Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:32




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу 1, 2  След.
"Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

Название: Новые направления
Автор: silver_autumn
Артеры: Kristabella и Loki
Виддер: Loki
Бета: Sautille
Пейринг: Дж2
Жанр: школьное АУ, романс
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: всё напрокат
Саммари: Последний учебный год в школе Вест Ричардсон подходит к концу, и перед Джаредом и Дженсеном открывается множество новых возможностей. Осталось только решить, что важнее – собственное блестящее будущее или возможность быть рядом.
От автора: спасибо огромное моим прекрасным артерам, Loki и Kristabella, за потрясающую визуализацию, моей любимой Sautille за бетинг, Anarda и Зяба-Зяба за то, что помогли сделать этот текст лучше.

Клип: смотреть | скачать

Скачать фик: DOC (только текст) | DOC (текст + арт) | PDF
Зеркало: DOC (только текст) | DOC (текст + арт) | PDF

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


Последний раз редактировалось silver_autumn 30 ноя 2011, 00:20, всего редактировалось 4 раз(а).

28 ноя 2011, 00:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

- Как жизнь, парни? – Чад приземлился на скамейку чётко между ними. Джаред от толчка подавился яблочным соком, который до этого мирно цедил через трубочку, и громко закашлялся. Дженсен перегнулся через отдавившего ему левую ногу Мюррея и похлопал Падалеки по спине.

- Прекрасно, - проворчал он.

День и впрямь выдался замечательный: после недели ещё прохладных весенних дождей наконец-то показалось солнце, заставив всех забыть о знакомых до последней трещинки школьных коридорах и вылезти из душных классов на улицу.

Свободных мест в школьном дворе не осталось: предприимчивые старшеклассники, прихватив с собой учебники и ланчи, заняли не только все лавочки, столы и удобные нижние ветви деревьев, но и не просохшую ещё от дождей зелёную травку на нежно лелеемых администрацией лужайках. Широким жестом бросали на землю свои именные куртки звёзды местной футбольной команды, и тут же приглашали присесть на них хихикающих болельщиц, поглощённые своими учебниками члены кружка по биологии смеялись над чем-то, плюхнувшись прямо на травку – ближе к природе, не иначе, - и даже тренер Тёрнер, поддавшись общему настроению, миловался возле ворот с мисс Кауч, преподававшей химию.

Дженсен с завистью покосился на расположившуюся буквально в нескольких метрах от них компанию десятиклассников: они весело смеялись над какой-то шуткой, обсуждали новый ужастик и прикидывали, как бы половчее прикупить спиртного на намечающуюся крупную вечеринку. На контрольные тесты им было плевать с большой буквы, и смех в ушах Дженсена звучал издёвкой.

Он вздохнул, возвращаясь к проекту выпускного альбома, разложенному на коленях. Интересно, если Марти Митчелл поставить рядом с тем очкариком, чьё имя все вечно забывают, она оставит на нём живое место?

- Идёте сегодня на вечеринку? – жизнерадостно спросил Чад, отвоевав всё-таки себе место.

- Что за вечеринка? – рассеянно поинтересовался Джаред, сосредоточенно листая учебник по истории.

- Эй, вы вообще на каком свете живёте? – по голосу Чада казалось, что его только что оскорбили буквально до глубины души. - У Райли предки вчера свалили. Вся школа собирается к нему и спешно ищет обходные пути, чтобы надыбать хотя бы пивка, а вы не в курсе? Давайте, подваливайте, потом ещё месяц над учебниками корпеть будем.

- Не, чувак, я пас, - покачал головой Джаред. – Завтра пробный тест по истории, тренировка…

- Тест – пробный! – Чад легонько постучал Джареда по лбу. – Врубаешься, Джей? Пробный. Что в переводе на нормальный язык значит – забей на него. И сезон уже закончился, так что никто нас на тренировке гонять не будет. Так что давай, подгребай к девяти к Райли, будет круто.

- Я пас, уж прости, - повторил Джаред, возвращаясь к событиям войны между Севером и Югом.

- Тебя, как я понимаю, можно даже не спрашивать? – повернулся Чад к Дженсену.

Тот бездумно кивнул. Больше всего на свете ему хотелось спать. Забраться в свою тёплую уютную кровать, свернуть кокон из одеял, затащить в него Падалеки и продрыхнуть трое суток подряд, желательно без всяких сновидений. К сожалению, последние полгода это оставалось недостижимой мечтой, на пути к которой вставали попеременно грядущие тесты, последний рывок в драмкружке, этот никому не нужный выпускной альбом, научный проект и, самое обидное, сам Джаред.

- Ну и ладно, - обиженно фыркнул Чад. – Скучные вы люди.

Он соскочил с лавочки и уже начал лавировать между компаниями учеников, когда Джаред оторвался от учебника и крикнул ему в след:

- Пригласи Соф! Скоро будет поздно уже!

Чад не поленился обернуться и показать ему средний палец.

- Пиздец, - Джаред захлопнул учебник и взлохматил волосы.

Дженсен проследил за этим жестом голодным взглядом. Из памяти тут же выветрились все даты, старательно заученные для предстоящего теста, все «раз-два-три», пульсирующие в голове после к подготовке к балу, и все реплики, которые сегодня надо будет произносить со сцены.

Джаред ухмыльнулся, заметив это. Легко соскочил со скамейки и потянулся напоказ, зная, сволочь такая, точно зная, какую именно реакцию вызовет это у Дженсена.

Обернувшись и наткнувшись на голодный взгляд, Падалеки буквально стащил Дженсена с лавочки.

- Давай, быстро.

Они успели влететь в школу, подняться на четвёртый этаж и даже добраться до излюбленного вечно пустого местечка, и Дженсен как раз захлопнул расшатанную дверь, придерживая её прижатым спиной к двери Падалеки, когда прозвеневший звонок заставил их оторваться друг от друга.

- Чёрт, - выдохнул раскрасневшийся Джаред.

Дженсен молча толкнул дверь с такой силой, что она ударилась о стену.

В кабинет они влетели перед самым носом мистера Киннера, и, слава Богу, растрёпанные волосы, лихорадочно блестящие глаза и криво сидящие футболки все списали на быструю пробежку по школьным лестницам.

- Итак, дамы и господа, - мистер Киннер оставил вещи и присел на переднюю парту. – Завтра мы пишем пробный тест, чтобы вы знали, чего ожидать через пару недель. Теперь о главном.

Он обвёл взглядом притихшую группу.

- Насколько я могу судить уже сейчас, за оставшееся время мне предстоит впихнуть вам в головы то, что не удалось за столько лет. Я прав?

По классу пролетел смущённый ропот. Дженсен тихо хмыкнул, рассматривая покрасневшего Мюррея, который истории предпочитал трибуны стадиона, где можно так удобно устроиться в обнимку с хорошенькой девчонкой, обложившегося справочниками Райли, которого за горой книжек почти не было видно, Женевьев, которая конспекты писала строго с гремящей в наушниках музыкой.

- Прав, - кивнул сам себе мистер Киннер.

В школе его любили. Не так давно начавший преподавать молодой профессор сменил на этом посту миссис Скрай, знаменитую тоненьким противным голоском, ненавистью к мобильным телефонам и любовью к штрафным работам, и с тех пор история в старших классах проходила весело. Прекрасно понимая, что вдалбливать даты в головы тинэйджеров, подкрепляя их пустыми угрозами – дело бесполезное, Киннер превращал уроки то в подобие театрального кружка, то в редакцию мини-газеты, он таскал учеников в походы по каким-то историческим местам и заставлял готовить презентации и проводить уроки в младшей школе. Так что к концу последнего класса многие с удивлением поняли, что часть знаний прочно укрепилась в голове, и даже Джаред, для которого запоминать даты и правильную хронологию исторических событий всегда было сущим мучением, однажды признался Дженсену, что он и ночью может выдать основные поправки к Конституции.

- Так вот, - тем временем продолжал Киннер, - сейчас вы забываете обо всех телефона – да, это я вам, мисс Харрис, - смокингах и платьях, памятных фотографиях, планировании выпускной вечеринки, мечтах о сексе – и нечего так краснеть, мистер Мюррей, - и всей остальной чепухе, которой забиты ваши юные красивые головки, и слушаете меня. А я постараюсь сделать хоть что-нибудь, чтобы вам было легче поставить нужные галочки. Вопросы?

- А может вы сразу скажете, где эти нужные галочки ставить, пожалуйста? – страдальчески протянул Райли.

- Это было бы слишком легко, - подмигнул ему мистер Киннер.

Дженсен позволил себе расслабиться под тихий умиротворяющий голос учителя. Тест по истории в данный момент его не слишком интересовал: уж что-что, а это он как-нибудь напишет. С той же математикой будет сложнее. Он прикрыл глаза, делая вид, что старательно конспектирует слова преподавателя. Хорошо… сейчас бы ещё поспать…

Дженсен был уверен, что сзади него Джаред старательно записывает каждое слово Киннера, превращая внятные и чёткие предложения в полные сокращений фразы, которые никто, кроме самого Джареда, понять не мог, и лёгкий толчок вкупе с прилетевшей на парту сложенной вчетверо запиской оказались для него неожиданностью.

Дженсен протянул руку, развернул клочок бумаги в клеточку и прочитал:

«Ты пойдёшь со мной на бал? Ж.», выведенное аккуратным девчачьим почерком.

- Серьёзно? – одними губами спросил Дженсен, обернувшись назад.

Джаред сделал страдальческое лицо и кивнул. Дженсен тихо засмеялся в кулак.

Предложения провести выпускной бал вместе поступали с завидной регулярностью, в основном от девчонок, которые учились на год или два младше, причём подобной чести удостоился каждый выпускник хотя бы по разу. Чад даже предлагал коллекционировать подобные записки, а потом назначить приз победителю, который наберёт больше всех предложений. Но их одногруппницы до подобного ещё не доходили.

- И что ты будешь делать? - снова обернулся Дженсен.

- Мистер Эклз, мистер Падалеки, я вам не мешаю? – послышался ироничный голос мистера Киннера.

- Совсем нет, сэр, - бодро отозвался Падалеки. – Мы как раз обсуждали ошибки, не позволившие Франклину Пирсу достичь больших успехов во внешней политике.

- Мы обязательно рассмотрим эту тему подробнее. Итак, как я и говорил…

Остаток урока пришлось провести в молчании. Джаред что-то быстро строчил в своей тетради, Дженсен лениво перелистывал старые конспекты, мысленно пытаясь прикинуть, как бы побыстрее сегодня управиться со всеми делами и попробовать выспаться. Райли постоянно переспрашивал что-то, не успевая одновременно слушать, конспектировать и отвечать закидывавшему его записками Мюррею. Кортез периодически оборачивалась и через весь класс смотрела на Падалеки, явно ожидая скорого и положительного ответа, и Дженсена это откровенно бесило.

Время до звонка тянулось медленно, как никогда.


Изображение


В старом зале было тихо. Тихо и пыльно. Здесь всегда так, не только во время уроков, когда неугомонные студенты отбивают под партами быстрые ритмы и отсчитывают минуты до звонка на перерыв, не только когда на школу, как и на весь городок, опускается ночь. Всегда.

Дженсену это нравилось. Нравилось тихое спокойствие места, нравилось, что в школе был такой уголок, тихая гавань даже во время самого сильного шторма.

Когда-то, конечно, и в этом актовом зале кипела жизнь: за него боролись драмкружок, местный хор, состоящий из нескольких калек, даже школьные клубы бомбардировали директора заявками. Не говоря уже о запланированных мероприятиях, во время которых ученикам приходилось усаживаться по два человека в кресло, и считалось, что тебе повезёт, если не останешься стоять у стеночки.

Дженсен ещё помнил те времена: он не учился в Ричардсоне с первых классов, как основная масса народа, пришёл в класс только в средней школе, и оттого запомнились первые речи директора в тесном зале особенно ярко. Потом школа нашла себе спонсора, который отстроил целый корпус, пусть и маленький, рассчитанный исключительно на занятия искусством: огромный актовый зал, в котором места находились не только для учеников, но и для родителей, комнатка для хора, в котором, впрочем, остались петь те же несколько калек, несмотря на всё техническое обеспечение, а рядом – художественная студия, редакция школьной газеты и небольшая каморка с крохотной сценой для драмкружка.

Теперь редко кто вспоминал о закрытом на ключ зале на последнем этаже школы, ученики давно забыли о пылящихся за кулисами нелепых картонных декорациях, о мягких глубоких креслах и о широких окнах во всю стену, впускающих в зал солнечные лучи целый день.

Дженсен, наверное, тоже забыл бы, но слишком многое было связанно с этим местом.

Он посмотрел на часы, Джаред почему-то опаздывал. Дженсен потянулся к брошенной на подоконник сумке, достал из неё мобильный, который свои функции плеера выполнял чаще, чем телефона, наушники, пробежался по списку композиций и поудобнее устроился в кресле под тихий мелодичный голос и перебор гитарных струн.

Когда-то он проводил здесь почти всё свободное время: на переменах так удобно было прятаться в старых картонных декорациях, призванных изображать и итальянские замки из трагедий Шекспира, и уличные кафешки для современных пьес. А когда заканчивались уроки, и большая часть учеников стремительно покидала стены школы, зал полностью преображался. Казалось, горстка энтузиастов во главе с пожилым добродушным руководителем театрального кружка превращала это место в настоящее чудо. Дженсен сидел в своём тайном месте, затаив дыхание, боясь пошевелиться, боясь одним неловким движением разрушить всё волшебство, и наблюдал за разворачивающимися на хлипкой сцене трагедиями и комедиями положений.

Однажды, когда на сцене умирала трогательно хрупкая Кэти в образе несчастной Джульетты, умирала уже не один раз подряд, потому что мистер Бергман всё не был доволен её игрой на генеральной репетиции, Дженсена, порядком заскучавшего и переключившего своё внимание на домашнее задание по математике, обнаружил Падалеки. Уже много времени спустя Джаред признался, что попросту прятался тогда от своего тренера, которого неосмотрительно вывел из себя, а тогда он что-то спрашивал у Эклза, а тот только смотрел на него, как кролик в глаза незаметно подкравшегося удава, и молчал. У Дженсена был уже горький опыт частых переездов из одного маленького городка в другой, из штата в штат, по пыльным дорогам и грязным заправкам, и он привык, что такие парни, как Джаред, обладающие авторитетом в местных школах, ловят малейший шанс укрепить этот авторитет, доказать свои силы, своё превосходство, что выливалось для Дженсена в синяки и насмешки.

Джаред почему-то оказался другим. Он не стал ни насмехаться, ни выспрашивать, ни растрёпывать об увиденном всей школе. Он просто продолжал приходить в зал день за днём: иногда – на переменах, иногда – после тренировок, иногда – прогуливал уроки. Тренировки, правда, никогда. Приходил, усаживался рядом, и молча наблюдал за спектаклем, или пролистывал с тоскливым взглядом учебники, а иногда Дженсен ловил взгляд рысьих глаз, направленный прямо на него. Джаред, правда, отводил взгляд и утыкался носом в книжку, как только его засекали, но Дженсена это с толку не сбивало. И как-то незаметно это тихое присутствие рядом стало привычным, и Эклз начал ловить себя на мысли, что ждёт, пока Падалеки проберётся через декорации и присядет рядом.

Две недели спустя они наконец-то впервые разговорились.

Ещё через несколько дней Джаред лично записал Дженсена на пробы в очередной спектакль, и, когда Эклз получил роль в той злосчастной постановке Шекспира, где Кэти достало уже умирать, ещё долго-долго дразнил его. Не так, как делали иногда другие, а по-доброму, будто поглаживая взглядом после каждого колкого слова.

Дженсену было пятнадцать тогда. Он развешивал на стенах распечатанные фотографии известнейших театров мира, просыпался на мокрых простынях и придумывал двадцатизначные пароли для папок с ничего не значащими названиями, где хранились гигабайты скачанной с интернета гейской порнухи. Дженсен и посмотреть-то её никак не решался: краснел и начинал задыхаться с первых кадров, а вставало так, что оценить прелести приглашённых «водопроводчиков» не хватало времени, и он кончал, сильно и ярко, ненавидя себя за имя, которое шептали распухшие от сдерживаемых стонов губы.

Дженсену было шестнадцать, когда Джаред впервые поцеловал его в этом же зале – уже оставленном, но ещё не забытом всеми учениками, за теми же старенькими декорациями, не остановившись даже тогда, когда кто-то громко хлопнул центральной дверью.

Сейчас Дженсену восемнадцать, ещё чуть-чуть – и он уже никогда больше не увидит эти декорации, ещё чуть-чуть – и всё снова изменится.

- Хандришь, - наушник остался болтаться на тонком шнурке, выдернутый бесцеремонной рукой, а Джаред приземлился на соседнее кресло, со стоном выпрямляя конечности.

- Ещё чего, - наигранно возмутился Дженсен, выключая музыку и пряча мобильный в рюкзак.

- Эклз, я твои трэк-листы наизусть знаю, - с закрытыми глазами проворчал Джаред. – Не хочешь говорить – я не настаиваю.

- Устал? – сменил тему на более безопасную Дженсен. Впрочем, это даже не вопрос был, а скорее констатация факта. Устал, конечно: вон какие синяки под глазами, и бледный весь, а весна на дворе – раньше бы Падалеки бегал уже загоревший с головы до пят, а сейчас только под рубашкой можно найти следы загара, схваченного на футбольном поле.

- Ага, - признался Джаред, сползая чуть ниже и пристраивая голову на плече Дженсена.

Дженсен немного передвинулся, чтобы ему было удобнее, не обращая внимания на то, как подлокотник жёсткого стула больно впивается в руку.

Пускай отдохнёт.

- Может, сходим куда-нибудь на выходных? – после нескольких секунд благословенного молчания предложил Дженсен. – Развеемся?

- Ты про эту вечеринку? – хрипло проворчал Джаред. – Дженс, я ведь говорил уже: не могу я…

- Да к чёрту вечеринку, - отмахнулся Эклз. – Что мы там забыли? Просто прогуляемся вечером. Весна на дворе, в конце-то концов, а ты просто бледная немочь какая-то. Падалеки, ты вообще помнишь, когда последний раз выбирался на прогулку?

Сам Дженсен помнил. Три недели назад, и то только после многократных угроз.

Джаред пробормотал что-то нечленораздельное.

- И я о том же. Давай, Джей! Я возьму машину, съездим в центр… Или хочешь, можем сходить посмотреть, что там за торговый центр новый открыли, ты же хотел, а, Джей? Давай!

Джаред молчал долгие две минуты, а потом открыл красные от недосыпа глаза, виновато посмотрел на внимательно наблюдавшего за ним Дженсена и виновато покачал головой:

- Прости, Дженс. Не могу. Ты же знаешь, у меня занятия.

Дженсен в раздражении стукнул кулаком о подлокотник. Джаред, заметив это, как-то сразу сник, и Дженсен со вздохом вплёл пальцы в его длинные патлы, поглаживая и массируя кожу головы. Джаред под его прикосновениями расслабился, снова стёк по сидению и прикрыл глаза.

Такие разговоры велись уже не первый день. Дженсен даже мог сказать с уверенностью, когда это началось: четыре месяца назад, когда он сам вернулся из Йеля. Две недели программы для будущих перспективных студентов доконали его абсолютно. Он почти весь срок пребывания в престижном университете не спал: днём выматывали занятия, вечерами – общественные мероприятия, а ночами – студенческие гулянки, на которые возможное будущее пополнение исправно таскали в качестве клоунов, и в результате всё, о чём мечтал Дженсен, добравшись до родного Ричардсона, была тёплая постель, много-много сна и Джаред.

С постелью и сном особых проблем не оказалось, а вот Джаред… Падалеки явно что-то взбрело в голову, потому что внезапно, буквально неделю спустя возвращения Дженсена, оказалось, что у него каждая секунда расписана по часам: помимо обычных выматывающих тренировок в расписание добавились занятия с репетиторами по различным предметам, а свободные минуты Джаред тоже начал проводить за учебниками, причём такая перемена Дженсена откровенно удивляла.

Но проходили дни, складывались в недели, и всё оставалось по-прежнему: Джаред выматывал себя, корпел над учёбой, а вечерами иногда приходил домой к Дженсену, по раскидистому дубу, росшему во дворе, взбирался прямо к нему в спальню, минуя доброжелательное и общительное семейство Эклзов, и чаще всего и отрубался прямо так, не раздевшись даже, не говоря уже о прочем, на дженсеновской кровати.

Спорить оказалось бесполезным, и Дженсен после долгих уговоров и выяснений, зачем это нужно, просто перестал докапываться. В конце концов, это же Джаред, и раньше бывало такое, общительность общительностью, но если его замкнёт – никакими уговорами не получится разрушить внутренние стены, только пока сам не расскажет, или, наоборот, не пошлёт куда подальше. Посылать Джаред явно не собирался, цеплялся за него по-прежнему, даже больше, а Дженсен просто полюбил ещё сильнее, чем раньше, старый зал и редкие минуты покоя.

- Придёшь на спектакль? – рассеянно поинтересовался Дженсен, и так прекрасно зная ответ.

- Мрр.. угу, - Джаред буквально мурчал под ласковыми прикосновениями уверенных пальцев. – А ты не хочешь с нами на игру? Там такие брёвна собрались, что ты будешь блистать.

Дженсен поморщился от игривого толчка в бок. Товарищеская игра между выпускниками местных школ с двумя номинально самыми сильными командами точно объединяла собой весь сброд, но носиться по полю в дурацком шлеме решительно не хотелось.

- Не, Джей, - ухмыльнулся он. – Ты же знаешь, максимум, что я могу – наворачивать круги по беговой дорожке, пока вы там надрываться будете.

- А что, заманчиво, - Джаред расплылся в улыбке. – Боюсь, правда, при таком раскладе мы точно проиграем, у меня мяч из рук тупо выпадет, - он притянул Дженсена ближе к себе. – И не только у меня.

Дженсен сцеловывал его улыбку, притягивая ближе и ближе, забивая на дурацкий острый подлокотник, и только ловил себя на мысли, что ужасно, невозможно сильно соскучился по своему Падалеки, пускай тот вроде бы и не просто на расстоянии руки, а давно проник глубоко под кожу и уютно там устроился.


Изображение


Дженсен вернулся домой позже обычного. После репетиции ребята вытащили его прогуляться, и, хотя тренировка давно уже была закончена, а Джаред явно ушёл домой, к своим учебникам, Дженсен не отказал себе в удовольствии пройтись.

В небольшом скверике оказалось неожиданно немноголюдно для погожего весеннего дня, и звонкий смех разносился по узким аллеям. Девчонки купили себе по мороженому и убежали далеко вперёд, что-то оживлённо обсуждая, а парни немного отстали за разговором о последней игре «Ковбоев».

- Эклз, ты с кем идёшь на выпускной? – хлопнул Дженсена по плечу Розенбаум.

Дженсену очень захотелось побиться головой о ближайшее дерево. В самом деле, если бы все выпускники задумывались о предстоящих тестах так же, как о грядущем выпускном, уделяли им столько же внимания и относились с такой же серьёзностью, то проблем бы ни у кого не было. А так в школе только и разговоров-то было, что о предстоящем бале: вот и сейчас впереди Дэннил пыталась продемонстрировать подругам найденную в каком-то модном журнале причёску, а разговор парней плавно переключился на разбивку по парам. Дженсена бесило, что всякий раз тема сворачивала именно к этому: в конце-то концов, ладно ещё девчонкам покрасоваться хочется, такой случай не часто бывает, но стремление доказать свою крутизну в последний раз и страх остаться без партнёрши, преследовавший, кажется, каждого представителя мужского пола в последнем классе, просто выводили его из себя.

- Не знаю, - буркнул Дженсен.

В самом деле – не знал. Хотелось наплевать на всё и явиться на вечер с Падалеки (в этом месте фантазия частенько подрисовывала Джареду какое-нибудь ультракороткое платье и высокие шпильки), наплевать на всё и доказать – да, вот, повзрослели, способны принимать собственные решения, раз уж вы все на этом зациклились. Но такой поступок даже не обсуждался всерьёз, у Дженсена постепенно скапливались приглашения, Джаред и думать не хотел о выборе потенциальной партнёрши, а вопрос повторялся с завидной регулярностью.

- То есть не с Кэти? – буквально просиял Майкл.

Дженсен только пожал плечами. Кэти, конечно, классная девчонка, и он вполне понимал друга, пускавшего по ней слюнки уже не первый месяц, но слухи об их романе, на деле заканчивавшемся за пределами сцены, порядком достали. И ведь даже чёртов Розенбаум, прекрасно знавший, что к чему, счёл своим долгом спросить!

- Не с ней, - в итоге не выдержал Эклз.

- Вот и славненько, - Майкл ещё раз хлопнул его по плечу и мечтательным взглядом проводил хрупкую фигурку Кэти.

Дженсен хмыкнул в кулак: он был уверен, что воображение друга нарисовало уже ему сцены пылких признаний в любви, а скорее даже не менее пылких объятий.

- Пока, ребята! – махнула рукой Дэннил, сворачивая с оживлённой улицы.

Дженсен распрощался с друзьями следом за ней, поворачивая к дому.


- Мам, пап, я вернулся! – прокричал он, бросая ключи в вазу для мелочи, устроившуюся на тумбочке около двери. Скинул кроссовки, наступая на задники, повесил не пригодившуюся сегодня ветровку на вешалку.

- Привет, сынок, - Дженсен обнял мать, вышедшую в прихожую его встретить. – Переодевайся и спускайся, будем ужинать, - Донна ласково улыбалась.

Дженсен, перескакивая через две ступеньки, понёсся в свою комнату. Из кухни доносились восхитительные ароматы, от которых текли слюнки, а в животе заурчало. Эклз запоздало подумал, что сегодня так и не успел нормально перекусить в школе.

Наскоро приняв душ и натянув на себя свежую футболку, Дженсен спустился к уже накрытому столу.

- А где Мак? – поинтересовался он, принимая у матери из рук до краёв наполненную тарелку.

- Ночует сегодня у Синди. Приятного аппетита, - отозвалась Донна.

- Ага, и вам, - Дженсен с жадностью набросился на еду. У него ушло несколько мину на то, чтобы утолить первый голод, и только тогда он заметил, что молчание за столом кажется не то чтобы напряжённым, но явно выжидающим, а родители следят за каждым его движением внимательными взглядами.

- Что? – проглотив очередной кусок, поинтересовался Дженсен.

- Ничего, сынок, - покачал головой Алан.

Дженсен вздохнул про себя. Прекрасно. Просто прекрасно. И что же такого он успел натворить?

Ужин, однако, в молчании не прошёл. Донна завела разговор о каком-то скандале, связанном с очередным сенатором – Дженсен особо не вникал. Только постарался расправиться со своей порцией побыстрее, не следя за разговором, на автопилоте кивая в нужных местах.

Уже после того, как со стола совместными усилиями всё было убрано, вся посуда вымыта, а чайник с кипятком для традиционного вечернего чая водружён на плиту, Дженсена на выходе из кухни остановил отец.

- Держи, - Алан протягивал ему большой белый конверт.

Дженсен принял его из рук отца, тяжело сглотнув.

На обратной стороне каллиграфическим почерком было выведено имя получателя, в котором Дженсен узнал своё собственное, а вот в графе отправитель… на секунду Дженсену захотелось буквально отбросить от себя эту бумажку, как будто он держал в руках ядовитую змею.

Чёрт.

Дженсен открыл конверт дрожащими руками. Со стороны, наверное, казалось, что это от волнения, да в каком-то смысле таки было, но крутившееся в голове «пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, только бы меня не зачислили, только бы не…»

На фирменном бланке со стандартным обращением, с напечатанными на великолепной бумаге реквизитами, Дженсен разглядел только одну строчку.

Блядь.

- Ну, что?

Дженсен только в этот момент вспомнил, что в комнате он не один, что родители, затаив дыхание, ждут, когда он озвучит ответ.

- Я… - голос сорвался, и, прокашлявшись, Дженсен сделал ещё одну попытку. – Мам, пап… Я поступил.

По идее, в этот момент он должен был чувствовать хотя бы отдалённый отголосок радости. В конце концов, в его руках было официальное сообщение о зачислении в Йельский университет, о котором в его школе никто и не мечтал, но вместо этого внутри чувствовался только горький осадок. Это всё усложняло.

- Дженсен, - Дженсен едва не задохнулся в объятиях матери, как всегда бурно выражавшей свою радость, - сынок, ты такой молодец! Мы с отцом так гордимся тобой!

- Да, Дженсен, - уверенная отцовская рука легла на его плечо, и Дженсен обернулся, чтобы посмотреть на Алана. – Очень гордимся.

- Спасибо, - постарался выдавить из себя радостную улыбку Дженсен.

