Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 14:33




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 87 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
"Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Изображение
Название: "Паутина"
Автор: Дония
Артер: Anarda
Пейринг: J2
Рейтинг: NC-17
Жанр: фентази-АУ
Предупреждения: АУ, кинки, пост-мпрег, болезнь/последствия травмы без внешних уродств
Саммари: Неловкость, боль и ночные кошмары оставила после себя первая встреча. Джареду предлагали всё забыть, но он отказался и вот уже почти два года упорно ищет своего мучителя, по крупинкам собирая информацию, находя и снова теряя след. Понимая, что месть не облегчит боли, он все же продолжает поиски. В чем хочет он убедиться, что пытается выстроить на пепелище когда-то нормальной жизни? На этот вопрос он сам не знает ответа.
Сиквел к фику "Паук"

От автора:
Хочу выразить бесконечную признательность моему дорогому артеру. Анарда, без тебя этого бы не было. Это огромное везение и невероятное удовольствие с тобой работать.
Erynia, Vaniya, 3112 - ваша поддержка и комментарии здорово меня мотивировали, люблю всех бесконечно :heart:
egorowna, ktj - любовь и поцелуи за помощь в вычитке
Дорогая Тэнки, спасибо за организацию феста и бесконечное терпение

Изображение

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 13:11, всего редактировалось 2 раз(а).

28 дек 2011, 00:16
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
«Иди ко мне, ты такой сильный, тебе понравится, я обещаю, разве ты видел кого-то прекраснее меня... »

Она пела, как дышала, сама её суть рождала мелодию и складывала в слова. Каждая клеточка тела вибрировала, наполняясь этой гармонией. Мужчина остановился в трех шагах. Они всегда так делают, восхищенные ею. Она тоже на миг замерла, впитывая его черты, запоминая его силу, любуясь несовершенством человека. А потом шагнула вперед, поднимаясь на цыпочки, коснулась одной ладонью колючей мужской щеки, а вторую положила ему на грудь, чувствуя, как быстро бьется сердце под тонкими пальцами. 

Он не улыбнулся, не обнял её, как делали все другие, грубо схватил за волосы, заставив выгнуться дугой. Боль разорвала грудь, обрывая песню, страшная, холодная. Вспышкой пронзило воспоминание о давней обиде. Больно - как тогда! За что? За что? Мир поблек и растворился. Последнее, что она слышала - скороговорка непонятных, но мучительно обжигающих слов.


Изображение

- А вот бусики, господин охотник, для дочки возьмите, - зазывал круглощекий, простоватого и одновременно хитрого вида торговец, рассыпая по прилавку яркие стекляшки.

- Да ей и двух лет не исполнилось, какие бусы? - Джаред отмахнулся, пробираясь сквозь толпу к книжным рядам.

- Ну, для жены-красавицы, - не унимался торговец. - О, какая, должно быть, женщина, раз чары огневицы пересилила!

- А может он отвар ведьминой травы выпил, - предположила бойкая черноволосая девица с лотком пирожков, сверкнув лукаво глазами.

- Да где ты, дурочка, такого видала, чтобы от силы своей мужицкой хоть на час добровольно отказался? - Воздохнула тощая носатая знахарка, от прилавка которой шел аромат трав, перебивающий все остальные запахи.

Джаред молча ускорил шаги. С одной стороны, правильно отправляться за покупками, когда весь городок знает, что ты герой, прикончивший тварь, пару лет наводившую ужас на местных жителей. А мужчины - те после заката вообще не рисковали нос из дому высунуть. Торговцы на раз снижали цену, а то и доставали прибережённые для кого-то лучшие товары. Ну а с другой - кажется, у него не осталось ни одной косточки, не облизанной сплетниками. 

Пополнив запасы водоотталкивающей пропитки для сапог и куртки, длинных, покрытых воском спичек, с которыми возни на порядок меньше, чем с огневым камнем, но и заканчиваются они несравнимо быстрее, Джаред заглянул к местной ведьме за зельем от простуды и мерзким на вид и запах порошком, состав которого знать совершенно не хотелось, но лучшего средства сбить со следа, преследующую тебя нечисть, не было. Поколебавшись, он приобрел еще кровоостанавливающее зелье и растирание от болей в суставах. Осень в этом году выдалась теплой и солнечной, но предательская сырость и холодный ночной ветер умудрялись пробираться под любую одежду. Неизвестно, когда в следующий раз удастся пополнить запасы, тем более у ведьмы была лицензия и даже диплом университета в рамочке на стене.

Оставалось только забрать у скорняка куртку, пострадавшую от зубов и когтей ятеса - мелкой, но злобной и упорной твари. Усталость и бессонная ночь на болоте давали о себе знать, внизу живота постепенно нарастала привычная тянущая боль. Шумная, многоголосая, многорукая и многоголовая толпа на рыночной площади раздражала всё сильнее, а от солнечного полуденного света, запахов еды, пряностей и пота перед глазами мелькали пятна, и к горлу подступала тошнота. Душный, но благословенно тихий полумрак лавки казался спасительным защитным кругом посреди темного, кишащего нежитью леса. Пока хозяин ходил в смежную мастерскую за курткой, Джаред тяжело опустил сумку на лавку и не в первый раз подумал, что ждет того момента, когда можно будет выйти на охоту. Лес, или горы, или пелийская степь - там не нужно притворяться, изображать, что у тебя всё в порядке. Если б от ночёвок под открытым небом не начинала болеть спина, в селения вообще можно было бы заходить только раз в месяц пополнить запасы. Воспоминания о последнем приступе радикулита всё еще заставляли скривиться. Похоже, на новое одеяло из шкур тоже стоит потратиться. Джаред без особого воодушевления перебрал несколько образцов на прилавке. Хорошая выделка стала в последнее время редкостью, а таскать за собой тяжелое и жесткое одеяло совершенно не хотелось. Но, похоже, придется, потому что лучшего все равно... Очередной образец выпал из дрогнувшей, разом ослабевшей руки, но Джаред тут же справился с собой.

- Прекрасная работа, - он ещё раз провел ладонью по мягкой и почти невесомой шкурке. Самый обычный, дешевый заячий мех в такой выделке прослужит много лет. 

- О, да! - с готовностью отозвался скорняк, выныривая из-за занавески, скрывающей дверь во внутренние помещения. - Господин охотник разбирается в шкурах! Редкая и дорогая выделка... Но на самом деле обошлось мне по две серебрушки за шкурку у одного траппера с Головы Разбойника. Сказал, что сам занимается добычей и выделкой, но может и соврал. Поди, украл где...

Сплетка шевельнулась в кармане, словно почуявшая дичь собака. Лицо скорняка вытянулось, рука потянулась закрыть рот.

- И давно это было? Может, кто разыскивает пропажу?

- Никто не разыскивает! Может и не соврал траппер, что сам добывает, - скорняк пожевал губы, мрачно глядя на Джареда, и скривился. - Он до сих пор частенько появляется, шкуры приносит. Хорошие шкуры, но с теми, что первый раз, не сравнится.

- Спасибо, - кивнул Джаред ошарашенному мужику, забирая свою куртку в обмен на плату. Тот явно не отошел от приступа откровенности и даже не пытался предлагать что-то ещё из своих товаров, опасаясь ляпнуть лишнее.

Руки дрожали от слабости. С помощью калиды можно заставить человека сказать правду, но силы это отнимает здорово. Увесистый сверток с трудом уместился в переполненной дорожной сумке. Перекинув через плечо широкой ремень, Джаред почувствовал, как усиливается боль внизу живота. Проклятие, придется таки брать самоходку. Он подумывал об этом уже давно, но каждый раз отказывался, не желая признавать собственной слабости. 

Как добрался до гостиницы, он не помнил. Боль заставляла сосредоточиться на том, чтобы переставлять ноги и удерживать сумку. Руки горели от прикосновения к кусочку меха. Тактильная память убивала четкостью образов, тело покрывалось мурашками, словно он снова чувствовал на обнаженной коже легкое тепло мехового одеяла в логове Паука. Воспоминания усиливали боль. Сколько не повторяй себе, что это только картинки из прошлого, в настоящем они бессильны, живот все равно сильнее сводило мучительными спазмами.

По счастью, гостиница располагалась недалеко от торговых рядов, и все равно, едва захлопнув за собой дверь комнаты, Джаред согнулся, прижимая и животу ладони. В глазах потемнело. Сумка грохнулась на пол, но ему было не до проверки, что же там жалобно звякнуло. Упав на кровать, кусая губы, чтобы сдержать стон, он на ощупь нашел в сундучке с зельями нужное и сжал пузырек в кулаке, не решаясь открыть. Прошло всего часов пять с последнего приёма, слишком рано. Только зависимости от обезболивающего ему и не хватает.

Сосредоточившись на дыхании, согнувшись, притянув колени к груди, Джаред попытался «пропустить боль через себя», но медитативные приёмы ему никогда не давались. Вытащив пробку дрожащими пальцами, он сделал глоток - настолько маленький, насколько смог - стиснул зубы, пережидая приступ тошноты, и расслабился, чувствуя как боль притупляется, становится далёкой и смутной. Он прекрасно знал, что это не выход, что зелье только снимает симптомы и ничего не лечит. Давно пора навестить Данниль, она обещала подумать над новым рецептом, но это означает еще как минимум две недели потерянного времени. Потом он обязательно заедет к ней, но сейчас есть вещи поважнее.

Боль отступила, позволив, наконец, распрямиться и глубоко вздохнуть. В пузырьке оставалось не больше трети. Такими темпами хватит ещё максимум на месяц. Джаред сунул зелье обратно в сундучок и за ремень подтащил к себе сумку, стараясь не напрягаться. По счастью ничего не разбилось и не просыпалось, но сомнительной прочности флаконы лучше было, не мешкая, переложить к остальным зельям. 

Закончив укладывать вещи и снаряжение так, чтобы в любой момент легко достать необходимое, Джаред вытянулся на кровати, собираясь пару часов поспать. Ночная охота, сегодняшняя вылазка в торговые ряды и очередной приступ вымотали, хотелось отрубиться на пару дней, забыв обо всем мире. Но сон не шел, от усталости и нервного напряжения мысли неслись скачками. После долгих месяцев неопределенности и топтания на одном месте, он чувствовал, что крепко держит след. Слова скорняка подтверждали его собственные вычисления и позволяли сузить зону поиска. Обычно в такие моменты страх перед нечистью превращался в пьянящее возбуждение. С самого детства Джаред выучил основное правило: ты победишь, если ты прав. Сомнения - приговор для охотника. Но именно сейчас он совершенно не представлял, что будет делать, когда найдет Паука. Порыв первых месяцев - просто посмотреть в глаза и потребовать объяснений - казался сейчас глупейшим бредом, порождением зависимости от яда. Джаред постоянно строил планы, как убить опасную нечисть, но на самом деле не был уверен, что справится один. А от мысли обратиться в гильдию, созвать ловчую бригаду, смотреть, как кто-то чужой будет вгонять острую сталь в тела его паучат, внутри холодело и хотелось блевать в ближайших кустах. Да и что изменится, если они умрут? Воспоминания не станут легче. Исправить можно только то, что ещё не случилось - это второе правило, которое с детства вдалбливал дед. Джаред сам себя не понимал, единственное он знал точно - он должен их найти, словно от этого станет легче, словно можно получить назад что-то важное, без чего он никогда не будет целым.

На ужин спускаться он не стал, от запаха мяса с тушеными овощами начинал ныть живот, и подкатывала тошнота. Попросив одну из девочек-горничных принести молока и хлеба в комнату, Джаред, смирившись, наконец, с необходимостью приобрести самоходку, вышел по боковой лестнице прямо на улицу, не заглядывая в шумный и прокуренный общий зал. Только попадись на глаза местным, придется придумывать убедительные отговорки для мужиков, от души зовущих выпить и закусить за удачное упокоение очередной нежити, простите боги. От алкоголя мутило не меньше, чем от мяса. Вечерняя прохлада очистила голову от лишних мыслей и уменьшила ломоту в висках. Чтобы успеть, пока не стемнело, проехать на пробу по окрестным полям, нужно было поторопиться. 

Городок был небольшой, но здешний гараж считался одним из лучших к югу от столицы. Мастер - средних лет, крепкий загорелый мужчина - уже начал опускать навес, но с готовностью спустился по приставной лестнице, на ходу вытирая руки промасляной тряпкой, когда Джаред его окликнул.

Солнечный свет, падавший через открытую крышу, и освещающие руны позволяли разглядеть мастерскую и стоянку, ряды самоходок разных моделей и назначений, от массивных, рассчитанных на большую семью, до крошечных одноместных, способных сравниться по быстроте передвижения с умелым путником. И хотя Джаред предпочел бы и дальше передвигаться на своих двоих, больше доверяя умению сворачивать тропы, укорачивать путь, но, глядя на летящие, стремительные даже в покое контуры спортивных самоходок, не мог бы сказать, что абсолютно не понимает, чего такого находят некоторые в этих механизмах. 

В основном самоходки были подержанные, но ухоженные и на первый взгляд в хорошем состоянии. Обычно их арендовали на время переезда, сбора урожая, поездок на осенние ярмарки, возвращая затем в гараж хозяину. Редко кто покупал сложные, часто капризничавшие машины. В основном это были купцы, перевозившие на самоходках товары, реже азартные любители гонок или богатые бездельники. Правда, Джаред был знаком с одним профессором, добиравшимся на самоходке из пригорода в университет на работу - он был настолько рассеян, сворачивая путь, что в результате мог оказаться в самом неожиданном месте, только не на своей кафедре. В итоге обеспокоенные родственники заставили его купить машину, запоминавшую дорогу. 

Джаред остановился возле легкой одноместной самоходки с просторным отделением для багажа. Простая на вид, без лишних выпендрежных наворотов вроде крыльев или музыкальных аппаратов. 

- Хороший выбор, - одобрил мастер, бережно погладив корпус. - Новая, позапрошлого года, хорошо обкатанная машина. Идет ровно, вертил слушается прекрасно. Хорошая девочка, очень надежная и вместительная, при этом не занимает много места.

Пока мастер выводил самоходку из гаража, попутно объясняя особенности управления, Джаред рассеяно кивал, пытаясь понять, почему сплетка во внутреннем кармане куртки снова пошевелилась, почуяв след.

- И часто у вас брали машину? - пытаясь нащупать правильный вопрос, он тянул время, медленно пристегивая ремни, несколько раз проверяя, как ложатся в ладони вертила. Калида нагрелась и потянула за цепочку на шее. Наверное, можно было бы вытянуть информацию в обычной беседе, что-что, а развязывать людям языки Джаред умел. Но боль в животе неотвратимо возвращалась, выматывая, вызывая раздражение и злость, так что болтать совершенно не хотелось. 

- Пару раз в месяц. Она быстрая, умная, даже пьяного довезет, обогнёт заросли и не врежется ни в дерево, ни в забор, ни в стену, - мастер охотно давал пояснения. - У меня раньше таких три было, потом одну купил траппер с Головы Разбойника. Уж больше года как. Иногда заезжает за деталями и патронами сольфы. Очень доволен машиной, ни одной поломки за всё время. 

- Шкуры привозит? Тут, кажется, неплохая торговля.

- Что-то не поделил он с нашими торговцами, они не хотят платить ту цену, что он запрашивает, он сбывает им шкуры похуже, лучшие увозит в Южные Ворота. Большой портовый город - цены выше, покупатели богаче, - калида работала вовсю, вытягивая информацию из мастера и силы из Джареда. - Ну и шепчется народ, что траппер тот не то из разорившейся знати, не то маг, изгнанный советом мудрецов и лишенный способностей. Говорят, даже не может укорачивать путь. Чего только не придумают! 

Джаред кивнул, чувствуя опустошение - все-таки выматывает работа с артефактами. Самоходка шла ровно, без тряски и стука, послушно отзывалась на движения вертил. Дорога ложилась под колеса так легко, что было сложно удержаться от попытки свернуть пространство, оказаться сразу на берегу Красной Реки, промчаться по краю обрывистого берега. Идиотом и самоубийцей Джаред не был, слишком большая скорость, слишком большая вероятность не рассчитать и попасть в чащу леса и застрять там, или утопить машину в реке. Потому запрещено укорачивать путь, когда управляешь самоходкой. Правда, привыкшие к власти над пространством люди нередко нарушали этот запрет, как правило, с печальными для себя последствиями. 

Только нежить и нечисть не умела укорачивать путь, хвала всем Богам. Иначе жизнь и охотников, и мирных жителей была бы на порядок сложнее и опаснее. 

Может не врут легенды, что самоходку изобрел оборотень?..

Джаред сначала планировал только отдать залог, а забрать машину перед самым выездом из города, но понял, что дойти обратно до отеля не сможет - слабость и боль не отпускали. Пришлось вяло, для вида поторговавшись, отсчитать шестьдесят золотых. Еще пару серебрушек придется отдать за стоянку у гостиницы, но сейчас на это было плевать.

Подняться в номер, не привлекая внимания не удалось. У дверей, по-простому присев на крыльцо, задумчиво попыхивая трубкой и заставляя выходящих удивленно вздрагивать, его дожидался городской судья. При виде Джареда он поднялся, выбил трубку и протянул руку. Джаред так же молча ответил на рукопожатие и подавил вздох. Джим не станет спрашивать, зачем самоходка и почему он отказывается от ужина и пива, но выводы сделает. Как сам Джаред никогда не спрашивает, почему Джим оставил охоту и осел в маленьком городке - эта работа выворачивает наизнанку. Профессиональное заболевание охотников - привычный вывих души, куда там ноющим костям и шрамам. 

Их стол оказался отгорожен от общего зала декоративной стеной, имитирующей густой виноградник. Пока служанка расставляла кружки и тарелки, Джим молчал. Джаред тоскливо смотрел на аппетитные кусочки тушеного мяса с овощами. На самом деле есть хотелось очень, но страх перед болью был пока сильнее. Ладно, чуть-чуть. Зачерпнув ложкой густого куриного супа, он осторожно проглотил, прислушиваясь к себе и усилием воли сдерживаясь, стараясь есть как можно медленнее, тщательно прожевывая каждый кусочек. 

- Даже не думал, что это может быть огневица, - Джим ничего не заметил или сделал вид. - Думал, русалки недовольны тем, что мы плотину поставили. Даже обсуждали в совете, не разобрать ли... 

Джаред кивнул, ловить русалок - самую многочисленную нечисть Канна - было занятием бесполезным. Одну поймал - завтра десять вылупятся.

- Это было самым логичным, только она всем жертвам шею сворачивала, - отложив ложку, он двумя руками вцепился в кружку и поднял взгляд на старого знакомого. - Не очень характерно для русалок, они, бывает, увлекаются, но целенаправленно душить и ломать шею... странно. Вот и подумал, что должно быть что-то другое. Иначе бы не полез. 

- Бедная девочка, - вздохнул Джим, одним глотком осушив кружку. Его руки чуть задрожали, а голос зазвенел злобой. - Её ударили в грудь ножом и задушили, вот и она отвечала тем же. Умереть в муках, бродить неупокоенной, потерянной, потому что пьяному подонку-отцу пришло в голову, что она не его дочь. 

- Вы нашли его? - спросил Джаред, деловым тоном заставляя Джима взять себя в руки и рассказать о проведенном расследовании. Кажется, он начал понимать, почему тот ушел из охотников. Да он и не уходил, просто начал охотиться на чудовищ, которых считал страшнее нечисти. 

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:22, всего редактировалось 2 раз(а).

28 дек 2011, 00:18
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
В маленьком городе пропадает не так уж много девочек от пяти до десяти лет. Сыскной страже даже не потребовалось поднимать отчеты. Нападения начались около трех лет назад. Примерно полгода занимает процесс перерождения. Аккурат три с половиной года назад убежала из дома, испугавшись родительской ссоры, шестилетняя дочка мельника. По крайней мере, так рассказали заплаканная мать и хмурый отец. Ребенка искали почти месяц, пока вернувшийся из столицы городской маг не определил, что девочки нет в живых. Тело не нашли и решили, что бедняжка стала добычей лесного хищника. 

- Как пообещали похоронить на неосвещенной земле, так сразу сознался. И что жену избивал, уличив в измене, и что дочке шею свернул, а после увез подальше в лес и закопал... Даже чем Тину запугивал, чтобы та молчала, рассказал. Тьфу, - Джим вздохнул, покачав головой. - Очень, надо полагать, не хотел встретиться после смерти с дочуркой. А что ей теперь сто лет дорогу в последнее пристанище не найти... Эх... - Махнув рукой, он залпом выпил очередную кружку пива. - Наставник мой повторял бывало, люди, мол, не плохие, просто идиоты. Но некоторые вещи просто глупостью не объяснить...

