Новости

Изображение

Текущее время: 01 ноя 2014, 02:37




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 50 ]  На страницу 1, 2  След.
"Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение

Название: Обитель зла
Автор: S*S (Sabira и Solinary)
Артеры: Allinor, alexandra bronte
Клипмейкер: fiery-solveig
Бэта: Aya-sama
Пэйринг: Дженсен/Джаред
Рейтинг: R
Саммари: Специальный агент Дженсен Росс Эклз отправляется в Испанию, чтобы найти похищенного сына президента Джареда Падалеки. Однако мирная деревушка, в которой в последний раз видели Джареда, находится под влиянием главы религиозного культа Лос Иллюминадос, лорда Садлера. Теперь Дженсену придется спасать не только Джареда, но и весь мир от заражения невероятно опасными паразитами.
Дисклаймер: Все не наше. А жаль. Все заимствования происходили в бессознательной сфере
Категория: слэш
Жанр: экшн, хоррор, РПС-АУ, ретеллинг
Благодарности: Огромное спасибо la novocaina за помощь с испанским, терпение и поддержку.
Предупреждения: много зомби, крови и монстров.
Предупреждение-2: Это ретеллинг четвертой части компьютерной игры Resident evil. За обоснуем стоит идти к компании Capcom, выпустившей на рынок эту серию. Мы просто развлекались и получали удовольствие, не судите строго. Надеемся, что вам понравится наш экшн)

Скачать в doc (без арта)


Последний раз редактировалось S*S 21 дек 2011, 10:35, всего редактировалось 1 раз.

21 дек 2011, 10:01
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Трейлер к фику (баннер кликабелен)

Изображение

Скачать


21 дек 2011, 10:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
В детстве каждый из нас мечтает стать кем-нибудь выдающимся. Например, Суперменом или космонавтом. Но половина детей на вопрос: «Кем ты хочешь стать?», отвечают: «Президентом».
Отцу Джареда повезло – он не просто мечтал о президентском кресле, он добивался его всеми возможными способами, кроме, разумеется, запрещенных уголовным кодексом. Но Джаред мог бы поклясться, что в мире существует гораздо более увлекательные ответы на вопрос «Кем ты хочешь стать?». Он всегда со странным смешением вины и обиды писал «Никем, невидимкой».
От жары мозги просто плавились, вот и выдавали одну убийственную мысль за другой. Погода выдалась на редкость ясная и летняя для середины сентября: казалось, что еще чуть-чуть и из всех кранов начнет идти кипяток, а птичьи купальни превратятся в обычные пустые миски.
Кнопка на автомате западала – Джаред нажал сильнее, и внутри огромного шкафа, переливающегося рекламой прохладительных напитков, что-то брякнуло, а потом заветная бутылка с колой упала прямо в лоток для выдачи. На ощупь стекло казалось просто ледяным, и Джаред едва удержался от того, чтобы не попытаться открыть колу зубами. Чад не раз предостерегал его от подобного на пикничках. «Чувак», - с высоты собственного опыта начинал он. – «Сэкономленная минута не стоит посещения стоматолога, хотя, конечно, твой папочка может себе это позволить».
К несчастью, Джаред приходился нынешнему президенту родным сыном, что усложняло его жизнь в полторы тысячи раз по сравнению с жизнью обычного подростка. Он даже в университет ездил под конвоем троих громил, которых отцу посоветовал начальник безопасности.
Джаред вынул из кармана ключи от дома – связку, больше напоминающую арт-хаусную скульптуру, которую стоило назвать «Ключи во все стороны», - и брелком-открывашкой поддел красную крышечку. В горлышке по рекламному щелкнуло и зашипело – Джаред облизнулся, чувствуя, что рот наполняется слюной. С утра он не успел выпить не только кофе, но и обычной воды, а потом весь день носился с очередной петицией и пытался заставить людей внезапно осознать, что студенческое кафе подняло цены выше разумного.
К еще одному несчастью, Джареду приходилось замещать президента студенческого совета, Сэнди, пока та лежала в больнице. Он в стотысячный раз проклял все: собственную безотказность, хорошее воспитание и чертов имидж, но занялся сортировкой бумажек, выбиванием льгот и благ из декана, и петицией. Да, на ней Джаред почти сломался. К вам никогда не подходил сын президента и не просил подписать петицию о понижении цен в кафетерии? Нет? Тогда бегите во двор – вы сразу же его узнаете, он самый взмыленный и озверевший парень, бегающий по дорожкам.
Джаред глотнул колы и понял, что упустил способ заработать: всего-то побегать за студентами, а потом рекламировать колу. Ни один актер не смог бы так убедительно сыграть неземное блаженство.
Подмигнув собственному отражению в автомате и пригладив вздыбившиеся волосы, Джаред развернулся и уже собирался идти к машине, около которой переминались с ноги на ногу его охранники, как из-за угла здания показалась Кэти.
Из всех общественных движений Джаред поддерживал только защитников животных. Обе его собаки попали к нему в дом после приюта, и он ни разу не пожалел об этом. Может, кого-то и заботила длинная родословная питомца, а для Джареда главным стала преданность и любовь Сэди и Херли, которые во много раз превосходили какую-нибудь расфуфыренную карманную животинку, с вечным сплином в глазах созерцающую окружающих из хозяйской сумки.
Не так давно Кэти, однокурсница Джареда, тоже загорелась идеей взять питомца из приюта и долго выспрашивала разнообразнейшие мелочи: какую купить миску, какой из кормов выбрать, как найти в приюте самую чудесную собаку на свете. Джаред с удовольствием дал консультацию и поделился адресом приюта. Кэти разразилась целой чередой благодарностей на странице в фейсбуке и сегодня улизнула с последней пары за четвероногим другом.
- Джей, посмотри, кого я нашла! – Кэти помахала рукой, и щенок, чем-то похожий на плод любви стаффордширского терьера и мастиффа, разразился радостным лаем. Видимо, посчитал, что хозяйка придумала новую интересную игру.
- Кто это у нас? – Джаред потянулся, чтобы потрепать малыша по загривку, но тот совершенно неожиданно поднял голову и смерил его таким внимательным взглядом, от которого по позвоночнику прошла волна холода.
- Что-то не так, Джей? – испуганно уточнила Кэти, судорожно вцепляясь в поводок.
Джаред улыбнулся и все-таки потрепал щенка по голове: ничего странного не произошло, тот радостно взвизгнул и повалился на спину. Наверное, обезвоживание сказалось на мозге и вызвало галлюцинации. Во всяком случае, только что придуманное Джаредом оправдание вытесняло из головы мысли о собаке-Омене.
- Отличный пес, Кэти. Думаю, что он сможет не только веселиться вместе с тобой, но и защитить от хулиганов, когда подрастет.
- Здорово, а…
Джаред взглянул на Кэти снизу вверх, все еще почесывая брюшко щенку, и тут же зажал уши – по улице прокатился жуткий, рокочущий звук, будто дети нашли десяток испорченных клаксонов и разом их нажали. Щенок взвизгнул от неожиданности, а потом рванул в сторону, с такой силой дернув за поводок, что Кэти с непривычки разжала руку. Пару раз Джаред ловил Сэди в парке, когда та уносилась прочь, стоило заслышать громкий крик или звук. С собаками из приюта до спасения иногда очень плохо обращались, поэтому через два дня и несколько продлившихся с полутора до четырех часов прогулок, Джаред усвоил первое правило: никогда не выпускай поводок из рук.
Однако щенок мчался не по дорожкам в парке, а по улицам города, где его в лучшем случае могли испугать еще больше. Джаред стартовал с места так, будто защищал честь университета на спортивных состязаниях. Охранники что-то вопили, но сейчас приоритетной целью стал белый щенок с черным пятном на лбу.
- Спот! Спот! – надрывалась Кэти, и Джаред прибавил скорости. Спот мчался, как бешеный, то и дело сворачивая в какие-то закоулки. На одном из поворотов Джареду почти удалось схватить за поводок, но кожаная петля ужом выскользнула из рук, а сам Джаред едва не пропахал носом асфальт.
В последний проход пришлось протискиваться боком – кто бы мог подумать, что испуганная собака способна уходить от преследования, как профессиональный преступник. Джаред, ободрав ладони о кирпичную стену, вывалился в огороженный сеткой закуток. В нос ударил запах помойки и мочи, гостеприимством этого места явно пользовались бомжи.
Спот стоял у дальней стены, странно вывалив язык и подрагивая. Обычно на инфекции собаку проверяли в приюте, но служащие всегда могли допустить ошибку.
- Эй, Спотти, - Джаред постарался говорить уверенно и спокойно. – Не бойся, мальчик. Сейчас мы с тобой вернемся к твоей хозяйке, как тебе?
Спот попятился, поводок волочился за ним, как чьи-то несвежие кишки. Кэти придется тратиться на новый – вряд ли она захотела бы брать в руки испачканную в отходах вещь. А вот Джареду пришлось: он покрепче ухватил петлю и еще раз позвал:
- Эй, малы…
Спот снова взглянул, исподлобья, со странным, почти человеческим выражением. А потом Джаред увидел, что радужка цветом напоминает засохшую кровь: грязно-бурая, с красным отливом.
- Какого черта!
Замерев, Джаред принялся отсчитывать секунды – телохранители могли появиться в любой момент, ведь так? Так? Их наняли защищать его, в том числе и от бешеных - или что там произошло со Спотом – собак.
Спот издал низкое, мало похожее на собачье рычание, а потом Джаред ощутил, как в сгиб локтя впилось какое-то насекомое, по губам мазнуло жаром, и он захлебнулся темнотой.

Изображение
Шея зудела от осевшей на коже пыли, и Дженсен украдкой провел по ней рукой. Легче не стало.
Его забрали прямо из аэропорта, в машине выдали паек и предложили вздремнуть на заднем сидении – плохая замена даже самому захудалому отелю, особенно после перелета через Атлантику. Впрочем, Дженсен не был неженкой, спасибо его сержанту, и сталкивался с вещами похуже недосыпа.
И все-таки накопившаяся усталость не придавала заданию привлекательности. Хотя оно изначально выглядело препаршиво. Как этим олухам удалось проебать сына президента?
Дженсен вдохнул еще немного сухой пыли, щедро покрывавшей горбылистую дорогу, и посмотрел на своих спутников. Классические мучачос, неторопливые, как все испанцы. А вот Дженсен бы предпочел побыстрее прибыть на место, отыскать парня и вернуться в Штаты.
- Долго нам еще? – спросил он, тщательно проследив за интонацией. Одно из вколоченных в него правил: всегда создавай иллюзию спокойствия и выдержки. Купятся окружающие, купишься сам и «перестанешь быть похож на бегающую с оторванной башкой курицу».
- Скоро прибудем, - растягивая гласные, отозвался полицейский покрупнее. – Не по вкусу наша прогулка?
- На этом драндулете? – равнодушно уточнил Дженсен.
Шпилька достигла цели.
- Слышишь, ковбой, попридержи язык. Ты сейчас далеко от своего дома и ты мне не нравишься, имей в виду.
Палец с обгрызенным под корень ногтем возник у Дженсена прямо под носом. Удержавшись от молниеносного движения и почти вообразив себе хруст ломаемой кости, Дженсен пожал плечами.
- Я и не рассчитывал на пламенную страсть, амиго. Но вы с приятелем вполне можете меня подождать где-нибудь неподалеку – разведите костер, накопайте червей. Кто знает, вдруг президентский сынок захочет смотаться на рыбалку после того, как я вытащу его из дерьма?
- Да ты спятил, - покачал головой водитель, понижая передачу: дорога превратилась из плохой в отвратительную. – Никаких пикников, приказ шефа…
- Я просто пошутил, - устало отмахнулся Дженсен.
В машине стало тихо, мысли вернулись к подробностям миссии. Золотой мальчик Джаред Падалеки, мечта любой приличной девушки – симпатичный, воспитанный, состоятельный. Вроде даже не подонок, собак, вон, любит.
Чтоб ему пусто было, кстати, с его карьерой юного гринписовца. Вытаскивай теперь идиота из глуши, и не дай бог мальчишка поранится.
Дженсен прикрыл глаза и вздохнул. Окей, врать самому себе глупо. Дело не в парне, ему Дженсен отчасти сочувствовал. А вот кабала, в которую он угодил по милости господина президента, покоя не давала. Не надави служба безопасности после Ракун-сити, остался бы Дженсен в органах или предпочел сдать пистолет и пойти работать физкультурником?
Он бы классно смотрелся в шортах. Не хуже, чем с пистолетом в руке.
Лившаяся через приемник неназойливая испанская мелодия зашипела и пропала. Водитель сочно и непонятно ругнулся, покрутил ручку приемника, но так ничего и не добился. Выключив закапризничавший прибор, он вывернул руль, объезжая очередную яму, и покатил по деревянному мосту. Дженсен подался вперед, заприметив деревню.
- Та самая?
- Точно. Выйдешь здесь?
Дженсен кивнул и сосредоточенно похлопал себя по карманам. Все на своих местах, отлично.
- Пора осмотреться, - сообщил он. – Захватить для вас парковочные билеты?
- Мы без них не переживем.
Хлопнув дверцей в ответ на смешок, Дженсен достал завибрировавший телефон.
- Да.
- Привет. Меня зовут Женевьев, - раздалось из динамика. – Я твой консультант.
- Привет, Женевьев, как раз думал, обставить мне спальню в колониальном стиле или это уже не модно?
- Мне не сказали, что ты шутник, - голос ощутимо потеплел. – Но перейдем к делу.
- Джаред Падалеки, 21 год, сын Президента, похищен неизвестной группировкой с неизвестной целью. Предположительно замечен в Лас-Плагас, испанской деревушке в жуткой глуши. Найти парня и вернуть отцу. Что я упустил?
- Все правильно. Мы пытаемся установить личности похитителей. Как только появится информация, я тебе сообщу.
- Ладушки, - пробормотал Дженсен, успевший свернуть с дороги на тропинку, которая обещала через тридцать ярдов упереться в крестьянский домик. – Поговорим позже, Жен. Конец связи.
Вернув телефон на положенное место, Дженсен огляделся и постучал в дверь.

Изображение
Из лекций по выживанию:
Главное в положении заложника - это сохранять самообладание, самоконтроль и самоуважение, не падать духом и до конца надеяться на благополучный исход. Не спорьте с преступниками, но и не унижайтесь, умоляя о пощаде. Находясь рядом с террористами, необходимо установить с ними общий психологический контакт. Не обязательно нужно с ними разговаривать. Но ни в коем случае не нужно кричать, высказывать свое возмущение, громко плакать, потому что очень часто террористы находятся под воздействием наркотических средств и в целом очень возбуждены. Поэтому плач и крики действуют на них крайне негативно и вызывают в них лишнюю агрессию.
В детстве Джаред очень часто болел: он помнил длинные, бесконечные дни в больнице, когда оставалось только ждать прихода родителей. И уколы – самое ужасное во всем лечении. Похожие на укус насекомого инъекции, которые – сейчас Джаред знал, что они называются внутримышечными – начинались с вопроса медсестры «С какой стороны колоть?». Видимо, испуганному двенадцатилетке предлагалось вспомнить, куда ему вогнали иглу в прошлый раз, но Джареда хватало только на то, чтобы не сбежать из палаты.
О внутривенных даже говорить не стоило – кому приятно, когда толстенная игла садистски медленно впивается в руку, а потом медсестра нажимает на поршень и вгоняет препарат в вену
Мысли об уколах появились еще до того, как Джаред открыл глаза. Во рту пересохло, а желудок не то подавал сигналы экстренной эвакуации из организма, не то просто намекал, что обед пропускать не стоит.
Джаред дернулся, чувствуя себя так, будто руки и ноги парализовало, и открыл глаза. Первое, что он увидел – огромный венок из лилий, перетянутый лентой «Покойся с миром». Крик застрял в горле, и единственное, что смог сделать Джаред – отвернуться и постараться дышать глубоко.
Так… Так… Он вышел из университета, взял себе в автомате колу, встретился с Кэти, побежал за собакой, которая внезапно стала Куджо, а потом… Вовсе не насекомое его укусило, а кто-то вколол успокоительное или снотворное, или еще какую-то дрянь.
Джаред глубоко вздохнул: он помнил, что при похищении нужно сохранять спокойствие, стараться мыслить рационально. Но маленький мальчик внутри него рыдал и хотел домой, и с ним следовало разобраться побыстрее.
«Все в порядке. Отец уже в курсе, он знает, что тебя похитили. У него в подчинении куча народу, которые могут поубивать целую тысячу террористов голыми руками. Все хорошо. Тебе нужно только вести себя по-умному. Джаред, ты сможешь».
Спасателям могла понадобиться его помощь: немного успокоившись, Джаред огляделся. Он сидел привязанный к стулу в похоронном бюро – справа стояли гробы, к счастью, пустые, все оставшееся место в помещении завалили искусственными цветами, венками, в том числе тем, что напугал его сразу же после пробуждения. Людей Джаред не увидел, но идею попробовать освободить ноги и выйти вместе со стулом он сразу же отмел. Вполне возможно, что его похитили какие-то фанатики, психи или террористы, а, значит, из-за побега они могли озвереть окончательно.
Как выяснилось, интуиция не подвела. Через несколько минут дверь распахнулась и в помещение вошел один из посетителей. Видимо, он не боялся, что Джаред его опознает или потом передаст сведения о внешности полиции.
Джаред всегда страдал от собственного высокого роста – так вот вошедший казался просто огромным. Как культурист или телохранитель – одним ударом, наверное, мог переломить Джареда пополам. Лицо похитителя пересекал огромный, кошмарно выглядящий шрам, а глаза напоминали о фильмах про нацистов и пытки в концлагерях.
- Пришел в себя? – похититель хмыкнул, а потом в два шага преодолел разделяющее их расстояние и, хлопнув себя по бедру, сел на корточки, заглядывая Джареду в лицо.
Джаред почувствовал, как внутри нарастает паника и желание спрятаться, сбежать, исчезнуть.
- Послушай меня, парень. Ты ведь знаешь, что далеко от дома и от папочки?
Джаред кивнул, слишком поспешно для спокойного и разумного поведения, но, похоже, похититель остался удовлетворен – по его рассеченным губам зазмеилась довольная улыбка.
- Теперь твоим папочкой стану я. Называй меня Краузер. Если будешь делать все, что я скажу, то через несколько недель вернешься домой.
- Что… что вы от меня хотите? – закашлявшись, спросил Джаред, чувствуя, как краска заливает лицо. Вопрос вышел униженно просящим, а не спокойным.
- Отвезем тебя на экскурсию, только и всего. Упакуем в коробку, - Краузер не сводил взгляда с лица Джареда и, видимо, опять не разочаровался. Услышав про коробку, Джаред посмотрел на гробы, и его желудок непроизвольно совершил кульбит. В гробу? Боже…
- Я американец, как и ты, парень, так что все будет в лучшем виде, - Краузер поднялся на ноги. – Но если ты попробуешь что-то выкинуть, - бросил он мимоходом, будто поддерживая официальный разговор, – я сделаю тебе очень больно.
Джаред втянул в себя воздух, удивляясь, насколько рваным вышел звук. Краузер с первого взгляда выглядел абсолютно нормальным, настоящим американским спецназовцем, но его глаза, его голос – от них мороз шел по коже. «Псих, абсолютнейший псих. Ничего не говори, не спорь, не зли его», - про себя повторял Джаред, вцепляясь в стул, будто тот превратился в неприступную крепость, и ни один Краузер не смог бы ее взять.
- Понял?
- Да, сэр, - отозвался Джаред. Краузер расхохотался и прошел к гробам. Он стучал по крышкам и что-то бормотал, приобретая окончательное сходство с умалишенным.
За дверью раздались чьи-то голоса, и Джаред весь обратился в слух.
- Я бы хотела посмотреть зал перед похоронами, - немного истерично причитала женщина.
- Сейчас это невозможно, мэм. Он занят, там идет прощание. Завтра мы продемонстрируем вам зал, - хорошо поставленным голосом возражала ей вторая: видимо, служащая.
Джареду в первый раз пришло в голову, что здание не заброшено, и стоит только зашуметь, как приедет полиция.
- Завтра я не могу приехать, - начала заводиться женщина. – В нашей семье произошло такое горе…
- Мэм, я могу предложить вам посмотреть зал напротив. Он точно такой же, в зеркальном отражении. Мы распланируем количество мест, цветы и речь, а завтра…
- Ладно, - почти взвизгнула женщина. Джаред понял, что сейчас его единственный шанс испарится, и даже открыл рот…
Непонятно как оказавшийся за спиной Краузер ухватил Джареда за волосы и потянул, заставив откинуть голову.
- Спорим, что ты хочешь сейчас сделать что-то глупое?
- Нет, нет, сэр.
- Не ври мне, сопляк. Если попробуешь открыть рот, останешься без пары зубов. Знаешь, как выдирают зубы без наркоза?
Джаред попытался что-то сказать, но вышел только писк.
- Со мной не шутят.
В носу защипало, и только усилием воли Джаред подавил накатившую истерику. Никакие самоубеждения уже не действовали: он чувствовал себя до смерти напуганным и почти не верил, что его спасут. Лекции, как и всегда, мало помогали в реальной жизни.

Изображение
Любой гражданский окрестил бы местечко жутковатым. Дженсен гражданским не был, но деревенька его нервировала. Он еще разок оглянулся – хозяин что-то не спешил отворять. Справа на тропинке стоял грузовик, грязный и начавший потихоньку ржаветь. Дженсену это не понравилось: крестьяне обычно приглядывают за кормящей их техникой. Для местных колеса не повод пофорсить перед девочкой, а связь с цивилизацией.
Взлетевшая с соседнего дерева ворона глухо каркнула, словно согласившись с мыслями Дженсена. Рука сама собой сомкнулась на рукояти пистолета. Черт, стоило выпросить себе «каратель», а не эту пукалку.
Бояться вороны и ржавой тачки попахивало идиотизмом, вот только Дженсен привык доверять интуиции. И она подсказывала, что его ждут неприятности. Взяв пистолет наизготовку и так и не дождавшись гостеприимного «holaaaaaaaaaaa!», он зашел внутрь.
Чего он так распсиховался? Испанец стоял к Дженсену спиной, методично помешивая угли в камине. И неудивительно: из приоткрытого окна зябко поддувал ветер.
Помявшись, Дженсен вытащил фотографию Джареда и по привычке уставился на снимок. Обаятельный парень, улыбается хорошо. Интересно, парню уже выбили зубы или президентского сынка будут беречь?
- Perdóname por favor. ¿no has visto a este chico?* – заученно выдал Дженсен, приближаясь к массивной спине хозяина дома.
Испанский он знал так себе. Когда-то учил в школе и даже прилично сдал финальный тест, почти не списывая. Правда, за минувшие годы его практика ограничивалась редкими визитами в Мексику, где ему хватало пары жестов и пьяного «амиго». Поэтому перед поездкой его заставили просмотреть какой-то курс с двадцать пятым кадром, пообещав, что худо-бедно он объясниться сможет. А несколько фраз Дженсен заготовил заранее, тем более, что в самолете оказалась такая симпатичная стюардесса-латиноамериканка…
Увы, местный ковбой усилий не оценил. Оттолкнув руку с фото, испанец неразборчиво пробормотал пару слов. Впрочем, Дженсену хватило и интонации. Этот парень явно не собирался помогать в поисках Падалеки-младшего. Ладно, на нем свет клином не сошелся.
Выдав положенную порцию извинений, Дженсен принялся запихивать снимок в карман и остолбенел.
В футе от него сверкнуло лезвие отлично наточенного топора (наверное, топоры нравились этому мачо больше грузовиков), и только отличная реакция позволила вовремя отскочить на безопасное расстояние.
- Стоять! – рявкнул Дженсен и взвел курок, до синяков вмяв подушечку пальца. – Я сказал стоять! Para!
Увы, вооруженный псих не желал понимать ни по-английски, ни по-испански. Шаг, другой…
Да, этого в планах не было. Дженсен поморщился. Воняло порохом и свежей кровью. Зато топор отлетел в сторону и campesino** удобно лежал на деревянном полу мордой вниз.
Вероятно, стоило его просто оглушить. И будь Дженсен помоложе и неопытней, так бы он и сделал. А профи знают: таких надо убирать сразу. Если ты только что прибыл на задание и первый же человек без разговоров несется на тебя с холодным оружием наперевес и не реагирует на предупреждение о стрельбе, надо спускать собачку и не терзаться угрызениями совести.
Дженсен и не терзался. Гораздо больше его занимало грязненькое окошко. Заперев дверь, он подобрался к раме, прижался к стене и осторожно выглянул – выстрел мог привлечь ненужное внимание к домику. Связываться с полицией или любопытными соседями не хотелось.
Блядь.
Что же, одно хорошо. Кажется, в Лас-Плагос никто не стремится вызывать копов. Да и зачем, если прогуливаться с топориками новая специфическая мода? Армани удавится со злости.
Проследив за еще одним «амиго», целеустремленно приближающимся к домику с орудием труда в мускулистых руках, Дженсен чертыхнулся, но тут же отвлекся. Ржавчина не помешала давешнему грузовичку на всех порах промчаться по направлению к припаркованной полицейской машине. И пусть он не успел стать лучшим другом тем парням, такой участи они не заслужили.
- Да что еще?
Телефон требовательно завибрировал.
- Все нормально?
Как бы ни был сладок голосок Жен, болтать с ней Дженсен не собирался.
- На меня бросился псих из местных, я его убрал.
- Он был один? – быстро спросила девушка.
- В доме – да.
- Твоя цель Джаред. Сделай все для его спасения.
Дженсен хмыкнул. Ему дали карт-бланш, и задача сильно упростилась. Контора все подчистит, им не впервой.
Дверь громыхнула под ударом топора. Дженсен прикинул свои шансы: один на один он справится, надо только…
Раздался еще один удар, и еще. Тут мог бы ошибиться разве что салага. К агрессивному мачо подтянулись дружки. Окей, придется слегка подкорректировать план. Перед воплощением которого в жизнь стоило проверить пару вещей.
Осмотр трупа дал на первый взгляд немного. Крестьянин не был зомби, после Ракун-сити Дженсен в таких вещах не лажал. С виду обычный мужик, будто опоенный чем-то. Одежда грязная, да и сам любитель холодного оружия пованивал давно не мытым телом. Ничего похожего на незабываемый душок ходячих мертвецов.
Дженсен вздрогнул. Воспоминания вечно накатывали в самый неподходящий момент. Когда наконец ему перестанет сниться пустой город, дрожащая от страха Клэр и полуразорванные, заляпанные кровью плакаты «Добро пожаловать в команду, Дженсен!»?
Вряд ли нынешнее задание принесет ему покой.
Собравшись и настроившись, Дженсен примерился и как на учениях выпрыгнул из окна. Стекло брызгами рассыпалось по желтоватой траве, плечо заныло, а ступни тяжело ударились в землю. Не теряя ни секунды, Дженсен развернулся и четко, не тратя лишних патронов, положил заспешившую к нему троицу. Кажется, те даже не поняли откуда пришла смерть.
«Наверное, в их глазах я такая огромная мишень с красной сердцевинкой», - мелькнула дурацкая мысль. Дженсену припомнились мультики, где аниматоры обожали использовать этот приемчик: скажем, Джерри превращался в аппетитный кусочек мяса и Том, истекая слюной, крался за ним с вилкой наготове. Наградив выдуманную мишень собственной короткостриженой шевелюрой и армейскими ботинками, Дженсен закусил губу. Давить идиотскую фантазию он не спешил. Нормальная реакция организма на стресс, само пройдет.
Действительно, прошло. Стоило приблизиться к останкам моста и рассмотреть за поднявшимся илом очертания утопленного автомобиля. Увидеть, погребены ли вместе с машиной подвезшие Дженсена полицейские не удалось, а нырять и проверять лично он не собирался.
Его цель – Джаред. Ох, в паршивое же дело ты вляпался, парень.
Так оказалось даже легче. Дженсен готовился к долгим и нудным разговором, вранью, подкупу и прочим малоприятным вещам. А выяснилось, что все это можно послать подальше и действовать согласно инстинктам, а не выдуманным моралям «цивилизованного» общества. Как Дженсен ни отрицал в себе темную сторону, он любил свою работу и умел делать ее хорошо.
Сержант называл его охотником, в противовес многим другим, пренебрежительно окрещенным мясниками. Дженсену не нравилось убивать, но, выполняя поставленную задачу, он без раздумий уничтожал все препятствия.
Или ты, или тебя. Все просто.
От моста он зашагал обратно в деревню. Голова была холодной, движения – экономными. Дженсен мысленно пересчитал количество боезапаса, словно наяву увидел содержимое аптечки и отдельной коробочки со стимуляторами. Он подготовлен, вооружен и очень, очень опасен. И с удовольствием продемонстрирует это всем желающим.
Тропинка, резко вильнув, кончилась, приведя Дженсена в постройку непонятного назначения. Она походила на заброшенный сарай, вот только сараи редко мастерят из камня. Дженсен осторожно зашел внутрь. Куча хлама: проколотая шина, ржавый садовый инвентарь, потемневшие от сырости книги, какие-то тряпки… Обычный набор, не найдись среди прочего старья потрепанный ремингтон с заправленным листом бумаги. Нахмурившись, Дженсен подобрался к печатной машинке и на пробу ткнул пальцем по кнопке. Пыльная каретка дернулась вправо. Подавив порыв отбить любителям топориков послание в стиле «большой злой американец будет вас убивать, если вы не давать ему похищенный парень», Дженсен покинул сарай.
Куда идти он не знал, пришлось снова положиться на чутье. Видимо, какое-никакое, оно имелось. Очередная тропка вывела Дженсена к группке крестьян, пасторально сидевших у разведенного костра. Воистину, успокаивающая нервы картина: квохчут пестрые курицы, мычит корова в загоне неподалеку, на открытом огне поджаривают труп полицейского.
А еще говорят, что в Штатах с маньяками перебор.
«Вот тебе и отдых на природе».
Уж лучше бы парень погиб от столкновения с грузовиком.
Увы, временем на сантименты Дженсен не располагал. Волновало его другое: за площадкой, где устроились кровожадные campesino, виднелись дома. Которые хорошо бы осмотреть, Джареда могут держать в любом месте.
Если, конечно, уже не пустили на барбекю.
- Привет, парни, угостите кусочком? – весело прокричал Дженсен, надеясь выиграть хоть пару секунд. В принципе, получилось – припустив со всех ног, он успел по широкой дуге обогнуть всю компанию и нацелился на ближайший дом с раскрытыми настежь дверьми. Оставалось надеяться, что там его не ждет неприятный сюрприз. Загнав тяжелый засов в паз, Дженсен прислушался. Судя по звукам, его осаждало полдеревни. Или вся сразу, зачем скромничать?
Отчаиваться он, впрочем, не собирался. За дверью взвизгнула бензопила, в окне мелькнула малосимпатичная заросшая рожа. Дженсен поудобнее перехватил пистолет в руке и заспешил на второй этаж своего блокпоста. Очень вовремя: нападавшим хватило мозгов притащить лестницу и попытаться залезть в окно. Отпихнув примитивное средство штурма ногой, Дженсен удивленно присвистнул. На небольшом комоде стоял хорошо знакомый ящичек, на базе он их перевидал немало. Вскрывать ножом замок непросто, но при определенной сноровке вполне возможно. А результат того стоил. Две найденные гранаты удобно легли в карман, Дженсен снова прикинул свои шансы и полез на крышу. Удержать дом в одиночку нереально, а вот наверху, когда у врага будет только одна лазейка… Да, это единственный шанс.
«Сдохну, так в компании».

Перевод:
* прощу прощения, вы не видели этого юношу?
** крестьянин

Изображение
Джаред не помнил, что происходило дальше. Наверное, он так и сидел, привязанный к стулу, пока Краузер что-то творил с гробом. Хотя нет – Джареду позволили под конвоем двоих странно выглядящих мужчин выйти в уборную для персонала, а потом покормили. Сам процесс поглощения пищи начисто стерся из памяти, как и ее состав.
И все это время Джаред чувствовал себя невероятно спокойным. Просто мастером дзена… или как там называется абсолютная непривязанность к сансаре? Нирвана? Или термины перепутались в его голове с названиями любимых групп, или профессор религиоведения не зря получал зарплату.
Час икс наступил даже быстрее, чем Джаред ожидал – Краузер поднял его со стула, скорее вздернул, как щенка, и подтолкнул к гробу. Там в специальном углублении лежал баллон со сжатым воздухом: с такими Джаред нырял во время каникул в Анталии.
- И веди себя тихо, - Краузер снова усмехнулся.
- Да, сэр, - отозвался Джаред, укладываясь и позволяя пристегнуть себя ремнями. Ему до одури хотелось совершить глупый поступок – например, начать отбиваться, попробовать оглушить Краузера или выбежать в холл, привлекая внимание посетителей. Но страх, перемешанный с мудрыми наставлениями психологов и специалистов, сковывал и заставлял подчиняться.
В горле запершило, а голова стала тяжелой и, по ощущениям, раскаленной. В руку воткнулась игла: Джаред мог радоваться только тому, что лежит и никак не может увидеть иглу, входящую в кожу. А потом крышка гроба захлопнулась, и мир исчез вместе с хлопком.
В горле будто выросло нечто постороннее, больное, что не давало нормально сглатывать. Иногда – во время особенно интенсивной учебы – Джаред любил сослаться на больное горло и пару дней отдохнуть дома, не вылезая из кровати и до вечера играя в видеоигры. В другой, спокойной и мирной жизни.
Глаза открывать не хотелось: оставалась слабая надежда, что все произошедшее дурной сон, галлюцинация – Джаред с большим удовольствием принялся бы лечиться от шизофрении, - возможно, несмешной и жестокий розыгрыш.
Он не знал, сколько прошло времени, и где он находится. Судя по окружающей его темноте и ощущению маски на лице – глаза все же пришлось открыть – гроб куда-то отнесли и поставили.
Джаред шевельнулся и задел коленом баллон с воздухом. Мысль о немедленном взрыве немного опередила свою товарку об объеме баллона, и Джаред испуганно замер, даже не решаясь дышать. Баллон не подавал признаков жизни, и вопрос – а на сколько хватит воздуха - предстал во всем великолепии.
Нет, конечно, похищать сына президента, чтобы потом уморить в гробу от отсутствия кислорода, не выглядело, как отличный план. Но Краузеру определенно недоложили шариков в черепную коробку, поэтому смертельный исход Джаред не исключал.
Инструктор объяснял что-то о формуле расчета времени: следовало умножить литры на давление… или на семь? Откуда взялась проклятая семерка, Джаред не знал и знать не хотел. Больше походило на навязчивую идею, чем на реальные слова инструктора. А еще время погружения зависело от частоты дыхания – прислушавшись, Джаред понял, что дышит, как лошадь, прибежавшая первой на ипподроме.
Силой мысли замедлить дыхание не получилось и, смирившись с мыслью, что умрет во цвете лет, Джаред постарался переключиться на другие мысли. Например, о целях похитителей.
Если верить Краузеру, то его обещали вернуть домой. Джаред хмыкнул, чувствуя себя конченым идиотом: наверное, убитые и расчлененные люди, которых показывали в криминальных сводках, тоже верили, что вернутся в свои уютные дома.
И все-таки что-то во всем похищении казалось неправильным. Его похитили, не мучили, если не считать угроз и связывания, не требовали выложить все тайны Пентагона, не… Точно! Краузер ни разу не говорил о деньгах, не предложил позвонить отцу, в конце концов, не записывал страшное видео, вроде тех, что присылают домой семьям заложников в Ираке. А, насколько Джаред знал своего отца, тот ни за что не начал бы сбор денег или переговоры, не услышав голос сына.
По крышке что-то ударило, потом раздался жуткий скрежет, а спустя минуту Краузер вытащил Джареда из гроба. Ноги и руки успели затечь, так что единственное, что получалось сделать – не взвыть в голос.
Дальнейшее Джаред видел, будто в детский калейдоскоп с фотографиями. Металлический пол помещения, в котором стоял гроб – проход – какой-то коридор – кресла в салоне самолета, похожем на отцовский. Горло рвало изнутри, глаза немного слезились, а голова по-прежнему отказывалась вести себя прилично. Проклятое везение – не многие бы подхватили простуду в похоронном бюро.
Краузер пристегнул Джареда наручниками к подлокотнику, швырнул на колени контейнер с едой и бутылку воды и прошел вперед. Подельники Краузера, видимо, остались в Штатах, а, может, просто летели в менее комфортных условиях. Зато сидящую у окна женщину Джаред видел впервые.
Подождав, пока мир прекратит вертеться перед глазами, а горло так сильно болеть, Джаред непослушной рукой переставил брошенную ему еду на столик и ведомый инстинктом самосохранения принялся изображать, что увлечен неожиданным обедом, онемел, ослеп и оглох.
Но Краузер и не думал скрываться, что наводило на нехорошие подозрения: только смертникам позволяют слышать больше, чем остальным. Кусок картошки встал поперек горла, и Джаред закашлялся.
- Ты точно украл того студента? – чересчур вежливым тоном уточнила женщина, поворачиваясь. Скорее всего, в аэропорту та изображала безутешную родственницу: на ней красовался черный костюм с едва заметной бордовой вставкой. Создавалось впечатление, что скорбящая являлась основной причиной похорон, уж больно цвет напоминал запекшуюся кровь.
- Занимайся своими делами, Дэннил, - посоветовал ей Краузер, и от одного его тона Джареду стало нехорошо.
- От твоего успеха зависит вся операция. Не забывай об этом, - не повышая тона, отозвалась Дэннил.
- До сих пор не знаю, что в тебе нашел Вескер. Кроме умения рыдать по заказу – я боялся, что гроб не выдержит.
- Я мастерски выживаю.
Наверное, любой ребенок хоть раз, но слышал, что подслушивать нехорошо. Джаред воспринял совет слишком близко к сердцу – его всегда вызывали покрасневшие уши. Одно радовало – он надеялся, что все спишут на температуру.
Джаред абсолютно точно попал к психам, абсолютно сбрендившим фанатикам, которые намеревались его убить. Спокойствие Дэннил пугало еще больше, чем угрозы Краузера. А уж их беседу стоило записать на диктофон и сразу же передать ФБР. Может, их шифровщики и поняли бы, о чем ведется разговор.
Джаред наделся узнать хотя бы, куда они летят и что же все-таки с ним сделают, но обогатился только совершенно ненужным знанием о взаимоотношениях похитителей. Краузер бесился при виде Дэннил, а та в гробу его видела. Ну и конечно, кто-то приказывал обоим.
Вот только что?
От воды Джаред не почувствовал себя лучше – трудно наслаждаться, когда горло от каждого глотка будто дерут наждачкой. Перспектива скончаться от простуды черт знает где тоже вполне вписывалась в череду невероятно удачных происшествий, наряду с похищением и туманным будущим.

