Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 18 янв 2018, 21:45




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ] 
"Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Изображение

Название: Любой ценой
Автор: Игрушка
Бета: Oriella
Арт и видео: Loki
Категория: gen
Рейтинг: PG-13
Жанр: постапокалипсис, AU
Персонажи: Дин, Сэм, Бобби, Руби, Ленор, Руфус, Кастиэль
Время действия: через два года после окончания четвертого сезона
Дисклеймер: поиграю и отдам!
Примечание: написано на фест SPN Big Bang - 2011
Саммари: Однажды случился конец света. Правда, не такой, каким его ожидали увидеть ангелы и демоны. Теперь в мире слишком много вампиров и их становится все больше с каждым днем. Наверное, они бы могли стать господствующей расой на Земле или вообще истребить человечество в своей безумной жажде крови, но кое-что удерживает их от этого.
Страх.
На улицах городов то здесь, то там возникает машина – Черная Импала, она сбивает вампиров, давит их колесами, и наутро не остается ничего, кроме кровавых отпечатков шин на асфальте. Никто не решается выйти на дорогу, где может проехать легковая машина. Может быть, это легенда, простая выдумка, за которой ничего не стоит.
Но, может быть, это не так, и она действительно существует? Никому не хочется проверять на себе.
Никто не знает, что же такое Черная Импала. Призрак? Одержимая злым духом машина? Робот? Существо, созданное инопланетянами? Никто бы не поверил, если бы узнал, что Черная Импала – настоящий автомобиль, у которого есть хозяева. Слишком сильна вокруг нее аура легендарности. В общем-то, это только на руку Дину и Сэму, которые каждую ночь, когда люди боятся выйти за порог своих домов, выезжают на улицы, чтобы охотиться на вампиров.
Вот только есть ли конец у этой охоты?

Клип: Смотреть на youtube || Скачать

Скачать фанфик: .doc (только текст) || .PDF (только текст)

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


Последний раз редактировалось Igrushka13 13 дек 2011, 20:11, всего редактировалось 2 раз(а).

13 дек 2011, 19:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Постеры:
Изображение Изображение Изображение Изображение

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


13 дек 2011, 19:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Изображение

Внезапно ее поразила тишина, нависшая вокруг. Неужели никто – никто – не ходил по городу после наступления темноты? Да. Никто. Теперь это нехорошее место.
Стивен Кинг. «Салимов удел»


Верь или не верь – это ничего не меняло. Он точно знал, что можно девятьсот девяносто девять раз перейти шоссе, расслабиться, решить, что все истории – чушь собачья, и на тысячный нарваться на нее посреди пустынной ночной дороги, где никто тебе уже не поможет. Да Джек и сам никому бы не стал помогать, будь даже на шоссе в тот момент его брат или отец.
Впрочем, у него не было ни братьев, ни отца, поэтому он без малейших угрызений совести не сделал бы ни единого движения, чтобы помочь. Даже больше – он бы отвернулся, зажал уши и ждал бы, пока все закончится. Только когда одичавшая сука протащила бы мимо него отгрызенную, а до того раздавленную колесами руку с грязными следами протектора, которую она собиралась скормить своим щенятам, он бы решился двинуться дальше по своим делам.
Правда, не переходя через шоссе.
То есть так и было однажды. С тех пор он ни разу не вышел ночью на дорогу, где могла бы проехать легковая машина. Его мир состоял из узких переулков, крыш, пожарных лестниц – чего угодно, где нельзя было бы оказаться в свете фар в темноте. Только идиот мог бы надеяться, что они принадлежат не той машине. Джек же идиотом себя не считал и точно знал: никто в здравом рассудке не выйдет на улицу ночью. Нормальные люди будут сидеть за своими бронированными дверями, стальными ставнями или жалюзи, прятаться за заборами с посеребренной колючей поволокой. Они будут ночь напролет цепляться во сне за распятья, канистры со святой водой и мачете. Ну и что, если большая часть из этого не действует? Главное, что они настороже. Мой дом – моя крепость. Тот, кто оказывался среди ночи за пределами «крепостных стен», был либо сумасшедшим, либо самоубийцей… Хотя, надо признать, некоторым удавалось пережить ночь. Нет, не остаться в живых, а именно дотянуть до утра: ведь то, что начиналось потом, уже сложно было назвать жизнью. Жизнью в человеческом смысле слова. Впрочем, Джек не жаловался. Человек – та еще тварь, может приспособиться ко всему, даже к тому, чтобы перестать быть человеком.
Он осторожно выглянул из-за угла. Ночные улицы давно не освещались за ненадобностью. Конечно, таким, как он, свет был не нужен, а другие в это время здесь не ходили. В оба конца дорога была пустынна, но он знал, что это ничего не значит. Ему нужно перебежать тротуар, шесть полос и еще один тротуар – вечность, прежде чем он окажется на той стороне. Черной Импале, возникающей из темноты то тут, то там, хватит пары секунд, чтобы вкатать его в асфальт. Вороны и собаки еще до первых лучей солнца растащат то, что от него останется. Через пару дней дожди, ветер и колеса других – дневных – автомобилей сотрут кровавый след протектора. Он судорожно сглотнул, размышляя о такой перспективе. Идти сквозь вечность шоссе не хотелось. Но на той стороне была больница, а значит, свежая кровь.
В темноте он шагнул на тротуар.

Изображение

Он был на второй полосе, когда услышал то, что, в общем, и ожидал услышать.
Рокот мотора.
Прошлой ночью какой-то идиот из новичков задвигал ему в баре, что Черная Импала должна подъезжать бесшумно, чтобы столькие из них попадались под ее колеса. А если она двигается в гробовой – пьяный рассказчик хихикнул, произнеся это, за что Джек ему чуть не съездил по морде – тишине, то она либо призрак, либо не существует. Или – тут этот придурок многозначительно выставил вверх палец – убитых Импалой гораздо меньше, чем ей приписывают. Короче, подвел итог «философ», Импалы, как и вампиров, нет. Тут всем полагалось засмеяться. Впрочем, Джек знал, что Черной Импале насрать на их предположения и шуточки. Она просто...
Была.
Справа от него.
Сейчас.
Можно девятьсот девяносто девять раз перейти шоссе и на тысячный…
Джек рванул вперед. Три с половиной полосы и тротуар – чуть больше половины вечности, и он окажется вне досягаемости для вампирской легенды, призрака и вообще не существующей в природе штуки. Та пара капель крови в его коктейле на вечеринке у Мэнни Барлоу два года назад придала ему нечеловеческую силу, ловкость и скорость, чтобы прорваться на ту сторону.
Скачок, второй, третий, мгновения растянулись в бесконечность, путаясь у него в ногах.
Фары Импалы сверкнули почти вплотную. Как такое могло произойти? Может, она – действительно призрак, и он пройдет ее насквозь?
Удар серебряной радиаторной решетки с глухим стуком отбросил его на асфальт. Джек покатился по дороге, отсчитывая полосы в обратном порядке. Что-то в нем явно сломалось. Он был так близок к тротуару, откуда начал свои глупые соревнования с вечностью, но не мог подняться. Людей вообще-то убить не так просто, это он понял за два года охоты, но таких, как он, – еще труднее. С похрустывающим звуком он перевалился на живот, вытянул одну руку и, вцепляясь в малейшие выбоины, пополз к тротуару, вторая рука плетью волочилась по асфальту.
Джек слышал, как Импала сдает назад. Он чувствовал, как поскрипывали камешки под шинами, когда машина разворачивалась к нему. Рокот мотора опять приближался. Его с трудом поднятая голова отбрасывала в свете фар тень на вытянутую руку – его единственную надежду на спасение. Внутри все сжалось – где уж ему ползком сражаться с вечностью, если он не смог преодолеть ее на ногах? Только глубоко внутри шевельнулось забытое чувство: то, что произойдет сейчас, – правильно и должно было случиться давно, если бы он был настоящим мужчиной и если бы тогда у него хватило смелости...
С влажным чавкающим звуком колеса Импалы перекатились через изломанное тело Джека. Бампер автомобиля замер в десятке футов. Задние фары засветились зловещим красным светом.
Внутри что-то противно хлюпнуло, и от боли Джек хлопнул рукой по асфальту. И закусил губу: он знал, что не надо было шевелиться: так оставалась хоть какая-то надежда, что черная машина уедет. Он закрыл глаза, когда красные стоп-сигналы погасли, Импала начала двигаться назад.

Изображение

Человек бы уже умер. Джек с трудом разлепил глаза и прищурился в ярком свете передних фар. Он проклял Мэнни Барлоу и его вечеринку, после которой все, кто был на ней, проснулись вампирами. Ни укусов, ни романтического расставания с душой на рассвете, ни гипнотического взгляда огромных глаз древней вампирессы в черном облегающем платье, которой он был бы готов отдать все, – ничего. Просто случайный коктейль, куда какой-то вампир со скуки капнул своей крови. Как вирус.
Джек застонал. Вирус, который никак не давал ему умереть под колесами этой металлической твари. Сколько она еще будет кататься через него туда-сюда?
В это мгновение хлопнули двери. Лежа на асфальте с переломанным позвоночником, Джек мог видеть только ботинки и джинсы, остальное исчезало за пределами освещенного фарами места. Этот же свет не давал ему смотреть сквозь темноту.
– Живой? – спросил один голос.
Обладатель второго устало вздохнул и ответил:
– Как всегда.
Джеку вдруг дико захотелось засмеяться в лицо тому придурку из ночного бара, который утверждал, что Черная Импала – призрак. Она не только не привидение, у нее есть хозяева – безумцы, которые выходят ночью на улицу.
Обладатель второго голоса исчез из поля зрения Джека, потом появился вновь. Теперь в свете фар было видно мачете, которое он сжимал в правой руке. Вот и все.
– Ладно, заканчиваем и поехали дальше, – сказал он.
– И долго мы еще будем так ездить? – спросил первый голос.
– До утра, ты же знаешь, – ответил второй.
– Я не о том, Дин, – сердито буркнул первый. – Сколько еще ночей?
– Прекрати, Сэм, – устало бросил второй. – Это наша работа.
Джеку опять стало смешно. Вот так работа – кормить одичавших псин раздавленными вампирами.
– Мы же… – начал второй, но первый – Сэм – перебил его:
– … не виноваты в этом, Дин!
– Сэм…
– Черт, да кончай его, и поехали, – буркнул Сэм. Удаляющиеся шаги, потом Импала слегка качнулась на амортизаторах, хлопнула дверь.
Ноги в темных ботинках приблизились к Джеку. Вот и все. «И это правильно», – шепнуло что-то внутри. «Правильно, – подумал вампир в ответ, когда мачете вдруг исчезло из света фар и внезапно возникло вновь со звуком рассекаемого воздуха, – правильно, только где вы были, когда мир свихнулся?»
Наутро, как Джек и думал, от него остался только замысловатый багровый рисунок протекторов на асфальте.

Изображение


Колонка редактора
Кэсси Робинсон. «Новости Жирардо»
Кейп-Жирардо, штат Миссури


Черная Импала – легенда или реальность?

«Вот будешь плохо себя вести, за тобой придет бугимен и заберет тебя», – такую фразу можно было услышать еще несколько лет назад из уст любого родителя по отношению к своим детям. Желая быть оригинальными, некоторые взрослые выдумывали других чудовищ и даже по какой-то причине могли упомянуть мистера Полицейского, который тоже должен был забрать провинившегося. Все это было всего лишь игрой, воздействовавшей на детское воображение.
А что же сейчас? Не думаю, что сильно ошибусь, если скажу, что те же самые взрослые, пугавшие детей бугименами, теперь говорят своим детям только одно: «Будешь вести себя плохо, за тобой придут вампиры». Различие между бугименами и вампирами в этих страшилках очень просто: первые – сказка, вторые – недавно стали реальностью. Вернее, как оказалось, они всегда были действительностью, но предпочитали прятаться, и мы о них не знали. Сейчас же наша реальность изменилась настолько, что мы уже не можем с уверенностью говорить и то, что бугименов не существует. Кто знает, не вылезут ли они завтра из шкафов, не заявят ли о своих правах?
Но все это – человеческие страхи, а есть ли вещь, которой могут бояться вампиры? Городская легенда, которая не позволяет им активно перемещаться с места на место. Легенда, которая заставляет их «хорошо себя вести», как детей – придуманные родителями бугимены. Любой из них – конечно, если вы будете так неразумны, чтобы спрашивать у них – вам ответит, что это – Черная Импала. Именно такую сказку рассказывали бы родители-вампиры своим детям, если бы таковые существовали.
Говорят, Черная Шеви Импала не ездит, а бесшумно скользит по улицам ночью, когда любой человек боится выглянуть за дверь. Именно этим вампиры объясняют то, что так часто гибнут под ее колесами. Очевидцы рассказывают, что Черная Импала появляется в разных городах одновременно. Никто из вампиров не может быть уверен, что сегодня этот автомобиль не решит посетить именно его город. Это заставляет их держаться своих кварталов, узких переулков, крыш. Перейти шоссе – значит, сыграть в жмурки со смертью, где ты водишь с завязанными глазами. Вампиры хорошо видят в темноте, но Импала выныривает из черноты, и никто из них не успевает заметить этого и увернуться. Говорят, после ее колес от вампиров к утру не остается ничего.
Несмотря на то, что многие вампиры сами не верят в существование Черной Импалы, мало кто из них решится перейти ночью дорогу, достаточно широкую для того, чтобы по ней проехал легковой автомобиль. Даже тот, кто смеется и хвастается, что не раз ходил через шоссе, скорее всего, хочет произвести впечатление или же делал это в утренних сумерках, когда приближение Импалы можно было бы засечь заранее.
Что же такое на самом деле – Черная Импала, терроризирующая ночами вампиров? Городская легенда, придуманная кровососами? Они сами всегда были для нас такой легендой, поэтому вынуждены были придумывать собственные мифы, чтобы, с одной стороны, отделиться от нас, а с другой – чтобы помнить о своем происхождении? Или же Черная Шеви Импала действительно существует?
Давайте попробуем разобраться в этом, вычленив из легенды реальную часть. По описаниям Черная Импала – «Шевроле Импала» шестьдесят седьмого года. Это достаточно редкая машина, поэтому она была бы заметна днем, даже при менее пристальном внимании к себе. Конечно, настоящий автомобиль не умеет перемещаться бесшумно. Данную деталь можно было бы списать на ужас, который испытывают вампиры при ее приближении, либо же свидетели расправы Импалы над кем-то были так напуганы, что заткнули уши. По своему происхождению вампиры – люди, инстинкт самосохранения им не чужд.
Появление Импалы сразу в нескольких местах – самая загадочная деталь в этой истории, однако и она имеет свое объяснение. В фокусе с мгновенным перемещением человека из одного места в другое всегда использовался двойник. Существование Черной Импалы произвело впечатление не только на вампиров, но и на людей, возможно, у нее появились подражатели, которые только способствовали усилению мифичности этой машины. Возможно, даже не все из этих машин – «Шевроле», но черный цвет и охота на вампиров автоматически превращает их в легенду – Черную Импалу.
Есть еще одна деталь, которую мы не должны упустить. Ни один автомобиль не может ездить сам по себе, раз уж мы не считаем Черную Импалу призраком. Только вдумайтесь в эту мысль – у Черной Импалы есть шофер, а возможно, и пассажир, которые выводят ее каждую ночь на улицу. Что это – безумие или смелость – выезжать в темноту, когда единственный свет – свет фар твоей машины, а единственная защита – стекла и металлические борта и двери? Сомневаюсь, что на этот вопрос кто-то ответит однозначно. Когда я говорю о хозяевах Импалы, я не сообщаю ничего нового. Полиция уже давно назначила вознаграждение за любые сведения о Черной Импале и тех, кто ездит в ней, думаю, вампиры тоже сделали что-то подобное. Но подумайте, станет ли нам удобнее и безопаснее, если этих бесстрашных безумцев поймают? Или если кровососы доберутся до них? Кто-то ответит: «Да, только без Черной Импалы мы останемся людьми, потому что вампиры не будут так жестоки с нами и, может быть, они перестанут существовать однажды, как не существовали все эти годы». Таким людям легче считать, что именно Черная Импала виновата в том, что численность вампиров увеличивается с каждым днем. Будто бы вампиры боятся ее и поэтому обращают все новых и новых людей.
Но я все-таки надеюсь, что есть такие, кто ответит «нет». Нет, без Импалы вампиры потеряют последний страх и начнут вламываться в дома, а не прятаться в темноте. Как бы правительство не пыталось нас убедить, что соотношение дневных и ночных жителей не изменяется, мы понимаем, что это не так. То тут, то там мы узнаем от своих знакомых, что кто-нибудь из их близких превратился в вампира. Один-два обращенных каждый день – много это или мало? Мало, пока не касается лично вас, и много, когда ваш сын, дочь, отец, мать, сестра, брат потянется к вашей шее, потому что теперь вы для него – всего лишь еда.
А может быть, на этот вопрос стоит ответить так: давно не важно, будет ли Черная Импала ездить по улицам городов или нет, потому что у нее уже много последователей? Джинн выпущен из бутылки. Черных машин, ищущих вампиров в ночи, становится все больше. Отдадим мы всех их полиции и вампирам или поверим в это сопротивление – решать каждому из нас. Каждому ЧЕЛОВЕКУ.

Изображение


Говорят, что на самом деле Кристина была черной «Шевроле Импалой»


Черная «Импала» не была призраком, как полагали многие из «ночных». Не была она и вампирской страшилкой, вроде бугимена для малышей, которую вампиры придумали сами для себя только, чтобы удерживать друг друга в пределах кварталов, как думал кое-кто из «дневных» жителей. Многие – особенно те, кто случайно встречал черный автомобиль на дорогах – считали, что однажды дневная полиция или ночная свора вампиров поймают Импалу, и в этом мире станет тише и безопаснее. Самые активные даже выходили на демонстрации, где требовали найти черную «Шевроле». Но только люди и только днем. Ночью же вампиры продолжали прятаться по своим углам и барам, охотясь в пределах нескольких домов и стараясь по крышам перебраться поближе к больнице. Переход через шоссе считался у «ночных» почти подвигом.
Только немногие гордо говорили, что хозяева «Импалы» – герои. Правда, присоединиться не пытались, да и произносили они это шепотом. Героем в этом мире быть хреново.
Несмотря на все это, черная «Шеви Импала» шестьдесят седьмого года продолжала то тут, то там возникать на улицах городов.
Лишь совсем немного человек и парочка вампиров знали, кому именно принадлежит «Импала» и где ее черное тело скрывается днем. Знали, но не собирались никому рассказывать. Для них Дин и Сэм Винчестеры были друзьями, а не героями. Они всего-то делали свою работу.
– Рамсфелд, глупая псина, фу! – рявкнул Бобби, заметив, что неуклюжий щенок ротвейлера пытается вылизать мягким язычком багровые кляксы на протекторе передних шин «Импалы». Собачонок оглянулся, завилял обрубком хвоста и продолжил свое занятие.
Бобби брезгливо поморщился.
– Отпихни его, – бросил он Дину, который осматривал что-то под открытым капотом. Тот усмехнулся и аккуратно отодвинул ботинком слюнявую мордочку. Щенок попытался опять вернуться к «вкусному» колесу, но его вновь настойчиво оттолкнули. Рамсфелд, опустив уши, поплелся к своей будке.
– Могли бы хоть раз помыть ее, прежде чем появляться здесь, – проворчал Бобби.
– Где? – хмыкнул Дин. – Представляю, как бы мы на рассвете заявились на мойку. «Здравствуйте, у нас тут пара пятен вампирской крови на колесах и бампере, вы бы не могли их отмыть, а то один наш друг очень переживает, как бы его песик не превратился ночью в Куджо и не загрыз бы его».
– Не надо умничать, мальчик, – буркнул Сингер. – Я знаю, что собаки не становятся кровососами от вампирской крови. Но машину все равно надо помыть, а то кто-нибудь унюхает.
– Ладно-ладно, помою, – покорно согласился Дин. – Сейчас бы только поесть и выспаться, и тогда займусь машиной.
– И посмотри мотор, – прибавил к своим указаниям Бобби.
– Тебе кажется, там что-то не так? – заволновался хозяин «Импалы». – Я вроде ничего не слышал.
– Просто на всякий случай, Дин, ладно? – нажал Сингер. Он очень старался скрыть беспокойство, но оно все равно проступало в его голосе. Каждый день на рассвете ждать, когда черное тело их автомобиля появится на свалке, каждый день надеяться, что внутри будут именно Дин и Сэм Винчестеры, а не Дин и Сэм – вампиры, – он был слишком стар для всего этого. Два года назад охота не была такой… безнадежной, что ли? Даже когда они заявились на порог его дома и объявили, что Люцифер сбежал и добро пожаловать в конец света. Никто тогда не представлял, какой именно конец света их ждет на самом деле.
Иногда Дин весело спрашивал у него, спит ли он вообще? Винчестеры могли появиться тут в любое время, и он готов был встретить их. Рано, поздно – для Бобби не было таких понятий. В любое время, лишь бы приезжали.
– Да все нормально с машиной, Бобби, – Дин захлопнул капот.
– На всякий случай проверь, – повторил старый охотник.
Дин пристально посмотрел на Бобби:
– Я каждый день ее проверяю. Все нормально.
Сингер тяжело вздохнул. Может, он действительно слишком беспокоится?
– А Сэм где? – поинтересовался он, чтобы сменить тему.
Дин пожал плечами.
– Я высадил его в городе. Он сказал, что придет попозже, хочет перекусить. Сейчас поставлю «Импалу» и тоже съезжу поесть. Потом спать.
– А ты не думаешь, что вас мог кто-нибудь увидеть?
– Я высадил его на окраине.
– И все-таки?
– Я ничего с этим не могу поделать, – нахмурился Дин. – Мы стараемся быть осторожными, когда выходим из машины. Пока вроде не попались.
Бобби снял кепку и пригладил седые волосы.
– Ты знаешь, что вампиры подняли вознаграждение за информацию об «Импале» и ее хозяевах?
– По телевизору объявили? – усмехнулся Дин. Он прищурился, глядя на восходящее солнце.
– Ленор передала, – пожал плечами Бобби. Конечно, он не был уверен, что вампиру можно верить, но Ленор и ее команда стали вампирами еще до всей этой заварушки, да и кровососы из них были странные.
– А я уж думал, о нас забыли, – Винчестер облокотился на крышу «Импалы» около водительской двери. – Что-то они давно не поднимали награду. Даже обидно стало.
– Это не смешно, Дин.
– Что ж нам, плакать, что ли?
– Нет, просто быть осторожнее.
– Я же сказал, мы и так осторожны, Бобби. Заметил? Ни полиция, ни вампиры не штурмуют твою свалку.
– Но мыть «Импалу» и проверять ее мотор ты не собираешься, – фыркнул Сингер.
– Опять ты об этом, – огрызнулся Винчестер. – Собираюсь, я же сказал, что собираюсь.
– Знаешь, что с вами сделают вампиры, если «Импала» заглохнет где-нибудь ночью?
– То же самое, что и люди, если мы не заведемся до утра, – отрезал Дин. Прежде, чем Бобби успел ответить, он сел в «Импалу» и завел мотор. Через мгновение машина скрылась среди покореженных кузовов. Там Сингер оборудовал специальное место, чтобы прятать автомобиль днем. Беспокойство не унималось. Нет, нет, он знал, что Дин действительно проверит «Импалу», как делал постоянно. Проверит лучше, чем это сделали бы на самой крутой станции техобслуживания. Но проблема была не в этом. Последнее время он не мог отделаться от мысли, что им везло слишком долго. Каким-то чудом ни вампиры, ни люди не пронюхали, где прячется легендарная черная машина. Люди… Не лучше тварей, честное слово! Из-за них даже днем не расслабиться.
Он покачал головой, осматривая свою свалку. Восходящее солнце отражалось от хромированных деталей старых автомобилей, каким-то чудом не проржавевших. Несмотря на середину лета, погода стояла прохладная, даже днем не очень-то разогревало. Иногда Бобби казалось, что он и не помнил, когда лето вообще было теплым. По крайней мере, точно не последние несколько лет, когда началась вся эта заварушка с концами света. С тех пор будто всегда стояла осень, изредка сменяемая холодной зимой.