Джаред промолчал, да Джим и не ждал ответа. На языке вертелся неуместный вопрос, что будет, если столичная проверка узнает, как городской судья следует правилу не участвовать в расследованиях и оставаться беспристрастным. Старый охотник не дурак, сам понимает, на что идет. 

- Ты дальше в какую сторону? - Джим сменил тему так внезапно, что Джаред от неожиданности честно ответил.

- На Голову Разбойника.

- Выслеживаешь чего-то?

- Да нет, - опомнился Джаред. - Старого знакомого ищу. По делу.

- Осторожнее в лесу. Чувствую, пришло к нам что-то посерьезнее огневицы и расшалившихся русалок, - Джим подался вперед, понижая голос. Джаред вопросительно поднял брови. - Пришло года полтора назад и сидит тихо-тихо, никого не трогает, внимания не привлекает. Но вся мелкая шваль, домовые духи, лешие исчезли, словно испугались кого-то. И точно не русалок - те от реки далеко не уходят. И не огневицу - та просто хищная нежить без разума и воли, убивает тех, кто попадется без плана и умысла, да и нападать она начала гораздо раньше.

- Есть предположения?

- Если б были, прямо б и сказал, - развел руками старый охотник. - На моей памяти похожее было только раз, во время нашествия бездушных. Но тогда все было очевидно. Враг такой, что не заметить сложно. Да и духи не сами ушли, а твари, за неимением собственной души, поглощающие все более или менее разумные субстанции, попросту их пожрали. 

- Это нам еще не хватало, - Джаред в очередной раз почувствовал, как сильно устал. Боль в животе усиливалась, к тому же начинало тошнить. Он был уверен, что знал, что такое «посерьезнее огневицы и расшалившихся русалок» обосновалось неподалеку. Паук с выводком паучат - это более чем серьезно. Но озвучивать свои мысли он не стал. - Ладно, появятся какие-то идеи, шли «вестника».

Хотелось поскорее вернуться в комнату, принять зелья и отрубиться. Пришлось заставлять себя не спеша закончить разговор с Джимом, пообещать почаще заезжать и не только по делу, медленно, глубоко дыша, изо всех сил стараясь удержать внутри и без того скудный ужин, подняться по лестнице. Свободно вздохнуть удалось, только захлопнув за собой дверь, лихорадочно нашарив в сундучке пузырьки с зельями. Так, сначала противорвотное, потом обезболивающее. Джаред тяжело опустился на пол возле кровати, запихивая лекарства обратно трясущимися от облегчения руками. В такие моменты он сам не знал, чего хочет больше - убить Паука, или умолять сделать что-то, чтобы облегчить эти бесконечные мучения. Спайки, шрамы на внутренностях не позволяли нормально есть и пить, изнуряли болью. Как долго можно это выносить, не сойти с ума и не умереть от истощения? Как долго он сможет еще охотиться, прежде чем станет слишком слаб для жизни в лесу? 

В паучьем яде было что-то, что делало внутренности эластичными, позволяло им растягиваться, иначе Джаред не пережил бы и половины своей кошмарной... беременности. Как бы не было больно вспоминать, нужно называть вещи своими именами. Данниль утверждала, что Паук - не флакончик с ядом, нельзя открыть и вытащить нужное. Он выделяет больше сорока видов токсинов и их сочетаний, от пищеварительных до обезболивающих или, например, ускоряющих остановку кровотечения у жертвы, и управлять процессом может не всегда, дело в инстинктах и гормонах.

И как бы безнадежно не выглядела ситуация, в минуты тоски, сквозь приступы глухой злости и бешеного отчаяния, вспоминалось исступленное «прости» и казалось, что Паук поможет, обязательно захочет хотя бы попытаться. Джаред гнал эти мысли. Казалось унизительным и неправильным просить помощи у нечисти, у насильника, у того, кто тебя унизил, использовал. Но очередной приступ боли и непроходящая несколько дней тошнота, подводили всё ближе к той грани, когда ничто не имеет значения, кроме избавления от мучений.

Медленно стянув рубаху и штаны, Джаред нырнул под одеяло, свернулся, прижав колени к груди, и мгновенно провалился в сон. 

Она курила в форточку витражного окна в Башне Прорицателей. Зеленое платье из тяжелого шелка было расстегнуто на груди чуть сильнее, чем позволяли приличия. Изумрудный кулон со знаком пифии удобно пристроился в ложбинке между грудями. Подол закатан и подвязан, видимо, чтобы удобнее было карабкаться на высокий подоконник. Косые струи дождя били в стекло, она жмурилась, когда капли попадали на лицо и закрывала сигарету от воды ладонью. Докурив, она выбросила окурок в окно и кому-то весело подмигнула.

Настоящих прорицателей у роду у Джареда не было лет сто, но обрывочные видения, так или иначе относящиеся к ключевым, поворотным моментам жизни, посещали почти каждого Падалеки. Пользы от них было чуть. Лет с шестнадцати Джаред знал, что его дочь будет пифией достаточно сильной, чтобы её приняли в Башню, но в видении ничего не указывало ни на время, ни на обстоятельства её рождения. В первый раз после долгого перерыва виденье явилось, когда он метался в лихорадке в доме Данниль, и с тех пор повторялось, напоминая и чего-то требуя. Но чего именно? Он должен её найти? С Женевьев у них детей так и не случилось. Своих случайных подружек Джаред навестил, ни у одной из них не было дочки подходящего возраста. Оставался только одни вариант, в который верить не хотелось. Ещё одна причина найти Паука и убедится, что среди выводка маленьких монстров нет его дочери.

Джаред собирался выйти перед восходом, чтобы успеть проделать большую часть пути пока светло, но, проснувшись, с удивлением обнаружил, что уже миновало время завтрака. Ещё один день ждать не имело смысла, да и внутреннее чутье подгоняло. Так что, поставив сумку в багажное отделение самоходки, перехватив на кухне сладкого чая и краюху белого хлеба, Джаред отдал ключи от комнаты и вывел самоходку на тракт.

Привыкнуть к новому способу передвижения оказалось не очень просто. Стоило чуть ослабить внимание, и самоходку встряхивало от неосознанной автоматической попытки укоротить путь. Джаред ругался и старался не отрывать глаз от дороги. Выпутываться из зарослей колючего кустарника, что разросся по обочинам, совершенно не хотелось. В принципе, если следовать тракту и укорачивать путь только на видимое глазу расстояние... тоже неудобно. Наверное, так чувствуют себя утки, которым хозяйка подрезала крылья. Но стоило вспомнить давешний приступ боли, и порыв пойти своими ногами сразу пропадал. 

Голова Разбойника называлась так потому, что видом своим напоминала бородатого одноглазого мужика с лихой повязкой на голове и растрепанными короткими волосами. Года четыре назад большой пожар уничтожил часть леса, с тех пор разбойник приобрел плешь от виска до затылка с правой стороны. Географы относили гору к Рыбьему Хребту, но на самом деле она стояла обособленно, чуть в стороне. Алые лучи заходящего солнца делали плешь похожей на кровоточащую рану.

Ночевать пришлось в лесу. Привычно устраивая себе лежанку из лапника и с досадой вспоминая, что новое одеяло он так и не купил, Джаред подумал вдруг, что ночевать бы в любом случае пришлось в лесу - не в логове же Паука, даже если бы он до него добрался засветло. Странные штуки выкидывает сознание. 

На следующий день с широкого тракта пришлось свернуть на горную дорогу. Скорость сразу уменьшилась, пропала какая-никакая возможность укорачивать путь - слишком уж сильно петляла тропа, поди угадай, что там за поворотом. Свалишься с обрыва, и только падальщики лесные будут знать, где твои кости. На первой же развилке Джаред достал свивку и подбросил в воздух. Захлопав крыльями, она на миг зависла почти неподвижно, выбирая путь, и уверенно свернула налево. Через пару часов и четыре развилки дорога исчезла, и самоходку пришлось оставить, прикрыв лапником от непогоды и случайных глаз. Почувствовать под ногами путь поначалу казалось не просто облегчением, настоящим удовольствием, но уже через два часа перед глазами запрыгали мушки, сразу вспомнилось, что из-за страха перед болью последний раз нормально поесть удалось больше суток назад. Сумка оттягивала плечо, заставляя дополнительно напрягать мышцы спины и живота, в кишках урчало, напоминая, что боль ушла не навсегда. Джаред готов был рассмеяться - хорош охотник, но только сжимал зубы и старался не потерять из виду свивку, то и дело пропадавшую за деревьями. 

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 28 дек 2011, 00:41, всего редактировалось 1 раз.

28 дек 2011, 00:19
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Лес закончился внезапно. Джаред вышел на покрытую густой травой поляну, на которой стоял добротный каменный двухэтажный дом с пристроенным к нему амбаром, птичником и загоном для овец. Свивка покружила над крышей, вернулась к Джареду, опустилась в протянутую ладонь и исчезла, оставив после себя облачно пыли. Её миссия была закончена. Вот только мирное человеческое жильё - последнее, что ожидал увидеть Джаред. Пещера, паутина, нора в лесу - это всё где? Может, свивка ошиблась? Подойдя к двери, Джаред с облегчением сбросил сумку на крыльцо и постучал. Никто не ответил, хотя дом казался обжитым. Обойдя вокруг, заглянув в окна, он ещё сильнее убедился, что где-то ошибся. А может логово Паука по соседству? Или под землей, а выход дальше в лесу? Стоит, наверное, дождаться хозяина и поспрашивать, не встречалось ли тут чего необычного. 

Опустившись на крыльцо, Джаред привалился спиной к двери и устало закрыл глаза. Но ведь, с другой стороны, Паук много лет жил с людьми, Данниль до сих пор сильно расстроена его решением уйти в лес. Может он воспитывать детенышей как человеческих детей?

За спиной что-то зашуршало, Джаред оглянулся, но ничего подозрительного не заметил, странный звук тоже затих. Но, снова прислонившись к двери, он вдруг почувствовал, как она поддается, открывается внутрь.

Охотничьи навыки сработали безукоризненно. Ножи словно сами скользнули в руки. Бесшумно вскочив, Джаред выждал пару секунд, прижавшись к стене.

- Эй, хозяин? - ещё раз окликнул он, не очень надеясь на ответ. Из дома не доносилось ни звука, даже постоянного шуршания мелких домовых духов на чердаке не было слышно. От страшной догадки словно выморозило. Такая тишина бывает в селении после нападения нежити. Если это не логово Паука, но его семейство все же тут побывало? - Есть кто живой? 

Толкнув дверь ногой, Джаред скользнул внутрь, готовый в любую секунду ударить или метнуть нож. Но комнаты встречали прохладным полумраком и тишиной, ни малейшего движения, ни шороха. Широкие сени и пять больших комнат, обставленных простой и старой, но прочной и добротной мебелью, были пусты. Ни следа борьбы, обычный беспорядок жилища, где обитает семья с маленькими детьми - кривовато заправленные две широких кровати в самой большой и светлой комнате, деревянные и сшитые из лоскутков игрушки, кучей лежащие в открытом сундуке - кого-то тут пытались научить прибирать за собой, но, судя по огрызкам яблок и ореховым скорлупкам под кроватью, не очень успешно. Гостиная с камином и тяжелыми креслами, небрежно брошенным на спинку пледом, спальня с широкой кроватью - казались обжитыми, настораживало только отсутствие хозяев. 

Но кто-то же его пустил. Паук бы не стал открывать двери и прятаться, это просто нелепо.
Большая печь на кухне еще хранила тепло, Джаред опустился на застеленную овечьей шкурой широкую скамью, автоматически перебирая пальцами мех. Он никогда не спутал бы эту выделку с чем-то еще. Но где же они? Логика подсказывала, что где-то рядом. Прячутся за печкой и под лавками, наблюдая за Джаредом? Чего-то ждут? 

Он еще раз обошел дом, прислушиваясь, заглядывая в углы, под кровати, за шкафы. Но тот, кто его впустил, затаился так надежно, что даже опытный охотник не ощущал чужого присутствия. Третий раз, оглядывая спальню, Джаред остановился напротив большого, в полный рост, зеркала в тяжелой деревянной раме. Хмуро, почти с ненавистью, оглядел свое отражение, недоумевая, как люди не пугаются его тяжелого, больного взгляда на осунувшемся лице. Этого нельзя спрятать под одеждой. Почему от него не шарахаются? Или люди настолько слепы и не замечают? Обругав себя, он отвернулся, не хватало еще застыть тут воплощением идиотизма, пялясь в зеркало. И тут он почувствовал запах. Слабый, едва ощутимый, лесной, осенний - сухая листва, тяжелый дух лесного зверя и пряное, терпкое, определение чему Джаред подобрать не мог. От узнавания на миг закружилась голова. Ощупав несколько раз руками раму, Джаред нашел потайной рычаг, который привел в движение чуть ли не полстены, открывая широкий проход с лестницей, ведущей под землю. Пришлось вернуться за спичками и прихватить свечу с каминной полки. Спустившись по ощущениям куда-то под дом, Джаред оказался в широкой пещере. Запах постепенно усиливался, становясь отчетливым, от него горело в груди, воспоминания превращали воздух в раскаленную лаву. Стены пещеры были покрыты толстым слоем паутины - местами белоснежной, местами сероватой или желтоватой, потемневшей от времени. Ужас скрутил вдруг внутренности осознанием. Идиот, ну какой же идиот! Задыхаясь, едва слыша свое бешено колотящееся сердце, Джаред рванул по ступеням вверх, понимая, что сам себя загнал в угол. Если проход окажется закрытым, винить кого-то, кроме себя, будет невозможно. Зачем нужно было лезть в откровенную ловушку? 

Остановился Джаред только на крыльце, сгибаясь от боли в животе. Никто не закрыл вход в подземное логово, никто не задвинул обратно зеркало, чудовища не полезли из всех углов. Приступ неконтролируемого ужаса прошел, оставив горечь во рту и слабость в коленях. От физического напряжения внутренности скрутило мучительными спазмами, зря он такими прыжками несся по ступеням. Опустившись на крыльцо, он раскрыл сумку, достал сундучок с зельями, после секундного колебания сначала достал то, что от тошноты. Обезболивающего и так оставалось мало, не хватало еще выблевать, едва глотнув. 

Собственная реакция обескураживала. Джаред понимал, что боится, страх перед сильным противником - самая нормальная реакция. Но он думал, что сложнее будет не пороть горячку, справиться с гневом, тлеющей в глубине души яростью. Отчаянного ужаса при виде паучьего логова он не ожидал. 

- Ты?! - Джаред вздрогнул, оборачиваясь на глухое восклицание. Там, где тропинка, ведущая к дому, делала поворот и огибала заросли кустарника, напряженно замер Паук, хищный и опасный даже в человеческом обличье. Пару секунд он потрясенно смотрел на Джареда, затем скинул с плеча дорожную сумку и бросился в дом. Джаред только успел отшатнуться, запоздало вскочил, снова вынимая ножи.

Не прошло и минуты, как Паук возник в проеме двери. Настороженный и напряженный, он молча жег взглядом, загораживая вход. Джареду оставалось только смотреть в ответ. Он прекрасно понимал, как выглядело его появление на пороге этого дома - распахнутые двери, открытый тайный ход в логово. Логично было решить, что он пришел по следу, чтобы открыть сезон охоты на пауков, разорить семейное гнездо монстров. Возражать и оправдываться казалось неуместным, тем более что сам Джаред не был до конца уверен, что здесь не как охотник. Молчание становилось все более напряженным, Паук поджал губы. Что он хотел спросить - зачем Джаред пришел, или почему не захотел стереть страшные воспоминания, когда Данниль предлагала? Или сразу начнет возмущаться вторжением и обвинять? Пусть попробует, Джареду есть, что высказать в ответ, но вот начать разговор первым? Мучительный поиск нужных слов, которые не превратили бы дерьмовую ситуацию в катастрофу, мгновенно вызвал головную боль. Ни один не мог решиться нарушить молчание. 

Изображение

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:23, всего редактировалось 2 раз(а).

28 дек 2011, 00:20
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
- Давай сразу все выясним, - Паук произнес это вроде бы тихо и медленно, но Джаред вздрогнул от неожиданности. - Пока я жив, я никому не позволю им навредить. Даже тебе. 

Кому «им» Джаред понял сразу. В груди похолодело, от одного упоминания паучат. Думать о них было всегда больно и неловко, но сказанное вслух словно делало их на порядок реальнее.

- Убивать меня тоже не советую, - все так же медленно и четко продолжал Паук. - Без меня они разбегутся по лесу и станут совершенно неуправляемыми. Выловить всех вы не сможете, если уж ты обшарил дом и никого не нашел. 

- Почему я должен тебе верить? - тихо спросил Джаред, желание отвести взгляд боролось с необходимостью не выпускать противника из вида.

- Ты и не должен. Просто знай, что я никому не позволю убить меня или моих детей, - сквозь холодную отстраненность мелькнуло что-то странное, болезненное, едва заметное даже не отрывавшему взгляда от противника Джареду. 
- Даже тебе, - повторил Паук после паузы. 

Джаред молчал, не зная, что на это ответить, и чувствуя разрастающуюся пустоту внутри. Он рассчитывал на споры и взаимные обвинения, на выяснение отношений, возможно на драку. Эту холодную отстраненность он почему-то не ожидал, и теперь не знал, что делать. Стоит ли пытаться её сломать, и если да, то как? Откуда вообще взялась идея найти Паука? Очевидно же, ничем хорошим это кончиться не может.

- Я хочу их увидеть, - Джаред убрал ножи, показывая, что не намерен никому вредить, но и понимая, что это в любом случае плохая защита от целого семейства нечисти. - Данниль несколько раз повторила, что они и мои тоже. 

- Они монстры, Джаред, - все так же ровно сказал Паук, но Джареду на миг стало жарко. Паук никогда ещё не называл его по имени, Джаред решил, что тот забыл, если вообще помнил. За те месяцы в логове они толком не разговаривали. - Мы монстры, которые только притворяются людьми. Я могу их контролировать, пока они не научатся сами. Они не хотят тебя видеть - ты же был в доме, они тебе не показались. 

- Но они меня впустили. Я не вскрывал замок, они сами открыли мне дверь, - Джаред набрал в грудь воздуха и добавил, - Дженсен...

Голос сорвался, имя сорвалось с губ неловко, оставив за собой привкус горечи, ощущение чего-то неправильного, холодного и скользкого, как рыбья чешуя. Неуместно и глупо. Все вообще глупо.

- Не важно, - выдохнул Паук, отступая в сени. - Мы ни до чего не договоримся. Если хочешь жить, уходи, иначе мне придется тебя убить. 

- И твои сожаления не важны тоже? - злость, наконец, проснулась в груди, мгновенно поднявшись кипящей волной. - Что ты за монстр, что не решился бросить меня подыхать с вывернутыми наружу кишками? Ты представить себе не можешь, как это было... Ты ждешь, что я действительно просто так уйду?

- Десять лет. Дай мне десять лет, - от этого спокойного тона Джареду хотелось завыть, ему казалось, они говорят о совершенно разных вещах, абсолютно друг друга не понимая. - Столько нужно, чтобы мои дети научились выживать, не привлекая к себе внимания. Потом я найду тебя и позволю сделать всё, что ты захочешь. 

Джаред отшатнулся, чуть не свалившись с крыльца. Неправильность всего происходящего, обреченность и решимость в глазах Паука вызывали оторопь. Тот ведь и правда придет и не пикнет, не дернется, даже если Джаред будет резать его на кусочки. Мнение самого Джареда, похоже, никого не волновало. 

Не говоря ни слова, Джаред перекинул сумку через плечо, не позволив себе скривиться от боли, скрутившей внутренности. Просить помощи у этого... существа, казалось самым неуместным и глупым, что только можно придумать. Джаред медленно пошел прочь, стараясь не вздрагивать и держаться прямо. Все, история закончилась. Паук не станет оставаться в обнаруженном логове, исчезнет вместе с паучатами, и второй раз найти его будет гораздо труднее. Десять лет? Джаред рассмеялся бы, если бы ему не было так больно.

