Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 18 янв 2018, 21:31




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ] 
«Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 апр 2011, 20:55
Сообщения: 20
Сообщение «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Изображение

Название: Чистилище – между Адом и Раем
Оригинал: http://prettyshiny.livejournal.com/575996.html
Автор: Obsessed One
Переводчик: Уртика
Бета: Леориэль, asia55
Арт: Белый Кролик
Жанр: РПС АУ, мистика, романс, приключения
Пейринг: J2
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Все не наше. Насколько нам известно, Джаред не демон, Стив не мертв, а Дженсен не странствующий медиум.
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Саммари: Дженсен – медиум, зарабатывающий на жизнь гаданием на чаинках и игрой в покер (все-таки помощь людям и борьба со злом не очень хорошо оплачиваются), путешествует вместе со Стивом – духом-хранителем. И однажды, на ярмарке экстрасенсов в Канзас-Сити, он встречает девушку с серьезными проблемами, и соглашается поработать в Чистилище, штат Техас. Там он знакомится с двумя демонами, пытающимися тоже спасти этот захолустный городишко. Кажется, Джаред – не тот демон, к каким вы привыкли, а у Дженсена определенно есть свои секреты. Между ними возникает странная связь – и возможно это их единственная надежда пережить следующие двадцать четыре часа.

Скачать фик: DOC|| PDF (с артом)


Последний раз редактировалось Уртика 15 дек 2011, 15:31, всего редактировалось 1 раз.

15 дек 2011, 15:19
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 апр 2011, 20:55
Сообщения: 20
Сообщение 
Изображение

Самое забавное, что люди, называя тебя «сумасшедшим», дают тебе свободу, сказал как-то ночью Стиву Дженсен. Если ты «ненормальный», никто не удивится, когда ты начнешь разговаривать сам с собой, стоя в очереди в овощной лавке, или закажешь сразу два пива в баре. Даже если ты только приехал в город, люди каким-то образом чувствуют, что ты не такой, как они, и сами убираются с дороги.

«Ну и кому они нужны?» – спросил Дженсен с саркастической усмешкой и бросил Стиву карту таро. Он упала на стол перед ним, рубашкой вниз – Дурак. В любом случае, лучше быть сумасшедшим, чем застрять в каком-нибудь провинциальном кошмаре.

Конечно, Стив знал правду. Знал, что Дженсен нормальнее прочих. И понимал, как мало на свете людей, способных понять, что Эклз – живое чудо. Половина из них его не услышит, даже если Стив попытается объяснить, что Дженсен и его дар – новый путь развития для человечества, остальные сочтут это забавной шуткой. Черт, да Эклз и сам бы не проникся всеми этими бреднями про судьбу и пророчества, хотя и вырос среди них.

Но вообще-то, когда Стив был жив, он тоже думал, что судьба – та еще фигня.

Изображение

Дулут – скучный город, решил Дженсен. Еще один неупокоенный дух, который никак не мог смириться со своей смертью. Они полночи провели, сначала убеждая привидение, что земная жизнь его завершилась, карта отыграна, а потом – что нет, у Стива совершенно другой случай. Дженсен занимался этим уже столько раз, что, наверное, смог бы помочь кому-нибудь отправиться на небеса, даже не просыпаясь. Хотя он не жаловался. Потому что если Дженсен жаловался, Стив напоминал ему о зомби в Сиэтле и спрашивал, не дозрел ли он до следующего визита туда. Иногда ему хотелось, чтобы Стив никогда об этом не вспоминал – он ненавидел Сиэтл всей душой.

Как обычно, Дженсен ехал бесцельно, готовясь принять все, что приготовила ему дорога. Миля за милей в абсолютной тишине, пока он не поставил диск, наполнивший салон Шевроле Сабурбан теплыми гитарными аккордами. Стив хотел послушать этот альбом, и именно поэтому Дженсен его и купил – впрочем, он не готов был в этом признаться. Хотя оказалось, если смешать гитару с привычным роком, то звучит совсем неплохо, да и ему было несложно порадовать Стива такой мелочью.

Бензин в баке был на исходе, налички – еще меньше, и Дженсен уже решил разок-другой сыграть в покер, когда на заднем сидении появился Стив. Он почти не изменился со дня своей смерти: выглядел он лет на тридцать (примерно столько сейчас было Дженсену), длинные светлые волосы обрамляли широкое улыбчивое лицо. Поношенная одежда завершала образ парня, которого Дженсен теперь знал лучше, чем собственного брата. Единственное, что отличало Стива от того, кем он был до «инцидента» – теперь он слегка просвечивал на солнце.

– Послезавтра в Канзас-Сити будет ярмарка медиумов, – сказал Стив. – Еще успеем зарегистрироваться.

Дженсен содрогнулся.

– Друг, я ненавижу гадать на чаинках, – произнес он, но свернул на шоссе, ведущее на юг.

Охота за привидениями хреново оплачивалась, а кушать хотелось каждый день. Хотя это лучше, чем использовать дар для шулерства. Мама слишком хорошо воспитала Дженсена. Она непременно задала бы ему хорошую трепку, если бы узнала об этом.

– По крайней мере, предсказание судьбы честнее, – пожал плечами Стив. – И ты сам хотел съездить в Канзас-Сити.

– Держишь меня на коротком поводке, – передразнил Дженсен. Теперь ярмарка медиумов стала выглядеть гораздо привлекательней. – Там для нас найдется работа?

– Не совсем, – Стив больше никак не пояснил свои слова.

– Ненавижу, когда ты говоришь загадками.

Карлсон ухмыльнулся в ответ:

– Это часть моего обаяния, Дженни. Сделай музыку погромче и рванули. Проветримся, погадаем.

Дженсен закатил глаза, но скорости прибавил. Как он уже однажды просил Стива, как он просил его уже сотни раз – перестать называть его Дженни, но тот пропускал все мимо ушей. Ладно, доедем до Канзас-Сити и разберемся, чего от него хотел Карлсон. Посмеявшись про себя, как ловко его провел дух, Дженсен сделал музыку погромче. Под капотом черного джипа взревел восьмицилиндровый двигатель, и они полетели вперед.

Изображение

Ярмарка медиумов ничем не отличался от тех, что он видел раньше. Ну, может чуть оживленней, чем на обычных ярмарках, не связанных с Хэллоуином. Стив пробормотал что-то про эпоху перемен, которая делает умы людей более открытыми, но Дженсена совсем не интересовало, почему здесь столько народу. Сбитые с толку, ищущие ответы люди остаются людьми. А где люди, там и работа – и если он хочет поужинать бифштексом, ему снова придется изображать «ненормального».

Проблемы большинства его клиентов были простыми, и Дженсену не нужен был Стив для чтения по ладони или толкования таро. Эта успокаивающая, привычная рутина напоминала ему о тех временах, когда он не переезжал с места на место, защищая людей от всего, что только можно представить – от неупокоенных духов до зомби. Должен же кто-то этим заниматься. Тогда жизнь была намного проще, и как бы Дженсен не ворчал сейчас, иногда приятно предаться ностальгии.

Дженсен старался не зацикливаться на мысли, что Стив прекрасно знает о его маленькой слабости и иногда ей пользуется. Уже одно то, что Карлсон иногда читал его мысли, было странно, если бы он вмешивался в его желания – это было бы уже перебором.

Поток клиентов иссяк, и Дженсен воспользовался передышкой, чтобы поправить доску и включить чайник. Когда он чистил скатерть от остаточных следов аур, на стуле напротив Эклза материализовался Стив. Дженсен, не обратив на него внимания, подкинул в жаровню щепотку ладана.

– Ты должен почувствовать, когда она здесь появится, – сказал Стив. – Это важно.

– Неужели ты не собираешься шататься поблизости и указывать мне, что говорить? – спросил Дженсен, наклонив голову, чтобы никто не заметил, как он разговаривает сам с собой. Он пробыл в городе еще недостаточно, чтобы можно было понять, собирается ли он сюда возвращаться. Так что выставлять себя сумасшедшим было не лучшей идеей. – И ты же знаешь, как я ненавижу, если ты начинаешь болтать со мной, когда нас могут услышать.

– Кто тут болтает? Я выдаю ценные указания, – ухмыльнулся Стив.

Через пару столов от Дженсена сидела симпатичная брюнетка, уставившаяся прямо на Стива. Куча намотанных шарфов выдавала в ней новичка. Хм. «Похоже, она настоящий медиум», – подумал Эклз.

– Может, я и сам неплохо справлюсь? – судя по ухмылке Карлсона, аргумент был слабоват. Чтобы потянуть время, Дженсен развеял иллюзию пыли на своей черной майке и джинсах. Может, у людей были свои представления о медиумах, но тюрбаны ему категорически не шли.

Стив рассмеялся, запрокинув назад голову, и Дженсен почувствовал покалывание в кончиках пальцев. Добрая треть людей в комнате заулыбалась. Похоже, Карлсон подействовал не только на него. Наблюдавший за ними медиум так не отвел взгляд. Когда Эклз искоса глянул на нее, девушка отмахивалась от очередного клиента.

– У меня есть другие дела, – произнес Стив, вставая. – Обещай, что выслушаешь ее.

Другие дела? Дженсен пытался понять, как Стив проворачивает этот трюк уже столько лет. Узнал бы, законспектировал и последовал его примеру. А пока вместо того, чтобы выдать потрясающе ехидный ответ, Дженсен ограничился выгнутой бровью и кивком.

– Ладно, – но Стив исчез раньше, чем Эклз успел сказать хоть слово. – Боже, я ненавижу, когда он так делает, – проворчал Дженсен, у которого волосы на загривке встали дыбом.

Мгновение Эклз пытался восстановить дыхание и сохранить спокойное выражение лица, притворившись, что не чувствует кусок льда вместо внутренностей. Таких сильных, темных ощущений у Дженсена не было с момента смерти Стива. Ладони вспотели, рот наполнился слюной, как будто прямо сейчас его вывернет прямо в жаровню с благовониями, но он быстро с этим справился. «Эклзы сделаны из другого теста и никогда не отступали перед какой-то сверхъестественной чепухой», – сказала бы его мама.

Когда напротив него села клиентка, он почти с облегчением понял, что именно она была причиной этого чувства. Хотя Дженсена поразило, насколько сильный ужас исходил от такой хрупкой девушки. Устройся напротив Ангел Смерти, и то было бы спокойнее, но вместо него здесь сидела симпатичная миниатюрная брюнетка, и от этого мурашки бежали по коже. У ее бровей залегла тревожная складка, пальчики с идеальным маникюром нервно постукивали по дизайнерской сумочке. Дженсен попытался лучше рассмотреть девушку, но темная завеса вокруг нее казалась такой плотной, будто ему завязали глаза. Все остальное – и остальные – в комнате были яркими и четкими, и это могло означать только одно.

Все-таки есть вещи, которые человеческий разум, даже разум экстрасенса (третий глаз Дженсена открылся, когда ему было тринадцать), не хочет воспринимать. Первый раз внутреннее зрение подвело Дженсена, когда умер Стив, вовлеченный в разборки водяного и черта неподалеку от Сан-Диего. Водяной хотел впасть в спячку, а черт ему мешал. Стив и Дженсен просто оказались не в том месте не в то время. Иногда, закрывая глаза, Эклз видел языки пламени.

С тех пор мозг и дар Дженсена решили: «Отрицание – лучшая политика». Поэтому такой сбой мог означать, что ему сейчас крепко прилетит. Но девушка сама его боялась... на первый взгляд. Ага.

В горле пересохло и стало трудно дышать. Больше всего Дженсену хотелось убраться как можно дальше отсюда, но он не мог пошевелиться. Зато вспомнил, о чем говорил Стив. Выслушай ее.

Взяв со стола свою любимую колоду таро, Дженсен принялся ее тасовать, пытаясь скрыть нервозность. Карты не рассыпались только благодаря многолетней практике.

– Чем могу помочь? – спросил он, нацепив свою самую загадочную улыбку, которая всегда срабатывала на клиентах. Слегка зловеще, но безобидно. Точно.

– Деньги? Друзья? Любовь?

Девушка покачала головой. Завеса вокруг нее таяла, позволяя Эклзу увидеть все четче. Ее темная неподвижная аура топорщилась иголками беспокойства и страха. Руки Дженсена сами потянулись к амулетам, мешочку с джу-джу в левом кармане и серебряной пентаграмме под рубашкой. Что-то подсказывало ему: чего бы ни хотела эта девушка, талисманы не будут лишними.

– Ты Дженсен Эклз? – спросила она голосом маленькой девочки. Ее необычные раскосые карие глаза так широко распахнулись, что казалось еще немного и они выпадут.

– Так назвала меня мама, – ответил он, улыбнувшись чуть более тепло и располагающе.

– Меня зовут Сэнди, – девушка оглянулась по сторонам и прикусила нижнюю губу. – Мне нужна твоя помощь.

Изображение

Сэнди не пришлось долго уговаривать Дженсена помочь ей. Девушка была ужасно напугана, и если хотя бы половина из рассказанного было правдой, ее городку грозили серьезные неприятности. Так что Дженсен собрал вещи и решил выехать с первыми лучами солнца, а пока отправился на поиски обеда. Дорога в Чистилище, штат Техас, предстояла долгой, а если не есть и не спать, то совершенно невыносимой.

Стив не появлялся с тех пор, как к Дженсену подошла Сэнди. Эклз немножко переживал из-за него, но это был не первый и не последний раз, когда Карлсон изображал из себя Гудини. Дженсен решил не волноваться по мелочам, а заказать стейк и пиво. Все равно Стиву он не хозяин.

Дженсен только начал ужинать, когда у его столика остановилась та самая медиум-новичок с ярмарки. Теперь Эклз разглядел, что она была выше Сэнди, а в зачесанных назад волосах мелькали рыжие пряди. На ней были обычные джинсы и майка, а в руках - бутылка пива. Постояв немного, она уселась рядом. Дженсен молча ждал, что она сделает дальше, и надеялся, что это будет не что-то, касающееся экстремальной секс-гимнастики. У нее просто нет того оснащения, какое его интересует.

– Твой дух-хранитель не похож на тех, что я встречала, – наконец сказала девушка. В ее речи чувствовался южный акцент.

– Да уж, Стив всегда был особенным – даже при жизни, – рассмеялся Дженсен.

– Нет, я имею в виду… – она тяжело вздохнула. – Он ярче, как будто испускает свой собственный свет.

– Вот такой он, – осторожно произнес Эклз. Девушка оказалась способнее, чем он думал. Она подобралась к правде ближе, чем сама понимала. Дженсен отрезал еще кусочек стейка и пододвинул ей тарелку с жареной картошкой. Может, она отвлечется?

– Дженсен, – представился он, но руки не протянул. Первое правило экстрасенсов – никогда не трогай других экстрасенсов. Мало ли какой дар у них может оказаться.

– Данниль. Я знаю, кто ты. Ты снился мне весь прошлый месяц.

Дженсен сосредоточено пережевал пищу, отрезал еще и погрузился в свои мысли.

– Хм, – если снился ясновидцу, то шансов удивить его у тебя не было. Например, мама Дженсена была первоклассным пророком, она узнала, что он гей раньше него самого. Никаких подростковых секретов. – И что?

– И я знаю, ты не послушаешь, если я скажу, что тебе стоит держаться от Техаса как можно дальше, – Данниль стянула у него ломтик картошки. – Пыталась погадать, но все слишком туманно.

– Может, это неизменный факт, – предположил Дженсен. Ему попадались клиенты с такой проблемой. Будущее, которое невозможно предсказать. Карты показывают какую-то чепуху, и даже если расклад в целом читался, ничего конкретного он сказать не мог. Стив говорил, что это связано с предназначением, а Дженсен просто считал: не все можно изменить, как бы сильно этого не хотелось. «Такова судьба», – как сказал Джон Коннор.

– Может быть, – Данниль дожевала картошку. – Но я не вижу твоего будущего после Чистилища.

– Хм.

Судя по кажущейся проклятой ауре Сэнди, в ее городе затевалось что-то очень нехорошее, и оно могло повредить Дженсену, если он вмешается. Похоже, последствия выбора столь велики, что пока он его не сделал, предсказывать было нечего. Или ему суждено умереть в Чистилище, штат Техас. Дженсен не смог сдержать улыбки:

– И что ты собираешься делать? Думаю, у тебя готов план? Поэтому ты здесь, так?

Данниль отпила пива.

– Я еду с тобой, – не терпящим возражения голосом сказала она.

– Место, куда я собираюсь, скорее всего, проклято. У них уже есть эпидемия, мор…

– Свиной грипп и саранча, – перебила Данниль. – У меня хороший иммунитет, и я не боюсь насекомых, – она подняла руку. – Серьезно. Я еду с тобой. Я закрыла свой магазин в Луисвилле, чтобы найти тебя; лучше сразу смирись с тем, что я не собираюсь домой. С тобой связано что-то важное, Дженсен. И мне надо быть там.

Дженсен вздохнул и подвинул к себе тарелку.

– Полагаю, тебе нужен транспорт, не так ли?

Данниль рассмеялась.

– Оплата за бензин пополам. Встречаемся завтра утром в твоем мотеле, – добавила она, поднимаясь со стула. – Нас ждет долгая дорога.

И Данниль ушла, даже не спросив Дженсена, в каком мотеле он остановился или во сколько ей приходить, не давая ему даже возможности согласиться с тем, что они едут вместе. Все это напомнило Дженсену, из-за чего он так сильно ненавидит оракулов. Постоянная демонстрация своих способностей.

Изображение

Данниль оказалось гораздо лучшим спутником, чем Стив. Что было не так уж сложно, учитывая, что Стив мертв, а у Данниль – потрясный музыкальный вкус. Спустя полчаса на пассажирском сидении Сабурбана она уже во всю рылась в обширной коллекции дисков Дженсена. Найденный альбом Блэк Саббат был встречен «козой». Она знала все слова «Параноика» и носила поблекшую майку с ЭйСи-ДиСи, рваные джинсы и забрызганные краской военные ботинки. Когда они остановились перекусить в месте c плохой аурой, Данниль, пробормотав что-то под нос, повесила на ручку двери со своей стороны мешочек с амулетом, а Дженсен сжег пучок шалфея. Они не выходили из машины, и уехали сразу же, как только Эклз смог переключить внимание на дорогу. Следующий раз они остановились больше чем через час пути, но ощущение покоя, идущее от полного жизни Арби того стоило.

Дженсен был хорошо воспитан, поэтому он рассказал Данниль о себе, когда она попросила. Рассказал, как рос в Ричардсоне, учился читать по ладоням на коленях у дедушки и за шоколадки гадал в школе. Впервые за все эти годы Дженсен вспомнил, что чувствовал, когда уехал из дома в Калифорнию, решив добиться всего без поддержки семьи. Но он не стал рассказывать ей, где встретил Стива, живого и здорового, и где его жизнь превратилось в ту, что сейчас: когда нет ничего странного в том, чтобы ехать в маленький городок на отшибе, чтобы помочь миниатюрной девушке с большими проблемами.

В ответ Данниль рассказала ему о своем магазине в Луисвилле – таком маленьком, что там еле помещались стол и стулья. Окно из разноцветного стекла занимало всю стену, и блики играли на картах и хрустальном шаре. Когда Данниль только приехала в Луисвилль, ее старшие брат с сестрой пару раз изображали клиентов, пока она не нашла настоящих. Было не так уж просто доказать местным скучающим домохозяйкам, что Данниль не мошенница, но когда она уезжала, многие горожане уговаривали ее остаться.

Они не говорили ни о снах Данниль, ни о напуганной девушке, на полдня опережавшей их на пути к цели. Вместо этого они обсуждали дорогу, музыку и то, насколько дерьмовой может быть еда в забегаловках. Такая бессмысленная болтовня успокаивала, позволяла отвлечься от страха, оставшегося со вчерашнего дня.

К тому времени, когда они остановились у мотеля неподалеку от Вичита Фоллс, штат Техас, Дженсен уже почти решил предложить Данниль выйти за него. Откуда-то он знал, что может ей полностью доверять. И если Сэнди наводила на Дженсена ужас, то мягкое присутствие Данниль добавляло уюта и скрашивало дорогу.

Дженсен и Данниль купили тако в подозрительного вида забегаловке, которая однако не вызвала у них неприятных чувств, и вернулись в мотель. Работа экстрасенса не такая уж высокооплачиваемая, а Данниль знала, что она не в его вкусе, поэтому было решено не сорить деньгами и снять одну комнату. Не стоит так заморачиваться из-за одной ночи.

И вот, когда они сидели за маленьким столом у окна, ели и изучали карту окрестностей Чистилища, то поняли, что пора кое-что обсудить.

– Ты начал сниться мне шесть месяцев назад, – начала Данниль, отпив из огромной кружки с капающим на стол конденсатом. – Ничего особенного, как ты проводишь свой обычный день. Кстати, перевертыш из Коннектикута был прикольным.

Дженсен хмыкнул и кивнул, ожидая продолжения.

– Незнакомцы снятся мне почти всю жизнь. Это началось, когда я была маленькой, неделя или две, а потом я встречаю их. Папа всегда говорил, дар показывает людей, которые важны мне, – она надолго замолчала, вытаскивая из своей лепешки куски салата-латука и перемазавшись в гуакамоле. – А ты продолжал сниться. Ты никогда не был в Луисвилле, где я обосновалась, поэтому оставались только сны. Спустя какое-то время я решила, что так будет всегда.

– Потом все прекратилось, – внезапно Дженсен заметил, что глаза у нее карие. И очень серьезные. – Не так, как если бы я переключилась на кого-то другого... как будто ты исчез. Я видела твою машину, но в ней никого не было. Видела твоих друзей, но не тебя. Твои разложенные карты, но никто не толковал по ним. Тогда я поняла, что-то не так. Немного гадания, транса и вот я уже пытаюсь отыскать тебя.

Данниль взяла салфетку и со вздохом вытерла руки:

– Не уверена, что от меня будет много толка, но я чувствую, будто должна быть рядом. Не столько для себя, сколько для тебя. Но клянусь, если ты дашь убить себя до того, как поможешь мне разобраться, я верну тебя и надеру задницу за зря потраченное время. Понял?

Дженсен рассмеялся, но кивнул, салютуя ей чашкой:

– Ага. Понял.

Эклз тяжело сглотнул, но решил ответить откровенностью на откровенность.

– Стив не мой дух-хранитель.

Данниль уставилась на Дженсена:

– Он бестелесная проекция того, кого нет в живых, – медленно произнесла она. – Также называемая призраком. Если призрак сохраняет способность мыслить и присоединяется к кому-то, кто может контактировать с потусторонним миром, его называют духом-хранителем.

– Кроме тех, кто ушел и вернулся сам, – Дженсен ни с кем это не обсуждал, но если кто и может понять, то только Данниль. Черт, да она сразу догадалась, что со Стивом что-то не так. – Я видел, как он вознесся на Небеса, когда умер.

Повисла долгая пауза. Данниль посмотрела на него очень серьезно, и тому была причина.

– Никто не возвращается обратно, – тихо сказала она.

– Я знаю. Он теперь другой. Раньше мы пару раз вместе крепко влипали, но сейчас, иногда он ведет себя как святой, и это так странно.

Данниль молчала, нахмурившись. Дженсену не надо было быть экстрасенсом, чтобы понять, о чем она думает. Все знают, ангелов не существует. А если бы они были, то не тратили бы свое время, путешествуя с предсказателями. Ну, может, Дженсен и не такой, как другие, но ничего особенного в нем нет. Просто медиум, пытающийся поступать правильно. Не то, чтобы в этом было что-то новое и необычное, но иногда это напоминало Дженсену, что он не сходит с ума, считая всех остальных людей «ненормальными».

– Не знаю, что тебе сказать, – она отложила тако и ловко скрутила салфетку в плотный комок. – Пытался его расспросить?

– Конечно, – рассмеялся Дженсен чему-то своему. – Нет ничего более бесполезного, чем задавать Стиву вопросы, когда он не хочет на них отвечать. Он всегда находит что-нибудь более интересное.

– Не думаю, что это из-за того, что он умер. Некоторые люди и при жизни не лучше, – Данниль ухмыльнулась и бросила в него бумажный шарик. – Все-таки, где он? Ты думаешь – кем бы Стив ни был – он где-то поблизости? Похоже, он знает, что происходит с этой девчонкой, Сэнди.

Дженсен покачал головой:

– Без понятия. Не видел его с Канзас-Сити.

– Ха, – она откусила кусок лепешки и продолжила с набитым ртом. – Не типично для духа-хранителя.

Изображение

Джаред с ревом притормозил свой Харли-Девидсон возле дешевого мотеля. Заглушив мотор, он перекинул длинную, обтянутую джинсой ногу через сидение мотоцикла и на мгновение замер. Асфальт слабо светился в закатных лучах аризонского солнца, когда Джаред стянул шлем, убрал назад пропитавшиеся потом волосы, бегло изучая пустынный пейзаж. Мимо и птицы не пролетало, поэтому он вернулся к мотелю, надел темные очки и отправился искать администратора.

Спустя пять минут Джаред уже получил комнату. Разминая шею, чтобы хоть немного избавиться от усталости и напряжения, накопившихся за время пути из Лос-Анджелеса, Джаред бросил куртку и седельные сумки на пол и огляделся. Старый кондиционер, от которого было больше шума, чем прохлады, шаткий стол с двумя стульями, дешевая кофеварка, треснутый графин на комоде, огромная кровать, застеленная безвкусным клетчатым покрывалом и демон с оранжевой кожей, застывший на пороге ванной.

– Ты наконец-то приехал, – сказал демон, перекинув полотенце для рук через плечо. На нем была надета белая майка, мешковатые голубые джинсы, а волосы потемнели от пота. – Чертовски жарко. Итак, что случилось с тобой и Юго-западом?

– Прямо как дома, – согласился Джаред, снимая очки и бросая их на стол. Потом он повернулся к кровати и, повинуясь взмаху его руки, та превратилась в две односпальные. Нечего и думать, что он будет спать с кем-то в такую жару. – Отлично прокатился, Чад?

Чад нахмурился, его красные глаза загорелись от гнева.

– Я добирался на адских гончих, – выпалил он. – Двести миль жуткой тряски для моей задницы. Все время чувствовал себя Пинки. Чудесно, правда?

Джаред заржал, откинув назад голову.

– Бедняжечка, – посочувствовал он, похлопав Чада по щеке.

– Ага, конечно, – Чад уклонился от прикосновения. – Ты сказал не попадаться никому на глаза, я так и делал. Не хочешь объяснить, почему?

– Чуть позже, – сказал Джаред, снимая маскирующие чары вместе с курткой. Его кожа начала переливаться всеми оттенками алого, а волосы стали черными, как смоль. – Ехал всю прошлую ночь и теперь очень хочу в душ. Клянусь, на мне половина песка пустыни Мохаве.

Чад застонал и плюхнулся на ближайшую кровать.

– Мчался сюда, не жалея собственного хвоста, и теперь еще должен ждать? – проворчал он. – Может, хоть намекнешь?

– Не будь таким нытиком, – передразнил Джаред, присаживаясь, чтобы снять ботинки.

– У меня есть полное право ныть сколько вздумается, – Чад мрачно уставился на Джареда. – Знаешь, каждый раз, когда я тебе помогаю, то влипаю в неприятности. А ты даже не хочешь сказать, из-за чего я рисковал своей задницей.

