая плечами, и шепчет:
- Не я, это не я. Человек из моих снов. Черный человек. Это он. У него нет лица. Это он.
- La sombra negra?* – спрашивает Марта, бледнея еще больше.
- Да. Черная тень. Она меня преследует.
- Что такое “черная тень”? – спрашивает отец у старшей дочери.
Марта опускает глаза:
- Это такая сказка. О красивом добром ангеле, потерявшем крылья, - она замолкает, набирает в грудь побольше воздуха и продолжает: - Из-за предательства любимой девушки он отдал демону свой свет. Сотни лет казня грешников, он потерял свой прежний сияющий облик, став черной тенью. Но падший ангел не забыл свою любимую. Говорят, иногда он поднимается к людям из огненных пещер Ада, и бродит по земле, заглядывая в дома. Ищет ее. Если вдруг в темноте появляются два горящих огнем глаза…
Отец гневается и перебивает:
- Глупости, Марта, не пугай сестру.
- Конечно, - мигом соглашается та. – Это всего лишь выдумка, сестренка. La sombra negra не существует, - Марта треплет ее по волосам, обнимает крепко-крепко. – Наверняка Хулио придумал эту сказку, чтобы напугать нас.
Мария в слезах прижимается к ней. Черный человек молча наблюдает за ними, стоя в углу комнаты.

* Черная тень (исп.)

**

Мария падает с кровати. В испуге осматриваясь вокруг, она силится вспомнить, что ей снилось на этот раз. Она пытается встать, когда слышит за спиной шаги.
Марта стоит в дверях, немного сонная и напуганная. В руках у нее игла и недошитое свадебное платье. Вот уже которую ночь она трудиться над ним, не покладая рук.
- Он снова приходил. Черный человек, - Мария обращает жалобный взгляд на сестру, но та лишь беспомощно качает головой.
И Мария понимает. Чтобы она не делала, рано или поздно черный человек ее настигнет.

**

- Я не хочу, чтобы ты уходила в дом мужа, - плачет Мария, обнимая сестру. – Не хочу оставаться наедине со своими кошмарами.
- Не останешься, - ласково уговаривает Марта, гладя ее по щеке. – Сестренка…
Она не может успокоиться. Накануне ей приснилось, что Марта умерла. Лежала в своем красивом свадебном платье в деревянном гробу, а в груди зияла ужасная рана.
Мария трясет головой, чтобы прогнать видение. Вздыхает:
- Мне страшно, Марта.
- Я знаю.
- Он придет за мной. Черный человек из снов заберет меня.
- Его не существует, - не совсем уверенно отвечает сестра, осеняя себя крестным знамением.
- Он настоящий, я видела. Тогда ночью… - Мария замолкает.
- Поэтому ты выпотрошила черную курицу? – дрогнувшим голосом спрашивает Марта. – Чтобы tinieblas* выбрала другую жертву?
Мария отчаянно качает головой:
- Я не убивала! Я не… Марта, ты ведь не думаешь, что я ведьма?
Та пытается обнять ее:
- Глупости какие, Мария. Не слушай меня, я сама не знаю, что говорю. Конечно, ты не ведьма.
- Тогда почему мне сняться эти сны? Почему?..
Мария неохотно продолжает:
- Как-то мне привиделось, что старая Анхелика умерла.
- Но ведь она действительно умерла, - удивляется Марта, - несколько месяцев назад. У нее остановилось сердце.
- Я видела ее смерть до того, как это случилось. Девушка с грустными глазами сжала ее сердце прямо в груди, и оно разорвалось.
Марта усаживает сестру на кровать. Вид у нее очень обеспокоенный:
- Хочешь сказать, твои видения сбываются?
Мария слабо кивает:
- Я повсюду вижу смерть.
- Успокойся, - говорит Марта, хотя сама напугана не меньше ее.
Мария поднимает на нее заплаканные глаза:
- Почему черный человек преследует меня?
- Любой кошмар можно прогнать. Только нужно захотеть этого так сильно, чтобы зло само ушло. Закрой глаза, сосчитай до десяти и оттолкни его. Вот так, - Марта резко взмахивает руками. – И оно обязательно исчезнет. Я раньше так делала.
Мария чуть не роняет пяльцы:
- Он приходил и к тебе тоже? Черный человек?
Марта отбирает у нее вышивку:
- У меня бывали кошмары, но я прогнала их. Это на самом деле несложно.
- Правда?
- Конечно, - Марта смеется и бежит в другую комнату наряжаться к своей свадьбе.

* тьма (исп.)

**

Бракосочетание состоялось на рассвете. Марта целует мать, отца, крепко обнимает сестру и шепчет:
- Прогоняй тени, и они уйдут.
- Марта… - она плачет и не желает отпускать.
- Не бойся, - уговаривает ее Марта. – И помни, я всегда рядом.
- Обещаешь?
- Обещаю. Я буду скучать, сестренка.
Старая повозка, украшенная к свадьбе лентами и цветами, со скрипом отъезжает. Хулио зовет ее, а Марта все не отпускает сестру. Лошади нетерпеливо бьют копытами, и руки сестер расцепляются. Марта на прощание целует ее в лоб, утирая слезы:
- Скучать буду, - шепчет Мария вслед и идет в дом. Следует убрать все и проводить гостей.
- Мария, - улыбается ей соседский мальчик Мигель. – Тебе помочь?
- Не стоит, - сдержанно отвечает она и бредет домой.
Скоро ночь.

**

Мария садится в постели и часто-часто дышит. Ощущение, что стряслось что-то ужасное, не покидает ее, сердце колотится в груди, и руки трясутся, как у старухи на церковной паперти. Мария не спит всю ночь, а утром у ворот ее встречает сестра, родная, теплая. Мария утыкается лицом в подол ее платья, прижимается крепко и шепчет:
- Вернулась.
Сестра смеется, заглядывает ей в глаза и ведет к столу. Усаживает на скамью и говорит о своей новой жизни. Марта хочет детей, много кудрявых, веселых ребятишек, рассказывает, как сильно ее любит Хулио, и Мария улыбается ей. Пока сестра рядом, ей ничего не страшно. Даже если черный человек по-прежнему приходит каждую ночь.

**

Сегодня ей исполняется восемнадцать, и Мария получает подарки. Отец покупает ей лошадь, мать хлопочет на кухне над ее любимыми блюдами, Хуан, улыбаясь, надевает на палец серебряное кольцо в знак помолвки. Марта с Хулио знакомят ее с их годовалой дочерью, и сестра дарит ей венок из полевых цветов. Мария заплетает его в волосы и бегает по лужайке, подмигивая небу и солнцу, смеется и радуется, как дитя.
А ночью снова видит его. Высокая, темная фигура стоит подле ее кровати. Горящие огнем глаза всматриваются в нее сквозь темноту. Мария заползает под одеяло и дрожит. Она считает до десяти, но черный человек не уходит. Он походит ближе и тихонько шепчет:
- Мария…
И стены движутся, смыкаются вокруг нее душным кольцом, тяжело стонут:
- Мария…
Мария выбегает на улицу босиком. Бежит без оглядки, ранит ноги об ухабистую деревенскую дорогу. Останавливается только тогда, когда понимает, что заблудилась. Забрела в лесную чащу.

Изображение

Перед ней лесная глушь, куда идти – Мария не знает. Она проходит дальше, огибая развесистые деревья и тяжелые кусты, и выходит к ручью, в котором отражается полная луна. Здесь ночь не так уж и темна.
- Заблудилась? – зовет голос, и она в страхе оборачивается, замечая движение в кустах.
- Кто здесь?
Женщина в странной одежде, с рыжим, как пожар, котом на руках выходит навстречу. Лицо ее скрыто в тени:
- Здравствуй, Мария.
- Здравствуйте, - со всей осторожностью отвечает она.
- Ты потерялась?
- Да, кажется.
Улыбка женщины становится шире:
- Ничего, девочка, пойдем со мной. Признаться, я ждала тебя чуть раньше.
- А кто вы? – удивляется Мария.
- Меня зовут Тересса*. Думаю, ты слышала обо мне.
- Вы bruja**, ведьма, которую выгнал из города наш старый священник? – она отшатывается, спотыкаясь о камень. Больно режет ступню. Ноги горят огнем, и дальше идти невозможно.
- Ну что ты, милая.
Тересса невесомо гладит ее по растрепавшимся волосам. Говорит мягко:
- Не бойся. Пойдем со мной, я посмотрю твою ногу. Я ничего тебе не сделаю, обещаю.
- Ладно, - неуверенно говорит Мария, следуя за ней.

* Жнец (исп.)
** Ведьма (исп.)