Изображение
Дженсен не знал, как ему удалось продержаться. В конечном итоге крестьяне загнали его на крышу, и он отстреливался, понимая, что с каждым патроном уходит надежда на спасение. Нож бы его не выручил – против бензопилы годится только пуля. Он не чувствовал себя героем боевика, где хороший парень всегда спасался. В реальной жизни исход бывал самым разным. Тем более что при виде мужика с пилой Дженсена охватил самый настоящий ступор. Длился он недолго, прийти в себя удалось до того, как ревущие лезвие располовинило Дженсена на куски, но тут он, по выражению сослуживцев, как следует очканул. Только сняв упыря и спихнув с крыши труп, он почувствовал, что сердце перестало биться как эпилептик в припадке.
Когда раздался колокольный звон, Дженсен не обратил на него внимание. Слишком сосредоточился на обороне, не отвлекаясь на внешние раздражители. И не сразу заметил, как его преследователи дружной толпой двинулись к противоположной стороне деревни, к холму, где виднелась невысокая башня, а рядом с ней каменная постройка.
- Что за чертовщина тут творится?
Дженсен распластался на крыше и прислушался. Крестьяне что-то бормотали.
Лорадлер? Нет, ну-ка…
«Лорд Саддлер».
Все интереснее и интереснее.
Перезарядив пистолет, Дженсен прокрался к люку в крыше и бесшумно спрыгнул на второй этаж. Присев, оглянулся по сторонам; в доме было пусто. Дженсен вытащил аптечку и нащупал нужный шприц. Полюбовавшись нарисованным на упаковке зеленым растением, вколол. Одно дозы хватит.
Стимулятор растекся по крови, усталость отступила. Сердце билось ровно, в голове прояснилось – прекрасное самочувствие. Правда, во рту пересохло, но это уже сущий пустяк. Раньше побочные эффекты были куда как хуже.
- Жен? – в трубке трещало, связь прерывали помехи.
- Слушаю, - отозвалась та через пару секунд.
- С местными творится какая-то херня. Они убили полицейских, которые меня привезли. А теперь топают в халупу рядом с башней.
- Убирайся оттуда, - Женевьев больше не тратила время на кокетство.
- Я собираюсь проверить, куда они отправились, - сообщил Дженсен.
- Ясно. – Жен помолчала и, немного понизив голос, добавила. – Твоей операции присвоен желтый код, будет слишком туго, дай знать. Мы тебя вытащим.
- Понял.
Дженсен вырубил телефон. Соврала Женевьев или нет, он не знал – обычно консультанты не делились подобной информацией с объектом. Желтый код означал следующее: терять спеца контора не хочет. И это настораживало. Кто похитил сына президента и что здесь творится, если речь о спасении Падалеки любой ценой не идет? Дженсен не обольщался на свой счет – дело не в ценности его шкуры, им бы пожертвовали. Следовательно, напрашивался вывод: быть может, шеф считает, что спасать уже некого. Или спасать не следует вовсе.
Охренительный расклад, как ни посмотри.
- Ладно, Джаред, детка, - пробормотал Дженсен, - попробуем все-таки вытащить твой зад из этого дерьма.
Выходов из проклятой деревни насчитывалось всего три штуки. Через один Дженсен пришел, возвращаться обратно он не собирался. Вторые ворота оказались заперты с той стороны, оставались третьи, ведущие как раз туда, куда свалили местные. Ну и славно.
Не дойдя несколько ярдов до створок, Дженсен остановился. На домике неподалеку белел лист бумаги. Наверное, нехорошо читать чужие записки, но он и не претендовал на звание хорошего мальчика. Так и быть, пусть Санта в этом году принесет ему полный носок угля.
Дженсен с трудом продрался через испанский и ухмыльнулся. Некий Биторез Мендез говорил жителям о его приходе и предупреждал, чтобы Дженсена ни в коем случае не подпускали к некоему заключенному. Из той же записки следовало, что держат заложника в старом доме за фермой. Удостовериться, точно о Джареде ли речь, не получилось. И все же стало спокойнее - такие игры Дженсен понимал.
Оставалось привести мысли в порядок. Расстановка сил и доступная информация не радовали. Доставивших его сюда полицейских непонятно за что убили местные жители. Которые точно чем-то обдолбались – пытались уничтожить Дженсена без объяснения причины, полностью отключив инстинкт самосохранения, подчиняясь некой силе, которая подавала им сигналы – предположительно некоему Саддлеру или Мендезу. Деревня сейчас пустовала, но никто не гарантировал, что эти чудики с топорами не вернутся обратно. За воротами, вероятно, его ждала очередная порция этих недоврагов, там же следовало искать Падалеки, а найдя – хорошенько приглядеться к парню, Женевьев не похожа на дуру, не стала бы сливать информацию просто так.
Давай, Дженсен, соберись. Ты больше не зеленый полицейский, приехавший в город и обнаруживший, что все его население кучка злобных зомби. Ты мастер своего дела и со всем справишься.
Дженсен встряхнулся и зашагал к воротам. За массивными створками обнаружились очередные фермы. И, как и ожидалось, парочка все тех же дружелюбных мучачос. В рукопашную Дженсен не полез: инстинкт подсказывал, что близкого контакта стоит избегать. Лучше потратить лишний патрон и избежать неведомой заразы. Дженсен склонялся к мысли, что крестьяне находятся под действием неведомого препарата, но только одному богу известно, как передается их безумие.
- Да блядь!
Рядом с ногой голодно щелкнул пастью огромный капкан. Это вообще никак не вписывалось в нормальное задание. Капканы в траве? Они что, перепутали Дженсена с гризли?
Впрочем, не так уж и ошиблись. Обезвредив очередную ловушку, Дженсен стиснул зубы, прогоняя приступ ярости, и ловко увернулся, действуя на инстинктах. Динамитная шашка просвистела мимо, вонючий дым на мгновение лишил обоняния. Дженсен зажал рот ладонью и открыл огонь.
Двое упали в перепачканную куриным навозом траву, третий ломанулся вперед, но еще один выстрел его успокоил. Дженсен припустил вперед, решив не дожидаться очередных любителей пиротехники.
«Надо было спросить у Жен, сколько здесь населения. И когда я смогу гордиться геноцидом отдельно взятой деревни?»
Ноги вывели его в нужное место. За очередной фермой нарисовался дом, весьма похожий на описание в записке. Во всяком случае, здание выглядело старым и абсолютно точно находилось за фермой.
На этот раз Дженсен забил на вежливый стук в дверь. Осмотревшись и убедившись, что он тут один, достал нож и приблизился к замку. Из дома донесся странный звук, глухой и трудно идентифицируемый. Дженсен на секунду заколебался, но других вариантов не увидел. Наработанным движением он снес замок, вытащил пистолет и пинком открыл дверь.
Классическая стойка себя не оправдала: зрителей, способных оценить ее красоту, в доме не обнаружилось. Дженсен насквозь прошел небольшое помещение вроде холла и попал в коридор. Там его встретила дурно замаскированная растяжка, разрядить которую оказалось проще простого. Дженсен снова вскинул руку с оружием и двинулся дальше, подозревая, что так никого и не найдет. Мебель и пол покрывал толстый слой пыли.
Сержант приучил не бросать дела на полпути, и Дженсен добросовестно дошагал до следующей комнаты, где его внимание привлек шкаф. Сложно объяснить, чем он не устроил чутье Дженсена, тот и не обращал внимания на такие штуки. Рывком отдернув дверцу, Дженсен присвистнул. Кажется… Сейчас, давай…
Тяжелый шкаф с грохотом уехал в сторону, обнажив скрытую за ним дверь. Здесь пришлось повозиться: замок был похитрее наружного. Дженсен подцепил кончиком ножа язычок и дождался заветного щелчка.
Новая комната на первый взгляд пустовала. Но тут повторился заслышанный ранее звук. Дженсен нащупал во внутреннем кармане прибор и надавил на кнопку – в штаб улетели его координаты. В случае его безвременной кончины, будут знать, где искать его труп. Если станут заморачиваться, конечно.
В потайной комнате тоже оказался шкаф – с трудом отогнав шизофреничную картинку бесконечной череды комнаты со шкафами, в которой в каждом шкафу прятался новый – Дженсен подошел ближе. Складывалось ощущение, что пленника заперли внутри, но он страстно желал оказаться снаружи.
- Непруха, - пробормотал Дженсен, легонько пнув вывалившегося из шкафа незнакомца.
Отчасти ему повезло: там не прятался псих с базукой, но обнаружить какого-то левого связанного парня с кляпом во рту отнюдь не было страстной мечтой Дженсена.
Заложник невнятно замычал.
«Ладно, рискнем».
Скотч с некоторым трудом отлепился от рта незнакомца.
- Немного грубо, тебе так не кажется? – с легким акцентом пробормотал найденыш.
Надо же, какой нежный. Дженсен перевернул парня на живот и стал распутывать узлы на его руках.
- Ты же не как они, - на всякий пожарный уточнил он, спохватившись.
- Нет, а ты? – ответ вышел сиплым.
- Я тут самый нормальный, - сообщил Дженсен. – И поверь, нечасто мне удается сказать такое.
Найденыш хмыкнул и уселся на полу, растирая запястья. Дженсен прищурился, запоминая внешность парня. Крупный, довольно высокий, темноволосый. Лицо заостренное книзу, глаза голубые, рот крупный, губы припухлые, красивого рисунка, темные усики. В общем, совершенно обычный, разве что чересчур яркие глаза могли помочь его опознать в Испании.
Убедившись, что образ отпечатался на сетчатке, Дженсен наклонился и подал парню руку, помогая встать.
- Спасибо. Кстати, у меня к тебе очень важный вопрос, амиго. У тебя есть курево?
«Почему я всегда спасаю дебилов?» - тоскливо подумал Дженсен.
- Нет, прости, - добавил он вслух.
И прошляпил самое главное. В комнату вошли трое.
Первых двух опасаться не стоило – еще парочка тупых крестьян с потерянным взглядом, а вот третий… Настоящий великан, ростом не менее семи футов, огромный, как дикий кабан и, судя по выражению лица, такой же добрый и ласковый.
- Превосходно! – прогрохотал человек-гора, и это стало спусковым крючком. Дженсен, не раздумывая, бросился на здоровяка и, увы, потерпел сокрушительное поражение. Нога врезалась в тело - по ощущениям, сделанное из камня и железа - великан перехватил лодыжку Дженсена и, что есть дури, швырнул нападавшего от себя. Дженсен рухнул на шкаф, разламывая дверцы вдребезги, и скатился вперед, приземлившись аккурат на спасенного им парня.
Рот наполнился кровью, воздух в груди исчез, и в глазах милосердно померкло.


21 дек 2011, 10:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
Джаред так и не понял, когда успел заснуть – просто вырубиться в неудобном кресле, совсем рядом с похитителями, с заложенным носом и саднящим горлом. Может, что-то подмешали в воду или еду, но, скорее всего, организм решил, что в таком стрессе существовать не намерен, и взял паузу.
Хотя сон вышел дурной – странное, мутное состояние между дремотой и бодрствованием, когда ты уверен, что на самом деле не спишь, а потом внезапно наступает утро, и ты встаешь с тяжелой головой.
Проснулся Джаред от того, что его трясут за плечо. Инстинкт самосохранения включился раньше, чем сознание, и, наверное, к лучшему. Вряд ли Дэннил оценила бы попытку Джареда «поспать еще минуточку, мам».
- Приехали, милый, - Дэннил успела сменить платье на военные штаны и водолазку, а волосы завязать в хвост. Иногда девушки умудрялись совершать невозможное – странно, как вообще оказалось возможным усмирить такую гриву. Но, несмотря на внешнюю привлекательность, от будничного «милый» Дэннил мороз продрал по коже.
Джаред с трудом поднялся на ноги, сфокусировавшись только на одном – он не должен упасть или потерять сознание. Черт знает, как отреагирует Краузер на подобную слабость. С того станется выстрелить ему в ногу, чтобы придать нужную мотивацию.
Салон и трап остались позади, а Джаред уже чувствовал себя так, будто пробежал марафонскую дистанцию. Тело хотело рухнуть на землю, а сознание с отчаянием утопающего цеплялось за основную задачу: шагать, шагать и еще раз шагать.
По отсутствию привычного шума Джаред понял, что их самолет сел на частной территории – похитители перестраховывались просто образцово-показательно – но сил на разглядывание пейзажа не хватило. Конечно, похищенному следовало запоминать все, включая запахи, звуки и места, по которым его ведут, чтобы потом подробно рассказать обо всем спасателям. Но… Попробовали бы лоснящиеся от самодовольства мужчины в деловых костюмах, которые читали ему лекции по безопасности – психологи, душеведы, душелазы, – оказаться неизвестно где, рядом с двумя психопатами. Быстро бы растеряли все свои профессиональные навыки.
Увлекшись наблюдением за собственными кроссовками, месящими пыль – посадочная полоса сменилась обычной, покрытой пожухлой травой землей – Джаред едва успел остановиться, когда им навстречу выскочила какая-то женщина. Голова поплыла, и Джаред с ужасом почувствовал, как словно сбоящая техника заваливается на бок.
Дэннил мгновенно подхватила его под руку, не давая окончательно рухнуть, и несильно встряхнула.
- ¿Todo está bien? ¿Necesita ayuda?* – спросила женщина. Язык казался знакомым, но голос звучал глухо, с трудом доходя до измученного мозга.
- Nos ha sucedido una pena. El chico todavía no se ha recuperado**, - отозвалась Дэннил, чуть похлопывая Джареда по спине. Женщина понимающе цокнула языком и указала на припаркованные невдалеке джипы.
- Послушай меня, милый, - ровным, успокаивающим тоном начала Дэннил. – Ты же умный мальчик, верно? Тебе стоит сейчас взять себя в руки, и даже, если у тебя кишки завяжутся узлом, выполнять приказы мои и Краузера. Иначе твой фильм из второсортного боевичка превратится в первоклассный ужастик. Я позабочусь об этом.
Заднее сидение джипа показалось пределом мечтаний, и даже Краузер не выглядел таким уж злобным. Конечно, пока не пристегнул Джареда – уже за закрытой дверью – к какой-то металлической детали наручниками, так что Джареду пришлось согнуться и упереться головой в сидение водителя. Любая, даже самая крохотная авария могла закончиться свернутой шеей. Но по сравнению с больным горлом, раскалывающейся головой и обещаниями Дэннил такая смерть выглядела быстрой и милосердной.
- Он связывался с тобой?
- Еще нет, Краузер. А ты уже докладывал о неожиданном успехе?
- Скажу лично.
- Постарайся не запороть миссию, - Дэннил пошла к своему джипу, а Краузер выплюнул ей вслед:
- Рыжая сука.
Джаред не знал, что сделала Дэннил – обернулась или, может, показала Краузеру средний палец, как обычно делают в кино. К сожалению, обивка кресла и засыпанный песком и землей пол оставались единственными доступными для взгляда картинками.
- Не высовывайся, понял? Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из этих недоумков тебя увидел.
- Да, сэр, - Джаред уткнулся лбом в колени и почувствовал себя лучше. В конце концов, его больше никто не пихал, никуда не гнал, не угрожал, а…
По штанине медленно полз какой-то жучок, с виду весьма милый, с красненькой спинкой и мультяшными усиками. На мысли про усики Джаред понял, что еще немного и просто свихнется, устроит настоящую истерику и закончит жизнь неопознанным трупом в неизвестном месте.
Всякая фигня с вдохами-выдохами помогала плохо, поэтому Джаред принялся вспоминать, где мог слышать незнакомую речь. В университете училось много студентов по обмену, но в основном они говорили на ломаном английском. Может, в фильмах? Или…
Машина подпрыгнула на кочке, и Джаред ощутимо врезал себе коленом по подбородку. На невнятный вскрик Краузер отреагировал коротким смешком, а вот голова оказалась не столь позитивна – в затылке будто взорвалась миниатюрная бомба, даже за глазами заболело. Заодно решила напомнить о себе согнутая спина, ощущения в позвоночнике намекали на то, что человек прямоходящий и сидящий – не просто гордое название, но и необходимость. Что же касается человека согнутого в три погибели и прикованного наручниками – ему стоило надеяться только на отсутствие грыж и искривлений по окончанию поездки.
Но шоковая терапия, наверное, имела под собой основания, потому что Джаред смог узнать язык: испанский. Честно говоря, в языках Джаред разбирался примерно так же хорошо, как и в формулах расчета времени для погружения. Обрывки знаний об иностранных языках болтались в каше из обрывков знаний в других областях, а лакуны между ними плотно забивала всякая ненужная информация из телевизора. Например, невероятно полезные сведения о балансе пи-аш во рту и странных опытах с яйцами.
Так что женщина могла говорить на португальском – если тот, конечно, походил на испанский в той степени, в какой себе представлял Джаред.
Внутренний Шерлок Холмс Джареда, немного укачавшийся в машине – по таким ухабам вестибулярный аппарат вместе с хозяином еще не путешествовал – сделал логичный вывод: они в испаноговорящей стране. Например, в Испании, как сказал бы Кэп, а еще вероятнее в Мексике.
Про Мексику Джаред знал еще меньше, чем про Испанию, и все прочитанное в книгах и увиденное в кино легко укладывалось в короткую цепочку: текила – сомбреро – такос – антисанитария – нелегалы.
И психованные террористы, которые его куда-то везут. Оставалось только надеяться, что последней фразой в жизни не станет жизнерадостное: «Какой-то у этих такос странный вкус». Сейчас Джаред с удовольствием отдал бы пару лет жизни за горячий душ, нормальную кровать и двенадцатичасовой сон… а еще, пожалуй, драку между Чаком Норрисом и Краузером, с неизбежным поражением последнего.
Джип резко остановился, едва не обеспечив Джареду ту самую свернутую шею, а потом Краузер сообщил:
- Приехали.
Кровать, душ и Чак Норрис отменялись.

Перевод:
* С вами все в порядке? Вам нужна помощь?
** У нас случилось большое горе. Мальчик до сих пор не восстановился.

Изображение
Сколько он пробыл в отключке, Дженсен не представлял. Когда у тебя связаны руки, сложновато взглянуть на часы. По ощущениям прошло совсем немного времени, и приходилось верить организму на слово.
Гораздо больше Дженсена беспокоило другое: перед возвращением в реальность ему померещился укол, и вот это было очень, очень паршиво.
- Ну что, друг, как тебе такой поворот? – раздалось сзади.
- Я в восторге, - буркнул Дженсен.
- Наша связь стремительно укрепилась. В прямом смысле, - хохотнул парень, заелозив на полу.
Да уж, связь и, правда, что надо. Зачем человеку-горе оставлять их здесь, сидящими на полу спиной друг к другу и крепко спутанными веревкой?
- Не хочешь рассказать мне, что здесь происходит? – Дженсен искренне понадеялся, что его новый приятель лучше разбирается в происходящем.
- Американец, да? Что ты здесь забыл?
«А ты, видимо, иудей, раз все время отвечаешь на мои вопросы своими».
- Меня зовут Дженсен, - изловчившись и проигнорировав недовольство парня, он вытащил из кармана фотографию Джареда и передал ее незнакомцу. – Видел его когда-нибудь?
- Ты что, коп? Крутой Уокер? Да нет, ты же не тянешь!
«Спокойно, Дженс, ты все равно не можешь сейчас его убить. Спокойно».
- Какая разница, кто я?
- Ладно, не заводись. Хм… Дай-ка я угадаю: это сынишка вашего президента? Бинго! Миша получает первый приз!
- Действительно, - Дженсен помедлил. – Поразительная догадливость. Пояснишь?
- Я ангел господень и все в этом мире мне ведомо…
- А тебе крылья обрывать не пробовали, ангел?
- Расслабься, я шучу. Слышал, как в деревне болтали про сына президента в церкви.
- А ты у нас…?
- Миша Коллинз. Работал копом в Мадриде, а сейчас я всего лишь хороший парень, которому нечем заняться, кроме как ухаживать за симпатичными женщинами.
«И парнями», - мстительно закончил про себя Дженсен. Разумеется, он не мог знать наверняка, но этот Миша был похож на человека, не упускающего никаких возможностей.
- Почему ушел?
- Система насквозь прогнила. Ты рискуешь своей жизнью, а всем плевать. Пытался было устроить у нас забастовку, одно время добился успеха, а потом меня прищучили. Официально, кажется, я вообще умер.
- Неплохо, - Дженсен покрутил запястьями, прикидывая, сможет ли он растянуть веревки и освободить руки. – Я тоже был полицейским. Всего один день.
- Я думал, это я неудачник, - присвистнул Миша.
- Мое назначение пришлось на Ракун-сити. Как раз во время… - Дженсен споткнулся, подбирая нужное слово, - во время инцидента.
- С эпидемией вируса?
Дженсен кивнул, на миг удивившись такой осведомленности Миши о ситуации в маленьком американском городке, но продолжить светскую беседу не удалось. Появление в дверях очередного психа с окровавленным топором свело на нет остатки его манер.
- Твою мать, - дернулся Миша. – Сделай что-нибудь!
- Только после тебя, - рявкнул Дженсен.
Крестьянин тупо повел глазами из стороны в сторону, вскинул руку – пахнуло немытым телом и сладковатым запахом разложения, и решение пришло само.
- Давай!
Им чертовски повезло: они с ювелирной точностью подставили путы под лезвие – Дженсен не рискнул бы повторять этот трюк, а давняя выучка позволила раскатиться в стороны и бодро вскочить на ноги. На адреналине физические упражнения в принципе неплохо удавались - Дженсен давно это понял.
Дальше осталось дело техники: пусть руки и ноги болели, успев как следует затечь, но справиться с уродом удалось. Правда, после упокоения сельчанина Дженсен остался один. Миша предпочел исчезнуть, как будто его никогда и не существовало.
Быстро связавшись с Женевьев и передав ей сведения о Джареде, Дженсен поежился. Великан зачем-то снял с него куртку – боевой трофей, что ли, забрал?
Дженсен как наяву представил себе прибитую гвоздями к стене ветровку, вообразил рядом приколоченные штаны Коллинза и ухмыльнулся.
Прорвемся.
Оптимизм на этом задании явно себя не оправдывал. Покинув негостеприимный дом – пояс с препаратами и техникой валялся на полу, а оружие рачительный хозяин, видимо, взявшийся за топор, припрятал в огромном сундуке. Одно радовало – мозг крестьян не слишком хорошо функционировал.
Дженсен взял курс на церковь и едва не облажался по-крупному: он попал в засаду. Вместо привычного пейзажа, который Дженсен надеялся забыть сразу после исполнения задания, перед ним раскинулось ущелье с раскиданными на тропах перевалочными пунктами. Судя по брошенным тачкам и шахтерским инструментам, где-то неподалеку находился вход в шахту. Почему перед заданием его не предупредили, что крестьяне занимаются горным делом? От размышлений его отвлекла свистнувшая около уха кирка.
Сняв снайпера-неудачника одним выстрелом, Дженсен метнулся в укрытие – стоящий рядышком сарай. Оставаться в нем он не мог: развалина рухнула бы даже от хорошего пинка, а если жители деревни снова нашли взрывчатку… Прогрохотавший неподалеку взрыв избавил от остатков сомнений. Еще как нашли.
Дженсен вдохнул, вытащил еще один стимулятор и сделал укол. Шприц с красным цветком вернулся в аптечку, затвор щелкнул, и Дженсен выбежал наружу.
Местность к драке не располагала, а значит, следовало срочно менять дислокацию. Прикинув шансы, Дженсен выматерился. Единственным и отнюдь не лучшим вариантом был маячивший впереди подвесной мост. Если забраться туда и устроиться посередине, можно контролировать подходы, оттуда же он уберет устроившихся повыше стрелков, а нападавшие будут вынуждены идти цепочкой, мостик казался узким. Однако единственное озарение крестьян, и он рухнул бы вместе с мостом вниз – всего-то стоило перерезать канаты.
Что ж, сегодня у ангела-хранителя будет много работы.
Дженсен припустил по тропинке, не забывая петлять – совершенно бессистемно на первый взгляд. На бегу ему удалось избавиться от троих, нападавшим же особого вреда причинить не удалось, не считая просвистевшей около левого плеча пули.
Мост стремительно приближался. Дженсен достиг деревянного настила, прибавил скорости и буквально взлетел на перекладины. Еще несколько секунд ушли на то, чтобы достигнуть середины моста.
Отлично. Теперь спокойствие, внимательность и твердая рука. Не первый раз в подобной жопе, все будет отлично.
Пожалуй, это все происходило даже более кинематографично, чем показывали в фильмах. Сознание фиксировало только факт смерти очередного врага и переключалось на следующего. Наверное, государство знало, что делает, разрабатывая компьютерные игры – сознание профессионала мало чем отличалось от холодного расчета игрока. Набравшего кучу очков, благодаря ежедневным сражениям с виртуальными противниками.
«Мало кто способен похвастаться такой рутиной на работе», - подумал Дженсен, перезаряжая пистолет. Он расстрелял уже две обоймы. Пять патронов ушли на сельчан, вздумавших взорвать мост, остальные он потратил на леммингов, один за другим лезущих к нему в объятия. Рука, спасибо стимулятору, не затекала и не уставала. Сложнее пришлось глазам. Дженсен щурился от ставшего едким воздуха, до боли вглядывался, отмечая опасность на периметре, и радовался, что существовавшие слепые зоны располагались слишком далеко.
Слава богу, тело не подвело. Мозги Дженсен отключил почти сразу: в бою он предпочитал действовать на голых инстинктах. На этот раз нападение не кончилось в одночасье, последние камикадзе тянулись добрых минут пять. Дженсен успел перестрелять «высотников» - один окопался на крыше дома, другой затаился выше по тропе. Взрывчатку больше не кидали. То ли кончилась, то ли поняли, что дело не выгорает. Дженсена мало волновали причины. С моста пора было убираться, от него и так остались одни ошметки, чудом удерживаемые в воздухе. Новую цель он себе уже выбрал: впереди маячили ворота. Если Дженсен правильно прикинул план деревушки, за ними должны находиться дома местных шишек. Например, Мендоза. Почему-то именно сейчас картинка человека-горы удивительно совпала с внезапно всплывшим в памяти описанием некоего местного священника Мендоза, к которому Дженсену следовало пойти после опроса местных. Ну, наверное, следовало посчитать, что опрос удался.
Пришло время навестить святого отца, поблагодарить за теплый прием и добрые слова в свой адрес. Заодно спросить у него про Джареда, и пусть тот только попробует не ответить.
План допроса с треском провалился. Пройдя по более-менее приличной дороге к огромному дому, похожему на иллюстрацию к малобюджетному арт-хаусному фильму ужасов, Дженсен попал в нужное место, окончательно распрощавшись с возможностью получить когда-либо испанскую визу. Казалось, что крестьяне никогда не кончатся – штамповали их где-нибудь, что ли? Внутри царила пугающая тишина – снова вспомнился Ракун-сити, заброшенные здания, оставленные на местах вещи, создающие впечатления, что хозяева сейчас вернутся, добротная аккуратная мебель, занавесочки, мать их, на окнах… На втором этаже, в спальне Мендоза обнаружились книги на английском, пара малопонятных записок и ключ, которому Дженсен незамедлительно нашел применение – он сразу приметил подозрительную дверь. Чутье промолчало, он сунулся внутрь и напоролся на хозяина дома. Не получилось даже трепыхнуться, Мендоз сомкнул руку на горле и поднял Дженсена в воздух, как слепого кутенка. Захрипев, тот попытался пнуть великана, но безуспешно. В глазах снова начало темнеть, легкие горели без воздуха, в голове зашумело. Дженсен заморгал, спасаясь от ставшего чересчур ярким света, и как сквозь вату услышал:
- В тебе течет та же кровь, что и у нас. Но ты чужак. Не попадайся мне на глаза.
Если бы у организма остались силы на истерику, Дженсен бы обязательно в нее провалился, а так он всего лишь осел на пол, пытаясь отдышаться.
- Что за чушь? Какая кровь? Блядь, да куда меня послали?
Ответов он не ждал: шеф Мендоз скрылся в собственной спальне, потеряв всякий интерес к полуживому Дженсену. Зато Дженсен отличался редкой настырностью и идиотскими идеями.
Впрочем, в тот момент он считал свою мысль просто блестящей. Мендоз с какого-то перепугу решил, что Дженсен один из них? Замечательно. Он войдет, притворится таким же тупым куском дерьма, как перестрелянные им крестьяне, и сумеет подобраться к этому ублюдку.
Ну, мечтать об «Оскаре» Дженсен больше никогда не решился бы. Мендоз не стал разбираться, какого черта недодушенный американец заявился снова. В считанные секунды Дженсен очутился на полу, на грудную клетку давила огромная ножища, и ребра собирались вот-вот хрустнуть. И хрустнули бы, не раздайся за спиной Мендоза выстрелы. Дженсен успел отметить тонкий лучик лазерного прицела, порадовался, что более лежачей позиции не придумаешь, и с удивлением проследил, как Мендоз, страшно взревев, выбросился из окна. Иллюзий о сломанной шее великана Дженсен не питал, такие не умирают от пары прыжков. Да и плевать ему было на Мендоза, ведь стреляла…
«Это невозможно. Ты знаешь, она погибла».
Но кто еще, черт возьми, способен спуститься на тросе, на весу зацепить цель и стремительно исчезнуть?
Дженсен знал только одну такую женщину.
Дэннил Харрис.

Изображение
Видимо, поездка в положении консервированной креветки плохо сказывалась на здоровье – перед глазами замелькали черные пятна. Желудок тоже принялся бунтовать, восприняв мысли о креветке, как личное оскорбление. Но угроза Дэннил слишком хорошо врезалась в память, поэтому Джаред собрал остатки воли, инстинкта самосохранения и упрямства и, как только Краузер отстегнул наручники, вылез из машины и встал на ноги. Мир чуть шатнулся, и Джареду пришлось прикусить себе щеку, чтобы не рухнуть на землю.
- Решил насладиться видом? – рыкнул Краузер и протянул руку, чтобы ухватить Джареда за плечо. В этот же момент Джаред почувствовал, как по затылку словно ударило что-то раскаленное и тяжелое, и сознание отключилось.
Руки и ноги почти не ощущались. В детстве Джареду часто казалось, что после того, как няня выходила из комнаты, подоткнув ему одеяло, ноги и руки теряли свой вес, а тело поднималось в воздух. Взрослые всегда говорили, что ощущение полета возникает, когда дети растут.
Джаред не предполагал, что начал расти посреди Мексики, так что оставался только вариант с полетом. Хотелось бы подняться в воздух и вернуться домой. Все домашние проблемы – постоянная занятость родителей, ярлык «сына президента», переживания насчет отношений с девушками – даже если бы они все навалились разом, Джаред только бы рассмеялся. И почему люди никогда не осознают, насколько пустяковыми кажутся жизненные неурядицы в сравнении со смертельной опасностью?
Голоса прорвали беспамятство, но Джаред так и не смог окончательно очнуться. Звуки доносились как сквозь толстый слой ваты.
- Ваше приказание выполнено.
- Отлично, Краузер. Ты заслужил мое высочайшее доверие.
- Я рад служить вам.
- Думаю, что пришло время тебе приобщиться к нашему источнику силы, чтобы послужить нашей небольшой общине.
- Как скажете.
- Захвати с собой мальчишку. Пусть тоже получит нашу силу. В конце недели отправим его домой.
Впервые Джаред действительно поверил, что сможет увидеть родителей. Но тогда в чем же заключался подвох? Или эти психи похитили его просто так, чтобы потом вернуть? И о какой силе говорит тот второй, перед которым отчитывался Краузер? Ты можешь использовать силу, юный падаван?
В полу-бреду, полу-беспамятстве Джаред чувствовал себя гораздо лучше, чем в реальности. Он мог хотя бы иронизировать над собственной ситуацией.
Потом его встряхнули, и сознание снова выключилось, будто его вырубили, как работающий телевизор. Из следующей вспышки запомнился только железный пол и странные надписи на стенах.
А потом рядом кто-то начал бормотать и опять на незнакомом языке. Вот только женщина в аэропорту говорила мягко, эмоционально. А сейчас слова лились непрекращающимся потоком – монотонным, фанатичным и пугающим. Джаред попытался открыть глаза, но дурнота одержала верх.
Бормотание стало ближе, превращая происходящее в фарс. Складывалось впечатление, что из-за похищения Джаред нафантазировал себе ночной кошмар. Пахнуло ладаном и горячим воском, что-то звякнуло, и глаза все-таки пришлось открыть.
Руки и ноги Джареда зафиксировали железными обручами, сам он сидел в металлическом кресле, похожем на кресло стоматолога, а справа стоял непрерывно что-то бормочущий монах.
Очередной укол в шею почти не чувствовался – Джаред не мог оторвать взгляда от подбородка монаха. Такое впечатление, что тот… разлагался. Кожа выглядела бледной, покрытой испариной, несвежей. К горлу подкатил комок, а потом комната крутанулась перед глазами, и все пропало.
Следующее пробуждение оказалось самым неприятным: грудь разламывалась, вдоль позвоночника будто вогнали металлический штырь, голова раскалывалась. Джаред взвыл, цепляясь за неизвестно откуда взявшуюся простыню. Рука коснулась деревянного остова кровати, деревянной стены – сразу несколько заноз усугубили ситуации.
«Ты хочешь пить. Не бери воду у мертвой женщины. Не надо», – кажется, шизофрения начиналась именно с голосов в голове. Да еще и таких настойчивых.
При мысли о мертвецах и собственном сумасшествии Джареда охватила паника. Вместе с болью они окончательно лишили его остатков разума, и он забился на кровати, пытаясь не то сбежать, не то забиться дальше в угол.
Какая-то женщина забормотала что-то у изголовья кровати, попыталась поднести чашку с водой, но Джаред выбил посуду из ее рук. Не бери воды у мертвой женщины, ты среди мертвецов, парень. Теперь мертвец будет твоим папочкой. Они вернут тебя домой – только к тому моменту ты сам станешь трупом. Не расстраивайся, родители ничего не заметят, а потом они все превратятся в мертвецов. Ты в огромной яме, малыш.
На грудь будто скинули пару лопат земли, потом она попала в рот, забила нос, засыпала с головой, засыпала…
Джаред чувствовал себя навечно застрявшим в дремоте, вся его жизнь стала чередой пробуждений и погружений в сон. И словно в дурном фильме ужасов – Джаред помнил, как давным-давно смотрел с отцом старые черно-белые фильмы, где актеры выглядели странно и так же странно играли – бесконечность прервал крик петуха.
Он лежал на неопрятного вида кровати в маленькой комнатушке. Первое, что почувствовал Джаред: запах несвежего белья и вонь гниющих продуктов. Желудок тут же совершил дикий кульбит, и рванул на выход. Только одно уберегло заляпанный песком и землей пол дома – стоящее у изголовья ведро. Теперь к отвратительным запахам добавился еще один.
Джаред дернулся, когда в дом зашла странного вида женщина – снова тот же странный цвет кожи и вид. Мертвая женщина.
Она смахнула со стола стоящие там тарелки вместе с остатками гниющих объедков прямо на пол, а потом выложила на застиранное, но во всяком случае не грязное полотенце краюху хлеба, несколько яиц и кувшин с молоком. Она двигалась словно на шарнирах, а ее глаза ровным счетом ничего не выражали, так что когда она вышла, Джаред почувствовал себя лучше.
Мысль о побеге посетила его сразу же после ее ухода – но за окном ковырялись в земле несколько мужчин, да и Краузер мог находиться поблизости. В конце концов, отец послал кого-нибудь на его спасение. Вот пусть и спасают.
Наскоро прополоскав рот и уничтожив принесенную еду, Джаред сел на кровати и попытался понять, что из случившегося произошло на самом деле. Вряд ли стоило серьезно рассматривать призрачные голоса в голове и фантомное обещание вернуть его домой. Вполне, возможно, что Краузер похитил его не для получения выкупа, а для того, чтобы манипулировать отцом.
Но где же тогда фото или видеозаписи? Нет, конечно, Джареду не слишком хотелось стать звездой домашнего видео, где суровые мужчины в масках грозятся прострелить ему голову. Но что-то во всей истории не складывалось. И если подслушанный разговор не приснился, то о какой силе твердил тот, второй, главный?
Только сейчас Джаред понял, что горло, насморк и головная боль бесследно пропали. И почему-то это казалось плохим знаком.

Изображение
Немного оклемавшись, Дженсен еще раз, более тщательно обыскал спальню Мендоза.
На этот раз он не спешил, и его внимание привлек один из ящиков стола. Такое плотное, толстое основание – и такой маленький вес. Дженсен вытащил из внутреннего кармана маленький набор с инструментами, подцепил доску и удовлетворенно вздохнул.
- Привет, тайничок, плюс десять к сообразительности, - пробормотал он себе под нос.
Общий идиотизм происходящего давно напоминал Дженсену шутер.
Плотный бумажный конверт оказался настоящим сокровищем. Внутри лежала записка, похожая на краткую инструкцию. Дженсен вчитался, продираясь сквозь полупонятный испанский, и присвистнул.
Джареда держали в церкви.
На мгновение Дженсену поплохело: вспомнилось, как местные шли на звон колоколов. Оставалось надеяться, что Падалеки не валяется на алтаре нашинкованный бензопилами и серпами. Что ж, скоро Дженсен это узнает. В конверте предусмотрительно лежал старый медный ключ.
Сунув находку в карман и вернув на место инструменты, Дженсен вколол себе еще один стимулятор и поразмыслил, стоит ли связываться с Женевьев.
- Побуду хорошим мальчиком, - решил Дженсен и нажал кнопку вызова. Обрисовав в двух словах ситуацию, он отключился. Говорить про Дэннил он не собирался – Женевьев вряд ли в курсе происходящего, пользы от нее никакой, а кто поручится, что его не уберут за то, что увидел слишком много?
Кроме того, главной насущной проблемой оставалась церковь. Дженсен прекрасно мог рассмотреть ее со второго этажа дома шефа Мендоза, но… Церковь от деревни отделяло озеро. И это было очень, очень плохо.
Впрочем, даже на тренировках никогда и ничего не давалось просто, а настоящие задания регулярно оказывались истинным кошмаром.
- Мне предстоит романтическая морская прогулка, - вздохнул Дженсен. – Джаред, ради тебя я совершаю подвиг за подвигом. Интересно, ты согласишься стать моей прекрасной дамой? Хотя нет, твой папочка вряд ли одобрит.
Дженсен бесшумно спустился вниз и замер перед выходом. Толкнув дверь, он выглянул наружу, убедился, что вокруг никого, и двинулся к берегу озера. Нервы были на пределе, он миновал один за другим крестьянские дома, ожидая в любой момент нарваться на засаду, но кроме квохчущих кур не заметил живых существ.
«Во время смены дислокации ни один объект не обнаружен», - сформулировал Дженсен, с внезапной тоской вспомнив написание скучных отчетов и рапортов.
Ностальгия не продлилась и минуты. К чему себя обманывать, Дженсен всегда числился полевым игроком.
Берег озера симпатии не вызывал. С виду совершенно обычный: пологий склон, кромка песка вперемешку с глиной у самой воды, зеленая ряска у берегов, ровная темно-голубая гладь подальше. Дженсен постоял еще немного и нахмурился. Над водой не кружились стрекозы, мальки не шныряли на мелководье. Озеро казалось мертвым. В такое точно не полезешь освежиться после долгого жаркого денечка.
Внимание Дженсена привлек хорошо знакомый звук. Беззвучно чертыхнувшись, он бросился на землю. Вовремя: моторная лодка, управляемая очередными одержимыми крестьянами появилась из камышей, за которыми, видимо, находился причал, и направилась к центру озера. Не разговаривая, парочка наклонилась, ухватилась за что-то тяжелое и рывком подняла в воздух. Дженсен прикусил губу. Вот и второй офицер, подбросивший его до милой испанской деревушки. Тело швырнули в воду, почему-то не озаботившись никаким грузилом. Зато убраться оба крестьянина поспешили с воистину пугающей быстротой. Дженсен даже не успел удивиться. Поверхность озера зарябила, труп закачало на волнах, и из глубин высунулось настоящее чудовище, огромная рыбина, из тех, какими хвалятся заядлые рыбаки. Только они обычно привирают после третьей кружечки пива, а эта тварь существовала на самом деле. Пронаблюдав, как тело офицера исчезло в пасти чудовища, Дженсен сглотнул и прикрыл глаза.
Нечего и думать теперь переплыть озеро. Надо найти лодку и молиться, чтобы тварь оказалась разборчивой и сытой после кормежки.
Причал обнаружился без особых усилий. В другой ситуации Дженсен был бы счастлив: нападающих нет, моторная лодка в полном порядке и готова к плаванью, а любителей рыбалки, как ветром сдуло. Садись и катись с ветерком.
- Ладно, рыба мечты, только попробуй мной перекусить. Уж я позабочусь, чтобы ты подавилась, - сообщил Дженсен, отвязывая моторку от причала. С управлением он разобрался быстро: модель мало отличалась от американских. Дженсен дернул за ручку, заводя мотор, и направился к противоположному берегу, взяв курс чуть левее, чем нужно. Не стоит с шумом и грохотом появляться у церкви...
…если, конечно, он вообще до нее доберется. Лодка достигла середины, когда с другого конца озера потянулась водная дорожка. Дженсен сощурился, прикидывая, откуда будет нападение и поднял со дна лодки гарпун. В прежней жизни он проводил немало времени, рыбача с отцом. Что мешает вспомнить старые навыки?
Рыбина выпрыгнула на поверхность неудачно. Лодка накренилась, Дженсен упал на колени, потеряв равновесие, и чуть не пропорол ногу собственным ножом. Его падение и качка спровоцировали еще одну неприятность: одна из снастей, привязанный к корме крюк свалился за борт, зацепившись за плавник рыбины. Та дернулась от боли и рванула в сторону. Крюк глубже вошел в тело, канат натянулся, и лодка с жалобным взвизгом устремилась вслед за раненым чудищем.
- Блядь, - охарактеризовал происходящее Дженсен, на коленях подползая к рычагу. Рыбина маневрировала, уходила под воду, а лодка неслась прямиком на дрейфующее в воде дерево. Резко крутанув рычаг, Дженсен избежал столкновения. Лодка как безумная устремилась вперед – мотор не мог тягаться с силой твари, они проехали уже три четверти озера, безнадежно удалившись от церкви и ее окрестностей.
Еще несколько неожиданных поворотов, сопровождающихся выходом на поверхность, и Дженсен поймал ритм.
Сейчас, сейчас…
Рыбина в очередной раз вынырнула, показавшись справа от лодки. Дженсен прицелился и метнул гарпун. Острие вошло с левой стороны, пониже головы, но удар не был смертельным. Поблагодарив предусмотрительного рыбака, Дженсен использовал еще два гарпуна - последний угодил прямиков в пасть твари. Та внезапно замерла, обмякла и начала погружаться в воду.
- Веревка, мать твою!
Дженсен выхватил нож, стараясь побыстрее перепилить связывающий лодку с рыбиной канат, и едва не поседел. Заскорузлая мокрая пенька опутала его ногу и протащила вперед, к краю лодки. Та опасно накренилась, собираясь последовать за чудищем на дно и прихватить с собой Дженсена.
Лезвие ножа было безупречно острым, но ему оказалось не под силу перерезать канат с пары движений. Ногу стягивало, нос лодки задирался все выше, а нож добрался только до середины каната.
- Ну давай же!
Веревка дернулась последний раз и порвалась под тяжестью твари. Дженсен по инерции отлетел назад, приложился затылком о скамейку и сглотнул, прогоняя тошноту. Перед глазами все плыло, но, вроде, обошлось без сотрясения.
Скинув с ноги остаток каната, Дженсен перебрался к рычагу, дернул за ручку, заводя заглохшую лодку, и направился к маячившему неподалеку укромном местечку, неподалеку от церкви.
Самочувствие становилось все хуже, виски разламывало болью, желудок сжался, забурлил, а горло вдруг запершило. Кое-как пришвартовав лодку к берегу, Дженсен ступил на землю и, шатаясь, пошел к видневшемуся впереди строению. Тело плохо слушалось, в ушах звенело, а когда он закашлялся, на ладони осталась кровь.
- Что за черт?.. – сипло спросил он и свалился на деревянный пол обнаруженного им дома.
В глазах потемнело, и Дженсену стало хорошо и спокойно.