Но они оба знали: как бы Чад не возмущался, он все равно не мог уйти. Он слишком многим был обязан Джареду и, кроме того, они действительно были друзьями, а это что-то да значило в тех местах, откуда они родом. Наконец, Чад принес Джареду клятву верности, хотя они и не часто о ней говорили. Но то, что Чад мог и умел делать, так это отравлять его жизнь так, как будто он и не уезжал из дома. А это уже было немало.

– Думаю, я нашел работу, – поделился Джаред, стягивая майку и демонстрируя мускулистую грудь с черной татуировкой – демонической меткой напротив сердца, указывающей на положение в отцовском клане. – В Техасе. Изгонял одного болтливого малого в ЛА.

На самом деле этот демон-Миньон, занявший тело какого-то несчастного смертного, растрепал все, что знал, когда до него дошло, кто такой Джаред.

– Мне не так уж много удалось узнать, а учитывая источник, может, и вовсе ничего. Но если все не так… что ж, мне понадобится помощь.

– Значит я ударная сила, а не приманка? Клево, – Чад наморщил лоб там, где были бы брови, будь он под личиной. – Может, там снова будет попавшая в беду прекрасная дама. И возможно, на этот раз у нее будет подружка.

– Мы не настолько везучие, – Джаред отбросил джинсы, радуясь возможности выбраться, наконец, из человеческой одежды. – Но после того как разберемся с делом, можем заглянуть в парочку баров. Вдруг там кто-то будет нуждаться в твоей помощи.

– Ты принц, – выкрикнул Чад вслед Джареду, захлопнувшему дверь в ванную. – Настоящий наследник королевского рода!

Изображение

Джареду не составило особого труда превратить свой мотоцикл в машину – большую, черную Шевроле, поблескивающую хромированными деталями. Но когда они доберутся до Чистилища в Техасе, надо будет заставить Чада обзавестись собственными колесами.

Миньон не уточнял, что именно следует искать, просто поделился, что большие шишки и мелкая шушера стекаются туда отовсюду, превращая Чистилище в место для своей демонической тусовки, и никто не может понять почему. Демон предложил: он приносит Джареду Присягу и тот сможет попасть на демоническую вечеринку, хотя и не осознавал, что для него это была дорога в один конец. Пока Джаред проводил экзорцизм, Миньон успел наобещать ему сотню притягательных, омерзительных вещей, способных соблазнить любого Высшего демона его статуса. Любого, кроме Джареда.

Разумеется, джаредова вспышка гнева и жажда справедливости означали, что они понятия не имели, что и где следует искать – только то, что это должно быть где-то в окрестностях. Поэтому они разделились, Чад укатил на тачке, позаимствованной у одного из баров два города назад. Пока они были вместе, Джаред ни разу не пустил его за руль: у Чада никогда не было водительских прав, а у того, что Джаред мог починить при помощи магии, включая разбитые машины, существовали пределы, поэтому вероятность того, что Чад сядет за руль какого-либо транспортного средства, принадлежащего Джареду, была равна нулю. В центре города они разъехались в противоположные стороны, чтобы медленно кататься по улочкам, прощупывая обстановку. Сегодня это было простой разведкой.

Чистилище – маленький и мрачный городишко: магазины с темными витринами, ряды заколоченных, брошенных домов, – такие места не редкость. Джареду было интересно, куда подевались все эти потерянные и неприкаянные души, когда их бизнес прогорел, а закладные так и остались невыкупленными, и вряд ли он хотел знать правду. Может, Джаред и бездушный демон, но не бессердечный, и среди людей он прожил достаточно, чтобы убедиться, что ад не всегда был худшей альтернативой.

Хотя временами люди делали друг с другом чудовищные вещи, способные впечатлить даже его отца, Джаред знал: они же давали жизнь творениям такой невероятной, подлинной красоты, что если бы он мог, то прослезился. Когда Джаред впервые увидел храм – с его острыми шпилями, устремленными в небеса, словно руки молящегося, сияющий мрамором и золотом, – то практически рухнул на колени. А когда воздух наполнили божественные звуки молитвы и музыки, его затрясло от сухих рыданий – смеси восторга и зависти.

В другой раз Джаред – еще достаточно молодой и наивный, чтобы посчитать это отличной идеей – поддался любопытству и зашел в церковь. Внутренне убранство ничуть не уступало фасаду – высокий, пологий потолок, казалось, был устремлен к небесам, заставлял сердце пропустить удар, и на мгновение… Джаред поверил. Поверил, что сможет очиститься от скверны, если только узнает, как это сделать. И опустил руку в святую воду в купели.

Стоило ему коснуться воды, и она закипела, зашипела, превращаясь в пар, предпочтя испариться, но не быть оскверненной. Именно тогда Джаред понял: он навеки проклят и обречен от рождения. Даже смерть – маловероятная, но возможная – ничего бы не изменила. Джареду некуда было пойти, он мог лишь вернуться домой, переродиться, и отец снова попытался бы превратить его в того, кем Джаред никогда не хотел быть.

В тот день Джаред решил никогда больше не подходить к церквям где бы то ни было. Зачем сыпать соль на рану.

Чистилище не было достаточно крупным городком, чтобы удостоиться чего-нибудь столь величественного, как собор, поэтому имело только незамысловатую церковь, крытую белой черепицей, с единственной колокольней и всеми забытым молчаливым колоколом. Джаред смотрел по сторонам и задавался вопросом, ходят ли здесь вообще в церковь; казалось, вся жизнь до капли ушла из этого места. Газоны у большей части домов пожелтели – за ними уже не ухаживали, местные жители – от клерка в отеле до официантки, принесшей ему обед, – вместо любопытства смотрели на него с отупением. Понимает ли хоть кто-нибудь, что это демоны, а не экономический спад превратил в прах целый город? Джаред надеялся, что еще не стало слишком поздно.

За пару часов шатания по городу Джаред не нашел ничего лучше бара в десяти минутах от города, расположенного практически у мексиканской границы. Раньше, когда местная шахта еще работала, возможно, бар и был неплохим – насколько это возможно для шахтерского бара. Сейчас же он превратился в настоящую дыру, вроде гнезда вампиров в одном из фильмов Тарантино, зато здесь можно было выпить и не бояться, что тебя потревожат за разговором.

– У меня от этого города мурашки по коже, – Чад отхлебнул пива, которое Джаред заказал, пока ждал его. – И местные нагоняют жути – зомби в ковбойских шляпах.

Джаред фыркнул в свою кружку:

– Больше драйва! Могу поспорить, крупные шишки уже в городе.

– Не могу представить, что кроме сильного темного артефакта могло сотворить подобное, – согласился Чад. – По крайней мере, твой отец тут ни при чем; для него слишком сложно.

– Ага. Думаю, нам лучше не высовываться, пока не будем во всем уверены. Видишь ли, меньше всего я хочу встречаться со своей семьей.

Но Чад его больше не слушал. Его внимание привлекло что-то за правым плечом Джареда, на мгновение голубые глаза Чада сверкнули алым.

– Ого, какая штучка, – пробормотал он. – Потрясающий представитель человеческой расы.

Джаред медленно повернулся, осматривая комнату. Девушка, так впечатлившая Чада, могла дать фору любой из местных, и это безошибочно выдавало в ней туристку. Плотные джинсы мило облегали длинные ноги, скульптурное, соблазнительное тело подчеркивал топ, явно начинавший свою жизнь как мужская рубашка. Миндалевидные глаза изучали бар с холодным безразличием, словно она видала сотни подобных местечек, и это ее совершенно не впечатляло, но поза давала понять, что она вполне способна за себя постоять. Такие нравились Чаду; Джаред бы не удивился, найдись у нее пистолет, который она направит на Чада, когда тот совершит какую-нибудь неизбежную глупость. Внимание Джареда привлекла вовсе не эта красотка, а парень, стоявший возле нее. Джареду казалось, что он еще сильней на него пялится, чем Чад на его спутницу, хотя… да плевать ему было.

Парень был высший класс: высокий – почти на голову выше той девушки, широкоплечий, с уверенным подбородком и коротко стриженными темно-русыми волосами, похожими на колючки. Его полные губы и фееричная улыбка делали его невероятно прекрасным и мужественным. Джаред пересек ползала, прежде чем понял, что его тянет к парню, словно гигантского мотылька к… Выходит, Сексапильный Красавчик здесь вместо огня? Джаред не имел ничего против такого сравнения.

Красавчик оказался на пару дюймов его ниже и поднял на Джареда зеленые с золотистыми крапинками глаза, навевающие мысли о природе, мхе и деревьях. Джаред не мог представить ничего более возбуждающего.

– Чем могу помочь? – спросил парень прохладно, но без враждебности.

«С парой вещей точно можешь», – подумал Джаред и сказал:

– Решил, что вы двое тоже не местные, как я и мой друг Чад. Вот и подошел познакомиться. Я Джаред.

– Да, думаю, мы немного отличаемся от местных, не правда ли? – Красавчик криво усмехнулся. Повисла неловкая пауза, он не спешил пожимать протянутую Джаредом руку. Потом девушка пихнула его локтем, Красавчик улыбнулся, и они обменялись крепкими рукопожатиями.

– Дженсен, а это Данниль.

– Приятно познакомиться, – произнес Джаред, не сводя глаз с Дженсена. – Мы вот за тем столиком, присоединяйтесь, если хотите, – добавил он и заметил, что так и не выпустил руку Дженсена. А тот не обратил на это внимание.

Джаред начал смутно подозревать, что произвел не меньшее впечатление. Он заставил себя отпустить его руку.

– Вы остановились где-то поблизости? – спросил он, пока они шли к их столику, совершенно не следя за тем, не отстала ли Данниль.

Дженсен кивнул:

– Ага, в мотеле «Сиеста», – такое большое сомбреро в паре миль отсюда.

Джаред рассмеялся.

– Да мы тоже, – он улыбался так широко, как только мог. Похоже, Дженсен – его вознаграждение за праведную жизнь. Джаред отошел немного назад и осторожно коснулся спины Дженсена, подсказывая направление. Тот улыбнулся, медленно и понимающе, и прижался к ладони Джареда.

У Джареда дыбом встали волосы на загривке, а по спине побежали мурашки. Ему хотелось заявить свои права, присвоить и не отпускать – что, в общем-то, было довольно странно, учитывая, что Дженсена он видел впервые в жизни. Наверное, стоило счесть это поводом для беспокойства, но почему-то рядом с этим парнем он чувствовал себя как дома. Охваченный желанием дотронуться, попробовать на вкус, Джаред не мог дождаться, когда они останутся наедине.

Изображение

Они едва не вынесли дверь, когда Дженсен, страстно целуя, толкнул его в номер. Он сгреб Дженсена за грудки – теперь они поменялись местами – и углубил поцелуй, добавив язык. Вместе с резким вкусом дешевого пива Джаред чувствовал сладость и лизнул сильнее, пытаясь вспомнить, откуда ему знакомо это ощущение.

Дженсен стащил с него майку, провел по спине большими, горячими ладонями – и Джаред перестал связно мыслить.

К тому времени, как они добрались до постели, на них не было ничего, кроме довольных ухмылок. Кожа Джареда словно плавилась под прикосновениями Дженсена, а сам он терялся в сладких, пьянящих поцелуях. Ему пришлось укрепить свою личину, просто на всякий случай – демонстрация истинного облика только испортила бы им настроение, а этого Джаред допускать не собирался. Он лежал на спине; Дженсен нависал сверху, пентаграмма у него на шее слабо светилась. Только спустя несколько бесконечно-долгих ударов сердца Джаред понял, что у него что-то спросили.

– Смазка, Джаред, – повторил Джаред, проводя пальцами по его члену. – Где смазка?

Джаред неопределенно указал в сторону тумбочки. Вообще он не планировал сегодня спать с кем-то, но жизнь научила его держать презервативы и смазку поближе. Когда Дженсен потянулся к тумбочке, Джаред провел рукой по его мускулистому торсу и подумал, что не променял бы это ни на что на свете.

– Ты дьявольски великолепен, – Дженсен опустился на колени между ног Джареда, и тот рассмеялся – Дженсен озвучил его мысли. Смех быстро перешел в стон, когда два холодных, скользких пальца проникли в него, подготавливая гораздо нежнее, чем Джаред привык. От этого в животе разлилось приятное томление – такое же сладкое, как поцелуи Дженсена – и он еще шире раздвинул ноги, полностью раскрываясь.

Почти сразу Дженсен нащупал простату – перед глазами вспыхивали фейерверки, а пальцы комкали дешевую простынь. Дженсен делал это снова и снова, заставляя корчиться и задыхаться от одних только пальцев. Джареда это сводило с ума, он не помнил, когда последний раз секс был таким крышесносным – к счастью, иначе он давно бы свихнулся.

Джаред крутил задницей, медленно насаживаясь на пальцы, раскрываясь, дыша тяжело и резко. Устроившийся на нем Дженсен другой рукой ласкал его бедра, грудь и твердый, жаждущий член. Дженсен закусил губы, пытаясь сдержаться – но Джаред не обладал таким терпением, он взвился, с рычанием впиваясь в рот Дженсена.

– Давай, – выпалил Джаред. Он обхватил рукой его член и дрочил, пока Дженсен не застонал и не перевернулся, практически падая на Джареда. – Ну же, я готов.

Они поудобней устроились на кровати, не переставая целоваться, Дженсен протянул освободившуюся руку и сжал ей член Джареда.

– Джаред, – прошептал он, толкаясь бедрами – член у него в кулаке был таким горячим и твердым. – Черт, Джаред, я сейчас сдохну.

– Никаких поблажек, – рассмеялся Джаред, снова целуя Дженсена, пока тот искал презерватив. Разрывая упаковку, он не смог удержаться от поддевки:

– Готов?

Дженсен закатил глаза и ухмыльнулся в ответ:

– А ты как думаешь?

Наконец Дженсен натянул презерватив, а Джаред перевернулся и прижал ноги к груди, освобождая место. Дженсен прильнул к его спине, входя медленно – так, как Джареду нравилось – двигаясь такими же медленными, осторожными толками, пока не начало казаться, что Дженсен достал до горла. Джаред поддался назад, положив одну руку Дженсену на бедро, удерживая, и это было настолько великолепно, что все плыло перед глазами, и они оба тяжело дышали, судорожно хватая воздух.

– Уже можно? – умоляюще простонал Дженсен в плечо Джареда, целуя его загривок. И Джаред понял, что применил силу, превышающую человеческую, чтобы удержать Дженсена. Он кивнул, отпуская.

– Прости, – прошептал Джаред. – Немного… занесло.

Последнее слово он невнятно пробормотал – Дженсен начал двигаться, и одного этого было достаточно, чтобы вспыхнуть. Он ничего не соображал и больше не мог сделать – только чувствовать, как медленно толкается в него Дженсен, сводя их обоих с ума.

Джаред вытянул ногу, простонав так, как будто смог ощутить еще больше.

– Еще, – выдохнул он, когда Дженсен вернул его в прежнее положение, теснее прижимая к себе.

– Сейчас, – прошипел Дженсен. Он еще крепче обнял Джареда, почти сливаясь с ним, двигаясь все сильнее и быстрее.

Каждое движение сопровождалось хриплыми стонами, от которых пересыхало в горле. Он никогда прежде не чувствовал такого, не хотел останавливаться, не хотел потерять это удивительное, прекрасное, совершенное чувство. Дыхание было последним, о чем он думал, и временами даже было неважным, не имело значения. Только этот момент, этот мужчина.

Дженсен прижался лбом к плечу Джареда, потянулся ниже, обхватывая руками его член.

– Ну же, – прохрипел он, одурманено и отчаянно; Джаред чувствовал себя так же. – Давай.

Еще пара толков, пара движений – и Джаред кончил, выгибаясь и комкая простынь. Он мог поклясться, что произошло землетрясение – еще до того, как увидел, что будильник на тумбочке шатается, и понял – комната действительно трясется. Но Джареду было все равно. Единственное, что его занимало – потрясающее пронизывающе чувство, такое, что Джаред закричал и сжался вокруг Дженсена, кончая так сильно, что мог увидеть Бога.

Он точно знал, что Дженсен кончил вслед за ним, но когда Джаред повернулся, чтобы избавиться от презерватива, то почувствовал только холодный воздух. Развернувшись, Джаред понял, что Дженсен тут – восстанавливает дыхание, и улыбнулся.

– Надеюсь, ты любишь обнимашки, – прошептал Джаред, целуя Дженсена.

– Тебе потом придется за это расплачиваться, – небрежно ответил тот, складывая пальцы в каком-то неприличном жесте.

– Договорились, – сказал Джаред и крепко заснул.

Изображение

Первое, о чем подумал Дженсен, когда проснулся: Джаред вертится в постели как сумасшедший еж, и, скорее всего, комната выходит окнами на восток, поскольку кровать буквально утопала в солнечных лучах. Ну, возможно так и было – Дженсен не знал точно, поскольку не спешил открывать глаза. Да уж, прошлой ночью он выпил больше, чем следует.

Потом до него дошло, что если солнце светит в окно, то, значит, они с Джаредом вчера трахались как кролики с не задернутыми шторами. О, мама определенно гордилась бы им.

Дженсен зажмурился еще крепче и поглубже зарылся лицом в подушку – надеясь снова заснуть, хотя его телефон зазвонил где-то в противоположном углу комнаты. Кто бы это ни был, он всего лишь хотел отправить ему сообщение, и Дженсен совсем не желал облегчать кому-то задачу. Поэтому он остался на месте, уютно устроившись у Джареда под боком.

Наверное, должно быть неловко просыпаться утром в постели с кем-то, с кем вы познакомились только вчера, но Дженсена все устраивало – хотя, конечно, вчерашняя ночь его измотала. Нужно еще поспать – и он ближе прижался спиной к животу Джареда, и натянул кусок отвоеванного дешевого мотельного одеяла на голову – чтобы солнце так не светило.

И понял, что свет прекрасно проникает под одеяло – тут внутренний радар Дженсена начал подавать сигнал: Что-то Не Так. Дженсен на секунду приоткрыл один глаз и убедился, что, да, под одеялом действительно адски светло, как будто кто-то светит ему фонариком прямо в лицо. Не уверенный, что это не странный посторгазменный сон, Дженсен ущипнул себя за плечо; было больно, но его добило то, что когда он поднес руку к лицу, свечение стало ярче.

Дженсен медленно сел и спустил ноги с кровати – босые ступни коснулись вытертого ковра. Он так и не открыл глаза, тяжело ворочающийся желудок подсказал: во всем виновато похмелье и не в меру развитое воображение, которому Дженсен не давал воли уже больше двадцати лет. Все нормально, и никакого аномального свечения в комнате нет. Окончательно убедив себя в этом, Дженсен наконец-то открыл глаза и оглянулся.

В комнате было темно – похоже, еще даже не начало светать – что означало, что 3:15 на часах, валявшихся внизу, было 3:15 утра. Их вещи были раскиданы по всей комнате, ближайшая к кровати майка – Дженсен смутно помнил, что прошлой ночью на Джареде была белая, как и на нем самом, и это совсем не помогало понять, чья она – выглядела так, будто ее сорвали, а не снимали. Потом Дженсен повернулся и наткнулся взглядом на зеркало, висевшее рядом со шкафом.

– Нихрена себе, – наконец произнес он с чувством. Рядом пошевелился Джаред.

– Ложись, – пробормотал тот. – Ты всегда читаешь в постели после секса?

Дженсен попытался придумать, как же скрыть это от Джареда, но потерпел сокрушительное поражение. Он развернулся, надеясь, что внятное оправдание придет к нему в процессе. Но даже если бы такое объяснение все-таки появилось, оно испарилось, когда Дженсен увидел то, что было у него за спиной.

Там, где должен был спать Джаред, обнаружилось краснокожее и черноволосое существо, лежавшее на животе, огромная красная рука похлопывала по тому месту, где лежал Дженсен. Он отстраненно отметил длинные черные ногти (слишком тонкие, чтобы быть когтями), длинную тонкую дорожку темных волос на хребте, исчезающих где-то под одеялом – все-таки большая часть его сил уходила на то, чтобы не заорать, так он был ошарашен. Потом Оно открыло глаза и посмотрело на Дженсена.

Глазами Джареда. Теми самыми, каре-зеленым глазами, знакомыми с прошлой ночи. Это окончательно добило Дженсена, и, похоже, читалось у него на лице – существо с глазами Джареда медленно село, продолжая на него пялиться.

– Э, Дженсен? – спросило оно голосом Джареда: – Ты…

– Джаред? – и да, голос Дженсена дрогнул, произнося это, но он был уверен, что его правильно поняли. Дженсен встал и медленно попятился от кровати. Он не сводил глаз с демона и старался не сильно демонстрировать, насколько отчаянно на самом деле ему хочется с криком убежать в ночь. Дженсен откашлялся и неопределенно махнул в сторону постели:

– Ты… Ты…

Джаред (поскольку тварь определенно была Джаредом) осмотрел себя, выругался: «Черт», – и махнул когтистой рукой. Красная кожа замерцала и стала обычной загорелой человеческой кожей – как прошлой ночью – волосы укоротились и посветлели, как тогда, когда Дженсен зарывался в них пальцами. Размеры и форма не изменились, да и его лицо осталось прежним, на нем лишь проступили замешательство и страх.

– Итак, – сказал Джаред, теперь снова выглядевший как человек. – Не хочешь рассказать, почему ты светишься?

Дженсен поднял руку, следя за Джаредом – да, он все еще светился. Сияющий свет наполнял всю маленькую комнату, каждый дюйм тела Дженсена сверкал, и это было так пугающе незнакомо – ничего из того, что он мог предположить. Теперь Дженсен вспомнил, почему запаниковал – это было даже круче того, что Джаред оказался демоном. С этим-то он знал, как справится, и раз пока Джаред не делает попыток убить или порвать его на мелкие кусочки, то можно было разобраться и попозже.

– Знал бы, может, был бы меньше шокирован, – произнес Дженсен, стараясь не смотреть Джареду в глаза. – Ну, немного. В смысле, я трахался с демоном прошлой ночью, а это точно не доказывает, что жизнь состоит из сияния и розочек, – он помахал рукой, похоже, сияние стало чуть меньше по сравнению с тем, что было, когда Дженсен проснулся. – Ну, или хотя бы розочек.

– Я не причиню тебе вреда, – сказал Джаред, и Дженсен почему-то поверил ему. Дженсен поколебался немного и нерешительно сделал шаг навстречу Джареду, осторожно протягивавшему руку. – Я не знаю, почему спала личина, может, из-за…

– Впечатления, которое я на тебя произвел ночью? – в голосе Дженсена чувствовались истеричные нотки. Джаред коснулся его плеча и, когда Дженсен не отдернулся, он полностью опустил руку – теплую, твердую и такую человеческую – и мягко сжал. Личина мигнула в момент прикосновения, но не исчезла, а сияние Дженсена чуть уменьшилось.

– Я уже давно живу среди людей, – сказал Джаред. – Ты не должен был увидеть… Извини.

– Ага, конечно, извини, – Дженсен почему-то чуть успокоился. – Мое единственное желание сейчас – узнать, что со мной случилось.

Джаред скользнул по постели, устраиваясь на коленях, и Дженсен повторил его движение, не задумываясь. Когда Джаред приобнял его за шею, Дженсен еще ближе прижался к нему, довольно щурясь от того, насколько правильным это казалось. Как будто Джаред, словно кусочек мозаики, занял пустое место в его ауре – Дженсен улыбнулась от такой мысли. Джаред прижался своим лбом к его.

– Что бы это ни было, я постараюсь помочь тебе, – сказал он, переплетая пальцы свободной руки с пальцами Дженсена. – Это то, чем я занимаюсь. Помогаю людям.

Не успел Дженсен ответить, как дверь распахнулась и Чад, друг Джареда, ввалился внутрь.

– Джаред, я понял, что происходит, и ты же не… – выпалил Чад, запинаясь – как только он дошел до кровати, его личина спала. У Чада были оранжевая кожа и белые волосы, что смотрелось потрясающе нелепо вместе с шортами-карго и гавайкой, в которые он был одет. Дженсен бы посмеялся над этим зрелищем, если бы Чад, чтобы не упасть, не схватился за его локоть – так крепко, что аж кости хрустнули.

Сияние Дженсена стало еще сильнее, пока он пытался освободиться. Наконец Чад отцепился от него и уставился на Дженсена, словно любопытный турист. Джаред вклинился между ними, и было не ясно, кого же он защищает.

– Чувак, – медленно произнес Чад, вставая и прикрывая глаза. – Ты светишься.

– Да, и что? – ответил Дженсен, выгнув бровь. Видение пришло внезапно, и он, особо не задумываясь, выдал: – Тебе вообще через некоторое время надерет задницу девчонка, так что, думаю, я победил.

Он видел это, четко и ясно как день в своем видении: Сэнди бьет Чада в живот, а потом в челюсть. Похоже, то, что он сделал или сказал, было не к месту – исходя из того, какой милой и спокойной казалась Сэнди. Хотя Дженсен был уверен – в случае чего, она сможет постоять за себя.

Он почувствовал, как картинка теряет четкость, оставляя после себя иссушающую усталость – каким-то образом Джаред успел вовремя подхватить его и напомнил о необходимости дышать. В комнате потемнело, хотя, скорее всего, Дженсену это показалось из-за того, что он грохнулся в обморок. Последнее, что он слышал: голоса Джареда и Чада, кто-то положил ему на лоб мокрое полотенце, а когда он очнулся, то лежал на кровати, устроив голову на коленях у Джареда.

– Тебе лучше? – неуверенно спросил тот.

– Ага, прости, – Дженсен чувствовал себя откровенно дерьмово. Он натянул одеяло повыше, хотя и был уверен, что Чад прекрасно уже все рассмотрел. – Я бы сказал, что со мной такого прежде никогда не случалось, но боюсь, буду не слишком оригинален.

– Что случилось? – спросил Джаред. – Было похоже, будто кто-то выключил тебя, как лампочку или как-то так.

Дженсен больше не светился – что, конечно, было прекрасно – зато было совершенно непонятно, откуда взялось то видение, вспыхнувшее у него в голове. Конечно, Дженсену будет проще простого объяснить, что он экстрасенс – раз уж он оказался в одной постели с чокнутым демоном – но Дженсен чувствовал себя странно, от близости Джареда, его волнения. Как будто между ними было что-то большее, чем одна, проведенная вместе, ночь. От таких мыслей Дженсен ощутил еще большую нелепость происходящего и потряс головой.

– Мне нужно найти Данниль, – как только он это произнес, какая-то новая часть разума подсказала ему, что Данниль спит в их комнате. Дженсен мог видеть это так отчетливо, как будто лежал с ней в одной постели. Одновременно он понял: парень по имени Эрл, которого Дженсен никогда не встречал и вряд ли когда-нибудь встретит, забыл свои ключи от дома в миске салата прошлой ночью у приятеля; администратор мотеля будет развивать свою тягу к насилию, играя в «Ворлд оф Варкрафт»; темной тучей над Чистилищем нависло зло, готовое разразиться сверхъестественной бурей над их головами – и Дженсен не имел ни малейшего понятия, что это за хрень.

