Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 22 окт 2017, 02:51




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 142 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
"Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

Название: Все или ничего
Авторы: NecRomantica и Lonely Heart
Артеры: llarko и Anarda
Жанры: романс, юмор
Пейринг: Джаред/Дженсен
Рейтинг: NC-17
Размер: ~ 34 000 слов
Саммари: У Джареда с Дженсеном нет ничего общего. Кроме богатой тетушки, находящейся при смерти. Только благодаря ей они узнают о существовании друг друга, но теперь перед ними стоит огромная проблема – кто же достойнее? Они быстро приходят к выводу, что в борьбе за наследство все средства хороши. Но станет ли устранение конкурента главной целью в их жизни или все же не в деньгах счастье?
Предупреждения: AU, ненормативная лексика.
Примечание: фик и арт созданы на фест «SPN Big Bang 2011».
Дисклеймер: Увы, нам ничего не принадлежит, хотя от наследства мы бы тоже не отказались.
От авторов: Спасибо организаторам за проведение феста, нашим прекрасным артерам за великолепную визуализацию, а также тест-группе за дельные советы и всестороннюю поддержку.

Скачать фик: PDF (Текст + арт) | DOC (Только текст)


Последний раз редактировалось Lonely Heart 24 дек 2012, 00:42, всего редактировалось 2 раз(а).

25 ноя 2011, 19:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2010, 01:42
Сообщения: 2032
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

– Мне очень жаль, но вынужден сообщить вам, мистер Эклз, что вы нам не подходите, – напыщенный менеджер по подбору персонала, явно гордый тем, что работает в одном из самых крупных ресторанов города, протянул Дженсену его резюме с документами и скривил губы в неискренней улыбке.

Дженсену хотелось наговорить ему кучу гадостей. Например, о том, что, судя по объявлению на сайте, он стопроцентно подходит на должность, а коричневый галстук отвратительно сочетается с голубым пиджаком, зато очень гармонирует с желтыми зубами. Но он только выдавил из себя «Спасибо, что уделили мне время» и, собрав бумаги в папку, покинул кабинет.

И лишь на улице, глубоко вдохнув теплый весенний воздух, пропахший бензином и ароматами восточной кухни, Дженсен осознал, что в очередной раз провалил собеседование. Он уже сбился со счету, сколько раз его посылали с тех пор, как он снова занялся поиском работы. Однако сегодня он пообещал матери, что все непременно выгорит, и от мысли, как сильно она расстроится из-за очередной неудачи, Дженсену было по-настоящему хреново. С каждым новым провалом он все сильнее жалел, что пару месяцев назад просто не смирился с тем, что место метрдотеля досталось не ему, а тупоголовому племяннику генерального директора. Надо было молчать тогда и продолжать пахать простым официантом, но чего-чего, а амбиций Дженсену всегда было не занимать. Хотя теперь, живя на скромные сбережения и каждую неделю выслушивая от потенциальных работодателей разные нелепые отговорки, почему он им не подходит, Дженсен понимал, что рано или поздно сломается, снизит планку. Официантом его возьмут в любой приличный ресторан, а о большем, видимо, не стоит даже и мечтать, хотя по части необходимых для работы знаний и опыта Дженсен дал бы фору любому квалифицированному метрдотелю.

Он неспешно брел домой, продумывая, как объяснить матери, почему его не взяли на этот раз, и убедить ее, что еще не все потеряно. Но объяснять ничего не пришлось, мама на то и мама, что все поняла по одному его понурому виду.

– Завтра позвоню в «Прингстонс», плевать, что туда добираться час, но ресторан новый, уверен, им не помешает человек с опытом, – Дженсен прошел в кухню и налил себе кофе.

– А, может, не стоит? – мать зашла следом и уселась напротив него, подперев голову рукой.

Дженсен от удивления едва не разлил горячий напиток.

– Мам, тебе не кажется, что как-то рановато ставить на мне крест? – резко поинтересовался он, но тут же смягчился. – Извини.

– Дженсен, как я могу ставить на тебе крест, я же твоя мама, – та тепло улыбнулась. – Просто ты до увольнения работал без устали, а сейчас целыми днями бегаешь по собеседованиям… Тебе надо немного отдохнуть, развеяться.

– А кто мне оплатит отдых? Ты, что ли? Я никогда на это не соглашусь, ты же знаешь, – покачал головой Дженсен. Конечно, было заманчиво отвлечься от поисков работы, но сидеть на шее у матери он просто не смог бы.

– Конечно, знаю. Но у тетушки Эллен денег куры не клюют, так что не обеднеет. Тем более, она сама тебя пригласила, поэтому…

– Кто такая тетушка Эллен? И откуда ты знаешь, что она меня пригласила?

– Сегодня утром на твое имя пришло письмо, и я его прочитала, – ответила мама, слегка покраснев. Проигнорировав красноречивый взгляд Дженсена, она пояснила. – Эллен Гир – вдова Эда Флэтчерса, троюродного брата твоего отца. Эд не очень-то общительным был, все время на работе торчал, деньги зарабатывал, и неплохие, надо сказать, так что мы редко виделись. А потом он умер, Эллен вышла замуж повторно, снова за богатенького, и наши дорожки окончательно разбежались. И вдруг сегодня пришло это письмо. Я даже не сразу поняла, от кого оно. Она пишет, что хочет познакомиться с тобой, поэтому приглашает погостить на ее ранчо в Техасе. А я думаю, она просто подыскивает себе наследника, потому что своих детей у нее нет.

Дженсен присвистнул. Оказывается, у него есть некая богатая тетка, да еще и с собственным ранчо. И если он ей понравится, часть этого ранчо вполне может достаться ему. Ничего себе новости! Не то чтобы он мечтал разобраться со всеми своими неприятностями за чужой счет, но было бы неплохо погостить у богатой родственницы, подышать свежим воздухом и немного отдохнуть от насущных проблем.

– Думаешь, стоит поехать? – задумчиво посмотрел он на мать.

– Уверена! – радостно ответила та. – Так что я позвонила по телефону, указанному в письме, и подтвердила твой приезд.

– Ну ты даешь! – расхохотался Дженсен. – А если бы я отказался?

– Да брось! Ни один Эклз не отказался бы от возможности побывать на ранчо!

– Это правда, – улыбнулся он, вспомнив, когда последний раз сидел в седле. – Что ж, отлично. Тогда пойду собирать вещи.

Когда с приготовлениями было покончено, Дженсен вдруг задумался, почему странная тетушка пригласила именно его, а не маму или кого-то другого из близких родственников. Прознать о его финансовых бедствиях она явно не могла, поэтому, в конечном итоге, Дженсен решил списать все на то, что судьба в кои-то веки повернулась к нему передом, и такой удаче нужно просто порадоваться. С этими мыслями он позвонил в авиакомпанию и заказал билет на ближайший рейс до Далласа.

Изображение

Даллас встретил его палящим солнцем и шумной толпой со знакомым с детства техасским акцентом. Едва он забрал свои вещи с ленты конвейера и прошел в зал ожидания, как увидел у одной из колонн лысоватого мужчину, державшего в руках табличку с его именем. Он направился прямиком к нему и помахал рукой, привлекая к себе внимание.

– Привет, кажется, вы ждете меня!

– Дженсен? – улыбнулся мужчина и, когда Дженсен кивнул, продолжил. – Меня зовут Митч Пилледжи, я управляющий на ранчо миссис Гир. Ваша мама сообщила, каким рейсом вы прилетаете, и миссис Гир поручила мне встретить вас и доставить в целости и сохранности.

Дженсен хотел было сказать, что мог добраться и сам, но решил не спорить. А когда они прошли на стоянку, и Митч остановился возле огромного черного джипа с тонированными стеклами, Дженсен и вовсе почувствовал себя героем сериала «Богатые и знаменитые». Чувство было необычным, но, надо сказать, весьма и весьма приятным. Дженсен впервые подумал о том, что было бы круто, если бы вся эта роскошь досталась ему. Он надеялся, что произведет хорошее впечатление на богатую тетушку, по крайней мере, собирался как следует постараться.

Митч загрузил его вещи в машину, сам Дженсен устроился на пассажирском сиденье, и джип шустро рванул с места, оставив здание аэропорта позади.

– Это очень заботливо со стороны миссис Гир, – сказал Дженсен.

– Да, Эллен очень гостеприимна, – ответил Митч. – Она даже расстроилась, что Джаред приехал на собственном мотоцикле, и ей не удалось организовать ему должный прием.

Дженсен не мог не заметить, с каким теплом в голосе управляющий отзывается о своей хозяйке. Должно быть, миссис Гир была хорошей женщиной. И только спустя пару секунд смысл сказанных Митчем слов дошел до него в полной мере.

– Джаред?

– Ну да, Джаред, – пожал плечами тот. – Погоди-ка, вы с ним, наверное, и незнакомы. Джаред – сын кузины Питера Гира, последнего мужа Эллен, мир праху его.

– Да я даже о тете Эллен до недавних пор не слыхал, что уж говорить о каком-то сыне кузины одного из ее мужей, – хмыкнул Дженсен. – А зачем он тут? Какое-то семейное торжество?

– Нет, – грустно отозвался Митч. – Миссис Гир совсем недавно узнала, что серьезно больна. Вот и решила приглядеться к своим молодым родственникам. Детей у нее нет, а ранчо, да и другому имуществу, нужен хороший хозяин.

Дженсен едва сдержался, чтобы не начать уверять управляющего, что из него выйдет прекрасный хозяин. Все же он никогда не был корыстным, свои предполагаемые будущие владения еще ни разу не видел, да и так явно радоваться скорой кончине тетки было слишком уж цинично.

– Это ужасно, – с сочувствием произнес он. – В смысле, знать заранее о смерти…

Митч ничего не ответил, лишь вздохнул и прибавил газу, а Дженсен уставился в окно, любуясь отличным пейзажем. Было бы здорово остаться тут и не думать больше обо всех этих дурацких собеседованиях. Правда, известие о неожиданно объявившемся конкуренте его немного смущало, но уж чего-чего, а обаяния Дженсену было не занимать.

Изображение

Эллен Гир оказалась приветливой цветущей женщиной около шестидесяти, и если бы не искренняя грусть в словах Митча, Дженсен решил бы, что насчет тяжелой болезни его разыграли. Она участливо расспрашивала Дженсена о матери, увлечениях, работе… Дженсен с удовольствием отвечал на многочисленные вопросы, впрочем, умолчав о том, что сейчас временно находился без работы и особых перспектив. Зато ухитрился сделать парочку комплиментов, отчего тетка еще больше расцвела и разрумянилась.

Дженсен совсем уж расслабился, решив, что дело в шляпе и обожание миссис Гир ему обеспечено, когда с улицы донесся громкий рев, от которого он подскочил в кресле.

– Не переживай, это просто Джаред вернулся из города, – похлопала его по руке Эллен и добавила мечтательно. – У него такой мощный байк.

Взглянув на ее лицо, Дженсен готов был поклясться, что престарелая тетушка спит и видит, чтобы таинственный Джаред прокатил ее на своем стальном коне. Однако обдумать эту мысль как следует ему не удалось, потому что в следующую секунду дверь распахнулась, и в гостиную с громким «А вот и я!» ввалился парень, которого Дженсен сразу же охарактеризовал одним емким словом – чудовище.

Он был высоким – таким высоким, что у сидевшего на низком диванчике-канапе Дженсена мгновенно проснулся непонятно откуда взявшийся комплекс Наполеона. А еще – нестриженым и небритым, но длинные волосы, достающие едва ли не до плеч, у парня были идеально ухоженными, а казавшаяся клочковатой и неопрятной борода при ближайшем рассмотрении оказалась вполне приличной, хотя и прибавляла своему обладателю лишний пяток лет. А завершал образ «чудовища» прикид, который Дженсен не напялил бы на себя даже под страхом смерти. Из-под серебристо-черной куртки торчала некогда тоже бывшая черной, а сейчас выцветшая футболка с символикой группы «Sepultura». К широкому ремню с пряжкой в виде оскалившегося льва крепилась тяжелая железная цепь, мерно побрякивавшая при каждом шаге. Дополняли картину узкие джинсы с лохматыми дырками на коленях и высокие ботинки на шнуровке, которые их хозяин, видимо, познакомил со всеми окрестными лужами.

В общем, загадочный Джаред оказался одним из тех, с кем Дженсен не пожелал бы столкнуться ночью в темном переулке. Да что уж там, ему и в одном доме находиться с этим верзилой было не по себе. А вот Эллен странный вид родственничка явно не смущал, напротив, едва Джаред вошел в гостиную, глаза ее радостно загорелись, и она громко воскликнула:

– Джей, сынок, наконец-то ты приехал! Познакомься с Дженсеном, я уверена, вы подружитесь, мальчики!

Дженсен подавил приступ брезгливости, когда Джаред протянул ему ладонь, и все же ответил на рукопожатие, даже заставив себя пробубнить что-то вроде «Очень приятно!».

– Дженсен – тот самый племянник покойного Эда, о котором я тебе рассказывала, – тетушка, видимо, решила сократить число звеньев в цепочке их родственной связи, и Дженсен был совсем не против.

– Ага, я так и понял, – кивнул Джаред, плюхнувшись в кресло. – А у нас что, намечается светский прием?

– Нет, просто ужин, – ответила Эллен. – А с чего ты взял, что будут гости?

– Да просто Дженсен так принарядился, вот я и подумал… – пробормотал Джаред, придирчиво оглядев его с ног до головы.

Дженсен почувствовал, что начинает заливаться краской, и даже не слишком понял, от смущения или от гнева. Он привык всегда выглядеть опрятно, во многом этому поспособствовала работа в дорогом ресторане, и то, что ему самому было комфортно в строгой деловой одежде. Правда, иногда он перегибал палку, надевая идеально выглаженные белоснежные рубашки и брюки с заутюженными стрелками в не самые подходящие места, например, на пляж или дружеские посиделки в спортивном баре. Но еще никогда его так откровенно не тыкали носом в собственные заморочки.

– Лучше уж так, чем если меня ненароком примут за человека, которому негде жить, – слова вырвались прежде, чем Дженсен успел задуматься о том, что говорит. Впрочем, пожалеть о сказанном ему не дали.

– А как по мне, нет ничего хуже, если меня ненароком примут за занудного сноба, – самодовольно ухмыльнулся Джаред.

На этот раз Дженсен сдержался. Не хватало еще выставить себя в дурном свете перед тетушкой из-за этого хиппи.

– Мальчики, вы точно сойдетесь, – улыбнулась им Эллен, а в ответ на недоуменные взгляды пояснила. – Противоположности притягиваются.

– Ну что, может, тогда перейдем уже к самой приятной части вечера? – предложил Джаред, погладив себя по животу. – Жрать хочу – помираю.

Дженсен всерьез задумался о том, умеет ли новоявленный родственничек пользоваться ножом и вилкой, но затем все же решил не скатываться до снобизма, в котором его обвинил Джаред. Тем более что, как выяснилось, пользоваться столовыми приборами тот все-таки умел.

За ужином Дженсену едва удавалось вставить реплику – Джаред оказался ужасно болтливым и шумным. Он привлекал к себе всеобщее внимание, весьма эмоционально рассказывая о том, что видел во время поездки. Присматривался к будущим владениям, не иначе. Вот только у Дженсена имелись серьезные возражения насчет того, кто должен стать хозяином здешних красот.

– Джаред, а почему ты верхом не поехал? – спросил он со сладкой улыбкой, воспользовавшись редкой паузой в речи Джареда, пока тот жевал отбивную. – Уверен, на таком прекрасном ранчо должны быть отличные лошади.

– Разумеется, они есть, это же техасское ранчо, – с гордостью подтвердила Эллен.

– Просто я не умею ездить верхом, – смутился Джаред. – Да, знаю, что стыдно быть родом из Техаса и ни разу не прокатиться на лошади, но… Вот такой я непутевый.

– Ничего, зато у тебя отличный стальной конь, – тут же принялась утешать его тетка. – А научиться всегда можно, было бы желание.

Дженсен понял, что придется хорошенько постараться, прежде чем ему удастся убедить ее в том, что Джаред никуда не годится в качестве наследника. Он так задумался над решением лохматой и бородатой проблемы, неожиданно вставшей на пути его благополучия, что прослушал обращенный к нему вопрос тетки. «Соберись, Эклз, – сказал он себе. – Представь, что Эллен Гир – твой самый важный клиент, и тебе необходимо выбить из нее хорошие чаевые». Неожиданная мантра подействовала, и остаток вечера Дженсен был просто сама любезность.

Изображение

Джаред скинул с себя одежду, запихнул ботинки под стул и улегся в кровать, блаженно вытянувшись. За пару дней, прожитых на ранчо миссис Гир, он уже успел полюбить это место, которое словно было ожившей детской сказкой. Ласковое горячее солнце, бескрайние поля, раскинувшиеся на мили вокруг, приветливые люди, готовые поведать немало веселых баек. Огромный дом, в котором он едва не заблудился в первый же день. Все это было так не похоже на Лос-Анджелес, где он снимал крошечную однокомнатную квартирку и каждое утро просыпался от звонков назойливого агента, без устали твердившего, что если работать много и упорно, то рано или поздно его заметит какой-нибудь известный модельер. И здравствуй, слава!

Однако годы шли, а все, чего Джареду удалось добиться – пара показов на неделе моды в Лос-Анджелесе, где все обращались с ним как с безмозглой куклой, созданной для того, чтобы нацеплять на нее дурацкие костюмы. И сейчас, лежа в постели, которая по размерам была не намного меньше его старой квартиры, Джаред как никогда остро понимал, что никакая слава ему не нужна. Именно поэтому несколько месяцев назад он сообщил агенту, что завязывает с модельным бизнесом и уходит в бессрочный отпуск, и вернулся домой, в Техас. Джаред без жалости расстался с большей частью своих сбережений, осуществив давнюю мечту – покупку мотоцикла, и теперь наслаждался тем, что вместо дизайнерских шмоток может носить удобную, пусть и необычную одежду. И все же деньги стремительно улетучивались, а он до сих пор не определился с тем, чего хочет от жизни. Он подумывал начать с нуля, заняться делом, в котором можно было бы реализовать себя как личность. И капитал тети Эллен сильно помог бы ему в осуществлении этого желания.

Вчера Джаред не сомневался, что тетушка завещает свое состояние ему. Он даже не ожидал, что родственница, никогда не видевшая его прежде, может отнестись к нему с таким радушием и искренним участием. Однако сегодня все его планы полетели псу под хвост. Этот зануда Эклз явно тоже раскатал губу на деньги Эллен. Но хуже было то, что сама тетушка общалась со вторым племянником так же тепло, как с Джаредом, и было совершенно неясно, кому она симпатизирует больше.

Джареду никогда не нравилось с кем-то конкурировать. В мире моды с этим у него не слишком складывалось, и на всех показах замечали с перспективой дальнейшего продвижения кого угодно, но только не его. А теперь Эклз. Унылый тип, но красавчик, девчонки от таких без ума. И хотя тетю Эллен причислить к девчонкам можно было с большой натяжкой, но и она весь вечер глаз не сводила с этого новоприбывшего чуда природы. Джаред плотно сжал губы, борясь с раздражением от мысли о заведомом проигрыше.

Он вдруг почувствовал, что снова хочет есть. Видимо, из-за того, что нервничал. Хотя, скорее всего, из-за того, что не хотел есть, только когда спал. Джаред откинул одеяло, в пару шагов добрался до двери и выглянул в коридор. Все было тихо, а значит, тетушка, Митч и зануда уже уснули. Джаред на цыпочках пересек коридор и спустился по лестнице в кухню. В холодильнике обнаружились остатки вишневого пирога, который еще за ужином понравился ему так, что он слопал четыре куска и заработал неодобрительный взгляд Эклза, когда тянулся за пятым. Прикончив пирог и пару печеных яблок, Джаред почувствовал себя гораздо счастливее и увереннее. Засыпал он уже с твердым решением доказать, что достоин стать хозяином ранчо и наследником миссис Гир.

Изображение

Новый день принес новые радужные надежды. Джаред проснулся с желанием любить весь мир, даже самых занудных его представителей. И вкусный сытный завтрак весьма способствовал его намерениям. Он радостно рассказывал о том, где купил свою Хонду и как за ней следует ухаживать. Тетушка слушала его с энтуазиазмом, и если бы не страх за ее здоровье, Джаред предложил бы ее прокатить, но, хорошенько подумав, решил все же не рисковать. Во всяком случае, пока на его имя не оформлено завещание.

Прекрасное настроение Джареда не мог испортить даже Дженсен, который зачем-то приперся на завтрак в белоснежных брюках со стрелками и сорочке в голубую полоску, выгодно оттенявшей легкий загар. И хотя Джаред презирал все это модное тряпье, не отдать должного вкусу Эклза он не мог. Перемеряв в своей жизни горы дизайнерских шмоток, он, разумеется, сразу определил, бюджет у Дженсена весьма скромный. Что не мешало тому выглядеть так, будто он собрался на деловую встречу в элитном загородном клубе. И то, как засранец с видом скучающего аристократа цедил кофе и уже целых полчаса грыз круассан, которого Джареду хватило бы на три укуса, одновременно восхищало и злило до чертиков.

Впрочем, злость победила, стоило Эклзу завести вчерашнюю волынку о преимуществах верховой езды. Но Джаред даже не подозревал всей глубины его коварства, пока тот не заявил ему со снисходительной улыбкой:

– Джаред, ты просто обязан научиться кататься на лошади, пока мы гостим у тетушки. Надо быть дураком, чтобы не воспользоваться такой прекрасной возможностью.

– Мне и так неплохо, и дураком я себя не считаю, – огрызнулся Джаред.

– А, по-моему, это отличная идея! – подхватила Эллен. – Ты будешь великолепно смотреться в седле. У меня даже есть идеальный жеребец специально для тебя, вороной красавец, самый крупный в конюшне.

– Но… мне нечего надеть! – Джаред хватался за любой довод, как утопающий за соломинку.

– Это не проблема. Думаю, тебе придется впору одежда Пита. Мы и Дженсену подберем костюм, они с Эдди примерно одинаковых габаритов, – улыбнулась миссис Гир. – Вот что, мальчики, отправляйтесь по своим комнатам, я сейчас пришлю вам вещи, и поедем все вместе прокатимся, пока еще прохладно с утра.

– Но…

– Возражения не принимаются, – отрезала та.

Джареду ничего не оставалось, кроме как смириться. Настроение сразу испортилось. Но, когда принесли костюм для верховой езды, оказалось, что все может стать еще хуже. Одежда была ему не то что мала, но впритык. Сильно впритык. Куртка, казалось, вот-вот лопнет на плечах, а бриджи так плотно обтянули задницу и ноги, что не оставляли никакого простора воображению.

– Можно было сразу голым выходить, – буркнул Джаред, придирчиво изучив отражение в зеркале, а затем решительно распахнул дверь и спустился вниз к родственникам.

В гостиной к тому моменту уже разгорелся жаркий спор: Митч убеждал миссис Гир, что верховая прогулка – не лучшая идея.

– Может, все же не стоит, Элли? – с мольбой в голосе просил управляющий.

– Митч, не будь таким занудой, – похлопала его по плечу Эллен. – Я полжизни провела в седле, не развалюсь и сейчас.

– Но…

– Нечего здесь обсуждать. О, а вот и Джаред! Смотрю, костюм Пита тебе пришелся впору, сынок. И у тебя такие сильные ноги! – противореча своим словам, тетушка внезапно ощутимо ущипнула его за задницу, и Джаред тут же покраснел, чувствуя, как все присутствующие ошарашенно смотрят на них.

Однако когда он бросил взгляд на Эклза, одетого в несомненно более удобный и подходящий ему по размерам костюм, и увидел недовольство на его лице, он едва сдержал улыбку. Что ж, если эта затея – возможность позлить выскочку, то Джаред готов был терпеть сколько угодно.

– Ну что, покатаемся? – весело объявил он и, любезно подставив Эллен локоть, за который она тут же уцепилась, повел ее к выходу.

Изображение

Неотесанный переросток нравился тетке больше. Дженсен не мог не обратить внимания на то, как она буквально пожирала глазами затянутую в белый лен задницу Джареда, хотя и не удивлялся – филейная часть у того действительно была… выдающейся. Однако логика подсказывала, что одной аппетитной задницы маловато, чтобы управлять ранчо. А вот умение ездить верхом – куда более весомый аргумент, и Дженсен верил, что вскоре сумеет продемонстрировать тетушке Эллен, что гораздо достойнее стать хозяином, чем этот неумеха.

Надежды стали сбываться, едва Джареду показали коня, которого ему подготовила Эллен – вороного жеребца по кличке Вулкан.

– Да я на него даже не заберусь! – пробормотал он, с опаской разглядывая животное, и в голосе его отчетливо прозвучали нотки паники.

Неожиданно пожилой конюх Джим его поддержал:

– Для новичка действительно лучше выбрать лошадь поспокойнее, – он кивнул в сторону стойла с невысокой гнедой кобылкой. – Венеру, например.

– Да он же ее раздавит! – не удержавшись, выпалил Дженсен.

Джаред бросил на него злой взгляд и обратился к конюху:

– Седлайте Венеру.

– Тогда я поеду на Вулкане, – сообщил Дженсен, гордо выпрямив спину, и погладил жеребца по холке.

Дженсен вывел коня из стойла, забрался в седло и успел пару раз объехать деревянное строение по кругу, пока Эллен и Джаред ждали своих лошадей. Он давно уже не чувствовал себя настолько уверенным и свободным. А вот Джаред выехал на улицу с лицом великомученика, хотя Дженсену куда больше было жаль несчастную Венеру, едва передвигавшую ноги под весом своего седока. Эллен на молодой белой лошадке по кличке Снежинка последней покинула конюшню.

– Наперегонки, мальчики? – весело спросила она.

Судя по тому, как расширились глаза Джареда, это предложение шокировало его не меньше, чем Дженсена.

Стоило признать, Джаред Падалеки оказался крепким орешком. Судорожно вцепившись в поводья, он, тем не менее, продолжал улыбаться, изредка кивая в ответ на реплики тетки. Но Венеру обмануть было не так просто, как миссис Гир, ведь лошади всегда чувствуют страх наездника. Движения его были слишком резкими, поводья он натягивал чересчур сильно и сидел в седле в неестественно ровной позе. Кобыла сердито фыркала и не слишком-то слушалась Джареда. Указывать парню на огрехи Дженсену показалось не самой лучшей идеей, поэтому он просто старался держаться к нему поближе. На всякий случай.

Интуиция Дженсена не подвела – случай представился довольно скоро. Взбрыкнув на какой-то кочке, через которую Джаред пытался заставить ее перепрыгнуть, Венера вдруг стала совершенно неуправляемой и понесла. Миссис Гир вскрикнула и схватилась за сердце, а Джаред совершил ошибку, свойственную всем новичкам в подобном случае – начал отчаянно рвать поводья на себя. Дженсен тут же погнал Вулкана следом за взбесившейся кобылой.

– Джаред, не натягивай поводья! – крикнул он, поравнявшись с Падалеки.

– Должен же я ее остановить! – заорал тот в ответ.

– Ты должен слушать меня! – рявкнул Дженсен, а затем тихо пробормотал: – Господи, надеюсь, она обучена остановке одним поводом.

Дальнейшее произошло очень быстро. Приблизившись вплотную, он обхватил лошадь за шею и, слегка натянув повод, согнул ее голову к себе. Венера заржала, но, кажется, поняла, чего от нее добиваются, и стала снижать скорость, а скоро и совсем остановилась.

– Слава Богу, – он утер со лба лившийся градом пот и погладил кобылу по взмыленному крупу. – Хорошая девочка, не бойся.

Жеребец тут же заржал, требуя внимания к себе, и Дженсен с благодарностью потрепал его по холке:

– Молодец, Вулкан, умный мальчик.

Спешившись, он помог побледневшему Джареду спуститься на землю. Тот не сопротивлялся и вообще молчал, очевидно, все еще пребывая в шоке.

– Господи, Джей! – к ним подбежала Эллен и крепко обняла Джареда. – Я так испугалась за тебя. Какое счастье, что Дженс такой храбрый и ловкий. Он спас тебе жизнь. Настоящий герой!

– Да нет, счастье, что Венера с Вулканом хорошо обучены, – потупился Дженсен, но все же не сдержал довольной ухмылки, когда и его заключили в объятия.

– Джей, ты, наверное, больше не хочешь верхом ехать? – с сочувствием спросила тетушка, на что тот утвердительно кивнул. – Дженсен, милый, составь компанию Джареду в прогулке к дому, а я поеду обратно. Чувствую, мне срочно надо принять сердечные капли.

– Эй, ты как? – спросил Дженсен, положив руку ему на плечо, когда Снежинка умчала свою хозяйку вперед.

– Только не делай вид, что тебе есть до этого дело, – зло ответил Джаред.

– Что? – опешил он.

– Думаешь, я такой дурак, Эклз? Ты ведь нарочно добивался этой поездки, чтобы выставить себя крутым на фоне городского неумехи! Скажешь, нет?

Дженсен смутился. Доля правды в этих словах была, но все же он не желал подобного исхода и действительно переволновался, когда Венера понесла.

– Я ведь мог свалиться и шею сломать. Вот уж не думал, что ты такая жадная до денег сволочь, – горько бросил Джаред и, взяв кобылу под уздцы, зашагал к конюшне.

Дженсен почувствовал, как к щекам прилила краска стыда. Он никогда не считал себя жадным и старался не делать другим подлостей, даже если очень хотелось. Что же произошло, что он вдруг поступил так отвратительно с незнакомым парнем, который ничего плохого ему не сделал? Неужели всему виной гипотетическое наследство, которое ему, может, и не достанется вовсе? Это было неправильно, и пока не поздно, следовало исправить свою ошибку. Однако сейчас Джаред был так зол, что все аргументы оказались бы бесполезными. Поэтому Дженсен решил подождать, пока тот успокоится, а затем уже попросить прощения. После этого даже настроение улучшилось, и он бодро отправился к дому.

Изображение

Миссис Гир всерьез разволновалась после инцидента с лошадью, поэтому одобрила желание Джареда остаток дня провести в своей комнате. Он и сам был не против передохнуть, потому что в какой-то момент действительно решил, что распрощается с жизнью, а обещание, что ему принесут обед и ужин, только укрепило это намерение. К тому же, меньше всего ему хотелось видеться с сукой Эклзом, так как именно тот был причиной его позора. И даже притворно-виноватые взгляды не могли его провести. Смазливый пижон добился, чего хотел, теперь тетушка считала его чуть ли не героем, а Джареда жалела всей душой, словно больного ребенка. И это невероятно бесило.

Ночью он так и не сумел заснуть, во многом потому, что пятую точку ломило, словно он без остановки проехал на байке через всю страну. Джаред извертелся в постели, дважды сбегал на кухню за утешительными сэндвичами с арахисовым маслом и к утру решил, что просто не может спустить на тормозах вчерашнюю выходку Эклза. Он чувствовал себя обязанным проучить выскочку и дать понять тетушке, что тот вовсе не так хорош, как пытается себя показать. Вот только как это сделать, Джаред так и не придумал, от чего разозлился еще сильнее.

В конце концов, поняв, что про сон сегодня можно забыть, он оделся и спустился вниз. На улице уже рассвело, и Джаред решил прогуляться перед завтраком. Он нацепил наушники и побрел вперед, не останавливаясь. В коттедже для слуг люди уже проснулись, маленькая дочка кухарки сидела на деревянных ступенях, играя с породистой сиамской кошкой, а ее мать поблизости развешивала белье на протянутой через двор веревке. В сторону конюшни Джаред не пошел, вспоминать о вчерашней скачке все еще было неприятно, поэтому он немного прогулялся вдоль поля, засаженного кукурузой, и направился обратно.

Вернувшись домой, Джаред сразу же понял, что случилось что-то плохое. Из гостиной доносились всхлипы Эллен и приглушенный, успокаивающий голос Эклза.

– Что такое? – спросил он, ворвавшись в комнату.

– Марни пропала! – тетушка подняла на него заплаканные глаза. – Я не позволяла ей выходить из дома, но сегодня ночью было жарко, и я оставила окно открытым! Наверное, она сбежала! Моя Марни сбежала, нигде в доме ее нет! А если ее разорвут собаки? О боже!..

Эллен снова спрятала лицо в ладонях и затряслась в рыданиях.

– Марни? – удивленно повторил Джаред.

– Кошка! – резко пояснил Эклз, сжимая руку тетушки в своих ладонях. – Сиамская кошка. Не волнуйтесь, Эллен, она обязательно найдется!

– Я… – начал Джаред, поняв, что, кажется, знает, где искать пропажу, но вдруг замер на полуслове.

В голове что-то щелкнуло, и Джаред осознал – вот он, шанс поставить Эклза на место, шанс доказать тетушке, кто на самом деле лучше и достойнее.