Он не мог судить, насколько ему это удалось, но, наверное, родители списали его растерянность на счастливый шок от такой новости, и, повторив ещё пару раз, как они гордятся своим сыном, отпустили его в свою комнату.

Добравшись до спальни, Дженсен рухнул на кровать, бездумно уставившись в потолок. Потянулся было за телефоном по привычке, нажать на кнопку быстрого набора, услышать Джареда, чтобы самому успокоиться, чтобы поделиться, и сразу легче станет, но взгляд упал на часы, и Дженсен отдёрнул руку. Падалеки сейчас корпит над задачками по математике в обществе препротивнейшей миссис Гибс, и лучше им не мешать.

Он лениво потянулся за конспектом по истории, подумывая о завтрашнем тесте, но никакие даты, события и причинно-следственные цепочки в голове не укладывались. То же самое оказалось и с ненавистной математикой, и с теорией по биологии, и с новым боевиком со Стэтхемом, и с сообщениями в скайпе.

Два часа спустя он всё же набрал номер.

К телефону подошли только когда Дженсен уже собирался нажать на кнопку отбоя.

- Здравствуй, Дженсен.

Дженсен от неожиданности неловко крутанулся на старом разваливающемся вертящемся стуле, который уже несколько лет не соглашался менять ни под каким предлогом, и едва подавил желание выругаться, больно ударившись локтём о стол.

- Миссис Падалеки? – неуверенно спросил он.

- Да, дорогой, - голос был очень тихим, как будто мама Джареда старалась шептать в телефон.

- А… с Джаредом всё в порядке? – осторожно спросил Эклз.

- Джаред спит, дорогой.

Дженсен помимо воли бросил взгляд на часы – ещё и десяти часов не было, детское время. Падалеки загнать в постель раньше двенадцати было практически нереально.

- Странно. С ним точно всё в порядке? – ещё раз уточнил Дженсен, сам себя ругая за тупость.

- Да, Дженсен, - терпеливо ответила Шерон. – Он просто устал и спит. Не буди его, ладно?

- Не буду, конечно. Всего доброго, миссис Падалеки.

- Пока, Дженсен.

Дженсен отложил трубку. Неудивительно, вообще-то, что Джаред так рано отрубился – он сегодня напоминал пресловутых вампиров из сопливой девчачьей саги: такой же бледный, с синяками под глазами, растрёпанный и уставший. Загонит ведь ещё себя, придурок.

Дженсен со вздохом растянулся на постели.

Надо будет поговорить с ним завтра. Вправить мозги, в конце концов, если больше этим некому заняться.

К самому Дженсену сон всё никак не шёл. Он ворочался в кровати, одеяла казались слишком тёплыми, подушки – мягкими, с открытым окном в комнате становилось слишком холодно, если прикрыть створки – чересчур душно, за окнами шумела какая-то компания, в соседнем дворе завыла собака…

Заснул Эклз, когда стрелки часов уже перевалили за три часа ночи.

На экране включенного ноутбука были открыты два окна: в одном на официальном сайте Йельского университета рядом с фотографиями роскошного кампуса перечислялись витиеватым шрифтом самые разные курсы обучения, а в другом окне безвкусная надпись «добро пожаловать» соседствовала со скупым списком вариантов обучения в университете Сан-Антонио.


Изображение


Утром Дженсен еле соскрёб себя с кровати. В зеркало он старался смотреть по минимуму: спросонья увидев своё отражение вампира-альбиноса, Дженсен вздрогнул от ужаса и едва не разнёс стекло вдребезги. Всё оказалось, конечно, не так страшно, особенно после прохладного душа, но за завтраком родители всё равно смотрели как-то странно. Впрочем, почему странно: они наверняка ожидали увидеть Дженсена буквально летающим от счастья, а получили почти противоположность.

По-быстрому впихнув в себя пару тостов, Дженсен сослался на дополнительную консультацию и, наскоро побросав в сумку учебники, закрыл за собой входную дверь.

Погода явно решила, что хорошее надо выдавать строго дозированными нормами: небо снова затянули тучи, и Эклз мысленно дал себе подзатыльник за то, что забыл дома ветровку.

Письмо из Йеля, спрятанное на дне рюкзака под грудой книжек, жгло спину. Дженсен выругался про себя. Ну, вот какого чёрта, а? Он ведь всеми силами старался завалить свою стажировку, его засекали в неположенном месте с сигаретой (ну и что, что даже не прикуренной) не раз и не два, наглел с каждым днём всё больше и больше и один раз даже – страшно сказать – откровенно нахамил одному из профессоров. И в конверте должен был быть вежливо сформулированный, но непреклонный отказ, потому что тогда снова стало бы всё просто. Дженсен бы улыбнулся, удалил из избранного закладку с официальным сайтом Лиги Плюща, утешил расстроившихся родителей, а потом широко улыбнулся и отправился бы вместе с Джаредом в Сан-Антонио. Не то чтобы теперь Дженсен собирался отказаться от последнего пункта плана, давно и тщательно составленного, но от мыслей о предстоящей беседе с родителями что-то неприятно тяжелело в груди. Дженсен буквально кожей чувствовал их разочарованные взгляды, наполненные непониманием: почему, Дженсен? Почему ты променял своё будущее на… на что, собственно? на лучшего друга, каких у тебя ещё десяток будет? Почему, Дженсен?

Голос матери в голове казался таким реальным, что Эклз потряс головой, прогоняя наваждение. Ни черта подобного. Джаред – он такой один, а всё остальное – это будут чистые подделки. И ничего это не юношеский максимализм, неправда. Это – просто то, что есть, вот.

Дженсен очень постарался избавиться от ощущения, что пытается убедить в этом сам себя.

Школа встретила его непривычной тишиной: слишком рано. Последние сны, конечно, уже никто не досматривает, но в такое время ни один из учеников по доброй воле не пойдёт на место каторги, когда можно насладиться последними секундами свободы.

Джаред, впрочем, сидел на подоконнике первого этажа, возле класса истории. Если бы сам Дженсен не нацелился на тот же самый закуток, где так удобно можно устроиться и скоротать время, то вряд ли он заметил бы уткнувшегося в учебник Падалеки.

- Привет, - Дженсен легко поцеловал в макушку Джареда, дёрнувшегося было от звука голоса, но тут же расслабившегося, ощутив родное прикосновения.

- Дженс, - Джаред обернулся, ослепляя улыбкой, которая тут же угасла, едва Джаред окинул взглядом лицо Дженсена. – Что случилось?

- Да нормально всё, - отмахнулся Дженсен, непроизвольно ощупывая Джареда взглядом. Выспался, явно выспался: глаза наконец-то живые, и даже румянец вроде на щеках появился, Падалеки, чёрт бы тебя побрал, а нельзя было раньше о себе подумать, нет?!

- Очень заметно, - скептически усмехнулся Джаред. – Ты сегодня спал вообще?

- Ты сегодня за нас двоих отсыпался, - хмыкнул Дженсен. – Да спал, спал я, - заверил он явно собиравшегося прочитать лекцию о вреде ночного бодрствования Джареда. Это ли не двойные стандарты?

- Так что?

Дженсен вздохнул, полез в рюкзак и, проклиная свою ненависть к процессу наведения порядка, с огромным трудом нашёл там слегка помявшееся уже письмо.

- Лови.

Джаред поймал, аккуратно разгладил листочек и, сосредоточенно хмуря брови, погрузился в чтение. Дженсен невольно улыбнулся: он давно привык к тому, как Джаред немного морщит нос и прикусывает нижнюю губу, когда концентрирует внимание на чём-то одном, как откидывает со лба мешающие при чтении пряди волос, но всё равно никак не мог перестать любоваться.

- Ну так… - Джаред поднял взгляд от письма и неуверенно посмотрел на Эклза. – Это ведь… хорошо? – запнувшись, всё же закончил он.

Дженсен пожал плечами.

- Для кого?

- Эээ… для тебя? – осторожно предположил Падалеки.

- Окей, - легкомысленно согласился Дженсен – Будем считать, что у меня появился запасной аэродром.

Он забрался на подоконник, прислонившись спиной к стене и скрестив ноги.

Джаред продолжал изучать письмо, будто надеялся, что там проявятся какие-то скрытые письмена, надо только правильно подобрать ключ. Как там? «Молви друг и войди».

- Хватит уже, - не выдержал Дженсен спустя пару минут сосредоточенного сопения Падалеки.

Коридор постепенно начинал заполняться – Дженсену с его места ничего видно не было, но раздававшиеся в двух шагах тихие разговоры и смех не оставляли простора для воображения.

- Хватит, - повторил Эклз.

Джаред покорно вернул ему письмо, подтянул длинные конечности к груди, едва не свалившись с подоконника, обхватил их руками и уставился в окно. На школьном стадионе было ещё пусто, но Падалеки разглядывал его так, будто бы там показывался какой-то новейший блокбастер.

- Мать твою, Падалеки, скажи уже что-нибудь! – раздражённо буркнул Дженсен.

- Готов к тесту? – оторвался от созерцания зелёной травки Джаред.

Дженсен подавил в себе желание шарахнуть пару раз этого придурка по буйной головушке. Может, хотя бы тогда мозги на место встали.


Изображение


День прошёл как-то настолько сумбурно, что в памяти остались только отрывки, как меняющиеся картинки одного из популярных клипов.

На истории Дженсен лениво отмечал нужные варианты. Глухое раздражение медленно, но верно созревало где-то в подкорке мозга: однообразные даты, вопросы «кто» и «где».

Теодор Рузвельт пребывал на посту президента США с… по… год.

Эклз едва подавил желание отбросить карандаш вместо того, чтобы отвечать на вопрос. Вот какого чёрта?

Он быстро пробежал до конца список вопросов. Ну, конечно, один вопрос на «почему», рассчитанный на высокий уровень, парочка на последствия принятых законов, а всё остальное – сплошной поток имён, дат и сложных названий. Прекрасная же проверка знаний.

Дженсен огляделся.

Джаред, сосредоточенно хмуря брови, водил карандашом по строчкам. Эклз ненадолго задержал на нём взгляд, отметив, что тот явно уверенно отвечает, не сбиваясь с ритма. Дэннил держала под партой мобильный, явно просматривая сфотканные шпоры. Райли смотрел в бланк с вопросами с отсутствующим видом: его карандаш лежал рядом и, насколько мог судить Дженсен, Смит не напрягался с выполнением задания.

Тишина, стоящая в аудитории, изредка прерывалась шепотками, но мистер Киннер тут же поднимал взгляд от толстого тома и шикал на студентов, и всё мгновенно замолкало.

Дженсен закончил тесты минут за пятнадцать до звонка и сразу же сдал работу, надеясь, что мистер Киннер отпустит его, но тот кивком указал Эклзу на его место. Через пару минут ему прилетела записка, в которой Дженсен узнал нарисованные знакомой рукой крошечные шаржики на сосредоточенных учеников. Дженсен обернулся – Падалеки уже тоже сдал работу, и теперь лениво водил карандашом по исчёрканному листочку в клеточку.

Дженсен ухмыльнулся, добавляя к рисунку пару штрихов, и отправил записку обратно.

В итоге время до звонка пролетело за созданием мини-комикса, и к тому времени, как мистер Киннер наконец-то отпустил всех на перемену, Эклз чувствовал себя почти удовлетворённым.


С последней пары их забрали на репетицию. Вот так вот просто – никаких тестов по журналистике нет, так что давайте-ка, ребятки, повальсируем немного. А то, что придётся опять задерживаться после уроков с этой дурацкой газетой никого, конечно, не волнует.

- Ты чего такой мрачный? – с улыбкой поинтересовалась Кэти, привычно становясь с ним в пару.

- А? Что? – рассеянно отозвался Дженсен.

Он поискал глазами в толпе одноклассников Майкла. Тот мялся у стеночки с понурым видом, изредка поглядывая на Кэссиди. Не слышно было его привычных шуточек, от которых парни ржали на весь зал, а девушки только презрительно фыркали, и без этого сразу стало как-то некомфортно.

- Что ж ты с ним так? – пожурил партнёршу Дженсен одновременно с раздавшимися первыми тактами вальса.

- Пускай помучается, - подмигнула Эклзу Кэти. – Ему полезно будет.

Дженсен только рассмеялся.

- Жестокая, - заметил он, приподнимая Кэти в поддержку.

- Так ему и надо, - отбила выпад Кэссиди, легко перепархивая к другому партнёру.

Дженсен поймал взгляд Джареда, вальсировавшего сегодня с Женевьев. Тот, заметив, что Дженсен на него смотрит, закатил глаза и свесил язык, изображая из себя не то повешенного, не то утопленника. Ещё одна скрипичная трель, партнёрши вернулись к своим кавалерам, и Дженсен заметил краем глаза, как Кортез просто повисла на Падалеки, что-то щебеча ему на ушко.

Дженсен прислушался к себе: никакой ревности, надо же. Джареда было исключительно жалко, таким несчастным он выглядел. Зато Жен буквально сияла, особенно когда пришла очередь отработки поддержек.

На репетиции их продержали даже больше двух часов, и к исходу срока все походили на футбольную команду после тренировки: такие потные, раскрасневшиеся и уставшие. Многие девчонки, покидая зал, громко жаловались на оттоптанные ноги, но Дженсену было плевать. Его, как и ещё несколько раздражённых до предела человек, ждал маленький душный класс, кипы фотографий и проект выпускного альбома.

- Дженсен, - Падалеки выловил его на выходе из зала. – Я зайду к тебе вечером?

- Мог бы и не спрашивать, - пробормотал Дженсен. В животе сладко заныло – Джаред стоял слишком близко, горячий и раскрасневшийся после долгой репетиции, и больше всего хотелось прижать его сейчас к стенке и забыть о том, что они не одни в этой чёртовой школе.

Дженсен тяжело сглотнул, пытаясь успокоить резко вспыхнувшее возбуждение, и медленно оторвал взгляд от губ Джареда. Лучше бы он этого не делал. Падалеки дышал тяжело, расширившиеся зрачки почти закрыли радужку, и его желание было настолько осязаемым, что Дженсен резко отшатнулся, побоявшись, что сейчас действительно потеряет контроль над собой.

- До вечера! – прокричал он уже с лестницы, поспешно спускаясь вниз.

Работа над альбомом затянулась.

Дженсен привык к тому, что даже во время выпуска ежемесячной школьной газеты возникают постоянные споры между участниками, но в этот раз всё было масштабнее во много раз.

Помимо кип притащенных фотографий из личных архивов (проглядывая некоторые снимки, Дженсен думал, что предпочёл бы никогда не знать о некоторых аспектах жизни одноклассников), почти каждый счёл своим долгом принести и список пожеланий. Понятно было, что удовлетворить всех не получится, но чёрт, такой головной боли Дженсен не помнил уже давненько.

В итоге им с Майклом едва удалось разнять Дэннил и Лорен, отчаянно споривших по поводу расположения на страницах фотографий «гордостей школы», и на этом решено было завершить на сегодня.

Домой Дженсен не шёл – буквально плёлся, едва переставляя ноги и мечтая только о горячем ужине и мягкой постельке. Первая часть его мечты, впрочем, действительно осуществилась, а вот со второй возникли проблемы.

То есть, мягкая постелька в спальне обнаружилась, но ещё там обнаружился и Джаред. Который, вопреки обыкновению, против оной был настроен весьма категорически.


Изображение


Стопка ярких буклетов, рассыпанная по всей постели, сразу привлекала внимание. Джаред устроился прямо посередине не заправленной с утра дженсеновской кровати и внимательно изучал один из них.

- Что это? – указал пальцем на рассыпанные бумажки Дженсен.

- Привет, Дженс, - Падалеки поднял голову от своего увлекательного чтива и улыбнулся.

- Виделись, - пробормотал Дженсен, подходя ближе.

Он наугад взял первый попавший под руку буклет и вслух почёл название:

- Техасский национальный университет.

Посмотрел на Джареда, ожидая какой-нибудь реакции, но тот только кивнул, словно подтверждая, что да, Дженсен всё прочёл абсолютно правильно.

- Так, ещё раз, - прокашлялся Дженсен. – Техасский национальный? Это к чему?

Эклз быстро окинул взглядом остальные буклеты. На глаза сразу попались несколько ярких надписей и знакомых эмблем: Технический университет Далласа, университет Бёркли, Стэнфорд… И ещё с десяток подобных.

Дженсен очистил себе место и опустился на кровать рядом с Падалеки.

- Джаред, что всё это значит, а?

Джаред замялся. Его пальцы нервно теребили корешок буклета из Массачусетского технического, и Эклз невольно заметил, что бумага сейчас порвётся.

- Дженсен, послушай… - неуверенно начал Падалеки. – Ты только что поступил в Йель.

- Поступил, - согласился Дженсен. – И что дальше?

- И ты собираешься сказать родителям, что собираешься наплевать на Лигу Плюща и поехать в Сан-Антонио, - продолжал Падалеки.

- Джаред, мы ведь всё это уже обсуждали, - поморщился Дженсен. – Послушай, я…

- Нет, это ты меня послушай, - перебил Джаред не терпящим возражения тоном.

Дженсен удивлённо на него посмотрел: Падалеки буквально преобразился. Вся неуверенность куда-то исчезла, и видно было, что вот сейчас Джаред абсолютно уверен в своей правоте и собирается отстаивать её до последнего.

- Дженсен, скажи мне, мы когда-нибудь, хоть когда-нибудь, задумывались о других вариантах? Ты ведь просто сам всё решил, решил, что для нас это будет наилучшим вариантом – и всё!

Дженсен открыл было рот, чтобы возразить, но не нашёл слов. Действительно, он просчитал вероятности и нашёл наиболее выгодный вариант, и вот что теперь Падалеки не нравится?!

- Я не понимаю, что тебе не…

- Дженсен, послушай меня. Просто послушай хотя бы один раз, ладно?

Джаред слез с кровати и уселся на корточках между разведённых колен Эклза.

- Я тебя люблю. Очень люблю. Но иногда ты действительно бываешь полным придурком.

Дженсен даже сказать на такое заявление ничего не смог: только открывал и закрывал рот беззвучно, как рыба, выброшенная на сушу.

- Дженс, я ценю то, что ты отказываешь ради меня от очень многого, правда. Но ты никогда не давал мне попробовать сделать хотя бы что-нибудь для тебя.

- Я всё равно не поеду в Йель, даже не уговаривай, - выдавил из себя Эклз.

Джаред запнулся на секунду, а потом рассмеялся, запрокидывая голову, громко и искренне.

- Вот об этом я и толкую, Дженсен, - прошептал он, легко целуя опешившего Эклза в макушку. – Не поедешь. Потому что я одного тебя не отпущу. Уведут сразу же, - шутя продолжил Джаред, забираясь на кровать рядом с Дженсеном и обнимая его.

- Тогда что?

- Тогда мы поищем варианты, Дженс, - спокойно сказал Джаред, прижимая его к себе крепче.

- Какие варианты, Джей? – сдержался, чтобы не повысить голос, Эклз. – Мы выбрали лучший вариант из тех, где тебе предложили стипендию, ты ведь понимаешь это, правда?

- Понимаю, - всё так же спокойно согласился Падалеки, и Дженсен невольно подумал, сколько же времени он размышлял, искал выходы и вынашивал свою идею, раз теперь он был так уверен в себе. – Понимаю, Дженс. Значит, мы будем искать варианты с частичной стипендией. Или с займами.

Дженсен дёрнулся было в его руках, собираясь возразить, сказать, что это Джаред придурок, и каким образом он собирается провернуть это дело, но не успел – Падалеки спеленал своими длиннющими конечностями, откинулся на спину, затащил Дженсена поверх себя, сжал крепко, до боли, и прошептал, опаляя горячим дыханием ухо:

- Я не хочу, чтобы из-за меня ты похерил свою жизнь, Дженс.

И все возражения застряли у Эклза на языке, он смог только вывернуться из объятий, перевернуться лицом к Джареду и целовать, целовать его улыбку до опухших губ и головокружения.


Изображение


Свою жизнь Дженсен не собирался херить в принципе. Ни в не самом престижном университете Сан-Антонио, ни в Йеле, ни ещё где. Сорваться после школы в Нью-Йорк, покорять театральные подмостки, ему мешало только природное свойство характера: Дженсен предпочитал готовить себе запасной аэродром сразу же, а не разгребать потом последствия необдуманных решений. Это Джаред был специалистом по всевозможным авантюрам.

Эклз честно собирался закончить колледж, может быть, даже аспирантуру – а вдруг понравится? – и уже потом обратить свой взор в сторону карьеры. Неплохо бы было, конечно, совмещать одно с другим, но…

Но был Джаред, который разрывал шаблоны с самого начала знакомства. Джаред, который однажды буквально заставил Дженсена сделать шаг навстречу заветной мечте. Джаред, который отдавал всего себя, и никогда не просил ничего взамен.

Просто в жизни Дженсена был Джаред, и как-то незаметно получилось, что он занял первое место в шорт-листе жизненных приоритетов, затмив всё остальное.

Джаред не жаловался никогда ни на что, но Эклз знал, что их семье приходится намного труднее, чем его собственной. Падалеки честно пахал на футбольном поле, чтобы получить стипендию хоть какого-нибудь университета, хотя Дженсен прекрасно знал, что сам Джаред предпочёл бы проводить время за выпуском ежемесячной газеты или сочинением собственных рассказов. И всё было не так уж плохо, на самом деле, но «Неудержимые» не блистали на поле. Дженсен был абсолютно уверен, что это оттого, что, помимо Падалеки и Райли, остальная команда в буквальном смысле на дрова годилась. Последний, решающий сезон, «Неудержимые» буквально запороли, вылетев из чемпионата штата едва ли не в самом начале, что автоматически уменьшило шансы ведущих игроков на получение престижной стипендии.

Джаред, вообще-то, был рад, что получил хотя бы какую-то.

Дженсен знал, что его парень – отнюдь не дурак, и при должной работе без особых проблем смог бы сдать тесты и поступить в колледж и без спортивной поддержки, но для этого пришлось бы вложиться, и весьма прилично, в целую гильдию репетиторов, занимаясь буквально 24 часа в сутки, а кризис шарахнул по семье Падалеки будь здоров, и этот шанс Джаред, не засомневавшись ни на секунду, отдал Макензи. Вот так вот запросто.

Дженсена пригласили на программу для одарённых студентов в Йель в декабре. В это же время Джаред закончил сезон и уже знал наиболее вероятный расклад.

В начале февраля Эклз вернулся из Коннектикута, чтобы пережить множество пренеприятнейших минут, которые, будто сговорившись, предоставили ему учителя. Его всегда бесило, когда кого-то ставили в пример и призывали всех остальных равняться на этого несчастного, но ещё больше бесило, если на месте наглядного пособия оказывался он сам. А тут учителя как раз начали песочить мозги по поводу предстоящих тестов и поступления (как оказалось, раньше были исключительно цветочки), так что Дженсена едва ли не каждый день хвалили и поощряли, не замечая, как тот огрызается в ответ. Когда, наконец, от него отстали окончательно, как раз к тому моменту, как постоянный град подколок окончательно поддостал, Эклз заметил, что Джаред всё плотнее и плотнее засаживается за учебники.

Падалеки всё говорил, что это для того, чтобы быть уверенным в поступлении и грядущей стипендии, но время шло, и он погружался в учёбу всё глубже и глубже, забывая о привычных развлечения, стихли даже вечные разговоры о совместной поездке после выпускного, которую Джаред предвкушал ещё с начала учебного года. Заканчивался март, когда Джаред получил не официальные ещё, но предварительные предложения с гарантией, но он продолжал навёрстывать упущенное с таким жаром, что вскоре Дженсен начал забывать, каково это – проводить свободное время вместе.

Джаред не отвечал ни на какие вопросы, просто продолжал гнуть свою линию, и вскоре Эклз решил, что проще просто перетерпеть, тем более, что навалилось на них столько всего и сразу, что никаких прогулок на свежем весеннем воздухе и поцелуев под полной луной банально не хотелось.

Дженсен не знал, откуда у Падалеки появились средства на оплату репетиторов – об этом Джаред тоже молчал, как рыба. Пускай большинство предметов он штудировал сам, но всё-таки строгая миссис Гибс, которая имела привычку заставлять ходить всех вокруг буквально по струночке (Дженсен всеми силами старался избегать эту страшную женщину со времён их первого столкновения) и натаскивавший Джареда по биологии мистер Краст должны были брать за свои услуги деньги, и немалые, с учётом самого разгара сезона из работы.

Дженсен не знал этого. Не знал он и того, зачем в действительности Джареду потребовался экстренный ускоренный курс подготовки к грядущим тестам.

Не знал – до этого момента.

Изображение

- Почему ты мне не сказал? – Дженсен отлепил от спины тяжело дышащего Падалеки ярко-жёлтый буклет с эмблемой Корнелльского университета.

Джаред молчал. Раскрасневшийся, запыхавшийся, с распухшими от поцелуев губами и медленно наливающимся засосом над правой ключицей он выглядел настоящим ожившим соблазном, и Дженсен едва удержался от искушения наброситься на него снова

- Джаред?

Падалеки с трудом сфокусировал взгляд, переворачиваясь на бок и с тихим шипением сдирая с кожи прилипшие рекламки.

- Я не был уверен, - наконец со вздохом признался он.

- Не был уверен в чём? – осторожно поинтересовался Дженсен.

- Да ни в чём, - Джаред дотянулся до своих джинсов, валявшихся на полу. – Сегодня мы писали тест по истории.

- Ага.

- Ничего не «ага», Дженс. Я только сегодня впервые понял, что действительно могу.

- Можешь что?

Джаред раздражённо втянул в себя воздух.

- Что я могу на что-то рассчитывать, - нехотя буркнул он. – Хотя бы на минимальное количество баллов.

- Подожди ты… ты что, серьёзно? – Дженсен смотрел на парня так, будто видел его впервые в жизни.

- Да, чёрт тебя дери, Эклз, я серьёзно! – сделал попытку встать Падалеки, но Дженсен остановил его уверенной хваткой чуть выше локтя.

- Тише, тише, Джей, ну ты чего? – успокаивающе зашептал Дженсен. – Ты действительно думал, что у тебя не будет шансов на экзаменах?

- Да, - буркнул Джаред. – То есть, экзамены-то я, может, и сдам, но с моим средним баллом мне нужны не просто удовлетворительные результаты, мне надо как минимум…

- Тшшш, Джей, - прикрыл его рот горячей ладонью Дженсен. – Остынь.

Широко открытые глаза смотрели непонимающе и чуть обиженно, и Дженсен не смог удержаться от искушения прижаться губами к пушистым ресницам.

- Всё будет хорошо, - уверенно продолжил он. – Слышишь, Джей? Мы обязательно что-нибудь придумаем. Ты мне веришь?

Джаред кивнул, легко целуя его ладонь.

- Ну, вот и хорошо, - Дженсен улыбнулся, отнимая ладонь от горячих губ. – Останешься на ночь?

Джаред с вожделением покосился на перекрученные простыни, яркие пятна помятых листовок и разбросанную одежду.

- Нет, Дженс, - с трудом оторвав взгляд, вздохнул он. – Мне надо домой.

- Ладно, - покорно кивнул Дженсен, глядя на то, как Джаред собирает свою одежду и натягивает её на себя. – Позвонишь мне?

- Обязательно, - засмеялся Падалеки. Шагнул было к окну, где призывно шумели листья на раскидистых ветвях старого дуба, но остановился, повернулся к Дженсену и быстро поцеловал его, ощутимо прикусив нижнюю губу. – До завтра.

- Пока, - заторможено отозвался Дженсен, наблюдая, как тёмная фигура, ловко цепляясь за ветки, спускается на землю и исчезает за домом.

Он пару минут постоял у открытого окна, наслаждаясь тем, как прохладный ветерок холодит разгорячённую кожу. Тучи, казалось, сгустились ещё больше, и в воздухе отчётливо пахло скорым дождём.

Поёжившись от особо холодного порыва ветра, Дженсен прикрыл створки окна и вернулся к кровати, по пути вытащив из рюкзака проект многострадального выпускного альбома.

Пришлось разобраться с постелью, отволочь простыни в ванную и спешно застирать, сгрести в одну стопку помятые и липкие от пота буклеты, застелить кровать по-новому и только потом растянуться со стоном удовольствия на божественно чистых простынях.

Рука сама собой потянулась к разноцветным рекламкам, альбом полетел в сторону, и Дженсен с головой погрузился в описание учебных курсов, кампусов, предоставляемых стипендий, социальных мероприятий и – самое главное – требований для поступающих.

За этим занятием он и не заметил, как пролетело время, и только тренькнувшая ближе к полуночи смс-ка Джареда («прости, что не перезвонил, родители припрягли. люблю. сладких снов») вернула ему представление о реальности.