Дженсен слышал какой-то тихий разговор, но не мог вникнуть, о чем говорили. Потом дверь открылась и закрылась. Огромные руки обхватили Дженсена, притягивая ближе и поудобнее устраивая на кровати. Он попытался приподняться, бормоча что-то о поисках Данниль. Она разберется с тем, что происходит у него в голове, а может, и со всеми утренними происшествиями.

– Чад пошел за ней, – сказал Джаред. – Полежи спокойно, пока твоя голова не придет в норму. Не шевелись, а я принесу тебе твою одежду. Договорились?

Дженсен не успел даже кивнуть, а его трусы уже летели через всю комнату, прямо в руки Джареда. Тот надолго замер, а потом прочистил горло.

– Ну, – наконец выдавил он. – Это что-то новенькое.

– Это моя реплика! – голос Дженсен слегка дрожал. Шутка вышла не смешной, но Джаред все равно рассмеялся.

Чад должен был скоро вернуться вместе с Данниль, но Дженсену не хотелось сидеть молча. Он чувствовался себе нездорово, неуютно в собственной коже – кроме тех случаев, когда Джаред к нему прикасался. Тот факт, что Джаред – демон, должен был обеспокоить Дженсена, но ничего подобного он не чувствовал. Что само по себе уже беспокоило. Все было так запутано, и Дженсен должен разорвать этот замкнутый круг, поэтому он сказал первое, что пришло ему в голову:

– Чад тоже демон?

Джаред, сидевший на другом конце кровати и пробовавший свои новые способности на каждом предмете в номере, который не был прибит к полу, оглянулся через плечо и ухмыльнулся.

– Ну да, конечно, глупый вопрос, – согласился Дженсен. Джаред только рассмеялся и поднял их джинсы в воздух, радостно, как ребенок, получивший свой рождественский подарок. Дженсен улыбнулся – мелочь, а Джаред так счастлив, а потом к нему пришла мысль: как же это все похоже на бред сумасшедшего, и он вообще не знает, нормально или нет для Джареда так по-детски радоваться новой игрушке. Затем Дженсен задумался над вопросом, который занимал его с момента пробуждения: где, черт возьми, Стив, эта призрачная заноза в заднице, и как скоро он намерен снова появиться.

Руки сами потянулись за колодой карт – хотелось медленно их перетасовывать, раскладывать и раздумывать над возможными толкованиями. Но его колода остались в их с Данниль комнате, и Дженсен был уверен, что единственные карты, которые могут быть у Джареда – игральные, а они не слишком подходили для гадания, если честно. Так что Дженсену был нужен покой, как-то утихомирить этот зуд под кожей – поэтому он сел, скрестив ноги, закрыл глаза и глубоко вздохнул. Дженсен впал в легкий транс, ничего необычного, но у него было смутное ощущение чего-то, чего он не испытывал раньше. Все теперь ощущалось необычно – по-новому; Дженсен ментально исследовал пространство, за этим полностью захватившем его занятием он и не заметил, как пролетело время.

Джаред был в ванной, когда дверь открылась и в комнату вошла Данниль. На ней были коричневые фланелевые штаны и древняя майка с «Флитвуд Мак», волосы собраны в растрепанный хвост. Она на ходу протирала глаза, пытаясь проснуться – неудивительно, Дженсен знал, что Чад вытащил ее прямо из кровати – но как только Данниль увидела Дженсена, она тут же остановилась как вкопанная.

Дженсен не успел даже рта открыть, а Данниль уже была около него, прикладывая прохладную ладонь к его лбу. Прикосновение принесло резкое облегчение и понимание, что новая часть сознания Дженсена сейчас впервые, с тех пор как он проснулся, отключилась. Данниль устроилась на корточках рядом с кроватью, задумчиво поглядывая на Дженсена.

– Твой третий глаз был широко открыт, – сказала она. – Я, конечно, целиком за такое погружение в дело, но этот город не самое подходящее место сейчас, чтобы тренироваться в ясновидении.

– Ага, но я не пророк, – напомнил ей Дженсен. Он читал по аурам и энергетическим следам, мог предсказывать, используя вспомогательные предметы, но у Дженсена никогда не было видений, как у его мамы и бабушки. «Каждому дается свой Дар», – говорил Дженсену дедушка, когда он расстраивался, что не может видеть пророческие сны, как кузены, или читать прошлое и настоящее дотрагиваясь до предметов, как папа. И, конечно, Дар не меняется вот так внезапно, когда ему всего год оставался до тридцатилетия, и он определенно был слишком взрослым для пробуждения нового таланта.

– Теперь есть, – отрезала Данниль. – Что случилось?

Дженсен вздохнул и покачал головой. Ему почему-то хотелось, чтобы Джаред был рядом – сумасшедшее желание, учитывая, что он знал Данниль на целых два дня дольше, и вообще был с ней одного биологического вида. Но Дженсен все равно нуждался в обществе Джареда – стоило ему только подумать об этом, как он увидел Джареда в ванной, тот принимал душ. Его личина была на месте, поэтому Джаред выглядел как человек, вода стекала по обнаженному телу, когда он переступал под душем, слегка наклонившись, чтобы намочить волосы. Дженсену безумно хотелось снова дотронуться до него, и Джаред поднял голову и ухмыльнулся, словно чувствуя, что он смотрит. Его огромная рука скользнула вниз по груди – это движение не имело ничего общего с мытьем – все ниже и ниже, он шире растопырил пальцы, чтобы…

– Эй! А ну-ка вернись! – закричала Данниль, снова стукнув Дженсена по лбу.

Его выкинуло обратно в тело, которое аж подпрыгнуло от силы отдачи.

– Черт, – пробормотал Дженсен, расслабляя плечи. – Больно же.

– Сиди на месте, и мне не придется снова так делать, – Данниль смерила его грозным взглядом. Это должно было выглядеть нелепо – с ее-то симпатичным личиком, но вышло довольно устрашающе. То, что она разглядела в лице Дженсена, должно быть, вполне ее удовлетворило, потому что Данниль кивнула и слегка смягчилась.

– Тебе придется заново научиться концентрироваться, – мягко произнесла она. – Даже если это временно, последнее что нам нужно, чтобы ты читал каждого встречного в проклятом городе. Сам понимаешь, ты не сможешь так просто забыть об увиденном.

– Слышал о таком, – скривился Дженсен. Он помнил, что повидал, когда только начинал предсказывать и еще не знал, что для экстрасенсов, склонных к рефлексии, есть бутылки, которые безопасней оставить закупоренными. – Это все равно, что пытаться не смотреть в свою чашку кофе, если не хочешь узнать, есть ли у официантки вши или нет.

Данниль хмыкнула и устроилась на кровати рядом с Дженсеном.

– В некотором роде, – согласилась она. – Но нам все-таки надо разобраться, что же здесь произошло. Ты уже был хорошим толкователем и медиумом, но сейчас, похоже, что у тебя внезапно прорезался сильнейший пророческий дар. Не думаю, что я хоть раз встречала настолько одаренного пророка.

– Пророк? – переспросил Чад. Дженсен совсем забыл о демоне, хотя он был в комнате все время. Взволнованный Чад оттолкнулся от стены, на которую опирался. – Ты ясновидец? Прямо настоящий ясновидец?

– Как многие в моей семье, – пожал плечами Дженсен.

– И в моей, – добавила Данниль. – Это все равно, что карие глаза или умение сворачивать язык в трубочку. Просто чуть более редкое.

Чад выругался и, бросившись к ванной, заколотил в дверь.

– Джаред! – проорал он. – Тащи сюда свою красную задницу!

Данниль вопросительно посмотрела на Чада, но ничего не сказала. Шум бегущей воды стих, и через мгновение дверь открылась, выпустив клубы пара. Дженсен, который за последние часы повидал Джареда во всех возможных позах, подумал, какой будет реакция Данниль, когда она увидит того в одном полотенце. Если это зрелище будет обладать хоть половиной убийственности полностью обнаженного Джареда, то в комнате начнутся мелкие беспорядки. Ну, решил Дженсен, этого следовало бы ожидать.

Свою реакцию Дженсен мог оправдать только временным помрачнением рассудка. Казалось, что из комнаты выкачали весь воздух, когда Джаред вышел, одетый только в не застегнутые голубые джинсы, которые, похоже, были без ума от его длинных, стройных ног – так нежно они их обтягивали. Джаред вытирал волосы полотенцем и, нахмурившись, смотрел на Чада и Дженсена – тот, сам не понимая, что делает, уже начал вставать. Данниль, схватив Дженсена за запястье, вернула его обратно. Чад, начал говорить, широко размахивая руками.

– За последние три месяца в этом пыльном захолустье не осталось даже захудалого гадателя по чаинкам, все пропали или умерли, – выпалил он. – Самое лучшее, что нашлось в ближайших городках – шестнадцатилетка с дешевой колодой таро. Они ищут настоящего ясновидца, а у нас только на твоей кровати двое сидят, Джей. – Чад махнул рукой в сторону Дженсена и Данниль. – И это я еще не рассказал о шайке фанатиков; я говорил с Детьми Оливера. Здесь. В Чистилище. Ищут твоего нового бойфренда и его подружку, хотят провести какой-то особо жесткий ритуал призыва. Кровавые небеса, извергающие дождь из кошек и собак – и вот они, ты и я, открывающие для себя новые значение статуса особо приближенных, потому что мы сидим рядом с тем, что им нужно.

Ужас неясной природы пронзил его. Конечно, он нервничал, и был немного напуган, но Дженсен не понял и половины из бурной речи Чада – и Дженсен сообразил. Это был страх Джареда, несмотря на то, что лицо демона выражало лишь злость.

– Черт побери, Чад, – произнес Джаред. – Ты не мог сказать мне об этом прошлой ночью?

Чад ткнул Джареда в грудь:

– Я не знал, куда податься, когда ты утащил своего Невероятного Крескина сюда, на ночь. Встретил одну горячую цыпочку – которая оказалась Высшей – она попыталась сладкими речами выманить у меня присягу. Что-то там про увеличение сил и крупные перемены; не сильно слушал вначале, а к концу едва удержался от того, чтобы не начать конспектировать. Мне пришлось свалить, когда она предложила расписаться, но, рано или поздно, она узнает, что я принес присягу другому Высшему, и тогда они…

– Они определенно поймут, что мы здесь не для того, чтобы помочь им установить Новый Мировой Порядок, – выругался Джаред. Он махнул рукой, и майка вылетела из сумки. – Особенно когда узнают, из какого мы Дома.

Чад в изумлении переводил взгляд с него на майку и обратно:

– Эм, Джаред…

– Ага, я в курсе, – Джаред посмотрел на Дженсена. – Мы не знаем.

– Тебя как будто это не очень и беспокоит, – Чад выпучил глаза. – Знаешь, наша порода вот так внезапно не эволюционирует, никто так не может. Вы двое провели вместе пару часов наедине и у обоих сразу выросли силы? Ну же, Джаред, ты не дурак. Подумай об этом. Все началось с него, и, я готов поспорить, он вовсе не такой невинный, каким хочет казаться. И после этого ты еще говоришь, что я тащу в постель кого попало?

Джаред уставился на Чада, а Дженсен снова ощутил вспышку тревоги, которая ему не принадлежала. Только сейчас это была знакомая тревога; Дженсен понял, что Джаред переживает, но на самом деле ничего из происходящего его не волнует. Дженсен встал, вырвавшись из хватки Данниль, и пошел к Джареду, туда, где сейчас был нужен.

– Ваша порода? – спросила Данниль.

– Да, наша порода, – ответил Чад, Дженсен как раз дошел до Джареда. – Ваша, впрочем, тоже не склонна.

Дженсен протянул руку, дотронулся до руки Джареда, не обращая внимания больше ни на кого в комнате. Взгляд Джареда впился в Дженсена, он улыбнулся и переплел их пальцы.

– Как ты узнал, что мне нужно именно это? – голос Джаред был тихим, но молчание, царившее в комнате, нарушал только шорох висевшего на стене кондиционера.

– Не знаю, – пожал плечами Дженсен. – По-моему теперь это моя любимая фраза.

Усмешка Джареда была ответом на раздражение и недовольство Дженсена и все нерешенные вопросы. В то же время он ощущал удовлетворение – это чувство испытывали они оба – по всему телу разливалась тепло только от того, как они стояли, переплетя руки, с незнакомцем, который вдобавок оказался демоном.

– Боже, Дженсен, – внезапно произнесла Данниль. – Я оставила тебя одного всего на пару часов, а уже ты нашел себе родственную душу. Просто нечестно. Тебе обязательно было выбирать именно его? Серьезно, потому что, если нет, я уверена, мы сможем найти тебе такого же горячего парня, который к тому же будет человеком.

– Человеком? – вопрос Джареда вторил вопросу Дженсена. – Родственная душа?

Данниль закатила глаза:

– Это определенно стоит того, чтобы просыпаться среди ночи, – она похлопала по кровати рядом с собой. – Думаю, для начала нам всем стоит сесть.

Изображение

Данниль устроилась в кресле и начала рассказывать об энергетических полях и аурах, об их цветах и насыщенности. Джареду это казалось полной бессмыслицей – ни он, ни Чад никогда не интересовались всеми этими энергетическими штуками. Хотя судя по тому, как Чад попеременно переводил взгляд с него на Дженсена и обратно, Джаред был единственным, кто еще блуждал во мраке незнания.

Дженсен сидел рядом на кровати и снова светился – мягким светом, совсем непохожим на ночное сияние. Данниль ничего не сказала по этому поводу. Пока. Слишком увлеклась рассказом об аурах.

– Ваши ауры остались прежними, – объясняла Дженсену Данниль. – Хотя их цвета поменялись, – Джаред почувствовал беспокойство Дженсена – не принадлежавшее ему ощущение, которое легко отличить. И погладил его по колену; от контакта личина снова мигнула, но раз это помогло Дженсену чуть успокоиться, то Джаред решил, что все сделал правильно. – Они смешиваются, когда вы близки, отражают чувства друг к другу. Я видела такое всего пару раз, но только у людей, поэтому не могу представить, к чему это приведет, раз вы такие особенные со всеми этими внезапно возросшими суперсилами.

Чад, сидевший возле двери, фыркнул. Он смотрел на Дженсена так, словно он был сотворившим чудо святошей, с тех пор как тот уничтожил его личину – и никакие многозначительные взгляды Джареда не могли заставить Чада смягчиться. Похоже, ему понравилась Данниль – скорее всего, из-за того, что она выглядела адски горячей штучкой. И Джаред был уверен: под мешковатыми пижамными штанами она прятала нож. Когда дело касалось женщин, Чад звезд с неба не хватал.

– Ваши души просто... подходят друг другу, – Данниль смотрела на них тем пугающим, отсутствующим взглядом, какой бывает у экстрасенсов, когда те видят что-то недоступное остальным. – Как кусочки мозаики. Нам просто не повезло, что это произошло здесь и сейчас, но все равно это должно было случиться – где бы вы не встретились.

Она моргнула, концентрируясь сначала на Дженсене, а потом на Джареде и пожала плечами, как будто все было так просто:

– Родственные души.

– Невозможно, – в один голос выпалили Джаред и Чад.

– Тем не менее, это произошло, – пробормотал Дженсен, его сияние неровно пульсировало, отражая волнение.

– Я имел в виду, – Джаред успокаивающе погладил его по колену, – что у меня нет души, способной кому-нибудь подойти. У меня никогда ее не было.

– Такими мы созданы, – с готовностью подхватил Чад. – Достаточно того, что нас наделили свободой воли. Если бы к этому добавились еще и душа, за которую надо беспокоиться, мы бы никогда ничего не добились. В любом случае мы проклятые создания.

Джаред кивнул, соглашаясь.

– В нас нет ничего, заслуживающего спасения, и даже если б и было – пытаться совершенно бессмысленно. Мы созданы в грехе и злобе, и смерть для нас означает лишь возвращение в ад, – он пожал плечами. – Поэтому на нас так действует святая вода: в нашем сердце нет божьей искры для причастия – только печать тьмы.

Дженсен повернулся к нему, сверкая все ярче и ярче, пока Джареду не захотелось надеть темные очки. Теплые пальцы прикоснулись к виску, погладили по щеке, прошлись по линии подбородка – так заботливо-нежно, что ему оставалось только вздохнуть и закрыть глаза, полностью доверяясь. Он мог видеть сияние Дженсена сквозь опущенные веки – яркое, раскаленное и такое живое, что казалось, оно обнимает подобно любящим рукам. Настолько яркое ощущение, что Джаред улыбнулся и прижался к руке Дженсена – и на пару полных покоя секунд весь мир перестал иметь значение.

– Один мой друг любил говорить, что все мы получаем вечные муки или вечный покой в зависимости от того, как прожили свои жизни, – тихо произнес Дженсен. – Для этого нам и дана свобода воли. Разве стоит обещать подобное демонам, если и при жизни они могут получить то, что хотят?

– Вечный вопрос, – грустно ответил Джаред, ловя руку Дженсена и целуя его ладонь. Он открыл глаза, проморгавшись от мельтешащих точек, и увидел Дженсена, похожего на самого себя, а не на свою сверкающую копию. Джаред услышал, как чертыхнулся Чад – он перевел взгляд на свои руки, те стали природного красного цвета. Данниль, к ее чести, хоть и выглядела напуганной, но даже не пошевелилась в кресле.

– Извини, – Джареду потребовалось приложить куда больше усилий, чем обычно, чтобы водворить личину на место. Такого не случалось с самого детства, когда он еще не научился полностью себя контролировать. Джаред чувствовал себя словно Низший демон, если бы не ощущал, как новая сила течет у него в крови.

– Все в порядке, – попытался отвлечь внимание Данниль Дженсен. – С ними все нормально, – Джаред чувствовал уверенность в его голосе и веру в сердце и задался вопросом, действительно ли вся эта фигня с родственными душами идет в комплекте с любовью с первого взгляда, потому что знал: он никогда не захочет, чтобы Дженсен ушел.

– Тебе лучше… парни, вам лучше оставаться в номере, пока вы не научитесь справляться с этим, – сказала Данниль дрогнувшим голосом. Потом она встала и направилась к двери, огибая Джареда и Чада по широкой дуге. – Могу принести что-нибудь перекусить, если хотите.

Джаред чувствовал беспокойство и боль Дженсена, но в этот раз не стал до него дотрагиваться. Он и так напугал Данниль, не стоило усугублять ситуацию.

– А как же встреча с Сэнди? – наконец спросил Дженсен. – Она в три часа дня, и не похоже, что к этому времени я уже смогу общаться с клиентом.

– Я отменю ее, – ответила Данниль. – Или сама встречусь с ней. Ты только… позаботься о себе, ладно?

– Постараюсь, – произнес Дженсен, когда за ней закрылась дверь. Он просто излучал волны беспокойства, зато хотя бы перестал светиться. Джаред судорожно пытался придумать, что сказать, чтобы нарушить повисшую тишину.

– А вы двое давно уже дружите?

Дженсен покачал головой и искоса глянул на Джареда.

– Встретил ее пару дней назад.

– Пару дней? – переспросил Джаред, моргнув от изумления. – Кажется, что вы знаете друг друга целую вечность.

Усмешка тронула уголки губ Дженсена.

– Ну что я могу сказать? – он пытался не засмеяться. – Я быстро завожу друзей.

Джаред рассмеялся, запрокинув назад голову.

– Да уж, ты точно имеешь право так говорить, – согласился он, откидываясь на кровать, но продолжая смеяться. – Итак, ты встретил ее и тут же пригласил отправиться вместе прямо в Чистилище?

– Скорее она сама себя пригласила, – доверительно поделился Дженсен. – Как будто она моя сестра. Серьезно, я просто хотел скоротать вместе время. Меня наняли, чтобы проверить кое-какие предзнаменования – и тут внезапно оказывается, что она уже сидит на переднем сидении моей машины, – Джаред улыбнулся, потому что ему улыбался Дженсен. – А что вы с Чадом здесь забыли? Не похоже, что вы любите оттягиваться в местечках вроде этого.

– В общем, это наша работа, – Джаред чувствовал себя странно – обычно он просто приезжал, делал свое дело и уезжал. Никакой суеты, суматохи и разговоров с родственными душами, с которыми он теперь связан на неопределенный срок. – Или то, чем я обычно занимаюсь – не суть важно. Я расследую всякие заморочки с демонами и помогаю людям выбраться из неприятностей. Появилась информация, что тут творится что-то нехорошее – и вот я тут.

– А ты просто… приехал с ним за компанию? – хмуро уставился на Чада Дженсен. – Я в городе всего пару часов, но должен признаться, что если бы не личная заинтересованность… свалил бы отсюда в ту же секунду, как понял, какой бардак здесь творится. Какой у тебя тут интерес, чувак?

– У Джареда моя присяга, – ответил тот. – Гораздо приятней помогать другу, чем ждать пока он заставит тебя делать то, что хочет.

– Ага, если бы, – проворчал Джаред.

– Ты выглядишь лучше, – обратился Чад к Дженсену, игнорируя Джареда. – Исцеляющая сила сверхъестественной любви?

– Внешность бывает обманчива, – сказал Дженсен. Ему безумно хотелось сократить дистанцию и дотронуться до Джареда, но дотронуться до Джареда означало… это могло зайти слишком далеко, поэтому приходилось сдерживать свои порывы. Разговор хотя бы помогал отвлечься: – Что значит «у Джареда моя присяга»?

– Его присяга, – произнес Джаред. Ему никогда не нравилось говорить об этом. Он ненавидел эту часть своей сущности и их жизненного уклада. – Это значит, что мы с ним связаны, как вассал и господин. Ну, как в Средние века.

– Если Джаред прикажет мне прыгнуть, я прыгну, – Чад выглядел так, будто такая связь его совершенно не волновала. На самом деле, он ненавидел это не меньше Джареда, но всячески старался продемонстрировать, насколько ему пофигу. – Не то чтобы он собирается это приказывать, но имеет полное право.

Дженсен прижал колени к груди.

– Как по мне, очень похоже на рабство, – он чуть подвинулся, искоса наблюдая за Джаредом. Тот за годы практики научился изображать равнодушие, но мог чувствовать разочарование и внезапное отвращение Дженсена, повисшее между ними. – За каким чертом тебе так поступать?

Чад присел на кровать.

– Есть вещи, не зависящие от нашего желания, – медленно произнес он. – Обычно это вопросы политики, силы или какой еще козырь нужен Высшим демонам, чтобы оставаться в седле. Мы с Джаредом далеки от всего этого – так, просто пара приятелей – но если кто-то из Высших при дворе начнет ко мне цепляться... Ну, мне как-то не хотелось быть чьей-то подстилкой. Поэтому принес присягу Джареду.

– Почему же все это терпят? Разве не лучше быть свободным? – спросил Дженсен. Джаред понимал, что от его пристального внимания тот начинает нервничать, но ничего не мог поделать. Он не мог отвести взгляд и рисковал снова вызвать у него отвращение. Джаред ненавидел это, ненавидел, что именно это приходится объяснять в первую очередь, но ему не хотелось лгать, и единственное, что он мог сделать для Чада – говорить правду, какой бы тяжелой она не была, как и полагается взрослому.

– А если это данность? – хмыкнул Чад. – Если ты Низший, у тебя нет выбора. Вообще. В конце концов, я знал, что Джей – демон принципов: он не будет со мной трахаться или заставлять делать то, что мне не по вкусу. Не присягни я Джареду, кто-нибудь другой заставил бы меня принести присягу – пришлось бы околачиваться черт знает где, занимаясь неизвестно чем, хочу я того или нет. Некоторые даже заставляют своих вассалов носить униформу, – он оттянул воротник своей майки, выглядя оскорбленным. – Нет уж, лучше так.

– Почему тогда они тянут? – спросил Дженсен. – Если главное здесь – число Миньонов, то не понятно, что мешает им просто прийти и забрать тебя?

– Миньоны – это вообще другой тип демонов. Грязные, мелкие подлизы, – отмахнулся Чад. – На Высшего, принявшего присягу, разумеется, накладываются некоторые ограничения на использование силы. Для этого проводится специальный ритуал: магия должна связать вассала и господина. Способности вассала тоже чертовски урезаются, но это того стоит, если ты присягнул тому, кому можешь действительно доверять.

– Высших демонов обычно слабо волнуют желания Низших, особенно когда дело касается магических ритуалов, – заметил Джаред, его тихий голос тут же привлек внимание Дженсена. – Нас так воспитывают. Это одна из причин, почему я не езжу домой на праздники – ну, если бы они у нас были.

Пока Джаред говорил, Дженсен придвинулся к нему ближе, чувствуя, что тот все понимает. Успокаиваясь, Джаред сжал кулаки и прижал их к себе. Надо, чтобы Дженсен понял все сам, и он не собирался прибегать к магии или чему-то еще, связавшему их вместе, чтобы ускорить процесс. Наверное, он думал чуть громче, чем следовало – губы Дженсена чуть изогнулись в улыбке, и он кивнул, переплетая вместе их пальцы. Каким сильным все-таки был этот прилив облегчения и близости, хотя Джаред продолжал чувствовать, что ему неуютно думать о присяге Чада, но знал, что они по-прежнему на одной волне.

– А не может кто-то просто отобрать ее, разрушить ритуал, связавший вас? – спросил, поколебавшись, Дженсен.

– Только тот, кто выше по статусу, может отобрать присягу у принявшего ее Высшего, – ответил Джаред. Как сделал он, спасая Чада от одного извращенца при дворе его отца.

– И?

– И, – Чад так и лучился самодовольством. – Здесь нет никого, чей статус был бы выше, чем у принца Джей-Джея.


15 дек 2011, 15:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 апр 2011, 20:55
Сообщения: 20
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», Obsessed One, перевод Уртик
Изображение

Вскоре после самого ужасного и неудобного разговора за последние десятилетие, Чад ушел хоть немного поспать перед тем, как отправиться на поиски информации о ритуале призыва, планируемом другими демонами. Джареду нравился этот парень, действительно нравился – но сейчас он был рад, что его здесь нет. Как только Чад понял, как неприятна Дженсену тема господ и вассалов, он принялся ее всячески развивать и смаковать, чем испортил тому настроение настолько, насколько это в принципе было возможно. И этот урод старался так еще и потому, что прекрасно знал, как относится к таким разговорам Джаред.

С уходом Чада температура в комнате упала минимум на сотню градусов, и Джаред не нашел ничего лучше, как засмеяться. Он чувствовал такое возбуждение, будто весь мир принадлежал ему. Джаред не представлял, как в таком состоянии вообще можно заснуть, но понимал, что им обоим стоит хотя бы попытаться. Он надеялся: Дженсен с ним согласится, несмотря на нелепое поведение Чада.

– Похоже, он тот еще засранец, – Дженсен улыбался, значит все в порядке.

– Ага, но он мне нравится. И он хороший парень. По большей части.

Дженсен фыркнул.

– Ты сам это сказал, – он засунул руку в карман и вытащил на свет дешевый мобильный телефон. – Подожди немного, надо проверить, не звонил ли кто, – Дженсен открыл мобильник, нажал пару кнопок и засмеялся: – Кстати, о по большей части хорошо себя ведущих друзьях...

Он повертел телефон, нажал на вызов и поднес его к уху. В трубке долго не отвечали, пока, наконец, грубый и заспанный голос не произнес:

– Надеюсь, это что-то срочное и/или связанное с голыми девушками, иначе я повешу трубку, клянусь богом.