– Ты что-то хотел сказать, Джей? – расстроено спросила Эллен.

– Я думаю, мы с Дженсеном можем поискать Марни, – уверенно предложил он и повернулся к Эклзу. – Ты ведь не против?

– Нет, конечно! Не переживайте, Эллен, мы ее вернем! – сразу же согласился тот.

– Прямо сейчас и пойдем! – сказал Джаред.

– Даже не позавтракав? – удивился Дженсен.

– Как можно думать о еде, когда у тети Эллен такое горе? – притворно возмутился Джаред.

– Ох, Джей, ты такой славный! – улыбнулась ему миссис Гир. – Идите, мальчики, надеюсь, вы успеете найти Марни до того, как с ней что-то случится!

Поджатые губы и хмурая складка на лбу Эклза просто кричали о том, как тот недоволен перспективой искать какую-то кошку, да еще и с утра пораньше, однако он без возражений последовал за Джаредом на улицу, безуспешно пытаясь прикрыть ладонью широкие зевки.

– Ну и где, по-твоему, нужно искать Марни? – поинтересовался он, стоило им спуститься с крыльца на подъездную дорожку.

– Там! – неопределенно махнул рукой Джаред в направлении, прямо противоположном служебным пристройкам, а в ответ на саркастически приподнятую бровь пояснил. – Интуиция.

– Ну-ну, – буркнул Дженсен, но пререкаться не стал.

Дальнейшая дорога прошла в полном молчании. Оно тяготило Джареда, и больше всего хотелось поскорее избавиться от неприятного спутника, но уязвленная гордость упорно взывала к мести, так что он по мере сил старался не выказывать враждебности. За небольшим парком, разбитым вокруг хозяйского дома, почти сразу потянулись вдаль поля. Джаред остановился возле большого участка, засеянного высокой, метра три в высоту, сахарной кукурузой.

– Да в этих зарослях даже мы заблудимся, не то что Марни, – неуверенно заметил Дженсен. – Еще и небо хмурится, похоже, скоро будет дождь…

– Тсс! – Джаред приложил палец к губам. – Ты слышал? Там вроде кошка мяукнула.

– Тебе показалось, – покачал головой тот.

– Знаешь что? Давай разделимся, – предложил вдруг он. – Я поищу на кукурузном поле, а ты – где-нибудь в другом месте, а то еще брюки испачкаешь.

– Глупости! – Эклз легко повелся на провокацию. – Я не белоручка, которая боится грязи. Я пойду сюда, а ты давай на следующее поле дуй.

– Ну, если ты точно уверен, что справишься, – Джаред для вида поломался еще немного.

– Конечно уверен, – фыркнул Дженсен и углубился в густые заросли.

Джаред демонстративно прошелся до края поля, а затем свернул к коттеджу для слуг, где и обнаружил несчастную Марни, которую малышка Роуз уже спеленала и радостно катала в игрушечной коляске. Девочка, конечно же, расстроилась, что придется расстаться с такой замечательной – а, главное, живой! – игрушкой, но Джаред подарил ей пакетик «Мишек Гамми», которые всегда валялись у него в кармане куртки на всякий случай, так что разошлись они друзьями. Выпущенная на свободу Марни доверчиво прижималась к Джареду, пока он нес ее к хозяйке, а уж когда он триумфально объявился на пороге гостиной, счастью тетушки не было предела.

– Джей, милый, ты нашел мою девочку! – воскликнула Эллен, обнимая и целуя свою любимицу. – А где же Дженсен?

– Не знаю, мы разделились, – пожал плечами Джаред – Думаю, он скоро появится. Ну что, позавтракаем или, может, подождем его?

– Давай подождем немного, – кивнула она, продолжая гладить кошку.

Однако через полчаса Дженсена все еще не было, и они решили поесть без него. Завтрак на открытой террасе пришлось отменить, потому что небо окончательно заволокло свинцовыми тучами, и вскоре по оконному стеклу забарабанили первые тяжелые капли дождя.

– Что же Дженсен ходит так долго? – забеспокоилась тетушка. – Промокнет ведь!

– Ну, он же не Марни, не потеряется, – беззаботно пожал плечами Джаред, уминая очередной круассан с шоколадом. В отсутствие зануды у него даже аппетит улучшился.

Прошел еще час, но Эклз так и не появился. Теперь Джареду тоже стало не по себе. Где могло так долго носить этого придурка, когда на улице уже вовсю бушевал самый настоящий ливень? Словно ответ на его немой вопрос, хлопнула входная дверь, а затем раздался встревоженный возглас Эллен:

– Дженсен, дорогой, какой кошмар! Что случилось?!

Джаред тут же поспешил в холл, потому что не хотел пропустить ни одной кошмарной минуты в жизни Дженсена Эклза. Мокрый до нитки, весь в комьях земли, в брюках, которые из светло-серых превратились в грязно-бурые, тот представлял собой плачевное зрелище. Торчавший из-за уха кукурузный лист завершал его трагикомичный образ. Джаред не знал, то ли рассмеяться, то ли пожалеть идиота.

– Я заблудился на кукурузном поле, – ответил тот, не сходя с полового коврика у двери. У его ног уже натекла приличная лужа.

– Бедняжка! Тебе надо поскорее снять мокрую одежду, иначе заболеешь! – покачала головой Эллен. – И не волнуйся о грязи, слуги все уберут.

– Мне очень жаль, – с несчастным видом пробормотал тот и двинулся к лестнице. Возле Джареда он задержался на мгновение, злым взглядом окинув его сухую одежду, а затем пошел к себе.

– Джей, милый, сходи на кухню, там Мэри варила куриный бульон. Думаю, он уже готов. Отнеси немного Дженсену, чтобы бедный мальчик согрелся.

– Конечно, тетушка, ты такая заботливая, – улыбнулся Джаред и поспешил выполнить ее просьбу.

Через пять минут он уже стучался в дверь комнаты Эклза. Когда тот открыл, Джаред почувствовал укор совести и даже подумал извиниться перед парнем за то, что все так вышло. Дженсен стоял без рубашки и босиком, переминаясь с ноги на ногу, в мокрых брюках, липнущих к телу, и отчетливо дрожал всем телом.

– Эй, Дженсен, я тебе горячего бульона принес, – приветливо улыбнулся Джаред.

– Спасибо, – процедил тот сквозь зубы, забрал чашку у него из рук и захлопнул дверь перед носом.

– Пожалуйста! Всегда приятно иметь дело с таким милашкой, – съязвил оторопевший от подобной наглости Джаред.

– Ты – мудак! – сообщил Дженсен, снова открыв дверь. – Специально все подстроил, хотя знал, где искать кошку. Так что оставь свою притворную любезность для тетушки Эллен и вали отсюда на хрен. И еще раз назовешь меня милашкой – я тебя так отделаю, что до конца жизни не забудешь.

Дверь снова захлопнулась, и Джаред, пожав плечами, красноречиво покрутил пальцем у виска.

– Какие мы ранимые, боже ж ты мой, – хмыкнул он и отправился вниз. Желание извиниться и жалость к снобу испарились, будто их никогда и не было.

Изображение

Это уже переходило все границы. По вине гребаного переростка Дженсену больше часа пришлось блуждать под дождем в кукурузных зарослях. Он был вне себя от ярости, вымотался как собака, поэтому, наскоро выхлебав бульон, пока тот не остыл, избавился от остатков одежды и, брезгливо оглядев грязную кучу на полу, забрался в горячую ванну.

Дженсен всерьез подумывал, а не послать ли к черту всю эту затею и вернуться домой. К конкуренции между работниками ресторана он уже привык, а к борьбе за наследство, как оказалось, был совсем не готов. По крайней мере, жертвовать здоровьем ради теоретического богатства ему не хотелось. Однако уехать, не проучив как следует мерзкого фрика, он тоже не мог. Поэтому Дженсен все же решил остаться и сражаться до конца. И теперь Джаред Падалеки, перед которым еще утром он считал себя виноватым и даже хотел извиниться, стал его врагом номер один.

На следующий день Дженсен проснулся со страшной головной болью. Двенадцать часов сна вместо привычных восьми сказывались на нем удручающе. Чувствуя себя живым мертвецом, Дженсен спустился вниз и, не обнаружив в гостиной никого, направился на террасу, чтобы подышать свежим воздухом. Обычно утренние прогулки поднимали ему настроение.

Но в этот раз благие намерения обломали на корню. На парапете, прислонившись спиной к деревянному брусу, сидел увлеченно копавшийся в айподе Падалеки. Дженсена тошнило от одного его вида, поэтому он даже подумал развернуться и уйти обратно в дом. Но вдруг понял, что это не дело. Верзиле нужно преподать урок и уж точно нельзя позволить ему портить себе жизнь. С этой мыслью Дженсен зашел на террасу и плюхнулся на скамейку с противоположной от Джареда стороны.

– Доброе утро! – оживился тот, заметив его.

– Черта с два оно доброе, – пробурчал Дженсен, но Джаред, кажется, его не услышал.

– У тетушки какие-то дела с Митчем, так что жрать будем позже, – весело сообщил он.

– Угу.

– Ты какой-то унылый. Плохо спал? – с явной издевкой спросил тот.

– Может, хватит? – резко оборвал его Дженсен.

– Что?

– Вести себя так, словно все в порядке!

– А, ты про вчерашнее? – беззаботно уточнил Джаред, спрыгнув с парапета и приблизившись к нему. – Я думал, мы это уже замяли. Но если это так важно – извини!

– Имел я твои извинения! – взбеленился Дженсен, вскочив на ноги.

– Эй, мне правда жаль, но ты тоже развел меня с лошадью, я не мог остаться в долгу, – Джаред нагло улыбнулся, выставив перед собой руки. – А грязевые ванны вообще полезны для кожи!

Этот неуместный сарказм стал последней каплей в чаше терпения Дженсена.

– Да пошел ты! – он с силой толкнул Джареда в грудь, намереваясь освободить себе путь и ретироваться в дом, но тот явно воспринял это как нападение, и в следующую секунду Дженсен схлопотал мощный удар в челюсть, от которого перед глазами все завертелось безумной каруселью.

Он замахнулся наугад, все еще приходя в себя, и кулак тут же заныл от боли, но, судя по короткому вскрику Падалеки, цель он поразил. Почувствовав превосходство, Дженсен рванулся вперед, замахиваясь снова, но Джареду удалось перехватить его руку. Дженсен застонал, когда тот больно выкрутил ее, заламывая ему за спину, и вдавил его грудью в парапет.

– Ты мне нос разбил, урод! – гневно сообщил Джаред, и Дженсен победно усмехнулся, несмотря на боль в вывернутой руке и гудящую челюсть.

– Так тебе и надо!

Внезапно очарование момента разрушило визжание шин и протяжное гудение автомобильного клаксона.

Забыв о своем не самом удобном положении, Дженсен поднял голову, чтобы посмотреть, кого занесло на ранчо в этот раз. Неподалеку от входа в дом остановился белый форд, из которого выбрался молодой темноволосый парень в опрятной клетчатой рубашке с огромным букетом белых роз в руках. Следом за ним из машины выскочила симпатичная блондинка в цветастом сарафане, прижимающая к груди большой бумажный пакет. Вдвоем они напоминали идеальную американскую семейку, фотографии которых обычно печатают в журналах для домохозяек. Для полноты образа не хватало только парочки карапузов и собаки.

– Бля, это еще кто? – выпалил Джаред, и Дженсен почувствовал, что его больше не удерживают.

– Мэтти, сынок! – ответила на вопрос миссис Гир, выскочив из дома навстречу новоприбывшим. – Я так счастлива, что ты все же приехал!

– Я не мог отказать вам, тетя Эллен! – радостно приветствовал ее парень, протягивая букет. – Это вам!

– Ой, не стоило!

– Нет ничего приятнее, чем дарить женщинам цветы, – отмахнулся тот и поманил к себе девушку. – Познакомьтесь, это Эми, моя невеста!

– Здравствуйте, миссис Гир, – прощебетала та.

– Зови меня Эллен, солнышко!

– Это вам, Эллен, – девушка протянула ей пакет. – Шоколадный торт.

– Эми сама его испекла! – гордо добавил Мэтт.

– Это так мило с твоей стороны, Эми! – воскликнула миссис Гир. – Джаред будет в восторге, он без ума от сладостей!

Она повертелась по сторонам, безошибочно остановившись взглядом на террасе, и закричала:

– Мальчики, хватит там прятаться! Идите, познакомьтесь с Мэттом и Эми!

– Бля! – повторил Джаред, и Дженсен впервые за все время был с ним согласен.

Изображение

Кем бы ни был этот Мэтт, его прибытие все усложняло, и Дженсен не испытывал никакого желания с ним знакомиться.

– Мальчики, скорее, завтрак уже стынет! – повторила тетушка и, ухватив Эми под локоть, повела ее и Мэтта за собой.

Дженсен поглядел исподлобья на Джареда, громко шмыгавшего разбитым носом, и, глубоко вздохнув, направился в дом.

– Мальчики, познакомьтесь, это… Джаред, что с твоим носом? – воскликнула миссис Гир, когда они объявились в дверях столовой.

– Все могло быть гораздо хуже, – ответил тот, и Дженсен напрягся, готовясь объяснять, почему ему пришлось поднять руку на «бедняжку Джея», которым, несомненно, собирался выставить себя в глазах тети Падалеки. Но продолжение фразы заставило его удивленно приоткрыть рот. – Я поскользнулся и полетел носом прямо на парапет, а Дженсен схватил меня, но не удержал на весу, вот мы и стукнулись немножко. Я о парапет, а он – об меня. Но если бы не Дженсен, я мог бы и с террасы свалиться, так что он мой герой.

– Да ладно тебе, не преувеличивай, – пробормотал Дженсен, безуспешно пытаясь вырваться из медвежьих объятий Джареда, от которых, казалось, все его кости сейчас с треском переломаются.

– Вы так трогательно заботитесь друг о друге, это ужасно мило, – улыбнулась им тетя. – Да, так вот, мальчики, это Мэтт Коэн, племянник Стэна, и его невеста Эми. Мэтт, Эми, это Дженсен Эклз и Джаред Падалеки, мои племянники по второму и третьему мужьям.

– Кто такой Стэн? – спросил Джаред, пожав руку Мэтту.

– Я думал, у тебя было всего два мужа, – одновременно с ним озадаченно добавил Дженсен.

– Ну, – Эллен покраснела. – Вообще-то у меня был еще один муж, о котором я обычно не упоминаю. Его звали Стэнли Элсоп. Нам было по двадцать, и мы верили, что будем любить друг друга вечно, когда поженились. Оказалось, что полгода вполне достаточно, так что мы вскоре разошлись, но продолжали общаться и после развода.

– Да, дядя Стэн всегда отзывался о тетушке Эллен с такой теплотой, что его жена Миранда ревновала даже спустя много лет, – заметил Мэтт.

– Ах, это так глупо, – миссис Гир зарделась и поправила прическу. – Ну что, может, мы уже сядем за стол, пока завтрак окончательно не остыл?

Если еще издалека Мэтт показался Дженсену идеальным, то вблизи отпали последние сомнения в этом. Привлекательный, высокий и общительный, он почти сразу расположил к себе тетю Эллен и Митча. А вот у Дженсена челюсть сводило от его положительности. Он понимал, что в нем просто говорит зависть к удачливому конкуренту, с легкостью завоевавшему привязанность богатой тетушки, но ничего не мог с собой поделать. Судя по тому, как насупился верзила, в кои-то веки он целиком и полностью разделял эти чувства. Впрочем, Джаред быстро утешился шоколадным тортом Эми, который уплетал за обе щеки. Предатель.

Мэтт с энтузиазмом рассказывал о сети овощных магазинов своего отца, где работал старшим менеджером, и Дженсен чувствовал, как с каждым предложением ухудшается его настроение. На фоне успешного Коэна он ощущал себя еще большим неудачником. Даже у Падалеки аппетит пропал, с мрачным удовлетворением отметил он.

– А как вы с Эми познакомились? – спросила тетушка, когда Дженсен решил, что еще одно слово о великолепной карьере Мэтта отправит его на тот свет. – Уверена, это было очень романтично.

– Вовсе нет. Эми накупила в нашем магазине больше продуктов, чем сумела унести, а я просто не смог остаться в стороне, увидев, как хрупкая девушка тащит тяжелые пакеты, и предложил ей свою помощь.

– А как по мне, это было очень романтично, у меня просто не было шансов устоять перед таким джентльменом, – не согласилась с ним Эми и с улыбкой накрыла его руку ладонью.

– Прекрасная история, правда, Митч? – восхитилась тетя Эллен, счастливо вздохнув, а ее управляющий утвердительно закивал. – Вам так повезло найти друг друга, цените это.

– Мы ценим, именно поэтому и собираемся в сентябре пожениться, – кивнул Мэтт.

– А вам, парни, повезло встретить кого-то особенного? – повернулась к Дженсену и Джареду Эми.

– Да тут бы сначала со своей жизнью разобраться, а потом уже брать ответственность за чью-то еще, – буркнул Джаред, смутившись.

– Это правильная мысль, – поддержал его Коэн. – Пока я не стал старшим менеджером, я вообще об отношениях не думал. Надо уметь позаботиться о любимом человеке, иначе это не любовь, а эгоизм. Именно поэтому я подумываю начать собственное дело, ведь мы с Эми давно мечтаем о доме в пригороде.

– В деревне воздух чище, да и для будущих детей там больше простора, – добавила Эми.

– Совершенно согласен, моя дочь тоже в деревне росла и никогда на это не жаловалась, – поддержал ее Митч.

– Ну, посмотрим, как пойдут дела, если выгорит со своим бизнесом, обязательно постараемся перебраться за город.

– Вы такие молодцы, – улыбнулась миссис Гир, а Дженсен с трудом сдержался, чтобы не стукнуться лбом об стол.

Изображение

Следующие три дня прошли под девизом «Все любят Мэтта». Тетушка восторженно ловила каждое слово своего нового гостя, Митч с удовольствием посвящал его в тонкости ведения хозяйства, слуги не упускали возможности послушать байки, которые тот рассказывал, и при этом никто не спешил упрекать их в отлынивании от работы. Даже Марни по вечерам предпочитала спать исключительно на коленях у Коэна, хотя раньше Джаред был уверен, что неблагодарная животина симпатизирует ему. И вся эта идиллия заставляла его чувствовать, как потенциальное наследство медленно, но верно уплывает у него из-под носа, перетекая в карман к слащавому сукиному сыну.

В неприязни к Коэну с ним был солидарен только Эклз, и это почему-то не слишком воодушевляло. Лишившись преимущества, красавчик ходил как в воду опущенный, и раньше Джаред непременно позлорадствовал бы. Но теперь они с Дженсеном были в одном положении, хотя исключать его из списка соперников Джаред не торопился. И все же из-за перспективы сражаться сразу с двумя конкурентами настроение у него стабильно находилось на отметке «ниже плинтуса».

– Я тут подумал, может, нам на рыбалку съездить? – на четвертый день поинтересовался Коэн за завтраком. – Слышал, неподалеку есть озеро.

– По-моему, чудесная идея! – тут же оживилась миссис Гир. – Что скажете, мальчики?

Судя по мгновенно помрачневшему лицу, Эклза эта идея не обрадовала. И это придало Джареду решимости, так как сам он любил посидеть на берегу с удочкой, правда, не занимался этим с тех пор, как мать впервые привела его в модельное агентство.

– Я «за»! – объявил он.

– А ты, Дженсен? – спросила тетушка у зануды.

– Сегодня обещали сильную жару… – неуверенно сообщил тот.

– Дженсен прав, целый день под солнцем может плохо сказаться на твоем здоровье, Элли, – неожиданно встал на его сторону Митч.

– Мы возьмем зонтик, – Эллен словно доставляло удовольствие делать все наперекор слишком заботливому управляющему, и в этот раз его участие сыграло с Эклзом злую шутку. – И набор для барбекю. И пока мальчики будут рыбачить, мы с Эми устроим отличный пикник. Правда, солнышко?

Эми согласно закивала. Джаред улыбнулся, Эклз недовольно засопел, а Коэн, наскоро вытеревшись салфеткой, выскочил из-за стола:

– Отлично, тогда пойду поищу удочки!

Спустя час, погрузив в джип все необходимое снаряжение, они отправились на озеро. Мэтт и Эми поехали на собственной машине, Джаред тоже решил прокатиться на байке. Поэтому на место назначения он добрался первым, и когда прибыли остальные, уже сидел на берегу, закатав джинсы до колен, и мочил ноги в озере. Для себя Мэтт выбрал спиннинг, но все равно благородно вызвался накопать червяков. Пока он занимался этим, Джаред помог Митчу и Дженсену установить тент и мангал. Вскоре Коэн вернулся с небольшим ведром и, поставив его на землю, принялся распределять удочки.

– Может, я лучше сосиски пожарю? – внезапно попросил Дженсен, глядя на врученную ему бамбуковую удочку так, словно это была гремучая змея.

– Митч у нас отлично с этим справляется, к тому же, не любит, когда ему мешают, – поспешила разубедить его Эллен. – Так что порыбачь с ребятами, Дженсен.

– Вообще-то я… не то чтобы умею это делать, – на одном дыхании выпалил Эклз, и Джаред усилием воли сдержал усмешку.

– Хмм, – задумчиво произнес Мэтт. – А ты умеешь, Джей?

– Разумеется, – гордо отозвался Джаред, посмотрев на Дженсена как на представителя низшего разума.

– Чудесно, – кивнул Коэн, сунув ему в руки ведро и удочку. – Тогда объясни Дженсену, что к чему, а я пойду погляжу, как там клев.

Пока Джаред приходил в себя, осмысливая это предложение, Мэтт чмокнул в щеку невесту и, пробормотав «Отдыхай, детка!», почесал в сторону находящегося в отдалении небольшого омута.

– Ну, пошли, Дженсен, – понимая, что выбора нет, наконец сказал Джаред.

Эклз зыркнул на него злым взглядом, но тут же расплылся в широкой улыбке, увидев, что тетушка наблюдает за ним. Джаред нашел удобное место на берегу и, поставив ведро на землю, обратился к своему невольному компаньону:

– Насаживай червяка.

– Это обязательно? – Эклз с благоговейным ужасом оглядел копошащуюся массу на дне ведерка.

– Ну, если ты хочешь все же что-нибудь поймать – да, – усмехнулся Джаред и, не мешкая, выудил из ведра толстого красного червя, намеренно повертев им перед лицом умника, прежде чем насадить на крючок.

Он уже забросил удочку и теперь пытался вкопать в землю небольшую рогатину, чтобы использовать ее как подставку, когда Эклз, закатав рукава своей совершенно неуместной белой рубашки, наконец запустил руку в ведро и с явным отвращением вытащил оттуда свою наживку. Когда же он принялся пытаться нацепить червяка на крючок, Джаред не удержался и захохотал. Смешнее зрелища он в жизни не видел и предполагал, что и не увидит. Червяк извивался между пальцев Дженсена, а тот безуспешно пытался проткнуть его крючком и только чудом все еще не проколол себе палец.

– Хватит ржать! – резко крикнул он и тут же уронил червяка, выдохнув громкое «бля». А затем по инерции обтер руки о светло-серые брюки и снова выматерился, увидев оставшиеся на них коричневые пятна.

Джаред понял, что если не прекратит это сейчас, то рискует заработать колики.

– Дай сюда удочку, – сказал он, подойдя к Дженсену, и, вытащив из ведра новую наживку, ловко насадил ее на крючок. – Вот. Теперь забрасывай в воду и следи за поплавком.

– Разберусь без сопливых, – пробурчал Дженсен, заполучив удочку обратно и нагло установил ее на вкопанную Джаредом рогатину.

Джаред решил поберечь нервы, поэтому быстро соорудил себе новую. Двадцать минут они молча сидели на берегу, глядя на совершенно неподвижные поплавки, и Джаред уже чувствовал себя совершенно умиротворенным, когда Эклз снова напомнил о своем присутствии.

– Долго еще так сидеть?

– Не знаю. Я же не рыба.

Эклз молча подхватил удочку и, отойдя на несколько шагов, снова забросил ее в воду. В этот момент поплавок Джареда заходил ходуном, и он поспешил вытащить свой улов. Во взгляде Дженсена отчетливо читалась зависть, когда он снимал рыбеху с крючка, перекладывал ее в специально приготовленное ведро с водой и насаживал другую наживку.

Утверждение «новичкам везет» на Эклзе не срабатывало. Несколько раз его поплавок многообещающе вздрагивал, однако когда он с неприкрытым азартом вытягивал удочку, то обнаруживал лишь намотавшуюся на крючок тину, которую, громко чертыхаясь, брезгливо стряхивал в воду. Зато червей пижон все же научился насаживать, видимо, исключительно из нежелания обращаться за помощью к Джареду.

Сам же Джаред преспокойно выловил с десяток небольших плотвичек и втайне гордился собой. Коэна в поле зрения не наблюдалось, и Джаред очень надеялся, что дела у того идут не лучше, чем у неудачника Эклза.

– Дерьмо! – внезапно прервал его приступ самолюбования Дженсен. – Она застряла! Почему?!

Джаред обернулся и увидел, что красавчик отчаянно пытается вытащить удочку, но леска лишь натягивается, грозясь вот-вот лопнуть.

– Ты поймал монстро-рыбу! – с наигранным восхищением сообщил он. – Ну ты и везунчик!

– Да?! – легко повелся Эклз и принялся тянуть несчастную удочку сильнее, так, что теперь и тонкий бамбук согнулся, угрожая переломиться пополам.

– Нет же, идиот! – рассмеялся Джаред. – Ты за что-то зацепился, наверное, там под водой коряга. Хватит тянуть, леску порвешь!

– Урод! – огрызнулся Дженсен, ослабляя свой напор. – Что делать-то теперь?

– Либо лезть в воду и отцеплять крючок вручную, либо попрощаться с удочкой и признать себя неудачником, – ответил Джаред, не сомневаясь, что первое Дженсен в жизни не выберет.

– Ненавижу! – прорычал Дженсен, и это явно относилось не к рыбалке, не к застрявшей удочке, а к самому Джареду.

И в следующую секунду, вопреки ожиданиям, осторожно спустился в воду. Джаред даже отложил удочку, следя за тем, как Эклз медленно бредет к предположительному месту нахождения злополучной коряги. Остановившись возле поплавка, тот принялся шарить вокруг руками, а затем, окончательно наплевав на свой дурацкий прикид, вдруг опустился под воду с головой.

Когда спустя полминуты он не выплыл, Джаред начал испытывать иррациональную тревогу. Однако он и сам знал, что порой освободить зацепившийся крючок бывает нелегко, поэтому просто ждал. Еще ровно тридцать секунд, после чего в мозгу бешено забилась мысль об опасности. А вдруг Эклз не умел плавать? Тетушка вряд ли погладит Джареда по голове за то, что позволил ее племяннику утонуть.

Он, не раздумывая, бросился в озеро, сшибив по пути ведро со своим уловом, но сейчас это волновало его меньше всего. В пару мощных гребков Джаред добрался до места, где теоретически должен был находиться Дженсен, и, глубоко вздохнув, нырнул под воду.

Опасения оказались не напрасными. На дне действительно обнаружилось большое поваленное дерево, по вине которого Эклз, кажется, угробил удочку. Подплыв ближе, Джаред понял, что тот зацепился краем штанины за выпирающий толстый сучок и теперь, забыв о крючке и удочке, отчаянно барахтался, пытаясь освободиться. Джаред, быстро сориентировавшись, подплыл к захлебывавшемуся придурку и, резко рванув тонкую ткань, отцепил его от ветки.

На поверхность они выплыли вместе, в обнимку, и Джаред уже приготовился слушать благодарности за спасение жизни, однако, едва почувствовав себя в безопасности, Эклз оттолкнул его и поплыл к берегу.

– Не за что! – крикнул ему в спину Джаред, с разочарованием глядя на валяющееся возле кромки воды ведро. – Из-за тебя я похерил свою рыбу!

– Ты мне штаны порвал! – рявкнул Дженсен, выбравшись на траву и тут же принявшись оглядывать рассеченную до колена брючину.

– Ты тонул!

– Я умею плавать, дебил!

– И что ж не выплыл?!

– Я бы выплыл, но тебя черти принесли!

– Сука!

– Ну давай, врежь мне!

– Пошел ты! – Джаред уселся на берегу, устроив пустое ведро между коленей.

Эклз со злобой дернул удочку, безжалостно разорвав леску. Видимо, на сегодня рыбалка закончилась.

– Мальчики, барбекю готово! – раздавшийся голос Эллен только подтвердил эту мысль.

– Вот же блядство! – простонал Эклз, и Джаред готов был подписаться под каждым словом. Желательно кровью Дженсена.

– О боже, что случилось? – всплеснула руками тетя, увидев их, а Эми быстро налила в пластиковые стаканчики горячего кофе из термоса и вручила им.

– Моя удочка зацепилась за корягу, я полез ее вытаскивать и сам застрял, а Джаред меня спас, – ответил Дженсен с самым несчастным на свете видом, а затем повернулся к нему и добавил. – Только давай отложим обнимашки в честь твоего героизма до тех пор, пока не высохнем.

– Конечно, я с удовольствием тебя и потом обниму, – хмыкнул Джаред, у которого даже настроение поднялось от созерцания кислой мины зануды. Впрочем, оно почти сразу снова упало в минус, стоило на арене появиться Мэтту с ведром, полным рыбы.

– Ну, как успехи, парни? – расплылся в улыбке он. – К вам что, на крючок попалась такая огромная рыбина, что утащила за собой в воду обоих?

– Типа того, – буркнул Дженсен и уткнулся в свой стаканчик с кофе.

– А улов где?

– Я случайно опрокинул ведро, когда за Дженсеном в воду бросился, – ответил Джаред, с завистью разглядывая богатый улов Коэна.

– А, ну да, конечно, друг важнее какой-то дурацкой рыбы, – снисходительно улыбнулся тот, и Джаред ощутил себя последним лузером. – Ну что, на ужин будем есть то, что я раздобыл?

– Я знаю один классный рецепт! – восторженно подхватила Эми. – Мне он от бабушки достался, она отлично готовила рыбу.

– Уверена, нам понравится, – сказала тетушка. – А пока давайте поедим горячих сосисок, а то я уже умираю с голоду.

– Надо было мне сказать, я бы сделал в первую очередь парочку для тебя, – нахмурился Митч.

– Ну что ты, Митч, я хотела дождаться остальных, а не в одиночестве желудок набивать, – покачала головой Эллен. – А сейчас предлагаю выпить за улов Мэтта!


Последний раз редактировалось NecRomantica 25 ноя 2011, 19:29, всего редактировалось 1 раз.

25 ноя 2011, 19:28
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

К ужину Джаред спустился в столовую, все еще пребывая в мрачном настроении. Три пакетика «Мишек Гамми» не помогли развеять хандру после сокрушительной неудачи на рыбалке, даже доносившиеся из кухни дразнящие ароматы утешали слабо. И хотя по возвращении домой Эклз соизволил-таки поблагодарить его за помощь, Джаред все равно помечтал немного о том, как было бы классно спасти не заносчивого засранца, а свой улов. Глядишь, и Коэна обскакал бы. Ну да поздно уже было сожалеть о сделанном.

– Эми затеяла что-то грандиозное, Мэри просто на ушах стоит, – с улыбкой сообщила тетя Эллен, зашедшая вслед за Джаредом.

– Эми очень любит готовить и радовать других, – тут же подал голос Мэтт.

– Она – просто ангел во плоти, – заметил Эклз с невинной улыбочкой на лице, но Джаред прекрасно понял, что это был сарказм, и едва сдержался, чтобы не хмыкнуть.

Наконец Эми при помощи кухарки вкатила в столовую маленький столик на колесиках, на котором возвышалось красиво украшенное блюдо.

– Запеченная рыба в пиве с соевым соусом и медом! Надеюсь, вам понравится, – представила девушка свой кулинарный изыск. – Приятного аппетита!

Распробовав стряпню Эми, все наперебой стали нахваливать девушку, а та мило краснела и улыбалась, принимая похвалы. Готовила она и впрямь неплохо, Мэтту и здесь повезло, с тоской подумал Джаред.

– Джей, тебе что, не нравится? – спросила вдруг она. – Ты как-то совсем без аппетита ешь.

– О нет, мне очень нравится! – поспешил разуверить ее Джаред. – Ты – замечательный повар. Вот только если бы добавить сюда немного чеснока и пару кружочков лимона, было бы совсем объедение, но и так хорошо!

У Эми тут же задрожала нижняя губа, а глаза подозрительно заблестели.

– Я… я… – она запнулась и замолчала, беспомощно озираясь.

– Детка, не расстраивайся, все очень вкусно! – воскликнул Мэтт, а тетя неодобрительно покачала головой, глядя на Джареда.