Изображение

– Как все прошло? – она обняла его сзади. Сэм сердито встряхнул плечами, но Руби все равно продолжала прижиматься к нему. Не прицеливаясь особо, он махнул рукой, девушка отлетела к стене. Он выдохнул сквозь сжатые зубы и повернулся к ней. Все-таки жизнь любит приколы: при нынешнем варианте конца света его сила ничего не значила против вампиров, зато продолжала сказываться на демонах, даже если он не напрягался.
– Извини, – бросил он, жалости в голосе не было. Он подошел к ней и протянул руку, помогая подняться. – Забылся немного.
Руби встала, слегка держась за спину и морщась.
– Вижу, ночь была удачной, – выдавила она.
– Обычной, – буркнул Сэм.
– Ну, тогда ты должен дико радоваться, – Руби больше не пыталась дотронуться до него. – Скольких вампиров раскатали по асфальту?
Сэм молчал. Ему не хотелось говорить на эту тему и вообще говорить с ней. Порой он не понимал, почему приходит сюда или позволяет ей сидеть напротив себя за столиком в кафе после того, что произошло. Ему становилось не по себе от мысли, что нечто подобное может повториться. А иногда он думал, что, может, этот страх рождается из привычности, которую он чувствует, когда она обнимает его, но он все равно продолжал приходить. Наверное, надо было убить ее тогда, когда он впервые понял, что перед ним опять Руби.
Оказалось, что ножик, которым она так активно пользовалась и делала вид, что он смертелен для демонов, – не больше чем фокус со спецэффектами. Но в тот момент у Сэма не хватило на нее не то сил, не то настроения. В ночь перед этой встречей «Импала» заглохла где-то на границе штатов, и им пришлось в темноте ремонтировать ее, а потом, почти на рассвете, гнать на полной скорости к Бобби. Они с Дином оба были на взводе. Впрочем, о каком вообще настроении может идти речь, когда ты каждую ночь выезжаешь на улицы, чтобы давить колесами вампиров, и конца и края этому не предвидится? Его способности, так славно расправлявшиеся с демонами, оказались бесполезны против кровопийц. Изменяющую людей кровь выжать из вампиров, как вселяющихся демонов, не удавалось. Единственный способ борьбы против кровососущих тварей – по старинке отрубить им голову или сжечь.
– Сколько бы ни раскатали, их число все равно не уменьшается, – буркнул Сэм, усаживаясь на одну из кроватей. Это был обычный номер в обычном мотеле, они бы с Дином сняли точно такой же, если бы продолжали охотиться, как раньше, переезжая из штата в штат. Две кровати, заправленные вызывающе желтыми покрывалами, стол с исцарапанной столешницей, два не самых удобных стула, туалет с душем, несколько безумных картин на стенах аляповатых тонов и выцветшие занавески. Эдакий привет из прошлого. Сейчас «Импала» стала слишком заметной машиной, чтобы продолжать подобные поездки на ней, а на другую Дин соглашался только в экстренных случаях. Хотя вампиры были их повседневной работой, остальную нечисть никто не отменял.
– Вот тут ты не прав, Сэмми, – улыбнулась Руби, но ее улыбка вышла с оттенком горечи. По крайней мере, так казалось ему, хотя он и не хотел ей верить.
– Сэм, – поправил он ее, как поправлял каждый раз.
– Сэм, – согласилась она и добавила: – Вы не замечаете, как вас становится все меньше. Один человек, два – это сложно уловить.
– А вы, значит, замечаете? – ехидно поинтересовался Сэм.
– Да, замечаем.
– Каким же образом?
Руби помолчала в нерешительности, но потом все-таки сказала:
– Демоны не могут вселяться в вампиров, – брови Сэма поползли вверх. – Ты не знал?
– Впервые слышу, – произнес он. – И не очень-то в это верю. Особенно тебе.
Она отвернулась. Сэм заметил, как на лице ее нового носителя напряженно выделились мышцы челюсти. Ни дать ни взять строила из себя оскорбленную невинность. Будто бы она сообщила ему сейчас какую-то великую тайну, а он отнесся к ней так легко. Она всегда умела играть в человеческие чувства.
– Даже если ты не веришь – это так, – тихо проговорила Руби.
– Да ладно, брось, – фыркнул Сэм. – Вы можете вселяться в трупы, Дин рассказывал, что видел, как Азазель вселился в Жнеца. Жнец, одержимый демоном, – думаю, это будет круче, чем вселиться в какого-то там вампира.
– Ты вообще себя слышишь, Сэм? – со злостью процедила она сквозь зубы. – Азазель, знаешь ли, не простой демон. Он – падший ангел, такие, наверное, могут и в Жнецов вселяться, и в другую нечисть, а нам этого не дано. Кроме того, ведь Желтоглазый совершил это по сделке с Джоном?
Сэм неохотно кивнул.
– По сделке демоны вообще очень многое могут, – вздохнула она.
– А раньше ты почему-то не говорила, что вы не можете вселяться в вампиров? – напомнил он. – Такое ощущение, что тебе эта мысль только что в голову пришла, вот ты и решила сказать.
– Зачем мне это?
– Не знаю. Может, чтобы я тебя, бедненькую, – он будто выплюнул это слово, – пожалел. Вам вообще верить нельзя. Демоны всегда лгут.
– Я не говорила тебе раньше, потому что надеялась, что это не так, – она пожала плечами. – Я пробовала всего на нескольких вампирах.
– Могла бы спросить у других демонов.
Она взглянула на него, как смотрят на маленьких несмышленых детей:
– Мы не очень любим распространяться о своих неудачах, Сэмми, поэтому я надеялась, что так только у меня. Ну, да, такая вот я демон-неудачница, не могу вселиться в вампира, когда остальные только в них и ходят! Думаешь, я стану раскрываться перед другими? Меня и так не очень-то жалуют после всего… Но потом кое-кто проговорился. Слухи – то здесь, то там, и я выяснила, что у всех так. Мы не можем вселяться в вампиров.
– Какое счастье! – с деланной радостью воскликнул Винчестер. – Спасибо тому, кто придумал это правило, теперь нам не придется ловить вампиров, одержимых демонами. Этих упырей и без вас тяжело убить.
– Можешь сколько хочешь издеваться надо мной, Сэм, но ты должен знать, что если бы люди стали воевать с вампирами – ну хотя бы если бы против них объединились охотники, – то мы бы встали на вашу сторону и помогли бы с ними расправиться. Простых демонов больше, чем падших ангелов.
– О да, я прямо вижу эту эпическую битву, – фыркнул он. – Сначала охотники с демонами за компанию, что уже дико, уничтожают вампиров, а потом демоны добивают выживших охотников. Да здравствует новый ад.
– Вы могли бы заключить сделку, чтобы мы не имели права напасть на вас, – Руби присела на кровать напротив. Сэму вспомнилось, что они с Дином часто сидели точно так, обсуждая новую работу.
Он зло усмехнулся:
– Ты еще спрашиваешь, почему я тебе не верю? У демонов одни сделки на уме.
– Мне плевать на сделки, – пожала плечами Руби.
– Тогда зачем вам это истребление упырей? – Сэм подозрительно прищурился.
– Потому что нам, как и вам, не нужен мир вампиров, – ответила она.
– Потому что вам не удобен мир вампиров, – поправил ее Сэм, – ни вселиться, ни душу купить. Черт, Руби, ты уже врешь! Хочешь якобы помочь и тут же предлагаешь сделку. Вы нам мертвых вампиров, мы вам – новые тела на вселение, – он стремительно встал с кровати и подошел к двери. – Так бы и сказала, что вам в мире вампиров просто нечего стало делать. Даже конец света вам сейчас не нужен.
Он собирался выйти из номера, когда она схватила его за руку. Конечно, это было опрометчивое действие, потому что в таком настроении Сэм Винчестер вполне мог взорвать демона – тем более такого демона, как Руби.
– Ты все понимаешь не так, Сэм, – быстро заговорила она. – Каждую ночь вампиры кого-нибудь убивают или обращают, а обращенных убиваете вы или другие охотники. Тут же не проведешь экзорцизм, как с нами, один выход – убить всех вампиров. В любом случае людей становится все меньше. Лучше остановить все сейчас. Ты же это понимаешь? Вы не сможете вечно кататься на своей машине и пугать вампиров.
Сэм выдернул руку из ее хватки и вышел из номера. Вот чего он терпеть не мог в Руби, так это ее способность звучать в унисон с его мыслями, а так как это случалось постоянно, он не понимал, что заставляет его раз за разом встречаться с ней. Солнце недавно взошло, но ветерок казался неприятно холодным, как всегда после бессонной ночи. Надо было перекусить и завалиться спать, потому что сегодняшняя вряд ли будет отличаться от прошедшей. Он сжал челюсти. Их ночная езда ничего не решала. Ничего не изменяла. Жажда все равно заставляла вампиров каждую ночь выходить на улицы, несмотря на призрак Импалы, который преследовал их. Без их «фантомной» машины ничего не изменится.

Изображение


Веб-журнал «Правда – где-то рядом».
Выпуск 1. «Проклятая вечеринка»
http://www.truth-about-vampires.com


Это опять Эд Зедмор и Гарри Спенглер. Мы расскажем вам, как все было на самом деле.
(камера наводится сначала на Эда, потом перескакивает на Гарри)
Много лет наша группа Ghostfacers вела одноименный сайт, где мы пытались донести до обычных граждан, что не все в этом мире так просто, как кажется на первый взгляд.
(сменяющие друг друга размытые фотографии с монстрами – возможно, с монстрами – и голос Эда за кадром) Призраки, неупокоенные духи людей, которые являются после своей смерти, чтобы завершить незаконченные дела, полтергейст, вендиго, оборотни – они всегда жили среди нас, как и вампиры (Зедмор делает ударение на этом слове). Как и вампиры, вы не ослышались. Мы говорили, но нам не верили, а теперь мир лицом к лицу столкнулся с обратной стороной реальности. Не нам осуждать тех, кто вовремя не прислушался к нашим словам…
(голос Гарри Спенглера) Хоть у нас и есть все причины для этого.
(опять продолжает Зедмор) Но сейчас нам приходится жить в этой новой действительности – в мире, где есть вампиры. Сегодня мы расскажем вам, с чего все началось.
(включается танцевальная музыка)
Это случилось летом две тысячи восьмого года. Ничто не предвещало того, что в нашу…
(вклинивается Спенглер с поправкой) В вашу!
(Зедмор соглашается) В вашу нормальную жизнь, потому что наша никогда не была спокойной и нормальной, вклинится сверхъестественное. У Мэнни Барлоу, старшеклассника из школы в Толедо, Огайо, была вечеринка, на которую он пригласил кучу знакомых, которые, как это обычно бывает, пригласили еще своих знакомых. Видимо, где-то среди этих «знакомых знакомых» на его вечеринку и попал вампир. Настоящие вампиры, как теперь знают все, не живут в замках, не носят черные плащи с высокими воротниками, не говорят с акцентом, не делают большие глаза, чтобы очаровать легкомысленных девушек…
(слышится завывание, камера переводится на Гарри, который самозабвенно подвывает, но замолкает, как только понимает, что на него смотрят)
(Эд продолжает) Вампиры не так прекрасны, как их рисовал наш кинематограф.
(фотография Белы Люгоши в роли Дракулы)
Так вот этот случайный вампир, может быть, из злости, может, из одиночества или со скуки добавил в выпивку своей крови. Всё.
(Зедмор замолчал, осуждающе и грустно глядя в камеру)
Именно так началась история прихода кровопийц в наш мир. Наутро те, кто был на вечеринке у Мэнни Барлоу, проснулись вампирами.
(вклинивается Спенглер) Родители, следите за тем, что ваши дети пьют. Несовершеннолетние не должны были потреблять спиртное – не стали бы вампирами.
Гарри! (одергивает его Зедмор) Мы не об этом сейчас говорим! (спохватывается, замечая, что камера направлена на него, и степенно продолжает) Да, сейчас мы все знаем, что пить незнакомую воду или напитки нельзя. Вампирская кровь не уничтожается даже спиртом, но летом две тысячи восьмого года никто и не думал, что стакан пива может так круто изменить жизнь. Поначалу распространение вампиризма было похоже на эпидемию. Вернее, правительство и считало его эпидемией очень специфической болезни. Кое-кто из них до сих пор считает, что вампиров можно вылечить, надо просто найти нужную вакцину (за кадром слышится смех Гарри Спенглера). Но мы-то с вами, люди умные и думающие, понимаем, что вампиризм – это не вирус, это кое-что сверхъестественное, изменяющее людей. В вампирах лишь условно остается что-то человеческое, даже если брать во внимание, что они помнят своих друзей и близких, они думают уже иначе. Мы для них – еда (очередная трагическая пауза).
Потом, намного позже, когда стало ясно, что происходит, и даже самым недоверчивым пришлось поверить в существование вампиров, люди начали бороться за свое существование. Посеребренная колючая проволока, запасы святой воды, толстые металлические двери и крепкие замки, мачете под подушкой и портативные огнеметы – это жизнь любого нормального человека сейчас. Если у вас чего-то из этого еще нет, КУПИТЕ!
(камера навелась на Эда так, что его лицо заняло весь экран)
КУПИТЕ СРОЧНО! Это наш вам совет – совет людей, давно занимающихся сверхъестественным.
(камера отодвинулась)
Это была история о проклятой вечеринке.
(голос Гарри Спенглера) История, с которой начались вампиры в нашей жизни.
(Гарри и Эд говорят вместе) И мы расскажем вам их все на http://www.truth-about-vampires.com

Изображение


Говорят, Черная Импала бессмертна. Ее Бог создал, чтобы людей защитить. Даже Дьявол ее боится.


– Не рановато ли собираешься напиться, парень? – проскрипел голос сбоку от него. Дин удивленно взглянул на говорившего. Обычно с ним никто не пытался общаться с утра. Еще бы. Утро, а у него такой потрепанный и уставший вид, словно он всю ночь где-то провел. Нынче, если ты не спишь ночью – ты подозрителен. Рядом с Дином сидел худой старик в выцветшем, будто покрытым толстым слоем пыли, костюме, его длинные седые волосы падали на глаза, тоже серые, как весь он сам.
– До всей этой дряни тебе бы сказали, что утро – не лучшее время, чтобы набраться, – сидевший за барной стойкой старик засмеялся надтреснутым смехом, похожим на карканье ворона. – А сейчас вечером и не напьешься. Смешно, да?
Дин вежливо улыбнулся одним уголком губ. Похоже, сам его сосед на часы тоже не смотрел и успел уже хорошенько набраться.
– Я это говорю к тому, что сейчас все бары закрываются, когда заходит солнце, потому что ночью из своих дыр выползают кровососы, – кинулся пояснять старик, когда не услышал от собеседника ожидаемого смеха. – То есть вечером нельзя напиться, если хочешь попасть домой живым.
– Я понял, – ответил Дин. Смеяться после бессонной ночи ему не хотелось, тем более над такими шуточками. Хотелось расслабиться перед тем, как лечь спать и чтобы отрубленные головы вампиров не донимали в кошмарах. Черт, а еще ведь надо не забыть посмотреть мотор, чтобы Бобби успокоился… И помыть бы машину...
– Раз понял, чего не смеялся? – проворчал сосед по барной стойке, схватил узловатыми пальцами стопку виски и одним махом опрокинул ее в рот. Он даже не поморщился, выпил, словно воду, это выдавало богатую практику.
– Не смешно, – честно признался Дин. Он пришел сюда перекусить, а не быть вежливым.
– Точно, – вдруг согласился старик. – С тех пор, как началась эта хрень, стало маловато поводов для шуток. Все изгадили кровососы.
Бармен выставил перед Дином закупоренную бутылку пива.
– Во, – старик ткнул в нее пальцем. – Даже пиво изгадили. Разливного теперь не найдешь, только с консервантами, все боятся выпить чего-нибудь с вампирской кровью. И будет, как на той вечеринке, откуда, говорят, все началось.
Он постучал по своей стопке, и бармен, долговязый негр с табличкой «Джерри» на груди, плеснул туда виски из бутылки, явно открытой не сейчас.
– Я вот не боюсь, – пробормотал старик и вылил в рот очередную дозу.
– Если что-то подцепишь, это не моя вина, дед, – склонившись над стойкой, заявил ему бармен.
– Вот что он говорит, а? – старик опять повернулся к Дину. – Что я могу подцепить из открытой бутылки виски? Будто тут есть варианты.
– Мало ли? – пожал плечами тот. – Может, птичий грипп? Или свиной?
Старик неожиданно хрюкнул и засмеялся своим каркающим смехом, Дин тоже улыбнулся. Бармен недовольно поджал губы и стал ожесточенно натирать бокал тряпкой, которую смочил из бутылки с надписью «Святая вода. Чистота гарантирована».
– Классная шуточка вышла, – отозвался старик, просмеявшись. – Я запомню, если ты не против, а то моя насчет того, что вечером теперь не напиться, уже приелась всем. Ты не бойся, я не претендую на авторство, всегда буду добавлять, что так говорит один хороший парень…
Он замолчал и выразительно взглянул на Винчестера. Этот взгляд было легко понять: старик хотел знать имя собеседника. Дин на секунду задумался. Они нигде не засветились, у полиции и так было полно дел, чтобы еще заниматься поиском не то мертвых, не то не мертвых преступников. Конечно, если бы стало известно об «Импале», не только полиция встала бы на уши, но, к счастью, пока ее хозяевам везло, так что он предпочел ответить честно.
– Дин. Винчестер.
– Барри Брайт, – старик кивнул и протянул руку. Дин пожал ее.
– Так вот и скажу, – хмыкнул Барри. – Как говорит один хороший парень Дин Винчестер, из открытой бутылки виски можно подцепить не только упыриную дрянь. Хотя, знаешь, люди все равно болеют, несмотря на эпидемию вампиризма.
– Люди будут болеть, даже если конец света случится, – Дин придвинул к себе тарелку с гамбургером. – И есть, и спать, и рожать.
– Говоришь так, будто уже видел конец света, – старик опрокинул в рот новую стопку.
Дин не ответил, хотя на языке уже вертелось: «А разве сейчас не апокалипсис?» Он вздохнул и молча откусил от гамбургера. Жуя, он думал: почему это случалось с ним постоянно? Особенно в последнее время. Любой веселый разговор в конечном счете скатывался к апокалипсису и испорченному настроению. Хотя о настроении ли говорить, когда катаешься ночь напролет на машине, которую ищут и вампиры, и люди. И отнюдь не для того, чтобы взять автограф. Сегодня им попался только один кровосос. Если так пойдет и дальше, то придется оставить «Импалу» у Бобби и выходить на улицу с мачете, как раньше, чтобы добираться до гнезд. Они «заперли» вампиров внутри узких проулков, тупиков и крыш, но это не значит, что люди перестали умирать или пополнять полчища упырей.
– Зато кровососы ничем не болеют, – буркнул он.
Барри удивленно воззрился на него. Было ясно, что он уже не ожидал продолжения разговора. Надоедливый старик, к тому же пьяный, вот и болтает всякую чушь, чего с таким общаться?
– А представь, что нашли бы такого, – ухватился за мысль Брайт. – Вампир с соплями до подбородка. Или с ветрянкой. Весь такой в оспинах.
Против воли Дин улыбнулся. Картинки действительно выходили забавные. Призрак апокалипсиса уходил, как ни странно. День – время людей. При солнечном счете даже отрубленные головы и раздавленные колесами тела не так отчетливо вставали перед глазами. Но Дин знал, что их время еще придет, как приходило все эти годы с закатом.
– Интересно, от крови такого только вампиризмом можно заразиться или и гриппом тоже? – усмехнулся Винчестер.
– Врачи бы нам потом рассказали.
– Вот смейтесь, смейтесь, – проворчал бармен. – А когда подхватите заразу какую-нибудь, но не вампирскую, тогда посмотрим, кому будет смешно.
– Что же ты тогда стаканы протираешь святой водой, а не спиртом? – самым невинным тоном поинтересовался Дин, чем вызвал у старика новый приступ каркающего смеха.
– Больно ты умный, как я погляжу, – бармен нахмурился. – Святая вода поможет от вампиров, а от гриппа можно и потом вылечиться, таблетками.
– Попроси священника освятить спирт – будет у тебя защита два в одном, – выдал вдруг старик и по привычке сам засмеялся. Дин хмыкнул.
– Тоже неплохая шутка вышла, да? – гордо спросил у него Барри.
– Не очень, – поморщился Дин.
– Чем же не угодил на этот раз? – удивился тот.
– На вампиров не действует святая вода, – ответил Винчестер. – Хоть утопи их в ней. Кстати, эти сволочи и не тонут.
Бармен перестал протирать стакан и недоверчиво уставился на него.
– Да ладно, – фыркнул он. – Везде ж сказано, что святая вода помогает против вампирской крови. С чего ты взял, что не действует?
– Просто знаю, – Дин сделал глоток пива из бутылки и продолжил есть свой гамбургер. Зря он упомянул об этом. Никто же не поверит, а только начнут подозрительно коситься. Лучше просто заткнуться прямо сейчас.
– Много ты понимаешь в вампирах, – буркнул бармен и вернулся к своему угрюмому протиранию стаканов. Он продолжал смачивать тряпку из бутылки со святой водой. Каждый из них он ставил на поднос и покрывал перекрещенными зубочистками. Уголки губ Дина еле заметно дернулись вверх. Да, это был неплохой способ защиты еды и питья от некоторых духов, но против вампиров он не имел никакой силы. Он безрадостно подумал о глобальном невезении их мира, в котором апокалипсис устроили именно эти полусверхъестественные-полуреальные монстры. Будь то призраки или вервольфы, было бы легче, наверное. При привидениях можно было бы солить и выжигать целые кладбища – монстры бы исчезли. Вервольфы в своей ночной форме были безумны и мало о чем могли думать, кроме бьющихся сердец. Они бы не прятались по углам, они бы нападали. Их было бы легко отстреливать. Хотя апокалипсис призраков и вервольфов? Серьезно? Кого он пытается обмануть… Ни вервольфам, ни злобным призракам апокалипсис был не нужен. Охотники ждали конца света демонов и ангелов, а пришли вампиры. Честно, даже с демонами было бы легче...
С экранов телевизоров простым людям, не посвященным в охоту, сначала внушали, что вампиризм – инфекционное заболевание, передающееся через кровь. Все ждали появления вакцины, но ее не было. «Инфекция» не поддавалась лечению и слишком сильно изменяла людей, в которых попадала. Полный рот острых клыков – это не сыпь или насморк. Потом, видимо, смирившись с тем фактом, что происхождение вампиров не имеет естественного биологического объяснения, правительство признало их сверхъестественными существами, вызвав шок у населения. Теперь с кровососами предлагалось бороться распятием, серебром, чесноком, святой водой и мачете. Добро пожаловать в фильм ужасов. Дин знал, что действенной была лишь последняя рекомендация, но дело было в вере людей. Слишком тяжело им было бы узнать, что защита от вампиров есть только одна – убей их, отрубив голову. Конечно, еще кровь мертвеца, отравляющая кровососов, но объяснить это правительство почему-то не удосужилось или просто не знало об этом, или не верило, или не хотело, чтобы люди откапывали недавно умерших и выкачивали из них кровь. Гораздо легче было считать, что у людей есть разное оружие и множество способов, чтобы оградиться от упырей. Чувствовать себя беззащитными – неприятно и тяжело. В фильмах и книгах у людей, попавших к вампирам, было гораздо больше шансов выжить, чем их оказалось в реальности.
Из мрачных размышлений Дина вырвал громкий взрыв, раздавшийся где-то за баром. Он удивленно осмотрелся. Стаканы зазвякали, люстры закачались.
– Это что еще за дрянь?.. – проворчал старик, когда дверь распахнулась, и в зал влетел подросток с безумно выпученными глазами.
– Там машина горит! – заорал он. – Сейчас вон бак взорвался! Это ее вампиры подожгли!
Посетители в баре начали переговариваться, кое-кто привстал, пытаясь высмотреть в окнах горящий автомобиль. Где-то вдалеке слышался вой пожарной сирены и полицейских машин.
– На кой им это? – пробурчал старик. – Солнце уже. Им какое дело до наших автомобилей?
– Она черная! – объявил парень так, будто в этой фразе был скрыт сакральный смысл. Впрочем, он действительно там был. Дин вздрогнул и уставился на тяжело дышащего подростка. У черных машин была только одна причина быть сожженными.
– Они же «Импалу» ищут! – подтвердил его мысли взволнованный посетитель. – Она их достала по полной программе. Говорят, в этом автомобиле и водитель сгорел
Дин приложился к пиву, видя, как многие посетители бара потянулись к выходу, чтобы самим посмотреть, как там что разворотило. Он знал, что его машина сейчас надежно замаскирована на свалке, но ощущение сожженной вампирами «Импалы» было так осязаемо и так возможно. Бобби был прав, упыри не будут особо церемониться и сделают все, чтобы ни «Шевроле», ни водителя, ни пассажира не существовало, даже если не смогут вытащить их из машины. Ведь дело в этом – шофер черного автомобиля не вышел. Сидел внутри и молился, чтобы рассвет наступил раньше. Но рассвет его не спас. Вампиры вполне свободно переносили лучи солнца.
– И что? – прокряхтел Барри. – Это «Импала»?
Он весь вытянулся в ожидании ответа на свой вопрос. Дин тоже напряженно ждал ответа – а как бы он смог не ждать?
– Да нет вроде, – дернул плечами подросток. – По мне так это «Плимут». Черный «Плимут».
– Вот же идиот хозяин этого «Плимута»! – возмущенно хлопнул рукой по стойке бармен. – Давно ж ясно, что сейчас нельзя черные машины иметь, если башка есть и если хочешь ее сохранить. Все из-за этой гребаной «Импалы»! Я вон свою перекрасил.
Дин бросил тяжелый взгляд на бармена, он с трудом сдерживался, чтобы не сказать ему что-нибудь или не съездить ему по морде, но понимал, что сейчас не то место и не то время. Они два года умудрялись оставаться незамеченными. Одним случайным словом можно было выдать не только себя, но и Сэма, и Бобби, а за ним еще целую вереницу тех, кто знал о них и «Импале». Из-за одного случайного слова можно было оказаться на месте горящей черной машины. Или получить кое-что похуже, потому что в отличие от случайного человека в случайном черном «Плимуте» у них была та самая, ненавидимая вампирами, «Импала».
Пожарные сирены теперь завывали за баром, как раз с той стороны, откуда был слышен взрыв.
– И правильно, что этот «Плимут» они сожгли, – продолжил свои разглагольствования бармен. – Если хозяин был таким кретином, чтобы ее не перекрашивать, значит, хотел подражать уродам из «Импалы». Может, он даже тоже вампиров давить пытался на своей колымаге, гонял ночами по улицам и все такое. Короче, за что боролся, на то и напоролся. По такому случаю всем наливаю за счет заведения!
Он тут же достал с полки полную, закупоренную бутылку и поставил ее на стойку, чтобы все видели, как он будет ее открывать. Стандартная процедура в нынешнее время. Он выставил перед Винчестером стопку.
– За то, чтоб однажды это была «Импала»! – провозгласил он и попытался налить виски Дину, но тот быстро отодвинул от себя стакан. Наверное, стоило притвориться, но сейчас это было выше его сил. Бармен хмыкнул и собрался наполнить стопку старика. Барри прикрыл ее рукой и угрюмо покачал головой. Джерри презрительно ухмыльнулся. Впрочем, больше никто в зале от дармового виски не отказался.
Старик потянулся за стойку и вытащил оттуда ту бутылку, из которой бармен наливал ему виски до этого случая с черным «Плимутом». Он налил себе и, повернувшись к Дину, поднял стаканчик на уровень своих серых глаз.
– Храни нас Бог, если это однажды будет «Импала», – шепнул он и заговорщически подмигнул, глядя охотнику в глаза. – А если и будет, дай Бог, чтобы нашлись еще безумцы, которые бы давили вампиров.
Дину вдруг показалось, что взгляд старика прояснился, с него спала та столетняя пыль тоски. Он кивнул, осторожно чокнулся со стаканом Брайта своей бутылкой пива и отпил из нее. Потом он достал из кармана бумажник, бросил несколько банкнот на стойку и еще несколько аккуратно выложил перед своим соседом.
– Купи себе закрытую бутылку виски, Барри, – посоветовал он.
– С чего бы? – поморщился старик. – Я ж сказал, что не боюсь.
Дин взглянул на бармена, все еще разливавшего виски клиентам и громко выкрикивающего свой тост.
– На всякий случай, – соврал он, хотя, наверное, стоило сказать честно: «Зато я боюсь».

Изображение


CNN. «Южная Дакота сегодня»
Спецвыпуск.
Саманта Картер (репортер), Джеффри Коэн (оператор)


– Что вы можете рассказать по поводу сгоревшей машины? Это был поджог?
– Да. Уже сейчас мы можем с уверенностью сказать, что машина была облита бензином и подожжена. Это ясно из характера распространения огня и обширной зоны повреждений.
– По свидетельствам очевидцев, внутри машины найден труп. Это так?
– Да, внутри пожарными найден обгоревший труп мужчины, но пока у нас нет никаких сведений о том, кем он был, принадлежит ли данный автомобиль ему, а также причины того, почему он оказался внутри горящей машины и не попытался выбраться. Эксперты уже работают над этим.
– Водитель был жив, когда автомобиль подожгли?
– По первым данным, да.
– Он был связан?
– Мы не нашли пока доказательств, которые бы указывали на это.
– Тогда почему он не попытался выбраться из подожженного автомобиля?
– Вы что, считаете, что я могу в голову к трупу забраться? Или кто-то из наших экспертов может? Мы не экстрасенсы.
– Я просто следую логике, лейтенант. Вам не кажется, что водителя этой черной машины что-то должно было настолько сильно напугать, что он предпочел сгореть заживо, но не выходить из нее?
– Это все домыслы, мисс…
– Картер. CNN.
– Это все домыслы, мисс Картер. Мы не можем основываться на домыслах.
– Но вам не кажется это логичным?
– Я ничего не могу сказать, пока у нас не будет больше информации. Следующий вопрос, пожалуйста.
– Связываете ли вы сгоревшую машину с легендарной Черной Импалой?
– Эээ… Данный автомобиль марки «Плимут». С Импалой его роднит, если так можно сказать, только цвет. Они обе – старые машины черного цвета, которые среди ночи оказываются не на стоянке или в гараже (натянутый смех)
– То есть вы принимаете во внимание, что вампиры могли поджечь этот «Плимут», потому что посчитали, что его хозяин подражает хозяевам Черной Импалы? Кстати, в этом случае понятно, почему водитель побоялся выходить из своей машины – ему не хотелось пополнить ряды упырей.
– Я не говорил, что в данном поджоге виноваты вампиры.
– Но вы не исключаете такой возможности?
– Пока я не исключаю любой возможности, но, судя по времени пожара, «Плимут» явно подожгли не ночью.
– Лейтенант, но ведь все знают, что вампиры не настолько боятся солнца, насколько им это приписывают в книгах и фильмах. Оно им просто неприятно, поэтому они вполне могли поджечь этот «Плимут» на рассвете.
– Пока мы не располагаем фактами, что это было именно так.
– А может быть, вы не хотите рассматривать вампиров в качестве подозреваемых, потому что в этом случае дело автоматически попадет в разряд нераскрытых?
– Пока наша главная задача – опознание автомобиля и трупа. Вам не кажется, что очень важно сообщить родственникам о том, что их близкий человек погиб?
– Погиб, а не стал вампиром? Да, это важно.
– Я этого не говорил.
– И все-таки…
– Дальнейшие сведения по данному делу вы получите позже. До свидания.
– Но…
– Извините, у нас работа, мисс Картер.
– Это была Саманта Картер с места пожара для программы новостей канала CNN.