Убедившись, что его больше не видно из дома, он уронил сумку на землю, тяжело опустился рядом, согнувшись, хватая ртом воздух. Нужно срочно принять зелье, но непослушные пальцы все никак не могли нащупать нужное. Пришлось подтянуть сумку ближе, собрать в кулак остатки воли и один за другим перебрать перепутавшиеся пузырьки, пока не нашлось обезболивающие. От первого глотка желудок, словно огнем обожгло, накатила тошнота. Несмотря на принятое до того противорвотное, Джаред с трудом удержал зелье внутри. Постепенно боль слегка притупилась, но так и не прошла - видимо привыкание, которым все грозилась Данниль. Сделав еще глоток и переждав тошноту, Джаред поднялся, снова взял сумку и направился туда, где оставил самоходку. Дорога оказалась сложнее, чем он помнил. Сказывались усталость и боль, да и сознание было затуманено зельем. 

Уже давно стемнело, когда Джаред добрался до машины. Опустившись в изнеможении на тропинке, он привалился спиной к ближайшему дереву. Нужно было устраиваться на ночлег, хотя бы забраться в кузов самоходки, если разбить лагерь сил все равно не хватит. Кажется, он начал убирать лапник. Он даже был уверен, что надевал меховую куртку для большего тепла. А потом оказалось, что он так и сидит на земле, вцепившись пальцами в завязки на сумке. Или все-таки уже устроился в багажнике? А может, он никуда и не ходил, а на самом деле ехал с родителями на ярмарку, как всегда уснул по дороге, и отец осторожно, чтобы не разбудить, переносит его с заднего сидения в гостевую спальню теткиного столичного дома. Холод и жар вокруг словно издевались, меняясь с лихорадочной быстротой. Он заболел? Сквозь вязкое забытьё чувствовалось, как кто-то стягивает неприятно мокрую одежду, растирает горячим и сухим. Острая боль пронзает грудь, Джаред помнит это ощущение - острые укусы Паука, жгучий яд, разливающийся под кожей, онемение мышц, так что больно и трудно дышать. Сверху наваливается тяжелое тело, заставляя раздвинуть ноги. Боль от вторжения пронизывает, так что туман, мешающий видеть, на миг рассеивается. А может и нет, эти безумные, полыхающие зеленью глаза, наверное, тоже порождение бреда.

Приступ тошноты скручивает внезапно, Джаред корчится над каким-то ведром, проклиная Чада и дурацкую традицию отмечать выпивкой и травкой любое гребаное событие: от не сданного зачета, до перевода на следующий курс. Чьи-то руки придерживают за плечи, не давая рухнуть лицом в собственную рвоту.

- Ты урод, ты знаешь это? - хрипит Джаред между приступами. Чад только вздыхает, опять он, поганец, как огурчик после пьянки. - Почему мне плохо, а тебе нет? 

Ко рту подносят кружку с восхитительно холодной водой. Прополоскав рот от мерзкого вкуса, Джаред делает несколько жадных глотков, чувствуя, как тошнота отступает.

- Зато тебе, суке, теперь со мной возиться, - мстительно добавляет он, расслабляясь. Пусть Чад, если хочет, тащит его до кровати. Хотя, с того станется просто бросить его на полу в уборной. Джареду сейчас все равно, ему хочется спать, не важно где. Но, похоже, его все же уложили на что-то мягкое и теплое. Горячая ладонь легла на живот, осторожно поглаживая, унимая мерзкое кручение-урчание. Чад на такие нежности не способен по определению, отмечает Джаред отстраненно, уже проваливаясь в сон. С кем же он так набрался? 

Проснулся он от отсутствия боли. Звенящая легкость в теле была настолько непривычной, что вырвала из сна. Открыв глаза, он пару минут рассматривал беленый потолок, не в силах понять, где находится. Последнее, что помнилось относительно четко, как он пытался не потерять ориентиры в лесу и выйти к самоходке, а не в пасть к какому-нибудь хищнику и не в канаву.

С трудом сев, Джаред огляделся, покрываясь холодным потом. В окно смотрела луна, заливая комнату серебристым светом, искажая очертания предметов, но Джаред узнал спальню в доме Паука. Попытка встать показала, что руки-ноги слушались плохо. Кожа на груди горела, прижав ладонь, Джаред ощутил над соском припухлость от укуса. Воздух стал тяжелым и вязким, забил легкие, не позволяя сделать вдох. 

Как быстро удалось побороть приступ паники, он сказать не мог. Время словно остановилось, пока он корчился на кровати в бесполезных попытках вскочить и бежать прочь. Слабость и частичный паралич мышц от паучьего яда, в сочетании с неконтролируемым нервным возбуждением не давали скоординировать движения, Джаред даже не свалился с кровати, только сбив комом одеяла. Лежа в тишине и успокаивая дыхание, он старался не думать, что все это значит. Вспоминать, что же случилось, не хотелось совершенно, уйти не позволяла слабость, усилившаяся после приступа паники. Этот дом, чужая одежда на Джареде, отсутствие боли - все требовало каких-то объяснений, но что-то внутри трусливо не хотело знать подробностей. 

Паука не было, но Джаред чувствовал, что не один. Беззвучно колыхавшиеся по углам тени принадлежали живым существам. Они наблюдали, медленно кружили вокруг. Джареду казалось, они должны быть холодными и колоться, если их коснуться. Круглые, огромные глаза поблескивали в серебристом лунном свете, подчеркивающем тусклыми бликами контуры черных тел. Сердце замерло, когда один из них, приблизившись, запрыгнул на живот и принялся по-кошачьи топтаться, устраиваясь поудобнее. Наконец, он поджал все восемь мохнатых лап, тяжелым клубком прижимаясь к груди. Джаред чувствовал через тонкую ткань рубахи прикосновение острых коготков. Тело начинала колотить мелкая дрожь, по рукам побежали ледяные мурашки. Остальные медлили еще несколько секунд, прежде чем присоединиться к брату. Еще один паучонок устроился на животе, забравшись под рубаху. Он тоже дрожал, прижимаясь к прохладной коже. Шерстка на брюшке и лапах оказалась неожиданно мягкой, а маленькое тельце горячим, как печка. Джаред задохнулся от этих ощущений, а с боков уже прижимались остальные детёныши. Сам не зная как, он вдруг понял, они принюхиваются и... прислушиваются. К его дыханию и ритму его сердца. И они его узнали. Вспомнили, а может и не забывали никогда. 

Страх прошел почти полностью. Тяжесть паучат, поудобнее мостившихся на Джареде и вокруг, казалась странной, непривычной, но руки сами потянулись прикоснуться, зарыться пальцами в шерсть детенышей. Чувство реальности плыло, размывалось. Он так устал, а теперь еще и это... что «это» он не успел сформулировать, снова засыпая.


След привел в колючие заросли дикой малины. Джаред присел на корточки, всматриваясь в переплетение покачивающихся ветвей. Ничего не выбивалось из привычного смешения запахов и звуков: ветер шуршал листвой, где-то кричали птицы, лениво стрекотали какие-то насекомые, пахло ягодами, прошлогодней прелой листвой, грибами - самый обычный летний вечер в лесу. 

«Эй, я знаю, что ты здесь», - он сурово свел брови, но этот жест пропал впустую. Громкий визг чуть не заставил подпрыгнуть, на спине кто-то повис, обхватив за плечи. Джаред перекинул нападавшего через плечо, покружил, уронил в траву, щекоча. Загорелая зеленоглазая и веснушчатая девочка визжала, брыкалась, и хохотала, уворачиваясь от щекотки. Потом обвила руками за шею и затихла, прижавшись всем телом и положив голову Джареду на плечо. Рубашка её была перепачкана малиновым соком, в дырки на штанах выглядывали расцарапанные коленки. 

«Ну, где ты так долго был? - радостно-сердито-обиженно-счастливо спросила девочка, поднимая перемазанное малиновым соком лицо. - Расскажешь?»

«До дома дотерпи, егоза...» - рассмеялся Джаред...


… и проснулся. Девочка из видений сидела рядом на кровати и смотрела на него с любопытством исследователя. Светлые растрёпанные волосы торчали в разные стороны и, похоже, ни разу в жизни не встречались с расчёской. Да и одеть ребенка не помешало бы, как бы не было тепло в доме, всё же осень и бегать голышом грозило простудой. Девочка выглядела старше, чем должна, но Джаред ни секунды не сомневался - это его дочь, он так часто видел её во сне, что не мог не узнать. Наверное, они... паучата быстрее растут. Девочка неловко улыбнулась и протянула руку, но так и не коснулась, застыла, широко распахнув зеленые глаза и приоткрыв рот. 

- Привет, малыш, - улыбнулся Джаред, осторожно садясь в кровати. Девочка отшатнулась и замерла, по-звериному почти к плечу наклонив голову. - Тебя как звать? 

Она молча шевелила губами, всё так же пристально глядя на него, так что по позвоночнику прошел противный холодок.

- Тебе не холодно? Где твоя одежда? - спросил Джаред, не в силах понять, что с ребенком и как помочь. - Как твоё имя, детка? 

- Никак, - раздалось неожиданно громко и резко. Паук со странным выражением лица застыл в проёме двери. Девочка вздрогнула и повернулась на голос, неловко и скованно двигаясь. - У неё нет имени. 

Злость на Паука мгновенно смыла вспышку страха - после той демонстрации заботы о семье его дети растут как дикие звери. Даже домашним животным положены клички. Джаред вскочил было, подброшенный яростью, но ноги подкосились от слабости и он рухнул на пол возле кровати.

- Ты... ты... - слова распирали горло, хотелось ругаться, но ужас в глазах маленькой девочки заставлял давиться грязными словами.

- Тссс, не бойся, - совсем иначе, мягко и ласково прошептал вдруг Паук, подходя одним плавным движением. Подхватил ребенка на руки, уткнувшись на секунду лицом в лохматую макушку. А потом опустился рядом с Джаредом и поднял на него лихорадочно сверкающие глаза. - Она ещё не превращалась. Это первый раз. Поэтому у неё ещё нет имени.

Голос звучал подчеркнуто ровно, и Джаред, наконец, понял, что видит на лице Паука - изумление пополам с облегчением, от которого больно. От этих эмоций, от внезапного, острого осознания в груди стало горячо, пусто и горько-сладко. Имя, которое хотелось забыть, рвалось с губ, крутилось на языке, так что рот наполнился слюной. «Дженсен»... Джаред сглотнул, закрывая глаза, отворачиваясь, чтобы ослабить интенсивность ощущений. Это неправильно. Они не друзья, не любовники.

Когда он снова открыл глаза, комната была пуста.

Чистую рубашку со штанами Паук оставил на стуле возле кровати. Сумки с вещами нигде не было, и оставалось только надеяться, что он не бросил её в лесу, а хотя бы убрал в самоходку. Ведь понятно же, что именно Паук подобрал Джареда и притащил в дом. И что-то с ним сделал. Боль так и не вернулась - слегка знобило, слабость замедляла движения, всё ещё хотелось спать - но без скручивающих и выворачивающих внутренности спазмов было ошеломляюще хорошо. Из спальни был выход в ванную комнату, а значит, чтобы справить нужду и вымыться, не нужно было выходить на двор, и это тоже было хорошо. Дальше загадывать просто не было сил. Конечно, доверять Пауку он не собирался, но от одной мысли, что мучения могут вернуться, накатывал приступ паники, а Паук знал, как избавить от боли.

Чтобы нагреть воду, пришлось использовать один патрон сольфы. Расточительно, конечно - заряжать их та ещё морока - но Джареда всё ещё знобило, и мыться в холодной ванне было просто невыносимо. События прошлой ночи оставались словно в тумане, но догадаться, что произошло - не так уж сложно. Ранки от укуса на груди покалывало от мыльной пены, в промежности щипало и горело - незначительный дискомфорт, поначалу почти незаметный в оглушающем и блаженном отсутствии боли в животе - Джаред хотел бы испугаться, ужаснуться, почувствовать отвращение, но на душе было странно спокойно. Словно вместе с привычными мучениями пропала опора из гнева и страха, придававшая решимости, помогавшая двигаться вперед, не опуская рук. Или виной душевному раздраю тот взгляд Паука на ребенка - нежность-боль-радость-удивление? Такие человеческие, понятные, пробивающие насквозь эмоции... 

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 28 дек 2011, 00:43, всего редактировалось 1 раз.

28 дек 2011, 00:21
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Думать о том, что же теперь делать, откровенно не получалось. План не желал складываться дальше «вытереться, одеться, посмотреть на детей» - почему-то сейчас не хотелось называть их паучатами. Джаред яростно растерся колючим полотенцем, пытаясь вернуть мыслям четкость. С такой кашей в голове соваться к Пауку было не просто глупостью - самоубийственным идиотизмом. Но выбора всё равно не было.

Штаны и рубашка были чуть широковаты, но сели почти идеально, словно на него сшиты, только по старым меркам, до Паука, до болезни. Ткань мягкая и крепкая. Джаред не мог не думать, случайность ли это или его всё-таки ждали. Не знал, как относиться к идее, что могли ждать. Нет, ерунда, не может быть - он просто еще не пришел в себя. 

В коридоре вовсю шло строительство логова из табуреток, странно изогнутых деревянных инструментов и нескольких шкур. Три пары любопытных глаз испуганно уставились на Джареда. Он тоже застыл, не желая напугать резким движением. Мальчишки выглядели совсем обычными: растрепанные, загорелые, с царапинами на носу, неуловимо похожие на племянников - детей старшего брата. 

- Привет, - негромко сказал Джаред, медленно присаживаясь перед конструкцией и, приподняв край шкуры, заглядывая внутрь. Из темноты высунулась еще одна физиономия, тоже загорелая и с исцарапанным подбородком. В руках ребенок удерживал вырывающегося, недовольно мяукающего кота. Понятно, откуда царапины. - Что это вы делаете? 

- Дом для Счастливчика, - радостно завопил мальчишка и для пущей наглядности потряс совсем не выглядящее счастливым животное.

- Хм... - Джаред задумчиво почесал затылок. Кот издал приглушенное, злое урчание, нервно дергая хвостом. - Кажется, он не хочет тут жить. Он хочет погулять.

- Хочет, - уверенно заявил тот, что с родинкой на щеке. И закивал для пущей уверенности.

- Мы его привяжем, - нашел выход другой мальчишка, самый лохматый и посветлее братьев.

Джаред не сразу сообразил, что ответить мелким мучителям кошек.

- А отец ваш знает, чем вы тут занимаетесь?- не придумав ничего лучше, спросил он, наконец.

- Тссс! - громко прошептал тот, что держал кота, и снова залез под шкуру.

- Он занят, - заговорщически вытаращил глаза самый светлый.

Джаред улыбнулся и покачал головой. И впрямь очень похожи на племянников - шебутные и непослушные, с ними наверняка так же непросто справиться. Было бы легко привыкнуть, что эти малыши - его. Но для этого надо как-то договориться с Пауком, убедить, что не собирается причинять вред детям.

- Та-а-ак! - раздалось над головой, и все замерли, повернувшись на голос. Стоя посреди коридора, Паук разглядывал конструкцию и всё сильнее хмурился. Мальчишки с испуганными вскриками попрятались под шкуры. Раздался истошный мяв, из кучи выскочил несчастный Счастливчик и, загребая лапами на крутых поворотах, умчался куда-то в глубину дома. Паук вздохнул, присел на корточки рядом с Джаредом, поднял пушистый край ближайшей шкуры. - Это Кристиан, Томас, Стивен и Михаэль, - сказал он с выражением, от которого захотелось посмотреть в глаза, позвать по имени - «Дженсен». Даже когда голос зазвучал стальными нотами безапелляционного приказа: - И они сейчас же отнесут табуретки на кухню, а шкуры в мастерскую и не будут оттуда больше ничего брать без разрешения. Ясно?

Дети неуверенно закивали. Глядя на несчастные лица, хотелось разрешить им играть, во что хотят, но Паук только погрозил пальцем, поднимаясь, и кивая Джареду. 
- Идём, пока тут наводят порядок.

- Они же маленькие ещё, что там они понимают? - Джаред оглянулся на расстроено-сопящих детей. - Да и как они такие тяжести утащат? 

- Как притащили, так и утащат, - пробурчал недовольно Паук и снова вздохнул. - Не волнуйся, сил у них хватит. И понимают они всё... Это же не человеческие дети.

Джаред еще раз оглянулся, убедиться, что мальчишки без труда справляются со шкурами, и пошел за Пауком, свернувшим на кухню,из-за двери которой тут же раздалось ворчание и громкое чиханье. 

- Ну что ты будешь делать? На секунду оставить нельзя, - совершенно спокойно, разве что слегка замучено, бормотал Паук, отряхивая рубашку и ладошки дочери. В воздухе белой пылью висела мука. Девочка с интересом рассматривала цепочку следов от босых ног и маленьких ладоней, тянущуюся от мешка в углу по всему полу. 

- Помочь? - Джаред с трудом удерживался от смеха. Нервное возбуждение сменялось усталостью и апатией в самом непредсказуемом ритме.

- А смысл? Её ещё накормить надо, так что она и сама испачкается и всё вокруг извозит в каше, - Паук усадил ребенка на стул, полотенцем снял крышку с кастрюли. Поймал взгляд Джареда и махнул рукой в сторону скамьи. - Не стой в дверях. Есть будешь?

Казалось странным, неправильным и неестественным слышать это от Паука. Но, похоже, тот чувствовал себя так же неловко. Поставив на стол перед Джаредом тарелку, Паук подхватил девочку на руки и устроился с другой стороны стола. Осторожно зачерпывая маленькой ложкой, дул на кашу, чтобы быстрее остыла, и пытался накормить ребенка. Девочка смотрела по сторонам, тянулась руками к полотенцу, волосам Паука, куску хлеба, лежащему на столе, и старательно отворачивалась от ложки. А если каша все-таки попадала ей в рот, начинала кривиться и высовывать язык. 

- Ты хотел её как-то назвать? - с надрывом спросил Паук, получив ложкой по носу.

- Лучше потом, - испуганно выдохнул Джаред. - А то «выдра» или «коза» не очень подходят молодой девушке. 

- Думаешь? - Паук приподнял брови и тут же снова получил по носу, на этот раз куском хлеба, до которого ребенок таки дотянулся. - Вообще-то я думал о «Данниль».

- Не надо, - Джаред сделал большие глаза и замотал головой, - одной такой вполне достаточно.

- Тебя тоже с ложечки кормить? - Паук посмотрел на нетронутую тарелку и Джаред неуверенно взял ложку. Есть хотелось очень сильно, но страх перед едой давно стал привычным. Если боль снова вернется... Но и признаваться в слабости не хотелось.

Каша остыла чуть сильнее, чем нужно, но оказалась на удивление вкусной - измельченная крупа, сваренная на молоке, с маслом и лесными ягодами, казалась лучшим, что Джаред пробовал в жизни. Он, конечно, прекрасно понимал, что всё дело в привычном голоде, но не спешить, есть медленно было очень сложно. Пришлось полностью сосредоточиться, чтобы вовремя остановиться, не перегрузить желудок. Так обидно и унизительно ограничивать себя даже в этом. Горечь и злость вернулись. Отложив ложку, Джаред поднял взгляд от тарелки и забыл обо всём. Девочка на руках Паука во все глаза смотрела, как Джаред ест и послушно позволяла скармливать ей ложку за ложкой. Увидев, что тот отодвинул тарелку, она в точности повторила жест и радостно заулыбалась. 

Ну, хоть так, - Паук позволил ребенку вывернуться из его рук и начал собирать посуду. Джаред хотел было помочь, но навалилась сонливость, добравшись до ближайшей кровати, он забрался под одеяло, чувствуя, что по нему карабкается кто-то тяжелый и горячий, но открывать глаза и проверять - в человеческом или паучьем виде этот кто-то - не было сил. 

Изображение

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:25, всего редактировалось 2 раз(а).