Напомнив себе, что высыпаться иногда всё же надо, Дженсен буквально силой загнал себя в постель. Сон, как ни странно, пришёл к нему почти сразу, но всю ночь Эклза преследовали сходящиеся в смертельной схватке гербы всевозможных вузов, разросшиеся до гигантских размеров и нависшие над ними с Джаредом, как гигантские инопланетные тарелки из «Дня независимости».

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


28 ноя 2011, 00:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

Календарик с Леди Гагой в невообразимом бирюзовом парике Дженсен стащил у Макензи. Прилепил его к полке над компьютером и яркими фломастерами обводил числа в кружочек.

Красным – даты тестов. Жёлтым – генеральная репетиция и спектакль. Синим – финальная игра Падалеки. Гламурным розовым – официальные прогоны выпускного и сопутствующие занятия, вроде пресловутых репетиций вальса.

Закончив с этим занятием, Эклз окинул взглядом результат и со стоном уронил голову на скрещенные руки.

Пёстрое великолепие резало глаза: буквально каждое число было заключено в окружность определённого цвета. Попадались и двойные кольца вокруг чёрных цифр, но главное – Дженсен слабо представлял, как можно пережить это сумасшествие, оставшись в итоге в здравом уме и твёрдой памяти.

Май набирал обороты.

Дженсен ненавидел систематизировать свою жизнь, писать планы на день, месяц или год, как ни пыталась убедить его мать в пользе подобных методик, он терпеть не мог планировать, на какой сеанс какого кинофильма отправится два месяца спустя в семь часов вечера, или сколько времени потратит на занятие английским в эти выходные. Он даже планы на следующий день ненавидел строить, а вопросы «а чем ты занят на следующих выходных?» периодически выводили Дженсена из себя.

Но в этот раз просто не осталось выбора.

Дни пролетали с бешеной скоростью, Дженсен даже не успевал фиксировать все события. Даже в датах путаться начал, чего с ним с роду не бывало. Дженсен поделился было этим с Падалеки, хотел, чтобы посмеялся, но Джаред сам выглядел настолько замученным, что на этот казус среагировал только вялой улыбкой.

В последнее воскресенье перед «ударным забегом», как окрестили учителя предстоящие три недели, Дженсен валялся вместе с Падалеки в своей комнате.

В приоткрытое окно залетал ласковый майский ветерок, в воздухе отчётливо пахло грозой. Джаред спал, смешно подложив ладошку под щёку и свернувшись в комочек под боком у Дженсена. Эклз даже шевелиться боялся, чтобы не дай Бог не разбудить его.

Вместо этого он едва ощутимо прикасался губами к мягким прядкам на макушке спящего Джареда, вслушиваясь в его тихое размеренное дыхание.

Где-то вдалеке прогремел гром, и внезапно усилившийся порыв ветра едва не смёл со стола аккуратно разложенные в стопки буклеты.

Дженсен поморщился едва заметно: эта морока уже успела его достать до самых печёнок. Джаред систематически раскладывал распечатки по степени престижности колледжей (кое-какие Дженсен просто забирал у него из рук и отправлял в мусорную корзину), потом они подчёркивали количество баллов, которое требовалось на тестах для вероятного поступления, отмечали всевозможные стипендии, уточняли, есть ли дополнительные вступительные экзамены или собеседования, и если есть, то какие конкретно предметы необходимо сдавать…

Джаред ко всему прочему скрупулёзно просматривал списки внеклассных занятий, и все буклеты, где хотя бы упоминалось наличие местной драматической группы, автоматически отправлялись в отдельную стопку.

Падалеки приходилось буквально насильно отгонять от учебников и этого поиска. Казалось, что он решил, будто сон – это просто пережиток прошлых веков, а современная молодёжь в нём вообще не нуждается.

Придурок, ласково подумал про себя Дженсен, устраиваясь поудобнее. Джаред во сне пробормотал что-то и притянул его ближе к себе. За окном на землю падали первые капли дождя, и Дженсен, кинув взгляд на часы и убедившись, что пару часиков можно спокойно поспать, позволил себе закрыть глаза, окунуться в тепло и родной запах и уплыть в царство Морфея.


Изображение


- Ты не забыл, какие у нас на сегодня планы? - поинтересовался Дженсен у мирно развалившегося на травке Падалеки.

- А? – рассеянно жмурясь на солнышке, отозвался тот.

- Ага, - засмеялся Дженсен. – Ты помнишь, куда мы идём после уроков?

В кои-то веки у них образовался целый свободный час между тестом по биологии и предстоящей историей, и Джаред тут же вытащил его на школьный двор. Найдя свободное местечко вдалеке от кипящей школьной жизни, они расположились на ласковом майском солнце. Джаред проигнорировал благородно предложенную Дженсеном ветровку и разлёгся прямо на земле, нагретой весенним солнцем, примостив голову на коленях у прислонившегося спиной к молоденькому клёну Эклза, и блаженно щурил глаза, мурлыча от удовольствия. Он вообще пребывал в великолепном настроении: сбросил один из наиболее нелюбимых предметов, избавился от постоянных занятий с репетитором…

Но больше всего, как чётко знал Дженсен, его радовало другое.

Джаред буквально вылетел из класса, в котором шёл тест, и сгрёб Дженсена своей медвежьей хваткой, сияя улыбкой во всю физиономию. Эклз очень сильно подозревал, что только его шипение не позволило Джареду попробовать закружить его на руках в лучших традициях голливудских ромкомов.

- Я ответил. На все вопросы, прикинь, Дженс? – взахлёб рассказывал Джаред, когда они уже направлялись к выходу из школы. – Я думал, что я зашьюсь на той задачке по генетике, но получилось, прикинь, я специально сразу, как сумки вернули, полез с примером сверяться – правильно! Дженс, представляешь, ПРАВИЛЬНО!

Дженсен только улыбался так же радостно, глядя на счастливого по-детски Падалеки. Глубоко внутри теплилась гордость, как будто он – счастливый отец, а его чадо только что взяло очередную вершину.

Джаред по такому случаю даже позволил себе расслабиться: не полез в сумку за учебниками, приговаривая «биология-то ладно, но вот математику я обязательно завалю», а растёкся своей тушей по траве и явно уплыл мыслями куда-то далеко.

- Джей, ау! – легонько толкнул его Дженсен. – Земля вызывает Падалеки!

Джаред чуть подвинулся, запрокинул голову, чтобы встретиться взглядом с Дженсеном, и тоскливым голосом протянул:

- Чего тебе надобно, старче?

Дженсен хмыкнул, привычно вплетая пальцы в волосы Падалеки. Сам себе он признавался, что это – определённо его маленький фетиш: пропускать между пальцами гладкие шелковистые пряди, чувствуя при этом, как тает Джаред от таких прикосновений.

- Я спрашиваю, ты не забыл, что после уроков мы идём выбирать тебе костюм?

Джаред застонал, закрывая лицо руками, всем своим видом демонстрируя своё отношение к этому вопросу.

- Да-да, и на этот раз, уж будь уверен, я не дам тебе сбежать, - продолжил Эклз.

Они действительно уже собирались как-то раз выбраться совершить этот грандиозный подвиг. Джаред изо всех сил отпирался, приводя двадцать два довода, почему он не даст себя заковать в это «орудие пыток», несмотря на все правила, традиции, обязательства и прочую чепуху, но деваться было некогда. Пару недель назад они уже договаривались встретиться, сходить в прокат, но Дженсен в итоге прождал Падалеки возле магазинчика почти полтора часа – и безрезультатно, тот малодушно сбежал и даже не раскаивался потом в этом своём поступке.

- Жестокий, - припечатал Джаред. – За что я тебя только люблю?

- Ммм, ты не можешь устоять перед моим обаянием?

Джаред засмеялся, принимая сидячее положение. Оглянулся по сторонам, пытаясь прикинуть, не видит ли их кто, а потом быстро придвинулся ближе и украдкой поцеловал Эклза, одной рукой умудрившись скользнуть по шву джинсов.

Сволочь.

- Ладно, сходим уже, так и быть, - как ни в чём не бывало заявил Джаред, пока Дженсен пытался справиться со сбившимся дыханием. – Никуда не деться ведь. Но я по-прежнему считаю, что это форменное издевательство над моим нежным детским организмом, - добавил он.

- Потерпишь, ничего с тобой не случится, - наконец-то обрёл дар речи Дженсен.

Из школы послышался звонок, и Джаред нехотя поднялся с нагретого местечка.

- Ну, что, вперёд, навстречу знаниям?

Дженсен с трудом заставил себя отлепиться от такой привлекательной и мягкой травки и, ухватившись за протянутую руку Падалеки, рывком поднялся на ноги.

- Умеешь же ты вдохновить на подвиги.


Изображение


- Падалеки, ты собираешься показаться на свет Божий? – Дженсен сидел на низеньком стульчике напротив примерочной, лениво перелистывая какой-то журнал, найденный здесь же.

В прокате стояла тишина, слышно было только мерное жужжание кондиционера, шелест страниц книги, которую читала за стойкой девушка-администратор и шумное сопение Падалеки.

Последний скрылся в примерочной уже почти десять минут назад, и с тех пор от него было слышно только это самое сопение вперемешку с тяжёлыми вздохами и редким чертыханием.

- Нет, - донёсся наконец-то ответ из кабинки. – Я собираюсь остаться здесь до глубокой старости, а ты, Эклз, будешь таскать мне еду и ноут с вай-фаем.

Дженсен закатил глаза, отложил в сторону журнал, поднялся с кресла, подошёл к примерочной кабинке и рывком отдёрнул штору, убедившись предварительно, что девушка за стойкой не обращает на них никакого внимания.

Джаред стоял спиной к зеркалу и сосредоточенно разглядывал себя через плечо, даже язык от усердия высунув. Заметив Дженсена, он резко выпрямился, разгладил полы пиджака и смущённо улыбнулся, запустив пятерню себе в волосы, как всегда в моменты волнения.

Дженсен честно постарался не заржать.

Они осматривали представленные в прокате варианты вместе, и, как ни старался Дженсен убедить Падалеки, тот наотрез отказался затягивать себя в чёрный консервативный костюм. Так и заявил:

- Я предпочитаю что-нибудь более демократичное, - после чего одним махом сгрёб со стеллажей вешалки со всем голубым, серым, нежно-фиолетовым и светло-коричневым, что должно было подойти ему по размеру.

Вот и стоял теперь Джаред в чём-то совершенно невероятного голубого цвета. Слишком короткие штанины брюк открывали неожиданно хрупкие лодыжки в смешных носках с мышонком Джерри, пиджак был абсолютно точно узок в плечах Джареду, и тот постоянно поводил ими, будто старался избавиться от лишнего веса, и вдобавок к этому рубашка, которую предполагалось надевать под это великолепие, изобиловала кружевными рюшами на воротнике и манжетах.

Дженсен честно сдерживался целых тридцать секунд, старательно разглядывая Джареда со всех сторон и отчаянно надеясь, что приступ смеха пройдёт сам собой, но написанное на лице Падалеки выражение побитого щенка добило окончательно.

- Снимай всё это давай, - отчаянно жестикулируя и посмеиваясь в кулак, пробормотал Дженсен. – Давай попробуем найти что-нибудь нормальное.

- Если под нормальным ты подразумеваешь тот кошмар, что ты собирался мне всучить, то только через мой труп, - с каменным лицом заявил Джаред и задёрнул шторку так резко, что даже металлические крючки противно взвизгнули, царапнув о перекладину.

Дженсен только пожал плечами, возвращаясь на место и предвкушая продолжение шоу.

Джаред не подкачал.

Сначала он показался на свет в том коричневом ужасе, что резал Дженсену глаз, даже вися на вешалке в зале. Эклз даже слов не нашёл, чтобы описать оживший кошмар, только замахал руками, пытаясь дать понять Джареду, чтобы тот стянул это всё с себя немедленно. Джареду, судя по всему, наряд тоже не пришёлся по вкусу, потому что он подчинился беспрекословно. Серый костюм – о чудо! – оказался велик даже на Падалеки. Глядя на то, как Джаред закатывает растянутые рукава пиджака, висящего на нём мешком, и подкатывает штанины, Дженсен испытал прилив какой-то невообразимой необъяснимой нежности. Он отвык уже видеть Джареда таким хрупким, по-детски шмыгающим носом и утопающим в одежде. Сиреневый костюм Джареду просто не удалось натянуть на себя: пиджак угрожающе затрещал по швам ещё на стадии одевания, и Падалеки просто не рискнул довести процедуру до победного конца.

Перебрав ещё несколько костюмов разной степени «демократичности», Джаред с обречённым вздохом вышел из примерочной, таща с собой гору не подошедших вещей, и сдался на милость Дженсена.

Тот спокойно прошёлся по залу, чётко и быстро снимая те костюмы, которые успел приметить ещё во время первого, неудачного забега Падалеки, и, в конце концов, запихнул хнычущего о том, что он будет похож на чёрти кого в этих шмотках, Джареда обратно в кабинку, всучив ему в руки охапку вещей чёрного и белого цвета.

- Вроде ничего так, - вышел из кабинки Джаред, напялив на себя первый из выбранных костюмов.

Дженсен скептически оглядел его со всех сторон.

- Одевай второй.

Джаред покорно удалился обратно. Ему явно осточертели уже бесконечные примерки, и хотел он только одного – покончить с этим абсолютно бесполезным занятием и выйти из душного тесного магазинчика на свежий воздух.

- Во, вот этот – точно класс! – вертелся перед зеркалом Падалеки, рассматривая себя в следующем костюме.

Костюм и правда был вполне ничего, и на Джареде смотрелся просто отлично, но Дженсен, после минутного размышления, забраковал и его:

- Не пойдёт. Давай вот этот, - он вручил поникшему Джареду следующую вешалку.

- Вот уж не замечал за тобой любви к шоппингу, - раздражённо буркнул Джаред, задёргивая занавеску в очередной раз.



- Дженс? Дженс, ты чего? – Джаред смотрел на застывшего Эклза непонимающими глазами, нервно дёргая рукава пиджака и пытаясь привести его в порядок. – Что, так ужасно?

Эклз же только смотрел во все глаза, пытаясь выдавить из себя хоть слово. Джаред был… чёрт, Джареда хотелось запихнуть обратно в съёмочную кабинку, прижать к высокому зеркалу и трахнуть прямо так, в этом же пижонском пиджаке, неприлично узких брюках и, главное, не снимая чёртов шёлковый галстук, который приковывал взгляд.

- Мы берём вот этот, - вместо ответа обратился Дженсен к менеджеру.

Он разве что не облизывался, пока девушка аккуратно упаковывала одежду и выписывала чек.

Чёрт, он собирался заставить Падалеки ещё раз примерить этот костюм дома, желательно прямо в спальне. И ещё раз. И ещё.

По крайней мере, столько раз, чтобы до выпускного можно было привыкнуть к этой дрожи в слабеющих коленках от одного вида смущённо краснеющего, трогательно неловкого Джареда в строгом костюме-тройке.


Изображение


- Ты пойдёшь со мной на бал, - не терпящим возражений голосом заявила Дэннил, грациозно присаживаясь на стул рядом с Дженсеном.

Дженсен задумчиво вертел в руках криво выдранный из тетрадки листик в клеточку, исчёрканный синей ручкой, и пытался понять: он действительно запорол последнюю часть теста по математике, или это только глюки воспалённого сознания.

Накарябанная на черновике цепочка вычислений, кажется, не имела вообще никакого смысла, и Дженсен зло смял его, скатал в шарик и прицельно запустил в мусорную корзинку. На пути летящего снаряда, правда, совершенно некстати возник пребывающей после теста в абсолютном астрале Мюррей, получивший плотным комком бумаги прямо в грудь.

- Что, прости? – отвёл взгляд от сдавленно чертыхавшегося Чада Эклз.

- Ты пойдешь со мной на бал, - терпеливо повторила Харрис.

Нет, точно, надо заканчивать с этими долбанными книжками и почаще показываться на свежем воздухе.

- Харрис, ты перезанималась? – мягким тоном, как будто бы перед ним сидел душевнобольной человек, вдобавок ещё и с буйным нравом, поинтересовался Дженсен.

Дэннил раздражённо фыркнула, откинув мешающие волосы за спину.

- Нет, Эклз, перезанимался у нас ты, - отбрила выпад она. – И ты пойдёшь со мной на бал.

- А Райли как же? – растерянно спросил Дженсен.

Нет, в самом деле, в мироздании явно что-то пошатнулось. Харрис была из тех девчонок, о которых мечтает вся мужская половина старшей школы и большая часть средней. Даже Чад, уже больше года сохнущий по лучшей подружке Дэннил, смешливой Соф, периодически не оставлял надежд вытащить Харрис на свидание.

Впрочем, Дэннил не снисходила до таких «простых смертных». Райли буквально сиял от счастья, когда пару месяцев назад получил возможность официально называть Дэннил своей девушкой, но теперь, видимо, и он получил от ворот поворот.

- Райли – козёл, - без обиняков отрезала Дэннил.

Дженсен, в принципе, не смог не согласиться со справедливостью этого утверждения.

- А я тебе зачем? - поинтересовался он.

- Эклз, ты совсем тупой? – Дэннил искренне удивилась. – По тебе вроде и не скажешь. Я уже сколько раз повторила: ты пойдёшь…

- Слушай, не держи меня за идиота, Харрис, - поморщился Эклз. – Какого чёрта я тебе сдался? Иди вон Майкла пригласи. Или Тома.

- Ты ещё Падалеки сосватай, - засмеялась Дэннил.

- А почему нет? – приподнял брови Дженсен, про себя подумав, что уж лучше Харрис, чем эта пиявка Жен.

- Потому что я хочу закончить школу живой и здоровой, - поделилась планами Дэннил. – А Жен будет очень возражать, если я трону её драгоценного Джеюшку. У неё на Падалеки большие планы.

Вот тебе и раз. Дженсен буквально опешил. Нет, то, что Кортез последнее время весьма активно проводила операцию по завоеванию сердца Падалеки, наступая буквально по всем фронтам, давно не было секретом, но чтобы Харрис, Дэнни Харрис её опасалась? Над этим определённо нужно будет поразмыслить.

- Всё равно это возвращает нас на стартовые позиции, - вернулся к теме разговора Дженсен. – Почему именно я?

- Потому что я собираюсь стать королевой, - честно ответила Дэннил. – А ты вполне подходишь на роль короля. Подумай, Эклз.

Глядя на то, как удаляется от него Дэннил, оставив после себя облачко чуть сладковатого запаха духов, Дженсен не мог не согласиться, что у неё есть все шансы.

Почему-то именно в этот момент мгновенной картинкой в мозгу вспыхнуло правильное решение злополучной задачки из тестов, и Эклз со злости шлёпнул себя учебником по голове. Вот прямо вовремя, чёрт возьми!


Изображение


- Слушай, Джаред, я всё хотел спросить… Ты не отвечай, конечно, если не хочешь, но откуда у тебя деньги возникли? В смысле, на репетиторство, и всё такое?

Дженсен сидел между расставленных коленей Падалеки, наблюдая, как за мелкой речушкой садится солнце.

На радостях от того, что ещё одна головная боль осталась позади, а миссис Гибс, доставшую его до печёнок, он не увидит уже никогда, Джаред вытащил Эклза отметить это дело.

Набив до отказа животы вкуснейшей пастой в крохотной итальянской забегаловке, которую держал вечно улыбающийся Джим, знакомый, кажется, каждому в небольшом городке, они прошлись по местному парку аттракционов. Дженсен честно пострелял в тире и даже выиграл для Джареда маленького лосёнка, трогательно держащего в руках алое сердце с вышитой белыми нитками надписью «Я люблю тебя».

Игрушка давно исчезла в необъятных карманах Падалеки, а вечер они заканчивали, греясь в последних лучах уходящего солнца на пустынном пляже.

Дженсен уже думал было, что Джаред решил воспользоваться предоставленной ему возможностью и не отвечать на заданный вопрос, но тот глубоко вздохнул и признался:

- Джефф помог.

- Джефф? – Дженсен повернулся, неудобно изогнувшись в кольце обнимающих его рук, чтобы убедиться в правильности услышанного.

- Ага, - кивнул Джаред. – Он приезжал… сюда. Пока ты в Йеле был. Мы… в общем, мы поговорили, и он помог. Плюс подзатянул пояс ненадолго – как раз хватило.

Дженсен плохо помнил старшего брата Джареда. Он уехал из города почти сразу же после того, как они с Падалеки стали общаться.

Джаред не любил о нём говорить, сразу замыкался в себе, едва заходила речь о старшем брате, и всё, что Эклз знал о поспешном отъезде Джеффа – тот вдрызг разругался с семьёй. Он и не приезжал ни разу домой с тех пор, только звонил иногда. Джаред говорил, что брат осел в Остине, подработал, накопил денег и учится теперь на врача.

- Здорово, - неуверенно проговорил Дженсен. – Вы… вы помирились?

- Что? – Джаред даже удивился. – Вообще-то, мы и не ссорились, - он пожал плечами. - Это родители, - поймал непонимающий взгляд Дженсена Падалеки.

- Эээ… ладно, как скажешь. Сменим тему? – предложил Эклз, буквально кожей чувствуя напряжение, повисшее в воздухе, нежелание Джареда продолжать этот разговор.

- Сменим, - согласился Джаред.

На закате утих ветер, и Дженсен слышал, как плещутся еле слышно едва заметные волны в нескольких метрах от них, вплетаясь в мерное дыхание Джареда за спиной.

- Я пригласил Женевьев, - спустя несколько минут молчания выдал Джаред.

Дженсену в который раз показалось, что он ослышался. Чёрт, да что ж за день-то сегодня такой?!

- Что?

- Я пригласил Женевьев на выпускной, - со вздохом повторил Падалеки.

Дженсен помолчал немного, пытаясь переварить информацию.

- Поправь меня, если я ошибаюсь, - медленно начал он. – Ты пригласил на выпускной Кортез? По собственной воле?

- Да, - подтвердил Джаред.

Дженсен икнул от изумления.

- Ты совсем с этими занятиями от мира оторвался? Джаред, чем, чем ты думал, когда совершал этот необратимый поступок?

- Ну, она милая, - пожал плечами Джаред.

Дженсен глубоко вдохнул, вентилируя лёгкие и надеясь, что приток кислорода освежит мозги. Нет, всё понятно, он к этой девушке предвзято относится, ревность и всё такое, но чёрт, как можно не заметить за столько времени, что планы у неё – весьма далеко идущие и одним выпускным не ограничиваются?!

- Милая? Серьёзно? Падалеки, мы с тобой точно говорим об одном и том же человеке? Может, у нас в школе ещё какая-то Жен учится, а я просто не в курсе?

- Она милая, - упрямо продолжил Падалеки. – И красивая. И с ней интересно разговаривать. И её никто не пригласил на бал.

Офигеть. Дженсен едва не засмеялся немного истерически. Ладно, допустим, если рассматривать Кортез по внешним параметрам – действительно красивая, не поспоришь, хотя с каких это пор Падалеки стал тонким ценителем женской красоты? Уязвляло немного, что находит время ещё и на других смотреть и оценивать. Но вот остальное… никто не пригласил на бал? Серьёзно? Да только за последнюю неделю она буквально на глазах у половины класса отшила и Рида, и Декса, картинно закатив глазки и сказав, что уже занята. И Джаред, кстати, рядышком стоял тогда. И вот где его внимание было в этот момент?

- Как знаешь, - фыркнул Эклз. - Вот придётся тебе после выпускного доказывать её папаше, что отец будущего ребёнка – не ты, и вообще его драгоценную дочурку и пальцем не тронул, и жениться не собираешься, и бла-бла-бла, у меня же на плече по этому поводу рыдать будешь. А я предупреждал.

- Ну, знаешь ли, - Джаред вскочил на ноги, бесцеремонно отпихнув Дженсена от себя. – Я от тебя такого просто не ожидал Эклз. С каких это пор ты у нас единственный белый и пушистый? Как Кэти на тебе на шею вешается – так это нормально, это в порядке вещей, а как я собрался просто прийти на бал с девушкой – так это преступление?! Знаешь что, сцеживай яд где-нибудь в другом месте, меня уже это задрало.

Джаред быстрым шагом направился к выходу с пляжа, оставив Дженсена сидеть на быстро остывающем песке.

- Джей, я ничего такого не имел в виду! – крикнул в спину Джареду Эклз.

Тот остановился. Обернулся.

- Да нет, Эклз. Ты как раз всё то и имел в виду, не надо. Сказал бы просто раньше и не парился.

Дженсен так и остался смотреть вслед быстро исчезающей в сумерках высокой фигуре. В голове царил полный бардак, среди которого чётким молоточком било по вискам отчаянное «так не бывает, просто не бывает».


Поздно вечером Дженсен окончательно успокоился. Ну, поссорились из-за мелочи, с кем не бывает? Это всё нервы, все ведь уже сколько на взводе из-за этих грёбаных экзаменов. Он извинится, и всё будет хорошо. А, может, и извиняться не надо, Джаред ведь тоже должен был понять, что завёлся из-за ерунды.

Дженсен взвесил на руке мобильный, поколебался ещё секунду, и уверенно набрал знакомый номер.

Прослушал длинные гудки до самого автоматического сброса. Потом ещё раз. И ещё.

После четвёртой попытки Дженсен отложил телефон. Джаред просто не брал трубку.

Мелькнула мысль написать смс-ку с каким-нибудь коротким «прости» и смайликом, но эту мысль Дженсен отбросил сразу же. Так не извиняются.

Засыпал он долго, в груди поселилась противная тяжесть, во рту появился противный кисловатый привкус, а голову забивали мысли – почему? Почему именно так?

Долгожданный сон не принёс облегчения: всю ночь Дженсену снился Джаред, кружащий Женевьев под звуки вальса, а потом нежно целующий её в накрашенные алой помадой губы. Снова и снова.


Изображение


С утра перехватить Джареда не удалось.

Дженсен банально проспал: автоматически отключил будильник и тут же отрубился снова, пока мама не зашла в спальню поинтересоваться, собирается ли он вообще сегодня вставать, и не нашла его сладко спящего, сжимающего в ладони отключенный телефон.

Когда Эклз едва ли не бегом добрался до школы, двор уже почти опустел, и Дженсен едва успел влететь в класс спустя секунду после звонка. А дальше он на своей шкуре понял, что такое закон подлости: расписания у них с Падалеки не совпадали по пятницам абсолютно, а учителя будто сговорились. Дженсен едва успевал добираться в срок от одного кабинета до другого, попутно выполняя мелкие поручения вроде «отнеси туда», «помоги мне с этим» и прочую фигню.

Ланч Эклз тоже пропустил из-за срочного заседания редколлегии. Дэннил рядом с ним раздражённо выстукивала острой шпилькой резкий ритм, выслушивая разнос директора – видите ли, ему не понравились присланные макеты альбома, и это срочно нужно переделать. Дженсен пропускал разнос мимо ушей, нервно поглядывая на часы: ему казалось, что время тонкой струйкой безжалостно утекает сквозь пальцы.


Джареда он увидел только после всех уроков.

Наплевав на возмущение друзей, которым отнюдь не улыбалось переносить репетицию на выходные, и куратора, который чуть ли не ядом плевался на непутёвого ведущего актёра, Дженсен слинял на футбольное поле. Ему даже стыдно не было: всё равно сыграть он бы ничего не смог, в таком-то состоянии. Так что Дженсен твёрдо собирался вытащить сейчас Джареда с тренировки – ничего, как-нибудь пятнадцать минут и без своего квотербэка обойдутся, - или даже дождаться её окончания, и покончить уже с этой дурацкой ссорой раз и навсегда.

Но, поравнявшись с пустующими трибунами, Дженсен опешил: так и застыл, не в силах сдвинуться с места.

Судя по всему, тренер команды недавно объявил перерыв, и все рассыпались по полю и трибунам, стащив шлемы и с жадностью приникая к бутылкам с водой. Дженсен взглядом нашёл подозрительно тихого Райли, усевшегося в тени на трибунах, гогочущего Мюррея на беговой дорожке, девчонок из группы поддержки, тренировавшихся тут же, но никто из них не притягивал внимание так, как Джаред.

Джаред, который, слегка наклонив голову, улыбался стоящей в считанных сантиметрах от него Кортез. Джаред, который протянул руку и лёгким жестом убрал с её лица локоны волос. Джаред, который…

Его Джаред.

Глубоко изнутри поднималась не ревность даже – всепоглощающая злость. Дженсен всеми силами старался успокоиться, но никак не выходило взять себя в руки. Обида на весь свет, и особенно на чёртового Падалеки, затмила всё остальное. Он собирался извиниться, извиниться за правду, в очередной раз наступить себе на горло и забить на собственную гордость, а этот мудак казался абсолютно довольным жизнью, и вдобавок к этому ещё и… ещё и…

Бросив последний взгляд на хихикающую над чем-то парочку, Дженсен быстрым шагом направился к выходу со школьного двора.