Изображение
Джаред почти не помнил, как сдавал философию в университете – весь семестр он пытался поучаствовать в общественной жизни, а не то окружающие решили бы, что он зазнался, и наладить контакты с однокурсниками. Когда до экзамена оставалось три дня, он купил в трех разных супермаркетах по блоку Ред Булла, с ужасом ожидая фотографий и статей в желтой прессе, которых не последовало, потом сел с в отцовской библиотеке и принялся читать. На энергетик знания, накопленные за тысячи лет, ложились особенно хорошо: Джаред прямо-таки ощущал, как понимает каждую мысль, скрытую за витиеватыми формулировками. И что самое главное – флер понимания держался не только на экзамене, но и пару дней после.
Сейчас в голове то и дело всплывали основные различия между европейской и восточной цивилизациями. Особенно в той части, где рассказывалось, что в Европе принято больше полагаться на холодный и бесстрастный разум.
Именно он-то у Джареда и буксовал уже несколько часов, пытаясь охватить происходящее. Во-первых, странным образом прошедшую болезнь. Нет, конечно, мало-мальски рациональное объяснение Джаред нашел, но звучало оно немного по-идиотски: стресс как лекарство от всех болезней.
Во-вторых, унылый пейзаж и мирная сельская жизнь за окном – единственная картинка, которую Джаред успел изучить до мельчайших подробностей от скуки – позволяли сделать несколько неожиданных выводов. Природа не походила на Мексику, а селяне – на мексиканцев. Оставалась Испания… или Португалия. Эти две страны путались в голове и заставляли сожалеть о халатном отношении к урокам мировой географии.
И люди в деревне вели себя странно и выглядели, как иллюстрация к фильмам ужасов. Окно дома выходило на внутренний двор: в углу располагалось корыто с каким-то мутным содержимым, дальше крестьянин вилами собирал сено, а по остальному пространству носились наглые, шумные и голенастые курицы. С виду все казалось мирным и обыденным: вот только крестьянин собирал сено уже несколько часов. Он двигался словно робот с заевшей программой действий: наклонялся вперед, туда, где раньше лежало сено, зачерпывал вилами воздух, нес этот воздух до копны. И так раз за разом без малейшего изменения.
Самым живым из всех казался главарь – лысый амбал с длинной окладистой бородой. Он напомнил Джареду диснеевский мультик про принцессу Анастасию, которую пытался уничтожить злой колдун Распутин. Только тот злодей не обладал такими внушительными размерами и зашкаливающим ростом.
Джаред даже начал излечиваться от собственных комплексов: он всю жизнь стеснялся высокого роста и собственных габаритов, а в плену каждый второй, похоже, мог одной рукой размазать его по стенке.
Жутко хотелось домой: страх уже притупился, став частью души, зато всколыхнулась черная, звериная тоска по дому, по родной речи, по привычному образу жизни. Но желания что-то делать не появлялось. Конечно, с виду дом никто не охранял, а крестьяне двигались медленно, но попытка побега могла окончиться печально. А спецназовцы и героические спасатели за время, пока Джареда похищали, превратились в его понимании в мифических личностей, столь же загадочных и неуловимых, как лох-несское чудовище.
На улице что-то упало, истошно завопила женщина, и Джаред уже почти решил, что вот, наконец-то, и спецназовцы, как шум стих, а крестьяне вернулись к своим медитативным занятиям.
От отчаяния и иррациональной, почти детской обиды захотелось что-нибудь сломать, двинуть кулаком по стене или заорать, но сил не осталось. Что бы ни говорил Краузер, что бы ни привиделось Джареду в бреду – шанс на счастливое спасение истаивал с каждой проведенной здесь минутой.
За дверью что-то забубнили, а потом в дом вошел один из крестьян. Он махнул рукой в сторону двери и рявкнул:
- ¡Vete!*
Периодически Джаред задумывался, как будет общаться с местными, ведь их язык оставался для него тайной за семью печатями. Теперь все встало на свои места – никто и не собирался с ним беседовать. Ему просто отдавали команды, как собаке, а для наглядности сопровождали их интернациональными жестами.
Джаред вышел на улицу, тут же заметив, что около дома ходило никак не менее десятка крестьян, так что побег точно не получился бы. Кроссовки едва не поехали по раскисшей земле, не то заливаемой дождями, не то обильно удобряемой домашним скотом.
- ¡Vete! – еще раз прикрикнул на него крестьянин и, указав на раздолбанный грузовичок, весь заплеванный местной грязью, прибавил: - ¡Date prisa!**
По ногами чавкало, и пару раз Джаред едва не потерял равновесие и не шлепнулся прямо в лужу. Вряд ли свиньи обрадовались бы такому соседству – хотя никого кроме куриц Джаред на улице не увидел.
В салоне воняло одновременно и навозом, и крепким табаком и какой-то отдушкой, не то кокосом, не то тропическим бризом. Такими освежителями воздуха стоило отпугивать от дома грабителей, выгонять незваных гостей и вести маленькую победоносную войну в логове с тараканами.
Крестьянин сел за руль, не обращая на Джареда никакого внимания, повернул ключ в замке зажигания, и тут грузовичок взревел на несколько голосов, изверг облако пара из-под капота и поехал по ухабистой дороге. Джаред не сразу сообразил, что ему делать: зажимать нос, спасать желудок от экстренной эвакуации или пытаться не удариться подбородком о колени. Крестьянин вел машину так, словно верил в реинкарнацию и считал, что в следующей жизни ему повезет больше.
Пытаясь справиться с дорогой, которая то извивалась вправо, едва обозначившись среди деревьев, то превращалась в хлипкие с виду мостки, а потом и вовсе резко пойдя в гору, Джаред дотронулся локтем до руки водителя, и, шарахнувшись, едва не выпал из кабины. Кожа ощущалась мертвой, холодной и влажной, как у препаратов в анатомичке. А мышцы казались иллюстрацией термину «трупное окоченение».
Тут творилось что-то жуткое и совершенно необъяснимое, и если бы не угроза прикусить язык на какой-нибудь особенно коварной кочке, Джаред обязательно подумал бы о возможных способах спасения самого себя из творящегося вокруг кошмара.
Грузовичок сделал последний вираж и лихо затормозил, едва не впилившись в чье-то надгробие и, судя по звуку, оставив мотор тремя километрами ранее. Джаред с трудом подавил тошноту и, следуя указаниям крестьянина, выбрался наружу.
Похоже, ему предстояла не только незабываемая экскурсия по дорогам и весям чертовой страны, но и включенный в общую стоимость речной трамвайчик. А если серьезно – лодка, в которую крестьянин едва ли не пинком загнал Джареда, уже даже не размениваясь на команды, выглядела так, будто плыть могла только под водой. Но ничего возразить Джаред не успел, да и не собирался.
Ему, наконец, представился удачный момент для побега: отец всегда мечтал, чтобы Джаред занимался плаванием, так что оставалось только дождаться, пока лодка приблизится к другому берегу, выпрыгнуть, быстро преодолеть расстояние до берега и скрыться в лесу. Джаред надеялся, что крестьянин не станет бить его веслом по голове.
Но на середине пути нечто огромное легко толкнуло лодку снизу, и Джаред, от ужаса открыв рот, увидел, что рыбка, обитающая в этом водоеме, по размерам превышала четыре метра. Плавать сразу же расхотелось.
Добравшись до другого берега, они направились к странной деревянной конструкции, похожей на огороженную забором из кольев мини-деревню. За воротами, ведущими в шахту, что-то урчало и вздыхало. Наконец, крестьянин снова зашвырнул его в чуть менее раздолбанную машину, и поездка стала более комфортной.
Они доехали до странного, выглядевшего очень старым кладбища, чуть дальше которого располагалась готического вида церковь.
Даже странно, что в такой глуши, посреди жутких деревень, затесалось настолько красивое здание.
- ¡Vete! – крестьянин, похоже, не стремился разнообразить приказы.
Джаред послушно побрел в указанном направлении, тут же едва не подскочив от карканья, раздавшегося над ухом. Несколько крупных черных птиц разглядывало его с сухих веток какого-то давно почившего с миром дерева у одной из могил.
Не хватало еще стать жертвой какого-нибудь адова ворона, как в «Омене». Джаред поежился – мало того, что ассоциация вышла пугающей, так еще и ветер пробирал до костей.
Вблизи церковь казалась еще более изящной, чем издалека. Правда, мысли сразу же потекли в другом направлении: холодная кожа и странное поведение крестьян могло объясняться действием наркотиков. А в церкви наверняка обитал глава секты. Под такое объяснение легко вписывался и совершенно психованный Краузер, и автоматизм действий сельских жителей.
Правда, почему-то от внезапно возникшего простого и рационального объяснения спокойнее не стало – теперь Джаред вовсе не отрицал возможности своего возвращения домой: с промытыми мозгами и в наркотическом бреду.
- ¡Sube!***
Интуитивно Джаред догадался, что крестьянин велит ему подниматься по приставной лестнице, ведущей на второй этаж. Даже странно, что в церкви не предусмотрели других способов попасть наверх.
Со второго этажа стал виден витраж из цветного стекла со странными символами и огромная, еще свечная люстра. Но долго наслаждаться видом Джареду не пришлось – конвоир грубо толкнул его в спину, распахнул ближайшую дверь и рявкнул:
- ¡Entra! ¡Rapidamente!****
Если предыдущая комната все-таки предназначалась для жилья, то это помещение, скорее всего, использовалось, как склад. Дверь со скрежетом захлопнулась, потом ключ повернули в замке, и все стихло.
Джаред не знал, сколько просидел на холодном каменном полу – просто почувствовал, что еще чуть-чуть, и замерзнет окончательно. У него и так зуб на зуб не попадал от холода, да еще и из щели под дверью тянуло сквозняком.
Сначала он попытался устроиться на бочках, стоящих в углу, но только заляпал джинсы и едва не пропорол себе ногу каким-то криво забитым гвоздем. Для того, чтобы по-идиотски не умереть от заражения крови или простуды, так и не дождавшись спасателей, Джаред пересел ближе к двери и устроился на собственных кроссовках.
Наверное, спецагенты сумели бы выползти из ловушки даже через маленькое, непонятно для чего вырезанное в стене окно, притулившееся около самого потолка. Женщина-змея точно смогла бы провернуть столь сложный трюк. Но пока Джаред не стал ни женщиной, ни тем более змеей, окно оставалось просто окном, а не чудесным путем спасения.
Да и потом пришлось бы ползти по стене вниз и при этом не попасться на глаза крестьянам. Чудесное превращение женщины-змеи в человека-паука ненадолго отвлекло Джареда от пессимистичных размышлений о будущем.
За окном что-то хлопнуло, треснуло, а потом раздался женский крик, словно самка увидела опасность для своих детенышей и предупреждала неведомого врага о намерении биться до конца.
Когда раздались первые выстрелы, Джаред едва не подлетел до самого потолка. Со скоростью опытного пожарника надев кроссовки, он подбежал к окну, пытаясь разглядеть, что творится снаружи. Но смог увидеть только серое, унылое небо и засохшие ветки дерева, расчертившие тучи на причудливые геометрические фигуры.
Шум сражения и выстрелы приближались. Слышались крики крестьян, то агрессивные, то растерянные – но смысла Джаред не понимал. Как бы ему хотелось хоть чем-то помочь спасателям, а в том, что это они сейчас пытаются прорвать заслон из фанатиков, Джаред не сомневался.
От возбуждения озноб усилился. Джаред давно не помнил, когда его так сильно колотило: он метался по подсобке, с трудом удерживаясь от желания попинать стены или начать лупить кулаком в дверь. Но намертво вбитые в голову правила: во время освобождения вести себя тихо, не бежать к спасателям, не брать в руки оружия – а не то пристрелят вместо террориста – заставляли держать себя в руках.
Судя по звукам, перестрелка продолжилась в церкви – правда вместо одиночных выстрелов бодро застрочил пулемет. С трудом Джаред подавил в себе злорадство: в конце концов, если крестьяне находились под влиянием наркотиков, то не отдавали отчета в совершенном и вполне могли излечиться. Изрешеченные же пулями люди, как ни крути, не имели шанса стать достойными членами общества.
Почему-то последняя мысль потянула за собой пугающие размышления про зомби, вроде тех, что рвали людей на части в фильмах Ромеро. Но при всех странностях поведения конвоир Джареда, привезший его в церковь, не пытался отгрызть ему руку или полакомится мозгами. А уж Краузер точно не походил на оживший труп.
Пулеметная очередь прострекотала рядом с дверью, раздалось жуткое шипение, будто бы десяток разозленных кобр выпустили из ящика, и Джаред не выдержал.
- Эй! Я здесь! Выпустите меня! – он даже пару раз пнул железную дверь.
Но кто бы ни расстреливал крестьян, его мало интересовали заложники. В воцарившейся тишине, Джаред услышал, как кто-то прошел мимо, даже не остановившись, а потом церковь содрогнулась.
Казалось, что за стенами ожили толпы неупокоенных душ: там стонало, скрипело, выло, скрежетало и гремело. А когда колокол на башне принялся звонить, Джаред едва не оглох не столько от звука, сколько от вибраций, сотрясающих церковь до самого основания.
Потом заскрипело за дверью – будто вместе с перезвоном запустился еще какой-то механизм. И снова тишина окутала церковь.
Последняя надежда на спасение улетучилась: Джаред честно пытался держать себя в руках, не отчаиваться, настраивать себя на скорейшее спасение и мыслить рационально. Но тогда почему спасателей до сих пор нет, а те, что пробивались сюда с боем, плевать хотели на заложника?
Усевшись на полу, рядом с бочкой, Джаред подтянул колени к груди и попытался заснуть. Ни размышлять, ни анализировать не хотелось – а зачем, если за его будущее отвечали совершенно посторонние люди?

Перевод:
*Иди!
**Поторопись!
***Поднимайся!
****Заходи! Быстро!


21 дек 2011, 10:12
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
- А теперь мы сделаем надрез и посмотрим, что там внутри, - сказал мистер Пелегрино и аккуратно вскрыл грудную клетку Дженсена.
«Нет, не надо, я не хочу».
- Дженсен, соберись! Это всего лишь маленькая практическая работа, - ласково напомнил мистер Пелегрино.
Дженсен не хотел собираться. В мозгу слабо шевельнулось возмущение: какого черта он снова на уроке биологии? Но учитель никуда не собирался исчезать, он снова провел скальпелем где-то внутри Дженсена.
«Почему мне не больно?»
Вместо боли Дженсен ощутил легкое беспокойство, которое все нарастало и нарастало. Он опустил голову вниз, всматриваясь в ритмично бьющееся сердце, и внезапно все увеличилось как под микроскопом. Дженсен видел все ткани ясно и четко. Картинка сменилась: перед глазами возникла его нервная система. Дженсен видел бегущие в мозг сигналы, странные импульсы и… он увидел их. Какие-то паразиты, похожие на маленьких рыбок, шныряли по разветвленной белой сетке нервов, насмешливо скалились маленькими ртами и пытались пробиться наверх, в мозг. Тело сопротивлялось, не желая пускать паразитов, кровеносные сосуды набухли, запульсировали и начали лопаться, взрываясь, как полный воды шарик. Дженсен закричал и очнулся.

Телефон назойливо вибрировал в нагрудном кармане. Дженсен нажал «принять вызов».
- Это Женевьев. Дженсен, ты в порядке?
- Не уверен. Наверное, да, - признался он, осторожно садясь.
- Что случилось? Последний раз ты выходил на связь шесть часов назад.
- Шесть часов? – Дженсен бросил взгляд на старенький, но безупречно работающий свотч. – Я потерял сознание.
- Это может быть связано со словами того парня? - озабоченно предположила Жен.
- Или с тем, что я долбанулся головой о лодку, - чутье подсказывало, что подтверждать догадку чревато последствиями. – Не волнуйся, я в норме. Я недалеко от объекта, продолжаю задание. До связи.
Он отключился, не дав Женевьев ответить. Ничего, она переживет его грубость. Его ждала работа.
За окном успело стемнеть, кроме того пошел дождь. Это играло на руку Дженсену: в таких условиях проводить разведку проще простого. Но сначала надо привести себя в чувство. Очередной укол утолил голод и снял усталость и тошноту. Кашель тоже исчез, будто его и не было. Он надеялся только, что печень не эвакуируется после таких доз разнообразнейших изобретений химической промышленности Штатов.
Дженсен выпрямился, потянулся, разминая тело, и занялся проверкой снаряжения. Пистолет и запасные обоймы – окей, нож на месте, аптечка, инструменты, передатчик… кажется, все.
Церковь располагалась не так далеко от дома, в котором он провел несколько часов, но сразу лезть Дженсен посчитал неразумным. Сначала думать головой, потом рисковать задницей, только в таком порядке. Он давно усвоил урок.
Неподалеку Дженсен обнаружил небольшой грот или даже пещеру, тщательно замаскированную с внешней стороны. Дженсен осторожно подкрался к ней и, взяв оружие наизготовку, скользнул внутрь.
- Ничего себе! – присвистнул он.
Пещера явно использовалась как оружейный склад. Дженсен вскрыл ближайший ящик и обнаружил очень приличный боезапас. Разжившись дополнительными патронами, Дженсен пожалел, что не может втихаря уничтожить все остальное. Перепрятать он не успевал, а взорвать – значит привлечь к себе нежелательное внимание.
Выругавшись, Дженсен снова снял пистолет с предохранителя и направился внутрь пещеры. Холодные темные стены сузились, оставаясь все еще достаточно широкими, чтобы разойтись двум людям, но уже вызывая клаустрофобию. Вообще, Дженсен не боялся замкнутого пространства, это пещера действовала ему на нервы. Да и за истекшие сутки он был по горло сыт адреналином.
Ход вывел его в небольшую «комнату» и разветвился на два направления. Дженсен мазнул маркером одну из стенок и вдруг передумал, заслышав впереди неясные стоны. Он сунулся в другой ход, пробежал вперед и замер, как вкопанный. В нескольких ярдах от него корчился очередной крестьянин. Он держался за голову, раскачивался и выл на одной ноте, как умирающее животное. Дженсен вскинул пистолет, сделал шаг, но не успел ничего сделать, потому что голова крестьянина взорвалась. Из черепа наружу вырвались щупальца, и Дженсен начал отступать назад. Вернувшись в «комнату», он прислонился к стене пещеры и часто задышал, давя панику. Вот, что происходит. Все убитые им не внезапно чокнулись, им просто что-то вкололи, и теперь это что-то решило, что пора выйти погулять. И если Мендоз говорил правду… если сон не обычный кошмар…
Дело перестало быть просто заданием.
«Я наверняка заражен», - с внезапно появившейся холодностью и отстраненностью подумал Дженсен. – «Ну, держитесь, ублюдки».
Второй ход оказался длинным и широким. Дженсен потратил минут пятнадцать, прежде чем подошел к еще одной «комнате» и развилке по совместительству. На сей раз множество вариантой его не смутило. Пометив, откуда вышел, Дженсен направился к тяжелым воротам.
А вот сюда заглядывать точно не следовало.
Яркий свет ослепил после полутьмы пещеры, Дженсен остолбенело замер на мгновение – и пропал. За его спиной тяжело хлопнули деревянные двери, а впереди – впереди творился ужас.
Он очутился на пятачке, к которому вело множество ходов то ли прорезанных в камне, то ли образовавшихся естественным путем. Вот только вряд ли ему удалось бы прошмыгнуть хоть в один из них: каждый украшала добротная решетка, перепиливать которую пришлось бы часами. А Дженсен не поручился бы, что останется жив в течение следующих пары минут. Напротив него высилось чудовищное создание. Он называл Мендоза человеком-великаном, горой, но испанец был просто хлюпиком по сравнению с этим существом, подпиравшим затылком потолок. Оно чем-то напоминало человека: прямоходящее, с неестественно длинными руками, как у пещерных предков, маленькой лысой головой, едва ли оснащенной мозгом, и огромным, мощным телом.
- Да ты настоящий тролль, приятель, - негромко сказал Дженсен, отыскивая наощупь гранату. Та обнаружилась легко, вопрос заключался в другом: если он ее использует, как быстро его кости обнаружат под завалом?
Дженсен ставил на «никогда». Значит, ему оставался пистолет. Если пули прострелят кожу тролля, конечно. Дальше поразмышлять не удалось. Тролль взревел и двинулся на наконец замеченную цель. Дженсен ушел в сторону и наудачу выстрелил пару раз. Одна пуля впилась в плечо, другая задела бок твари, а грохот от выстрела, умноженный пещерным эхом, чуть не оглушил Дженсена. Тролль тоже оказался дезориентирован.
«Надо это использовать».
Следующие выстрелы вышли не намного удачнее. Дженсен считался отличным стрелком, но одно дело бить в тире по тарелкам, а другое пытаться остановить прущего на тебя монстра, которых отмахивается от доброго свинца как от гороха. Оставалось только постоянно двигаться и молиться, чтобы уязвимое место противника нашлось.
К грохоту они оба привыкли недопустимо быстро. Дженсен чувствовал, что начинает уставать, предыдущие схватки и полученные травмы давали о себе знать. Болели ребра, дыхание участилось, по спине стекал пот. Сжимавшая пистолет рука дрожала, делая выстрелы еще менее точными.
И вдруг произошло нечто странное. Тролль снова взревел, но сейчас в вое не ощущалось угрозы, это был стон боли и ярости. Существо качнулось и рухнуло на колени, пальцы заскрежетали по полу, а из полусогнутой спины полезли белые щупальца. Как у давешнего крестьянина из головы.
Руководствуясь инстинктами, Дженсен выхватил нож и, подпрыгнув, забрался на спину троллю. Щупальца качнулись, и тут же первое из них свалилось вниз. На месте среза выступила неприятная слизь, но, кажется, она была неядовита – несколько капель попали на кожу Дженсена, не вызвав ни жжения, ни зуда. Остальные щупальца бросились бороться, но паразит не успел как следует развиться. Скорее всего, он полез наружу, опасаясь, что носитель может погибнуть. Дженсен без устали работал ножом, не жалея ни лезвия, ни собственных сил. Тролль под ним содрогнулся и упал на объемный живот, тело конвульсивно задергалось, а последнее щупальце украсило картину общей разрухи. Дженсен устало скатился вниз, вытер нож и неровно, сквозь зубы выдохнул, давя истерику.
В нем живет такая же дрянь. Сколько ему осталось времени?
По-видимому, мало, и тратить его на рефлексию он не собирался. Перезарядив пистолет, Дженсен попробовал толкнуть двери, через которые попал на эту арену, но они не поддались. Что ж, оставался еще один выход. Тот, через который сюда попал тролль.
Лаз оказался огромным и безлюдным. Спустя несколько минут Дженсен набрел на жилище своего противника – весьма мерзкое и зловонное. Заметив в груде тряпья полуобглоданный человеческий скелет, Дженсен с трудом подавил тошноту и заспешил вперед, откуда тянуло свежим воздухом. Стены пещеры стали узкими, не шире полутора ярдов. Наверное, чтобы питомец не выбрался ненароком наружу. Дженсен же, обладая гораздо более скромной комплекцией, без труда преодолел оставшееся расстояние и, сам не веря своей удаче, вылез под открытое небо.
- Охуеть, - вслух проговорил он, осмотревшись и обнаружив, что выход располагался рядом с площадкой, чем-то напоминавшей арену. Как в фильмах про Древний Рим, только без шика и гладиаторов. Зато в наличии оставались бурые пятна и неаппетитные ошметки. Дженсен нахмурился и сообразил – тот тролль, его наверняка испытывали и дрессировали здесь. Значит, те ошметки…
«Обойдусь без осмотра».
Миновав сооружение, он попытался сориентироваться. Давно, будучи гражданским, Дженсен мог запросто потеряться в незнакомом городе и кружить по двум кварталам до остервенения. Сейчас же он без особого труда выбрал нужное направление. Дорога заняла относительно немного времени, Дженсен не успел как следует устать и толком промокнуть. Водоотталкивающий материал, из которого сшили его амуницию, неплохо справлялся с поставленной задачей. Голову это не спасло, но с его короткой стрижкой не стоило беспокоиться о таких мелочах. Снова показалась церковь. В темноте, окутанная туманом из-за дождя, она могла претендовать на декорацию для фильма ужасов. Да и обстановочка соответствовала. Вокруг бродило несколько собак, захлебываясь противным отрывистым лаем. На милых песиков из рекламы собачьего корма твари никак не походили.
«Почему животных убивать сложнее, чем людей?» - задался философским вопросом Дженсен, поочередно снимая зверюшек. Когда последняя упала в жидкую грязь, еще недавно бывшую земляной дорожкой, он двинулся к дверям церкви. Главный ход был заперт и найденный ключ не подошел к замочной скважине. Дженсен невозмутимо обошел церковь, пристально вглядываясь в темноту. Вскоре ему повезло – с задней стороны нашлась дверца, которой когда-то пользовались служки. Ключ повернулся как по маслу.
Внутри, разумеется, ему приготовили сюрприз. Украсив мозаичный пол пятью трупами свихнувшихся прихожан, Дженсен вплотную занялся поисками Падалеки. Интуиция твердила, что Джаред близко, он чуял его, как собака чует спрятавшуюся лису. Первый этаж Дженсена разочаровал – сплошные решетки и ни намека на прилегающие помещения. В принципе он считал себя добрым христианином – особенно в нерабочие дни, но ориентироваться в незнакомой церкви ему это не помогло. Дженсен вздохнул и полез наверх по лестнице. Здесь ситуация лучше не стала, зато обнаружилась отгороженная с двух сторон решетками дверь. Не могли же крестьяне порезать Падалеки на куски и просунуть в псевдо-камеру? Хотя…
Дженсен тряхнул головой, едва удерживаясь от воспитательного подзатыльника самому себе. Наверное, решетки опустились не сами по себе. Вряд ли архитектор планировал дверь, в которую нельзя войти, частью оригинального дизайна. Напротив места, где он стоял, темнел подозрительный проем, вроде высокой арки. К сожалению, добраться до него было нельзя, разве что…
«Если я расскажу парням про это задание, они сменят мое прозвище на Попрыгунчик», - устало подумал Дженсен, разбежавшись и удачно поймав латунные ручки громадной люстры. Та жалобно скрипнула под весом человеческого тела, но покидать потолок не стала. Дженсен раскачался, уговаривая Бога помочь ему в этом святом месте, и по инерции пролетел вперед, буквально свалившись в нужный проем.
Поднявшись на ноги, он обнаружил небольшой пульт, функции кнопок на котором Дженсен интуитивно угадал. Решетки со скрежетом поехали вверх, открывая доступ к двери.
«Давай, малыш Джаред, скажи, что ждешь меня там».

Изображение
Джареда разбудил холод – он спал, наверное, три-четыре часа, и за это время за окном стемнело. Сколько еще ему придется сидеть в этом проклятом месте? День-два? Месяц? Джаред стиснул кулаки, пытаясь успокоиться и не натворить дел. Он не знал, на кого злится больше – на спасателей, которые, похоже, остановились выпить кофе в Старбаксе и закусить булочкой с корицей или на себя, так безропотно поверившего в то, что кому-то есть дело до его жизни. Старбакс явно пришел ему на ум не к добру – желудок, неожиданно вспомнивший, что еда попадала в него только утром, заурчал и принялся немного поднывать.
Поднявшись на ноги, Джаред еще раз огляделся: ему могла пригодиться любая мелочь. Например, бочки… Что вообще можно сделать с бочками? Складывалось ощущение, что их производили не просто по старой технологии, а по чертежам на стене пещеры. Металлические обручи, охватывающие стенки, Джаред не смог бы разжать, даже если Краузер угрожал бы ему расстрелом. Конечно, оставалась еще крышка – но вонь, проникающая даже сквозь плотно пригнанное дерево, вычеркивала и этот план из списка возможных. В лучшем случае в бочке хранились удобрения, в худшем – Джаред попытался быстро переключиться на другие мысли и дышать носом – останки человеческих тел.
А вот выше бочек располагалась полка, самая обычная: две планки, торчащие или вбитые в стену – Джаред плохо разбирался в строительстве, как и во многих других областях, не связанных с учебой, компьютерными играми и животными – к которым прибили третью. И именно ее Джаред планировал использовать, как оружие.
Он ухватился за полку, упираясь ногой в стену, и дернул, понимая, что полетит на пол и двинется спиной о каменные плиты, если та сейчас поддастся. Но та только чуть сдвинулась.
Поменяв позу, Джаред снова потянул на себя. От напряжения в глазах потемнело, и он начал дергать доску: наверное, со стороны выглядя, как долбанный попрыгунчик.
Полка оторвалась неожиданно: все-таки поскользнувшись на камне, Джаред сел на задницу, чувствуя себя очень униженным, но от этого не менее героическим. За окном громыхнуло, и полил дождь: в первый раз в жизни Джаред радовался такой погоде. Скрыться в такой обстановке получилось бы даже у идиота, во всяком случае в голливудских фильмах герои предпочитали скрываться за стеной из воды. Теперь оставалось только успокоиться, взять планку, как биту и подождать, пока крестьянин принесет еду. Джаред надеялся, что о нем не забыли, не то план побега пришлось бы корректировать. Если удача сегодня витала где-то у него за плечом, то он ударил бы крестьянина, спустился по лестнице, воспользовался окном – кажется, два окна в передней части оказались заложены, но несколько, находящихся слишком высоко, чтобы влезть в церковь через них, закрывались хлипкими с виду рамами. Следующая часть казалась еще проще – найти в глуши приличную, асфальтированную дорогу и идти прочь от проклятой деревни, в места, где знают слово «цивилизация».
За окном опять громыхали выстрелы, кто-то выл и лаял – Джаред впервые слышал, чтобы собаки так звучали – но надежды на спасение уже не осталось. Может, в странном поселении люди приветствовали друг друга выстрелами. Вроде: «Эй, Педро, как семья, тра-та-та. Ничего, Антонио, тра-та-та».
Встав рядом с дверью, Джаред принялся считать от сотни и обратно, полностью сосредотачиваясь на звуках внутри церкви. Вот выстрелы переместились внутрь, как и тогда – экскурсии что ли сюда водят – потом в тишине кто-то поднялся по лестнице. Джаред слышал стук ботинок о железные перекладины, затем что-то натужно заскрипело – происхождение этого шума осталось загадкой, - снова загромыхало рядом с дверью, и, наконец, шаги послышались совсем рядом.
Сердце подскочило к горлу, больше всего Джаред боялся, что не сможет ударить человека: он всегда предпочитал мирные решения драке. Ладони вспотели, а по телу прошла дрожь – щелчок замка отозвался в позвоночнике, а с поворотом ручки Джаред атаковал, в первые секунды зажмурившись.
Но даже первого удара не получилось: доску буквально вырвало из пальцев, руку взяли в захват, а самого Джареда с силой впечатали в стену. Хорошо хоть получилось повернуть голову и впилиться скулой, а не носом.
Настала воистину немая сцена: вошедший тяжело дышал, не выпуская Джареда, но не пытался отгрызть ему кусок плоти или побить.
- Джаред Падалеки?
- Да, сэр, - только успел ответить Джаред, до того, как его крутануло и поставило лицом к лицу с незнакомцем.
Тот оказался не слишком высоким, даже чуть ниже Джареда, широким в плечах и очень-очень рассерженным. Он походил на младшего помощника Краузера или Дэннил, так что Джаред понял, что сейчас его начнут медленно убивать, и снова зажмурился.
- Эй, парень, все в порядке. Я Дженсен Эклз, специальный агент, и я должен доставить тебя домой в целости и сохранности.
Наверное, стоило открыть хотя бы один глаз, что Джаред и сделал. Специальный агент не походил на Рембо, даже чуть-чуть.
- Ты один? – спросил он, хотя на самом деле стоило кинуться на шею единственному человеку, который не наплевал на работу и пришел сюда.
- Послушай, стоит выбраться отсюда, как можно быстрее. Все вопросы потом, ладно?
- Да. Так ты один?
Иногда Джареду казалось, что окружающие хотят его убить, и в случае, например, с Краузером он не ошибся. По лицу агента показалось, что он с трудом удерживается от грандиозного подзатыльника.
- Извини.
- Так, ладно. Краткий инструктаж: ты идешь за мной, не шумишь, не говоришь, отвечаешь на мои вопросы, реагируешь даже на свист, если подобное придет мне в голову. Мы выбираемся из этого дерьма и расходимся. Вопросы?
В третий раз спросить, сколько еще агентов ждут снаружи, Джаред не решился. И так становилось ясно, что отец почему-то послал только одного. Больше похоже на самоубийство, чем на спасательную операцию…
- Джаред?
Изображение
Закивав, Джаред постарался выглядеть готовым к сотрудничеству, ему уже казалось, что агент просто бросит его, если поймет, что дело пахнет жареным. Хотя пистолет в его руках и винтовка за спиной внушали надежду на хэппи-энд, потому что пока Джаред не видел ни одного крестьянина с оружием.
Они тихо вышли из комнаты – вот уж лишняя предосторожность, если даже на втором этаже слышались выстрелы и вопли – и спустились вниз по лестнице. Когда Джаред немного запнулся на ступеньке, агент поддержал его за поясницу, не давая рухнуть, и от этого жеста почему-то стало очень одиноко.
Единственный человек, который хотел о нем позаботиться, делал это за огромные деньги. Отличный день, отличная неделя.
Едва они вышли к дверям, как на улице особенно громко прогрохотал гром, а от алтаря донеслось:
- Боюсь, что этот мальчик пойдет со мной.
Джаред повернулся, вцепляясь в ремень кобуры агента и пытаясь вспомнить, где слышал этот голос. Агент дернул плечом, сбрасывая руку, и спросил у стоящего перед ними мужчины:
- А ты еще кто?
Вошедший напоминал психа, решившего в лесах отыграть какого-нибудь крутого мага, вроде Гендальфа: он где-то откопал синюю мантию с капюшоном, богато украшенный пояс и настоящий посох. С каждой минутой абсурд происходящего зашкаливал все больше.
- О, если ты хочешь знать – я Осмонд Саддлер, хозяин этого маленького религиозного сообщества.
- Ты долбанный псих!
А вот под этим Джаред подписался бы, если не умирал бы от ужаса.
- О нет. Я современный гений – моя сила безгранична, и Соединенный Штаты станут первой страной, ощутившей ее.
Такой знакомый голос… Монахи… Укол…
- Мне кажется, - не слишком подходящий момент для открытий, но Джаред не мог молчать. – Они что-то мне вкололи.
- Что вы с ним сделали? – рявкнул агент, прицеливаясь в голову Саддлеру, но того, похоже, не слишком волновала перспектива обрести лишнее отверстие в черепе.
- Мы одарили его необычным даром, который наверняка оценит и его любящий папочка.
- Мне кажется, что ему в детстве не разрешали брать подарки от незнакомых педофилов.
Отлично. Ему достался агент, который сам нарывается на грубость – Джаред обернулся услышав шаги на улице, а потом похолодел от ответа Саддлера:
- Скоро ты не будешь таким непочтительным, ведь мы одарили и тебя. Когда яйца вылупятся, вы, словно марионетки, будете слушаться первого же щелчка. Наша вера распространяется весьма революционным путем, верно?
- Больше похоже на вторжение йерков, - буркнул агент.
Наверное, эти двое перекидывались бы остротами до второго пришествия, но двери церкви неожиданно распахнулись. На пороге оказались двое монахов с арбалетами, выглядящие не просто пугающе, а жутче, чем Джаред мог представить.
Но пока Джаред думал о том, куда же ему кинуться, чтобы не получить стрелу в лоб, агент схватил его за запястье и поволок за собой с такой скоростью, что он и пискнуть не успел. Мимо головы свистнули стрелы, ноги едва слушались, а потом агент прыгнул вперед, выбивая собой стекло и таща за собой Джареда.
Ноги ударились о землю – такое впечатление, что попали в обжигающий огонь – ладони заскользили по земле, а голова закружилась.
- Эй, парень, - агент поставил его на ноги и снова куда-то поволок. – Ты в порядке?
- Я только что выпрыгнул из окна, - странным голосом констатировал Джаред. – Что теперь с нами станется?
Хватка на руке стала сильнее, но Джаред почему-то почувствовал себя спокойнее.
- Прорвемся, - агент подмигнул, и Джаред постарался ему поверить.