28 дек 2011, 00:22
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
На этот раз ни кошмары, ни видения не тревожили Джареда. Подняться заставила настоятельная потребность отлить. Окончательно проснувшись и взбодрившись холодной водой, он прислушался к себе, всё ещё удивляясь отсутствию боли. Слабость почти прошла, ни тошноты, ни озноба, ничего, что определяло и отравляло его жизнь последние два года. Пуститься в пляс от радости мешало только одно. Паук. Тот, кто перевернул всю жизнь Джареда, искалечил душу и тело, отравил своим ядом, и оказался единственным, кто смог облегчить страдания. Надолго ли? Предположить, что навсегда, Дажред не решался даже в самых смелых мечтах - всё не могло оказаться настолько просто. От понимания, что придется поговорить с Пауком откровенно, кровь бросилась в голову гремучей смесью злости, смущения и того смутного голодного жара, о котором Джаред так хотел забыть. Холодная вода закончилась, кожа давно покрылась мурашками и зубы стучали от холода, но внутренний жар не желал униматься. Взять себя в руки стоило больших усилий. 

То, что он оказался снова на большой кровати Паука, не очень помогало вернуть спокойствие. Накануне он был слишком слаб и засыпал на ходу, но память подсказывала, что до спальни он так и не добрался, уснул в одной из комнат и под бок ему тут же притулился кто-то из детей. Значит, его сонного перенесли и уложили. Джаред не мог понять, как относиться к этой заботе. Не получалось считать враждебным дом, где с ним, разбитым и беспомощным, возятся непонятно уже сколько дней. Но ведь это Паук, и ничто не сможет перечеркнуть долгие месяцы плена и насилия, и на года растянутую агонию вывернутого на изнанку тела.

В дверь постучали, Джаред вздрогнул, распрямляясь. Оказывается, он сидел, покачиваясь, на полу у кровати, обхватив себя за плечи. 

- Входи, - отозвался он, и ощущение неправильности, неловкости всего происходящего навалилось с новой силой. Ну, право же, как будто его разрешение что-то значит.

Паук тоже чувствовал себя не в своей тарелке и не скрывал этого. Неуверенность во взгляде, нервные движения - такая откровенная человечность эмоций обескураживала. Джаред привык, что Паук - безжалостный насильник, нечисть, заносчивый ублюдок, который никогда не поддается на провокации, игнорирует оскорбления и ничего не чувствует к своей жертве. Теперь, когда лихорадка и сонливость перестали затуманивать мысли, эта перемена пугала - Джаред рассчитывал, что Паук будет закрываться в свою чуждость и высокомерие. Эта неожиданная - даже ещё не открытость - обещание открытости... требовали каких-то действий и реакций, и Джаред не мог понять, каких. 

Паук поставил на столик возле кровати поднос с молоком, хлебом и мягким сыром. Хочет показать, что знает о проблемах Джареда с желудком и тошнотой? Или это проявление заботы? Или просто в доме ничего другого не было, потому что готовить и присматривать за оравой непослушных, нечеловечески сильных и быстрых детей сложно даже для нечисти? Джаред на секунду зажмурил глаза и потряс головой, отгоняя лишние мысли. И тут же почувствовал зверский голод. Есть пришлось под пристальным взглядом Паука, от этого тоже было неловко, но попросить того отвернуться или выйти оказалось вдруг мучительно сложно.

- Как ты меня нашёл? - спросил вдруг Паук, и Джаред чуть не подавился.

- Я же охотник, - начал он осторожно, словно оправдываясь, и тут же разозлился на себя, за эту неуверенность. - Я с детства именно этому учился, находить нечисть. Читать следы, определять закономерности и совпадения. Вычислять, кто из людей знает ответы и задавать им правильные вопросы.

- Я был осторожен, - застыв в напряженной позе напротив Джареда, Паук скрестил руки на груди и нахмурился. - Никто не знает, где находится этот дом, кроме Данниль. Чем я выдал себя? Самоходка? Шкуры? Продукты и зерно?

- Я охотник, - повторил Джаред с нажимом. Сидя на кровати, приходилось смотреть на Паука снизу вверх, и от этого по позвоночнику проходил холодок - слишком похоже на те шесть месяцев. Но заставить себя подняться почему-то не получалось, словно по венам снова бежал паучий яд. - Самая лучшая маскировка не безупречна, как ни прячься, всё равно рано или поздно тебя кто-то заметит...

- Ты! - гневно перебил Паук, но вдруг замолчал, на секунду закрыл лицо руками, пододвинул кресло и опустился в него, расслабляя напряженные мышцы. - Всё равно ведь не расскажешь... Мне ждать нашествия охотников за нечистью?

- Нет, никто не знает о тебе, - помедлив, ответил Джаред. Что сказать, как объяснить, и стоит ли что-то объяснять, если неизвестно, как отреагирует Паук на откровенность? Джаред умел договариваться с людьми и заговаривать зубы нечисти, но чему поверит тот, кто видел его вывернутым наизнанку, сломанным, кто сам его ломал и выворачивал? От попыток принять взвешенное решение, мысли только сильнее путались. - Сам понимаешь, о таком приятелям в кабаке не рассказывают. Хватит и того, что Данниль... - в легких внезапно кончился воздух и пришлось перевести дыхание. - Я хотел посмотреть на них... на детей. 

- Только не говори, что всё простил и мечтал воссоединиться с семьей, - Паук выплевывал слова, подавшись вперед и силой сжимая подлокотники. - Скорее я поверю, что ты пришел мстить, но сил не хватило и ты решил сдохнуть у меня на пороге, чтобы хоть так насолить.

- Ну и закопал бы, - от злости Паука Джаред почувствовал себя увереннее. Не психовал бы тот, если бы ему было всё равно. - Или в лес отволок подальше, костей бы потом не нашли...

- Не нарывайся, - Паук снова навис над Джаредом, белый от ярости.

- Ты не хочешь меня убивать, - в груди и голове стало пусто, но спокойные слова сами сорвались с языка.

- Не хочу, - согласился Паук, отступая и снова опускаясь в кресло. - Не хочу, и поэтому не нарывайся.

Несколько долгих секунд оба молчали. Джаред зачарованно смотрел, как пальцы Паука барабанят по ручке кресла, длинные, быстрые, как... паучьи лапы.

- Зачем ты пришел? - снова спросил Паук, каким-то выцветшим голосом, в котором слышались лишь отголоски недавней ярости. - Тебе должны были убрать воспоминания обо мне. Данниль обещала...

- Вы оба переоцениваете вашего повелителя разума, - Джаред покачал головой. - Создать ложные воспоминания на полгода, чтобы они объясняли, что стало с моим телом, под силу разве что главе клана. Кейн мог стереть память, но не заполнить дыры. Я бы начал разбираться, что со мной случилось и кто виноват, понимаешь? Я бы не помнил тебя, но знал, что кто-то меня искалечил. Вот тогда я бы точно пришел мстить и, наверняка, не один. 

- Ты бы не помнил, - Паук смотрел пристально, и Джаред снова не мог понять выражение его лица. - Знать и помнить - разные вещи. То, чего не помнишь, не приходит в кошмарах. 

- Ты не понимаешь? Я помнил не только... - выражать словами то, что Джаред сам скорее чувствовал, чем осознавал, было мучительно. - Я знал, что ты не хотел, чтобы я умер. Хотя, для тебя это был бы выход. Не надо было бы оглядываться, постоянно ожидая мести, не просто случайного охотника. Я знал, что ты... что тебе было жаль... 

- Замолчи, - Паук отвернулся, закрыл лицо рукой.

- Данниль меня долго лечила, - продолжал Джаред, сам не зная, смог бы замолчать, даже если бы захотел. - Долго... но всё равно этого было мало. Эликсиры и зелья не смогли справиться со шрамами внутри. Жить с постоянной болью очень дерьмово. Ни пожрать, ни посрать, ни выспаться нормально...

- Замолчи! - почти прокричал Паук.

- Думаешь, я бы не постарался найти и убить того, кто это со мной сделал? Если бы не помнил, что ты... - Джаред сглотнул, те давние полузабытые слова стучали в висках. «Прости-прости-прости», - Если бы не надеялся, что ты сможешь помочь?

Паук молчал, тяжело дыша, словно после долгого бега. Сколько времени прошло, прежде чем он повернулся и отнял руку от лица, Джаред не знал. Время потеряло значение.

- Иногда жертвы привязываются к своим мучителям, - глухо сказал Паук, словно не доверяя собственному голосу. - Человеческий разум легко привести в беспорядок. Я не спасение для тебя.

- Но ты сделал что-то, - Джаред рефлекторно прижал руку к животу, другой касаясь следов от укуса. - В твоём яде есть что-то, что позволяет растягиваться внутренностям, иначе я бы не выносил... их, они бы меня просто порвали. Данниль считает, что то-же вещество сделает шрамы мягкими. Она была права, боль прошла. 

- Она вернется, как только твой организм выведет остатки токсинов, - Паук смотрел прямо в глаза, но понять его от этого было не легче. 

- Тогда ты укусишь меня снова, - твёрдо сказал Джаред. Решение, зревшее с тех пор, как он очнулся в блаженном отсутствие привычных, изматывающих спазмов, словно само-собой оформилось в слова. - Пусть это будет сделка. Я смогу жить без боли, у тебя будет гарантия, что я ничего не сделаю тебе и детям...

Паук рассмеялся, нервно, почти на грани с истерикой.

- Ты, вообще, понимаешь, что ты предлагаешь? - лицо его странно перекосилось, сумасшедший блеск в глазах мог бы испугать, если бы Джаред сейчас был в состоянии бояться чего-то кроме возвращения боли. - Ты понимаешь, что мне тебя проще убить, чем...

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 00:23
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Джаред молча смотрел в ответ, понимая, что если Паук не согласится, то, скорее всего так всё и закончиться - они попытаются убить друг друга и Паук окажется сильнее человека. Мысль о детях тревожила, но не очень. Джаред ещё не до конца ощутил, что они на самом деле его, да и Паук с ними два года успешно справлялся сам. 

- Это не только укус, - Паук продолжал прожигать взглядом. - Яд в крови соединяется с токсинами из спермы. Что бы там ни получилось, оно делает внутренности эластичными. И сперма должна быть живой.

- Откуда ты знаешь? - Джаред даже не удивился, он помнил ощущения после первого пробуждения в этом доме. Мысль о члене Паука внутри не вызывала отвращения, скорее страх с предвкушением, в котором не хотелось сознаваться даже самому себе.

- Данниль пыталась тебе помочь с помощью зелий из моих токсинов, крови, спермы. Она выкачала из меня всяких жидкостей, наверное, пару литров, - кровь бросилась к лицу Джареда, а сам Паук если и смущался, то никак этого не показал, всё так же пристально глядя в глаза. - Похоже, оно действует только в живом организме при прямом... взаимодействии. Мои инстинкты должны считать, что я готовлю жертву для новой кладки.

Джареда затошнило. Нужно было отказываться, бежать отсюда прочь... и сдохнуть где-нибудь от боли и голода. Страшнее всего было странное, болезненное возбуждение, закрутившееся в животе от слов Паука. 

- Выбора у меня всё равно нет, - услышал Джаред собственный голос. «Иногда жертвы привязываются к своим мучителям. Человеческий разум легко привести в беспорядок». 

Паук медленно кивнул:
- Но не забудь, что это сделка. Если ты такой хороший охотник, значит можешь определить, не идет ли кто по моему следу так же, как прошел ты. В случае чего ты предупредишь нас об опасности.

- Это будет непросто, но я сделаю, - от напряжения начала болеть голова и Джаред непроизвольно потёр висок. Хотелось выскользнуть из фокуса этого изучающего, ожидающего чего-то взгляда. 

Топот босых ног и громкий смех разорвали напряженность разговора. Дверь с грохотом распахнулась, в комнату влетел один из мальчишек, тот, что самый светлый - Михаэль - кинул быстрый взгляд на Паука, на секунду замер, но тут же рванул к кровати, вскочил на неё и спрятался Джареду за спину, не переставая хихикать. За ним следом, чуть не застряв в дверном проёме, протиснулись одновременно трое братьев в паучьем обличии - черные, мохнатые, казавшиеся еще больше из-за длинных лап. Паучата тихо потрескивали, медленно подбирались, покачивались вперед-назад, словно готовясь к прыжку.

- Вам кто разрешал превращаться? - совсем другим голосом, строгим и резким, громко спросил Паук. Смех и потрескивание в момент прекратились. Паучата втягивали лапы, словно съёживаясь, и с пола поднимались уже в человеческом виде. Виновато и обиженно поглядывая на отца. 

Мы играли, - прятавшийся за Джаредом мальчишка вздохнул, слез на пол и встал рядом с братьями, нахмурившись и ковыряя пальцами на ноге щель между досок. 

- Во что? - всё так же жестко и строго спросил Паук и Джаред с трудом подавил порыв вмешаться. Ведь дети были счастливы в своей игре, зачем так обрывать?

- Я добыча, меня ловили и ели, - едва слышно отозвался Михаэль.

- Люди не добыча! - Паук навис над детьми. - Или вы поймёте это, или вас найдут охотники, проткнут самострелами, отрубят головы, а внутренности продадут ведьмам на зелья.

- Он не человек, он лось, - тихо возразил кто-то из братьев.

- Добыча и еда не предмет для игр! - Паук ничуть не смягчился. - И поэтому вы все идете сегодня спать без сказки и без молока на ночь.

- Но они же просто играли, - Джаред не мог понять, зачем наказывать за ерунду. - Мы в детстве играли в охотников и бездушных, в войну со степным народом. Главное - отличать где игра, а где настоящая жизнь...

- А ты не вмешивайся, - прошипел Паук, бросая на Джареда яростный взгляд и подталкивая детей к двери. - Если не понимаешь, не вмешивайся. 

Дверь захлопнулась и Джаред позволил себе упасть ничком на кровать, и ни о чем не думать. Разговор вымотал - это странное, неправильное и унизительное соглашение не должно быть таким притягательным. Некоторых вещей о себе знать не хочется, даже когда жизнь заставляет. 

За окном был вечер и Джаред понял, что понятия не имеет, сколько прошло времени с тех пор, как он переступил порог этого дома. Стены давили, хотелось наружу, глотнуть свежего воздуха, размять ослабевшие мышцы. Дорожная сумка обнаружилась возле кровати. Оружие и яды из сундучка с зельями пропали, но всё остальное было на месте. Напоминание о том, что они с Пауком друг другу пока не собираются доверять, даже вернуло ощущение твердой почвы под ногами.

Снаружи оказалось прохладно, даже не смотря на теплые штаны и куртку. Джаред с облегчением вздохнул, прикрывая за собой двери. Он не был уверен, пленник он или гость, но выйти из дома никто не помешал. Походив по двору от птичника к загону для овец, Джаред еще раз обошел дом. Окна небольшой пристройки светились, слышался голос Паука, что-то негромко рассказывающего. Такого мягкого тона Джаред у него ещё не слышал, и ноги сами принесли поближе. В пристройке оказалась мастерская. Паук сидел на полу в окружении малышей и что-то рассказывал, одновременно они кромсали вполне приличную шкуру, превращая её в нечто дырявое и бесформенное. Джаред представил, как у кого-то из детей соскальзывает рука с острым лезвием, и его замутило, пальцы ног мгновенно похолодели и онемели. Отвернувшись от окна, он быстрым шагом направился к лесной дороге, постепенно переходя на бег. Они не люди, они гораздо быстрее реагируют и двигаются. Паук не дал бы им в руки раскроечные ножи, если бы сомневался, что это безопасно. 

Дорога послушно ложилась под ноги, но всё равно Джаред быстро выдохся, слишком быстро, даже если учитывать болезнь и отсутствие хоть какой-то нагрузки в последние дни. Но теперь всё будет лучше - без боли, без ставшей привычной слабости он быстро вернет прежнюю форму. Но пока про дальние переходы лучше забыть. Проверив самоходку, убедившись, что она всё ещё надежно спрятана и не пострадала от осенней непогоды, он прошел до поворота, где деревья не заслоняли обзор и присел на широкий камень. Небо пламенело закатом, прохладный ветер трепал волосы, дышалось так легко, что не хотелось никуда идти. Но в животе заурчало от голода и Джаред решил, что пора возвращаться - без страха тут же выблевать съеденное ужин представлялся заманчивой перспективой. Мелькнувшая мысль, что с Пауком как-то придётся расплачиваться за ночлег и питание, вызвала приступ неконтролируемого нервного смеха - вся ситуация казалась сошедшей со страниц кандидатской какого-то повелителя разума. Однажды Джареду довелось присутствовать на защите. «Галлюцинации и логика безумия» - звучала тема и уже на пятой минуте Джаред перестал воспринимать что-либо, кроме собственной головной боли. 

Изображение

Во дворе Паук наливал воду в поилку для животных и пытался не дать одному из баранов сожрать его штанину, а на кухне Джареда ждала тарелка тушеных на мясном бульоне овощей. Это просто не честно со стороны Паука - заботиться о нём после всего. Нечисть не заботится о жертвах и, тем более, об охотниках. Когда-то у Джареда по словам деда была «гибкая психика и высокая приспосабливаемость», поэтому он удержался от нового приступа нездорового смеха. По укоренившейся привычке - есть осторожно и медленно- Джаред полностью сосредоточился на ужине, так что внезапно оказавшаяся на коленях книга, оказалась неожиданностью, заставившей вздрогнуть.

- Про принцессу и дракона, - попросил Михаэль, усаживаясь рядом и крепко прижимаясь к боку.

- Вы же наказаны, - нахмурился Джаред. Лишнего конфликта с Пауком не хотелось, но четырём парам глаз всех оттенков зеленого сопротивляться было сложно.

- Не нам, - довольно сказал Кристиан. Джаред различал мальчишек по царапинам на лице. - Вот ей!

Из-под стола выглядывала, страшно смущаясь, коротко обстриженная девочка. Похоже, Паук так и не смог распутать её волосы и решил проблему по-своему.

- Читай, - попросила она. 

- Ну, ладно, - Джаред улыбнулся. - Но только все идут в кровать. А то уснёте на полу, что мне ваш отец скажет?

Малышня захихикала, представляя и пересказывая друг дружке, что скажет Паук, если найдет их спящими на кухне. Михаэль снова забрал книгу, и потянул Джареда за рукав, заставляя подняться. В свои комнаты дети не захотели, устроившись на кровати в спальне, которую Джаред уже почти привык считать своей.

- Хорошо, - оставалось только сдаться и позволить затащить себя под одеяло. - «В горах за Великой Степью жил был Дракон...»

Странице примерно на десятой, паучата уже тихо посапывали. Джаред замолчал и отложил книгу, но никто не пошевелился. Тогда он выбрался из кровати, стараясь не задеть спящих детей. Задул свечи в вышел в коридор. Паук стоял на пороге детской, скрестив руки на груди и подпирая дверной косяк.

- Они каждый раз засыпают в самом начале, - Паук говорил тихо и серьёзно, но было понятно, что он не сердится. - Мне уже самому интересно, чем кончается эта сказка. 

- А ты не знаешь? - удивился Джаред. - Прекрасный принц прогонит дракона и женится на принцессе. Так люди представляют себе счастливый конец.

- Так я и думал, - вздохнул Паук. - Глупая сказка.

- Как ты её назвал? - без перехода спросил Джаред и добавил, заметив недоумение. - Девочку.

- Я думаю, - Паук опустил глаза словно в нерешительности, словно этот разговор смущал его сильнее, чем договор о сексе несколько часов назад. - Это должен сделать ты. Она превратилась ради тебя. Это... так странно. Я играл с ней, кормил, уговаривал, а она превратилась, едва тебя увидела.

Действительно, интимнее, чем секс. Кровь бросилась Джареду в лицо. 

- Эльта? - до конца не понимая собственных мотивов предложил он. Быть ближе к Пауку, добраться до его сердца, настоящих эмоций? Зачем?

- Эй, - хмыкнул Паук, - мы же вроде решили, что такой, как Данниль достаточно одной.

- Не как Данниль, как её бабушка, - теперь Джаред смотрел пристально, пытаясь поймать взгляд Паука. Он знал часть истории. Ту, в которой бабушка Данниль подобрала в заброшенной шахте нечеловеческого ребенка.

- Спасибо, - тихо сказал Паук, исчезая в детской. - Спокойной ночи.

Джаред не ответил, возвращаясь в спальню. Сон не шел, стены снова давили, от притулившихся к бокам детей было жарко. Поначалу едва заметное жжение в животе всё усиливалось, внутри что-то урчало и пульсировало, к горлу подступила тошнота. «Пожалуйста, нет», - взмолился Джаред мысленно. Тихо выйдя из спальни, он замер, не зная, что делать дальше. Он надеялся, что не придется так скоро испытывать внезапную решимость позволить Пауку себя трахнуть.