**

В хижине тепло и уютно. Мария устраивается в кресле-качалке, Тересса отпускает кота, и тот залезает на груду разноцветных одеял в углу комнаты. Она скидывает плащ, и Мария подмечает, что ей не так уж много лет, как показалось в начале.
- Хочешь молока? – Тересса берет со стола глиняный кувшин. На нем искусной рукой гончара нарисовано солнце и небо насыщенного голубого цвета.
- Нет, спасибо. Мне бы домой…
- Погоди, сначала разберемся с твоей ступней.
Тересса ставит на огонь ковш, кидает туда трав и мешает пальцами закипающий вар.
Мария смотрит удивленно:
- Разве вам не больно?
- Что? Ах, нет, конечно. Привыкла уже.
Она наливает зелье в чашку и протягивает Марии.
- Выпей. Легче станет.
Мария пьет маленькими глотками безвкусное варево. Сначала ничего не чувствует, а потом ее окутывает приятное тепло. Рана на ноге и вправду больше не болит. И сердце не колотится, как сумасшедшее. Стало спокойнее, ушла тревога.
Мария усмехается про себя. Не ведьма, как же.
- Простите, - она тут же замолкает, напоровшись на серьезный взгляд почти черных глаз. – Спасибо вам за все, но я хотела бы спросить еще кое о чем. Возможно, вам известно, что со мной происходит? Мне снится всякое. Я… я вижу смерть.
- Продолжай.
- Я боюсь засыпать, боюсь смотреться в зеркало. Боюсь собственной тени, мне кажется, она там не одна. Что вместе с ней есть и другая, и она всюду следует за мной.
Тересса только сочувственно вздыхает.
- Прошу вас, помогите, если можете, - с отчаянием в глазах просит Мария.
Тересса садится рядом:
- Дай мне свою руку.
Мария послушно протягивает ей ладонь и вскрикивает. По пальцам течет кровь.
Тересса прячет в карман платья маленький нож и размазывает кровь по раскрытой ладони, рисуя какие-то знаки. Она подносит руку к пустой чаше и сцеживает в нее несколько капель. Потом берет с полки несколько склянок и насыпает в ковш толченые травы. Марии не удается распознать их по запаху. Тересса плюет в чашу, и смесь шипит, смешиваясь со слюной. Она бормочет на мертвом языке, заговаривая зелье.
- Простите, но…
- Тшшш, не мешай, - ведьма закрывает глаза, продолжая нашептывать слова. Когда заканчивает заговор, расплескивает зелье вокруг Марии. Капли тянутся друг к другу, образуя защитный круг.
Над головой поднимается туман, Марии становится страшно, когда она видит парящую над ними черную тень – ее вечного спутника. Она пытается докричаться до Терессы, но та будто спит, не двигается и глаз не открывает.
- Проснитесь, пожалуйста, - просит Мария. – Здесь зло.
Теней становится несколько, они подбираются со всех сторон, окутывают, обволакивают. Душат.
- Пожалуйста!
И вдруг все заканчивается. Тени исчезают. Тересса открывает глаза, смотрит мутным взглядом и потом спрашивает:
- Мужчина из снов. Как часто он к тебе приходит?
Мария ничуть не удивлена, хоть и отвечает неохотно, будто боится, что слова могут ранить:
- Каждую ночь.
- Он говорит с тобой?
- Да, он называет мое имя.
- Просит о чем-то? – продолжает расспрашивать Тересса, стирая с пальцев собственную кровь, которую потребовало заклинание.
- Нет.
- Он пытается тобою овладеть?
Мария пугается еще сильнее, бледнеет:
- Нет, что вы, нет, - мотает головой, губы дрожат, а потом она вспоминает прикосновения, пугающий шепот под покровом ночи, от которого бросает в дрожь, и слабо кивает:
- Да.
Тересса вздыхает, отодвигая теперь уже пустую чашку:
- Увы, Мария, я не смогу тебе помочь.
- Но как же?.. – слова путаются, Марию охватывает разочарование.
- Твоей судьбы пока ясно не вижу. Но и человек из снов так просто не уйдет. Вот тебе совет. Пей это, - она протягивает Марии склянку, - каждый день перед сном. И вот еще. Среди твоих знакомых находится тот, кто тебя предаст. Вижу много горя и крови, ты уж прости, но таков мой дар – приносить людям дурные вести.
- Но… кто?
Тересса морщит лоб:
- Не вижу его лица. Все скрыто в черном тумане.
Мария поднимается на ноги, кресло под ней тихонько скрипит:
- Вы можете хотя бы сказать мне, что человек из снов хочет от меня?
Тересса разводит руками:
- Не знаю. Но одно могу сказать наверняка. Есть год, а потом он придет за тобой.
Мария молчит, потрясенная услышанным. Не помогла ей Марта, любимая старшая сестра, не спасла лесная ведьма, которую боятся все в округе. Только склянками трясти и словами на незнакомых языках говорить умеет. А толку?
- Он демон, - прерывает тишину Тересса, задумчиво кусая чуть отвисшую губу. – Человек из твоих снов.
Мария только и может, что обреченно вздохнуть. Тересса обнимает ее за плечи, внимательно смотрит в глаза:
- Мой тебе совет, девочка. Если ничего не останется, никакая магия не спасет от демона, обратись к Богу. Молись Ему о спасении своей души, может, тебя услышат.
- Предлагаете уйти в церковь? – шокировано спрашивает Мария, едва сдерживая слезы: - Отречься от мирской жизни, не иметь ни мужа, ни детей, и служить Богу? Не таким она видела свое будущее.
Тересса кивает:
- На тебе метка, Мария. Не знаю, что она значит, но ничего хорошего, уж поверь. Есть у тебя враги?
- Вы думаете, это порча? – Мария в ужасе пятится к двери, наступает на кота. Тот визжит, царапает ее всюду, куда может дотянуться. Мария морщится.
- Возможно, но не сдавайся раньше времени. Подождем.
- Спасибо вам, - вежливо благодарит Мария, толкая тяжелую дверь.
Небо над лесом усыпано звездами.
- Не забывай пить зелье, - на прощание говорит Тересса.
Мария бежит через лес, вслед мерцающему огоньку-проводнику, старательно наколдованному ведьмой.
Дома ее встречают перепуганная мать и расстроенный отец. От них Мария узнает, что Марта пропала. Ушла к реке полоскать белье и не вернулась.

**

Сестру ищут уже несколько недель. Хулио с дочерью остались одни, родители плачут, а сама Мария не говорит ни слова. Ей и самой не сладко, человек из снов, демон, теперь ложится подле, ласково гладит ее по волосам, касается бедер. Он слишком силен: тихий шепот лишает воли, руки обездвиживают тело, а губы, сухо скользящие по шее, отбирают голос, не дав закричать, когда демон берет ее ночь за ночью. Теперь у нее ничего не осталось, даже девичьей чести. Мария больше не сопротивляется.
Она молчит об этом. Никто ведь все равно не поверит. Но Мария продолжает пить зелье. Не устает надеяться, что однажды спасение придет.
- Мария… - теперь этот голос везде: – Мария… - он нашептывает ей дурные, греховные мысли о Хуане и Мигеле, о Хулио – муже пропавшей сестры, обо всех молодых мужчинах в округе, которых она когда-либо знала. Мария старается не выходить из дома, стыд и отчаянье пожирают ее каждый час, каждую минуту.
Она идет к Терессе за советом, но ведьмы нет дома, ставни в хижине заколочены, а ведь прошло не так много времени с их встречи. Первая мысль – уехала. Бросила ее одну. Мария уже собирается возвращаться домой, когда из чащи выходит Мигель. Удивляется, увидев ее, спрашивает с подозрением:
- Мария? Что ты здесь делаешь?
- А ты? – задает встречный вопрос она, не переставая смотреть на дверь хижины.
- Дрова рубил для костра.
- Костра? – не понимает Мария.
- Не слышала? – Мигель хмурится.
- Нет, а что случилось?
- Ведьму приговорили к сожжению.
- Кого?
Она уже знает ответ.
- Да вон ее дом за твоей спиной. Так что ты здесь делаешь?
- Я заблудилась, - выдавливает через силу Мария.
Мигель понимающе кивает:
- А я уж было подумал, ты с проклятой ведьмой дружбу водишь.
- Что ты, Мигель, как можно, - пытается улыбнуться Мария сквозь слезы.

**

Она приходит к костру на закате. Тересса стоит, привязанная к столбу. Вокруг нее разложены срубленные Мигелем дрова, а рядом стоит городской возничий с факелом в руках. Несмотря на следы побоев, Тересса все еще красивая, ее волосы развеваются на ветру, плывут, как слова, быстро нашептываемые во спасение.
- За ведьмовство и колдовские чары, наведение порчи на мирных жителей и святотатство приговариваю тебя, Тересса Гонсалес, к сожжению на очистительном костре. Покайся перед смертью, дьявольское отродье, моли Всевышнего о прощении!
Священник все говорит и говорит, но Тересса его не слушает. Внимательно оглядывает толпу и натыкается на испуганный взгляд Марии. Шепчет слова в ее голове.
- Не бойся.
- Покайся! – кричит толпа, размахивая факелами.
Тересса плюет в лицо возничему и улыбается разбитыми губами.
- Гори в аду, проклятая! – возничий утирает лицо и поджигает дрова.
Она страшно кричит, пожираемая пламенем. Толпа повторяет, обезумевшая:
- Гори в аду!
Мария забивается в свою комнату и повторяет слова Терессы:
- Он придет за тобой весенней ночью. Обратись к Богу, милая. Обратись за помощью
Мария возвращается в лес поздно ночью и забирает себе кота. Больше у нее никого не осталось.

**

Платье Марты прибивает к берегу сразу после того, как оттаивает замерзшая река. Городской следователь утверждает, что она утопилась, но Мария этому не верит. После смерти Терессы ее все чаще преследует огонь, и демон приходит каждую ночь. Он больше не говорит с ней, только ласково произносит ее имя. Мария. Он трогает ее, гладит по плечам и привлекает к себе. Целует в губы так крепко, что утром остаются следы.
Она просыпается в слезах, с дрожащими руками и отчаянно бьющимся сердцем. Мать больше не приходит успокаивать, устала. Да и смысла в этом нет. Отец, тот вовсе безразличен.
Мария утирает влажные глаза. Снилась ей Марта, мертвая и выпотрошенная.

**

Мария теперь часто ходит церковь. Падает на колени и молится перед распятием, просит об убежище.
Мать не одобряет ее выбора. Но Мария уже взрослая, и ей самой решать, что делать со своей жизнью.

**

- Красивая, - смеется Мигель и посасывает травинку. Убирает ей волосы с лица. – Ты точно этого хочешь?
Солнечный свет заливает поляну, запутывается в черных волосах юноши. Ветер игриво шевелит высокую траву.
- Я приму постриг. Это мое искреннее желание.
На самом деле она хочет совсем другого – целовать его губы, ощутить вес крепкого мужского тела на себе. Пусть больно дернет за волосы, прижимая, пусть возьмет грубо, заставляя давиться любовными стонами и проклятьями, как будто она самая настоящая puta*. Мария уже не знает, ее ли это мысли или шепот тени. Это демон сделал ее такой. Изнывающей от похоти. Pindonga.** Ramera.***
- Жаль. Я думал… неважно.
- Что?
- Хотел позвать тебя в жены.
Мария поджимает губы. Ничего этого не будет. Никогда.
- Спасибо, но нет.
Мигель хмурится:
- Уверена, что дело не в Хуане? Возможно, именно поэтому ты не хочешь выходить замуж. Ведь их семья погубила твою сестру.
- Не стоит, Мигель.
- Почему ты решила уйти в церковь? – он смотрит Марии прямо в глаза, внимательно, ждет ответа.
- Потому что никто не сумеет меня спасти. Только Бог.
Мигель в недоумении смотрит на нее.
- Прости, - она поднимается с травы, поправляет смятое платье и бежит через поляну к дому.