Изображение

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


Последний раз редактировалось Igrushka13 13 дек 2011, 19:47, всего редактировалось 2 раз(а).

13 дек 2011, 19:30
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Изображение

Говорят, Черная Импала бессмертна. Ее Люцифер создал. Сначала она вампиров истребит, а потом и людей.

– Что тут случилось? – спросил наконец появившийся Сэм. Как и другие зеваки, Дин стоял за желтыми лентами, ограждающими место преступления. Пожарные уже погасили огонь. Белая пена казалась слишком яркой, слишком контрастной, на покрытой сажей машине. Автомобиль мог быть любого цвета, но теперь он был черным. Дин приказывал себе просто оценивать, насколько пламя и взрыв может покорежить кузов, но его глаза раз за разом возвращались к тому, что осталось от водителя. Загнанный человек в окружении вампиров. Почему он остановился? Почему не раздавил их?
– «Плимут» сожгли, – ответил Дин, не поворачиваясь к брату.
– А почему столько народу собралось?
– Это черный «Плимут».
– И что?
На этот раз Дин взглянул на него и отчетливо, практически по слогам, произнес:
– Черный. Старый. «Плимут», – а потом добавил чуть тише: – Старая черная машина, оказавшаяся ночью на улице. Ничего не напоминает?
Глаза Сэма расширились, он сделал резкий глубокий вдох. Да, он понял.
– Черт.
– Я тоже так подумал, – кивнул Дин.
– Вампиры? – нахмурившись, спросил Сэм.
Его брат пожал плечами:
– Может, и люди.
Сэм некоторое время всматривался в останки машины.
– Там же человек сгорел, – наконец подвел он итог своим наблюдениям.
– И что?
– Думаешь, люди могли бы…
Сэм замолк, потому что в это время на Дина налетел слишком активно пробиравшийся к передним рядам толстяк. Он был одет в вытянувшуюся футболку, светлые штаны, которые Дин назвал бы пижамными, и домашние тапки. Толстяк весь покраснел и тяжело дышал. Казалось, будто его разбудили, сказали о сгоревшей машине, и теперь он промчался через весь город, чтобы только увидеть ее.
– Это «Импала»? – голос у него был высокий и тонкий, так что казалось, что он кричит. – «Импала», да?
– Нет, это «Плимут», – ответил Дин. – Черный «Плимут».
– Ох, блин… – толстяк уперся руками в колени, пытаясь отдышаться. – А я уж думал… Думал, что они ее сожгли.
Дин и Сэм переглянулись. Не надо было уточнять, кто «они» и что за «она». Никому здесь не надо было.
– Но ведь говорят, что Импала – это байка? – Дин нарисовал на лице скептическую улыбочку. – Как крокодилы в канализации или трупы, которые из морга уходят.
– Ну, крокодилы – точно сказка, – хмыкнул толстяк. – А вот Импала – другое дело.
– С чего такая уверенность? – поинтересовался стоявший рядом мужчина в клетчатой рубашке. – По мне так все это россказни.
– Точно, – кивнул Сэм. – Мы же детям рассказываем истории о бугименах в шкафу.
– Еще скажи, что вампиры для своих детей придумали байки об Импале, – усмехнулся толстяк.
– Дети вампиров? – Дин сделал вид, что передергивает плечами. – Мерзость.
– Нет, чувак, – покачал головой все еще не отдышавшийся собеседник и громко заявил: – Дети-дефис-вампиры. Вот где мерзость.
Действительно, если слова Дина были шуткой, то слова толстяка были страшной правдой, о которой предпочитали не говорить. Он слышал, как Сэм рядом тяжело вздохнул. Да, даже они не хотели говорить об этом. Или боялись говорить, чтобы не стало правдой. Суеверия охотникам не чужды. Вокруг активного и громогласного толстяка уже образовалось место – люди прислушивались к разговору. И, похоже, ему это нравилось.
– Короче, у меня друг в полиции, – объявил он так громко, что даже полицейские, которые в это время пытались разогнать толпу зевак и запретить фотографировать, оглянулись, но толстяк не смутился. – У них уже полно улик. «Шеви Импала» – самая что ни на есть настоящая тачка.
Дин прикрыл рот рукой и, глядя в сторону, крикнул:
– Улик? Какие могут быть улики у призрака?
Толстяк поискал в толпе, окружившей его, говорящего и, не найдя, ответил:
– Не, я разбалтывать не стану.
Кто-то крикнул, что они хотят знать, ну хоть намек, хоть полнамека, и тогда он великодушно объявил:
– Следы шин, люди. Следы шин. Неужели вы думаете, что после призрака остались бы следы?
Так как он не продолжал, постепенно интерес к нему стих, потому что любопытнее было следить за судмедэкспертами и полицией. Сэм заметил, как один из полицейских начал снимать толпу на камеру, поэтому толкнул брата локтем и указал на фотографа. Дин кивнул, и они поспешно скрылись за любопытствующими.
– По-моему, нам надо это прекратить, – сказал Сэм, когда они отошли достаточно далеко от оцепления.
– Точно, – согласился Дин. – Надо припугнуть этих кровососов так, чтобы они не решались даже взглянуть на черные машины. Кстати, у меня есть идея насчет…
– Нет, ты не так понял, – оборвал его Сэм, он остановился и взглянул на старшего брата. – Имею в виду, что нам надо перестать ездить ночами на «Импале».
– Ты что, свихнулся? – брови Дина поползли вверх.
– Я серьезно, – Сэм оглянулся на толпу, черный дым тонкой струйкой еще вздымался к небу. – Нам надо прекратить.
– С какой стати? – фыркнул его старший брат.
– Может, ты не заметил, но сегодня утром вампиры сожгли черную машину с человеком внутри.
– Да они почти каждую ночь кого-нибудь убивают. Ты что, не понимаешь? Не будет «Импалы», они вообще перестанут чего-либо бояться. Они сделали из детки легенду, они верят, что выйдешь на дорогу – она придет за тобой и раскатает тебя по асфальту.
– Это ты не понимаешь, Дин, – Сэм поморщился, потому что в этот момент ветер донес горький запах гари. – Они нас боялись два года, и, наконец, мы их достали. Они решили перейти в наступление. Этот «Плимут» – первая ласточка.
– Ты сделал этот вывод, глядя на сожженную машину?
– Не просто сожженную, Дин. Сожженную на рассвете. Раньше вампиры никогда не сделали бы этого. Их время – ночь, они знают.
– Еще скажи, что до сих пор они соблюдали какой-то неписаный закон: день – для людей, ночь – для кровососов, – вскинулся его брат. – Это смешно, Сэмми.
– Куда уж смешнее, – в тон ему ответил Сэм. – Откуда ты знаешь, что завтра они не завалятся с утра в бар и не перебьют там всех? Или в школу? Или в больницу? Мы вынуждаем их нападать.
– А ты думаешь, если мы в эту вот секунду перестанем ночью ездить по улицам, то они успокоятся?
Сэм сжал зубы, обозначились мышцы челюстей:
– Нет, не думаю. Только я думаю, что наша езда не имеет смысла.
– Почему это?
– Потому что это капля в море, Дин! Мы, наша «Импала», ее легендарный статус – это ничего не решит. Ни-че-го! Все остается, как было. Вампиры владеют нашим миром.
Дин бросил взгляд на толпу. Люди не расходились, но черный дымок над их головами уже исчез. Он не знал, о чем они думали, но возвращаться туда, чтобы узнать, не хотелось. Когда он опять повернулся к брату, на его губах играла злая улыбка.
– Ничего не решит, говоришь? – усмехнулся он. – Да эта машина – доказательство, что «Импала» имеет смысл.
– Ну, опять все сначала, – Сэм закатил глаза. – Ты меня не слушал? Опять хочешь…
– Нееет, – растянул Дин. – Ты подумай, с чего бы черная машина оказалась на улице перед рассветом? С того, что ее водитель нам подражал. Или помогал – считай, как хочешь. Он бы не выехал, не будь «Импалы». Может, найдется еще кто-нибудь, кто начнет сопротивляться.
– Один придурок, не посмотревший на часы, а ты себе уже столько всего напридумывал? – хмыкнул Сэм. – Антивампирский отряд имени Черной Импалы, никак не меньше.
Несмотря на злое настроение, взвинченность и усталость, Дин рассмеялся. Образ выходил забавный.
– Можно подумать, ты себе меньше нафантазировал, – отозвался он. – «Мы достали вампиров, они начнут нападать на стриптиз-бары!»
– Идиот, – фыркнул Сэм.
– Придурок.
Сэм покачал головой и пошел к бару, где они иногда завтракали после бессонной ночи, но Дин чувствовал, что, хоть сегодня обстановка и разрядилась, к этому разговору они еще вернутся. Сгоревшая машина не даст оставить все, как было.

Изображение

Во дворе, повизгивая, залаял Рамсфелд. Впрочем, и без неумелого щенячьего оповещения Бобби слышал, что на свалку заехала машина. Кого там нелегкая принесла? Последнее время здесь не так часто появлялись желающие найти дешевые детали для старых автомобилей. Он открыл дверь и оторопело замер на пороге. На въезде на свалку стояла полицейская машина. С пассажирской стороны дверь была открыта, один из полицейских высунулся из автомобиля и наклонялся к щенку ротвейлера, который развалился у его ног и доверчиво подставлял животик, чтобы его почесали. «Мелкий предатель», – беззлобно подумал Бобби и подошел к автомобилю.
– Добрый день, – поздоровался он. – Чем-то могу помочь?
Эти уж точно приехали не за редкими деталями...
Второй полицейский вылез с водительской стороны и теперь стоял, облокачиваясь на дверь и крышу машины.
– Добрый, – кивнул он. – Вы Роберт Сингер? Хозяин этой свалки?
– Точно.
– Я сержант Перкинс, а это офицер Уолби, у нас есть к вам пара вопросов.
Пара вопросов? У полиции к хозяину свалке? Конечно, это случалось и раньше, ну там по поводу угнанных машин и все такое, но почему-то Бобби показалось, что сегодня не тот случай. Даже несмотря на прохладный ветерок, он чувствовал, что ему становится жарко. Ладони вдруг стали мокрыми и липкими. Сердце неприятно застучало где-то в горле.
– Хорошо, – кивнул Сингер.
– У вас здесь есть «Шевроле» шестидесятых годов? – спросил офицер Уолби.
Бобби замер. «У вас есть «Шеви Импала» шестьдесят седьмого года?» – вот так должен был звучать этот вопрос. Впервые за два года полиция пришла к нему с чем-то подобным.
– Старые «Шеви»? – Бобби поднял глаза вверх, стараясь выглядеть задумавшимся, а не обеспокоенным. – Кажется, было несколько, но все в очень плохом состоянии. Через пару лет даже на запчасти уже ни одна не подойдет – все проржавеет и сгниет.
– Покажете? – поинтересовался сержант Перкинс. Он тоже вылез из машины. Рамсфелд тут же вскочил и, радостно повизгивая, начал носиться вокруг его ног. Его ни капли не волновало, что чесавший его живот человек – полицейский.
– Конечно, – пожал плечами Сингер. Он повел их в тот угол, где давно ради такого дела была приготовлена пара разбитых и не подлежащих восстановлению «Шевроле». Он старался идти размеренно и спокойно, хотя внутренне ему хотелось добежать до ржавых останков «Шеви», которые они с Дином и Сэмом специально стаскивали сюда ради такого вот случая, хотелось, чтобы полицейские увидели их и убрались с его свалки. Среди разбитых машин стояла и одна черная, к которой тут же направились оба полицейских. Значит, Бобби не ошибся – вопрос, который они собирались задать, звучал именно так: «У вас есть ЧЕРНАЯ «Шеви Импала» шестьдесят седьмого года?». И этот вопрос мог значить только одно – Дин и Сэм где-то засветились.
– Что-то не так, офицеры? – спросил старый охотник. – Вас интересует что-то конкретное?
Спросил, а сам напрягся. Сейчас ему ответят или вообще покажут ордер на обыск… Офицер Уолби провел рукой по черной поверхности «Шевроле», на его пальцах остался серо-бурый налет из пыли и ржавчины. Перкинс в это время обходил разбитую машину, заглядывал в багажник, под капот.
– Как вы думаете, мистер Сингер, – начал он, – если кто-то захочет отремонтировать «Шевроле Импалу» шестьдесят седьмого года, то какие марки машин подойдут?
Бобби нахмурился и потер пальцами лоб. Занятный вопрос. Неожиданный, можно сказать. Он внезапно испытал такое облегчение, что сосредоточиться на вопросе стало сложно. Сингер уже так настроился на вариант, что мальчишки засветились, и надо что-нибудь придумать, чтобы их вытащить, что простого обсуждения починки старого автомобиля не ожидал. Вполне возможно, что Дин и Сэм действительно были осторожны. Просто в полиции кому-то пришло на ум, что любой автомобиль, если он не призрак, конечно, иногда надо чинить, а где можно найти запчасти для старой марки, если не хочешь светиться по официальным каналам? Конечно, на свалках.
– Думаю, многие из «Шевроле» тех лет… – медленно проговорил Бобби. – Детали кузова, конечно, подойдут только от «Импалы», потому что позже «Шевроле» стали более узкими и угловатыми.
– У вас кто-нибудь искал подобные детали последнее время?
– По-моему, нет, – ответил Сингер. Это было чистой правдой: если бы кто-то явился сюда в поисках деталей подходящих для «Шеви Импалы» шестьдесят седьмого года, то Бобби привел бы этих людей к тем же трем разбитым «Шевроле», что и сейчас полицейских, потом бы с сожалением сказал, что больше ничем помочь не может.
Конечно, не может, у него на эти детали был только один клиент.
– А вампиры к вам ночью на свалку не залезают? – поинтересовался офицер Уолби, осматриваясь по сторонам. – Я гляжу, у вас колючая проволока не посеребренная.
Посеребренная колючая проволока – один из мифов, который, как верили люди, хранит их от вампиров. Дорогущая штука и абсолютно глупая. У Бобби была защита лучше – проволока измазана в крови мертвеца. Конечно, ее приходилось часто обновлять, потому что она высыхала на солнце и смывалась дождем, но она была действенна, не то что серебро. Сингер не боялся, что его кто-то заподозрит: издалека пятна крови казались ржавчиной.
– А с чего бы им сюда залезать? – Бобби сделал вид, что крайне удивился. Тень от козырька бейсболки падала ему прямо на глаза, и разобрать по его лицу, говорит он правду или врет, было невозможно.
– Например, чтобы убедиться, что у вас нет запчастей для «Импалы», а значит, ее хозяева у вас не появятся, – предположил сержант Перкинс. – Или чтобы проверить, не прячете ли вы ее.
– «Импалу»? – переспросил Бобби. – Вы имеете в виду ту самую «Импалу»? Которая…
– Именно, – кивнул офицер Уолби, пристально глядя на Сингера. – Которая их давит ночами и которой они боятся.
– Я думал, что это байка, – буркнул Бобби.
– Вампиры, похоже, так не считают, – возразил другой полицейский. – Поэтому, мистер Сингер, во избежание проблем поставьте посеребренную колючую проволоку и, пожалуйста, сообщайте нам о тех, кто будет искать детали кузова «Шеви Импалы» шестьдесят седьмого года или те, которые подойдут для ее ремонта.
– Вот список марок, которые могут быть использованы для этого, – офицер Уолби вытащил из папки, которую достал из машины, листок. Он протянул его Бобби. Тому хватило одного взгляда, чтобы понять: кто-то изрядно постарался, выясняя, что можно поставить на «Импалу» для замены сломанных деталей. Такой список мог бы составить Дин, но это, конечно, был не он.
– Если кто-то обратится к вам за этими деталями, – сказал сержант Перкинс, выждав время, за которое Бобби изучал список, – мы рекомендуем вам сообщить в полицию во избежание проблем.
– Конечно, – старый охотник с готовностью кивнул. – Всегда рад помочь.
Когда полицейская машина скрылась из виду, Бобби обессиленно бухнулся на крыльцо своего дома. Хорошо, что офицеры не стали проверять весь список, потому что у Сингера на свалке можно было найти почти все и в таком состоянии, что стало бы ясно: их вполне можно использовать для починки машины. В следующий раз показное выставление разбитых старых «Шевроле» может и не сработать, если полицейские попадутся более дотошные или у них будет больше времени, или начальство на них наедет и они начнут перебирать все автомобили по списку. Он покосился в сторону северного угла свалки, где среди разбитых кузовов было оборудовано укрытие для «Импалы». Кроме полиции, оказывается, черную «Шевроле» искали и кровососы. Они с Дином, конечно, раз в три дня покрывали почти все выступы и торчащие обломки кровью мертвеца (которую, кстати, доставать было не так уж легко), но теперь это могло стать не защитой, а уликой, которая их выдаст, – откуда простому хозяину свалки знать о воздействии на вампиров крови мертвеца? Надо будет предупредить Винчестеров и подумать о лучшей маскировке.
Или о переезде в другой штат.
Или… Бобби вздохнул. Или еще о чем-нибудь.

Изображение

шерифу Джоди Миллс
от сержанта Перкинса


отчет о проведенных мероприятиях.

В ходе мероприятий по предупреждению агрессивных действий со стороны вампиров, направленных на поиски ими легкового автомобиля марки «Шевроле Импала» тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года выпуска, черного цвета (далее именуемого Черная Импала), были осмотрены стоянки и свалки старых машин в округе Су-Фолс, Южная Дакота. Все хозяева были предупреждены о возможных действиях со стороны вампиров. Все получили списки деталей, которые годятся для использования в ремонте Черной Импалы. Им было рекомендовано обратиться в полицию в том случае, если какое-либо лицо обратится к ним за этими деталями.

Среди осмотренных останков автомобилей обнаружено:

«Шевроле» шестидесятых годов – (10) штук
«Шевроле» семидесятых годов – (10) штук
среди них: «Шевроле Импал» – (5) штук
среди них: черного цвета – (2) штуки
Пригодных для использования деталей в возможном ремонте Черной Импалы – 1 штука (свалка автомобилей Арнольда Каннингейма).
В ходе осмотра выявлена одна свалка автомобилей, не обнесенная посеребренной колючей проволокой: хозяин – Роберт Стивен Сингер. Владельцу рекомендовано оснастить забор антивампирской защитой.

23 августа 2008 года

***

Из письма шерифа Миллс Роберту Сингеру

<...>Бобби, дорогой, я, конечно, понимаю, что о вампирах ты знаешь больше, чем все жители нашего округа вместе взятые, и о зомби, и о призраках, и о прочих тварях, которым я даже названия не подберу, – господи, сколько же хрени в твоей голове! – но имей же совесть, не смущай моих копов. Обзаведись посеребренной колючей проволокой! Я это тебе говорю сейчас не как шериф, которому надо отчитаться о проделанной работе. Знаю, что у тебя защита покруче и подейственней, но ты можешь привлечь ненужное внимание к... Ты знаешь к чему, в общем. И к кому. И к себе. Давай уже, оторви задницу от изучения своих древних книг и побудь, как все. Проволоку купи, чеснок развесь – мне плевать, работает это или нет.
И еще... Слушай, ты не против, если я завтра загляну, а то тут...<...>


Изображение


Говорят, Черная Импала живая. Бензин ей не нужен. Она питается вампирами.


Когда-то Бобби Сингер любил закат. Любил смотреть, как солнце прячется за ржавыми машинами и как небо наливается красным. Автомобильные останки, оказавшиеся против света, начинали чернеть и сливались в единый угловатый силуэт. Иногда Бобби казалось, будто солнце вязнет в этой черноте, оно хлопает по небу последними лучами, как тонущий в болоте человек – руками по топкой тине. Несмотря на порой возникающие мрачные сравнения и на свои знания о темноте, приходящей следом за заходом солнца, Сингер любил закат.
Когда-то.
А потом он стал часом вечного расставания. В это время Дин и Сэм выгоняли свою вампирскую байку из укромного местечка, последний раз проверяли, не забыли ли чего, и уезжали в ночь. Иногда Бобби подолгу смотрел им вслед. Он даже не знал, почему делал это. Он понимал, что они не вернутся через пять минут после того, как уехали, и знал, что не сможет дождаться их приезда, не сходя с этого места. Староват он для того, чтобы простоять столько времени. Иногда он сразу, лишь только Импала выезжала за ворота свалки, уходил в дом. Иногда вообще не поднимался из-за своего стола, так и оставался сидеть, обложенный книгами. Кто-нибудь – или Дин, или Сэм, а то и оба – заходил сообщить ему, что уезжают, в ответ он ворчал что-то себе в усы.
Это могло бы походить на особую тактику: может быть, если я сделаю вот так, они не уедут сегодня? Не вышло с этим вариантом, попробуем другой, третий, четвертый. Да, это сошло бы за тактику, если бы Бобби не готов был поспорить на одну из своих бейсболок, что они все равно уедут. Это было ясно на сто процентов, как и то, что он продолжит прятать «Импалу» днем.
Приближался закат. За последние два года он видел его столько раз, что почувствовал бы его приближение, даже находясь без часов в комнате с заколоченными окнами. Казалось бы: два года прошло с тех пор, как Винчестеры стали выгонять свою «Импалу» только ночью, а он все равно никак не может привыкнуть к щемящему чувству в груди. Порой ему казалось, что он не настолько ждет рассвета, когда Винчестеры возвращаются, насколько ожидает заката. Или ненавидит его. Или боится.
А может, он обманывает себя, и не потому не спит ночами, что сердце никак не успокоится после захода солнца, а потому, что знает: рассвет важнее…
От созерцания заката Бобби отвлекли громкие голоса, доносящиеся из дома. Если что-то в мире и отличалось постоянством, так это перепалки Винчестеров. Правда, последнее время эту традицию портило то, что споры их были не такие забавные и чаще всего на одну и ту же тему.
– Сколько мы еще должны ездить, чтобы ты понял, что это не имеет смысла? – сердито спросил Сэм. Сингер устало вздохнул. Именно к этому вопросу сводились сейчас все их споры. Они как раз вышли во двор, так что Бобби мог слышать все.
– А какой тебе смысл надо? – огрызнулся Дин. – Помнишь, на прошлой неделе вампиры пытались проникнуть в дом на окраине? Помнишь, сколько человек было в семье, которая там жила? Сколько детей? А? Ведь вампиры сожрали бы их всех. Стоило только появиться Импале, и упырей как ветром сдуло, а двоих мы даже успели вкатать в асфальт.
– Я помню, – кивнул Сэм. – Но ты бы хоть газеты почитал или полицейские отчеты. Знаешь, сколько человек пропадает каждую неделю? Спасенная семья из семи человек – это капля в море.
– Капля в море? Это люди, Сэмми.
– Люди, которых мы не можем спасать каждую ночь! Ты что, будешь стоять у их дома и караулить, когда вампиры решат вернуться? Потому что они ведь точно решат это сделать. С тех пор, как мы ездим по улицам, они боятся и не пытаются добраться до больниц, поэтому нападают гнездами на дома на окраине.
– А что такого? Постоим одну ночь. Если вампиры захотят вернуться и увидят «Импалу», то у них это надолго отобьет аппетит.
– Боже, Дин! – Сэм закатил глаза. – Ты посчитай, сколько таких домов, а машина у нас одна. «Импала», что бы там о ней ни думали кровососы, не призрак, мы не можем быть в десятке мест одновременно.
– То, что мы делаем ночью – наша работа, – отмахнулся Дин и направился туда, где была замаскирована «Импала». – Тебе, насколько я помню, никогда не нравилась охота.
– Охота? – отозвался Сэм. – То, чем мы сейчас занимаемся, это не охота. Это дурь! Все равно, что пытаться налить воду в дырявое ведро. Сколько бы мы ни убивали вампиров, их становится только больше.
– Что возвращает нас к сгоревшему «Плимуту», да? – усмехнулся Дин. – Еще одна черная машина на ночных улицах.
– Скорее, просто бедняга, которому не повезло попасть под руку затравленным нашей «Импалой» вампирам.
Похоже, ни один из них не замечал, что они начинают говорить все громче и громче. Еще немного и кто-нибудь сорвется на крик – злой и не признающий правоты другого.
– А ну заткнулись оба! – рявкнул подошедший Бобби. – Если будете так орать об Импале, то вас услышат, и по вашу душу явится кто-нибудь похуже приходивших копов.
Винчестеры не просто замолкли, они замерли.
– Приходила полиция? – нахмурился Сэм.
– Они искали нас? – тут же продолжил Дин.
Бобби вдруг очень захотелось сказать «да», сообщить, что полиция давно о них все знает, но он сдержался.
– Нет, – проворчал он. – Они искали «Импалу».
– Здесь? Нашу? – произнесли Дин и Сэм одновременно.
– А какую еще? – фыркнул Бобби. – Они искали, где ее могут чинить. До кого-то доперло, что «Шеви Импала» шестьдесят седьмого года – редкая машина по теперешним временам. И если она не призрак, то иногда ее надо ремонтировать. А где брать детали, как не на свалках?
– Логично… – растянул Сэм.
– То есть полицейские вообще ищут «Импалу» по свалкам, а не пришли сюда, потому что точно знали, что она здесь, – Дин вздохнул с облегчением. – Черт, Бобби, ты меня до инфаркта доведешь.
– Можно подумать, вы меня – нет, – буркнул Сингер. – А еще они сказали, что вампиры тоже до этого додумались, поэтому в любое время могут завалиться сюда, чтобы искать свою страшилку. Рекомендовали серебряную проволоку повесить, чтобы упыри меня не убили ненароком. Говорят, они совсем обнаглели в последнее время.
Сэм с каким-то зловещим торжеством взглянул на брата:
– Видишь? А я что говорил?
– Скорее, а что я говорил, – Дин выделил слово «я». – Надо давить их, пока они еще боятся.
– И будем получать каждое утро по сгоревшему «Плимуту», – сказал Сэм, – пока все люди не вымрут.
– Столько «Плимутов» просто не выпустили.
– Тебе бы только…
– А что за «Плимут»? – прервал Сэма Бобби, все равно их спор никогда никуда не приводил, но сегодня появился новый аргумент, поэтому Сингер решил разузнать, что случилось.
– В Су-Фолсе около одного бара вампиры сожгли старый черный «Плимут», – пояснил Дин. – С водителем внутри.
– На кой им это? – удивился Сингер.
– Черный, – выделил Сэм, – «Плимут». То есть старая черная машина…
– Которая ночью оказалась на улице, – продолжил за него Дин. – Ничего не напоминает?
– Твою мать… – только и смог выдохнуть Бобби, он снял бейсболку и пригладил седые волосы. Он больше ничего не сказал, да и Винчестеры молчали. Ему не надо было объяснять, что случилось, он не хуже Дина и Сэма мог нарисовать картинку произошедшего.
– Ну что? Поехали? – спросил Дин, прервав невольную минуту молчания в память о погибшем водителе «Плимута».
Бобби бросил взгляд на Сэма. Ему показалось, что сейчас тот опять взорвется, начнет доказывать, что их ночные поездки не имеют смысла, но Сэм набрал полную грудь воздуха, медленно выдохнул, покачал головой и тут же, словно противореча себе, сел в «Импалу». Дин занял водительское место. Заурчал мотор, машина с трудом развернулась в узком пространстве и выехала со свалки.
Сингер понимал, почему Сэм не стал продолжать спор. Даже если в их нынешней охоте не было смысла, потому что она не имела конца, ему нечего было предложить взамен. Он знал о других охотниках: никому не удалось найти такой действенный способ сдерживания упырей, ни у кого не вышло окружить себя мифическим ореолом, а реальной опасности вампиры не боялись. Реальную опасность они уничтожали, и бывшие «коллеги» Бобби пополняли ряды кровососов. Можно долго спорить, насколько в вампире сильны качества человека, которым он был когда-то, но Сингер знал, как лихо охотники переходили на сторону врага. Может быть, потому что видели, что охота никогда не закончится? Отсутствие света в конце тоннеля – вот что добивало их гораздо эффективнее, чем клыки. Так и не вышел ни из кого из них Блейд. Легенды были прерогативой Винчестеров.
Бобби взглянул на дорогу, по которой укатила «Импала». Только клубы пыли говорили, что здесь проехала машина. Кстати, надо будет, как обычно, пройтись по следам от шин метлой, чтобы ничто не выдавало место, где она будет прятаться днем.
– Из-за этих мальчишек у меня самая чистая свалка во всей Южной Дакоте, – проворчал Сингер. – Каждый день подметаю дорожки, как прилежная домохозяйка.
Начиналась новая ночь вампирской легенды.