В груди медленно, но неотвратимо разрасталась огромная чёрная дыра. Эклз отстранённо подумал, что, кажется, в этом месте героям мелодрамы полагается зарыдать, но ему самому хотелось только разнести всё вокруг на мелкие-мелкие кусочки. А потом пойти и вправить мозги этому придурку, чтобы понял, какую глупость в очередной раз допустил, чтобы пришёл прощения простить, чтобы… чтобы вернулся.

Дома Дженсен проигнорировал все вопросы мамы – а почему ты так рано, сынок? – и прямиком направился к себе в комнату.

Он задумчиво вертел телефон в руке, оттягивая до последнего. Может, это он теперь горячится? Может быть, просто в очередной раз всё не так понял? И надо действительно пойти и извиниться, признать, что был неправ, попросить прощения, попросить забыть о случившемся…

Дженсен уже почти решил было дождаться вечера, а потом наведаться к Падалеки домой, спокойно поговорить и всё решить, но взгляд невольно зацепился за выглядывающее из стопки буклетов из колледжей письмо из Йеля.

Дженсен крепче сжал мобильный.

Хватит. В этот раз извиняться будет Джаред.

Он нашёл в адресной книге номер Дэннил, на который, кажется, и не звонил-то ни разу в жизни, и уверенно нажал на кнопку вызова.

- Дэннил? Да, это Эклз. Я согласен.

Изображение

- Это обязательное условие? – прошипел Дженсен, скрывая злость за милой улыбкой.

- Расслабься, Эклз, - мурлыкнула Дэннил, прижимаясь крепче. – Закрой глаза и думай о Падалеки.

Дженсен вздрогнул и внимательно огляделся. Коридор третьего этажа школы пустынным назвать было никак нельзя, но, по крайней мере, Джареда в обозримом пространстве не наблюдалось. Как и никого из его приятелей. И это просто прекрасно. Дойдут слухи – ладно, но не хватало ещё, чтобы тот своими глазами любовался на живописную картину.

- У меня плохое предчувствие, что в следующий раз ты предложишь мне раздвинуть ноги и думать об Англии, - пробормотал Дженсен, обнимая Дэннил.

- Ой, как смешно.

Дженсен покорно закрыл глаза, притягивая девушку чуть ближе к себе. Ещё секунда – и к его губам прижались мягкие податливые губы Дэннил, пахнущие вишнёвым блеском для губ.

Раз. Два. Три.

- Молодец, - Дэннил отстранилась от рискнувшего открыть глаза Эклза и ласково потрепала его по волосам. – Видишь, всё не так страшно, как ты думал.

Дженсен в ответ сердито фыркнул.

Он уже почти неделю пытался понять, какой жареный петух клюнул его в задницу и заставил позвонить тогда Дэннил.

Даже на Женевьев Кортез вину свалить не получалось.

За прошедшие несколько дней вся школа украсилась развёрнутой Харрис кампанией по выбору королевской пары будущего выпускного бала, и Дженсен нет-нет, да и натыкался на свою физиономию, радостно скалящуюся в объектив фотоаппарата, в каком-нибудь самом неподходящем месте.

От Дженсена, впрочем, требовалось не так и много.

- Ты же актёр, Эклз, какой-никакой, а актёр, - вещала Дэннил, размахивая своей программой. – Так давай, применяй свои способности на практике!

Дженсен и применял. Запал его прошёл буквально на второй день, когда после выходных пришлось встать пораньше, зайти за Харрис – благо, та хоть жила буквально в соседнем квартале – и появиться в школе под белы рученьки. Вслед за этим пришлось исполнять традиционную роль заботливого бойфренда на публике и помогать с учебниками, брать ланч на двоих, усаживаться вплотную на лавочках во дворе – сидение на коленках Дэннил отнесла к следующей стадии отношений, - ворковать на переменах и бросать на рыжую макушку томные взгляды на уроках.

Эклз и не подозревал, что это такая морока – в свои пятнадцать специалистом по отношениям он не был ни разу, а с тех пор, кроме Падалеки, даже и не целовался ни с кем. Так что ни о каких романтических свиданиях и прочей милой чепухе, которая составляла львиную долю отношений их общих знакомых, речи никогда не шло.

За последнюю неделю Дженсен не раз возблагодарил небеса за то, что уродился геем.

Как бы то ни было, но уже за выходные он успел окончательно остыть. За два дня просмотра бессмысленных боевиков и постоянных инструкций Дэннил картинка, так взбесившая на стадионе, потихоньку стёрлась с сетчатки глаз, поблекла, и напоминала скорее не до конца зажившую ранку, раздражающую, но уже не болящую.

Дженсен уже десятки раз признал себя полнейшим кретином за то, что влез в эту затею. Но отступать было поздно – Харрис бы с него три шкуры сняла. Так что Дженсен терпел, улыбался, считал дни, оставшиеся до бала, и клялся, что вот после него-то всё окончательно и разрешится. Хорошо ещё, что времени на самокопание и самобичевание не оставалось в принципе – никто не отменял ни тесты, ни спектакль, ни репетиции.

О, репетиции – это было самое досаждающее.

Бал неизбежно приближался, оставалось всего-то полторы недели, и большинство выпускников наконец-то определились со своими парами, что внесло в ряды танцующих ещё больше сумятицы. Сияющий Розенбаум, которому Кэти наконец-то ответила согласием, буквально зависал периодически прямо посередине танца, глядя на свою партнёршу и сбивая с ритма весь круг танцующих. Мюррей больше времени проводил, пытаясь облапать нежданно-негаданно откликнувшуюся на его приглашение Соф за все места. При этом он постоянно сбивался с привычного «раз-два-три», вёл партнёршу абсолютно в другую сторону и отдавливал ноги не в добрый час оказавшимся рядом с ним парочкам.

А Джаред добрую часть репетиция стал прогуливать. Вот просто – не появлялся, несмотря на всё недовольство куратора. Иногда кто-то из его товарищей по команде проговаривал за самого Падалеки какие-то отговорки, иногда Жен на вопрос, где опять потерялся её партнёр, только пожимала плечами.

Дженсену это не нравилось. Не нравилось, но…

- Давай, выползай из астрала, - пощёлкала пальцами перед его носом Дэннил. – Труба зовёт.

Вместо трубы звенел звонок, и коридоры быстро заполнялись возвращавшимися с ланча выпускниками. Дженсен отлепился от подоконника и, галантно пропустив вперёд Дэннил, вошёл в класс.

Мистер Киннер опоздал на несколько минут, но с его появлением в кабинете затихли все звуки.

- Ну, что, дорогие мои, - историк обвёл взглядом притихших учеников. – Результаты, как вы знаете, будут объявлены вам через несколько дней, а я пока могу сказать одно - судя по заданиям последнего уровня, вы молодцы.

Дженсен услышал облегчённый вздох Джареда, по-прежнему сидевшего позади него. Эклз и сам выдохнул с облегчением, услышав эти слова.


Тест по истории они писали позавчера. Сосредоточенных студентов рассаживали по местам в произвольном порядке мистер Киннер при поддержке (исключительно моральной) директора школы и призванной в экзаменационную комиссию химички, которая явно витала в облаках. Дженсена сразу же отправили на последний ряд, видимо, чтобы пресечь возможности списывания. А Падалеки ввалился в класс практически в последний момент, и другого места, кроме как перед Дженсеном, ему просто не досталось, несмотря на всё недовольство историка.

Эклз с трудом заставил себя сосредоточиться на полученном листке с заданиями – никакие даты упрямо не хотели занимать мысли, а маячащая буквально в нескольких десятках сантиметров впереди растрёпанная макушка Джареда мозговой активности не прибавляла ничуть, и в конце концов Дженсен буквально зарылся в свои тесты. Дальше дело пошло легче, и, дойдя до заданий высокого уровня, Эклз бросил взгляд на часы – времени оставалось ещё предостаточно. Он откинулся на стуле, с наслаждением выпрямляя затёкшую спину и разминая уставшие пальцы. В аудитории раздавались только скрип карандашей да изредка – шелест переворачиваемых листков. Все сосредоточенно вчитывались в свои задания, изредка прикусывая губы в задумчивости.

Джаред сидел, тупо уставившись в свой листок и отложив карандаш. Он подпёр голову руками, сгорбился, и весь как будто стал меньше, чем обычно. Дженсен готов был поспорить – доведись ему сейчас увидеть лицо Падалеки, там бы даже обиды на вселенскую несправедливость и плохой вариант теста не было бы написано – только обречённость.

Дженсен окинул взглядом кафедру. Директор покинул кабинет, едва все ученики получили свои задания, пожелав напоследок удачи. Мисс Кауч отстранённо разглядывала что-то в запылённом окне. Мистер Киннер, правда, расхаживал по рядам, контролируя процесс, но это ничего.

Выбрав момент, Эклз, сделав вид, что усаживается поудобнее, сдвинул стул так, чтобы видеть задания Джареда. Пришлось поднапрячь зрение, чтобы разглядеть хоть что-нибудь, но тут Падалеки как раз пошевелился, сдвинулся немного, притянул лист к себе, и Дженсен разглядел-таки мелкие буквы.

Прекрасно.

Он спешно отодрал от своего черновика кусочек бумажки, по миллиметру в секунду, стараясь, чтобы никто не услышал звука рвущейся бумаги. Накарябал поспешно пару слов, пнул под столом ногу Падалеки и быстро сунул ему в руки клочок листка в клеточку. Джареду хватило ума не спрашивать, он быстро пробежал глазами одну строчку.

- Мистер Падалеки, разрешите посмотреть, чем это вы так заинтересовались? – над партой Джареда тут же нарисовался недовольный историк.

- Конечно, мистер Киннер, - обворожительно улыбнулся тот, протягивая ему записку.

Дженсен злорадно усмехнулся про себя.

Учитель внимательно вчитывался в наспех нацарапанные слова, рассмотрел листик со всех сторон, но, кажется, всё же решил, что название крупнейшего книжного магазина, известного попсового хита и лаконичное «вишнёвый сок» не имеют никакого отношения к историческим событиям мирового масштаба.

- Ладно, мистер Падалеки, - смерил Джареда всё ещё подозрительным взглядом мистер Киннер. – Возвращайтесь к работе.

- Спасибо, сэр, - отозвался тот.

Дженсен проводил взглядом обратившего своё внимание на шепчущихся Мюррея и Райли историка и покачал головой. Вот замечательный же человек, и преподаватель хороший, но этот пунктик по поводу списывания – прям паранойя какая-то.

Джаред ещё пару минут сидел, не двигаясь, явно сосредоточенно размышляя над чем-то, а потом придвинулся к столу, взял ручку и начал быстро строчить.

Дженсен мысленно сплясал победный танец и вернулся к своему тесту.

Конечно, мистеру Киннеру абсолютно неоткуда знать, что в книжном магазине «Libri» Джаред нашёл наконец-то какой-то навороченный «курс за две недели», за которым охотился пару месяцев, что ненавистный «Tik Tok» Кеши преследовал их с Падалеки весь день – и в магазине, и по радио в автобусе, и в колонках музыкального центра в спальне Макензи, и что вишнёвый сок они пили на пару в спальне Дженсена, пока он, по просьбе самого Джареда, гонял того по темам. И уж тем более мистер Киннер не мог знать, на вопросе об аболиционизме в США Джаред зашился после серии весьма успешных ответов, и Дженсен два часа потратил на то, чтоб объяснить эту тему со всеми ответвлениями.


Дженсен попытался перехватить его после теста, поговорить, хотя бы слово сказать, но не успел – Падалеки скрылся с удивительной проворностью. Как и все дни до этого.

Он вроде бы и не избегал никого – даже Эклза, не прятался по углам и прогуливал исключительно репетиции бала, но всё равно – скрывался. Дженсену удавалось подловить его только вместе с компанией, замкнутого и молчащего, ушедшего в себя, и на все просьбы поговорить он отвечал тихим «потом, Дженс».

Дженс. Не Дженсен – всё-таки Дженс.

И Эклз бы подождал, правда, подождал, даже если не понятно толком, «потом» - это когда вообще, но всё равно. Но было что-то пугающее в этой замкнутой отстранённости Джареда, что-то, что заставляло любой ценой искать встречи – чёрт, почему у них так мало совместных уроков?! – стараться подловить в школьных коридорах и звонить вечерами.

Вечером после теста Дженсен даже рискнул – добрался до джаредовского дома, но там миссис Падалеки, ласково улыбнувшись, сказала, что Джаред спит, и не нужно его беспокоить. Уже ближе к ночи смс-ка пришла: «всё хорошо. потом».

И Дженсен даже не знал, что ему думать.


Изображение


«Неудержимые» встречались с соперниками на своей территории.

Школьный стадион набился до предела – и соскучились все по таким развлечениям, давно уже сезон закончился, и грустинка лёгкая пробивалась – всё-таки костяк команды не менялся последние сезона три, все привыкли видеть на поле своих героев, пусть и не всегда побеждавших, а теперь раз – и последняя игра подкралась.

Дженсен нашёл себе место на самом верху трибуны, полыхающей жёлтыми и зелёными цветами «Неудержимых».

На табло красным цветом горел счёт – 0:0 под названиями команд, и время – отсчитывались последние минуты до начала матча. На зелёной травке, тянущейся к весеннему солнцу, зажигали девчонки из групп поддержек – жёлто-зелёные цвета своих, красные – «Свирепых дьяволов». Глядя на растянутые на противоположной трибуне транспаранты с лозунгами в поддержку гостей, Дженсен только диву давался, какой идиот придумывал команде название и символику.

Трибуны жили своей жизнью – шепотки и приветственные выклики переплетались с льющейся из динамиков музыкой, ветер срывал натянутые плакаты, на несколько рядов ниже какой-то младшеклассник случайно пролил свою колу на старшего соседа и теперь затравленно смотрел на разгневанного парня.

Дженсен ждал начала игры со всеми. Большинство его друзей плавно переместились на скамейку запасных – даже Майкл, который никогда не питал особой любви к травмоопасным видам спорта, и тот решил примерить форму в последний раз, - девчонки тоже натянули на себя обтягивающие костюмчики группы поддержки. А Эклз щурил глаза от слишком яркого солнца, ёрзал на чересчур жёсткой скамье и ждал. На душе почему-то было неспокойно.

Не зря.

Джаред играл без огонька. Дженсен, при всей своей нелюбви к футболу, старался не пропускать его игр – Падалеки иногда подтрунивал и называл его прилежной девушкой капитана футбольной команды, - но сейчас всё было по-другому. Эклз не мог, конечно, видеть со своего места его лица, скрытого, вдобавок ко всему, шлемом, но то, как Джаред передвигался по полю, как нёсся за мячом, как отдавал отрывистые указания команде – всё было слишком чётким, механическим. Джареду явно было всё равно, с каким счётом закончится игра, а такого раньше никогда не случалось, Джаред не набирал своей обычной скорости в погоне за мячом, Джаред не вкладывал свой привычный яростный напор в короткие схватки. Джаред не играл – он просто отбывал номер, чтобы потом отчитаться – да, вот, задание выполнено, поставьте галочку, пожалуйста.

А «Неудержимые» всё же выиграли. То ли оттого, что большая часть команды действительно отрывалась напоследок, наслаждаясь оглушительными подбадривающими выкриками трибун – Дженсен даже на самых важных играх сезона такого не помнил, - то ли потому что соперники оказались какими-то совсем уже деревянными, то ли оттого, что Падалеки за несколько минут до окончания тайма отчитал своих подопечных так, что ярко-красный счёт на табло почти мгновенно изменился в пользу хозяев.

И это было ещё одно несоответствие – Джаред никогда бы не вспылил во время игры. Он подбадривал, уговаривал, хлопал по плечу, обещал, рисковал на заменах – но никогда не устраивал разнос в стиле «вы, дерьма мешок, какого чёрта по полю ползаете?!», как любил говорить их тренер.

Трибуны бушевали, Дженсена обнимала в порыве чувств какая-то девчонка на пару лет младше, а самым цензурным из того, что крутилось в тот момент в голове, было прозаическое «какого чёрта?!».


Изображение


Умом понять администрацию школы «Вест Ричардсон» было просто нереально. Ещё когда оглашали даты предстоящих тестов, у Дженсена возникали некоторые сомнения в адекватности их руководителей, а уж когда стало известно – что да, действительно последний тест заползает на «неделю развлечений», когда, по хорошей жизни, никто учиться уже не должен, и более того, состоится в один день с их выпускным спектаклем… вот тут вот Дженсен не нашёл ни одного цензурного слова. Майкл рядом поливал всех учителей грязью так, что Кэти оглядывалась испуганно, не услышал бы это какой-нибудь чересчур впечатлительный младшеклассник, а Дженсен только в сердцах со всей дури впечатал кулак в стену – боль немного сняла возмущение.

Охуеть. Вот, правда, охуеть.

Хорошо хоть, напоследок оставили самое простое – английский и литература, пришлось бы писать что-нибудь вроде математики – Дженсен бы однозначно повесился. А так он просто слабо соображал, на каком свете находится, когда с утра собирался в школу. Донна мягко развернула сына в обратную сторону, когда к завтраку он спустился в потёртых джинсах с дырками на коленках и старой вылинявшей майке, которую использовал уже давным-давно только для возни в гараже с отцом и традиционной стрижки газонов под жарким летним солнцем.

Дженсен покорно развернулся, не переставая листать сценарий и жевать прихваченный сэндвич, и в следующий раз на чистом автопилоте нашарил комплект нормальной одежды.

С первых уроков весь драмкружок отпустили по настоятельным просьбам куратора – Дженсен подозревал, что мистер Тарли, или Павлин для своих, довёл администрацию до ручки своими воплями, и те предпочли пойти на любые уступки, только бы не слышать больше этот противный голос.

Дженсен когда-то и сам не думал, что рад будет завязать с занятиями в студии при этой школе. Пускай мистер Бергман, занимавший этот пост, когда Эклз ещё только перевёлся в «Вест Ричардсон», был слишком ярым приверженцем Шекспира, пускай он на корню зарубал любые попытки своих птенцов внести разнообразие в ряд унылых классических постановок (и ничего, что все девчонки были дико довольны, когда приволокли костюмы для дурацкого «Мещанина»), но Миша, как он разрешал себя называть, был искренне влюблён в своё дело. Он заражал своим энтузиазмом, и репетиции с ним пролетали незаметно. Не говоря уже о том, сколько Дженсен почерпнул от него в плане актёрского мастерства.

А Павлин был выпускником какого-то крутого европейского театрального колледжа, гордился этим без меры. Доведённые до кипения ученики часто спрашивали, что он тогда забыл в этом захолустье, но Павлин, отмахиваясь, отвечал, что набирается практики.

Дженсен же был совершенно уверен, что больше нигде ему не дали бы поставить тот бред по собственным же сценариям, который заставлял Павлин воплощать на сцене своих жертв в школе. К тому же, Павлин не даром заслужил своё прозвище – вечно раздутый от гордости и любви к себе любимому, считающий себя пупом земли, а всех остальных – недостойными его благосклонного взгляда, он мгновенно завоевал ненависть всех в школе, с кем ему доводилось общаться, но ничуть этого не смущался. Видимо, считал, что все вокруг завидуют его гениальности.

Финальный утренний прогон с этим фриком вымотал все нервы: Павлин противным высоким голосом отчитывал каждого, начиная от Харрис и кончая самим Эклзом, и Дженсен едва подавил бешеное желание прямо заявить, что ту фигню, которую они ставят, не спасут даже Джек Николсон и Мэрил Стрип.

На тест он, вместе со всеми товарищами по несчастью, явился в бешенстве – со всей дури плюхнул рюкзак на стол, где свалили уже кучу сумок и пакетов, проследовал на указанное место и бездумно уставился в окно, пытаясь взять себя в руки. Тест он прошёл на автомате, благо, что с гуманитарными науками всегда всё было в полном порядке, а вот с эссе оказалось сложнее – Дженсен не успевал к сроку катастрофически, последнюю строчку дописывал уже в последние секунды отведённого времени. Он искренне надеялся, что в порыве так и не прошедшей злости не накатал чего-то такого, за что и к психологу отправить могут.

Втираться в шкуру своего персонажа заново показалось чистым мучением – Павлин решил, что написать о судьбе подростков и заставить этих же подростков драму разыграть будет гениальным решением. Дженсену в итоге досталась роль охуенного подонка, который развлекался на досуге, инспектируя карманы младших, и при этом был безответно влюблён в недотрогу-отличницу Кэти, которая в финале оказывалась совсем даже не недотрогой, своим предательством направляя этого Криса на путь истинный.

Тьфу, пропасть. Голливудские мелодрамы – и то лучше.

Эклзу всё время хотелось выплюнуть эту роль из себя, залезть в душ и соскоблить с кожи жёсткой мочалкой с ароматным мылом, чтобы даже воспоминания не осталось.

Он отыграл спектакль на автомате и на злости – или это всё-таки не его злость была, а придурка Криса? Полупустой зал, не чета битком набитому стадиону на игре, особого вдохновения тоже не прибавлял. Дженсену даже плевать было, как он из зала смотрелся – и это с его-то перфекционизмом даже в мелочах.

- А жалко, всё-таки, что всё закончилось, да, ребят? – Кэти снимала грим перед зеркалом в общей гримёрке. Дэннил рядом курила, открыв окно, остальные расселись кто где. Дженсен натянул на себя свою футболку, не прислушиваясь особенно к разговору.

- Не знаю, - лениво ответил Майкл. – Чтоб я ещё когда-нибудь да на сцену высунулся! Ни в жизнь!

- Чего ж тогда столько тут горбатился? – Дэннил выбросила окурок в окно, щёлкнула зажигалкой и прикурила новую сигарету из смятой пачки.

- Да поспорил когда-то, - пожал плечами Розенбаум. – А там понеслось…

Дженсен вышел из гримёрки, тихо прикрыв за собой дверь.

Конечно. Просто поспорил. Просто понеслось. Просто не знает, что вообще хочет делать в этой жизни. Всё как всегда. Как у всех.

Глухое раздражение глубоко внутри не утихало. Раньше всегда помогал Джаред, улыбался, обнимал со спины, прижимаясь губами к шее, шептал тихо в ухо – ну чего ты, Дженс? И сразу отпускало, по телу мгновенно проходила волна тепла, Дженсен расслаблялся, откидывался назад, устраивая затылок на крепком плече, закрывал глаза и затихал.

Было хорошо.

Дженсен медленно поднимался на последний этаж. Сейчас хотелось того же – до одури хотелось, да только даже если Падалеки соизволил бы поговорить, извиняться перед ним и что-то объяснять – сил никаких нет.

Домой идти не хотелось – там родители, которые специально освободили сегодня целый день, чтобы прийти и посмотреть спектакль. А предстоит ещё сказать им, что в Йель их непутёвый сын ехать не собирается. Или уже собирается?

Дженсен всунул ключ в замок хлипкой двери старого зала – дубликат у него хранился ещё со времён первых занятий с Бергманом.

Вопреки его ожиданиям, ключ в замке не повернулся. Дверь и так уже была открыта.

В зале сидел Джаред.

На полу прямо, проигнорировав пыльные кресла. Опёрся спиной о стену, притянул к груди невозможно длинные ноги, обхватил их руками и спрятал лицо в коленях.

При звуке его шагов Падалеки поднял голову, посмотрел прямо в глаза, и тихо проговорил:

- Привет, Дженс.

Дженсен буквально застыл. И вот что он теперь должен сделать? Притвориться, что ничего не было? Потребовать объяснений? Свалить отсюда как можно скорее?

Чёрт.

Дженсен подошёл к любимому креслу, уселся, подобрав под себя ноги. Захотелось почему-то курить – или это всё ещё Кристиан не получил своё?

- Классно сыграли сегодня, - всё так же глядя на него, сказал Джаред.

- Что, так хреново? – Дженсен усмехнулся, уловив смешок в голосе Падалеки.

- По крайней мере, не хуже, чем мы вчера, - Джаред встал со своего места и подошёл ближе к Дженсену. Постоял несколько секунд у первого ряда, как будто размышлял над чем-то, а потом опустился в соседнее кресло.

- Всё нормально? – через несколько минут нарушил молчание Джаред.

- А ты как думаешь? – огрызаться, вообще-то, не хотелось, но сказать «да» Дженсену не позволили остатки гордости.

- Нет? – и даже вопросительная интонация почти не слышна.

Дженсен вздохнул.

- Джаред, послушай, я…

- Прости меня, - перебил Падалеки.

- За что? – буквально опешил Дженсен. То есть больше недели нос отворачивал и на звонки не отвечал – а теперь сразу «прости»?

- За то, что я… Чёрт, - Джаред запустил пятерню в лохматые патлы, как всегда, когда нервничал. – Слушай, я знаю, что я придурок, ладно? Я не хотел, правда.

Дженсен внутренне поморщился. Это всё чертовски объясняет.

- Джей, - он рискнул коснуться плеча Падалеки. Это неправильно, не должно казаться, что ты на минном поле, неверный шаг – и смертный приговор. – Почему ты меня избегал столько времени?

- Потому что мне дико хотелось тебя прибить, - честно признался Джаред.

- Вот оно как… - убитым голосом пробормотал Эклз.

- Ага, - продолжил Джаред. – А ещё я переругался с родителями, послал сестру, команда меня за неделю возненавидела, тренер тоже, даже Чада достал. Меньше всего я хотел того же самого с тобой.

Дженсен замер, переваривая информацию. Это Джаред-то? Спокойный, уравновешенный Джаред, которого, чтобы развести на крик, надо планомерно бесить не один час?

- Падалеки, что с тобой?

- Википедия утверждает, что нервный срыв, - безразлично ответил Джаред. – Хотя, по-моему, мой мозг просто не выдержал количества желающих его выебать, - Падалеки широко зевнул. – Хотя мне уже как-то пофиг, - добавил он.

- Джаред, ты пил? – наклонился ближе Дженсен.

- Ага, - бесхитростно ухмыльнулся Падалеки. Впрочем, Дженсен уже и так чувствовал запах алкоголя.

- Падалеки!

- А ты лизался с Дэннил, - отбрил Джаред. – Так что нехуй мне тут говорить, что хорошо, и что плохо.

- Туше, - хмыкнул Дженсен.

Подождав пару минут и поняв, что Джаред продолжать разговор не собирается, он поднялся с насиженного места и потянул за собой Падалеки.

- Эй, руки не распускай, - возмутился Джаред.

- Пойдём, пьянь ты такая, - засмеялся Дженсен на неуклюжие попытки того сбросить его руки. – Отвезу тебя домой, проспишься.

- Мне нельзя домой, - пробормотал Джаред.

- Ко мне домой, - уточнил Дженсен.

Со строгими нравами семьи Падалеки он был прекрасно знаком.

Больше Джаред сопротивляться не пытался.


Изображение


Когда Джаред проснулся, за окном уже темнело.

В комнате царил приятный полумрак, подушка была благословенно мягкой, если бы ещё не стальная тяжесть в голове и не дикая жажда – всё было бы вообще прекрасно.

- Проснулась, Спящая Красавица?

Джаред с трудом разлепил глаза и постарался сфокусировать на месте, откуда шёл знакомый голос.

Дженсен крутился на своём стареньком стуле возле компьютера. В голубоватом свете монитора он казался каким-то совсем неземным.

- Ага, - прохрипел Падалеки. В горле пересохло, говорить не получалось.

- Держи, - Дженсен подошёл к кровати, протянул Джареду пол-литровую бутылку минералки и пачку аспирина.

- Спасибо, - выхлебав полбутылки за раз, с облегчением откинулся обратно на подушки Джаред. – Чёрт, я не умею пить.

Дженсен только хмыкнул на это заявление.

- Не умеешь – не берись, - строгим тоном проинструктировал он.

Джаред зашипел из кокона одеял.

- Ты как, в порядке? – присел на кровать Дженсен.

- Вроде бы, - согласно прохрипел Джаред.

Дженсен помолчал, рассматривая выплывший на весь экран ноута рекламный баннер.

- Расскажешь? – в конце концов тихо спросил он. Не спросил даже – попросил.

Джаред заворочался в своём коконе из одеяла и сбившейся простыни – дженсеновской простыни, между прочим! – и показался на свет Божий.

В комнате стало слишком темно, и Дженсен поднялся с кровати, нашарил на стене выключатель и включил свет.

- Я мудак, да? – с несчастным видом спросил Джаред.

- Временами, - ласково улыбнулся Дженсен. Злиться не получалось. Да даже если бы он захотел – не получилось бы. Как можно злиться на это вот лохматое чудо с растрёпанными патлами, отпечатком от подушки на щеке и жалобным взглядом?

Джаред обречённо вздохнул.

- Что ты там говорил про нервный срыв? – посерьёзнел Дженсен.