* Продажная девка (исп.)
** Блудница (исп.)
*** Шлюха

**

- Возьми, - говорит ей демон и обнимает за голые плечи.
Мария вертит в руке нож, пробует пальцем остроту. Вскрикивает коротко, когда на смуглой коже выступает темная капля крови. Демон слизывает ее, и Мария морщится. Бросает нож в сторону, отталкивает его со всей силой и смотрит враждебно:
- Зачем он мне?
- Увидишь.
- Скажи сейчас, - настаивает она.
- Пойдем со мной.
Она уже давно перестала сопротивляться его желаниям.
Демон выводит ее к ручью. Там, у воды, склонив голову, пьет олень. Ледяное дыхание на коже заставляет Марию зябко ежиться. Он вновь вкладывает нож ей в руку и шепчет:
- Убей его. Для меня.
- Нет, - в ужасе шепчет Мария. – Нет, не стану.
- Давай, Мария. Сегодня начинается твое обучение.
Демон впервые за все время с ней разговаривает. Мария берет дрожащей рукой нож и крадется к кустам.
Скоро ее заберут. Церковь ее спрячет. Укроет от страшных глаз, от сильных рук. Мария подходит к животному, наклоняется.
- Полосни вот здесь, под горлом, давай, - шепчут в голове, - не медли.
Мария делает движение рукой и чувствует кровь. На руках и лице. Она отшатывается, оступается, чуть не падая в воду. Демон, ее темный наставник, оказывается рядом, ловит, помогая встать.
Он подносит к шее оленя чашу и набирает ее доверху.
- Пей.
- Нет.
- Я ведь могу заставить. Пей.
- Нет. Не заставишь.
- Пей, Мария.
- Нет.
Он удерживает ее за подбородок, подносит к сжатым губам чашу, заставляя приоткрыть рот. Теплая кровь заливает горло, Мария захлебывается ею, хочет выплюнуть, но демон не дает.
- Слаще материнского молока, - улыбается он довольно и мажет ей губы красным.
Сзади слышны шорохи. Мария оборачивается. В кустах стоит Мигель. Глаза еще широко распахнуты, рот приоткрыт от удивления, и она понимает. Мигель видит. Видит ее, нагую, всю в крови и с горящим взглядом.
- Bruja, - шепчет Мигель и бежит прочь.
- Мигель, постой, - Мария хочет за ним последовать, но демон ее не пускает.
- Пусть бежит.
- Но он же расскажет всем, что я ведьма.
Губы демона расползаются в довольной улыбке:
- Ты и есть ведьма, Мария.
- Неправда!
- А как же твои видения?
- Я…
- Такова твоя судьба. Сгореть на костре. Но ты не пропадешь, дочь моя. Я буду рядом и позабочусь о тебе.
- Зачем ты это делаешь? – вырываясь из его рук, спрашивает Мария. – Почему я?
- Тебе предстоит многое сделать, дитя мое. Вот увидишь. Только потерпи немного.
Мария падает на колени, стыдливо прикрываясь руками:
- Не сон, да?
- Нет, уже не сон.
- Когда?
- Уже завтра.
- Мне будет больно? – она жмется к его ногам, неосознанно, от страха.
- Разве что совсем немного, - он пробегает пальцами по голой напряженной спине. – Я буду рядом. Помогу тебе.
- Значит?..
Мария просыпается в своей постели, вся в крови и без одежды. Она надевает белое платье и выбегает во двор. Ее уже ждут. Она не сопротивляется, когда Мигель хватает ее за руку. Не пытается вырваться, когда подходит Хуан, и они вдвоем обматывают ее руки толстой крепкой веревкой. Она не кричит, когда отец со слезами на глазах называет ее убийцей.

**

- Эй, - зовет Мария из клетки. – Кто-нибудь.
Она просидела в темнице целую ночь, страшно хочется есть и пить. Демон пока не появлялся, и Мария даже смогла немного поспать, свернувшись на пожухлой соломе.
Мимо проходит Мигель, останавливается, спрашивает:
- Чего тебе, адское отродье?
- Я невиновна, - Мария встает с холодного пола и подходит к решеткам.
- Ты убила оленя в полную луну. Ты приходила тогда к Терессе. Ты ведьма, - лицо Мигеля искажает гримаса отвращения.
Ответить на это Марии нечего. Она трясет прутья, прижимается к ним лицом:
- Я правда не виновата, Мигель. Это все демон, он меня заставил, обманул.
- Ни слова больше, тварь.
- Пожалуйста, выслушай меня. Ради нашей дружбы. У меня больше никого не осталось. Сходи к отцу Антонио, мне должны…
- Ты не только ведьма, ты еще и сумасшедшая, - Мигель в ужасе отшатывается и выходит во двор. Там, как видела Мария через крохотное окошко, раскладывают для нее костер.
- Церковь не спасет, не вступится за тебя.
Мария оборачивается. Он здесь. Стоит в углу, неотличимый от тени.
- Неправда. Я ничего не сделала! Не по своей воле.
Демон отходит от стены, выходит на свет:
- Да неужели? А выпотрошенная курица? А олень? А Марта?
- М-м-марта? – Мария едва остается в сознании, так неожиданно и страшно звучат эти обвинения.
Демон усмехается:
- Ты ее убила, разве не помнишь? Сестрица бросила тебя, с головой ушла в свою новую красивую жизнь, и за это ты прирезала ее, как свинью, и спустила тело в воду. А потом сбежала в лес.
Теперь Мария помнит. Как во сне подкралась сзади и напала на сестру. Как пронзила ее грудь ножом, а потом сбросила тело Марты в реку.
- Нет, - слезы заливают лицо, она кричит. – Нет, не убивала! Я не хотела… я
- Ты убийца, девочка моя. В тебе живет зло и этого не изменить ни мне, ни твоему богу. Ты убила свою сестру. Ты скоро умрешь. Как должна была. Ты станешь моей – как и должна была, - демон улыбается. – Все случится, как было написано.
- Но почему я? – не понимает Мария.
- Так распорядилась судьба. И мой брат.
- Твой брат?
Демон неохотно объясняет.
- Люцифер – властитель преисподней.
- Кто ты? – спрашивает она в сотый раз. – Я знаю, ты демон, но кто именно? Кем был раньше?
- Неважно. Выслушай меня, Мария. Ты ведь не хочешь долго и мучительно умирать? Не хочешь, чтобы твое молодое, красивое, полное жизни и желаний тело сгорело, а прах был развеян над ущельем? Не хочешь пропасть и быть забытой всеми?
- Нет.
- Тогда просто позови. Скажи, что хочешь жить. И будешь спасена.
- И в чем уловка?
- Никаких уловок, милая. Просто скажи это, и я заберу тебя. Посмотри, как с тобой обращаются. Твои родители, твои друзья. Тебя ненавидят и презирают. Тебя боятся. Тебя заставляют стыдиться природных желаний. Но ты выше этого всего, тебе не страшны унижение и боль. Ты – мое самое прекрасное творение.
- Предлагаешь заключить сделку? – горько усмехается Мария.
Похоже, ей удается его удивить:
- Что ты об этом знаешь? – спрашивает демон, схватив ее за плечи, стиснув так крепко, что наверняка останутся синяки.
- Не много. Слышала истории про несчастных, вставших на перекрестке дорог, зарывших звериные кости и нашептавших имя демона.
Он отпускает ее, Мария потирает ушибленные плечи.
- Они не были безумцами. Просто отчаявшиеся люди. Как ты, - ухмыляется демон. – И я когда-то был таким. И он таким станет.
- Кто он? – из любопытства спрашивает Мария.
- Тебе еще рано знать.
- Почему я?
- Ты подходишь нам.
- Значит, сделка?
- Да.
- И что ты попросишь взамен?
- Понимаю твое удивление. Я ведь уже владею твоими мыслями, твоим телом, - Мария морщится, вспоминая все те ночи, что провела в его объятьях, - что еще ты мне можешь дать?
Мария молчит. Он сам говорит:
- На самом деле, я попрошу совсем немного. Твою душу.
Когда она хочет вцепиться ему в горло, демона уже нет. Только дым, который она вдыхает. Слезы наворачиваются на глаза, и руки трясутся.
Позади нее раздается горький вздох. Мария оборачивается. В дальнем углу сидит ветхий старец в дорожном плаще. Она никогда прежде не видела его. На его коленях, свернувшись калачиком, спит рыжий кот Терессы.
- Кто вы? – спрашивает Мария, но старец молча встает и выходит. Проснувшийся кот следует за ним.

**

Ее возводят на костер без суда. На ней то самое белое платье, немного пыльное, но все еще красивое. Густые смоляные кудри струятся по голым плечам. Толпа ревет, требуя правосудия. Мария стоит не шевелясь, ждет, когда ее подожгут. К ней подходит Хулио и бьет наотмашь по лицу. Прижимается лбом к ее лбу, руками сдавливает горло и зло шепчет:
- Ты ее убила, проклятая ведьма!
Мария молча сглатывает соленую кровь с разбитых губ.
Дочь Марты, маленькая Лусия, непонимающе смотрит ей в глаза. Ее бабушка, мать Марии, прикрывает девочке глаза ладонью и отворачивается сама. Хулио подносит горящий факел к ее ногам, Мария поджимает пальцы, словно это может ее спасти.
Рядом с матерью стоит отец. Он разочарован в ней.
Ее сон, один из первых, начинает сбываться с ужасающей скоростью. Здесь и огонь, и черный человек в толпе – знакомое, ненавистное лицо. Демон поднимается к ней, ему не страшно пламя костра, он проходит сквозь него.
- Скажи, - просит демон, - скажи это, Мария.
Огонь пожирает ее ноги и грудь, опаляет лицо, но она не молится, не кается, она зовет его. Озлобленная на весь мир, Мария зовет того, кто единственный всегда был рядом, чьи слова сбывались и продолжают сбываться. Единственный, кому по-настоящему есть до нее дело. Мария просит демона о помощи, о спасении и отдает ему себя, свою душу, не задумываясь, к чему это приведет. Ей все равно. Демон мягко целует ее сгоревшие губы, оборачивается невидимым облаком и прячет, отгораживает от боли и огня. Мария обнимает его и ждет, когда все закончится.

**

Марии кажется, что она задыхается. И хочется кричать, но он рядом. Ласкает ее тело, теребит нетронутые огнем волосы, успокаивает словами. Мария закрывает глаза. На самом деле у нее нет тела – сгорело. В могиле лежит изорванное, изуродованное пламенем белое платье, в тайне сохраненное безутешной матерью. А все это она придумала. Ее обугленные останки развеяли по ветру, ее память предали забвению, как только дождь затушил полыхающий вокруг огонь.
- Пора, - говорит демон, и Мария открывает глаза. Кругом темно, но она видит яркий красный свет в конце пещеры. Мария ступает босыми ногами по холодной мертвой земле в царство смерти и муки. Кругом грешники, купаются в своей крови, гниют в собственных внутренностях, кричат не своим голосом и говорят не своим языком – их языки лежат под ногами, в куче кишок. Над ними трудятся инквизиторы – демоны с острыми ножами и острыми когтями. Страшные и уродливые.
Он ведет ее мимо девочки и мертвого змея, мимо псов с разинутыми, полными человечины пастями. И ей не страшно.
- Пойдем, - демон увлекает ее вглубь, кивает кому-то из инквизиторов и выводит ее в тронный зал.
На костяном троне восседает красивая, совсем еще молодая женщина в белом платье. Она приветствует Марию широкой улыбкой.
- Моя жена, - представляет ее демон.
Женщина с глазами, полными белого тумана, подходит к Марии, обнимает ее:
- Здравствуй, малышка.
Подле трона стоит высокий, худой мужчина с густой бородой на лице и вырванным человеческим сердцем в руке.
- Это Аластар, Верховный Инквизитор ада, - подсказывает демон и ведет ее дальше.
Рядом двое других демонов спорят из-за орудия пыток. Совсем молодые, но уже жестокие сверх всякой меры, они со знанием дела терзают души.
- Мои дети.
- Теперь ты тоже моя дочь, - объявляет демон. А они, - указывает на остальных, - твоя новая семья. Твоя мать, твой брат, твоя сестра. Твой учитель, - кивает на Инквизитора, который успел уже выпотрошить очередного грешника и теперь с видимым удовольствием наслаждается вкусом его внутренностей. – Они будут любить тебя и защищать. Они никогда не предадут тебя, не отвернутся, как это сделали люди, давшие тебе твою первую жизнь.
Мария смотрит на них: на красивую демоницу с белыми глазами, на ее детей.
- Зачем я здесь? – наконец, спрашивает она.
- Тебя ждет особое поручение, - говорит Инквизитор. – Придет время, и ты поможешь восстановить попранную справедливость.
- Но сначала ты должна отречься от себя прежней, - сообщает дочь демона.
- Выбери себе новое имя, - подсказывает его сын.
Своды пещеры за его спиной переливаются гранатовым блеском, капли крови грешников сверкают на каменных изломах, словно драгоценные рубины. Засмотревшись, та, которую в земной жизни звали Марией, улыбается. В ее новом имени четыре звука.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


Последний раз редактировалось Erynia 02 дек 2011, 22:45, всего редактировалось 1 раз.