– Эми, ну чего ты? Джей ничего плохого не имел в виду, – подал вдруг голос Дженсен. – Уверен, он просто хотел как лучше, ведь он тот еще гурман и разбирается во вкусной еде.

– Да, я не хотел тебя обидеть, – растерянно пробормотал Джаред. – Извини.

– Я понимаю, – улыбнулась Эми. – Это все я, глупая, вечно принимаю каждую неудачу слишком близко к сердцу.

– Всем бы такие неудачи, – заметил Митч, со счастливым вздохом отложив вилку и нож в сторону. – А можно мне добавки?

Аппетит у Джареда испортился окончательно, но он усилием воли заставил себя доесть свою порцию, чтобы не обидеть девушку еще больше, и даже красочные рассказы Коэна о том, как классно сегодня у него клевала рыба, не особо расстроили его, потому что настроение и так уже было ниже плинтуса.

Изображение

Дженсен стоял на балконе, докуривая сигарету. К вечеру похолодало, или же он просто все еще не мог забыть вынужденное купание в ледяном озере. Как бы то ни было, долго на свежем воздухе он не выдержал, поэтому, затушив сигарету в горшке с бегонией, вернулся в дом. Он и выбрался-то на лоджию лишь для того, чтобы оценить масштаб бедствия, и результаты оказались убийственными. Тетушка с будущим семейством Коэнов разместилась на террасе, о чем-то шумно и весело беседуя, и, так как Дженсену никто не предложил присоединиться, можно было смело считать сражение проигранным всухую. Даже то, что верзилу Падалеки тоже обделили вниманием, облегчения не приносило, не говоря уже о радости.

Дженсен курил редко, и после каждой сигареты ему жутко хотелось пить. Поэтому он спустился в кухню, где неожиданно наткнулся на Джареда.

– Фартук надо надевать, когда готовишь, – меланхолично сообщил Дженсен, глядя, как тот колдует над блюдом с рыбой, периодически вытирая руки о заляпанную футболку с гигантским кислотного цвета тарантулом на груди.

– А, она все равно старая! – отмахнулся Падалеки, явно посчитав, что Дженсен беспокоится о сохранности его дурацких шмоток. – Слушай, попробуй, а?

Дженсен бросил быстрый взгляд на рыбу, потом на лицо Джареда, убедившись, что тот не шутит. Наконец, подавив желание съязвить на тему гигиены и болезней, передающихся через еду, он шагнул к столу и, нацепив на вилку небольшой кусочек рыбы, отправил его в рот.

– Ну как? – спросил Джаред.

– Да, – медленно пережевывая, ответил Дженсен, – так вкуснее.

– Я же говорил, что с лимоном было бы круче! – громко выпалил Джаред.

– Ну, ты был прав. Полегчало?

– Нет. Меня же все равно никто не послушал. На этих Мэтте и Эми словно свет клином сошелся!

– Угу, – кивнул Дженсен, поражаясь тому, что впервые ему не хочется спорить с Падалеки. – У меня на эту парочку скоро аллергия начнется. Слишком много сахара.

– В точку! – Джаред сложил вилки в раковину и включил воду. – Но тетя Эллен в них души не чает.

– И это больше всего раздражает.

– Что поделать. Нам не повезло обзавестись невестами, которые бы пекли шоколадные торты.

– Люди не могут быть настолько безупречными!

– Кузен Мэтти пока что с успехом доказывает, что могут, – ухмыльнулся Джаред.

– Значит, надо доказать обратное! – решительно сообщил Дженсен.

– Как? Сказать, что по ночам он топит котят или пьет кровь младенцев? – рассмеялся Падалеки. – Лучше начинай потихоньку паковать рубашки, кажется, наш отпуск скоро закончится.

– С чего это ты вдруг стал таким фаталистом? – Дженсен вдруг почувствовал странное воодушевление. – Еще недавно мне казалось, что ты готов убить за это наследство!

– Я просто здраво оцениваю ситуацию, – пожал плечами Падалеки. – У Мэтта явно больше шансов, чем у нас с тобой вместе взятых, поэтому нет смысла из кожи вон лезть.

Дженсен пару секунд молча обдумывал его слова. То, что Джаред так запросто отказывался от борьбы, с одной стороны, играло ему на руку, но с другой… У Мэтта была Эми, и Дженсен чувствовал, что просто не потянет сражение с двумя противниками в одиночку. Значит, ему нужен союзник, а среди всех только Джаред пока что не попал под очарование идеальной семейки.

– Мы могли бы объединить усилия и вместе найти способ убедить тетю Эллен, что Коэн не так замечателен, как хочет казаться…

– Ты прикалываешься? – прыснул со смеху Джаред. – Мы с тобой? Объединиться?! Если ты до сих пор не понял, ты бесишь меня разве что чуточку меньше, чем кузен Мэтти.

– Не переживай, я от тебя тоже кипятком не писаю! – огрызнулся Дженсен. – Но так мы могли бы получить наследство и разделить его пополам. А если не делать ничего, все достанется Коэну, а мы окажемся в заднице! Не знаю, как тебя, но меня такая перспектива не прельщает.

Джаред замер, бездумно комкая в руках вафельное полотенце. У него в голове явно шел активный мыслительный процесс, Дженсену даже начало казаться, что он слышит, как надрывно скрипят шестеренки.

– Хорошо, ну объединимся мы, и что? – наконец выдал Падалеки.

– Ну, как минимум, ты не будешь отсылать меня в поля, а я – мешать тебе ловить рыбу, – ответил Дженсен. – А если серьезно – нужно все время следить за Коэном. Рано или поздно он проколется и даст нам козыри против себя, а потом все будет уже делом техники. Ну как, согласен?

Он протянул Джареду ладонь, надеясь, что за пару секунд рукопожатия не успеет ничем заразиться.

– Черт с тобой, согласен! – Падалеки стиснул его руку, скрепляя сделку.

Изображение

На следующее утро Дженсен проснулся в отличном настроении. Несмотря на то, что никакого плана по-прежнему не было, наличие союзника, пусть даже такого бестолкового, как Падалеки, все же грело душу. Спустившись вниз, он застал тетю Эллен и Джареда, обсуждавших новинки кинопроката, и с удовольствием присоединился к разговору. Мистер и миссис Идеал, на удивление, запаздывали. Наконец в столовой объявился Коэн.

– Вы не будете возражать, если я сначала отнесу завтрак Эми, а потом уже присоединюсь к вам? – со скорбной миной спросил он.

– А почему она не хочет присоединиться к нам? – нахмурилась миссис Гир.

– Эми вчера обгорела на солнце во время рыбалки, и ей сегодня нехорошо, поэтому она решила отлежаться немного, – ответил тот.

– Бедная девочка, – всплеснула руками Эллен. – Непременно передай ей наши пожелания скорейшего выздоровления!

– Конечно, – улыбнулся Мэтт, накладывая в тарелку всего понемногу.

– Они – идеальная пара, правда, мальчики? – мечтательно произнесла тетушка, когда Мэтт покинул столовую. – Так заботятся друг о друге! Я очень надеюсь, что вам в свое время так же повезет со вторыми половинками, как Мэтти.

Дженсен почувствовал, как настроение начинает портиться. Все разговоры, о чем бы ни шла поначалу речь, так или иначе сводились к идеальности Коэна и его невесты, и им с Джаредом, как по отдельности, так и вдвоем, крыть было нечем. Телефонный звонок вырвал его из невеселых размышлений. Тетя схватила трезвонивший мобильный, извинилась и вышла поговорить на террасу.

– Я уже не могу слушать эти восхищенные писки про Кена и Барби, – заявил Джаред. – Но раз тетушке Эллен так нравятся проявления заботы, может, ты завтра с утра тоже притворишься больным, а я тебе завтрак в постель принесу?

– Падалеки, ты совсем скорбный умом? – закатил глаза Дженсен. – Фишка носить завтрак в постель срабатывает, когда ты это делаешь для своей девушки. Если ты сделаешь это для меня, то лишь выставишь меня в глазах тети беспомощным городским придурком.

– Прости, я затупил, – виновато вздохнул Джаред. – Ну ничего, мы обязательно что-нибудь придумаем.

– И желательно поскорее, пока тетя не растаяла от переизбытка любви к душке Мэтти, – копируя интонации миссис Гир, заметил Дженсен.

– Несчастный случай? – предложил Джаред, но когда Дженсен в ужасе уставился на него, расхохотался. – Я пошутил, чувак, расслабься.

– Дебил, – беззлобно огрызнулся Дженсен. – Не шути так больше!

– Ладно, не буду, – ничуть не обиделся тот. – Но и ты не кисни, все пучком.

– Ну, что я пропустил? – в столовую влетел улыбающийся Мэтт и плюхнулся на свое место.

Дженсен мрачно подумал, что в каждой шутке есть доля шутки. Судя по взгляду Джареда, ему в голову пришла та же мысль.

Изображение

Джаред вышел в холл, довольно насвистывая под нос дурацкую песенку, которую вовсю крутили на радио в последнее время. Мэри сжалилась над его мольбами и разрешила ему присутствовать на кухне, пока готовила абрикосовый конфитюр, и он, разумеется, первым снял пробу, так что сейчас пребывал в самом радужном настроении. Из гостиной доносились звуки работающего телевизора, поэтому он решил выяснить, что интересного происходит в мире. К его удивлению, в комнате в одиночестве сидела тетушка, со слезами на глазах наблюдая, как на экране ссорятся двое мужчин.

– Тетя, а почему ты одна сидишь? Где Дженсен и Мэтт? – спросил Джаред, усаживаясь с ней рядом на плюшевый диван.

– Мэтт хотел составить мне компанию, но я его отправила к Эми, бедная девочка наверняка заскучала уже в одиночестве, – ответила Эллен, украдкой смахнув слезинку. – Дженсен решил прокатиться верхом, они с Вулканом явно понравились друг другу. Вулкан – очень норовистый конь, ему сложно угодить, но Дженсену, очевидно, удалось это сделать. Думаю, тебе все же стоит как-нибудь еще раз попробовать сесть в седло, только попроси Дженсена подстраховать тебя.

– Как-нибудь обязательно, – пообещал Джаред, внутренне содрогнувшись от мысли о еще одной поездке верхом, и решил сменить тему. – А что это ты смотришь?

– «Близких друзей», – сказала она. – Так что если хочешь посидеть со мной, то помолчи немного, а то я и так пропустила большую часть ссоры Брайана и Джастина.

– Конечно, – согласился Джаред, которому название и имена не сказали ровным счетом ничего, и тоже уставился в телевизор, не особо вдумываясь в происходящее на экране. Однако когда бурная ссора героев внезапно перетекла в не менее бурный секс, он едва не подавился печеньем, которое обнаружил в вазочке на журнальном столике. – Тетя Эллен, ты смотришь такие фильмы?!

– Какие это? – повернулась к нему та.

– Про геев!

– Ты что-то имеешь против геев? – нахмурилась Эллен. – Вот уж не думала, что ты гомофоб!

– Нет, что ты! Я вовсе не гомофоб! Просто это такая редкость, чтобы на ранчо в Техасе относились к подобному толерантно, – пожал плечами он. – Респект!

– Да, штат у нас один из самых нетерпимых, но лично я никогда не понимала, как можно ненавидеть геев, они же такие милые! – улыбнулась тетушка. – Ты только посмотри на них! У Джастина прозвище Солнышко, его просто невозможно не полюбить!

– Ага, – кивнул Джаред в обалдении. Тетушка Эллен оказалась даже более клевой, чем представлялась ему поначалу, и это был приятный сюрприз.

Когда сериал закончился и растроганная до глубины души тетушка ушла пить сердечные капли, Джаред продолжал пялиться в экран, по которому бежали финальные титры, как вдруг его осенила гениальная в своей простоте мысль.

– Черт, только бы Дженсен уже вернулся, – пробормотал он, выбежав из гостиной, и помчался вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

Изображение

– Открыто, блин! – проорал Дженсен, когда Джаред принялся выстукивать ритм «Шоссе в ад» бессмертных «AC/DC» на двери его комнаты.

– Я знаю, как прижать Коэна! – с порога заявил Джаред, буквально искрясь от переполняющего его энтузиазма.

– Дверь закрой, придурок! – закатил глаза зануда и добавил после того, как Джаред исполнил приказ. – Ну что ты там выдумал?

– «Близкие друзья»! – многозначительно отозвался Джаред, плюхаясь в кресло.

– Кто? Мы с Мэттом?!

– Да нет же, идиот! Мы с тобой!

Всем своим видом Эклз по-прежнему выражал полнейшее недоумение, и Джаред подумал, что переоценил умственные способности красавчика.

– Нам нужно изобразить парочку, – глубоко вздохнув, терпеливо пояснил он. – Как в сериале «Близкие друзья». Тетушка Эллен тащится от этих «милых педиков»! Прикинь, как она будет тащиться от нас!

– Ты совсем охренел?! – выпалил Эклз, глядя на него, как на последнего психа.

Но, несмотря на такую реакцию, Джаред не собирался отказываться от своей идеи.

– Послушай! Без Эми кузен Мэтти не был бы таким идеальным! И тетю, в первую очередь, радует то, что они такая чудесная пара! А мы чем хуже?!

– Тем, что большую часть времени я хочу тебя придушить? – скептически заметил Дженсен. – Сейчас – особенно сильно!

– Черт, ну ты же умный! Только подумай! Нам ничего не нужно делать, она просто должна поверить, что мы вместе! Она романтик и будет в восторге, когда поймет, что благодаря ей мы нашли свою судьбу в лице друг друга!

Дженсен прыснул со смеху.

– Ты точно дебил, Падалеки! Да она нас раскусит сразу же!

– Если ты хочешь деньги – ты подыграешь мне так, чтобы она поверила, – серьезно сказал Джаред. – По-другому никак. Что бы мы ни делали, их – двое. У них любовь до гроба, и тете Эллен этого достаточно для того, чтобы все оставить Коэну!

Дженсен вмиг успокоился и пристально поглядел ему в глаза.

– Как мы это изобразим? – спросил он. – Боюсь, если за ужином мы сообщим, что внезапно воспылали друг к другу неземной страстью, никто не купится.

– Ничего сообщать не придется, – заговорщицки подмигнул ему Джаред, понимая, что лед тронулся. – Я знаю, как все провернуть.

Дженсен по-прежнему сомневался, это легко читалось по его лицу, но видимо, и он своими куриными мозгами начал догонять, что такой выход, пожалуй, самый оптимальный.

– Хорошо, рассказывай, что делать, – приказал он, усаживаясь на кровати в позе йога.

Джаред довольно улыбнулся и принялся излагать свой план.

Изображение

Через полчаса, стоя возле окна в гостиной, Дженсен отчаянно размышлял, как Падалеки удалось уговорить его на эту безумную авантюру. Тот, в свою очередь, чуть ли не светился уверенностью в успехе собственного предприятия и вообще вел себя так, словно они собирались сделать что-то незначительное. Мороженого поесть, например.

– У тебя точно нет герпеса? – в черт знает какой раз уточнил Дженсен, брезгливо поглядывая на бороду Джареда.

– Слушай, я покажу тебе справку, да хоть десять справок, но потом! – устало сообщил тот. – А сейчас будь добр, не испорть нашу «постановку»!

– А может, мы все же лучше… эээ… ну, там, за руки подержимся? – отчаянно попросил Дженсен. – Или просто обнимемся, в конце концов? Я согласен с тобой обняться!

– Нет! – рявкнул Джаред. – Мы уже сто раз все обговорили, так что хватит ломаться, как целка!

Дженсен раскрыл рот, чтобы рассказать Падалеки, в каких позах он имел его бредовую затею, но в этот момент Джаред вдруг схватил его за талию и резко притянул к себе. Дженсен уперся ладонью в его грудь, пытаясь остановить, но сделал это слишком поздно. В следующую секунду его губы коснулись жестких волос на подбородке Падалеки, однако всерьез испытать отвращение он не успел – Джаред поцеловал его раньше, чем Дженсен вообще сообразил, что происходит. От неожиданности он даже не воспротивился, когда Джаред нырнул языком ему в рот, но, услышав копошение в дальнем конце коридора, плотнее прижался всем телом к груди Падалеки и запустил руку в его волосы – для пущей убедительности. Даже сейчас Дженсену хотелось доказать, что актер из него не хуже, чем из Джареда.

– Боже, Митч! – раздался вдалеке приглушенный шепот тетушки, и в нем было столько благоговейного восторга, что Дженсен с трудом удержался, чтобы не засмеяться.

Они не разрывали поцелуй до тех пор, пока не послышались торопливые удаляющиеся шаги, а затем Джаред отстранился и пробормотал:

– Все, ушли.

Дженсен отшатнулся от него, демонстративно вытирая рот тыльной стороной ладони.

– Лапать обязательно было? – грубо поинтересовался он.

– Кто бы говорил! – возмутился Джаред.

– Я тебя не лапал, мне просто надо было куда-то деть руки!

– Ладно, не важно. Осталось еще два раза! – прекращая спор, сообщил Падалеки. – В худшем случае – три.

– Я ни разу не поцелуюсь с тобой, если не побреешься! – сказал Дженсен. – Твоя борода – мерзкая! И царапается!

– Ага, уже бегу! – бросил ему Падалеки. – Не девчонка, потерпишь!

– Я серьезно, придурок!

– Я тоже серьезно! И уж молчу про то, что терпеть не могу банановую жвачку!

С этими словами он развернулся и отправился в свою комнату. Дженсен показал средний палец его удаляющейся спине, а потом, немного помявшись, вытащил жвачку изо рта и выбросил в окно.

Изображение

Остаток вечера Дженсен чувствовал себя не в своей тарелке. Его преследовало ощущение, что тетушка постоянно косится на них с Джаредом, пытаясь подловить на обмане, поэтому он решил переключить внимание на Мэтта и Эми, которая наконец вышла из своей комнаты. Джаред же, казалось, искренне наслаждался ситуацией. Он время от времени якобы ненароком прикасался к Дженсену, спрашивал его мнения по любому вопросу и вообще явно переигрывал. Так что Дженсен решил серьезно поговорить с ним перед тем, как идти спать. Раз уж они ввязались в эту авантюру, глупо было бы все похерить из-за чрезмерного усердия лохматого придурка.

Однако стоило им переместиться в гостиную, где Мэтт предложил в качестве развлечения карты, как Джаред вместе с теткой вылетели у него из головы. Дженсен был азартным, но в меру, а еще любил и умел играть в покер, что сейчас успешно всем и доказывал, выигрывая одну партию за другой и победно посмеиваясь, глядя в карты.

– Фул-хаус, – произнес он, небрежно выложив свою комбинацию на стол.

– Кто мог подумать, что ты такой удачливый сукин сын? – расплылся в улыбке Мэтт, не слишком успешно скрывая раздражение. – Ты, должно быть, гроза всех казино.

– На серьезные деньги не играю, – покачал головой Дженсен. – Из принципа.

– Ну надо же, какой принципиальный, а ведь мог бы нехилые бабки зарабатывать.

– В казино выигрывает лишь казино, – пожал он плечами. – Джей, а ты чего надулся?

– Да, я опять в жопе, – грустно вздохнул тот. – Не везет мне в карты.

– Значит, повезет в любви, – заметил Дженсен и сгреб карты, собираясь перетасовать колоду, и лишь потом понял, как двусмысленно прозвучала его фраза в свете представления, устроенного для миссис Гир.

– Или уже повезло, – тут же заметила она и выразительно посмотрела на них, от чего щеки Дженсена залились краской.

– В каком смысле? – искренне удивился Падалеки, и Дженсену захотелось треснуть недоумка по лбу – нельзя же так палиться.

– Думаю, ты и сам прекрасно знаешь, – усмехнулась тетушка. – Не понимаю, зачем вы пытались это скрыть, но в любом случае потерпели неудачу, потому что я вас видела сегодня в гостиной.

– О! – только и ответил Джаред, покраснев. Если бы Дженсен не знал, что все это – одна большая брехня, он бы, наверное, счел его смущение милым.

– О чем речь? – нахмурилась Эми. – Тетя Эллен, почему ты говоришь загадками?

– Это все Джаред и Дженсен. Я случайно застукала их, когда они целовались!

Судя по ошарашенным лицам кузена и его невесты, новость оказала на них эффект разорвавшейся бомбы.

– Мы не специально, – пробормотал Дженсен с самым искренним раскаянием на лице, всерьез начиная подумывать об актерской карьере.

– Ой, да целуйтесь себе на здоровье, кто вам не дает? Но прятаться зачем?

– А что еще мы должны были сделать? – со вздохом произнес Джаред. – Мы сразу друг другу понравились, но это же техасское ранчо! Откуда нам было знать, что ты не выставишь нас за порог в тот же миг, как узнаешь? Вот мы и старались не показывать своей симпатии, даже изображали неприязнь.

– Но ты же знаешь, что я не из таких! – возмущенно воскликнула Эллен. – Да на всем моем ранчо нет ни одного проклятого гомофоба!

– Теперь – да, – потупился Падалеки. – Но раньше-то – нет.

– Так вот почему у тебя была такая реакция на «Близких друзей», – улыбнулась вдруг она.

– Ага, я знал, что ты клевая, но понятия не имел, насколько! – ответил тот и накрыл ладонью руку Дженсена.

И хотя больше всего Дженсену хотелось сбросить эту лапищу с себя, он мужественно переплел их пальцы и робко улыбнулся, с ужасом осознавая, что выглядит сейчас в глазах тетушки трепетной ланью.

– Мальчики, даже не думайте стесняться того, что у вас есть, – тепло произнесла Эллен.

– Хорошо, – ответил Дженсен, прижавшись к плечу Джареда, и подумал, что, будь это кино, на экране сейчас бежали бы финальные титры, а домохозяйки вытирали бы фартуками слезы. Воистину в нем умер великий актер.

Когда все расходились по своим комнатам, он придержал Падалеки за руку и поманил за собой на балкон.

– Видел, как у Коэна рожа вытянулась? – возбужденно затараторил Джаред, пока Дженсен прикуривал сигарету. – Я же говорил, что сработает!

– Вот только если бы ты еще не переигрывал так сильно, – заметил Дженсен, облокотившись о перила и насладившись первой затяжкой.

– Чего?! – тут же взбеленился тот. – Да я, в отличие от некоторых отмороженных, изображаю хоть какие-то эмоции!

– Ага, еще громче поори, чтобы весь дом услышал, – осадил его Дженсен.

– Ладно, извини, я правда стараюсь, – Джаред вдруг нагло вырвал сигарету из его рук и тоже затянулся. – Между прочим, твоему парню не нравится, что ты куришь.

– Какому парню? Нет у меня никакого… Прости, я туплю. Просто мне кажется, ты немного нарочито все делаешь.

– Может и так, но тете это явно нравится, – пожал плечами тот. – Но я постараюсь умерить пыл немного, если ты настаиваешь.

– Спасибо, – усмехнулся Дженсен. – Ладно, пошли спать.

– Вместе? – тут же оживился Падалеки.

– Ага, в твоих удроченных снах, лузер!

– Ты все же милашка, Эклз, – Джаред послал ему воздушный поцелуй, и Дженсену пришлось сделать вид, что он забыл об обещании отделать верзилу за эту кличку.

Изображение

Следующие пару дней Джаред откровенно наслаждался успехом собственной затеи. Шансы снова сравнялись, хоть Мэтт и Эми и не показывали недовольства в открытую, но Джаред интуитивно чувствовал, как их злит, что тетя Эллен явно симпатизирует новоиспеченной парочке. И пускай она по-прежнему не обделяла будущее семейство Коэнов вниманием, основная масса восторгов, заботы и интереса теперь доставалась Джареду с Дженсеном. Зануда не жаловался, наоборот, старательно отыгрывал свою роль, понимая, что с каждым днем цель становится все ближе. Они даже демонстративно поцеловались пять раз вместо запланированных трех, инициатором последнего был Дженсен, и Джаред не упустил возможности подразнить его, когда они остались наедине.

– Это чтобы у них не осталось никаких сомнений! – отбрехался Эклз.

– Ладно, чувак, признай уже, тебя просто прет со мной целоваться. Мне говорили, что я в этом хорош.

– Жаль тебя расстраивать, но, по-моему, над тобой жестоко посмеялись, – с мерзкой ухмылкой сообщил Эклз, захлопывая дверь комнаты перед его носом.

Джаред вернулся к себе и, раздевшись, завалился в кровать. Позитивные мысли не давали уснуть, он долго раздумывал о том, что вскоре Коэн сам поймет, что ему ничего не светит, и ретируется, прихватив с собой свою милашку-невесту. Время давно перевалило за полночь, когда он почувствовал очередной приступ голода.

Джаред выбрался из постели и замер возле двери, прислушиваясь. Убедившись, что все тихо, он выскользнул в коридор и уже почти добрался до лестницы, как вдруг, откуда ни возьмись, навстречу ему выскочила тетушка Эллен в длинной белой ночной сорочке. В темноте Джаред едва не принял ее за привидение и резко остановился, испытывая жуткую неловкость от того, что стоит посреди коридора в одних трусах.

– Джей! Господи, ты меня напугал! – воскликнула тетушка. – Я забыла на кухне свои капли! А ты чего тут так поздно бродишь?

Рассказывать о своих еженощных набегах на холодильник не хотелось, поэтому Джаред сморозил первое, что пришло в голову:

– Я… эээ… к Дженсену шел…

– Мальчик мой! – судя по голосу, Эллен расплылась в широкой улыбке. – Не надо говорить так, словно это что-то ужасное!

– Это так глупо, но я просто… начинаю скучать по нему, как только мы расстаемся, – пробормотал Джаред.

– Этого не нужно стесняться! – серьезно заявила тетушка, и, схватив его за запястье, подвела к комнате Дженсена. – Уверена, он так же скучает, он ведь влюблен в тебя по уши!

С этими словами она громко постучала в дверь, и Джаред мысленно выругался, понимая, что лучше бы признался про собственный неуемный голод. А теперь его ждал пиздец в лице всклокоченного, заспанного Эклза, появившегося на пороге в одних пижамных штанах.

– Что случилось? – удивленно выпалил Дженсен.

– Он крался к тебе тайком! Соскучился! – тут же сообщила ему тетушка и, впихнув Джареда в комнату, добавила. – Приятной ночи, мальчики!

И, подмигнув им обоим, тихо прикрыла за собой дверь.

– Ты крался ко мне?! – с недоумением прошептал Дженсен.

– Нет, вообще-то я шел пожрать и столкнулся с тетей Эллен! – виновато сказал Джаред. – Пришлось соврать, что я к тебе хотел…

– Ты дебил?

– Нет, я добавил баллов в нашу копилку! Ты видел тетушку? Она в восторге!

– Ну, молодец, – Дженсен широко зевнул. – А теперь вали уже, куда шел.

– Офигел?! Хочешь, чтобы тетя Эллен решила, будто мы занимаемся сексом всего две минуты? Не знаю, как ты, а я не собираюсь так позориться.

– Какой нахер секс?! – чуть ли не в голос выпалил Дженсен. – Хватит бредить, я спать хочу, придурок!

– Отлично, давай спать, – ответил Джаред и, пройдя вглубь комнаты, бесцеремонно забрался в кровать.

Эклз молчал так долго, что Джаред уже подумал, не лишился ли тот дара речи от неожиданности. Но, обернувшись, обнаружил, что Дженсен стоит, скрестив руки на груди, и смотрит на него с явной жаждой убийства в глазах.

– Ты. Не. Останешься. Здесь, – процедил сквозь зубы Эклз.

– Не хочу тебя огорчать, но мне придется остаться. Иначе плакало наше наследство, – ответил Джаред, взбивая подушку удобнее.

– Хорошо, – взяв себя в руки, отозвался Эклз. – Тогда ложись на пол. Это моя комната. И моя кровать. И спать в ней буду я.

– Меня не напрягает спать с тобой в одной кровати. Если тебя напрягает – пол в твоем распоряжении, – сказал Джаред, накрываясь одеялом по самые уши.

– Ублюдок, – бросил Дженсен, и Джаред услышал, как скрипнуло кресло под его весом.

– Будь добр, выключи свет, – пробормотал он, прикрывая глаза.

– Пошел ты!

Спорить Джаред не стал, голод отступил, и теперь он не сомневался, что сумеет заснуть и с включенным ночником. Эклз недовольно сопел где-то совсем рядом, а когда Джаред уже почти провалился в сон, он почувствовал, как тот все-таки забрался в постель, улегся с краю и заворочался, пытаясь урвать себе кусок одеяла. Джаред не стал ему мешать, в конце концов, Дженсен действительно имел больше прав на эту кровать, а то, что он пошел на попятную, только радовало.

Изображение

Проснулся Джаред от того, что ужасно затекла рука, и сразу почувствовал приятное тепло другого тела рядом с собой. Открыв глаза, он с удивлением обнаружил Дженсена, уткнувшегося ему в плечо и обнявшего за талию. Тот улыбался во сне и выглядел таким расслабленным и милым, что Джаред подумал, как замечательно было бы, если бы зануда спал все время. Таким он однозначно нравился Джареду гораздо больше, чем в своем обычном модусе язвительной сучки. Джаред взглянул на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке, понял, что проспал все на свете, и начал потихоньку высвобождаться из-под Эклза. Сделать это оказалось совсем не просто, потому что тот пробормотал что-то во сне и обнял его еще крепче. Пришлось отбросить церемонии и просто отодвинуть его от себя. Дженсен тут же проснулся и недоуменно уставился на него, хлопая ресницами.

– Какого хера ты забыл в моей кровати? – недовольно поинтересовался он.

– И тебе доброе утро, любовь моя, – широко улыбнулся ему Джаред. – Как спалось на моем плече? Я и не думал, что ты такой слоненок, всю руку мне отдавил.

– Ты охренел? – возмутился тот. – Делать мне больше нечего!

– А кто не хотел выпускать меня из объятий?

– Я не хотел, – смутился Дженсен. – В смысле, не выпускать не хотел, а обнимать тебя. Это ненарочно вышло.

– Да ладно тебе, мы оба прекрасно знаем, что ты без ума от меня, – он продолжил дразнить Эклза, получая искреннее удовольствие от того, как тот бесится.

– Падалеки, твое самомнение не перестает меня поражать, – закатил глаза Дженсен. – Я просто часто во сне обнимаю того, с кем сплю. К тебе это не имеет абсолютно никакого отношения.

– Ладно, тешь себя этой мыслью, – добродушно позволил ему Джаред. – Тем более что когда ты спишь, ты гораздо более приятный собеседник.

– Но во сне я молчу, – нахмурился тот.

– Вот именно, милый, вот именно! – заржал Джаред.

– Придурок! – фыркнул Дженсен. – Выметайся уже к себе и, пожалуйста, в следующий раз скажи тетушке правду. Ночь с тобой была незабываемой, пусть она останется также единственной и неповторимой.

– В кои-то веки я с тобой совершенно согласен, – заявил Джаред и, ничуть не смущаясь утреннего стояка, встал с постели и отправился к себе.

Изображение

После завтрака Дженсен вышел на улицу и довольно быстро обнаружил Джареда. Тот сидел под каштаном, прямо на траве и, заткнув уши наушниками, копался в айподе. Дженсен подошел к нему и присел рядом на корточки, опасаясь испачкать светлые брюки.

– Что, уже соскучился? – усмехнулся Джаред, не отрываясь от своего занятия, но музыку, кажется, все же приглушил.

– Эллен по почте прислали новые каталоги схем для вышивания, и у них с Эми там праздник женского счастья, – ответил Дженсен.

– О, да, это ужасно, чувак!

– Поэтому я решил прогуляться.

– Ясно.

Джаред смотал наушники вокруг айпода и убрал его в карман. Дженсен чувствовал себя странно. Молчать было не слишком комфортно, однако, о чем говорить с Джаредом, он не знал. Поэтому просто рассматривал его, пользуясь тем, что сам Джаред предпочитал глазеть на окружающий пейзаж. Дженсен вдруг отчетливо понял, что пропустил момент, когда Падалеки перестал бесить его одним своим существованием. Сейчас он даже готов был признать, что в Джареде есть что-то такое, что не отпускает, заставляет смотреть, изучать. И все же это не отменяло того, что Падалеки был порядочной сукой и в любую секунду мог отмочить какую-нибудь гадость, просто чтобы позлить его или повеселиться самому. Дженсен не надеялся подружиться с ним, да и не хотел этого. Им просто нужно было держаться вместе, чтобы получить чертовы деньги, поделить их и навсегда забыть друг о друге.

Джаред прервал его сумбурные размышления, резко схватив за запястье и потянув на себя, так что Дженсен, не удержавшись, плюхнулся прямо к нему на колени.

– Какого хрена?.. – пробормотал он, чувствуя, как Падалеки бесцеремонно облапывает его задницу.