Надеясь отвлечься холодом, Джаред вышел на крыльцо, но стало только хуже. Видят боги, он никогда не боялся боли от ран - острой, пронизывающей и разрывающей. Но та изматывающая, нарастающая и убывающая, но никогда не проходящая до конца - она сводила с ума, лишала мужества и достоинства. В какой момент Джаред вернулся в дом, он не помнил, только обнаружил себя стоящим в дверях детской, глядя как алые отблески скачут на лице Паука - таком мирном и человечном при свете свечи. Почувствовав чужое присутствие, тот открыл глаза, сбрасывая одеяло и садясь на кровати.

- Джаред? - хриплый, словно во рту пересохло, голос прошёл острым ножом по нервам.

- Боли вернулись, - слова дались с трудом, Джаред сам себя почти не слышал, но решительно шагнул в комнату, в два шага оказавшись рядом с Пауком. - Значит надо...

Паук глубоко вздохнул, посмотрел так, словно собирался что-то сказать. Но промолчал, подвигаясь, освобождая больше места. Но Джаред не решался опуститься рядом, теребил завязки на вороте, хватался то за пояс штанов, то за края рубахи.

- Не бойся. - Паук поднялся на колени, осторожно, словно что-то хрупкое, притягивая Джареда за плечи, усаживая рядом. – Я всё сделаю.

Джаред хотел бы возмутиться, испугаться, но почти забытый... незабываемый жар ладоней, запах возбужденного Паука, короткие, почти деловые прикосновения - воспоминания всколыхнулись, затуманили разум, отнимая волю.

- Всё будет хорошо, - Паук быстро и аккуратно распутал завязки, стянул с Джареда рубашку, толкнул его на подушки, навис, заслонив свет. Горячие губы коснулись плеча, вызывая дрожь. Волна возбуждения унесла боль от укуса. Джаред чувствовал, как тело перестаёт слушаться, контроль над ситуацией, необходимость принимать решения уходят к противнику. Остаётся только позволить глазам закрыться и отдаться, покориться чужой силе.

Губы Паука, его широкие горячие ладони - всё, что осталось от мира. Никакой ответственности, никаких решений. Сильные руки заставили приподнять бедра, штаны съехали до коленей. Паук согнул его ноги, поднимая их, прижимая к его груди. Мокрое тепло коснулось между ягодиц, надавило, раскрывая, растягивая податливое из-за паучьего яда кольцо мышц.

На мгновение тепло исчезло, Паук поудобнее перехватил ноги Джареда, сильнее прижал, налегая всем телом. Горячий член, такой знакомый, ненавистный и до крика необходимый, толкнулся, медленно проникая внутрь. Паук не спешил, давая время привыкнуть, двигался осторожно, словно боялся повредить - и это заставляло Джареда корчиться от желания и унижения. Он больше не жертва, это его собственный выбор - сколько не отгораживайся, не оправдывайся необходимостью, это всегда было здесь. Почувствовать в себе Паука снова, быть растянутым, заполненным, безвольным и покорным. Молча принимать толчки, глотая слезы и слюну, позволив всё, открытый, вывернутый.

Паук замер, содрогаясь и стараясь отдышаться. Горячая сперма ощущалась внутри как клеймо, знак принадлежности. Под поясницу подсунули свёрнутое валиком одеяло. Между раздвинутыми ягодицами, в раскрытое отверстие вошло что-то прохладное и твердое. Штаны, наконец, соскользнули с ног, перестали мешать и раздражать.

- Полежи так, - Паук устраивал его поудобнее, точно зная, в какой позе его тело не затекает. На живот отпустилась горячая ладонь, круговые движения успокаивали, боль уходила. Снова навалилась сонливость. Джаред отпустил себя, позволив соскользнуть в зыбкое небытие.

Сквозь полудрёму Джаред чувствовал, как Паук укрывает его одеялом, чем-то гремит и шуршит по комнате, словно не находит себе места, и выходит, закрыв дверь. Глаза открывать не хотелось, тело было тяжелым и непослушным - привычное состояние после паучьего укуса. Джаред чувствовал что запутался, увяз в дурацком переплетении судьбы, случайностей и желаний. Было бы проще, если бы секс с Пауком был неприятным. Выдержать меньшую муку ради избавления от большей, это он мог принять. Вынужденное подчинение обстоятельствам не унизительно, ты ничего не можешь с этим поделать, кроме как с достоинством терпеть. Но то, что чувствовал Джаред на самом деле, не раскладывалось на составные части, попытки разобраться только больше запутывали.

Через окно было видно, как Паук колет во дворе дрова, а малышня стаскивает их в поленницу, больше мешая, чем помогая, то и дело начиная потасовки. Под ногами у всех крутился Счастливчик, пытаясь ухватить кого-нибудь за пятку. Крепкие кожаные сапожки коту было не прокусить и не процарапать, но он продолжал пытаться.

Заставив себя подняться, Джаред натянул штаны, морщась от дискомфорта. Если не знаешь, что делать - наблюдай. Ещё один совет деда, которым Джаред обычно пренебрегал, не в силах бездействовать. Но сейчас, похоже, ничего другого, как позволить событиям развиваться, не оставалось. Наблюдать за самим собой... Джаред со стоном плюхнулся на кровать, запустив пальцы в волосы - он определенно сходит с ума. От внезапной боли пришлось тут же подскочить, хватаясь теперь за зад. Проклятие! Что Паук в него засунул вчера, кроме очевидного, разумеется?

Изображение

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:32, всего редактировалось 4 раз(а).

28 дек 2011, 00:24
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Воду снова пришлось греть с помощью сольфы. Таскать тяжелые ведра было пока рановато - не когда ноги подкашиваются от слабости. Проведя рукой между ягодиц, Джаред нащупал какой-то деревянный предмет гладкий и округлый. Потянув за него, он на миг задохнулся, почувствовав, как усиливается распирание внутри, тут же сменившееся облегчением, когда предмет выскользнул. По бедрам тут же потекло теплое и густое, осталось ощущение пустоты и растянутости. Джаред с недоумением посмотрел на гладкий, закругленный конус с маленькой, плоской ручкой. Потом сполоснул водой и положил на полку повыше. Не думать, просто наблюдать.

Смыв с тела последствия прошлой ночи, Джаред почувствовал себя чуть получше. Оставленному для него завтраку он больше не удивлялся. Из окна кухни двор видно было под другим углом. Малышня носилась вокруг Паука, хохоча и пытаясь его повалить. Попытки утихомирить расшалившихся детей приводили только к новым приступам хохота. Паук нахмурился, закатал рукава и через пару секунд во дворе лежали пять неровных коконов. Развесив их на нижних ветвях раскидистого дерева, Паук продолжил собирать оставшиеся поленья, что-то бормоча. Джаред замер, с тревогой глядя на покачивающиеся коконы. Аппетит пропал совершенно.

Помня о вчерашнем холоде, Джаред оделся потеплее и вышел на крыльцо. От сердца слегка отлегло, когда он увидел, что паучата проделали в коконах дырки и радостно раскачиваются на нечаянных качелях, хохоча и радуясь новому развлечению. Заметив его, они радостно замахали руками, но Джаред только покачал головой, оглядываясь в поисках Паука. Во дворе его уже не было, но из лесу доносились глухие удары топора - за пару минут он не мог уйти далеко.

Ориентируясь на звук, Джаред вышел к высокой засохшей на корню сосне. Вокруг её толстого, в пару обхватов, ствола бесновался - иначе не скажешь - Паук. Яростные удары беспрерывно обрушивались на несчастное дерево. Казалось, Паук рубит куда придется, не пытаясь быстро и эффективно свалить лесного великана, а вымещает гнев на том, что подвернулось под руку. Это было почти красиво - сильное тело, плавные, быстрые, а потом вдруг отрывистые, резкие движения, разворот, впечатать воображаемому противнику в глотку тяжелую подошву.

Паук притягивал: в его ярости, жестокости, человечности и абсолютно животной силе - во всём было что-то, что зацепило Джареда за самое нутро, держало и не отпускало. Как зачарованный, Джаред шагнул вперед, туда, где его не загораживали больше деревья. Паук вздрогнул всем телом, замер в развороте. Не глядя, отбросил топор, по-звериному бросился на Джареда, повалил его в кучу хрусткой осенней листвы, крепко удерживая руки, придавив всем телом.

- Ты врал, - выдохнул Паук. Звенящий от гнева голос контрастировал с лицом, снова замершем бесстрастной маской, как те шесть месяцев. - Ты, чертов ублюдок, врал. Не нужны были ложные воспоминания на полгода. Нужно было просто внушить тебе, что мы мертвы. Что тебя нашли твои чертовы дружки-охотники, или Данниль пошла в лес по ягоды и случайно разорила паучье гнездо. Да что угодно! И у тебя не было бы причин искать меня...

- Я не согласился, - прервал его Джаред. Страх свернулся ледяным клубком в желудке, но мысли сделались предельно четкими. Новое ощущение - правильное, наконец-то правильное - захватило и пустило мурашки по коже. Когда один терял контроль от ярости ли, от страха, от страсти, второй брал себя в руки. Как качели, как маятник на часах Башни Судьбы. - Без моего согласия Кейн не мог лезть мне в голову. Да и не помогло бы. Не я, так кто-то из родственников почувствовал бы вмешательство. Стали бы выяснять, кто и зачем копался в моих мозгах... Даже представить не могу, получилось бы их успокоить или через пару недель тебя искал бы не только я, но весь клан Падалеки и парочка магов, всё ещё считающих себя нашими союзниками.

- Повелители Судеб? - Паук неверяще уставился на Джареда. - Ты издеваешься?

- Спроси у Данниль, - он постарался пожать плечами, что не так просто, когда тебя удерживают.

- Почему? - Паук тихо застонал, отталкивая его и падая рядом в листву.- Почему ты позволил поймать себя? Почему я всё ещё жив? Какого хрена ты не сбежал за все долбанные шесть месяцев? Это такие извращения нынче популярны в Домах?

- Дом Судьбы разрушен двести лет назад, - Джаред почему-то почувствовал себя виноватым. - Мы даже не маги. Чародеи, тратящие массу сил на мелочи. Проклятый дар даже мешает порой. Я не смог тебя убить и попался сам, потому что не был уверен, что прав. Ты никого не трогал, сидел себе в лесу, а я собирался убить ради денег. Сбежать... Я хотел выжить и сосредоточился на этом. Дед учил никогда не путать цель и средства. Паучата из моего живота никуда бы не делись, сбеги я. Каковы шансы найти хорошего мага, до того, как...?

Джаред замолчал, слишком четко представив себя с кровавым месивом вместо живота и копошащимися внутри паучатами. Паук выругался, побледнев.

- Ты использовал свой дар, чтобы меня найти, - через несколько долгих минут нарушил молчание Паук.

- Не совсем. Я использовал сплетку... хм... катализатор направленных вероятностей. Так что, в общем, да, - Джаред поднялся, только слегка придерживаясь за ствол ближайшего дерева. - Я редко кому рассказываю о даре. Толку от него чуть, а люди нас всё ещё боятся, хоть столько веков прошло.

- А что ты ещё умеешь? - Паук все ещё выглядел отстраненным и замкнутым.

- Еще я могу заставить людей говорить правду, - Джаред машинально облизнул пересохшие губы. - Сам могу, но с помощью артефакта легче. Хотя на нечисть всё равно не действует. И, если очень нужно, если кому-то... что?

Взгляд Паука снова остекленел, он резко вскинул руки. Паутина залепила Джареду рот, липкие нити опутали плечи, он пошатнулся и упал обратно в листву.

- Лжец, - шептал Паук, наваливаясь всем телом, тяжело дыша, - обманщик, шлюха. Ненавижу.

Паук исступлённо стискивал, прижимаясь всё сильнее, словно пытаясь задушить.

- Зачем ты пришел? Как же я тебя ненавижу, - безумный шепот почти пугал. Джаред чувствовал себя как когда-то в детстве, когда он впервые видел ураган в пустыне - смесь страха и восторга, и не знаешь, настанет ли завтра. - Зачем ты играешь со мной? Я не человек! Ты понимаешь это? У меня другие инстинкты, другие желания. У меня...

Паук чуть отстранился, контуры его лица поплыли, челюсти превратились во что-то, больше похожее на покрытые мехом когти.

- Смотри, не смей отворачиваться, - голос изменился, стал шуршащим и щелкающим. И Джаред застыл, не в силах оторвать взгляд от чудовищной морды.

Когти раздвинулись, выпуская наружу тонкий, в полпальца толщиной, серовато-розовый отросток.

- Знаешь, зачем это? - отросток коснулся лба Джареда, прополз, оставляя влажную полосу вдоль носа. Вдруг Паук сдвинулся ниже, с легкостью разрывая ремень штанов. Отросток обвился вокруг вялого члена, начал медленно двигаться, закружил возле отверстия на головке, протиснулся внутрь. Ритмичные сокращения гибкой мышечной трубки отзывались дрожью во всем теле, Джареда начало колотить, из глаз полились слезы. Паук резко отстранился, стремительно изменяясь обратно, застыл, прижав к груди колени и закрыв лицо руками.

Джаред закрыл глаза, заново пытаясь научиться дышать. Дрожащими руками начал отдирать от себя липкую паутину. Пальцы соскальзывали и увязали, противная гадость не желала отставать. Прошли долгие минуты, пока Джаред, наконец, смог выплюнуть кляп. Куртка, похоже, пропала, ну и в задницу. Да и штаны, наверняка, проще выбросить, чем починить.

Когда он решился открыть глаза, Паук так и лежал рядом, бледный и неподвижный.

- Наше соглашение, - тихо прошептал Паук, и Джаред отчего-то понял, что шепчет тот потому, что сорвал голос, тело паука не приспособлено для разговоров. - Всё это плохая идея. Я не смогу. Видеть тебя, прикасаться. Мои инстинкты велят взять твое семя и сделать новую кладку. Набить твой живот яйцами, ухаживать за тобой, пока они растут внутри. Ты так пахнешь...

Джаред хотел закрыть уши, но не мог пошевелиться. Опустошение. Ошеломление. Безысходность. Что значат слова, если ни одно из них не подходит? Хотелось испугаться просто потому, что страх - что-то понятное, для него не надо подбирать определений. Он решил сегодня не думать. Если бы это было так легко. Пошатываясь, хватаясь за шершавую кору, Джаред пытался вспомнить, в какой стороне дом. Нужно переодеться, взять вещи. Нужно уходить. Главное - не напугать детей, они не заслужили. Они не виноваты.

Сознание как будто мерцало, он помнил, как споткнулся о ведро возле колодца, как открывал двери, как Счастливчик путался под ногами, как не слушались руки, пока он снимал испорченную одежду.

Ведро холодной воды, опрокинутое на голову, чуть-чуть отрезвило. Джаред растёрся колючим полотенцем, надел последние штаны с рубахой, гадая, как он спустится с горы в таком состоянии. О том, чтобы остаться, пока не станет легче, он не мог даже думать.

- Папа, - девочка смотрела на него испуганно. Он попытался улыбнуться, и она прижалась к плечу, обхватив его одной рукой, другой протянула мятый носовой платок. И мир вдруг снова стал прочным. Джаред понял, что сидит на полу возле кровати, смаргивая не то слезы, не то стекающие с волос редкие капли воды, а в руках держит... Он потом так и не вспомнил, когда начал плести, но точно знал, из чего оно: паутина, сухая листва, обрывки ниток из порванных штанов, кусочек пакли из щели дома, запутавшийся в расческе клок волос кого-то из паучат - тонкая веревочка змейкой лежала в руке. Джаред намотал её на запястье, спрятав концы.

- Мне пора, малыш, - он коснулся губами светлых волос, поднялся и подхватил сумку.

- Ты не вернешься, - сказала девочка.

- Не знаю, - честно ответил Джаред.

- Ты не вернешься, - повторила она, и это не было вопросом.

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 00:25
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Дорога легла под ноги, послушно сворачиваясь, всего за пару минут вывела к самоходке. Возле уже полностью готовой и прогретой машины стоял Паук со свертком в руках.

- Я тебе куртку испортил и хорошие штаны, - прошептал он, опуская сверток сиденье. - Возьми на замену.

Джаред кивнул, не чувствуя совершенно ничего. Закинул сумку в багажное отделение, надел новую куртку, потому что и впрямь становилось всё холоднее. Посмотрел в посеревшее лицо Паука и вспомнил, что осталось еще кое-что важное.

- У девочки, Эльты дар. Она будет пророчицей. Если она начнет рассказывать про какой-нибудь сон, нужно обязательно выслушать, нельзя прерывать. Невысказанные пророчества могут свести с ума.

Паук широко распахнул глаза, но ничего не сказал.

- И вот еще, - размотав веревочку на запястье, Джаред протянул её Пауку, едва коснувшись ладони которого, та обернулась рыжей белкой, проворно взбежала по руке на плечо и начала обнюхивать волосы и ухо. Паук словно и не обратил внимания, продолжая смотреть на Джареда. - Это сплетка. Если понадобится удача, случиться что-то, придётся прятаться от охотников, попроси её. Она выберет из множества вариантов развития событий самый удачный. Только это должно быть на самом деле очень важно, артефакт распадется, как только выполнит задачу.

Не дожидаясь ответа, Джаред сел в машину, теплое дерево и кожа вертил легли под руки все ещё непривычно, но удобно. Самоходка послушно развернулась, и пришлось сконцентрироваться на дороге, не отвлекаясь на сбивающие с толку мысли.

Только остановившись на ночлег, Джаред окончательно пришел в себя. Оружие и все зелья нашлись в багажнике, в тщательно закрепленных ящиках. А ещё там обнаружились сыр и полковриги хлеба. Эта забота со стороны Паука отозвалась глухим раздражением, неужели он думает, что охотник не проживет в лесу?

Заняв себя обустройством лагеря, разведением костра, ужином, Джаред пытался не думать о том, что будет, когда боль вернётся. Он не привык сдаваться и опускать руки, но понятия не имел, что же делать дальше. Ничто не сделает нежить человеком, шрамы внутри не исчезнут при самой большой удаче. Когда-то давно его предки, шутя, меняли судьбы сотен людей, а он не мог удержать в руках собственную.

Боги не посылают испытаний больших, чем человек может вынести - очередной дедов урок казался дурацкой шуткой. Он не сможет, не сможет. Словно предлагая выход, где-то переливчато с посвистыванием залаяли мокси. Охотники на нечисть находят свою смерть в зубах этой самой нечисти, всем известный факт.

- Я хочу жить, слышите? - крикнул он в темноту, тут же устыдившись глупого поступка. Зарядив самострел, он пристроил его на колене, подбросил полешко в костер и уставился на огонь. Пляска алых и желтых языков пламени помогала избавиться от лишних мыслей.


Мокси не утихали, лай сменился тоскливым воем, а потом отчаянными визгами. Дремота пропала без следа. Мелкие бескрылые гарпии не были легкой добычей, маленькими группами по несколько особей они шустро разбегались, а всей стаей могли одолеть почти любого хищника. Ну а если хищник оказывался всё-таки сильнее, всё ещё оставалась возможность сбежать. Охотники редко связывались с мокси, потому что бесполезно. Разве что отгоняли подальше от человеческого жилья. А сейчас ими, похоже, ужинал кто-то большой.

Джаред с тревогой прислушивался к крикам вдали. Что за тварь появилась в местных лесах? Как быстро доберется оно до людей, если так легко справляется с нечистью? Может ли оно подняться на гору? От последней мысли внутри похолодело. Если оно нападёт, успеют ли паучата сбежать-попрятаться? Запоздало накрыло воспоминанием, как Эльта прижавшись к плечу, назвала его папой. В груди стало горячо - его дочка пыталась его утешить, еще толком говорить не научившись. Нечисть, даже разумная, не испытывает человеческих эмоций, даже если прячется среди людей, учится их изображать, чтобы выжить, не дать себя обнаружить, но всё равно остаётся нечистью - звериные инстинкты в сочетании с интеллектом. А его девочка была расстроена из-за того, что Джареду плохо, и вряд ли она успела научиться притворяться. И Паук... Настойчиво раз за разом оставляющий его в живых, ведь проще же, гораздо проще было позволить Джареду умереть. Что это, инстинкт, заставляющий защищать свою семью? Но Джаред просто враг, ставший жертвой, и всё равно оно было: сожаление и боль в глазах Паука, и то, как он боролся с инстинктами - бледное, посеревшее лицо, плотно сжатые губы, пальцы, судорожно вцепившиеся в волосы, момент чужой боли намертво впечатался в память. Не то, чтобы Джаред мог ему искренне посочувствовать, или быть благодарным за попытку, но... Джаред опять ощущал что-то, чему не находилось подходящих слов. И этого было достаточно, чтобы снова начать надеяться. Нужно поговорить с Данниль, она знает Паука с детства и любит как брата, если не сильнее. Не может быть, чтобы вместе они не нашли выход. А может, лучше...