Изображение

Ночная дорога – все равно что черно-белое кино. Асфальт серый, разметка – ослепительно-белая в свете фар, а мир за пределами шоссе – сплошная тьма. Закат не просто убирает свет с улиц, он очищает их от людей, и те не хотят, чтобы на них был хоть малейший намек. Фонари больше не горят, а окна домов закрыты непроницаемыми ставнями. «Людей больше нет, забудьте о них», – словно умоляют они.
Только вампиры не верят. Темнота им не мешает. Кровь сияет для них во мраке, как неоновая вывеска, а сердцебиение громыхает, как музыка в ночном клубе.
На самом деле люди портят жизнь лишь себе, только никто не хочет этого признавать. Может быть, если бы фонари еще горели, это спасло бы жизнь случайно оказавшемуся на улице прохожему? Конечно, не сейчас, но в то время, когда еще казалось, что все можно поправить. Сейчас ночью улицы пустынны. Нет смельчаков, нет глупцов, нет самоубийц.
Дин выкручивает руль – они чуть не проскочили поворот. В темноте тяжело ориентироваться только по карте, освещаемой тусклым фонариком – не надо, чтобы какой-нибудь вампир (или человек, если уж говорить начистоту) разглядел водителя «Импалы» и ее пассажира. Фары выхватывают вывеску «Добро пожаловать в…». Дин не успевает прочесть название. Может быть, у него хватит на это времени на рассвете, когда они будут возвращаться к Бобби. Они выбирают города, до которых можно доехать за ночь и вернуться обратно, но, похоже, скоро им придется что-то менять, раз полиция заинтересовалась свалками.
Очередной город – очередная езда по улицам. Наверное, они похожи на подростков, которые выпросили у родителей машину, чтобы съездить в кино. А может быть, они ее угнали, чтобы покататься. У их езды нет цели. Им не надо добираться из пункта А в пункт В. Они патрулируют. «Первый антивампирский патруль имени Баффи», – как выразился однажды Дин. Они тогда еще долго вспоминали других охотников на вампиров. Победил Сэм. Чертов ботаник.
Сегодня им не везет. Или везет? Как посмотреть. Дороги пусты. Фары не выхватывают из темноты ни одной человеческой фигуры, пытающейся перебежать улицу. Не надо гнать, чтобы сбить вампира. Лучи летят по окнам, которые заколочены досками или закрыты ставнями. Наверное, там и днем темно, как в подвале.
– Стоп! – командует Сэм. – Разворачивайся.
Дин вопросительно смотрит на него, но беспрекословно тормозит.
– Был знак ремонта дороги, – поясняет брат.
«Импала» начинает разворачиваться. Асфальт и мелкие камешки шуршат под колесами. Свет фар скользит по домам. Фонарей нет, поэтому ничто не освещает черное тело «Импалы». Она – это сама тьма.
Дин бросает взгляд на часы. Сюда они ехали два часа, значит, у них есть еще часов пять, чтобы рассмотреть все окрестности. Вернее, чтобы окрестности рассмотрели их и потом бы с ужасом рассказывали, что видели живую Черную Импалу.
Сэм привычно глядит по сторонам. Иногда ему кажется, что за эти два года его глаза стали видеть в темноте не хуже вампирских. Конечно, рассматривать особо нечего, но если что, бегущего вампира он заметит.
Проходит час, два, три, а «улова» все нет. Рев мотора заранее возвещает о появлении «Импалы», и если у вампиров в этом городе есть мозги, они предпочитают убрать с дороги свои кровососущие внутренности и отсидеться где-нибудь, где их не смогут достать четыре колеса. Чуть меньше двух лет назад, через какое-то время после неожиданно грянувшего конца света, вампиры вылезали на улицы, заслышав рокот двигателя. Они жаждали легкой добычи, а находили смерть под колесами черного автомобиля. Считалось, что под колесами, потому что Винчестеры, как и все охотники, знали, насколько живучи эти твари. Приходилось выходить, усмирять особо ретивых стрелами с кровью мертвеца, а потом добивать мачете. Со временем вампиры стали осторожнее.
Иногда Дин разгоняется и быстро крутит вправо или влево руль на следующем перекрестке. «Импала» идет в занос, а потом резко тормозит. Мотор тихо порыкивает, как собака, чувствующая опасность. Фары, словно прищуренные внимательные глаза, осматривают дорогу.
– Бу! – кричит Дин.
Но улица пуста.
Они сами ничуть не лучше вампиров. Они тоже живут только ночью. День кажется им странным: слишком светло, слишком людно.
Слишком спокойно.
При свете дня похоже, что жизнь существует и что ничего не изменилось. Взять хотя бы ремонт дорог – он все равно продолжается. Жизнь течет своим чередом, имеющееся положение вещей не катастрофа, а просто изменившаяся норма.
Идет четвертый час их «патруля».
– Может, пора возвращаться? – спрашивает Сэм, пытаясь подавить зевок. Ночь, дороги и клыкастая опасность, которая таится в темноте, стали для них настолько обыденными, что наводят скуку.
– Да, наверное, – бормочет Дин. – Проедем эту улицу до конца и домой.
Чтобы хоть немного прогнать усталость, он опять проворачивает свою любимую шутку с внезапным (насколько это возможно для машины) появлением «Импалы». Когда она тормозит, фары вдали выхватывают из темноты сидящего на корточках человека.
– Вампир, – выдыхает Сэм, тут же собираясь внутренне. Адреналин привычной волной проходит по телу.
Дин жмет на газ, «Импала» бросается вперед, как хищник, почувствовавший добычу.
Человек заслоняет глаза от фар и выпрямляется. В подрагивающих лучах становится видно, что это девочка лет десяти. Свет бликами отражается в ее огромных расширенных глазах. Она в ужасе смотрит на приближающийся бампер, у нее нет сил, чтобы убежать.
«Импала» несется по улице.
В это время с края дороги к девочке бросается еще одна фигура. Она хватает ребенка на руки. Фары высвечивают новое лицо с глазами-бликами.
– Дин! Это... – выкрикивает Сэм, его слова теряются в скрипе тормозов. Дин крутит руль вправо, чтобы избежать столкновения. Машина с грохотом налетает на бордюр и замирает.
– Импала! – пронзает вновь образовавшуюся тишину надрывный вопль девочки. – Импала! – повторяет она, будто ничего и никогда не видела в жизни страшнее, чем эта черная машина.

Изображение

Элли Визиак. Почти как люди. Из исследований вампирского фольклора. – 2010. – 252 с.
Из предисловия

Вампиры рассказывают истории в утренних сумерках, когда солнце еще не показалось, но небо начинает светлеть. Психологи отмечают это, как феноменальную особенность вампирских баек. Люди рассказывали (не будем забывать, что многое изменилось с переходом чудовищ из сферы выдумок в сферу познаваемой реальности) страшные истории на закате или сразу после него. Впереди целая ночь, чтобы бояться, испытывать щекочущее чувство страха. Вампиры же, живущие в темноте, предпочитают слушать байки на рассвете. Казалось бы, здесь есть аналогия: люди рассказывают страшилки на исходе дня, а вампиры соответственно – на исходе ночи, то есть и те и другие останавливают свой выбор на окончании периода своего бодрствования. Но считать так в корне неверно. И человеческие, и вампирские истории касаются ночи. После человеческих баек это время суток еще впереди, а после вампирских – осталось позади. В чем же дело? Можно долго искать причины, спорить и доказывать свою правоту, однако я предпочитаю просто ответить: «Все дело в Импале».
Фактически бывальщины о Черной Импале и составляют вампирский фольклор. В отличие от человеческих баек о призраках или крокодилах в канализации, которые только и могут, что принести легкое чувство приятной жути, истории о черной машине, появляющейся то здесь, то там на улицах разных городов и вкатывающей вампиров в асфальт, вызывают у носителей фольклора настоящий ужас. Даже те респонденты, которые утверждали, что не верят в реальное существование Импалы, предпочли давать интервью исключительно перед рассветом – в соответствии с историями о черной машине-истребительнице вампиров, она появляется лишь ночью, то есть рассвет – безопасное время.
В отношении Черной Импалы вампиры верят во многие вещи, которые мы не можем проверить на деле. Например, что каждую ночь эта машина уничтожает по десятку монстров, а то и по сотне (см. Приложение). Численность потребляющего кровь населения не известна, поэтому узнать ее изменения не представляется возможным. Эта часть бывальщины фактически соответствует любой человеческой истории о людях, пропадающих на мостах или на определенных дорогах. Исчезновение в байках объясняется призраками, вендиго или присутствием других сверхъестественных существ.
В Черной Импале наличествуют черты и других бывальщин: например, историй о Кровавой Мэри. Вампиры верят, что троекратное произнесение имени машины может призвать ее. Во время интервью респонденты предпочитали придумывать для нее иные названия: «черная тварь», «черная убийца», «ржавая сука», «эта жестянка» и более поэтические «леди Смерть», «черная охотница». Можно провести и другие аналогии между Импалой и Кровавой Мэри. По некоторым вариантам бывальщин Кровавая Мэри является людям в качестве возмездия за содеянные преступления и проступки. В Черной Импале многие вампиры тоже видят воздаяние за свои грехи – питье крови, убийства людей и обращение их в себе подобных. Однако признание этого не мешает им ненавидеть черный автомобиль.
В Импале присутствуют и черты баньши, то есть предвестницы смерти. Рокот ее мотора, скрип дверей и классический рок восьмидесятых годов имеют для вампиров сакральное значение, которое фактически выражается во фразе «Если услышал – умри». В этом смысле интересен выбор музыки, которую респонденты приписывают Черной Импале. Чаще всего упоминаются группы AC/DC, Lynyrd Skynyrd и Creedence Clearwater Revival. Психологи пытаются найти причины этого, но пока они не пришли к единому выводу. Любопытно исследование Рейчел Донован «Bad Moon Rising как предвестие смерти», опубликованное в альманахе кафедры компаративистики Гарварда. Здесь анализируются тексты рок-музыки и обосновываются причины их выбора в бывальщинах о Черной Импале.
Вампирские истории можно разделить на два больших класса: те, где Импала предстает призраком, и те, где она – реальная машина. Фантомные машины – редкость среди бывальщин. В газете «Новости Жирардо» (Кейп Жирардо, Миссури) от 12 октября 2006 года была опубликована статья Кэсси Робинсон, в которой упоминается джип местного жителя, известного своим нетолерантным отношением к афроамериканцам. Хотя в колонке и не говорится открытым текстом, но по определенным намекам можно сделать вывод, что автор считает, будто этот призрачный джип мог стать причиной нескольких смертей, произошедших в Кейп Жирардо в 2006 году.
В случае с «Импалой – настоящей машиной» сразу вспоминаются истории о предметах, одержимых злыми духами, которые характерны для многих мифологий.
Нельзя не упомянуть и о водителе и пассажире, которые появляются в вариациях бывальщины. Они рисуются либо привидениями, либо мертвецами, либо людьми, которые «работают» на Черную Импалу, попав под действие ее магической музыки. Этот вариант объяснения встречается в статье Колина Дикси «Чарующие звуки Импалы». Здесь проводятся параллели между машиной и сиренами из греческой мифологии, музыкантом Вяйнямейненом из «Калевалы», феями и эльфами, увлекающими людей в зачарованный круг, и, конечно, Гамельнским Крысоловом (см. легенды в Приложении). Особенно занятно в связи с Крысоловом смотрится аналогия с верованиями древних германцев: души умерших принимают облик мышей и крыс (выходит, что водитель и пассажир – мертвецы), которые собираются по зову Смерти. Многие респонденты ставят знак равенства между Черной Импалой и духом Смерти. Нельзя не упомянуть и легендарного ирландского Волынщика: отдельные выкрики в песнях роковых групп восьмидесятых вполне могут сойти за звуки волынки.
Не так давно мне попалась еще одна версия, по которой водитель и пассажир Черной Импалы – ангелы, однако она не пользуется популярностью среди респондентов.
Интересно, что во всех вариациях бывальщины Импала бессмертна. Это еще одна уникальная особенность историй об этом автомобиле. В любой человеческой байке о сверхъестественных монстрах эти твари имеют способ уничтожения. Порой сложный, порой странный, порой смешной, но имеют его. Черная Импала же бессмертна. Ее можно резать, в нее можно стрелять, можно пытаться раздавить ее прессом, расплющить обломками рухнувшего здания, утопить, перемолоть в гигантской мясорубке, взорвать, расплавить, заморозить, посолить и сжечь, но она обязательно вернется следующей ночью. Все такая же черная и смертоносная. Когда я впервые услышала об этом, мне вспомнился герой мультсериала «Южный Парк» Кенни, который возвращался, несмотря ни на что. «Они опять убили Черную Импалу» – так, перефразируя известное сочетание из мультфильма, мог бы звучать слоган сериала об этой машине. Респонденты рассказывали о сотнях попыток ее уничтожения, и ни одна из них не увенчалась успехом.
Конечно, это было лирическое отступление. Опросы респондентов-людей показали, что Импала постепенно входит и в человеческие бывальщины. Не для кого не будет в новинку, если я скажу, что наибольшей популярностью в наше время пользуются истории о конце света. Черная машина, появляющаяся только ночью, вошла именно в них в качестве Всадника Апокалипсиса. Новое время требует новых подходов – четыре ноги лошадей Всадников сменились четырьмя колесами. В этих бывальщинах Импале отводится роль Смерти (44% опрошенных), Войны (32%) или Мора (18%). Лишь 6% респондентов видят в черной машине Глад, однако затрудняются с объяснением своего выбора.
Интересно, что респонденты-вампиры соотносят Черную Импалу исключительно со Смертью, однако указывают, что она может быть любым Всадником или даже совокупностью всех четырех, но любая ее ипостась приводит к смерти.
Страх перед этой машиной и ненависть к ней практически уравновешены в сознании кровососущих. Вампиры даже придумали крылатое выражение, наиболее точно отражающее их отношение к железной убийце. «Черная Импала тебе на дороге», – говорят они, когда хотят пожелать самого страшного. Черная Импала – вампирская бывальщина, в которой нашли отражение многие человеческие легенды. Возможно, именно в этом заключается причина настоящего страха вампиров перед ней. На подсознательном уровне все страшилки, которые они знали, когда были людьми, собрались в одной единственной – бессмертной Черной Импале.

Изображение


Говорят, что Черной Импалы на самом деле не существует, а вампиров уничтожают двое серийных убийц.


Дин открыл дверь, выскочил из машины и заорал:
– Ленор! Ты совсем сдурела?
По лицу упомянутой вампирши, обнимавшей девочку, было видно, что ей ничуть не стыдно, наоборот, она в бешенстве, а малышка сидела у нее на руках, смотрела расширенными глазами на охотников и монотонно причитала: «Импала… Импала… Импала…»
– По-моему, это вы свихнулись! – прошипела она. – Вы что, хотели ребенка убить?
– Ночь, знаешь ли, – фыркнул Дин. – Не видно было, что это ребенок.
– Кроме того, она вампир, – прищурился Сэм. – Ведь так?
– И что? – огрызнулась Ленор. – Это не повод убивать маленькую девочку. Тем более что она из моего гнезда, а у нас с вами договор.
– На ней нет штампа, что она твоя, – рявкнул Дин.
– Все равно. Ты собирался вкатать ее в асфальт? Винчестеры, которых я знала, никогда бы такого не сделали.
– Ленор, которую мы знали, никогда бы не выпустила ребенка ночью без присмотра, – сердито отозвался Дин. – Социальная служба не одобряет.
– Мы ведь договаривались, – сказал Сэм. – Ты со своими вампирами выбираешь большие города, «Импала» ездит по маленьким.
Услышав название машины, девочка, уже было успокоившаяся, опять всхлипнула и забилась на руках Ленор.
– Шшш, – покачала ее та. – Тшшш, маленькая. Они только делают вид, что грозные и страшные. Не бойся, они хорошие. Местами.
Ребенок только крепче прижался к ней.
– Сэм, – вампирша вернулась к разговору с Винчестерами, – скажи, почему вы выбираете маленькие города? – но, не дав ему ответить, она тут же ответила сама: – Потому что там вы менее примечательны. Полиция не так активна, люди не так любопытны, потому что знают, что их никто не защитит. Они предпочтут лишний раз не смотреть в глазок и не выглядывать в щелки между досками, которыми забиты их окна. Так же и с нами.
– Что-то я не заметил, чтобы ты носилась по улицам на черной машине, – буркнул Дин. Наконец, злость начала утихать, и он решил обследовать автомобиль. Больно уж ему не нравилось, с каким звуком заднее колесо «Импалы» заскочило на бордюр.
– Для людей, да, мы незаметны, – пожала плечами Ленор. – Но вы не видели вампирские гнезда в больших городах. Для них то, что мы пьем кровь животных, – все равно что размахивать красной тряпкой перед носом разъяренного быка. Они готовы убивать нас яростнее, чем людей. Поэтому мы перебрались в города поменьше. Мы просто хотим жить.
– А они чего хотят? – поинтересовался Сэм. Он осмотрелся по сторонам: вообще-то стоять и разговаривать на ночной улице – не самая разумная мысль, если ты человек.
– По-моему, они хотят остаться единственной расой на планете, – вампирша улыбнулась, будто произнесла какую-то очень смешную шутку.
– Зачем им это? – продолжил он свои вопросы. – Люди же – еда для них. Чью кровь они будут пить?
– Понятия не имею, – ответила Ленор. – Кажется, их это не волнует. Знаешь, сколько новичков в больших городах? Им на все плевать. Они считают это войной и будут убивать, пока не перебьют всех или пока не погибнут сами.
Сэм бросил на Дина тяжелый взгляд, в котором читался легкий намек на «Я же говорил». Дин упрямо сжал челюсти.
– Могла бы хоть предупредить, – проворчал он. На его лице отражалось беспокойство, но оно было связано с машиной, а не с разговором. Он сидел около заднего колеса со своей стороны и внимательно рассматривал его.
– Как? – поинтересовалась Ленор. – Вампиру сложновато завести сотовый телефон.
– Можно через Бобби, я думаю, – ответил Сэм, оглянувшись на Дина. – Ты же как-то общаешься с ним, как я понял. Ты сообщила ему, что за сведения об «Импале» увеличена награда.
– Хорошо, да, – кивнула вампирша. – Моя вина. Честно говоря, я не подумала, что вы нарисуетесь именно здесь и именно сегодня.
– Никто из вас никогда об этом не думает, – устало вздохнул Дин, он встал и подошел к багажнику. – Поэтому «Импалу» и считают призраком.
– А ты гордишься, да? – хмыкнула Ленор.
– Конечно, он гордится, – улыбнулся Сэм, он опять оглянулся на брата, и улыбка испарилась с его лица.
– Вообще, это серьезная заявка на новую главу в учебнике по психиатрии, – съязвила вампирша, но никто не проникся ее шуткой.
– Что-то случилось? – спросил Сэм, не обратив внимания на слова Ленор.
– Колесо пробито, – Дин что-то искал в багажнике. – Лопнуло, когда на бордюр налетели. Надо поменять.
Заднее колесо. Хреново. Сэм бросил взгляд по сторонам. Если для разговоров это не лучшее место, то для починки – одно из самых худших. Они и так простояли слишком долго на одном месте и разговаривали слишком громко, вампиры могли почувствовать присутствие людей. А еще эти крики и плач девочки…
– Вы же можете и так доехать, – вмешалась Ленор, – со спущенным колесом.
– Ага, со скоростью пять миль в час, – Дин достал из багажника домкрат. – У нас задний привод. Задние колеса ведущие, с пробитым мы не доедем до рассвета.
– К тому же диски погнутся, – добавил Сэм. – И тогда мы точно встанем.
Он как раз открыл заднюю дверь и доставал лежащие на сиденье арбалет и стрелы, смоченные в крови мертвеца. Мачете уже находилось у него на поясе, как и всегда перед ночной поездкой на «Импале». Девочка-вампир зачарованно смотрела на оружие и отточенные движения охотников.
– Мне остаться помочь? – шепотом спросила Ленор. На нее тоже производили впечатление действия Винчестеров. Напряжение и предчувствие опасности заставляли ее верхнюю губу подергиваться, как у хищника, зубы готовы были высунуться в любой момент.
– Нет, – качнул головой Дин, прилаживая домкрат под днище машины. С правой стороны колеса под рукой лежало мачете, с левой – баллончик и зажигалка, на тот случай, если придется отпугивать вампиров огнем. – Уходите. Не хватает еще, чтобы кто-то понял, что мы знакомы.
Ленор кивнула, и через секунду она и девочка растворились в темноте. «Импала» и Винчестеры остались одни посреди ночной улицы, освещаемой только фарами. Сэм поднял арбалет на уровень груди и обвел пристальным взглядом дома и дороги. На самом деле, свет только все портил. Он делал темноту гуще, чернее, он не позволит разглядеть вампиров, если те захотят напасть, до того как они подберутся близко. Это нервировало, заставляло сердце и дыхание сбиваться с ритма, но Сэм знал, что отключить фары нельзя: Дину нужен свет, чтобы поменять колесо. Приходилось терпеть и надеяться на опыт и реакцию.
А может быть, только на винчестеровскую удачу.

Изображение

– Хорошо бы было сейчас иметь Кольт.
Дин привычными движениями откручивал болты, удерживающие колесо. Его голос звучал глухо в этом ночном безмолвии. Казалось бы, пустынные улицы должны разносить звуки легко и быстро, добавляя к ним эхо, но темнота будто скрадывала пространство. Складывалось впечатление, что они не на перекрестке, а в подвале.
– Ага, – бросил Сэм, методично осматривая дороги. Он стоял спиной к освещенному фарами куску дороги, чтобы лучи не мешали ему разглядывать темные дома и деревья вдали, но все равно замечал свет краем глаза, и это делало мрак непрозрачным, будто вокруг стены, а не улица. – А еще лучше щелкнуть пальцами и оказаться на свалке Бобби.
– Бойся желаний, – пропыхтел Дин: один из оставшихся болтов поддался с трудом, пришлось несколько раз пнуть по баллонному ключу ногой. – Мы же на перекрестке.
– Даже не помню, когда в последний раз видел демона, – пожал плечами Сэм. Он отвернулся, хотя Дин был занят, поэтому все равно не обратил на него внимания.
– Может, вызовем, пока здесь? – усмехнулся тот. – Проведем экзорцизм, а то сноровку потеряем, убивая одних вампиров.
– По-моему, никто из них не придет.
Сэм вдруг вскинул арбалет повыше: ему показалось, что между домами кто-то крадется, но, сколько бы он ни всматривался, больше движений не было. Качались ветки деревьев. Сэм прислушался: где-то поскрипывала незапертая дверь или доска, постукивала оторвавшаяся ставня. Ночной ветерок нес по дороге смятую газету.
– Откажутся от дармовых душ?
Дин говорил обычным голосом. Занятый колесом, он не заметил, как пристально брат всматривается в темноту.
– Не в этом дело, – Сэм ответил, скорее, машинально. Он стал говорить тише. Ощущение, что между домами кто-то есть, не отпускало, кто-то следил оттуда. – Вампиры – сейчас самый мощный хищник на территории, вряд ли демоны захотят перейти им дорогу.
– О! Прямо-таки «Новости неживой природы», – съязвил Дин. – Канал «Супернейчурал Плэнет». Ведущий Сэм Винчестер расскажет вам о размножении вампиров в зимний период.
Выработанная годами привычка ощущать, когда опасность требует не простой настороженности, а переходит в разряд реальной, требующей защитных действий, не раз помогала Винчестерам в охоте, и сейчас Сэм чувствовал, что граница пройдена. Он не пытался пристально смотреть в то место, где, как ему казалось, заметил движение. Он знал, что иногда периферическим зрением можно увидеть больше. Сэм медленно переводил глаза.
– Тихо! – скомандовал он. Не мог ошибиться. Тени около дома действительно двигались, и это были не деревья, которые колыхались на ветру, и не приоткрытая дверь гаража. Ломанные и дерганые движения выдавали нечеловеческое существо.
– Что-то видишь? – Дин тут же встал, в его руках вместо ключа было мачете.
– Там, – Сэм указал резким движением головы.
– Давно появились?
– Давно.
– Может, отвлекают?
– Может.
Дин развернулся на пятках, – и как раз вовремя, чтобы успеть замахнуться мачете и срубить голову мчащемуся на него вампиру с оскаленной пастью. Свистнула стрела: прямо в кровь, бьющую из перерезанной шеи, упал на колени еще один упырь. Он хватался за оперение, но слабеющие руки лишь скользили по нему.
– Я умираю, – простонал он, не понимая, что происходит, а вокруг него действительно падали новые и новые обезглавленные тела.
– Новички! – крикнул Дин брату.
– Понял уже! – отозвался тот в ответ и принялся заряжать в арбалет следующую стрелу.
Только это их спасало. Обращенные недавно верили во всю ту чушь, которую навязывали им, когда они были людьми. Они, наверное, даже боялись посеребренной проволоки или святой воды, но не знали о воздействии на них крови мертвеца. Где-то на заднем плане в голове Сэма промелькнула мысль, что интересно было бы посмотреть, как это будет: сработает ли «эффект плацебо», если вампира-новичка коснуться серебром? Но она быстро испарилась, потому что времени на подобную чушь сейчас не было. Сэм стрелял в бегущих далеко от «Импалы». Тем, что успевали подобраться поближе, приходилось срубать головы.
Вампир спрыгнул откуда-то сверху прямо на крышу «Импалы», он присел, оскалился и зарычал, но тут же был пронзен стрелой и рухнул на четвереньки. Мачете Дина походило на гильотину, которая перерубила кровососу шею. Ноги и руки упыря разъехались, тело распласталось по крыше. Не по-человечески густая кровь хлынула на ветровое стекло и потекла по дворникам.
Другой монстр налетел на Дина и отбросил его к капоту. Кажется, он сам оторопел от того, что у него это получилось, поэтому он замешкался, удивленно глядя на Дина, и не напал сразу. Этого времени хватило, чтобы Сэм сначала выстрелил из арбалета, а потом и сшиб вампиру голову. С тварями постарше – а может, просто поумнее – такое не срабатывало.
После десятка верных взмахов мачете оставшиеся в живых начали отступать. Те, кто оказался далеко от «Импалы», когда в них попали отравленные кровью стрелы, тоже стремились убраться от нее – кто ползком, кто на четвереньках.
Дин и Сэм осматривались, ожидая новых нападений, но, похоже, вампиры действительно ушли. Надолго ли? Никто бы не ответил.
– Они вернутся, – с уверенностью сказал Сэм.
Дин кивнул:
– Меняю колесо, ты смотришь по сторонам.
Крепления он уже успел отвинтить до появления упырей, оставалось только снять колесо, поставить запаску и закрутить пять болтов на место. Дело десяти минут максимум.
– Представляю, что чувствовал тот парень в «Плимуте», – вдруг сказал Сэм. – Машина заглохла, а на тебя несется толпа вампиров. Даже не выйдешь. Говорят, у него был пистолет с серебряными пулями.
– Бред.
– Это мы с тобой знаем, что бред, – пожал плечами Сэм. – А он надеялся, что ему поможет. Помнишь, в прошлом году Руфус пытался через газеты рассказать о воздействии на вампиров крови мертвеца?
– Ага, – усмехнулся Дин, закручивая последний болт. – Помню. Интервью давал, кто-то ему даже видео помог снять, как упыри слабеют, когда их накачивают мертвой кровью.
– И ведь никто не поверил. Какая буря тогда поднялась в газетах и на ТВ. «Мы люди, мы не вампиры, мы не станем использовать кровь. Это ниже нашего достоинства».
Дин вытащил домкрат из-под машины и сунул его в багажник вместе с пробитым колесом, а потом свалил с крыши тело мертвого вампира:
– А я всегда говорил, что люди безумны.
– Кажется, после Руфуса никто из охотников больше не пытался заняться просвещением.
– Увольте от такой известности, – заявил Дин, садясь в «Импалу».
– По-моему, мы тоже уже свихнулись с этими вампирами, – хмыкнул Сэм. – Стоим посреди улицы ночью и болтаем, будто сейчас утро.
– А что? – Дин повернул ключ, и машина завелась. – Мы – это Черная Импала, нам можно.