– Ты сам мне звонил, придурок, – ответил Дженсен. – Что случилось?

– Дженсен? – спросил парень.

– Собственной персоной. Чего тебе понадобилось, Крис?

– Парень, ты должен чаще брать трубку. Я всю ночь пытался тебе дозвониться, – сказал Крис. Джаред ухмыльнулся и решил не комментировать вслух, насколько занят Дженсен был большую часть прошлого вечера. – Слушай, я должен тебя предупредить. Звонил один мой приятель, и тебе надо знать – неважно, насколько горяч этот парень, тебе не стоит с ним спать.

Дженсен вопросительно посмотрел на Джареда.

– Почему нет?

– Потому что это плохо для тебя кончится, Дженни. Очень плохо. Огонь. Сера. Просто... Плохо, понимаешь, – повисла пауза, достаточно долгая, чтобы Джаред задумался, не прервалась ли связь, но Крис снова заговорил: – Ты не спросил, что за парень.

Дженсен пожал плечами.

– Он действительно горячий, Крис, – он улыбнулся Джареду. – И классный. Думаю, тебе он понравится.

– Дженсен, ты вообще меня слушаешь? – заорал Крис, микрофон исказил его голос так, что слова стали практически неразличимы. – Переспать с ним – начать цепочку событий, в конце которой тебя прикончат, парень. Твое будущее просто не существует после этого!

Джаред чувствовал беспокойство Дженсена, знал, что его ладони холодные и влажные, а сердце подскочило к горлу. Он не знал, что делать, но прекрасно понимал – Дженсен не справится со всем этим прямо сейчас, когда на них столько всего свалилось за последний час. Джаред осторожно высвободил телефон из хватки Дженсена и поднес микрофон к губам.

– Крис? Привет, это тот самый горячий парень. Послушай, у нас с Дженсеном выдалась беспокойная ночка, и сейчас я собираюсь уложить его в кровать, чтобы мы могли хоть немного вздремнуть перед тем, как с утра начнем разбираться с демоническим апокалипсисом. Он тебе завтра перезвонит.

И захлопнул телефон со все еще ругающимся Крисом на другом конце провода. Джаред выключил на мобильнике звук и швырнул его через всю комнату, не особо заботясь, куда тот упадет – сейчас у него были дела поважнее. Если они с Дженсеном действительно родственные души, Джареду рано или поздно придется помириться с Крисом, хотя он и сомневался действительно ли оно того стоит. Ну, если, конечно, они смогут разобраться со всем, что тут происходит, и выжить.

– Крис тебя возненавидит, – потер лицо Дженсен.

– За то, что я ему нахамил, или за то, что являюсь причиной твоей скорой смерти? – спросил Джаред, пытаясь перевести все в шутку.

– Судьба – полная хрень, – Дженсен нервно потер пальцы. – Хотя сейчас я бы все отдал за свою гадальную доску.

Джаред рассмеялся, покачав головой. Ему еще никогда не попадались экстрасенсы, не верящие в судьбу – но если это помогало Дженсену сохранять хладнокровие, он не возражал. Тем не менее, Джаред чувствовал его панику и знал, как его это расстраивало. Не важно, веришь в судьбу или нет: сообщение о твоей скорой смерти – не самая успокаивающая новость.

– Может, ты хочешь… Не знаю, поговорить об этом?

– Нет, не думаю, – Дженсен вздохнул и потер шею. Наконец, он медленно окинул Джареда взглядом – с головы до ног, чувствуя, как постепенно просыпается в нем желание.

– Хочешь отвлечься? – спросил Джаред, запуская пальцы за пояс джинсов Дженсена. Он сам пару раз так отвлекался, когда получал дерьмовые новости, которые могли перерасти во что-то похуже.

Дженсен с расчетливым видом придвинулся ближе.

– Ну, раз я уже все равно проклят, – пробормотал он, прохладной рукой гладя Джареда по спине, целуя его шею. Тот откинул голову назад, соглашаясь. У Дженсена был просто невероятно умелый рот – лучше наслаждаться этим, пока есть возможность.

Изображение

Как ни странно, им удалось поспать пару часиков. Когда они проснулись, Джаред забрал ключи от номера Дженсена, а самого Дженсена запихнул в ванную, пообещав принести его вещи. Джаред понимал: им обоим была нужна передышка – хотя бы на пару минут. За это утро мир успел перевернуться с ног на голову, и ни один из них не был готов к таким стремительным и резким изменениям. А еще Джаред точно знал, что бывают вещи, которыми парням хочется заняться в одиночестве.

Но пока он добирался до номера Дженсена на другой стороне мотеля-сомбреро, то почувствовал мучительную боль и пустоту в желудке, а в груди будто что-то застряло – причем, сколько Джаред не тер грудь, чувство не проходило, как если бы он съел слишком много сосисок с соусом «чили». Может, именно так выглядит паническая атака? Но чувство не было похоже на панику: ему просто было холодно, пусто и одиноко – как будто солнце больше не грело, и он остался один на целом свете. Единственное, что Джаред знал точно – идти дальше было невозможно, а за болью чувствовалась необъяснимая тяжесть, которая подталкивала его вернуться туда, откуда пришел. Ему нужно было обратно в комнату: увидеть Дженсена, прикоснуться к нему, обнять его так крепко, как он обнял его, когда они спали. Ему нужен был Дженсен.

Собравшись с духом, Джаред все-таки зашел в комнату Дженсена и быстро собрал его вещи. Это заняло совсем немного времени – Дженсен и Данниль пробыли в городе всего пару часов, пока прошлой ночью не встретились с Джаредом. Похоже, Дженсен так же не любил разбирать сумки, как и он сам. Джаред как можно быстрее сгреб одежду и все остальное, что могло принадлежать Дженсену, и отправился назад.

Мучительная пустота внутри ослабевала по мере приближения к цели – когда показалась дверь, он уже почти бежал и быстро заскочил внутрь. Джаред почувствовал себя лучше, когда забросил вещи Дженсена в номер, но даже не задумался, почему направился прямиком в ванную, где еще шумел душ. Джаред просто шел туда, потому что должен был быть именно там, все его существо стремилось туда, а он так устал с этим бороться.

Дженсен сидел на унитазе – волосы в пене от шампуня, на бедра повязано полотенце. Он поднял взгляд, стоило Джареду открыть дверь, и криво ухмыльнулся. Бледный, какой-то взволнованный, его руки дрожали, когда он поплотнее завернулся в полотенце и поднялся, почти качнувшись навстречу.

– Эй, – сказал он.– Что ты там говорил о том, что некоторое время мы должны держаться вместе?

Джаред придвинулся ближе, переплетая их пальцы. Вот теперь боль, наконец, прошла, и ему стало лучше. Они оба сделали еще шаг навстречу – Джаред усилил хватку – теперь он думал, что они ни за что не смогут отойти друг от друга дальше, чем на пару футов. Ни за что, ведь это так приятно – дотрагиваться до Дженсена. Джаред чувствовал тепло и умиротворение – и все стало еще лучше, когда Дженсен притянул его для поцелуя.

– Ого, это что-то новенькое, – выдохнул Дженсен в губы Джареду.

Дженсен ухмыльнулся и прикусил его нижнюю губу.

– Тебя не беспокоит, что кто-то мог просто нас сглазить?

– Я уверен, дело именно в этом, – Джаред сжал ладонь Дженсена, а свободной рукой обнял его за талию. – Но оно кажется таким настоящим, совсем не похоже на наведенное проклятие. Ну, есть оно и есть – нам пока не на что жаловаться, ведь так?

– Бессмыслица какая-то, – рассмеялся Дженсен, выскальзывая из объятий Джареда. Он все-таки не выпустил его руку, целуя их переплетенные пальцы. – Мне надо смыть эту дрянь с головы, пока она не засохла.

– Я потру тебе спинку, – хитро на него посматривая, предложил Джаред.

– Как оригинально, – закатил глаза Дженсен. – Клянусь, вчера ты флиртовал лучше. Или я был настолько пьян?

– Эй! – засмеялся Джаред, снова хватая Дженсена в охапку. – Да ты просто не представляешь, как я умею флиртовать, Светящийся червячок.

– У тебя ни за что не получится повторить мой Волшебный Взгляд Заботливого Мишки, Клиффорд, – сказал Дженсен.

– Клиффорд? – изумился Джаред, когда они совместными усилиями освободили его от майки, сдвигая руку так, чтобы не разорвать контакт.

– У одного моего друга есть семилетний ребенок, – пояснил Дженсен, втаскивая их в слишком маленькую душевую кабинку и задергивая занавеску. – Отлеживался у Джейсона, когда шесть месяцев назад сломал ногу, гоняясь за полтергейстом. Никогда не думал, что существует столько мультфильмов. Реально на них подсел.

Джаред фыркнул и одним движением пальца включил воду.

– В восьмидесятых Чад угрожал записать меня на 12-шаговую программу для борьбы с зависимостью, – заметил он. – Стоило перерасти супергеройскую тему Дж.Ай. Джоуи, чтобы сейчас не признаваться в том, что я без ума от мультиков, которые крутят по телику в субботу утром.

– В восьмидесятых? – Дженсен снова сунул голову под душ. – Чувак, сколько тебе тогда было, шесть?

– Скорее шестьдесят.

– Шестьдесят? – поперхнулся Дженсен. – Да ты прикалываешься.

– Хорошие гены? – пожав плечами, предположил Джаред. – Мы стареем не так, как люди. Ну, не совсем.

Дженсен смерил его долгим взглядом, но потом решил, что проблема не стоит препирательств. Поэтому он развернулся, наклонив голову под текущую воду, проводя пальцами по волосам, чтобы, наконец, смыть шампунь. Все это время Джаред не переставал к нему прикасаться: гладил выступающие позвонки, прослеживал каждый изгиб, массировал шею и плечи, пока Дженсен не перестал двигаться и замер, расслабившись и опустив голову. Джаред ухмыльнулся и взмахом руки повернул кран, делая воду еще горячее.

– У тебя есть сотни лет, чтобы отучиться так делать, – со счастливым видом проворчал Дженсен. – Это последнее предупреждение.

Джаред хихикнул и поцеловал его в загривок.

– Мне все равно пришлось бы остановиться, – рассудительно заявил он. – Душ слишком маленький, чтобы в нем жить.

– Вот еще, – хмыкнул Дженсен, но потянулся, чтобы выключить воду. Перед тем, как вылезти из душа, он обернулся и поцеловал Джареда.

Когда они оторвались друг от друга, Дженсен слабо светился, но Джаред мог поклясться: в этот раз от удовольствия. Он почувствовал приятное тепло в животе (уже знакомое чувство, ассоциирующиеся с Дженсеном) – и просто улыбнулся. Он поцеловал Дженсена в висок и, наконец, отпустил, вылезая из душа и принимая из его рук полотенце.

Они постоянно сталкивались лбами в крошечной ванной, пока пытались вытереться, но это вызывало только глупую улыбку. Ему было так уютно, как будто он знал Дженсена всю свою жизнь, как будто ему ничего больше не было нужно. Интересно, это и есть любовь? Джаред отбросил в сторону полотенце и обнял Дженсена.

– Это просто невероятно, – выдохнул он в то небольшое пространство, что еще оставалось между их телами.

Дженсен ухмыльнулся.

– Ага, именно так, – он кивнул и притянул его к себе для нового поцелуя. Джаред, конечно, поддался и позволил чужому языку проскользнуть в рот, углубляя поцелуй, пока он нащупывал дверную ручку. Джаред чувствовал не только свое возбуждение – горячее, скрутившее в узел низ живота – но и возбуждение Дженсена, и это делало поцелуй еще чувственней.

Наклонившись назад, Джареду все-таки удалось вытащить их из ванной, не прерывая поцелуя. На своем пути к кровати они споткнулись о чьи-то ботинки, и, смеясь, наконец-то упали в постель. Дженсен на пару секунд вжал Джареда в матрас, а потом скатился с него – Джаред укусил Дженсена за губу, требуя вернуться.

Дженсен был таким теплым, когда он успокаивающе поглаживал его твердое и мускулистое тело – естественно, личина спала. К счастью, в этот момент его любовник зажмурился от удовольствия, поэтому Джаред смог наклониться и шепотом предупредить его. Дженсен на мгновение замер, а потом сжал руку на его члене.

– Рад, что некоторые вещи не меняются, – выдохнул Дженсен, лаская так, что у него от удовольствия начали закатываться глаза. Джаред завозился, горя желанием оказать ответную услугу.

– Почему даже у совершенства есть недостатки? – спросил Джаред и ахнул, когда кожа Дженсена засветилась там, где он к ней прикасался. Будь у него волосы на теле, они встали бы дыбом. Хотя единственное, о чем он мог сейчас думать: как прижаться к Дженсену еще теснее, слиться с ним воедино, впитать его, как солнечный свет. Неудивительно, что вернуть личину на место было практически невозможно.

– Ты же понимаешь, что это необязательно, – Дженсен поцеловал его шею. – Мне все равно.

Он уже слышал такое от прошлых любовников, но это никогда не заканчивалось ничем хорошим. Поэтому все, что Джаред ответил:

– Все нормально. Я так больше привык.

А потом Дженсен провел большим пальцем по головке его члена – и он вообще перестал думать.

Изображение

– И куда ты собрался? – спросил Джаред, наблюдая за тем, как он зашнуровывает ботинки. Дженсен резко обернулся, почувствовав панику в его голосе, радуясь, что не он один боится повторения недавней сцены.

– За колой. Видел автомат прошлой ночью – примерно в пятнадцати футах отсюда. Мне кажется, это безопасное расстояние для проверки связи, как думаешь?

Джаред заметно расслабился и кивнул:

– Ага. Хорошая мысль.

Дженсен опустил плечи, пытаясь расслабить мышцы – безуспешно – и вышел из комнаты. Он почти добрался до автомата с закусками, когда чувство тревоги дало о себе знать. Пока Дженсен перерывал карманы в поисках пенни, он пришел к выводу, что если придется, то и с этим дискомфортом вполне можно жить. Потрясающе, он просто ждет не дождется совместных походов в ванну в ближайшем будущем.

– Вам с Джаредом не стоит сейчас быть порознь, – внезапно произнес Стив, заставив Дженсена от неожиданности подпрыгнуть и рассыпать половину мелочи.

– Господи Иисусе! – почти закричал он. – Предупредить сложно, да?

Стив нахмурился.

– Давай ты не будешь упоминать это имя в ругательствах?

Дженсен закатил глаза. Просто выражение, не то чтобы он раньше не произносил такого при Стиве.

– Хорошо отдохнул? – спросил Дженсен, наклоняясь, чтобы подобрать рассыпавшуюся мелочь. Он чувствовал жар полуденного солнца, но никак не мог поверить, что прошло немногим больше двенадцати часов с тех пор, как они с Джаредом познакомились, а Стив не показывался уже несколько дней.

– У меня были дела в другом месте, – пожал плечами Стив.

– Где? – от того, каким спокойным и невозмутимым казался Стив, Дженсен начинал раздражаться.

– В другом месте, – ответил тот. – Есть некоторые вещи, которые человек должен делать сам.

– Например? – вскипел Дженсен. – Чувак, я свечусь большую часть дня. Иисусе, Стив, просто скажи мне, что происходит.

– Пожалуйста, перестань так говорить, – сердито глянул на него Стив.

– Иисусе? – Стив вздрогнул и кивнул.

– Какая разница? Это же просто слово.

– Больше нет, – парировал Стив. Наверное, это был первый раз, когда он рассердился на Дженсена, со дня своей смерти. Дженсен отступил, прижавшись плечами к автомату: – Сияние – это не просто клевый способ, помогающий найти ночью дорогу до туалета, Дженсен. Это гораздо больше. Это больше, чем любой обычный человек может когда-либо достичь, и это значит, что теперь тебе не следует произносить некоторые имена всуе. Негоже, таким как мы, поступать подобным образом.

– Таким как мы? – переспросил Дженсен. Он произнес слова медленно и отчетливо, чтобы удостовериться – он правильно понял Стива.

Стив закатил свои призрачные глаза.

– Ты безнадежен без дозы кофеина. Бери лимонад, возвращаемся в номер и я все наглядно объясню.

– Задница, – пробормотал Дженсен, поворачиваясь, чтобы скормить автомату монетки.

– Святая задница для тебя.

– Да ну? – Дженсен пытался сохранять спокойствие, запихивая в прорезь уже, наверное, сотую монету. Точно, торговый автомат – это последний реликт времен грабежей дилижансов. Только так можно объяснить, почему за одну банку колы они требовали $1.50. – Мне всегда было интересно, почему ты не похож на других духов-хранителей.

– Ну, что я могу сказать. Я всегда был яркой индивидуальностью, даже когда топтал землю в своей смертной оболочке.

– Ага, конечно, – Дженсен прижался лбом к автомату и прикрыл глаза; огромная пластиковая эмблема кока-колы нагрелась за день и обжигала щеку, солнце палило в спину. Его ладони вспотели, но вряд ли из-за жары – скорее из-за этого разговора, на который, как Дженсен считал раньше, они со Стивом никогда не решатся. – И почему же ты мне теперь это рассказываешь? Что изменилось, раз ты решил расколоться?

– Ты, – ответил Стив, и Дженсен смог почувствовать всю тяжесть груза, лежащего у него на плечах. – Благодаря Джареду ты наконец-то становишься самим собой. И теперь ты готов узнать то, что должен.

– Такие, как мы, хм? – Дженсен постарался задать вопрос непринужденным тоном, несмотря на то, что все внутри сжалось от беспокойства – прямо там, где третья чакра – и что-то неуловимо тянуло его в сторону номера мотеля, где, Дженсен был уверен, находился Джаред.

– Такие, как мы, – Стив произнес это так медленно и отчетливо, что у Дженсена не было ни единого шанса притвориться, что он не расслышал. – Такие, как ты или я.

– Что еще? – пробормотал Дженсен, продолжая скармливать автомату чертову мелочь. Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и погладил букву «о» в слове «кола». – Чувак, я, правда, могу прожить без обсуждения этой фигни прямо сейчас. Все, чего я сейчас хочу – получить, наконец, свой напиток и, может, провести хоть немного времени наедине с собой. До того, как мне придется разбираться со всеми странностями в жизни этого проклятого городишки. А ты пытаешься разрушить мои планы.

– Подумай об этом, – тихий и спокойный голос Стива достал его до зубовного скрежета. – Мы можем поговорить об этом чуть позже. Возможно, ты захочешь немного попрактиковаться со своим даром. До встречи.

Дженсен почувствовал покалывание в затылке и понял, что Стив снова исчез. Счастье от того, что его, наконец, оставили в покое, затопило Дженсена. Пусть ему и следовало бы разозлиться на Стива за то, что тот решил проявить о нем заботу и поделился столь важной информацией только сейчас. Тем лучше – Дженсену было нужно время, чтобы смириться с мыслью, что возможно не только Джаред не является человеком. У него были подозрения насчет Стива, например, те, какими он делился с Данниль, но Дженсен бы никогда не подумал, что именно поэтому его друг составляет ему компанию даже после своей смерти.

Дженсен не был уверен, что сейчас подходящее время для экспериментов с даром, учитывая случившееся в последний раз, когда он пытался им воспользоваться. Но он знал: Стив просто так ничего не посоветует. Осторожно Дженсен представил дверь в своей голове, как он чуть приоткрывает ее, чтобы стала видна узкая полоска света, и бросил в автомат последний четвертак, нажимая кнопку, чтобы получить свою колу. Мир чуть качнулся влево, встав на место, когда банка упала на пол, давая Дженсену достаточно времени, чтобы пригнуться, когда какой-то парень напал на него сзади.

Его ладони ударили по грязному полу как раз перед тем, как Дженсен успел откатиться в сторону, заслужив ряд красочных ругательств. Дженсен вскочил на ноги, впечатывая кулак в чужой живот. Затем отшатнулся, выходя за пределы досягаемости, и увидел нападавших – двух демонов с оранжевой кожей. Его охватила паника, и Дженсен почувствовал, как сияние возвращается – обжигающее и яркое. Демоны моргнули, прикрывая глаза, и отступили от него.

– Не стойте столбом, идиоты! – произнес странно знакомый женский голос. – Хватайте его!

Дженсена схватили, плотно прижав руки к туловищу, но он не растерялся и со всего маху наступил нападавшему на ногу и пихнул локтем в живот. Этого все-таки оказалось недостаточно, чтобы освободиться, прежде чем кто-то накинул ему что-то на голову. Мир померк. Внутреннее зрение Дженсена не могло пробиться сквозь то, что, скорее всего, было повязкой на глаза. Дыхание стало быстрым и лихорадочным. Дженсен так близко подобрался к разгадке случившегося с экстрасенсами, слишком близко – и теперь его магия была связана так, что он ничего не мог сделать. Дженсен закричал, пытаясь освободиться при помощи этого старого и проверенного способа, но голос звучал тихо и приглушенно, словно у него на лице была подушка. Не только повязка, но кляп к тому же. Он боролся все отчаяннее, понимая, что должен освободиться здесь и сейчас или умрет.

Какая-то часть Дженсена раздумывала, что было бы, если бы он не встретил Джареда, сидел бы тише воды, ниже травы, не переспал бы с неправильным парнем и прислушался к предсказаниям своего друга Стива. А другая его часть негодовала от самого факта существования подобных мыслей.

– Верткий сукин сын, – демон, державший его, усилил хватку, Дженсен едва мог дышать.

Размышляя о том, насколько сильны демоны, Дженсен пришел к выводу, как хорошо было бы прямо сейчас получить часть мощи Джареда. Пока с пинками и криками его тащили по автомобильной стоянке, Дженсен думал: что же будет с Джаредом, если он умрет? Обычно родственные души не могут прожить друг без друга, но Джаред же особенный. Будет ли он жить до конца времен с половиной души, которой у него вообще не должно было быть?

И тут Дженсен понял, что практически сдался и прекратил сопротивление – он уперся пятками, не собираясь сдвигаться и на дюйм. Ему не нужны какие-то еще мотивы, кроме самой жизни, чтобы бороться с этими сволочами, он не позволит им победить. Гнев волной прокатился по его телу, и Дженсен чувствовал себя так, словно был сделан из твердого и расплавленного железа – все в одном – когда прорычал свое несогласие быть похищенным как девица, попавшая в беду. Может, он и не демон, но устроить небольшой ад вполне в его силах. И уж точно Дженсен не собирался просто так позволить принести себя в жертву, или что там еще задумали эти демоны – в этом он уверен так же, как и в том, что не бросит Джареда в одиночестве, когда они только встретились.

Последняя мысль заставила горячий водоворот, бушующий где-то внутри Дженсена, свернуться в ослепительный шар, прежде чем спустя пару секунд он вырвался наружу подобно сверхъестественной сверхновой звезде. То, что было у него на голове, дымилось и тлело, Дженсен почувствовал запах паленой кошачьей шерсти – и демон, державший его, начал кричать, до боли сжимая вокруг него руки. Он слышал крики и звуки борьбы поблизости, визг шин автомобиля, выезжавшего со стоянки, но все, что сейчас заботило Дженсена: как зажмурить глаза еще плотнее, ведь он ощущал исходивший от него жар. Демон позади начал истошно кричать, постепенно замолкая – Дженсен вырвался из его хватки с торжествующим криком.

Повязка расползлась под пальцами, когда Дженсен попытался ее снять. Он чувствовал себя просто невероятно. Более живым, чем когда-либо, а тепло и свет внутри поднялись на новую высоту, когда крики демона сменились воем. Дженсен не мог видеть ничего, кроме света – и это немного пугало – но он все еще ощущал свою неуязвимость, и это было потрясающе. Повернув свой невидящий взгляд туда, где, как он чувствовал, было пятно тьмы, зло в человеческом обличье, Дженсен потянулся и просто отбросил его в сторону взмахом руки.

Вой затих, и зло исчезло окончательно. Дженсен повернул голову, но больше не чувствовал пришедшей за ним тьмы. Он мог видеть: весь город осквернен, запятнан поколениями грешников, и что бы ни предпринимали демоны, это только ухудшало ситуацию. Но Дженсен знал, он сможет все это исправить. Сможет очистить город так же легко, как разобрался с демоном, пришедшим убить его.

А потом он услышал Джареда, громко зовущего его по имени из глубин оглушительно бьющегося сердца:

– Дженсен! – его голос звучал словно издалека, с расстояния, практически причинявшего боль. – Дженсен, ты должен остановиться!

Его дар проснулся, и Дженсен знал – он может светиться еще ярче. Может светиться так ярко, что сотрет весь этот город с лица земли. Что бы там не задумали демоны, он изгонит их, испепелит и лишит шанса на возрождение в аду – все это могли новые силы, овладевшие Дженсеном. Но в то же время, они уничтожат администратора мотеля за стойкой, выглянувшего узнать, что творится на улице. Убьют лучшего друга администратора, спешившего сейчас на ланч, и его мать, работавшую в забегаловке на другом конце города, которая в этот момент ставила чашку кофе перед Данниль, не понимавшей, отчего у нее так сильно разболелась голова. Дженсен уничтожит все это – хорошее и плохое, и вряд ли сможет жить с таким грузом.

Это знание высосало из него всю энергию в мгновение ока. Сияние исчезло, подобно волнам, отступающим от пляжа, и Дженсен рухнул на землю. Его мир стал холодным и темным; теряя сознание, Дженсен верил: Джаред придет, чтобы поймать его.

Изображение

Когда Дженсен пришел в себя, первое, что он заметил: он снова был в номере Джареда. Дженсен точно знал, что это комната Джареда – мокрое пятно на потолке и запахи, присущие только ему: пот, кожа и нотка аромата только что зажженной свечи. Как же приятно очнуться на мягкой удобной кровати, особенно если последнее, что ты помнишь, это крепкий поцелуй. Определенно, прогресс.

Следующее, что он заметил – они с Джаредом были не одни в комнате. На это вообще-то вполне конкретно указывало мерцающее сияние на другом конце номера.

– И ты так просто отпустил свою только что приобретенную родственную душу шататься по городу, в котором пропадают медиумы? – кажется, Дженсену еще не доводилось слышать в голосе Стива таких сердитых интонаций. А учитывая, что он видел, как тот пытался смириться с тем, что уже мертв, это что-то да значило. – Ты же вроде как защищаешь людей, а не убиваешь их, идиот.

– Когда я последний раз его видел, он был взрослым мужиком, собиравшимся пройти пятнадцать футов до автомата с содовой, – сквозь стиснутые зубы произнес в ответ Джаред, его беспокойство и ярость горячей волной окатили Дженсена. – В конце концов, я был с ним рядом. А если бы ты был рядом, то он мог бы расспросить тебя об этом сиянии и всем остальном. Где ты шлялся, черт тебя побери?

– Не твое чертово дело, – Дженсен ощутил всплеск раздражения, направленный на Стива, и только спустя минуту понял, что это было его собственное чувство, не Джареда.

Развернувшись в сторону доносившихся голосов, Дженсен снова моргнул при виде Джареда, во всем его демоническом великолепии, и Стива, полупрозрачного и пылающего так же ярко, как и он сам сегодняшним утром. На них обоих были обычные повседневные шмотки, но каким-то образом от этого они казались нездешними, неуместными за шатким мотельным столом. Дженсен не смог сдержать улыбку, приподнявшую уголки его губ – он сел, взлохматив волосы.