02 дек 2011, 22:29
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

Сейчас

У Норы Уоллинс двое взрослых детей, брак, который трещит по швам, и глубокая депрессия. Она не понимает, почему ее муж Паркер, мудак хренов, предпочитает трахать какую-то рыжую девицу из отдела кадров, когда дома его ждет заботливая, любящая жена. Конечно, она уже не так молода, но вечная беготня от столика к столику в закусочной Эла позволила Норе к сорока пяти годам сохранить фигуру в отличие от той же Люси Кройтон, перепробовавшей на своем несчастном теле и лице с десяток процедур и пластических операций.
Вытирая влажной тряпкой липкий от колы столик, Нора думает о том, как ее муж сейчас развлекается с Люси в какой-нибудь подсобке их тихо умирающей фирмы по производству супертонкой бумаги.
Прибыли от закусочной Элу едва хватает на оплату аренды и страховки, а еще нужно держать двух официанток и повара. Большую часть выручки холостяк Эл кладет в свой карман и спускает на низкопробную порнуху и дешевый алкоголь. Когда в закусочной проводятся особые мероприятия в честь Дня города или Хэллоуина, Эл приглашает жеманную разведенку Молли Сэмпер убрать помещение и развесить под потолком цветные воздушные шары. За это он ей платит сто долларов. О том, чтобы нанять постоянную уборщицу, и речи нет. Поэтому Нора сама старательно оттирает подозрительные белесые пятна с обивки, попутно доказывая себе, почему что она ну никак не может улизнуть на часик вон с тем симпатичным мужчиной, пьющим кофе в полном одиночестве. Время от времени оно ловит на себе многозначительные хочу-знать-какая-ты-в-постели взгляды. Пожалуй, Нора не бросается на него только потому, что у нее есть двое детей и какие-никакие обязательства перед ними. А еще Нора из тех непрактичных женщин, у которых разовый трах обязательно перерастает в какие-нибудь неприятности.
Посреди дня в закусочной одни и те же лица. К полудню приходит выпить кофе Гэри Салливан. Он писатель, обычно садится в углу и строчит свою книгу, которая в будущем, безусловно, станет бестселлером и поможет парню осуществить все его мечты. Что это за мечты, Нора не знает, потому что бородатый очкарик Гэри тот еще гик и ни с кем, кроме потрепанного ноутбука, не разговаривает. К трем часам забегает шериф – перекусить и рассказать про очередную кражу дамской сумочки или пропавшего кота старой девы Кэти Льюис, который, как оказалось, просто взобрался на дерево во дворе Коллинзов. После уроков заходит Лиза Бэрри, она обычно берет двойную порцию теплого какао и закусывает шоколадным печеньем. Под длинными рукавами то и дело мелькают худые перебинтованные запястья – месяц назад Лиза пыталась покончить с собой из-за какого-то мальчишки, играющего в рок-группе в отцовском гараже.
В те дни, когда Нора работает в первую смену, с утра до позднего вечера, в закусочной почти нет людей, и она развлекает себя тем, что придумывает для этих посетителей свои собственные истории.
Двое парней, резко толкнувших дверь и едва не сбивших колокольчик, сразу же привлекают ее внимание. Один из них худой и длинноволосый, очень серьезный, даже хмурый. Второй ниже ростом, короткостриженный и чертовски сексуальный. Они садятся у самого окна, “красавчик” – так его окрестила Нора – то и дело отвешивает скабрезные шуточки, намеренно раздражая своего спутника. Оба одеты в клетчатые рубашки, джинсы и ботинки с высокой шнуровкой. Настоящие техасские ковбои, только шляп не хватает. Они заказывают два стейка, жареную картошку и пиво. Вот только не совсем понятно, чем именно эти ребята занимаются. Поначалу Нора принимает их за копов, но потом начинает в этом сомневаться. Не от каждого полицейского услышишь такое. Принимая заказ от одного из постоянных клиентов, она слышит отрывок разговора:
- Убийство, суицид, снова убийство. Не вижу связи, – “красавчик” лениво жует фри, довольно облизывается и глушит пиво прямо из бутылки.
- По крайней мере, так это выглядит со стороны, - отвечает второй, с сомнением косясь на пережаренную картошку.
- А если не со стороны? Что видишь ты, гений?
Тот принимается объяснять:
- Я вижу убийство на почве ревности, депрессию и последующее самоубийство, а еще человеческую глупость.
- Глупость, значит. Так ты это теперь называешь? – в уголках рта “красавчика” размазан кетчуп. Слизнуть влажное пятнышко с четко очерченных губ хочется так сильно, что Нора отводит глаза.
- А как иначе назвать ситуацию, когда парень лежит в луже крови и с ножницами в шее только потому, что у его девушки были месячные, и она слишком буквально поняла его слова о желании сдохнуть из-за заваленного экзамена?
- Может, она была одержима чем-то еще, кроме ПМС? – предполагает он.
- Не-а. Никаких признаков кроме внезапной и немотивированной агрессии не наблюдается. По заключению врача это была именно кратковременная вспышка ярости, гормональный всплеск.
- “Красные дни” подружки стоили несчастному парню жизни. Ты действительно в это веришь, братишка?
- Представь себе. Конечно, мы можем прокатиться в Нью-Йорк, но…
Бутылка, стукнувшись о гладкую поверхность стола, громыхает так сильно, что Нора вздрагивает.
- К черту Нью-Йорк. Мое чутье подсказывает, что это дело притянуто за уши и вообще не по нашей части. Как насчет сатанинских культов, монстров на прогулке или хрени навроде? Неужели ничего нет?
- Тише ты!
- Боишься, что нас услышат? Бу-га-га, плохие ребята решили устроить беспорядки в мирном городке. Смешно же, ей богу. Посмотри вокруг, эти добропорядочные американцы заняты исключительно своими проблемами, им явно не до нас.
- Посмотрим, что ты скажешь, когда за тобой погонится разъяренная толпа с факелами.
“Красавчик” отодвигает пустую тарелку:
- Скууучно. Придется гонять шары и клеить девчонок в барах.
- Ну, так кто тебе мешает? Черт, эта официантка так на тебя смотрит, будто собирается съесть.
Нора отходит дальше, старательно пряча порозовевшее лицо.
- Ревнуешь?
- Нет, я просто крайне разочарован в ее выборе. На секунду она показалась куда мне более проницательной.
- Да ты сама любезность, братишка.
- Заткнись.
- Сам заткнись.
Нору зовет на кухню повар. Она берет поднос со свежими сэндвичами и возвращается в зал. Двое – теперь она знает, что они братья, уже сменили тему:
- “Необъяснимая смерть молодой женщины. Судмедэксперт не сумел установить причину гибели студентки”.
- И что? – равнодушно замечает “красавчик”.
- Необъяснимая смерть. Наш случай. И перестань так коситься. Это куда лучше секса с незнакомками и бильярда.
- Я бы поспорил, ну, да ладно.
- Вставай уже.
- Стой, ты что, забыл, с какой целью мы обычно ходим по барам?
- Ты о чем вообще сейчас толкуешь?
- У нас бабло закончилось, дурень. Так что хочешь или нет, развести парочку наивных байкеров все же придется. Хотя бы для того, чтобы на жратву хватило по дороге до Мичигана.
- А вот трахаться с кем попало совсем необязательно, - парирует второй.
- Иногда я тебя ненавижу, - с чувством говорит “красавчик”.
- Я тебя тоже, - с усмешкой отвечает его брат.
- Может, лучше поможешь вспомнить, где я припарковал машину, умник?