Изображение
Когда-то давно Дженсену, как и всем детям, прививали общечеловеческие ценности и учили хорошему. Например, не врать. Но детский сад остался далеко в прошлом, а в настоящем ложь стала верной подружкой Дженсена.
- Прорвемся, - повторил он Джареду и потрепал парня по плечу. Вышло неловко и по-дурацки. Оставалось надеяться, что на изнеженного президентского сынка такие штуки действуют. Хотя, если уж начистоту, Джаред не тянул на неженку. Да, гражданский, но не совсем беспомощный, и это несказанно радовало.
Дженсен вообще высоко оценил теплый прием, устроенный ему Падалеки. Отчаянный, бессмысленный жест - тот же Мендоз или, не дай бог, тролль элементарно не почувствовали бы удара - но гораздо важнее сам факт, что Джаред не опустил руки и готовился защищаться.
Нет ничего хуже, чем вытаскивать отупевшего от плена потерпевшего, которому уже плевать, выживет он или нет. В Джареде Дженсен не сомневался: парень не планировал послушно идти на бойню. Отличной новостью оказалось и физическое состояние объекта. Дженсен боялся, что Джареда накачают наркотой, изобьют, порежут – а с такими повреждениями тяжело спасаться, каким бы ни был боевой дух. Но им обоим повезло. Помимо вживленного паразита Падалеки выглядел здоровым молодым парнем.
«Его бы к сержанту на курс тренировок, вышел бы идеальный солдат», - не к месту подумал Дженсен.
Впрочем, он мог думать о чем угодно, пока тянул за собой начавшего запыхаться Джареда. Сейчас они найдут более-менее безопасное место, свяжутся с Женевьев и решат, что делать дальше.
- Стой, - приказал Дженсен, приметив подходящий укромный уголок. – Оружием пользоваться умеешь?
Джаред затряс головой с таким ужасом, будто последние десять лет провел в рядах пацифистов.
- Сейчас научишься, - пообещал Дженсен, вынимая запасной пистолет. – Видишь рычажок? Это предохранитель. Делаешь так – и можно начинать стрелять. Издалека не пали, промажешь. Слишком близко не подпускай. Целься в тело, в грудь, мимо головы можешь промахнуться. Из-под руки, на бегу, в прыжке – не стреляй, ты не Брюс Уиллис и не Ума Турман. Я попробую связаться со штабом.
Вручив опешившему Джареду оружие, Дженсен отправил сигнал Женевьев.
- Что у вас происходит? – голос девушки с трудом прорывался сквозь помехи.
- Я нашел Падалеки, - отчитался Дженсен. – Он цел. При побеге мы наткнулись на некого Саддлера, хозяина деревни. Он утверждает, что все население заражено, и этот вирус заставляет людей слушать его волю.
- У него есть доказательства?
- Я готов поверить ему на слово, - Дженсен покосился на щелкающего собачкой Джареда. – Я видел, как из крестьян лезла какая-то дрянь.
- Ясно, - Женевьев помедлила. – Вы оба в порядке?
- Не уверен, - Дженсен заколебался, но закончил. – Саддлер утверждает, что в нас тоже вживлены паразиты. Последние слова пришлось едва ли не прокричать, помехи становились все сильнее. – Жен? Где нас будет ждать вертолет? Женевьев! Прием!
Дженсен захлопнул крышку телефона и перевел взгляд на побелевшего Джареда.
- Они нас бросили? – спросил тот очень тихо.
- Обычный обрыв связи, - отрезал Дженсен. В висках стучало, пульс явно превышал сто восемьдесят, паника сладким ядом растекалась по крови, заставляя подгибаться колени. Рано делать выводы, и все же. Как удачно исчезла Женевьев, приняв информацию о возможном заражении.
Джаред, наверное, думал о том же самом. Слова Дженсена вряд ли убедили его. Парень буквально навалился всем корпусом на стену дома, за которой они прятались.
«Только не истерика», - мысленно взмолился Дженсен и, на всякий случай, забрал обратно пистолет. – «Верну попозже, малыш. Придешь в себя и верну».
- Встряхнись, - четко сказал он, готовясь в случае необходимости надавать пощечин. – Мы выберемся отсюда, даже если связь с базой не восстановится. Понял меня?
Джаред медленно моргнул.
- Падалеки!
- Да, - Джаред вздрогнул. – Хорошо.
- Отлично, - согласился Дженсен и тут же выругался.
Вездесущие амиго с вилами наперевес дружными рядами направлялись к ним с Джаредом. Насчет рядов Дженсен, конечно, приукрасил – брели крестьяне как попало, что не делало их дружелюбнее или приятнее. Исключив вариант боя на месте - компания Джареда, способного словить шальную пулю или напороться на ржавый топор не вдохновляла - Дженсен принял единственно верное решение. Бежать.
- Двинули, - скомандовал он, толкнув Джареда в сторону от надвигающейся толпы. – Не спи!
Джаред неловко стартовал, Дженсен пристроился рядом с ним, но на полкорпуса сзади, готовый прикрыть в случае чего. Сейчас жизненно важно взять точку, им нужен любой более-менее крепкий дом. Тогда появится шанс – и необходимая им передышка.
- Сюда, - крикнул Дженсен, приметив подходящее здание. – Открывай!
Джаред рванул входную дверь и влетел внутрь, Дженсен забежал следом и едва успел среагировать на чужой голос.

Изображение
Крестьяне. Много озверевших крестьян с факелами и вилами, прямо как в черно-белых фильмах про Франкенштейна. На бегу Джаред успел подумать о том, что его ведь могли просто милосердно пристрелить, или свернуть шею, а еще снотворное, которое ему ввели в самом начале, могло оказаться ядом – в общем, его смерть стала бы не такой мучительной.
Дженсен, похоже, о таком не задумывался, просто бежал вперед – не ускоряясь, но и не сбавляя темпа: просто иллюстрация к обучающему фильму про специальных агентов.
Шок, наступивший после внезапно оборвавшейся связи, прошел, сменившись очередным приступом ярости. Их просто бросили здесь, в этом малобюджетном аду в грязи и с толпой неадекватных уродов. Неужели отец просто так от него отказался?
Если отец вообще знает…
Едва они влетели в дом – плохая замена крепости или бункеру – как услышали голос:
- Дженсен!
И не успей тот обернуться на крик, доска, заменяющая крестьянам замки, треснула бы его по затылку. Джаред на всякий случай отступил назад, не зная, чего ждать от новоявленного помощника. На еще одного агента мужчина не походил: он щеголял в костюме, больше подходящем танцору, а не военному: белая рубашка, изукрашенная жилетка, черные брюки. Разве что он неудачно пытался замаскироваться под местного, почерпнув сведения о национальном костюме из детских мультиков.
- Мир тесен! – что-то в его улыбке настораживало, но Джаред увидел, как Дженсен, заметно расслабившись, кивнул, и перестал паниковать. За последние несколько дней Джаред чувствовал себя нервным и издерганным, а для спасения им могли понадобиться спокойствие и уверенность.
- Так ты тот самый главный приз? – от пристального взгляда ирреально-ярких глаз нового знакомого захотелось спрятаться в соседней комнате. – Такой… длинный. Как же тебя протащили через границу, а?
- Нашлись умельцы. А ты вообще кто?
Джаред отступил еще подальше, упершись спиной в стену. Ему хотелось обозвать собеседника фигляром и попросить Дженсена найти другое место для пряток – стены не выглядели прочными: толпа, наверное, могла легко раскачать и завалить дом.
- Как невежливо спрашивать, самому не назвавшись.
От неожиданности Джаред даже покраснел, почему-то слово «невежливо» действительно заставило его устыдиться. Он никогда не считал себя идеальным, но окружающие постоянно твердили, что он невероятно дружелюбный и обаятельный. И куда все делось, спрашивается?
- Я Джаред Падалеки.
- Миша Коллинз, будем знакомы. Дженсен, а он не…
- Он свой, - раздраженно отозвался Дженсен, видимо, не слишком довольный результатами осмотра помещения.
- Хотя не важно, - тут же беззаботно махнул рукой Коллинз. – Все равно симптомы проявятся.
Не успев, как следует осмыслить фразу о симптомах, Джаред глянул в окно и с трудом подавил в себе порыв бежать и не оглядываться. Крестьяне шли к дому, крича что-то не то для устрашения, не то для поддержания боевого духа.
- Нужно закрыть окна, - Дженсен кинулся к ближайшему окну, задвигая его огромным комодом. – Джаред, наверх. Если они не научились летать, то никто тебя там не достанет.
С трудом выйдя из ступора, Джаред рванул наверх, едва не растянувшись на ступеньках. От стыда он даже не помнил, как добрался до второго этажа и почему сел на чью-то застеленную кровать. Отличный из него вышел помощник, того и гляди, Дженсена из-за него убьют.
Второй этаж не поражал изысканностью обстановки: тумбочка, кровать и стол на крепких толстых ножках – вот и вся обстановка. Наверное, хозяин предпочитал одиночество.
Внизу раздались первые выстрелы, звон разбившегося стекла и скрип раскачиваемой мебели, которой Дженсен и Коллинз загородили окна. Крестьяне окончательно потеряли сходство с людьми – во всяком случае, рычали они, как стая диких зверей, а уж как выглядели, Джаред предпочитал не задумываться.
Коллинз то и дело переходил с английского на испанский, а грохот от его оружия - Джаред успел увидеть, как из такой же вычурно выглядящей кобуры тот вынимал покрытый вязью револьвер, – периодически перекрывал вообще все звуки.
«Кончитесь уже, уроды. Пожалуйста, вас же там не бесконечное количество».
Что будет, если толпа их схватит? Оставят ли Дженсена в живых?
Ближайшее к Джареду окно разлетелось на мелкие куски – похоже, крестьяне решили приставить лестницу и войти в дом через второй этаж.
- Джей, ты в порядке?
Джаред подскочил к окну, плохо понимая, что может сделать, а потом, ухватившись за плохо обструганный верх лестницы, оттолкнул ее от окна. Вопль карабкающегося по ней урода прозвучал, как райская музыка.
- Все хорошо, я справляюсь, - отозвался Джаред. Мимо уха что-то свистнуло – Джаред уже успел отойти от окна и кинулся в сторону. В полу торчал заржавевший серп, которым ему чуть не снесло полголовы.
- Мы идем наверх!
Дженсен отстреливался от крестьян уже со ступенек, а Коллинз, выглядящий растерянно и уже не так беззаботно, перезаряжал револьвер у второго окна.
- Отойдите от окна, - едва Коллинз спрятался за стеной, как чей-то топор разбил и это стекло.
- Джаред, спрячься под стол, - Дженсен быстро поднялся на этаж. – Закрой уши руками и зажмурься. Шевелись.
Жаль, Дженсен не видел, как Джаред спихнул вниз лестницу – одного неудачного опыта крестьянам хватило, и больше желающих покорять вершины не нашлось. С его ростом Джареду едва хватило места под столом, но он послушно зажмурился, не понимая, зачем Дженсен отдал такой странный приказ.
Снова загрохотало, будто Дженсен и Коллинз стреляли одновременно, потом что-то хрустнуло – так лопались спелые арбузы – и Коллинз сдавленно крикнул:
- Матерь Божья! Неужели они так далеко зашли…
Джаред очень хотел идеально выполнять указания Дженсена, просто очень, но зачем-то все равно открыл один глаз. Надвигающийся на Коллинза крестьянин напоминал уже даже не зомби, а какую-то жертву инопланетян: вместо головы у него извивался комок щупалец, одно из которых, с режущим концом намеревалось воткнуться в голову хладнокровно продолжающего стрельбу Дженсена.
Джаред отвернулся, пытаясь удержать рвотный позыв, но не преуспел. Его тошнило насухую, желчью, буквально выворачивая наизнанку: звук лопающегося арбуза оказался треском, разламывающегося черепа.
Но урод со щупальцами, видимо, шел последним. Крики затихли, и наступила пугающая тишина, словно по всем канонам фильмов ужасов сейчас пришел черед босса.
- Вода есть? – голос Дженсена доносился, как через вату, а во рту разливалась горечь.
- Для тебя все, что угодно, амиго.
Дженсен присел рядом со скрючившимся Джаредом на корточки и протянул флягу: первым глотком такой ценной воды пришлось прополоскать рот, зато следующие два немного уняли тошноту и головокружение.
- Я говорил зажмуриться, - устало напомнил Дженсен, отдавая флягу обратно Коллинзу. – Если было интересно, мог потом спросить.
И в этот самый момент, когда Джаред и так не знал, как оправдаться и подтвердить, что больше он не напортачит, желудок издал протяжную руладу, совершенно бессовестно напоминая, что он отдал все, включая собственные запасы – так не пора ли чем-нибудь перекусить. Дженсен странно хмыкнул и поднялся на ноги, помогая Джареду выбраться из-под импровизированного убежища.
День явно проходил под эгидой Всемирного дня стыда.

Изображение
Дженсена немного забавляло смущение Джареда. Правда, смех был с горчинкой. Нормальным людям стыдно бояться монстров и блевать от отвращения. А трели голодного желудка заставляют их краснеть, что этому конкретному парню весьма шло. Дженсен же успел попрощаться со своей нормальностью. К трупам он не испытывал ровным счетом ничего: ни страха, ни отвращения, ни любопытства.
- Бог нам покровительствует, - довольно сказал Миша. – Любит чад своих.
- Пусть полюбит еще немного и вытащит нас отсюда, - Дженсена начало раздражать фиглярство.
- Это вряд ли. Придется спасаться своими силами, - Миша вытер руки о штаны. – Нам нужно идти в замок.
- Что еще за замок? – Дженсен насторожился. Все-таки он не слишком доверял этому Коллинзу.
- А куда деваться? – Миша широко улыбнулся. – Назад нам ходу нет, остается двигаться дальше. Я видел неподалеку настоящий замок, старинный. Там можно по-настоящему держать оборону, пока не придет помощь, там вроде и радиоточка есть. Ведь помощь придет?
- Естественно, - Дженсен порадовался уверенности в собственном голосе. В душе от его невозмутимости не осталось и следа.
- Тогда это единственный вариант. Нам нужно следовать на северо-запад. А крестьяне продолжат куковать здесь, не подозревая, что птички упорхнули. С их остатками мозгов они не догадаются о нашей передислокации.
Принимать решение следовало прямо сейчас. Дженсен мельком взглянул на Джареда – несчастного, вспотевшего, с затравленными настороженными глазами, и согласился.
- Подходит.
С большой осторожностью они втроем покинули дом. Дженсен, успокаивая, положил руку Джареду на плечо. Тот улыбнулся, на мгновение совершенно преобразившись и став, наконец, похож на свою фотографию.
«Я, кажется, ошибся. Он не золотой мальчик. Он солнечный», - тепло подумал Дженсен.
- Куда ты? – Джаред напрягся, и Дженсен убрал руку. Его тоже интересовало, куда направился Миша.
- Один момент, - белозубо улыбнулся Коллинз. – Кое-что забыл в доме. Сейчас приду.
- Ускользнул, - подытожил Дженсен через минуту бесплодного ожидания. – И черт с ним.
- Мы все равно пойдем в замок? – осторожно спросил Джаред.
- Да. Ты мне доверяешь?
Слова были формальностью, Дженсен и так чувствовал, что здесь все в порядке. Джаред доверял.
Первые несколько минут все шло просто отлично. Они столкнулись с парой крестьян, одного Дженсен застрелил, а второй удачно свалился на торчащий острием вверх топор товарища. Джаред снова побледнел, но обошлось без рвоты. Дорога хлюпала под ботинками, чавкала, пытаясь засосать подошвы в грязь. Движения теряли легкость, Дженсен все больше уставал. Не столько физически, сколько морально. Марафон длился уже прилично, а разделить ответственность не с кем. Этим хороша работа с напарником, всегда можно отдать руль второму и дать себе оклематься. Тут бы такой вариант не сработал.
Визг бензопилы застал его врасплох.
Подходящих укрытий на этот раз нигде не виднелось, а бегством они бы только ускорили печальный конец. Дженсен развернулся лицом к противнику. Их оказалось трое. Женщины, впрочем, уже довольно мало похожие на женщин. Каждая была вооружена адским агрегатом, приближаться к которому желания не возникало. Придется убрать этих любительниц неженских инструментов.
- Джаред, - мягко и ласково позвал Дженсен, всовывая ему в руки рукоять пистолета. – Видишь ящик?
Рядом с покосившимся сараем действительно примостился огромный, обитый чем-то вроде фанеры ящик. Скорее всего, раньше там хранили всякую нужную мелочевку – мотки веревки, мешки, инструменты.
- Вижу, - подтвердил Джаред. По голосу было слышно, что от страха Падалеки мало что соображает. Дженсен качнулся, направил пистолет на приближающихся дам и скомандовал: - Лезь внутрь и сиди тише мышки.
- Я могу помочь, - мужественно предложил Джаред, сделав шаг к ящику.
- И отстрелить мне яйца? – Дженсен прицелился в первую сеньору. – Лезь внутрь! И помни, тебя они в любом случае не тронут. Не бойся их.
Кстати, эта теория нравилась ему самому. Если Саддлер управлял крестьянами, а Джаред до сих пор жив и здоров, то вполне вероятно, что твари не тронут свой ценный трофей. Значит, под вопросом только шкура Дженсена, и нужно спастись сначала ему. В конце концов, если он поляжет, у Джареда не останется шансов.
Почему-то Дженсен не сомневался, что умница Джаред тоже это понимал.
Снять всех троих оказалось тяжелее, чем он думал. Стоило отдать должное: вирус удался. Обычные люди давно бы умерли или, хотя бы, не смогли передвигаться, эти же женщины шли на Дженсена с ранами, от которых нормальный человек орал бы от боли и катался по земле.
«Как хорошо, что ты в ящике, малыш Джаред», - порадовался Дженсен, когда после прямого попадания в голову черепная коробка сеньоры разлетелась и ее место заняла уже знакомая тварь, походившая на клубок переплетающихся белых червей. Дженсен выстрелил еще дважды, стараясь попасть в сочленение щупальц. Наконец пуля прошила «корневище» и крестьянка затихла. С остальными двумя оказалось проще – Дженсен уловил схему действий.
Убедившись, что все трое не подают признаков жизни и не-жизни, он свистнул.
- Джаред!
- Я тебе не собака, - обиделся Падалеки, с трудом вылезая из ящика – как бы ни был тот велик, для длинноного Джареда ящик пришелся не по размеру. – Совсем необязательно…
Парень осекся, и Дженсен его не винил. К такому зрелищу на раз-два не привыкнешь. Труп крестьянки со слипшимися гигантскими макаронами вместо головы кого угодно заставит онеметь.
- Я всегда считал, что красота испанок сильно преувеличена, - заметил Дженсен, вытаскивая аптечку. Сначала он укололся сам, затем взял Джареда за руку.
- Я в норме, - попробовал возразить тот, но Дженсен, не церемонясь, стиснул пальцами предплечья. До синяков.
– Это стимулятор, он безопасен. Мы не в клубе, а я не секс-маньяк, который подсыпает наркоту, чтобы трахнуть приглянувшегося парня.
Джаред предсказуемо покраснел, Дженсен вколол ему сыворотку и спрятал аптечку обратно. Давно стоило это сделать: если бы не азарт боя, Дженсен схватился бы раньше. Теперь Джаред успокоится и взбодрится. И живот бурчать перестанет. Иначе возникало ощущение, что рулады желудка беспокоят Падалеки больше, чем вся ситуация в целом. А от душевного покоя Джареда сейчас зависело очень многое. Если Дженсена не обманывали глаза, до замка им требовалось добираться на старом фуникулере.

Изображение
После сидения в ящике, время вдруг стало казаться Джареду не текущей рекой, как и всегда в общественном сознании, а огромной глыбой льда, сдвигающейся в нужную сторону со скоростью несколько миллиметров в год. Ему то казалось, что Дженсена давно убили – на улице завывала бензопила, слышались редкие выстрелы и крики, то, что он сбежал, поняв всю самоубийственность затеи, то, что он изначально работал на Краузера и Саддлера.
Рукоять пистолета стала влажной, и Джаред, скрючившись с три погибели, умудрился переложить ее в другую руку и вытереть ладонь о джинсы. Дженсен доверял ему, а иначе не дал бы пистолет, более того, считал его не балластом, а частью команды. Это немного развеивало страхи.
Дженсен вернулся и, несмотря на обидный свист, вытащил его на воздух – в ящике явно хранили уголь и что-то похожее, потому что Джаред измазался черной пылью. Конечно, Дженсену могли пообещать не просто огромные деньги, а вдобавок дом, кучу женщин и пожизненное питание в Бургер Кинг, но Джареду начало казаться, что в творящемся вокруг аде, только ему есть до него дело.
- Спасибо.
Наверное, прозвучало странно, потому что Дженсен опять издал свой фирменный хмык и с нечитаемым выражением лица отвернулся.
Природа вокруг так мало напоминала Испанию, точнее, стереотипные впечатления об Испании: много солнца, смуглые дружелюбные люди, коррида, - что Джареду начало казаться – они попали в другой мир. Темное, недружелюбное, тяжелое небо сочилось дождем, деревья казались не то коричневыми, не то серыми, да еще и местные, похоже, в основном работали в шахтах.
- Я не хочу стать таким, как они.
Дженсен, видимо, не сразу услышал, потому что сначала только кивнул, а уже потом уверенно ответил:
- Не станешь. Мы найдем способ убрать эту тварь… это… Даже если мне придется вытрясать ответ из ряженого урода Саддлера.
Хотелось просто сесть и ныть, выплескивая накопившееся напряжение и страх, но вместо этого Джаред медленно выдохнул и кивнул. Сейчас его обязанностью стало верить Дженсену, что бы тот ни говорил.
Сломав замок на деревянной, наспех сколоченной двери, они оказались на небольшой платформе, которую, видимо, использовали для переправы: вдалеке уже виднелся силуэт замка. Но единственную дорогу перекрывали огромные ворота, перелезть через которые не смог бы даже чемпион по прыжкам в высоту.
Дженсен коснулся странного механизма, выглядящего инородным телом в старых, вполне возможно, покрытых настоящим золотом воротах.
- Я не видел таких раньше, но, судя по всему, это сканер сетчатки. Поищем из кого нужно выковырять глаз? – Дженсен сделал такое свирепое лицо, что Джаред сначала шарахнулся, а потом только понял – тот шутит.
- Эй, Джей, все в порядке. Нам нужно туда – попробуем найти обходной путь.
Джаред повернулся в ту сторону, куда указывал Дженсен, и понял: кто-то явно хочет его испытать. От платформы вниз к еще одной дороге ходил фуникулер – если конечно железную пластину, больше напоминающую чашу весов, можно было назвать оным. Ни о каких бортиках в глуши не слышали, и вероятность свалиться в пропасть стала вполне себе реальностью.
- Я не пойду, - Джаред попытался остановить уверенно направившегося к краю платформы Дженсена, но не преуспел. Тот вытащил из одного из сотни маленьких карманов на поясе какой-то супермаленький бинокль: Джареда поражал уровень подготовленности. Не стали бы в спецслужбах так укомплектовывать агента, если бы хотели бросить. Ведь так? Так?
- Там крестьяне. А мы в долбанной корзине просто идеальная мишень, - Дженсен огляделся.
- У них ружья?
Если бы крестьяне вооружились хотя бы пистолетами, то Джаред лично шагнул бы в пропасть, чтобы избежать повторного плена. Как в книге «Братья Львиное сердце», тогда, может, в следующей жизни ему позволили жить в одном доме с Дженсеном.
- Нет, но топор в голову не лучшее украшение сезона, - Дженсен подошел к недостроенной части платформы – видимо, до апокалипсиса ее хотели закрыть простенькой крышей – и поднял один из листов для кровли. – Сможешь удержать его?
Джаред послушно взвесил в руках ледяное на ощупь железо и кивнул.
- Тогда план таков: ступаем на фуникулер, ты прикрываешь нас щитом, я расстреливаю уродов до того, как они успеют испытать собственную меткость. Вопросы?
- Есть другой вариант?
Фуникулер жутко скрежетал и трясся, как заведенный проделывая один и тот же путь. На миг Джареду показалось, что механизм запущен не просто так: их ведут прямо в ловушку.
- Есть. Научись летать за пару минут и перенеси меня вон туда, - Дженсен махнул рукой в сторону платформы напротив, от которой отходила железная лестница к новой дороге.
Может, не стоило на экскурсии на атомную станцию надевать защитный костюм? Джаред представил себя с крохотными куриными крыльями за спиной и вздохнул – в его случае все обернулось бы именно так. Ничего полезного, только проклятая ирония судьбы.
Расценив молчание, как согласие с первоначальным планом, Дженсен подтолкнул его на медленно проезжающий мимо фуникулер и помог закрепить щит.
- Из-за железа не высовываться, ладонями сверху не держать – не хватало, чтобы ты остался без пальцев от залетного серпа.
- А ты? – Джаред чувствовал себя каким-то хоббитом. За время плена он освоил уже несколько неудобных поз для пряток в разнообразнейших местах.
- А я буду стрелять.
Несколько секунд слышался только скрип железа, каждый раз заставляющий Джареда холодеть и представлять, как фуникулер падает вниз. А потом раздался дикий крик: крестьяне снова их обнаружили.
Дженсен стрелял довольно метко, потому что разозленные вопли очень быстро обрывались, но пару раз по листу что-то чиркнуло, и из-за вибрации Джаред едва не отдернул руки.
- Почему у них нет пистолетов? – конечно, Джаред понимал, что сейчас не лучшее время для разговора, но наделся хоть немного отвлечь себя от мыслей о безвременной кончине.
- Они слишком тупы. Черт… - Дженсен присел очень вовремя: топор ударился о прут сзади него и со звоном рухнул на пол. – Я видел и более умных уродов, боюсь, что они вполне могут оказаться вооруженными.
- А может… - Джаред сглотнул, не решаясь проговорить вслух кажущуюся такой идиотской догадку. – Может, у них есть что-то получше пистолетов. И они им просто не нужны?
Мужчина со щупальцами из головы, крестьянка с целым клубком странных нитей в голове… К какому виду их вообще стоило отнести?
- Ставлю на свой вариант, - подмигнул ему Дженсен и скомандовал: - Скоро платформа, приготовься, Джаред.
- Думаешь, они понимали, что с ними творится?
Деревня и недостроенная платформа демонстрировали, что когда-то в деревне кипела жизнь, люди планировали обустраивать собственный быт, пусть и отличающийся от дома с зеленым газоном и белым заборчиком. Джаред повернулся и увидел замок – на ум сразу же пришли десятки фильмов про Дракулу – в таком месте явно водились привидения или что-нибудь похуже.
Дженсен пожал плечами, и по его лицу Джаред понял, что задел какую-то важную тему. Может, напомнил о их собственной судьбе: пока Дженсен все понимал, они общались, как люди, но «яйца», упомянутые Саддлером, могли в любую секунду сделать из них марионеток.
- Наша остановка.
Едва Джаред отпустил лист железа, с которым уже практически сроднился, как Дженсен дернул его на себя, ставя на новую платформу. Оставалось надеяться, что дорога тоже вела к замку или к небольшой вертолетной парковке. Конечно, Джаред знал, что таких не существует, но очень хотелось.

Изображение
«Больше никаких горнолыжных курортов» - подумал Дженсен, покинув чертов фуникулер. Руки сводило от недавнего напряжения, на указательном пальце появилась свежая мозоль. Давненько не приходилось столько стрелять. Дженсен искоса посмотрел на шагающего чуть позади Джареда. Парень держался лучше, чем ожидалось. Не ныл, не истерил, выполнял указания – идеальный спасаемый. Про таких нужно снимать приключенческое кино со всеми вытекающими. Чтобы злодеи, полчища врагов и поцелуй в конце.
Хотя с поцелуем Дженсен слегка погорячился. Вряд ли Джаред сейчас способен на заигрывания. Оказавшись в такой заднице, гражданские первое время теряли возможность думать о чем-либо помимо собственной шкуры. Это Дженсен успел насмотреться всякого и сейчас не утратил к проявлениям жизни во всех их полноте.
«Интересно, малыш, чтобы ты сказал, узнав, насколько ты в моем вкусе?»
Тропинка вывела их к зданию, напоминавшему гигантский амбар, и Дженсен выбросил из головы ненужные мысли. Чутье снова включилось, сигнализируя о грядущих неприятностях.
Оставить Джареда снаружи, означало выпустить его из поля зрения – и если внутри ждала очередная ловушка, то пока Дженсен отстреливался бы от нападающих, Джареда могли утащить в любую сторону и спрятать еще в одном религиозном сооружении.
- Если на нас нападут, ты прячешься. Понял?
Джаред закусил губу и кивнул. Наверное, он искренне недоумевал, зачем они вообще идут в амбар. Но чутье подсказывало Дженсену, что если их куда-то настойчиво не пускают, то именно там и находится выход. Или вертолет, или хотя бы захудалый внедорожник, способный вывезти их к цивилизации.
Они успел сделать несколько шагов в темноту, когда дверь за ним закрылась. В полумраке мелькнула тень, Дженсен дернулся, пытаясь заслонить собой испуганно застывшего Джареда, и не успел защитить горло.
- Привет, святой отец. Соскучился? – прохрипел Дженсен, пытаясь разжать сомкнувшиеся на горле пальцы. Биторез Мендоз отвечать не стал. Судя по крику и грохоту, Джаред попытался атаковать священника, но тот просто смахнул его, как надоедливую муху. Дженсен почувствовал, как тело стало невесомым: шеф поднял его в воздух и небрежно бросил, словно хозяйка грязное белье в корзину.
Дженсен не был заляпанной арахисовым маслом кофтой, но полетел столь же непринужденно. Встреча спины и каменной балки вызвала дикую боль, голова закружилась, подкатила тошнота. Дженсен сглотнул, стараясь сфокусировать зрение, и устало заморгал. Мендоз, не теряя времени даром, подошел к двери и голыми руками свернул металлические ручки в бараний рог.
- Не двигайся, Джей.
Мендоз развернулся и пошел к Дженсену. После удара тело плохо слушалось: прицелиться и выстрелить не стоило и мечтать. Пуля ушла бы в молоко. Значит, придется хитрить и использовать свои сильные стороны. Которых в данный момент Дженсен не видел ни одной. Священник был уже в паре шагов, оставалось действовать или сдохнуть.
- Hasta luego*, – всплыло в сознании, видимо, что-то оставшееся от методики двадцать пятого кадра. Дженсен толкнул ногой одну из стоявших неподалеку бочек и опрокинул ее, заставив жидкость со специфическим и очень знакомым запахом вытечь на пол.
- К противоположной стене, Джаред!
Бензиновая дорожка бодро побежала вперед, прямо к ногам беснующегося Мендоза. Дженсен отбежал, прихрамывая, и выстрелил. Искра загорелась и понеслась вперед, превращаясь в бушующий огонь. В прыжке Дженсен укрылся за какими-то ящиками и услышал взрыв. Лицо опалило жаром, сквозь зажмуренные веки расплывались цветные круги.
Недалеко испуганно охнул Джаред, и, выждав пару секунд, Дженсен выглянул из-за своего импровизированного укрытия, убедившись, что Джаред не только умел быстро бегать и выполнять приказы, но и очень умно прятаться. Оставалось только убедится, что Мендоз сдох, Дженсен оглянулся и пожалел, что не помолился в храме, пока была такая возможность. Нападение на тело-носителя привело к мутации, и сейчас от Битореза мало что осталось. Туловище шефа словно разорвало на два куска, позвоночник удлинился за счет паразита, руки обзавелись острыми когтями. Выйдя из пламени существо заозиралось и, кажется, начало принюхиваться.
- Ну иди сюда, тварь! – подозвал Дженсен, расстреливая патроны. Он целился в паразита, предположив, что тело Мендоза свою службу уже сыграло. Существо покачнулось, но двинулось вперед с беспощадностью танка. Дженсен подпустил его близко, стреляя максимально точно, и, улучив возможность, скользнул в обратном направлении. Монстр издал нечеловеческий вопль и последовал за играющим в прятки человеком. Дженсену как раза хватило передышки для перезарядки оружия. Выстрел, еще один, еще…
Время шло на минуты. Огонь подбирался к бочкам позади Дженсена, где тоже хранился бензин. Если он не расправится с Мендозом до взрыва, выжить не удастся вообще никому. - Да сдохни ты уже, наконец! – то ли призыв подействовал, то ли Дженсен добился нужного количества попаданий и парализовал паразита, но Мендоз задергался и осел на пол, прямо в догоравшее там топливо. Дженсен засунул пистолет за пояс и прищурился. В другом конце амбара прогорела настоящая дыра. Вот он, путь к свободе!
- Джаред, там дыра. Давай, детка, быстро к выходу!
Задерживаться было нельзя, но Дженсен вдруг заметил, как из лопнувшей головы шефа выкатилось что-то мелкое. Прыжком он приблизился к объекту, схватил его и со всех ног помчался к спасительной дыре. Он как раз успел выскочить на свежий воздух, как внутри громыхнуло, стены сотрясло от удара, а Дженсена снова обдало теплой силовой волной.
- Ты цел?
Дженсен кивнул подбежавшему Джареду и на мгновение обнял его. Непрофессионально, зато Падалеки сразу успокоился, да и самому Дженсену стало спокойнее.
- Одним плохим парнем меньше. И, кажется, я все-таки выковырял нужный глаз.
Не дав Джареду задать какой-нибудь вопрос, Дженсен развернулся и зашагал обратно к воротам.
Открыть механизм оказалось элементарно. Джареда передернуло, когда Дженсен приложил глаз Мендоза к сканеру, но он в рекордные сроки для гражданского взял себя в руки. Падать в обморок все равно было некогда: ворота открылись, и Дженсен присвистнул. Тропинка вела к разводному мосту, за которым скрывался искомый замок.

Перевод:
*До встречи.


21 дек 2011, 10:19
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
Джареду очень хотелось себя убить. Ну, или треснуть посильнее, чтобы прийти в норму. После схватки с уродом, которого Дженсен называл святым отцом, а Джаред про себя продолжал определять, как Распутина, организм начал вести себя, словно порция лимонного желе: ноги заплетались, пистолет по ощущениям потяжелел на пару килограмм, а голова разболелась.
Они миновали ворота и бежали к замку, чувствуя, как сзади орут потерявшие лидера крестьяне. Теперь их точно не оставили бы в покое: лес наполнился огнем горящих факелов, крики сливались в какофонию, и сейчас не оставалось времени даже на секундную остановку.
- Откуда их столько? – сумел выдавить из себя Джаред, цепляясь, как утопающий за руку Дженсена и его голос.
- Похоже, область заражения больше, чем я предполагал, - отозвался тот, уже почти волоча за собой Джареда – дорога пошла в гору, а силы подходили к концу. – Я надеюсь, что «яйца» распространяются только инъекциями, а не то мы в большой жопе. Да и весь мир тоже.
А как еще они могли распространяться? Половым путем? Воздушно-капельным?
- Разве существует вирус, способный делать из людей такое?
- О, поверь мне, - голос Дженсена не сулил ничего хорошего. – Давай, Джаред, еще чуть-чуть. Видишь ворота?
Впереди уже виднелся замок, но Джаред сильно сомневался в собственных силах – кроссовки ехали по размокшей земле и листьям. Хотелось просто рухнуть и лежать на дороге лицом вниз, пока крестьяне не водворят его обратно в церковь для вылупления яйца. А после появления паразита Джаред вообще сомневался, что его хоть что-то сможет потревожить.
- Давай, давай, детка. Поднимайся, нам нужно сделать последний рывок, а потом я обещаю, что устроим привал.
То ли от тона голоса Дженсена, то ли от неожиданного «детка», Джаред все-таки сумел собраться и не снизить скорость. Они вылетели на мост через ущелье, соединяющий дорогу с замком, но крестьяне и не думали отставать. Похоже, Коллинз ошибался, обещая, что крестьяне не смогут понять, куда делись жертвы. Или просто не учел такого важного раздражающего фактора, как убийство главы. Джаред не знал, насколько крупной шишкой в деревне оказался убитый ими урод, но скорбели по нему сильно. Интересно, а вендетту придумали в Испании?
Внутренний двор замка, куда вели ворота выглядел пустым и безлюдным, но спрятаться от крестьян там не вышло бы. Конечно, лестница куда-то вела, но на другом ее конце мог оказаться еще один монстр или сотня-другая ставших зомби обитателей.
- Берись за ручку, - рявкнул Дженсен, возвращая Джареда в реальность. Оглядевшись, Джаред увидел старый, заржавленный механизм, видимо, когда-то использовавшийся для манипуляций с мостом. И какой-нибудь благородный рыцарь…
- Джаред, мать твою, крути!
Парочка особенно резвых крестьян уже добежали до моста и, выкрикивая ругательства, устремились к ним. Хоть механизм и выглядел древним, работал он на удивление хорошо, так что ретивые мстители скатились вниз, по пути уронив факелы на неудачливых собратьев, сгрудившихся у края моста. Теперь только замок мог подкинуть неприятные сюрпризы.
Джаред почувствовал, как его проволокли по двору и усадили на вымощенную камнем поверхность: не то пол, не то мостовую. Все тело охватила ватная усталость, только за грудиной ныло, как при тяжелом бронхите. Джаред сглотнул, чувствуя, как запершило в горле, но подавил зарождающийся кашель.
Дженсен присел рядом с ним, вдруг неловко завалившись на колено, и снова вытащил из пояса коробку со шприцами: опять всплыли нежелательные воспоминания об удушающем запахе больничных помещений, о холодных руках медсестер и собственном ужасе.
- Эй, не надо ничего колоть, - Джаред попытался перехватить руку Дженсена, но как обычно не преуспел.
- Станет лучше. Иначе мы с тобой и пары минут не навоюем.
Игла впилась в руку, заставив Джареда по-детски ойкнуть и снова покраснеть, на этот раз от злости на самого себя. В детстве никому не удавалось извлечь из него ни звука в процедурных, а сейчас расклеился – просто пятилетка на выгуле.
- Не бросай оружие, - Дженсен сделал инъекцию себе и указал на валяющийся на камнях пистолет. Джаред совсем про него забыл, сосредоточившись на ощущениях в теле.
- Где мне его носить? И почему на ампулах нарисован конопляный листок?
- Встанешь на ноги? – не дожидаясь ответа, Дженсен помог ему подняться и принялся показывать. – Главное, поставить пистолет на предохранитель. Теперь можешь закрепить его за ремнем, справа или слева от пряжки – я надеюсь, ты из штанов не выпадаешь? – с опорой на тазовую кость, - Дженсен скользнул большим пальцем за пояс джинсов Джареда, показывая, технику закрепления пистолета.
К сожалению, прикосновение пальцев к коже начисто выбило из головы Джареда все полученные сведения, кроме, пожалуй, напоминания о предохранителе. С отстреленными яйцами жить явно станет грустно и обидно.
- А трава… - Дженсен, к счастью, не заметил странного выражения лица Джареда, или оказался достаточно вежливым, чтобы притвориться глухим, слепым и черствым. – Внутренняя шутка, один мой знакомый доктор решил поднять настроение личному составу. – Как самочувствие?
Грудь все еще немного побаливала, но Джаред ощущал себя способным пробежать небольшую дистанцию и не упасть замертво.
- Готов выбираться отсюда, - отрапортовал он, стараясь выглядеть уверенным. Кажется, Дженсена это изрядно посмешило.
Они поднялись по лестнице, оказавшись в промежутке между двумя замковыми стенами, но ни живых, ни мертвых не встретили. Едва Джаред открыл рот, чтобы поделиться радостью с Дженсеном, как в воздухе послышалось странное бормотание. Оно не походило на случайно донесшийся до них разговор или крики крестьян, скорее на экстатический приступ у сильно верующего человека. Казалось, что молящийся впал в транс и бессмысленно повторял давно заученные слова.
Дженсен толкнул Джареда к стене, скрывая их обоих за выступом, и тихо зашептал на ухо:
- Смотри на стену.
Наверху несли дозор уже знакомые им монахи, в черных длинных рясах с капюшонами. Или как там называлось их странное одеяние?
- Их главарь чересчур самокритичен, - фыркнул Дженсен, и Джаред послушно перевел взгляд на странную фигуру, взмахами рук, управляющую бормочущими монахами. Главарь отличался от подчиненных цветом рясы – огненно-красной – и маской вырезанной из черепа козла. Вот уж точно…
От неожиданности Джаред едва не забыл, как вообще думать – на поясе у монахов висели арбалеты. В отличие от крестьян, те явно отличались умом, сообразительностью и могли прикончить Дженсена быстрее, чем крестьяне.
- Идем дальше, только тихо…
Как будто Джаред собирался шуметь в такой ситуации. От монотонного бормотания за спиной вдруг заломило виски, и снова захотелось закашляться.