– Если еще не существует анекдота, начинающегося именно так, – произнес он, – то он непременно должен появиться.

Джаред фыркнул от смеха, его личина вернулась на место, а сияние Стива поблекло до такой степени, что он стал похож на обычного призрака в голубых джинсах и фланелевой рубашке. Ничего интересного. Так, несколько парней, болтающихся без дела.

– Ага, конечно, – сказал Джаред. – Болтающихся без дела и поджидающих конец света, – пару мгновений спустя Дженсен понял – он не произносил вслух последнюю мысль, но Джаред уловил ее и так – и вытаращил глаза от удивления. – Ух, черт.

– Или нет, учитывая твою метафизическую природу, – похоже, Стив был раздражен не на шутку, но явно старался побыстрее успокоиться. Он повернулся к Дженсену и улыбнулся призрачной улыбкой: – Лучше себя чувствуешь? Или хочешь еще немного нас попугать?

– Что, заставил тебя подергаться? Вижу, вы уже познакомились?

Стив раздражено фыркнул, но его улыбка, адресованная Дженсену, была естественной, хоть и слегка вымученной. Банка колы пролетела через всю комнату и шлепнулась Дженсену прямо в руку, стоило тому подумать, что во рту у него просто пустыня Сахара.

– Промочи горло, – пояснил Джаред. Банка была открыта, кола нагрелась и выдохлась, но это было лучше, чем ничего. И вообще, Дженсен пришел к выводу, как же потрясающе то, что Джаред дал ему именно колу, ведь банка, которую он купил, так и осталась лежать на парковке.

– Эй, мне не сложно, – Джаред улыбнулся, чувствуя волну благодарности Дженсена. В комнате полыхнуло свечение, не принадлежавшее Дженсену – он оглянулся на Стива – такого обеспокоенного взгляда Дженсен не видел у него со дня его смерти.

– Мы не… Это ненормально? – наконец спросил он у Стива. – Ведь так?

– Как и все, связанное с тобой, Дженни, – покачав головой, слабо улыбнулся тот. – Нет. Не нормально. Совсем не нормально.

Дженсен ощущал раздражение Джареда на Стива, волной поднявшееся после этой фразы – и тут он понял, насколько они открыты друг другу благодаря связи. Таким открытым Дженсен никогда не был, кроме разве что пары сеансов с другими медиумами. Глубоко вздохнув, Дженсен опустил руки им на животы, как раз на уровне третьих чакр, закрывая их до более комфортного управляемого уровня.

И практически сразу же шум в голове Дженсена утих, связь перестала постоянно передавать ему мысли и переживания Джареда, и Дженсен слегка расслабился, когда тот смущенно отвел глаза, а потом улыбнулся.

– Фух, – Джаред повел плечами, нахмурив лоб, пока полностью не пришел в себя. – Ты ощущаешь это все постоянно?

– Мой дар никогда не был таким сильным прежде, – покачал головой Дженсен. – Данниль убьет меня, если узнает, каким неосторожным я был, учитывая то, как она орала на меня сегодня утром. И я могу слышать только тебя, так что не уверен, что это вообще такое.

– Это чертова катастрофа, вот что это такое, – сказал Стив. – Такие, как мы, не могут иметь родственных душ, а у таких, как он, и вовсе нет души.

– Похоже, кому-то пора обновить свой «Путеводитель для путешествующих по галактике автостопом», – не удержался от сарказма Дженсен. Джаред хихикнул.

– И кто же в этом виноват, а? – Стив взлохматил свои волосы и тяжело вздохнул. – Слушай, – произнес он, пытаясь унять раздражение, но достигая противоположного эффекта, – единственное, что я могу предположить – тогда вы обменялись не только ДНК, а чем-то большим. Твоя нечеловеческая часть запрограммирована находить неполадки и исправлять их. Может она приняла его за что-то сломанное…

– Эй! – вышел из себя Джаред. – Классный способ заводить друзей и влиять на людей, Райский Мальчик.

– Нечеловеческая? – переспросил Дженсен – все-таки при таких открытиях полезно еще раз убедиться, что ты все правильно понял.

– Нам действительно сейчас нужно вдаваться в подробности? – поинтересовался Стив. Дженсен пытался не поддаться волнению, но начавшее опять пробиваться сияние выдавало его чувства.

– Да нет, не нужно, – нахмурился он. – Итак, я… что? Отремонтировал его, как старый дом?

Стив не оценил шутку, он серьезно смотрел куда-то между Дженсеном и Джаредом.

– Скорее поставил на место недостающую деталь.

Дженсен медленно перевел взгляд на Джареда – тот пялился на Стива, открыв от ужаса рот.

– Я дал ему часть своей души?

– Может быть? – Стив не выглядел особенно уверенным, и Дженсен не сильно проникся предложенной им гипотезой. – Часть человеческой души, конечно. Все остальное – дело техники. Скорее всего, именно поэтому твое Пробуждение началось сейчас без всяких… предшествующих травмирующих происшествий.

Он уже начал жалеть, что задал такой вопрос, судя по всему не имевший ничего общего с природой экстрасенсов, но…

– Пробуждение? Травмирующих? Ради всего святого, Стив, перестань быть настолько загадочным и объясни все хоть раз, а? Не могу больше терпеть все это дерьмо. Только не после того, что я сегодня пережил.

– Перестань истерить, – сказал Стив. – Я ни в чем не виноват. И я говорю о твоем Пробуждении. Так же известном, как освобождение внутренней сущности от оков сверхъестественного сна, но это слишком длинное и нелепое определение. Обычно требуется нечто большое, например, быть утопленным водяным на свидании с парнем, который вовсе не обычный экстрасенс, как тебе бы хотелось, учитывая все обстоятельства.

–… Ого.

– Ага.

– Чувак, это просто фигня какая-то, – произнес Джаред. – Водяные мирные ребята.

– Всякое случается, – Стив не выглядел особенно счастливым по этому поводу – ни сейчас, ни когда ему впервые пришлось с этим столкнуться.

Дженсен встал, проведя рукой по волосам. Он был в курсе той истории, но теперь понял ее еще лучше, узнав, кто Стив на самом деле – если Дженсен сможет когда-нибудь до конца осознать этот факт – но были и другие, более важные вопросы.

– Мы можем снова вернуться к той части, в которой я отдал ему свою душу? Или обсудить, почему в этом городе демоны похищают ни в чем не повинных медиумов?

– Не всю душу, – поправил Стив. – Какую-то ее часть. Может, половину. Думай об этом как о родственной душе, сделанной своими руками.

– Всегда любил труды в школе.

Джаред рассмеялся, ухмыльнувшись Дженсену. Ну, хоть кто-то разделяет его чувство юмора.

– И я не знаю, зачем демоны здесь собрались, – сказал Стив, бросив на Джареда более чем подозрительный взгляд. – Думаю, ты должен спросить у им подобных.

Джаред уставился на него в ответ.

– Чад старается раскопать побольше информации, – сказал он, поворачиваясь к Дженсену и обдавая Стива такой волной холода, что производители кондиционеров бы сдохли от зависти. – Но это неважно звучит. Куда хуже, чем твои обычные истории о демонах.

– Хуже? – Дженсен почувствовал, как у него екнуло сердце. – Насколько?

– Жертвоприношение забирает чужую жизненную силу, так? – спросил Джаред. Стив проворчал что-то, соглашаясь, и то только потому, что Дженсен кивнул – он годами заходил в церкви только для того, чтобы пополнить запасы святой воды. Кроме того, Дженсен был почти уверен, что если он будет проводить в храмах слишком много времени, то провалится сквозь землю, будучи язычником и все такое, поэтому Дженсен решил просто поверить словам Джареда. – Да, так и есть. Ну, это все равно, что взять кредит в банке. Ритуал Призыва это все равно, что… Форд занял средств на приобретение Вольво.

– И какая выгода была Форду? – спросил Дженсен. – Им пришлось снова продать этот бренд спустя пару лет.

– Ага, долги приходится отдавать, – улыбка Джареда вышла натянутой. – Но если ты крадешь деньги или, как в нашем случае, жизненную силу у другого производителя автомобилей, то такой проблемы не возникнет. Приносишь в жертву пару пьяниц, насылаешь беды на человечество, обрушиваешь город или два в тартары – все это можно сделать с помощью Призыва, запитанного от обычного жертвоприношения.

– И чем усугубляется наша проблема? То, что мы тут находимся, включает нас в очень специфический список покупок? – как только Дженсен задал этот вопрос, на лице Стива появилась такая печаль, что он понял, что еще пожалеет о своей любознательности.

– Настоящие провидцы полны сил, недоступных обычному человеку, – ответил Джаред. – Как будто ты не просто крадешь деньги у Дженерал Моторс, а… будто ты, используя Конгресс, скупаешь акции всех американских производителей машин, потом основываешь военную корпорацию и убиваешь всех на своем пути, чтобы никто не усомнился: ты безусловный король автомобильного рынка.

– Всех убью, один останусь? – спросил Дженсен, пытаясь поднять всем настроение.

– Нет, если ты планируешь захватить европейский автомобильный рынок следующим, – мрачно парировал Стив.

– Мировое господство. Из Чистилища в Техасе, с любовью, – Дженсен уже достиг предела своего запаса метафор. – Черт, Стив, какого черта ты сказал мне обязательно поговорить с Сэнди? Честно, это не то место, где мне стоит находиться.

– Я говорил про Данниль, придурок. Ты должен был поговорить с человеком, а не с демоном, нанявшим тебя. Данниль отговорила бы тебя от поездки сюда, тогда Джаред бы остановил этот беспредел, и на мили вокруг не было бы ни одного пророка. К сожалению, ты должен был прожить еще как минимум десять лет в качестве обычного человека.

– Да уж, немало хорошего могло бы произойти, – сказал Джаред, но Дженсен слышал его слова, как будто издалека. От волнения у него похолодели пальцы на руках и ногах, а дыхание сбилось.

– Так Сэнди… демон? – спросил Дженсен, и ему понадобились все его мужество, чтобы заставить голос звучать тихо и буднично – особенно когда руками ты судорожно впился в покрывало. Он посмотрел на часы: без четверти три. Время еще есть.

– Ну, естественно, чувак, – ответил Стив. – Ты ее ауру вообще видел? Такая мешанина может быть только у дитя проклятого. Это же очевидно. Разве ты не поэтому согласился на работу?

Но Дженсен уже поднялся на ноги, ища свой мобильник. Он помнил, как Джаред отбросил его куда-то в сторону, но когда Дженсен наконец-то отыскал трубку, та была намертво разряжена. Должно быть, Крис вчера звонил ему дюжину раз, а Дженсен уже пару месяцев как собирался поменять батарею – чертова штуковина держала заряд не дольше суток…

Точно. Есть только одно решение, и Дженсен знал его. Стив и Джаред говорили что-то одновременно, но он не слушал их, бросившись к двери так быстро, как только мог. Данниль через пятнадцать минут встречается за чашечкой кофе с демоном, и она именно то, что заказывала Сэнди.

Изображение

Джаред не обратил внимания на Стива – учитывая, что тот вел себя как последний говнюк и начал орать на него с момента своего появления в центре комнаты, это было просто потрясающе приятно – и бросился за Дженсеном. Попутно он отметил, что дверь номера вряд ли рассчитана на подобное обращение: он чуть ли не пинком распахнул ее, выбегая в коридор. Джаред не до конца понимал, что происходит, но чувствовал панику Дженсена, и в его голове крутились не принадлежавшие ему мысли: «Данниль, Сэнди, как же я виноват». Он вспомнил, что Дженсен уже упоминал о какой-то встрече с клиентом – тут Джаред выругался, наконец-то собрав все воедино и поняв, что так взволновало Дженсена.

Дженсен рванул прямиком к дороге, как будто собрался на своих двоих бежать через весь город. Джаред свернул в сторону, запрыгнул на мотоцикл, стремительно срываясь с места – гравий так и полетел из-под колес. Он притормозил около Дженсена, потом превратил какой-то дорожный мусор в пару мотоциклетных шлемов и протянул один из них Дженсену, устроившемуся сзади. Надеясь, что тот уже успел надеть шлем, Джаред набрал скорость, стремительно летя вперед по дороге.

– Закусочная, – проорал Дженсен ему на ухо. – Данниль встречается с Сэнди в закусочной!

Джаред снова чертыхнулся и до упора вжал педаль газа.

Они чуть не собрали на своем пути все городские фонари – все шесть штук, и чудом не врезались в машину доставки, когда Джареда занесло на последнем повороте. Но они доехали, жар от двигателя практически обжигал бедра, когда Джаред заглушил мотор и выбил подножку.

– Мы успели? – спросил он, пока они слезали с мотоцикла. Дженсен выглядел бледным, напряженным и непохожим на себя – Джаред вдруг понял, что больше не слышит или не чувствует ничего, что можно было бы назвать чужими мыслями или переживаниями. Наверное, от этого должно стать комфортнее – все-таки предполагается, что ты один в своей голове, даже если ты все время дотрагиваешься до Дженсена – но, черт возьми, как же на самом деле это выбивало из колеи. Внезапно он сжал плечо Дженсена, теснее прижимая его к себе: – Дженсен, мы успели?

Дженсен сделал вдох, глотая воздух так, словно забыл, как дышать, и уставился на Джареда широко распахнутыми глазами.

– Нет, – у него был этот пугающий отсутствующий взгляд медиума. А потом вдруг его глаза приобрели нормальное выражение, как будто где-то повернули невидимый выключатель – и Дженсен бросился к закусочной, срезая углы по пыльной стоянке.

Несколько побитых легковушек и велосипедов – скорее всего, принадлежавших работникам – припаркованных рядом с забегаловкой. И огромный белый Кадиллак у входа – наверняка, его сверкающее великолепие охраняла самая темная магия – на таком фоне он смотрелся на редкость неуместно и бессмысленно. Двери и багажник были нараспашку, зияя темными зловещими провалами.

Два Низших демона, одетых как парни со старого доброго Юга, боролись с пойманной и связанной Данниль, пытаясь запихнуть ее в багажник. Данниль не собиралась просто так сдаваться – она упиралась, извивалась и вырывалась, что делало ее самой несговорчивой жертвой похищения за всю историю. Осмотревшись, Дженсен подумал, что, наверное, только из-за этого у них появился шанс успеть вовремя.

Чуть в стороне стояла миниатюрная брюнетка, наблюдавшая за происходящим уперев руки в бока, но даже с такого расстояния Джаред мог точно сказать: именно она все это устроила. Сила бурлила вокруг нее мощными потоками, такими сильными, что у Джареда сбилось дыхание, и он отступил на пару шагов. Дженсен почувствовал узнавания и горечь от предательства, как только увидел ее – похоже, это и была таинственная Сэнди.

Сэнди заметила, как Дженсен рванул к Данниль, и выкрикнула проклятие, очевидно призывающее на его голову всю мощь ее магии. Заклинание сбило Дженсена с ног и протащило по стоянке, выбило из Джареда дух, пока он не начал сопротивляться, пытаясь побороть эту магию. Он рывком выбросил руку, вкладывая всю свою волю, желая захлопнуть двери и багажник машины, вырубая двигатель – все что угодно, лишь бы их задержать.

Ничего не произошло. Как бы сильно он того не желал, Джаред никак не мог заставить свою магию работать; он угрохал все свои силы на заклинание, которое ровным счетом ничего не сделало, и если хоть один из этих демонов владел магией, то еще и нехило облажался. Несмотря на все его усилия, пара Низших уже почти запихнула Данниль в машину – Джареду начало казаться, что сейчас его сил не хватит и на то, чтобы поднять маленький камушек. Хотя он был вполне в состоянии осыпать их цветочными лепестками во имя добра и процветания. Но он все равно бежал, понимая, что теперь просто не может отступить.

Джаред со всего маху врезал одному из Низших кулаком по носу. Мощный удар откинул того назад – демон прижимал руки к лицу, кровь стекала по пальцам. Но удар вышел не таким сильным, как хотел Джаред, и даже не вполовину таким, каким мог быть, учитывая все его демонические силы – Джаред чувствовал себя так, словно двигался под водой. «Наверняка, это как-то связано с тем, почему моя магия не работает», – вяло подумал Джаред.

Другой Низший выпустил ноги Данниль и кинулся на Джареда с нечеловеческим ревом. Джаред умудрился увернуться от первого удара, снова концентрируясь на своей магии – на этот раз ему удалось создать в своем воображении веревку, захлестнуть ею лодыжки демона и рывком свалить его на землю. Дженсен встретил это радостным криком, пытаясь подняться, но снова и снова падал обратно; что бы ни сделала Сэнди, оно было чертовски эффективным, Джаред заставит ее заплатить за это.

И тут его задело заклятием. Магия ударила так, как будто это было столкновение лоб в лоб на скорости восемьдесят миль в час на хайвее – куда сильнее, чем Джаред рассчитывал. Намного, намного сильнее, и Джаред чувствовал: он точно должен понять, как им удалось добиться удара такой силы, но сейчас был слишком занят – пролетев по воздуху пару футов и впечатавшись лицом в стену забегаловки. Его потащило вверх, разрывая рубашку – теперь он хорошо понимал, как себя чувствуют бургеры в гриле, но зато теперь у него был отличный обзор.

– Ты надо мной издеваешься, ведь так? – Сэнди подошла к нему ближе. – Разве ты не понимаешь, что встал не на ту стороны, малыш?

– Джаред! – Джаред обернулся и увидел, что Дженсен наконец-то встал на ноги, бережно прижимая одну руку к телу.

У него что-то оборвалось внутри при одной мысли о том, что Дженсен сцепится с Сэнди. «Хватай Данниль!» – проорал тот вместо этого, потому что Низшие демоны практически запихнули ее в машину. «Они не успеют вовремя спасти ее, она умрет, и это будет только его вина…»

Джаред потряс головой, прогоняя прочь мысли Дженсена. Дженсен, прихрамывая, бежал к машине, он только начинал светиться, но этого явно было недостаточно. Нынешнее сияние даже сравнить нельзя было с тем, что испепелило демонов у мотеля, его не хватит для спасения Данниль. Да он же сдерживает себя, понял Джаред. Сдерживает, потому что они оба знали, что произошло с демонами вокруг, когда Дженсен в прошлый раз дал волю сиянию.

«Не беспокойся обо мне, – изо всех сил подумал Джаред. – Теперь у меня есть душа, помнишь?». На самом деле, Джаред не думал, что это чем-то поможет, он помнил, как жгло руки, когда он дотронулся до Дженсена на стоянке – но сейчас не было времени все объяснять.

Уровень сияния поднялся вверх на пару делений, но все еще не был достаточно ярким, чтобы хотя бы сбросить личину Сэнди, и Джаред затаил дыхание, пытаясь передать Дженсену свою силу и скорость.

– У меня нет на это времени, – Сэнди снова взмахнула рукой, отбрасывая Дженсена, но тот лишь покачнулся, но устоял. Джаред сполз вниз по стене – Сэнди, нахмурившись, подошла ближе. Дженсен остановился, его свечение больше не нарастало, но он не сдавал завоеванных позиций. Джаред вдруг осознал, что нервничая, судорожно сжимал кулаки.

– Ну же, Дженсен, – прошептал он, глядя на то, как Дженсен отыграл еще один шаг. Данниль забилась еще яростней, но демоны держали ее крепко. Внезапно Джаред почувствовал, как личина трещит по швам от магии Дженсена, наконец-то полностью пробудившейся – Джаред только надеялся, что за ними сейчас не наблюдает никто из обычных людей. Низшие оказались ярко оранжевыми, а Сэнди такой же красной, как Джаред – ну, может, чуть поярче – татуировка на груди выдавала в ней дитя Оливера, а отсутствие короны указывало на более низкий статус, чем у Джареда. Теперь Сэнди выглядела на несколько порядков злее, чем раньше.

– Ого, это что-то новенькое, – прорычала Сэнди, ее голос все еще отдаленно напоминал женский, а, значит, она еще могла придерживаться своей человеческой формы. Она засмеялась и подошла ближе, вступая в сияние Дженсена, сминая его энергию, как будто для нее не существовало никаких преград. – Теперь у меня, по крайней мере, достаточно энергии для других дел.

Сэнди взмахнула рукой, и Дженсена впечатало в ту же стену, что и Джареда, но недостаточно близко, чтобы тот мог до него дотянуться. Еще один взмах, и Данниль влетела в багажник кадиллака, и тяжелая крышка захлопнулась за ней. Данниль начала кричать и колотить по крышке изнутри, но это все равно ни к чему не привело. Низшие демоны и Сэнди не обращали на нее никакого внимания, продолжая загружаться в машину. Джаред и Дженсен, все еще удерживаемые заклинанием у стены, не могли ничего сделать, чтобы их остановить.

Мысли Дженсена вихрем носились у него в голове, но Джаред не обращал на них внимания: он неотрывно смотрел на Сэнди, которая как раз разворачивала машину. Личины Низших хоть и вернулись на свои места, но еще немного мигали, Сэнди же вернула человеческий облик в мгновение ока. Когда автомобиль поравнялся с пришпиленным к стене Джаредом, она снова была миленькой миниатюрной брюнеткой с трудом заметной за рулем машины. Ее взгляд скользнул по отметине на груди Джареда, одна из аккуратных бровей самодовольно выгнулась.

– Рада встретить тебя, дитя Белиала, – нежно пропела Сэнди и окинула Дженсена взглядом: – Тебе действительно стоит подыскать компанию получше.

И она уехала с Данниль в багажнике, Джаред с Дженсеном ничего не могли с этим поделать. Прошло не так много времени после того, как укатили демоны, когда Джаред снова смог вернуть свою личину на место и заодно освободить их от связывающего заклинания, удерживающего обоих в подвешенном состоянии у стены. Джаред немного помедлил, прежде чем дотронуться до Дженсена – тот еще немного светился, но его свет мерцал, как у догорающей свечи. Когда заклинание развеялось, а ноги наконец-то коснулись земли, Дженсен рухнул бы, не успей Джаред его подхватить до того, как он со всей силы грохнется на землю. Стало немного легче дышать, когда он почувствовал, как Дженсен обхватил его руками за талию.

– Ты как? – Джаред ощупывал руки Дженсена, его бока, выискивая царапины, синяки или более серьезные повреждения. Ничего, заслуживающего беспокойства.

– Они забрали ее, – прорычал Дженсен, отстраняясь от Джареда. Он со всего маху стукнул раскрытой ладонью по стене, выкрикивая, – я подвел ее и теперь она умрет, – на стену обрушалась еще пара ударов. – Будь оно все проклято!

– Эй! – окликнул их кто-то. – Занимайся этим где-нибудь в другом месте! Моя забегаловка ничего тебе не сделала.

У Джареда ушла всего лишь секунда, чтобы при помощи своей «чуть слабоватой и чуть тормозной» магии восстановить рубашку и повернуться к человеку в заляпанном пятнами переднике, высунувшемуся из служебного выхода забегаловки. О, как же Джаред был счастлив, что тот не вылез минутой раньше! Улыбаясь так успокаивающе, как только мог, он помахал рукой.

– Просто недоразумение, – произнес Джаред. – Простите, что побеспокоили вас.

– Ага, конечно. Устраивайте свои недоразумения где-нибудь подальше отсюда, – мужик окинул их скептическим взглядом и сплюнул на землю.

– Да-да, мы уже уходим, – сказал Дженсен. Джаред все еще чувствовал его страдание, но холоднокровное спокойствие, понимание, что истерикой делу не поможешь, уже брало верх. Джаред тут же ощутил себя последним говнюком – как он только мог подумать, что Дженсен не сможет справиться с собой, учитывая, что только этим он и занимался с тех пор, как они встретились.

Повар продолжал распинаться по поводу нанесенного ущерба, но Джаред нацепил свое самое невинное выражение лица, и тот, снова плюнув, скрылся в забегаловке, напоследок одарив их очередным выразительным взглядом, напоминая, что лучше всего будет побыстрее и подальше отсюда убраться. Как только он ушел, они завернули за угол здания, надеясь хотя бы некоторое время не мозолить глаза окружающим. Последнее, что им было сейчас надо – так это привлекать к себе внимание.

– Мне надо найти Чада, – сказал Джаред, убедившись, что вокруг никого нет. – Теперь, когда она у них, они захотят уехать побыстрее, и мы должны быть к этому готовы, если хотим попытаться их остановить.

Дженсен просто смотрел на него какое-то время, а потом тень улыбки скользнула по его лицу.

– Ага. Да, точно, неплохой план, – он еще немного помолчал, глядя куда-то в пространство, а потом фыркнул, хотя это и нельзя было назвать полноценным смешком. – Чад не вылезает из того бара с прошлой ночи.

– Это его любимый способ добычи информации, – с умилением произнес Джаред.

– Лишь бы от этого была польза, – Дженсен выпрямился. Он выглядел куда более раздраженным, чем Джаред когда-либо видел. – Я возвращаюсь обратно в мотель. Может, у них уже есть Данниль, но мне все равно лучше держаться от них подальше. Кроме того, может, Стиву удалось что-нибудь узнать. Не то чтобы я ждал этого, затаив дыхание, но все же.

– Хорошая идея, но у меня только один мотоцикл, а нам в разные стороны, – нахмурился Джаред.

– Мой джип, – тихо произнес Дженсен, сглотнув. – Данниль приехала на нем.

Джаред не знал, что сказать в ответ, что делать со всей этой виной, исходившей от Дженсена и от него самого, поэтому он промолчал. В конце концов, он просто притянул Дженсена к себе и поцеловал его, медленно вылизывая нижнюю губу, пока его рот не раскрылся навстречу языку Джареда. Так, чтобы хоть немного отвлечь Дженсена – на большое у них все равно не было времени.

Тогда он углубил поцелуй, поражаясь тому, как от такого простого действия начинает покалывать кончики пальцев, кожа горела, требуя большего. Может быть, всему виной кусочек души Дженсена внутри Джареда, но Джаред был уверен: когда они целовались в баре прошлой ночью, ощущения ничем не отличались от нынешних. Значит, их отношения – это нечто большее, чем просто сверхъестественное недоразумение. Нечто, способное перерасти в любовь, сложись все иначе, даже несмотря на то, что лишенное души существо вроде демона вряд ли может любить.

Но Джаред не сожалел о несбывшемся, да и Дженсен тоже. Жизнь до их встречи была жизнью лишь наполовину, борьбой за что-то чужое, лишенной чего-то, принадлежавшего только тебе, того, за что действительно стоит драться, того, чтобы согревало тебя изнутри, помогало собраться, когда ты борешься со злом, к которому, Джаред был уверен, принадлежала Сэнди. Неважно как, но теперь они были вместе. Сопротивление, борьба с собой принесли бы им только несчастья. Даже появись у Джареда возможность изучить, как бы их чувство развивалось в нормальных условиях, он бы ни за что не променял его на существующее ощущение покоя и мира, подобное тем эмоциям, какие он испытал при виде того, самого первого храма. Их чувство – самое чистое, из того, что Джареду довелось испытывать, и даже если мир вокруг них рухнет, он все равно будет улыбаться, просто потому что он целует Дженсена, просто потому, что может его поцеловать.