**

У шерифа Джона Арбенгаста выдалась плохая неделя. Дерьмовый кофе и труп девушки на руках. Никаких признаков насилия, вообще ничего. Просто взяла и перестала дышать. Джон тяжело вздыхает, допивая странную липкую жидкость, которая по нелепой случайности называется капуччино.
Марджи так и не перезвонила, и Кэти запретила ему искать ее. На столе валяется отчет о вскрытии и бумаги на развод. В приемной разрывается телефон секретарши – пресса, ФБР, ЦРУ – вот какого черта им всем так интересна Аманда Коррик? Ну, умерла девочка, что ж теперь поделаешь? Так нет же, налетели на его участок, как стервятники.
Секретарша, Мэри, – по замученному виду сразу ясно, что она из “семейных пташек” – влетает в кабинет без стука. Отдышавшись, она докладывает:
- К вам из ФБР, сэр. Говорят, дело срочное.
Вот так всегда. Опять какие-то придурки с умным видом будут ему доказывать, что до чего-то докопались, а судмэдэксперт Боб Шедьяк пропустил какую-то важную деталь.
Джон придавливает чашкой с недопитым кофе вчерашнюю газету:
- Пригласи их, милая.
- Агенты Бэйкер и Кассович, - информирует Мэри и убегает обратно в приемную.
- Шериф, - улыбается тот, что повыше, - агент Сэл Бэйкер, ФБР. А это мой напарник – Дэррил Кассович.
- Здравствуйте, агенты, - коротко здоровается Джон, по очереди пожимая протянутые руки, и предлагает визитерам сесть.
- Спасибо, шериф. А теперь, если вас не затруднит, не могли бы вы нам рассказать о погибшей девушке?
Обычное дело, вопросы всегда одни и те же. Где нашли тело? В каком состоянии? Какие анализы и экспертизы проводились? Что показало вскрытие? Федералы и пальцем не пошевелят, чтобы раскопать что-то самим. Лентяи в дорогих костюмах, привыкшие раздавать приказы налево и направо.
Но эти ребята не похожи на остальных. Костюмы слегка помяты, лица уставшие, а вопросы совершенно не вписываются в стандартную схему обмена информацией. Агентов Бэйкера и Кассовича интересуют какие-то бытовые вещи: к примеру, совершенно непонятно, зачем им знать, какой была температура в комнате, где умерла Аманда, нашли ли эксперты следы серы поблизости, имелись ли проблемы с проводкой и прочая чепуха в этом роде. Какая, к чертям, разница, было ли окно распахнуто или закрыто, если девочка умерла от остановки сердца?
Эти двое расспрашивают в одной им понятной манере, и у Джона создается впечатление, будто агенты сами уже во всем разобрались и сейчас просто заполняют пробелы недостающими деталями. Небось, посвятить шерифа в свои догадки они посчитают ниже своего достоинства.
Джон протягивает им дело Аманды. В зеленой папке всего две страницы, которые он успел выучить наизусть. Шериф говорит очень медленно, но вполне уверенно:
- Аманда Джейн Коррик, двадцать два года, не замужем. Студентка факультета Изобразительных Искусств Мичиганского Университета. Найдена мертвой в своей комнате. По предварительному заключению судмедэксперта, “внезапная сердечная смерть” наступила где-то между шестью и девятью часами вечера. Улик, указывающих на то, что Аманда в комнате находилась не одна, не обнаружено. Уверяю вас, в этом трагическом случае нет ничего криминального. У девочки просто остановилось сердце.
- Вот, значит, как? – Кассович переглядывается с напарником, и тот ему кивает. – Если позволите, шериф, у меня к вам еще один вопрос.
- Слушаю.
- Мисс Коррик страдала какими-нибудь хроническими заболеваниями?
- Нет. А что именно вы имеете в виду? У ее сестры, кажется, была эпилепсия, но не понимаю, какое это может иметь отношение к нашему делу, - как можно спокойнее отвечает Джон. Он не понимает, почему они все еще здесь. С этим делом все предельно ясно.
Но Кассович, похоже, не собирается так быстро сдаваться:
- Не совсем так. Я скорее имел в виду ее психическое состояние. Аманда ведь посещала психолога, так?
- Да, кажется, об этом есть упоминание в ее медкарте, - Джон рассеянно оглядывается в поисках нужной папки.
- Не знаете, зачем молодой и здоровой девушке ходить к мозгоправу? – Кассович вдруг морщится, бросая на коллегу мимолетный недовольный взгляд. Пнул тот его, что ли?
- Шериф, - вмешивается молчавший до сих пор Бэйкер. – Думаю, моему напарнику хочется узнать причину посещений психолога. Согласитесь, все же немного странно…
- Аманда не была больна, агент Бэйкер, - Джон встает с места, всем своим видом демонстрируя недовольство по поводу затронутой темы. – Она ходила к психологу, потому что в ее жизни наступил сложный период. Аманда пыталась разобраться в себе и только. Потому и посещала доктора Картрайт два раза в неделю.
- Что вы имеете в виду, когда говорите “пыталась разобраться в себе”? – осторожно интересуется Кассович.
Джону крайне неприятен этот разговор, и он бы все отдал, чтобы не рассказывать федералам о личной жизни Аманды, но они ведь просто так не отстанут. Не он, так кто-то другой выболтает, городок у них маленький, все всё друг о друге знают. Какая разница? Аманде ведь уже все равно.
- Аманде начали нравиться девушки, и она сильно переживала по этому поводу. Боялась, что друзья станут ее сторониться и презирать. Решение о частных визитах к доктору Картрайт Аманда приняла сама. Совершенно добровольно.
- Значит, у нее не было проблем с психикой? Никаких жалоб на головные боли, возможно, - Кассович понижает голос, - у нее случались галлюцинации?
Джон качает головой:
- Насколько мне известно, нет. Думаю, вам надо поговорить с Мелиссой. То есть, доктором Картрайт. Однако, не уверен, что это что-то даст.
- Почему же? – любопытствует Бэйкер.
- Доктора Картрайт крайне негативно относится к нарушению врачебной тайны.
- А если это поможет понять причину убийства? – вырывается у Кассовича, но он тут же поправляется, - то есть, я хотел сказать, смерти девушки?
Очень странные ребята. Вообще не слушают, что им говорят. Джон вздыхает:
- Не думаю, что она вам уступит. Но можете попытаться, - он все время смотрит в сторону телефона – Марджи так и не позвонила, а в микроволновой печи сохнет вчерашняя пицца.
- Последний вопрос, шериф.
Джон с едва скрываемым раздражением смотрит на агента Кассовича. Тот, как ни в чем не бывало, продолжает:
- Почему смерть Аманды Коррик сначала попала в категорию необъяснимых?
Джон теперь и не пытается скрыть недовольства:
- Что вы имеете в виду?
- В газетах писали, что причина смерти не определена, - охотно объясняет тот.
- Ах, это… Прибывший на место первым судмедэксперт был новичком. Он действительно не разобрался поначалу. К счастью, наш специалист исправил его ошибку во время вскрытия. Это инфаркт, без сомнений. К тому времени, как у нас уже была обновленная информация, газета вышла из типографии. Посмотрите следующий номер – там изложена правильная версия событий, - и добавляет усталым голосом: - Если у вас все, агенты, я буду очень благодарен, если мы на этом закончим. Я должен распорядиться о выдаче тела родственникам.
- Уже уходим, - кивает Бэйкер, выдавая совершенно нелепую улыбку для федерала, и тащит напарника к выходу.
- Спасибо за сотрудничество, шериф, - они уходят, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Джон вытаскивает пиццу из микроволновки и сразу же жадно надкусывает. Из-за Аманды Коррик он всю ночь проторчал в участке, потом принимал коллег из разных подразделений. Он страшно устал и хочет есть, а потом спать. Но сначала следует подписать бумаги и попробовать дозвониться жене.
- Простите.
Джон поднимает глаза на дверь. Черт возьми.

**

Агент Кассович несмотря на молодые годы улыбается сдержанной, профессиональной улыбкой опытного федерала. Под ней определенно скрывается акулий оскал.
- Можно попросить о встрече с вашим судмедэкспертом? – встревает Бэйкер, просунув голову в дверь.
- Конечно, - Джон поджимает губы, пытаясь выдавить улыбку.
Похоже, этой пицце суждено окончательно высохнуть и окончить свои дни в дырявом мусорном ведре.
Лифт не работает, и они спускаются в морг по лестнице. Джон в уме чертыхается. Вот зачем им понадобилась личная встреча с Бобом, если тот все детально изложил в своем отчете? Неужели федералы думают, что судмедэксперт скажет им при личной встрече больше, чем сделал на бумаге? Надо же, какие недоверчивые!
Боб стоит за цинковым столом, склонившись над клеенкой, под которой лежит тело Аманды Коррик. Лицо у него задумчивое и усталое.
- Джон, - Боб здоровается, - вижу, к нам пожаловали гости из бюро.
- Здравствуйте, доктор Шедьяк, - агент Бэйкер достает значок. Это своеобразный ритуал для любого федерала – повертеть корочками перед глазами обычного копа.
- Доктор Шедьяк, если позволите, - вмешивается Кассович, - пара вопросов по делу Аманды Коррик.
Боб провожает федерала недоверчивым взглядом:
- Конечно.
- Причина смерти – остановка сердца, так?
- Именно. Если хотите, могу объяснить более научно.
- Не стоит. И вы уверены, что это был инфаркт? – продолжает напирать Кассович.
- Абсолютно, - не дрогнувшим голосом отвечает Боб. – Мне пришлось провести несколько дополнительных тестов, но сомнений нет.
- Чем он мог быть вызван?
Боб подозрительно косится на агента и принимается объяснять:
- Причины бывают разные…
Джон крутит обручальное кольцо на пальце. Они с Марджи прожили вместе почти двадцать счастливых лет. Как же так?
- … и отвечая на ваш следующий вопрос: будьте уверены, ваши специалисты тоже не скажут вам ничего нового, - несколько резко заканчивает Боб.
Джон про себя усмехается. У Боба с квалификацией все в порядке. Но если в этой самой квалификации смеют усомниться посторонние, он сразу же начинает закипать.
- Хорошо, тогда я спрошу по-другому. Могла ли причиной инфаркта послужить необычная обстановка?
Боб хмурится:
- Не совсем вас понимаю.
- Скажем, стресс или шок.
На лбу Боба появляется складка:
- Вполне. Сильный стресс мог вызвать закупорку сосудов и остановку сердца. Шериф, я чего-то не знаю? – холодным тоном интересуется Боб, глядя на него.
Джон чувствует себя неуютно. В конце концов, он не виноват, данные пришли только сегодня утром.
- Аманда Коррик посещала доктора Картрайт.
- Вот как? – из-под очков взгляд друга кажется несколько страшнее.
- Да, об этом стало известно только сегодня, - нехотя отвечает Джон.
Федералы молчат. Боб сам обращается к Кассовичу:
- Тогда, полагаю, вам следует обратиться к доктору Картрайт, - все еще прохладным тоном сообщает Боб. – Однако, это только одна из возможных причин. Может оказаться, что стресс здесь не при чем.
- Доктор Шедьяк, - в голосе Бэйкера проскальзывает нотка неуверенности, - можно нам взглянуть на тело?
Вот сейчас Боб взорвется и покажет этим наглым…
Но судмедэксперт лишь протягивает им две пары перчаток:
- Пожалуйста. У меня как раз намечается перерыв. Собираюсь немного перекусить.
- Спасибо, - бурчит Кассович и натягивает перчатки, подходя к цинковому столу вслед за напарником.
Джону остается только выйти следом за Бобом.
- Джон, как это понимать? – набрасывается на него Шедьяк, как только они оказываются на достаточном расстоянии от агентов.
- Черт, извини, Боб, я и сам только недавно узнал и…
- … не хотел говорить федералам? – догадывается тот. Черт, кажется, я подвел вас с Мелиссой, - он чешет затылок, расстроено скривив губы.
- Да ничего. Это же федералы, Бобби, все равно бы узнали, рано или поздно.
- Лучше поздно, - философки замечает Боб, разглядывая через стекло агентов. – Странные они.
- Есть немного, - соглашается Джон.
- Ты проверял?
- Шутишь. Я сразу связался с их куратором. Все нормально.
Боб достает пачку сигарет из широкого кармана медицинского халата:
- Как Марджи?
Джон вздрагивает:
- Нормально. Хорошо. С ней все хорошо.
- А Кэт?
- Учится. Представляешь, у нее парень появился, из рок-группы. Называют себя “Акулами” – жалкое зрелище.
- Ох уж эти студенты… Знаешь, закрытые вечеринки, наркотики, бесплатная выпивка и глупый непоправимый секс в спальнях наверху.
- Непоправимый? – Джон смеется. – Неподходящее слово.
- Именно что непоправимый. Когда жалеешь о случившемся, а вернуть ничего нельзя.
- Говоришь так, будто и сам…
- Ладно, пора их поторопить, а то устроились, как у себя дома, - Боб возвращается к агентам.
Джон устало вздыхает и плетется к себе в кабинет. Там его ждет окончательно остывшая пицца и пустой автоответчик.