– Тихо, – спокойно сказал Джаред, сжимая его ягодицу. – Объект приближается.

Дженсен уже было решил, что Падалеки бредит, и начал прицеливаться, с какой стороны врезать ему в челюсть, когда за спиной раздался звучный голос Коэна.

– Вот вы где! Я вас уже обыскался!

– Что-то случилось? – Дженсен попытался отпихнуть Джареда и повернуться, но тот только переместил руку на его поясницу и прижал к себе крепче.

– Нужна помощь, – ответил Мэтт. – В конюшню привезли свежее сено, а все работники сегодня заняты в поле. Я сказал Митчу, что мы справимся.

– В конюшне? – переспросил Джаред.

Дженсен готов был поклясться, что тот едва сдерживает панику. Впрочем, учитывая, чем закончилось знакомство Джареда с местными лошадьми, было неудивительно, что парень не горит желанием приближаться к ним снова. Мысль о том, что в этом есть и доля его собственной вины, Дженсен благополучно подавил в зародыше.

– Можешь не волноваться, я разберусь, – он ехидно улыбнулся и погладил Джареда по плечу.

– Я и не волнуюсь, – фыркнул тот. – С чего мне волноваться, это же просто сено, а я вроде не инвалид.

– Тебе не обязательно идти к лошадям, мы с Мэттом справимся и вдвоем, – настойчиво повторил Дженсен.

– Ты ведь испачкаешься, Дженни, – сказал Джаред и улыбнулся так искренне, что любой бы поверил в его неподдельную заботу. – Или, еще хуже – устанешь! А у меня есть планы на вечер.

Он поиграл бровями, и Дженсен лишь в последний момент сдержал себя, чтобы не вызвериться.

– Для тебя у меня всегда найдутся силы, детка, – пробормотал он с нежностью в голосе и метнул в Джареда уничтожающий взгляд.

– Не ссорьтесь, парни, вил там на всех хватит, – напомнил о своем присутствии Коэн. – Идем? Или ты хочешь переодеться, Дженс?

– Пошли.

Дженсен вскочил на ноги и последовал за ним, решив, что помогать подняться Падалеки будет перебором.

Вскоре выяснилось, что Джаред владеет собой гораздо лучше, чем казалось Дженсену. Он едва успел снять рубашку и вооружиться вилами, когда в конюшню пришел Митч и попросил Падалеки перевесить полку для сбруй и уздечек поближе к стойлу Вулкана. От Дженсена не укрылось, с каким ужасом тот посмотрел в сторону жеребца, но все же безропотно принял из рук управляющего инструменты и разоблачился по пояс. Прошлой ночью, да и утром, Дженсену было не до разглядывания, однако сейчас он неожиданно для себя отметил, что, несмотря на неуемный аппетит, Падалеки находится в отличной форме. А когда тот приподнялся на цыпочки, сосредоточенно вбивая гвоздь в поддерживаемую Митчем дощечку, и его джинсы приспустились, обнажая полоску незагорелой кожи чуть ниже поясницы, Дженсен нервно сглотнул, чувствуя, как собственный член шевельнулся в брюках, проявляя живой интерес к происходящему.

– Эй, давай работать, потом налюбуешься на своего бойфренда! – громко окликнул его Мэтт.

Джаред, как назло, услышал это и обернулся, сталкиваясь с Дженсеном взглядом. Дженсен поспешно отвернулся, принимаясь с завидным рвением ворошить сено вилами. Ему даже удалось довольно быстро с головой погрузиться в работу, поэтому, когда спустя час Падалеки вдруг подскочил к нему сзади и бесцеремонно обнял за талию, Дженсен от неожиданности чуть не заехал ему локтем под дых.

– Как дела? Справляешься? – прошептал Джаред, прижимаясь потной грудью к его спине.

– Все окей, – глухо пробормотал Дженсен, ненавязчиво отпихивая его. – Давай, присоединяйся.

Джаред шлепнул его по заднице, за что Дженсен мысленно поклялся отомстить ему позже, и, схватив свободные вилы, подключился к работе. Втроем они справились со всем за пару часов, и под конец Дженсен уже не думал ни о чем, кроме холодного душа. Судя по тому, как Джаред беспрерывно вытирал футболкой льющий в три ручья пот, он тоже грезил именно об этом.

Однако желанию Дженсена не суждено было исполниться. Он ввалился в свою комнату, направляясь прямиком в ванную, и едва не споткнулся о стоявший на полу черный рюкзак с нашивкой-черепом на кармане.

– Что за хрень? – выругался он, рассматривая вещь, которой раньше здесь точно не было и быть не могло.

Чуть поодаль, рядом с кроватью стояла еще и спортивная сумка, также не принадлежавшая Дженсену. Впрочем, сомнений в том, чьи это вещи, у него не оставалось.

Он выскочил в коридор, собираясь выяснить, какого черта шмотки Падалеки делают в его комнате, у их владельца. И так разогнался, что едва не налетел на завернутого в одно банное полотенце Джареда, которому, в отличие от него самого, кажется, все же посчастливилось принять душ.

– Не думал, что ты такой урод! – выпалил Джаред, не дав ему сказать ни слова.

– Ты и сам не красавчик! – мгновенно отреагировал на выпад Дженсен.

– Мои вещи, – прорычал Джаред. – Это совсем не смешно! Надеюсь, ты их хотя бы не по всему дому спрятал?!

– Это ты у нас фанат детсадовских шуток, Падалеки! Не трогал я твое шмотье!

– Тогда где оно?!

– Там, куда ты его и притащил! – нервно усмехнулся Дженсен.

Падалеки выглядел искренне изумленным, но Дженсен лучше других знал, насколько хорошо тот умеет притворяться.

– Что, скажешь, не ты припер свои баулы ко мне в комнату? – язвительно уточнил он.

– Мне делать, по-твоему, нечего? – покачал головой Джаред.

– Мальчики, чего вы шумите? – спросила внезапно вышедшая в коридор тетушка Эллен. – Джаред, почему ты в полотенце?

– Эээ… я сильно извиняюсь… просто вся моя одежда пропала, – ответил Падалеки, мгновенно покраснев. – Думаю, это Дженсен у нас так развлекается.

– Ой, нет, Джей, Дженсен тут не при чем, – виновато потупилась тетушка. – Я даже не подумала, что так получится. Просто после вчерашнего инцидента мне показалось, что будет лучше поселить вас в одной комнате. Чтобы не нужно было бегать друг к другу по ночам, – она улыбнулась, явно довольная собственной задумкой, а у Дженсена внутри все похолодело. – И, так как вы выбрали комнату Дженсена, я решила, что вам там удобнее, поэтому попросила перенести твои вещи, Джей. Надеюсь, я не прогадала?

Дженсен уже собирался тактично объяснить ей, что на данном этапе отношений они с Джаредом еще не готовы жить вместе, когда тот вдруг обнял его за талию и приторным голосом сообщил:

– Спасибо, тетушка, без тебя мы бы еще долго не решились на этот шаг. Так действительно будет лучше, правда, детка?

Он чмокнул Дженсена в щеку, и тетя Эллен расплылась в такой счастливой улыбке, что Дженсен понял – поезд ушел. Спорить сейчас будет бессмысленно. Единственный способ все исправить – убить суку Падалеки.

Это он и собирался сделать, налетев на Джареда, едва они, еще раз хором поблагодарив тетушку, скрылись в комнате.

– Урод, с какой радости ты согласился?! – зло проорал он, пытаясь добраться кулаком до лица Падалеки.

– Тихо ты, придурок! – громко прошептал тот, перехватив его запястье. – Если б мы начали возмущаться, она бы заподозрила, что наша любовь не так уж крепка!

– У нас нет никакой любви, кретин! И я не собираюсь жить с тобой в одной комнате! Я видеть тебя уже не могу!

Дженсен выдернул руку из его хватки и обессиленно рухнул на кровать, дрожа всем телом от ярости. Джаред молча раскрыл рюкзак, вытащил оттуда пару джинсов, футболку и смену белья, а потом подошел к нему, остановившись на безопасном расстоянии, и заговорил, отчетливо выделяя каждое слово:

– Знаешь, ты меня тоже бесишь! Всем бесишь! Бесит твой голос, твоя рожа, твои идиотские шмотки, бесконечные истерики и тупая правильность! Но это ты предложил объединиться ради гребаных денег, и я делаю все, чтобы их не просрать! И раз ты уже в деле, придется терпеть меня, прелесть! А если не хочешь – можешь сваливать прямо сейчас!

Дженсен обреченно посмотрел ему в лицо, только теперь осознав, что все это время у Джареда гораздо лучше выходило скрывать свои истинные чувства. От его слов стало неприятно, вообще понимать, что кому-то ты можешь быть настолько противен, было обидно. Но, в конце концов, Джаред сказал правду. Это все ради дела. И придется смириться с неизбежным, так как вознаграждение с лихвой окупит все эти неудобства.

– Я сплю слева, – наконец убито сообщил он.

– Без проблем, – согласился Джаред и добавил, поморщившись. – А сейчас помойся ради бога, от тебя конюшней несет.

Дженсен презрительно фыркнул и прошел мимо него в ванную, мысленно прикидывая, скостят ли ему срок, если он сообщит, что задушил Джареда подушкой, находясь в состоянии аффекта.

Изображение

Дженсен провалялся в ванной, придумывая все новые отповеди ненавистному Падалеки, пока вода не остыла окончательно, и волей-неволей пришлось вылезти. Джареда в спальне не было, как и его сумок, значит, он уже успел разобрать и разложить вещи в шкафу. Конечно, когда весь твой гардероб состоит из парочки драных джинсов, десятка футболок, больше подходящих подростку, да килограмма побрякушек, не надо много ума, чтобы разместить все это добро. И одной полки в шкафу при этом хватило бы с головой. Впрочем, имидж переростка совершенно не волновал Дженсена, пока Эллен открыто не выказывала недовольства по этому поводу.

Весь день он не разговаривал с Падалеки, стараясь вообще пересекаться как можно реже, чтобы не раздражать того своим видом еще больше. Джареда, казалось, совершенно устраивал подобный расклад, и он тоже держался подальше от Дженсена. Тетушка даже сочувственно поинтересовалась, все ли с ними в порядке, но они, не сговариваясь, списали это на бессонную ночь и усталость после работы в конюшне. Правда, когда Мэтт с тщательно замаскированной надеждой в голосе спросил, не поссорились ли они, Дженсен, усевшись Джареду на колени, поспешил заверить того, что они влюблены и счастливы как никогда в жизни, а его мнимый бойфренд тут же подтвердил это высказывание бесцеремонным лапаньем его задницы.

Но если в течение дня они еще перекидывались хотя бы вынужденными фразами, то, оставшись наедине в его спальне, точнее, теперь уже их совместной спальне, погрузились в абсолютное молчание. Настроение было ни к черту, поэтому Дженсен решил лечь спать пораньше, и Джареду ничего не оставалось делать, как последовать его примеру. Сон никак не шел, они оба ворочались в кровати, но все равно отказывались заговорить друг с другом. Умом Дженсен понимал, что надо бы помириться и строить дальнейшие планы, но глупая обида перевешивала здравый смысл.

– Дженс, а у тебя случайно нет чего-нибудь пожевать? – вдруг нарушил тишину Джаред.

– В смысле? – опешил Дженсен.

– Ну, пожрать, – пояснил тот и вздохнул. – Если я не перебью голод, не засну.

– Ты сейчас пошутил? – Дженсен уселся в постели и, включив ночник со своей стороны, внимательно посмотрел на Джареда. – Да ты весь вечер жрал без остановки, словно беженец из страны третьего мира, и тебе мало?!

– Я всегда ем много, когда нервничаю, – огрызнулся тот. – А из-за того, что ты весь день смотришь на меня волком, я нервничал.

– Имел полное право, между прочим. И вообще хватит тут стенать, спустись на кухню и съешь что-нибудь, – сказал Дженсен, а затем погасил ночник и улегся обратно.

– А вдруг меня тетя застукает? Что я ей скажу? Отмазка, что я крался к тебе, больше не прокатит, – жалобно ответил Падалеки. – Да мне и не надо много, просто сжевать пару кусочков чего-нибудь.

– Это не мои проблемы. Или иди на кухню, или терпи. Спокойной ночи, Джаред, – заявил Дженсен и закрыл глаза.

– Спокойной ночи, – буркнул тот и заворочался, пытаясь улечься поудобнее.

Только Джаред, наконец, перестал крутиться и затих, как Дженсен услышал голодное урчание в его желудке.

– Прости, – пробормотал Падалеки. – Я не специально.

– Да уж, вряд ли у тебя получилось бы такое специально, – хмыкнул Дженсен и снова включил лампу, а затем встал и направился к шкафу.

– Эй, ты куда? – удивился Джаред.

– А тебе все надо знать? – хмыкнул Дженсен, достал припрятанную на всякий случай упаковку шоколадного печенья и бросил ее Джареду. – Только в постели не лопай, я не собираюсь спать на крошках.

– Чувак, спасибо, ты мне жизнь спас! – обрадовался тот и, схватив пакет, быстро вылез из кровати, умостился с ногами на широком подоконнике и захрустел печеньем. – Вкусно! Хочешь тоже?

– Я на ночь не ем, – ответил Дженсен. – Не всем так повезло с обменом веществ, как тебе, простым смертным приходится следить за фигурой.

– Я тоже слежу! Я спортом занимаюсь! – возразил Джаред. – Хотя с обменом веществ мне и правда повезло. Ну хоть одну печенюшку возьми, от нее ничего не будет.

– Я зубы почистил уже.

– Ну ты и зануда, – хмыкнул Джаред, а затем запнулся. – Извини.

– Ничего, я уже привык, – пожал плечами Дженсен, изобразив безразличие.

– Нет, правда, извини, я не хотел тебя обидеть, – тихо возразил Джаред. – И за то, что утром наговорил, тоже извини. Я не должен был.

– Проехали, – отмахнулся Дженсен.

– Чувак, ты напрасно не хочешь взять печеньку, – сказал Джаред, облизывая пальцы. – Они такие вкусные.

– И ты меня называешь занудой? – рассмеялся Дженсен, укладываясь в постель. – Не забудь помыть руки перед тем, как лечь спать.

– Да, мамочка, – заржал Джаред и снова захрустел.

Изображение

Утром Джаред снова проснулся в крепких объятьях Эклза. Он бы покривил душой, сказав, что это было так уж неприятно – скорее, нелепо и забавно, учитывая, что бодрствующий Дженсен старался как можно реже прикасаться к нему без особой необходимости.

Эклз прижимался щекой к его плечу и выглядел так трогательно, что Джареду стало даже жалко тревожить его сон. Поэтому он как можно осторожнее выбрался из кровати и отправился в душ, уже в дверях заметив, что сразу же после его ухода Дженсен перекатился на его место, развалившись на кровати по диагонали.

Когда он закончил с водными процедурами, Эклз уже проснулся и толокся возле двери в ванную. Но, к счастью, делал это молча. Что дарило надежду хотя бы до завтрака дожить в хорошем настроении.

Однако когда Джаред вместе со своим «бойфрендом» спустился вниз, то сразу попал в эпицентр очередной перепалки.

– Пожалуйста, только не надо волноваться, Элли! – с мольбой в голосе произнес Митч.

– Как я могу не волноваться? – сокрушалась Эллен. – Я провожу этот прием каждый год! Каждый! Если в этот раз я откажусь, все подумают, что на старости лет я стала скрягой!

– Я могу связаться с Сойер…

– У Сойер своих дел полно, ей точно не до какого-то там приема!

Джаред озадаченно поглядел на Дженсена, но тот покачал головой, показывая, что сам не знает, в чем дело.

– Да мало ли, что подумают соседи! – неуверенно встрял в разговор Мэтт.

– Ты просто ничего еще не понимаешь, Мэтти, – осадила его тетушка и принялась нервно комкать в руке носовой платок.

– Что случилось? – решив, что сейчас удачный момент привлечь к себе внимание, спросил Джаред.

– Эллен вот уже десять лет ежегодно проводит у себя прием, на который приглашает всех соседей, – ответил за тетушку Митч. – Это уже стало практически традицией. Но в этом году мистер Паркинс – человек, который всегда занимался организацией торжества, попал в больницу с пневмонией и вряд ли успеет выздороветь к сроку. Заменить его некем, и это сильно печалит Эллен.

– Ясно, – вздохнул Джаред, хоть и не понимал, как можно расстраиваться из-за того, что не придется приглашать к себе в дом кучу малознакомого народа, большинство из которого припрется исключительно, чтобы пожрать на халяву.

– Мне кажется, я мог бы помочь, – нерешительно подал голос Дженсен.

– Ты? – удивленно посмотрел на него Джаред.

– Ну, кое-какой опыт у меня есть, – смущенно пожал плечами Эклз.

– Дженсен работает официантом в крупном ресторане, – пояснила всем присутствующим Эллен, а затем повернулась к Эклзу. – Это очень ценное предложение, мой мальчик, но ты уверен, что справишься? Все же организация приема – это такое сложное дело…

– У нас не раз устраивали приемы, – уже смелее сообщил Дженсен. – В теории я знаю, что нужно делать, так что, если позволите, могу попробовать.

Эллен задумчиво посмотрела на Митча, потом вытерла платком заплаканные глаза и наконец вынесла свой вердикт:

– Хорошо. Большого выбора у меня нет, так что действуй, сынок.

– Обещаю, я постараюсь все сделать в лучшем виде, тетушка, – улыбнулся Дженсен.

Изображение

– Официант? Серьезно?

После завтрака, за которым Дженсен и тетушка обсуждали тонкости организации приема, пока все остальные буквально подыхали со скуки, прошло полчаса. Джаред нашел Эклза на террасе, обложившегося каталогами поставщиков продуктов питания.

– А ты официантофоб? – спросил тот, не отрывая взгляда от глянцевых страниц.

– Нет, просто это странно. Понтов у тебя, словно у хозяина сети ресторанов.

– Если это комплимент – спасибо, если очередная подколка – иди на хрен, – спокойно отозвался Дженсен. – И вообще я сейчас немного занят, поэтому поупражняйся в остроумии где-нибудь в другом месте.

Решив не раздражать его лишний раз, Джаред послушно убрался в дом. Однако вскоре он заскучал и, оседлав Хонду, поехал в Плано. Ходить в кино в одиночестве Джаред не любил, но сидеть в кафе было еще хуже, поэтому он купил билет и послушно отсмотрел очередной напичканный спецэффектами тупой блокбастер. Вернувшись на ранчо к вечеру, Джаред обнаружил, что там вовсю развернулась бурная деятельность по приготовлению к банкету. Эклз, не расставаясь с телефоном, отдавал короткие указания мельтешащим вокруг слугам, а тетушка Эллен не отходила от него, то и дело напоминая, что еще нужно заказать для приема.

– О! – помахал ему Дженсен, как только заметил. – Там сейчас подъедет машина из ресторана, встреть ее, пожалуйста.

– Да, мой господин, – ответил Джаред, подумав, что посылать Эклза при тетушке будет стратегически невыгодно.

В следующие полчаса ему пришлось выслушивать подробный доклад поставщика о том, что и в каких количествах он привез, сверяясь с составленным Дженсеном списком. Джаред уже готов был на стену лезть, когда тот наконец закончил и, попрощавшись, забрался в свой фургон. Он приказал слугам отнести коробки в дом, предварительно стянув из одной пачку песочного печенья, а потом подумал, что Эклз, пожалуй, заслуживает уважения за то, что занимается этой утомительной ерундой целый день. По правде говоря, Джареда даже приятно удивило то, что в чем-то неудачник все же был хорош. Естественно, говорить об этом вслух он не собирался.

– Устал как собака, – сообщил Дженсен, вернувшись в комнату сразу после Джареда.

– Что, завтра будем принимать толпу старух со всей округи?

– Издеваешься? Эллен только составила список гостей, но еще никого не обзванивала. Да и с Паркинсом нужно связаться, сам я даже не знаю, есть ли в этой глуши приличный повар.

– Жаль, – пробормотал Джаред. – Я уже настроился на классную жратву!

– Да у тебя каждый день – классная жратва, грех жаловаться! – фыркнул Дженсен, стягивая с себя рубашку.

Он аккуратно повесил ее на спинку стула, вытащил из верхнего ящика секретера смену белья и, потягиваясь на ходу, побрел в ванную.

– Между прочим, сегодня я не поужинал как следует по твоей милости, – бросил ему вдогонку Джаред.

– Бедняжка, – усмехнулся Дженсен, захлопнув за собой дверь.

Как только в душе включилась вода, Джаред извлек из кармана джинсов припасенное печенье и, распечатав упаковку, принялся с охотой его поглощать. Эклз вернулся через пять минут – скорострел, выудил из-под подушки пижамные штаны и только тогда заметил, что именно сегодня спасает Джареда от голодной смерти.

– Нехорошо красть чужую еду, – с наигранным упреком заявил он.

– Эй, тетушка мне не чужая, следовательно, еда и моя тоже, – улыбнулся Джаред, протягивая ему пачку. – Будешь?

Дженсен колебался пару секунд, а потом протянул руку и, взяв печенье, осторожно надкусил его, стараясь не крошить. Видимо, уйдя с головой в дела, он и сам сегодня остался без ужина. Однако напоминать про заповедь «на ночь не есть» Джаред не стал, зануда сегодня явно принес очки в копилку их «пары», поэтому заслужил вечер покоя.

Они не выключали свет до тех пор, пока пачка не опустела, а потом Дженсен погасил ночник и, пробормотав «спокойной ночи», улегся спиной к Джареду. Через полчаса, погрузившись в крепкий сон, он перевернулся на другой бок и закинул руку Джареду на грудь. Джаред не возражал.

Изображение

В следующие дни на ранчо царила безумная суматоха. Слуги сбивались с ног, исполняя бесконечные приказы Эклза, сам он ни на минуту не расставался с телефоном, то и дело что-то заказывая, выясняя, подтверждая. Спасибо, хоть в постель ложился без этого блага цивилизации.

К огромному разочарованию Джареда, подготовка к приему не обошла стороной и его. Он, конечно, пытался объяснить Дженсену, что перспектива быть рабом его не радует, но тот только напомнил, что раз они – «бойфренды», значит, должны помогать друг другу, и отправил Джареда на кухню контролировать работу повара. Впрочем, когда мистер Кэвилл разрешил ему снимать пробу со всех приготовленных блюд, Джаред даже подумал мельком, что рабовладелец из Эклза хороший. Заботливый.

Когда до прибытия гостей оставалась всего пара часов, Джаред разыскал Дженсена на балконе. Тот стоял, облокотившись на парапет, и сжимал в пальцах сигарету. Он обернулся на звук открывшейся двери, и Джаред заметил неприкрытое волнение в его взгляде.

– Повар закончил, – сообщил он. – Ты бы видел, что он наготовил!

– Круто, – улыбнулся Дженсен, выкидывая окурок.

– Нет, серьезно, это такая вкуснотища!

– Надеюсь, гости тоже оценят, – кивнул Эклз.

– Надо быть зажравшимися свиньями, чтобы не оценить такие кулинарные шедевры! – воскликнул Джаред. – И вообще не переживай, ты отлично справился!

– Думаю, с уверенностью об этом говорить можно будет завтра, – без особого энтузиазма сказал Дженсен, и только теперь Джаред понял, насколько серьезно и ответственно тот подошел к своей задаче. Словно от этого приема зависела его жизнь.

Дженсен достал новую сигарету, и Джаред решительно выдернул ее у него из рук.

– Хватит нервничать. Без тебя этого приема вообще не было бы. Ты уже перевыполнил план, теперь можешь расслабиться.

Дженсен уставился на него удивленно, но промолчал. Несколько минут они просто дышали воздухом на балконе, Джаред играл с сигаретой, перекатывая ее между пальцев, Дженсен задумчиво смотрел вдаль, словно ожидал увидеть первые подъезжающие машины с гостями, хотя было еще слишком рано.

– Кстати, раз уж сегодня вечер моего триумфа, будь добр, оденься поприличнее, – внезапно приказал он.

– Окей. У меня есть классная футболка с «AC/DC», новая…

– Джаред.

– Совсем новая, нераспечатанная даже!

– Джаред, пожалуйста.

– Ладно, выскочка, все ради тебя.

Он оставил сигарету на парапете и вернулся в дом, чувствуя, как Дженсен провожает его взглядом.


Последний раз редактировалось Lonely Heart 25 ноя 2011, 19:53, всего редактировалось 1 раз.

25 ноя 2011, 19:28
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2010, 01:42
Сообщения: 2032
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

Дженсен покосился на часы, затем взглянул на себя в зеркало и в сотый раз поправил галстук-бабочку. Он планировал спуститься вниз еще десять минут назад, но не хотел идти без своего «бойфренда». А тот, как назло, заперся в ванной и торчал там уже бог знает сколько времени.

– Джаред, у тебя что, несварение желудка? – поинтересовался Дженсен, забив на тактичность.

– Ты долго топтался под дверью, прежде чем спросить? – заржал тот, не предпринимая, впрочем, ни малейшей попытки выйти.

– Просто волнуюсь, не помер ли ты там. Может, я напрасно здесь стою.

– Не дождешься. Я всего лишь прихорашиваюсь для тебя, любимый, – манерно растягивая гласные, ответил Джаред.

– Падалеки, это не смешно! – взорвался он. – Гости начали прибывать, а мы все еще здесь, в то время как Коэн наверняка уже вовсю очаровывает тетушкиных подруг.

– Не волнуйся, мы вдвоем очаруем их гораздо больше, – отозвался Джаред из-за двери.

– О да, особенно если ты напялишь тот пояс с черепом и костями, – закатил глаза Дженсен и снова принялся терзать несчастную бабочку. – Но для начала надо хотя бы появиться там до того, как прием закончится.

Джаред снова гнусно заржал, и у Дженсена закралось подозрение, что тот давно уже готов и специально над ним издевается.

– Падалеки, предупреждаю, если ты сейчас не выйдешь, я на хрен снесу эту дверь с петель, – пригрозил он.

– Сила твоей любви безгранична, детка, – ответил Джаред, наконец открыв замок.

Дженсен нетерпеливо дернул дверь на себя и буквально оторопел.

– А где Джаред? – спросил он, пытаясь вернуть на место отвисшую челюсть и не сводя глаз с красивого высокого парня в смокинге, стоявшего перед ним.

– Очень смешно, – вспыхнул тот и улыбнулся, продемонстрировав ямочки на щеках.

– Ты?! – Дженсен недоверчиво протянул руку и погладил его по щеке. Мягкой, гладкой, свежевыбритой щеке. – Господи!

– Для тебя, детка, просто Джаред, – хмыкнул Падалеки, а затем продефилировал в центр комнаты, позволив Дженсену оценить, как хорошо на нем сидят смокинг и брюки.

– Ты побрился и прилично оделся… И ты умеешь носить смокинг, – потрясенно пробормотал Дженсен.

– Я умею носить все, я же чертова манекенщица, – рассмеялся Джаред. – Ну что, идем?

– Ты… кто? – Дженсен присел на краешек кровати и с удивлением воззрился на него.

– Модель, Дженсен, я модель, правда, уже пару месяцев как бывшая, но всю сознательную жизнь я зарабатывал этим на кусок хлеба, – усевшись рядом, ответил Джаред.

– Кто бы мог подумать!

– Поверь мне, новость о том, что ты официант, удивила меня не меньше, – рассмеялся Джаред, а затем придвинулся ближе и выровнял его бабочку. – Вот так хорошо. И не трогай ее больше, окей?

– Окей, это все от нервов, – хмыкнул Дженсен, а затем застыл, уставившись на лицо Джареда. – Твою мать! Ты что, еще и брови выщипал?!

– Вообще-то я не делал этого, с тех пор как завязал с модельным бизнесом, но восхищение в твоих глазах того стоит, – рассмеялся Джаред.

– Ну-ну, скажи еще, что ты прихорашивался спецом для меня! – усмехнулся Дженсен.

Сама мысль об этом веселила, так как Дженсен прекрасно знал, что Джаред намеренно делал все наперекор, чтобы бесить его больше, и до сегодняшнего вечера у него это неплохо выходило.

– А если и так? – неожиданно улыбнулся Падалеки.

Голос его прозвучал искренне. Вот только Дженсен изучил его достаточно хорошо, чтобы понять – Джаред играет. И уступить ему сейчас – значило дать повод для новых подколок, хотя этого Падалеки Дженсен действительно мог назвать привлекательным и втайне надеялся, что бородатый «монстр» больше не вернется.

– Тогда ты зря старался, – ответил он. – Смокинг – это, конечно, круто, и без бороды ты хотя бы похож на человека, но боюсь, от скверного характера избавиться будет не так просто.

– Я пошутил, если что, – резко ответил Джаред, и Дженсен в очередной раз восхитился тому, как легко ему удается разыгрывать смену эмоций. – С чего бы мне стараться ради тебя?

– Не знаю, тебе виднее, – улыбнулся Дженсен, все еще недоверчиво рассматривая его преобразившийся профиль. – Вдруг ты влюбился и не знаешь, как признаться?

– Еще чего, – хмыкнул Падалеки, поднимаясь с кровати. – Пошли, покажем миру, какой у тебя потрясающий бойфренд!

– Да уж, от скромности ты не помрешь, мистер Совершенство, – расхохотался Дженсен.

– А то! – Джаред, гордо выпрямившись, направился к двери. – Вот увидишь, все будут задаваться вопросом, что такой, как я, нашел в таком, как ты. Можешь уже составлять список своих незримых достоинств.

– Твоя самоуверенность не знает границ, – закатил глаза Дженсен, обгоняя его, и первым вышел в коридор.

Оказалось, что, пока они препирались возле ванной, приехали уже почти все приглашенные, и прием был в самом разгаре. Оркестр играл легкую приятную мелодию, вышколенные официанты сновали туда-сюда, разнося напитки, и, судя по лицам людей, все были вполне довольны праздником. Тетушка Эллен, сияя, словно новехонькая монета, стояла в компании красивой девушки и с улыбкой принимала восторженные комплименты гостей.

– А вот и мой герой! – воскликнула она, завидев их с Джаредом. – Дженсен, мой мальчик, иди сюда!

Дженсен, увидев результаты своих трудов в действии, почувствовал себя значительно уверенней и направился к миссис Гир. Падалеки держался чуть позади.

– Лорен, детка, познакомься, это спаситель сегодняшней вечеринки и моего больного сердца Дженсен Эклз, а это Джаред Падалеки, его… Джей?! Боже мой, это ты?! – тетушка прижала руки к груди и счастливо вздохнула. – Какой же ты красавчик! Вы оба – настоящие красавцы! Повезло мне с племянниками, правда, Лорен?

– Несомненно, миссис Гир, – с улыбкой ответила та, окидывая Дженсена долгим оценивающим взглядом. Прямолинейная девица. Обычно Дженсен терпеть не мог таких, но эта была больно уж хороша. Выразительные глаза, дерзкая улыбка, отличная фигура, которую выгодно подчеркивало облегающее платье… Глядя на нее, Дженсен почему-то сразу вспомнил, что секса у него не было просто неприлично долго.

– Мальчики, это Лорен Коэн, мой адвокат, – представила ее тетушка. – Вы пока тут пообщайтесь, а я пойду поприветствую мою дорогую подругу Салли.

– Коэн? – переспросил Джаред. – Вы родственница Мэтта?

– Что? Конечно, нет! – возмутилась та. – Мой отец, Майкл Коэн, вел дела миссис Гир до самой смерти, после чего его практика отошла ко мне. К вашему родственнику я не имею абсолютно никакого отношения.

– Извините Джареда, он не хотел вас обидеть, – сказал Дженсен и поцеловал ей руку. – Кстати, очень приятно, Лорен.

– Это вы меня простите, Джаред, – тут же расплылась в улыбке девушка, глядя почему-то не на Падалеки, а на Дженсена. – Я просто ужасно не люблю встречать людей с таким же именем или фамилией. Наверняка это какие-то комплексы из детства.

– Ну, почему сразу комплексы? Мы все не любим сравнений, – ответил Дженсен, внутренне возликовав. Раз Лорен уже настроена против их конкурента, возможно, удастся выпытать у нее какие-нибудь подробности о предполагаемом наследстве. Главное, вывести беседу в нужное русло.

– Что ж, буду тешить себя этим, – рассмеялась Лорен. – Кстати, должна признать, что из всех приемов миссис Гир, на которых я бывала, этот самый лучший. Вы – отличный организатор, Дженсен.

– Спасибо, я старался, – ответил польщенный Дженсен, а, посмотрев на скисшего от столь явного безразличия Джареда, довольно ухмыльнулся.

– Дженсен, а вы не хотите пригласить меня на танец? – спросила вдруг девушка.

– Я об этом мечтаю, – тут же нашелся он и подал ей руку, а затем, проигнорировав многозначительный взгляд Джареда, повел в сторону танцующих.