Изображение

Веб-журнал «Правда – где-то рядом»
Выпуск 2. «Такая работа»
http://www.truth-about-vampires.com


Это опять Эд Зедмор и Гарри Спенглер. Мы расскажем вам, как все было на самом деле.
(камера наводится сначала на Эда, потом перескакивает на Гарри)
(говорит Зедмор) Наверняка вы подумали, с какой это стати вы должны нам верить? Ну и что, что много лет наша группа Ghostfacers вела одноименный сайт, где мы пытались донести до обычных граждан, что не все в этом мире так просто, как кажется на первый взгляд? Сколько в сети таких выдуманных сайтов, где владельцы тоже пытаются давать советы о том, как вести себя сейчас? Мы ответим вам.
(камера приближается к Эду)
Потому что мы – охотники.
(Камера отъезжает назад. Эд молчит, наслаждаясь производимым эффектом) Чувствую, что у вас опять много вопросов. Какие охотники? Что за охотники? На кого охотимся? И почему это слово «охотники» должно доказывать, что нам можно верить? Я расскажу вам.
(вклинивается Гарри) Мы расскажем вам правду.
(опять говорит Эд) Не так уж и сложно продраться сквозь то, что выстроили вокруг них полиция и ФБР. Гораздо сложнее было пробраться через легенды и истории самих охотников. Впрочем, как и через любые человеческие мифы. Охотники – все же часть человечества, хоть и слегка своеобразная. Но о ком нельзя такого сказать? Да ни о ком! И мы с вами – люди думающие – тоже, возможно, для кого-то странны.
Полицейские отчеты, рапорты федеральных агентов, страшные истории, которые рассказывают старые охотники в полутьме придорожных баров случайно заглянувшим туда. Здесь главное – знать, куда смотреть. Мы – знали!
Охотники – это древняя тайная организация, призванная охранять людей от порождений ночи. Испокон веков охотники истребляли привидений, духов, оживших мертвецов, вендиго, защищая покой мирных жителей. Они же – то есть мы – хранили саму тайну существования монстров. До появления вампиров разве кто-то из вас верил в то, что они могут жить в реальности, а не в книгах и фильмах? Кстати, о фильмах и книгах. В них попали некоторые из легендарных охотников прошлого. «Блейд», «Ван Хельсинг»…
(добавляет Гарри) «Баффи – Истребительница вампиров».
(продолжает Эд) И многие другие. Появление этих фильмов и сериалов тоже входит в политику сдерживания численности нечисти. Думаю, сейчас вам хочется спросить, как же такая великая организация допустила, что вампиры настолько распространились?
(Зедмор нахмурился и опустил глаза. Гарри повторил его действия. Они оба выглядят виноватыми, но готовыми исправить свои ошибки) Наверное, дело в самих охотниках. Они стали одиночками.
(вклинивается Гарри Спенглер) Одинокими волками…
(продолжает Зедмор) Они забыли друг о друге, о помощи друг другу, о распространении информации. Охота будто стала для них соревнованием. Кто больше убил призраков? У кого больше коллекция когтей вендиго и клыков вампиров? Они забыли о долге. Два года назад мы с Гарри как раз занимались тем, что призывали охотников к объединению, но нас не слушали. Не слушали, пока не стало слишком поздно. Сейчас же охотникам просто стыдно. Они пытаются все так же по старинке в одиночку истреблять вампиров, но их действия – капля в море.
Спросите, с какой стати вы должны тогда верить этой кучке самовлюбленных чудиков, ищущих искупления вины? Я отвечу вам.
(его поправляет Гарри) Мы ответим вам.
(Эд кивает) Охотники знают, что делать в таких ситуациях. Для них вампиры – не внезапно свалившееся на голову несчастье, а всегда существовавшая действительность. Встретите охотника – хлопните его по плечу и скажите: «Друг, я знаю, что ты – охотник, научи меня». Честно, они только этого и ждут, чтобы поделиться своими знаниями.
Скажете, что не знаете, как их узнать… Их можно найти в барах. Они не пьяницы, нет, они просто стараются избавить от тех кошмаров, которые их мучают постоянно. Они носят потертую одежду, кожаные куртки, ездят на старых автомобилях – «Шеви» и «Мустангах». У них тяжелый, чуть насмешливый взгляд. Думаю, вы поймете, о чем я говорю, когда их увидите. Зайдите в бар на рассвете и скажите себе – я ищу охотника. Тогда вы сразу выделите их из толпы, будто по волшебству. Иногда я думаю, что этот настрой и эта фраза как-то вписаны в нашу реальность, чтобы каждый мог найти охотника.
(продолжает Гарри) Идите к ним. Они вас ждут.
(опять Эд) Мы давно не занимались активной охотой, но если встретите кого-то из нас. Меня (камера на Эда), Гарри (камера на Гарри), Мэгги (камера на нее) или нашего оператора (машет перед камерой рукой), то мы тоже вам поможем. Потому что в душе мы все еще…
(говорят все вместе) Охотники!
(Эд заканчивает) Это была истинная история об охотниках. Ждите нашего следующего выпуска, и мы расскажем вам всю правду о сверхъестественном на http://www.truth–about-vampires.com

Изображение

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


Последний раз редактировалось Igrushka13 13 дек 2011, 19:53, всего редактировалось 1 раз.

13 дек 2011, 19:35
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Изображение

Говорят, Черная Импала собрана из костей вампиров и обтянута их кожей, высушенной на солнце дочерна. От нее за милю несет кровью мертвецов.

Когда «Импала» появилась на свалке, уже начинало вставать солнце. Бобби к тому времени уже много чего придумал, что хотел бы сказать Винчестерам. Начиная от «мы же договаривались, что вы вернетесь, пока темно» и «доведете старика до инфаркта» до нецензурных вариаций на тему ада, рая и винчестеровых мамы и папы. Он настолько был близок к тому, чтобы начать все это высказывать, что даже рот открыл, когда «Импала» затормозила у его дома.
И тут же рот пришлось захлопнуть и сжать челюсти, потому что он заметил, что работающие дворники размазывают по ветровому стеклу подсыхающую, а оттого ставшую вязкой кровь. При каждом движении на окне оставались дуги разных оттенков красного – от алого до багрово-черного, будто специфическая радуга. На крыше была новая вмятина. Бобби механически подумал, что обычно вмятины бывают на бампере или на боках, они остаются от сбитых вампиров. Дин злится, но на следующую ночь все равно выезжает в ночь. Но помятая крыша – это что-то новое. Так и поверишь в байки, в которых Черная Импала умеет летать.
Потом открылись передние двери, и сначала высунулся Дин, чьи джинсы и куртка выглядели так, словно рядом с ним разбилась бочка с красной краской и окатила его волной. Мелкие брызги были даже на лице. Потом из машины вылез Сэм, и Сингер понял, что алой краски из бадьи досталось и его одежде. Внушительная такая была бочка… Голов на десять.
– Доброе утро, Бобби, – бросил Дин. Сэм захлопнул дверь со своей стороны и пошел в дом.
Сингер сглотнул. От «Импалы» и Винчестеров несло смертью: к сладковатому запаху крови примешивался еще более сладкий и густой запах мертвечины, которой пахли все вампиры.
– Что случилось? – его голос звучал хрипло.
– Колесо пробили, – только ответил Дин, не поясняя.
Впрочем, Бобби и не надо было больше что-то растолковывать. Пробитая шина объясняла и задержку, и вид братьев, и кровь на машине.
– Починили?
– Конечно, раз доехали.
Бобби кивнул:
– Ставь на место.
Сингер вдруг подумал, что разговор вышел у них настолько обыденным, что и не скажешь, что «Импала» и Винчестеры всю ночь срубали вампирам головы и теперь перепачканы красным, будто проехали с открытыми окнами через особую мойку, где вместо воды используют кровь. Впрочем, он не смог бы себя заставить отчитывать их сегодня. Не то время. Может быть, как-нибудь потом.
– Да и, Дин, – бросил он, когда Винчестер уже захлопнул дверь и завел мотор: – Помой ее, а то вонять будет сильно.

Изображение

На диване, где обычно спал Дин, сейчас лежал Руфус. Он раскинулся на самом краю и удивительным образом не падал. В комнате стоял тяжелый запах перегара. Охотник очень изменился с тех пор, как Сэм видел его последний раз. Седина в росших клочками волосах казалась не то грязью, не то паутиной. Борода свалялась. Одежду еще чуть-чуть и можно будет назвать лохмотьями. Рядом с диваном стояла недопитая бутылка виски.
– А, да, забыл предупредить, – пробормотал вошедший Бобби. – Он еще вечером пришел, когда вы только уехали.
– Сильно он сдал с тех пор, как я видел его последний раз, – сказал рассматривавший Руфуса Сэм.
– Да, – вздохнул Сингер. – Та история, когда он пытался рассказать о воздействии крови мертвеца на вампиров, его подкосила.
Улыбка Сэма вышла с оттенком горечи:
– Только сегодня его вспоминали. Новообращенные попались. Они не знали о крови мертвеца, даже не понимали, почему слабеют.
– Новички, – растянул Бобби. – А я-то думал, откуда на вас столько кровищи. Опытных вампиров, бывает, часами выследить не удается, а уж убить…
– Штаны и куртку только выкидывать! – громко заявил появившийся в дверях Дин. – Фиг отстираешь же!
– Тише, черт! – рявкнул на него Сингер, но спавший охотник уже заворочался и с трудом открыл глаза. Бобби с укором покачал головой и вышел из дома, потому что на улице послышался скулеж Рамсфелда. Руфус сел на диване, щурясь, морщась и зябко кутаясь в дырявую куртку. Наконец он поднял голову и окинул взглядом Винчестеров.
– Ну и видок у вас обоих, – просипел он и, откашлявшись, добавил: – Ванну с кровью в одежде, что ли, принимали?
– Руфус, – немного смутившись, сказал Дин. – Извини, что разбудил.
– Да ничего. Пора уже вставать, – кивнул охотник и наклонился к бутылке. – Людям днем теперь положено не спать.
Эти слова заставили его помрачнеть. Он шмыгнул носом и приложился к виски. Только после пары глотков он перестал хмуриться.
– Много вампиров завалили? – поинтересовался он.
– С десяток, наверное, – пожал плечами Сэм. Он стянул куртку и теперь скептически ее осматривал. Она была не такой грязной, как у Дина, потому что он стрелял из арбалета издалека, но вряд ли подсохшие пятна отстираются.
– С десяток… – задумчиво проговорил Руфус. – Плохо. Совсем плохо.
– Почему это? – тут же взвился Дин.
– Потому что мало, – отрезал охотник.
– По-моему, десять – это совсем неплохо, – сердито сказал Дин. – Эти десять никого не убьют и не обратят.
– Все равно это бессмысленно, – прохрипел Руфус.
– Черт, еще один! – Дин в раздражении взглянул на брата. – Достали уже.
– Только ты делаешь вид, будто не понимаешь, что у охоты на вампиров нет смысла, – тут же отозвался Сэм.
– Отлично, – огрызнулся Дин. – Раз все такие умные, предложите что-нибудь другое, кроме «Импалы».
Сэм отвернулся. Они проходили этот разговор уже сотню раз.
– Я вот пытался, – выдохнул Руфус и опять сделал несколько глотков из бутылки.
– Да, и никто не послушал, – фыркнул Дин.
– Я был один, – прохрипел Руфус, он переводил взгляд с одного охотника на другого, и в глазах его читалось презрение. – Никто из вас не захотел вместе со мной рассказывать правду о вампирах и прочей нечисти. Никто из вас.
– Позвонил бы Элен Харвелл, – не сдавался Дин. – У нее наверняка остались номера охотников, которые бывали в «Доме у дороги». Может, с кем-нибудь вышло бы.
– Никто, – громче повторил Руфус. – Многие даже делали вид, что не знают, что такое охота.
– Потому что все понимали, что ничего не выйдет, – пожал плечами Дин. – Знаешь, что было бы, если бы больше охотников согласилось рассказывать о монстрах? Люди назвали бы это массовой истерией или еще какой-нибудь умной хренью.
– Брось, – оборвал его Сэм. – Ты же сам ждешь, что однажды кто-нибудь, как мы, выедет ночью на машине, чтобы давить вампиров. Типа «Импала» – наглядный пример и все такое.
Дин отвел глаза:
– Это другое.
– Серьезно? – хмыкнул Сэм. – А по-моему, одно и то же.
– Когда появились первые сообщения о вампирах, никто не поверил, – пояснил Дин. – Говорить можно все, что угодно, никто не станет верить словам. «Импала» отличается. Она – не просто слова, она – действие. Реальный способ борьбы с вампирами.
Звучало так, будто он больше пытался уговорить себя, чем их.
– Реальный? – хохотнул Руфус. – После того, что я о ней слышал, там реальностью и не пахнет. Вы сами как вампиры когда-то. В вас не верят.
– А что еще делать? – мрачно поинтересовался Дин. – Приехать днем в город? Встать посреди центральной площади? Повесить себе табличку на грудь «Мы ездим на Черной Импале»? Это плохо кончится. Хочешь, чтобы вампиры потом штурмовали полицейский участок? Или тюрьму?
– По-моему, это уже плохо кончилось, – Сэм уселся на диван рядом с Руфусом. Наверное, вышло слишком зло. Дин бросил на брата полный упрека взгляд, молча стащил окровавленную куртку, бросил ее на пол и ушел куда-то по коридору.
– Да уж, пример из вас выходит хоть куда, – говорил ему вслед Руфус. – Даже ты понимаешь, что люди не только не пойдут за вами, но и в тюрьму засадят за то, что вы нарушаете их идиотский порядок. «Ах, ах, давайте уничтожим Импалу, может, вампиры успокоятся»…
Дин не отвечал, хотя наверняка слышал его слова. Через некоторое время стал слышен шум воды.
Руфус глубоко вздохнул.
– А еще я видел девочку-вампира. Представляешь? – спросил он, качая головой, будто сам не верил в то, что говорил: – Лет пяти. И я ее убил.
Сэм покосился на охотника. Тот сидел, опустив плечи, словно на них лежала неподъемная ноша, которая однажды обещала раздавить его.
– Я хотел накачать ее кровью мертвеца и отвезти к той знакомой Бобби, – он запнулся, – вампирше.
– Ленор, – механически произнес Сэм, но Руфус вряд ли услышал.
– Ее гнездо вроде пьет кровь животных, – продолжал охотник. – Я подумал: вот пусть и девчушку научат. Говорю: «Пойдем, я тебя к хорошей тете отведу, у нее тоже есть клыки». Протягиваю руку, чтобы она не боялась… – Руфус судорожно вздохнул. – А она возьми да и бросься. Клыки, скорость, сила и плюс абсолютное бесстрашие, которое только у детей бывает. Не вышло с кровью мертвеца. Пришлось убить. Потом я долго сидел около ее обезглавленного тела. Даже не знаю, сколько времени прошло. Ладно бы они убивали детей. Многие монстры так делают, но эту девочку кто-то обратил. Представляешь? Они же не растут, ей навсегда осталось бы пять лет. Тварь с пухлыми щечками и милым личиком. Это так… – охотник беспомощно взглянул на Сэма, будто желая, чтобы тот подсказал ему нужное слово, но потом нашел его сам: – Это так неправильно.
Сэм подумал, что, может быть, совсем не неудачные интервью и недоверие людей сломили Руфуса, может быть, это была маленькая девочка-вампир? За годы охоты он привык спасать детей, а не бояться их, потому что они могут оказаться страшными тварями. Бывало, что демон вселялся в ребенка, но против одержимых есть экзорцизм, а против вампиров нет ничего, кроме мачете.
– Мы сегодня тоже видели ребенка-вампира… – проговорил Сэм.
Он хотел добавить, что этой девочке повезло: она живет у той самой Ленор, – но во взгляде, который бросил на него Руфус, было столько страха и изумления, что он не смог вымолвить ни слова. Ему показалось, что охотник не может поверить, что после встречи с ребенком-монстром Дин и Сэм еще могут ходить, разговаривать, ругаться, а не хотят напиться и никогда больше не трезветь, чтобы не помнить увиденного.

Изображение

Сказка о Доме у дороги
(из сборника «Сказки нового времени»)

Вампиры, как ты знаешь, жили всегда. То, что мы их никогда не видели, ничего не значит. Можно прожить всю жизнь, ни разу не увидев живого льва, но это совсем не значит, что львов нет в природе. Но также всегда жили люди, которые знали, что вампиры существуют. Этих людей называли охотниками. Они охраняли таких маленьких девочек, как ты, и таких же маленьких мальчиков, как твой братик, от монстров, которые живут в темноте. Охотники были как братья друг другу, они всегда готовы были прийти на помощь таким же охотникам. Каждый вечер они собирались в большом доме – Доме у дороги, где делились новыми сведениями о тех существах, которых находили по всему миру. Попасть в Дом у дороги было сложно: надо было быть охотником или хотя бы охотником в душе, чтобы дорога привела тебя в это заколдованное место, где каждый из ловцов нечисти может чувствовать себя своим, даже если он впервые там появился.
Волшебница Элен оберегала покой охотников, а мудрец Эш собирал знания. Сколькие монстры были пойманы лишь потому, что Эш вовремя заметил признаки их существования! Сколькие раны были залечены тут потому, что Элен защищала Дом у дороги! Сколько людей было спасено ими!
Каждый вечер охотники усаживались за большой стол и делились своими успехами и проблемами.
Так продолжалось бы всегда, и никакие вампиры не посмели бы нападать на людей, если бы однажды дорога не привела в Дом у дороги двух братьев-охотников. Волшебница Элен гостеприимно приняла их. Она знала, что за ними гонится страшный Желтоглазый демон – монстр, с которым не встречался никто из охотников, а если и встречался, то не мог пережить эту встречу. Волшебница и мудрец, Элен и Эш, помогали братьям, не зная, что Желтоглазый демон уже навел на ее Дом у дороги свой желтый взгляд. Это была великая битва, где каждый охотник готов им был помочь, но они не успели.
Однажды ночью кто-то из охотников привел в Дом у дороги помощников Желтоглазого демона. Нет, нет, никто из них не был предателем, но демоны могут проникать в тела других людей и оттуда ими управлять. Под их властью охотники и провели в свой любимый Дом у дороги страшную нечисть. Их было слишком много, они были слишком сильны. Охотники убили в ту ночь много демонов, но все равно не смогли справиться с натиском. Монстры давно хотели избавиться от этой крепости добра, и вот они получили свой шанс.
Дом у дороги заполыхал. Дом у дороги горел так ярко и яро, что никто не мог справиться с этим огнем, пока бар не обратился в пепел. В ту ночь погибло много славных охотников, в ту ночь погиб мудрец Эш. Лишь волшебница Элен осталась в живых, потому что ее помощь была нужна в другом месте в ту злополучную ночь.
Но главным, что потеряли охотники – был сам Дом у дороги, их место, их общий дом, где они могли быть собой, не боясь непонимания. Они потеряли связь и стали действовать в одиночку, потому что виновными во всем посчитали тех двух братьев-охотников, которым пытались помочь. «Никому нельзя помогать, – решили охотники. – Так спокойнее. Так безопаснее». Постепенно они начали бояться друг друга.
Да, когда пришли вампиры, охотники не смогли им противиться, потому что не могли связаться друг с другом, а потом стало уже слишком поздно. Теперь они борются с упырями, надеясь, что однажды Дом у дороги возродится из пепла, и они смогут опять объединиться, как в былые времена.

Изображение


Говорят, если вампир коснется Черной Импалы, то особые знаки, которые написаны на ее капоте и которые были поведаны Ван Хельсингу самим Дракулой, испепелят его в мгновение.


На своем пассажирском сидении Сэм в очередной раз потягивается и зевает. Насколько Дин знает, сегодня днем он не спал – по крайней мере, не спал в доме Бобби, – а пропадал где-то. Он не спрашивает младшего брата, где тот был: Сэм не ребенок, чтобы отчитываться перед ним, да и сам он не отец, чтобы требовать отчета. Они едут молча. Сэм все время потягивается и встряхивает плечами, видимо, пытаясь прогнать сон, который все равно наваливается на него, поэтому он зевает и трет глаза. Дин просто молчит, потому что с девяностодевятипроцентной уверенностью может предсказать, чем закончится любой их разговор. Удивительно, что сегодня они с этого не начали. Удивительно, что Сэм просто уселся в машину без единого слова – пришел откуда-то и сел в «Импалу», готовый ехать на охоту, хотя на улице лил дождь, и ворчание и сопротивление выглядели бы почти нормально. Дин даже вдруг поймал себя на мысли, что сейчас подойдет к брату, шепнет «Кристо» и посмотрит на реакцию…
Лезет же в голову всякая чушь!
«Импала» накручивает мили. Куда они направляются сегодня, Дин не знает. Обычно Сэм смотрит за картой, чтобы они не пропустили какой-нибудь поворот, но сегодня, видимо, он решил этого не делать. Ну что ж, без разницы, они могут ехать и так.
Их дороги – апофеоз всех дорог. Вперед и вперед на расстояние трех с половиной часов от заката, а потом назад и назад – к рассвету и свалке Бобби. Вот так, без цели, они могут докуда-нибудь и доехать, а могут через три с половиной часа оказаться посреди великого ничто. В темноте это «ничто» особенно ощутимо. Если небо затянуто тучами, то можно выключить фары, и тогда исчезнет даже верх и низ. Не будет дороги, не будет звезд – только чернота. Хотя нет, он преувеличивает, полной черноты не будет: за два года они привыкли к «прогулкам» в темноте, так что глаза различают гораздо больше, чем раньше. А может быть, он и тут преувеличивает или льстит себе, потому что даже безлунной ночью, когда небо глухо закрыто тучами, света достаточно, чтобы не заблудиться и не налететь на Сэма в темноте.
На самом деле они предпочитают не останавливаться и не выключать фары посреди дороги безлунной ночью. А вообще, когда-то, когда они охотились днем, и до этого, когда ездили с отцом, а фактически жили на заднем сиденье «Импалы», у него тоже бывало это ощущение, что они едут в никуда. Одинаковые трассы вгоняли его в странное состояние, будто бы спишь и в то же время бодрствуешь. Они становились просто дорогой, а не шоссе номер такой-то или шоссе номер такой.
Сэм трет лицо руками и вновь потягивается.
– Развалишь машину, громила! – шутливо ворчит Дин.
– Она столько лет меня терпела, – подавляя зевок, говорит Сэм. – С чего бы ей сейчас развалиться?
– С того, что обычно ты столько не ерзаешь.
– Надоело однообразие. Ни единого фонаря нет, все одинаково. Темнота вгоняет в сон.
Дин понимает его. В дороге – в их дороге – время будто затормаживается, растягивается, удлиняется.
– Надо было днем спать, – хмыкает он и замирает, потому что эти слова находятся в опасной близости от того, чтобы узнать, где его брат пропадал днем, а это… Черт, как объяснить? Если Сэм о чем-то не рассказывает, то обычно скрывает вещи, которые не нравятся Дину. Прошлая ложь привела, в конечном счете, к Люциферу, выпущенному из клетки, но сейчас вроде бы ничего такого не предвидится? Ангельско-демонический конец света пропал из списка насущных вопросов, а нынешний вроде бы не предвещает бОльших проблем, чем есть. Если, конечно, не брать во внимание, что людей становится все меньше…
– И днем спать надоело, – в голосе Сэма только раздражение. – Хочется, чтобы опять был выбор – спать, не спать, когда спать.
– С кем, – добавляет Дин в тон брата.
Сэм несколько мгновений молчит и чуть подозрительно прищуривается, глядя на Дина, но потом, будто бы не найдя в его словах скрытого смысла, непроизвольно расплывается в улыбке.
– И это тоже, – соглашается он.
– Чувак, с этого следовало начинать!
– Куда мы едем? – Сэм пристально смотрит в окна, но вокруг черно и в течение тех минут, пока он пытается хоть что-то высмотреть, они не проезжают ни одного указателя. Это сложно было бы сделать и просто в темноте, а сегодня льет, как из ведра.
– По-моему, вперед. Дать карту? – интересуется Дин.
– Да нет, – Сэм пожимает плечами. – Маршрут подходит.
Дин чуть хмурится, глядя на него. Опять возникает желание произнести «Кристо». Просто так. На всякий случай.
«Импала» медленно катит вперед. Путь существует только в пределах освещенного фарами участка. В отличие от ночей, когда нет дождя, и дорога выглядит нарисованной простым карандашом на потертой бумаге, сегодня асфальт блестит, словно драгоценный, но потом все равно исчезает, когда «Импала» проезжает мимо. Капли бесконечным потоком льются по ветровому стеклу. Дворники безуспешно разгребают их. Кажется, что дождь стучит так гулко, что заглушает даже рвущийся из магнитофона рок. Когда-то люди в такой ливень постарались бы не выходить из дома. Наверное, и сейчас так же. Интересно, вампиры придерживаются этого правила? Где они будут искать жертву в дождь?
Сэм опять зевает – звучно и долго, так что Дин, наконец, не выдерживает:
– Спи уже, а?
– А вдруг вампиры? – сопротивляется его брат.
– Если «вдруг вампиры», то я тебя разбужу, – обещает Дин. – А если не перестанешь зевать, я сам скоро начну клевать носом, и мы слетим с дороги.
Сэм пожимает плечами и покорно закрывает глаза. Наверное, действительно сильно хочет спать, раз предпочел не спорить как обычно.
Через некоторое время Дин все равно начинает чувствовать, что засыпает. Даже если отсыпаешься днем, темнота заставляет глаза слипаться по привычке. Впрочем, еще час и можно поворачивать назад. Похоже, сегодня они ни докуда не доедут. Интересно, что о таких ночах говорится в легендах об Импале? Или сила легенды в том, что ей плевать на дождь и засыпающего водителя, Черная Импала давит и давит вампиров еженощно, ежесекундно.
Все. Дорога в три с половиной часа закончилась. Дин тормозит и начинает разворачиваться. Сквозь струи дождя он вдруг замечает красное сияние невдалеке. Он пытается приглядеться к размытому пятну, трет ладонью запотевшее стекло…
И замирает, не в силах поверить в увиденное.
– Ничего себе! – бормочет он вслух, и потом еще громче: – Ничего себе!
Ему хочется разбудить Сэма. Бар «У Ллойда» – сообщает неоновая вывеска над входом, а сейчас «Импала» стоит на перекрестке около него. На том самом перекрестке, где Дин когда-то вызывал демона после смерти Сэма. На том самом перекрестке, где Сэм вызывал демона после смерти Дина. Он не помнит, действительно ли этот перекресток у бара «У Ллойда» находился так близко от свалки Бобби. Ему почему-то кажется, что он вообще должен быть в другом штате, а никак не в Южной Дакоте. Они ведь еще в Южной Дакоте, правда? Или лучше спросить: они еще в две тысячи одиннадцатом году? Дин оглядывается по сторонам. У него создается ощущение, что «Импала» проскочила сквозь пространство и время, чтобы оказаться здесь. Он трясет головой, желая прогнать рвущиеся воспоминания.
А они не хотят уходить. Он помнит: здесь дорога покрыта гравием, а не асфальтом (иначе как бы он закопал коробку?) Каждый камешек блестит в свете фар, как осколок стекла. Сколько душ здесь разбилось? Той ночью тоже моросил дождь, но затянутая в черное платье девушка будто этого и не замечала. Дин не сомневался, что она ко всему прочему в туфлях на высоченных каблуках…
Машина разворачивается на перекрестке. Гравий хрустит под колесами «Импалы». Если бы не дождь, этот звук можно было бы услышать.
И фары вдруг действительно высвечивают темную фигуру.
Дин сглатывает, но во рту сухо.
Только пасть, полная тонких острых зубов, выдергивает его из дежавю.
Не демон. Вампир.
– Сэм! Подъем! – рявкает Дин, толкая брата локтем в бок.
Рокот мотора похож на утробное рычание хищника, почуявшего добычу. Кажется, что Черная Импала прижалась к земле перед смертоносным прыжком.