Изображение
Последний раз Дженсен был в замке в возрасте лет так пяти. Он отлично помнил огромный разноцветный батут с толстыми, пахнущими резиной башенками и пологой горкой, с которой он и его сверстники скатывались вниз, заливисто хохоча. В этом же замке смеяться не хотелось.
- Мы выйдем на связь с Женевьев, и все наладится, - пообещал Дженсен, взяв Джареда за запястье. Почему-то подбодрить парня казалось ужасно важным.
- Да, - кивнул Джаред после короткой заминки, и Дженсен поспешил разорвать телесный контакт. Для соплей еще будет время, сейчас нужно вновь сосредоточиться на противнике. Пусть Миша и говорил, что в замке неприятностей ждать не стоит, чутье говорило другое.
Они с Джаредом миновали каменный коридор и попали в небольшое помещение. Дженсен затруднился бы назвать его назначение, да и, как обычно, этот вопрос быстро отошел на второй план.
- Дженсен!
Широко улыбаясь, к ним шел Миша Коллинз. Джаред сделал шаг назад, и Дженсен мысленно похвалил парня. Падалеки быстро учился правильному поведению и безоговорочно доверял своему спасителю.
«Умник», - ласково подумал Дженсен и махнул рукой подошедшему Коллинзу:
- Миша.
Разумеется, тот проигнорировал холодное приветствие и по очереди обнял Дженсена и Джареда.
- У меня для вас кое-что есть, - радостно сказал Миша, принявшись рыться у себя в карманах. На пол спланировал обрывок бумаги, из другого кармана посыпался песок, а на лице Миши появилась растерянность. – Вот черт. Должно быть, я выронил по дороге сюда. Хреново.
Дженсен против воли забеспокоился. Коллинз все-таки ставил его в тупик, заставляя гадать, искренен этот парень или только прикидывается.
- Что ты выронил?
- Лекарство. Против той дряни, которую вы оба подцепили. Уже кашляли кровью?
Дженсен спиной ощутил, как напрягся державшийся позади него Джаред.
- Да, - врать смысла не было.
- Ты тоже? – Миша заглянул за плечо Дженсена, пристально уставившись на Джареда.
- Не помню, - голос Падалеки прозвучал отстраненно. Дженсен понимал, что за этим скрывается. Любой бы понял.
- Плохо, - Миша взъерошил волосы пальцами и нахмурился. – Яйца вылупились, у нас мало времени. Придется поспешить.
- Да о чем ты говоришь? Местные поделились с тобой травой? – Дженсен был готов поклясться, что Джаред не купится на его легкомысленный тон, но попробовать стоило.
- Если бы, - рассмеялся Коллинз. Глаза у него остались донельзя серьезными. – Ладно, выбора нет. Мне нужно вернуться и забрать лекарство.
- Мы пойдем с тобой, - заявил Джаред, выходя из тени.
- Нет, - отрезал Миша, прежде чем сам Дженсен успел возразить. - Давайте, парни, доверьтесь мне. Так будет лучше всего.
Наверное, не будь в проклятой деревне странного, не от мира сего, Коллинза, Дженсен давно уже потерял бы всякую надежду. Но наличие хотя бы одного союзника обнадеживало.
- Я не верю ему, - сказал Джаред, стоило Мише скрыться из виду.
- Интуиция? – Дженсен шутливо толкнул его в плечо.
- Как хочешь, называй, - Джаред вернул удар и вдруг стал похож на того парня, досье которого Дженсен изучал перед поездкой в Испанию. Веселого, обаятельного, уверенного в том, что весь мир можно продать за его улыбку.
«Вот только этого еще не хватало», - одернул себя Дженсен.
- Миша наш единственный союзник. Пока у нас нет оснований подозревать его в злом умысле.
- Да, - согласился Джаред. – Но мы будем настороже.
- Точно.
За разговором они миновали зал и попали в следующий, гораздо больше предыдущего. Потолки здесь оказались выше, пол украшала мозаика, на стенах, кажется, висели какие-то полотна. Впрочем, полюбоваться ими не пришлось.
Над их с Джаредом головами раздался неприятный, по-мультяшному зловещий смех. Взгляд метнулся в направлении звука, и Дженсен услышал сорванный выдох Джареда. В десятке футов над полом возвышался небольшой балкон, где расположилось весьма странное существо. Дженсена внезапно охватило омерзение, худшее, чем то, что он испытал, сражаясь с зараженными крестьянами. Крохотный человечек, ростом с ребенка, крепко держался за перильца и слегка свешивался вниз, рассматривая визитеров. Одет карлик был во что-то похожее на камзол или сюртук, Дженсен не разбирался в средневековых шмотках. Но костюм выдержали от и до – сквозь лепнину балкона Дженсен видел соответствующие штаны, воротник, сапоги. Ни дать ни взять, маленький уродливый лорд. По бокам существа молчаливо возвышались двое, одетые в отличие от своего вычурного хозяина в длинные плащи с капюшонами и напоминающие огромных насекомых. Судя по всему, профессиональная охрана, только у людей этой профессии Дженсен наблюдал такую позу: одновременно свободную и собранную, готовую к движению в любой момент.
- Я уже стал удивляться, почему это вы нас не замечаете! – визгливо закричал карлик и снова зашелся смехом. – Невнимательные, грубые мужланы!
- Ты кто? – уточнил Дженсен, проклиная Мишу с его странными понятиями о безопасном месте.
- Я – Рамон Салазар, восьмой хранитель этого замечательного замка, - нараспев ответил карлик и поправил белоснежные манжеты. – Мне была оказана честь получить чудодейственную силу от великого лорда Саддлера! Я ожидал вас, братья мои! – на последних словах карлик широко раскинул руки, будто хотел обнять обретенных родственников.
- Охуеть, - пробормотал Дженсен вполголоса и добавил уже погромче: - А вот мы не стремились к знакомству.
- Ой-ой, какой ты! – кокетливо захихикал карлик. – Если ты волнуешься, что тебя ждет, не стоит. Просто сдайся мне и стань нашим заложником. А паренька, мистер Эклз, придется вернуть нам. Он так опасен, ты же не хочешь погибнуть, братец!
- Сукин сын.
Дженсен удивленно обернулся. Даже в минуту опасности Джаред оставался мальчиком из хорошей семьи, и ругательство прозвучало неожиданно и непристойно.
Но карлик, видимо, полностью выговорился, потому что не стал задерживаться. Дженсен поймал себя на мысли, что ему стоило пристрелить засранцев, а не стоять, как туристу с распахнутым от удивления ртом.
- Я никогда не стану одним из них, - сказал Джаред, провожая взглядом карлика, уходящего с балкона в сопровождении своей охраны.
- Нет, - Дженсен положил ладонь на шею Джареда и привлек к себе, оставив между их лицами всего несколько дюймов. – Мы найдем противоядие.

Изображение
Да что вообще творилось в мире? Полная страна зомби, распутинообразные уроды, бывшие американские спецназовцы, злобный карлик – владелец замка с двумя «хищниками» в качестве телохранителей. Джаред начал опасаться за собственное душевное здоровье, когда яркая картинка с полоумным режиссером, вопящим «Снято!», и выскакивающим из-за угла не менее полоумным Эштоном Катчером, стала затмевать реальное видение ситуации.
Конечно, он нашел не самое лучшее время, чтобы внезапно осознать: творящееся вокруг напоминало черную комедию, а перспектива превратиться в зомби пугала до дрожи, - но лучше поздно, чем никогда. Во всяком случае, Джаред почувствовал столь необходимую уверенность в том, что сможет нажать на курок и убить человека или зомби, если тот встанет на пути к свободе.
Дженсен с каждой минутой выглядел все более замученным и уставшим, и по злому блеску в его глазах Джаред понял, что Дженсен готовится в лучших традициях боевиков спасти заложника и сдохнуть самому.
- Знаешь, я хотел бы сказать… - Джаред проклял свой язык, действующий автономно от мозга. – Я… Ты… В общем, с меня пиво и билеты на матч, как выберемся отсюда.
На месте мозга Джаред бы немедленно эвакуировался на свежий воздух: он смолол такую чушь, что по всем законам Дженсен не стал бы разговаривать с ним больше никогда. Да и пиво и матчи Джаред не любил. Выходные он проводил в приюте, на добровольных началах помогая врачам и персоналу.
Дженсен выдавил из себя вымученную улыбку и, наверное, собирался вежливо послать Джареда с его детсадовскими идеями на три буквы, но бормотание за дверью заставило обратить внимание на более насущные проблемы. Например, на сумасшедших монахов с косами.
Положив парочку рьяных борцов за неизвестных Джареду богов и изгадив ковер, устилающий очередной бесконечный коридор, Дженсен кивнул в сторону стоящих впереди у стены статуй, похожих на шахматных коней.
- Мне не нравится эта красота. У них в пастях что-то вроде пулеметных дул, будь готов быстро упасть на пол. Хорошо?
- Прямо как в Индиане Джонсе, - Джаред попытался пошутить, но не слишком-то рассмешил напряженного, как струна Дженсена. – Учти, я не полезу рукой в насекомых и не переживу опускающийся потолок.
Дженсен кивнул, осторожно, маленькими шажками двигаясь вперед. Естественно, он пропустил мимо ушей все, что говорил Джаред, но зато, когда левая статуя вдруг выплюнула струю огня, едва не опалив ему лицо, успел отскочить назад. Огонь подавался таким образом, что не нашлось ни зазора, ни мертвой зоны. Похоже, их путешествие оборвалось, так и не начавшись.
- Все предусмотрели – в этой части коридора даже ковра нет, только плитки, - буркнул Дженсен. – Ладно, в замках многие помещения связаны друг с другом. Обходные пути – это наша судьба, Джей.
Боль, острая, как спица, воткнутая в затылок и вышедшая через глазницу, прошила голову. От неожиданности Джаред тряхнул головой и схватился за висок, будто надеясь прекратить безобразие, творящееся внутри черепа.
- Все в порядке? – ладонь Дженсена накрыла его руку, все еще лежащую на лице, и действительно боль перестала так злобно вгрызаться в голову.
- Просто голова. Это от стресса, наверное, - Джаред послушно побрел за Дженсеном, пробующим каждую дверь в коридоре.
Поддалась только одна – тяжелая, мрачная, напоминающая вход в темницу. От порога начинались ступеньки, и Джаред уже приготовился идти дальше, как ощутил божественный запах копченостей:
- Неужели это погреб с едой?
Дженсен странно на него посмотрел, но спустился вниз на несколько ступенек и огляделся.
- Тут какая-то свалка: несколько полок с продуктами, бочки, доски и ниша с чем-то в самом углу, перегороженная решеткой. Джаред, я не уверен, что их еду безопасно есть.
- Я уже заражен, что со мной может случиться?
Джаред просто чувствовал, как желудок полностью захватил контроль над телом и требовал сейчас и немедленно нормальный обед, хлеба, мяса, еды… От желания ощутить на языке ноздреватый мякиш сводило скулы, и в желудке появлялась резь.
- Я нашел рычаг от наших огнедышащих лошадок. Только…
Дженсен решительно пошел вниз, делая знак Джареду оставаться на месте. Пока он изучал что-то в нише, Джаред пытался понять, почему еду следовало хранить вместе со стройматериалами: лист железа, вроде того, родного с фуникулера, почти лежал на толстых, аппетитно выглядевших колбасах.
Жуткий скрип решетки заставил Джареда вздрогнуть и снова вернуться к наблюдению за Дженсеном.
- Что там?
Главное, чтобы монахи их не обнаружили, хотя после того, как Дженсен положил парочку рьяных фанатиков, желающие исчезли. Реальную опасность представляли только странные, похожие на Хищника, монстры, стоящие по бокам карлика. Но они выглядели безучастными и неагрессивными… пока.
- Здесь рычаг, на рукояти нарисована лошадиная голова. А рядом в нише прикованный цепями к стене свежий труп в каком-то шлеме, с зашитыми глазами. Считаешь, это намек?
- Не влезай – убьет? Может, возьмем еды и поищем еще? Радиорубку найдем?
- Просто так они бы не включили огонь – думаю, что…
Дженсен не успел договорить, потому что нечто, поименованное им трупом, издало дикий утробный крик, Джаред услышал, как загрохотало, зазвенело, а секундой спустя Дженсен красивым кувырком вывалился на открытое пространство только чудом, избежав удара огромными клинками, закрепленными на руках очередного зомби. Он шел вперед, хаотично размахивая руками и отсекая Дженсена от лестницы.
От ужаса пересохло в горле, и Джаред смог издать только слабый сип. Дженсен же пришел в себя быстрее и принялся отстреливаться, вот только пули частично рикошетили от шлема и странной брони существа, а те, что застревали в плоти, не слишком-то вредили. Какие-то метры отделяли Дженсена от того, чтобы получить в живот острием лезвий.
Голова немного плыла, но Джаред вытащил из-за пояса пистолет, снял с предохранителя и прицелился в лист железа. Если зомби действительно зашили глаза, то он и не видел противника, просто стоило его отвлечь от Дженсена.
Наверное, не будь лист таким огромным, Джаред обязательно промазал бы, но хоть отдача и заставила его дернуться назад, он добился того, чего хотел. Зомби развернулся и в два счета оказался рядом с источником звука: ударил когтями, взревел, а потом как-то странно дернулся.
Дженсен в упор расстрелял странную паукообразную хрень, висящую на спине у зомби, а потом, повернувшись к Джареду, объяснил:
- Он застрял когтями в стене. Отличный выстрел, Джаред.
Зомби не двигался – сразу после того, как Дженсен уничтожил паразита, он конвульсивно дернулся и затих. Думать о том, могут ли еще такие насекомые ползать в округе не хотелось.
Пока Дженсен ходил к рычагу, Джаред уселся на ступеньки, пытаясь унять дрожь в руках и снова спрятать поставленный на предохранитель пистолет за пояс. Он надеялся, что больше стрелять не придется, но понимал: только идиот стал бы рассчитывать на такое в царящем вокруг безумии.
- Держи, герой, - Дженсен присел рядом и вручил Джареду ломоть хлеба с огромной колбаской. – Поешь, и пойдем дальше.

Изображение
Уничтожая на пару с Джаредом найденную колбасу, Дженсен внезапно почувствовал себя счастливым. Наверное, психика окончательно вышла из строя, и по возвращению в Штаты ему придется рассказывать парню с дипломом, на что похожи черные кляксы на карточках. И все же ощущение счастья не проходило.
Они до сих пор живы – чем не повод для радости? А теперь еще и сыты, поев нормальной еды вместо очередной дозы стимулятора. Дженсен вытер пальцы о штаны и вздохнул, представив как наяву баночку пива из холодильника. Он почти ощутил холодную, чуть влажную жестянку, сладковатый запах хмеля, освежающую горечь первого глотка. А если бы ему налили в баре – то можно вообразить и мягкую пену, касающуюся губ.
Впрочем, если вспоминать о губах, то совсем рядом есть кое-что, а вернее, кое-кто…
- Как вкусно, - блаженно вздохнул Джаред, мигом возвратив замечтавшегося Дженсена к реальности.
- Хоть в этом они хороши, - кивнул тот, встав на ноги. – Всегда приятно объесть врага.
Джаред фыркнул и порылся в кармане, предположительно разыскивая там носовой платок. Дженсен отвернулся, сдерживая рвущуюся усмешку. Мальчик из хорошей семьи – нет, это не вытравишь даже сотней зараженных крестьян.
Платок так и не нашелся, пришлось Джареду последовать примеру Дженсена и вытирать руки об и так весьма грязные штаны.
- Куда теперь?
Дженсен с трудом удержался от пожатия плечами. Нужно найти Мишу и лекарство, потом – установить связь с Женевьев и попытаться выбраться отсюда. Но Салазар, при всем своем гостеприимстве, забыл предложить им аудио-гид по замку на английском. Придется ориентироваться самостоятельно. Пока они точно шли в верном направлении: никто не будет ставить охрану там, где нет ничего важного.
- Разберемся, - Дженсен похлопал себя по бедрам, разгоняя кровь. – Пошли.
Путь мимо огнедышащих коней теперь свободен, так почему бы не узнать, куда он ведет. Джаред не спорил, послушно топая на полшага сзади. Дженсена успокаивало ритмичное дыхание, чудилось, что чувствует его затылком. Обман ощущений, конечно, Джаред не шел настолько близко. Замковые сквозняки, вот и все.
- Они кончились? – шепотом спросил Падалеки. – Эти зомби?
- Хотел бы я в это поверить, - откликнулся Дженсен, ныряя в очередной проход. Джаред завернул следом и вдруг остановился и хрипло кашлянул. Дженсен, успев уйти на несколько метров вперед, обернулся.
- Тебе плохо? Джаред?
- Кровь, - пробормотал тот, уставившись в отнятую ото рта ладонь. – Не подходи ко мне.
Дженсен замер. Джаред явно был не в себе: взгляд поплыл, голос дрожал, и, кажется, его начала бить дрожь.
- Нет, - вырвалось у Дженсена против воли. – Ты не можешь. Мы тебя вылечим. Эй, приятель, иди сюда…
Джаред дико отскочил от двинувшегося в его сторону Дженсена и закашлялся.
- Нет, я стану таким же, как они! Я опасен, - как в горячке крикнул Джаред и с неожиданной прытью шарахнулся к противоположной стене коридора, в которой они оба находились. Его пошатывало, но тело еще хорошо помнило бесконечные пробежки.
- Стой!
В последнюю секунду Дженсен заметил, как из пола по мере приближения Джареда к выбранной цели стали появляться острые железные пики. Дженсен, уже готовый бежать следом, еле удержал равновесия, отпрянув назад, и едва не распорол себе руку о ближайшую из пик.
Накатившее безумие, похоже, не помешало инстинкту самосохранения Джареда. Услышав металлический лязг, тот побежал быстро и ровно, как на стадионе. Дженсен с облегчением увидел, как Джаред достиг стены и прислонился к ней спиной. Вытерев рот, он выровнял дыхание и уже нормальным голосом позвал:
- Дженсен…
- Чертов паникер! – рявкнул тот, не скрывая облегчения. – Стой там, сейчас проберусь к тебе.
Не стоило давать обещания. Дженсен услышал лязг металла и с ужасом увидел, как огромный обруч обхватывает Джареда поперек тела, приковывая к стене, а затем и сама стена, как во второсортных приключенческих фильмах поворачивается вокруг своей оси.
- Что происходит?
- Джаред! – Дженсен беспомощно схватился за рукоятку пистолета. – Не волнуйся! Я приду за тобой!
Движение закончилось, Джаред скрылся по ту сторону, а пики втянулись в пол – как зубочистки в кусок масла.
- Блядь! – Дженсен от души пнул каменную кладку, совершенно не ощутив боли. – Да блядь же!
- Не надо сквернословить, я так этого не люблю, - раздался голос из, как показалось Дженсену, ближайшего фонаря.
«Камера? Жучок?» Но все оказалось проще – хозяин замка просто-напросто вышел на волну его рации.
- Ебанный урод, - Дженсен всегда пропускал мимо ушей советы по этикету, особенно от злобных карликов. – Салазар!
- Приятно, что ты запомнил мое имя, - радостно отозвался хранитель.
- Где Джаред?
- Ах, он попался в одну из наших чудесных ловушечек! Не переживай, мы найдем его и позаботимся о нем. А чтобы ты не скучал, мы выпустили немного бедных насекомых прогуляться по канализации. Повеселитесь хорошенько, мистер Экклз!
- Какая забота, ведь мне тут до смерти скучно! – Дженсен вытянул средний палец и на всякий случай помахал им в воздухе, надеясь, что у владельца замка найдется пара камер.
- Не сомневался, - голос Салазар сочился ядом. – До встречи в следующей жизни, мистер Эклз!
Дженсен промолчал. Устраивать перепалку дальше бессмысленно, Салазар вряд ли поразит его чем-то помимо пафосных штампов из дешевых книжек. Гнев утих, и рассудок снова заработал четко и ясно. Стоило прикинуть план замка, вспомнить, как они шли сюда и сообразить, как попасть в комнату, где прикован Джаред.
И действовать следовало очень, очень быстро. Паразит начинал действовать. Никто не знал, сколько у них оставалось времени, и было ли оно вообще.

Изображение
Иногда Джареду казалось, что все происходящее его же собственные галлюцинации. Выходило очень даже логично. Сначала кто-то – а, вероятнее всего, обычные террористы без паразитов и армии зомби – вколол ему наркотик, настолько сильный, что Джаред отрубился надолго. В художественной, а иногда и в научной литературе рассказывали, что во время наркотического опьянения человек может прожить по ощущениям несколько недель, на самом деле отрубившись на пару часов. Хотя собственные знания Джаред не переоценивал: вполне возможно, что фигня про недели отложилась в голове после прочтения научной фантастики.
Тогда все укладывалось в логичную схему: монстров не существует, иди спать, сынок, не мешай папе. Лучше бы, конечно, чтобы он уже находился не у террористов, а в специализированной клинике, где из его тела выкачивали бы отраву. Джареду показалось, что он слышит писк больничных мониторов, но не успел он обрадоваться, как в шею что-то впилось, тут же вызвав жуткий зуд.
Зал никуда не делся, подлый, добравшийся до обездвиженной жертвы комар пировал на безумно чешущейся шее, от Джареда несло, как от бомжа в общественном транспорте, а обручи так плотно облегали тело, что он чувствовал себя тюбиком, из которого разозленный владелец выдавливает остатки пасты. Зато теперь Джаред не боялся показаться слабым или умирающим, поэтому впервые за несколько часов свободно и долго кашлял. Грудь чуть поднывала, но кровь больше не шла: что бы там ни делал паразит, он уже успокоился.
- Помогите!
Крик поднялся куда-то под потолок зала, скользнул вдоль второго этажа, окруженного балюстрадой, и затих. Издавать еще звуки Джаред не решился, потому что раньше Дженсена всегда могли прийти монахи.
Но больше всего Джаред боялся даже не очередного бесконечного сидения в очередной церкви, тюрьме, комнате, а того, что Дженсен не придет за ним. Кто знал, какие ловушки ждали его в переходах и комнатах замка, его могли убить также легко, как они убивали десятки крестьян и монахов.
Паника червем скрутилась в низу живота, едва не сведя Джареда с ума. Только боль от впившихся в ладонь ногтей отрезвила его. Дженсен не мог не прийти, не мог оставить его здесь одного. И Джаред чувствовал, что ошибся, приписав Дженсену заинтересованность в деньгах. За деньги не позволяли втащить себя так глубоко в дерьмо, а драпали изо всех сил.
Кроссовки ехали по полу, и, пару минут подергавшись, Джаред позволил себе повиснуть в ловушке и закрыть глаза. Он никогда не представлял себя героем фильма ужасов: ни главным героем, ни второстепенным, надеялся, что проживет всю жизнь, как в скромном документальном фильме про самого обычного парня.
И статисты с взрывающимися головами, люди-гусеницы, злобные карлики вывалились из рукава режиссера так внезапно, что все мало-мальски приличные слова стерлись из головы.
На втором этаже что-то прошелестело – не то заблудившаяся птица или летучая мышь, не то шаги монаха, спешащего порадовать господина. Интересно, кому подчинялись монахи – Саддлеру или Салазару?
Джаред задержал дыхание и весь превратился в слух, но звук не повторялся. В горле запершило, снова захотелось закашляться, но Джаред торопливо сглотнул и не выдал своего местонахождения. Даже птице или летучей мыши.
А если Дженсена уже ранили, и он ждет помощи? Джаред шевельнулся, стараясь понять, нельзя ли разжать обручи. Механизм явно использовался нечасто, он мог заржаветь, испортиться или расшататься.
Но хватка ни на минуту не ослабла. Рукоять пистолета сильнее вдавилась в живот, и Джаред хотел вытащить его, но испугался уронить на пол. Наверное, Дженсен смог бы отстрелить обручи, но Джаред боялся, что сможет только загнать пулю себе в голову в лучшем случае, а в худшем – остаться инвалидом.
Время снова тянулось бесконечно. Джаред не слышал ни шагов, ни голоса Дженсена, ни выстрелов, которые свидетельствовали бы о приближении помощи. И понадобилось же ему кашлять именно в том проклятом коридоре, а потом встать напротив обручей. Снова невезение, преследующее его всю жизнь.
С самого детства Джаред умудрялся приносить неудачу каждой вещи в доме и себе заодно: разбивались любимые чашки, терялись и ломались игрушки, Джаред бился обо все углы в доме, а главное – прекрасно знал, что виноват только он.
Вот и сейчас: шарахнулся он, к стене прилип, как идиот, тоже он – как ни смотри, оказывалось, что Джаред подвел Дженсена во всем. И почему же в памяти не всплыли все полезные и умные рекомендации специалистов по спасению заложников?
- Помогите! – снова решился закричать Джаред, надеясь хоть чем-нибудь помочь Дженсену.
И снова никто не отреагировал. Но ведь где-то в замке ходил пусть странный, но не зараженный Коллинз, может, хотя бы он откликнулся бы. Тишина начинала давить на нервы, и Джаред снова закрыл глаза. После священника, после спринта до замка, после их недолгой экскурсии по владениям Салазара хотелось заснуть, но страх, что Дженсен пройдет мимо, не заметит его со второго этажа или просто заблудится в коридорах, не давал расслабиться.
Про умения Гарри Гудини Джаред знал только из книг Стивена Кинга, но в отличие от Марка, героя книжки «Жребий», не успел вдохнуть перед обручами, чтобы освободить немного лишнего пространства. А помогло бы это?
Джаред заерзал на месте, выясняя, получится ли у него съехать вниз и выбраться из обручей. Видимо, на таких умных, как он, и рассчитывали создатели ловушки.
Замок строили очень давно – спиной Джаред чувствовал могильный холод, исходящий от старого камня. Появились ли зомби только сейчас или давно бродили по здешним лесам? Может, паразиты всегда находились в крови у местных жителей, а такой же ряженый, как Саддлер, управлял ими? Только в двадцать первом веке ему захотелось прибрать к рукам весь мир.
Дурацкий фильм про зомби. Джаред никогда не оставался с друзьями смотреть ни культовые, как говорили все, фильмы Ромеро, ни новые, весьма натуралистичные поделки. Он не мог смотреть на зомби, которыми в мгновение ока становились все, и не думать о собственной судьбе в таком апокалипсисе. Без друзей, без родных, среди орд голодных уродливых тварей.
Один.
Джаред вздохнул, и этот неслышный звук вдруг многократно усилился и превратился в инфернальный шепот, от которого мороз бежал по коже. В груди то поднималась отвратительная жалость к себе, то полностью отнимающая разум паника.
Он один. Его никто не спасет. Шансов нет.
Если происходящее отказывалось рассеиваться и становиться иллюзией, тогда, может, именно Дженсена никогда не существовало? Разве в реальности мог появиться агент, больше напоминающий Рембо на белом коне? А в реальности Джареда?
Пистолет снова впился в живот, заставив Джареда вздрогнуть. Иногда он сам себя ненавидел за приступы детской, позорной беспомощности, о которых еще его нянька говорила: «наш малыш опять сел на задницу и приготовился рыдать». Ни один нормальный человек не позволил бы себе такого уныния, он сражался бы до последнего, раз уж ему в будущем предстояло стать безмозглым зомби.
Джаред набрал воздух в легкие и снова крикнул:
- Помогите! – почувствовав, что мрачные мысли отступили.

Изображение
Это было непрофессионально. Дженсен позволил себе потерять контроль над чувствами и вот тебе, привет от Салазара.
«В какой же я заднице».
Их предупреждали на тренингах, что нельзя вступать со спасаемыми в эмоциональный контакт, это может пагубно отразиться на выполнении задании. Дженсен теперь видел правоту сержанта. Бросившись на поиски Джареда, он совсем забыл о милом предупреждении карлика про выпущенных насекомых.
Твари оказались худшим, что Дженсен встречал в своей жизни, а ведь он много где успел побывать. Здоровенные, похожие на уродливых пауков-переростков, предположительно ядовитые… и невидимые. Первую он обнаружил совершенно случайно: по привычке выстрелил, почувствовав движение рядом с собой, и обомлел. Из воздуха соткались очертания «насекомого», раненного и очень, очень злого. Нанести вреда оно не успело. Дженсен хладнокровно, патрон за патроном расстрелял цель, пока из покрытого чешуйками брюха не потекла мерзкая жижа. И двинулся дальше, проверяя выстрелами путь. Он давно не стрелял так, вслепую – снова вспоминались учения и плотная повязка на глазах. Надо же, пригодилось.
Ботинки равномерно чавкали по воде: ища обходной путь, Дженсен попал в канализацию. Сырую и сильно напоминающую тюрьму. После первой твари встретилось еще две, одну он сразу заметил и уложил, а вот вторая, умничка, подкралась незаметно. В самый последний момент Дженсен почуял движение рядом и ушел в сторону, задев плечом одну из ножек «насекомого». Тварь обрадовано рванулась и получила патрон прямо в фасеточный глаз, взорвавшись и лишь чудом не обдав Дженсена своей кровью – или что там у нее было вместо крови.
«Приду к Джареду при полном параде, красавчиком», - съязвил про себя Дженсен, обнаружив, что шатание по канализации подходит к концу. По его расчетам, он должен как раз выйти к месту заключения Джареда.
Дженсен добрел до лестницы и взялся за продольные балки. Его слегка мутило, в виски вгрызалась мигрень – первый признак, скоро действие стимулятора закончится. Или стоило списать на растущего внутри паразита?
Черт, как же обидно будет сдохнуть в каком-то паршивом замке богом забытой Испании. «Значит, придется выжить», - подбодрил он сам себя и поставил ногу на первую ступеньку.
Дженсен думал, что дверь опять не поддастся и придется придумывать, как попасть внутрь, но приятно удивился: оказалось достаточно обычного толчка. Узкий коридор привел его в комнату – с виду ничем не примечательную, такую же мрачную и темную, как и весь замок маленького Салазара.
И все было бы просто отлично, не раздайся за спиной сухой щелчок взводимого курка. Между лопаток удобно устроилось дуло, а смутно знакомый женский голос уверенно произнес:
- Руки вверх, так, чтобы я их видела.
- Прости, детка, но следовать приказам женщин не в моем стиле, - машинально отозвался Дженсен, поймав себя на ощущении близком к наслаждению. Какое счастье иметь в противниках нормального живого человека с пистолетом вместо непонятных тварей, жертв генетических мутаций и больного сознания ученых.
- Руки вверх! Сейчас же! – незнакомка решила настаивать. Ну что же, он предупредил леди, что сегодня он не джентльмен.
Рукопашную Дженсен всегда любил. Здорово чувствовать противника, видеть, как напрягаются чужие мускулы и начинают мелко подрагивать под напряжением. Эти моменты похожи на наркотик, еще капельку, и противник дрогнет, сомнется под тобой. Это как секс, только в один ворота: о взаимном удовольствии речи не идет.
Нож надавил на белое горло женщины, и Дженсен усмехнулся.
- Мой тебе совет, не играй со взрослыми игрушками, будь хорошей девочкой.
Отобранный пистолет Дженсен предпочел выкинуть, вытащив из него магазин. Пули пригодятся, а вот оружие нет. Это только в кино бравые герои меняют пистолеты как перчатки, в реальном мире предпочитают работать со знакомым оружием.
- Хорошая девочка – это не про меня, - с внезапным кокетством произнесла незнакомка и подняла руку, осторожно и медленно снимая защитные очки.
- Дэннил!
- Давно не виделись, - Дэннил фыркнула и поправила выбившуюся из прически прядь. С виду ее совершенно не беспокоил приставленный нож, но мисс Харрис всегда отличалась умением играть. Дженсен бы никому не советовал давить с ней партейку в покер.
- Так это правда, - по-хорошему, Дженсен не желал с ней разговаривать. Но Данниль могла владеть полезной информацией, так что придется пообщаться. – Ты работаешь на Вескера.
Дэннил улыбнулась и издала легкий усталый вздох – дама из высшего света, решившая ответь на пару вопросов надоевшему папарацци.
- Вижу, ты справляешься со своим заданием. Молодец, Дженсен.
- Почему?
В раздражении Дэннил швырнула очки на пол.
«Она тянет время. Но на что она рассчитывает?»
- Что почему? Тебе не пора научиться четче формулировать свои мысли в разговоре с дамами? – теперь Дэннил перестала напоминать диву. Холодная и опасная – не хуже всех тех тварей, которых успел положить Дженсен.
- Почему ты здесь и почему появилась вот так?
- Какой же ты смешной, Дженсен, - протянула Дэннил, и Дженсен понял, что облажался. По полу струился белый дым, стремительно поднимаясь вверх и заволакивая всю комнату. Харрис дернулась, нож беспомощно резанул воздух, а проклятые очки хрустнули под ногами. Дженсен обернулся на звук и успел лишь разглядеть, как Данниль подобрала свой пистолет и бросилась к окну.
- Еще увидимся, милый, - попрощалась она и выпрыгнула в окно.
- Сучка!
Продышавшись и разогнав белую пелену, Дженсен мрачно обошел комнату. Встреча с Дэннил порядком выбила его из колеи. Шесть лет назад все было иначе. Ракун-сити, Т-вирус и обворожительная, ошеломительно красивая Дэннил, страстная, опасная, непредсказуемая. Возлюбленная, потерянная по его же вине, разбившаяся после падения в пропасть. Он еще помнил месяцы после ее гибели, когда не хотелось ничего. Дженсен пропадал на полигоне, будто это что-то могло изменить. Будто если он станет лучше стрелять, быстрее двигаться, сильнее бить – это ее вернет.
Каким же идиотом он был.
Вот она, Дэннил, живая и ничуть не изменившаяся, играет за плохих парней и с улыбочкой грозится его застрелить. Наверное, не отболи все тогда, он бы снова в нее влюбился.
- Увы, детка, сейчас меня волнует только Джаред.
Дженсен намотал еще, по меньшей мере, милю по одинаковым с виду помещениям, пока не попал куда нужно. Правда, по его расчетам все равно выходило так себе: если он правильно понял, то лестница вела на этаж выше, чем находился Джаред.
Прокручивая в голове карту, он расправился с очередным дверным замком и попал на широкую балюстраду. Здесь было по-своему красиво: расчерченный черно-белыми клетками пол, изысканная лепнина, старинные картины на стенах. Наверное, когда-то испанская знать отлично проводила здесь время, а благородные кабальеро втихаря щупали своих аристократичных подружек. Даже обидно, что теперь здесь пахнет кровью и гнилью.
Дженсен замешкался, выбирая направление, и не сразу услышал, как его окликают.
- Эй! Дженсен, ты оглох? Иди сюда!
Из двери неподалеку выглянул чрезвычайно довольный Миша.
- Ты?
- Да. И смотри: я достал все необходимое! – Миша широко развел руки, демонстрируя высокую узкую пробирку с жидкостью внутри и пузырек с таблетками.
Не скрывая вздох облегчения, Дженсен шагнул к нему и вдруг резко остановился. Позвоночник обдало холодом, живот сжался – и дурное предчувствие не преминуло себя оправдать. Миша странно замер, слегка согнулся, в его глазах мелькнуло удивление. Раздался влажный, тошнотворный хруст, и из его груди вылезло огромное окровавленное щупальце.
Тело Коллинза взмыло вверх, буквально нанизанное на жало, на губах выступила кровь, а сорвавшийся полукрик-полустон эхом разнесся по балюстраде.
- Миша! – Дженсен рванулся к нему, но не преуспел.
Лорд Саддлер, хозяин щупальца, дождался, пока из ослабевших рук Миши выскользнет пробирка, и ловко поймал ее, а затем сбросил Коллинза на пол.
- Теперь у меня есть нужный образец и твои услуги больше не нужны, - равнодушно сказал он, обращаясь к Мише. – Хорошая работа.
Щупальце с чавканьем втягивалось куда-то под просторный балахон Саддлера.
- Саддлер! – Дженсен колебался, прикидывая свои шансы в противостоянии с Саддлером. Выходило что-то в районе от нуля до минус бесконечности.
На счастье или на беду, Саддлер вообще не рассматривал Дженсена как возможного противника.
- А, это ты… Мой мальчик Салазар позаботится, чтобы тебя постигла та же участь, - с пренебрежением сказал Саддлер, разворачиваясь и исчезая в дверном проеме, откуда чуть ранее появился Миша.
«Да я везунчик. Меня считают настолько слабым, что сделали тренировочной мишенью для карлика».
Миша еще дышал. Дженсен встал рядом с ним на колени, нащупывая аптечку, но доставать ее не стал. Коллинз умирал, и ни одно лекарство в мире ему бы не помогло. Вся грудь представляла собой одну огромную рану, Дженсен видел обломки ребер и сплошное кровавое месиво.
- Держись. Слышишь, оставайся со мной, - попросил Дженсен, поддерживая Мишу за голову.
Увы, Коллинз отлично понимал, каково положение вещей, и не собирался обманываться.
- Я ученый… нанятый Саддлером… Он нашел то, что я у него забрал… - Миша хрипло рассмеялся, и под ним расплылась огромная лужа крови.
- Не разговаривай! – Дженсен с трудом глушил в себе эмоции. Пусть Миша и не был для него надежным союзником, да еще и работал на Саддлера, они отчасти стали напарниками.
Миша слабо улыбнулся и протянул таблетки.
- Прими это. Приостановит… рост паразита. Образец… Саддлер взял его. Верни его!
Миша сглотнул, открыл рот, намереваясь продолжить, и тут тело дернулось, а глаза закатились. Дженсен аккуратно положил его голову на пол и прикусил губу. Коллинз был мертв. А вот они с Джаредом – еще нет, и следовало действовать.
Мысленно извинившись перед Мишей, Дженсен обыскал его в поисках боезапаса и забрал найденные патроны. Вытерев руки о штаны, он с некоторым трудом встал и пошел прямо, твердо намереваясь любой ценой выбраться из этого чертова замка.
- Дженсен! – от звука голоса Джареда сердце забилось быстрее, а внутри поселилось облегчение. Значит никакой ошибки, он нашел, нашел его!
Балюстрада вывела его ровно в то место, которое он искал. Дженсен осмотрелся и осторожно перебрался на круглую площадку, где открывался прекрасный вид на первый этаж – и стену с прикованным к ней Джаредом.