Лорен оказалась не только красивой, но еще и умной. Она болтала обо всем на свете, активно кокетничала, но искусно увиливала от малейших намеков о наследстве, и вскоре Дженсен понял, что ему попался крепкий орешек. Впрочем, отступать так быстро он не привык, да и девушка явно давала понять, что о своей чести переживает гораздо меньше, чем о тайнах клиентки, так что, по крайней мере, еще одна встреча где-нибудь за пределами ранчо, в другое время, была ему гарантирована. Что само по себе уже было неплохо. А там, как знать… Единственное, что немного беспокоило Дженсена, это хмурые взгляды Джареда, которые тот постоянно кидал в их сторону. Но он просто сделал вид, что не замечает немого укора, и наслаждался прекрасным вечером, который состоялся, во многом, благодаря ему, что не могло не радовать. Однако Падалеки тоже был не из тех, кто легко сдается, поэтому, когда, натанцевавшись вдоволь, Дженсен пошел за шампанским для себя и Лорен, тот перехватил его по дороге.

– Эклз, какого хрена ты творишь? – зло спросил Джаред, вцепившись в его рукав.

– О чем ты? – нахмурился Дженсен.

– Ты прекрасно знаешь, о чем. Тебе не кажется немного странным, что ты бросил своего любимого бойфренда и вовсю кадришь какую-то цыпочку?

– Что за глупости? Я просто хочу расположить к себе тетушкиного адвоката, – отмахнулся он. – Ты бы тоже мог постараться завести полезные знакомства, вместо того чтобы устраивать мне тут сцены ревности.

Дженсен не стал дожидаться ответа ошарашенного Джареда и отправился за напитками. По дороге он, премило улыбнувшись, кивнул Мэтту, обнимавшему свою блондинистую подружку.

– Отличный праздник, Дженсен, – вежливо сообщил тот, хотя Дженсен нутром чувствовал, что кузен определенно не обрадован тем, что большая часть внимания в очередной раз перепадает не ему.

– Спасибо, и приятно вам развлечься! – поблагодарил он и пошел дальше, мысленно отметив, что нужно быть осторожным и не спускать со сладкой парочки глаз. Хотя Лорен и была аппетитной конфеткой, Дженсену вовсе не хотелось заработать из-за нее лишних проблем.

У барной стойки он столкнулся с миссис Гир, распивающей шампанское в компании нескольких подруг, чьи фамилии перепутались у него в голове сразу же, как она представила их ему.

– Дженсен, тебе не кажется, что Джаред какой-то грустный? – спросила она вдруг.

– Я знаю, – виновато потупился Дженсен. – Это все из-за меня. Джаред очень хотел потанцевать со мной, но Лорен случайно наступила острым каблуком мне на ногу, как раз на больную мозоль. И, боюсь, до конца вечера я выбыл из рядов танцующих. Теперь даже и не знаю, как загладить свою вину перед ним. Других он приглашать не хочет, а ведь так мечтал о танцах.

– Бедный мальчик, – вздохнула тетушка. – Хочешь, я его приглашу? Уверена, мне он не откажет.

– Да! Это было бы чудесно! – тут же расцвел он. – И, возможно, ваши подруги будут так любезны сделать то же самое?

Пожилые леди тут же оживились и заверили, что больше Джареду скучать не придется. Так что, забрав у бармена два бокала, Дженсен со счастливой улыбкой отвалил к Лорен.

Изображение

Эклз справился со своей задачей на ура, недовольных среди гостей не наблюдалось. Все присутствующие откровенно наслаждались – хорошей музыкой, вкусной едой, приятным общением. И только Джаред не испытывал ни малейшего желания веселиться. После того, как Дженсен отшил его, он не притрагивался к деликатесам, что само по себе было странным даже для него, зато активно налегал на шампанское. Казалось, только оно помогало примириться с действительностью, заключавшейся в том, что, идя на поводу у своего нижнего мозга, Эклз старательно ставил под удар их легенду. Джаред опрокинул в себя очередной бокал – он уже сбился со счету – и снова выцепил взглядом из толпы своего нерадивого «бойфренда», активно заигрывавшего с рыжей пигалицей. С этим решительно нужно было что-то делать, иначе все предыдущие труды, все пережитые мучения пойдут насмарку. Джаред искренне верил, что причина его бешенства целиком и полностью в том, что сволочь Эклз, сам того не понимая, подставляет их обоих. Крашеная сучка Коэн в дешевой бижутерии, воображающая, что все мужики немедленно должны рухнуть к ее ногам, была не при чем. Совсем не при чем. Несмотря на то, что все носители этой фамилии, по-видимому, теперь вызывали у Джареда иррациональную неприязнь. Но сейчас дело было в Эклзе, только в нем.

Еще более недовольными, чем он, в этом зале казались только Мэтт и Эми, которые совсем выпали из атмосферы всеобщего праздника, но все же старались держать лицо и принимать участие в беседах с многочисленными собравшимися старушенциями. От Джареда не укрылось, как Мэтт изредка бросал хмурые взгляды на Дженсена и Лорен. Все замечал, сучонок, и от этого было только хреновее осознавать, что поезд с каждой секундой все стремительнее мчится под откос.

Джаред выпил еще один бокал, поморщился от ударивших в нос пузырьков газа и шагнул в сторону мирно воркующей парочки, решив, что должен незамедлительно вправить Эклзу мозги. И едва успел притормозить, когда на его пути внезапно возникла миниатюрная старушка в розовом платье с чересчур откровенным для ее возраста декольте. Миссис Росберг – кажется, так ее представила тетушка, если ему не изменяла память.

– Джаред, – проворковала старушка. – Ты со мной не потанцуешь?

Джаред нервно сглотнул, раздумывая, как бы потактичнее ее отбрить, но в памяти тут же всплыла картина, как в начале вечера Коэн отплясывал с кем-то из подруг Эллен. Тетушка осталась довольна. Значит, она не одобрит, если сейчас Джаред откажется. Этот вывод вызвал невероятную досаду еще и потому, что скотина Эклз продолжал как ни в чем не бывало кадрить молодую красотку. Развлекать скучающих старух Джареду хотелось меньше всего! Ему, что, больше всех надо? Однако, поймав на себе одобрительный взгляд Эллен, Джаред процедил сквозь зубы «конечно, мэм» и повел миссис Росберг на свободное пространство. Что ж, сегодня спасать положение придется ему, но с Дженсеном он непременно расквитается позже.

– Ты такой высокий, – приговаривала старушка, делая вид, что ее руки по чистой случайности постоянно сползают на его задницу. – Твой молодой человек так переживает, что не может с тобой танцевать! Ты ведь это любишь! Хорошо хоть, что он сказал нам раньше, чем ты успел заскучать! Мы с подругами не позволим тебе грустить! Такой красавец не должен грустить на такой замечательной вечеринке!

Джаред почувствовал, как легкие сдавило от приступа неконтролируемого гнева. Его молодой человек? Сказал, значит?! Только природная воспитанность не позволила ему тут же оставить миссис Росберг и пойти выяснять у Эклза, что конкретно он там натрепал из «благих побуждений». Джаред послушно оттанцевал со старушкой целых две песни, с нетерпением ожидая момента, когда наконец доберется до этого придурка и устроит ему хорошенькую взбучку, но едва распрощавшись с миссис Росберг, тут же угодил в цепкие лапы мисс Томпсон. От нее пахло отвратительной смесью пота, жареного лука и Кензо, а еще – откровенной жаждой на старости лет пообжиматься с молодым кавалером. Для Джареда не стало неожиданностью, когда она тоже предложила ему потанцевать.

– Дженсен очень просил нас тебя поразвлечь! – сахарным голосом сообщила мисс Томпсон, прижимаясь к нему своим рыхлым телом. – Тебе так повезло с ним!

Никогда прежде Джареду не хотелось убивать так сильно.

Изображение

Через полтора часа в доме не осталось ни одной старушки, с которой бы Джаред не станцевал хотя бы раз. Казалось, поток желающих повальсировать с ним не иссякнет никогда. Он чувствовал себя крошечной мушкой, угодившей в липкую паутину, выбраться из которой не удавалось, сколько ни трепыхайся. Сюрреализм восприятия усиливался из-за алкоголя и с трудом сдерживаемого раздражения, с каждой произнесенной вслух фразой «Твой парень так беспокоится, чтобы ты не скучал» грозящего перерасти в настоящую ярость.

Тебе не жить Эклз. Тебе не жить.

Ноги ныли от усталости, и Джареду казалось – еще один чертов танец, и на своих двоих он не доберется даже до спальни. Поэтому, когда очередная миссис, чьи фамилии он перестал запоминать еще полчаса назад, отклеилась от его груди, он решительно протиснулся через толпу, игнорируя прикованные к себе любопытные взгляды, и направился на поиски источника своих страданий.

Эклз обнаружился быстро. Они с Лорен стояли возле окна, слишком близко друг к другу, чтобы не вызывать подозрений. Девушка заигрывающее водила длинным ногтем по краю бокала, Джаред не мог слышать, о чем она говорит, зато прекрасно видел, что Дженсен не сводит глаз с ее напомаженных губ. Решение родилось спонтанно.

Он подошел к уединившейся парочке и тихо позвал:

– Дженс…

Эклз обернулся, ничего не подозревая, и Джаред резко зарылся пальцами в его вымазанные гелем волосы, притягивая к себе. И поцеловал, откровенно, напоказ, по-порнушному, буквально трахая рот языком.

По гостиной прокатился слаженный восхищенный возглас. Дженсен от неожиданности даже не начал сопротивляться. Когда Джаред отстранился, тот так и остался стоять с приоткрытым ртом, а в глазах его читалось такое неприкрытое недоумение, что захотелось победно улыбнуться. Джаред бросил равнодушный взгляд на Лорен. Судя по всему, у девушки был шок, но жалости к ней он не испытывал, поэтому тут же обратился к своему горе-бойфренду, не выпуская его из цепких объятий:

– Клевый вечер, правда? Может, закончим его в другом месте? Я жутко соскучился!

Эклз в ответ только непонимающе моргнул и позволил Джареду, на ходу прощавшемуся и извинявшемуся перед гостями, за руку увести себя наверх. Дар речи к нему вернулся только возле спальни.

– Что это было?! – Дженсен впихнул его в комнату и закрыл дверь.

– Как что? – выпалил Джаред. – Я всем показал, как сильно люблю своего чудесного парня! Который заботится о том, чтобы я не дай бог не заскучал, пока он пытается залезть под юбку к тетушкиному адвокату! Ставя при этом под удар всю нашу легенду!

– Она сама на меня вешалась, придурок, не отталкивать же красивую девушку! Да никто и внимания не обращал, с кем я заигрываю, пока тебе не приспичило устроить свой тупой спектакль! – рявкнул Дженсен. – Все носились вокруг тебя! Все, кроме Лорен. Признайся, тебе просто завидно!

– Чему завидовать?! – удивился Джаред. – Перспективе заработать триппер? О, это и правда ценная штука, возвращайся-ка, Дженс, от такого нельзя отказываться!

– Ты что вообще несешь?!

– Да по ней же видно, что она дешевка и наверняка дала половине Далласа!

Пожалуй, за такое заявление можно было схлопотать по роже, и Джаред уже напрягся, готовясь отражать удар. Но Эклз только отступил, громко и тяжело дыша.

– Псих, – презрительно пробормотал он, принимаясь расстегивать смокинг.

– А ты – гребаный эгоист, – парировал Джаред. – Радуйся, что я спас положение, несмотря на все твои идиотские манипуляции.

– Ну, гордись теперь.

Дженсен небрежно зашвырнул смокинг на кресло. Это не было на него похоже. Джаред почти физически чувствовал, насколько сильно тот зол. Самого его ярость уже начала отпускать, хотя желание нагадить красавчику никуда не делось. Но не сегодня. Сегодня он слишком устал.

Джаред прошел в ванную, где аккуратно избавился от галстука и рубашки и тщательно умылся холодной водой. Голова раскалывалась, ноги дрожали так, словно готовы были подломиться в любую секунду. Какое-то время он просто стоял, уперевшись руками в края раковины, и рассматривал свое отражение в зеркале. Собственное лицо без бороды пока что было непривычным. Джаред даже жалел, что сбрил ее, решив сделать приятное Эклзу. Ведь тот так старался, так хотел, чтобы вечер удался. И Джаред почти проникся его запалом. А в итоге вышло… то, что вышло.

Он вернулся в комнату, намеренно хлопнул дверью, ожидая, что зануда тут же накинется с нравоучениями. Дженсен промолчал. Джаред забрался на свою половину кровати и вытянулся, не накрываясь одеялом, так как все тело и без того словно горело изнутри от обилия выпитого. Прошло двадцать минут, но Дженсен не шевелился, хотя обычно к этому времени уже прижимался к нему. Значит, тоже не мог заснуть. Джареду было некомфортно от повисшего между ними напряжения, но извиняться он не собирался. Это Дженсен должен просить прощения, он ведь чуть все не испортил.

Изображение

Первым, что увидел Дженсен, когда проснулся, был раздетый по пояс Джаред, подтягивающийся на прибитой под потолком перекладине. Саму эту перекладину Дженсен заметил не сразу, потому что сначала его внимание привлекла широкая загорелая спина, покрытая крошечными капельками пота. Зрелище было поистине завораживающим, от мускулов, напрягающихся при каждом рывке, с трудом удалось оторвать взгляд. Дженсен уже хотел в шутку подколоть Джареда по поводу этой неожиданной демонстрации силы, когда вспомнил, что перед сном они неприятно поцапались. Следом за этим в памяти тут же всплыли картины его собственного отвратительного поведения. Вчера все казалось правильным, сегодня же Дженсену было не по себе от той безалаберности и упрямства, с которым он чуть не провалил весь старательно выстроенный план.

Джаред соскользнул на пол и повернулся, разминая натруженные руки. В его тяжелом взгляде промелькнуло удивление, видимо, он думал, что Дженсен все еще спит.

– Доброе утро! – хрипло пробормотал Дженсен.

– Доброе, – буркнул Джаред и принялся рыться в шкафу в поисках чистой одежды.

– Чего это ты вдруг решил устроить здесь спортзал?

– Вообще-то я занимаюсь каждый день. Просто ты обычно в это время спишь.

Джаред, не глядя на него, пихнул рубашку с майкой под мышку и направился в ванную. Дженсен остановил его на полпути:

– Послушай, вчера…

– Проехали, – отрезал тот и закрыл за собой дверь душевой.

Дженсен сел в кровати и устало потер переносицу. Ему хотелось извиниться и попробовать сгладить негатив после скандала, который он сам и спровоцировал. Однако Джаред, судя по всему, не собирался идти на мировую. По крайней мере, холодность его ответов свидетельствовала именно об этом.

Дожидаясь своей очереди принимать водные процедуры, Дженсен пытался накрутить себя. В конце концов, то, как Падалеки поступил на приеме, набросившись на него на глазах у всех, ни в какие рамки не лезло. Однако, сколько он ни старался, острое чувство вины не отпускало. В глубине души Дженсен знал, что должен отступить, помириться, попробовать все исправить, ведь от этого зависит успех их с Джаредом общего дела. Он даже успел приготовить небольшую речь, в которой попробовал свести все случившееся к дурацкой шутке, но, освободив душ, Джаред вынесся из комнаты так быстро, что Дженсен не успел вымолвить ни слова. И только подставляя лицо под тугие прохладные струи, он вдруг осознал, что Падалеки сегодня не вернулся к своим нелепым шмоткам.

За завтраком доедали оставшиеся после приема деликатесы. Эллен поблагодарила Дженсена за чудесную организацию, и в любой другой момент эта похвала стала бы для него поводом для гордости. Но сейчас он только рассеянно кивал и улыбался, не чувствуя вкуса еды, и поглядывал на собравшихся за столом, пытаясь понять, не подозревают ли они, что их с Джаредом «отношения» – фикция.

Тетушка не казалась настороженной, Мэтт и Эми тоже выглядели вполне довольными жизнью, и по их светящимся благодушием лицам трудно было понять, что на самом деле на уме у этой парочки. Джаред вообще словно ушел в себя, сконцентрировавшись на приеме пищи так, словно это было важнейшим делом в его жизни. Дженсена даже удивило, что никто до сих пор не попытался его расшевелить, но Падалеки, кажется, такое положение дел вполне устраивало.

– Я утром отпустила Мэри домой, – сообщила Эми, когда тема про прием себя исчерпала. – Хочу на ужин приготовить что-нибудь особенное по своему рецепту.

– Солнышко, ты разбалуешь мою кухарку, позволяя ей столько отдыхать, – добродушно заметила Эллен. – Но идея мне нравится, ты отлично готовишь!

– У меня есть идея получше, – внезапно напомнил о своем существовании Джаред, приковав к себе заинтересованные взгляды. – Дженсен тоже отлично готовит, но до сих пор ему не удавалось продемонстрировать свое кулинарное мастерство. Может быть, Эми сегодня уступит ему место у плиты?

Дженсен ошарашенно уставился на бойфренда. Внутри все похолодело и с трудом удавалось держать лицо.

– Дженсен, чего мы еще о тебе не знаем? – тетушка явно была приятно удивлена.

– Джаред преувеличивает, – чуть слышно выдавил он из себя.

– Ничего не преувеличиваю, – Падалеки расплылся в широкой улыбке. – Он не раз грозился побаловать меня своей стряпней, а сейчас просто стесняется, но я уверен, вечером он нас всех поразит.

– Дженсен, – тут же взбодрилась Эллен, – раз Джаред так в тебя верит, мы все тоже жаждем, чтобы сегодняшний ужин приготовил ты. Чем ты нас угостишь?

Дженсен с отчаяньем поглядел на Падалеки. Ясно было, что столь изощренным способом тот решил отыграться за вчерашнее, вот только он просчитался. Единственным блюдом, которое Дженсен умел готовить, была яичница, и она вряд ли могла сойти за кулинарный шедевр.

– Он обещал мне маринованную утку, – Джаред спас его от ответа.

– О, утка у нас есть! – обрадовалась Эллен. – Дженсен, кухня в твоем распоряжении. Эми, надеюсь, ты не расстроишься?

– Конечно, нет, – сдержанно улыбнулась девушка. – Я приготовлю что-нибудь в другой раз.

– Обязательно, моя дорогая, обязательно! – поставила финальную точку тетушка.

Дженсен чувствовал себя так, словно эти люди собирались танцевать на его могиле. Мысль о предстоящем занятии пугала столь сильно, что он даже не смог разозлиться на Падалеки, хотя по всему должен был ненавидеть его как злейшего врага.

Он кое-как дождался окончания завтрака и спешно унесся в свою комнату, намереваясь устроить свидание с ноутбуком и выведать в Интернете самый простой рецепт этой чертовой утки.

Изображение

Если верить сайту «Кулинария для чайников», маринованную утку мог приготовить даже младенец. Вот только Дженсен не слишком-то доверял в этом вопросе интернету. И не зря. Многие удивлялись, что, работая в ресторане, Дженсен совершенно не умеет готовить, но факт оставался фактом. Чувствуя себя раскованно в зале для еды, он панически боялся всего связанного с кухней. Все эти соусы, специи, ингредиенты сбивали его с толку, поэтому он даже не пытался вникнуть в тонкости работы шеф-повара, не говоря уже о том, чтобы самому пытаться готовить. Но сейчас выбора не оставалось, поэтому, разыскав самый простой рецепт, он распечатал его, и, дождавшись, когда все после обеда свалят на прогулку, решительно направился на кухню.

Первый же пункт «Разделать утку» вогнал его в панику. Он крутил в руках тушку невинно убиенной птицы и так, и эдак, совершенно не представляя, с какой стороны к ней подступиться.

– Почувствуй себя Голди Хоун, бля! – в сердцах выпалил он, очень кстати вспомнив главную героиню из фильма «За бортом», и унесся наверх за ноутбуком. Мысленно воздав хвалу создателю сайта «YouTube», Дженсен принялся за дело. Спустя два часа утка была замаринована в воде с лимонным соком и чесноком, а он отправился принимать ванну с морской солью, чтобы сгладить последствия пережитого стресса, с ужасом думая о том, что это только начало.

Спустя положенные по рецепту три часа Дженсен с новыми силами отправился штурмовать неприступную птицу. И снова первое же предложение вогнало его в ступор. Он перечитал все несколько раз, тщательно изучил прилагаемый рисунок, но как можно слегка обжарить на масле целую утку, понятней все равно не стало. Плюнув на логику, Дженсен вытащил из посудного шкафа самую широкую сковороду. Налив побольше масла, он хорошенько ее разогрел, а затем плюхнул туда тушку. И еле успел отскочить в сторону от столба маслянистых брызг, который достиг, кажется, даже потолка. Обложив трехэтажным матом все семейство утиных, Дженсен выключил конфорку и оттащил сковородку в сторону, ухитрившись при этом обжечься. Едва не уронив злосчастную утку на пол, он ринулся к крану и запихнул пострадавшую конечность под воду.

Он стоял, глядя на водяную воронку, и размышлял… Мысли почему-то выходили сплошь невеселые. А думать позитивно не получалось. Вся их с Джаредом затея – полная туфта. Ну какая из них команда? Ведь они только и делают, что грызутся, как кошка с собакой, подстраивают друг другу гадости и подставляют перед теткой. Никогда им не переплюнуть Мэтта с Эми, которые друг за друга горой стоят. Было очень обидно, а еще стыдно. За свое поведение вчера, да и не только вчера, если уж на то пошло.

– Ну как успехи? – голос Джареда заставил вздрогнуть и резко обернуться. Тот стоял и с ухмылкой изучал содержимое сковороды.

– Как видишь, – буркнул Дженсен. – Не сжег эту гребаную птицу – уже прогресс.

– Не сжег, но сделал все возможное, – улыбнулся Джаред и вдруг подмигнул ему. – Кулинар! Теперь я буду звать тебя только так.

– Не надоело еще в остроумии упражняться? – вздохнул он устало и выключил воду.

– Ты же тащишься от моих шуток, признай, – ничуть не расстроившись отсутствию энтузиазма у Дженсена, Джаред взял листок с рецептом, тщательно изучил его и, отложив в сторону, начал рыться по полкам и шкафчикам.

Дженсен со все нарастающим удивлением наблюдал, как тот достал большой казан, аккуратно уложил туда утку, налил масла и поставил на медленный огонь, а сам принялся чистить лук. Иногда он давал простые краткие указания вроде «Подай соль» или «Долей в казан стакан воды», и Дженсен беспрекословно их выполнял. У Джареда все выходило так легко, словно он мариновал чертовых уток каждый божий день, а в ответ на недоуменные взгляды Дженсена лишь смеялся, казалось, совершенно забыв о том, что еще утром обижался.
– Зачем ты мне помогаешь? – решился задать вопрос Дженсен, когда Джаред бросил последние ингредиенты в казан и уселся за стол, достав из холодильника две бутылки пива.

– Я не собирался, – сделав глоток, признался Джаред. – Но потом подумал… Мы ведь союзники, ну, во всяком случае, должны ими быть. И я не должен был бросать тебя на растерзание Эми. Поэтому я здесь.

– Спасибо, чувак, – искренне ответил Дженсен и сжал его плечо в знак признательности.

– Да ладно, проеха… Черт, кто-то идет, – Джаред вдруг сорвался с места, в мгновение ока оказался перед стулом Дженсена и, наклонившись к нему, поцеловал. Не так, как обычно. Просто прикоснулся губами к губам. Но Дженсену этого показалось мало, и он сам углубил поцелуй, нагло просунув язык в его рот. Джаред вздохнул тихо, но тут же отозвался, зарываясь в его волосы руками.

– А кто за едой смотреть будет? – услышали они голос тети Эллен.

– Дженс уже все сделал, – улыбнулся ей Джаред. – Но он такой секси, когда готовит, что я не смог удержаться от искушения немножко его потискать.

– Не то чтобы я сильно сопротивлялся, – добавил Дженсен. – Да и все готово почти. Через полчаса можно будет на стол накрывать.

– Отлично, милый, мы с Эми этим займемся, – тетя подмигнула им и вышла из кухни.

– Пронесло, кажется, – Дженсен подмигнул Джареду. – Значит, я секси, да?

– Ага, особенно когда лапаешь меня во сне, – хохотнул Джаред и направился к выходу. – Присматривай за уткой, кулинар.

Дженсен все же напросился помочь с сервировкой стола, напомнив о том, что собаку съел в этом на работе. А потом долго краснел, выслушивая похвалы, когда все дорвались до приготовленного блюда. Было неловко пожинать плоды чужого труда, но Джаред перед ужином шепнул ему «Не вздумай все испортить», поэтому Дженсен, как мог, старался делать вид, будто маринованных уток за свою жизнь приготовил великое множество.

– А поделись рецептом? – внезапно попросила Эми, отрезая себе очередной кусочек аппетитного крылышка. – Я раньше не пробовала готовить утку, но, оказывается, это такая вкуснотища, надо будет наверстать.

Дженсен замер, только сейчас осознав, что в процессе приготовления переволновался так сильно, что вычитанный в сети алгоритм начисто выветрился у него из головы. Он приоткрыл рот, лихорадочно вспоминая, что творил в самом начале, когда Джаред внезапно протараторил по пунктам все, что было проделано над несчастной птицей.

– Джаред, а ты откуда все это знаешь? – искренне удивился Мэтт. – Колдовал на кухне вроде бы Дженсен, а не ты.

– А я у него над душой стоял, потому что уж очень хотелось поскорее добраться до этого лакомства, – пояснил тот. – И у меня фотографическая память. А вообще наш чудесный повар, по-моему, совсем смутился. Второй день подряд в центре внимания – утомляет, да, детка?

Несмотря на откровенный сарказм в его словах, Дженсен взглянул на Джареда с благодарностью. Тот в очередной раз спас положение, когда казалось, все висит на волоске. И Дженсен ощутил острую потребность наконец взять инициативу в свои руки и показать Джареду, что общее дело и для него тоже имеет огромную значимость. Осталось дождаться удобной возможности.

Изображение

– Чувак, напомни мне, что мы здесь делаем? – Джаред с удивлением смотрел на их с Дженсеном переплетенные руки, пока тот тащил его за собой по дорожке перед домом.

– Наслаждаемся прогулкой в саду, как парочка голубков, – счастливо улыбнулся тот. – Ведь остаться наедине – вполне нормальное желание для каждой влюбленной парочки.

– Но мы не влюбленная парочка!

– Ори погромче, идиот, – еще шире улыбнулся Дженсен и пригладил его волосы. – Нас ведь прекрасно видно из всех окон.

– Хитро, – признал Джаред, умилившись тому, как отчаянно Дженсен начал стараться во имя общего дела. – Тогда, может, поцелуемся?

– Тебе лишь бы только целоваться, – фыркнул Дженсен. – Мы должны разговаривать и узнавать друг друга поближе. Расскажи о себе что-нибудь.

– Да нечего рассказывать, – пожал плечами Джаред. – Работал моделью, сколько себя помню, потом бросил. Теперь вот без работы, без особой цели в жизни, зато с мотоциклом.

– Знакомо, – вздохнул Дженсен. – Только у меня мотоцикла нет. Но зато есть цель.

– Какая?

– Хочу стать метрдотелем в ресторане, – смутился Дженсен. – Может, и не ахти какая мечта, но все же…

– А, по-моему, отличная мечта! – горячо возразил Джаред. – Да и достичь ее – раз плюнуть. Прием для тетушки ты классный замутил, не думаю, что в ресторане сложнее.

Дженсен посмотрел на него нечитаемым взглядом, но промолчал, и Джаред, решив не лезть ему в душу, сменил тему.

Изображение

В гостиной тетушка просматривала почту – на ранчо каждый день привозили кучу писем вперемешку с журналами и счетами. Эми, пристроившись рядом с ней, изучала журнал, посвященный вязанию.

– Я сделаю себе ксерокс пары вещичек и верну, ладно? – сказала девушка, отложив его в сторону.

– Да боже мой, забирай его насовсем! – замахала руками миссис Гир. – Я уже лет сто не вязала, так хоть тебе пригодится.

– Спасибо, вы очень добры, – улыбнулась та и, вручив журнал Мэтту, потянулась к стопке прессы на столе.

Джаред поспешил занять свободное место на диване, неотрывно следя за тем, как Дженсен наливает себе воды из графина. Внезапно он поймал себя на мысли, что изображать бурный роман перестало быть сложным. Теперь все это внимание, взгляды, касания, поцелуи в нужный момент выходили сами собой, бездумно и от этого, кажется, выглядели еще более достоверно.

– Джаред, боже, это что, ты? – выдернул его из раздумий удивленный голос Эми.

Джаред уставился на сжимавшую в руках какой-то древний журнал девушку, и внутри внезапно полыхнуло холодом, хотя он не совсем понимал, что происходит.

– Где? – Мэтт, сидевший ближе всего к своей невесте, выдернул у нее журнал и спустя секунду громко расхохотался. – Джерри? Серьезно?!

– Что там? – хором откликнулись Эллен и Дженсен, оторвавшийся от серванта и шагнувший навстречу кузену.

– Так вот как ты учился рыбачить? – продолжая смеяться, выдавил Мэтт, тряся в воздухе журналом.

Дженсен вырвал его из рук Коэна и принялся вдумчиво рассматривать разворот, а Джареду мгновенно захотелось испариться на месте. Потому что он и так знал, что Дженсен и все остальные увидят в потрепанном издании. Бог знает когда сделанная фотосессия в стиле «ню» всплыла в памяти, словно все произошло только вчера. Он тогда долго отнекивался, но все же позволил уговорить себя сняться именно так – в резиновых сапогах, достающих до колен, со спиннингом в руках, на берегу калифорнийского озера Моно. Сверкая своими достоинствами в разных ракурсах и широко улыбаясь потенциальным дрочерам, которые позже отвалят двадцатку за свежий выпуск чтива. Он уже и думать забыл об этом факте своей биографии, сразу после того, как получил не слишком высокий, но такой необходимый в то время гонорар. А теперь эта фотосессия всплыла, словно мстительный призрак, чтобы очернить его в глазах тетушки.

– Можно я теперь буду звать тебя Джерри? – не унимался Мэтт.

– Да дайте мне уже посмотреть, что там такое! – повысив голос, попросила Эллен.

Дженсен молчал, разглядывая утратившую былой глянец страницу. Джаред отчаянно боролся с желанием убраться отсюда подальше, скрыться от неминуемого позора, которым накроет, как только журнал окажется в руках у тетушки. Впрочем, он ощущал его уже сейчас, когда Дженсен наконец оторвался от изучения гениталий журнального «Джерри» и перевел на него нечитаемый взгляд, вернув компромат Мэтту. Тот, в свою очередь, тут же передал издание Эллен, хотя Джаред до последнего надеялся, что кузен как-нибудь отшутится и не станет травмировать старую женщину подобными изображениями.

Ждать реакции тетушки Джаред не стал, понимая, что просто не сможет вынести презрения в ее взгляде. Племянник, снимающийся нагишом в дешевых порножурналах – явно худший претендент на наследование крупного состояния. И вряд ли кого-то станут волновать причины, по которым едва достигший совершеннолетия стеснительный парень решился на подобное. Джаред развернулся и вышел из гостиной, наплевав на то, как это будет выглядеть со стороны. И только закрывшись в спальне, он подумал, что теперь все испорчено не только для него, но и для Дженсена тоже. И этого несносный красавчик ему уж точно не простит.

Изображение

Придя в себя от первого шока, Дженсен посмотрел внимательно на родственников, а затем подошел к растерянной тетушке и вытащил журнал из ее рук.

– Думаю, тебе не стоило этого видеть, тетя, – мягко сказал он.

– Да, я не подумал, простите, – тут же вспыхнул Мэтт. – Просто обалдел от этого зрелища. Голый Джаред…

– Да, мы все уже поняли, – сухо прервал его Дженсен.

– Тебе повезло, – вдруг сообщила миссис Гир, вызвав у всех присутствующих удивленные возгласы.

– Прости, что? – Дженсен для верности даже ущипнул себя за запястье.

– У Джареда классная задница, – подмигнула ему тетушка. – Да и все остальное тоже. Тебе повезло, знаешь ли.

– Эээ… ну… с этим я спорить не стану, – он выдавил из себя улыбку, а затем, не зная, куда деть глаза, уставился на обложку.

– Ты знал об этом? – спросил вдруг Мэтт. – Что Джаред снимался в таком виде?

– Нет, – покачал головой Дженсен. – Но я понимаю, почему он не сказал мне. Хм, странно…

– Что странно, милый? – улыбнулась тетя Эллен.

– Это старый журнал, ему несколько лет, как он вдруг оказался у тебя среди свежей почты?

– Кто-то прислал его специально, чтобы очернить Джареда? – широко распахнув глаза, воскликнула Эми.