Они разомкнули объятия: Дженсен тоже улыбался, и Джаред знал, что он слышал все его мысли, разделял все его чувства. И это было правильно, потому что Дженсен чувствовал то же самое. Не переставая улыбаться, Дженсен снова поцеловал его, нежно касаясь губами, и провел ладонями по животу, усмиряя связь, бурлящую между ними, возвращая ее в прежнее русло. Когда Дженсен закончил с этим, Джаред почувствовал, что он снова один у себя в голове, и слабая, едва ощутимая связь между ними нежно шепчет: «Продолжай дотрагиваться до него, обнимай его так сильно и долго, как только сможешь».

– Думаю, у меня не было шансов в тебя не влюбиться, – Дженсен еще раз поцеловал его на прощание.

Изображение

Двадцатью минутами позже Джаред подъехал к бару, где рядом с парой пикапов притулилась Эль Камино, на которой уехал Чад. Сначала Чад то и дело получал взбучки от Джареда, когда вместо сбора информации зависал в барах, но годы спустя Джаред уяснил, что у его друга есть свой собственный метод. Не всегда надежный и не всегда самый быстрый, но это был метод Чада, и попытки перенаправить его усилия в другое русло будут просто катастрофой. В общем, Джаред пришел к выводу, это просто часть его непонятного обаяния.

В баре Чад напропалую флиртовал с миниатюрной брюнеткой, и Джаред с тоской подумал, что ему стоило позвонить другу, прежде чем отдавать мобильник Дженсену – и тут Сэнди обернулась. Именно в этот момент Джареду стало страшно интересно, не проклял ли его кто-нибудь. Чад тоже заметил его, ухмыльнулся и расслабленно помахал рукой – этот жест подсказал Джареду, что кто-то уже угостил Чада слишком большим количеством алкоголя. Джаред замер, как олень при свете фар, глядя на то, как захлопывается вокруг него ловушка.

Неотесанные болваны Низшие, с которыми они уже встречались у закусочной, тоже были тут. Бывший партнер Джареда по спаррингу выглядел гораздо злее, чем его приятели. Джаред отшатнулся назад во все сужающемся круге, изучая обстановку и надеясь, что Чад не настолько пьян, как изображает. А вот если он и правда пьян в стельку, то Джаред серьезно встрял. По крайней мере, бармен что-то заподозрил и смылся отсюда по-быстрому. Ну, хотя бы о спасении еще одной задницы не надо заботиться – сейчас Джаред мог думать только об этом.

Сэнди взмахнула своей маленькой ручкой, и Джареда словно припечатало к месту, на котором тот стоял. Теперь он едва мог голову повернуть, не говоря уж о том, чтобы пошевелить пальцами. Сейчас Джаред не сумел бы воспользоваться магией, даже если бы она могла помочь ему. А она и не могла, и Джаред точно знал это – в прошлый раз они с Дженсеном застали Сэнди врасплох, но сейчас она хорошо подготовилась. Если Джаред хочет хоть как-то выбраться из этой заварушки, ему придется положиться на свои кулаки. В общем-то, это было не так уж плохо, учитывая, что Сэнди могла превратить его в пыль силой мысли – и ему бы еще повезло, если мысли Сэнди были настолько доброжелательны.

– Джаред? – позвал его Чад, медленно перебирая пальцами. Из-за его связи с Джаредом на него тоже подействовало заклятие, но Чад был сильнее, чем все думали, впервые его увидев. И куда трезвее, чем рассчитывал Джаред, что тоже было приятным бонусом наравне с тем, что Сэнди не принимала Чада в расчет, из-за того что тот был Низшим. – Жизнь дала трещину?

Сэнди рассмеялась и потрепала Чада по щеке.

– Не беспокойся, Чад. Ты мне не нужен – в отличие от Высшего, которому ты принес свою присягу. Он куда аппетитней, и мой отец обрадуется ему больше, чем твоей маленькой грязной заднице.

– Ого. Мне уже легче, – голос Чада слегка дрожал, и Джаред не мог его осудить за это; они видели, что Сэнди делает с теми, в ком больше не нуждается. Мертвые медиумы служили неплохим тому доказательством. Хотя, раз Чад – вассал Джареда, то нет никой гарантии, что если Сэнди принесет его в жертву, то тот выживет. Скорее всего, нет.

– Заткнись, позор клана Белиала, – прошипела Сэнди, ударив Чада в живот со всей своей демонической силы – того согнуло пополам. Сэнди воспользовалась полученным преимуществом и нанесла следующий удар: крепкий апперкот, от которого глаза у Чада съехались к переносице, а сам он сполз на пол бара, и пару секунд тряс головой, пытаясь прийти в себя. – Радуйся, я высосу из тебя силы быстрее, чем мой отец. И гораздо аккуратнее. Обещаю, будет только чуть-чуть больно.

– Чад? – Джаред поймал взгляд Чада. Он знал, что тот использовал много энергии для нейтрализации остатков алкоголя, чтобы помочь им прорваться к выходу, но неизвестно, насколько Сэнди сильна и опасна. А Джаред не мог ему ничего сказать, не нарушив хрупкого равновесия, воцарившегося в баре. Им нельзя показывать свои слабости, иначе их тут же убьют, как и Данниль, спрятанную где-то неподалеку. – Чад, я хочу, чтобы ты меня сейчас внимательно выслушал, услышал все, что я скажу, и пусть эти слова найдут дорогу к твоему пустому сердцу, – Чад вскинул голову одновременно с Сэнди, но поздно, слова уже произнесены, они не успеют его остановить. – Пусть они заполнят ту пустоту, где должна быть твоя душа; я возвращаю тебе твою присягу. Я возвращаю тебе твою свободу и способности, теперь ты можешь принести клятву верности любому другому демону. Ты меня понял?

– Джаред… – личина Чада мигнула и исчезла, его оранжевая кожа побледнела.

Сэнди засмеялась.

– Ты думаешь таким образом спасти его? Я всегда могу использовать другой источник силы, Джаред.

– Ты слышал меня, Чад! – гаркнул Джаред. – Я освобождаю тебя!

– Отлично, придурок, – и Чад, мигнув, исчез из бара, оставив после себя дым и слабый запах серы.

– Ты что сделал? – заорала Сэнди. Она скинула личину и ткнула огромным красным кулаком в то место, где мгновением раньше стоял Чад.

Теперь пришла пора Джареда смеяться.

– Особый талант Чада – телепортация, – Низшие у него за спиной придвинулись ближе, у Джареда волосы на затылке встали дыбом. – А освобожденный Низший может делать все что угодно для спасения своей оранжевой шкуры. Все, что ему захочется, поняла, ты, жалкая сучка? – он глянул через плечо, заметил, как Сэнди подает знаки своим шавкам, и успел уклониться от удара. – Да он уже, наверное, на полпути к Детройту, если догадался использовать свой талант, чтобы убраться отсюда как можно дальше.

– Когда прибудет мой отец, не останется такого места на земле, где твой дружок сможет скрыться, – Сэнди повела рукой так, будто слишком часто смотрела «Звездные войны». Но Джаред не смог приколоться по этому поводу, воздух как-то резко закончился, а его ноги перестали чувствовать опору. Он не мог использовать свою магию, не мог дотянуться до Сэнди, не мог даже почувствовать Дженсена. Он скреб руками по разреженному воздуху, безуспешно пытаясь нащупать заклинание, связавшее его, ноги болтались в дюйме над потертыми половицами.

И когда комната уже начала темнеть перед глазами, и не осталось сил сопротивляться, Джареду стало интересно, как же Сэнди умудрилась добраться сюда настолько раньше него? Как они узнали, что он придет за Чадом?

Изображение

Дженсен второй раз за день принял душ и как раз натягивал свежую майку, когда услышал жуткий грохот. Он был уже у двери ванной, когда начался этот дикий ор, и у него волосы на руках встали дыбом от докатившегося до него всплеска силы Стива. Дженсен тут же выскочил наружу, чтобы навести порядок.

В комнате размером с почтовую марку, он ожидал увидеть Джареда с Чадом, во всем их великолепии, но в комнате был только Чад. Дженсен начал немного нервничать, но усилием воли подавил беспокойство, убедив себя, что Джаред уже большой взрослый демон и все-такое и определенно в состоянии сам о себе позаботиться.

– Еще один демон, Дженсен? – Стив выглядел таким же раздраженным, как и раньше, что уже, похоже, входило в привычку. – Чувак, серьезно, нам стоит поговорить о твоем выборе союзников.

– Ну, по крайней мере, они были рядом, – проворчал Дженсен, проходя сквозь Стива, несмотря на то, что он знал, как того это бесит. При других обстоятельствах Дженсен мог бы согласиться со Стивом, но после всего произошедшего, им потребуется немало времени, чтобы вновь прийти к взаимопониманию. Стив исчез и не счел нужным упомянуть о не совсем человеческой природе Дженсена – и то, и другое выглядело не таким уж и незначительным предательством, пусть Стив и старался сделать как лучше. Хотя они много лет дружили, и Дженсен точно знал, что когда-нибудь остынет и перестанет злиться на Стива. Если, конечно, выберется из этой заварушки.

Чад выглядел просто ужасно – разбитая губа, кровоточащая царапина через всю щеку. Расхаживая взад-вперед, он нервно теребил подбородок. Вместо ярких, кислотных цветов рубашек, в которых Дженсен привык его видеть, на нем были простые джинсы и белая заляпанная кровью майка. Чад все время нервно проводил рукой по волосам, а когда он обернулся, Дженсен мог поклясться, что на секунду заметил его хвост – даже в человеческой форме. Что бы ни случилось, это точно было что-то плохое – у Дженсена сердце ушло в пятки, ведь с ними сегодня уже происходило «плохое», и он не до конца понимал, как им с Джаредом удалось выжить.

– Чад? Что случилось? – он хотел спросить, где же Джаред, но подумал, что тот, наверное, ждет снаружи или держит оборону, где бы ни стряслась новая катастрофа/

– Дженсен, – Чад перестал мерить шагами комнату и тяжело опустился на постель, сгорбив плечи. – Я бы пришел раньше, но мне нужно было убедиться, что я никого не приведу на хвосте. Похоже, никто из них не может телепортироваться, так что единственное, что им остается – ехать по трассе, но, надеюсь, что почувствую их раньше. По-любому. Он меня пришибет за то, что я вернулся, но я просто… просто не мог. Не после того, как он тысячу раз спасал мою шкуру, понимаешь? Фигня в том, что я не знаю, к кому еще обратиться, Джаред не самый популярный парень в преисподней, если ты улавливаешь мою мысль. Но я надеюсь, у тебя завалялась пара козырей в рукаве, а? Потому что если нет, значит, он серьезно встрял, а мы и без этой проклятой присяги друзья дольше, чем я могу вспомнить, так что я готов сражаться за него один против всех. Но все-таки, никогда особо не мечтал становиться самоубийцей, так что, пожалуйста, скажи мне, что ты можешь не только гадать по чаинкам и светиться в темноте?

Дженсен нахмурился. Он чувствовал, как его охватывает ужас, но старался не поддаваться панике, подавить ее. Не стоит истерить, пока для этого не появилось весомого повода.

– Я не имею ни малейшего понятия, что за чушь ты несешь, парень. Попробуй нормально мне объяснить, а?

– Боже! Отлично! – Чад взвыл от досады и дернул себя за волосы. – Джаред, – наконец произнес он, широко и потерянно распахнув глаза, – эта сучка схватила Джареда.

– Что? Бессмыслица какая-то, – Дженсен привалился спиной к сделанному «под дерево» шкафу для одежды. – Я бы знал. Если бы Джареда схватили, я бы... я бы знал.

В то же самое мгновение, Дженсен потянулся к Джареду, посылая свое смятения по соединяющей их связи, как бы вызывая его по приватной линии. Джаред почувствует его и пошлет сигнал обратно, и Дженсен будет знать, что он в порядке, а Чад просто бредит. Но зов Дженсена словно завяз в густой смоле. Он не мог достигнуть Джареда. Связь была на месте, все такая же аккуратная, крепкая и – слава Богу – живая, но что-то или кто-то мешал Дженсену докричаться до Джареда. И очень знакомо мешал, кстати.

Так похоже на магию Сэнди у забегаловки, которую они ощутили на себе меньше часа назад.

Мгновение Дженсен не ощущал вообще ничего. Как будто он на берегу, вода бьется о берег, песок просачивается сквозь пальцы, а океан хочет утянуть его в свои холодные успокаивающие объятия. А потом ярость и страх Дженсена сплелись воедино и вырвались на волю, подобно гигантской волне, разбивая безмятежность, словно зеркало. Он почувствовал, как теплая вибрация наполняет его – похоже, он снова начал светиться, и сияние становилось все сильнее с каждым мгновением. И сейчас Дженсена совсем не беспокоило, сотрет ли он этот проклятый городишко с лица земли или нет. Скорее наоборот, это его радовало, особенно если в процессе получиться уничтожить Сэнди и ее прихвостней.

– Дженсен! – Стив размахивал руками и орал, пытаясь хоть как-то привлечь его внимание: – Дженсен, ты его убиваешь!

Дженсен поднял взгляд и увидел, как Чад пытается забиться в самый дальний угол, его личина слетела, а оранжевая кожа начала покрываться волдырями. Не то чтобы Дженсена сильно волновало самочувствие Чада, но тот был лучшим другом Джареда и, похоже, их практически единственным способом найти его вовремя. И вообще, может, Чад и тот еще засранец, но он определенно хорошо разбирался во всей творящейся чертовщине, куда лучше Стива, который сейчас как раз пытался остановить Дженсена до того как тот зажарит Чада до хрустящей корочки.

Каким-то образом, Дженсен сам не знал как именно, ему удалось остановиться. Как будто повернули рубильник – как говорил об этом Джаред. От одной мысли о нем Дженсен чуть не завелся по-новой, но глубоко вздохнул и усилием воли взял себя в руки. Детскими приступами гнева не поможешь Джареду и Данниль. А вот успеть добраться до них вовремя вполне можно.

Чад не поднимался с пола, все так же съежившись в углу, и болезненно стонал. Чувство вины затопило Дженсена, и он опустился на колени рядом с демоном, не решаясь к нему прикоснуться.

– Я... мне жаль, – интересно, распространяются ли его возросшие способности на лечение. Дженсен сконцентрировался на этой мысли, пытаясь представить Чада снова здоровым, но ничего не вышло. Чад остался таким же, каким и был. Он внимательно смотрел на Дженсена, как будто ожидая, что тот снова начнет светиться. – Я не… Боже, – Чад вздрогнул. – Я так виноват, Чад.

– Что ты за чертовщина? – прохрипел Чад голосом, словно осипшим от долгого крика, и Дженсен подумал, как долго он светился. Как долго Чад страдал.

– Не ад, – поправил Стив. – Другое ведомство.

– О, – выдавил Чад. – Святоши, – и вырубился.

Изображение

Джаред очнулся на полу, умирая от головной боли. Внутреннее чутье говорило ему, что на него кто-то пялился, но не собирался причинить ему вреда, поэтому можно было отлежаться некоторое время. Потирая лоб, Джаред сел и, проморгавшись, увидел Данниль на другом конце тускло освещенной комнаты. Ее волосы были перехвачены грязным шнурком, лицо – в грязи, подбородок – в царапинах, но, по крайней мере, она была жива.

– Итак, – произнесла Данниль, со своего насеста – древнего, почти совсем разломанного ящика, – неплохая попытка.

– Я старался, – парировал Джаред, рассеяно почесывая татуировку на груди. Его личина спала, а магия исчезла. Просто исчезла, как конечность, которую отрубили. Он полагал, что никто не в силах сотворить с ним подобное – количество силы, необходимой для этого, просто ужасало. Хотя, со всеми этими жертвоприношениями, ничего удивительного.

Однако не похоже, что Сэнди нуждалась в дополнительной порции силы. Джаред искоса глянул на Данниль. Теперь у нее было предостаточно сил.

– Никто не появлялся с тех пор, как они привели тебя, – сказала Данниль. – Но они говорили, что вернутся в полночь. Может, ты знаешь, что они затевают?

Джаред, так же как и она сама, прекрасно знал, что затевают демоны. В чем на самом деле нуждалась Данниль – чтобы он сказал или сделал что-нибудь, что поможет ей с этим справиться. Но у Джареда больше не было сил вести себя по-геройски, когда его стукнули по голове и лишили магии, и он не мог почувствовать даже шепота Дженсена. Поэтому Джаред совершил в корне неверный поступок, не заботясь о том, что ведет себя как последний говнюк: он рассмеялся.

– В полночь тебя принесут в жертву, – нарочито грубо ответил он.

Данниль с ногами забралась на ящик, прижав колени к груди.

– Оу, – произнесла она и отвела взгляд.

Изображение

Дженсен подумал, что исцелявший свои раны Чад действительно впечатлял. Словно вода, его оранжевая кожа шла рябью, заживляя порезы, ссадины и волдыри, разглаживаясь так, будто их никогда не было. Даже губа зажила, а пятна крови постепенно пропадали с майки, но когда он закончил с лечением, то весь покрылся холодным потом, не мог управлять своей личиной и определенно был неправильного апельсинового оттенка.

– Тебе лучше научиться управлять своим сиянием, Райский Мальчик, – Чад съежился под одеялом, отпивая горячий кофе. – Я использовал все свои силы и теперь не в состоянии и карандаш телепортировать, даже если от этого зависела бы моя жизнь. Значит, нам придется вламываться к ним и сматываться оттуда на своих двоих. Я могу драться, но неизвестно, в каком состоянии Джаред, а от Каспера вряд ли будет много пользы. Полагаю, что твой горячий дружок не мастер кунг-фу или чего-то такого? – он не стал дожидаться ответа Дженсена, поскольку они все уже выяснили, и он знал, что если им повезет, то Данниль держат вместе с Джаредом. – Ей это понадобится. Они сильные ублюдки и, готов поспорить, выкачивали силы из мертвых экстрасенсов многие месяцы. Последний демон, который смог достать меня через связь с Джаредом, был его милый старый папочка, а его считают здоровенным ублюдком, редко выбирающимся за пределы своего дома.

Дженсен почувствовал, как при упоминании отца Джареда по спине побежали мурашки, хотя он не имел ни малейшего понятия, кто он такой. Черт, Дженсен совершенно точно был уверен, что не хочет узнавать. В конце концов, прямо сейчас от этого все равно ничего не зависело, и Дженсен решил что он «подумает над этим завтра», и вернулся к их главной проблеме.

– Как думаешь, сколько у нас еще есть времени? – спросил он Чада.

Тот пожал плечами.

– Ну, такие демоны любят устраивать театральные представления, так что, бьюсь об заклад, у нас есть пара часов.

– Нам надо выяснить, где они находятся, – сказал Дженсен. – Если я буду знать хотя бы общее направление, то, скорее всего, смогу обнаружить магию Сэнди, но я не могу просто так наколдовать огромную поисковую сеть. Вокруг нас пустыня с кучей мест, где можно спрятаться, и я еще не полностью освоился со всеми этими новыми способностями. Как и с сиянием – до сих пор не понимаю, как им управлять.

Стив рассмеялся – как-то сухо и надтреснуто.

– Что ж, лучше бы тебе разобраться. Я не материален; все, что я могу – развеять их личины и дать тебе совет, к которому ты наверняка не прислушаешься. Так что все в твоих руках, малыш.

– Спаси нас, Дженсен Эклз, ты наша единственная надежда, – фальцетом пропел Чад, хлопая ресницами.

– Придурок. Похоже, тебе уже лучше, – сказал Дженсен, забирая у Чада кружку, чтобы подлить еще кофе. – Давайте проясним. Ты сказал, что никто из них не может телепортироваться?

– Ага, именно так, – Чад взял кружку и, даже не подув на дымящуюся жидкость, сделал большой глоток. Он сменил цвет недозрелого апельсина на свой обычный – бодрой оранж соды, и Дженсен решил, что так или иначе, но оно работало. – Со слов Сэнди, у них на меня какие-то планы, значит, если они не могут им следовать, то им придется придумать что-то еще.

– Правильно. Но это также означает, что Сэнди надо было туда добраться – как и Джареду. Она едва ли опережала нас на четверть часа. Как долго она пробыла в баре?

– Минут пять. Может, десять? – нахмурился Чад. – В общем, ей хватило времени, чтобы влить в меня пару шотов мерзкого, скорее всего ей же и отравленного, пойла.

Дженсен обдумал услышанное. Если Данниль нужна Сэнди для какого-то специфического жертвоприношения, она вряд ли бросила ее в багажнике с учетом техасской жары. Трупы плохо подходят для магических дел. Значит, демоническая компания бросила Данниль где-то по дороге – примерно десять миль по пустыне от бара до города – в безопасном и охраняемом месте, скорее всего посреди еще большего количества демонов. Дженсен закрыл глаза, вспоминая поездку в бар – не то, как они возвращались назад, а то, как он сидел на мотоцикле сзади, крепко прижавшись к спине Джареда, и горячая вибрация двигателя распаляла их еще больше – вокруг виднелись только разрушенные, покинутые здания. Брошенная бензоколонка, чей-то перевернутый торнадо амбар, а потом, спустя четверть мили, поворот на изборожденную колеями грунтовую дорогу...

– Нашел, – напряженно ухмыльнулся Дженсен. – Только… Дайте мне пару минут, – он уселся на стул и, устроившись поудобнее, снова прикрыл глаза. Открыл Третий глаз и очень тщательно сосредоточился, вспоминая прежние ощущения. Сознание Дженсена описывало широкие круги – он аккуратно выбирал траектории – пока наконец снова не почувствовал знакомую сильную магию. Дженсен тотчас остановился, не желая вляпаться в какие-нибудь экстрасенсорные охранные сигнализации, не сейчас, когда у него появился шанс спасти Джареда и Данниль. Этой мысли оказалось достаточно, чтобы вывести его прямо на них – несмотря на все попытки контролировать ситуацию – хотя происходившее больше напоминало видение, чем астральную прогулку, поэтому Дженсен не волновался.

Они одни в комнате, отрезанной от всего мира, голая лампочка, свисающая с потолка на длинном шнуре – единственный источник света. Данниль сидит на старом ящике, в котором – откуда-то знал Дженсен, – когда-то хранили кирки, а Джаред – прямо на полу, привалившись спиной к стенке. На нем нет личины. Они оба грязные и в синяках, но, к счастью, живы. Как по команде, оба смотрят туда, где, судя по открывающемуся виду, может находиться Дженсен – Джаред улыбается, а Данниль закатывает глаза.

Чувствуя себя гораздо лучше, чем весь предшествующий вечер, Дженсен вернулся в свое тело, закрыл Третий глаз и широко распахнул глаза.

– Они живы, – с улыбкой произнес он. – И я знаю, где они.


15 дек 2011, 15:27
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 апр 2011, 20:55
Сообщения: 20
Сообщение 
Изображение

– А теперь, – сказала Данниль, усаживаясь на пол рядом с Джаредом, – расскажи мне правду. Насколько все плохо? В смысле, я поняла, что они собираются убить нас и все такое, но зачем? Если я отправлюсь в Чистилище – на этот раз буквально – то мне бы хотелось, чтобы моя смерть имела хоть какое-то значение, понимаешь?

– Жертвоприношение позволяет увеличить силы, – Джаред крепко зажмурился и потер веки, как будто от этого все начнет казаться куда более радужным, чем есть на самом деле. По крайней мере, у него осталось воспоминание о визите Дженсена – на грани сознания, словно кто-то легко погладил его по лицу. Мысли об этом успокаивали, помогали собраться для ответа на вопрос, заданный Данниль. – Сэнди – дитя Оливера, Князя Жадности и Зависти, и она все время говорит о нем. Думаю, она добивается воссоединения семьи.

– Как я понимаю, в этом нет ничего хорошего?

Джаред кивнул и прислонился затылком к грязной стенке.

– Белиал, мой отец, он… Ну, используя человеческую терминологию, именно он причина того, что я сбежал из дома и бросил семейное дело. Просто не могу идти по его стопам, не могу принять саму идею о том, что стану таким как он – высокомерным и заносчивым… Но Оливер не настолько сдержан, как мой отец. Во многом равновесие помогало сохранить то, что у Отца всегда были более сильные союзники, нет ничего удивительного, что дети Оливера пытаются это изменить. Предполагаю, ты последний ключ к порталу, который позволит ему вырваться из Ада.

– Я, – произнесла Данниль невыразительным голосом.

– Ну, им просто был нужен достаточно сильный медиум, чтобы активировать заклинание. Тебе просто не повезло оказаться не в то время не в том месте.

– Мама всегда говорила, что я особенная, – помолчав, сказала Данниль. – А как насчет тебя?

– Предполагается, что я – энергетическая подпитка для ее Любимого Папочки. Кровный сын конкурента станет для него вкусной и остроумно преподнесенной закуской, – ответил Джаред, стараясь не слишком об этом задумываться. Если они принесут его в жертву и выпьют его жизненные силы, для него не будет пути назад. Все будет кончено. Джаред устал и предпринял уже, наверное, с десяток попыток открыть дверь всеми возможными способами – слишком тяжелую и прочную, чтобы так просто ее выбить. Он почувствовал, как, нарастая, подступает к горлу паника.

– Как они догадались, что ты не один из них? – спросила Данниль, – В смысле, почему ты просто не сказал, что ты с ними в одной команде и не утащил нас оттуда, пока никто ничего не заподозрил.

– Такое трудно утаить, – вздохнул Джаред и потянул вверх майку, демонстрируя татуировку. Провел по ней пальцем, показывая, как что расшифровывается: – Дом Белиала – Наследник, – Джаред опустил майку и пожалел, что не может так же легко вернуть свою личину. – У меня полно братьев и сестер, так что в этом нет ничего особенного, но, тем не менее, моя кровь сильнее, чем, скажем, Чада.

Он какое-то время сидели в полной тишине. Джаред старался дышать глубже, надеясь вернуть то ощущение покоя, которое появилось, когда в их тюрьме повеяло присутствием Дженсена. Но потом оно полностью пропало, и ему нестерпимо захотелось выбраться отсюда, каждая его частица рвалась на волю – к Дженсену, подальше от этого города – кто знает, может еще не поздно.

– Так, – Данниль хлопнула себя по бедрам и встала. Джаред аж подпрыгнул от неожиданности, особенно, когда она вытащила из своих волос пару шпилек. – Так когда, говоришь, они придут, через полчаса?

– Думаю, да. Что ты собираешься делать?

– Ну же, неужели ты ждал, что я буду смиренно сидеть тут и ждать, пока меня принесут в жертву? – Данниль прижалась ухом к двери, прислушалась, кивнула сама себе, а затем опустилась на колени, сразу же начав копаться в замке, – Подмога скоро будет здесь. Меньшее, что мы можем сделать – подготовиться к их приходу.

– Ты понимаешь, что так взломать замок можно только в кино? – поинтересовался Джаред. – И даже если мы выберемся отсюда, куда, по твоему мнению, нам идти?

– В детстве сестра постоянно запирала меня в ванной комнате, – Данниль выпрямила одну из шпилек, так чтобы та стала похоже на длинный кусок проволоки, а другую наоборот, согнула пополам. – Я отлично умею вскрывать замки. И мы сейчас в этом убедимся. Жди знака или еще чего-то.