**

Доктор Мелисса Картрайт уже закончила прием, когда к ней стучится секретарь.
- Мисс Картрайт, в приемной сидит посетитель. Он без записи, но срочно хочет вас видеть. Я сказала, что вы уже уходите, но он настаивает на немедленной встрече.
Мелисса вздыхает, смотрит на часы. Семь вечера. Ладно, черт с ним.
- Пускай заходит.
Посетитель, как его назвала Келли, высоченный молодой парень в потрепанных джинсах и куртке. И, надо сказать, весьма привлекательный. А для Мелиссы, которая в последний раз ходила на свидание еще в прошлом веке, это самый настоящий подарок. Остается развернуть и насладиться.
Она с улыбкой приглашает его сесть в кресло:
- Мистер…
- Скотт Кэрри, - запинаясь, говорит парень и плюхается на кушетку. Вид у него зажатый.
- Скотт, - она позволяет себе маленькую дерзость – назвать его по имени, - меня зовут Мелисса Картрайт. Но, думаю, ты и так знаешь.
Парень слабо кивает:
- Я хотел с вами поговорить, - он заметно нервничает. Взъерошивает волосы и теребит кожаный шнурок на запястье. Мелисса решает его немного приободрить:
- Все в порядке, Скотт. Можешь говорить.
- Вы никому не скажете?
- Нет, конечно. Я не разглашаю тайны своих пациентов. Таковы правила.
- Хорошо, - он вскакивает с места и начинает ходить по комнате. – Во сне я вижу все время одного человека. У него… страшные желтые глаза. Они смотрят на меня из темноты, и мне… - Скотт выглядывает в окно, будто ища кого-то, - мне страшно, доктор Картрайт. Этот человек заставляет меня делать ужасные вещи. Я не знаю, что мне делать. Я боюсь спать, я… помогите мне, пожалуйста.
Мелисса заметно напрягается. Она надеялась на легкую беседу с симпатичным пациентом, а тут все кажется в крайней степени запущенным. В лучшем случае, он просто параноик, в худшем… Она переплетает пальцы вместе и со всей осторожностью спрашивает:
- Что он тебя заставляет делать, Скотт?
- Я… убиваю по его приказу, - тихим зловещим шепотом отвечает тот и беспомощно опускает голову.
У Мелиссы была уже похожая пациентка. Аманда Коррик. Бедная девочка умерла несколько дней назад. Аманда приходила к ней и рассказывала о своей подруге, у которой случались похожие “видения”. Мелисса – дипломированный специалист и отлично знает, как надо себя вести в подобных случаях.
- Успокойся, Скотт, и расскажи мне все.
Парень смотрит ей в глаза со смесью страха и недоверия, потом опускается обратно на кушетку:
- Это началось около года назад…

**

Скотт уходит примерно через час, и Мелисса еще долго корит себя за то, что отпустила парня. Он говорил о будущем, о снах, которые сбываются, о человеке с желтыми глазами. Очень изобретательный бред. Игра больного сознания. Ему нужна помощь особого специалиста. Мелисса собиралась в конце беседы задержать Скотта, чтобы обсудить возможные варианты лечения, но что-то было такое в глазах парня, что сбило ее с толку, и она позволила ему уйти. Сейчас Мелисса уверена, что это была какая-то форма гипноза. Парень ушел, и она, возможно, больше никогда его не увидит. Не исключено, что Скотт Кэрри, если его вообще зовут именно так, покончит с собой в ближайшее время. И она будет вновь винить себя за то, что позволила эмоциям встать на пути разума.
С такими мыслями Мелисса закрывает кабинет и направляется к выходу. И только у лифта она замечает, что дверь в архивную комнату приоткрыта. Мелисса толкает дверь и видит распахнутое окно. Она щелкает выключателем, в испуге оглядывая комнату и выдвинутый шкаф с личными файлами пациентов. Быстрая проверка подтверждает догадки: пропало дело Аманды Коррик. Вместе с записями разговоров.

**

“Азазель – падший ангел, демон с желтыми глазами, отец тысяч демонов и…”
- Может, хватит уже читать сказки, Сэмми? – Дин появляется из ванной, мокрый и раздраженный. Сэм про себя усмехается. Брат сам виноват, никто не просил его сигать в окошко, Сэм вполне мог и сам забрать нужное, не вызвав подозрений.
- Это не сказки, - упрямо протестует Сэм, захлопывая английский перевод La Démonomanie des Sorciers*. – Между прочим, у нашего демона довольно таки трагичная история, если верить книгам.
- Дай угадаю, несчастная любовь и разочарование в Боге? Очень в стиле Дракулы, - напоровшись на удивленный взгляд Сэма, Дин поясняет: - Я фильм смотрел. Вайнона Райдер – горячая штучка.
Дин в своем репертуаре. Сэм вздыхает:
- Ладно, что там у нас с делом?
- Десять страниц заумных размышлений психолога и пять кассет с откровениями Аманды, - докладывает Дин, вываливая все это из рюкзака. – Сам я не слушал, решил, что мы сделаем это вместе, когда ты вернешься. Кстати, может, объяснишь, какого черта ты назвался этой Картрайт именем несчастного психа, которого зарезал Гордон?
Сэм нервно покусывает губу:
- Честно? Не знаю, просто сказал первое пришедшее на ум имя, а там уже пришлось рассказывать и саму историю парня.
Дин одаривает его нехорошим взглядом:
- Ладно, лекцию о том, почему нельзя тырить имена умерших чуваков, прочитаю чуть позже. Давай лучше послушаем, о чем говорили доктор и Аманда.
- Давай, - быстро соглашается Сэм. Ему не нравится это дело, и если бы не просьба Бобби, они бы сейчас находились где-нибудь в Неваде. Дин давно обещал ему показать чертов каньон.
Дин щелкает кнопкой старенького магнитофона, и комнату заполняют шипящие звуки. Вскоре через помехи прорезается слабый голос, в котором Сэм узнает Мелиссу Картрайт.

Аманда Коррик, запись от 5 марта, 2006 года.

“ - Он приходит к ней по ночам. Страшный, как монстры из детских страшилок. У него желтые сверкающие глаза и вместо рта – бездонная пропасть. Биип говорит, он так пьет ее душу, как в том тупом ужастике. Мне становится жутко от того, как она все это рассказывает.
- У него есть имя? – мягкий голос Мелиссы Картрайт прерывает откровения девушки – по всей видимости, Аманды.
- Есть множество имен. Она называет его Отцом и говорит, что у нее есть еще братья и сестры. Это какое-то безумие. У биип никогда не было ни братьев, ни сестер.
- Что-нибудь еще? Попробуй вспомнить.
- Нет, это все. Доктор Картрайт, я понимаю, как это звучит. Бред какой-то, но мнe страшно. Она так говорит о нем, что я начинаю сомневаться в себе. Я больше ей не доверяю. Начинаю видеть его ночами тоже. Просыпаюсь, включаю свет, но никого нет. Только биип рядом спит.
- Я понимаю, Аманда. Твоя подруга влияет на тебя слишком сильно, навязывает тебе свои страхи и кошмары. Ты живешь ее жизнью.
- Вчера я видела его во сне. Он именно такой, и глаза… Это невыносимо. Кажется, я… я схожу с ума. Он говорит со мной. Демон, - Аманда срывается на истеричный крик, к нему примешивается невозмутимый голос психолога.
- Аманда. Аманда, послушай меня. Постарайся успокоиться. Вдох-выдох, еще раз. Молодец. Я теперь расскажи мне, что ты чувствуешь?
- Мне страшно. Иногда мне кажется, что легче умереть. Тогда он больше не придет ко мне.”

Дин молча меняет кассету. Эта запись была сделана позднее. Голос Аманды совсем другой, более слабый и неуверенный.

Аманда Коррик, запись от 20 апреля.

- Биип слышит и видит его чаще. Он ей что-то обещает постоянно, говорит о каком-то событии и дубе. Да-да, большой дуб. Или дубы, я не помню точно. Она говорит мне, что боится людей, боится быть среди людей. Боится меня. Это слишком опасно для таких, как мы”.
- Таких как мы?
- Биип так называет людей.
Аманда Коррик, запись от 26 апреля.
“- Сегодня биип сказала, что у нее умер кот. Она хотела погладить животное, но Моисей, так звали кота, был мертв”.

- Все интереснее и интереснее, - вздыхает Дин, вставляя последнюю кассету.

На последней записи от 30-ого апреля многое затерто, по прерывающимся словам им удается собрать только одно предложение:
“- Сегодня ночью он придет за ней”.

Дин выключает магнитофон и долго смотрит в одну точку. Потом говорит:
- То еще дело, м-да. Неудивительно, что Уоррены взялись за него. Я бы тоже не устоял.
- Они пропали, Дин. Возможно, даже мертвы. Постарайся отнестись к этому серьезно.
- Да знаю я, Сэмми. Иначе бы нас здесь не было. Черт возьми, они, конечно, были редкостными придурками, но Рэй мне чем-то даже нравился. Хороший был парень, веселый.
- А мне нравился Лео, - грустно отзывается Сэм.
- Ладно, кончай уже лить сопли, давай посмотрим, что у нас есть.
Сэм с готовностью начинает перечислять имеющиеся у них факты, игнорируя головную боль:
- В последний раз Лео и Рэя видели в соседнем городе три дня назад. Нора, официантка из закусочной, подтвердила, что они заходили поесть около полудня. Она же сказала, что слышала, как парни собираются ехать сюда.
- Предположительно из-за Аманды, - подхватывает Дин.
- Больше их никто не видел, - заключает Сэм, - они даже до шерифа не дошли. Пропали сразу же, как только въехали в город. Думаешь, их настиг демон?
- Скорее всего. Итак, что у нас есть по делу Аманды?
- Совершенно точно можно сказать, что ее знакомая, имя которой затерто на записях, возможно, девушка Аманды, видела демона, предположительно – нашего демона а, значит, предположительно, тоже родилась в 1983 году и обладает каким-нибудь даром. Как я, Макс Миллер, Энди Галлагер, Скотт Кэрри и… - Сэм замолкает.
- Эва Уилсон, - заканчивает за него Дин. – Выходит, двое других охотников подобрались к нашему демону и пропали без вести.
- Выходит, что так.
- Интересно, - Дин продолжает, - значит, некая девушка связана с Желтоглазым ублюдком, а Аманда не при чем. И все же ее смерть не случайна. Вспомни судмедэксперта, Сэмми. Он явно что-то не договаривает. Бьюсь об заклад, что Боб Шедьяк несколько подкорректировал отчет о вскрытии.
- Не исключено, - Сэм устало вздыхает: - Предлагаю поспать, а завтра попытаемся выяснить, с кем общалась Аманда. Кто-то из ее знакомых и есть наша девушка.

* Демономания колдунов (франц.)

**
- Пропала, значит, - говорит Дин, подъезжая к закусочной.
- В тот же день, когда умерла Аманда. Лилли Бейкер та, кого мы ищем. Все сходится: дата рождения, пожар, странные смерти вокруг. Отец Лилли, Грэй Бейкер, объявил о пропаже дочери еще вчера. Сказал, что ушла и не вернулась.
- Тише, Сэмми. У меня от твоих криков голова разболелась. Давай сейчас купим чего-нибудь пожрать, а потом будем искать беглянку.
- Ты неисправим, - возмущается Сэм.
- Точно. Это я. Неисправимый, подлый, примитивный старший брат, выгоняющий тебя под дождь за жратвой. Надеюсь, здесь подают вкусный пирог.
Сэм ничего не отвечает. Вздохнув, он берет у Дина чек, кладет в карман и бежит под дождем к закусочной. Уже у двери Сэм замечает наблюдающего за ним незнакомца в темной куртке.
- Кто ты? – спрашивает Сэм, но тот, не ответив, скрывается позади закусочной.
Сэм толкает дверь.