– Похоже на то, – ответил Дженсен, сворачивая журнал в трубочку, и спрятал его в карман пиджака. – Ладно, я, пожалуй, пойду к Джареду, поговорю с ним, если вы не против.

– Передай ему мои комплименты, и пусть бедный мальчик не переживает. Таким телом надо гордиться, – услышал он голос тетушки, когда уже был на пороге.

Джаред предсказуемо заперся в спальне и упорно отмалчивался, пока Дженсен колотил в дверь, уговаривая открыть ему. Лишь угроза сделать ксерокопии с его снимков и развесить их по всему дому возымела действие, и Джаред наконец впустил его в комнату. Не глядя на Дженсена, он прошел к кровати, сел на нее, опустив глаза в пол, и принялся ковырять кроссовкой край ковра.

В первую секунду Дженсену захотелось его обнять, но это желание показалось каким-то глупым и неуместным, Джаред ведь не девчонка. Поэтому он молча стоял, пытаясь подобрать правильные слова. Он и сам не знал, как относиться к увиденному. С одной стороны, Джаред был хозяином своего тела – к слову, очень даже неплохого, несмотря на шок, Дженсен успел разглядеть много достоинств у своего «бойфренда» – и имел полное право распоряжаться им по своему усмотрению. С другой – сниматься в порножурнале не самое достойное занятие. Но все эти доводы за и против перекрывал гнев. Кто-то решил подставить Джареда, растоптать его репутацию в глазах тетушки, и это был весьма подлый ход. Кто-то здесь играл очень грязно, и Дженсен не намеревался спускать это просто так.

– Ну, давай, скажи мне, как низко я пал в твоих глазах, – вдруг глухо произнес Джаред.

– Что? – оторопел Дженсен. – Джаред, ты не…

– Все, наверное, смеются надо мной сейчас. Ну да, конечно, я понимаю…

– Ты ничего не понимаешь! – перебил его Дженсен, присев рядом. – Никто не смеется над тобой. – Разве что Мэтт поржал, но что взять с придурка? А тетя сказала, что у тебя классная задница и мне повезло. Как по мне, она знает толк в задницах.

– Ебаный стыд! – простонал Джаред, закрыв лицо руками.

– Джей, ну чего ты, перестань, – Дженсен плюнул на то, как это будет выглядеть, и привлек несопротивляющегося парня к себе. – Ну, снимался для порножурнала, и что? Ты же модель.

– Не в этом дело! – тот попытался его отпихнуть, но Дженсен держал крепко. – Я бы не стал, но… папа заболел, нужны были деньги на операцию, срочно, а страховка закончилась. Мне предложили способ заработать по-быстрому, и я согласился. Нет, я не жалею об этом, но и сверкать перед всеми своими причиндалами я не планировал! Черт, как же паршиво…

Дженсен представил себя на его месте и поморщился: ситуация действительно была гадкой. Он не знал, как подбодрить Джареда, поэтому лишь гладил его по волосам и спине, прижимая к себе ближе. Он старался сдерживаться, но уже ощущал, как ярость начинает заполнять его целиком. Ярость к тому, кто поступил так с Джаредом.

– Ты все сделал правильно, потому что ты хороший сын, Джей, – произнес он тихо.

– Спасибо, Дженс, – тот слабо улыбнулся, отстранившись. – И все же я подвел тебя, наше дело…

– Ерунда! – беспечно отмахнулся Дженсен. – Мы еще придумаем, как повернуть это нам на пользу. А сейчас пойдем вниз.

– Нет, я хочу остаться тут! – упрямо пождал губы Джаред. – И обед принеси мне сюда. Пока что я не готов смотреть в глаза тете Эллен и Мэтту с Эми.

– Это ребячество, – начал было Дженсен, но, зная упрямство Джареда, решил не настаивать. По крайней мере, сейчас. – Хорошо, оставайся тут. Обед я принесу, но к ужину ты спустишься со мной. Ясно?

– Посмотрим, – буркнул Джаред. – И спасибо. За поддержку.

– Не за что, кто еще тебя поддержит, если не твой любимый? – хмыкнул Дженсен, встав с кровати. – Я скоро вернусь.

– Я буду здесь, – улыбнулся Джаред и добавил с придыханием: – Любимый.

Дженсен, рассмеявшись, вышел из спальни.

Изображение

Однако вся напускная веселость испарилась сразу же, как Дженсен вошел в столовую, где Мэтт в лицах рассказывал Эми и тетушке анекдот. У него практически не осталось сомнений, что именно Коэн подкинул злополучный журнал. Слишком уж довольным тот выглядел, да и, чего греха таить, ситуация складывалась как нельзя удачнее для Мэтта. Пусть тетя Эллен трижды продвинутая и добрая женщина, но все же вряд ли съемка в порножурнале представляется ей идеальным фактом биографии человека, претендующего на наследство. Дженсен уткнулся в тарелку и даже не попытался влиться в общую беседу, так зол он был.

Отнеся еду Джареду, Дженсен решил выйти проветриться. Неспешные прогулки на свежем воздухе обычно помогали ему остыть. Но в этот раз ему не повезло, потому что, дойдя до конца липовой аллеи, он столкнулся нос к носу с тем, кого хотел видеть меньше всего.

– Ну, как там Джерри? Все еще наматывает сопли на кулак? – спросил Мэтт с ехидной улыбочкой. – Надеюсь, ты сказал ему, что тетушка похвалила его зад? Так что пусть не куксится.

– Джаред, – Дженсен сделал акцент на имени, – не куксится, он борется с соблазном набить тебе морду.

Не желая развивать дискуссию, он попытался обойти Коэна, но тот шагнул в сторону, преградив ему дорогу, и вцепился в его руку.

– Эй, причем здесь я?

– Мэтт, лучше уйди, у меня, в отличие от Джареда, не такое крепкое самообладание, – процедил Дженсен, сделав шаг назад.

– Да что с тобой такое? – нахмурился Коэн.

– Что со мной? – переспросил Дженсен. – Ты правда держишь меня за идиота? Думаешь, я не знаю, что это ты подсунул порножурнал в почту тети Эллен?

– Что за бред? – рассмеялся Мэтт. – С чего бы мне это делать?

– Деморализовать соперника? – предположил Дженсен.

– Соперник? Кто? Бестолковый переросток с сомнительным прошлым? Да ладно! Ты ведь не всерьез?

– Значит, о его сомнительном прошлом ты все-таки знал? – Дженсен вцепился в его футболку. – Ну, давай же, имей смелость признаться.

– Ну хорошо, да, признаю. Совершенно случайно узнал, кстати. По дороге сюда мы с Эми подвозили какого-то стремного мужика. Я нашел этот журнал пару дней назад на заднем сиденье. Видать, тот его обронил. Я собирался выкинуть его, потому что такое чтиво меня не слишком интересует, но тут увидел фотки Джареда. И просто не устоял перед искушением, сам понимаешь.

– Ну ты и тварь, – процедил Дженсен, дернув его на себя. – Когда тетя узнает, она тебя по головке не погладит.

– Тише, тигр! – Мэтт продолжил насмехаться над ним. – Ты сначала докажи, что это я сделал! Вот только ничего у тебя не выйдет, доказательств нет, а я буду все отрицать!

Это была последняя капля. Дженсен понял, что больше не может, да и не хочет сдерживать себя. Было забавно наблюдать за удивленной физиономией Мэтта, когда тот увидел несущийся ему в лицо кулак, а затем отлетел назад, не удержавшись на ногах, и шлепнулся на задницу. Дженсен даже присвистнул – он не ожидал, что противник будет повержен так быстро. Боль в сбитых костяшках и вопли Мэтта немного привели его в чувство.

– Долбаный псих! Совсем охренел?!

– Это я еще добрый, малыш, – изобразив лучший акулий оскал, на который только был способен, Дженсен потрепал его по волосам и направился в сторону кукурузного поля.

Изображение

Раньше Джаред никогда не переживал из-за чего-либо слишком долго. Занятие, способное прогнать мрачные мысли, находилось достаточно быстро, и уже вскоре он думал о причине, вызвавшей вспышку негатива, как о чем-то неважном, незначительном. Однако сегодня все было не так. Он пролистал журнал для мотолюбителей, не вчитываясь в статьи, потом точно так же проинспектировал пару книг, найденных на тумбочке Дженсена, и понял, что странная мешанина чувств, грызущая изнутри, рассеиваться не желает.

«Иногда прошлое возвращается» – некстати пришел на ум слоган из какого-то недавно просмотренного ужастика. Джаред невесело усмехнулся, подумав, что теперь не сможет общаться с тетушкой, Митчем, да и вообще со всеми, как прежде. Можно было бы уехать прямо сейчас, чтобы не позориться еще сильнее. Просто сесть на байк и забыть время, проведенное на ранчо, как потраченное впустую. Не в первый раз. Но Джаред понимал, что не должен так подставлять Дженсена. По крайней мере, если уезжать – то не тайно, а объяснив вынужденному компаньону свои причины. Дженсен бы понял. Только Джаред не готов был говорить с ним об этом прямо сейчас.

Он выбрался на улицу через черный ход и нацепил наушники, врубив в плеере «Manowar» на полную громкость. Музыка всегда исцеляла гораздо быстрее, чем книги или пустая болтовня. Но и она сейчас воспринималась как фон, которому с трудом удавалось заглушить невеселые размышления.

Внезапно, шагая мимо вишневых деревьев, частоколом выстроившихся рядом с домом для слуг, Джаред увидел Мэтта. Первым естественным желанием было свернуть, пока кузен его не заметил, потому что еще одной порции насмешек Джаред бы просто не выдержал. Но в следующее мгновение он заметил, что Коэн старательно зажимает краем рукава кровоточащий нос, и любопытство взяло верх. Джаред выключил плеер и уверенно двинулся навстречу кузену.

Через пару десятков шагов Мэтт его увидел и сразу же буркнул недовольно, словно оправдываясь:

– Понаставили кругом бордюров…

– Что? – удивленно спросил Джаред.

– Да вот… споткнулся! – Мэтт убрал руку, демонстрируя разукрашенное сине-бурым лицо.

– Умыться нужно. Как можно скорее. И обработать перекисью, – на автомате отреагировал Джаред.

– Угу. Иду уже, – ответил тот и направился в дом.

Джаред оглянулся ему вслед, прикидывая, как нужно было упасть и куда угодить лицом, чтобы разбить и нос, и щеку, да еще и глаз зацепить. Все это больше напоминало последствия неслабого удара кулаком.

Картина стала еще яснее, когда, выйдя на подъезд к кукурузному полю, Джаред увидел Дженсена, пытавшегося одной рукой перевязать вторую носовым платком.

– Хочешь, помогу? – громко предложил Джаред, и Дженсен едва не подпрыгнул от неожиданности.

Не дав тому времени на придумывание ответа, Джаред опустился на траву рядом с ним и ухватил за руку. Размотал хлипкий узел, оценивающе поглядел на сбитые в кровь костяшки, а потом повязал туго и поднял глаза на лицо «бойфренда».

– Мэтт говорит, что упал. Думаю, тетушка поведется. А ты что? Подрался с фонарным столбом?

– Я врезал Коэну, – откровенно смутившись, ответил Дженсен. – В следующий раз будет думать, прежде чем вытаскивать на свет чье-то грязное белье.

– Ты считаешь, это он сделал? – недоверчиво спросил Джаред.

– Я знаю, что это он. Тетушка вроде бы не увлекается коллекционированием старых гей-порножурналов.

Джаред не знал, как реагировать, мысли в голове перепутались окончательно, но от осознания факта, что Мэтт решил выводить конкурентов из игры таким способом, стало тошно.

– И ты встал на защиту моей чести? – усмехнулся он, чтобы скрыть волнение. – Мой герой.

– Пошел ты, – незлобно ответил Дженсен. – У меня просто давно руки чесались, а теперь этот сукин сын сделал подлость в открытую, за что и получил по заслугам.

– Понятно, – Джаред поджал губы, не зная, что еще добавить.

Дженсен вдруг внимательно посмотрел на него и, улыбнувшись, похлопал по плечу.

– Он нас обоих хотел тем самым задеть, не только тебя. Я просто подумал, что пора его поставить на место.

– Да, я догадался.

Дженсен поднялся на ноги, отряхнул с брюк налипшую сухую траву, а потом неожиданно брякнул:

– Ему вообще не следовало светить перед всеми такими фотками моего парня. Я жуткий собственник, знаешь ли. Не люблю, когда кто-то пялится на то, на что имею право пялиться только я один.

Джаред открыл рот, чтобы возмутиться, но внезапно рассмеялся, почувствовав, что на душе после этого разговора стало легче. Да, самое страшное оставалось впереди – встречаться с тетушкой после всего по-прежнему было неловко. Но сейчас Дженсен вел себя так грозно и уверенно и казался при этом таким забавным, что Джаред невольно развеселился, поняв, что они все еще в одной лодке.

Изображение

Остаток дня прошел приятнее, чем Джаред изначально предполагал. Мэтт после «профилактической беседы» с Дженсеном вел себя тише воды, ниже травы, тетушка Эллен то ли обладала отличным воспитанием, то ли – плохой памятью, но об утреннем инциденте она не упоминала, словно его и не было вовсе. Поэтому к вечеру Джаред окончательно расслабился, и разве что взгляды, которые на него периодически бросала Эми, как будто пыталась прикинуть, сильно ли изменилось его тело с момента той фотосессии, напоминали о том, что досадный эпизод имел место быть.

На следующее утро за завтраком тетушка внезапно сообщила о том, что Митч собирается ехать на ярмарку, недавно открывшуюся в Плано.

– У него целый список, что нужно купить по хозяйству. А мне бы не помешали новые гардины в гостиную. Хочется слегка обновить интерьер, да и так, по мелочи, много чего нужно. Эми, солнышко, а ты не желаешь поехать с нами? Говорят, там будет павильон с европейскими платьями…

– О, я с удовольствием! – улыбнулась девушка. – Мэтт, составишь нам компанию?

– А почему бы нам всем не поехать? – не дав кузену ответить, предложил Дженсен и ткнул Джареда локтем в бок. – Уверен, и мы с Джеем найдем там для себя что-нибудь интересное. В конце концов, иногда полезно сменить обстановку.

– Да, я на ярмарках с пятнадцати лет не бывал, – тут же поддержал его Джаред.

– Ох, я просто боялась, что вам это покажется скучным, – смутилась тетушка. – Но раз вы не против, конечно, поедем все вместе! Митч уже прогревает машину…

– Я на байке, – улыбнулся Джаред.

– Отлично, тогда собираемся, – подвела итог тетушка.

В комнате, глядя на то, как Дженсен достает из шкафа новую пару брюк, Джаред не выдержал и осторожно поинтересовался:

– Слушай, у тебя вообще нет джинсов?

– Что? – непонимающе уставился на него Дженсен уже на полпути к ванной, где он до сих пор предпочитал переодеваться.

– Ну, просто ярмарка – это не то место, где нужно щеголять стильными шмотками. Впрочем, как и озеро, и вообще ранчо.

– Ты что-то имеешь против стильных шмоток? – все еще настороженно спросил Дженсен.

– Нет, мне просто интересно, почему ты не любишь удобную одежду.

– Может быть, потому что мне удобно в этой одежде?

– А если там будет родео? Твои брюки поползут по швам… – усмехнулся Джаред. – Или ты откажешься принять участие?

Дженсен на пару секунд замер, явно раздумывая, проигнорировать ли эти слова или воспринять как вызов, а потом решительно направился к своей дорожной сумке, и, прорывшись там с минуту, извлек на свет потрепанные голубые джинсы.

– К рубашкам хоть ты негатива не испытываешь? – спросил он, прежде чем наконец убраться в ванную.

– Если ничего лучше нет, то сойдет и рубашка, – довольно улыбнулся Джаред.

В ответ на это Дженсен достал из недр сумки черную рубашку и, метнув на Джареда нечитаемый взгляд, ушел переодеваться. Когда он вернулся, Джаред уже тоже был в полной готовности.

– Со мной поедешь? – спросил он, спускаясь по лестнице.

– На мотоцикле? Издеваешься?

– А что такого? Я трезв и права у меня есть, – ухмыльнулся Джаред, а потом его внезапно осенило. – Или ты боишься?!

– Еще чего! Это же все равно, что ездить верхом! – возмущенно выпалил Дженсен. – Просто подумай, как это будет выглядеть со стороны. Два мужика, на одном байке…

– Два мужика, которые без ума друг от друга, – нараспев произнес Джаред. – По-моему, это будет выглядеть мило!

– У тебя странные понятия о том, что такое мило.

– Ты просто боишься, признайся.

– Нет! – ощетинился Дженсен.

– Тогда поехали? – предложил Джаред, открывая дверь гаража. – Тебе понравится, этот конь быстрее всех тех, на которых ты ездил прежде.

– Ладно, – наконец сдался Дженсен.

Тетушка Эллен удивленно вскинула брови, заметив, что Джаред передал Дженсену шлем, и он махнул ей рукой, давая понять, что до ярмарки они доберутся самостоятельно.

– Признайся, родео – это все брехня, и ты заставил меня напялить эти шмотки, только чтобы похвалиться умением гонять на своей Хонде? – со смешком спросил Дженсен, прежде чем надеть шлем.

– В яблочко, детка, – рассмеялся Джаред.

– Еще раз назовешь меня так – получишь в глаз!

Изображение

На ярмарке даже в ранний час было очень оживленно. Митч торопился попасть в сельскохозяйственный павильон, остальные интереса к новейшим моделям газонокосилок и прочего инвентаря не проявляли, поэтому тетушка Эллен мудро предложила всем временно разойтись, и в три встретиться в расположенной неподалеку забегаловке «Жареный петух». Идею восприняли на ура, и Дженсен сразу же ухватил Джареда за локоть, словно уже знал, куда идти.

– Чувак, там продают сахарную вату! – восторженно сообщил он, направляясь в ту часть ярмарки, откуда дети и влюбленные парочки возвращались с охапками плюшевых игрушек в руках.

– Ты прямо как маленький! – усмехнулся Джаред, следуя за ним.

– Я не ел ее с двенадцати лет! – веско пояснил Дженсен.

– Тяжелое детство? – сочувственно похлопал его по плечу Джаред.

Дженсен бросил на него недовольный взгляд, но ничего не ответил, вместо этого помахав рукой, чтобы привлечь внимание продавца сладостей. Он купил себе вату, Джаред ограничился стаканчиком разноцветного попкорна, который опустошил очень быстро, а потом переминался с ноги на ногу, дожидаясь, пока Дженсен разделается с сахарным недоразумением.

– У тебя все лицо в этой гадости! – сообщил он наконец.

– Это не гадость, это вкуснотища! – улыбнулся Дженсен, слизывая остатки ваты с пластиковой палочки, а потом принялся вытирать рот кулаком. – Все?

– Нет, еще вот тут, – сказал Джаред, но вместо того, чтобы указать пальцем на липкую нитку, свисающую со щеки Дженсена, наклонился и снял ее языком.

Тот ошеломленно повернулся, так что перед лицом Джареда теперь оказались его губы, а потом неожиданно потянулся к нему и поцеловал. Джаред, не особо задумываясь, вылизал его рот, все еще сладкий после ваты, и понимание происходящего пришло к нему, только когда Дженсен отстранился и, негромко кашлянув, сообщил:

– Чувак, вообще-то здесь дети!

Джаред хотел сказать ему что-то вроде «Ты первый начал», но в этот момент его внимание привлекла небольшая, мигающая цветными огоньками наковальня, возле которой обряженный в клоунский костюм толстячок шумно зазывал народ принять участие в развлечении.

– Хочу поиграть! – сказал он и рванул с места, чтобы успеть купить билет раньше лысоватого многодетного отца, пытавшегося усмирить своих отпрысков.

Дженсен остановился чуть поодаль и укоризненно покачал головой, словно говоря «Ну и кто еще из нас маленький?». А Джаред, расплачиваясь с клоуном, уже косился в предвкушении на гигантский молот. Хозяин аттракциона что-то монотонно рассказывал о наградах, а потом Джаред наконец дорвался до наковальни и с первого же удара отправил шарик к самой вершине. Толпа радостно заулюлюкала, дети захлопали в ладоши, явно надеясь, что их отцы окажутся такими же силачами, а Джаред отправился забирать свой приз.

Спустя минуту он вернулся к Дженсену и протянул ему голубого плюшевого слоненка с забавными большими ушами.

– Если не нравится, там был еще розовый, могу обменять, – усмехнулся он, когда Дженсен принялся удивленно вертеть игрушку в руках.

– Ты совсем придурок? Я не девчонка! – незлобно пробормотал тот, пытаясь всучить Джареду слоненка обратно.

– Подарки не возвращают, – улыбнулся он, покачав головой. – Оставь, будет тебе напоминать обо мне.

– Зачем мне напоминания, когда ты и так все время ошиваешься рядом? – хмыкнул Дженсен, но все же убрал слоненка под мышку. – Теперь я просто обязан взять реванш!

И, прежде чем Джаред понял, что он имеет в виду, схватил его за локоть и потащил в сторону тира.

– Ты умеешь стрелять? – удивился по дороге Джаред. – Чего я еще о тебе не знаю?

– Не умею, – признался Дженсен, становясь в очередь к кассе. – Вернее, умею, но не слишком хорошо. Но за вон того жирафа нужно сбить всего три мишени, уж с этим-то я справлюсь!

В итоге, то ли Дженсен приврал, то ли просто был везунчиком, но мишеней он сбил аж восемь, и Джаред оказался счастливым обладателем плюшевой белки, лишь слегка уступавшей голубому слоненку в размере.

Они еще какое-то время бродили по ярмарке, останавливаясь, чтобы порезаться в «Мортал Комбат» на игровых автоматах или слопать по початку вареной кукурузы. И Джареда постоянно не покидала мысль, что так весело он не отрывался уже очень давно. Судя по тому, что Дженсен не переставал улыбаться, ему тоже было весело. Он даже явно приуныл, когда Джаред, бросив взгляд на часы, остановил его на полпути к киоску с моментальной лотереей и сказал:

– Пора возвращаться! Наши уже, наверное, обедают без нас!


Последний раз редактировалось NecRomantica 25 ноя 2011, 19:50, всего редактировалось 1 раз.

25 ноя 2011, 19:30
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

Когда они, смеясь, завалились в «Жареного петуха», большие часы над входом показывали уже половину четвертого. Но, несмотря на опоздание, Дженсен ничуть не жалел о чудесно проведенном времени. Посетители ресторанчика исподтишка косились на двух высоких парней со здоровенными мягкими игрушками в руках, но Дженсен лишь с гордостью прижимал к себе слоненка, широко улыбаясь им в ответ. Тетя Эллен с Митчем и Мэтт с Эми обнаружились за дальним угловым столиком, но не обратили внимания на вошедших, о чем-то оживленно беседуя. Мэтт, сидевший к ним спиной, отчаянно жестикулировал, доказывая что-то остальным, поэтому им удалось добраться до столика незамеченными.

– Нет, Митч, ты не прав. Репутация имеет большое значение! – взволнованно произнес Мэтт. – И я могу это доказать. Вот, к примеру, возьмем Джареда и Дженсена. Даже если бы они в совершенстве владели искусством управления ранчо, как думаешь, много фермеров вели бы дела с парочкой геев, один из которых снимался голышом для порножурнала, а у второго имеется судимость?

Дженсен в полной мере ощутил на себе действие аллегории про выброшенную на берег рыбу. Он открыл рот, потом закрыл, не издав при этом ни звука. Повернувшись к Джареду, он увидел, как тот ошарашенно смотрит на него, а затем представил, что сейчас все за столиком будут смотреть точно так же. С удивлением, перерастающим в презрение. Он видел эту реакцию не один раз, на многих лицах. Это было больше, чем он мог вынести, поэтому, отпихнув Джареда плечом, быстро направился к выходу из ресторана. Падалеки лишь посторонился, но не окрикнул его и не попытался удержать.

Дженсен и сам не знал, куда направляется, пока стремительно прорывался сквозь шумную галдящую толпу, но в итоге уперся в невысокий деревянный забор и, недолго думая, взобрался на него. Он сидел, уткнувшись подбородком в макушку слоненка, и представлял картины мести Мэтту, одну кровавей другой. Суку Коэна хотелось не просто убить, а расчленить с особой жестокостью, и мечты об этом странным образом приносили удовлетворение.

– Вот ты где! Я уж думал, что рехнусь, пока бегал по всему городишке!

Подняв глаза, Дженсен увидел Джареда. Тот тяжело дышал и выглядел не слишком счастливым.

– Устал как собака, пока тебя искал, – пояснил он, усевшись на забор рядом. – Я звонил, ты почему трубку не брал?

– Я… – Дженсен потянулся к мобильнику в кармане джинсов и с удивлением обнаружил двенадцать пропущенных звонков от Джареда. – Прости, я не слышал.

– Не надо было убегать от меня.

– Я не от тебя бежал, – ответил Дженсен, снова уткнувшись в игрушку.

– Так, пойдем-ка со мной, – Джаред спрыгнул с забора и протянул ему руку.

– Я никуда не пойду, мне и здесь неплохо, – отмахнулся Дженсен.

– Соглашайся добровольно, не то потащу тебя к мотоциклу на руках, – пригрозил Джаред.

– Это шантаж! – возмутился он, но с забора все же слез – не хватало еще устраивать цирк для местных жителей.

– Я знаю, – расплылся в улыбке Падалеки и, взяв его за руку, куда-то поволок за собой.

Изображение

Дженсен, которому было, в общем-то, глубоко плевать, где именно предаваться жалости к себе, покорно поплелся за ним. Не задавая вопросов, он уселся позади Джареда на мотоцикл, и они тронулись с места. Поездка прошла в тишине – все равно из-за шлемов они бы не услышали друг друга, даже если бы орали. Но когда Джаред заглушил мотор, и Дженсен, оглядевшись по сторонам, понял, куда тот его привез, он удивленно уставился на Джареда.

– Тебе не кажется, что прошлой рыбалки нам хватило с головой? – поинтересовался он, приподняв бровь.

– Как будто на озере можно только рыбачить, – рассмеялся Джаред. – Пойдем, я покажу тебе одно место.

Он нырнул прямо в густые заросли кустарника, и Дженсену ничего не оставалось, как сделать то же самое. Сегодня они были с противоположной стороны озера, и он понятия не имел, куда они направляются. Но Джаред вполне уверенно прокладывал себе дорогу и в итоге вывел его на небольшую полянку между ивами, у самого берега. Он уселся на поваленное дерево, и Дженсен, решив последовать его примеру, опустился на прогретую за день древесину. Заходящее солнце нависло над кромкой воды, отчего та казалась красноватой. Вокруг стояла тишина, даже птиц не было слышно. Джаред не приставал с расспросами, просто придвинулся так близко, что Дженсен чувствовал его плечо, от которого словно исходило тепло.

– Здесь красиво, – наконец произнес он. – Как ты нашел это место?

– Случайно набрел, когда решил прокатиться на байке, – ответил Джаред. – Захотелось поделиться с тобой. Рад, что тебе нравится.

– Да, очень, – Дженсен положил руку ему на колено.

– Может, расскажешь, о чем трепался Мэтт? – спросил Джаред.

– А что, разве он не описал все в красочных подробностях?

– Неужели ты думаешь, что я стал бы слушать этого урода? – поморщился Джаред. – Да я почти сразу побежал за тобой. И мне бы хотелось услышать все от тебя.

– Да не о чем рассказывать, – пожал плечами Дженсен. – Я рос не в самом благополучном квартале, молодой был, глупый, связался с плохой компанией. Пьяные драки, травка, мелкие кражи… За что и поплатился. Однажды во время вечеринки нагрянули копы, нашли у меня наркоту, ну и повязали. Самое смешное, что она даже не моя была, подкинул кто-то из парней. Срок мне условный дали, сидеть, слава богу, не довелось, но пока я торчал в камере предварительного заключения, много думал. И решил, что свою жизнь нужно менять. Перестал общаться с теми ребятами, устроился на работу. Но пятно на репутации все равно осталось. Навсегда.

– Да уж, чувак, это даже похуже моей порнографической фотосессии, – вздохнул Джаред.

– Теперь понимаешь, почему мне не стать метрдотелем? – грустно улыбнулся Дженсен. – Должность выше официанта мне просто не светит.

– Ты был бы классным метрдотелем, я уверен. Будь у меня ресторан, я бы взял тебя, не раздумывая, – выпалил Джаред. – Но у меня его нет. К сожалению.

– Увы, – хмыкнул Дженсен, глядя на воду. – Так что прав Мэтт, репутация имеет значение, особенно плохая.

– Дженс, не говори так, – Джаред обнял его и положил подбородок ему на плечо. – Ты замечательный, и все у тебя получится. Я в этом не сомневаюсь.

– Ты такой наивный, что это даже мило, – рассмеялся Дженсен.

– Я просто верю в лучшее, – пробормотал Джаред ему в шею, а затем вдруг развернул его к себе лицом и попытался поцеловать.

– Эй, чувак, здесь нет тетушки Эллен, можешь зря не стараться, – Дженсен отпрянул назад и внимательно посмотрел на него.

– Я знаю, – улыбнулся Джаред. – Я просто хочу тебя поцеловать. Если ты не против, конечно. Можно?

– Я… – растерялся Дженсен. – Да, наверное.

– Наверное? – усмехнулся Джаред ему в рот.

– Точно, – ответил Дженсен и провел языком по его нижней губе.

Тот шумно выдохнул и углубил поцелуй. Дженсен, коротко застонав, ответил и не успел опомниться, как оказался лежащим на бревне, а Джаред, навалившись сверху, беззастенчиво его лапал, не прекращая целовать. Впрочем, не то чтобы он был против. Забравшись под футболку Джареда, он гладил его спину, изредка царапая короткими ногтями, и, судя по довольным стонам, тому это нравилось.

– А ты неплох, – сообщил Дженсен, когда они нацеловались вдоволь. Теперь уже он лежал на Джареде, а тот гладил его по волосам.

– Чертовски хорош, ты хотел сказать.

– Нет, чертовски скромен, – возразил Дженсен со смехом. – Жаль только, что твои блестящие навыки в искусстве поцелуев не пригодятся нам в фермерском деле. И не видать нам этого ранчо как своих ушей.

– Даже если так. Ну и что? – спросил вдруг Джаред серьезно. – Я не жалею, что приехал сюда. Где бы мы еще так хорошо отдохнули? И потом, тетя Эллен ведь нам ничего не обещала. Мне вообще кажется, что Митч сильно преувеличил слухи о ее тяжелой болезни.

– Выглядит она хорошо, это правда, – согласился Дженсен. – И если честно, я очень этому рад.

– Я тоже рад, Дженс. Так что мы в любом случае не в накладе. Познакомились с родственниками, отлично провели время на природе, все не так уж плохо.

– Ага, надеюсь только, когда мы вернемся на ранчо, мои чемоданы не будут ждать меня у дверей.

– Да брось! Тетушка не такая, вот увидишь.

– Хотелось бы верить, – вздохнул Дженсен, встав на ноги. – Ну что, будем собираться? А то стемнеет скоро.

– Да, поехали домой уже, а то я с голоду помираю, – признался Джаред, поднявшись с бревна.

– Ты хоть иногда думаешь о чем-нибудь, кроме еды?

– Да, о сексе, – расхохотался тот.

– Можно было догадаться, – хмыкнул Дженсен.

Изображение

В гараже Дженсен упорно делал вид, что заинтересован кучей хлама, разложенного на полках, пока Джаред парковал мотоцикл. Ужасно не хотелось идти в дом одному, потому что он понятия не имел, как смотреть в глаза тетушке или Митчу, а самое главное – как не убить Мэтта. Джаред ободряюще улыбнулся ему и взял за руку, прежде чем покинуть гараж, за что Дженсен был ему весьма признателен.

Едва они вошли в холл, как из гостиной тут же выглянула миссис Гир, словно специально дожидалась их возвращения, и поманила пальцем.

– Я бы хотела поговорить с вами, мальчики, – сказала она, когда все расселись по креслам.

– Если ты о судимости, то я могу объяснить, – вскинулся Дженсен, но тетушка лишь покачала головой.

– Дай мне сказать сначала, – мягко улыбнулась она. – Я совершенно не согласна с тем, что сегодня говорил Мэтт о репутации. Для меня не важно, что человек совершил в прошлом. Каждый имеет право на ошибку, а также на второй шанс. И если все время заставлять человека расплачиваться за грехи юности, как же он сможет стать лучше? Сейчас я вижу перед собой хорошего, трудолюбивого молодого человека. Поэтому нет, мне не нужны твои объяснения. Если когда-то ты оступился, то давно уже встал на путь исправления. Это касается и тебя, Джаред. Ты не должен стесняться того, что делал раньше. Это часть твоего прошлого, твой опыт, и ничего предосудительного в нем нет.