Изображение

Ощущение, будто они налетели на бетонный столб. Хорошо еще разгон был небольшой. Вампир пошатнулся, отступил слегка, но не отлетел и не скатился под колеса, как обычно. Сэма и Дина дернуло вперед, не сильно, но чувствительно. Стало видно, как погнулась радиаторная решетка и бампер.
– Это что за… – пробормотал Дин. Вампиры хоть и были мощнее человека, с машиной справиться не могли. «Импала» сбивала их так же легко, как и людей. Он начал сдавать назад, в отличие от обычных ночей, когда старался переехать – и не раз – через упавшего вампира. Фары осветили бледное лицо упыря. Он злорадно ухмылялся и не собирался убегать с безумными воплями: «Спасите! Импала!» По ощущениям он не только не хотел этого делать, но и намеревался напасть сам.
– Сэм, арбалет! – скомандовал Дин, но в этом приказе не было необходимости: его брат уже развернулся, перекинул руку через сиденье и схватил с заднего заряженное стрелами орудие. Дин вооружился вторым. Мачете – у пояса.
– Выходим, – кивнул Сэм. А что еще делать? Не уезжать же, хотя вампир и странный. И один ли он – еще не факт.
Винчестеры одновременно открыли двери «Импалы» и выскользнули из машины под их прикрытием. Они отделаны бронебойной сталью изнутри – снаружи Дин не разрешил, чтобы не портить вид. За годы братья привыкли двигаться почти синхронно. Переглянувшись сквозь салон машины, они выставили арбалеты над дверями и выстрелили. Вампир кинулся в сторону, стрелы прошли мимо. Вторые – на особых креплениях прилажены к прикладу, перезарядка заняла бы мгновения, если бы не дождь – руки скользят. Сэм выстрелил вновь, и на этот раз стрела нашла цель, пробив вампиру плечо. Почти тотчас просвистела тетива второго арбалета, и другая стрела пронзила ногу твари.
Две стрелы с кровью мертвеца на сто процентов выводили вампира из строя – это Дин и Сэм уже выучили за два года, так что оба метнулись из-за дверей, на ходу выхватывая мачете.
Вампир должен был упасть.
Но почему-то не только не упал, а умудрился выдернуть обе стрелы, увернуться от пронесшегося в миллиметре от его шеи лезвия Сэма, оскалиться и прыгнуть в сторону нападавшего. Подбежавший Дин успел перерезать путь его контратаки и пнул вампира в живот – и сам чуть не упал: ощущение, будто он пытался выбить тяжелую дверь. Тут напал Сэм, но и его удар не принес результата – вампир оставался на ногах, словно Винчестеры были не опытными охотниками, а щуплыми мальчишками.
Это кое-что напомнило Дину. Поддавшись порыву, он крикнул:
– Кристо!
Вампир повернул к нему свое бледное в свете фар лицо и осклабился. Его глаза стали черными, и это не было обманом зрения или еще какой-то игрой теней, как не были иллюзией и его тонкие острые зубы. В удивлении Дин сделал шаг назад, но ошеломление длилось недолго, потому что вампир (или демон все-таки?) пренебрежительно махнул рукой, и Дин вылетел за пределы освещенного «Импалой» участка дороги. Тварь тут же развернулась к Сэму, но теперь, видимо, была очередь того поднимать руки. Демон содрогнулся и замер под его сосредоточенным взглядом.
– Дин? – крикнул Сэм в темноту.
– Живой, – раздалось из-за «Импалы». Появившийся старший брат теперь был не только мокрым, как они все, но и грязным. Он мрачным взглядом окинул Сэма и его вытянутую в сторону твари руку.
– Тащи его на капот, – буркнул он. Стараясь не оборачиваться и не видеть, как покорно вампир переставляет ноги под взглядом Сэма, он открыл багажник и сосредоточился на поиске необходимого. Быстро, чтобы не залило дождем, вытащил фляжку со святой водой и шприц. Красные огни сзади машины походили на алые акварельные пятна, размытые водой, которая стекала по фарам. Когда он вернулся к освещенному куску дороги, упырь уже лежал, выгнувшись и распластавшись по капоту, под которым нарисована демоническая ловушка. Между свесившихся ног была видна изрядно погнутая радиаторная решетка. Дин скрипнул зубами.
– Винчестеры! – крикнул монстр. – Надо было сразу догадаться, что Черная Импала ваша. В каждом конце света затычки!
– Что же не сбежал, если такой догадливый? – поинтересовался Дин. – Дольше бы прожил.
– Не строй из себя крутого, – фыркнул демон. – Да если бы не твой братец, я бы размазал тебя по машине.
– Какой грозный, да? – Дин бросил взгляд на Сэма, но тот неотрывно смотрел на вампира, будто пытался высмотреть в нем что-то. – Ну, раз ты нас знаешь, то предлагаю мило побеседовать.
Он открыл фляжку и набрал из нее святой воды в шприц. Капли дождя катились по его рукам. Нахальство немного приутихло в демоне. Он следил за движениями охотника, пытаясь улыбаться, но улыбка только кривила губы, в ней не было ни радости, ни насмешки.
– Я слышал, как орал Аластор, когда ему под кожу попала святая вода, – холодно поделился с демоном Дин. – Наверное, как кислота. Жаль, мне в аду такое не пришло в голову.
Он шагнул к одержимому, и тот сжался на капоте, будто пытаясь втянуться внутрь него.
– Поговорим? – Дин помахал перед носом демона шприцом, глаза твари безотрывно двигались вслед за его рукой.
- О чем? – выдавил тот. – Ты еще ничего не спрашивал.
– Если демоны могут вселяться в вампиров, почему мы ни разу не встречали такого, как ты? Прямо соскучились за последние два года по черноглазым.
Одержимый осклабился.
– Наверное, потому что мы вас умнее и не попадаемся.
– Значит, вас много? – поинтересовался Дин.
– Хватит, чтобы вас двоих с вашей хреновой машиной растоптать, – откликнулся демон.
Дин невольно огляделся по сторонам. Темный перекресток под проливным дождем, глухо гремит где-то вдали. Кроваво-красная вывеска, которая светит непонятно для кого: вечерами человеческие бары пустуют, а вампиры предпочитают другую «выпивку», не виски или пиво. Днем здесь негде было бы спрятаться – кругом только жухлая трава и один фонарь. Дин не видит его, но помнит, что он должен быть здесь. Но ночь – другое дело. Темнота такая, что можно прятаться просто внутри нее.
– Человеческие тела не очень-то крепкие, – продолжил разглагольствовать демон, видя замешательство охотника, – вампиры гораздо прочнее. И сильнее. И…
– Вот же лживая тварь… – вдруг проговорил Сэм, до этого момента пристально смотревший на демона. Он будто, наконец, увидел в нем что-то, что пытался рассмотреть с самого начала, и высказался, не в силах сдержаться. – А мне говорили, что демоны не могут вселяться в вампиров. Никогда и ни при каких условиях. Типа поэтому вам и не нравится нынешняя ситуация. Тел все меньше. Люди пытаются защищаться от вампиров, а на самом деле защищаются от вас.
Ухмылка демона становилась все шире, все гнуснее.
– Неприятно, когда тебя обманывают, да?
– Вот сука… – выдохнул Сэм.
Дин, все это время внимательно смотревший на брата, поинтересовался:
– О ком это ты?
– Да так, – Сэм посмотрел на вывеску бара, но у Дина вдруг создалось впечатление, что его внимание привлекли не неоновые огни – он просто не хочет глядеть в лицо брату. – Неважно.
– Ну, знаешь, если кто-то говорил тебе об одержимых вампирах, то это не может быть неважно, – пожал плечами Дин. – Тем более, если ты считаешь, что этот кто-то тебе врал.
– Я же сказал – это не имеет значения, – огрызнулся Сэм. – Давай заканчивать с ним, и поехали отсюда.
– Легко сказать – заканчивать с ним, – слова брата не убедили Дина. – Ты знаешь, как убивать демонов-вампиров? Как вампиров или как демонов?
– Как ты быстро сдался, – вмешался одержимый. – Что, совсем не интересно, с кем, кроме тебя, он обсуждает демонов?
– Заткнись, а? – хмуро посоветовал Сэм.
– Мне интересно только, как тебя убить, – буркнул Дин. – Без остального проживу.
– Например, без того, чтобы знать, что твой братец общается с черноглазой подружкой? – демон подавился последним словом и закашлялся, когда Сэм вытянул вперед руку и прищурился, но Дин все равно расслышал его.
– Черноглазая подружка? – переспросил он, обращаясь к брату, но тот сосредоточенно смотрел на одержимого. Под его взглядом он кашлял черным дымом, крутил головой, капли дождя разлетались во все стороны.
– Черноглазая подружка? – повторил Дин громче, и вдали раздался гром – тихий, но ощутимый. – Сэм! – почти крикнул он и дернул брата за вытянутую в сторону демона руку. – Что за подружка?
Сосредоточенность сбилась, одержимый судорожно вдохнул клочки черного дыма и откинулся на капоте.
– Нет никакой подружки, – отрезал Сэм. – Ты что, демону веришь? Он сделает все, чтобы спастись.
Да, демонам верить нельзя, Дин сам это всегда говорил, но тут тварь на капоте «Импалы» сдавленно прошептала:
– Руби. С ней он обсуждает демонов-вампиров.
– Руби мертва, – нахмурился Дин. – Если ты не знал.
– Руби? – хмыкнул Сэм. – Кого еще приплетешь?
Демон не смотрел на него, не слушал, будто тот был пустым местом. Он обращался только к Дину:
– Она жива. Ножик, который она вам дала, – пустышка. Если ты не знал.
– Бред, – бросил Сэм с ненавистью, он смотрел только на демона, безотрывно, словно больше здесь никого не было. – Еще скажи, что Люцифер разгуливает по земле.
– А она тебе не рассказывала? – демон вдруг хихикнул. – Господин здесь. Здесь. И это страшно.
– Сплошной бред, – перебил его Сэм. – Чего мы ждем, Дин? Надо добивать его и уезжать.
Чего ждал Дин, он и сам не знал, только чувствовал: что-то не то было в Сэме, смотрящем только на демона – ни единого короткого взгляда на брата, и в его стремлении побыстрее убить одержимого, даже не разобравшись, как демон может оказаться внутри вампира. А еще эти мелкие оговорки, что кто-то рассказывал ему о такой возможности, вернее, об ее отсутствии. Опять громыхнуло, и почти сразу черные небеса озарила молния – гроза приближалась. Дождь, шедший всю ночь, не был сравним с тем, что начнется, когда она дойдет досюда. Демон все еще хихикал, но его истерический смех уже походил на скулеж.
– Хорошо, – кивнул Дин и прежде, чем его брат успел что-то сделать или хотя бы сказать, выхватил из кармана нож, который когда-то им подарила Руби, и воткнул его снизу вверх демону под грудь. Сэм и не думал, что Дин таскает его с собой: демонов они не встречали так давно, что уже, кажется, стали забывать, как с ними обращаться. По телу одержимого пробежала дрожь, глаза сверкнули, будто в них полыхнула молния приближающейся грозы, тело выгнуло и прижало к капоту. По нему прошла знакомая дрожь, и демон замер.
Все это произошло в секунды. Теперь Винчестеры, освещаемые фарами Импалы, стояли в тишине, которую нарушал только дождь, и смотрели на распростертое тело.

Изображение

Выдержки из лекции специального агента Джека Кроуфорда (начальник исследовательского подразделения поддержки при Национальном центре анализа особо опасных преступлений Федерального бюро расследований) в Академии ФБР (Куантико, штат Виргиния).

<…>
Значит, вы хотите знать, что думает ФБР о Черной Импале? Хороший вопрос. Давайте выясним это вместе. Стоит сразу отбросить вариант, что эта машина – призрак.
(смех) Да, конечно, вы можете сказать, что это совсем не очевидно. Если вампиры, которых мы всегда считали сказками, стали нашей реальностью, то, может быть, и привидения завтра выйдут из сферы легенд? Однако, если это так, то здесь наше обсуждение можно и закончить. Потому что составлять психологический портрет призрака? Вы серьезно?
Итак, за основу мы берем факт, что Черная Импала – реальная машина. Самая настоящая черная «Шевроле Импала» шестьдесят седьмого года, но волнует нас не она. Надеюсь, вы не собирались составлять психопрофиль автомобиля? Нас интересуют психологические портреты людей, которые ездят в Импале, – ее шофера и пассажира. Да, их двое. Это одна из немногих вещей, которые нам точно известны.
Как я уже говорил, изначально мы должны решить, в чем состоит сущность преступлений, которые приписываются Черной Импале. (пауза) Убийства вампиров. (пауза) Серийные убийства вампиров, если быть точными. Необычно, да? Еще Конан-Дойл устами Шерлока Холмса говорил: «Исключительность неизбежно дает нам ключ. Чем бесцветнее и обыденнее преступление, тем труднее его раскрыть». Однако в случае с Импалой это гениальное утверждение переворачивается с ног на голову. Убийство вампиров – настолько уникальная вещь, что нам, по сути, и сравнивать не с чем. Конечно, мы можем соотнести вампиров, к примеру, с серийными убийцами-«миссионерами», считающими, что они исполняют некую миссию, очищают мир от «грязи» – проституток, представителей сексуальных меньшинств или других рас. Тем не менее вы понимаете, что вампиры – не люди, и убить их гораздо сложнее и опаснее. Поставьте себя на место убийцы – то есть на место охотника, хищника. Вы знаете, что ваша жертва – очень забавно употреблять слово «жертва» по отношению к вампирам – сильнее вас, быстрее вас, агрессивнее, ее кровь – почти яд, потому что одна капля – и вы перестанете быть человеком. Кто станет охотиться на охотников?
С другой стороны, хозяева Импалы используют машину, чтобы напасть на вампира. Сразу вспоминаются случаи, когда преступники, понимая, что выбранные ими люди будут сопротивляться слишком активно и этим испортят им все удовольствие, нападали неожиданно и использовали средства, чтобы оглушить жертву. Конечно, Импала – это не камень и не топор, но суть та же. Человек не может ударить достаточно сильно, чтобы свалить вампира с ног, но автомобиль – может. И все же, после этого требуется добить тварь, а это крайне опасно. Мы можем говорить, что люди, выезжающие ночью на Импале, не оценивают правильно степень серьезности монстров, против которых они выходят. Они не ценят собственную жизнь. Но вернее было бы сказать иначе: они считают себя некими защитниками человечества, ставят себя выше «обычных» людей, поэтому готовы рисковать «ради невинных». По всей видимости, они полагают, что наделены некими особыми умениями и опытом, которые позволяют им «сражаться» с вампирами. Думаю, что многие из вас уже видят в этом клиническую картину нарциссического расстройства личности. Это так. Но я вижу здесь кое-что еще.
Когда вампиры перешли из выдумок в разряд реальных опасностей, которые нас окружают, они стали причиной распространения массовой истерии, известной под названием «охотники на нечисть». Вспомните, как вы впервые услышали о вампирах. Это был стресс. Поверили вы или нет – не важно, это все равно был стресс. Для психически менее устойчивых людей этого оказалось достаточно, чтобы их охватила коллективная мания. Стрессовость новой информации стала тем самым фактором, который заставил людей мнить себя Баффи, Ван Хельсингами и Блейдами и выходить ночами на улицы. Однако оказалось, что реальные монстры гораздо более живучи, чем их киношные и книжные аналоги. Первые полгода после начала распространения вампиризма стали для человечества катастрофическими, как вы знаете. Потом эта коллективная мания пошла на убыль, но и сейчас время от времени случаются вспышки истерии «охотников на нечисть». Существование Черной Импалы только подстегивает эту манию. Кстати, здесь можно увидеть психопатические черты в личностях владельцев машины. Они не способны соответствовать социальным нормам и законам, которые сейчас требуют от нас выходить на улицу днем, а ночью стараться укрыться внутри оснащенного антивампирской защитой дома. Они рискуют без учета опасности для себя и других людей. Думаю, вы слышали о сожженном вампирами черном «Плимуте»? Единственная вещь, которая могла подвигнуть их на подобное, – существование Импалы. Они заведомо ненавидят любую машину, оказавшуюся ночью на улице.
Следующей проблемой, с которой столкнулось ФБР при попытке составить психологический портрет владельцев Импалы, является невозможность досконально изучить места преступления. Когда происходят убийства? Ночью на пустынной дороге. Это означает, что мы не можем осмотреть места преступления в такое же время, когда оно было совершено. Мы не можем проверить, что видели убийцы в свете фар, как именно они выбрали вампира. Мы не можем оказаться ночью на месте убийства вампира. Нам остаются только кровавые следы на асфальте, стрелы и обезглавленные тела. Из этого можно сделать некоторые выводы. К примеру, мы знаем, что Импала не только сбивает вампиров, но и несколько раз переезжает их. Представьте. Колеса перекатываются через тело, ломают кости, машина тормозит, а потом сдает назад, еще и еще раз круша скелет. Это не смертельно для вампиров, но, конечно, выводит их из строя. Они не могут сопротивляться, и тут убийцы, наконец, вылезают из Импалы и срубают голову еще шевелящемуся кровососу. Фонтан крови. Но это их не смущает. Можно с уверенностью предположить, что оба владельца Импалы – мужчины, лет от 20 до 35, достаточно тренированные и сильные, чтобы срубить голову вампиру и отбиться в случае нападения. Их тренированность скорее не уровня спортсмена, а уровня военного, возможно, полицейского или пожарного. Кстати, эти профессии могли бы объяснить отсутствие у них страха и неприятных ощущений при виде крови. Хотя, есть вероятность, что их хорошая физическая форма связана с их расстройством личности, и тренироваться они начали, когда «возомнили» себя «охотниками». Когда это случилось? Полагаю, что в детстве.
Здесь возникает еще один важный вопрос: что объединяет шофера и пассажира Черной Импалы? Кто они друг другу? Ясно, что их объединяет общность интересов. Они могут быть друзьями, «коллегами», любовниками. Однако мне кажется наиболее вероятным вариант, что они – родственники. Возможно, братья. В этом случае их схожие расстройства личности являются наследственным заболеванием. Кто-то из их родителей верил в существование вампиров и именно поэтому занимался тренировкой детей, готовя их к охоте. Появление вампиров в нашей жизни стало для владельцев Импалы своеобразным триггером. Оно запустило реакцию: все, что говорили родители, – правда. Первое успешное убийство вампиров убедило их в собственной избранности.
Кстати, почему мы говорим – «владельцы Черной Импалы»? Ведь легко предположить, что они – один или оба – поменялись за эти два года, но у нас есть свидетельства очевидцев, что на протяжении этого времени в Импале ездят одни и те же люди. Общность привитой родителями – или, скорее, родителем, потому что в этой роли мне видится отец – цели удерживает их вместе. Видимо, он был очень сильной личностью, важной хотя бы для одного из хозяев Импалы. Хотя все равно тяжело представить, что это может удерживать их вместе. Возможно, тут есть что-то еще. Смерть матери? Смерть отца? Или какого-то близкого человека… Смерть, которую бы братья могли приписать вампирам.
<…>Самой странной чертой преступлений Черной Импалы являются стрелы, которые мы находим в телах вампиров. Зачем они выпущены? Является ли это неким ритуалом? Способом доказать свое господство над поверженным врагом? Мы знаем, что стрелы поражали тела вампиров, когда те еще были живы. Вампиры видели их, ощущали то, как они пробивают кожу и мышцы. Предвосхищая ваши вопросы, скажу: никакого яда на стрелах найдено не было. Только кровь. Вампирская ли, человеческая – определить точно наутро уже нельзя.
<…>Почему мы зовем убийство вампиров преступлением? Ведь, казалось бы: есть люди, убивающие монстров, которые нападают на нас – что тут плохого? Однако поведение владельцев Импалы не поддается контролю. Впрочем, как и поведение вампиров. Мы не можем предсказать, как на них действует существование Черной Импалы, то есть существование охотников на них, которые чувствуют себя хищниками в нашем мире. Мы не можем сказать, какова будет ответная реакция вампиров и каковы будут последствия этого. Что они сделают? Объявят облаву на все черные машины городов, где была замечена Импала? Или просто перебьют всех жителей этих городов? Это одна сторона, а есть и другая.
Мы пытались связаться с владельцами Импалы. Поговорить с ними, обсудить их действия – и их знания о вампирах, если уж они выживают в течение двух лет на ночных улицах, но они ни разу не ответили нам. Их паранойя слишком сильна, они не доверяют никому. Возможно, у них есть «друзья» или «коллеги», но и их поступки они зачастую трактуют как злонамеренные. Два года в состоянии подозрительности? Меня пугают перспективы того, к чему все это может привести.
Владельцы Импалы импульсивны и не планируют наперед. Думаю, для вампиров сейчас не является секретом, что есть некая черная машина, которая охотится за ними по ночам, поэтому они стараются не выходить на широкие улицы. Однако сведения о появляющейся Импале все равно возникают. Почему ее хозяева продолжают выгонять свой автомобиль ночами, хотя вероятность сбить вампира почти равна нулю? Надежда, что кто-нибудь все равно попадется под колеса? А если не попадется? Если на протяжении долгого времени они не найдут вампира? Не заставит ли их это искать новый объект для своей «миссии»?

Изображение

Говорят, Черная Импала существует от начала времен. Она еще в Раю на кого-то охотилась.