- Забудь, - отмахнулся Падалеки. – Слушай, я… Меня просто все задрали, ладно? Постоянно всем от меня что-то нужно было: родители, тренер, Чад, Жен… Я просто устал.

- Я тебя тоже задрал? – с каменным лицом поинтересовался Эклз.

- Нет, - отчаянно затряс головой Джаред. – Ты – нет. Просто… понимаешь, я разозлился. Ты спрашивал про Джеффа, это… неприятно говорить, а потом ещё я, как дурак, про Жен сказал… А ты как будто меня за ребёнка несмышлёного принимаешь, будто я совсем не представляю, что делаю. Я разозлился дико тогда. Ты как лавину столкнул.

Дженсен слушал, не перебивая, всеми силами пытаясь понять – и не понимая.

- И ты полторы недели на меня злился? Из-за этого?

- Да нет же, Господи! – возмущённо воскликнул Джаред. – При чём тут вообще это? Вообще-то, я разозлился из-за Дэннил. Серьёзно, Эклз, какого чёрта?

Пришла очередь Дженсена смущённо разглядывать потолок.

- Эээ… я ревновал?

- Кого? – Джаред как раз открыл бутылку с минералкой и едва не поперхнулся на этой фразе.

- Тебя, Падалеки, кого ж ещё,- раздражённо буркнул Дженсен. – Я, между прочим, на следующий день ещё извиниться собирался, а ты с этой… Жен флиртовал. Я тоже разозлился.

Джаред заржал так громко, что Дженсен невольно порадовался, что родители вместе с Мак по случаю внепланового выходного свалили выгуливаться.

- Эклз, ты придурок, - сквозь смех выдавил Джаред. – Вообще-то, мы с ней в тот день разругались.

- По-моему, это как-то по-другому называлось, - с сомнением протянул Эклз.

- Дженс, не ревнуй, - легонько пихнул его в бок Падалеки. – Мы действительно поссорились из-за ерунды. Всё хорошо было, а потом бац – и она у меня чуть волос клок не выдрала. Собственно говоря, я поэтому тебя и не трогал.

- Ээ.. Потому что ты поссорился с Кортез?

- Нет, потому что я и человеческое общество в этот временной отрезок были несовместимы, - честно ответил Джаред. – Я умудрился разосраться со всеми, кто имел неосторожность со мной пересечься, а с тобой усугублять не хотелось.

- Падалеки, а написать хотя бы нельзя было? – возмутился Дженсен. – Что за фигня с «потом»?

- А что я должен был сделать? Написать «дженс, я сейчас ненавижу людей. ко мне нельзя приближаться, и тебе тоже»? Я ж тебя знаю. Ты бы примчался выяснять, что со мной не так, а в результате мы бы ещё сильнее разосрались. Нет уж, спасибо. Простишь?

Щенячьи глаза из-под чёлки смотрели так несчастно, что выхода не было. Как бы Дженсену не хотелось настучать этому придурку по головке, не слишком сильно, но ощутимо – может, мозги бы на место встали.

- Куда ж я денусь, - проворчал Дженсен. – И… за Дэннил извини, ладно? Ты ведь знаешь, что мы… мы не…

Джаред снова рассмеялся – светло и искренне.

- Дженс, я уж не знаю, как вы там на сцене играете, но в жизни актёры из вас – херовые, - заявил Падалеки, довольно глядя на возмущённого Дженсена. – Понятно дело, что «вы не». Ты ж от неё как от чумы шарахаешься.

Дженсен с размаха опустил одну из подушек на голову Падалеки, тот даже уклониться не успел.

- Не смей сомневаться в моих актёрских способностях, ты, футболист, - прошипел он, забираясь на кровать и в свою очередь получая подушкой от Джареда.

- Не буду, - пообещал Падалеки, отбрасывая подушку и притягивая возмущающегося Дженсена ближе к себе. – Мир?

- Мир, - прошептал Дженсен, не сводя глаз с оказавшихся внезапно так близко соблазнительных губ. Чёрт, всё-таки полторы недели – безумно долго.

- Ну, уж нет, - проследив за взглядом Дженсена, отпихнул его от себя Падалеки. – Сначала я в душ.

Вывернувшись из-под Эклза, Джаред бодро прошлёпал в сторону ванной, а Дженсен остался лежать на пахнущей родным запахом кровати, мечтательно разглядывая потолок.

Какими бы дураками они с Падалеки ни были, теперь снова всё будет здорово. Так, как и должно быть.


Изображение


Попасть в школу вечером, или даже ночью – это не так сложно, как может показаться. Достаточно всего лишь знать, что Вечная Мисс ненавидит духоту в кабинете и одновременно не переносит сквозняков, и потому оставляет окна настежь открытыми на всю ночь, едва теплеет весной.

Но вообще-то, к последнему году обучения все уже так намозолили глаза и учителям, и администрации, что на пропускном пункте пропустят в любое время суток – главное, идти уверенно, как будто тебя ждёт учитель на поздней отработке или подготовке к какой-нибудь олимпиаде.

Тем более что Суперкубок обычно прочно захватывает в свои сети обывателей – призванный охранять школу и учеников Бен только скользнул по Дженсену взглядом и, узнав, не стал задавать никаких вопросов, снова отвернувшись и уткнувшись в маленький монитор.

Вечернюю школу Дженсен любил. Пустые коридоры, по которым разносится гулкое раскатистое эхо, приоткрытые двери классов, в которых ещё задержались некоторые из учителей, странные тени на стенах. Как будто попадаешь в параллельный мир – вроде бы всё знакомо до последнего дюйма, и в то же время – всё новое, загадочное. Летом, когда школа стоит такой же пустой, всё по-другому – там именно пусто, как будто повымирали всё обитатели. А вечерами и ночами – не так.

В кармане тренькнул мобильный – Дженсен бросил мельком взгляд на экран и ускорился. Джаред уже подгонял.

Вообще, в планах Дженсена на этот вечер стояли мамин пирог, новые эпизоды «Теории большого взрыва» и крепкий здоровый сон, но не срослось, пришлось возвращаться снова в школу. Перепрыгивая через две ступеньки, Дженсен добрался до последнего этажа. Здесь свет вообще везде погасили перед уходом, мелькнула мысль достать мобильный и подсветить себе, но Дженсен не стал заморачиваться, он и так знал всё назубок.

Приоткрыв дверь старого зала, он проскользнул внутрь.

- Привет, - Джаред, колдовавший над колонками возле сцены, повернулся к нему и улыбнулся во все тридцать два – так, что Дженсен просто не смог сдержать ответной улыбки.

- Виделись, - он стащил с себя толстовку и кинул на стул. Огляделся по сторонам – Джаред поколдовал с залом, попытавшись придать ему подобие танцевального. Кресла были оттащены к стенкам, оставляя в центре свободное пространство, и даже в центр Джаред установил привычное препятствие – такой же стул, как и тот, что заставляли какого-то чёрта огибать на репетициях.

- Будем начинать? – поинтересовался Дженсен, прикидывая расстояние. По всему получалось, что разойтись особо не получится, но и врезаться в стену тоже будет сложновато.

- Секунду, - отозвался Джаред. Он как раз наконец-то подключил колонки и установил айфон на положенное место. Быстро пролистал плей-лист и, щёлкнув на play, подошёл к Дженсену.

Тот привычно положил одну руку ему на талию, второй крепко обхватил широкую ладонь. После хрупкой Кэти и изящной Дэннил смотреть сверху вниз на Падалеки и тем более стоять с ним в танцевальной позиции казалось очень и очень странным, но одновременно с этим – и правильным.

- Может, ты всё-таки признаешься, что это какой-то развод? – без особой надежды поинтересовался Дженсен в ожидании первых аккордов.

Джаред промолчал, из чего Дженсен сделал вывод, что танцевать всё-таки придётся.

Когда Джаред просил с ним порепетировать вальс, Дженсен не смог отказать. На кончике языка вертелось желание сказать, что нечего было репетиции прогуливать, а потом отправить восвояси, но желание это самоудалилось сразу после воспоминания о Женевьев, с которой Джаред должен был репетировать, и мысли о том, что ещё фиг знает сколько времени придётся проводить по отдельности. Да и вообще… Было что-то притягивающее в самой идее.

Из колонок послышался мелодичный гитарный перебор. Дженсен, приготовившийся было уже начать движение, застыл. Он знал эту песню, но…

Джаред мягко высвободился из его хватки, привлёк ближе к себе, обнял крепче. Дженсен автоматически обнял в ответ, начиная двигаться вместе с ним. Он собирался было спросить, что вообще происходит, уже зная ответ, но Джаред предупредил – мягко прикоснулся к губам, легко целуя, и Дженсен расслабился. Закрыл глаза, погружаясь в родной запах, тепло крепкого тела и тихую музыку. Джаред медленно покачивался в такт музыке, и Дженсен двигался вместе с ним, чувствуя себя впаянным в Падалеки каждой клеточкой тела. Джаред не говорил ничего, только поглаживал легонько лопатки, невесомо целовал взъерошенные волосы, прижимал крепче и крепче, но Дженсен чувствовал – он извинятся. За эту неделю, за нервы и обиды, за то, что было и то, чего не было.

Он обхватил Джареда чуть крепче, целуя скрытое под тёмной тканью футболки плечо, молча говоря – всё хорошо, всё хорошо, слышишь? Джаред услышал, расслабился, но прикосновения его всё равно оставались такими же болезненно нежными, и Дженсен не мог не отвечать тем же.

Песня закончилась, и включилось повторное воспроизведение, потом снова и снова, но Дженсен наплевал на время. Важным был только Джаред в его руках, важным было касаться его – каждым дюймом своего тела, невесомо и оттого ещё более чувствительно, важным было говорить – люблю тебя, слышишь? Важным было чувствовать безмолвный ответ.

Дженсен буквально ощущал, как уходит напряжение последних дней, только сейчас понимая, насколько боялся потерять навсегда, остаться в одиночестве. По телу пробежала дрожь, когда Дженсен впервые представил себе своё будущее, в котором Джареда нет вообще. Только сейчас понял, что не позволял себе даже задуматься об этом – ни разу, ни на секунду. Джаред как будто почувствовал – прижал ещё крепче (хотя куда уже, казалось бы), прижался губами к макушке, шепча какую-то чушь. Дженсен не слушал – он вдыхал полной грудью, прижимаясь губами к нежной коже на шее Джареда, и думал о том, что даже если не получится ничего с этой затеей с поступлением, даже если Джаред будет протестовать и возмущаться, приводить тысячи доводов, почему ему стоит подумать о себе, он всё равно поедет в Сан-Антонио, забыв и о Йеле, и о всём остальном. Просто потому, что по-другому – не выживет.

Дженсен не сразу понял, что в зале давно стоит почти полная тишина – музыка стихла, осталось только тихое синхронное дыхание. Отстраняться и останавливаться решительно не хотелось, и Дженсен позволил себе снова закрыть глаза и расслабиться. Джаред всё так же покачивался в такт уже замолчавшей песне, и Дженсену казалось, что он плывёт по тёплым волнам – вверх и вниз, до щекотки в животе, как будто несёшься вниз с невысоких, но быстрых русских горок. Хотелось остаться в этом тёплом уютном коконе навсегда, наплевав на то, что где-то за стенами этого зала, этой школы есть другая жизнь.

Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается.

- Дженс, - тихонько прошептал ему в макушку Джаред, и Дженсен нехотя отодвинулся – на пару дюймов, дальше физически просто не смог, - и посмотрел ему в глаза.

- Ты как? – поинтересовался Падалеки, и Дженсен не знал даже, о чём его спрашивают. Просто кивнул – всё ведь хорошо.

- Спасибо, - выдавил он. Голос и самому показался хриплым до одури – то ли от долгого молчания, то ли от горького комка в горле.

Джаред не стал спрашивать – сам всё понял. Только обхватил лицо ладонями, целуя крепко и нежно.

- Так что там с репетицией-то? – спросил всё-таки Дженсен, когда получилось снова начать говорить.

- А, - отмахнулся Джаред, - выкручусь как-нибудь. Чего я там не знаю?

Дженсен прикинул, сколько фигур поменялось за последнюю неделю, и со вздохом направился к колонкам. Покопался в джаредовской фонотеке, нашёл их выпускной вальс, щёлкнул на воспроизведение.

Вернулся обратно к Джареду, отсчитывая вступление, и снова стал в привычную позицию.

- Дженс, ну ты чего, - заныл Джаред, когда Дженсен повёл его в привычном ритме «раз-два-три». – Я ведь не совсем тупой, справлюсь! А уроню Жен – тебе-то что?

- Мне ничего, - согласился Дженсен. – Я себе карму поправляю. Может, мне Кортез жалко.

Джаред скорчил саркастичную рожицу, явно сомневаясь в этом утверждении, и Дженсен не стал возражать. А ещё не стал уточнять, что не хочет, чтобы все танцующие доминошками попадали один за другим, когда Джаред попрётся по старой памяти выполнять заменённую комбинацию в самый разгар танца.

- Заткнись и получай удовольствие, - посоветовал Дженсен, делая следующее па. Джаред сбился, неплохо отдавив ему ногу, и Дженсен вздохнул. Роль хрупкой партнёрши Падалеки не давалась никак.

Они провозились ещё почти два часа. Джаред всё порывался репетировать поддержки, на что Дженсен возражал, что тряпичной куклой быть не собирается, а пол твёрдый, чтобы на него всё время падать. И вообще, он и так большую часть вечера девчонкой проработал. Джаред согласился с этим, только вволю натаскав Дженсена просто так, без особой системы, но, по крайней мере, основные смены связок и комбинаций они выучили. Джаред вошёл во вкус, пытаясь изобразить галантного кавалера разлива девятнадцатого столетия, и Дженсен, надрываясь от смеха, подыгрывал ему, изображая томную девицу в духе Скарлетт, так и норовящую хлопнуться в обморок.

- Как ты думаешь, это можно засчитать за свидание? – внезапно спросил Джаред уже за воротами школы.

На улице похолодало, и Дженсен порадовался, что не забыл толстовку. Джареда, кажется, это не смущало совсем – в своей футболке с коротким рукавом он всё равно оставался горячим, как печка.

- Считай, если тебе так хочется, - великодушно разрешил Дженсен. Он вообще пребывал в состоянии крайней гармонии с окружающим миром и готов был разрешить всё, что угодно. В разумных пределах.

- Тогда поздравляю нас с первым свиданием за последние четыре месяца, - с радостным гоготом сообщил Джаред.

Дженсен так и застыл посреди дороги. Он лихорадочно прокручивал в голове последние месяцы, потому что – ну, не может же быть такого! – а получалось, что и вправду: школа, быстрые перепихи в чьей-то спальне, посиделки на кровати с долбаными универами и два выхода в свет с компанией друзей. Обалдеть.

- Ты чего, Дженс? – обернулся Джаред, по инерции ещё успевший пройти несколько метров, оживлённо жестикулируя.

- Ничего, - улыбнулся Дженсен, встряхиваясь и возвращаясь в реальность. – Пойдём, проводишь меня до дома, как там полагается на свиданиях, а?

Джаред, оглянувшись, притянул его к себе, украдкой целуя, и, отпустив, всё равно остался настолько близко, насколько вообще это было возможно.

Дженсен, не переставая улыбаться, закинул руку ему на плечо, превращая их в шатающуюся конструкцию неловких конечностей. Впервые за последнее время он даже думать не хотел ни о каком будущем – наоборот, настоящее, вот оно, рядом. Такое счастливое настоящее.

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


Последний раз редактировалось silver_autumn 28 ноя 2011, 02:20, всего редактировалось 2 раз(а).

28 ноя 2011, 01:06
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

Дженсен взял с собой гитару, Джаред – смазку и огромный тёплый плед, Майкл затарился выпивкой, которую засунул в сумку Кэти во избежание неприятностей. Дэннил и Соф напрягли Чада, и тот тащил огромные пакеты с чем-то непонятным, подозрительно напоминавшим костюмы для утренников, которые приходилось надевать для развлечения младших классов.

Футбольная команда в полном составе тащила на себе запасы воды, еду распределили поровну между оставшимися парнями, и мистер Киннер со списком в руках обещал надрать задницу любому, кто схарчит свою долю раньше срока.

Учёба осталась позади.

- Долго нам ещё ехать? – после очередного ухаба поинтересовалась Кэти.

Автобус был набит битком, и в салоне постоянно стоял тихий гул. Из динамиков радио лилась какая-то местная кантри-волна, в задней части кто-то врубил рок на своём плеере, а ещё ни на секунду не стихали разговоры и счастливый смех.

- Скоро уже, - ободряюще улыбнулся Дженсен сидящей через проход от него девушке. Кэти всегда плохо переносила дальние поездки.

- Так что там с домиком? – отвернулся от окна Джаред. – С кем мы ночуем?

- Не знаю ещё, - пожал плечами Дженсен. – Я всё ещё надеюсь, что мы успеем забить двухместный.

- И какова вероятность, что нам так повезёт? – ухмыльнулся Падалеки.

- Стремится к нулю, - честно ответил Дженсен. – Но надежда умирает последней.

- Ага, её убивают кувалдой.

- Очень смешно. И вообще – ты что, собираешься спать?

Джаред поиграл бровями.

- Вообще-то, я слышал, что секс на свежем воздухе весьма хорош.

- То-то я думаю, зачем тебе такой плед понадобился, - засмеялся Эклз, стараясь скрыть смущение. – Да забей, Джей, на месте разберёмся.

- Как скажешь, - согласился Джаред. – Но если придётся жить вместе с Райли – пеняй на себя.

Дженсен только глаза закатил. Детский сад.

Впрочем, в груди теплело радостное предвкушение.

В местный заповедник они выбирались, сколько Дженсен помнил себя в Вест Ричардсоне. Дважды в год – в сентябре, когда учебный год ещё не набрал полный ход, и потом – в середине весны, чтобы отдохнуть в последний раз перед финальным рывком. Школьная традиция, которую Дженсен любил безумно.

В этот раз погода всё испортила – весь апрель шли дожди, дату поездки переносили три раза, а потом просто махнули на это дело рукой – ученики погалдели, поругали администрацию, да успокоились. А вот выпускному классу школа всё-таки сделала прощальный подарок.

Дженсен помнил день, когда впервые приехал сюда. Тогда было жарко, очень жарко, а от реки тянуло благословенной прохладой. Мелкий подлесок, подходивший вплотную к берегу, укрывал выкрашенные в тёмно-зелёный цвет небольшие домики туристической базы. Чуть дальше, на расчищенных участках, скрывались спортивные площадки, миниатюрная сцена, большая столовая. Классическое место отдыха.

Волшебным его делало что-то другое.

Дженсен вывалился из автобуса и полной грудью вдохнул восхитительно свежий воздух. Огляделся – ничего не изменилось за последние месяцы. Всё та же хлипкая лодчонка на привязи, всё тот же домик администрации с ярко-красной дверью. Он, кажется, знает тут каждый камешек, каждое деревце…

- Эклз, ты заснул, что ли? – налетевший сзади ураганом Падалеки хлопнул его по плечу. – Пойдём уже!

- В последний раз, Джей, - вздохнул Дженсен, подхватывая свою сумку и закидывая на плечо гитару. – Можешь себе представить?

- Нет, - эхом отозвался Джаред. – Не могу.

- Вот и я тоже, - Дженсен бросил взгляд на отъезжающий автобус и вслед за остальными устремился по знакомой дорожке к домикам.


Изображение


- Чёрт, кажется, начинать пить надо было позже, - Чад, ухватившись за ближайшее деревце, с ужасом смотрел в будущее.

Будущее пересекало мелкую протоку реки. Два натянутых каната по высоте человеческого роста соединяли берега, и первый несчастный уже занял свою позицию.

- Брось, Мюррей, ты же знал, что это будет, - хлопнул парня по спине Джаред.

- Вообще-то, я думал, что в этот раз нас оставят в покое, - Чада штормило. – Какие нафиг соревнования?

- Ничего, искупаешься, протрезвеешь, - буркнул Дженсен.

Почти сразу после этого подошла его очередь, и Дженсен, ловко цепляясь за дерево, встал на нижний канат. Попробовав на прочность верёвку, он осторожно оторвал руки от опоры и быстро перехватил верхний канат, натянутый буквально на уровне его лица. Дождавшись, пока предыдущий участник – шатающаяся Соф – доберётся до середины пути, Дженсен осторожно сделал первый шаг.

Канат дрожал под руками, а под ногами верёвка вообще ходила ходуном с каждым шагом Соф и заканчивавшего уже путь Майкла, и Дженсен старался не думать о том, каково будет на середине, над центром протоки. Он медленно делал шаг за шагом, стараясь идти максимально аккуратно и не тревожить канаты лишний раз.

Когда он дошёл до середины, Соф как раз подползала – иначе и не скажешь – к концу, а на стартовую позицию вышел Падалеки.

Дженсен мысленно застонал, чувствуя, как дрожит под ним натянутая верёвка. Сейчас что-то будет.

Джаред аккуратностью не заморачивался – он двигался к цели широкими шагами, глядя прямо перед собой, и Дженсен после первых же его движений едва не свалился с бешено вибрирующей верёвки прямо в воду.

- Джей, тормози! – крикнул Эклз.

Джаред сделал ещё шаг по инерции, а потом остановился, повернул голову и оценил ситуацию. Расстояние между ними к этому времени сократилось так, что под тяжестью двух немаленьких тел верёвка пригнулась уже опасно близко к воде.

- Подожди немного, - перекричал подбадривающие выкрики Дженсен.

Соф как раз спрыгнула на берег при помощи Розенбаума, и Дженсен забил на осторожность. Падалеки рядом держался крепко, не делая ни шага, и Дженсен буквально рванул к берегу, быстро перебирая ногами и цепляясь за верёвку.

Джаред сделал следующий шаг, когда Дженсен уже перевалил далеко за половину пути, он двигался теперь медленнее, и у Дженсена получилось без проблем добраться до берега.

- Молодец, - хлопнул его по плечу Майкл.

Эклз прислонился к дереву, пытаясь восстановить дыхание и ожидая прибытия Джареда, и только тогда заметил, что следующим по натянутому канату идёт Чад. Часть пути он преодолел во время их с Падалеки забега, а теперь добрался до середины и раскачивался на верёвках, отчаянно пытаясь удержаться. Джаред уже почти добрался до берега, с той стороны начинала свой путь Дэннил, а Мюррей не мог сделать и одного нормального шага, зависнув на середине реки.

Финальным толчком стал Джаред, который оттолкнулся от закреплённого у дерева конца каната и спрыгнул на берег. Верёвка резко дёрнулась, и Чад с глухим воплем полетел в воду.

Дженсен не смог сдержать смеха. Глубины в протоке было едва ли ему по колено, высота тоже мизерная, а Чад так потешно отфыркивался и так явственно посылал проклятья всему миру, что удержаться было просто невозможно.

- Да, поездка явно удалась, - фыркнул подошедший Джаред.

И Дженсен уже был с ним полностью согласен.


Изображение


После заката над рекой разнеслись звуки музыки. На маленькой, но вполне приличной площадке настраивали аппаратуру, и со всех домиков туда стекались наевшиеся до отвала после почти целого дня спорта ребята.

Киннер (он разрешил себя называть так ещё в начале поездки, мол, всё равно уже я больше не буду вас ничему учить, но многие всё ещё робели и добавляли впереди привычное «мистер»), ответственный за поездку, переговаривался о чём-то с хихикающей биологичкой, вечной Мисс, как звали её в школе, обожающей короткие юбочки и глубокие вырезы. Он уже по приезду сказал, что никого инспектировать на предмет спиртного не собирается, но желательно обойтись без традиционного блевания за домиком. Судя по тем кадрам, которых видел Дженсен, к нему прислушались далеко не все. Райли, например, ещё час назад был почти в хлам, сидя на сбитой из едва отёсанных брёвен скамейке у своего домика и вещая проходящим мимо о том, что «его никто не любит».

- Ну, что, готов? – пока Дженсен рассматривал эту картину, сзади неслышно подошёл Джаред. Дженсен уже и подскакивать от неожиданности разучился – была у Падалеки такая привычка.

- Ага, - Дженсен закинул за спину гитару, на которую опирался. – Всё взял?

- Обижаешь, - протянул Джаред. – Пойдём.

Это место они обнаружили уже давно, года два назад, если не больше. Тогда они совместными усилиями пытались отыскать Розенбаума, которого хватились учителя, и хотя бы немного привести его в порядок, а в итоге наткнулись на замечательное тихое местечко. Пляж остался далеко позади, а здесь маленький островок песка возле кромки воды окружали небольшие развалы влажных камней. Невысокий, но крутой спуск скрывал от глаз наблюдающих, а тихий плеск воды внушал умиротворение.

- Чёрт, - Джаред хлопнул себя по щеке, избавляясь от назойливого комара.

- Лови, Джей, - Дженсен сгрузил вещи и нашёл спрятанный в рюкзаке тюбик крема от комаров.

- Спасибо, - Падалеки начал остервенело намазываться.

Дженсен тем временем стащил кроссовки и зашёл в воду. Вода дошла всего до щиколоток, когда он добрался до их схрона – миниатюрной впадины между камнями, не видной с берега, но сухой. Добраться до неё получалось только так, замочив ноги.

- Помогай, Джей, - Дженсен достал первый камень и передал его склонившемуся к нему Падалеки.

Несколько минут спустя на суше оказались уже все детали будущего костровища. Вообще, кажется, здесь огонь разводить запрещалось, но это правило игнорировалось давно и успешно, а следы разведённого на песке огня, да ещё и рядом с водой, не так уж сложно было уничтожить.

Дженсен быстро натаскал сухих веток, разломал их, Джаред выстроил камни. Костёр загорелся быстро – у Джареда всегда уходило на это ровно две спички, а у Дженсена не получалось иногда и полпачки спустя.

- Еда, - радостно провозгласил Джаред, вытаскивая из рюкзака пакет запакованных в вакуум сосисок.

- Тебе бы всё жрать, да, Падалеки, никакой романтики.

- Не бурчи, сам потом будешь пальчики облизывать, - отозвался Джаред.

Он сосредоточенно нанизал сосиски на тоненькие веточки, пристроил их над костерком и не отводил взгляда от готовящей еды. Дженсен не отвлекал – знал, что это священнодействие.

- Красота, - простонал Джаред какое-то время спустя, аккуратно снимая веточки с костра и протягивая одну Дженсену. – Держи помидорку.

Красота, действительно. Дженсен не мог не согласиться. На небе высыпали звёзды, и искры костра создавали на тёмном фоне невиданные созвездия. Рядом река тихо несла свои воды, еле слышный плеск волн убаюкивал. Издалека доносились звуки музыки – на площадке зажигали под Леди Гагу. В лесу чирикнула какая-то птица, Дженсен никогда не умел различать их по голосу. На лицо Джареда пламя отбрасывало тени, и Дженсен не мог отвести от него глаз.

Какое-то время они молчали, расправляясь со своими порциями. Когда Джаред впервые сказал, что приготовленная на костре еда не идёт ни в какое сравнение даже с лучшей домашней, Дженсен только фыркнул. А сейчас знал точно, что даже простые сосиски, неумело приготовленные на огне, могут показаться вкуснее всего на свете, просто потому что впитали в себя дым костра и свежий ветерок.

- Сыграешь? – кивнул Джаред на так и не расчехлённую гитару, когда с едой было покончено, а липкий жир с рук смыла прохладная речная вода.

- Если хочешь, - Дженсен лениво потянулся к инструменту. Ему и шевелиться особо не хотелось, но гитара сейчас – святое. – Тебе совсем сопливо, или что-то пободрее? – со смешком поинтересовался он, расчехляя гитару.

Джаред сделал неопределённый жест рукой, который толковать можно было по-любому.

Дженсен подкрутил колки, провёл рукой по струнам, привыкая, устроился поудобнее и заиграл.

Гитара под руками была привычно тёплая, казалась живой, и мелодия получалась такой же – взмывала в небо, разносилась далеко по воде и отпечатывалась в каждой молекуле этого места. Дженсен играл, глядя на изгибающиеся на ветру языки пламени, не контролируя практически руки и голос, отдавая всего себя.

В последний раз.

Последний аккорд затих, исчез где-то за опустившимся на воду молочным туманом, и Дженсен отвёл завороженный взгляд от костра.

- Иди сюда, ну же, - Джаред потянул его на себя, забрал из рук гитару, отложил куда-то – убью, если на песок плюхнул, успел ещё подумать Дженсен. Затянул на мягкий плед, впечатал в себя, целовал – будто в последний раз, будто старался запомнить всё, вплавить в себя. Дженсен таял под уверенными горячими руками, под потрескавшимися губами, под тихим шёпотом…

- Даже жаль нарушать такую идиллию, - раздался чуть в стороне знакомый насмешливый голос.