Не успел Джаред сказать хоть слово, как рядом материализовался Стив.

– Для протокола, – произнес он, – я как раз вызывал Национальную гвардию.

– Видишь? – сказала Данниль, а замок громко щелкнул, открываясь. – Знак!

Джаред проигнорировал ее радость.

– Национальная гвардия?

– Кое-что получше, чем просто Дженсен с Чадом, – ответил Стив.

Данниль присвистнула.

– Да, вы мальчики умеете произвести впечатление. Куда теперь?

– Налево, – сказал Стив. – Через пентаграмму, начертанную кровью некрещеных детей, и мимо толпы демонов, которые и так планируют убить вас обоих.

– Черт, ты умеешь выбить почву из-под ног, – сказала она.

– Эй, это не я предложил демонам там собраться, я просто делюсь информацией.

– Чад здесь? – спросил Джаред. – Я думал, он сейчас уже на другом конце страны.

– Был бы, не будь он настолько тебе предан – вместо побега он пришел к нам. Хотя Чад сильно измотан, так что выбраться наружу будет не так-то просто. До алтаря еще половина пути, встретимся там?

В зале раздавались голоса, переходящие в крики, и Джаред увидел пару Низших демонов, охранявших помещение. Они могли попытаться остановить его, но Джаред чувствовал, что снесет все преграды, зная, что Дженсен уже близко, что они практически выбрались, и, может быть, им, в конце концов, удастся прекратить этот демонический беспредел. Данниль права; ждать прихода подмоги, ничего не предпринимая – пустая трата времени. Джаред кивнул и оскалился, надеясь, что его оскал напоминает ухмылку.

– Увидимся, – прорычал он, не сильно заботясь, чтобы походило на человеческую речь, сжал кулаки и ввалился в зал.

Изображение

Проникнуть в логово демонов оказалось проще, чем Дженсен предполагал. Чад первым шел по лабиринту шахтовых туннелей. Он двигался по-звериному экономно, сражаясь быстро и тихо, Чад столько знал об убийстве демонов, что это должно было обеспокоить Дженсена, но тот лишь порадовался, что Чад на его стороне. Сам Дженсен, с бейсбольной битой в одной руке и фонариком в другой, старался держаться в стороне. Он знал – его время еще не пришло. Пока не пришло.

Попутно Чад рассказывал о Низших демонах и Миньонах, как Миньоны вселяются в тела людей, а Низшие и Высшие просто принимают их облик. Как можно изгнать Миньона, и что использованные ими люди после этого могут жить своей обычной жизнью. Когда Чад сказал это, Дженсен настоял, чтобы тот делал все возможное, чтобы только вырубить попадавшихся им Миньонов. Невинные люди не были ни в чем виноваты, и Дженсен не хотел, чтобы они страдали за прегрешения демонов.

Хотя пара-другая Миньонов осталась лежать в лужах крови, когда Чад с ними разобрался. Они все еще дергались, пытались ползти, поэтому Дженсен понадеялся, что все не так плохо, как кажется. Стив уверял, что Дженсен может изгнать их силой своего сияния, если постарается, но это может привлечь слишком много внимания. Поэтому они сошлись во мнениях, что Дженсену пока лучше прикрывать их с тыла, и быть готовым хорошенько врезать тому, кто попытается напасть на них сзади.

Проблема была в том, что Дженсен, после всего произошедшего на стоянке и в номере, слегка опасался использовать свои новые силы. Он боялся, что снова причинит вред Чаду, или, еще хуже, Джареду. Стив и Чад хором заявили, что он слишком много думает, но Дженсена не особо волновало их мнение. Они просто не могли понять ту панику, охватившую его, то пронзительное желание сию минуту очутиться рядом со своей родственной душой. Если существовала хоть малейшая вероятность, что он может все разрушить своими неуклюжими попытками колдовать, то определенно рисковать не стоило.

В общем, решил Дженсен, единственный плюс во всем этом – чем глубже они забирались в шахту, тем лучше он мог чувствовать Джареда. Как будто сокращение расстояния между ними уменьшало действие той штуки, которой Сэнди глушила магию Джареда. Дженсен достаточно успокоился, чтобы сконцентрироваться.

Стив появился, когда они подошли к тяжелой двери. Он выглядел чертовски взволнованным – не то, чтобы Дженсен мог его в этом винить – и парил в паре дюймов над полом.

– Сэнди здесь. Джаред и Данниль в зале с другой стороны. И, на всякий случай заявляю – это плохая идея.

– Как ты и говорил, – согласился Дженсен. Он оскалился и потянулся к их с Джаредом связи: так они смогут ворваться в комнату для жертвоприношений одновременно. Бросаться туда поодиночке абсолютно бессмысленно.

Если бы все это происходило в кино, Сэнди, скорее всего, кружила бы по комнате, забрасывая их какой-нибудь гадостью. А потом был бы длинный монолог, и Дженсен вызволил бы всех и спас мир. В реальности же Сэнди невозмутимо продолжала зажигать свечи на алтаре. Длинная широкая квадратная каменная плита, забрызганная кровью, совершенно точно была лишней в центре заброшенной золотой шахты, и Дженсен подумал, что слова Чада о любви демонов к театральным эффектам – правда. Сэнди придержала край своей мантии, чтобы пламя его не коснулось, и игриво улыбнулась Дженсену через плечо.

– О. Дженсен, какой же ты все-таки милашка, – проворковала она. – Привел всех ко мне. И тех двоих, которые мне нужны, тоже.

– Прекрати, Сэнди, – Джаред и Данниль бросились к ним с Чадом. – Что бы ты ни делала, оно точно не стоит твоей жизни, и уж поверь мне, мы убьем тебя, если понадобится.

Сэнди расхохоталась, отблески свечей падали ей на лицо, словно они сидели в дорогом ресторане. Конечно, для нее это место и было рестораном – в какой-то мере – от таких мыслей у Дженсена свело живот, и Джаред взял его за руку, успокаивая.

– Я не хочу никого убивать, – сказал он. – Но, думаю, меня простят, если я сделаю это, чтобы ты больше никому не могла причинить вреда. Предупреждаю в последний раз.

– И как же ты собираешься меня остановить? – поинтересовалась Сэнди. – Собираешься врезать мне своей здоровенной бейсбольной битой? Я Высший демон, любимое дитя Оливера. А ты всего лишь глупый человечишка, переспавший с блудным сыном Белиала; если в мире есть сила, способная остановить меня, то это должно быть что-то покруче.

– Чад, – скомандовал Джаред, – мне нужно, что бы ты перенес Данниль подальше отсюда. Так далеко и быстро, как только сможешь. Нет ничего зазорного в том, чтобы прикрывать отступление. Пожалуйста, ты можешь это сделать?

– Я не могу, Джаред, – Дженсен услышал, как убегают Чад и Данниль, как глухо отдаются их шаги в стенах шахты.

– Тебе придется, – продолжал настаивать Джаред.

– Это не безопасно, – Дженсен знал, что Джаред пытается вывести только Чада и Данниль из зоны поражения, но просто Джаред его никак не понимал.

– Собирался этим меня напугать? – со скукой поинтересовалась Сэнди. Она сбросила свою мантию, демонстрируя отсутствие нижнего белья, миниатюрное тело было изрисовано незнакомыми Дженсену черными письменами. – Медиум получил силы, я поняла это, Наследничек, но не так давно я с легкостью победила вас обоих. Почему ты думаешь, что в этот раз все будет иначе?

– Ты сказала, что ничего в мире не сможет остановить тебя, – произнес Джаред, вставая позади Дженсена и обнимая его за талию. – Теперь у меня есть душа. И если что-то сможет меня защитить, то только это.

Дженсен покачал головой. Он чувствовал неуверенность Джареда, и знал, что тот пытается убедить их обоих. Он чуть не убил Чада.

– Отец пообещал мне, когда отправлял сюда собирать силу, чтобы выпустить его из ада, – Сэнди добавила пару свечей на алтарь и поставила сосуд с широким горлышком на пол, в центр самого большого кровавого пятна. – Он сказал, что ему было предсказано – не будет человека или демона, равного мне.

«Я верю в тебя», – мысленно сказал Джаред, а Дженсен решил, что это нечестно. Он был абсолютно уверен, что если засияет в полную мощь здесь и сейчас, у Джареда не будет шансов спастись. Но это была их единственная надежда остановить Сэнди. И как только Дженсен так подумал, он понял, что Джаред считает, что лишь смерть от жертвоприношения будет для него окончательной, а смерть от силы Дженсена... он сможет вернуться.

Но за этим стояло нечто большее, нечто более важное, чем их желания и чувства, и хотя это не радовало, Дженсен знал, что Джаред прав. Он позволил всей свой признательности и любви просочиться по их связи и кивнул, принимая решение, – движение, заметное лишь Джареду.

– Забавно, – Дженсен отбросил бейсбольную биту и поднял руки, складывая ладони чашей, собирая столько энергии, сколько возможно. Свет был покалывающим и теплым, он поднимался и опускался по его рукам, словно разряды электрического тока, и Дженсен мог поклясться – каждый волосок у него на теле встал дыбом. Казалось, сияние сосредотачивалась у него на ладонях – любопытно, хотя возможно это были всего лишь отблески свечей. – Как раз сегодня днем я узнал, что не совсем с этой земли.

– Отожги, малыш, – прошептал ему на ухо Джаред, целуя.

Дженсен сосредоточился на поцелуе. Сконцентрировался на любви, которую он нашел благодаря случаю, судьбе и магии, на том, как привязался к Джареду до того, как они переспали, как они всего за пару часов нашли друг друга с Данниль, словно давно потерянные родственники. Сконцентрировался на Стиве, старавшемся быть счастливым, легким в общении и веселым, и на том, насколько сложна жизнь (и жизнь после смерти) все время в пути, но это были их жизни. Сконцентрировался на всех тех людях, безжалостно убитых Сэнди, и тех, кого она еще только собиралась прикончить. Потом сконцентрировался на тепле за своей спиной; живом, дышащим тепле, большем, чем просто человек или демон, готовом пожертвовать собой и своей новорожденной душой, на том, кто был рядом, когда это больше всего было ему нужно. И подумал – неужели он потеряет все это из-за Сэнди, которая и понятия не имеет, как дороги ему эти люди, эти вещи, и как много в них таится силы. И пришел гнев.

С грозным рыком Дженсен дал волю своей силе. Но в отличие от прошлого дикого, неконтролируемого сияния, это больше напоминало теплые лучи света, срывающиеся с ладоней. Они устремились прямо к Сэнди, пришпиливая ее к полу. На мгновение казалось, что обе ее формы присутствовали одновременно – человек и демон – а потом личина сползла с Сэнди, словно дешевая хэллоуинская маска, оставив только огромного бьющегося в агонии красного демона. Ее кожа покрылась волдырями гораздо быстрее, чем это произошло с Чадом, практически расползаясь на глазах.

Ее страдания заставили Дженсена поморщиться, но он остался непоколебим. Ей уже ничем нельзя было помочь, и он знал это. Победить или сдаться, и, несмотря на то, что от запаха горящей плоти у Дженсен сжимался пустой желудок, он не мог остановиться – это было бы неправильно. Судьбы слишком многих людей – если Чад, Джаред и Данниль были правы – сейчас зависели от него.

Дженсен подумал о своей матери – интересно, она видела это в своих видениях? – и подумал, что должен спасти ее. Свет стал еще ярче, горячее. Кожа с Сэнди начала слезать и отваливаться, обнажая почерневшую обуглившуюся плоть. Он думал о своем деде, предсказывающем человеческие судьбы по старой колоде таро, и понимал, что даже экстрасенс сильнее него не смог бы остановить это. Теперь все зависит от Дженсена, не только экстрасенса и странствующего гадателя по чаинкам – он точно знал это теперь, вынужденный исполнить свое предназначение.

Крики Сэнди наконец стали стихать. Дженсен многое бы отдал, лишь бы забыть, что это значило.

Только что он стал убийцей.

Руки Джареда обнимали его так же крепко, как и раньше, слава Богу, и Дженсен сосредоточился на этом. На потрясающем чувстве – быть любимым, после того, как он совершил самый чудовищный поступок в своей жизни.

То, что когда-то называло себя Сэнди, дернулось и, издав последний крик, рассыпалось в лучах света – и Дженсен знал, что это конец для них обоих. Он так устал, так сильно устал и чувствовал, будто каждая мышца в теле горела огнем, но не мог все сейчас бросить. Поэтому Дженсен снова подумал о Джареде. Подумал, как они уедут отсюда на его джипе, будут путешествовать по стране бок о бок, вместе помогать людям, и как это будет раздражать их сверхъестественные семьи.

Все. Теперь сила Дженсена иссякла, его внутреннее око затопило светом, а в ушах стояли только его собственные крики – Сэнди сыграла свою роль и теперь не нанесет вреда ни одному живому существу.

И свет померк.

Изображение
Изображение

Первое, что заметил Дженсен, когда проснулся – Джаред все еще обнимал его, разве что теперь они лежали на кровати в одних трусах. Он был нереально горячим, и Дженсен порадовался, что на них сверху было только ветхое покрывало. Рука Джареда покрепче обхватила его поперек груди, как будто Дженсену могло в голову придти куда-то сбежать.

Дженсен чувствовал себя измотанным и усталым, словно проснулся посреди ночи, пусть сквозь неплотно задернутые шторы и пробивались солнечные лучи. Быстрый осмотр показал, что все важные части тела на месте и вроде функционируют, что определенно было прогрессом – по сравнению с тем, как все прошло с Чадом. Хотя от ощущения полной разбитости Дженсен чувствовал себя так, словно постарел лет на восемьдесят.

Наконец он заметил, что в комнате есть кто-то еще. Он посмотрел на Стива, расположившегося на одном из стульев в футе от кровати, и снова прикрыл глаза.

– Знаешь, – сказал Дженсен максимально непринужденным тоном, на который был сейчас способен, но голос все равно прозвучал так, будто он прополоскал горло гравием, – для духа-хранителя, ты как-то фигово справляешься со своей обязанностью быть рядом, когда я в тебе больше всего нуждаюсь.

– Наверное, потому что я не дух-хранитель, – вздохнул Стив и наклонился поближе. Похоже, он прилагал все силы, чтобы выглядеть как можно более материальным. Дженсен ценил это, действительно ценил – хотя полупрозрачные парни, после или во время свидания превращавшиеся во что-то паронормальное, были не самым странным из того, с чем Дженсену приходилось сталкиваться. Но за это определенно стоило уцепиться.

– Разумеется, это все прекрасно объясняет, – Дженсен порадовался, что Джаред спит, потому что знал, Стив спокойно переживет его иронию, но не издевки Джареда. А Дженсен действительно хотел бы услышать ответы на некоторые вопросы. Он в какой-то мере даже заслужил их, учитывая, что он не приставал с расспросами, когда небо угрожало рухнуть им на голову.

– Не совсем, – Стив пожал плечами. – Но это только начало. Я Малах. Иудеи называли нас Малахим. Не столько хранители, сколько… посланники. Некоторые люди считают нас ангелами, и мы черпаем свои силы из Света, так что, я думаю, это близко к истине.

– Так ты ангел, – у Дженсена было время, чтобы свыкнуться с мыслью об этом, ничего неожиданного тут не было, но он надеялся узнать побольше.

– Мы оба ангелы, – голос Стива был гораздо мягче, чем тот, который Дженсен привык слышать с тех пор, как началась вся эта заварушка.

– Конечно, – Дженсен ясно помнил свою вполне человеческую жизнь и пару вполне человеческих родителей, так что он не был уверен, что понимает, о чем говорит Стив.

– Это что-то вроде... рецессивного гена, – пояснил Стив. – Иногда он так и не активируется. Должно произойти что-то поистине эпичное, чтобы началось Пробуждение. Если бы ты просто остался дома, то гадал бы по чаинкам, пока не умер бы в собственной постели в восемьдесят лет, и никто так бы и не узнал, кто ты на самом деле.

– Умер в восемьдесят, хм? – Дженсен прижался к теплому боку Джареда. Ему всегда было интересно, какой стала бы его жизнь, послушай он маму и не брось семейное дело. Джаред обнял его еще крепче, и Дженсен пришел к выводу, что вполне счастлив и на том пути, который выбрал, даже со всей этой фигней с Апокалипсисом. – А как насчет всего остального? Почему у меня... – он вытащил руку из-под одеяла и неопределенно взмахнул ею, чувствуя какое-то неудобство от того, что приходится поднимать эту тему, – есть тело? В смысле, если мы оба ангелы.

Стив рассмеялся, и Дженсену показалось, что в комнате на мгновение стало светлее, словно туда заглянуло солнце.

– Каждому из нас дается лишь то, что необходимо для нашей миссии. Я уже умер, а тебе был нужен дух-хранитель, наставляющий на правильный путь. Я просто… занял его место. Ну, а твое послание требует, чтобы ты оставался человеком, – он ухмыльнулся, но в его ухмылке не было горечи. – Удачливый сукин сын.

Дженсен фыркнул.

– Завидуешь? – он немного расслабился, просто потому что теперь у него была такая возможность, и он настолько устал, что мог отрубиться прямо посередине разговора. – Итак, каково же мое великое послание?

– Без понятия, – беззаботно ответил Стив. Вот теперь Дженсен не чувствовал себя в безопасности.

– А кто знает? Есть какая-то школа для святых мальчиков на побегушках, куда мне придется ходить?

– Не совсем. Но мы можем выдать тебе корпоративную сумку, если ты так сильно этого хочешь.

– Да иди ты, – выругался Дженсен, без особого, впрочем, запала. – И что дальше?

Стив пожал плечами.

– Никто, кроме тебя самого не знает, в чем состоит твое послание. У каждого оно свое, – он нахмурился. – Послание оно как бы… субъективно. Иногда это действительно сообщение, а иногда что-то, что тебе нужно сделать.

– Ты просто не хочешь, чтобы я представлялся людям как Посланник Божий, – Дженсен старался не показывать, как это его беспокоит. В чем может заключаться его послание? Он не чувствовал ничего особенного, никаких мыслей о своей великой миссии. Ничего.

– Как будто это помешает тебе купить черный костюм и очки Рей Бан в первом же приличном магазине, – подколол его Стив. Он успокоился, но в его глазах было знание, пока недоступное Дженсену, и это заставляло чувствовать себя неуютно. – Понимаешь, это абсолютно нормально не знать прямо сейчас. Живи, как тебе нравится, придет время, и ты сам во всем разберешься. Я в тебя верю.

– Ага, конечно, – он поерзал на кровати, не зная, как лучше об этом спросить: – А что насчет тебя? В смысле, похоже, твоя миссия, как моего наставника, выполнена.

– Похоже на то, – Стив явно гордился собой.

– Значит, тебе дадут новое послание? – спросил Дженсен. Было больно даже думать о том, что Стив может уйти выполнять новую «миссию», или как они там это называют. Он так привык за последние годы, что тот всегда где-то поблизости, привык к их дружбе, к тому, как они работают вместе. И несмотря на то, что они были знакомы и при жизни Стива, Дженсен знал, именно сейчас они стали друзьями. И теперь вот это.

– Не знаю, – Стив снова пожал плечами, но на этот раз и он не выглядел особо уверенным, – подумываю, не взять ли отгул. Посмотрим, как будет лучше.

Дженсен расслабился и ухмыльнулся.

– Вот и отлично. Думаю, я смогу смириться с присутствием твоей призрачной задницы поблизости еще какое-то время.

Стив улыбнулся.

– Заметано, – он встал, чуть просвечивая на солнце. – Приятель, ты фигово выглядишь. Тебе нужно немного поспать. Потом поговорим.

– Заметано, – и Дженсен закрыл глаза, чувствуя под боком безопасное и уютное тепло Джареда.

Изображение

Джаред подумал, что теперь понял, почему у демонов нет души.

Дженсен любил его. По большей части дело было в их связи – это Джаред понимал, ведь он чувствовал то же самое. Но было что-то еще, что-то, что Джаред не понимал, но хотел сохранить, чего бы это ему не стоило. Он подумал: наверное, это как-то связано с тем, как приятно ему прикасаться к Дженсену, какое мускулистое и сильное у него тело. А может быть, дело в том, что даже когда связь ослабевает, замирает, как маленький городок в воскресенье, Джаред все равно чувствует Дженсена.

Встреча с Дженсеном помогла ему многое понять и переосмыслить. Ну, можно сказать, у него не было другого выхода. И Джаред подумал: как здорово, что они все-таки встретились. Хотя он никогда не рассматривал приобретение родственной души как способ самосовершенствования, но с тех пор как они были вместе, чувствовал, что недостающие детали собрались в единое целое.

Так или иначе, Джаред был абсолютно уверен – он не достоин этого, недостаточно хорош. Но ему так хотелось... Он всегда старался стать кем-то, кем на самом деле не являлся, но теперь он просто хотел стать лучше, чем был.

Джаред не мог признаться себе, что уже сильно изменился.

Он чувствовал переполнявшие его энергию, свет и свободу. Его душа, его любовь, все те вещи, которых у него никогда бы не было, не загляни он в тот бар и не встреть там Дженсена. И Джаред понял – если бы все демоны могли испытать подобное, возник бы хаос; ведь если у тебя есть душа, то, значит, ее можно обречь на вечные муки. Да, теперь у него есть что-то достойное спасение, то, что нужно беречь.

Подобные теории и смутные желания вроде разбудить Дженсена поцелуем смешивались у него в голове, когда Дженсен открыл глаза и улыбнулся ему с соседней подушки.

– Привет, – Дженсен протянул руку и пальцами провел по подбородку. В отличие от Джареда, за ночь у него проклюнулась щетина. У личины Джареда же всегда была гладкая кожа, если только он не создавал щетину специально.

– Привет, – улыбнулся Джаред. Одного этого оказалось достаточно, чтобы привести мысли в порядок, и, судя по тому, как покачал головой и рассмеялся Дженсен, он это почувствовал.

– Нам нужно еще над этим поработать, – от прикосновения Дженсена у него побежали мурашки, как от холодного ветерка в жаркий день, но Дженсен положил ладонь ему на живот, и каждый из них остался один на один со своими мыслями. – Ты что-то хотел со мной обсудить?

Джаред покачал головой. Черт, да он сам себя с трудом понимал. Как объяснить ему, что, возможно, обретение души и любовь спасут его от той участи, которой он противился большую часть своей жизни?

– Не совсем.

Дженсен притянул его к себе, целуя. Джаред охотно поддался, улыбаясь и отвечая на поцелуй.

– Хочешь отвлечься? – прошептал Дженсен, и Джаред почувствовал его ухмылку.

– Конечно, – смеясь, Джаред перевернул его на спину, прикусил шершавую кожу на подбородке, лизнул ключицы. Они делали это всего несколько раз, но вкус Дженсена уже казался родным, и Джареду нравилось такое ощущение.

– Хм, мне казалось, это я должен тебя отвлекать.

– Шшшш... Я занят, – Джаред медленно спускался по груди Дженсена, прикусил сосок и зализал укус. – Сам понимаешь, необходима концентрация.

– Не буду тебе мешать, – Дженсен сквозь пальцы пропускал волосы Джареда, а тот, смеясь над ними обоими, продолжал опускаться все ниже и ниже.

Джаред не смог сдержать смех, но и не останавливался; сейчас у него была очень ответственная миссия. Он прикусывал нежную кожу и покрывал ее поцелуями, проворно пробираясь за резинку трусов Дженсена. Пупок подвергся самому тщательному исследованию – он проходился по самому краю, пока Дженсен не зашипел и не начал нетерпеливо подталкивать его вниз.

– Дразнишься? – выдохнул Дженсен.

– Неа, – Джаред лизнул бедро Дженсена и укусил его за задницу. – Просто разогреваю.

Дженсен застонал и нетерпеливо заерзал под ним, его пальцы скользили по плечам Джареда, запутываясь в волосах.

– Я вижу.

Время для шуток истекло, Джаред сосредоточился на члене Дженсена – твердом и напряженном, – прижатом к животу. Джаред обхватил его ладонью, провел вверх-вниз, словно примеряясь.

Он попробовал на вкус солоноватую головку и медленно начал его вылизывать, не пропуская ни дюйма, отчего Дженсен застонал еще громче. Джаред окончательно избавил его от трусов, швырнув их через всю комнату, и встал на колени у разведенных ног Дженсена, целуя бедра и продолжая рукой дрочить его член.

– Если бы ты не спас мир недавно, тебе пришлось бы часами стонать здесь и корчиться, – промурлыкал Джаред. Наглая ложь, по крайней мере, сейчас; Джаред был почти на пределе. Все, чего ему хотелось – быть внутри Дженсена. Он уже почти выл от отчаяния, но пытался сдерживаться. Он хотел сделать все хорошо, сделать все идеально.

– Не будь я так чертовски возбужден, то согласился бы на твое предложение, – Дженсен поставил одну ногу на кровать и так соблазнительно качнул бедрами, что Джаред не смог сдержать тихого рыка. – Боже, Джаред, просто... Сделай уже что-нибудь, наконец.

– Мне кажется, я уже делаю, – Джаред поддался вперед, обхватив губами его член, не останавливаясь ни на секунду, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх... Он заглатывал все глубже и глубже, пока не дошел до предела, а потом отстранился и начал все заново.

– Джаред... – хрипло произнес Дженсен.

Джаред проигнорировал его и продолжил свое занятие. Он был на полпути вниз, когда Дженсен беззвучно взвыл и толкнул его на кровать. Джаред поддался и улыбнулся в ответ на дикий взгляд Дженсена, оседлавшего его бедра.

– Довольно предварительных ласк. Ты нужен мне здесь. Немедленно.

– Как скажешь, – простонал Джаред и потянулся за презервативами и смазкой.

Дженсен выхватил смазку и откинулся на кровать, уже открыв упаковку. Джаред мог точно сказать, когда он начал себя растягивать – его лицо приняло безмятежное выражение, рот приоткрылся, взгляд расфокусировался. А потом Дженсен начал двигаться, чуть постанывая – Джаред опустил руки ему на бедра, лаская.

Это заняло у него гораздо меньше времени, чем следовало, и вскоре он уже натягивал презерватив на его член. Дженсен едва заметно засветился, опускаясь на колени, и Джаред нахмурился, концентрируясь, пытаясь удержать на месте личину. Не стоит портить всем настроение.

– Джаред, – прошипел Дженсен. Он наклонился, целуя его и гладя по щеке. – Джаред, это нормально. Ты тот, кто ты есть.

Должно быть, их связь снова открылась, подумал Джаред. Он поднял взгляд на Дженсена и почувствовал искренность в его словах. Почувствовал его любовь. Джаред потянулся, прикасаясь к лицу Дженсена – и его личина исчезла, загорелая кожа стала красной, а коричневые волосы – черными.

Без личины Джаред чувствовал себя свободнее, как будто теперь, без магии, запирающей его в человеческом облике, он мог вздохнуть полной грудью. Так или иначе, его тело отличалось от человеческого, от того, каким привык его видеть Дженсен. Джаред не мог не задаваться вопросом, понимает ли Дженсен на что идет. С тревогой он заставил себя посмотреть ему в глаза.

– Эй, там, – окликнул его Дженсен, все еще улыбаясь, и опустился вниз, насаживаясь на его член одним долгим плавным движение.