Изображение
От криков Джаред едва не потерял голос – надеясь помочь Дженсену, он только измотал сам себя. В тот момент, когда ему показалось, что никто уже не придет – даже крестьяне, а все просто дождутся вылупления яйца, наверху послышались голоса Дженсена и Коллинза. Джаред попытался крикнуть, привлечь к себе внимание, но только вызвал еще один приступ кашля, заставивший его скрючиться в обручах, как проткнутую иглой гусеницу.
Пока он старался удержать легкие от поспешных решений, на втором этаже творилось что-то жуткое. Саддлер, если Джаред научился распознавать его по самодовольному тону, опять вещал о марионетках, потом Дженсен закричал, раздался звук, похожий на удар куска мяса о разделочную доску.
- Дженсен! – голос все-таки сорвался, и за несколько минут Джаред почти сошел с ума, вслушиваясь в мельчайшие звуки. А потом тот появился наверху, у балюстрады – еще сильнее измученный и испачканный в крови. – Ты в порядке?
- Бывало и получше, - Дженсен странно улыбнулся, словно улыбка судорогой свела лицо, а потом снял с плеча винтовку. – Сейчас отпустим тебя на волю. Не шевелись.
Джаред послушно зажмурился и замер, мысленно считая до ста. Он, конечно, доверял Дженсену, больше чем самому себе, но мысль о том, что пуля может срикошетить и выбить ему глаз, а то и застрять в черепе, заставляла желудок сжаться от ужаса.
Выстрел прокатился под потолком зала, Джаред почувствовал, как около плеча пронеслось горячее, обруч жалобно звякнул и развалился. Сквозь полуприкрытые веки Джаред увидел – с одной стороны теперь обруч отходил от стены, и стоило только отогнуть его, чтобы выбраться.
Еще два выстрела показались Джареду пустяком, по сравнению с собственными ноющими от долгого стояния ногами и затекшими руками. Он, хромая, отошел от стены, боясь, как бы ловушка не сработала в обратную сторону, и его не выкинуло бы в предыдущий коридор.
- Джаред, тебе… - Дженсен мгновенно переменился в лице, снова вскидывая винтовку. – В сторону быстро.
Выполнить указания Джаред смог, рухнув на пол, как очень хорошо обученная собака, и быстро отползая в ближайший угол. Монахи, когда не читали жуткие молитвы, подкрадывались тихо, как ниндзя. Еще пару минут, и с Джаредом точно случилась бы истерика, если бы Дженсен не начал стрелять по уродам – пара так и упала на пол, не подавая признаков жизни, а вот из башки одного, в красной рясе, вылезла очередная тошнотворная многоножка.
Джаред смутно помнил, как, а главное когда он вытащил из-за пояса пистолет и принялся стрелять, чаще промахиваясь, чем попадая. Дженсен кричал что-то сверху, но пока мерзкая тварь не перестала шевелиться, Джаред нажимал на курок.
- Джаред… Джей…
В ушах гудело от выстрелов, но Джаред медленно побрел к центру зала, чтобы Дженсен мог его видеть.
- Цел?
Кивнуть тоже получилось, хоть и не сразу.
- Патроны остались?
Интересно, а как это определяли? Джаред навел пистолет на стену и снова нажал курок – вместо выстрела прозвучало только голодный щелчок.
- Понятно, - Дженсен вздохнул и свесился с балюстрады, оценивая расстояние между полом и вторым этажом. – Оставаться внизу нельзя. Сможешь найти лестницу на второй этаж?
Сглотнув, Джаред снова кивнул, напоминая себе дурацкого болванчика из детского мультфильма. Ему придется идти одному? А если он заблудится?
Кажется, та же мысль пришла в голову и Дженсену, потому что он порылся в своих бездонных сумках и выудил странную, продолговатую штуку, похожую на наушник.
- Сможешь поймать? Джаред?
- Да, - голос вернулся только наполовину, но наушник Джаред поймал вполне уверенно. – Что это?
- Маячок. Сейчас я его включу и пойду тебе навстречу, ладно? Если увидишь монахов, прячься или убегай… У меня… - Дженсен зачем-то обернулся, а потом продолжил. – У меня нет второго пистолета для тебя. Ты умеешь заряжать?
- Нет… - такого стыда Джаред не чувствовал уже давно. Ему доверили оружие, а он мало того, что не сумел им нормально воспользоваться, так еще и перезарядить не мог.
- Чем быстрее уйдем, тем быстрее встретимся, - так уверенно произнес Дженсен, что Джареду захотелось рвануть с места, будто он бежал олимпийскую дистанцию.
Он сунул маячок в карман джинсов, убрал бесполезный пистолет за пояс и почувствовал себя почти Рембо. Внезапная уверенность в собственных силах немного отдавала так и не начавшейся истерикой, но Джаред предпочел об этом не думать.
За дверью, из-за которой шустро и беззвучно появились монахи, оказалось помещение, похожее на библиотеку. Огромный стол предназначался не то для поздних ужинов зачитавшегося хозяина, не то для алчущих знаний гостей, а изрядно запыленные шкафы поражали количеством книг, стоящих на полках.
Джаред тихонько протиснулся с одной стороны, пытаясь ничем не загреметь и не уронить на пол старую, керосиновую лампу, освещающую библиотеку. Неплохо получалось ровно до того момента, как из-за стеллажей медленно, в лучших традициях фильмов ужасов вышел очередной бормочущий монах. Увидев Джареда, он издал змеиный шип – верхняя губа вздернулась, обнажая неровные, пожелтевшие зубы – и попытался достать его через стол.
Идея кинуться лампой оказалась очень хорошей – огонь мгновенно охватил рясу, и ослепленный и обожженный монах рухнул на ковер, пытаясь сбить пламя или просто извиваясь в предсмертных судорогах.
Джаред рванул к двери, забыв обо всем, надеясь, что хоть когда-нибудь выкинет из головы запах паленой плоти и вид обугливающегося лица. В коридоре, куда он попал после библиотеки, царила слишком подозрительная тишина. Джаред завертел головой, определяя нужный ему маршрут, и увидел, что с одной стороны коридор оканчивался лестницей на второй этаж.
Он почти видел радостно спускающегося к нему Дженсена, пока бежал к ступенькам, но в двух шагах от лестницы что-то обвило ногу и изо всех сил дернуло, едва не вырвав конечность, словно кукле.
- Полагаю, что вы спешите на аудиенцию ко мне, мистер Падалеки? Вы как раз вовремя.
Джареда вздернули в воздух – на плечи будто положили железную перчатку – и поставили перед владельцем замка. С близкого расстояния карлик выглядел еще более безумным и старым, чем издалека.
Скосив глаза на перчатку, умостившуюся на плече, Джаред едва не заорал – у хищникообразного слуги Салазара руки напоминали конечности насекомых – но при первой же попытке дернуться к горлу приблизилась острая на вид коса.
- Думаю, что стоит позаботиться об аудиенции для мистера Эклза, не находите?
И довольный своей шуткой Салазар истерически расхохотался. Он напомнил Джареду марионетку из кукольного представления: жалкую, пугающую и сумасшедшую. Охранник толкнул Джареда в спину, намекая, что пора идти, куда скажут, и Джаред, скрипя зубами от бессилия, пошел в указанную сторону.

Изображение
Что он там думал про охрану президентского сынка? Какие они идиоты, что проебали Джареда? Так он, Дженсен Эклз, ничуть не лучше. Вызволить Джареда из ловушки и увидеть, что его снова поймали. Работай Дженсен в официальной структуре, он бы сейчас сам с себя сорвал погоны. Он не успел буквально на пару минут: сигнал маячка - единственной его хорошей идеи за все время - начал удаляться.
Утешало одно – он шел по следу Джареда и почти нашел его и похитителей. Дженсен вбежал в огромный зал и поблагодарил высшие силы, оставшиеся к нему благосклонны. Джаред был невредим, пусть и не свободен. Рядом с ним с огромной косой в руках застыл один из охранников Салазара.
«Сейчас кому-то будет очень больно», - холодно подумал Дженсен.
- Эй! – позвал он Джареда, надеясь немного приободрить парня. – Джаред! Как ты там? Собрался исповедоваться этим милым монахам?
- Дженсен! – Джаред попытался улыбнуться, но вышел только пугающий оскал. – Боюсь, что ни один монах не в состоянии выслушать мою исповедь.
- Значит, продолжим грешить, - пообещал Дженсен, двинувшись вперед, и только теперь заметил вычурный трон с восседавшим на нем Салазаром.
Тот, увидев перекосившееся лицо Дженсена, радостно захихикал.
- Мистер Эклз, вот и вы! Что же, самое время для вас узнать жизнь, так сказать, с самых низов!
Дженсен ошарашено моргнул, а Салазар с силой вдавил кнопку, расположенную на подлокотнике трона, и пол исчез из-под ног. Дженсен полетел вниз, как долбанный Индиана Джонс, успев услышать полный отчаяния голос Джареда и насмешливые слова Салазара:
- Пора тебе встретиться с моей правой рукой.
Хорошо хоть встроенная в пояс кошка позволила зацепиться за один из уступов колодца для надоевших гостей, в который его, словно мусор, спустил Салазар. Дженсен выдохнул, обнаружив, что висит недалеко от странной, похожей на слуховую трубку хрени. Маленький урод, еще и решил понаслаждаться предсмертными криками? Что ж сейчас он в полной мере осознает его боль!
Дженсен прицелился и выстрелил в центр трубки, послав наверх ненавязчивый привет, а потом принялся спускаться на дно колодца.
Единственное, что беспокоило Дженсена помимо Джареда, - о какой правой руке говорил Салазар? Ведь если выкинуть пошлые шуточки из головы, вряд ли его ждало что-то хорошее. По здравому размышлению, Салазар мог отправить за ним одного из телохранителей, возможностей которых Дженсен не знал.
«Когда вернусь, куплю билеты в Диснейлэнд и буду разъезжать на раскрашенном цветами паровозике», - мрачно пообещал себе Дженсен. – «И Джареда приглашу».
Пока же до паровозиков было чудовищно далеко. Новая обстановочка поражала жизнерадостностью – несколько свежих трупов, в которых Дженсен опознал замковых монахов, грязь, пятна, все как обычно. Оставаться здесь не слишком хотелось, и Дженсен пошел вперед по тоннелю, в который плавно перетекало помещение, и неожиданно очутился на развилке. Одна дорога вела к чему-то, весьма напоминавшему небольшую электростанцию, а вторая…
«Лифт!»
Разумеется, лифт не работал. Дженсен с силой вдавил кнопку вызова и не добился успеха, питание явно блокировалось. Значит, стоило исследовать электростанцию. Конечно, он не специалист в этом, но базовых знаний должно хватить.
Просто не могло не хватить.
Вдалеке послышались шорохи, Дженсен оглянулся, приготовившись стрелять, но цели не обнаружил. Подошвы ботинок глухо стучали по камню, отзываясь мелкими ударами в висок. Самочувствие постепенно ухудшалось, стимулятор ослабевал, возвращая в натруженное тело боль и усталость. Добравшись до электростанции, Дженсен сделал инъекцию, глубоко вздохнул и уверенно направился к рубильнику. Опустил вниз заедающий рычаг и выругался. Дверь, через которую он зашел, со скрипом закрылась. Дженсен в два прыжка вернулся к ней, молясь, чтобы все не закончилось так глупо. Не может же он после всего как дурак сам запереться в ловушке?
И правда, не мог: после несколько панического обшаривания стены, Дженсен наткнулся на нужную кнопку. Дверь отъехала в сторону, и монстр Салазара поспешил напасть. Он где-то потерял плащ, придающий ему сходство с человеком – его тело состояло из плотно подогнанных друг к другу пластин, а длинный, разделенный на сегменты хвост бил по стенам, едва не разнося их к чертовой матери.
Не было никаких сомнений – эту тварь из пушки не расстреляешь. Дженсен лихорадочно думал, уклоняясь от атак. Заманить монстра? Но куда? Здесь нет подходящего помещения. Поджечь, как с Мендозом? Но и бензина не наблюдалось. Тогда…
Решение возникло внезапно и очень, очень вовремя. Рядом с лифтом Дженсен припомнил баллоны с жидким азотом. И здесь тоже были такие, так почему б не использовать их? Терять уже нечего.
Приспешник Салазара с ревом последовал за бросившимся к баллону Дженсена. Наверное, рев так сильно напугал Дженсена, что включились самые древние инстинкты самосохранения. Дженсен сбросил азот с металлической полки, баллон упал и раскололся, выпуская содержимое наружу. Тварь оказалась в центре лужи, замерзая и не в состоянии больше передвигаться. Дженсен аккуратно обогнул азот и вытер вспотевшие ладони о штаны. Пистолет бы не справился с монстром, значит, пригодилось бы что-то покруче, но такое, чтобы не разнести к чертям электростанцию – иначе лифт опять вышел бы из строя.
Но у него было кое-что на такой случай. Маленькая полезная разработка, очень экспериментальная и непредсказуемая. Принцип действия как у гранаты, урон как у базуки. И будет чудо, если самого Дженсена не заденет.
«Ну что ж, рискнем».
Боевой снаряд отправился в полет, Дженсен бросился в укрытие – и обездвиженная тварь разлетелась на мелкие кусочки.

Изображение
Наверное, ни о чем в своей жизни Джаред так не жалел, как о том, что долбанутый на всю голову Салазар оглох от выстрела Дженсена. С каким удовольствием Джаред выстрелил бы в мерзкую марионетку, разнес бы череп, да что там – задушил голыми руками.
Но «хищник» предугадывал малейшее движение Джареда, покачивая лезвием косы у самого его горла. В носу опять защипало, и Джаред чуть наклонил голову, чтобы волосы упали на лицо и скрыли непроизвольно возникшую гримасу. Дженсен смог убить Мендоза, перебил, наверное, всех зараженных крестьян, справился с жуткими дамами с бензопилами в руках – неужели какая-то тварь непонятного вида станет проблемой?
«Хищник» толкнул его между лопаток, заставляя подняться с колен и идти к двери, за которой уже скрылся Салазар. Откуда вообще взялись эти твари? Появление целой деревни неадекватных крестьян могло объясняться влиянием паразитов, многоножки из головы с большим трудом тоже, но из какой серии «Секретных материалов» выползли помощники владельца замка? Кажется, Джаред пропустил что-то не только на уроках географии, но и на уроках биологии. Главу «Жуткие твари и места не подходящие для летнего отдыха», например.
В какой-то момент – Джаред пропустил это событие, следя за лезвием у горла – Салазар оставил их наедине с тварью, на удивление молчаливой и неагрессивной. Джаред мысленно все-таки отнес ее к насекомым – те тоже не демонстрировали богатства эмоций в его представлении.
От бесконечного бега, прыжков и ходьбы ноги ныли так, будто Джаред попробовал дойти из Испании до Америки пешком, в том числе и по дну океана. Пару раз запнувшись об очередной ковер, Джаред едва не распрощался с головой, и, беспокоясь за собственную целостность, чуть замедлил шаги – тварь не отреагировала: видимо, хозяин велел доставить его куда-то, но не сказал, насколько быстро. Замок состоял из множества переходов, непонятно зачем воткнутых лестниц, порожков, круглых залов, квадратных залов – когда Джаред почти уверился, что насекомое решило устроить внеплановую экскурсию и сейчас начнет требовать деньги – очередной коридор окончился ступеньками, ведущими на причал с несколькими моторными лодками.
У одной толпился очередной подвид зомби – они не походили на крестьян, скорее на наемников. Почти на всех красовалась истрепанная военная форма, а лица закрывали красные платки: прямо долбаный фильм про ковбоев, не хватало только навязчивой мелодии Эннио Морриконе и пары горячих девушек в классных юбках, танцующих канкан.
Один из военных что-то пролаял твари, но та не удостоила его ответом, просто подтолкнув Джареда вперед. Чуть выше платка, закрывающего лицо солдата, у самого уголка глаза зияла жуткая рана, будто тот пытался выколоть себе глаз, но промахнулся. Джаред напрягся, не зная, чего ожидать, но его просто довели до лодки, пихнули на скамью и рявкнули что-то: из-за ткани или не слишком разборчивой речи Джаред не понял даже, как звучало слово. Вероятнее всего, ему велели сидеть, не двигаться и быть хорошим мальчиком. К сожалению, Джаред не собирался выполнять ни одно из требований. Он только сейчас осознал, что на протяжении всего плена руки ему связывал только Краузер – то ли обладающий более высоким интеллектом, то ли большим опытом. В остальном, крестьяне и прочие уроды считали его безопасной, безмозглой и напуганной овцой, которая послушно брела за мучителями.
Как только лодка вышла на открытое пространство, стало ясно, что его везут на огромный, темный остров, виднеющийся впереди. Казалось, что там никого живого не осталось: обычно любые сооружения освещались, но свет факелов – Джаред не видел, чтобы зомби использовали электричество – не справлялся с туманом и расстоянием.
Вода тоже казалась почти свинцовой и очень холодной: при попытке сбежать у Джареда могло свести мышцы, или еще одна рыба пообедала бы им с огромным удовольствием. Но в замке оставался Дженсен, один на один с Салазаром и его уродами – и Джаред понимал, что еще одного шанса победить всех, жизнь может не дать.
Он размеренно задышал, пытаясь приготовиться к самому рискованному поступку в своей жизни, а потом резко вскочил на ноги, едва не перевернув лодку, отпихнул ближайшего к нему солдата и прыгнул за борт. Вода оказалась не просто холодной, а смертельно ледяной – дыхание чуть не остановилось, но Джаред быстро заработал руками и ногами, стараясь вынырнуть дальше от лодки. В тумане его могли и не заметить, да и интеллектом зомби не обладали.
Сквозь крики солдат и шум волн Джаред услышал звук еще одного мотора – или Дженсен бросился за ним, что переводило его из разряда Рембо в разряд Терминаторов, или кто-то предугадал попытку к бегству.
Едва не хлебнув воды от особенно высокой волны, Джаред поплыл обратно к причалу, понимая, что в таком холоде долго не продержится. Почему-то мысль о смерти в воде придала дополнительных сил – причал приближался, лодка с солдатами, судя по звуку, удалялась, а второй мотор затих.
Но едва Джаред поверил в собственную удачливость, как чья-то рука схватила его за волосы и потянула назад. Он брыкнулся, стараясь задеть нападающего, и замер, услышав знакомый голос:
- Я смотрю, щенок, ты совсем отбился от рук, пока папочка отсутствовал?
Краузер. Больной на всю голову ублюдок, привезший его в проклятую страну. Джаред надеялся, что никогда больше не встретится с ним, но удача на сегодня закончилась. Краузер затащил его в лодку, походя больно пнув под ребра носком военного ботинка, и скомандовал солдату-зомби, сидящему у руля:
- На остров. Быстро.
Кто еще мог командовать военными мертвяками? Только настоящий американский солдат. Следующий удар Джаред тоже умудрился пропустить: он вообще редко дрался и никогда не представлял, что кто-то начнет пинать его ногами.
- Ты вынуждаешь меня, щенок. Мы хотели доставить тебя домой целым и невредимым, но, видимо, придется немного поучить тебя манерам. Выйдет даже достоверно – ведь тебя же держали в плену – миллионы американских девчонок обрыдаются, глядя на тебя. От удара по лицу Джаред успел заслониться руками, что не слишком-то помогло. Во рту появился солоноватый привкус крови, а затылок с каждым ударом встречался с сиденьем.
Добавив еще пару пинков, Краузер остановился, увидев кого-то на берегу.
- Да что б ты сдохла, сука, - рыкнул он. – Тебя еще не хватало.
Джаред малодушно порадовался, что о нем забыли, и не то от холода, не то от боли погрузился в странное состояние, похожее на лихорадочную дрему. За грудиной ныло все сильнее и сильнее.


21 дек 2011, 10:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
Лифт, на который Дженсен возлагал такие надежды, явно играл за «плохих». Что вызывало почти отчаяние – уж если даже стены замка против него, то о какой надежде вообще может идти речь? Нет, адски громыхающее сооружение исправно работало, но путь вверх никуда не привел. Вернее, Дженсен попал в небольшой коридор, закончившийся плотно закрытой металлической дверью, чья толщина составляла не менее пары дюймов. С досады Дженсен отправил лифт вниз, достиг своей отправной точки и, повинуясь инстинкту, надавил еще раз на потрескавшуюся кнопку, опускаясь на следующий уровень. Здесь его ждал длинный темный тоннель, но, судя по легкому ветру, где-то впереди маячил выход на поверхность. Других вариантов все равно не наблюдалось, и Дженсен, проверив вооружение, отправился в темноту. Это уже не было похоже на застенки, даже самые плохонькие. Туннель скорее походил на шахту или рудник, и Дженсен попытался прикинуть, что же такое здесь могли добывать.
Дорога вывела его к погнувшемуся жестяному щиту. Дженсен включил фонарик и, водя пальцем по облупившейся краске, начал читать.
«Осторожно: Погрузка динамита в вагонетку осуществляется с помощью ручника»
- Я и правда Индиана Джонс! – пробормотал Дженсен. – Вагонетка, динамит, только Грааль мне никто не даст. Или Грааль был в другом фильме?
Дженсен категорически не помнил подробности саги. Усмехнувшись, он ударил по щиту рукой и отпрыгнул, увидев, как что-то упало. Впрочем, опасался он зря: это был всего лишь какие-то бумаги, плотно завернутые в целлофан. Видимо, они были приклеены, но не слишком надежно. Подсвечивая себе фонариком, Дженсен распаковал находку и присвистнул. На титульном листе значилось имя Миши Коллинза, а сами записи шли на английском. Дженсен прислушался, убедился, что рядом нет опасности, и погрузился в чтение.

Есть паразиты, которые могут управлять своим хозяином. Это общеизвестный факт среди биологов, но никто не знает, как это они делают…
…например, Galactosomum. Личинки паразита обычно приживаются в мозгу у таких рыб, как желтохвост. Зараженная рыба выплывает на поверхность воды и обитает там, пока ее не съедят морские птицы. Это странное поведение можно объяснить желанием паразита попасть в организм птицы.
…были обнаружены Las Plagas…
Первый кастелян похоронил Las Plagas глубоко под замком, чтобы скрыть его существование. Когда Салазар освободил Las Plagas, никто и не думал, что он сумеет вернуть их к жизни. Это были лишь окаменелые останки…
Несколько лет спустя, что-то странное стало происходить с селянами, которые участвовали в раскопках. И однажды все жители мгновенно превратились в безжалостных дикарей...
На основании тестов (см. прим. 5)… очевидно во время раскопок, селяне вдохнули споры, и паразиты начали активно развиваться и так воскрес Las Plagas.
Даже сейчас, когда я это пишу, раскопки продолжаются…

…один Господь знает, сколько этих Plaga воскресили. Если их не остановят, невинные люди станут жертвами этого сумасшедшего культа…
…с самого начала мы искали безопасный способ удаления Plaga из организма. Печально, но целью этих исследований было не безопасное удаления Plaga из зараженного организма, а предотвращение его извлечения. Наконец, мы добились успеха: Plaga уничтожается только после обработки тела специальной радиацией. В этой процедуре лишь один недостаток, она очень болезненна. Кроме того, Plaga крепится к нервам, работоспособность человека после удаления паразита остается под вопросом.
Еще одно, Plaga в организме превращается во взрослую особь, и эта процедура может убить хозяина.
Возможно смерть – не самое худшее, если думать о последствиях...


Дженсен осторожно запаковал записи обратно и засунул их во внутренний карман куртки. Если они выберутся отсюда, бумаги им пригодятся. Голова слегка кружилась от информации, мозг отказывался обрабатывать всю эту чушь. Выходило донельзя нелепо: некий паразит появился здесь очень, очень давно, его благополучно замуровал прежний владелец замка, и все было бы просто чудесно, не начнись здесь раскопки. Кто знает, что добывали здесь эти ни в чем не повинные люди?
В любом случае, закончилось все трагически: надышавшись дрянью, испанцы спятили, превратившись в гигантских муравьев или пчел – стали носителями полностью подчинившего их паразита и приобрели единый разум, как в улье. Этим разумом, судя по записям, удалось управлять, чем и воспользовался Саддлер и его компания. К нему присоединились безумцы вроде Салазара, добровольно вколовшие себе Лас Плагас в ожидании откровения, или чего там еще желал чокнутый карлик. А теперь яйца паразита развиваются в них с Джаредом. И единственная хорошая новость в том, что даже после вылупления, у них есть время до того, как паразит станет взрослым. Лас Плагас можно извлечь, пусть и весьма болезненно. Плюс упомянутая Мишей радиация – даже лучевая болезнь представлялась лучшим выходом. Дженсен ни капли не сомневался, что готов на любые муки, лишь бы внутри него не жило… это. Да и вряд ли Джаред станет возражать, он не был нытиком. А вот если паразит разовьется и останется жить в их телах, Саддлер получит две марионетки. И если Дженсен станет одним из послушных убийц, которых потом положит более удачливый агент, то через Джареда Саддлер способен крутить всеми Соединенными Штатами, ведь нет ничего проще для сына, чем впустить в тело отца паразит. Одна маленькая инъекция и вместо президента будет сидеть кукла с разумом муравья.
Впервые с момента прибытия в Испанию Дженсену стало по-настоящему страшно. Психика не справлялась. Одно дело смириться с мыслью, что ты можешь сдохнуть или закончить дни безмозглой марионеткой с лапшой взамен головы. Одно дело осознать, что ты провалил миссию, и тебе не удалось спасти подопечного и просто очень понравившегося парня. Но когда ты один, и в случае провала твоя страна идет на откуп психу – нет, к такому он определенно оказался не готов.
Теперь отступать совсем некуда.
Дженсен размялся, попрыгал на месте, встряхнулся и продолжил путь.
Щит не обманул: ему правда пришлось иметь дело с вагонеткой. И с очередной партией зараженных крестьян. Раньше Дженсен видел в них исключительно монстров, сейчас же его начало грызть чувство вины: эти люди не выбирали себе такую долю. С другой стороны, если у носителя остается хоть капля сознания, Дженсен делает благое дело, освобождая их от паразита.
«Я просто святой отец, проводящий обряд экзорцизма», - невесело подумал Дженсен, вставляя новую обойму и расстреливая ее в прущего на него крестьянина, вооруженного бензопилой. - «И это уже не Индиана Джонс, это почти «От заката до рассвета». Тарантино бы здесь понравилось».
Бензопильщик наконец упал и затих, а Дженсен пробрался к вагонетке. Разобравшись с нехитрым управлением, он уселся поустойчивее и опустил рычаг. Вагонетка с грохотом понеслась вперед и резко остановилась, достигнув конца пути. Дженсена по инерции кинуло вперед, и он чувствительно приложился спиной. Покряхтывая и проклиная все на свете, Дженсен вылез и облегченно вздохнул. Вагонетка доставила его прямо к еще одному лифту. И уж этот обязан вести наверх.

Изображение
Самое отвратительное пробуждение – после долгого кошмара, в конце которого сновидец откуда-то падает. Тело рефлекторно дергается, и ты просыпаешься от собственного движения, в полной уверенности, что умер.
Джаред не раз просыпался в собственной спальне с бешено колотящимся сердцем, чувствуя себя так, будто действительно упал с небоскреба и прицельно рухнул в кровать. Сейчас же падение ему не приснилось – просто солдаты, тащившие его до камеры, разжали руки и швырнули его на каменный пол.
Джаред отполз подальше в угол и огляделся: ни причал на острове, ни дорогу сюда он не запомнил, зато сейчас мог хоть зарисовать обстановку. Его заперли в помещении, больше напоминающем кладовую. У одной стены громоздились железные ящики, стояли полки со строительными материалами: вонь от приоткрытой банки с краской перебивала гнилой душок, исходящий от охранников, двое из которых сидели тут же в импровизированной камере, а двое – просто воины в железных доспехах – остались снаружи.
Ну да, Джаред теперь казался им опаснее и непредсказуемее, чем в самом начале. Хотя, может, просто Краузер велел присматривать за стукнутым на всю голову пленником. Джаред никогда бы не подумал, что способен рухнуть в ледяную воду и плыть к берегу: он любил плавать и нырять, но предпочитал бассейны и берег моря для оттачивания навыков.
В кроссовках противно хлюпнуло, и Джаред почувствовал, что его колотит от холода – воспаление легких могло прикончить его раньше, чем паразит. Синеющий труп – один из охранников как раз почесал щеку, содрав кусок кожи – трудно выдать за чудесным образом спасенного сына президента. Говорят, что сильные духом люди сушили на собственном теле мокрые полотенца: хотел бы Джаред обладать половиной их способностей, чтобы хотя бы привести в порядок джинсы. Ткань потяжелела и противно липла к ногам, вызывая дрожь.
В стене что-то щелкнуло. От неожиданности Джаред шарахнулся в сторону, тут же почувствовав, как его начинает обдувать теплым воздухом. Кто бы ни позаботился о нем, большей благодарности Джаред не мог испытывать.
Он осторожно коснулся лица, проверяя, насколько сильно пострадали нос и губы после встречи с носком военного ботинка: нижняя губа опухла и немного кровоточила, зато лицо осталось целым.
- Выйти!
Наверное, Краузер чувствовал себя ущемленным – Джаред так и не понял, кому предназначался окрик, так что вставать не стал, а солдаты флегматично поднялись и вымелись за дверь. Типично военного усердия в них не наблюдалось.
- Твои солдатики не слишком расторопны, - часть стены плавно отъехала в сторону, и Джаред увидел Дэннил. Прямо не женщина, а стихийное бедствие какое-то: судя по немного потрепанному виду, кто-то умудрился ее задеть, и Джаред не завидовал этому потенциальному самоубийце.
Отлично, все уроды в сборе, не хватало только Саддлера.
- Рот закрой, - посоветовал ей Краузер. – Ты упустила Коллинза.
- А ты не сделал ничего из того, что должен был.
Джареду показалось, что он может встать и медленно выйти через проем, открытый Дэннил, а эти двое продолжат высокоинтеллектуальное общение.
- Смотри, как бы заказчик не списал тебя, - Дэннил швырнула Краузеру какую-то бумагу и снова исчезла в темноте. До того, как проем полностью закрылся, Джаред расслышал ее угрожающее:
- Не забудь, кто тебе платит.
Очередного краузеровского «рыжая сука» не последовало, видимо, надоело бесконечно повторяться. Джаред прижал колени к груди, ожидая, что Краузер уйдет, но тот подтащил ящик ближе к нему и уселся верхом.
- Я смотрю, Дженсен плохо на тебя повлиял, - Краузер ухмыльнулся, наблюдая за реакцией Джареда. Пришлось стиснуть зубы и проглотить все вопросы, разом возникшие в голове. Откуда он знает Дженсена? Какого хрена позволил себе такую фамильярность? Что происходит вообще?
- Старина Дженсен никогда не умел делать карьеру. Стоило ему немного подождать, и слава упала бы в руки. Смотри сам: спаситель сына президента, национальный герой, в одиночку уничтоживший всех террористов. Саддлер просил за это самую малость – приютить его драгоценное насекомое внутри.
- Я надеюсь, что ты сдохнешь, - отозвался Джаред, чувствуя, как от ярости темнеет в глазах. – Ты больной человек.
- О, нет, - удара не последовало, Краузер только чуть качнулся вперед-назад на ящике. – Я здоровее вас обоих. Чего ты хотел добиться прыжком в воду? Хотел помочь Дженсену? Могу побиться об заклад, что ты и одной шестой его прошлого не знаешь. Кто, например, его нанял?
- Я…
А действительно – кто?
- А ведь он лучший в своем деле. Кого еще могли послать в мирный городок Ракун-сити для расправы над местным населением? Бах – и нет проблем.
Разве Дженсен походил на преступника или маньяка? С самого первого момента он пытался максимально оградить Джареда от опасности, поддержать… Про историю, случившуюся в Ракун-сити, долго говорили в новостях: на атомной станции что-то пошло не так и город со всеми жителями буквально взлетел на воздух. Конечно, некоторых успели эвакуировать, но в основном жители города погибли. Какое отношение Дженсен имел ко всей истории?
- Я тебе не верю. Я знаю, что Дженсен придет сюда и выпустит тебе кишки, - для пущей уверенности Джаред уперся лопатками в стену и приготовился закрываться от ударов. Но Краузер снова пропустил оскорбления мимо ушей.
Из середины его ладони со странным чавкающим звуком вдруг вылезло тошнотворно выглядящее щупальце. Джаред быстро перевел взгляд на противоположную стену и принялся изучать камешки, попавшие в бетон. Расставаться с таким трудом заработанной едой из замка совершенно не хотелось.
Он услышал, как Краузер поднялся на ноги и вышел из камеры, снова рявкнув на стоящих в коридоре солдат. Надежда, что его все-таки оставят одного и дадут изучить загадочную стену, не оправдалась.
Единственное, что хоть немного примиряло с жизнью – это теплый воздух, который окутывал тело – теперь Джаред не сомневался, что вентилятор или что там согревало его, включила Дэннил. Раньше он не замечал в ней любви к людям и особенно к студентам-неудачникам.
По типажу Дэннил больше напоминала девушку Бонда, чем вечно помогающего и неуловимого героя в маске. Но почему-то вовсе не хотелось представлять ее этакой помощницей Дженсена под прикрытием.
Хотелось поесть, помыться и поспать пару суток в нормальных условиях. Но из возможных вариантов времяпрепровождения оставался только сон. Стоило Джареду положить голову на сложенные на коленях руки, как его будто засосало в бездонный темный колодец.

Изображение
Лифт поднимался чудовищно медленно. Он грохотал, скрежетал, и Дженсен ежесекундно готовился к тому, что его миссия закончится на редкость бездарной смертью. Штатный психолог учил их искать плюсы в любом положении, чем Дженсен и занялся. Выходило не густо: разве что не подташнивает, как бывает на скоростных лифтах. Ну и драйв, конечно, практически аттракцион, только без страховок и совершенно бесплатно.
Последний раз натужно лязгнув, кабина остановилась. Дженсен прислушался, снял пистолет с предохранителя и, прижавшись спиной к стенке, попытался одной рукой открыть дверцу. Не удалось: старый и изрядно проржавевший металл даже не дрогнул. Выругавшись и понадеявшись на ангела-хранителя, Дженсен навалился и по инерции чуть не выпал из лифта на площадку.
Он очутился в очередном коридоре – брате-близнеце оставленного внизу. На первый взгляд никаких тварей здесь не водилось, но в этом замке уже ни в чем нельзя было быть уверенным. Коридор вильнул и вывел Дженсена в довольно большой, богато украшенный зал.
Что же, он по адресу.
- Как хорошо, что вы присоединились к нам, мистер Эклз! – с насмешливой угодливостью поприветствовал его Салазар.
- Опять ты, - Дженсен с трудом удержался от картинного закатывания глаз. Нельзя ни на секунду терять концентрацию.
Карлика он не боялся. Пусть тот и обладал реальной силой, и в прошлый раз чуть не угробил его, все равно. Дженсен смотрел на вычурно расшитый старомодный сюртук, на шнуры на отделке, на треуголку, вспоминал записки Миши, где тот утверждал, что Салазар добровольно вселил в себя паразита – и страха не оставалось. Только жалость пополам с презрением.
Но это, конечно, не умаляло опасности ситуации.
Салазар с удовольствием посмотрел на своего охранника, потер маленькие ладошки друг о друга и заговорил, разочарованный спокойствием Дженсена.
- В этой башне состоится тайный ритуал, который наделит прекрасного юношу восхитительной силой!
Дженсен и бровью не повел, ожидая продолжения. Салазар в волнении прошелся по полу.
- Он присоединится к нам! Станет одним из нас!
- Это не ритуал, - скучающе перебил его Дженсен. – Это терроризм.
Салазар взвился, как Дженсен и рассчитывал. Карлика явно задевал тон и поведение «жалкого червя» или как он там предпочитает именовать тех, кто предпочитает жить без глистов и прочей дряни.
- Терроризм? – Салазар натужно рассмеялся. – Неужто это слово стало так популярно в наши дни? Нечего волноваться, мистер Эклз, для вас мы тоже подготовили ритуал. Особый ритуал.
«Надеюсь, он включает в себя оргию», - приготовился съязвить Дженсен, но не успел. Салазар вскинул левую руку, и попадаться дважды на одну удочку Дженсен не собирался. Метательный нож попал точно в цель, пригвоздив ладонь карлика к стене. Салазар закричал, крик быстро перешел в хныкающее повизгивание. Охранник, проворонивший хозяина, рывком выдернул нож и отправил его обратно, в Дженсена, но гораздо менее успешно. Лезвие вонзилось в косяк двери, и те секунды, которые понадобились Дженсену чтобы уклониться и убедиться, что он в порядке, стали решающими: Салазар в компании охранника исчез в еще одном лифте, оставив Дженсена кусать локти.
Если карлик не врал, а, скорее всего, из желания похвалиться Салазар был честен, Джареду угрожает черт знает какой ритуал.
«А ведь я даже подростком никакими темными мессами не увлекался!»
Дженсен выдернул нож, проверил лезвие - не погнулось - и убрал его в ножны. Осторожно приблизился к окну, выглянул в него и присвистнул. Оказывается, все эти лифты и коридоры вели в одну из башен замка, где он сейчас и находился. Следовательно, если исходить из логики, шахту лифта должна огибать винтовая лестница. Вот ее-то и надо разыскать.
Много времени это не заняло. Практически сразу Дженсен попал в смежную комнату, а там приметил небольшую дверцу, которая и вывела его к грубо стесанным каменным ступеням. Первый виток Дженсен преодолел на удивление легко и только почувствовал ритм, как вдруг заслышал странный звук. Будто на него катилось что-то очень крупное и тяжелое. Выбрав место пошире, Дженсен изо всех сил вжался в стенку, молясь о чуде. Отчасти сработало: он успел вообразить себе огромный шар, вроде гигантского пушечного ядра, которое оставило бы от него мокрое место. В действительности же на него спустили огромную дубовую бочку. Тоже мало приятного, не прими он меры – его бы сбило с ног и кто знает, чем бы кончилось дело. А так бочка прогрохотала дальше. Дженсен рванул наверх, перепрыгивая через ступеньки, и едва не врезался в зомби-монаха, безуспешно дергавшего заклинивший рычаг. В кои-то веки замок играл на стороне Дженсена. Судя по открывшейся взору конструкции, с помощью этого рычага и запускались бочки. Элегантное решение для вывода из строя непрошенных гостей, ничего не скажешь.
- Прости, амиго, - извинился Дженсен, расстреляв монаха в упор с особым тщанием. Заклинив рычаг выпавшим из толстой кладки камнем, Дженсен продолжив подъем, стараясь дышать размеренно и не отвлекаться на придумывание сотни способов убийства Салазара. Хоть сколько тренируйся, это не сделает бег по винтовой лестнице занятием мало-мальски приятным.
И уж совсем обидно, когда все усилия псу под хвост. Дженсен понял, что безнадежно опаздывает еще на полпути к вершине башни. Наверное, это придало ему сил и злости.
А вид ритуального стола, покрытого непонятной органической массой, стал спусковым курком. Охранник толком не успел ничего сделать. Взбешенный Дженсен выпустил в него пол-обоймы, а вылезшее белесое щупальце отсек попавшим под руку ножом, похожим на мачете. Салазар завизжал, масса на столе дернулась и начала сплетаться в огромный кокон, намереваясь, видимо, защитить носителя паразита. Дженсен сглотнул, борясь с накатившей рвотой: чудовищный человек-растение, в которого превратился и без того малопривлекательный карлик, напоминал извивающуюся кучу гниющего мяса. Салазар будто растворился в «растении», Дженсен видел его лицо, но совершенно не мог разглядеть остальное туловище. Да и некогда было разглядывать: лианы-щупальца устремились к врагу, и Дженсен снова заработал ножом, присматриваясь, куда же он по-настоящему должен нанести удар.
- Он уплыл с моими людьми! Ритуал закончился! – шипел Салазар, извиваясь в плотном коконе. – А ты умрешь. Ты заслуживаешь наказания!
Дженсен против воли вздрогнул, вот теперь карлик наводил на него жуть. Зато, машинально уставившись на Салазара после очередной фразочки, Дженсен увидел, как во лбу у Салазара пульсирует еще один глаз.
Рубанув очередное щупальце, Дженсен переложил мачете в левую руку и прицелился. Чудовище взвилось, но спастись ему не удалось. Дженсен четко положил пулю в намеченную цель, и монстр рухнул на пол, превращаясь в груду безжизненной гнили. Дженсен со свистом выдохнул, вытер пот со лба и привалился к стене. Ноги дрожали, а руку мелко покалывало после выдержанного сражения.
К сожалению, позволить себе отдых он не мог. Кое-как добрался до лифта Салазара, вошел внутрь и опустил рычаг вниз. Перед смертью карлик успел проболтаться про остров, куда доставили Джареда. Или то, чем сейчас был Джаред. В любом случае, Дженсен собирался идти до конца.