Дженсену показалось, что он услышал стук, с которым его челюсть ударилась о пол. У Джареда лицо было не менее ошарашенное, когда они, словно по команде, посмотрели друг на друга.

– Это очень мило с твоей стороны, тетушка, – выдавил наконец Дженсен.

– Ты клевая! – добавил Джаред, расплывшись в улыбке.

– Я рада, что вы так думаете. И еще. Не знаю, зачем Мэтту понадобилось копать прошлое Дженсена, но я такое поведение не одобряю, и ему об этом сообщила. Никогда не жаловала доносчиков.

– Журнал – тоже его рук дело, – мрачно заметил Дженсен.

– Я подозревала это, хотя он и отпирался, – нахмурилась тетя Эллен. – Не понимаю, чего он хотел добиться этими действиями, но в любом случае потерпел неудачу. Я все ему высказала, мы даже повздорили, и он ушел к себе рассерженный.

– Ах ты ж боже мой, – хмыкнул Джаред.

– Я пригласила вас сюда, чтобы приятно провести время в компании своих племянников, и если Мэтт продолжит в том же духе, я попрошу его покинуть мой дом, – сказала тетя, встав с кресла. – Поэтому, пожалуйста, не обостряйте конфликт. Надеюсь, разговора со мной ему будет достаточно.

– Как скажешь, тетя, – кивнул Дженсен, хотя больше всего ему хотелось пойти набить морду Коэну.

– Если Дженсен не сердится, то и я не сержусь, – поддакнул Джаред и, для верности, накрыл его ладонь своей.

– Я рада, что мы пришли к взаимопониманию, мальчики, – улыбнулась миссис Гир. – А сейчас прошу меня извинить. День был долгий, я устала и пойду спать.

– Спокойной ночи, – хором произнесли они, прежде чем она покинула помещение.

Изображение

– Чувак, ты прикинь, тетушка уделала Мэтта! – Джаред, хрустя печеньем, с разбегу плюхнулся в кровать.

– Ты сказал это уже раз десять, Джей, – Дженсен поморщился и отодвинулся от него. – Опять из-за тебя везде будут крошки. Заканчивай уже жрать в постели.

– И все равно она его уделала, – счастливо улыбнулся тот и впихнул в рот Дженсену печенье.

– Чувак, я не… – запротестовал он, едва не подавившись, но, в конце концов, решил сдаться и покорно прожевал предложенное угощение.

– Вкусно, правда? – Джаред облизал пальцы и повернулся к нему.

– Да, но теперь надо чистить зубы.

– Ты такой зануда, Дженс, – закатил глаза Джаред. – Но ужасно милый. Хочешь, возьмем твоего слоненка спать с нами? Ты уже придумал ему имя?

– Нет, я не хочу спать со слоненком, и я не придумал ему имя, потому что он не живой! – терпеливо пояснил Дженсен.

– Как можно быть таким черствым, не понимаю, – Джаред подскочил с кровати, тщательно вымел все крошки, после чего залез обратно и выключил свет. – Ну, хочешь, потискаемся тогда?

– Я же черствый, – хмыкнул Дженсен.

– Ага, но все равно милый, – рассмеялся тот и притянул его к себе.

Джаред был горячим, будто печка, и так сладко пах. Наверное, это было всего лишь печенье, но Дженсен все равно уткнулся носом в его футболку и втянул запах. И подумал, что был бы не прочь повторить в удобной постели то, чем они занимались у озера. Он протянул руку к лицу Джареда и погладил подушечками пальцев его скулу. Тот тихо вздохнул, но ничего не предпринял в ответ. Дженсен приподнялся на локте, повернувшись к Джареду, и в тусклом лунном свете, просачивавшемся сквозь неплотно запахнутые шторы, увидел, что тот… спит.

– Вот так всегда, – разочарованно пробормотал он и снова улегся на грудь Джареда. Но долго предаваться страданиям по поводу неудавшейся ночи у него не получилось, потому что, не прошло и десяти минут, как он вырубился вслед за Джаредом.

Изображение

К тому моменту, как Дженсен, широко зевая, спустился в столовую, Джаред уже успел в одиночестве уговорить свой завтрак и теперь догонялся десертом из слоеных булочек с джемом. Тетушка и Митч поели еще до того, как он сам проснулся, и теперь переругивались в гостиной, развешивая новые гардины. Об этом он сразу же сообщил Дженсену, когда тот поинтересовался, где все остальные.

– А Мэтт? – поморщившись, уточнил он, накладывая себе в тарелку овощной салат.

– Я его сегодня не видел, – улыбнулся Джаред. – И машины нет. Похоже, что после перебранки с тетушкой, он свалил, прихватив с собой невесту.

– Какое счастье! – громко сообщил Дженсен. – За такое не грех выпить!

– Подожди радоваться! – осадил его Джаред. – Нужно будет уточнить у тетушки, однако сейчас к ней лучше не лезть, я слышал, как она уже восемь раз назвала Митча идиотом, и не хочу разделить его участь.

– Да, – кивнул Дженсен и предложил, кивнув на свою тарелку. – Тогда, может, погуляем, когда я с этим закончу?

– Я не против.

Впоследствии Джаред пожалел, о том, что так легко согласился, потому что Дженсен решил проявить себя в качестве гуру верховой езды и таки научить его не бояться лошадей. Джаред долго отбрыкивался, но, похоже, Дженсен был из тех, кому проще уступить, чем объяснить, почему не хочешь. В конце концов, они оба, одетые в ужасную форму тетушкиных покойных муженьков, направились к конюшням, и Джаред снова оказался лицом к лицу с якобы «спокойной и добронравной» Венерой.

Дженсен угостил Вулкана принесенной специально для него морковью, а потом долго гладил по длинной морде, прежде чем оседлать. Джаред, поглядывая в его сторону, проделывал с Венерой те же самые манипуляции и с немым восхищением наблюдал, как лошадь послушно принимает угощение из его рук.

Поездка в этот раз прошла гораздо лучше, чем в предыдущий. Джареду удалось расслабиться и представить, что езда на лошади не страшнее, чем на байке, а Дженсен не отъезжал от него слишком далеко и постоянно отвлекал разговорами.

– Представь, если кузен Мэтти действительно свалил, значит, мы выиграли! – без умолку трещал он. – Он так старался, прямо задницу рвал, а мы все равно его обставили!

– Угу, – промычал Джаред, сосредоточенно вцепившись в поводья. – Причем, у него были все шансы, а он так бездарно их прошляпил.

– Ну, это его проблемы, – улыбнулся Дженсен. – Поехали быстрее?

– Издеваешься? Мне и так кажется, что штаны сейчас треснут!

– Ну и что? Я уже видел твою задницу, забыл?

– Да, но ты не видел ее в розовых семейниках, а все остальное мое белье сегодня в стирке.

– Боже, давай без таких подробностей, ладно? – рассмеялся Дженсен, понукая Вулкана.

Джареду ничего не оставалось, кроме как погнать Венеру следом за ним.

После того как они отвели лошадей обратно в стойло, настроение Джареда подпрыгнуло так высоко, что он даже хотел предложить Дженсену совершить набег на тетушкин погреб и распить бутылку вина за внезапно начавшую налаживаться жизнь. Однако этим благим намерениям не суждено было исполниться, потому что, возвращаясь домой, они увидели припаркованную неподалеку от входа машину Мэтта.

– Бля, – процедил сквозь зубы Дженсен и тут же замедлил шаг.

– Спокойно, может, они просто забыли что-то из вещей, – попробовал мыслить позитивно Джаред.

– Я сильно сомневаюсь…

Едва они прошли в гостиную, как им навстречу вылетела раскрасневшаяся и довольная тетушка Эллен.

– А вот и вы, мальчики! – тут же заворковала она. – Мы уже заждались, а начинать праздник без вас не хотели!

– Праздник? – настороженно спросил Джаред.

– Да, приходите в столовую. Мэтти сам все расскажет!

– Хорошо, только переоденемся сначала.

Когда она отвернулась, Джаред бросил на Дженсена вымученный взгляд, а тот недовольно закатил глаза. Видеть сейчас Мэтта не хотелось никому, однако отказать тетушке они не могли, поэтому, переодевшись, направились в эпицентр всеобщего непонятного ликования.

Впрочем, причина радости стала ясна очень быстро. Как только все расселись за столом, Мэтт чинно заговорил, накрыв ладонью руку своей невесты:

– Последние несколько дней Эми нездоровилось, хоть она и старалась не подавать виду, чтобы никого не расстраивать. Но сегодня с утра у нее снова был приступ, и мы записались на прием к врачу в Далласе. Который после осмотра сообщил, что нашу будущую семью через семь месяцев ожидает прибавление.

Джареду показалось, что его резко ударили под дых. Он надеялся, что это ощущение никак не отразилось на его лице, но когда бросил взгляд на Дженсена, то увидел, что тот весь побледнел, и понял, что сейчас сам, наверное, выглядит также. А Мэтт передал эстафетную палочку Эми, и та восторженно залепетала:

– Это было так неожиданно и здорово, мы не планировали ребенка так рано, но сейчас… сейчас кажется, что он уже член семьи!

– Конечно, ведь это прекрасно! – поддержала ее тетушка. – Я до сих пор переживаю, что жизнь так и не наградила меня собственным ребенком, поэтому всегда радуюсь, когда это счастье приходит к другим.

– И как же все твои долгосрочные планы, Мэтт? – неожиданно спросил Дженсен.

– Придется их поменять, – мягко улыбнулся Коэн, словно теперь уже ничто не могло задеть его всерьез. – Работать больше, стараться сильнее, чтобы мой сын или дочь ни в чем не нуждались. Взять кредит, в конце концов. Я обещал Эми дом в пригороде и свое слово сдержу. Тем более теперь.

– Я думаю, такое чудесное событие просто необходимо отметить! – воскликнула тетушка. – Митч, попроси Мэри принести из кладовой лучшего вина. Эми, тебе ведь не навредит один бокал?

– Лучше сока, – ответила девушка. – Я теперь так волнуюсь, шагу лишнего боюсь ступить.

– Сок так сок, а ты не нервничай, дорогая! Все у вас будет замечательно!

Мэтт в подтверждение слов тетушки притянул Эми к себе и поцеловал в щеку, а Джаред почувствовал, что его начинает всерьез тошнить от обилия витающего в воздухе сахара. Дженсен вообще выглядел как-то обреченно, и Джареду захотелось увести его отсюда, но смываться посреди праздника было слишком некрасиво, поэтому им обоим пришлось остаться и терпеть.

Изображение

Проведя с родственниками достаточно времени, чтобы можно было свалить без угрозы показаться невежливым, Джаред сбежал на кухню. Дженсен ввалился туда спустя десять минут и тут же, задыхаясь от неприкрытого гнева, пробормотал:

– Это… это…

– Пиздец, – закончил за него Джаред. – И что нам теперь делать?

– Ничего, – пробурчал Дженсен. – Тетушка вон нарадоваться не может… Плакало наше наследство.

– Постой, и ты хочешь вот так вот просто взять и опустить руки? – неверяще посмотрел на него Джаред.

– А что ты предлагаешь? – ощетинился Дженсен. – Как бы сильно мы ни старались, ни ты, ни я забеременеть не сможем, а больше такой козырь крыть нечем. Все, Джей, финита ля комедия. Мы проиграли, мы в заднице.

– Эх… – только и смог выдавить из себя Джаред.

За стеной слышались веселые голоса. Эми сообщила, что утомилась, и все дружно отправили ее спать, а после вскоре и сами разошлись, даже не вспомнив о том, что надо бы попрощаться и с ними. Дженсен сидел за кухонным столом, сцепив руки в замок, и молчал. Джаред долго не решался нарушать тишину, но, в конце концов, просто не выдержал наблюдать за тем, как с каждой секундой Дженсен становится все угрюмее и угрюмее.

– Ну и что, чувак? Объявим траур?

– Что? – встрепенулся Дженсен.

– То! Еще вчера мы говорили о том, как классно отдохнули, а сегодня… Что изменилось сегодня?

– Сегодня нас прокатили с наследством.

– И теперь нужно рыдать и заламывать руки?

– Я не рыдаю, – раздраженно ответил Дженсен. – Я злюсь. Ребенок ребенком, но Мэтт – конченый мудак, и все равно все достанется ему! Почему все в жизни достается всяким козлам, а?!

Он с силой ударил кулаком по столу, и Джаред поспешно положил руку ему на плечо, чтобы угомонить раньше, чем Дженсен разломает ни в чем не повинную мебель.

– Кажется, Мэтт – не первый козел, что-то уведший у тебя из-под носа? – осторожно поинтересовался он. – Что это было? Любовник, деньги, работа?

– Работа, – устало вздохнул Дженсен. – Я несколько лет горбатился официантом в ресторане, а когда освободилась должность метрдотеля, на нее взяли недоумка Дика! У меня были навыки и опыт, а у него – дядя-гендиректор. Правда, причиной выставили мою гребаную судимость, так что поверь, Джей, опыт близкого общения с козлами у меня обширный.

– Верю, – усмехнулся Джаред. – Я вообще всю жизнь среди них работал, модельный бизнес – это одно большое пастбище.

– Тогда ты должен меня понять.

– Я и понимаю. Поэтому сейчас предлагаю не киснуть, а совершить набег на тетушкины запасы и как следует набухаться!

– Думаешь, утопить горе в вине – хороший выход? – недоверчиво посмотрел на него Дженсен.

– Нет, просто у тетушки вино какое-то уж слишком вкусное. Хотя к черту оправдания! Да, это выход, Дженс! Так мы хотя бы развеселимся!

– Ну… в общем-то, я не против, – ответил наконец Дженсен, и Джаред, довольно кивнув, направился в кладовую.

Изображение

– Мы как-то странно топим горе в вине, – заметил Дженсен, долго рассматривая очередную крохотную канапешку, перед тем как отправить ее в рот. И как только Джареду удавалось делать такие миниатюрные вещи? Это оставалось загадкой. – Вкуснятина!

– Спасибо, – Джаред прямо засветился от похвалы и освежил бокал Дженсена. – Чувак, мы же не шестнадцатилетние подростки, впервые дорвавшиеся до бухла на вечеринке. Мы просто приятно проводим вечер в хорошей компании, под бутылочку-другую вина.

– Ты забыл добавить про непринужденную светскую беседу, – хмыкнул Дженсен, и они расхохотались.

Он уткнулся в свой бокал, и в кухне повисла тишина. Дженсен ненавидел неловкие паузы в разговоре, но это молчание не причиняло никаких неудобств, напротив – было теплым и уютным. Судя по расслабленному лицу Джареда, тот тоже ощущал себя вполне комфортно.

– А я думаю, все так, как и должно быть, – нарушил тишину он.

– Ага, – кивнул Дженсен, наслаждаясь выпивкой. Вино у тетушки и впрямь было отменным. – То есть… О чем ты вообще?

– Сам посуди, Дженс, какие из нас владельцы ранчо? Мы ни фига не знаем о том, как всем этим, – он махнул рукой, едва не зашибив бутылку, которую Дженсен вовремя придержал, – управлять.

– Ну да, Мэтт уж точно лучше в этом разбирается, – вынужденно признал Дженсен. – Но это не отменяет того факта, что он говнюк. Я бы с удовольствием начистил ему рожу перед отъездом.

– А что нам мешает? – поддержал его Джаред. – Устроим ему темную. Хотя… нельзя расстраивать Эми, она же беременна.

– Ты прав, – вздохнул Дженсен. – Знаешь, не думал, что когда-нибудь скажу это, но, кажется, я буду по тебе скучать.

– Уверен, что будешь, – расплылся в самодовольной улыбке Джаред. – Я даже знаю, по чему именно ты будешь скучать особенно сильно.

– Это по чему же? – заинтересовался он.

Вместо ответа Джаред отобрал у него бокал и отставил в сторону, а затем положил руку на шею и слегка погладил большим пальцем за ухом. Дженсен почувствовал, как кровь прилила к щекам и стало невыносимо жарко.

– Это запрещенный прием, Джей, – пробормотал он, неосознанно подаваясь навстречу.

– Я знаю, заметил, как тебя ведет от этого, когда мы целуемся, – ответил тот, не прекращая водить пальцем по разгоряченной коже. – Но я вообще-то говорил об этом…

Когда Джаред прикоснулся к его губам, Дженсен подумал, что, пожалуй, доля правды в его словах есть. Но когда тот принялся вылизывать его рот, все мысли просто вылетели из головы. Он громко застонал в поцелуй и вцепился в футболку Джареда, чтобы не свалиться со стула.

– А теперь уже ты применяешь запрещенные приемы, – хрипло пробормотал Джаред.

– Я не виноват, что у меня такой сексуальный голос, – Дженсен откинул голову назад, давая Джареду больше простора, пока тот лихорадочно покрывал поцелуями его шею. – А, может, нам переместиться в более удобное место? Туда, где нас никто не увидит?

Джаред так быстро спрыгнул со своего стула, что тот свалился на пол.

– Полагаю, это означает «да», – рассмеялся Дженсен.

Стоило ему подняться, как ноги тут же стали ватными, а голова закружилась. Он затруднялся ответить, сказалось ли это тетушкино вино или Джаред, который тут же прижался всем телом и вовлек в очередной поцелуй.

Изображение

Что бы там Джаред ни говорил прежде, все это была чушь собачья, потому что сейчас они вели себя в точности как подростки, впервые дорвавшиеся до выпивки и секса. Вместо того чтобы просто отправиться в спальню, они делали остановки чуть ли не через каждые два метра и снова целовались. Но Джаред совершенно не мог сопротивляться, когда Дженсен, прислонившись к стене, забрасывал ногу ему на бедро и беззастенчиво лапал под футболкой. Особенно трудно далось им восхождение по лестнице – Дженсена так и хотелось повалить на ступеньки и трахнуть прямо там же.

В коридоре на втором этаже Джаред краем глаза заприметил уютную нишу с миниатюрным столиком. Недолго думая, он подхватил Дженсена под ягодицы и усадил на столик, втискиваясь между разведенных ног, и тут же услышал звон бьющейся посуды. Отпрянув, он недоуменно посмотрел на груду осколков на полу.

– Чувак, ты сшиб тетушкину вазу моей задницей! Это было больно! – возмутился Дженсен.

– Я поцелую, и все пройдет, – машинально пообещал Джаред, растерянно глядя на жалкие останки бывшей вазы. – А с этим что делать?

– Свалим все на Марни, – беспечно отмахнулся Дженсен, притянув его к себе, положил руку на его ширинку и сжал, заставив в мгновение ока позабыть о вазе. – Так что ты там говорил насчет поцелуев?

Вместо ответа Джаред решил на деле показать свои намерения. Он прикоснулся к горячим губам Дженсена, тот жадно ответил, толкнувшись языком в его рот, и в этот момент злополучный осколок шумно треснул под ногой.

– Может, таки доберемся до спальни? – смущенно предложил он.

Изображение

Дженсен послушно соскользнул со столика и ухватил его за руку, утаскивая за собой в комнату. Едва захлопнув дверь, Джаред прижал Дженсена к ней спиной, и на этот раз поцелуй получился глубоким и долгим. Когда они наконец отстранились друг от друга, Дженсен помутневшим взглядом уставился на Джареда, и тот машинально скомандовал:

– В кровать.

Просить Дженсена дважды не пришлось, но добраться до постели быстро им не удалось – попутное стаскивание с себя одежды отняло достаточно времени. Однако и награда в виде свободного доступа к горячей обнаженной коже оказалась достойной.

– Подожди… сейчас… – Джареду совершенно не хотелось, чтобы Дженсен, принявшийся поочередно ласкать его соски языком, прерывался, и все же пришлось остановить его, чтобы дотянуться до лежавшего под кроватью рюкзака.

– Ты что, ехал на ранчо, рассчитывая с кем-то перепихнуться? – рассмеялся Дженсен, увидев, что Джаред достал из внутреннего кармана тюбик смазки и презервативы.

– Ну, я не мог исключить такую возможность, я вообще предусмотрительный, – усмехнулся Джаред, заваливая его на подушку и снова целуя.

– Оказывается, в тебе столько достоинств, Джей, – улыбнулся Дженсен, зарывшись руками в его волосы. – И как я раньше на них не обращал внимания?

– Да мы с тобой вообще два идиота, так долго не замечали того, что было прямо перед носом, – ответил Джаред и на мгновение завис над ним, внимательно разглядывая. – А ведь посмотреть было на что.

– Хватит болтать, займись уже делом, – проворчал Дженсен, покраснев, и приподнялся на локтях, подставляясь под поцелуи.

Джаред неторопливо провел языком по его шее, а затем втянул в рот солоноватую кожу, чувствуя, как лихорадочно бьется жилка под губами. Дженсен судорожно вздохнул и дернул Джареда за руку, опрокидывая на себя. Какое-то время они бездумно копошились, стараясь потереться друг о друга, попробовать на ощупь – опасливо и аккуратно, словно боясь, что другой в любой момент оттолкнет, даст отпор. Однако как только Джареду начинало казаться, что Дженсен вот-вот выскользнет из объятий, тот прижимался к нему крепче, целовал еще яростнее и терся о живот каменно-твердым членом, намекая, что хочет так же сильно и не намерен останавливаться.

Вскоре одних прикосновений стало недостаточно, и Джаред, оставив на шее Дженсена последнюю метку, соскользнул вниз и переключил все свое внимание на его член. Дженсен широко раскинул ноги, чтобы дать Джареду больше пространства, и тот по-своему воспользовался этой свободой, принявшись поглаживать ребром ладони его промежность и одновременно дразнить головку короткими мазками языка.

– Давай, ну, давай, возьми в рот, – довольно быстро не выдержал Дженсен, задрожав всем телом.

В ответ Джаред нарочно провел губами по всему стволу и надавил подушечкой пальца на плотно сжатый вход. Дженсен задышал чаще и недовольно дернулся, лягнув его коленом в бок.

– Сейчас, сейчас, все будет, – усмехнулся Джаред, дотянувшись до валявшегося на подушке тюбика смазки.

Дженсен лениво следил, как он выдавливает прозрачный гель на пальцы, а потом снова устраивается в изножье кровати, и вряд ли догадывался, что Джаред не его решил избавить от издевательств, а попросту сам уже не в силах был терпеть дольше. Однако все эти мысли утратили важность, как только Джаред вобрал член Дженсена в рот, в то же время толкнувшись пальцем в жаркое узкое отверстие. Дженсен застонал в голос, откинув голову на подушку, и вцепился в собственные колени, прижимая ноги к животу. Джаред удовлетворенно отметил, что Дженсен звучит громче, если ласкать его член языком прямо под головкой, совмещая это с мягкими толчками пальца внутрь, и принялся использовать новое знание напропалую.

– Черт! Черт! Не так сильно… – вскрикнул Дженсен, когда он добавил второй палец и тут же провел вкруговую, растягивая упругую плоть. – Мы всех перебудим!

– Мне остановиться? – выпустив член изо рта, улыбнулся Джаред.

– Ты идиот? Конечно, нет! – вместо запланированной резкости голос Дженсена прозвучал жалобно. – Еще, сделай так еще раз, ооо даааа!..

Джаред, тихо засмеявшись, пошевелил пальцами, видя, как эти прикосновения действуют на Дженсена, и тот, кажется, окончательно лишился способности связно мыслить и, тем более, разговаривать. Он только шумно всхлипывал, не слишком успешно пытаясь заглушить себя прикусыванием подушки, и толкался бедрами навстречу губам и пальцам.

При всем желании доставить Дженсену как можно больше удовольствия, Джаред не смог продолжать все это долго, потому что его собственный член уже перепачкал смазкой простыни и разболелся от усердного трения о матрас. Поэтому, лишь в последний момент вспомнив про злополучные резинки, Джаред надавил ладонями на колени Дженсена, сильнее прижимая их к его груди, и плавно толкнулся в его тело.

Дженсен зашипел, но расслабился раньше, чем Джаред успел остановиться. Когда же он вошел полностью и замер, позволяя тому привыкнуть, Дженсен ухватил его за шею, вынуждая наклониться, и чуть приоткрыл рот в беззвучном приглашении.

Джаред поцеловал его, начиная неспешно раскачиваться. Движения давались трудно, и от этого было по-особенному круто – от ощущения тесноты и сумасшедшего жара, от того, что Дженсен не закрывал глаза, пока отчаянно покусывал и облизывал его губы, от неконтролируемого желания, которым он щедро делился с Джаредом, ровно столько же получая взамен.

– Сильнее, – безостановочно шептал Дженсен ему в рот. – Давай. Быстрее. Господи. Так хорошо. Почему мы не сделали этого раньше?!

Джаред только усмехнулся, ничего не ответив, и принялся активнее работать бедрами, с каждым толчком приближая и себя, и Дженсена к долгожданной разрядке. А после, когда Дженсен забрызгал спермой его живот и грудь, он сполз бессильно на свою половину кровати и довел себя до оргазма несколькими рваными движениями руки по члену.

– Я не знаю, – пробормотал он, едва сердце перестало бешено долбиться о грудную клетку.

– Ммм? – сонно промычал Дженсен.

– Не знаю, почему мы не сделали этого раньше, – пояснил Джаред, спустив завязанный узлом презерватив на пол, а затем прижался к Дженсену всем телом. – Но я не против повторить. Пожалуй, даже согласился бы делать это на постоянной основе.

– Ага. Когда проспимся, оформим договор, – усмехнулся Дженсен, извернувшись в его объятьях, и какое-то время молча смотрел на него.

А потом закрыл глаза, и Джаред поцеловал его, едва коснувшись губ, после чего Дженсен заснул, так и не перестав улыбаться.

Изображение

Солнце нещадно светило в лицо, но открывать глаза было лень, поэтому Дженсен лишь жмурился, стойко продолжая изображать спящего. Услышав тихий смех рядом, он выгнулся на кровати, сладко потянувшись, и пробормотал:

– Что, сталкер, опять наблюдаешь за мной, пока я дрыхну?

– Ничего не могу с собой поделать, ты ужасно забавный, – ответил Джаред.

Дженсен перекатился на бок, тут же очутившись в горячих объятиях, и нехотя разлепил веки.

– Доброе утро, – пробормотал он и широко улыбнулся, глядя на довольное лицо Джареда.

– Привет, – ответил тот и поцеловал его.

Дженсен прикрыл глаза, отвечая на поцелуй, и почувствовал, как его снова клонит в сон.

– Э, нет, соня, не вздумай даже, – рассмеялся Джаред, тормоша его. – Вставай, я голодный.

– Так позавтракай.

– Спасибо за совет, Кэп! Я хочу позавтракать с тобой.

– Девчонка, – фыркнул Дженсен, но все же заставил себя сбросить остатки сна и уселся в постели. – Только сначала в душ.

– Можем принять его вместе, – подмигнул Джаред.

Предложение было заманчивым, хотя Дженсен сомневался, что это поможет им сэкономить время до завтрака. Но если уж Джаред ждал, пока он проснется, значит, сможет потерпеть еще немного. Поэтому он потянулся за поцелуем, а потом взял Джареда за руку и потащил в ванную.

Через полчаса, застегивая рубашку перед зеркалом, Дженсен посмотрел на Джареда, отчаянно боровшегося со своей шевелюрой, и вдруг спросил:

– Какие у тебя планы?

– Позавтракать наконец-то, а потом заняться байком, наверное, а что?

– Нет, я имею в виду, после того как мы уедем отсюда. Что собираешься делать?

– Понятия не имею, – пожал плечами тот. – Одно знаю точно – возвращаться в модели я не хочу. Пожалуй, стоит освоить другую профессию.

– Поехали со мной, – выпалил Дженсен, неожиданно даже для себя.

– Ты имеешь в виду, – Джаред отложил расческу на столик и повернулся к нему, изумленно разглядывая, – к тебе?

– Не совсем, я же с мамой живу, но… мы могли бы снять квартиру, – Дженсен почувствовал себя глупо и, отвернувшись, добавил тихо. – Если хочешь, конечно.

– Я хочу! – быстро ответил Джаред, но, как только Дженсен взглянул за него, покраснел. – В смысле, я думаю, стоит попробовать. Мне кажется, у нас может получиться.

– Мне тоже так кажется, – с облегчением произнес Дженсен и улыбнулся. – Я бы хотел, чтобы у нас получилось.

– А сейчас, пожалуйста, давай поедим? А то я умру от голода, и все наши планы пойдут псу под хвост, – жалобно произнес Джаред.

– Хорошо, ненасытный ты мой, – рассмеялся Дженсен.

Толкнув дверь, он попытался выйти в коридор, но Джаред, схватив его за плечи, прислонил к косяку и полез целоваться. Впрочем, Дженсен совершенно ничего не имел против.

Изображение

Время завтрака давным-давно закончилось, поэтому они отправились прямиком на кухню, где добрая душа Мэри накормила их так, что под конец Дженсену пришлось отбирать у Джареда тарелку из страха, что бойфренд лопнет от количества съеденного. Смеясь, они ввалились в холл, где Дженсен, воровато оглядевшись по сторонам, прижал Джареда к перилам лестницы. Однако едва он попытался забраться под футболку Джареда, как из гостиной вышли Мэтт и Эми и тут же уставились на них нечитаемыми взглядами.

– О, привет! – смущенно улыбнулся им Дженсен, моментально убрав руки в карманы с самым невинным видом. – Как самочувствие, Эми?

– Спасибо, все хорошо, – настороженно ответила девушка.

Может, сказался классный секс, может, он признал наконец правоту Джареда, но Дженсену было неловко за свои вчерашние переживания из-за дурацкого наследства. То есть оно, конечно, по-прежнему было весьма привлекательным, но на нем свет клином не сошелся. И если Мэтт оказался гадом, то против Эми Дженсен абсолютно ничего не имел, поэтому решил попытаться наладить натянутые отношения. Не придумав ничего лучше, чем начать расспрашивать ее о беременности, он изо всех сил пытался не расхохотаться, бросая взгляды на ошарашенное лицо Джареда.

– Привет, ребята! – в дом вошел Митч с кипой документов в руках. – А где Эллен?

– Без понятия, – ответил Мэтт. – Она не спускалась к завтраку. Может, спит еще?

– Нет, она сегодня рано встала, – покачал головой тот. – Неужели они с Лорен еще не закончили?

– Лорен? – удивился Дженсен.

– Ну да, мисс Коэн приехала сегодня ни свет, ни заря, и они сразу закрылись в кабинете. Я почему-то был уверен, что она уже уехала, но, видимо, ошибся. Не понимаю, что можно так долго обсуждать?

Джаред метнул на дверь кабинета столь красноречивый взгляд, что Дженсен большим усилием воли удержался от смеха, лишь ткнул его в бок несильно.

– Все еще ревнуешь, детка? – шепнул он еле слышно. – Это так мило.

Джаред состроил свирепую рожицу в ответ и снова покосился в ту сторону. Дженсен лишь закатил глаза и покачал головой.

– Эллен, конечно, ужасно не любит, когда ее прерывают во время важных встреч, но мне тут тоже торчать неохота, надо еще по делам съездить, – нахмурился Митч, а затем решительно постучал в дверь. – Эллен!

Однако никто не ответил, поэтому он просто повернул ручку и вошел в кабинет.

– Элли?! О боже!

Уронив бумаги на пол, Митч быстро пересек комнату и оказался у большого письменного стола. Все остальные вломились следом, толкаясь локтями в попытке увидеть, что же происходит. Митч склонился над неподвижно сидевшей в кресле миссис Гир. Голову она положила на стол, словно ее неожиданно сморил сон. Митч тряс ее за плечо, но она никак не реагировала.

– Кажется, она без сознания, – беспомощно произнес Митч, посмотрев на них.

– Может, нашатырный спирт? – сказал Дженсен первое, что пришло на ум.

– Не знаю, – Митч огляделся по сторонам и вдруг поднял стоявший на краешке стола пузырек с таблетками. – Элли, что же ты наделала?!

– Что такое? – взволнованно спросил Мэтт.

Митч витиевато выругался, но ничего не ответил.

– Надо срочно вызвать врача! – сказала Эми.

– Врач будет долго сюда ехать, – покачал головой Митч. – Лучше самим отвезти ее в больницу. Пойду заводить машину.

Тетушка была очень бледной и выглядела сейчас такой хрупкой. Дженсен понятия не имел, что у нее за болезнь и каковы ее симптомы, но искренне надеялся, что обморок не вызван ничем серьезным.

– Мы поедем с вами! – подал голос он.

– И мы! – добавил Мэтт тут же.

– Парни, не стоит, – запротестовал Митч.

– Это не обсуждается, – оборвала его Эми. – Мы поедем с вами и точка. Митч, подгоните машину ко входу. Дженсен, Мэтт, отнесете тетушку на улицу. Джаред, распахни двери настежь, чтобы им было удобней.

– Ух ты! Женщина-кремень! – тихонько присвистнул Джаред, послушно выполняя указание.