**

Пора. Он так долго этого ждал. Бесконечное количество лет, проведенных в жарких пещерах ада. Пытал и обучал. Создавал из жалких и никчемных существ сильных и послушных демонов – жен, дочерей и сыновей, преданных рабов и исполнительных слуг. Давал земным младенцам, шести месяцев от роду, свою кровь. И все это, чтобы дожить до знаменательного события. Умереть, чтобы воскреснуть вновь, уже настоящим, таким, каким его всегда хотел видеть брат. Таким, каким он должен был быть с самого начала.
Этот мальчик – его избранник из десятков других одаренных детей, вскормленных его кровью, приведет к долгожданному успеху. А его успех станет ключом от свободы брата. И ради этого погубить еще несколько невинных душ – цена слишком ничтожная за результат, который изменит весь мир.
Он натягивает капюшон и проходит в закусочную, где в угол вжимается, размахивая перед собой кочергой, Сэм Винчестер. У него на виске застыла тонкая капля крови, волосы растрепаны пуще прежнего, и всем своим видом Сэм напоминает ему те души, которые он пытал на первых порах своего обучения. Еще не отчаявшиеся, сильные, сопротивляющиеся.
Кругом забрызганные кровью стены, мертвые люди, в воздухе стоит отчетливый запах серы. Сэм окружен двумя демонами, скалящимися при виде добычи. Сын Джона упрям, он никогда не сдается, никогда. Он ради забавы позволяет Сэму отразить первую атаку, смотрит, как Винчестер неистово дергает ручку двери, воспользовавшись секундной форой.
Это почти приятно – забрать его, показав свою силу и его бессилие. На руках Сэм легок, почти невесом. Прекрасен. Он вспоминает монастырь в Ильчестере и понимает, что сделал правильный выбор, поставив изначально на этого младенца. Он тихонько шепчет Сэму на ухо:
- Завтра ты умрешь и станешь великим.
За пеленой дождя его ждут. Напрасно. Встреча двух братьев состоится не сегодня. К сожалению, всего он не увидит. Зато успеет одним глазком взглянуть на Дина Винчестера, удерживающего на руках неподвижное тело Сэма. А это дорогого стоит – впитать в себя все то горькое отчаяние, охватившее Дина Винчестера.
Еще один шаг к величию его брата.

- Люцифер, - он шепчет ветру, и туман забирает их в сторону болот и дубов.

**

Его звали Макс Миллер. Застрелился.
Его звали Энсем Веббер. Мертв.
Его звали Скотт Кэрри. Убит.
Его зовут Энди Галлагер. Местонахождение неизвестно.
Ее зовут Эва Уилсон. Пропала.
Его зовут… звали…Сэм…
Дин старается не думать об этом. Не видеть очевидного.

**

Лилли красивая и очень несчастная.
- Я дотрагиваюсь до человека, и он умирает, - сквозь слезы шепчет она, теребя крестик на шее. – Я случайно убила своего кота.
А ведь они с Дином почти разобрались во всем. Если бы не та злосчастная остановка у закусочной…
- Я случайно дотронулась до моей девушки.
У Сэма перед глазами встает бледное лицо Аманды Коррик.
Здесь, в неизвестном месте и его старый знакомый – Энди. Хулиган и чтец мыслей. У Энди на уме только девчонки и тачки. Он чем-то напоминает Дина до смерти отца, когда брат еще был полон бесшабашного веселья.
Эва… исхудавшая. Осунувшаяся. Прижимается к нему и плачет. А ведь она не знает про Брэйди. Кажется, так зовут… звали ее жениха. Его мозги ошметками разнесло по стенам, а на полу в луже крови блестело обручальное кольцо…
Джейк. Надежный парень. Возможно – друг. Скрытный. Серьезный. Воевал.
Они собираются в одной комнате – маленькое, испуганное войско – и Сэм не перестает думать, что здесь сейчас могли быть и Энсем, и Макс и Скотт, если бы не сошли с дистанции так рано.
Двадцать три года. Кошмары. Сила, как в рисованном комиксе. Джейк гнет железо, как солому, Эва пять месяцев живет в глуши без пищи и воды, а Энди стал настолько крут, что уже посылает Дину видения через чек.
Лилли умерла первой – ее настиг демон. И теперь их всего четверо. Не считая голоса в голове и крови в венах, которая нашептывает ему, что делать.
- Скучал? – Желтоглазый скалится из дальнего угла комнаты, и Сэм сожалеет, что это происходит во сне, и нельзя сломать демону челюсть.
От прикосновений, коротких и грубых, от развернувшейся перед его глазами трагедии из прошлого что-то внутри переворачивается. Вспоминается дождь и туман, и он сам, такой беспомощный перед демонами в закусочной.
- Сегодня, Сэм.
И где-то между кровью, прожигающей кожу и расщепляющей кости, и криком, поднявшим его со сна, Сэм вдруг понимает, что все завершится здесь.

**

Такие они, его дети. Красивые и мертвые. Эва, Скотт, Макс – он был одним из первых, не выдержал давления, Энди, Энсем, Сэм… Сэм особенный, ведь только ему суждено вернуться. А запуганный и притихший Джейк, сидя у костра, отсчитывает последние часы, сам того не осознавая.
Сэм Винчестер. Все в нем и на нем. Завязано и запутано. Сын Джона Винчестера, брат Дина Винчестера. Антихрист.
Его дети мертвы, но дело продолжается. В этом его предназначение. И их предназначение. И ее тоже. Любимая дочь стоит рядом невидимой тенью и смотрит на мертвого бледного Сэма в объятьях брата.
- Пора, - кивает он ей шепотом и целует в лоб.
Та, что когда-то была Марией и собиралась стать дочерью церкви, улыбается и считает до трех. Ее новое тело ему не нравится, слишком… современное. От былой красоты и следа не осталось. Зато теперь они похожи еще сильнее.
- Действуй, - шепчет он ей наставительно, едва демон касается губ Дина Винчестера.


**

Боль пахнет порохом, потом и страхом. Макс чувствует лишь легкое жжение, а потом наступает долгожданный покой, вдали от крепких кулаков отца и жестких ладоней дяди. Там, где он не смутился и познакомился с сиротой – соседом по парте. У него странные глаза и замечательная улыбка.

Боль пахнет металлом. И теплом. Боль пахнет спокойствием и тишиной автомобильной стоянки где-то в глуши. Скотт валится на холодный асфальт и делает последний вдох.

Боль пахнет чем-то родным. Предательством. Энсем видит только водопад.

Боль пахнет сыростью и веревкой. Лилли дергается, пытаясь нащупать под ногами твердую землю, но в глазах темнеет, и пальцы не слушаются. Петля крепче стягивается вокруг шеи, перекрывая дыхательные пути. Из глаз текут слезы, и их подмораживает холодным ветром. Неведомая сила вздергивает ее куда-то вверх, и перед смертью Лилли видит широко распахнутые глаза Аманды.

Боль пахнет кровью. Энди ничего не видит, только чувствует, как демон ачери вспарывает когтями его грудную клетку, ощущает во рту едкую горечь собственной крови и слышит треск рвущейся рубашки. Энди кричит, бьется и выгибается на грязном полу заброшенного дома. Перед тем, как захлебнуться собственными внутренностями, Энди вспоминает стриптизершу из Вегаса и свой фургончик, припаркованный у книжного магазина в Нью-Мехико.

Боль пахнет отчаянием. Эва почти не успевает ничего понять, только слышит за спиной топот тяжелых армейских сапог и чувствует силу, с которой ей сворачивают шею. В последнюю долю секунды она видит огромные серо-зеленые глаза и Брэйди, стоящего перед ней на коленях.

Боль пахнет Дином. Сэм цепляется слабеющими пальцами за куртку брата и утыкается щекой ему в плечо. Перед тем, как глаза закатываются, Сэм видит, как пули, выпущенные им, разрывают Джейку грудь.

Изображение

Боль пахнет поражением. Джейк смотрит Сэму в глаза и читает по ним будущее. Темное и неизбежное. Падая в грязь, он видит Афганистан и черноволосую Назифу, которая кротко улыбается всякий раз, когда Джейк помогает тащить тяжелые тюки с пшеном.

Боль пахнет победой. Тепло разливается по всему телу, перед глазами проносится вся его жизнь: улыбающаяся Фрида, Отец, Люцифер, вертящий в пальцах красную розу, братья с небес, его дети – покорная Мэг, преданная Руби, его жена – холодная Лилит...

Азазель, который теперь зовется Желтоглазым, успевает посмотреть в глаза Дину Винчестеру – сыну Джона и брату Антихриста, прежде чем дробь, выпущенная из Кольта, вышибает из него дух.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


Последний раз редактировалось Erynia 02 дек 2011, 22:48, всего редактировалось 1 раз.

02 дек 2011, 22:31
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Изображение

На заброшенном складе в Детройте Сэм Винчестер говорит роковое “да”. Люцифер, покидая гниющее тело неудачника Ника, победно ухмыляется. В Сэме тепло и приятно, его тело сопротивляется так сильно… Тем больше удовольствия для Люцифера подчинить его себе. Он ломает Сэма до тех пор, пока не вытесняет окончательно все хорошее.
Сидя на ступеньке перед треснувшим зеркалом в окружении растерзанных тел, Люцифер вспоминает тот краткий миг, приведший его к могуществу. Северянку с длинными светлыми волосами, которой нашептал во сне много сотен лет назад одну-единственную греховную мысль. Ее звали Фрида.

Изображение

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


02 дек 2011, 22:32
Профиль WWW
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 мар 2010, 18:05
Сообщения: 123
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
ААА, афигенный арт!!!! Я еще с реверса под впечатлением была, а тут опять такое чудо!!! :inlove: Обожаю такую графику, немного фантастическую. И опять же так походят на книжные иллюстрации. Особенно понравилась с Сэмми на последней, заглядение))) :heart: :heart: :heart:
Текст потом, клип потом, спать хочется)))

_________________
Жить, как говориться, хорошо. А хорошо жить ещё лучше. (с)
Мой профиль на дайри http://www.diary.ru/member/?1581235


03 дек 2011, 01:12
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
После прочтения фанфика осталось одно чувство - судьба. Причем не в каком-то возвышенном смысле слова, синонимом которому было бы "предназначение", а в приземленном и страшном - "неизбежность". Что бы ни делали герои мира "Сверхъестественного", они катятся по наклонной плоскости, и зацепиться не за что. История, в которой Сэм должен был сказать "да" Люциферу, началась очень давно. Азазель терпелив, он столько лет толкал ее в нужном направлении, выбирал нужные души. После прочтения фанфик мне представился в виде кругов, находящихся друг в друге. Самый внутренний круг - это история Дина и Сэма, которые расследуют дело "деток" Азазеля. Но эта линия оказывается не самостоятельной, а находящейся внутри другой - истории падения Азазеля. Та, в свою очередь, внутри линии Люцифера, потому что никак не выходит отделаться от мысли, что Азазель не мог сам выйти на эту дорожку, ему нужен был толчок. Кажется, что вот и все - три круга, но если вернуться к прологу, то выходит, что история началась гораздо раньше (или мне так привиделось :) ), еще до Люцифера и ангелов. Уже тогда ее было не изменить.
Неизбежность - неприятное чувство, но после прочтения я вдруг поняла, что мне весело. Вот честно, весело. Хочется сказать: "Слышь, Азазель, ты столько готовил, столько старался, а Дин и Сэм в конце концов вывернулись. Не будет никакого апокалипсиса. Не на тех поставил".
Erynia, спасибо за приятное чтение и за размышления, на которые навел фанфик.
Тут недавно побыла бетой, так что и бете - Ka_Lyrra - спасибо большое - читалось отлично, и ни за что не зацепился взгляд, не засела в голове какая-нибудь опечатка, которая все испортила бы.
Imaridin, я в восхищении от ваших работ. Вроде бы только два цвета - белое и черное - но сколько всего выражено. Особенно запомнилась бегущая сквозь ночь девушка. Именно так - бегущая сквозь ночь. Зависит от взгляда: то она бежит по земле, то но звездному небу, то дерево напротив луны, то луна с трещиной.
Джей, первые аккорды выбранной мелодии, и я ваша :) Здорово, что выбрана именно версия без голоса - ничто не сбивает. Увидела "деток" Азазеля и поняла, как по ним соскучилась
Спасибо за классную работу!