– Ха! – заорал Дин, глядя на безжизненное тело на капоте. – Что, тварь, не переварил ножичек?
Сэм покосился на него. Дин и сам чувствовал, что в его голосе слишком много радости для простого убийства вампира. И даже для убийства демона. И для убийства демона в теле вампира, но ничего не мог поделать с облегчением, которое испытал, увидев, как вспыхивают глаза демона, когда он всаживает в него нож. Так и должно было быть, говорил он себе. Демоны всегда лгут. Видимо, и на нем начала сказываться эта двухлетняя ночная жизнь, если он стал вестись на их болтовню.
Он сделал шаг к капоту, намереваясь сбросить тело, но Сэм схватил его за локоть. Дин удивленно обернулся.
– Он мертв, Сэмми, – сказал он, порываясь все-таки подойти к «Импале», но брат крепко держал его за рукав куртки. – Ты же сам хотел убить его и ехать домой. Все, поехали.
Дин выдернул руку. Он чувствовал, что что-то не так, но все равно упрямо шагнул к вампиру.
– Стой, – вдруг сказал Сэм. Не потребовал, не приказал, не посоветовал, а тихо сказал. Да таким голосом обычно извиняются, а не приказывают. Дин смотрел на него и чувствовал, как внутри неуклонно поднимается волна злости.
– Почему? – спросил он, хотя понимал, что знает ответ.
Сэм шумно вздохнул.
– Потому что… – начал он, но демон перебил его:
– Ваш ножик не работает, идиоты. Вернее, идиот конкретно ты, Дин, потому что твой брат уже давно все знал.
Дин бросил быстрый взгляд через плечо. Ему не нужно было всматриваться в то, что творилось сзади, он и так все прекрасно представлял. Демон-вампир по-прежнему был распластан на капоте, но головой крутил достаточно шустро – мертвому явно такое было бы недоступно. Дин перевел глаза на брата:
– Значит, и Руби…
Сэм открыл рот, чтобы ответить, но опять вмешался демон.
– Конечно, «и Руби», – передразнил он голос Дина. – И он делал с ней все, что ты можешь предположить.
– Заткнись, – рявкнул Сэм, но тот пропустил это замечание:
– И, конечно, о таком не рассказывают брату. Тем более если твой брат не очень любит твою девушку-демона, которая когда-то обманула тебя и заставила выпустить Люцифера, и, кстати, наверняка опять обманывает. А тебе же это так нравится, Сэм. Ему это нравится, слышишь, Дин?..
Это стало последней каплей, кажется, для обоих Винчестеров. Сэм сжал руку, и демон вдруг закашлялся, черный дым небольшими сгустками покатился у него по подбородку. Одержимый вампир силился сказать что-то еще, но ему это не удавалось. Демон цеплялся за тело, когда к капоту подбежал Дин и снес ему голову мачете. Даже дождь не заглушил звука, с которым лезвие чиркнуло по металлу, наверняка процарапав краску. Но Дину, кажется, было не до этого. Голова вампира скатилась под колеса, где и пропала в темноте, не освещаемой фарами. Черный дым теперь сочился из обрубка шеи, и казалось, будто тело горит: только капли дождя разрушали эту иллюзию, потому что не шипели и не испарялись, падая на обезглавленное тело. Сэм дернул рукой: демон свернулся в шар, заискрил и исчез.
Стало тихо.
– Почему ты не рассказал мне о Руби? – Дин резко развернулся к Сэму. Тому очень хотелось сделать вид, что этот вопрос не подразумевает ответа. Но, конечно, это было не так…
– А ты как думаешь? – фыркнул Сэм. – Потому что знал, как ты отреагируешь на это.
– Отлично, – кивнул Дин, будто бы соглашаясь, но сделал это слишком резко, слишком агрессивно, чтобы это было правдой. – Тогда почему ты ее не убил? Убил бы ее сам, и все было бы прекрасно.
Сэм пожал плечами.
– Не знаю. Наверное, я был не в настроении.
– Ты что, серьезно? Ты теперь демонов мочишь только под вдохновение?
– Да, я серьезно, – огрызнулся Сэм. – Когда я понял, что это Руби, то… Мы же тогда всю ночь сбивали вампиров. Штук двадцать, не меньше. В ту ночь я вдруг понял, что их действительно много. Гораздо больше, чем мы вдвоем можем убить. Поэтому меня просто не хватило еще и на Руби.
– А она тебя с радостью приголубила, пожалела, – хмыкнул Дин.
– Мы не спали, если ты об этом хотел спросить, – от вины, которая была, когда Сэм останавливал брата, заранее понимая, к каким выводам тот придет, и когда выслушивал демона, не осталось и следа.
– Ах вот почему ты так злишься последнее время! – усмехнулся Дин. – Девушка не дает.
– Да пошел ты! – рыкнул Сэм. – Я злюсь, потому что каждую ночь прусь куда-то с тобой на машине, хотя давно понял, что это ничего не решит.
– Ну, твоя черноглазая тварь тебе нашу проблему тоже решить не поможет.
– У нее-то как раз есть план!
– Да что ты? Мечтаю услышать.
Сэм знал, что не надо сейчас ничего рассказывать. Ни сейчас, ни вообще. Надо сесть в машину и ехать к Бобби. Но его все достало. И ночь, и грязь, и кровь, и вампиры, и «Импала», и Дин.
– Она рассказала мне, что демоны не могут вселяться в вампиров…
Дин засмеялся. Его смех был злым и вызывающим.
– Начинаю думать, что этот одержимый упырь был прав: тебе нравится, когда она тебя обманывает. Может, ты не заметил, но мы только что видели вампира, в котором проживал демон.
Сэм улыбнулся только губами.
– Не думаю. У этого демона была только одна возможность вселиться в вампира – сделка. Мы на перекрестке, Дин. Какого еще демона мы могли здесь встретить? Только того, который заключает сделки. Просто так демоны вселиться в вампиров не могут. Так что им нынешняя ситуация тоже не нравится.
– Бедные…
– Прекрати, – прервал его Сэм. – Можешь что угодно думать, но это правда. Демоны ненавидят вампиров.
– Что-то пока я не слышу плана, который мог бы вернуть наш мир в нормальное русло.
– План прост, – Сэм пожал плечами. – Если бы охотники объединились, то демоны нам бы помогли. Только нам надо было бы устроить им массовое вселение в людей.
– Что??? – брови Дина поползли вверх. Было видно, что он не может поверить в то, что слышит. – Предлагаешь нам отдать людей демонам??
Сэм взглянул в сторону, на красную вывеску бара. Он ведь сам пришел к такому же выводу, что и брат, когда Руби рассказала ему о своем варианте, а теперь, получается, должен Дина переубеждать? Но его действительно все достало…
– Хорошо, Дин. Не будем отдавать их демонам, и знаешь, чем все кончится? Тем, что мы все станем вампирами. Ты же слышал вчера Ленор. Они всех нас перебьют или обратят.
Дин медленно покачал головой.
– Должен быть другой выход, Сэм. Сейчас у нас полмира вампиры, а тогда что будет, а? Полмира демонов? Вот уж счастье. Решена проблема, ничего не скажешь. Только совсем больной мог о таком способе вообще подумать. Никак не охотник.
– А как, по-твоему, должен думать охотник? – Сэм провел рукой по лицу, смахивая капли дождя. – Охотник создаст из своей машины сказочного персонажа, который будет пугать вампиров, как бугимен – детей? Охотник будет давить за ночь одного-двух упырей и считать себя героем? Охотник не будет обращать внимания на то, что каждую ночь людей остается все меньше? Черная Импала, знаешь, не вездесуща. Мы не можем на ней закатить в вампирское гнездо на чердаке или в подвале. А эти твари отсидятся там, дождутся, пока мы уедем, и пойдут нападать на людей.
– Да брось, – вскинулся Дин. – Никто из них не вылезет из своего логова, если услышит ночью рев мотора.
– Неужели ты правда так веришь в силу легенды? – поморщился Сэм. – Да это просто смешно, Дин. Мы за ночь бываем от силы в двух городах. Два города – это не все Штаты.
– А как же «Плимут»? – буркнул Дин. – Может быть, он ездил всю ночь? Может быть, в ту ночь Импалу видели не в двух городах, а в четырех? В пяти? В разных штатах?
– А может быть, его водитель просто был неудачником? – продолжил с интонацией брата Сэм. – Может, он выехал этим утром на работу, но сделал это слишком рано. Ему не повезло нарваться на свору вампиров, а для них черная машина – как красная тряпка для быка.
– А может, нет?
– А может, да, а ты просто не хочешь признать, что наша охота – попытка согреть мертвеца.
– Мы…
– Я знаю, что ты скажешь, – перебил брата Сэм. – И я знаю, что ты знаешь все, что скажу я.
– Ну, твои слова про «план Руби», – Дин скривил губы, будто попробовал лимон, – были для меня неожиданностью. Нет, Сэм, ты что, действительно обдумывал эту хрень?
– Демонов хотя бы можно изгнать, не убивая людей. Для вампиров такого варианта нет.
– И у тебя уже есть идея, как потом депортировать всех демонов разом обратно в ад?
Сэм ничего не ответил и молча сел в машину. Конечно, у него не было идеи, как это сделать, но и другого плана, как избавиться от вампиров, у него не было.

Изображение

Бобби не знал, что случилось прошлой ночью. Сколько он ни пытался разговорить Винчестеров, те молчали. Он ругался, он сердился, он даже попробовал упрашивать их, но не добился ни слова. Кроме молчания, были только косые взгляды друг на друга, усмешки и хмыканья. Несколько раз он ловил себя на мысли, что не будь они такими дылдами, он давно бы всыпал им обоим ремня для профилактики, чтобы не доводили его своим молчанием. Он все-таки уже не мальчик, чтобы все легко переносить. Хватает и еженощной бессонницы.
Днем Сэм, чуть выспавшись, ушел. Он по-прежнему не говорил ни слова. Только бросил Бобби коротко: «Буду в городе». Сингер надеялся, что уж на одного Винчестера ему хватит сил надавить.
– Я посмотрел на «Импалу», – начал он, – врезались вы, что ли? Решетка погнутая.
Дин оторвался от просмотра телевизора.
– Вампира неудачно сбили, – буркнул он и опять уставился в экран.
Это было странно. Обычно даже небольшой царапины на «Импале» хватало, чтобы он часами только и говорил, что о ней, а тут такая неприятность – погнутая радиаторная решетка: вещь, которую Дин каждый день чуть ли не до блеска начищал. Все вампиры были уверены, что она из чистого серебра – ну, те новички, из которых еще не выветрились человеческие мифы и которые верили, что от серебра есть какая-то польза.
– Ты бы осторожнее сбивал упырей, если от них такие вмятины остаются, – посоветовал Бобби, пытаясь разговорить Дина. – Сложновато будет найти новую решетку, если эту расшибешь.
– Ездит - и ладно.
Сингер воззрился на Винчестера, будто тот только что заговорил в совершенстве на китайском. Бобби прокашлялся и спросил:
– Ты не заболел случаем, мальчик? Может, температура? Или головой ударился? Потому что еще пара таких заявлений, и я побегу за святой водой и серебром, потому что ты – явно не Дин, а кто-то другой.
Дин молчал и усиленно делал вид, что смотрит телевизор. Бобби уже было подумал, что его попытка опять не удалась, когда тот вдруг спросил:
– Слушай, а есть способ устроить массовый экзорцизм?
– Массовый? – нахмурился Бобби. – Насколько массовый? Ну, если десяток или два, то…
– Несколько тысяч.
– Несколько тысяч демонов? – уточнил Сингер, надеясь, что что-то не так понял.
– Да.
Бобби снял бейсболку, пригладил волосы и сел на диван. Такую информацию стоя лучше не обдумывать.
– Ты что, знаешь место, где прячется несколько тысяч демонов? Кроме ада, в смысле.
Дин искоса взглянул на него.
– Нет, конечно, – ответил он. – Но если бы такое место существовало, можно было бы как-нибудь его зачистить от демонов?
– И как ты себе это представляешь? – поинтересовался Сингер. – Загнать всех одержимых на стадион, обрызгать святой водой из брандспойта и зачитать молитву в громкоговоритель?
– Ну хотя бы, – пожал плечами Дин. – Чур, я пригоню пожарную машину со святой водой. Всегда мечтал на ней поездить.
– Это не смешно, Дин, – выдохнул Бобби. – Откуда у нас взяться тысячам демонов? По-моему, нам и вампиров с лихвой хватает.
– А если бы вампиров на тот момент не существовало? – Дин взглянул Сингеру прямо в глаза. – Если их всех перебили. Остались бы только люди и одержимые.
– Это что, апокалипсис – новая версия? – нахмурился Бобби.
– Да нет, – Дин отвернулся. – Обычное «если бы».
– Я от твоих «если бы» поседею, – проворчал Сингер. – Честное слово.
– Давно в зеркало не смотрелся? – хмыкнул Винчестер. – Ты уже и так седой.
– После твоего «как устроить массовый экзорцизм, если все демоны переселятся сюда» можно и второй раз поседеть. Не шути больше так.
Бобби не был уверен, показалось ли ему, или Дин действительно произнес на выдохе: «Шило на мыло». Уже вечерело, но по телевизору все еще шла какая-то дневная чушь, так что Сингер был уверен, что парень не мог по-настоящему смотреть творившееся на экране. Дин выглядел задумавшимся. Бобби только надеялся, что думал тот не над способом вызвать или изгнать пару тысяч черноглазых. От этих мальчишек никогда не знаешь, чего ожидать.
– Может, все-таки расскажешь, с чего вы так взъелись друг на друга, что не разговариваете? – в конце концов, он решился спросить напрямую.
Дин сделал глубокий вдох, потом открыл рот, собираясь ответить, но тут же закрыл его и выдохнул. Затем проделал эти действия еще дважды.
– Что, никак не придумаешь ответ? – хмыкнул Бобби. – Потому что выглядит это именно так.
Дин чуть улыбнулся, но в его улыбке Сингер не увидел радости.
– Да мы в последнее время ругаемся только на одну тему, – ответил он. – Ты же знаешь.
– Да, но обычно после этого вы все равно находите общий язык и едете вместе.
– Наверное, наконец нас все достало.
– Что было прошлой ночью?
– Дождь, – пожал плечами Дин. – Сыро, грязно и до чертиков холодно.
– Я видел кровавые разводы на капоте.
– Вампир, что такого?
– И серу там, где дворники крепятся, – нажал Бобби. – Это то, о чем я думаю?
– Не знаю. У тебя богатое воображение, – Дин попытался улыбнуться.
Бобби очень хотелось схватить его, встряхнуть хорошенько, чтобы дошло, что он хочет знать, какого черта происходит. И что волнуется, черт побери!
– Вы встретили сначала вампира, а потом демона? – сердито поинтересовался он. - Или наоборот? Или...
– Да, – перебил его Дин, поднимаясь с дивана. – Ты все верно понял. Демоны вселяются в вампиров. Правда, только по сделке.
– Мда... – растянул Бобби. – Демон в вампире. Прямо новая степень безумия.
– Ты даже не представляешь какая.
Дин взял висевшую на кресле куртку.
– Вы из-за этой твари поругались? – спросил Сингер.
Винчестер покачал головой, но потом кивнул:
– Скажем, это добавило новых аргументов в наш спор.
Видя, что Дин натягивает куртку, Бобби поинтересовался:
– Ты куда?
– Как обычно, – ответил Дин, поправляя воротник и проверяя карманы. – Надо припугнуть кровососов.
– По-моему, еще рано для Импалы, – Бобби бросил взгляд на часы. – Будешь слишком заметным.
– Значит, смогу подальше заехать.
– Глупо так рисковать. Тем более ехать одному. Сэма ведь не будет?
– Это не риск. Это логика, между прочим. Полиция наверняка уже вычислила штаты, где мы можем жить. Надо расширять территорию.
– То, что ты поругался с Сэмом, еще не значит, что надо совать голову в петлю, – проворчал Бобби, хотя он знал, что если уж кому-то из Винчестеров что-то втемяшилось в голову, переубедить его почти невозможно.
– Дело не в Сэме, – поморщился Дин. – Дело в том, что есть возможность спасти людей. И я ей воспользуюсь. С Сэмом или без.
Помолчав, Сингер кивнул:
– Ладно. Ты ж все равно упрешься. Так что будь осторожнее.
– Как всегда, – улыбнулся Дин.
Он уже подошел к двери, когда Бобби позвал его:
– Дин, – тот обернулся, и тогда он спросил: – Насчет «нескольких тысяч демонов». Это была шутка, да?
– Да, конечно, Бобби, не обращай внимания, – махнул рукой Дин. – Забудь.
И с этими словами он вышел из дома. Сингер слышал, как скрипнула дверь «Импалы», как она захлопнулась, и как завелся мотор, а потом стих, где-то вдали. Все было как обычно.
Вот только Бобби заметил, как Дин отвел глаза перед тем, как выдать свое несерьезное «Забудь».

Изображение

Из новостных каналов

…Конгресс предоставил на одобрение Президенту законопроект для внесения в Кодекс, предусматривающий уголовное наказание за пользование легковым автомобилем черного цвета. Однако многие видят в этом Акте Конгресса нарушение Конституции, поэтому....

*

...Министерство обороны часто спрашивают, почему мы до сих пор не ввели войска и не истребили вампиров. Те, кто настаивают на этом, просто не видят всей картины. Дело в том, что еще два года назад, когда в существование вампиров никто не верил, они смогли просочиться на военные базы, которые в несколько дней оказались полностью под их контролем.
– Хотите сказать, что у нас под боком вампиры с ракетами «Томагавк»?
– Я только что именно это и сказал.
– Тогда почему они до сих пор не перебили всех нас?
– Мне кажется, вы забываете об их специфической диете. Они не могут «тратить» нас настолько бездумно.
– Даже не знаю, смеяться или плакать. Тогда почему мы на них не нападаем, если они берегут нас как продовольственную базу?
– Потому что теоретически они могут ответить на наши военные действия. Нам не хотелось бы, чтобы эта теория стала практикой.

***

…В случае обнаружения симптомов вампиризма у ваших родственников, друзей, знакомых или соседей рекомендуется обращаться в больницы и эпидемиологические службы…

***

…Компании General Motors и Ford подписали соглашение, по которому обязались больше не выпускать автомобили черного цвета. Это связано с верой вампиров в существование некой черной машины марки «Шевроле Импала» (выпуск шестьдесят седьмого года), которая их уничтожает. Документального подтверждения этих слухов нет, однако вампиры проявляют агрессивные действия по отношению к автомобилям черного цвета и к их владельцам. «Мы не хотим, чтобы наши клиенты подвергали себя опасности только потому, что ездят на машинах нашего производства, – говорит генеральный директор GM Дэниэл Акерсон. – Мы понимаем, что черные автомобили всегда выглядели более стильно, чем машины других цветов. Это привлекает покупателей. Именно поэтому мы решили вообще снять машины такой расцветки с производства. Мы их не делаем – и значит, у потенциальных покупателей нет искушения взять именно черный автомобиль».
Также автомобилестроительная компания Ford начала акцию по бесплатной перекраске черных машин своей марки в другие цвета...

***

...По информации пресс-службы департамента полиции Нью-Йорка, число нападений вампирских гнезд на человеческие дома возросло на 47% за последнюю неделю...

Изображение


Говорят, Черная Импала – призрак, а ездят в ней мертвецы.


Дин гнал вперед, вжимая педаль в пол. Ему казалось, что с такой скоростью они с Сэмом никогда не носились по ночным улицам. Даже когда только начали охотиться на вампиров. Он помнил охотничий азарт, который их охватывал. Казалось, что все еще можно исправить, еще пара гнезд, и вампиры опять уйдут в подполье, как раньше. После одной, особо удачной ночи полтора года назад, Сэм всю обратную дорогу только и твердил, как было круто. Бесконечно вспоминал, как отрубил вампиру, спрыгнувшему с крыши «Импалы», голову прямо на лету. Причем настоящему, не новичку. Дин вздохнул и сжал руль. Ему вдруг показалось, что не было ничего этого, он все выдумал. Серьезно, разве мог Сэмми радоваться охоте на вампиров? Последнее время показало, что нет, не мог. Дин барабанил пальцами по рулю. А может быть, тогда Сэм, в отличие от него самого, радовался не этому? Может, он тогда думал, что еще не все потеряно и потому приходил в такой восторг? Видел свет в конце тоннеля?
Фары высветили поворот впереди, и Дин выкрутил руль и снизил скорость. Не нужен ему никакой свет в конце тоннеля. Ему хватает и процесса. Можно тысячу раз говорить, что смысла в их ночных поездках нет и что они не могут спасти всех, но он и раньше это знал. Когда было иначе? И раньше, даже еще когда они охотились с отцом, спасти получалось далеко не всех. Но ведь многих-то удавалось! Неужели за эти два года что-то изменилось? Неужели жизни людей – хотя бы нескольких за ночь - перестали иметь значение?
А еще, с каких пор они прислушиваются к мнению сверхъестественных тварей? Нет, если бы это были ангелы, то еще понятно, хотя тоже не всегда, но демоны... Демоны, мать их! Уж кто-кто, а эти никогда не делали ничего во благо других, лишь для собственной пользы. Наверное, это у вселенной такое своеобразное чувство юмора: у демонов был план для остановки нынешнего конца света, а ангелы ни разу не удосужились даже крылышком помахать издалека. Вообще делали вид, что их не существует.
Дин вдруг понял, что за своими размышлениями даже не заметил, что фары уже какое-то время высвечивают фигуру крадущегося вдоль забора человека. Вернее, не человека. Достаточно он насмотрелся на упырей, чтобы вычислять их по дерганым, насекомоподобным движениям. Вампир вжимался в забор и в кусты спиной. Дин постарался ехать с прежней скоростью, пристально следя за тварью. Он не знал, подозревал ли кровосос, что за ним наблюдают, или считал, что ему повезло и Импала проедет мимо. «Не проедет, – подумал Дин. – Не проедет». Он чувствовал, что ему просто необходимо сегодня вкатать какого-нибудь вампира в асфальт и добить потом мачете. Или сразу мачете. Не важно, просто надо и все...
И вдруг вампир пропал. Дин чертыхнулся и нажал на тормоз, озираясь по сторонам. Куда он мог пропасть? Это же не призрак, чтобы рассеиваться в воздухе. Осмотревшись, Дин решился выйти из «Импалы». Улица была по-обычному темной, то место, где он последний раз видел вампира, освещалось лишь фарами. С одной стороны, это было хорошо, а с другой, Дин знал, что если сейчас подойдет туда, чтобы осмотреть все, то станет слишком заметен, а вот те, кто окажутся в темноте, станут для него невидимыми. И опасными. Он устало вздохнул. Конечно, можно было бы уехать, но этот вампир... Оставить его в живых – все равно что признать правоту Сэма.
Дин подошел к освещенному куску забора и тут же понял, куда делся вампир. Здесь была дыра между кустами. Не пряталась эта тварь от «Импалы», а методично шла сюда. А за забором был дом. Человеческий, судя по ухоженности, дом. Вот только не хватало, чтобы этот упырь на глазах у него, охотника, сожрал кого-нибудь. Дин быстро вернулся к «Импале», достал с заднего сиденья арбалет и, выставив его перед собой, осторожно сунулся в дыру. В темном дворике никого не было. Винчестер пролез внутрь и огляделся. Единственное место, куда мог пойти упырь, – это дом. Но в дом, его, конечно, не пустили... Значит, он влез сам.
Ступая как можно тише и пристально смотря поверх арбалета, Дин обходил здание. Ставни были наглухо закрыты, поэтому он не мог сказать, был ли внутри кто-то.
И тут скрипнула дверь.
Дин бросился за угол, где, по его расчетам, был вход.
И замер, глядя на наставленный на него дробовик, который сжимал в руках высокий мужчина лет пятидесяти в старой куртке, будто бы наспех наброшенной поверх домашней одежды.
– Что ты здесь забыл? – рявкнул тот.
Дин медленно поднял руки, все еще держа в правой арбалет.
– Извините, сэр, – тихо проговорил он. – Я ехал случайно мимо и видел, как через ваш забор перелез вампир.
Да, он знал, что это звучит бредово, потому что ночью случайно никто не ездит. Но хозяин дома, похоже, не обратил на это внимания. Он только оглянулся через плечо.
– Вы ошиблись, – буркнул он. – Нет тут вампиров.
– Я видел, – осторожно нажал Дин.
– Нет, – мужчина покачал головой и опустил дробовик. – Уходите.
Дин хотел еще раз попытаться убедить его, как вдруг из-за дома выскочил тот самый вампир, которого он видел у забора – та же одежда, те же светлые волосы, те же дерганные движения. Он сразу вздернул арбалет, направляя на кровопийцу, и хозяин дома проделал то же движение со своим дробовиком, правда, целью оказался Дин.
– Ты что, отпустишь его? – выкрикнул парень.
– Джейк, иди в дом, – бросил ему мужчина.
– Это и есть вампир, сэр, – вмешался Дин.
– Он приехал на Импале, пап! – добавил вампир. – Ты знаешь, что это значит?
Хозяин дома нахмурился, а потом прикрыл глаза на секунду:
– Иди в дом, Джейк, – повторил он.
Парень пнул ступеньку крыльца и скрылся за дверью.
– Что тут происходит? – тихо поинтересовался Дин, потому что впервые видел подобное.
– Ничего, – мужчина опять опустил дробовик. – Уезжайте, – и помолчав, добавил: – Пожалуйста.
– Но ведь он вампир, – качнул головой Винчестер.
– Он – мой сын.
– Но ведь ему нужна кровь. Получается, он сегодня где-то охотился, да? Вы ему это разрешили?
Хозяин дома оглянулся на дверь, где скрылся его сын.
– Нет, – сказал он. – Он просто гулял.
– Это он так говорит?
– Так... – мужчина тяжело вздохнул. – Уходите. Я сам разберусь.
– Но...
– Уходите и забудьте о нас. Вы ведь приехали на Импале, да? Так вот если вы не уйдете, я завтра напишу на вас заявление в полицию. Думаю, они очень заинтересуются.
Дин сжал челюсти.
– Если вы так сделаете, то мы больше не сможем никого спасти, вы же понимаете, - процедил он сквозь зубы.
Мужчина покачал головой.
– Наверное, мне все равно.
– Но...
– Моего сына никто не спас, – прервал его хозяин дома. – Остальное не важно.

Изображение

Небо над дорогой уже не было не только темным, но и даже предрассветно-серым. Всходило солнце. Оно рождало необычное, давно забытое чувство. Дин уже отвык от того ощущения, когда едешь с отцом или Сэмом в машине навстречу рассвету. Когда-то ему это нравилось. «Импала» ехала как истребительница нечисти, как победительница тьмы. Сейчас же ему казалось, что он оскверняет рассвет своим присутствием. Он не мог избавиться от чувства, что от него воняет – потом, кровью и мертвечиной. Раньше в «Импале» пахло иначе – порохом и бензином. Первые лучи – перламутровые и нежные – осторожно забирались внутрь автомобиля. Этот розовый свет казался Дину чем-то чужеродным и совершенно неуместным. Будто он ехал, и внезапно через открытое окно в машину запрыгнули котята – смешные, пушистые и ласковые. Импала же принадлежала черной, жестокой и кровавой ночи. Она больше не охотилась, она подбирала падаль. А как еще назвать тупых новичков, которые кидались на стрелы с кровью мертвеца и верили в опасность святой воды для вампиров?
Черная Импала больше не имела значения. Все напрасно. Ему нестерпимо захотелось оказаться прямо сейчас на свалке, загнать автомобиль в укромное место и забыться с бутылкой виски, не хуже Руфуса. Но перед этим...
– Не делай этого.
От неожиданности Дин выпустил руль. «Импала» вильнула. Он с трудом вернул ее на свою полосу. После бессонной ночи сложно спокойно отреагировать на внезапно появившегося на пассажирском кресле ангела в помятом сером плаще. Тем более, если не видел его два года и просто отвык от подобных появлений.
– Твою мать! – выкрикнул Дин. – Твою мать!
Он знал – по-прежнему помнил – что Кастиэль ничего не ответит на такое. Он промолчит и отрешенно будет ждать, когда Дин закончит. Похоже, они все такие – равнодушно ждут, когда у людей кончится запал. А ведь когда-то он считал, что уж Кастиэль-то определенно лучше других.
Черт! Да он и сейчас так считал. Правда, это не заглушало обиды.
– Какого хрена ты явился? – рявкнул Дин.
– Я пришел предупредить, чтобы ты не делал того, что собираешься сделать, – монотонно проговорил Кастиэль.
– Вот черт... – сердито хмыкнул Винчестер. – А ничего, что мы два года не виделись? Может, ты бы начал с чего-то более человеческого, чем с приказов? «Привет, Дин! Как жизнь? Смотрю, у тебя все по-старому. А я вот остепенился, больше не вожусь с гнусными мальчиками Винчестерами, делаю так, как говорят старшие».
Кастиэль несколько секунд, опустив взгляд, рассматривал свои руки.
– Ты же знаешь, что я не человек, – тихо произнес он. – Зачем тогда эта игра?
– Потому что я, блин, человек!
Ангел молчал. Дин тоже больше ничего не говорил. Его чувства выдавали только пальцы, барабанящие по рулю, и сжимающиеся челюсти.
– Хорошо, – с наигранным воодушевлением сказал Дин. – Давай другой вариант. Без «приветов» и «как дела». Ты сейчас говоришь: «Дин! У нас есть шикарный план, как перебить...» Или лучше исцелить? Конечно, ты скажешь «исцелить», ты же ангел. «Как исцелить всех вампиров и отменить нынешний конец света». Да? Ты за этим пришел?
– Нет, – это слово тяжело упало в тишину, которая образовалась после выплеска Дина. Винчестер закусил губу. Наверняка же ангел знал, что он пытается шутить, но даже не подыграл.
– Мы пытались вызвать тебя, – проговорил он. – Орали твое имя, читали молитвы, рисовали все знаки призыва, которые только приходили в наши безумные головы... Бобби, если постарается, кажется, и Бога призвать может. Но ты не явился, – он бросил на Кастиэля короткий взгляд, – никто из вас.
– У нас были причины...
– Какие, к черту, у вас причины, когда у нас апокалипсис? – взорвался Дин.
– Дело в том, что... – Кастиэль запнулся и нахмурился, – мы не ожидали подобного поворота событий. Конец света в том варианте, который происходит сейчас, оказался совершенно не предсказуемым. Мы не знали, что делать. Нам надо было подумать.
– Два года?? Вы думали два года? Я, конечно, всегда знал, что вы – тормоза, но что настолько...
– Слишком многое надо было обдумать, Дин. Вампиры, люди, демоны... Люцифер, который ходит где-то по Земле, но никак не выдает своего присутствия. Нам нужно было понять, не является ли все происходящее его планом.
– Наверняка он, как и вы на небесах, устроился поудобнее с ведерком попкорна и ждет, когда мы загнемся. У вас там случайно на экране не ведется подсчет, сколько у нас осталось людей? Прямо представляю: слева увеличивающееся число вампиров, а справа – уменьшающееся число людей. И вы отсчитываете каждый десяток или каждую сотню, как гости на свадьбах - длину поцелуя.
– Я понимаю, что ты злишься, – кивнул Кастиэль, тон его голоса не менялся с того момента, когда он только появился в машине. – Но тот вариант решения человеческой проблемы, который ты обдумывал всю дорогу, очень плох, Дин. Вместо одного конца света вы получите другой.
– Думаешь, я не понимаю? – сердито рассмеялся Дин. – Думаешь, я мало за свою жизнь видел демонов, чтобы не знать, что им нельзя доверять? Только вот знаешь, Кас, мы два года гоняем вампиров по улицам, вырезаем гнезда, но их меньше не становится. Так что... «Этот вариант»... Он хоть что-то может решить. Одержимые выживают после экзорцизма, а вампиров приходится всех убивать.
– Я слышал, что есть прекрасный способ отменить обращение.
– Ну да, есть, – закивал Дин, – просто убиться какой прекрасный способ. Он действует, только если обращенный не попробовал крови, и если он знает, кто его обратил, и если этот упырь еще жив, конечно, чтобы его кровь можно было добавить в суперантидот. Слишком много «если». Это невозможно сделать. Не в нашей ситуации.
– Но вы и не пытались...
– Вы что, переключали на другой канал и не видели, когда мы пытались это проворачивать? – Дин вжал педаль газа в пол. – Ничего не вышло. Каждый раз чего-нибудь не хватало.
– Но это не значит...
– Значит, – оборвал его Винчестер. – Значит, Кас.
– Мы уверены, что есть и другие способы остановить вампиров, – ангел взглянул в боковое окно, из-за чего создалось впечатление, будто он не хочет, чтобы Дин видел его глаза, но, скорее всего, это было не так. Дин подумал, что ангелы могли врать в лицо и отводить взгляд, говоря правду, потому что у них не очень-то хорошо было с человеческим выражением чувств.
– Отлично, – буркнул он. – Может, расскажешь, какие?
– Мы уверены, что они есть, – повторил Кастиэль, продолжая смотреть в окно.
– И что, черт возьми, это значит? – рявкнул Винчестер.
– Мы уверены...
– Вот... черт... – выдохнул Дин. – Ты ведь ни одного способа не знаешь, да?
– Мы...
– Я уже слышал, – опять оборвал он ангела. – Вы как были надутыми засранцами, так и остались. Можете только приказывать. Только и делаете, что говорите – это хорошо, а это плохо, а сами ничего никогда не предлагаете. У демонов хотя бы есть план.
– Это плохой план, Дин, – Кастиэль наконец отвернулся от окна и посмотрел на водителя. Дину вдруг показалось, что он опять видит прежнего Кастиэля, который сомневался, который чувствовал, который стремился помогать, а не просто передавать волю старших по званию. – Очень плохой.
– Но ведь лучше у нас нет, Кас... – тихо ответил Дин. – Если бы ты...
Он замолчал, потому что на пассажирском сидении уже никого не было.
«Импала» въехала на свалку Бобби.