Вдалеке снова отчаянно закричали мокси, разрывая нить мыслей. Джаред вскинулся, прислушиваясь. Каких-то звуков, по которым можно было определить тварь, не было слышно - только треск ветвей, да глухой плеск - в той стороне начинались болота. Если тварь была привязана к воде, значит дом на горе был в относительной безопасности. Но пока Джаред не видел твари, а значит, нельзя было уверенным в предположениях. Любые детеныши, даже нечисть, даже под защитой каменных стен и бдительных родителей, оставались лакомой добычей для хищников.

Не представлять! Просто найти тварь и убить. Терпения дождаться, пока светает, едва хватало. Джаред беспокойно дремал, то и дело просыпаясь от шороха ветвей, разумом понимая, что паучатам, скорее всего, нет прямой угрозы, но тревога сжимала сердце и не слушалась голоса разума.

А утром сгустился туман, подполз из низин, заклубился между деревьями, так что и на расстоянии вытянуто руки ничего не разглядишь. Соваться в такую видимость к нежити в логово не стоило и думать. К тому же начал накрапывать дождь, обещавший зарядить на несколько часов и смыть все следы ночной бойни. Джаред залил угли водой, и вывел самоходку на тракт. Можно было дождаться, пока погода улучшится и попытаться все-таки осмотреться, но слишком велика была вероятность, ничего не найти или, наоборот, наткнуться на неизвестную тварь неподготовленным как следует. Ночной порыв порвать тварь голыми руками прошёл, всё-таки за детьми присматривает не менее опасный монстр с нечеловеческим чутьем и реакцией. Стоило сначала разобраться, с чем придется иметь дело. С этими мыслями Джаред направился в сторону Совиного Перекрестка, от него можно было свернуть на Прямой Тракт - самый короткий путь до столицы.

Управлять самоходкой получалось всё лучше, дорога слушалась неохотно, словно Джаред снова был пятилетним ребенком, которого отец впервые взял с собой в соседний город на ярмарку - пространство сворачивалось медленно и хотелось ухватиться за чью-то руку, позволить провести короткими путями. Но, по крайней мере, он чувствовал дорогу, не так хорошо, как ногами, но больше не опасался вылететь в кусты. Вопреки ожиданиям дождь так и не начался в полную силу, а выглянувшее после обеда солнце разогнало туман. Джаред прикинул, не сходить ли всё же взглянуть на место ночной бойни, но вдруг понял, что есть идея получше. Если воспользоваться Старым Трактом вместо Прямого, он потеряет несколько часов, но пройдет по краю болот, что переходят севернее в печально известную Срединную Топь, которую пытаются осушить, кажется, с самого основания Северного Кана, да так и не преуспели ни маги, ни заморские техники. Если тварь живет в болоте, тот участок, на котором она охотилась минувшей ночью, должен оказаться где-то неподалеку.


Миновав Перекресток, Джаред замедлил ход, перестал укорачивать путь, внимательно всматриваясь в сумрак между деревьями. Ничего странного, вроде как заметно не было. Просто неприятное местечко, лес от близости болот выглядел нездоровым и унылым, вечное мельтешение мошкары. Хотелось побыстрее проехать и никогда больше не возвращаться. Джаред нахмурился. Не то, чтобы ему раньше нравился Старый Тракт, но что-то в этом желании поскорее отсюда свалить было странным, слишком уж напоминало университетские шутки юных повелителей разума. Напоминало - и в то же время было другим. Остановив самоходку, Джаред выпрыгнул на землю, закрыл глаза и сосредоточился. Распознавать психомагическое воздействие он научился давно и без проблем, еще от деда и отца, но то, что он чувствовал сейчас, было чем-то странным. Негативный фон, ненаправленный, расфокусированный, не похожий ни на навязчивое гудение человеческой телепатии, ни на вязкие, приторно-тухлые призывы-манки охотящейся нежити. Некоторые твари могли и пугать, парализовать жертв и нападающих страхом, но такое воздействие распространялось всего на пару метров, требуя гораздо больше энергии.

Взяв самострел на изготовку, Джаред спустился с дорожной насыпи, углубляясь в лес. Чувство тревоги медленно нарастало, словно источник приближался. Джаред внимательно оглядывался в поисках признаков присутствия нечисти. Почва под ногами стала зыбкой, и пришлось остановиться, лезть в топи в планы не входило. Вернувшись на пару шагов, он пошел параллельно дороге. На труп гарпии он наткнулся почти случайно, заметив кончик когтистой лапы, выглядывающий из-под листвы. Тварь словно раздавили, смяли в комок и бросили. Белесая слизь, покрывавшая тушку, застыла кое-где сероватой корочкой. Джаред достал флакончик и взял образец. Похоже, больше тут было нечего искать, кроме неприятностей. Развернувшись в сторону тракта, Джаред привычно попытался укоротить путь и с ужасом понял, что не чувствует дорогу. Не смотря на вполне устойчивую почву под ногами, пространство не желало сворачиваться. Позади раздался громкий нечеловеческий визг, стремительно развернувшись, Джаред увидел, как вдалеке, за деревьями, ограничивавшими обзор, бьется косуля, пытаясь вырваться из тонких тугих колец серовато-коричневых щупалец. Битва была явно не равной, несчастное животное меньше, чем за полминуты затянуло в трясину.

Джаред бегом рванул к тракту, не пытаясь больше укоротить путь, и остановился только возле самоходки. Дыхание сбилось, красноречиво показывая, что физическую форму ещё восстанавливать и восстанавливать. Способность твари мешать укорачивать путь была крайне неприятной, лишала охотников основного преимущества человека перед нечистью - скорости. К тому же Джаред еще ни разу не слышал, что такое вообще возможно. Только через полмили самоходка вздрогнула, когда дорога, наконец, послушалась, сворачиваясь.

Интересно, как давно оно тут засело? Джаред вспомнил разговор с Джимом - может быть это и есть та нечисть, что распугала домовых духов? И что оно такое? Джаред видел осьминогов и кальмаров в порту, но ни у кого не было таких длинных, тонких щупалец. Вспоминалась картинка из старой книги про древних, вымерших или истребленных тварей. Короткое круглое тело, широкие лапы и десяток тонких, как змеи отростков. Тварь называлась фагарм, но Джаред был уверен, что будь в книге упомянуто, хоть мимоходом, что оно мешает укорачивать путь, он бы такого не забыл.

До столицы Джаред добрался на третий день вечером. К тому времени он с нетерпением ждал встречи с Данниль не только, чтобы серьёзно поговорить о Пауке и обсудить возможности справиться с его инстинктами. Ноющая боль в мышцах и пока ещё терпимое сосущее ощущение пустоты внутри были первыми признаками начинающейся ломки. Значит, ему снова понадобится то зелье, что снимает зависимость от паучьего яда. И придется рассказать, что позволил Пауку себя трахнуть и собирается и дальше это позволять, если придумает как не получить снова набитый маленькими монстрами живот. Джаред сгорел бы от стыда и унижения, если бы это была не Данниль - она видела его после рождения паучат. Она собирала его по кусочкам, заново учила ходить и успевать доковылять до горшка. В какой-то момент это перестало быть унизительным: однажды понимаешь, что тело - это просто твой инструмент, неполадки которого нужно чинить тщательно и терпеливо. И не важно, что неисправно - поломка есть поломка.

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 00:26
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Когда-то Джаред любил Столицу, даже прожил в ней еще почти год после того, как ушел из Университета. Пабы, рестораны, театры, ярмарки, безопасная жизнь, простая, пусть и грязная, но хорошо оплачиваемая работа: духи-паразиты, множество мелкой и пакостной нежити в подвалах и канализации - это было совсем неплохо... но Джаред так и не почувствовал такую жизнь своей. Что-то тянуло прочь из размеренного уюта, в опасность настоящей охоты, в темноту леса, к алым углям костра, тяжести самострела в руке. И чтобы каждый день не зря - находить и уничтожать хищных тварей, которые на самом деле угрожают жизни людей, а не просто подгрызают окорока в кладовке.

Джаред оставил самоходку в общественном гараже недалеко от городских ворот, чтобы не петлять на машине по узким улицам. Широкий ремень сумки привычно давил на плечо, и пройдя полквартала, впервые за последние несколько дней в животе возникла пока ещё не боль - тянущее ощущение, напоминание о том, что надо действовать. Джаред шёл всё быстрее, сворачивая в узкие переулки, не обращая внимания на прохожих, пока не вышел на широкую улицу в Ведьмином Углу.

Двери дома Данниль оказались заперты. Джаред постучал, заглянул под цветочный горшок на крыльце, под половичок, пошарил рукой в нише за фонарем. Ключей не нашёл, хоть точно знал, что ведьма никогда не берет их с собой, прячет где-то возле двери, зато привлёк внимание любопытной соседки. Блондинка лет двадцати на вид - но кто может точно сказать с этими магичками? - в легком халатике с глубоким вырезом, выглянула из окна, улыбаясь и сверкая голубыми глазами.

- А Дани убежала с полчаса назад, - протянула женщина, устраиваясь на подоконнике и закуривая сигарету, тут же напомнив видение - Эльта в Башне Предсказаний. Джаред почувствовал раздражение, словно она без разрешения коснулась чего-то личного.

- Вы, случайно, не знаете, куда? - улыбнувшись через силу, спросил Джаред. Девушка пожала плечами и глубоко затянулась. Точно, намного старше, чем хочет казаться.

- Откуда мне знать? Получила «вестника» и тут же умчалась, как укушенная, - она махнула рукой, куда-то неопределенно в сторону Центра. Полы халата при этом разошлись шире, демонстрируя изящную ложбинку между грудями и серебряный знак пифии на тонкой цепочке. - И вы бы тоже поторопились, высокий господин. Кажется, у вас были и другие важные планы?

Джаред вскинулся, не в силах понять, это кокетливая насмешка или ритуальное клановое обращение. До падения Дома Судьбы, пророки и прочие Видящие долгие века были его частью. Башню Предсказаний построили всего чуть больше ста лет назад, заодно провозгласив появление нового Дома, но оставались и те, кто не признавал нового порядка, время от времени демонстрируя лояльность старым традициям.

- Ну, разве вам не нужно быть где-то ещё? - нетерпеливо с нажимом спросила женщина.

Джаред кивнул, снова закидывая на плечо ремень, и направляясь вверх по улице.

- Да не за что, всегда рада помочь, обращайтесь, - пробормотали сзади.

- Спасибо, - Джаред запоздало обернулся, - простите.

- Молодежь... - вздохнула женщина. - Если что, я Кора!

И окно захлопнулось.

В Центре Джаред не появлялся уже много лет. Десять величественных башен пронзали шпилями облака, поражая воображение и символизируя единение магических Домов и Силу. Одиннадцатая Башня лежала в руинах, тоже что-то символизируя обгорелыми стенами. Её пытались разобрать и вывезти камни подальше за городскую черту, но ни одна попытка не увенчалась успехом: техника ломалась, простые люди заболевали, магов преследовали неудачи - слухи о последнем проклятии Повелителей Судьбы быстро распространились, никто не хотел связываться с неизвестной напастью, разбираться, что же там на самом деле творится тем более желающих не находилось и руины просто оставили в покое.

Джаред обошел символ утраченного могущества, по обломкам пробираясь к потайному ходу. Каменные глыбы не ветшали, не осыпались от времени, превращая полсотни метров в настоящую полосу препятствий. Хорошо хоть бурьян тоже не рос. С досадой пнув широкую неровную каменюку, о которую неудачно ударился коленом, Джаред приложил ладонь к почерневшей от магического пламени плите. Засовы щелкнули, признавая кровь, дверь открылась. Знали ли остальные Дома, что Башня Судьбы опустела не до конца, что чудом уцелевшие крохи знаний и главное сокровище Повелителей Судьбы всё ещё находятся внутри? Джаред так привык заходить сюда за советом, сначала, еще с отцом, к старику Киру, дедову дядьке, потом его сменил дед. В библиотеке постепенно собрались книги с описанием нечисти и нежити, способами охоты, защиты, рецепты простых зелий, не требующих специальной магии. Наверное, пра-пра-прадеды пришли бы в ужас, увидев, во что превратили потомки резиденцию когда-то сильного и опасного магического Дома.

- Дед! - крикнул Джаред, ныряя в проход. - Эй, у меня для тебя есть загадка! Оно живет на болоте, жрёт всё, что шевелится, ловит добычу щупальцами, может сделать котлету из гарпии и мешает, зараза, манипуляциям с пространством!

В огромном зале было пусто и тихо, если не считать размеренного движения маятника Часов Судьбы и тиканья. Джаред, пользуясь тем, что его никто не видит, подошел к часам, застыл у подножия, вытянув вверх руку и глядя, как по дуге опускается маятник, чтобы в момент прохождения им нижней точки подпрыгнуть, коснувшись ладонью холодного металла.

- Привет, - шепнул он, хлопнул по корпусу и свернул в один из боковых проходов. Если дед не в зале с Часами, значит где-то внизу, может, в библиотеке. Спускаясь по узкой лестнице, Джаред вдруг услышал женский голос и на миг вжался в стену. Только бы не Женевьев. По идее, чего бы ей тут делать, да и не знала она про Башню, но бывшая жена доказала, что может появиться в самом неожиданном месте. От её преданности и понимания хотелось лезть на стены. Джаред даже не очень стыдился, называя перед священником и магом причину расторжения брака - невозможность исполнения супружеского долга по причине проблем со здоровьем, проще говоря - импотенцией, с которой не справились ни зелья, ни заклинания, ни целители. Джаред предпочел бы просто не вспоминать об этом, полностью концентрируясь на охоте, и, возможно, это получалось бы, если бы не Женевьев. Вместо того чтобы найти себе другого мужчину, решила во что бы то ни стало вылечить этого - терпением, любовью и лаской.

Стараясь не шуметь и даже дышать через раз, Джаред подкрался к дверям библиотеки и потрясенно потёр уши. Женский голос определенно принадлежал Данниль. И то, что она говорила...

- Вы же понимаете, что нет другого выхода? - голос ведьмы звучал вроде бы спокойно, но Джаред уже умел улавливать в нём взволнованные нотки.

- Это больше трёх лет, девочка, - голос деда звучал незнакомо - «глава Дома разговаривает с просительницей». - Тонкое искусство распутывать Паутину Судьбы сожжено вместе с Башней, с библиотекой и архивами.

- Разве вы не поняли, что я вам рассказала? Разве не лучше было бы вашему внуку никогда не проходить через это? Вы Повелитель Судьбы, я просто не верю, что вы не можете ничего сделать! - в голосе Данниль прорезалось отчаяние. Джареда захлестнула ненависть, он верил Данниль, она обещала, что никто не узнает. И рассказала тому, чьё мнение единственно по-настоящему важно. - Вам не жалко Джареда? Он же умирает, и умирает мучительно! И мой брат - Дженсен считает себя чудовищем без права на жизнь. А ведь он был таким... верный друг, прекрасный ученый, увлеченно изучающий артефакты, он ведь и ушел, чтобы никому не причинить вреда... я так надеялась, что смогу со временем убедить его вернуться, а теперь... Я бы не пошла к вам, если бы это не касалось и вас! Джаред постоянно рассказывал, как восхищается вами, как любит вас, неужели вы позволите умереть собственному внуку? Да что вы за человек такой? Я ведь знаю, что есть ритуал. Часы Судбы способны отмотать время назад!

- Не ждите от меня сочувствия к вашему брату, - холодно оборвал её дед. - И не смейте обвинять меня в том, чего не знаете. Мне дорог мой внук, дороже многих принципов. Но цена ритуала слишком велика...

- Я знаю цену! - голос Данниль зазвенел. - Я готова заплатить!

В ушах звенело и Джаред с трудом удерживался на ногах. Это было как во сне. Это было бредом и откровением. Повернуть время вспять? Может, когда-то их род и был способен на такое, но сейчас? Без знаний, без методичного обучения толку от дара почти никакого, ярмарочные фокусники, а не маги. Но в голосе Данниль не слышалось сомнений, а дед почему-то не рассмеялся, не сказал, что она глупая девчонка, начитавшаяся глупых сказок.

Повернуть всё вспять, чтобы никогда не встретить Паука? Не узнать той боли и унижения. Не забыть, а на самом деле никогда не испытывать. Не узнать, что способен подставлять насильнику зад, умоляя трахнуть. Не корчиться от боли в порванных и кое-как сросшихся внутренностях.

И никогда не почувствовать как пятеро паучат прижимаются к бокам, заглядывают из-за плеча в книгу, никогда не узнать как выглядит лицо его дочери, какие у неё зеленые глаза, никогда не услышать, как она говорит «папа».

И, может быть, Паук, отсидевшись в лесу, каким бы ни были причины, послушает Данниль и... Он изучал артефакты? Нет, серьёзно? Знание артефактов было бы полезным и для охоты - может быть они встретятся в обычной жизни, не пытаясь друг друга убить, смогут стать друзьями, ведь боль и насилие не будет стоять между ними.

И паучата никогда не родятся.

Джаред начал тихо отступать, признаваться, что он всё слышал, было до странного неловко и как-то неприятно, словно он делал что-то подлое. Слегка мутило, болели мышцы и крутило в животе - больше этого никогда не будет. Боли не будет.

- Это может закончиться не так, как вам думается, - неожиданно мягко сказал вдруг дед, и Данниль замолчала. - Моя первая жена погибла на пожаре. Однажды она заболела и лекари не могли определить, что с ней такое, она просто слабела и на могла есть. Вся семья старалась помочь, как-то повлиять на Судьбу, но, казалось, ничего не помогало. Тогда я пришел к главе Дома и попросил поменяться с ней судьбами. Я готов был умереть вместо неё. Я был упрям и хотел во что бы то ни стало спасти Никки, отговорить меня не смогли. Я получил её болезнь и был так слаб, что мне пришлось остаться в Башне. Никки поехала за вещами, до нашего дома было полдня пути, она осталась там ночевать и в ту ночь случился большой пожар в поселке. Наверное, она даже не поняла, что умирает. А потом кто-то из Целителей попробовал на мне экспериментальное зелье и оно помогло. С тех пор прошло уже больше полувека. Игры с Судьбой - очень опасная штука.

- Я готова рискнуть, - ответила Данниль и Джареду вдруг стало нехорошо от того, как ровно звучал её голос. - Всё равно мать из меня никакая. Жизнь нерожденного ребенка, нереализованная судьба за то, чтобы отмотать время назад. Я хорошо изучила всё, что написано о Часах Судьбы. В университетской библиотеке, если знать, где искать, можно найти много интересного.

- Нет! - Джаред рванул дверь, словно издалека наблюдая за самим собой. Пятеро паучат и ребенок Данниль. - Нет, Дани, пожалуйста.

Дед смотрел на него с нечитаемым выражением. Секундное удивление на лице Данниль сменилось гневом, но Джаред не позволил её вставить хоть слово.

- За наши с... твоим братом ошибки должны платить мы сами. Если бы за твою жизнь пришлось отдать шестерых детей, ты бы согласилась? - почему-то стало жарко, но в то же время колотила дрожь. - К тому же, дед прав, откуда ты знаешь, что выбираешь лучшее для нас? Может, за то время, что я провел в плену, меня бы сожрала какая-нибудь зубастая тварь. А для него - что с ним было бы, если бы он не ушел в лес, если бы его инстинкты проявились не с врагом, который пытался его убить, а с кем-то, кто ему дорог?

- Довольно, - дед жестом остановил Джареда и пытающуюся что-то сказать Данниль. Подошел, остановился прямо напротив, пристально глядя в глаза. - Значит, влип в дерьмо и не собирался рассказывать старому деду? Думал, я буду тебя презирать?

- Об этом не так просто рассказать... - Джаред опустил глаза, было одновременно и стыдно, и горько оттого, что дед столько лет скрывал настоящую силу их Дома. - А ты сам? Ты собирался научить меня чему-нибудь, кроме дешевых фокусов?