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


03 дек 2011, 12:52
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Igrushka13
спасибо огромное за такой разбор. Очень приятно знать, что ты увидела все то, что я вкладывала в этот текст. Видение с кругами очень понравилось))) Так и представила закольцовку.

Кажется, что вот и все - три круга, но если вернуться к прологу, то выходит, что история началась гораздо раньше (или мне так привиделось :) ), еще до Люцифера и ангелов. Уже тогда ее было не изменить.

именно)) ты очень правильно уловила неотвратимость. Потому и концовка открытая. Даже я не знаю, чем все в итоге закончится. на чем мир сломается.)))

В любом случае, спасибо :squeeze:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


03 дек 2011, 15:32
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia
отличная история, захватывающая, любопытная сама по себе, по тому, как все переплетается, поистине - нити судьбы. Спасибо :squeeze:

Imaridin великолепные рисунки :heart:

Джей пересмотрела несколько раз :flower:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


03 дек 2011, 17:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2011, 04:53
Сообщения: 57
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Впечатляюще, очень, да...особенно история Марии зацепила...и стиль, которым она написана исключительно импонирует мне и напоминает кого-то... Ассоциации проскакивают с Маркесом, почему-то))
Всегда меня завораживала тема предсказаний - выбираешь судьбу сам, но цепь событий ведет к тому, что предсказано задолго...или нет?
Спасибо, Erynia!
Imaridin, шикарный арт, очень настроенческий!!!
Видео не могу посмотреть пока, к сожалению, но обязательно при первой возможности!!!

Erynia,
| Читать дальше
прежде чем дробь, выпущенная из Кольта, вышибает из него дух. - я не уверена, но по-моему Кольт дробью не стреляет, стреляет пулями, а это разные вещи...если ошибаюсь - прощу прощения.

_________________
Не садиться по жизни в чужие прокрустовы сани...


03 дек 2011, 19:25
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia, я ещё не дочитала текст, но мне он уже очень и очень нравится. Хочется остановиться, задуматься, перечитать с начала. Когда прочту, напишу подробнее :)

Imaridin, я собираю ваши работы в отдельную папочку в своём домашнем архиве. :) А эти иллюстрации великолепно дополняют историю, делают её очень красивой "внешне". Увидев эти рисунки, я не удержалась и стала читать сразу после выкладки текста, но в сутках всего 24 часа и пришлось прерваться. Но эти образы, эти линии, сильные, мощные - стоят перед глазами. За оглавление - отдельное и большое спасибо. В них влюбилась абсолютно :)

Джей, я посмотрела клип и поняла, что он - не просто иллюстрация, он - законченная история и при этом очень ёмкий, очень совпадает по настроению с текстом и артом. Спасибо. Очень понравилось.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


03 дек 2011, 22:41
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 дек 2010, 12:00
Сообщения: 233
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
потрясающе. один из лучших на ББ. Я под впечатлением и не могу связно выразиться.
Артеру и виддеру тоже огромное спасибо. Удалось передать атмосферу этого чудесного текст.

_________________
Кобра веселая. 6 шт. упак.


04 дек 2011, 20:45
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 фев 2011, 15:14
Сообщения: 87
Откуда: Minsk
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Аааааа, класс, эпилог воообще бесподобен, поставил все на свои места!
Erynia, это потрясающе! Не буду разбирать, просто скажу, что и сюжет, и исполнение просто замечательные!
Imaridin, Джей, спасибо за отличныую визуализацию! :heart: :heart: :heart:

_________________
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и человеческая глупость. Хотя насчет первого я не уверен.(с)


05 дек 2011, 14:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 мар 2011, 19:54
Сообщения: 58
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia :squeeze: :heart: В джену и гету равнодушна, но эта история захватила :super:
Артерам отдельный :squeeze:


05 дек 2011, 15:28
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia, дочитала. Шикарная история, удивительные герои. И эта неизбежность Судьбы, её неотвратность... спасибо. Очень красивая история и очень страшная. Контраст мира ангелов и мира людей, их взаимосвязь и переплетение - читаешь, словно вязь/узор разбираешь на нити.
Спасибо. Я рада, что не поспешила и прочла сейчас, вдумчиво.
За мир ангелов - отдельное спасибо. В нём нет бемятежности, но есть глубина и сила чувств.
Оформление истории прекрасно дополняет её. Просто шикарная командная работа. Всем - большое спасибо.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


06 дек 2011, 01:48
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia
прочитала!думала- полчасика и все,остальное завтра,но так увлеклась,что не смогла оторваться.
ты написала удивительно красивую историю,где нити, переплетаясь,создают узор . спасибо :heart: :heart: :heart:
Imaridinваши рисунки удивительно глубокие, очень красивые :hlop: :hlop: :hlop:
Джей спасибо :flower: :flower: :flower: после клипа только одно желание-читать немедленно.


06 дек 2011, 04:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 07:20
Сообщения: 431
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Джен и истории о второстепенных героях не люблю совсем. Но тут начала читать и не смогла оторваться. Великолепно все - от идеи до воплощения, стиля, которым написан текст. Мне уже хочется перечитать снова.
Арт просто идеально вписывается в атмосферу истории.
Спасибо большое за эту работу!


06 дек 2011, 10:50
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
reda_79
спасибо большое. Текст не был бы таким, какой он сейчас, если бы не моя добрая команда спасения.)))

Alesssio
благодарю. Да, тема судьбы и возможности ее переиграть всегда меня завораживала. А уж в нашем фандоме...
я не уверена, но по-моему Кольт дробью не стреляет, стреляет пулями
ой, вот не знаю( я как-то не подумала об этом, сама в оружии разбираюсь не очень. Но все равно спасибо.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


07 дек 2011, 16:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
seastar80еще раз, большущее спасибо, дорогая. Дорогого стоит :squeeze:
Allinorочень приятно) спасибо)

Carmen36если равнодушна, то тем более льстит мне. :heart:
LenaElAnSedспасибо. Да, история меня саму очень сильно зацепила, иначе бы и не писала. Сложно, очень нелегко писать было, все время сверяясь, чтобы не упустить важное. И благодаря моей команде, мы вытянули, я верю, текст на достойный уровень. :squeeze:
Anarda :squeeze: :squeeze: :squeeze: /в счастливом обмороке/ я так рада, что тебе понравилось. Так сильно и безумно рада! :dance3:
Teideблагодарю. Особенно приятно, что история зацепила, даже не являясь вашим приоритетом.) Это очень важно) :squeeze:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


07 дек 2011, 16:31
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 мар 2010, 18:35
Сообщения: 328
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia ты как настоящая кружевница, из нитей сплела интересный сюжет! :heart: Спасибо большое за историю! :heart: Мне очень понравилось! :squeeze: Особенно впечатлили будни ангелов! :shy2: :flower:
Imaridin чудесные рисунки, и очень попадают в атмосферу фика! :heart: :heart: :heart: Особенно понравились с девушками! Очень динамично! :heart: Спасибо большое! :flower:
Джей у вас получилась цельная законченная история. :heart: И душераздирающий финал. Очень понравилось, спасибо. :flower:

_________________
Heitch!


08 дек 2011, 17:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
egorownaмырр, я так переживала за ангелов, думала все, что не получится:) спасибо :inlove: :squeeze: :dance3:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


08 дек 2011, 18:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Erynia
наконец-то я увидела это чудо в окончательном варианте :ura:
Потрясающий в своей неизбежности и неотвратимости замкнутый круг, от которого не деться никуда, мурашки по коже, сколько не перечитывай, с каждым разом только сильнее пробирает. И персонажи, от Фриды до Винчестеров, прекрасно выписанными получились.
:heart: :heart: :inlove:
Imaridin, рисунок с Марией. Я на него смотрю и не могу оторваться, там столько деталей, так тесно переплетённых с текстом, что просто рызрывает. И остальной арт - прекрасен :heart:
Джей, по кусочкам собирается вот эта мозаика неизбежности, смотришь, вцепившись в подлокотники от напряжения :inlove:

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


16 дек 2011, 15:12
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 18:18
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Ох. Только выдохнула.
Очень затягивает.
Было безумно интересно следить за тем, как прошлое и будущее переплетаются, влияют друг на друга; как нанизываются на нить судьбы бусинками жизни разных людей, собираясь в единую, неотвратимую историю. :heart:
Падение Люцифера вызывает настоящее «сочувствие дьяволу».
А эпилог, закольцовывая, возвращая к истокам, выбил последний дух. Если я ещё догадывалась, что Азазель и есть Он, а Мария ― Руби, но то, что за всем этим стоит Люцифер, что именно он внушил греховные мысли Фриде ― нет.
Арт и клип очень нагнетают атмосферу. :hlop: мне даже было немного страшно.
Спасибо! :inlove:


18 дек 2011, 02:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
silver_autumn
твой коммент только что появился, оо :alles:
спасибо солнце :squeeze: мы рады стараться. :dance3:
Цитата:
И персонажи, от Фриды до Винчестеров, прекрасно выписанными получились.

это самое приятное :flower:
Kerimka
большое спасибо. Если именно так все воспринялось, все правильно.))))
Цитата:
Если я ещё догадывалась, что Азазель и есть Он, а Мария ― Руби, но то, что за всем этим стоит Люцифер, что именно он внушил греховные мысли Фриде ― нет.

очень хорошо, значит, шалость удалась:) :-D

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


19 дек 2011, 09:33
Профиль WWW
озабоченный читатель

Зарегистрирован: 18 июл 2008, 21:29
Сообщения: 28
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
Одна из лучших работ на этом ББ. Не могла оторваться, а ведь обычно про ангелов я вообще не читаю. Текст завораживающий, все персонажи великолепны. Жаль только - слишком быстро закончилось, хотелось еще. :heart:
Арт замечательный, стиль исполнения очень подходит к тексту.
Спасибо всей команде. :flower:


10 янв 2012, 11:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Судьбы связующая нить". Erynia, Джей, Imaridin
omada
спасибо большое. Приятно слышать, что было интересно про ангелов)))

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


10 янв 2012, 20:28
Профиль WWW
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.045s | 17 Queries | GZIP : Off ]