Дженсен подскочил на месте, отталкивая от себя ошарашенного Падалеки, лихорадочно пригладил волосы и одёрнул задранную футболку… И только тогда понял, что, собственно говоря, притворяться уже поздновато.

Майкл уже спустился на берег и теперь помогал Кэти преодолеть крутой наклон.

- Парни, а вы чего остановились? - обернувшись через плечо, поинтересовался он. – Мы вам так сильно мешаем? Ну, простите.

- Ага, и не надо смотреть на нас так, как будто мы с луны свалились, - наверху показалась Дэннил. Она скользнула вниз сама, легко и грациозно.

- А… что вы тут делаете? – выдавил из себя Джаред.

- Там все напились, и нам стало скучно, - призналась Кэти, по-хозяйски устраиваясь на свободном кусочке пледа. – Парни, вы чего такие зажатые?

- А они думают, что никто не знает, - хмыкнула Дэннил.

- А вы знаете? – затравленно окинул взглядом друзей Падалеки.

Дженсен замер. Внутренности мгновенно собрались в какой-то противный липкий комок, ладони стали мокрыми от холодного пота. Чёрт. Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт-чёрт! Вот надо же было так проколоться, совсем немного не дотянули до конца!

Первый и единственный прокол два года назад закончился плачевно: Джаред отделался несколькими синяками и ссадинами, а вот Дженсену повезло меньше – для него последствиями стали потраченные сбережения и незапланированный каминг-аут перед родителями.

Наверное, они просто нарвались на наихудший из всех возможных вариантов. Кайлу тогда уже исполнилось восемнадцать, он доучивался последний год в Вест Ричардсон, и был одним из тех, кого так любят изображать в голливудских комедиях – образцовый капитан футбольной команды, собравший вокруг себя группку качков и блондинистых старшеклассниц, который на переменах разгуливает по школе и терроризирует попавших под руку. Дженсен не раз в своей кочевой жизни сталкивался с подобными экземплярами, но Кайл был хуже их всех, вместе взятых. Хотя бы потому, что тормоза у него отсутствовали совершенно.

Дженсен понятия не имел, как ему вообще пришло в голову что-то подобное, но факт оставался фактом – однажды они с Джаредом получили на мыло весьма красноречивые (пускай и достаточно невинные) фотографии вместе со временем, местом и конкретной суммой, которую надо доставить.

Неделя «для размышлений», щедро предоставленная, обернулась тем же кошмаром – Кайл не скрывался особо, нарочито цепляясь в коридорах к Падалеки и зажимая в углах самого Дженсена. Джаред порывался было собственноручно набить этому уроду морду, и останавливал его исключительно Дженсен – здравый смысл подсказывал, что так ничего не решить. Он же утверждал, что не решить ничего и выплаченными деньгами, что оставшиеся до конца учебного года три месяца придётся повытряхивать все копилки, чтобы продержаться.

Но решилось всё само собой.

Деньги они всё-таки выплатили – вернее, платил Дженсен. Джаред отказался наотрез, заявил, что из принципа не будет ни хрена делать, мол, раструбит всем – пусть его. Тогда они впервые поссорились, серьёзно поссорились.

Через три дня в шкафчике Кайла нашли приличное количество травки. Если верить ходившим потом по школе слухам – дома у него хранилась далеко не только травка. Кайл покинул Вест Ричардсон в спешке, не дожидаясь экзаменов, его компания ходила тише воды и ниже травы до самого выпуска. Казалось бы, чего ещё желать.

Но для Дженсена всё не закончилось так благостно.

Вест Ричардсон после этого случая ещё долго трясли. Никто ничего не знал толком, но под раздачу попали все старшие классы, в особенности те, кто хоть как-то пересекался с Кайлом. Тогда и выплыли наружу их стычки прямо перед исчезновением последнего.

И, что хуже, именно тогда родители Дженсена обнаружили пропажу большей части денег с открытого на имя сына банковского счёта.

Был у его мамы один страх – что Дженсен подсядет на иглу и закончит свои дни передозировкой в какой-нибудь тёмной подворотне. Сам Дженсен понятия не имел, чем такие опасения вызваны – то ли каким-нибудь случаем из молодости, то ли просто ТВ успешно промывало мозги. Но факт оставался фактом – Донна тогда просто с ума сходила, пока не докопалась до правды.

Не всей той фальшивой правды, что пытался подсунуть Дженсен, и которая неизменно убеждала Донну в правильности её подозрений, а именно – до правды.

Только чего-то подобного им сейчас не хватало.

- Джей,- заговорщицким шёпотом начал Майкл, - солнце моё ясное, конспираторы из вас никакие. Мало того, что девушкой за столько лет обзавестись вообще не подумали, так ещё и трахаетесь где ни попадя. Я понимаю – возраст, гормоны, но серьёзно – общая душевая?

Дженсен покраснел. Общая душевая, это было… э… неосмотрительно. Сам Дженсен ещё пытался сохранить остатки осторожности тогда, но Джаред был весьма… убедителен.

- В общем, я конечно, сторонник традиционных ценностей, девчонок и всё такое прочее, - бодро продолжил Майкл, - но это было горячо. Расслабьтесь, в общем.

Джаред залился краской буквально до корней волос. В свете костра не разглядеть было, но Дженсен знал – по смущённой улыбке, по уткнувшемуся в песок взгляду.

Его самого отпустило. Хотя и так не верилось, что друзья, которых столько лет знали, могут поступить так же, как Кайл когда-то, всё равно улыбнуться получилось только после того, как подтверждение получил. На этот раз обойдётся.

- Чего загрустили, мальчики-девочки? – Кэти хлопнула в ладоши. – Майкл, у нас ведь есть пустая бутылка, правда?

- Ну, нет уж, - практически хором воспротивились Дженсен и Дэннил. – Не в этой компании.

- Тем более, пустой бутылки у нас нет, - возвестил Майкл, - зато есть полная.

Дженсен обречённо застонал, когда Розенбаум извлёк откуда-то непочатую бутылку дорогого коньяка.

– Ну, что, ребят, отметим? Последний раз, как-никак.

- А давайте, - неожиданно первым потянулся к коньяку Джаред. – Гулять так гулять, в конце концов. Я никогда не был нигде восточнее Альбукерке.

Выпили все, кроме Джареда и Кэти, и игра пошла по кругу – не в первый раз, и, Дженсен очень надеялся, не в последний.

- У меня никогда не было секса, - выдала в конце концов, хихикая, Кэти.

На донышке бутылки ничего уже не оставалось, последнюю порцию давно разлили по прихваченным предусмотрительным Майклом стаканчикам.

- Ничего, мы это исправим, - пообещал Розенбаум, делая глоток. Вместе с ним выпили остатки и все остальные, а сам Майкл чуть не захлебнулся, получив от Кэти тычок под рёбра.

- Ладно, хватит уже, - прислушался к организму Дженсен. – Не будем уподобляться, - он неопределённо махнул рукой в сторону гремящей музыки. Время уже подходило к полуночи, а стихать явно не собирались, периодически к музыке добавлялся чей-то звонкий смех.

- И то верно, - кивнул Майкл. – Можно? – он потянулся к гитаре.

Дженсен кивнул, скрепя сердце. Не то чтобы он был собственником, помешанным на охране своих вещей, но были у него и свои пунктики – Джаред, гитара и личный ноут. Остальным он с радостью поделился бы, но…

- Только аккуратно, - проворчал он, протягивая Розенбауму инструмент.

- Обязательно.

Майкл начал с того, что сбацал песенку про фермера, заставив всех со смехом подпевать, потом переключился на какую-то совершенно психоделическую хрень про островитянина, потом – на сопливые признания в любви Кэти… Дженсен забрал у него гитару после неудачной попытки прогорланить, что мы чемпионы, друзья мои, и сам начал тихо перебирать струны.

Джаред прижимался к боку горячим телом, Майкл усадил Кэти между разведённых колен и заставил откинуться на себя. Дэннил, запрокинув голову, смотрела в небо, Дженсен всё порывался спросить, почему она – одна, но всё не решался. Да и не выглядела Харрис несчастной, положа руку на сердце.

Джаред придвинулся ещё ближе – хотя куда ближе, казалось, - уткнулся носом в шею, и Дженсену безумно хотелось, чтобы этот момент не заканчивался никогда.


Изображение


Дженсен вздохнул и небрежным движением руки взлохматил волосы, несколько минут назад тщательно уложенные с помощью геля. Бросил взгляд на часы – ещё пятнадцать минут в запасе. Надо бы выйти пораньше, подежурить хотя бы с пяток минут перед домом Харрис, хотя бы из уважения к традициям, но она всё равно заставит его мариноваться во дворе под пристальным взглядом родителей, так что нечего даже трепыхаться.

Из зеркала на Дженсена смотрел кто-то повзрослевший и, кажется, помудревший. Строгий чёрный костюм и белоснежная рубашка как будто стёрли с лица мальчишескую наивность и беспечность. Прилизанные волосы делали его похожим на какую-то звезду молодёжных сериалов, капризную и истеричную, и Дженсен не выдержал – одним жестом разрушил неприятный образ.

- Дженсен, ты выходить собираешься? – в комнату, постучав, заглянула мама.

Дженсен вышел из ванной, неуютно поводя плечами. Пиджак вроде бы нигде не жал, узел на галстуке тоже не мешал, туфли – старые, разношенные, но тесно было в костюме, хотелось поскорее сбросить его – и обратно, к привычным джинсам и футболкам.

- Да, мам, уже иду, - улыбнулся Эклз.

Джош одолжил ему ключи от машины вчера, хитро и понимающе подмигнув. Сказал, что презервативы в бардачке оставил и пожелал удачи. Дженсен не знал даже – ему смеяться или плакать. Знал бы Джош…

- Иду, мам, - повторил Дженсен.

- Какой ты у меня стал… - Доннна подошла ближе, положив руки сыну на плечи. – Взрослый совсем.

На её глаза навернулись слёзы, и Дженсен сдержал порыв закатить глаза и выругаться. Только этого сейчас не хватало. Ну, не конец света ведь – всего лишь непонятно кому нужные танцульки, так чего теперь, океан слёз разводить?

И в то же время да – взрослый. Вот отчего неуютно так, будто в чужую шкуру втиснулся. Взрослый. Пора начинать привыкать к этому.

Дженсен мягко вывернулся из объятий матери с чуть виноватой улыбкой. Легко сбежал по лестнице на первый этаж, походя встрепав волосы выглянувшей из комнаты Мак. Она присвистнула одобрительно и показала большой палец, оглядев брата, но тот только отмахнулся.

Братов старенький тёмно-синий фольксваген тоже казался чужим и неприятным. Дженсен прислушался к неровному урчанию мотора – надо бы помочь Джошу в гараже на выходных, уже на последнем издыхании машинка. Взглянул на часы в последний раз и тронулся с места – Дэннил жила всего в паре улиц от него.

Вопреки ожиданиям Дженсена, Харрис ждала его во дворике в полном обмундировании.

- Молодец, Эклз, - поприветствовала она Дженсена. – Как там говорят, точность – вежливость королей?

Дженсен только хмыкнул, легко целуя её в щёку. Язва язвой, но Дэннил оказалась классной девчонкой. Жаль даже, что не подумал как-то раньше о том, что можно не только пикироваться в коридорах иногда, а сделать шаг ближе друг к другу. Многое потерял.

- Ну что, вперёд, - Дженсен приоткрыл переднюю дверцу, и Дэннил грациозно села в машину.

Она выбрала для бала простое маленькое чёрное платье – никаких изысков, всё просто и со вкусом. Босоножки на шпильках, серебряная подвеска да тяжёлый браслет на руке в тон к гребню в волосах – Дженсен невольно залюбовался, признаваясь себе, что, не будь он стопроцентно потерянным для женской половины человечества, не сдержался бы.

- А твой принц-то где? – не подумав, брякнул он.

Мысленно стукнул себя по затылку, коря за язык без костей, но Дэннил, вопреки его ожиданиям, не взорвалась от неосторожного вопроса.

- Далеко. Живёт долго и счастливо, - после долгого молчания буркнула Дэннил.

Дженсен не нашёл, что ответить на эту ремарку. Пожалеть? Точно не вариант. Сказать, что понимает? Ни фига не понимает, вон он, Джаред, под боком всегда – уставший, смешной, горячий. Как без него-то даже неделю выдержать?

Он просто промолчал, мимолётно коснувшись плеча Харрис. Та посмотрела на него с благодарностью – то ли за молчаливую поддержку, то ли за то, что не стал лезть с расспросами.

К школе они подъехали рано – ещё полчаса до торжества, никого почти, только носятся учителя с последними приготовлениями.

Дженсен припарковался слегка неловко – на права сдавал чёрт знает когда, а с тех пор и не водил почти – причин как-то не было. Вот Джаред – тот хватался за любую возможность порулить, а Дженсен находил прелесть только в прямой дороге и быстром авто, а не в возможности проехать два квартала на побитом жизнью и временем пикапе.

Эклз помог Дэннил выбраться из машины. Поёжился на вечернем ветерке – ночь обещала быть прохладной. И прекрасно.

- Будешь? – Харрис протянула ему сигарету.

Дженсен в ответ покачал головой. Курить решительно не хотелось.

Они с Дэннил свернули за школу, устроившись около трибун. Любимое место всех школьников начиная лет с тринадцати, когда впервые познаёшь прелесть неловких поцелуев. Дженсену некого сюда водить было – не Джареда же таскать с собой, чёрт, это ведь как на всеобщем обозрении, но других часто заставал за приятным занятием.

Дэннил щёлкнула зажигалкой и закурила. В воздух ворвался запах ментола и сигаретного дыма.

Несколько затяжек прошли в молчании.

Наконец, Дэннил стряхнула пепел на землю и вместе с ним как будто стряхнула с себя тяжесть ноющей тоски, которая висела над ней с момента неосторожного вопроса Дженсена. Она откинула голову, позволяя вечернему ветру развевать пряди рыжеватых волос, и улыбнулась.

- Чувствуешь важность момента, Эклз? – скосила она взгляд на Дженсена.

Тот нахмурил брови, делая вил, что сосредоточенно размышляет.

- Ни капельки, - в конце концов широко улыбнулся он.

Дэннил рассмеялась – легко и искренне, и Дженсен присоединился к ней.

Солнце почти скрылось за горизонтом, слышался гомон голосов за школой, пахло сигаретами, свежескошенной травой и сладкими духами, но всё это было привычно и приятно.

Дэннил сделала последнюю затяжку.

- Ну, что, пойдём покорять вершины? – посмотрела она на Эклза.

Дженсен кивнул, всё ещё посмеиваясь. Дэннил приняла поданную руку, и Дженсен ощутил, как покачивается она на своих каблуках.

- Красота требует жертв? – кивнул он на высоченные шпильки.

Дэннил наградила его испепеляющим взглядом.

- А ты причесаться хотя бы не пробовал?

Дженсен пожал плечами, изображая раскаяние.

- Пойдём уже, - пробурчала Харрис.

Машин на парковке прибавилось, и перед школой потихоньку собирался народ. Дженсен нашёл взглядом Майкла, буквально сияющего рядом с Кэти, которая в своём белом кружевном платье казалась необычайно хрупкой; Райли, неуютно поводящего плечами в криво сидящем костюме и выглядывающего кого-то в толпе; мистера Киннера в паре с Вечной Мисс. Джареда видно нигде не было, и Дженсен, поглядев на часы, вместе с Дэннил прошёл внутрь.

Спортзал ради такого дела отдраили до блеска. Исчезли вечные следы многочисленных кроссовок и клубки пыли по углам. Дженсен, едва войдя внутрь, уставился на установленную кем-то прямо в центре кадку с подозрительного вида деревом. Офигеть какой креатив! А он-то всё думал, какого чёрта в танцевальном зале в центре всегда стоял стул, в который требовалось не врезаться!

В уголке скромно пристроились накрытые столы для будущего фуршета. На них кое-кто уже бросал плотоядные взгляды, но Дженсен был уверен, что намного более ценные богатства в лице крепких напитков спрятаны по всей школе. Зал стандартно увешали гелевыми шариками всех мастей. Подняв голову, Эклз заметил под потолком наполненную этими же шариками сетку. Отлично, ещё и на голову такая радость попадает.

На двери висела огромная газета с фотографиями выпускников, и Дженсена при виде неё начало немного подташнивать – сколько времени на неё убили, даже не вспомнишь. Дэннил, судя по всему, его чувства разделяла, потому как потащила Дженсена на трибуны – подальше от опасной зоны.

К восьми часам зал окончательно наполнился учениками и учителями. На трибунах почти не осталось свободных мест – счастливые родители здоровались друг с другом, кое-кто уже комкал в руках бумажные салфетки.

Джаред и Жен вошли в зал едва ли не последними. Кортез, в своём провокационно алом платье казавшаяся много старше своих лет, о чём-то оживлённо щебетала, но Дженсену даже с его места было видно, что лицо Джареда далеко от счастливого.

Саму церемонию Дженсен не запомнил особо – смысла не было. Торжественные речи директора и парочки учителей, которые они всё равно будут повторять на торжественном вручении аттестатов, потом – смонтированный, причём явно наспех, видеоролик об их потоке. Дженсен вглядывался в лица совсем ещё мальчишек и девчонок на первых кадрах – и не узнавал никого из знакомых. На какую-то секунду показалось, что промелькнул мелкий Падалеки – такой же вихрастый и улыбающийся, но нет, просто показалось. Дальше действительно пошли те моменты, что Дженсен помнил уже своей памятью – вылазки и дурачества, школьные олимпиады, спортивные соревнования и спектакли. Что-то ёкнуло внутри, но как только Дженсен почувствовал это – ролик как раз закончился.

А дальше пришлось вставать, выстраиваться в давно определённом порядке и вальсировать под знакомую до последней ноты музыку. Дэннил в его руках двигалась легко и изящно, и Дженсен расслабился, позволяя телу выписывать привычные фигуры. Рядом кружились в танце знакомые лица, и Дженсен улыбался невольно, глядя на то, с какой нежностью Розенбаум держит в объятиях Кэти, с каким блеском в глазах Райли смотрит на свою новую подругу. Правда, тут его свело в танце с Джаредом, и от взгляда на Женевьев улыбка слегка померкла, но Джаред умудрился подмигнуть ему, и Эклз снова расслабился.

Вальс завершился с последними звуками музыки, Дженсен и Дэннил вместе с остальными раскланялись под звуки аплодисментов, а с этим завершилась и вся торжественная часть.

- Жуть как проголодался, - рядом неожиданно возник Джаред. К столам действительно ломанулась толпа.

На сцену выбрался местный хоровой кружок, грянув какую-то весьма бодрую попсовую песенку. Падалеки, тихонько подпевая, нагрёб полные тарелки для себя и Дженсена, потом, чуть подумав – ещё две. Дженсен собирался было спросить, с чего вдруг такие возросшие аппетиты, когда понял, что это – для Дэннил и Жен, и укорил себя за то, что сам не догадался.

Они устроились на своих местах на трибунах, и несколько минут прошли в неловком молчании и сосредоточенной работе челюстей. Женевьев пару раз пыталась завести разговор, да так и стихал он после двух реплик – Дэннил отпускала шпильки одну за другой. Дженсен понятия не имел, за что конкретно она так невзлюбила Кортез, но был ей за это искренне признателен. И даже стыда не чувствовал. Ни капельки.

Медленный танец заиграл, как раз когда у Джареда закончилась его порция, и Жен тут же воспользовалась таким поворотом событий.

- Пойдём танцевать, – потащила она Падалеки в центр зала.

Джаред только успел кинуть на Дженсена жалобный взгляд, прежде чем исчезнуть в толпе.

- Потанцуем? – вслед за этим предложил Дженсен.

- Давай, - пожала плечами Дэннил, и они тоже присоединились к танцующим.

Быстрые танцы сменяли медленные, пару раз на сцену поднимались учителя, чтобы произнести тост-другой, и все тогда пили в очередной раз апельсиновый сок. Периодически кто-нибудь исчезал из зала, а возвращался обратно с подозрительно блестящими глазами и широкой улыбкой. Время шло, Дженсен устал уже жутко, взмок в своём чёртовом костюме. Смесь разных ароматов духов в зале заставляла слезиться глаза, было душно, очень душно, выпившие одноклассники веселились вовсю, и Эклз как раз подумывал было поймать Райли и выспросить у него какой-нибудь схрон – а вообще, можно и не ловить его, всё равно и самому найти не проблема, - когда на импровизированную сцену снова поднялся директор.

- Я рад вам сообщить, дорогие мои, - звонким голосом начал он, - что мы начинаем голосование за короля и королеву выпускного бала!

Народ потихоньку потянулся к именным карточкам, кто-то так и остался зажигать на танцполе, кто-то плотно присел у еды. Дженсен выскользнул под шумок из переполненного зала, с наслаждением вдохнув полной грудью прохладный ночной воздух. Он автоматически двинулся к трибунам, рассчитывая там присесть и передохнуть от шума и духоты хоть немного. Потом надо будет найти Джареда – в зале его точно не было.

Джаред сидел на самом верху трибун, подтянув колени к груди и вглядываясь в весеннее звёздное небо. Дженсен улыбнулся, увидев знакомый силуэт. Вприпрыжку поднялся по неровным ступеням и плюхнулся рядом, шутливо пихнув Джареда локтём:

- Ты что это тут, прячешься, а?

Эклз не видел лица Джареда в таком свете, но мог поклясться, что тот покраснел.

- Я свежим воздухом дышу, - буркнул Падалеки.

- Как скажешь, - легко согласился Дженсен.

Они замолчали. Говорить не хотелось, даже еле слышные звуки музыки, доносящиеся из открытых дверей школы, казались слишком громкими. Дженсен злился – из-за них не слышно было мерного дыхания Джареда, а это всегда успокаивало – настроиться, дышать в такт, как будто делишь одно дыхание на двоих, даже если между вами расстояние в несколько метров.

- Так ты говоришь, что сегодня на авто? – нарушил молчание Джаред.

Дженсен бездумно кивнул, соглашаясь.

- Как насчёт поддержания славных старых традиций? – поиграл бровями в слабом свете фонаря Падалеки.

Дженсен завис.

- Каких именно? – осторожно поинтересовался он.

- Ну, Эклз, - толкнул его в плечо Джаред, - не прикидывайся. Тех самых.

И вот как у него получается корчить такие похабные физиономии, оставаясь при этом самой невинностью?

- Падалеки, а тебе не кажется, что лишиться девственности в ночь выпускного бала у нас не очень-то получится? – хмыкнул Дженсен.

Действительно – это надо очень, очень постараться было заранее, придумать и подготовить план и обмундирование, чтобы вычудить что-нибудь из ещё не опробованного.

- Зачем сразу девственности? – усмехнулся Джаред. – Я вообще-то о старом добром перепихоне на заднем сидении говорил.

Он придвинулся ближе, жарко дыша в шею и обнимая одной рукой, впечатывая в себя, и от горячего дыхания и умелых прикосновений Дженсен поплыл мгновенно. Хорошо ещё, что остатки инстинкта самосохранения где-то на периферии сознания всё же остались.

- Джей, - сорвавшись на тихий стон, пробормотал Дженсен, - не сейчас.

Джаред отреагировал на это по-своему: прикусил немного сладкое местечко под ухом, что всегда лишало Дженсена воли, и скользнул правой рукой по его бедру, уверенно подбираясь к ширинке.

- Я серьёзно, Джаред, - последним титаническим усилием воли отстранился на пару сантиметров Эклз. - Харрис меня убьёт.

Возмущения Джареда Дженсен запечатал поцелуем, на несколько секунд прижимаясь, как мог крепко, без слов обещая – всё, всегда, всё, что угодно, только потерпи чуть-чуть.

- Через час, Джей. Потерпи.

Эклз заставил себя подняться на ноги и, пошатываясь, направился в сторону школы. Он даже представить себе боялся, как должен был выглядеть, но, наверное, не считая опухших губ, всё спишут на алкоголь и духоту, а Дэнни прикроет, если что. Спину прожигал жаркий взгляд Падалеки, и Дженсен машинально ускорился, искренне надеясь, что администрация тянуть не станет.


Изображение


- Чёрт, почему здесь так мало места? – Джаред раскраснелся, глаза лихорадочно блестели, галстук давно уже перекрутился и сдвинулся, пиджак был расстёгнут, а рубашка выдернута из брюк. Дженсен невольно залюбовался, оторвавшись от расстёгивания его ремня, и тут же поплатился за это, стукнувшись макушкой о крышу машины.

- Я обязательно скажу Джошу, что ему необходимо прикупить лимузин, - огрызнулся Дженсен, потирая ушибленное место.

- Ну, ладно, ладно, иди сюда, я поцелую, и всё пройдёт, - засмеялся Джаред.

Дженсен поёрзал на узком заднем сидении, снова наклоняясь и мягко прихватывая губы Джареда в поцелуе.

Даже отсюда, с соседней улицы, слышно было, как грохочет в школе музыка. Периодически мимо проносились машины, освещая фарами уютный переулок между двумя зданиями, но последние пятнадцать минут Дженсену было откровенно плевать на то, кто их заметит и что по этому поводу подумает. Если бы ещё машина была чуть просторнее…

- Сними её, - раздражённо дёрнул Джаред ленту, наискось пересекавшую грудь Дженсена.

Дженсен уставился на алую полоску ткани и завис. Лента, торжественно напяленная на него как доказательство выигранного титула короля школьного бала, сидела почти непозволительно плотно, и стащить её казалось делом неосуществимым.

- Забей, - выдохнул он в конце концов.

Пальцы снова потянулись к пряжке на ремне Джареда. Тот со стоном подкинул бёдра, помогая и подставляясь. Секунда – и щёлкнула застёжка, Дженсен быстро расстегнул молнию, стягивая брюки на бёдра.

- Давай, давай, - лихорадочно торопил Джаред. Руки беспорядочно цеплялись за пиджак, уже смятую ткань рубашки, наглухо застёгнутые брюки, мешающую ленту, задевая попутно чувствительные точки. Дженсен подставлялся под прикосновения, не задумываясь даже над тем, что делает, вылизывал влажные дорожки на шее Джареда, и медленно и верно уплывал. Так же, как и всегда, как было каждый раз с тех пор, как они, краснея и смущаясь, размазывая смазку по дженсеновским простыням, впервые разрешили себе немного больше, чем горячие поцелуи и быстрые дрочки.

- Сними это уже, - прорычал Падалеки, запутавшись в дженсеновском пиджаке окончательно. Тот невероятным усилием заставил себя оторваться от солоноватой гладкой кожи и отстранился, в очередной раз стукнувшись макушкой. Стащил пиджак, рванул пуговицы на рубашке. Алая лента перекрутилась и больно впивалась в голую кожу, скользила под пальцами, никак не получалось её стянуть, разве что вылезти из машины полностью, и Дженсен оставил свою одежду в покое.

Джаред безрезультатно пытался расстегнуть собственную рубашку, уже щеголявшую одной оторванной пуговицей, и Дженсен уверенно отвёл его руки, принимаясь за неё сам – костюм, как-никак, ещё возвращать придётся. Джаред подбадривал тихими стонами, беспорядочно скользил руками под рубашкой Дженсена, скорее отвлекая, жалил быстрыми горячими поцелуями шею и ключицы.

Джаред мог довести Дженсена почти до бессознательного состояния одними лёгкими прикосновениями и невесомыми поцелуями, всепоглощающей жаждой большего, когда набирался терпения и принимался дразнить, пока не добивался своего – умоляющих стонов, бессвязных всхлипов и безмолвных просьб, но чаще был таким, как сейчас – жадным, горячим и нетерпеливым до безумия, и, чёрт, Дженсен и сам терял голову.

- Дженс, смазка, - Джаред приподнял бёдра, и Дженсен, закачавшись, всё же сумел приспустить его брюки чуть ниже – как раз достаточно, чтобы…

- Блиин, - выдохнул Дженсен, лбом упёршись в прохладное стекло окна. Смазка всё ещё оставалась в бардачке, вместе с щедрым подарком Джоша, но добраться до него, не вылезая из машины и не отдавив Джареду самое драгоценное… не, ни фига не получится.

- Будем обходиться подручными способами, - пробормотал Дженсен в губы Падалеки. Тот, судя по всему, не возражал, жадно отвечая на поцелуй, прикусывая губы Дженсена и кладя ладонь на его пах.

- Как скажешь, мой король, - не отрываясь от своего занятия, пробормотал Джаред.

- Заткнись, - Дженсен прикусил кожу на его шее, тут же зализывая ущерб.

Джаред подчинился, отзываясь теперь только короткими оборванными стонами и движением бёдер. Дженсен по привычке скользнул ниже, выцеловывая дорожку до груди, обвёл языком правый сосок, чуть прикусил, вырвав у Джареда сдавленный всхлип, сдвинулся, устраиваясь чуть поудобнее.