- Не раньше, чем ты будешь к этому готов, - ответил дед, покачав головой. - И пока ты от этого далёк. Исправь свою судьбу, Джеред. Разгреби то дерьмо, в которое влип. И не приходи сюда, пока не будешь счастлив.

- Чего? - Джаред оторопело уставился на деда. - Как? Я, вообще-то, как раз хотел спросить совета...

- Сам, - отрезал дед, покачав головой. - С этого момента, никаких советов, ты всё должен сделать сам. Башня не пропустит тебя больше, можешь даже не пытаться. Вернешься, когда точно будешь знать, что счастлив.

- Но, я ещё хотел...

- Всё сам! Это твоя апробация, - дед неожиданно непреклонно вытолкал их вместе с Данниль на лестницу. - Выход сами найдёте.

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 00:27
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Джаред замер, оглянулся на захлопнувшуюся дверь, размышляя, что же теперь делать, он очень рассчитывал на дедову библиотеку. И где теперь искать информацию о твари? Данниль выругалась, ухватила его за локоть, потянула к выходу.

- ...безмозглый, тупой, упрямый... - уловил Джаред краем уха. Если всё это про него, то надо готовиться к грандиозной взбучке. Ведьма считала его чем-то вроде непутевого младшего братишки, и как это изменить, Джаред понятия не имел.

- Скажи лучше, у тебя остался доступ в университетскую библиотеку? - они как раз выбрались на заваленный обломками двор. В темноте ориентироваться было еще труднее. Услышав вопрос, Данниль споткнулась, Джаред едва успел её поймать.

- Допустим, а зачем тебе?

- Встретил по дороге странную тварь, не хотелось бы соваться к ней без хорошего плана действий, - вздохнул Джаред. - Я и деду-то как раз посоветоваться шёл.

- Посоветовался, чтоб тебя, - с досадой сплюнула ведьма. - Ладно, рассказывай, что за хрень, я постараюсь завтра протащить тебя в библиотеку.

Библиотека помогла отчасти. Нового о монстре Джаред нашел не так много. Поскольку фагармы считались вымершими лет триста назад, информации, как их убить было удручающе мало. Уязвимые места были на морде и брюхе, но как до них добраться сквозь толщу болотной жижи? Да и про способность мешать укорачивать путь нигде не упоминалось. Данниль предположила, что это могла быть какая-то мутация - ареал обитания фарагмов совпадал с теми местами, где чаще всего пытались осушить болота с помощью магии. Это могло объяснить странные способности, но как убить монстра не подсказывало.

Данниль забрала у Джареда флакон со слизью и пропала куда-то на пару часов, а вернувшись, поделилась неприятными новостями. В слизи содержался парализующий жертву яд.

Захлопнув очередную книгу, Джаред вертел в руках написанный корявым, торопливым почерком отчёт. Лучи света, проходя через оконные витражи, освещали алым тонкий пергамент, и лицо сидевшей на краю стола и на пытавшейся скрыть недовольство Данниль. По всему выходило, одному на фагарма идти не стоило. Джаред прикинул, кто из знакомых охотников мог находиться в городе, кто смог бы за пару дней добраться... Похоже, как бы не было противно, всё равно придется обращаться в гильдию. Сдать на изучение убитого монстра и исчезнуть в этот раз не получится.

- Ты туда не полезешь, - Данниль высказала эту мысль с привычной категоричностью, поначалу постоянно вызывавшей протест и навязчивое желание сделать назло. Каждый раз приходилось брать себя в руки, вспоминая, что давно взрослый.

- Полезу, - не удержался Джаред, едва не показав ведьме язык. - Но не один. Придется передать в гильдию информацию о новой нечисти.

- Вот и правильно, - в момент расцвела Данниль. - У них и возможностей больше, и денег, и ...

- И собирать ловчую группу они будут так долго, что тварь сдохнет от старости, - мрачно продолжил Джаред. - Пока там решат, пока соберут сведения, пока договорятся с бюджетом... Не могу смотреть, как охоту превращают в повод вытянуть денег из Совета.

- Ну, ты же тоже берешь плату за убитых монстров, - Данниль с недоумением пожала плечами. - Когда, конечно, тебе не взбредает в голову поработать просто так. А тянуть время, когда тварь сидит чуть не на тракте и в любой момент может напасть? Они ж не идиоты - представляешь, сколько стоит на один день закрыть дорогу?

- Не представляю, - Джаред вздохнул. Спорить не хотелось, а идти к Крипке всё равно придётся. - Ладно, чего уж.

- Ты просто не любишь Эрика, - понимающе хмыкнула Данниль.

- Как раз он и не при чём, он своё дело знает, и лекции его очень по делу всегда были. Команду я его не люблю, этих прилизанных охотников на крыс... - Джаред презрительно скривился. - А сам Эрик нормальный парень, когда не уговаривает меня вернуться на факультет.

- Ты же зайдешь потом, - она не спрашивала, а утверждала, и Джаред только кивнул. Конечно, зайдет, куда ж он денется. Вчера они так и не поговорили. Джаред хотел расспросить Данниль про ребёнка. Кто отец, как она решилась? Не специально же для Часов Судьбы? Зачать для того, чтобы использовать плод в ритуале - такое в голове не укладывалось. Неужели она могла? Но как начать разговор, как отнестись к тому, что может услышать? И если на самом деле... то какое он право имел судить? Как, вообще, он мог кого-то судить, если сам хотел просить помочь найти способ заниматься безопасным сексом с Пауком?

Жизнь не собиралась становиться проще...

Старое здание гильдии охотников Джаред не любил - за неудобное расположение в самом центре одного из спальных районов, за вычурность и помпезность, не соответствующие этой профессии. За холод, постоянно поднимающийся из подвала - холодильники, где хранились образцы и туши монстров, постоянно выходили из строя, то стухало их содержимое, то замерзал весь первый этаж. Крипке ожидаемо вцепился в Джареда, как клещ. Заставил три раза рассказать всё, что тот видел и слышал. Потом зарылся в книги и какие-то сводки, цифры в которых Джареду не говорили ничего, а сам Эрик от просьб пояснить только отмахивался, только хмыкал изредка, да водил пером по пергаменту, что-то подчеркивая. Оставалось смотреть в окно и ждать, к какому выводу он придет.

- Интересно, - притянул, наконец, Эрик, обводя в кружок одну из цифр. Джаред молчал, понимая, что спрашивать бесполезно. - Последняя попытка осушить болота была около десяти лет назад. Ты помнишь тот скандал? Экспедиция просто пропала. Похоже, мы нашли, кто их съел. Говоришь, эта тварь мешает укорачивать путь?

Джаред кивнул.

- Это хорошо, - Эрик даже потер ладони. - Оно б еще вывеску над болотом повесило с надписью «я здесь».

Джаред удивленно вскинул брови, о том, что это не только помеха, но и явный признак присутствия нечисти, Джаред не подумал, а ведь должен был. Охотник, называется. Выследить тварь зачастую сложнее всего. А эти словно сами подсказывали.

- Стоит попробовать узнать, поточнее, на каком расстоянии оно действует, - Эрик вздохнул. - Проклятие, в Совете мне не обрадуются. Не хочешь пойти со мной для моральной поддержки?

- Нет уж, спасибо, - откровенно рассмеялся Джаред. - Я лучше на болота схожу, понаблюдаю за тварью, пока вы собираетесь. Измерю «зону действия».

Эрик задумался, закусив губу.

- Только близко не подходи, - сказал он, наконец. - Держись на границе, если что отходи на тракт, через защитные знаки на плитах оно не должно сунуться. Заметишь что-то необычное, лучше возвращайся.

Джаред послушно кивнул, радуясь возможности исчезнуть из города на время подготовки к охоте. Пусть Эрик сам отвечает на бесконечные вопросы, доказывает, что необходимо перекрыть тракт, выбивает деньги на снаряжение. А через пару дней можно будет вернуться и проследить за подбором охотничьей бригады.

К Данниль он пришел только вечером - пользуясь случаем и прикрываясь именем Эрика, он выбрал на складе пару окуляров, позволяющих видеть движущиеся объекты даже если он скрыты камнями, деревьями или парой метров болотной жижи, несколько сигнальных заклинаний, запас зарядов для самострела, ну и еще всяких полезных мелочей.

- Ты чего такой довольный? - Данниль с порога заметила его повышенное настроение.

Джаред показал ей трофеи, тут же начав упаковывать сумку. Нужно было взять только самое необходимое на пару дней, чтобы можно было унести на плече. Самоходка только мешала бы, не позволяя срезать путь по лесу.

- Разве мы не собирались поговорить о Дженсене? - зло сверкая глазами, ведьма вцепилась в сумку с другой стороны, мешая Джареду собираться. - Из-за твоего вмешательства мой план рухнул. У тебя были какие-то идеи? Собираешься убеждать его, что он на самом деле не чудовище?

- Мы поговорим! - резче, чем собирался, ответил Джаред. - Мы поговорим, когда я вернусь. Это ненадолго, нужно просто ещё кое-что узнать о твари.

- Трус! - Данниль вскочила, залепляя ему пощечину, и умчалась по лестнице на второй этаж. Джаред с досадой бросил сумку и поднялся следом. Постучал в дверь комнаты, пожал плечами, сел на пол опираясь спиной на стену.

- Я не трус, ты же знаешь, - вздохнул он. - Мне просто страшно. Мне надо подумать, понимаешь? Сначала я сам не знал, зачем ищу его. Я ненавидел его и хотел увидеть. Хотел свернуть ему шею... или умолять о помощи. И дети... Я их во сне видел и не знал, радоваться, что они есть, или взять побольше бегущего огня, загнать всех в ловушку и... Конечно, мне хватило одного взгляда, чтобы понять - я никогда не причиню им вреда сам и другим не позволю. А он... я до сих пор не пойму, что я чувствую. Я всё ещё ненавижу его, я не понимаю его, я боюсь его... Но когда он ко мне прикасается, когда наваливается всем весом, он словно отгораживает меня от всего мира, и тогда я не боюсь ничего. Когда он меня раскрывает и трахает, я не чувствую ненависти, больше не чувствую...


- Проклятие, Джаред, - Данниль резко распахнула дверь, чуть не ударив его. - Без твоей последней фразы, я спала бы гораздо спокойнее. Некоторые вещи о своих... Ты же это специально, да?

Джаред пожал плечами, уворачиваясь от маленьких, но тяжелых кулаков. По крайней мере, он мог теперь об этом говорить. Сколько раз он пытался начать разговор, но даже слова казались грязными, застревали, язык, словно становился чугунным, не желая двигаться.


- Я вернусь с охоты, и тогда мы подумаем, хорошо? Сам я не уверен, что справлюсь. Ты расскажешь мне о нём, о Дженсене? Какой он, за что ты любишь его?

- Расскажу, - Данниль прижалась к его плечу, обхватив руками, как это пару дней назад сделала его дочь. Джаред закрыл глаза и обнял ведьму в ответ.

Следующим утром он вышел из города невыспавшимся, но вполне довольным жизнью. Солнце светило не по-осеннему ярко. Снадобья Данниль сняли ломку, к тому же она приготовила ему новый флакон с обезболивающим, но пока что в нем не было нужды. Дорога словно тоже радовалась прекрасному дню, ложилась под ноги и сворачивалась именно так, как Джаред хотел. Уже к вечеру он добрался до того участка тракта, где видел фагарма, и, судя по ощущениям, тварь всё еще была тут.

Он разбил лагерь подальше от облюбованного нечистью места. На ночь глядя, да еще после утомительного пути, ни о какой разведке речь не шла, но Джаред заранее приготовил окуляры, самострел и сигнальные заклинания, чтобы с рассветом отправиться к болоту.

Наблюдать за тварью оказалось до отвращения скучно. Фагарм не делал ничего необычного. Сидел себе в болоте, периодически перемещаясь на пару метров, максимум десяток. Каким-то образом подманивал мелких животных. Не рискуя подойти поближе, Джаред не мог определить, звуками ли, а может запахом, или она всё-таки использовала свои психомагические способности. Проторчав там почти до рассвета, побродив, делая для Эрика отметки на листе пергамента, по краю «зоны фагарма», Джаред собрался было отправиться спать, но решил напоследок еще раз надеть окуляры. И понял, что едва не пропустил момент, когда тварь куда-то целеустремленно поползла.

Стараясь держаться на безопасном расстоянии, ориентируясь по «зоне фагарма», то надевая, то снимая окуляры, Джаред с милю следовал за нечистью. Наконец, тварь остановилась, тут же став невидимой для заговоренного стекла. Убрав артефакт в карман, Джаред направился в сторону тракта, рассчитывая за пару минут вернуться в лагерь, но с удивлением понял, что всё ещё не может укорачивать путь. И через десяток шагов ничего не изменилось. По венам с кровью побежал адреналин, сердце ускорило ритм, когда Дажред понял, что попался. Фагарм заманил его в ловушку, как, видимо, и несчастных магов той пропавшей экспедиции. Замерев на месте, он осмотрелся. На первый взгляд ничего подозрительного заметно не было. Джаред отцепил одно из сдвоенных стекол, прочно закрепляя в ободе второе. Зрение раздвоилось. Было непривычно одним глазом видеть обычный ночной лес, а вторым покачивающиеся от ветра кроны, мелькающих вдалеке птиц и мелких животных, словно всё неподвижное - кусты, стволы деревьев, кучи листьев просто не существовали.

Внимательно осматриваясь, Джаред медленно шёл к тракту, досадовать на собственный идиотизм он будет, когда окажется в безопасности, а сейчас нужно было просто попытаться выбраться живым. На взметнувшиеся в воздух листья он немедленно отреагировал сдвоенным выстрелом из самострела и с удовлетворением отметил, что оба заряда достигли цели. Коротколапая тварь с тупоносой мордой корчилась, разбрызгивая капли темной крови из пробитой артерии. Множество щупалец сворачивались в агонии петлями, словно клубок змей. И тут же Джаред снова почувствовал, как послушно укорачивается путь, вынося его на тракт.

Нервное возбуждение мешало уснуть. Глядя на гаснущие звезды, Джаред прокручивал в голове ночной эпизод, ругая себя за беспечность. Болотные твари способны отходить на пару десятков метров от воды, это известный факт. Почему он не подумал, что тварь могла быть и не одна?

Наблюдать дальше не имело смысла, поэтому, проснувшись после пары часов беспокойного сна, Джаред собрал сумку, и направился обратно в город. Предстоящий разговор с Данниль беспокоил всё сильнее. То, что два дня назад казалось не просто выносимым, а почти желанным... Проклятие, он снова ни в чем не уверен.

Он еще не дошел до тракта, когда почувствовал внезапный рывок. Горячая боль хлестнула по запястью, самострел послал заряды куда-то в небо, тонкие щупальца обвили ноги, роняя на землю, тут же сдавило горло, мешая дышать. В глазах потемнело от нехватки воздуха и Джаред потерял сознание, успев подумать, что, оказывается, проклятые твари умеют выключать своё «магическое поле».
***

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 00:28
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Свет раздражал и Джаред попытался натянуть на голову подушку. От усилия для этого потребовавшегося, все мышцы отозвались болью и накатила тошнота. Кто-то ловко повернул его на бок, заставив свесить голову с кровати, и подставил ведерко. Расставшись с порцией желчи и куском какой-то слизи, Джаред в изнеможении повис, не в силах самостоятельно повернуться.

- Я жив? - с удивлением прохрипел он. Горло горело после рвоты, а мышцы не шее болели так, словно кто-то пытался оторвать ему голову.

- Что вы, мужчины, находите хорошего в такой работе, - пробормотал рядом женский голос, - если первым делом, проснувшись, спрашиваете, на каком свете?

- Пф! - фыркнул другой голос, постарше. - Некоторым достаточно пары часов в таверне с дружками, чтобы блевать гораздо дольше и стонать громче.

Джаред заскулил от боли, заползшей, казалось в самый потайной уголок тела. Женщины замолчали, кто-то обтёр его лицо влажным полотенцем, кто-то приподнял, поднося к губам чашку с теплым отваром. Пить не хотелось, и, наверное, это было тревожным знаком - когда тело перестаёт бороться. Джаред, давясь и стукаясь зубами о края, выпил всё до капли. Просто из упрямства. И тут же мир снова померк.

Второй раз просыпаться было не намного приятнее. Ломота во всем теле, как от осенней лихорадки, горло дерёт, словно кто-то пытался вырвать язык, мутная, похмельная боль в голове... Добро пожаловать в мир живых, Джаред.

Открыв глаза, он медленно, покачиваясь на ослабевших руках, сел в кровати, тут же нагнулся вперед, чтобы не рухнуть обратно на подушки, и огляделся. Обычная комната в деревенском доме, очень чистая и аккуратная. Сейчас тут витал запах болезни и пота. Ухватившись руками за спинку кровати, Джаред поднялся, прислушиваюсь к своим ощущениям. Перед глазами не плыло и мысли, не смотря на головную боль, не путались. Как его прямо посреди перехода поймал и почти задушил щупальцами фагарм, он помнил. Только вот не понимал, почему «почти».
Неужели Эрик так быстро справился с бюрократическими заморочками и пришел на помощь?

Только заметив у стены ночной горшок, Джаред почувствовал давление в мочевом пузыре. Прихватив с собой стул, придерживаясь за него при каждом шаге, он добрался до горшка. От облегчения в глазах потемнело, так что пришлось спешно упасть на стул, переводя дыхание. Не хватало ещё, чтобы его нашли без сознания с развязанными и спущенными штанами.

Пока он размышлял, попробовать вернуться в постель самому или позвать на помощь, в комнату вошел пожилой мужчина, такой измотанный и всклокоченный, что Джаред не сразу узнал Джима.

- Ну и повезло же тебе, парень, - вместо приветствия выдал Джим. Джаред только развел руками, язык не слушался. - Пойдем-ка. Держись.

Доведя Джареда до кровати, Джим тяжело опустился на лавку.

- Или не повезло, это как посмотреть, - добавил он помолчав. - Ты помнишь, что с тобой было?

- Фа-гарм, - с трудом проговорил Джаред, с трудом ворочая тяжелым языком.

Джим кивнул со странным выражением на лице.

- А ещё там кто-нибудь был?

- Ещё один фа...га... - Джаред закашлялся, морщась от боли.

- Ладно уж, молчи, понял, - Джим вздохнул и снова на несколько минут замолчал. Джаред хотел спросить, что важного он пропустил, но не мог, пришлось ждать, пока старый охотник продолжит сам. - Похоже, за тебя была серьёзная схватка между гигантским пауком и фагармом. Так утверждает Марвел, охотник, который тебя принёс к лекарю.

Внутри похолодело, и опять потемнело в глазах. Испуганный Джим тряс его за плечи и, кажется, звал лекаря. Но Джаред покачал головой, с трудом, но сам, снова усаживаясь в кровати.

- И… где он? - если говорить медленно, то, пожалуй, почти получалось.

- Фагарм в леднике ждёт, когда за ним явится представитель гильдии из столицы, - начал Джим, но вдруг осёкся, заметив что-то в лице Джареда. - Паук в дознавательской. Тут из-за него такая буча поднялась.

Джаред откинулся на подушку. Он жив. И он попался. Во имя Часов Судьбы, что же теперь делать?

- Город поделился на две части. Одна, большая, требует немедленно казнить нечисть и труп сжечь. Вторую возглавляет проезжий менестрель, борец за права разумных нелюдей. Похоже, из тех, что готов поделиться последней рубашкой с голодным оборотнем... Вот он осаждает дознавательскую, требуя справедливого разбирательства. Лет пятнадцать назад, я бы не стал их слушать, - Джим покачал головой, пристально глядя на Джареда, что-то выискивая в его глазах. - Ты его знаешь, охотник?

Джаред снова кивнул.

- Хорошо, когда сможешь нормально говорить, будет дознавательство, - Джим словно поник и махнул рукой.

После его ухода, Джаред долго смотрел в потолок. Дознавательство? С одной стороны хорошо, что Паука пока не тронут. Но как только Джаред сможет давать показания, ему придется явиться на дознание и отвечать на вопросы. Что он может наговорить, если его спросят о Пауке? И действует ли магия дознавателей на нежить?