Изображение
Из лекций по психоанализу:
Психоанализ поднимает значение сновидения до полноценного психического акта, имеющего смысл, определенное намерение и назначение в душевной жизни индивида и к тому же идущего далее простой констатации чуждости, нелогичности и абсурдности сновидения. Толкование сновидений является фундаментом психоаналитической работы, а его результаты представляют важнейший вклад психоанализа в психологию.
Фрейд бы, наверное, рехнулся от радости, только краем глаза заглянув в сон Джареда. Раньше за ночь Джаред успевал просмотреть пять или шесть живописных боевиков или кошмаров – как повезет – с собой в главной роли. Сейчас сознание решило сжалиться, сразу выкинув боевички за ненадобностью и начав с полноценного эротического кошмара.
Какой студент без личной жизни не видит «мокрых снов»? Правда, раньше Джареду снилась Анжелина Джоли в топике и шортах а-ля Лара Крофт или Меган Фокс в купальнике. Но этот сон взялся не просто из глубин бессознательного, он лежал на самом дне и почему-то решил всплыть.
Они целовались с Дженсеном. Сам факт не вызвал бы ужаса у Джареда, впервые четко осознавшего, что спит, а вот торчащие из спины Дженсена щупальца заставляли напрячься. Какая-то часть Джареда мечтала, чтобы его, наконец, прикончили: разбили голову, высосали мозг… или что там делают порядочные зомби? Джаред хотел бы меньше уставать, хорошо держаться – ему с детства вдалбливали, что главное в жизни: держаться сообразно положению. Но сил не хватало. Еще пара перебежек с места на место, небольшой спринт, и Джаред понимал – он просто ляжет на пол и останется неподвижным, пока не умрет.
Губы Дженсена, как и все остальное во снах не ощущались, оставаясь зыбкими и неуловимыми, а Джареду хотелось бы узнать их реальный вкус. Сон оборвался, на пару минут оставив Джареда в темноте, а потом его перенесло в центр очередной испанской деревни.
Дженсен держал на прицеле приближающихся крестьян – хоть сейчас на афишу фильма про героических военных. Поза, выверенная годами тренировок, чуть прищуренные глаза – Джаред обернулся, чтобы убедиться, что зомби достаточно далеко, и вдруг понял: идущие к ним люди живые. Они просто пытаются выяснить, чего хотят неведомые пришельцы.
- Дженсен, нет!
Пуля отшвырнула идущую впереди женщину назад, кровь залила ее платье из застиранной бледно-голубой ткани. Толпа отшатнулась назад, а Дженсен продолжал стрелять, как по учебнику снимая мужчину с седой бородой, рухнувшего лицом вниз в грязь, двух братьев, не успевших даже схватиться за вилы, еще одну женщину, с полной яблок корзиной.
Джаред пошел вперед, пошатываясь, точно пьяный – дожди размыли дорогу, и под подошвами чавкала жирная, вязкая грязь. Но когда он оказался рядом с убитой, выяснилось, что она вовсе не крестьянка, а обычная девушка, вроде тех, что читают журналы на скамейках в парке. Платье трансформировалась в синий топик и черные шорты, забрызганные бурыми каплями, а одна из ее туфель слетела и теперь лежала у ног Джареда.
Вокруг раскинулись безжизненные, залитые кровью и водой улицы Ракун-сити: Джаред видел, что впереди люди в форме расстреливают группу беженцев с ребенком. Он оглянулся, но не нашел Дженсена.
Где-то в центре раздался взрыв, потом еще несколько, ближе к той улице, где стоял Джаред. Здание офисного центра содрогнулось, Джаред словно в замедленной съемке видел, как набухали трещины на окнах, как потом с оглушительным звоном стекла взорвались, усеяв тротуар миллиардом осколков.
Кто-то схватил его за плечи и попросил:
- Джаред, детка, проснись. Нельзя спать. Проснись!
Джаред дернулся, неловко завалившись на бок и ударившись локтем об пол. В камере находились только солдаты-зомби и он сам. Но голос Дженсена казался таким реальным…
Один из солдат подошел к нему, опустился рядом на корточки и что-то пробурчал за платком, ткнув в него пальцем. Джаред сглотнул и попытался отодвинуться. Он не представлял, что делать, если уроды захотят его прикончить раньше, чем Краузер или Саддлер успеют их остановить. Что вообще творилось в башке у зомби?
Джаред искоса взглянул на лицо охранника – глаза того казались мутными, как протухшее яйцо. Оставалось предположить, что данная особь, когда-то имевшая отношение к человеку, не умела складывать стихи или писать остроумную прозу. А вот двинуть по голове могла с огромной радостью.
Удовлетворившись реакцией Джареда, охранник вернулся к своему собрату и затеял с ним странный разговор: они оба говорили с одной и той же интонацией, не повышая и не понижая голос. Джареду вспомнились монахи из замка Салазара, бормочущие бесконечные молитвы.
Вдалеке что-то взорвалось – Джаред порадовался, что хотя бы взрывы не породило его чересчур развитое воображение. Кто-то отстреливался совсем рядом, по звукам так в двух шагах от камеры. Надежда на мгновение захлестнула Джареда с головой: Дженсен пришел за ним, он прибил салазаровского урода, нашел лодку, отыскал его…
Ну, конечно! Сквозь ткань джинсов Джаред нащупал маячок, похоже, ничуть не испортившийся от столкновения с водой. Дженсен знал, где его держат, поэтому так быстро и добрался.
Дикое желание что-нибудь сделать: попробовать напасть на солдат, кинуть в них краской – именно на эффект от ее паров Джаред списывал сумбурный и местами шизофреничный сон – дать понять, где он находится, захлестнуло Джареда с головой. Он вскочил на ноги и рванулся к двери, пытаясь увидеть, что происходит в коридоре. Но солдат оказался слишком быстр для мертвого. От удара под дых Джареда будто сломало пополам: воздух закончился слишком быстро, пол ударил в грудь, а утихшая за время сна боль за грудиной с новой силой вгрызлась в тело.
Солдат подошел ближе - носки его сапог Джаред увидел почти у лица – и хотел добавить, но отвлекся на камеру наблюдения, висящую в углу комнаты. Теперь становилось понятно, почему Дэннил использовала какие-то тайные ходы и не двигалась с места: она стояла в «мертвой зоне». Солдат сверлили взглядом бесстрастно мигающий красный огонек камеры, и Джаред очень четко понял, что там, по ту сторону системы слежения стоит Дженсен.
Но не успел он произнести имя Дженсена, как солдат, придя к какому-то выводу, рявкнул на собрата, и тот выключил камеру. Неужели они собирались убить его?
Но, издав странный ухающий звук, который заменял смех в новом, построенном Саддлером мире, те снова занялись своим разговором, не обращая внимания на Джареда. С трудом оторвав кажущееся тяжелым и неповоротливым тело от пола, Джаред снова вернулся в свой угол. В кроссовках по-прежнему хлюпало, зато рубашка и джинсы уже не казались такими противными на ощупь.
Кашель скрутил Джареда в очередном приступе: на ладони осталось небольшое кровавое пятно, как и в замке Салазара. Сколько времени нужно паразиту, чтобы полностью развиться? Вряд ли на это уходит много времени, иначе Саддлер не выглядел бы таким самодовольным. А если Дженсен придет уже к зомби? И не поймет этого? Или…
Джаред схватился за голову, будто пытаясь засунуть все жуткие мысли обратно в те извилины, откуда они появились. Правильно говорили ему дома – его беда всегда заключалась в том, что он слишком много думал там, где не надо, и слишком мало там, где надо.
А ведь он всего-навсего хотел помочь однокурснице с собакой.

Изображение
Не будь Дженсен так вымотан, он бы назвал местечко романтичным. Оно отлично подошло бы для решающего свидания – темная вода, старый причал, покачивающийся катер. И чудесное обрамление: дикая природа во всей красе. Высокие деревья, таинственно шуршащие кусты, вечерняя прохлада, самая та обстановка, чтобы одалживать свою куртку и приобнимать за плечи. Увы, ухаживания придется оставить до возвращения в Америку.
Дженсен, не скрываясь, щелкнул предохранителем, переводя оружие в боевой режим, и шагнул к застывшей в катере фигуре.
- Убери свою красивую штучку, которыми так любят хвастаться мальчики, - нарушил тишину насмешливый голос. – Я тебя подвезу, красавчик.
- Дэннил. И как я сразу не догадался?
Внутри лениво шевельнулись подозрения. Что драгоценной мисс Харрис нельзя доверять, что она с легкостью меняет союзников, что… Но Дженсен четко различал, когда его ведет чутье, а когда банальная недоверчивость. И последней старался не поддаваться, правда, успехами похвастаться не мог. Он раз за разом проваливал все эти тесты «упади с помоста, твоя команда тебя подхватит». И все же прямо здесь и сейчас он иррационально верил, что Дэннил на его стороне.
«Надеюсь, мы с Джаредом не поплатимся за мою наивность».
- Ты так встревожен, милый, - прощебетала Дэннил, заводя катер. – Я обязательно сделаю тебе горячее какао и расслабляющий массаж.
- Побольше сахара, дорогая, - отозвался Дженсен, усаживаясь и не сводя с Дэннил глаз.
- Чтобы ты снова начал думать? – невинно осведомилась та.
Дженсен поморщился. Он уже и сам догадался, что Салазар банально обманул его, воспользовался усталостью и замешательством. Никакого ритуала не было и быть не могло, скорее всего, Джареда увезли из замка сразу же, как их разлучили. А Салазару дали приказ уничтожить Дженсена или хотя бы выиграть время по максимуму. Следовало признать, парень со своей задачей справился, пусть и поплатился жизнью.
- Без тебя тошно, - отмахнулся Дженсен, внезапно остро захотев перекурить. Он никогда не курил всерьез, да и по долгу службу сигареты не приветствовались: дыхалку за доллары не купишь. Но иногда все же баловался, таскал с собой пачку. И сейчас бы много отдал за несколько хороших затяжек.
- Без меня тошно? – переспросила Дэннил. – Я и не сомневалась в этом. Ты тоже мне очень нравился, Дженсен.
- Но не настолько, чтобы навестить меня или скинуть смску и сообщить, что ты жива.
Дэннил пожала плечами и подправила курс катера.
- Не злись, тигр, ты знаешь, какие правила у этого бизнеса. Меньше болтаешь, дольше живешь. Ты слишком популярный мальчик и пользуешься большим вниманием у своего папочки.
Дженсен кивнул. Он допускал мысль о наблюдении за его скромной персоной. Тогда Дэннил права: от кого бы она ни скрывалась, выходить на контакт с Дженсеном ей было опасно.
- Ладно, - кивнул он, желая закончить разговор.
- Вот и славно, - Дэннил повернулась, подалась назад и небрежно чмокнула его в щеку. – Смотри, почти приехали.
Дженсен встрепенулся, Дэннил резко повернула катер к скале у берега, подобрала с днища нечто, весьма похожее на арбалет и выстрелила. Абордажный крюк взвился в воздух и впился в камень.
- Прости, красавчик, у меня дела. Не скучай по мне.
Дэннил крепко ухватился за свой «арбалет», нажала спусковой рычаг и стала быстро подниматься наверх. Катер заплясал на воде, Дженсен, с трудом сохраняя равновесие, бросился вперед, беря управление на себя. Преследовать Дэннил он не собирался. Кто знает, почему она вдруг решила помочь, в любом случае, их дороги снова разошлись.
Он причалил чуть дальше, тщательно привязал катер и замаскировал его в обнаруженной бухте, извилистость берега сослужила хорошую службу. Дженсен постоял, привыкая к ощущению твердой земли под ногами, и начал продвигаться вперед, придерживаясь натоптанной тропинки. Несмотря на лесистость острова, здесь было необычно тихо, как будто живность избегала этих мест. Дженсен напряг память и сообразил, что не видел никого помимо бешеных собак и воронов. И неудивительно. Да будь Дженсен червяком, он бы уполз отсюда и никогда не вернулся.
«Вот так и перестаешь верить в превосходство человека как биологического вида. Червяк бы спасся, а я лезу».
Тропинка вывела его к пещерам. Без колебаний Дженсен нырнул в темный и сыроватый проход, морально подготовившись к встрече с очередным троллем. И почему он не Гарри Поттер? Ему бы пригодилась волшебная палочка. К сожалению, на их базе палочек не держали, так что пришлось как всегда ориентироваться по едва заметным знакам. Пещера плавно перетекла в следующую, та еще в одну, и Дженсен очутился на поверхности, где столкнулся с парочкой зазомбированных крестьян. Непонятно, кто поразился больше, но любители паразитов с рекордной скоростью отправились законопослушно разлагаться, а Дженсен, толкнув тяжелые ворота, пустился в исследование единственной постройки, где могли держать Джареда.
Прицепленный маячок вышел из строя – Дженсен подозревал, что его глушили, как его связь с Женевьев. Но в жучке отпала необходимость, если Джареда не привозили сюда, скорее всего, вести было нечего. Дженсен упрямо верил, что Падалеки нужен Саддлеру живым, а значит малыш Джаред здесь.
Здание никаких приятных ассоциаций, в отличие от недавнего причала, не вызывал. Одним из первых помещений, в которое довелось попасть Дженсену, оказалась кухня, откуда убежал бы распоследний повар. Несколько порядком подгнивших коровьих туш висели под потолком, слегка раскачиваясь и обдавая новой волной страшной вони. Мухи суетливо жужжали вокруг этой роскоши, облепив мясо почти целиком. Дженсен зажал нос рукой и торопливо прошагал насквозь. Он уже держал дверную ручку, как из стоявшего неподалеку большого холодильника вышел солдат. На мгновение Дженсен принял его за живого, нормального человека, но, присмотревшись, изменил свое мнение. Такой же ходячий труп, как и остальные. Расстреляв медлительного и туповатого противника, Дженсен собрался с духом и вошел в холодильник.
Там не прятался батальон зомби, напротив: там вообще ничего не было, хотя Дженсен уже приготовился к тайному ходу или очередному монстру из книжек Кинга и Геймана.
- Я идиот, - признался сам себе Дженсен, закрыв за собой дверь кухни и посвятив все внимание открывшемуся коридору. Тот кончился небольшой комнаткой, уставленной мониторами – как у секьюрити в гипермаркетах.
- Джаред! – Дженсен буквально бросился к монитору и глубоко вздохнул, успокаиваясь. Сердце стучало как бешеное.
Живой, на вид здоровый – и по-прежнему с осмысленным взглядом, ничего похожего на мертвые глаза местных. Салазар действительно наврал с ритуалом.
- Дождись меня, детка, я совсем скоро!
Дженсен не мог избавиться от ощущения, что Джаред тоже его увидел, каким-то непонятным способом почувствовал, что Дженсен на него смотрит.
И это вселяло необходимую уверенность.
Теперь, когда он видел место, где держали Джареда, искать стало легче. Дженсен попереключал картинки с установленных камер и наметил план, как добраться до цели. Саддлер, вероятно, все еще не принимал Дженсена всерьез, охраны было не так много. В любом случае, не настолько много, чтобы с ней оказалось невозможно справиться.
А видит Бог, ради Джареда Дженсен бы справился и с невозможным.
Но этого не потребовалось. Вполне достаточно было пройти до подвала, убить несколько охранников и завладеть электронным ключом.
- Привет, - поздоровался Дженсен, обнимая покачнувшегося Джареда. – Ты в порядке?
- Не считая мокрой одежды – я лучше всех, - улыбнулся тот и закашлялся.
Дженсен посмотрел на кровь на ладони Джареда и улыбнулся в ответ.
- Я нашел записи Миши. Мы избавим тебя от этого, слышишь? Он дал мне таблетки, которые замедлят развитие паразита.
- Не сомневаюсь, - подтвердил Джаред, чуть поморщившись и проглатывая лекарство насухую. Дженсен прикусил губу.
Еще немного и его золотой мальчик сдастся. Пора действовать и срочно.
- Пойдем. Здесь нельзя оставаться.

Изображение
Судя по окружающей обстановке и умению солдат обращаться с оружием, остров предназначался для военной базы всей секты. Хотя, может, некорректно называть зомби сектой… Тогда Ромеро просто снимал социальное кино.
Джаред старался не отходить от Дженсена дальше, чем на четверть метра, постоянно борясь с желанием схватить его за руку или за ремень военных штанов. Но разум подсказывал, что вряд ли Дженсен оценит такой жест.
За последние десять-двадцать часов – точного времени Джаред не смог бы назвать и на смертном одре – его швыряло из одной крайности в другую. Преподаватели говорили, что в экстремальных ситуациях каждый человек ведет себя индивидуальным образом, но Джареду казалось, что его колбасит почище, чем показывали в фильме про наркоманов. Настроение колебалось от «устал, лягу и умру» до «сейчас я всем покажу, где делают таких, как я». Голова отказывалась соображать, а тело болело и ныло: навалилось странное отупение. Джаред даже сомневался, что сможет выполнять простые приказы.
Словно почувствовав его состояние, Дженсен толкнул его в какой-то тупик из коробок – они шли через заваленное припасами складское помещение – и зашептал, держа его лицо в ладонях:
- Джей, посмотри на меня. Просто посмотри. Все закончится хорошо, слышишь. Осталось совсем немного, и мы выберемся из этого дерьма, понял? Только потерпи, детка, пожалуйста.
Он снова потянулся за стимулятором: Джаред увидел, что ампула осталась последняя, но измученное сознание отказывалось сочинять выводы из этого факта. Когда игла вошла в кожу, Джаред вздрогнул и выдохнул через сжатые зубы. Он не разобрал, что пробормотал себе под нос Дженсен, но интонации ему понравились.
- Как?
Медленно кивнув, Джаред потер грудь – стимулятор не нравился засевшей там твари – и все-таки взял Дженсена за руку. Страх снова отступил, но даже дураку стало бы ясно, что в творящемся вокруг безумии, ненадолго.
- Я перед поступлением в колледж постоянно резался в игры на приставке, - Джаред с удовольствием зашил бы себе рот, но просто не мог остановиться. – Знаешь, с героями, которые переплывают реки, расстреливают всех врагов и добираются до замка принцессы.
- Какая-то современная версия Марио? – нарочито удивленно отозвался Дженсен, и Джаред не смог сдержать нервного смешка.
- Я…
Что-то зашелестело слева, и Джаред шарахнулся в сторону, пытаясь спрятаться за Дженсеном. Из зарешеченного окна на пол величественно спланировал бумажный самолетик с отпечатком чьей-то вульгарно красной помады: безумие продолжалось. Здравый смысл подсказывал, что только один человек мог провернуть такой пафосный трюк: воображение в качестве альтернативы подкинуло Краузера и Саддлера, старательно намазывающих губы помадой нового модного оттенка какой-нибудь косметической фирмы, но Джаред не позволил ему двигаться дальше в том же направлении. А то психушка и так стала вполне реальной перспективой.
- Дженсен… - предостерегающе начал он, но тот уже развернул бумажку.
- Кажется, нам стоит воспользоваться отсеком для сброса отходов, - Дженсен передал ему бумажку, где витиеватым, типично женским почерком значилось: «Не стоит испытывать судьбу еще раз, отсек для сброса отходов почти не охраняется. Там живут странные твари, но у них нет пушек».
- Дженсен… - Джаред чувствовал себя глупым школьником, пытающимся обвинить взрослого учителя во вранье перед директором. – Я знаю эту женщину. Она врет.
- Она всегда врет, - Дженсен потер лоб. – Но другого пути нет, и потом, сегодня она на нашей стороне.
- Нет, она… Она и еще один солдат, Краузер, привезли меня сюда. Она работает на Саддлера.
- Краузер? – переспросил Дженсен, и Джареду захотелось удариться лбом о ближайшую стену. Все, что касалось Дэннил, тот старательно игнорировал. – Как он выглядел?
- Огромный, со шрамом через лицо, светлые волосы, светлые глаза… Дженсен, нам обязательно идти через…
- Конечно, кто еще…
Дженсен пошел вперед, заставляя Джареда идти следом, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Если в финале пьесы герои собирались сообщить, что на самом деле Дженсен и Краузер работали вместе, а Дэннил – супергероиня, работающая на президента лично, то Джаред точно рехнулся бы.
- Краузер говорил, что давно тебя знает.
Кивнув, Дженсен выбил дверь в очередное помещение. Где-то недалеко закричали солдаты, видимо, готовясь к очередной попытке убить наглого захватчика и вернуть Джареда в камеру.
Огромный, оканчивающийся железным скатом зал, видимо, предназначался для утилизации отходов, потому что воняло ужасно. Очень хотелось перестать дышать и перейти на фотосинтез – Джаред поглядел в окно и понял, что природа все равно хотела его смерти: на улице все еще продолжалась темная безлунная ночь.
- А если это ловушка? А если там печь? – попытался он воззвать к разуму в последний раз, но Дженсен отрицательно помотал головой, а потом, посмотрев на лицо приготовившемуся стать хорошо прожаренным стейком Джареду, пояснил:
- Отсек для отходов нужен тем, кто эти отходы производит: здесь лаборатории и казармы, но находящимся там людям уже не нужна еда или эксперименты. И запах свидетельствует о том, что печь, если она вообще существует, давно не включалась.
- Если ее специально для нас…
- И сжечь тебя? Нет, они на такое не пойдут.
Джаред позволил подтащить себя к краю и глянул вниз. Проблем становилось только больше.
- Мы переломаем себе ноги.
- Слушай, без стимулятора ты вел себя тише. Я вколол тебе сыворотку пессимизма напополам с сывороткой правды? Ты мне доверяешь?
- Да, - обреченно отозвался Джаред, прыгая вперед вместе с Дженсеном. Над их головами просвистели первые пули ворвавшихся в отсек солдат.
До дыры они скатились на задницах за какие-то секунды, прямо как на детской горке – не дай бог еще раз покататься на такой, думая только о том, чтобы шальная пуля не прикончила Дженсена, а джинсы в лучших традициях тупых комедий не порвались о какой-нибудь гвоздь – и ухнули в черный проем.
К счастью, падение оказалось смягчено огромной горой отходов, в которой Джаред, к счастью, не заметил шприцов и битого стекла. К паразиту не хватало еще подхватить гепатит.
- Цел? – Дженсен протянул ему руку.
- Вроде бы… - Джаред шевельнулся и почувствовал, как руки коснулось что-то холодное и влажное. Он обернулся и с криком вскочил на ноги: на куче мусора лежало тело, смутно напоминающее создание Дэвида Левандовски, вот только уродливая, ощеренная острыми зубами пасть могла перекусить надвое пару говяжьих костей.
- Тихо, идем скорее, - Дженсен обхватил его за плечи и потащил к едва заметной служебной двери, использующейся для обслуживания печи.
- Он живой? Это паразиты на его теле? – зашептал Джаред, то и дело оборачиваясь.
- Не знаю, но лучше нам побыстрее от него уйти, - Дженсен выстрелил в замок, не мучаясь поискам ключей.
- Джен…сен, - голос отказал, потому что безжизненно лежащая фигура вдруг поднялась на ноги, странно изогнувшись в позвоночнике, а потом со странным хрипом выпустила из тела огромные шипы.
- Впереди решетка, - Дженсен снова потащил его по коридору, действительно оканчивающемуся стальной решеткой и рычагом для ее активации. – Надеюсь, что он не сможет передвигаться быстро на таких конечностях.
Джаред опустил решетку, позволяя Дженсену прицелиться в урода. Тот действительно никуда не торопился. Вперив в них маленькие, лишь отдаленно напоминающие человеческие глазки, он размеренно шел вперед, издавая горловые, хрипящие звуки. Пасть напоминала жуткую, голодную улыбку.
- Откуда здесь решетки? – Джаред вцепился в уже опущенный рычаг так, словно боялся, что решетка сама начнет подниматься.
- Видимо, они не хотели что-то выпустить отсюда, если оно неожиданно оживет, - Дженсен, руководствуясь только одному ему известным порядком, стрелял по твари: сначала в плечо, потом два раза в живот, а затем в левое бедро – странный порядок для убийства. Джаред предпочел бы один верный контрольный в голову.
Но существо остановилось, удивленно покачиваясь на искривленных ногах, а потом верхняя часть его тела просто лопнула, обдав стены и пол коридора смердящей массой. Одно радовало – до решетки он не дошел.
- Скажи мне, если услышишь еще хрипение, - Дженсен осторожно отцепил пальцы Джареда от рычага и снова вернул на свое запястье. – А то в ближнем бою с такими мы не выдержим.
Джаред покрепче ухватился за предложенную руку и впервые задумался о том, разрешит ли отец ему видеться с Дженсеном после спасения.


21 дек 2011, 10:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2011, 13:35
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Изображение
Тварь в отсеке для отходов здорово вымотала Дженсена. Ему было бы проще продвигаться одному: Джареду становилось все хуже. Возможно, тот не замечал, но Дженсен-то видел прекрасно, что тот стал более медленным и неуклюжим, несмотря на вколотый стимулятор и выпитые таблетки Миши.
«Сколько же у нас осталось времени?» - тоскливо подумал Дженсен.
Отсек для отходов вывел их к довольно большой вентиляционной трубе. Дженсен прикинул на глаз диаметр – что же, они оба должны пройти.
- Держись за мной, хорошо? Никакой суеты, двигайся размеренно и четко, старайся поддерживать один и тот же ритм. Ты не страдаешь клаустрофобией?
- Нет, - Джаред нахмурился и потер лоб рукой. – Отец возил меня на экскурсию в военный лагерь, там были такие трубы, ну знаешь, для тренировок. Мне разрешили залезть внутрь, я не боялся.
- Здорово. Я счастливчик, что спасаю именно тебя, - тепло улыбнулся Дженсен. – Тогда начали.
Он первым отправился в трубу, подождал Джареда и двинулся вперед. Вентиляционный ход вывел их в небольшое помещение, похоже, что тут сжигали мусор.
Еще немного и они будут на свободе!
- Так-так, мистер Эклз, как нехорошо с вашей стороны водить сына президента по отсекам для отходов и мусоросжигателям. Думаете, он вам заплатит за такое обращение?
Саддлер покачал головой. Дженсен потянулся к пистолету, но рука не послушалась. Вместо этого он рухнул на пол, почти теряя сознание от боли. Саддлер едва заметно ухмыльнулся.
- В тебе наше благословление. И ты не сможешь ему сопротивляться. Джаред, иди ко мне.
Дженсен попробовал закричать, но горло тоже вышло из-под контроля.
Глаза Джареда налились кровью и он, как марионетка, сделал шаг, другой, третий – и встал рядом с Саддлером. Дженсен начал задыхаться, будто внутри свора псов рвала на части его внутренности.
- Джаред, - прохрипел Дженсен в спину уводящего Падалеки Саддлера. Тот наконец прекратил управлять телом Дженсена и, сам того не желая, дал ему шанс. Нащупав жучок, Дженсен вытащил его из внутреннего кармана и, прицелившись, швырнул. Жучок попал Джареду на поясницу, намертво прилипнув и изменив окраску под ткань. Дженсен выдохнул и, стиснув зубы, поднялся на ноги.
- Вот же тварь! – в бессильной ярости Дженсен саданул кулаком по стене. Стало немного легче. Он снова мог нормально дышать и, что самое главное, думать. Первым делом Дженсен проверил свое связное устройство. Оно по-прежнему отказывалось соединяться с Женевьев, зато программа отслеживания жучка заработала. Значит, предыдущий просто вышел из строя, Саддлер не блокировал частоты, на которые был настроен жучок.
Хоть одна хорошая новость.
Дженсен машинально полез в аптечку и выругался. Стимуляторы кончились, он вколол последний Джареду. Ладно, обойдемся и без допинга. Лишь бы паразит внутри не портил ему игру.
Дженсен еще раз проверил устройство и двинулся по указанному направлению. Последовательно миновав подсобные помещения и котельную, он очутился в огромном цеху или чем-то крайне напоминающем цех. Вокруг не было ни души, но Дженсена вдруг обдало потом, а внутри все сжалось – как перед прыжком с парашютом. А в следующее мгновение его оглушил удар, и пистолет вылетел из его руки. Дженсен мгновенно выхватил нож и вскрикнул от острой боли: нападавший задел его, слегка порезав лицо.
- Прошло много времени, мой друг.
- Краузер!
Дженсен слегка расслабил кисть, нельзя сжимать рукоятку чересчур сильно, это повредит в драке. Мысли путались. Задание все больше напоминало «Ночь оживших мертвецов», теперь уже в прямом смысле, и зомби тут не причем. Джек Краузер был его товарищем по учебке, за их плечами осталась не одна совместная миссия, но Краузер погиб несколько месяцев назад. Ему тогда поменяли напарника, и парни перестали шутить про двух Джеев: одного сильного, а второго красивого.
- Что они тебе сказали? – неспешно спросил Краузер. Кровь с его ножа перестала капать. – Что я погиб в аварии?
- Так это ты похитил Джареда! – Дженсен сощурился и вытер свободной рукой пот со лба.
- Быстро соображаешь, как я и ожидал… Хотя мы оба знаем, почему мы здесь, верно?
Краузер сделал выпад, Дженсен увернулся и попытался провести ответный финт. Краузер рассмеялся и легко блокировал удар. Дженсен отпрыгнул и встал в защитную позицию. В драке с такими, как Краузер, лучше отдать им инициативу и дожидаться удобного момента.
- Чего ты хочешь?
Краузер предсказуемо не ответил. Новая атака была опаснее предыдущей, Дженсен видел, как лезвие прошло в миллиметрах от его шеи. Они снова оказались напротив друг друга на расстоянии в пару ярдов.
- Я скажу тебе, - заговорил Краузер, не спуская с Дженсена внимательных глаз. – Мне нужен образец, разработанный Саддлером.
Сделав ставку на внезапность и стремительность, Дженсен попробовал достать противника, но увы, тот тоже не прогуливал тренировки.
- Оставь Джареда в покое!
- Успел привзаться к мальчишке? – Краузер сплюнул на пол. – Меня этот щенок раздражал всю дорогу. Хлюпик. Но мне пришлось с ним возиться, чтобы Саддлер начал мне доверять.
Краузер расплылся в улыбке и резким движением толкнул к Дженсену пустую бочку.
- Ублюдок! – еще одна атака, головокружительное сальто, и снова лязг ножей. Плохо, очень плохо, долго он в таком ритме не протянет. – Ты похитил его только из-за этого?
Злость придала сил, Дженсен перешел в нападение и принялся теснить Краузера. Разворот, удар, защита, опять удар, блок…
- Ради Амбреллы! Я сделал это… - Краузер не договорил: Дженсен споткнулся, и было глупо надеяться, что противник не воспользуется шансом.
Соприкосновение с полом никогда нельзя назвать особо приятным. Дженсен знатно приложился лопатками, едва сумев уберечь голову.
- Я должен ее возродить, - пробормотал Краузер. – Хватит болтать. Умри, друг.
Дженсену казалось, что он слышит, как хрустят его кости. Краузер изо всех сил пытался проткнуть его ножом, Дженсен сопротивлялся из последних сил, смотря, как лезвие неумолимо приближается и приближается к его груди.
- Какая горячая сцена, мальчики, - сквозь собственное тяжелое дыхание услышал Дженсен, а следом раздался звук выстрела. Краузер обмяк и свалился рядом.
- Дэннил, - Дженсен устало положил голову на такой освежающе холодный пол.
- Ни на минуту не оставить тебя без присмотра. Сам чуть не сдох, пацана упустил. Милый, тебе точно нужен отпуск.
- И кофе в постель, - Дженсен перекатился на бок и поднялся. – Не видела мой пистолет?
Дэннил кивнула в сторону. Выглядела она уже не такой свежей и беспечной, как в их первую встречу. Дженсен подобрал оружие, проверил его на неисправность и подошел к девушке. Он собирался обнять ее, но вены на руке внезапно почернели, набухли, в висках заломило, а рука потянулась к шее Дэннил.
- Что происходит? – Дженсен тщетно пытался перехватить контроль над собственной рукой.
- Лас Плагас! – крикнула Дэннил, уворачиваясь. – Еще немного и эта дрянь полностью подчинит тебя себе.
Она резко ударила по руке Дженсена плашмя, от боли в глазах потемнело, но рука снова начала слушаться Дженсена.
- Спасибо, - мрачно поблагодарил тот и, отыскав остатки таблеток Миши, выпил одну.
- Обращайся. Обожаю бить мужиков, которые хотят меня придушить, - в голосе появилась злость.
«Я все-таки тебя достал, милая», - с неожиданным злорадством подумал Дженсен и кивнул.
- Я не стану задавать тебе лишних вопросов, мне нужно знать только одно: в твое задание входит уничтожение Саддлера?
Дэннил пожала плечами.
- Меня никто не просил сохранять ему жизнь.
- Стало быть, мы можем заключить временный союз?
- Почему нет. Буду рада поработать с тобой, Дженсен, - Дэннил поправила ремень автомата на плече. – Ты знаешь, где твой Джаред?
Дженсен сверился с координатами жучка и показал их Дэннил.
- Идем. Есть короткий путь.

Изображение
В комнате как раз недавно переклеили обои – раньше Джареду нравился незатейливый узор из листьев, но несколько месяцев назад навалилась такая тоска, что его психолог посоветовал изменить что-то в жизни. Отец разрешил переклеить обои, чем Джаред и занимался всю неделю – казалось важным внести новое своими руками. Руки явно росли не из нужного места, потому что пришлось испоганить не один рулон, чтобы научиться вроде бы на первый взгляд нехитрой науке. Руководства на ю-тубе не слишком помогали: у их создателей все получалось лучше, чем у вконец озверевшего Джареда.
Даже теперь, лежа на кровати, Джаред видел, что рисунок не совсем подходит, а около письменного стола вздулся небольшой пузырь. Что уж говорить о двух испачканных клеем местах, которые пришлось заклеить художественно вырезанными в виде облаков кусками из последнего рулона.
Теперь комната напоминала место жительства не взрослого парня, студента, а учащегося школы для детей с задержками психического развития. Джаред вздохнул и принялся считать лампочки у бра, висящего на стене над креслом: этот странный шедевр дизайнерской мысли, больше напоминающий куст с крохотными лампочками-цветками на концах длинных ветвей, подарила ему бывшая девушка.
Джаред не знал, почему вдруг оказался дома, на кровати, а не в жутких переходах острова в Испании, но, видимо, все плохое уже закончилось, и отец сделал Дженсена постоянным телохранителем.
Иначе почему еще тот сидел на кресле, под бра и чистил пистолет странным, похожим на ершик предметом. Разве современные пистолеты так чистили? Засмотревшись на пальцы, уверенно лежащие поверх холодно поблескивающего дула – пистолет походил на выкрашенный в черный кольт – Джаред не заметил, как распахнулась форточка. Холод тут же проник под тонкое одеяло, окутывая тело.
Дженсен лениво поднялся на ноги, отложив оружие на низкий столик, который Джаред использовал для хранения игровых журналов: пистолет лег прямо на разворот со стреляющей Ларой Крофт.
- Разве тебе не пора домой?
- Я же должен хранить твое тело, - пожал плечами Дженсен, ставя одно колено на одеяло. – Двадцать четыре часа в сутки.
Джаред хотел попросить, чтобы Дженсен закрыл форточку и включил обогреватель, но голос больше не слушался. От тяжести чужого тела матрас чуть прогнулся, Джаред приподнялся на локтях, не понимая, что происходит.
- Не шевелись, - Дженсен наклонился ближе, обжигая холодом дыхания шею. – Ты мне веришь?
- Не знаю… - по телу прошла первая дрожь – давно Джаред так не замерзал. Ему казалось, что ноги совсем не ощущаются, а по венам бежит зеленый чай с мельчайшими кубиками льда.
Губы Дженсена заставляли кожу мгновенно неметь, болезненным толчком отдаваясь за грудиной. Холодный, просто ледяной наощупь. «Мертвый», - молнией пронеслось в сознании, и Джаред уперся в плечи Дженсена, пытаясь оставить себе хотя бы капельку тепла.
Дженсен что-то сказал, укладывая его на превратившуюся в тонкий пласт льда простыню, но Джаред не понял ни слова. Откуда-то из угла комнаты, где громоздилась стопка учебников вперемешку с последними прочитанными книгами, донесся голос Саддлера. Но что тот делал в Америке? Или план удался – они с Дженсеном помогли захватить Белый дом, а теперь наслаждались отдыхом. И Дженсен не живее и не вменяемее крестьян из деревни, солдат и монахов?
- Дженсен, - звук вышел едва слышным.
Что-то ударило в стену совсем рядом, а лицо Дженсена – бледная кожа, как у восставшего из могилы, чуть испорченная брызгами веснушек, кажущихся совсем темными, глаза со странным отливом – не то холодный блеск драгоценного минерала, не то блик на поверхности воды, затянутой тиной. Мертвее всех мертвых.
Джаред изо всех сил брыкнул ногами, тут же почувствовав, как куда-то летит, теряет опору, как мир переворачивается, словно в книге про Алису в Стране Чудес. Чьи-то теплые руки не дали упасть – Джаред открыл крепко зажмуренные глаза и увидел Дженсена, но не пугающего мертвеца из сна, а живого и невредимого.
Последнее, что намертво отпечаталось в памяти до проклятого сна, так пугающе похожего на реальность, они наткнулись на Саддлера, когда выбирались из отсека для сброса отходов. Но сейчас Саддлер – выглядящий уже не просто, как безумный старик в мантии Гендальфа, а как предводитель армии живых мертвецов – по-прежнему, стоял перед ними, вот только помещение изменилось. Сзади стояла капсула с вертикальной стойкой с ремнями, как в каком-нибудь научно-фантастическом фильме. Спиной Джаред ощущал исходящий от нее холод – вот откуда ощущения из сна.
- Дженсен, давай быстрее!
Саддлер криво ухмыльнулся и издал горловой звук, больше походящий на попытку откашляться. Из его ладони на пол что-то посыпалось с таким звуком, будто кто-то рассыпал мелочь.
Ноги отказывались подчиняться, и Дженсен просто поволок его за собой. Джаред обернулся, увидев застывшую на лестнице, ведущей на второй этаж странного зала с капсулой, Дэннил с автоматом в руках. Она выглядела немного растерянной, но от этого не менее опасной.
Как бы ни старался Дженсен тащить его быстрее, но Саддлер, направившийся к ним, мог догнать их, даже не особенно утруждаясь. Они преодолели пару метров очередного коридора, и с каждым шагом Джаред чувствовал ноги все лучше.
Сзади загрохотало – видимо, Дэннил умудрилась что-то взорвать, преградив Саддлеру путь и остановив погоню. Сказать, что Джаред такого не ожидал, значило ничего не сказать: он не мог поверить, что Дэннил играла на их стороне, но факт от этого не прекращал существовать - она только что спасла им жизнь.
И не факт, что оставшийся с ней наедине Саддлер не убил ее.
- Осторожней, милая, - у Дженсена странно дернулся уголок рта, будто он пытался сдержать ухмылку или какую-то другую гримасу. – Как ты, Джаред? Мне кажется, я нашел то, что нам поможет.
Джаред не решился спрашивать, с чем, просто положился на него, как и обычно, украдкой скользнув пальцем по коже на запястье, чтобы удостовериться, что тот живой.

Изображение
Коридоры сменялись один за другим, Дэннил вела их без малейшего сомнения. Наконец они остановились перед очередной дверью – ничем не примечательной на вид. Напротив, та казалась заржавевшей и, похоже, вела в кладовку.
- Ты уверена?.. – шепотом спросил Дженсен.
- На все сто. Здесь нам стоит разделиться. Я войду туда с другого входа. Выжди десять секунд и действуй.
Дженсен проводил взглядом уходящую Дэннил и помолился, чтобы это не было ловушкой. С другой стороны, зачем бы ей действовать так сложно? Она могла просто не вмешиваться в их драку с Краузером.
…девять, десять!
Дженсен плечом вынес дверь и замер. Первым бросившимся ему в глаза была огромная капсула, в которой без сознания лежал Джаред.
- Ты вот-вот станешь обладателем огромной силы, и до сих пор не принял дар, уготованный тебе судьбой, - с ноткой печали в голосе произнес Саддлер.
Дженсен едва отреагировал на его слова. Он бросился к капсуле, но его подхватила неведомая сила и швырнула на стекло.
Открыв глаза, Дженсен увидел довольно потиравшего руки Саддлера.
- Я все равно заберу его.
- Нет. Ты станешь моим верным слугой. Ты уже неплохо поработал на меня. Салазар был таким раздражающим и самодовольным, ты справился с ним просто отлично. Теперь, когда нет еще и Краузера, ты займешь место моего охранника. У тебя неплохая подготовка, а мой дар сделает тебя воистину неуязвимым.
- Дженсен, давай! – крик Дэннил прервал речь Саддлера. Заработал автомат, но Дженсена мало волновала развернувшаяся баталия между Дэннил и Саддлером. Самое главное – вытащить Джареда из капсулы.
- А как же Дэннил? – Джаред говорил как только что проснувшийся человек, медленно и с заметным усилием. – Она там…
- Она справится. Сейчас важнее вытащить из нас с тобой этих паразитов.
- Мы действительно сможем это сделать? – Джаред шел за Дженсеном, но сейчас в нем не было ни веры, ни энтузиазма.
- Да, конечно, Дэннил сказала мне, где они держат необходимое оборудование. Соберись, давай, мы почти пришли.
Дженсен буквально волоком втащил Джареда в нужную комнату. Ничего особенного, маленькая, темная… и с весьма пугающим агрегатом посередине.
- Похоже на гинекологическое кресло, - попробовал пошутить Дженсен. – Видел такие когда-нибудь?
- По телевизору, - усмехнулся Джаред. И посерьезнел. – А если что-то пойдет не так?
- Есть только один способ это узнать, - Дженсен плюхнулся в кресло и пристегнул первый ремень к своей руке. – Пока не попробуем, так и будем сомневаться.
- Нет! Ты…
- Просто помоги мне закрепить второй ремень и запусти эту чертову машину, - Дженсен подмигнул Джареду. – Давай, все будет просто отлично.
Ремень стянул второе запястье, голову зафиксировали отдельным зажимом, а Джаред отправился к пульту управления с монитором.
- Я ее вижу. Эту тварь, - неестественно спокойно сказал тот.
- Симпатяжка?
- Ей до тебя далеко, - нервно рассмеялся Джаред. – Ты готов?
- Да. И… Миша писал, что это очень больно. Но не выключай машину, пока она не уничтожит паразита, окей?
- Конечно. Дженсен, я включаю.
- Блядь, - просипел Дженсен, когда к нему вернулась способность говорить. Рядом с ним обеспокоенно маячил Джаред. Он успел снять с него ремни и обруч, а теперь, кажется, собирался впасть в истерику. – Эй, успокойся, я в норме.
- Ты бы видел себя со стороны, - Джаред сжал в кулак трясущиеся руки.
- Неприятная процедура, - отозвался Дженсен, сознательно преуменьшая. Все равно он не знал слов, чтобы описать только что испытанную боль. – Это как классный оргазм – шиворот-навыворот.
- Я бы предпочел оргазм, - невольно улыбнулся Джаред. Тревога постепенно уходила с его лица.
- Я бы тоже, но жизнь дерьмо. Оргазм мы тебе попозже организуем.
И прежде чем Джаред успел как-то отреагировать, Дженсен пихнул его в кресло и затянул последовательно все ремни.
- Прости, я не хотел, чтобы ты это испытал, - произнес он и опустил вниз рычаг, запуская программу удаления паразита.