Изображение

Наверное, каждому суждено однажды сказать роковое «да».
– Слушаю?
– Сэм… Я согласен.

Изображение

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


13 дек 2011, 19:40
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Изображение

Кэсси Робинсон «Новости Жирардо»
Кейп-Жирардо, штат Миссури


Цена

Старые и новые машины. Блеск хромированных радиаторных решеток и ржавчина на капотах. Угловатые линии кузовов и более заглаженные. С агрессивным дизайном и с более мягким. Круглые фары и прямоугольные, овальные и вытянутые. С задними приводами и с передними. С тонированными стеклами и с прозрачными. Седаны, хардтопы, купе и универсалы. Спортивные и полноразмерные. Автомобили стоят на площади около набережной. Они разные, но кое-что их объединяет. Они все черного цвета.
Черные «Форды», черные «Плимуты», черные «Кадиллаки», черные «Бьюики», черные «Доджи» и «Джипы». Они все ждут. Красные лучи заходящего солнца скользят по их бокам. Приближается ночь, но ни один хозяин черной машины не загонит ее сегодня в гараж…
Этот своеобразный парад черных автомобилей случился 26 августа 2008 года в Кейп-Жирардо (штат Миссури). Когда первые из них появились на площади, прохожие стали коситься. Черные машины неуклонно привлекают внимание.
– Думаете, это хорошая мысль? – спросила я, кивнув на остановившийся «Додж», у мужчины, который вышел из парикмахерской.
– По-моему, у водителя не все дома, – буркнул тот в ответ.
– Надо быть сумасшедшим, чтобы ездить на черной машине в наше время, – добавила проходившая мимо женщина.
– А мне нравится, что они не боятся, – улыбнулась девушка с десятком сережек в ушах.
А черные автомобили все въезжали и въезжали на площадь. Через полчаса их уже было около двадцати. Хозяева выходили из машин и тихо переговаривались, смеялись. Некоторые из прохожих, случайно оказавшихся здесь в это время, стремились как можно быстрее убежать, будто за ними гнались вампиры. Кто-то, наоборот, останавливался, начинал звонить куда-то, фотографировал. Но никто не мог пройти, не обратив внимания на эти автомобили.
Я подошла к хозяину черной «Шевроле Импалы» – высокому мужчине в плаще и ковбойской шляпе.
– Та самая? – поинтересовалась я.
– Вряд ли, – усмехнулся владелец, представившийся О. Хантером. – Я бы заметил, если бы моя тачка каждую ночь уезжала давить вампиров и возвращалась лишь на рассвете.
– Но сходство не случайно?
– Если бы я сказал вам, что случайно, вы бы мне поверили?
– Я вижу здесь двадцать черных машин, это не может быть случайностью. Может быть, расскажете, по какой причине вы здесь собрались?
– Думаю, причина очевидна. Мы хотим вычистить наш город от вампиров. А Черная Импала – машина, которая охотится на кровососов.
– Говорят, что это выдумка.
– Выдумка или нет – совсем не важно. Главное, что вампиры верят в ее существование.
– Насколько я могу судить, здесь лишь несколько «Шевроле», а «Шевроле Импала» шестьдесят седьмого года есть только у вас.
– Конечно, не у всех есть именно черные «Шевроле Импалы» шестьдесят седьмого года, но это тоже не существенно. Собственно говоря, даже цвет тут не имеет такого уж большого значения. Хотя, как вы видите, все автомобили здесь черные. Главное – совсем не это, а то, что мы готовы выехать ночью на улицу.
– Но ведь это опасно.
– Ничуть не опаснее, чем сидеть за своими бронированными дверями и заколоченными окнами и надеяться, что посеребренная проволока может защитить от вторжения вампиров.
– А разве это не так?
– Нет. Плевать они хотели на серебро. И на чеснок. И на святую воду.
– Тогда как же...
– Топор или мачете (О. Хантер сделал движение руками, будто срубает дерево – или чью-то голову). И стрелы с кровью мертвеца, конечно.
– Очень странные способы, вам не кажется?
– Ничуть. Хозяевам настоящей Импалы, кстати, эти два способа тоже нравятся.
– Хозяевам настоящей Импалы? Неужели вы тоже верите, что она существует?
– Верю. Знаю.
– Думаете, они сейчас здесь?
О. Хантер какое-то время молчал, осматривая то площадь, то краснеющее небо, а потом ответил:
– Душой – да.
Сначала меня удивило отсутствие полиции. Такое «мероприятие» не могло пройти без внимания с их стороны. Но потом я заметила в одной из машин шерифа и его помощников. Они были без формы, и их автомобиль был таким же черным, как и остальные.
Начало темнеть, но фонари, как все уже успели привыкнуть, не загорелись. Обычно в это время жители нашего города стремились быстрее попасть домой, но сейчас они не уходили. Они будто тоже чего-то ждали...
Стремительно приближалась ночь – время вампиров, когда вдруг зажглись автомобильные фары. Я зажмурилась, потому что, как и многие, полагаю, забыла, что такое свет в темноте. Послышалось хлопанье закрывающихся дверей – водители рассаживались по машинам. Вслед за дверями раздался рокот двигателей. Постепенно глаза привыкли к новой обстановке. Я видела, как люди рассматривают черные автомобили, которые, казалось, светились. Потом по площади разнесся одинокий звук клаксона. Сначала один, затем к нему присоединились другие гудки, еще и еще, пока наконец не загудели все двадцать машин. Это было похоже на то, словно вся площадь оповещала вампиров: «Мы идем за вами! Вам не скрыться!»
Я чувствовала, как слезы текут по моим щекам, и видела, что многие реагируют так же. А потом кто-то захлопал в ладоши. Звук поднимался волной, он нарастал, сливаясь в шум бушующего моря. Это длилось всего несколько минут: сияющие черные машины посреди неосвещенной площади, бесконечный гул клаксонов и хлопающие в едином порыве люди. Наконец, звуки стихли, автомобили начали друг за другом выезжать с площади. Я видела, что многие жители не хотели расходиться, но постепенно, когда улицы стали вновь погружаться в темноту, они все-таки ушли.
Наверное, утром многим показалось бы, что это был всего лишь сон или ничего не значащий парад, за которым ничего не последует, однако это не так. На площади, где вечером собрались черные автомобили, лежало десять трупов обезглавленных вампиров.
До меня дошли слухи, что и в некоторых других городах появились такие же черные патрули. Впрочем, слухи ли это, байки ли, правда ли – - не важно, как не важно и то, существует ли Черная Импала. Главное, что люди стали верить. Главное, что мы готовы разделить цену, которая эта машина платит каждую ночь.

Изображение

Конец

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


13 дек 2011, 19:43
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2009, 20:34
Сообщения: 98
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Кроет! Жестко, по-взрослому накрывает от клипа и арта. Этот тормозной путь -разделитель.... Ах! Так и хочется стиснув зубы и вцепившись в распечатанный текст побелевшими от напряжения пальцами окунуться в мир Винчестеров.
Саму историю пока прочесть не успела, но от предвкушения уже сводит что-то внутри.


13 дек 2011, 20:32
Профиль

Зарегистрирован: 05 мар 2011, 09:43
Сообщения: 64
Откуда: Омск
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
хочется перейти на капс и, рыдая от счастья, написать: Я дождалась. Я дождалась джена. Джена пронизывающего, захватывающего, затягивающего. Читаю ночью, без света. Светит только монитор. Цепляет так, что от каждого шороха оглядываешься.

:beg: :beg: :beg: ушла смотреть клип

_________________
http://www.diary.ru/~yardi68/


13 дек 2011, 22:25
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2010, 08:59
Сообщения: 21
Откуда: из Сибири
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Йо-хо-хо! Народ, объединимся под стягом Черной Импалы! Ни капли крови презренным кровососам! Долой "сумерки" и "дневники вампира"! :nunu:
А если серьезно - спасибо за такой проникновенный джен, мрачно-прекрасные постеры и великолепный клип. Приятно снова увидеть мальчиков - охотников на нечисть, таких вот "стойких оловянных солдатиков", которые готовы сражаться хоть на два, хоть на тридцать три фронта за свое "семейное дело" и друг за друга.

_________________
Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть! (с) Л. Кэрролл


14 дек 2011, 07:19
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Igrushka13 и Loki спасибо за историю и ее визуализацию :heart:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


14 дек 2011, 10:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 дек 2010, 10:14
Сообщения: 57
Откуда: Владивосток
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Нет слов. Правда нет. Полный сумбур в чувствах на фоне бешеного восторга.
Вообще, у меня стойкое ощущение, что это не я читала текст, а меня взяли за шкирняк и швырнули в водоворот сумасшедшего СПНовского драйва и ангста, позабыв спросить что у меня там с настроением.
Давно привыкла, что на многие работы нужно настраиваться, улавливать их внутренний ритм, а тут не столько читаешь, сколько смотришь и переживаешь, совершенно позабыв о времени.
Кстати, да, полное впечатление просмотренной арки альтернативного 5 сезона от Крипке.

О характерах Винчестеров даже говорить не имеет смысла – канон как он есть, с фирменным Сэмовым замалчиванием «ненужной» или же «неважной» информации, с Диновой яростной борьбой, его невероятной стойкостью и отказом сдаваться обстоятельствам. Вообще, сама их ситуация с исчезнувшими ангелами, с замалчиванием ситуации правительственными структурами, с медленным вымирание людей, с их выдуманной бесполезной защитой настолько жуткая и вместе с тем реальная, что мороз по коже. Особенно пробрало от момента промышленной «перекраски» машин, да и само отношение людей к Импале, их страх разозлить вампиров - узнаваемо до жути.
Какой же все таки потрясающий фик.
Мои любимые многочисленные вставки – статьи, слухи, интервью, так или иначе освящающие легендарную Черную Импалу, а еще натянутый до звона нерв, не знаю уж, как автору это удалось, но при всей легендарности и чуть ли не заявленной непобедимости героев из Импалы, читая, постоянно ощущается нависшая над ними катастрофа, трагическая развязка, словно вот вот и… Вот здорово и все.
Конец, опять же, настоящий, вот никак по другому сформулировать впечатления не получается. Вроде, наконец то что то сдвинулось к лучшему, но где то бродит Люцифер с его неясными планами, Руби, опять же, вновь нарезает круги вокруг младшего Винчестера, да и сам союз демонов с людьми пугает - понятно же, что ничем хорошим оно не кончится. И все таки от такого конца веет надежда, вера в Винчестеров, их почти что сказочную Импалу, и привычно невозможную победу, в то, что люди наконец проснулись.
Короче, мои восторги потрясающему таланту автора, это было совершенно офигенно :hlop:
И не меньшая благодарность великолепному артеру - постеры и разделители настолько в духе самой истории, что мне сложно воспринимать их отдельно от текста) Сам же клип, каюсь, смотрела трижды.
Сама не верю, но мне уже хочется перечитать этот фик.

_________________
В больнице меня обследовали и сделали вывод - абсолютно здоровый на голову человек… С каких это пор? (с)


14 дек 2011, 14:35
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 дек 2011, 15:36
Сообщения: 1
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Отзыв будет, безусловно, пристрастен. Достоинства, или то, что за них можно выдать, будут безбожно преувеличиваться. Недостатки, если они конечно есть, будут не замечаться.

Фик конечно сразу бросается в глаза своей тематикой – выбраны не модные течения в фандоме, а джен к которому у многих скептическое отношение. Тем лучше, это позволяет нам оценить работу автора и не потонуть в море модных читателей. Кроме того, даже в рамках джена, автор делает Винчестеров не безусловно главными героями. Конечно, и ранее было множество фиков посвященных не братьям, а другим героям, в том числе и Черной Импале, но в общей массе их число невелико.

Хочется отметить проработку деталей. Людям знакомым с американской законодательной системой сразу должно бросится в глаза грамотное описание процедуры принятия новых законов в США. Это, признаем честно, редкое явление в русскоязычной среде. Так же заметны отсылки к другим произведениям схожей тематики – думаю, внимательные читатели без труда их заметят. Что еще замечательно: автор не идет по пути наименьшего сопротивления, придумывая, пусть очень необходимых и органичных, но новых героев. Практически все действующие лица есть в каноне и, насколько я могу судить, они все действуют характерно для себя.

Сюжет фика замечателен наличием нескольких сюжетных линий, что делает его богаче, и полнее позволяет погрузиться в описываемый мир. Линия Винчестеров, линия легенды о Черной Импале, линия окружающего мира. Можно спросить, а есть ли линия окружающего мира, и можно ли ее выделять как полноценную? Мне кажется, что ответом на оба вопроса будет да. Окружающий мир представлен вставками, казалось бы, несвязанных друг с другом моментов, но как можно сделать это по-другому в рамках короткого произведения, если место действия огромная страна? Наверно, этот метод навеян романом «Мировая война Z». Нам выхватывают моменты из жизни погруженной в апокалипсис страны, таким образом что у нас даже не возникает тени сомнений что эти моменты нетипичны. Мы чувствуем что так происходит везде. Это несомненный успех автора.
Интересна линия Винчестеров. Если рассмотреть ее отдельно можно увидеть, что они вовсе не являются типичными положительными главными героями. У них нет ответов на вопросы, они растерянны. Фактически случай поломки в пути и нападения на них вампиров единственный, где мы видим привычных Винчестеров. Вот зло, его надо просто упокоить. Они привычно и успешно решают возникшую проблему. Но этот момент только лучше оттеняет их беспомощность в глобальном масштабе.
Ну и главная линия – линия Черной Импалы. Вот тут все классически, как и должно быть в рассказе о главном положительном герое в сказке. Импала не думает, Импала приходит на помощь, Импала спасет людей. Людям не важно, кто управляет этой машиной, да и многие считают, что ей не нужно управлять – она сама по себе. Машина становится символом. Цвет определяет настроение. Все построено вокруг Импалы. Кто-то ее любит, вампиры, конечно, ненавидят, но есть и люди, которые считают, что лучше без нее. Очень правдоподобно – многие считают, что если не кричать: «Волки!», то можно делать вид что волков вовсе и нет.
Об атмосфере. Мне кажется, автору удалось прекрасно донести до читателей атмосферу безнадежности. Складывается впечатление, что страной уже управляют вампиры. Что люди уже смирились. Да что люди, ангелы смирились. Только демоны еще пытаются бороться. А люди просто надеются прожить еще один день. Тем замечательней получился финал. Когда уже и Дин практически сдался и согласился на план, который обещал не более чем другой вариант апокалипсиса, забрезжила надежда. Люди, вдохновленные примером Черной Импалы, сели в свои черные машины и объединились. Сами люди, без ангелов и демонов, даже без охотников. И очень свежо тут смотрится, что черный цвет стал символом надежды. Хотя автор и оставил «открытый» конец, но мне кажется по настроению всего фика, что конец будет хороший. Люди вышли на борьбу, и люди не могу проиграть. Проиграют вампиры. Но проиграют и демоны, рассчитывающие погреть руки на этой победе.

Наверно мне недостает компетентности в изо искусствах, чтобы по достоинству оценить мастерство художника. Но мне очень понравилось. Отмечу только отличное попадание в цветовую палитру фика. Казалось бы, красно-черное оформление ну никак не может быть позитивным, но, читая фик понимаешь что как раз черный тут – цвет надежды, так же, как красный цвет, цвет крови, символ тьмы. Это отлично, значит, автор и художник одинаково прочувствовали текст.


14 дек 2011, 14:55
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2011, 20:27
Сообщения: 64
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
:hlop: :hlop: :hlop: Отличная работа - детальная, атмосферная, хорошо написанная. Спасибо ВСЕЙ команде.


14 дек 2011, 15:18
Профиль

Зарегистрирован: 21 июл 2008, 18:14
Сообщения: 110
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Молодцы, вся команда!
Арт жёсток, аскетичен и резонирует тексту.
Игрушку поздравляю с первым и настолько удачным макси-фиком. Если память мне не врёт, то это дебют? Пока только просмотрела рассказ, но уже хочу сказать: подумать о подобном варианте апокалипсиса хочется даже мне. Которая терпеть не может вампиров хоть где вообще как вид))))))
Очень тронули некоторые истории внутри: просто блеск. Такая тёплая, печальная глава с закатом и Бобби (да вообще все части с Бобби хороши). Как будто перенесён из сериала финальный разговор Дина и Кастиэля: верю каждому слову и жесту. С удовольствием и не раз перечитала. :heart:
Фрагменты видео духоловов улыбнули. Гарри Спенглер - просто праздник какой-то)))) :-D

Цитата:
Сэм выдернул руку из ее хватки и вышел из номера. Вот чего он терпеть не мог в Руби, так это ее способность звучать в унисон с его мыслями, а так как это случалось постоянно, он не понимал, что заставляет его раз за разом встречаться с ней. Солнце недавно взошло, но ветерок казался неприятно холодным, как всегда после бессонной ночи.

Ограничусь этой цитатой. Но таких классных моментов в количестве. То морщинистая рука и привычно опрокинутое виски. То щенок, лижущий протектор. Когда зависаешь на абзаце и перечитываешь раз пять. И никуда не хочется уходить.


15 дек 2011, 00:24
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Gaytri,
Gaytri писал(а):
Саму историю пока прочесть не успела, но от предвкушения уже сводит что-то внутри.

Надеюсь, что понравится :)

Yardi, спасибо!

Topolyna,
Цитата:
Йо-хо-хо! Народ, объединимся под стягом Черной Импалы! Ни капли крови презренным кровососам! Долой "сумерки" и "дневники вампира"!

Да-да-да, все именно так, и никак иначе. :D

Цитата:
А если серьезно - спасибо за такой проникновенный джен, мрачно-прекрасные постеры и великолепный клип.

Спасибо!

reda_79, спасибо :)

chibikrubik, спасибо огромное! :dance2:
Цитата:
Вообще, сама их ситуация с исчезнувшими ангелами, с замалчиванием ситуации правительственными структурами, с медленным вымирание людей, с их выдуманной бесполезной защитой настолько жуткая и вместе с тем реальная, что мороз по коже.

Всегда хотелось подумать на тему, что бы было, если бы Земля внезапно стала не нужна ни ангелам, ни демонам. Что для этого должно было бы случиться? Все-таки в фантастике есть много вариантов конца света, как бы отреагировали люди, ангелы и демоны, если бы, пока они готовились к одному, случился бы другой :)

Цитата:
Мои любимые многочисленные вставки – статьи, слухи, интервью

Иногда думаю, что ради них и писала. Хотелось создать псевдореальность.
Спасибо еще раз, так приятно! :ura:

Шайо, спасибо! Очень переживала, что не будет в фанфике линий, а просто будет набор кусков, которые никак не соединены друг с другом. Рада, если оказалось, что это не так.

Цитата:
Хотя автор и оставил «открытый» конец, но мне кажется по настроению всего фика, что конец будет хороший.

По крайней мере, сейчас точно пойдет позитивный виток - есть надежда разрешить проблему, не прибегая к экстремальному способу демонов. ;-)

michellerma, спасибо большущее!

Talie, :squeeze:
Цитата:
Если память мне не врёт, то это дебют?

Не врет. Наличие дедлайна - как оказалось, для меня идеальный вариант. Только тогда и могу собраться в нужный момент и добить до конца.
Цитата:
Которая терпеть не может вампиров хоть где вообще как вид))))))

ты же знаешь, я тоже не люблю вампиров, но сюда вписывались именно они.
Спасибо, лап :)

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


15 дек 2011, 10:32
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 дек 2011, 16:27
Сообщения: 37
Откуда: Харьков
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
долго думала что сказать и как сказать. так и не придумала.
Понравилась история просто нереально.
Сильная страшная, детальная, атмосферная...
погружаешься в мир, застывший на грани, сразу же.
со смертью вампира под колесами легенды.
сказки, легенды, исследования, законы. Гостфайтерс повеселили, словно разбавили общую безнадежность мира.

Импала - как надежда, черная, окровавленная, но надежда мира сошедшего с ума.
И героев в фике много.. и Импала, и Дин и Сэм, Бобби, который ждет их утром, шериф, которая прикрывает их всех. Ленор...

Клип и арт так четко в тему фика.

спасибо большое всей команде!!!!

_________________
ЕХБСБИ!!!


15 дек 2011, 12:01
Профиль ICQ WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 18:39
Сообщения: 11
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
пока только в процессе чтения, очень интересно! видео замечательное и постеры отлично подходят к произведению!
небольшой вопрос к автору
| Читать дальше
очень нравится стиль повествования, но никак не могу отделаться от чувства дежа вю, очень напоминает "Рента" Паланика: тоже разделение на "дневных" и "ночных", вставки из интервью. Извените, я могу и ошибаться :)

_________________
Saving people, hunting things. Family business.


15 дек 2011, 15:47
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
shinilissa, спасибо, безумно рада, что понравилось :)

Цитата:
Гостфайтерс повеселили, словно разбавили общую безнадежность мира.

Сначала хотела их убрать, но потом решила, что они добавят необходимой безуминки.

vikbe
Цитата:
тоже разделение на "дневных" и "ночных", вставки из интервью

Разделение на "ночных" и "дневных" в фанфике не принципиально, оно, скорее, появилось из желания найти синонимы к словам "вампиры" и "люди". В принципе это разделение встречается только в нескольких местах, когда уж очень не хотелось опять писать про вампиров и людей. Вставки из интервью, думаю, встречаются во многих произведениях (а упомянутая выше "Мировая война Z" так вообще из них полностью построена), они хорошо создают псевдореальность.
Ну и признаюсь :)
| Читать дальше
Паланика не читала ни одного произведения, хотя, наверное, стоит однажды это сделать

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


16 дек 2011, 08:01
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 18:39
Сообщения: 11
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Igrushka13
Оу, тогда это только мои ассоциации, прошу прощения :)
Вчера дочитала эту историю, она великолепная, мрачная, от неё веет какой-то безысходностью, но в конце появляется огонёк надежды. Спасибо Вам за это произведение!

_________________
Saving people, hunting things. Family business.


16 дек 2011, 15:51
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2009, 16:09
Сообщения: 88
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
vikbe, я очень рада, что понравилось :)
Цитата:
но в конце появляется огонёк надежды

Наверное, просто не могу без этого. Как бы ни пыталась писать что-то мрачное, пробивается что-то светлое обязательно.

_________________
http://igrushka13.diary.ru/


16 дек 2011, 15:56
Профиль WWW
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Игрушка, наконец-то прочитала! Как здорово! Мне очень понравилась история. И эти переплетения слухов, легенд, трёпа в барах и правды. Те, кто знает правду, они всегда больше люди, чем о них думают. Братья словно воплощают здесь человечность.
И Сэм, которого обманывает Руби и который всё равно ей верит и будет верить. И Бобби, у которого такой обормот-щенок. И шериф, и Руфус. Конец света наступил и все выживают как могут.
А та семья, где сын стал вампиром. Ведь после "выхода на дорогу" этих двадцати чёрных машин, когда Добро победит Зло в очередной раз, в этой семье всё равно никогда уже не будет "всё хорошо". При любом раскладе.
Спасибо. Мне понравилась история. Я рада, что познакомилась с нею.
Спасибо и тебе, и твоей команде, что подарили её нам.
Loki, шикарный клип. Крутой, лаконичный. Завораживает.
Арт привлекает взгляд и действительно то, что тут именно нужно. Спасибо. Понравилось.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


17 дек 2011, 02:41
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2011, 21:57
Сообщения: 107
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Шикарно! Герои вышли очень живыми и им веришь полностью - Дин, с его упрямой надеждой, Сэм, который как всегда хочет сделать все по-своему, Бобби, по-отцовски переживающий за своих парней и Кас, как всегда добавляющий путаницы с "советами"...
Как большому фанату творчества Стивена Кинга, мне собенно приятно было встретить ссылки на "Salem's Lot" - начальная цитата, Барлоу, Перкинс... да и сам сюжет (расползающаяся зараза вампиризма).
И стиль повествования очень динамичен из-за смены точек зрения (Ghostfacers, интервью, цитаты из труда проф. Визьяк, etc).

Igrushka13, спасибо вам за историю, которую я не прочитала, а пережила! :beg:

Loki, ваш клип... мороз по коже и выброс адреналина! Не могу подобрать слова, кроме ЖЕСТЬ! :chainsaw: Восхитительно! :hlop:

_________________
Wasser, das unbekannte Wesen


18 дек 2011, 01:39
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Igrushka13
спасибо тебе за эту историю. Она ценна именно как смесь триллера и на фоне этого - спокойствия и практически бездействия. Здесь нет почти экшна, зато есть слухи, журналистские домыслы и легенда, красивая, злая, яркая и страшная.
Loki в своем репертуаре. Тормозной-разделители, баннер, видео и постеры - одно целое, неразделимое, прекрасное. :heart:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


22 дек 2011, 17:05
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 мар 2011, 23:34
Сообщения: 65
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Igrushka13, реально.... а вот рельно и все. С большим восклицательным !
Очень понравилась вампирская тема в Вашей интерпритации. Как-то все гармонично получилось. Надеюсь, "новая ночь вампирской легенды" получит свое продолжение. И, да, постеры Loki на 5+


27 дек 2011, 12:25
Профиль
озабоченный читатель

Зарегистрирован: 18 июл 2008, 21:29
Сообщения: 28
Сообщение Re: "Любой ценой", gen, Igrushka13, Loki
Я совершенно равнодушна к вампирской тематике, но эта история очень понравилась. Герои реальные, атмосфера передана великолепно - веришь, каждому слову. Спасибо!


01 янв 2012, 14:43
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.081s | 17 Queries | GZIP : Off ]