И прекрасно вписался прямо копчиком в ручку двери.

- Мать твою, - выругался Дженсен.

- Эклз, сволочь! – вторил ему Падалеки, которому досталось от зубов Дженсена. – Я жить хочу!

- Я тоже, - проворчал Дженсен. – Меняем планы.

Он снова подтянулся вверх, запуская правую руку в растрёпанные волосы всё ещё недовольного Джареда. Тот пробурчал что-то, но на ласку привычно ответил, выгибаясь и прижимаясь к ладони. Дженсен улыбнулся, снова целуя его. От неудобной позы спина начинала побаливать, но спустя минуту неприятные ощущения растворились в привычном жаре в каждой клеточке тела.

- Джеенс, - хныкнул Джаред, разрывая на секунду поцелуй. Его бёдра в беспорядочном ритме двигались в попытке прижаться ближе к Дженсену, чувствительная кожа царапалась о ткань брюк.

- Тшш, - прошептал Дженсен ему в губы.

Правой рукой он скользнул ниже. Горячий твёрдый член привычно лёг в ладонь, и Дженсен несколько раз провёл по нему рукой, размазывая выступившие капли смазки.

Джаред выразил одобрение закушенной губой и довольным стоном. Он приоткрыл пьяные глаза, шало улыбаясь, и потянулся было оказать ответную услугу, но Дженсен мягко отвёл его руку. Размякший, растаявший под его прикосновениями Джаред был намного слаще самых жарких ласк.

- Давай, Джей, со мной, - хрипло пробормотал Дженсен, притираясь бёдрами и обхватывая в ладонь оба члена. Прикрыл на секунду глаза, наслаждаясь восхитительной гладкостью чужой плоти с одной стороны, ровным ритмом и быстрым, сорванным дыхание Джареда, но тут же снова пришёл в себя – во все глаза смотрел на Падалеки, задыхавшегося, цеплявшегося одной рукой за плечо Дженсена, натягивая ленту ещё больше, другой – за серую обивку сидения, реагировавшего на малейшую смену ритма – тихими стонами, мелкой дрожью по телу, усилением хватки.

- Мне чуть-чуть, Дженс, слышишь, давай, ещё немного, - бессвязно бормотал Джаред, не отпуская взглядом, шальным и пьянящим. Дженсена затягивало туда, в эту обжигающую пропасть расширившихся зрачков, он буквально тонул в ощущениях, не понимая до сих пор, как от самых простых прикосновения может так сносить крышу.

- Хорошо, Джей? Так – хорошо? – слова впитывались в кожу между ключиц, где Дженсен оставлял свои следы, но Джаред слышал – подкидывал бёдра вверх, трахая кулак Дженсена, задушено постанывал, зарывался рукой в волосы и притягивал ближе.

Дженсен ускорился, подчиняясь настойчивым движениям Джареда, ловя губами рваное дыхание и шепча бессвязную чушь. Совсем немного понадобилось – буквально через минуту Джаред выгнулся с низким стоном, заливая кулак Дженсена спермой и содрогаясь всем телом, и Дженсен сорвался всего через несколько секунд вслед за ним.

- Люблю тебя, - невнятно пробормотал Джаред, когда Дженсен опустился на него всем телом.

- Мггм, - согласился тот.

В машине стало жарко донельзя, воздух в салоне пропитался запахами пота и спермы, окна почти запотели, и Дженсену отчаянно хотелось прохладного ветерка на коже. Впрочем, пока не требовалось никуда вставать и идти, всё было и так прекрасно.

- Дженсен, - через несколько минут подал голос Джаред.

- А? – приподнял голову Эклз.

- По-моему, мы облажались, - задумчиво протянул Падалеки.

- С чего бы вдруг? – начал было Дженсен, но тут до него дошло. – Бляяя… - он бессильно уронил голову обратно на горячее плечо.

- Ага, - завозился под ним Джаред.

Волей-неволей пришлось вставать и осматривать ущерб.

Больше всего не повезло дженсеновским брюкам и многострадальной «королевской ленте» - характерные пятна, расплывшиеся по ткани, скрыть было просто нереально.

- Вот же чёрт, - ругнулся Дженсен, дотягиваясь до салфеток.

- И не говори, - протянул Джаред, рассматривая собственную рубашку. Оторванная пуговица явно его не обрадовала, а увидев, в каком состоянии находится правый рукав, он горестно застонал.

Дженсен первый вылез из машины и поёжился – разгорячённое тело на ночную прохладу отреагировало предсказуемой дрожью. Он дотянулся до пиджака, валявшегося на полу фольксвагена, натянул его на себя. Джаред как раз хлопнул дверью со своей стороны.

- Блядь, - внезапно чётко и отрывисто выдал Дженсен.

- Что такое? – подскочил к нему Падалеки. – Дженс, что?

Вместо ответа тот только кивком указал на сидение машины.

- Вот дерьмо, - выдохнул Джаред, разглядывая влажные пятна. – Джош тебя убьёт, да?

- Нет, - покачал головой Дженсен. – Но весёлую жизнь устроит. И лекцию прочитает. О безопасном сексе.

Джаред удивлённо на него посмотрел, но Эклз только пожал плечами. Будущий врач – что с него взять. И вообще, у каждого свои пунктики.

- Прости меня, - покаянно протянул Джаред, обнимая со спину и кладя подбородок на плечо. – Хочешь, помогу отмыть?

- Да ладно, Джей, ты чего? – засмеялся Дженсен, разворачиваясь и легко целуя Падалеки. – Было же классно.

- Ага, - мгновенно просиял тот, закивав, как китайский болванчик. – Так что теперь?

Дженсен отодвинулся на пару шагов, критически осматривая внешний вид Падалеки и делая выводы о собственном.

В неверном свете фонаря была видна только общая помятость одежды, растрёпанные донельзя волосы и припухшие губы, но…

- А теперь мы возвращаемся в школу, - вздохнул Дженсен. – И прячемся там по углам, если остался кто-то достаточно вменяемый, чтобы нас палить.

Джаред задумался, осмысливая план, который явно не привёл его в восторг.

- А вообще – забей, - махнул рукой Дженсен. – Там не до нас.

- Сейчас два часа ночи, - Джаред присвистнул, взглянув на экран своего айфона.

- Вот и прекрасно, - кивнул Дженсен, усаживаясь за руль. – Всё равно скоро всё закончится.

Джаред помялся ещё секунду – видно было, что возвращаться на Вест Ричардсон ему никак не хочется, но потом сдался – уселся на переднее сидение и захлопнул за собой дверцу.

Дженсен повернул ключи и вырулил из переулка.

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


28 ноя 2011, 01:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

В пять часов утра Дженсена разбудил толчок под рёбра.

Он с трудом разлепил глаза. За окном уже почти рассвело, но даже несмелые солнечные лучи для воспалённой сетчатки глаз казались адом. Дженсен со стоном перевернулся на спину. Потолок плавно вращался перед глазами – ещё бы, с час назад заснуть после бессонной ночи.

- Падалеки? – сонно щурясь, пробормотал Эклз, заметив знакомую фигуру, устроившуюся в ногах на его кровати. – Ты что тут делаешь?

- Как неприветливо, - засмеялся Джаред. – А если я просто соскучился?

- Соскучился? – широко зевнул Дженсен. – Прекрасно.

Рывком дотянувшись до Падалеки, он за футболку притянул его к себе. Джаред послушно опрокинулся на кровать. Дженсен зарылся в одеяла, уткнулся носом в его шею и прошептал:

- Соскучился – прекрасно. Спи давай, наслаждаясь моим обществом.

Он уже почти провалился в такую блаженно мягкую, обволакивающую дымку сна, когда почувствовал, как рядом снова заворочались.

- Дженс, - Джаред стащил с него одеяло, похлопывая по плечу. – Ну, Дженс! Вставай!

- Джаред, сколько лет ты меня знаешь? – не отрывая головы от подушки, прошипел Дженсен. Мягкая ткань скрадывала половину звуков, и голос казался действительно зловещим.

- Достаточно, - хихикнул Падалеки, снова принимаясь его тормошить.

- Тогда ты должен знать, что я тебя сейчас убью, - проинформировал его Дженсен, принимая сидячее положение и прожигая Джареда взглядом.

Эта сволочь буквально лучилась энтузиазмом, будто не ползла еле-еле домой ещё недавно. Дженсен прикинул, как выглядит он сам. По всему получалась, что картинка не из самых привлекательных.

- Ну, Дженс, - обиженно надул губы Джаред. Запрещённый приём.

Нет, он прав на самом деле, как убить – тут даже по башке чем-нибудь тяжёлым, чтобы дурь выбить, приложить не получится, рука просто не поднимется. Даже в пять утра, когда всех остальных расстрелял бы из пулемёта.

- Что случилось? – Дженсен зевнул так широко, что испугался за сохранность своей челюсти. Джаред зеркально повторил его жест.

- Мне ответили! – отзевавшись, с радостным видом сообщил он.

- Кто? Инопланетяне? – рассеянно поинтересовался Эклз. Близость постели отвлекала невероятно. Вот она – изощрённая пытка, наравне с китайской каплей воды, мерно разбивающейся о макушку.

- Да нет же, - раздражённо фыркнул Джаред. Развернул Дженсена к себе лицом, отнимая последнюю радость – смотреть на незаправленную кровать, мечтая о её восхитительной мягкости, – и хорошенько встряхнул. – Мне ответили из колледжа.

- Из какого? – сосредоточиться на разговоре упорно не получалось. Дженсен изо всех сил пытался приспособиться к реальности, но выходило, откровенно говоря, плоховато.

- Чёрт, Эклз, - раздражённо фыркнул Джаред. – С тобой вообще разговаривать невозможно.

Ещё бы, мысленно согласился Дженсен. Кто вообще в такое время разговаривает?

- Джей, - как можно ласковее протянул он, - я ничего, ничегошеньки сейчас не соображаю, поэтому скажи мне, пожалуйста, что конкретно стряслось, а?

- Мне ответили из Бостонского университета, - сообщил Джаред.

- Что… подожди, ты писал в Бостон?

Дженсен даже проснулся от неожиданности. Этот вариант почти сразу же перекочевал в стопку не имеющих перспектив: слишком высокие требования, чтобы рассчитывать хотя бы на льготы, а платить 60 тысяч баксов за год обучения… ну, не вариант. А в остальном – мечта: программы обучения на любой вкус, дополнительные курсы, драматическая секция весьма неплохого уровня, не говоря уже о самом колледже изящных искусств…

- Я мониторил всякие конкурсы, - разъяснил Джаред. – Ну, из той серии научных проектов, после которого тебя в Йель пригласили, помнишь? Только писательские. И… в общем, надо было просто написать рассказ на заданную тему.

- Ты написал, - констатировал Дженсен.

- Да… сам не знаю, что на меня нашло, но я написал и отправил, - смущённо пожал плечами Джаред. – А ответ пришёл уже сегодня. Я думал, что это займёт больше времени…

- И тебе написали, что..? – полувопросительно протянул Дженсен.

- Что хотят видеть меня на собеседовании, - с улыбкой на сто ватт ответил Джаред. – Ну, вообще-то, там ещё целый листик мелким текстом всякой чепухи написан, но главное, Дженс, они готовы мне предложить стипендию!

Дженсен медленно поморгал, пытаясь прийти в себя. Бостонский университет? Стипендия? Может, он просто действительно уснул, а теперь видит охренительно прекрасный сон?

- Стипендия? Джей, серьёзно?

- Ага, - закивал Джаред. – Ну, то есть, зависит от результата экзаменов, но проходной балл в моём случае должен быть гораздо ниже, чем при обычном поступлении, плюс какой-никакой, а спорт, так что…

Джаред ещё продолжал говорить, когда Дженсен аккуратно запечатал ему рот ладонью.

- Шшш, расслабься…

Джаред покорно замолчал, и Дженсен почти физически чувствовал, как его отпускает – напряжение, скопившееся за столько месяцев, нервная эйфория вчерашнего вечера и этой ночи, как расслабляется всё его тело, будто бы из него мгновенно выкачали всю энергию. Эклз по себе знал, как это бывает – вот ты несёшься вперёд, внутри всё кипит, кажется, сейчас взорвёшься от переполняющих эмоций, а потом раз – и сдуваешься, как проколотый воздушный шарик, едва только стоит поделиться с кем-то.

- Всё хорошо, Джей, - тихо шептал Дженсен, аккуратно укладывая Джареда на кровать, стаскивая с него разношенные кроссовки и укрывая одеялом. – Всё хорошо.

Дженсен прикрыл окно, задёрнул занавески и сам скользнул под одеяло, прижимаясь к расслабленному Джареду.

Тот заворочался, переворачиваясь на бок, и успокоился наконец-то, закинув на Дженсена ногу и руку. Сразу стало нестерпимо жарко, но Дженсен и не подумал сдвинуться, прислушиваясь к биению сердца рядом и чувствуя, как оно всё ещё выбивает ритм куда быстрее, чем обычно.

- Я очень тобой горжусь, Джей, - прошептал он, поглаживая пальцами запутанные вихры, и почувствовал, как на лице Джареда, прижатом к его макушке, расплывается довольная улыбка.


Изображение


Глубоко внутри противный тонкий голосок подбивал не спускаться никуда сейчас, не говорить ничего – свернуться под тёплым одеялом, включить на компе какой-то боевик, расслабиться и пообещать себе: завтра с ними поговорю, завтра – обязательно.

Но Падалеки тоже не вчера на свет родился и с Дженсеном познакомился: тренькнул мобильный на тумбочке, на экране высветились чёткие буквы:

«не отлынивай там»

Пришлось брать себя в руки и спускаться вниз, к дожидающимся родителям. Оттягивать дальше уже просто некуда.

В кухне пахло только что вынутым из духовки яблочным пирогом. Дженсен размышлял когда-то над тем, чем для него в памяти останется детство. Получалось – воздушным змеем на заднем дворе первого дома, мягкими руками мамы, крепким объятием отца, первой улыбкой Мак и вот этим запахом пирога.

- Дженсен, - лицо Донны осветилось улыбкой. – Садись, ты как раз вовремя.

Дженсен опустился на своё привычное место, откинулся на спинку стула и крепко зажмурился. Он каждой своей частичкой надеялся, что родители поймут, конечно, поймут, не могут не понять, но страх всё равно противным червячком подтачивал всю решимость.

- Мам, пап, - наконец выдавил из себя Дженсен. – Мне надо с вами серьёзно поговорить.

За что Дженсен любил свою семью просто до безумия – это за понимание и участие, которые никогда не переходили ни за границу навязчивости, ни за границу безразличия. Сколько он себя помнил – всегда так было. Если хотелось, чтобы кто-то обнял, приласкал и сказал, что всё будет хорошо, всегда появлялась мама, или отец немного неуклюже притягивал в родительское объятие, а если самому хотелось разобраться с проблемой, обдумать и позлиться в одиночестве – никто (ну, Мак, мелкая, не считается) не пытался навязаться, вызнать, в чём дело и кинуться на «обидчиков моего мальчика» с угрозами, как Дженсен не раз видал в школе.

Вот и сейчас – Донна вымыла руки, вытерла их кухонным полотенцем со светло-жёлтым узором, а отец щёлкнул пультом от телевизора, выключая запись какого-то теннисного матча во Франции. Вот так у них повелось – Дженсен предпочитал лёгкую атлетику, Джош пропадал на баскетбольной площадке, Мак фанатела от накачанных парней в футбольной форме (не то чтобы Дженсен не разделял её взглядов), а Алан вот не пропускал ни одного крупного турнира по теннису.

- Дженсен, что-то случилось? – поинтересовался отец.

- Нет, - хрипло ответил Дженсен. В принципе, это и ложью-то не было. – Пап, мам… - он сделал глубокий вдох. – Я не собираюсь ехать в Йель осенью.

Дженсен подавил детское желание зажмуриться и сжаться в комок, ожидая реакции, но и прямо смотреть в глаза так и не смог – не выдержал, опустил взгляд, разглядывал трещинки на столе. Самого себя корил – чего бояться-то, а вот поди ж ты – вечный страх разочаровать близких плотным мерзким комком свернулся в груди.

По ощущениям Дженсена, прошла не одну минута, прежде чем Алан наконец-то заговорил.

- И?

Дженсен поднял взгляд.

На него смотрели две пары спокойных и, в общем-то, не удивлённых глаз. То, что от него ожидают продолжения, до Дженсена дошло только тогда, когда мама осторожно прикоснулась к его руке.

- Дженсен, ты ведь не собираешься сказать нам, что «я не поеду в Йель, потому что собираюсь податься в хиппи и курить травку всю оставшуюся жизнь»?

Дженсен невольно хмыкнул. Донна часто пыталась острить, но все остроты её казались не слишком смешными и не очень колкими, хотя и меткими подчас.

- Нет, - сообщил он. – Я собираюсь поехать в Бостон.

- И что же тебя так привлекло в этом городе? – поинтересовался отец.

- Дай-ка угадаю: Джаред поступил в университет в Массачусетсе? – невинно спросила Донна.

Дженсен покраснел до корней волос.

О Джареде он рассказал родителям ещё больше года назад. Собственно говоря, в его жизни откровенных разговоров и было-то всего три – первый, ещё в старой школе, когда пришлось признаться, что мальчики кажутся ему привлекательнее симпатичной соседки Фиби; потом – разговор о Джареде после той дурацкой истории с Кайлом и вот теперь – третий. Хотелось бы верить, что последний, потому что каждая такая беседа повергала Дженсена в ступор, буквально превращая его в заикающегося краснеющего мямлю. Эклз ненавидел это чувство.

- Ну, я ожидал чего-то подобного, - признался Алан.

Наверное, Дженсен молчал слишком долго, потому что Донна не выдержала и засмеялась.

- Дорогой, послушай, - ласково проговорила она, беря сына за руку. – Мы знаем, что ты прекрасный актёр и самостоятельный взрослый человек.

Дженсен искренне попытался не заметить оттенок сарказма в этих словах.

- Но, Дженсен, - продолжила она, - мы ведь всё-таки твои родители. И мы знаем, что с тобой происходит.

Донна выдержала драматическую паузу, и уже нормальным голосом добавила:

- Ну, и не надо было буклеты эти свои по всей комнате разбрасывать.

Дженсен не выдержал всё-таки, рассмеялся от накатившего облегчения. Родители смотрели с улыбками, немного грустными, но так давно уже было, едва заходила речь о будущем.

- Вы и правда не против? - отсмеявшись, всё-таки спросил Дженсен.

Алан покачал головой.

- Сынок, я верю, что ты знаешь, что делаешь, - похлопал он Дженсена по плечу.

- Знаю, - улыбнулся тот.

- Ну, вот и славно, - хлопнула в ладоши Донна. – Зови Мак и будем есть пирог.

- Есть, мэм! – шутливо отсалютовал Дженсен.

Он направился к выходу их кухни, когда его догнал нарочито суровый голос отца:

- Но потом ты расскажешь мне всё про этот твой новый университет!

Дженсен, улыбнувшись, понёсся наверх через две ступеньки, вытащить из комнаты сестру. На лице медленно расплывалась широкая счастливая улыбка.

Самое страшное уже осталось позади.


Изображение


«Солнышко» сделало полный оборот под крики и смех пассажиров. Дженсену показалось, что он услышал голос Падалеки, но орали все, так что фиг его знает.

- Не понимаю, что в этом весёлого, - передёрнула плечами Дэннил, поглядывая на аттракцион.

Дженсен меланхолично пожал плечами и отщипнул кусок от розовой сахарной ваты. Вату торжественно вручил ему Джаред, отправляясь кататься, и наказал беречь её, как зеницу ока.

«Солнышко» начало раскачиваться на новый круг, катающиеся поутихли, и вот теперь Дженсен отчётливо слышал звонкий голос Кэти, обещающий кому-то все смертные кары.

Вот в чём в чём, а вкусы на аттракционы у них с Джаредом были абсолютно разные. Дженсен терпеть не мог ощущение противной щекотки где-то в животе, когда всякие «Солнышки» и «Адские врата» летели вниз, предварительно продержав камикадзе внутри вниз головой, а сам Падалеки выползал со столь любимых Дженсеном шейкеров изысканного бледно-зелёного цвета.

- Адреналин и всё такое, - наконец ответил Дженсен.

Дэннил задумчиво покрутила в руках яблоко в шоколаде, явно пребывая в раздумьях, стоит ли связываться с лакомством.

- Вот Майкл сейчас свой адреналин и получит, - в конце концов, поставила диагноз она.

Дженсен не сдержал смешка.

«Солнышко» уже явно заканчивало свой цикл, замедляясь, и им с Дэннил, стоящим у самого ограждения, прекрасно были видны лица сидящих у самого края друзей.

Ожидания Харрис оправдались – едва сойдя со ступенек с помощью Джареда, Кэти тут же набросилась Розенбаума едва ли не с кулачками.

- Урод! Ты же говорил, что это здорово!

Кэти пошатывалась, надвигаясь на смеющегося Майкла, и Дженсен не мог сам сдержать смеха – больно забавно смотрелась эта картинка.

- Заскучал тут без меня? – сзади навалился сияющий Джаред. Дженсен напрягся по привычке, но тут же расслабился в крепких руках.

- Мечтай, - усмехнулся он.

- Да я и так знаю, - засмеялся Джаред. Дженсен улыбнулся в ответ.

Кажется, весь Даллас и окрестности решили выбраться в «Шесть флагов» - первые летние дни заставили всех позабыть о собственных уютных норках и выползти наружу. Яркая музыка и ослепительный свет, крики и смех, призывы зазывал и объявления о началах шоу – всё смешивалось в единое целое, подхватывало цветной волной и несло за собой, заставляя полностью отдаться происходящему и плыть по течению.

- Куда дальше? – Кэти остановилась на развилке. Вокруг сновали люди, и всем пятерым пришлось сбиться в кучку, чтобы их не растащило в разные стороны.

- И не мечтай, - одёрнула Джареда Дэннил.

Дженсен проследил за его взглядом – оказалось, Падалеки плотоядным взором рассматривал гигантскую «Атмосферу», уже не в первый раз за сегодняшний день.

- «Комната страха», - не терпящим возражения тоном сообщил он и направился в противоположную «Атмосфере» сторону.

Чего-то не хватало рядом, чего-то неуловимого и привычного, и Дженсен только теперь, стоя в очереди в маленький домик с искусственной паутиной на двери, понял, что не хватало Чада, мать его, Мюррея. Со всеми идиотскими шуточками и ослиным упрямством – не хватало. Привык, что приходится его терпеть рядом, настолько сильно привык, оказывается.

Идея выбраться всем вместе куда-нибудь в последний раз принадлежала Падалеки. До торжественного вручения дипломов оставалось два дня, погода располагала к прогулкам как никогда лучше, и в итоге все пятеро в пикапе Розенбаума тряслись в пробках Далласа, чтобы добраться до парка аттракционов. С мероприятия этого только Чад и соскочил – они с Соф пару дней назад умотали куда-то на озеро отдыхать. Джаред не говорил ничего, но Дженсен всё равно видел, что ему обидно немного. Но тут уже ничего не поделать было.

В комнате страха на них шикали за дикий ржач, сбивавший настрой остальным посетителям.

- Я – Эдваааард Каааллен! – заявил Майкл, подсвечивая лицо и растрёпанные патлы мобильником. Все ударились в смех первый раз и не затихали уже до конца – ни когда откуда-то сбоку к тележке тянул руки пластмассовый манекен-зомби, ни когда под потолком разносилась громкая запись полёта летучих мышей, ни когда сверху падали сети, ни когда в колонках включались замогильные завывания.

В зеркальном лабиринте Джаред, шедший первым, врезался прямо в отполированное стекло, не сбавив скорость и выбрав неверный поворот. Сдавленно ругнувшись по поводу того, что на выпускном придётся сиять подпорченной физиономией, он уже медленно и аккуратно дошёл до выхода, в итоге едва не свалившись с подвижных ступенек.

На этом было решено сделать перерыв в развлечениях.

- Мы за едой. Вам что-нибудь брать? – поинтересовалась Кэти.

- Двойную фри и сырный соус, - за двоих ответил Дженсен. Джаред вертел в руках карту парка и пытался сориентироваться, где находится ближайший домик с буквами WC на фасаде. - Нам туда, - потянул его в нужном направлении Дженсен.

Отстояв небольшую очередь, они всё-таки ввалились в помещение.

- Офигеть, - расстроенно протянул Джаред, рассматривая в зеркале ушибленный лоб.

- Да всё нормально, - Дженсен протянул ему холодный мокрый платок.

- Ни хрена не нормально. Вот буду теперь сверкать на выпускном шишкой. Или фингалом, один чёрт, - Джаред поморщился, когда холодная вода капнула на футболку.

- Расчешем твои патлы так, чтобы не было видно, заправим под шапочку, и никто ничего не заметит, - хлопнул поникшего Падалеки по плечу Дженсен. – А теперь вперёд, нас ждут великие дела и картофель фри!

При упоминании еды Джаред заметно оживился.

- Тогда чего мы ждём!

По дороге к фуд-корту Дженсен отвлёкся: какая-то парочка попросила его сфотографировать их на фоне сверкающих огней «Адских врат». Отщёлкав пару кадров и выслушав благодарности, он огляделся по сторонам в поисках Джареда.

Падалеки обнаружился около лотков со всякой сувенирной фигнёй. Страшась даже предположить, что он может там покупать, Дженсен направился туда, готовясь увидеть клоунские носы, половинчатые кулончики или ещё что-то в том же духе.

Когда Дженсен пробрался через людской поток, Джаред уже расплатился. Дженсен только расширившимися глазами смотрел, как он прячет в карман маленький свёрток.

- Ты что, серьёзно? – перевёл он взгляд на сияющего Падалеки. Ну, тупо девчонка – маленький шоппинг, и всё плохое тут же забыто.

- А что? - Джаред вывернул на главную дорогу.

- Ты только что купил техасские магнитики, - последовал за ним Дженсен. – На кой чёрт они тебе нужны?

- Ну, как, - ухмыльнулся Джаред, - в Бостоне мокро и холодно, поэтому я их куда-нибудь прицеплю и буду вспоминать жаркие техасские ночи. Догоняй!

Эта скотина бессовестно заржала и рванула вперёд. Запахи еды почуяв, что ли – они как раз подошли к месту назначения.

- Мы уж думали, что вас там смыло, - улыбнулась Дэннил, подпихивая к вновь прибывшим заказанную еду. Впятером сгрудиться вокруг маленького высокого стола оказалось сложновато, но приходилось довольствоваться отбитым плацдармом.

- Кайф, - простонал Джаред, обмакивая картофель в густой соус и отправляя в рот. Дженсен проводил эту картину взглядом и непроизвольно облизнулся, за что тут же получил пинок под рёбра от вездесущей Харрис.

- Остынь, Эклз, - заметив это, заржал Майкл. – Нам ещё домой ехать.

- Так, - Кэти выставила вперёд пластиковую вилку, указывая ей на притихших парней. – Чтобы в машине без всяких непристойностей!

Дженсен не выдержал и рассмеялся, настолько смешной казалась псевдогрозная Кэти. К нему присоединились все, в том числе и сама виновница.

- Ну, что, прокатимся на чём-нибудь? – собрав с картонки последний соус, потянулся Майкл.

Дженсен с опаской покосился в сторону любимого шейкера, который как раз хорошо виднелся с его места. Прислушался к организму и решил, что вот сейчас тот не переживёт даже лёгкой тряски, не говоря уже о чём-то более серьёзном.

- Какой прокатимся? – поддержала его Дэннил. – Пойдём погуляем просто, что ли…

- Да ну, - отмахнулся Джаред, - тут гулять можно только на бронетранспортёре. А что, - тот же мечтательно протянул он, - было бы классно…

- А давайте вон туда, - махнула рукой в сторону цепочек Кэти.

Единодушно решив, что это-то почти детское чудо никакого вреда не нанесёт, все медленно потопали туда. Отстояв короткую очередь, заняли свои места и защёлкнули крепления.

- Эх, хорошо! – крутанулся на своём месте Джаред. Под жёстким взглядом смотрителя он, впрочем, тут же прилежно выпрямился и распутал цепи. – Ну, что, полетели!

Дженсен расслабился, откидываясь назад. Аттракцион медленно набирал скорость, поднимаясь вверх, и вскоре уже его волосы трепал лёгкий прохладный ветерок, а сердце сладко ёкало, когда на очередном повороте кресло летело немного вниз.