Изображение
От вполне реального шанса все-таки попасть домой у Джареда из головы мигом вылетело подозрительное поведение руководства Дженсена и обрыв связи: он почувствовал себя почти героем. И потом – может, связь оборвалась из-за козней Саддлера. А отец настолько доверял Дженсену, что послал его одного и не ошибся.
Несмотря на то, что после процедуры избавления от тварей Джареда немного вело, и то и дело накатывала тошнота, он приготовился к последней, финишной прямой. Но Дженсен остановился так внезапно, что Джаред с разгону едва не взял на себя роль лидера их маленькой группки и не продолжил движение.
Они выбрались из лабиринтов внутри острова и вышли на открытую площадку, от которой шли две тропинки: одна в проход, выбитый в скале, а другая к лифту, ведущему на какую-то стройплощадку: видимо, часть помещений на острове до сих пор строили. По-моему, второй вариант даже рассматривать не стоило, если испанцы не прятали вертолеты на строительных площадках.
- Джаред, - выражение лица Дженсена не предвещало ничего хорошего. – Мне кажется, что я знаю, где Саддлер. Он все равно не оставит планов по завоеванию мира, пусть даже мы проредили его армию. Подожди меня тут, ладно?
Сперва до Джареда даже не сразу дошло, что вообще от него хотят. Дженсен решил заодно спасти мир, что ли? Когда до нормальной кровати и еды рукой подать?
- Я иду с тобой, - для пущей убедительности Джаред схватил Дженсена за запястье двумя руками. – Не знаю, что ты хочешь сделать, но без тебя мне все равно не выжить.
Дженсен со вздохом потер лоб и, видимо, попытался придумать какой-нибудь веский аргумент против присутствия Джареда во время эпической битвы с супер-злодеем, но от усталости ничего так и не выдал.
- Ладно, черт с тобой…
Джаред честно попытался сдержать торжествующую улыбку и принять серьезный и ответственный вид. Ему очень хотелось попросить у Дженсена перезарядить пистолет или дать новый, но страх, что, вспомнив про фиаско с предыдущим оружием, Дженсен передумает, не дал ему этого сделать.
Они зашли в кабину, движущуюся туда-сюда в открытой шахте. Та напоминала длинную ногу строительного крана и не внушала особого доверия: Джареду казалось, что сейчас они доедут до верха, а потом ухнут вниз, как в мультиках, только с гораздо более печальным исходом.
Но лифт без проблем доставил их на строительную площадку. Пока Джаред изучал кнопки на пульте управления лифтом – даже здесь испанцы действовали под девизом «чем сложнее, тем лучше» - Дженсен прошел вперед.
- Дэннил!
От испуга Джаред мгновенно оказался за спиной у Дженсена, только сейчас увидев, что на одной из балок площадки висит Дэннил: к счастью, Саддлер только связал и оглушил ее, а то Джаред уже успел испугаться, решив, что она покачивается в петле.
Супер-злодей не заставил себя ждать – Саддлер вышел из-за сваленных в кучу балок и повелительным жестом протянул руку к Дженсену и Джареду. Последний так и не понял, чего тот хотел добиться, но Дженсен нехорошо ухмыльнулся и, вытащив нож, сочувственно сообщил:
- Не можешь придумать что-нибудь поновее? Этот фокус я помню, - нож полетел не в лоб, чуть опешившему Саддлеру, как предполагал Джаред, а в веревку, удерживающую Дэннил. Она упала прямо на растянутый ниже брезент, похоже, пытаясь понять, что происходит.
- Как ты?
- Бывало и получше, - сообщила выпутывающаяся из веревок Дэннил.
Больше всего на свете Джареду хотелось, чтобы сейчас Дженсен пристрелил заигравшегося в бога придурка, они сели в лодку и добрались до той части Испании, где располагались хорошие отели и не менее хорошая охрана.
Но Саддлер разразился таким истерическим хохотом, что стало понятно – просто так все не кончится.
- Что ж, мистер Эклз, смотрю, вы решили прийти к… как у вас это называют? К хэппиэнду? Ваши американские стереотипы меня порядком развеселили. Пришло время их разрушить.
Во рту Саддлера что-то чавкнуло, а потом челюсть раскрылась – чересчур податливо и широко для человеческой – и за ней обнаружился огромный желтый глаз с жутким, цвета гнилого мяса зрачком. Только последнего сеанса ужасов Джареду не хватало для долгого и крепкого сна дома. Если они, конечно, доберутся до него…
Дженсен ухватил Джареда за плечи, отворачивая от чавкающего и продолжающего меняться Саддлера, и четко, почти по слогам произнес:
- Ты сейчас идешь с Дэннил. Помогаешь ей, понятно? Не лезешь никуда!
- Да-да-да, - Джаред закивал и, стараясь случайно не посмотреть в сторону меняющейся массы, когда-то бывшей человеком, бросился к Дэннил. Та мигом ухватила его за руку, проволокла до ближайшей лестницы, ведущей на верх балочных конструкций: Джаред начинал понимать, что площадка, скорее всего, предназначалась для разгрузки судов, а сооружения из балок не являлись лесами, а на самом деле и были кранами.
Взобравшись наверх, он оглянулся и едва сдержал крик: Дженсен отходил все дальше от жуткого, паукообразного существа с суставчатыми лапами, как у насекомых, и огромным загнутым и снабженным жалом хвостом.
- Так… - Дэннил сорвалась на змеиный шип, а потом вцепилась Джареду в плечи и затрясла. – Слушай, милый, мы тут не за чаем, прекращай стоять столбом и иди за мной. Ты же хочешь помочь Дженсену, а?
Джаред едва не вернул вопрос: «А ты?», но сдержался. Подобный тон в общении с Дэннил мог закончиться чем-то нехорошим. Дэннил, кажется, убедившись, что ее слова услышаны, развернулась и махнула рукой в сторону узкого моста на другую сторону площадки.
- Я видела там ящики с оружием. Идем, поищем что-нибудь для Дженсена.
Даже в нормальном состоянии Джаред не решился бы идти по зависшей на высоте десяти, а то и больше метров балке. Он схватил уже собравшуюся сделать первый шаг Дэннил за рукав и честно признался:
- Я упаду.
- Что за бред? Не сможешь стоять, поползешь на карачках. Падалеки, мне некогда заниматься психологическим тренингом в стиле «Поверь в себя». Или мне тебя пистолетом взбодрить?
- Я никак не смогу, - ответно огрызнулся Джаред. – Большую часть этого сраного дня… или двух дней… или трех дней… меня пинают, я бегу, меня замораживают, размораживают и излечивают какой-то странной штукой. Даже если ты засунешь дуло мне в задницу, я не смогу там пройти! Никак!
- Не подавай мне идеи, - Дэннил снова оценила балку и, переведя взгляд на совершенно измученного Джареда, уверилась в правильности его слов. – Ладно. Стоишь тут, ведешь себя прилично. Держи.
Она сунула ему в руку очередной пистолет – брата-близнеца того, что Джаред засунул за пояс джинсов – и, раскинув руки, как гимнастка, бесстрашно пошла по балке. Если бы она не казалась такой бессердечной сукой, Джаред, наверное, восхитился ее грацией и копной развеваемых ветром рыжих волос.
Интересно, а пистолеты для спасаемых выдают где-то? Джаред снова повернулся к основному месту действия – паук старательно загонял Дженсена в угол, пытаясь то хлестнуть хвостом, то вонзить ему жало в живот. Загнанно оглядевшись – опять он ничем не мог помочь – Джаред обнаружил рычаг для управления одним из кранов с перевязанной стопкой каких-то дополнительных балок.
- Дженсен! – крикнул он и повернул рычаг влево. Кран ожил, издав предсмертный стон, и повел балки влево, словно тараном, врезаясь ими в бок монстру. Только хорошая реакция уберегла Дженсена от одной из балок, выпавшей из общего пучка и едва не раскроившей ему голову.
Дэннил на другом конце платформы покрутила пальцем у виска и вскрыла один из ящиков. Пока монстр пытался выбраться из-под заваливших его балок, Дженсен взбежал по ним наверх и вонзил нож прямо в жуткий глаз, все еще торчащий из головы Саддлера. С диким ревом паук вскинулся, заливая пол площадки смесью крови и желтого гноя.
- Дженсен, лови! – Дэннил кинула прямо в руки Дженсену странное оружие – знания, полученные Джаредом во время просмотра фильмов, говорили, что оно называется ракетница и используется только в крайнем случае.
Сейчас точно наступил именно он. Дженсен прицелился и выпустил ракету в содрогающегося паука: обычно в фильмах это показывали в замедленной съемке, но в реальности все оказалось прозаичнее. Джаред успел увидеть краткую вспышку, а потом грохнул взрыв: ошметки монстра усеяли пол, и на этом кошмар закончился.
Дженсен, спрятавшийся во время взрыва за очередными ящиками, подошел к тому, что осталось от Саддлера, и поднял с пола блестящий предмет. Джаред искренне понадеялся, что не парочку вставных, золотых зубов на память, но не успел он слезть вниз, как увидел идущую к Дженсену Дэннил.

Изображение
В конце любого голливудского боевика главный герой, измазанный потом, кровью и порохом получает поощрительный поцелуй от грудастой красотки в порванном в нужных местах платье. Дженсен чувствовал себя именно нужной степени измазанности, вот только бежать к нему никто не спешил.
Под ногами что-то зазвенело, и Дженсен увидел пробирку, которую Саддлер забрал у Миши. Что же все так гонялись за чашкой с каким-то плавающим дерьмом? Или слава Амбреллы не давала покоя другим империям зла?
Отпихнув в сторону одну из балок, которыми Джаред ударил Саддлера – из парня явно вышел бы толк, Дженсен предполагал, что через год он мог бы взять его напарником – он поднял пробирку. Стоило уничтожить эту малышку, даже не разбираясь, что болталось внутри.
- Извини, милый, но тебе придется отдать образец мне, - в затылок уперлось дуло пистолета, а в голосе Дэннил действительно слышалось сожаление. И какого черта он всегда попадался на ее удочку? Стоило ли каждый раз спасать ее рыжую шкуру?
- Ты знаешь, что это, - Дженсен поднял руки – сил для эффектных ударов не осталось – и отдал пробирку. Неужели он вечно будет спасать мир от вирусов, а главное – от идиотов?
- Конечно. Ты как всегда спасаешь меня, словно рыцарь…
В лицо ударил поток воздуха, а уши заложило от шума лопастей: не успел Дженсен обрадоваться наконец-то появившейся помощи, как Дэннил змеей проскользнула мимо него и, разбежавшись, прыгнула. А ведь он мог бы выстрелить в нее – всего-то и делов, чтобы хоть раз для себя нажать на курок.
В Ракун-сити Дэннил была одета в красное платье с такой короткой юбкой, что Дженсен решил – зомби-апокалипсис застал ее на панели. Но для проститутки она слишком метко стреляла и много знала. А потом, уже на службе, один из знакомых достал ее досье – она работала на Альберта Вескера, ответственного за бойню в Ракун-сити. Отличные рекомендации для «дамы сердца», как в их последнюю встречу заметила Клэр.
Дэннил ухватилась за перекладины лестницы, по которой быстрее, чем сейчас смог бы Дженсен, забралась в вертолет.
- Ты всегда останешься таким же милым и доверчивым, Дженсен. Тебе и твоему щеночку лучше убираться с острова, пока все тут не взлетело на воздух.
Она кинула ему что-то, и прежде чем Дженсен включил мозг, он поймал блеснувший в свете тусклого освещения площадки, предмет. Идея о том, что она решила вернуть образец не прошла проверки – на ладони Дженсена лежали ключи от какого-то транспортного средства – вероятно, от лодки, на которой он сюда приехал, и брелком-мишкой. Плюшевым, мать его, мишкой!
- Семь минут, красавчик. Валите отсюда!
С трудом стряхнув с себя оцепенение – тело буквально намекало, что пора бы и отдохнуть – Дженсен рванул к застывшему у перил Джареду.
- Спускайся, детка. Давай, у нас мало времени!
Джаред испуганно кивнул и, неуклюже проскальзывая мимо ступенек, вернулся со второго этажа на землю. Наверное, на умных занятиях для спецагентов говорили, что стоит успокаивать спасаемого, но Дженсен проспал большую часть лекций. Очень жаль.
Вместо этого он ухватил Джареда за отвороты его пижонской, изрядно потрепанной рубашки и поцеловал. Таймер в голове отсчитывал позволительное время заминки – две секунды, три, четыре, пять… Джареда колотило, так что он вцепился в плечи Дженсена и зажмурился, будто ожидал взбучки. Ну да, будто он сам набросился на агента, которому вообще-то следовало спасать, а не гормоны радовать. Десять, одиннадцать.
- Так. Мы садимся в лифт, бежим через туннель, залезаем в лодку и вырываем зубами наш хэппи-энд, по рукам?
Джаред закивал, облизывая губы так, что Дженсену захотелось остановить время и выбросить их в какой-нибудь подпространственный карман, где получилось бы потрахаться нормально. Но бомбы никогда не ждали…
Лифт заскрипел и неохотно двинулся вниз – окинув взглядом зарешеченные стены, Дженсен прикинул, в какой из них сможет быстрее сделать дыру, чтобы спуститься вниз по тросу, если проклятая коробка застрянет, не доехав до тропки в пещеру.
Но он зря беспокоился, все прошло даже слишком хорошо – лифт доставил их вниз, а дорога до причала оказалась короче, чем Дженсен прикидывал. Вот только никакой лодки он не увидел, а побег от взрыва на водном мотоцикле выглядел по-идиотски.
- Друзья мои, не пора ли нам убраться с острова?
Дженсен подавил в себе желание протереть глаза и ущипнуть себя: из туннеля, урча мотором, выплыла лодка, которой управлял целый, невредимый и невероятно довольный собой Миша. Если бы Дженсен не видел, как тот умер на его руках, он поверил бы в чудо. А сейчас чудо отдавало душком живой мертвечины.
- В лодку, - Дженсен спрыгнул на дно лодки, вытаскивая пистолет и отгораживая собой Джареда. – Ну, вывози, амиго…
Похоже, Миша не единожды управлял лодкой, потому что с первым, еще отдаленным толчком – наверное, Дэннил заложила несколько бомб в разных частях острова – от потолка пещеры откололись несколько внушительных кусков, едва не прибив их на пути к долгожданной свободе.
- Или ты сейчас объясняешь мне, что за хрень творится, или я всаживаю пулю тебе в затылок и выкидываю труп в воду, - тихо проговорил Дженсен, держа Мишу на прицеле. На цветастой, вычурной жилетке еще виднелись кровавые разводы, порванную рубашку Миша успел переодеть. Вот жук!
- Я исследователь, Дженсен, - в тон ему отозвался Миша. – Неужели ты думал, что я не сумел… обратить все на благо себе?
- Ты заразен?
- Думаешь, я сказал бы тебе, будь это так?
- Верно.
- Дженсен… - голос Джареда заглушил оглушительный взрыв. Дженсен обернулся и едва не стал истово верующим – на них шла огромная волна, а потолок на глазах покрывался трещинами.
- Прорвемся! – оптимистично заключил Миша, выжимая все, что можно из лодки. В лучших традициях американских блокбастеров они выскочили на открытое пространство за секунду до того, как остров обрушился им на голову.
- Надеюсь, что… - Миша ослепительно улыбнулся и сделал приглашающий жест рукой. – Вы ведь не оставите меня одного, да? Мой дом всегда открыт хорошим людям.
- Если твой дом не в деревне, через которую я прошел, то – с удовольствием.
Дженсен чувствовал себя настолько уставшим, что все сомнения оказались погребены под тонной весьма весомых «нахрен». Он хотел в душ, хотел спать и хотел Джареда. Причем на первое и второе организм выделять силы не желал, а вот на последнее копил остатки адреналина, не иначе.
Они причалили к берегу – ни одного зараженного на берегу не оказалось, но Дженсен все равно чувствовал себя на мушке. Не могли же уроды просто исчезнуть?
- Они потеряли своего лидера и теперь бродят, как потерявшие мамочку птенцы. Думаю, что местные войска легко их перестреляют.
- Войска? – переспросил Дженсен, вытаскивая из лодки впавшего в апатию Джареда.
- Я успел сделать пару звонков нужным людям, - Миша пожал плечами. – Располагайтесь, друзья. А я отправлюсь на большую охоту.
Уже во второй раз поймав ключи на лету, Дженсен поволок Джареда к дому, выглядящему, словно маленькая крепость. Наверное, зомби вынудили Мишу поставить на окна решетки и укрепить двери. Внутри дом походил на самого Мишу – причудливые статуэтки сменялись стопками толстых книг, а цветастые ковры оттеняли белые, стерильные стены и пол.
Джаред рухнул на диван и так и остался сидеть, пока Дженсен проверял периметр. Но из опасностей в доме присутствовал только очень агрессивный волнистый попугайчик, обчирикавший Дженсена отборным матом на своем языке.
- Что случилось в Ракун-сити? – подал голос Джаред, рассматривая собственные ладони с интересом естествоиспытателя.
- Я…
Человек в свете фар, отгрызающий куски плоти от другого. Пустующий полицейский участок. Зомби, заполнившие город.
- Одна фармацевтическая компания тестировала биологическое оружие, и что-то пошло не так. Город охватила эпидемия, а я приехал, чтобы приступить к работе в полицейском участке. Мой первый день.
Голос звучал странно, словно Дженсен вел передачу на радио и на нем тестировали новые фильтры.
- Мы выбирались из города вместе с выжившими. А потом правительство запустило ракеты и уничтожило Ракун-сити вместе со всеми зомби. Вот и вся история.
Наверное, Джаред хотел спросить что-то еще, но передумал.
- Тяжело пришлось?
- Тогда я думал, что ничего паршивее быть не может. Хотя знаешь… время идет, и сейчас Ракун-сити уже не кажется мне таким кошмаром. Особенно после этой милой поездки в Испанию.
Джаред на показное веселье не повелся. Он сидел на облюбованном им диване и не отрывал взгляда от Дженсена. Целая гамма эмоций – от чуть ли не материнского сочувствия до явно читавшегося желания взять Дженсена под крыло.
А ведь это он, Дженсен, между прочим, был тут крутым супергероем!
- Ладно. Давай начистоту, - Дженсен уселся на подлокотник и уперся ладонью в колено. – Я читал твое досье, оно довольно подробное. Там, знаешь, не только оценки.
Джаред приподнял брови.
- Там упоминают мою ненависть к мятным леденцам?
- Не уверен, что обратил внимание на леденцы, - хмыкнул Дженсен и, поколебавшись, протянул ладонь к щеке Джареда. – Но там точно говорилось, что ты примерный мальчик.
На коже Джареда медленно начал проступать румянец. Да и поведение Дженсена трудно было расценить неверно. Особенно после предыдущего поцелуя.
- И что? – теперь Джаред старательно прятал глаза.
Дженсен взял его за подбородок и буквально заставил посмотреть на себя.
- Я тебя хочу, - после признания дело пошло значительно легче. – Если бы мой командир мог наблюдать за мной на этой миссии, я бы получил строгое взыскание, а то и отстранение. В какой-то момент это перестало быть заданием, а ты стал моим личным делом. Я спасал не сына президента США, а Джареда. Тебя. И я спасал тебя, в том числе, для себя. Но ты не должен чувствовать себя обязанным. Если ты скажешь «нет», я пожелаю тебе спокойной ночи, и ничего не будет.
- Нет! – порывисто возразил Джаред и прикусил губу. Потом, спохватившись, затараторил. – Все не так. Я, черт, ты читал досье, у меня нет опыта, и я никогда не думал, что он появится, но прямо сейчас я очень этого хочу.
- Опыта? – переспросил Дженсен, сползая с подлокотника и усаживаясь вплотную к Джареду. Рука словно сама собой легла на чужое бедро.
- Тебя, - нахально поправил его Джаред, кое-как вернув себе самообладание. – Мне понравилось, как ты меня целовал. Очень…
Дженсен, конечно, не отказался бы послушать комплименты, и все-таки договорить Джареду не дал. Новый поцелуй вышел ничуть не хуже предыдущего, даже лучше: в этот раз у них была целая вечность, и никто не вел обратный отсчет от взрыва.
- Мне нужно в душ, - пробормотал Джаред, оторвавшись от губ Дженсена. – Я воняю.
- Неплохая идея, - как ни велико бы желание, портить секс не хотелось. Гораздо лучше заняться этим на нормальной кровати и смыв с себя чужую кровь, грязь и копоть. – Здесь две душевые.
- И сколько ты дашь мне времени? Десять минут? – Джаред стремительно превращался из запуганного гражданского в знающего себе цену привлекательного молодого парня.
- И ни секундой больше, - Дженсен добавил в голос командирских ноток и гаркнул: - Выполнять!
Сменной одежды у них не было, но в обозримом будущем она и не требовалась. Дженсен промокнул волосы, растер тело быстрыми сильными движениями и прошлепал босыми ногами в небольшую уютную спальню. Судя по более скудному интерьеру, гостевую. Джаред стоял посреди комнаты, обряженный в одно полотенце и неистово трясущий головой.
- В ухо вода попала?
- Ага, - подтвердил тот и неловко схватился за узел на бедрах.
Что ж, Дженсен и не сомневался, что инициатива будет за ним.
- Привет, - мягко сказал он, приблизившись.
- Привет, - шепнул Джаред, расслабляясь.
Дженсен наклонился, вдумчиво поцеловал шею рядом с бьющимся пульсом и провел кончиком носа до самого основания уха. Джаред несмело погладил его по спине, остановившись ровно на границе, где было повязано полотенце Дженсена.
- Все будет здорово, - пообещал Дженсен, снова целуя шею, линию подбородка, уголок губ. Он неторопливо исследовал ладонями тело Джареда – грудную клетку, мышцы живота, лопатки. Легонько пощекотал ребра, дождался, пока Джаред дернется, и вернулся к успокаивающим поглаживаниям. Дыхание у обоих немного сбилось. Джаред шумно втянул воздух, приоткрыл рот и склонился, ища губы Дженсена. Тот откликнулся, протолкнул язык в рот Джареда и одновременно распустил узел на его полотенце. Дженсен осторожно коснулся ягодиц, твердых и упругих, аккуратно сжал их и запрокинул голову. Кажется, откровенность тактильных ощущения спровоцировала Джареда на агрессию, он полностью перехватил инициативу в поцелуе и сейчас практически трахал рот Дженсена языком.
«Я в нем не ошибся».
Дженсен напоследок сильнее стиснул ягодицы и отточенным движением завалил Джареда на кровать. Его полотенце тоже сбилось и отправилось на пол. Обнаженная кожа соприкоснулась, Джаред облизнулся, внимательно наблюдая за Дженсеном, а тот слегка навис сверху, водя пальцами по груди. Один сосок, другой, диафрагма, пупок, дорожка волос…
- В порядке? – уточнил Дженсен.
- Да.
Дженсен коротко поцеловал его и широко лизнул от ключиц к подбородку. Джаред выгнулся, инстинктивно подбросив бедра, и уткнулся вставшим членом в живот Дженсену.
- Тише, тише, - прошептал тот, дразня сосок кончиком пальца.
- Издеваешься? – с присвистом спросил Джаред.
- Ну что ты.
Дженсен спустился ниже и, помедлив, взял в руку член Джареда. Провел от основания к головке, собирая кверху «шкурку» и нежным осторожным движением разгладил ее. Джаред застонал и вцепился в простынь. Дженсен хмыкнул и накрыл головку ртом. Подержал ее внутри, согревая дыханием, лизнул, сорвав с губ Джареда еще один стон, и глубоко заглотил член. Несколько длинных, сильных движений – и выпустил член наружу. Спешка им не к чему. Возможно, Джаред придерживался иного мнения.
- Дженсен!
- Спокойно, малыш, - попросил Дженсен, сгибая ноги Джареда в коленях, и погладил сморщенный вход. В душевой среди прочего барахла нашелся жирный крем – видимо, подарок случайной мишиной подружки.
- Сделай так еще, - потребовал Джаред, заелозив задницей по белью. У Дженсена едва не помутилось перед глазами, он бы сейчас так хотел развернуть Джареда, заставить прогнуться в пояснице, выпятить зад и трахнуть. Но с его мальчиком следовало вести себя иначе. Быть может, потом – если у них будет это «потом» - они попробуют по-другому.
Изображение
Дженсен бережно растягивал Джареда, пока тот не заметался как в горячке.
- О боже, обожеобожеобоже, - перешел он на речитатив, поддаваясь ласкающим его изнутри пальцам и насаживаясь на них в рваном, диком ритме.
Ждать дальше Дженсен просто не мог. Натянув трясущими руками презерватив, он еще раз смазал Джареда, себя и плавным долгим движением скользнул внутрь. Джаред застыл, Дженсен торопливо погладил его по волосам, нежно поцеловал и едва ощутимо толкнулся.
- Окей?
Джаред сглотнул, кадык дернулся, глаза открылись, а руки обняли Дженсена за плечи.
- Давай.
И все исчезло – унылый испанский пейзаж за окном, недавняя миссия, разница в социальном положении, жизненном опыте. Дженсен потерялся в ощущениях, в запахе, в звуках, в накрывающем с головой удовольствии и безудержном счастье, когда Джаред неожиданно непристойно выругался и кончил, пачкая их обоих в сперме.

Изображение
Меня зовут Джаред. Мой отец – президент Соединенных Штатов Америки. Когда-то я думал, что ничего хуже несданного экзамена со мной не случится.
Я ошибался.
Все считают, что я погиб во время захвата заложников. Но это не так. Меня захватили члены секты Лос Иллюминадос, которые разработали паразита, подчиняющего ваш мозг за считанные дни.
Мы уничтожили ее лидера и думали, что сумеем вернуться домой. И снова ошибка.
Говорит радио «Аркадия», мы выходим в эфир на аварийных частотах. Мы хотим предупредить об опасности заражения весь мир.
Если вы считаете, что вирус никогда не проникнет в ваш дом, я буду молиться за вас.


Fin

Арт от alexandra bronte:
Дженсен
Изображение
Дэннил
Изображение

Все! :flower:


21 дек 2011, 10:34
Профиль

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:45
Сообщения: 11
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Потрясающий текст, прочла на одном дыхании. Большое спасибо. Замечательный арт и видео. :vict: Только я не совсем поняла концовку. Они что так и не выбрались с этого острова?


21 дек 2011, 22:39
Профиль

Зарегистрирован: 24 мар 2011, 23:56
Сообщения: 1
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Арт потрясающий, отлично передает атмосферу фика :hlop: :hlop: :hlop: Видео сразу готовит к тому, что будет страшно. И при этом страшно интересно :inlove:
Джаред очень понравился: живой, эмоциональный, со своими естественными в такой ситуации страхами и при этом достаточно сильный, чтобы не сломаться. Отлично понимаю Дженсена, который не смог устоять и воспринимать его лишь как спасаемого.
Дженсен не Терминатор, со своими слабостями и ошибками, при этом несгибаемый. Как он поддерживал Джареда всю дорогу, не запугивал, а понимал его. А уж в его "детка" я просто влюбилась :inlove:
Очень интересные второстепенные персонажи - Дэннил и Миша. Неоднозначные и подозрительные :smirk: Я бы таким вряд ли смогла доверить свою жизнь, а уж тем более - мир)))
Финал вынес напрочь. Я с полчаса сидела совершенно потерянная. Очень сильно и неожиданно. Стереотип американского хэппи-энда очень интересно обыгран.
Огромное спасибо, Solinary, Sabira за доставленное удовольствие! :heart: :heart: :heart:


21 дек 2011, 23:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 290
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Ох, какое видео :heart: и арт атмосферный :buh:

Дорогие авторы, Sabira и Solinary, история была захватывающая :inlove: и концовка отличная, как раз в духе Обители :)

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


21 дек 2011, 23:58
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Tanya1973 Спасибо огромное! :heart: :heart: :heart: Ох, как же я рада, что экшн получился))) :heart: Я сама все наглядеться на арт и видео не могу))) :-D
Цитата:
Только я не совсем поняла концовку. Они что так и не выбрались с этого острова?

С острова-то выбрались, вот только обрыв связи оказался именно тем, что предполагал Дженсен( И плюс образец ушел к Дэннил, а, значит, ситуация с Плага может повториться(
:squeeze:
Aya-sama :shy2: Сейчас скажу страшную и нехорошую вещь, но я впервые настолько сильно влюблена в своего героя) Он такой славный мальчик) и из него получится отличный лидер сопротивления :alles: *не намекает на сиквел*
А Дженсен - это моя вторая роковая слабость :mosk: Съел мозг подчистую)))) :heart: :heart: :heart: О, да - детка - это кинк)
Моя любовь к Дэннил известна давно, а вот с Мишей мы расстаться так и не смогли) :-D Он милый) И им пригодится бессмертный ученый)
:heart: :heart: :heart: Финал пришел мне в голову почти в самом финале)))
Спасибо огромное!
reda_79 УИИИИИИИИИ! Спасибо! Я в счастье))) Так волновалась - все-таки вторая выкладка))) :heart: :heart: :heart:

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


22 дек 2011, 00:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 190
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Прекрасный арт, сногсшибательный трейлер и очень качественный текст.
Держал в напряжении от начала до конца. Постоянно заставлял переживать за героев.
Отлично прописаны образы, в том числе и второстепенные (особенно заметка любовь к Данниль Харрис), много напряжения и крсивый, шокирующий финал.
Спасибо за такую отличную работу всей команде - артеру, клипмейкеру и Автору! :friend:

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...
Мой дневник: http://www.diary.ru/~Alushka74/


22 дек 2011, 01:01
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 17:55
Сообщения: 49
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Спасибо всей команде! :squeeze: благодаря тексту, арту и видео, впечатления - что-то среднее между ностальгией по игрушкам-стрелялкам, ощущением объемности 3д фильмов + вживления в персонажей... эххх, побегать бы в такую :alles:
Понравились мелочи - вроде прописанных предметов, которые зачем-то ходишь тыкаешь, как в игрушке :D
Цитата:
Дженсен мысленно пересчитал количество боезапаса, словно наяву увидел содержимое аптечки и отдельной коробочки со стимуляторами.

Я сразу начала искать показатели у себя на мониторе :lol: Дженсен в качестве Леона... :vict:
Особенно понравились финал ( "не расслабляться!" :mosk: ) и "обернись, Дженсен" - такой адреналин-предвкушение-клип ( и тут попрыгаю :ura: ), классная фильмо-геймерская стилизация арта.
И то, что героев при этом - "пощупать" можно :buddy:


22 дек 2011, 03:29
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Alushka74 Спасибо огромное!))) :heart:
Я так рада, то текст понравился (а особенно Дэннил - :shy2: ) :dance3: :dance3: :dance3: Мы самые счастливые авторы на свете :flower:
curious_werewolf :lol: :lol: Спасииииииииииииииииб) Мы так уже набегались)))
Цитата:
Понравились мелочи - вроде прописанных предметов, которые зачем-то ходишь тыкаешь, как в игрушке

:shy2: :shy2: :shy2: Мы старались по минимуму все сократить, и не снимать золото со стен :lol: Так что искушение мы побороли)
Цитата:
Особенно понравились финал ( "не расслабляться!" :mosk: )

О даааааааааааа! :cool: :cool:
*половинка авторов счастлива*

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


22 дек 2011, 10:44
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 окт 2010, 14:33
Сообщения: 102
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
сильный текст, блестящее описание такого мочилова)))) :maniac: , как будто фильм смотришь, картинка так и встает перед глазами. и парни молодцы :buddy:
а ваш трейлер я просто затерла до дыр :super: :flower:
и арты здоровские :inlove:
Спасибо всей команде! :inlove: :vict:

_________________
… это не дневник, а история болезни…(с)
http://d-mk-ultra.diary.ru/


23 дек 2011, 02:19
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
mk_ultra Спасииииииииииб! Ох, как же чудесно, что вам понравился экшн) Я за него волновалась)
Спасибо! :heart: :heart: :heart:

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


23 дек 2011, 08:42
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 ноя 2009, 19:03
Сообщения: 92
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Люди :inlove: :inlove: :inlove:
Resident Evil! С Джеями! Ы-ы :alles: :heart:
Вот уж порадовали душу старого геймера :drink: :D
И хоть конкретно в эту игру я не играла. Но и квест, и ключи, и ощущение непрекращающегося пистеца, и много-много МЯСА! :vict: Это да, просто да :super: И раз уж "зонтику" все не неймется, то экшн продолжается :cheek: Ролик - :inlove: Спасибо, дорогая команда :squeeze: :squeeze: :squeeze:
З.Ы. Харрис на арте - это отдельный крышеснос :inlove:

_________________
Играй баян


23 дек 2011, 18:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Lakimi
:dance3: :dance3: :dance3: :dance3:
ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! Геймер геймера всегда поймет))))
Очень советую четвертую. Она офигительна :heart: :heart: :heart: :heart:
:squeeze: :squeeze: :squeeze: Спасиииииииииииб!

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


23 дек 2011, 18:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 дек 2010, 21:29
Сообщения: 148
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Ну я не геймер и терпеть не могу зомбяков в любом виде, но фик настолько точен, атмосферен, ярок, что чувствуется буквально "дыхание" действия, места и самих героев, собственно. Очень хорошо прописаны и Дженсен и Джаред.
Арт и трейлер - просто красота :super:
Спасибо всей команде - очень органичная работа получилась)

_________________
Смерть — это стрела, пущенная в тебя, а жизнь — то мгновение, что она до тебя летит (с)


23 дек 2011, 19:28
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Muse Ох, так приятно) Спасибо огромное! :heart: :heart: :heart:
Я так рада, что и фик понравился и герои) :squeeze: :squeeze:
:flower:

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


23 дек 2011, 20:16
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 июл 2008, 23:31
Сообщения: 13
Откуда: Украина, Севастополь
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
только сегодня дочитала) очень и очень понравилось) спасибо за такой замечательный фик и арт)
еще один любимый фик по Джеям в копилочку)

_________________
Иногда Дьявол искушает меня поверить в Бога... (с)


23 дек 2011, 21:22
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 дек 2011, 16:27
Сообщения: 29
Откуда: Харьков
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Я люблю Обитель зла, но не игры, а фильмы, что не помешало мне влюбится в этот фик по уши)
Экшен просто зашкаливает, читать интересно, за каждым поворотом что-то другое, страшное, странное, мерзкое...
Зомби, паразиты, чудовища, монстры в человеческом и не только обличие.
Вау!!!
Восторг полнейший!!!!!!!
спасибо большое за этот рассказ.
Арт... ох от арта глаз не оторвать. Они и живые и не живые...
А баннер.. Дженсен защищающий Джареда для себя.
Ох..
шикарно!!!
спасибо большое!!!!!!!!!!!

_________________
ЕХБСБИ!!!


23 дек 2011, 23:32
Профиль ICQ WWW

Зарегистрирован: 24 авг 2008, 18:38
Сообщения: 50
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Это было увлекательно, захватывающе и волнительно! В игру не играла, фильм не смотрела. Шла по минному полю, как не пуганный идиот))) Все эти зомби с топорами бензопилами, все эти щупальцы, паразиты... брррр. А вот герои замечательные! Джаред, со всеми своими страхами и болячками, такой цельный, светлый и смелый. И Дженсен - прекрасная версия рыцаря в сверкающих латах. Дани - коварна, соблазнительна и смертельно опасна. Ну и Миша – просто Гудини какой-то). А в конце, я только и делала что повторяла: ну давайте, убирайтесь оттуда уже! Ну, спаси же его Дженсен! Давайте парни!!!
Спасибо всей команде!!! Огромное спасибо!!!


23 дек 2011, 23:58
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 ноя 2009, 00:18
Сообщения: 50
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Цитата:
- А ты?
- А я буду стрелять.

:inlove: :inlove: :inlove:
Цитата:
«Вот так и перестаешь верить в превосходство человека как биологического вида. Червяк бы спасся, а я лезу».

:lol: Девушки))))
как вам удалось вплести в экшен столько всего?

Солли, Сабира :heart: Честно говоря, это один из лучших экшенов, которые я читала)) Написать такой текст намного сложнее, чем историю про отношения J2 на размытом фоне окружающей действительности. Истории не завязанные только на отношениях - вообще редкость в фандоме.
А вам помимо прочего удалось очень верибельно вписать еще и отношения ребят.
Спасибо огромное. Я дождалась этого текста :heart:

fiery-solveig совершенно мозговыносящий клип :inlove:

Allinor, alexandra bronte Очень понравился арт и оформление! Спасибо большое :squeeze:

_________________
В наркотиках не нуждаюсь, я и без них вижу жизнь живописной – у меня и справка есть (с)


24 дек 2011, 01:42
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2010, 08:59
Сообщения: 22
Откуда: из Сибири
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Спасибо огромное всей команде за такую трудоемкую и замечательную работу! :inlove: Я вообще-то не люблю игры-стрелялки, и фильмы мне тоже не понравились, но тут... читала не отрываясь. Джеи великолепны, остальные герои тоже не подкачали ;-) Экшен на высоте!

_________________
Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть! (с) Л. Кэрролл


24 дек 2011, 06:05
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 266
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Читать было интересно! Очень красивые иллюстрации и великолепный клип. Спасибо!


24 дек 2011, 15:24
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
calisuto Спасибо огромное))) Мне так приятно, что вам понравилось)
shinilissa :shy2: Это так чудесно) Значит, все-таки нам удалось раскрыть мир))) Я оставила в финале небольшую пасхалку от фильма, но в основном, конечно, это игра)))
Цитата:
Экшен просто зашкаливает, читать интересно, за каждым поворотом что-то другое, страшное, странное, мерзкое...
Зомби, паразиты, чудовища, монстры в человеческом и не только обличие.
Вау!!!
Восторг полнейший!!!!!!!

ЫЫЫЫЫ) Я так рада, что получился экшн)))
Наша команда - просто потрясающая :heart: :heart: :heart:
holod Спасибо!))) Я в полнейшем счастье) АААААА! *подпрыгивает и радуется*
Наши герои) Они нам выносили мозг просто)))))
О да - в финале мы сами так говорили))) очень волновались за всех)
Vaniya :shy2: Оно само))) Вплелось)))
Ты нас захвалила))) Так приииииятно))) :heart: :heart: :heart:
Ты нашла свою пасхалку? ;-)
Topolyna *автор растаял* Спасибо! Это главная похвала - думаю, что многих отпугнул ретеллинг и тематика, так что я просто счастлива, что вы прочитали и вам понравилось) :heart:
yana Спасибо вам огромное за отзыв! :heart: :heart: :heart:

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


24 дек 2011, 21:38
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2011, 21:57
Сообщения: 105
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
Хе-хе, экшн без приукрас... Бедные герои! Про таких Beatsteaks поют "never ever sit back and recover" (cтимуляторы не в счет).
Миша просто очаровал :cool:
Молодцы, команда!
Арт очень в тему :hlop:

_________________
Wasser, das unbekannte Wesen


26 дек 2011, 23:21
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2010, 09:39
Сообщения: 302
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: "Обитель зла", Дженсен/Джаред, AU, R, S*S (Sabira и Solinary
H2O Спасибо) Да, погоняла их жизнь :lol: Они такие))))))
:shy2: А уж нас как очаровал, стервец))))
:heart: :heart: :heart:

_________________
http://siadrel.diary.ru/
Дата регистрации - 20 сентября 2006


27 дек 2011, 10:42
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 50 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.139s | 15 Queries | GZIP : Off ]