Джаред вскинулся ему навстречу, смех сам слетал с его губ. Но потом это стало не важным, потому это мгновение, здесь-и-сейчас – стало единственным, что имело значение.

Они переплели пальцы, Дженсен поддавался вперед, поднимаясь и опускаясь, принимая в себя Джареда снова и снова. Стоны, больше похожие на хныканье, шлепки, раздававшиеся, когда их тела соприкасались – Джаред был бессилен, оно обрушивалось на него, сводило с ума.

– Дженсен, – выдохнул он. – Дженсен, я...

– Ага, – рука Дженсена еще крепче сжала его ладонь. – Я тоже. О Боже, Джаред...

Они кончили одновременно – выгнувшийся дугой Джаред и прижавшийся к нему Дженсен. На мгновение Джаред забыл, где они, кто он. Единственное, в чем он был уверен – они были вместе, и ничего за всю его долгую жизнь не было таким потрясающим.

Когда Дженсен вырубился, Джаред обнял его ослабевшими руками, притягивая ближе. Слова были не нужны, понял Джаред, ни один из них не произнес ни слова. Он осторожно провел ногтями по влажной спине Дженсена, улыбнувшись, когда его тело откликнулось на прикосновение.

Это нельзя было выразить словами, но он еще никогда и ни в чем не был так уверен.

Изображение

Дженсен проснулся в одиночестве – Стива не было видно поблизости, а Джаред был в ванной. Дженсен чувствовал, что простыни все еще хранят остатки тепла его тела, но все равно этого было мало. На тумбочке дымилась чашка кофе. Послав импульс благодарности Джареду, он сел и заметил газету, лежавшую вне зоны досягаемости. Дженсен медленно поднялся с кровати, взял чашку и газету и подошел к столу, словно пытаясь вспомнить, как нормально функционировать.

Ноги не хотели его слушаться. Не то чтобы Дженсен мог их в этом винить, поэтому большую часть пути он преодолел, пошатываясь. Он чувствовал себя так, словно его переехал своеобразный метафизический автобус – чтобы добраться до стула, ему понадобилось куда больше сил, чем он рассчитывал. Когда Дженсен наконец-то достиг цели, то мог чем угодно поклясться – у него вырвался вздох облегчения, стоило ему расслабиться, закрыть глаза и отпить глоток паршивого кофе.

К счастью, несмотря на то, что порошок из пакетика неизвестно сколько времени провел в виде суррогата, в нем все-таки был кофеин, так что мозг Дженсена снова начал функционировать. Он сел за стол и облокотился на него, просматривая газету. Когда он прочел где-то полстатьи о таинственном взрыве в заброшенной золотой шахте за городом, до него дошло, что пишут про них. В газете упоминалось, что в шахте нашли несколько неопознанных тел, полиция посчитала их бродягами, пострадавшими от взрыва.

Причина взрыва пока была не известна, но шериф, похоже, собирался обвинить во всем неисправную походную газовую печку или что-то вроде нее – унылое и цивильное. Жертвы рухнувшей экономики и отказавшего оборудования – такие истории происходят где угодно. Вряд ли эта новость распространится дальше, подумал Дженсен. У крупных городов хватает своих неприятностей, незачем пересказывать слухи из глубинки. Вряд ли их взволнуют души этих людей, захваченных Миньонами, людей, погибших во взрыве, который именно он и вызвал.

Можно ли было их спасти? Если бы Миньоны были просто изгнаны из человеческих тел, а сами люди снова стали самими собой? Конечно, Джаред мог бы ему ответить, но это бы означало точно выяснить, сколько людей и демонов он убил, он был пока не готов к подобному.

Дженсен не знал, сколько просидел так, размышляя над статьей, до того, как Джаред появился на пороге ванны в облаке пара – одно полотенце он повязал вокруг бедер, вторым вытирал волосы. Это было чертовски приятное зрелище, но Дженсен слишком глубоко погрузился в свои страдания, чтобы оценить.

Длинная загорелая рука возникла над плечом Дженсена и утащила чашку с остатками кофе. Другую руку Джаред положил ему на грудь, лениво лаская.

– Бродяги или утечка газа? – спросил он, ставя пустую кружку прямо на газету и спихивая Дженсена со стула. – У меня не было времени прочитать это раньше.

– Бродяги, – бесцветно ответил тот.

Джаред фыркнул.

– Люди всегда ищут простое объяснение. Как будто станут несчастны, если не смогут свалить вину во всем на кого-то другого, – он обвил руками шею Дженсена, обнимая, они направились к кровати и повалились на нее; полотенце Джареда куда-то исчезло, когда тот к нему прижался.

– Эй, ты как? – в голосе Джареда чувствовалось беспокойство, и Дженсен с горечью подумал, что ему стоило ответить: нет, он определенно не в порядке.

Именно тогда Дженсен понял, что он закрыл свое сознание так прочно, как только мог, и впервые с тех пор, как они проснулись вместе, он не чувствовал Джареда. Это тянущее болезненное чувство ни капельки не нравилось Дженсену. Он медленно опустил все свои щиты, позволяя их связи течь тонкой струйкой, пока та не превратилась в свободный быстрый поток – тогда он вздохнул с облегчением.

– Так-то лучше, – сказал Джаред, и Дженсен согласился. Делиться с ним своими переживаниями казалось настолько естественным. Дженсен погладил все еще влажный бок Джареда и придвинулся чуть ближе.

– Ага. Похоже на то, – нечетко пробормотал он, ему не было до этого дела. Дженсен знал, Джаред поймет, что он имел в виду. Он отстраненно подумал, не спросить ли о Миньонах, но решил не делать этого. Учитывая, как остро они чувствуют друг друга сейчас, и этого вполне достаточно.

– О, Дженсен, – Джаред поцеловал его в лоб и немного потряс за плечи, но больше не сказал ни слова. На самом деле, просто обнимая его, находясь рядом... это значило гораздо больше, чем обычные разговоры.

Никто не делал такого для Дженсена с самого детства, да он и не думал, что ему будет это нужно, но каким-то образом Джаред догадался. С этой связью и со всем, что связано с Джаредом, он ничего не мог сделать, и Боже, Дженсен почувствовал, что влюбляется еще больше. Он засмеялся, надеясь, что для Джареда это прозвучит не так глупо, как казалось ему самому.

– Я должен был догадаться, что ты не человек. Ты слишком идеален, что бы быть настоящим.

– Дженсен...

– И как же мы оттуда выбрались, а? – спросил Дженсен.

Повисла пауза, ему даже показалось, что Джаред не собирается отвечать.

– Чад вернулся за нами, – наконец заговорил Джаред. – Черт, да он чуть не умер, телепортируя нас. Мелкий гаденыш, освободившись от присяги, просто с цепи сорвался.

– Чад неплохой человек. Демон, – поправил себя Дженсен, улыбнувшись уголками губ.

– Он мне нравится, – согласился Джаред. – Послушай, Дженсен, насчет Миньонов...

– Я слышал о людях, которым удавалось пережить захват тела демоном. Наверное, у них был бы шанс, если бы я не разнес все к чертям.

Джаред вздохнул.

– Может быть. А может, и нет. В их случае оболочку выжимают до капли, и чаще всего она мертва к тому моменту, когда Миньон переходит к другому носителю. А иногда они умирают еще до того, как в них вселяется демон; моя порода не особо щепетильна в этом отношении.

Это дало Дженсену возможность почувствовать себя чуть лучше, но не намного.

– Ты действительно думаешь, что никто из них не выжил бы?

– Нет, – Джаред обнял его еще крепче, от одного этого слова Дженсена пробила дрожь, – думаю, кто-то из них, возможно, сумел бы выбраться. И спустя пару десятилетий усиленной психотерапии снова стал бы полноценным членом общества. А может, и нет. Все что я знаю: если бы ты попытался их спасти, мы были бы уже мертвы.

Дженсен не ответил. Ему не обязательно было отвечать; он чувствовал, как его недоверие повисло между ними.

– Оливер убил бы нас, чтобы получить еще больше силы, – несмотря на то, что Джаред говорил ужасные вещи, голос его был нежным. – А потом и всех остальных в городе. Он жаден до силы и у этой жадности нет границ, никогда не существовало. Именно поэтому только моему отцу удавалось так долго сдерживать его. Даже в Аду должен быть порядок, а представься Оливеру возможность, он бы там все разрушил.

– Угу, – то, что Дженсен понимал это, не значило, что оно ему нравилось.

После этого Джаред замолчал, давая Дженсену возможность все обдумать. Или не думать ни о чем. Давая ему возможность просто быть рядом. Дженсен выразил часть своей тревоги в поцелуе. Затем отстранился, устраивая голову на подушке, и посмотрел на Джареда.

– Спасибо, – прошептал он и чуть засветился.

– Обращайся в любое время, – ответил Джаред. Его личина мигнула, но не исчезла, когда он погладил Дженсена по щеке и улыбнулся так, что Дженсен почувствовал тепло прямо в центре живота. – Отдохни немного. Мы еще успеем отметить то, что снова выжили.

Изображение

Всю следующую неделю Данниль редко видела Дженсена за пределами номера.

Раз в день Джаред вытаскивал его на ланч, что было неплохо, учитывая, что для персонала это было единственной возможностью убраться в номере, но все оставшееся время Дженсен проводил в четырех стенах. Джаред делился с Данниль в первые два дня, что тот в основном спит, ворочается и вскрикивает во сне от кошмаров, они оба знали, чем те были вызваны. На третий день Дженсен проснулся без Джареда, помогавшего ему бороться со всем этим, присоединился к ним за обедом, но так и не поделился терзавшими его мрачными мыслями. Даже с Джаредом – судя по беспокойству в глазах демона.

На четвертый день Данниль не выдержала и, отправив Джареда искать рогалики (настоящий подвиг для дыры вроде Чистилища, она даже не была уверена, что тут есть пекарня), нашла повод, чтобы зайти в номер и поговорить с Дженсеном.

По большей части это была тихая, ничего не значащая болтовня. Дело было не в словах, а в любви и участии, в том, как она успокаивающе прикасалась к последним топорщащимся иголкам ауры Дженсена. Его энергетическое поле зияло дырами, которых там не должно было быть, и она была уверена: пройдет много времени, прежде чем они затянутся. Но когда Джаред и Чад вернулись с пакетом горячих манхэттенских рогаликов, Дженсен впервые после того, как все завертелось в Канзас-Сити, походил на человека.

– Итак, до меня дошли кое-какие слухи о вендиго неподалеку от Колорадо, – Джаред передал ей пакетик сахара – они ели, устроив импровизированный пикник на огромной кровати.

– Мда? – Чад сражался с копченым лососем, и Данниль не была уверена, что он проглотил хоть кусочек. – Звучит интересно.

– После того, что мы уже сделали – плевое дело, – сказала Данниль. Она не могла представить себя в другом месте, кроме этого.

– Детка, да я с легкостью разберусь с этим вендиго, – с хитрой улыбкой заявил Чад.

Данниль только снисходительно фыркнула.

– Не веришь? Не вижу смысла набивать себе цену, но если ты настаиваешь, я могу…

– Солнышко, я не думаю, что хоть одна женщина на это купилась, – парировала Данниль. – Попробуй другой способ.

Чад придвинулся ближе – по мнению Данниль, слишком близко – и произнес:

– Ну, ты же знаешь, как говорят: «Хорошего мужчину сложно найти, но…»

– Я всегда ношу с собой нож, – перебила его Данниль. – На твоем месте я бы не стала заканчивать это предложение.

– Ты меня сделала, – отпрянул Чад, смеясь. – А может, ты моя родственная душа, Данни? Не хочешь сходить на двойное свидание с этими голубками?

Джаред, не обращая на них никакого внимания, повернулся к Дженсену:

– Что думаешь? Готов отправиться в путь?

После шахты между Данниль и Джаредом установились странные отношения. В любой другой ситуации она держалась бы от парня вроде Джареда как можно дальше, но в их случае это было не выходом. Пока она дружит с Дженсеном, Джаред всегда будет где-то поблизости, а значит, они должны найти общий язык.

Он стал лучше к ней относиться, но не переигрывал. А она прощала ему чуть больше, чем любому другому. Они не говорили об этом, но раз это было так важно для того, кто дорог им обоим, решила Данниль, то они поладят.

Дженсен рассмеялся и улыбнулся Джареду, и Данниль стало любопытно, что видит он перед собой, когда так на него смотрит? Как бы то ни было, если судить по сумасшедшей улыбке ее друга, это точно было что-то очень хорошее. Так Данниль поняла: демон или нет, похоже, Джаред будет прекрасной парой для Дженсена. Зная все обстоятельства, она не могла лучшего ему пожелать.

– Ты хочешь сломя голову броситься в самое пекло, втянув в это безумие наших друзей? – спросил его Дженсен. Джаред широко ухмыльнулся и кивнул, целуя его.

– Конечно. Почему бы и нет? Похоже, будет весело.

Изображение

Дело о вендиго было пока только на стадии планирования, поэтому они могли позволить себе еще пару дней отдыха и развлечений. Когда Дженсен внезапно объявил, что пора собираться, Стив был единственным, кого это не удивило, и с некоторым самодовольством он объяснил Чаду, что иногда у Дженсена бывают предчувствия, связанные с работой. И больше ничего не остается, кроме как последовать за ним, как можно скорей, если ты, конечно, считаешь его своим другом.

Чего Стив никому не рассказывал, так это того, что он был практически точно уверен – предчувствия Дженсена стали сильнее, чем у обычных экстрасенсов. У него были кое-какие догадки о миссии Дженсена, но он не собирался говорить о них вслух, а предпочел бы понаблюдать за происходящим со стороны. Пока все шло так, как он и рассчитывал.

Стив не заметил, как вернулся Дженсен, которого Джаред с утра послал заправить его джип на одной из дешевый заправок в крупном соседнем городке в двадцати милях от Чистилища. Джаред выглядел полностью погруженным в себя и не понял, что Дженсен недоволен его затеей.

Стив заподозрил неладное, поэтому, извинившись, он притворился, что исчез, но на самом деле остался в комнате – невидимый и неслышимый.

Чад уехал вместе с Дженсеном и Данниль – Стив искренне порадовался, что призракам не нужна машина – а Джаред остался один и мог заняться тем, о чем так сосредоточенно размышлял. Это и беспокоило Стива, но он понимал, что, учитывая произошедшее с ними, никто не мог его в этом винить. Кроме того, им с Джаредом стоило кое-что обсудить, и это могла быть последняя возможность поговорить наедине. Так что он последовал за Джаредом.

Джаред шагал по грунтовой дороге, создававшей впечатление, что если ею не начнут пользоваться чаще, она просто исчезнет. Джаред не стал садиться на свой мотоцикл, а просто пошел вдоль главной дороги, засунув руки в карманы джинсов. Дул слабый, пыльный ветерок, душераздирающе трещали цикады. Они замолкали, когда Джаред проходил мимо, но начинали петь снова, когда Стив проплывал следом.

Наконец, Джаред добрался до церкви на другом конце дороги. На стоянке рядом не было ни одной машины, кроме старого белого микроавтобуса с поблекшими голубыми надписями и веснушками ржавчины, который стоял здесь скорее для украшения – из-под колес росла коричневая выгоревшая трава, толстая полосатая рыжая кошка свернулась клубочком в тени поднятого капота. Кошка лениво моргнула, посмотрела на Джареда и уставилась прямо на то место, где стоял Стив, но больше никакого интереса не проявила.

Пока Джаред поднимался на крыльцо, ступени скрипели под ногами, но дверь отворилась легко и беззвучно, не сопротивляясь, а как будто приглашая. Стив подался назад – Джаред застыл в тишине, просто глядя на открытую дверь, словно ожидая кого-то увидеть. Но никто не появился, и Джаред, наконец, вошел внутрь.

Похоже, там было еще жарче, чем снаружи, если, конечно, судить по Джареду, который тут же начал стирать с лица пот. С другой стороны, он выглядел чертовски взвинченным, так что возможно тут и был кондиционер, откуда Стиву знать. Так или иначе, чувствовалось, насколько Джареду здесь некомфортно, но, тем не менее, он не спешил уходить.

Некоторое время он шел по проходу, касаясь пальцами спинок сломанных, пустующих скамеек, всматриваясь в единственный витраж над алтарем. Потоки солнечного света проходил сквозь цветное стекло, приобретая голубые, желтые, красные оттенки, и Джаред подставил руку под переливающиеся лучи, его кожа снова и снова меняла свой цвет, пока он не отвернулся и не перевел взгляд на алтарь. Стив мог точно сказать, когда Джаред нашел то, что искал – на мгновение он замер не в силах пошевелиться.

Для такого большого парня Джаред потрясающе тихо передвигался, хотя, возможно, доски пола перед чашей со святой водой просто были хорошо подогнаны. Он быстро добрался до цели, а теперь остановился, колеблясь. Чаша была полна воды, как будто Джаред заранее все подготовил, но судя по его напряженным плечам и спине, он никогда не верил, что сможет зайти так далеко. А потом Джаред поднял руку над водой, и Стив затаил бы сейчас дыхание, если бы оно у него было.

Когда Джаред опустил пальцы в воду… самым удивительным было то, что ничего не произошло. Он окунул в чашу уже всю руку, но ничего не изменилось. Ни дыма, ни ожогов, ни криков.

Джаред потрясенно выдохнул, а Стив расслабился, позволив себе принять материальную форму. Он присел на спинку скамьи, просто потому что мог это сделать, и подождал, пока Джаред придет в себя.

– В прошлый раз из этого не вышло ничего хорошего, – произнес Джаред. Он еще пару секунд разглядывал свою руку, а потом повернулся лицом к Стиву. Его глаза были широко распахнуты, выражение глубокого шока застыло на лице. – Ты давно тут?

Стив пожал плечами.

– Довольно давно. Ты понял, что сейчас произошло?

– Теперь у меня есть душа, – Стив практически видел, как привычная непроницаемость возвращается к нему. – Это что-то значит.

– Да, – Стив спрыгнул со скамьи. – И нет. Душа помогла тебе прийти сюда, но все остальное ты сделал сам, когда решил не сдаваться и спас этот город.

– Я не…

– Не спорь, – Стив отряхнул пыль со своих джинсов, пусть те и не могли запачкаться.

Казалось, так будет правильней.

– Ты сейчас говоришь мне, я волшебным образом спасен и попаду в Рай, если меня убьют за очередным идиотским геройством?

– Нет. Я имею в виду, что ты теперь сам творишь свою судьбу, придурок. Я никогда ничего не говорил о Рае или о другой загробной жизни, которая ждет или не ждет тебя после смерти, – вздохнул Стив. – Думай об этом как о чуде. Начни жизнь с чистого листа. У тебя и так достаточно проблем, зато теперь есть пара тузов в рукаве.

– Чудо, да? – Джаред перевел взгляд на свои все еще влажные пальцы и медленно сжал их. Потом до него дошло, и он быстро вскинул голову: – Каких именно проблем?

Стив только пожал плечами.

– Не могу пока точно сказать. Но думаю, мы разберемся, не так ли? – он обезоруживающе улыбнулся. – Кстати, тебе пора возвращаться. Дженсен может быть тем еще засранцем, если ему мешают делать свое дело. Кроме того, вам двоим лучше пока не расставаться надолго.

– Ага, я тоже так думаю, – медленно протянул Джаред. Мгновение Стиву казалось, что тот попытается надавить, вытянуть из него побольше информации, но потом он откинулся назад и улыбнулся – вернулся безобидный Джаред. – Но тебе придется найти свой собственный путь, приятель.

– Разберемся, приятель, – улыбнулся в ответ Стив. Он чувствовал, что не хорошо скрывать кое-какие детали, но Дженсен и Джаред заслужили немного времени провести вместе, хотя цепь событий уже пришла в движение, и упрямое отрицание своей судьбы не могло этого изменить. Подобные мелочи вряд ли сильно выделялись на фоне того, через что прошли Дженсен и Джаред, но Стив уже умер. И сделал свой ход за них. Было бы здорово, если бы, в конце концов, это сработало.

– С чистого листа? – переспросил Джаред, выглядевший таким юным и хрупким. – Серьезно?

Стив тихо рассмеялся.

– Ага. А теперь иди, принцесса. Тебя ждет твой рыцарь в сияющих доспехах.


Конец


15 дек 2011, 15:29
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 дек 2011, 16:27
Сообщения: 37
Откуда: Харьков
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Читалось на одном дыхании!
спасибо большое за этот перевод. Люблю тему демонов и ангелов вот в таком вот виде)
Один взгляд и любовь на всю жизнь между демоном и ангелом...
этот свет и красная кожа.
История очень хорошая.

и арт делает ее светлой. Этот нежно голубой цвет фона.
спасибо большой всей команде)

_________________
ЕХБСБИ!!!


15 дек 2011, 21:30
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Спасибо всей команде за инетересную историю :heart:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


16 дек 2011, 10:31
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Обалденный фик! Затянуло с первой же строчки, не могла оторваться, пока не дочитала :heart:
Динамичный, с хорошим юмором, легкой сумасшедшинкой и до неприличия симпатичными героями, они тут все такие замечательные, просто невозможно не влюбиться :inlove: А уж какие Джеи трогательные. Так хорошо показана их зависимость друг от друга, необходимость постоянно быть рядом :heart:
| Читать дальше
И Дженсен поделился кусочком своей души с Джаредом :tear: Awww, я просто растаяла :inlove:

Уртика, спасибо за выбор фика и чудесный перевод! Получила море удовольствия от чтения! :squeeze:

Оформление классное! Баннер - суперский, так креативно и с юмором сделан, я на нем надолго зависла, любуясь :inlove:
А гифка - это вообще что-то с чем-то, я в восторге!!! :heart: Просто идеальное попадание в текст! :hlop: :hlop: :hlop:
Белый Кролик, очень здорово! :heart: :heart: :heart:

_________________
Настоящий пофигист должен быть бисексуалом


16 дек 2011, 12:44
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 окт 2010, 21:13
Сообщения: 207
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Уртика
Спасибо за чудесный перевод.Спасибо всей команде - арт прекрасный!
Дженсен - ангел :hlop: :hlop: :hlop: Кто бы сомневался!Но Джаред в образе демона прелесть что за лапочка. :flower:
Очень понравилось,такое СПНовское.И даже Данни выглядела очень симпатично.Чад и Стив тоже порадовали.Получила большое удовольствие :heart:


16 дек 2011, 23:32
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 дек 2010, 21:29
Сообщения: 148
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Уртика, спасибо за перевод - фик такая прэлесть :flower: Дженсен - Райский Мальчик и Джаред - Наследник Адского дома Белиала - и они нашли друг друга и не могут друг без друга, ах :inlove: Хороши также Стив и Чад.
Белый Кролик, банер очень интересный, а уж гифка просто чудесна - с сияющим Дженсеном и Джаредом с рожками и хвостом)))

_________________
Смерть — это стрела, пущенная в тебя, а жизнь — то мгновение, что она до тебя летит (с)


17 дек 2011, 17:57
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 окт 2011, 20:00
Сообщения: 13
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Чудесная история, обаятельный и заботливый демон Джаред, светящийся Дженсен с рецессивным геном. И Джеи настолько две половинки, что им и душа не обязательна для того, что бы стать родственными душами. Арт очаровательный и забавный, Джаред с рожками и хвостом просто прелестен :flower:


17 дек 2011, 20:23
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
очень понравилась история. немного испугалась новых демонов и всяких адских семейных кланов, но читать было легко и приятно. гифка повеселила :) очень привлекло то, что выдержан жанр истории. не скатился текст, не появилось лишних интонаций. мир фика гармоничен и интересен. некая открытость финала позволяет пофантазировать. :) очень и очень приятное впечатление от работы.
а ещё очень понравились именно картинки к началу главок и нитка-разделить. подходят к истории хорошо :) всей команде - большое спасибо

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


18 дек 2011, 08:21
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
:dance3: :flower: :beer:
какое оно ужасно клевое!!!
спасибо огромное за перевод! Красный Джа с черными-черными волосами и прочим :shy2: необыкновенно обаятелен. мне всю дорогу хотелось его стукнуть и сказать-превращайся и :sex2: как есть ! сияющий Дженсен-о,да!
спасибо всей команде :flower: :flower: :flower:


22 дек 2011, 02:49
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 314
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Очень трогательная история! Спасибо за чудесный перевод!


23 дек 2011, 09:12
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 июл 2008, 23:31
Сообщения: 12
Откуда: Украина, Севастополь
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
ух) спасибо за фик и арт, очень понравились)

_________________
Иногда Дьявол искушает меня поверить в Бога... (с)


23 дек 2011, 21:29
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2010, 08:59
Сообщения: 21
Откуда: из Сибири
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Преле-е-естно, просто прелестно! :super: Очень понравился перевод; сам фик читала еще в английском варианте, а сейчас с удовольствием проглотила на родном русском. Низкий поклон и большое человеческое спасибо! ;-)

_________________
Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть! (с) Л. Кэрролл


24 дек 2011, 06:22
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2011, 23:07
Сообщения: 16
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Меня очень впечатлило начало истории. Раз-два, и мы уже воспринимаем героев, как старых знакомых. И чувствуем себя в весьма специфичной вселенной фика, как рыба в воде.
Этот фик не эпический, а камерный. И интонация перевода хорошо передает это ощущение.

Для меня на ББ2011 это твердое 2 место (после Нью-Йоркской истории).


25 дек 2011, 11:17
Профиль

Зарегистрирован: 21 май 2010, 20:48
Сообщения: 57
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Очень понравилось! Большое спасибо переводчику и артеру :inlove:


04 янв 2012, 18:22
Профиль
озабоченный читатель

Зарегистрирован: 18 июл 2008, 21:29
Сообщения: 28
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Чудесный фик! После него остается такое теплое и доброе чувство, я прямо растаяла. :heart: Герои великолепны, не только Джеи, но и Стив, и Чад, и Данниль, и даже промелькнувший за кадром Крис.
Правда, перевод местами хочется чуточку пригладить, но все равно от чтения получила огромное удовольствие. Спасибо! :flower:


08 янв 2012, 15:34
Профиль

Зарегистрирован: 24 ноя 2010, 10:00
Сообщения: 44
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Уртика, спасибо большое за то что позволили прочитать эту историю :inlove:
Джареду невероятно идет красный :inlove: и верю, что он родился с душой :heart:
Белый Кролик, арт очень подходит к тексту. Он великолепен. Спасибо :flower:


22 янв 2012, 23:57
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек 2008, 22:37
Сообщения: 292
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Уртика, спасибо за перевод такой прелести)) Как будто закуталась в теплое одеяло и вылазить совершенно не хочется. Буду перечитывать и перечитывать :inlove:
Белый кролик, спасибо за чудесный арт. Этот краснеющий Джаред просто :heart:

_________________
The Road So Far...
Они братья по крови и братья по духу, и невозможно отделить их друг от друга. Они проклянут всех, кто осмелится. (c)


31 янв 2012, 20:29
Профиль
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Очень понравилась история, динамичная, страстная и юморная. Спасибо!!! :vict: :heart:


27 фев 2012, 14:59
Сообщение Re: «Чистилище – между Адом и Раем», ObsessedOne, перевод Уртика
Спасибо за перевод такого необычного фика) Очень интересный арт)


19 мар 2012, 19:40
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.046s | 17 Queries | GZIP : Off ]