Сзади послышался звон цепей и, обернувшись, Дженсен увидел, как Майкл, вопреки всем правилам безопасности, притянул к себе Кэти за руку и перекрутил их цепи вместе. Сбоку что-то кричал Джаред, но слов не разобрать было. Дженсен попытался дотянуться до него, но не получалось – неудачно выбрали места, в полёте слишком далеко друг от друга относило. Впереди, раскинув руки и подставив лицо ветру, сидела Дэннил. Дженсен, дождавшись очередного взлёта, толкнулся вперёд. Ноги неловко перебирали в воздухе, но удалось ухватить её сидение, одновременно окликнув. Дэннил вскрикнула, схватившись за цепи, но расслабилась тут же, едва оглянулась. Дженсен потихоньку притянул её ближе к себе, и, когда аттракцион сделал полный оборот, толкнул вперёд, раскачивая. Дэннил звонко засмеялась от ощущения двойного полёта.

Внизу разноцветные огни выхватывали в своём свете десятки разных лиц, создавали причудливые картинки, которые на скорости полёта размазывались, как акварельные мазки на картине кого-то из известных импрессионистов, тело казалось совсем невесомым, и Дженсен, раскинув руки в стороны и откинув голову, закричал в светлое от огней ночное небо – вот он я, смотри! Видишь?

Джаред присоединился к нему чистым счастливым смехом, Дженсен услышал, как сзади вторят ему друзья, и сам засмеялся, чувствуя себя абсолютно невесомым, свободным и счастливым.

Ещё несколько кругов – и все начали медленно опускаться, пока ноги, наконец, не коснулись платформы. Дженсен быстро отстегнул крепления себе, помог Дэннил, мельком проверил, что остальные прекрасно справились сами и рванул к выходу, пока в толпе откатавших свою очередь на него не наткнулся смотритель – только выговоров сейчас не хватало.

- Ты молодец! – хлопнул его по плечу Джаред, когда они остановились в паре аттракционов от цепочек, пытаясь отдышаться.

- Хочу туда! – ткнула пальцем Дэннил в соседний павильон.

Дженсен посмотрел на вывеску и улыбнулся. О, да.

Выбрать себе машинки не получилось – с таким потоком желающих пришлось садиться в доступные аппараты. Майкл и Кэти взяли себе одну, Дженсен тоже хотел было занять одну на двоих с Падалеки, но в последний момент передумал – пока выяснят, кто всё-таки за рулём сидеть будет, хрен знает, сколько времени пройдёт. Так что остальные выбили себе по индивидуальному авто.

- Погнали! – махнул рукой Джаред, когда в павильоне отзвучала сирена и включилась подача тока.

Майкл и Кэти занимались тем, что таранили всех, кого ни попадя, Дэннил нарезала круги по павильону, периодически откровенно подрезая мелких, а Джаред, судя по всему, поставил своей целью догнать Дженсена и загнать его в угол. Так и ездили – со столкновениями, улюлюканьем и смехом. Джареду почти удалось задуманное: Дженсен как раз пытался выкарабкаться из затора вокруг машинки Майкла, когда его прижало так, что не развернуться, но потом пробка рассосалась сама собой, и под разочарованное улюлюканье Падалеки Дженсен вырулил на свободное место.

- Ещё остаёмся? – крикнул Дженсен, когда движение начало замедляться, а музыка – постепенно стихать.

- Давайте, - отозвалась Кэти. Дэннил тоже согласно кивнула.

- Пусти-ка, - Джаред, едва отключили подачу тока, перелез в дженсеновскую машинку. – Давай их сделаем! – заговорщицки прошептал он на ухо Эклзу, указывая на хихикавших на своих местах Майкла и Кэти.

Дженсен кивнул, злорадно усмехаясь.

Они остались ещё на два заезда – таранили друг друга и гонялись на скорость, лавируя между другими машинами и сбивая их курсы, выбирались из вечных пробок и мстили за наезды на любую из «своих» машинок, и выбрались из павильона только тогда, когда от слишком громкой музыки начал ощущаться дискомфорт.

- Пора бы уже возвращаться, наверное, - протянула Дэннил, поглядев на часы.

Дженсен задержался на выходе из павильона – посмотрел отснятые автоматическими камерами фотографии и выкупил несколько штук. За этот день у него уже мини-коллекция образовалась из смешных кадров.

- Да, полдвенадцатого, однако, - согласился Джаред.

- Скоро поедем уже, - подвёл итог Дженсен. – Что там у нас напоследок?

Напоследок общим голосованием выбрали огромные русские горки с тройной мёртвой петлёй. Вагончики на три человека, надёжные крепления, свист ветра в ушах и крик, рвущийся из горла от ощущения свободного падения. Дженсен терпеть не мог, когда натыкался где-нибудь на сравнения «его жизнь походила на русские горки: взлёт вверх, падение вниз, прямой бросок, и снова по кругу», но сейчас не мог не признать – что-то в этом было, что-то неуловимое, что можно ощутить, лишь вот так вот вживую сопоставив ощущения.

- Хух, - Кэти прислонилась к автомату с водой, вбросила монетки и получила свою минералку. На шее у неё поблескивала половинка кулончика-сердечка: Майкл купил его в самом начале дня здесь же, вторая половина болталась где-то у него в кармане. – Кажется, нам точно пора домой.

С ней молча все согласились, не сговариваясь направляясь в сторону стоянки.

Людской поток потихоньку рассеивался, многие тоже направлялись к выходу их «Флагов». Возле самых ворот Джаред остановился.

- Сфотаемся? – он указал на огромный картонный стенд с логотипом парка. Рядом скучал парень-фотограф, постоянно поглядывая на часы. Видимо, работой он не перегружался.

- Джей, ты что, маленький? – фыркнул Майкл. – Нафиг надо? У нас и так с сегодня фоток хватает, правда, Дженс?

- А давайте, - неожиданно возразила Дэннил. – Все вместе. Потом вспоминать будем ещё, последний денёк детства.

Все пропустили её слова мимо ушей, направляясь к стенду, а Дженсен грустно улыбнулся. Харрис обладала удивительным талантом озвучивать его чувства.

В машине Майкл, забравшись на водительское сидение, включил тихую музыку. В такое время Даллас не пустовал, но машин на улицах поубавилось, и из города удалось выехать, нигде не застряв.

Дженсен откинулся на спинку сидения, устраиваясь поудобнее. За окнами мелькали дома, ехать было совсем недолго, но глаза закрывались сами по себе. Спереди тихо переговаривались Кэти с Розенбаумом, справа, положив голову ему на плечо, дремала Дэннил. Слева обжигал своим плечом Джаред, рассматривающий в окно ночные огни.

Дженсен поёрзал ещё с полминуты, потом нашарил ладонь Джареда, переплёл их пальцы, проигнорировав удивлённый взгляд, и закрыл глаза, проваливаясь в мягкий сон до самого дома.


Изображение


Мантия выпускника почему-то жала в подмышках, и Дженсен постоянно ёжился. Шапочка всё время сползала на глаза, кисточка неприятно щекотала шею, и даже любимые разношенные туфли для «парадных» случаев, казалось, жали.

Школа кипела – снова. Наполненные родственниками и друзьями знакомые до последней трещинки коридоры трещали по швам. То и дело где-то раздавались громовые голоса учителей, пытавшихся организовать действие, но их тут же перекрывал счастливый смех или умильный плач.

Школьный оркестр выстроился на поле около трибуны ещё полчаса назад и вспотел уже полностью в своей тяжёлой форме. Глядя на то, как трубач, парень на два класса младше, утирает пот со лба, зажав свой инструмент под мышкой, Дженсен невольно его пожалел. Впрочем, самому ему топтаться за кулисами сколоченной на поле сцены тоже уже давно надоело.

Весь выпускной класс расселся на первых рядах на вынесенных на улицу складных стульях и теперь с помощью подручных средств пытался защититься от палящего уже по-летнему жарко солнца. Дженсен стоял в тени – и это был единственный плюс во всей ситуации.

Повертев в руках бумажку с набросанной неровными строчками речью, Дженсен засунул её во внутренний карман пиджака.

Отвертеться от этой повинности так и не получилось. Предполагалось, что Эш, как председатель местного клуба дебатов и вообще всячески харизматичный человек, выполнит почётную обязанность, но тот досрочно смотался из города. Умный. В итоге учителя пытались свалить это на всех подряд, Дженсен подначивал Дэннил, та отфыркивалась, а в итоге всё получилось как всегда: Дженсена просто поставили перед фактом в последний день. Видимо, во избежание отмазок разного характера.

Кому пришла в голову очередная гениальная идея – перенести заключительную часть выпускной церемонии из актового зала на залитое жарким солнцем футбольное поле – Дженсен не пытался даже догадаться. Он считал кисточки на чёрных шапочках выпускников, пытался найти в толпе приехавших старших братьев и сестёр друзей и коротал время.

Наконец, оркестр не слишком стройно грянул какую-то задорную мелодию, по рядам зрителей прокатились быстрые шепотки, и, наконец, наступила почти идеальная тишина.

На сцену выбрался одутловатый директор, сверкая вспотевшей лысиной на солнце. Откашлялся в микрофон, деликатно прикрывая рот кулаком, но звук в итоге всё равно вызвал оглушительный треск в колонках. Дженсен, стоявший как раз недалеко от аппаратуры, подпрыгнул на месте и принялся, про себя чертыхаясь, тереть оглохшее правое ухо. Пока он приходил в себя, со стороны импровизированного зрительного зала раздались жидкие аплодисменты, снова заиграл оркестр, а потом Дженсена пихнули в спину по направлению к лестнице на сцену.

Выбравшись на подозрительно шатающийся помост, Дженсен подошёл к микрофону, щурясь от солнца.

Почему-то из головы вылетело всё то, что с трудом писалось накануне, а лезть за спрятанной в карман помятой бумажкой было как-то неудобно. Он обвёл взглядом притихших одноклассников, глядящих на сцену, и легко улыбнулся.

- Знаете, наверное, сегодня мы собрались вот так вот в последний раз.

Джаред говорил, что в этой речи должно быть много смеха и гэгов, чтобы не заскучали те, кому придётся выслушивать сей бред. Дэннил – что данная пытка предназначена для того, чтобы выжать из выпускников слёзы, но никому это ещё не удалось - плачут всегда исключительно родители. Учителя так вообще злорадствуют. Майкл предлагал забить, потому что слушать всё равно никто не будет.

Дженсен пошёл по любимому принципу – много воды и никакой конкретики, главное, чтобы много деепричастных оборотов и красивых метафор. Прокатит. А сейчас…

- Сколько лет каждое утро мы просыпались, никуда не торопились, потому что знали, что наша школа никуда от нас не убежит.

Дженсен улыбнулся своим воспоминаниям. Вот он еле продирает глаза с утра – просто потому, что сегодня среда, силы, набранные с выходных, уже исчерпались, а впереди – полное отсутствие радужных перспектив. Вот зарывается с головой под одеяло, намереваясь забить на всё и проспать до полудня как минимум. Вот наплывает блаженная дрёма, и залихватский свист за окном кажется её частью. Вот он проваливается в сон с блаженной улыбкой на лице.

А вот сверху на кровать валится тяжёлая туша Джареда, которому надоело ждать на улице.

- Каждый день мы заходили в одно и то же здание и видели одни и те же лица. Кого-то вам хотелось собственноручно пристрелить…

Майкл одобрительно присвистнул.

-…а кого-то – никогда от себя не отпускать.

Дженсен нашёл взглядом Джареда в середине третьего ряда. Непослушные вихры выбились из-под шапочки, горящий взгляд направлен на сцену.

- А завтра мы проснёмся, - продолжил Дженсен. – И, только представьте себе, не будет ничего этого. Как будто наступили каникулы. Долгожданные летние каникулы. А потом мы будем точно так же просыпаться, день за днём, и однажды поймём, что приближается осень.

Дженсен сглотнул подступивший к горлу комок. Какую чушь он несёт, Господи, и почему так в груди щемит от этого?

- Приближается осень, а мы где-то далеко-далеко от дома. И мы вспомним не только свой дом, но и Вест Ричардсон. Потому что с нами всё равно всегда будет что-то, или кто-то, кого подарила нам эта школа.

Дженсен улыбнулся.

- Ребята, завтра перед нами откроется целый мир. Любое направление, любой уголок этой планеты – для вас. Давайте не будем забывать, кому мы этим обязаны.

Дженсен подождал несколько секунд и отошёл от микрофона.

Где-то далеко, будто скрытые за толстым стеклом, слышались громовые аплодисменты и выкрики, Киннер потрепал его по плечу за кулисами и пробормотал что-то вроде «молодец», а Дженсен не обращал на это никакого внимания. Он пробирался к своему месту между Джаредом и Дэннил, и только сейчас понимал: всё, что только что говорил – правда. Всё закончилось.

Как это могло так быстро закончиться?

Пыльный актовый зал с запахом грусти, широкие классы с неудобными стульями, уроки мистера Киннера и короткие юбки Вечной Мисс, вечерние костры на реке, ненавистный Павлин и репетиции с Кэти, подколки Дэннил и споры в редакции газеты, и Джаред…

- Люблю тебя, - шепнул на ухо Джаред, поправляя шапку плюхнувшемуся на свой стул Дженсену.

И тогда он снова улыбнулся. По крайней мере, Джаред заканчиваться не собирался.

Вручение дипломов и поздравительные речи учителей пролетели быстро. В основном потому, что Дженсен и не слушал-то ничего, так, только вид делал. После двухчасового первого акта в зале, после ожидания на солнышке и почти-срыва на сцене, всё пролетало перед глазами, но не отпечатывалось в сознании. Он и в себя-то пришёл, когда Джаред в бок пихнул, мол, иди давай, и потом ещё ноги оттоптал всем, когда поднимался за своим дипломом. А потом – отпустило, так же резко, как и накатило. И Дженсен улыбался, когда слушал прощальную речь директора, открыто и легко.

Всё.

Под гром аплодисментов десятки чёрных шапочек взлетели в воздух.

На задних рядах кто-то кричал, кто-то всхлипывал, а Дженсен получил по лбу чьей-то упавшей одёжкой и тут же оказался в крепких объятиях – Джаред притянул к себе, не заботясь о том, что кто-то рядом, увидит – плевать. Все обнимались, похлопывали друг друга по спинам, поздравляли, и Дженсен сам не заметил, как обнял стоящую рядом Дэннил, как навалился на них с радостным криком Майкл, а следом за ним и Кэти, как в итоге все превратились в огромную кучу-малу…

Потом к ним пробились родители, и Дженсен обнял поочерёдно отца и маму, а следом – и брата с сестрой.

- Горжусь тобой, сынок, - тихо проговорил Алан, и Дженсен улыбнулся, уткнувшись в крепкое отцовское плечо.

Всё будет хорошо.


Изображение


Внизу заканчивалась уже последняя часть церемонии, когда Дженсен поднялся в старый актовый зал. Всё равно никто не хватится.

Хотелось попрощаться. В конце концов, здесь действительно всё началось – так пусть здесь всё и закончится.

Джаред, как всегда, читал мысли, или предсказывал, или просто волну ловил – уже ждал.

Дженсен стащил до смерти надоевшую шапочку, кинул её на подоконник, рядом с джаредовской такой же с оторванной кисточкой, и плюхнулся на привычное место.

- Я буду скучать, - тихо проговорил Джаред, и Дженсен только сейчас заметил, что глаза у того – покрасневшие и чуточку припухшие.

Дженсен перебрался на соседнее с Падалеки кресло, извернулся и обнял того, положив голову ему на плечо.

- Я тоже, - признался он.

Дженсен не видел, но готов был побиться об заклад, что Джаред улыбнулся.

- У нас ведь всё будет хорошо, правда? – всё ещё неуверенно спросил Падалеки.

- Конечно, Джей, - Дженсен поцеловал его в открытую шею, чуть сжав объятие. – И не только у нас. У всех всё будет хорошо.

Джаред шмыгнул носом, но повернулся к нему лицом.

- Так какие у нас планы на последнее лето детства? - нарочито бодро поинтересовался Падалеки.

Дженсен порылся в карманах брюк.

- Лови, - кинул он на колени Джареду сложенный вдвое лист тонкой бумаги.

- Что это? – пробежался по строчкам взглядом Джаред. – Это?...

- Ага, - довольно ухмыляясь, кивнул Дженсен. – И перед тем, как ты скажешь мне, что мы сегодня же сдаём путёвку и забываем о поездке, я сообщаю тебе, что не собираюсь этого делать.

Джаред смотрел на него то ли обиженно, то ли непонимающе, Дженсен не мог понять, но вздохнул, присел на корточки перед ним, и заглянул в глаза.

- Джаред, послушай. Я знаю, что ты не любишь таких подарков. Честно, я знаю. И ещё я знаю, что на эту поездку ты копил… с какого класса? Пятого? Шестого?

- Пятого, - буркнул Джаред

- Вот именно, - продолжил Дженсен. – И ещё я знаю, что эти деньги ты потратил на репетиторов и прочую фигню с учёбой.

Джаред порывался было что-то сказать, но Дженсен не позволил.

- Джей, я прекрасно понимаю, что это не одно и то же. Просто… я тоже хочу что-нибудь для тебя сделать, знаешь? Давай ты не будешь спорить и хоть раз позволишь мне эту малость, а?

- Дубина ты, Эклз, - прошептал Джаред, за воротник рубашки вздёргивая Дженсена и поднимая с корточек. – Хорошо, мы не будем сдавать путёвку и поедем в эту чёртову Италию. И потратим там все деньги, которые, знаешь ли, пригодились бы нам в Бостоне, - пробормотал он, прежде чем поцеловать Дженсена – быстро, обжигающе. – Последнее лето детства, да?

- Ага, - согласно закивал Дженсен. – Никаких родителей, репетиторов, университетов, футбола и прочей фигни. Ты, я, Колизей, и никто нас не знает.

- Меня смущает Колизей в этом списке, - заржал Падалеки. – Ты намекаешь на тройничок?

- Только если ты оооочень сильно захочешь, - похабно ухмыльнулся Дженсен, прекрасно зная, что оборона уже сломлена.

Изображение

- Ненавижу тебя, - вздохнул Джаред.

- Неправда, - пихнул его в бок Дженсен. – Ты меня люююбишь.

Джаред только улыбнулся, притягивая Дженсена ближе к себе и целуя улыбающиеся губы.

Дженсен проигнорировал очередной дурацкий подлокотник кресла и постарался прижаться ещё крепче.

Как там он говорил? Их ждёт весь мир? Что ж, пусть подождёт ещё немного.

КОНЕЦ

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


Последний раз редактировалось silver_autumn 28 ноя 2011, 16:24, всего редактировалось 2 раз(а).

28 ноя 2011, 01:13
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Иллюстрация от Loki
Изображение

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


28 ноя 2011, 01:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Изображение

Скачать фанмикс:
megaupload || sendspace

15 tracks | 1:05:40 min

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


28 ноя 2011, 01:21
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
очень красиво, очень нежно.
светлая и добрая история о последних школьных деньках.
просто сказка :)
спасибо за неё. читала с удовольствием.
арты чудесны, а за коллажи "Джаред с книжками" и "Девушки" - отдельное спасибо :)

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


28 ноя 2011, 03:50
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31 май 2011, 02:02
Сообщения: 19
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
:heart: :heart: :heart: :heart: :heart:
это прекрасно!
меня такая ностальгия замучила )
и спасибо за практически отсутствие ангста! это редко встречается, и каждый раз греет душу!


28 ноя 2011, 16:16
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2011, 04:53
Сообщения: 57
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Славная история, добрая и послевкусие светлое такое оставляет, да...Спасибо!

_________________
Не садиться по жизни в чужие прокрустовы сани...


28 ноя 2011, 16:44
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 дек 2010, 20:26
Сообщения: 100
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Kristabella и Loki замечательный арт, очень атмосферный) А также, нереально приятный клип, располагает :heart: Спасибо вам!

silver_autumn ну ты и так знаешь мои впечатления о этих Джеях и истории в целом :heart:
Очень мне нравятся моменты с выбором костюма, репетицией танца. Особенно танец, так нежно, просто растворится в нем хочется :inlove: Флэшбек с Кайлом хорош) И я в восторге от их последнего дня детства, чистое счастье :flower:
Ты умничка! :squeeze:

_________________
Задницу я никогда не забываю. Тем более симпатичную


28 ноя 2011, 16:57
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Kristabella и Loki - спасибо за арт и прекрасный клип :flower:
silver_autumn от фика повеяло грустью по школе и университету, спасибо :)

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


28 ноя 2011, 22:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 314
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Замечательная история! Такая милая, душевная и светлая! И клип чудесный! Спасибо! :inlove:


29 ноя 2011, 00:26
Профиль
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 мар 2010, 18:05
Сообщения: 123
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Дааа, ностальгия поперла конкретно. Фик заставляет вспомнить и задуматься про лучшие годы своей жизни))) вчастности последний учебный год.
Красивая история, во всех смыслах красивая. А от клипа я вообще прибалдела, и музыка та здорово подошла. А арты этот результат только закрепили))) :heart:
В общем, спасибо всем, все было чудесно!!! :flower:

_________________
Жить, как говориться, хорошо. А хорошо жить ещё лучше. (с)
Мой профиль на дайри http://www.diary.ru/member/?1581235


29 ноя 2011, 01:32
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2010, 11:33
Сообщения: 1094
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Я честно шла читать другой фик, потому что еще первую неделю не дочитала, а сюда заглянула просто глянуть клип. И осталась :-D
Loki, невероятно атмосферное видео :heart: Тетрадные листы навеяли ностальгию, а нарезка кадров с юными Джеями укаваила до невозможности :inlove: И музыка чудесная. В общем, мне сразу же захотелось бежать читать фик, так что на мне пиар сработал безотказно :hlop: :hlop: :hlop:
silver_autumn, такая милая, добрая история, чудесные влюбленные Джеи, и, как уже отметили многие, сразу пробивает на воспоминания о последних школьных деньках :heart: Школьная влюбленность крайне редко длится всю жизнь, но все же такое бывает, и в случае с этими парнями в это веришь. Спасибо! :kiss:
Арт чудесный, очень хорошо ложится в атмосферу фика. В разделители я вообще влюбилась. Kristabella и Loki, вы умнички :heart: :heart: :heart:
И отдельное спасибо за фанмикс, скачала и теперь наслаждаюсь, очень по душе пришлась подборка :inlove:

_________________
Настоящий пофигист должен быть бисексуалом


29 ноя 2011, 12:46
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
LenaElAnSed, спасибо огромное :heart:
Kelaris,
Цитата:
спасибо за практически отсутствие ангста! это редко встречается, и каждый раз греет душу

ангст - наше всё :vict: но иногда и от него надо отдыхать ))
Спасибо!
Alesssio, мрр, спасибо :flower:
Зяба-Зяба, :squeeze: :squeeze: :squeeze: спасибо :squeeze:
reda_79, спасибо :flower:
yana, благодарю :heart:
Jensen2Jared
Цитата:
Фик заставляет вспомнить и задуматься про лучшие годы своей жизни))) вчастности последний учебный год

:ura:
awww, спасибо большое :heart:
Lonely Heart, спасибо огромное :inlove:

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


29 ноя 2011, 15:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2011, 16:12
Сообщения: 343
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn, ой :weep3: а у меня ни одна ссылка на скачивание не работает :weep3:

_________________
kotik.diary.ru


29 ноя 2011, 17:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Кошенька, странно, вроде бы всё работает. На всякий случай добавила зеркало :)

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


29 ноя 2011, 18:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 ноя 2010, 11:21
Сообщения: 156
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Такой нежный, добрый и хороший фик! Просто растеклась лужицей, потому что настолько всё здорово и мило, что не найти других слов! Залпом, с удовольствием! Спасибо, silver_autumn!

Kristabella и Loki, потрясающий арт, так здорово и правильно отражающий атмосферу.

Отдельное спасибо Loki за клип, просто нежность так и распирает, нет слов, пересмотрела кучу раз, и постоянная улыбка на лице! :heart:


29 ноя 2011, 22:21
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2011, 20:42
Сообщения: 104
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn!
Очень понравилась ваша история, светлая, добрая, полная любви и стремления Джеев быть вместе :inlove:
Много симпатичных деталей :)
А как Дженсен остро чувствует уходящее сквозь пальцы время! Вот это очень впечатлило. Ностальгия по еще не ушедшему, но уже уходящему, когда знаешь, что это больше не вернется и пытаешься запомнить каждое мгновение, запахи, звуки, свет... :hlop: :hlop: :hlop:
Спасибо за хорошее настроение :flower:

Kristabella и Loki! Прекрасные коллажи :vict: Особенно впечатлили баннер и Джаред в книгах. Разделители - прелесть! И спасибо за трейлер - клип, очень попал в настроение фика.


Последний раз редактировалось Celleste 01 дек 2011, 00:42, всего редактировалось 1 раз.

29 ноя 2011, 22:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2011, 12:07
Сообщения: 219
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn, с зеркала качаетcя docx... Я знаю, что отстала от жизни, но нельзя куда-нито в старом доковском формате положить?... :tear:

_________________
Чукча не писатель, чукча читатель.


29 ноя 2011, 23:14
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 17:11
Сообщения: 178
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
feathery faggot
спасибо огромное :heart:
Celleste
Цитата:
А как Дженсен остро чувствует уходящее сквозь пальцы время! Вот это очень впечатлило. Ностальгия по еще не ушедшему, но уже уходящему, когда знаешь, что это больше не вернется и пытаешься запомнить каждое мгновение, запахи, звуки, свет

удалось передать это ощущение :ura:
спасибо, очень рада, что понравилось :flower:
Крош
| Читать дальше
перезалила мегааплоад и зеркало. теперь DOC точно :shy2:

_________________
http://www.diary.ru/~silver-autumn/
01.02.2010


30 ноя 2011, 00:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2011, 12:07
Сообщения: 219
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn, спс :squeeze:

_________________
Чукча не писатель, чукча читатель.


30 ноя 2011, 00:55
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn
замечательная, светлая история. Запоминающиеся второстепенные персонажи и, конечно же, Джеи. Спасибо :heart:
Loki отличный солнечный рисунок и очень в попадамчик-клип))) :heart:

Kristabella приятные иллюстрации))) :squeeze:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


30 ноя 2011, 02:34
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 сен 2009, 16:46
Сообщения: 47
Откуда: Одесса
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Всем спасибо) рада, что понравилось :)
действительно очень светлая позитивная история и мне было приятно делать к ней арт)

_________________
http://www.diary.ru/~Kristabella/
«Не относитесь к жизни слишком серьезно – живым вам все равно из нее не выбраться! »


01 дек 2011, 13:02
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 янв 2010, 00:24
Сообщения: 47
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
очень понравилось!
красиво. трогательно и нежно) :hlop: :hlop: :hlop:
хотелось не останавливаться читая.
все очень ярко написано, живо.
Жаль что это конец, и мы не сможем прочитать "новые направления 2:Бостон"))))))
огромное Вам спасибо) :heart:

_________________
I think I learned a valuable lesson: Always take down your Christmas decorations after New Year's, or you might get filleted by a hooker from God.


01 дек 2011, 23:09
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 июн 2009, 12:40
Сообщения: 20
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn
ох...спасибо вам большое! очень доброе, светлое произведение) прочитала с большим удовольствием) :inlove: :inlove: :inlove:
Loki, отдельное спасибо за клип) :kiss: пересматривала много раз))) не могла оторваться :) такие красивые, юные джеи :heart: и так классно смонтированы кадры, что полное ощущение, что посмотрела мини фильм :hlop: :hlop: :hlop:
Kristabella ; Loki, коллажи и арт тоже замечательные :heart: на 100% отражают атмосферу и идею фика) спасибо! :squeeze:


02 дек 2011, 13:56
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 13:47
Сообщения: 5
Откуда: Казахстан
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
ох, читала на одном дыхании :heart: :heart: потрясный фанфик, милая история :inlove:
спасибо большое :heart:


03 дек 2011, 15:00
Профиль ICQ WWW

Зарегистрирован: 17 сен 2008, 12:45
Сообщения: 165
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
silver_autumn замечательный фик, так не хотелось чтобы он заканчивался, мне кажется его можно читать до бесконечности. Сразу такая ностальгия пришла, воспоминания о днях чудесных!
Отдельное огромное спасибо за саундтрек, я обожаю такие вещи, а тут просто 100 % попадание. Песни очень подходят фику и создают отличное настроение.
Спасибо!!!! :hlop: :hlop: :hlop:
Kristabella очень милый арт!
Loki ты сделала это!!!! классно в цвете получилось вау!!! И клип замечательный очень! Спасибо!!!! :inlove: :inlove: :inlove:


05 дек 2011, 06:04
Профиль

Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 18:18
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Новые направления", Дж2-АУ, silver_autumn
Какая прекрасная и светлая история! С одной стороны щемящее чувство, ощущение, что что-то уходит, уходит навсегда, а с другой ― приходит новое.
Очень понравились клип-трейлер и арт! Особенно Джаред среди кипы книг :heart:
Спасибо за доставленное удовольствие!


05 дек 2011, 18:17
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.056s | 17 Queries | GZIP : Off ]