– Мне начинать ревновать? – поддел его Дженсен, так чтобы остальные не услышали.

– Придурок, ты себя в зеркало видел? – подмигнул ему Джаред. – В джипе мы все не поместимся, так что я прогрею байк.

– Окей, мне все равно пора привыкать к нему, – улыбнулся Дженсен.

Изображение

За час, проведенный в больничном фойе, Джаред убедился, что зря переживал о том, что столь сильный стресс может плохо отразиться на здоровье беременной Эми. Девушка выглядела совершенно спокойной, чего нельзя было сказать о нем самом. Джаред ловил себя на том, что беспрерывно бормочет «Только бы с тетушкой все обошлось» и гоняет Дженсена к автомату с кофе стабильно раз в пятнадцать минут. На удивление, Дженсен не предпринимал попыток возмущаться.

Сильнее же всех волновался Митч. Он без устали наворачивал круги возле двери в отделение, куда упрятали тетушку Эллен, и изредка отпускал вслух забористые ругательства в адрес современной медицины.

Одно из них, кажется, услышал лечащий врач Эллен, внезапно появившийся в фойе, но никак не отреагировал, потому что Митч сразу же налетел на него с расспросами.

– Спешу вас всех успокоить, с пациенткой все в порядке! – сообщил доктор Симмонс, когда все, подскочив со своих мест, окружили его. – Просто передозировка успокоительного дала обморок побочным эффектом. Скоро давление нормализуется, и к вечеру миссис Гир можно будет забрать домой.

– Передозировка? – недоверчиво переспросил Митч. – Вы, кажется, сами не понимаете, о чем говорите!

Общее внимание мгновенно переключилось на управляющего, который уставился на врача так, словно тот украл у него выигрышный лотерейный билет.

– Из нас двоих медицинская лицензия есть только у меня, – спокойно произнес доктор Симмонс, – поэтому, мистер Пилледжи, я полагаю, вам не стоит сомневаться в моем диагнозе.

– У нее долбаный Альцгеймер! – выпалил Митч. – А среди людей с этой болезнью очень часты случаи самоубийства! Я давно знаю Эллен, знаю, насколько ей тяжела сама мысль о том, чтобы когда-нибудь стать обузой для близких! Уверен, передозировка таблеток не была случайностью!

Джаред нервно сглотнул, ошарашенно поглядев на Дженсена. Судя по выражению лица, подобное предположение и для него стало неожиданностью.

– Да вы все с ума посходили, что ли? – неожиданно рассвирепел врач. – Я еще во время прошлого обследования попросил миссис Гир перестать ставить себе диагнозы на основании симптомов, описанных в допотопных медицинских справочниках! И я думал, что она с этим действительно завязала!

– Постойте-постойте, – вмешался в разговор Дженсен. – Вы хотите сказать, что у нее нет Альцгеймера? Она не больна?

– У нее повышенное давление и гастрит, – ответил доктор Симмонс. – Но думаю, это явно не повод для суицида.

– Хммм, – замялся Митч, а потом вдруг резко спросил. – Ее уже можно навестить?

– Да, пациентка в сознании, но сейчас ей нужно как можно меньше нервничать… мистер Пилледжи!

Митч, не став дослушивать врача, метнулся в отделение, заглядывая в каждую палату на своем пути до тех пор, пока не нашел нужную. Дженсен рванул следом за ним, и Джаред нагнал его уже в дверях палаты.

Тетушка выглядела совершенно здоровой, о недавнем обмороке напоминала лишь легкая бледность и куча проводов с капельницами, подвешенными возле койки.

– Тетушка, слава богу, все в порядке, мы так волновались! – сказал Дженсен, ткнув в бок Джареда, невовремя впавшего в легкий ступор.

– Да, мы переживали, – согласно закивал он.

Эллен благодарно им улыбнулась и приоткрыла рот, но Митч не дал ей выговорить ни слова, сообщив с неожиданной резкостью:

– Ага, переживали! Не один месяц, между прочим!

– Митч, я не понимаю, – нахмурилась она. – О чем ты?

– О болезни Альцгеймера, которой ты якобы болеешь, – выплюнул тот зло.

– Я не болею…

– Знаю! Мне уже рассказали! – рявкнул Митч. – Не могу поверить, что ты обманула меня! Убедила, что больна!

– Что за крики? – в дверях палаты возник Мэтт, из-за его плеча выглядывала Эми.

– Мистер Пилледжи, что вы себе позволяете? – доктор Симмонс отодвинул Коэна в сторону и вошел в помещение. – Успокойтесь немедленно, иначе я вызову охрану.

– Успокоиться? Как я могу успокоиться?! – повернулся к нему Митч. – Я целых два месяца, два гребаных месяца думал, что Эллен больна. Ночами не спал, думал, как ей помочь, я даже дочери не мог сообщить, чтобы она не сорвалась с занятий, не закончив семестр. А выходит, что все это время нас обманывали? Меня и всех обитателей ранчо! Ради каких-то непонятных игр!

– Митч, послушай, ты все неправильно понял, – залепетала миссис Гир, порываясь подняться с кровати, но врач метнулся к ней и удержал на месте. – Давай разберемся…

– Никогда бы не подумал, что ты можешь поступить так подло с людьми, которые тебя любят, – покачал он головой.

– Митч, да послушай же! – судя по виду, тетушка вот-вот грозилась хлопнуться в новый обморок.

– Мистер Пилледжи, или вы прекращаете расстраивать мою пациентку, или я прикажу вас вывести, – пригрозил доктор Симмонс, красноречиво взглянув на дверь, возле которой уже стояли два хмурых охранника.

– Я сам уйду! – заявил тот. – Все равно говорить здесь больше не о чем! Заявление об увольнении я оставлю в кабинете на столе. Всего доброго.

– Митч! – жалобно позвала Эллен, нижняя губа ее задрожала, а глаза покраснели.

Однако ее управляющий – судя по всему, теперь уже бывший – молча покинул палату и в сопровождении охранников зашагал прочь.

– Полагаю, вам всем стоит освободить помещение и дать миссис Гир отдохнуть, – произнес врач.

– Нет! Пусть они останутся и объяснят, какого черта тут вообще происходит! – возразила вдруг та. – Я ничего не понимаю!

– Митч был уверен, что ты тяжело больна, – первым пришел в себя после неожиданного «представления» Дженсен. – Он сказал мне об этом в первый же день, когда я приехал. И мы все так думали…

– Господи, – жалобно вздохнула Эллен, – так вот почему он все время носился со мной, как наседка с яйцом! Но мне казалось, он знал… Я начиталась медицинских справочников и нашла у себя симптомы Альцгеймера, переполошила всех на ранчо. А потом доктор Симмонс провел обследование и разубедил меня. Мне стало так стыдно, что, вернувшись, я не захотела поднимать об этом разговор… А ведь Митч спрашивал не раз, но я просто старалась сменить тему… Кто бы мог подумать, что он воспринимал это как подтверждение моей болезни…

– Постойте, – внезапно вмешалась Эми. – Значит, вы не больны?

– Нет, – рассеянно покачала головой тетушка, комкая в руке тонкое одеяло.

– Для своего возраста у миссис Гир весьма крепкое здоровье, – посчитал своим долгом вставить замечание доктор Симмонс и обратился к пациентке. – Поменьше стрессов, и вы еще долго пробудете в отличной форме.

– Ясно, – сухо ответила Эми и, повернувшись к Мэтту, внезапно заявила. – С меня хватит. Я звоню Брайану, пусть разбирается с тобой сам.

– Что? – удивленно выпалил Коэн.

– Устала изображать здесь черте что! Ты наебал нас, старуха не умирает, значит, денег у тебя нет и не будет! Ты попал, Коэн!

– Девочка, что ты себе позволяешь? – недоуменно уставилась на нее Эллен.

– Ничего личного, мэм, – Эми натянуто улыбнулась, разрушая остатки образа солнечной девушки. – Ваш племянник вам все объяснит, а мне нужно позвонить. И покурить, черт, как же хочется курить!

С этими словами она вышла из палаты, провожаемая удивленными взглядами.

– Доктор, не могли бы вы… – обратился Джаред к Симмонсу. – У нас тут, кажется, назревает важный семейный разговор.

– Только не вздумайте нервировать пациентку! – кивнул врач и плотно прикрыл за собой дверь палаты.

– И какой бес вселился в твою невесту, Мэтт? – сразу же набросился на кузена Дженсен.

– Она ему не невеста, – тихо пояснила тетушка. – Правда ведь, Мэтти?

– Так он врал?! – вспыхнул Джаред.

– Выходит, вы с самого начала знали? – недоверчиво спросил Коэн, впервые подняв на тетушку взгляд.

– Конечно, знала, – нахмурилась Эллен. – Думаете, я бы стала звать на свое ранчо незнакомцев, не разузнав предварительно, что эти люди из себя представляют?

Джаред почувствовал, как в груди неприятно кольнуло от известия о подобном недоверии, но почти сразу же это чувство сменилось пониманием. Тетушка была старой женщиной с действительно большим состоянием. То, что она опасалась приглашать в гости кого попало, казалось вполне логичным. Однако это не отменяло того, что Мэтт лгал, а Эллен не пыталась его уличить.

– Я знала и о твоей судимости, Дженсен, и о твоем порнографическом прошлом, Джей, – продолжила, меж тем, тетушка. – И, тем более, я знала о твоей славе азартного игрока в покер, Мэтт. И о том, что ты сейчас безработный, потому что развалил бизнес своего отца.

– Хммм… – подал голос Дженсен. – Получается, про помолвку он тоже наврал? Но зачем? Ради денег? Тебе так сильно нужны были деньги, Мэтти?

– Карточные долги, я полагаю, – без особого осуждения отозвалась Эллен.

– Не вам упрекать меня во вранье! – неожиданно огрызнулся Коэн. – Думаете, тут все дураки и не поняли, что ваша великая гейская любовь такая же липа, как и моя помолвка?! Вы ведь знали, что они притворяются, да, тетушка?

– Да, – кивнула Эллен, и Джаред почувствовал, как лицо начинает гореть от стыда. – Они очень активно притворялись! Особенно вчера ночью. Даже до спальни не дотерпели, желая поубедительнее притвориться в коридоре, где никого, кроме них, не было. Допритворялись до того, что разбили любимую вазу покойного Питера, и чуть было не сделали меня свидетельницей разврата!

Джаред метнул быстрый взгляд на Дженсена и невольно улыбнулся, отметив, что тот весь покраснел и смотрел по сторонам с таким видом, словно искал, где бы спрятаться. Джаред, чуть поколебавшись, шагнул ближе, и Дженсен инстинктивно прижался к нему плечом.

– Ладно, они не врали, – вздохнул Мэтт. – А я сволочь. Придумал красивую сказку, чтобы получить наследство и избежать головомойки. Но, как и бывает в сказках, добро победило. Можно мне уже идти? Вдруг еще не поздно сбежать в Мексику.

– Постой, – осадила его тетушка. – Сколько ты должен?

– Двести тысяч, – потупился Коэн.

Джаред едва удержался от того, чтобы не присвистнуть. Это ж каким нужно было быть идиотом, чтобы проиграть в карты такую сумму! Почему-то сразу же вспомнился тот день, когда они играли в карты всей семьей и выигрывал регулярно Дженсен. После этого ситуация Мэтта перестала быть такой уж удивительной.

– Я отдам твой долг, – сообщила тетушка. – Но не радуйся, тебе придется отработать все до последнего цента. На ранчо как раз начинаются сезонные работы, а у нас нехватка рук.

– Я что угодно сделаю! – мгновенно ободрился Мэтт. – Спасибо! Спасибо огромное!

– Нечего меня благодарить, – сухо ответила Эллен. – Лучше исчезни с глаз долой.

Мэтт активно закивал и выскочил за дверь. Джаред ухватил Дженсена за руку, решив, что им тоже лучше ретироваться, потому что тетушка теперь пребывала не в самом хорошем расположении духа.

– Не стоит, конечно, помогать паршивцу, – внезапно обратилась к ним Эллен. – Но ничего не могу поделать, девчонка – шестерка таких серьезных ребят… Они его в асфальт закатали бы, и это осталось бы на моей совести. А вы, значит, тоже гонялись за наследством?

Джаред не нашелся, что ответить, и Дженсен в этот раз тоже не блеснул красноречием.

– Хотя я понимаю, – невесело пробормотала Эллен. – Если Митч так все преподнес, вас не за что винить. Хотя, если совсем уж честно, неужели вы думали, что я оставлю вам ранчо?

– Мы надеялись поначалу, потому что здесь… здорово, – из них двоих Дженсен все же оказался смелее. – Хотя потом уже просто наслаждались отдыхом, ни о чем не думая.

– Я рада, что вам понравилось гостить у меня, – тетушка вдруг расплылась в широкой улыбке. – И горжусь, что друг друга вы встретили благодаря мне. А ранчо… из вас вышли бы никудышные хозяева, вы ведь сами понимаете. Бывший манекенщик, официант и этот недотепа без профессии… Вы бы тут за полгода все развалили. Я давно уже решила, что перепишу ранчо на Сойер – дочку Митча. Она здесь выросла, и сейчас оканчивает аграрный институт, поэтому ей все это хозяйство как раз по плечу.

– Тогда почему ты позвала нас? – задал давно интересующий вопрос Джаред. – Почему именно нас троих?

– Я просто выбрала из тех родственников, у которых жизнь не слишком-то удалась, – ответила Эллен. – Подумала, что познакомлюсь и, может быть, смогу чем-то подсобить. Я ведь полжизни прожила затворницей, а с вами, молодыми и полными сил, сама словно вторую молодость обрела.

– Это здорово, тетушка, – улыбнулся Джаред и уже без стеснения обнял Дженсена за талию. – Хотя помочь ты нам вряд ли смогла бы, мы ведь сами не знаем, чего хотим.

– По-моему, все вы прекрасно знаете, – подмигнула им Эллен. – А даже если и нет – мы что-нибудь придумаем! Но не сейчас. Сейчас мне нужно срочно сбежать отсюда, чтобы уговорить Митча остаться.

– Я поговорю с доктором Симмонсом, – усмехнулся Дженсен, неохотно отстраняясь от Джареда. – Митч уехал на джипе, нам нужен транспорт до ранчо.

– Хорошо, сынок, – кивнула Эллен. – А ты пока, Джей, помоги мне убрать эти капельницы и подняться.

Джаред тут же поспешил на помощь к тетушке, а Дженсен направился к выходу. Остановившись на мгновение в дверях, он обернулся и произнес:

– Все будет хорошо.

– Что-то подсказывает мне, что все будет просто отлично, – Джаред проводил его взглядом и улыбнулся.


Последний раз редактировалось Lonely Heart 25 ноя 2011, 23:55, всего редактировалось 2 раз(а).

25 ноя 2011, 19:31
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2010, 01:42
Сообщения: 2032
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Изображение

Дженсен в последний раз окинул взглядом зал ресторана, расправил несуществующую складку на скатерти и, посмотрев на часы, решительно направился в сторону кухни. Там царил ожидаемый хаос: все шипело, дымилось, громыхало, люди пытались перекричать этот шум. Одним словом, дурдом. И самой заметной фигурой здесь был, конечно же, Джаред, который помешивал что-то в большой кастрюле, успевая при этом раздавать указания направо и налево.

– Джей, осталось пять минут до их прихода, – произнес Дженсен негромко, но Джаред его все равно услышал.

– Детка, отвлеки их светской болтовней, пока я тут закончу, – широко улыбнулся он, обернувшись. – Всего полчасика, не больше!

– Джаред, мы же договаривались, – нахмурился Дженсен, подойдя поближе, чтобы не вовлекать в свои разборки остальных работников кухни.

– Ты все еще ведешься на это? – рассмеялся тот. – Не переживай, босс, все готово.

– Вот так бы сразу, – проворчал Дженсен.

Однако сердиться он уже не мог, особенно, когда его со всех сторон обволакивали такие умопомрачительные запахи. Желудок послушно отозвался на них, жалобно заурчав.

– Ты опять с утра ничего не ел, – покачал головой Джаред. – Вот же упрямый осел, никуда твоя работа не денется, надо отдыхать почаще и питаться нормально.

– С твоим «нормальным» питанием я ни в одни брюки не влез бы. И вообще, чем раньше ты закончишь здесь, тем раньше я поем.

– Эй, босс, там ваши гости пришли! – крикнул его помощник, заглянувший в кухню.

– Уже иду, Билли. Пять минут, Джаред. Не больше.

– Люблю, когда ты командуешь, – ответил тот более низким, чем обычно, тоном.

Дженсен лишь закатил глаза и отправился на свое рабочее место.

– Дженсен, мой мальчик! – улыбнулась ему тетушка Эллен, стоявшая вместе с Митчем у столика, к которому их уже проводил официант.

– Рад вас обоих видеть! – Дженсен обнял ее и пожал руку Митчу.

– Это место стало великолепным, – похвалил тот, с интересом оглядываясь по сторонам. – И так быстро! Вы с Джаредом потрудились на славу.

– Мы старались, – Дженсен вспыхнул от похвалы и отодвинул стул Эллен, помогая ей усесться. – Как прошел медовый месяц?

– Отлично! – расплылась в улыбке тетушка. – Правда, я немного заспамила Твиттер своими восторгами…

– Да, Джаред и Сойер, кажется, упоминали об этом. Раз сто, – ответил Дженсен, безуспешно пытаясь сдержать смех. – Какое счастье, что я там не зарегистрирован.

– Мне надо было выплескивать эмоции, когда Митч утомлялся меня слушать, – совершенно не смутилась она. – Круиз по Карибскому морю – это фантастика! Вам с Джеем тоже стоит съездить!

– Для этого мне придется Дженсена связать и похитить. Он ведь даже с температурой рвется на работу, – к столику подошел Джаред. – Привет, тетушка, Митч!

– Конечно, потому что без меня тут царит анархия! – возмутился Дженсен, но его никто не услышал, потому что все в это время бурно приветствовали друг друга.

– Так где еда, шеф-повар? – поинтересовался он, когда все наконец расселись и поутихли.

– Терпение – добродетель, обжора! Ты так скоро из всех брюк вырастешь! – притворно возмутился Джаред, за что получил тычок в ребра и лишился минетов на целую неделю, хотя еще и не догадывался об этом.

– Мы бы тоже не отказались перекусить, надо же узнать, во что я деньги вложила, – рассмеялась новоявленная миссис Пилледжи.

– Ладно-ладно, – Джаред махнул официанту, и тот подкатил к ним столик, уставленный горой блюд.

– Пахнет божественно! Боюсь, мы все сегодня не влезем в брюки, – сказал Митч.

Джаред потупился, растерявшись от такого обилия похвал, и Дженсен незаметно положил руку ему на колено и легонько сжал, чтобы подбодрить.

– Предлагаю тост! – внезапно заявил Джаред, улыбнувшись и приковав к себе всеобщее внимание. – За тетушку Эллен – самую замечательную тетушку!

– Поддерживаем! – хором ответили Дженсен и Митч, поднимая свои бокалы.

– Какие же вы все у меня чудесные! – засмеялась раскрасневшаяся от смущения Эллен. – Но я бы предложила первым другой тост. За семью! За близких людей, которые всегда рядом в трудную минуту!

Дженсен посмотрел на Джареда, с которым за последние месяцы сблизился настолько, словно знал всю жизнь, перевел взгляд на Митча, в свое время подкинувшего Эллен идею подарить племянникам ресторан. А потом улыбнулся тетушке, без которой сейчас не было бы всего этого – ни любимого дела, ни родного человека, действительно готового разделить вместе и трудности, и радости. И протянул вперед руку с бокалом, громко повторив:

– За семью!

Изображение


Последний раз редактировалось NecRomantica 25 ноя 2011, 20:13, всего редактировалось 1 раз.

25 ноя 2011, 19:32
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:36
Сообщения: 192
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Простите, что я только про арт скажу, просто не уверена, что успею прочитать из-за времени, а артеров очень хочется погладить :shy2:

llarko и Anarda, ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! /фейспалм/
Вы огромные молодцы! Страшно понравилось, что вы работали вместе и придумали как совместить, привели все более-менее к одному стилю))) И очень классная идея с превьюшками) Так все вместе классно выглядит :heart:


25 ноя 2011, 20:11
Профиль WWW

Зарегистрирован: 05 сен 2011, 20:44
Сообщения: 1
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
NecRomantica, Lonely Heart , llarko и Anarda - молодцы! :heart: :heart: :heart:
Очень проникновенный текст и потрясающие арты! :heart:


25 ноя 2011, 21:04
Профиль
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июл 2008, 14:21
Сообщения: 62
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Девочки, это было восхитительно! :-D
Тетушка- садист! Мальчики прррелестны, на отдельных моментах ржала в голос.
О, это было на первой половине текста.

Закончив, я должна сказать одно- это роскошно. Это замечательный фик, по настоящему отличный текст.
Характеры замечательные получились! У всех-).
Спасибо вам огоромное, Лонли и Некромантика (не могу фамильярно).
Было охуенно здорово. Просто растеклась. И сладкий хэппи-энд. :heart: :heart: :heart: :heart:


25 ноя 2011, 21:50
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 апр 2010, 15:31
Сообщения: 257
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Это просто обалдеть что за прЭлесть!!! Держала себя за руки чтобы не читать, потому как времени нет совсем, но битву с самой собой проиграла и щаслива до розовых пузырей!!! :ura: :ura: :ura: Особенно то место, где тетушка рассказывала как они активно притворялись в пустом коридоре :lol: :lol: :lol: :lol: Сууууупер!!! Спасибо огроменское! :inlove: :inlove: :inlove: :inlove: :inlove:


25 ноя 2011, 22:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 ноя 2010, 11:21
Сообщения: 156
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Ыыыыыыыыы! Вы такие молодцы! Лонли и Рина, лучи любви, потрясающий текст, вы знаете, как всё чудесно! :heart: Любимая тётя, прекрасные Джеи, сердца и хэппиэнды!!!!
llarko и Anarda, великолепный арт, виуализация просто на высшем уровне, так здорово, так красиво, ярко, как и сам текст! Спасибо вам огромное! :inlove:
И голубой слоник!!! :ura:


25 ноя 2011, 23:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2011, 12:36
Сообщения: 156
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Спасибо, спаисбо, спасибо!!! NecRomantica, Lonely Heart , llarko, Anarda - молодцы! Чистый восторг! :dance3: Все так гармонично!

_________________
Если Ваша фамилия начинается на «Х», оканчивается на «Й» и содержит «У», никто не подумает, что Ваша фамилия Хэмингуэй...


26 ноя 2011, 00:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2010, 01:30
Сообщения: 232
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
feathery faggot писал(а):
И голубой слоник!!! :ura:

имхо концепт арта дженсена с голубым плюшевым слоном - одна из лучших задумок феста.
исполнителю концепта - печенек!!!

_________________
was in u


26 ноя 2011, 00:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 313
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Так мило, легко и весело! Спасибо за доставленное удовольствие! И арт просто замечательный!


26 ноя 2011, 00:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 мар 2011, 22:32
Сообщения: 160
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
:heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :flower:


26 ноя 2011, 01:48
Профиль

Зарегистрирован: 07 дек 2010, 15:01
Сообщения: 15
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
NecRomantica и Lonely Heart огромное спасибо.Замечательная и очень позитивная история :inlove: .


26 ноя 2011, 02:55
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 окт 2010, 14:33
Сообщения: 102
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
прелестно! мило и тепло! :heart: очень понравилось! и текст и арт! все такое красивое :inlove:
спасибо)

_________________
… это не дневник, а история болезни…(с)
http://d-mk-ultra.diary.ru/


26 ноя 2011, 09:10
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 мар 2011, 19:54
Сообщения: 58
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Такая классная вещь :flower: Всё так легко, мило, позитивно :heart:
Авторы :squeeze: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:
Мне от арта с голубым слоном просто разрывает ...(что-то там про хомяков) :vict: Артеры :squeeze: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:
вуккккккккку89фяыт а это мой котенок написал, ему слон тоже оч понравился Изображение


26 ноя 2011, 09:36
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 фев 2011, 15:14
Сообщения: 87
Откуда: Minsk
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Еще не все прочла, но это тааак мииило) Джаред-нефер забавный :cheek: Мне нравится атмосфера фика, спокойная и ироничная!
Артеры - молодцы! Столько иллюстрацый!
В общем, команда, :heart: :heart: :heart:

_________________
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и человеческая глупость. Хотя насчет первого я не уверен.(с)


26 ноя 2011, 11:27
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2011, 16:07
Сообщения: 143
Откуда: Уфа
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
:inlove:
Офигительно светлая и одновременно живая история с живыми характерами героев. Восхитительно. Как бутылку концентрированного позитива за присест хлопнуть. Прелесть :heart: :heart: :heart:
Спасибо авторам и артерам за труд над созданием такой истории

_________________
Тихо листьями шурша,подкралась к нам анаша.


26 ноя 2011, 12:50
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Вонг, да, нам очень повезло с артерами, а командная работа была одним из самых приятных моментов :super:

sybla, спасибо большое, нам очень-очень приятно :heart: :kiss:

Вида Гойя, ну ты уж нас откомфортила везде, где только можно :squeeze:
Спасибо тебе за чудесные слова, а также за идею, без которой этот фик просто не придумался бы :cheek:
А тетушка не садист, а слэшерка, я бы сказала :-D
Вида Гойя писал(а):
И сладкий хэппи-энд

Куда же мы без сладкого хэппи-энда?! :itog:
ЫЫЫ :heart: :heart: :heart:

Sunday779, мы не хотели отвлекать от работы :shy2: :shy2: :shy2:
Но рады, что ты не жалеешь о потраченном на фик времени :ura:
Sunday779 писал(а):
Особенно то место, где тетушка рассказывала как они активно притворялись в пустом коридоре

Ага, она небось еще и пожалела, что они в комнату свалили, и она ничего не увидела :lol:
Да и вообще, главное ведь, что в конце они уже совсем не притворялись, так что даже если тетушка и не узнала всей правды, ничего страшного :angel:
Пожалуйста! :squeeze: И тебе спасибо за чудесный отзыв! :dance3:

feathery faggot, и тебе спасибо за поддержку! :heart: :heart: :heart:
feathery faggot писал(а):
виуализация просто на высшем уровне, так здорово, так красиво, ярко, как и сам текст!

Да! :ura: Я просто не могу остановиться, все время разглядываю арт к фику :inlove:
А слоник да - каваище :heart: :heart: :heart:

Sometime, мы очень рады, что понравилось, спасибо! :squeeze:
Sometime писал(а):
Все так гармонично!

Ура! Командная работа удалась! :dance3:

was, мы своим артерам готовы грузовик печенек просто подогнать! :super:

yana, мы рады, что смогли доставить удовольствие! :kiss: Мы и сами получили его в процессе, приятно, что не мы одни :angel: Спасибо! :heart:

КошкаК, :shy2: :kiss:

Julie2010, спасибо! Мы очень надеялись, что нашу историю именно такой и увидят :squeeze:

mk_ultra, нам очень приятно! :heart: :heart: :heart:

Carmen36, спасибо большое! :squeeze:
А от арта нас и самих разрывает на хомячков, все такое классное! :cheek:

Allinor, спасибо, мы ужасно рады, что атмосфера удалась :dance3:
И приятного дочитывания! :squeeze: :squeeze: :squeeze:

_Drakon_, да уж, позитив у нас и правда концентрированным вышел, сами насмеялись, пока фик вычитывали :cheek:
Спасибо огромное за теплые слова! :heart: :heart: :heart:

_________________
Настоящий пофигист должен быть бисексуалом


26 ноя 2011, 14:47
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 дек 2010, 12:00
Сообщения: 233
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
молодцы!!!Лонли, Некромантика, спасибо за чудесную вещь :flower:

Артеры, вам отдельно спасибо :inlove:

_________________
Кобра веселая. 6 шт. упак.


26 ноя 2011, 16:53
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2011, 19:54
Сообщения: 77
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Такая чудесная и светлая история!!! :heart:
Безумно понравилась! Побольше бы таких :heart:
Арты замечательные!
Спасибо команде, трудившейся над такой прелестью! :flower:


26 ноя 2011, 16:56
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 авг 2009, 12:55
Сообщения: 131
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Уиииии девочки, я так ждала выкладки, прям таки дождаться не могла :ura: :ura: :ura:
И мои ожидания оправдались. Арт просто чудо. :inlove: :inlove: :inlove: Такая яркая гамма цветов передает всю атмосферу фика))) Картинки прекрасные, как и сама история)) :heart: :heart:
После прочтения на душе остается столько позитива)) И сам текст такой легкий и как будто пропитан этим Техасским солнцем. :flower:
А еще ваши Джеи просто чудо.:flower: :flower: Оба сначала такие крайние индивидуалисты, а после знакомства друг с другом начинают меняться, переосмысливать все. И одна из самых классных фишек то что они сначала узнают друг друга, даже с помощью пакостей, и только потом все перетекает в секс. И артеры так точно уловили цветовую гамму для них))) :flower: :flower:
Спасибо вам за такую чудесную работу))) :heart: :heart: :heart:

_________________
Не оправдываю и не осуждаю - я понимаю.©


26 ноя 2011, 18:23
Профиль

Зарегистрирован: 17 сен 2008, 12:45
Сообщения: 165
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Наконец-то я добралась до фика!
Фик милый и позитивный спасибо огромное!!! NecRomantica и Lonely Heart :vict: :vict: :vict:
Отдельное спасибо артерам!!!! Обалденная работа, так цельно и просто замечательно. Каждая картинка отражает кусочек текста очень ярко и полно!!! llarko и Anarda вы умнички!!!!! :hlop: :hlop: :hlop:


26 ноя 2011, 18:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 354
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
llarko и Anarda прекрасный арт :heart:
NecRomantica и Lonely Heart легкий, позитивный текст, с вызывающими улыбку перепалками Джеев. Спасибо :flower:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


26 ноя 2011, 18:46
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2010, 03:23
Сообщения: 236
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Сразу извиняюсь, что не умею писать хорошие отзывы, но... :shy2:
Захватывающе. Ярко. Эмоционально.
В последнее время, очень мало пишут таких фиков, где все с юмором, итнересно и без кучи ангста, крови, и за это хочется сказать отдельное спасибо. :heart:
Каждый персонаж индивидуален, характеры выписаны очень хорошо. Если уж любишь - то переживаешь за них безумно, а если уж хочешь дать сковородкой по голове (как в случае с Мэттом) то просто руки чешутся это сделать :lol:
Ну и конечно тетушка. Она просто великолепна, я даже в какой то мере завидовала Джеям, потому что она и правда замечательная. Настолько открытая, готовая помочь, и с полным отсутствием предрассудков.
Джеи, ох какие тут Джеи. :heart: И как постепенно они приходили к осознанию своих чувств друг к другу, от неприязни до любви. Вот вроде бы нет никаких наворотов, но фик читаешь на одном дыхании, он как бы... настоящий. В этих Джеев веришь, сочувствуешь, переживаешь, любишь их.
Легкий, эмомциональный и совершенно очаровательный фик, который определенно стоит перечитывать и не один раз.
Спасибо вам за него :squeeze:
Так же хочу сказать про арт :heart: :heart: :heart: Насыщенные цвета, передающее легкое настроение фика. Особенно мне понравился арт со слоником, и прогулка на воздухе, на них можно любоваться бесконечно. :inlove:

В сочетании с артом - этот текст оставляет после себя счастье, и непреодолимое желание улыбаться.
Потрясающая работа.

_________________
J2 и wincest - ОТР

И пусть весь мир подождет (с)


26 ноя 2011, 19:13
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2010, 21:08
Сообщения: 47
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Текст пока не читала, но мимо арта пройти не могу. llarko и Anarda, это просто потрясающе, очень красиво, манипки как реальные, особенно нравится с лошадьми. :inlove: :inlove: :inlove:


26 ноя 2011, 19:43
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 окт 2011, 20:00
Сообщения: 13
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Замечательная, чудесная, светлая история. Джеи такие разные, и оба такие обаятельные. Их пикировки невероятно смешные. И так постепенно и правильно они переходят от непрятия друг друга к пониманию и поддержке. У тетушки яркий и самобытный характер, она просто излучает оптимизм и заражает им окружающих. Арт чудесный, особенно Дженсен со слоном, и кошка с разбитой вазой. Спасибо :heart:


26 ноя 2011, 19:46
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 фев 2011, 19:30
Сообщения: 74
Сообщение Re: "Все или ничего", J2 AU, NC-17, NecRomantica и Lonely Heart
Ну что тут можно сказать. :vict: История действительно удалась. Яркая, светлая, пока читала мое настроение все улучшалось :hlop: :zhosh: Всем СПАСИБО!!!

_________________
Выбросить дурь из головы не трудно... Но жалко...


26 ноя 2011, 19:48
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 142 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.050s | 15 Queries | GZIP : Off ]