К вечеру после нескольких чашек каких-то снадобий и легкого обеда, слабость несколько отступила. Лекарь, осмотрев Джареда, сказал, что яд из организма почти вышел, и значит нужно ждать быстрого улучшения. Он даже не возражал против небольшой прогулки по городу, только просил не уходить далеко и не волноваться. Говорить Джареду было всё ещё трудно, но он смог умыться и переодеться. Куртку со штанами ещё днём принесла одна из сестёр - вычищенную и починенную. С тревогой проверив потайной карман за подкладкой, Джаред с облегчением обнаружил все припасенные заклинания, набор отмычек и окуляры. А вот сумка, похоже, так и сгинула где-то в лесу. По крайней мере, ни лекарь, ни его помощницы, её не видели. Досадно - пара капель стимулятора были бы сейчас кстати.

Путь до ратуши, где размещался и совет, и суд, и дознавательская, и городской маг, занял почти полчаса вместо десяти минут. Приходилось постоянно останавливаться передохнуть, да и дорога укорачиваться не хотела. Джаред сам недоумевал, как он не свалился где-нибудь в переулке, видимо был для этого слишком упрям. Вход в дознавательскую найти было легко. Возле него размахивал руками высокий мужчина, с гитарой за спиной. Его крики определенно привлекали внимание, собрав кружок зрителей.

- … не бывает людей наполовину, кто от плоти людской рождён, тот человек до самой смерти. И пока не доказано, что человек этот преступник, не должно обращаться с ним как с преступником! - в ораторе Джаред с некоторым удивлением узнал Тома Веллинга, когда-то бывшего аспирантом от Дома Воздуха на кафедре заклинаний. Парень проходил апробацию, обещая стать одним из самых сильных магов своего поколения. В голову пришло, что одного из мальчиков звали Томас. Похоже, Паук называл сыновей в честь университетских друзей. С Кристаном Кейном, повелителем разума, Джаред был знаком. Если Веллинг друг Паука, наверняка сейчас ищет способ помочь ему бежать.

- Доказательства? Да хоть сейчас, - с равнодушным и скучающим видом обернулся светловолосый мужчина, о чем-то разговаривавший с одним из дознавателей. Джаред безошибочно опознал охотника по выверенной лаконичности движений, по практичной и для леса и для города одежде. - Если господин дознаватель не возражает.

Дознавателю было откровенно всё равно, а может просто любопытно, он кивнул, приглашая зрителей за собой, и коснулся двери рукой, кольцо на пальце вспыхнуло ярче, подтверждая доступ. Небольшая заминка возникла, когда из своего кабинета вышел Джим начал что-то тихо говорить дознавателю и охотнику, но в ответ получил достаточно громкий совет не лезть за пределы зала суда. Толпа потянулась внутрь, разозленный Джим направился было прочь, но увидел Джареда.

- Ты что здесь делаешь? - проворчал старый охотник, подхватывая Джареда под локоть. - Ты разве не должен лежать в постели?

Джаред кивнул головой в сторону дознавательской. Джим покачал головой, но пошел рядом, позволяя Джареду на себя опереться.

Комната была просторной и пустой, только пара стульев да несколько странно изогнутых металлических прутов по стенам. Считалось, что с разработкой специальных заклинаний необходимость в орудиях дознания отпала и они служат лишь украшением и данью традициям. Паук сидел на тощем соломенном мешке в углу, казалось, он никого не замечал, просто игнорируя толпу людей. Если бы не скованные руки с цепью, пропущенной через кольцо в стене, он казался бы расслабленным и спокойным. Охотник подошел, по дороге снимая с подставки что-то похожее на длинную тонкую кочергу, и остановился в полушаге от Паука.

- Вы думаете, это человек? Две руки, две ноги, приятное лицо. Но на самом деле, это всё только притворство. Если хотите увидеть настоящее, надо смотреть не так, - охотник подцепил кочергой губу Паука, тот едва заметно вздрогнул и попытался отодвинуться, но его движения были слишком замедлены, словно его накачали каким-то зельем. - Стоит нажать вот тут, и можно увидеть, что в этой челюсти прячется еще парочка зубов. Ими он впрыскивает яд своим жертвам. И вот ещё, - кочерга переместилась вниз, зацепила пояс штанов, стягивая их почти до колен. - Вы думаете, перед вами мужчина? Думаете, это пенис? Опять обман. Посмотрите на эти тонкие шрамы - это значит, что пару лет назад, больше года, но меньше пяти, эта тварь делала кладку. Знаете, как они размножаются? Им нужна жертва, молодой и здоровый мужчина, чьё семя они выдаивают и оплодотворяют им свои яйца. А потом откладывают их в тело жертвы. И маленькие монстры сжирают изнутри своего невольного папашу. Вы всё ещё думаете, что это человек?

Изображение

Джаред тяжело повис на плече Джима, так что тому пришлось его подхватить и почти вынести из дознавательской.

- Это перешло все границы, - возмущался Джим. - Пора заканчивать этот балаган...

- Спасибо, - с трудом выдавил Джаред. - Дай мне минуту. Тут негде присесть...

- Сможешь сделать ещё пару шагов? В моём кабинете есть кресло, - Джим, помог ему подняться по ступенькам. - Ничего не трогай, я разберусь там и вернусь.

В кабинете судьи до этого Джаред был только один раз, но запомнил расположения сейфа, там должны быть запасные кристаллы доступа. Замок оказался механическим, а не магическим, а значит придется возиться с отмычками и подбирать код.

- Что это значит, парень? - Джаред вздрогнул, оборачиваясь. От разочарования на лице старого друга было почти больно.

- Они убьют его, - хотелось оправдываться, объяснить про детей, почему так важно, чтобы Паук выжил. Невозможность нормально говорить просто убивала.

- Ты видел, что он такое, - Джим сделал пару шагов, остановившись посреди кабинета, снова глядя на Джареда тем странным взглядом, как и утром в доме лекаря. - Это было грязно, но в чем-то Марвел прав - это не человек, а оборотень, опасная тварь, убийца. Думаю, тот несчастный, которого заживо сожрали пауки, со мной бы согласился.

- Не согласился. И его не сожрали, - Джаред закрыл глаза, молясь, чтобы Джим понял и одновременно страшась этого.

Рядом скрипнула дверца, твёрдая рука встряхнула за плечо.

- Посмотри на меня, парень, - Джим горько улыбался. - В этой проклятой работе, мы теряем себя. Нет ни одного охотника со здоровой психикой и нормальной семьёй. И пусть тебя хранят боги, когда ты поймешь, что ошибся.

Джим вложил ему в руку перстень с крупным красным камнем.

- Завтра утром я замечу пропажу и все камни заменят.

- Спасибо, - Джаред сжал ладонь, чувствуя, как острые грани покалывают кожу.

- И не появляйтесь никогда в моём городе, - чужим голосом закончил Джим. Джаред кивнул, пошатываясь, спустился по лестнице. Холод темной ночи остудил пылающую голову. Нужно было как-то выпустить Паука. Камнем открыть дверь, с замком на цепи попробовать справиться с помощью отмычек и заклинаний. Выбрав угол потемнее, Джаред прижался к стене. Было бы неплохо найти Веллинга, поддержка мага очень бы пригодилась. Но уйти на поиски сейчас - значило рисковать свалиться где-то и просрать в итоге единственный шанс.

К тому времени, как погасли последние огни и площадь опустела, Джаред окончательно продрог, зато холод не давал задремать. Оглядевшись, он вернулся к двери и приложил к ней перстень. Дверь скрипнула, открываясь. В комнате царила кромешная тьма, но огонь мог привлечь ненужное внимание. В том месте, где Джаред рассчитывал найти Паука, оказалась пусто. Пришлось ползти вдоль стены, ощупывая поверхности руками, пока пальцы не нашли тяжелое кольцо. Перебирая звенья цепи, Джаред нащупал замок, наручники, холодные руки со знакомыми длинными пальцами. Он попытался что-нибудь сказать, он голос сел окончательно. Паук никак не реагировал на действия Джареда и тоже молчал, холодный и неподвижный. Он, вообще, живой? Нащупав пальцами ровное биение сонной артерии, Джаред с облегчением выдохнул и переключился на замок. Отмычки в темноте не желали попадать в нужные отверстия и кололи пальцы, заклинания срабатывали с короткими вспышками, заставлявшими замирать сердце. Наконец раздался щелчок и цепь упала, разомкнувшись.

- Цепь, - услышал вдруг Джаред. - На ней твоя кровь, нужно забрать.

Джаред только подтолкнул Паука в сторону выхода. Нормально за собой прибрать мешала слабость, а делать что-то наполовину просто бесполезно. Как в темноте отсоединить цепь от кольца в стене, он всё равно не представлял.

После непроглядной тьмы дознавательской осенняя ночь казалась светлой. Звук приближающихся шагов заставил обоих оглядеться и отступить в тень. Высокий мужчина остановился возле двери дознавательской и вытянул руку, не касаясь темного металла.

- Эй, Том, - негромко окликнул Паук, мужчина чуть не подпрыгнул, оборачиваясь. - Ты почти успел.

В голосе Паука явственно звучала насмешка.

- Живучий, гад, - радостно отозвался Веллинг, хлопая Паука по плечу. - Идем, расскажешь, как выбрался.

- Погоди, забери у Джареда кольцо с камнем, нужно выбросить в какой-нибудь колодец...

Дальше Джаред не слышал, в ушах зазвенело, он облокотился на стену, просто на минуту закрыть глаза, чтобы унять странное мельтешение и звон...

Проснувшись, он не сразу понял, что снова в доме у лекаря. Сестры были так потрясены новостями, что даже не сильно ругали нерадивого пациента, обещавшего вернуться через полчаса, и явившегося полуживым посреди ночи.

Паук сбежал, вырвав цепь из стены, в городе толпы охотников, собралась целая команда, все ищут выводок, и как, наверное, Джареду жаль, что он не может присоединиться к поискам.

Вырваться из гостеприимного дома он смог только через неделю. Ощущение нереальности происходящего преследовало во сне и наяву. Первые дни он ждал, что за ним явятся дознаватели, связав побег монстра с ночным отсутствием раненого охотника, но, кажется, всё обошлось. Или Джим их как-то убедил. В любом случае, как только смог подняться с кровати, Джаред начал собирать новую сумку взамен сгинувшей, чтобы как можно скорее уйти из города. Чего он ждал, когда направился к дому на Голове Разбойника? Зная, сколько охотничьих отрядов рыщет по округе, он понимал, что найдет только руины, и надеялся, что Паук успел увести детей в безопасное место. И всё же обнаружить на месте дома пепелище оказалось неожиданно больно. В этом была странная предопределенность, словно только всё начинало приходить в норму, как что-то обязательно вмешивалось, разрушая долгую кропотливую работу.

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:33, всего редактировалось 2 раз(а).

28 дек 2011, 00:29
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
«Вестник» от Данниль застал его на полпути к столице. Принимать предложение Эрика и возвращаться в университет он, конечно, не собирался. Но пара недель на «подумать» ему, определенно, требовалась. В записке был адрес и карта, как быстрее пройти. Это, наверное, что-то значило, но словно в вату завернутый мозг отказывался как-то оценивать информацию. Джаред просто развернулся, заново прокладывая путь.

Деревня была маленькой, дворов двадцать всего. Дом Данниль стоял на отшибе, но не очень далеко, окруженный огромным, разросшимся, запущенным садом.

Джаред поднялся на крыльцо, впервые за многие дни ощущая себя и весь мир реальным - скрип дерева, ощущение под пальцами металлического кольца на двери, мокрый запах прелой листвы. Дверь открыла Данниль, тут же приложив к губам палец.

- Если ты кого-нибудь разбудишь, я оторву тебе голову, - в устах ведьмы звучало обещанием. Поэтому возле кровати со спящими детьми он молча постоял несколько минут, отмечая повязки на руках Михаэля, осунувшиеся лица других паучат, и тихо вышел, закрыв двери.

- Ты голодный? - спросила Данниль и Джаред, поколебавшись, кивнул. В последние дни боли снова усилились, но пока что он мог их выдержать. - Ну, тогда я принесу, подожди в комнате.

Джаред снова кивнул, но вдруг замер, глядя из окна на двор. Забыв про еду и про Данниль, он вышел через заднюю дверь, даже не заметив холодного ветра. Судя по всему, Паук собирался чинить старые качели, да так и задумался с молотком в руке и парой гвоздей в зубах.

- Эй, - Джаред присел рядом на перевёрнутую скамейку.

- Данниль говорит, что шрамы Михаэля можно будет попробовать вывести только через пару лет, - ровным голосом сказал Паук, плавая где-то в своих мыслях.

- Мне жаль.

- Ты можешь сделать для него сплетку?

- Я не контролирую это, - честно ответил Джаред. - Оно просто приходит и я что-то делаю. А свою ты уже использовал?

- Забудь,- вздохнул Паук, всё ещё глядя куда угодно, только не на Джареда. - Всё равно везение тут мало поможет.

- Эй, - Джаред поднялся, пытаясь поймать взгляд Паука. - Ты плачешь?

- Сюрприз, - ядовито усмехнулся Паук, больше не пряча глаз. - Не только люди имеют слезные железы.

Опять между ними повисла неловкость. Слова казались неправильными, только искажали мысли, мешая друг друга понять. Но повисшая тишина была ещё мучительнее.

- Данниль обещала найти зелье бесплодия. Для меня, - Джаред покраснел, вдруг смутившись. - Тогда ты не сможешь...

- Сделать кладку, - безжалостно подсказал Паук. - А больше тебя ничего не беспокоит? Например, то, что я, чтоб тебе провалиться, паук?

- У меня было время об этом подумать, - Джаред развел руками.

- И? Какие выводы? - злые, покрасневшие от слез глаза показались вдруг Джареду невыносимо прекрасными, словно ещё зеленее. - Почему ты не оставишь меня в покое? Тебе надо со мной трахаться, чтобы не болели шрамы? Прекрасно, но избавь, пожалуйста, от всякого эмоционального дерьма!

- Я-то избавлю, без проблем! - Джаред зло сплюнул, словно ощущая яд слов. - От моего дерьма избавлю! А как насчёт твоего? Или ты не присматривал за мной? Не бросился на выручку, как только меня попытались сожрать?

- Я не присматривал! Я... - Паук тоже вскочил, зло сощурившись, но вдруг словно сдулся, уменьшился и уже гораздо тише продолжил. - Это Эльта увидела сон, в котором тебя задушили щупальцами. Она мало что смогла рассказать, но страшно перепугалась. Я даже не сразу понял, о чём она...

- Первые видения всегда путаные, - сказал Джаред, словно извиняясь и удивляясь одновременно. - Но как ты меня нашёл? Болот по всей стране столько, что... Ты использовал сплетку? Чтобы успеть меня спасти?

- Я же просил, не надо эмоционального дерьма... - всё тем же потухшим голосом перебил Паук. - Считай, я возвращаю тебе долг.

- И долго еще возвращать? - Джаред шагнул вперед, почти вплотную, всё ещё не решаясь прикоснуться.

- Всю жизнь? - зеленые глаза распахнулись словно зачарованно.

- Может, тогда делать это как-то... не так драматично? - он поджал губы, словно пытаясь удержать какую-нибудь глупость. - Ну, например... не знаю. Подумать, не знаешь ли ты о каких-то артефактах, которые помогли бы мне на охоте?

- Наверное, - на этот раз в голосе звучала растерянность. Джаред вдруг почувствовал почти забытую свободу, он снова держал в руках свою судьбу, и в этот раз упускать не собирался.

Изображение

_________________
Простите, у нас не было души!


Последний раз редактировалось Дония 22 мар 2013, 12:34, всего редактировалось 1 раз.

28 дек 2011, 00:29
Профиль WWW

Зарегистрирован: 21 май 2010, 20:48
Сообщения: 57
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Это было здорово! Дония, Anarda, спасибо большое :flower:


28 дек 2011, 01:58
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
ДонияAnardaдевочки, я очень вас люблю и очень вами горжусь :inlove: :vict: :heart: вы чудесные, смелые и вы успелиии!!! :dance3: Уиииии :alles:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


28 дек 2011, 02:23
Профиль WWW
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Ох, как же ждала это продолжение. Прочитала тут же. Очень-очень понравилось. Спасибо огромное. Сильно-сильно благодарна.
Иллюстрации просто чудесны, рассматривала с удовольствием.
Большое-большое спасибо!!!

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


28 дек 2011, 02:52
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 мар 2011, 04:53
Сообщения: 57
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Ох, какая вещь! Как же я рада, что она появилась! Такой человечный паук, просто слов нет...И Джаред :heart: Спасибо, Дония!
Anarda, шикарный арт!!! Спасибо!

_________________
Не садиться по жизни в чужие прокрустовы сани...


28 дек 2011, 05:34
Профиль

Зарегистрирован: 11 дек 2011, 11:07
Сообщения: 4
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Еще не читала, но арт...это нечто!!
Можете скинуть ссылку на фик "Паук"?

_________________
«… и я разделяю все случаи в жизни, на что было до и после тебя».


28 дек 2011, 06:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2010, 08:59
Сообщения: 21
Откуда: из Сибири
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Ух ты! Как же я ждала этого продолжения! Спасибо-спасибо-спасибо :inlove: и за удивительный рассказ, и за прекрасный арт, и за такое суперзамечательное настроение, которое дарит ваша работа!!!

_________________
Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть! (с) Л. Кэрролл


28 дек 2011, 07:11
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 18:55
Сообщения: 296
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Дония, Анарда :squeeze: :squeeze: :squeeze: Поздравляю с выкладкой!! :dance3: :dance3: :dance3:
Catherine
Паук

_________________
Sam and Dean Wincester are psychotically, irrationally, erotically codependent on each other (с)


28 дек 2011, 10:13
Профиль WWW

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:45
Сообщения: 10
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Полностью согласна со всеми высказываниями. :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: Спасибо.


28 дек 2011, 12:30
Профиль
Альтернативная ветвь фандома

Зарегистрирован: 15 окт 2008, 12:02
Сообщения: 5
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Ох, здорово-то как... но, автор, теперь же нестерпимо хочется дальше!

Арт прекрасен.


28 дек 2011, 13:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 окт 2010, 21:13
Сообщения: 207
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Дония
Спасибо!Определенно продолжение просто шикарное."Паук" меня ужаснул тогда,но это совсем другое,это было замечательно.И очень жизниутверждающее окончание.Есть надежда на понимание,возможно уже есть доверие и чувства.Пока еще боятся сами,но это пройдет,они научаться и дети - такие милые паучата :kiss:
AnardaАрт чудесный!
Спасибо,вы были великолепны :heart: :heart: :heart:


28 дек 2011, 14:01
Профиль WWW

Зарегистрирован: 24 ноя 2010, 10:00
Сообщения: 44
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Дония, спасибо преогромнейшее за историю :inlove:
Вернулась с корпоратива довольно поздно, но не могла оторваться. Какой Джаред, какой Дженсен, а уж дети... :heart:

Anarda, рисунки изумительные, для меня 100% попадание в образы, их глаза так много говорят о пережитом, о их страхах, чувствах, надеждах :inlove:


28 дек 2011, 15:14
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 июл 2010, 00:53
Сообщения: 92
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Дония - я уже и надеятся перестала, что когда-нибудь увижу продолжение этой истории - а тут такой подарок в самый последний день Биг Бэнга. Совершенно обалденная история! Первая часть лично меня сначала сквикнула, но в ней было что-то завораживающее, не позволяющее закрыть, не дочитав. Но вторая... Очень драматичная, эмоциональная, совсем не простая в хорошем смысле. Поразительно, как вам удалось превратить нечто довольно неприятное и даже вызывающее омерзение во что-то настолько очаровательное. Паучки - то, как описано, как они забрались к Джареду в постель вместо отвращения вызвало удивительно тёплое чувство. Дженсен, строгий, но обожающий своих детей. Шикарный эпизод, где он "пеленает" их всех в коконы.
И отношения с Джаредом - настоящая ксенофилия, в полном смысле слова. Не история вроде "парень с кошачьими ушами трахается с парнем без кошачьих ушей, и кроме ушей они ничем не отличаются". А действительно сложные отношения, когда они отличаются друг от друга настолько, что и понять друг друга сложно. Но несмотря на всю болезненность этих отношений, на недоверие, их всё равно тянет друг к другу - не могут просто забыть и отказаться... Вот это было офигенно описано. Не говоря уже о мире, о сплетках, укорачивании пути и многом другом.
Спасибо огромное за эту историю! :inlove:
Не могу удержаться и не спросить: а ещёё будет??? Очень-очень хочется... :beg: :beg: Паучата уж очень классные. И что дальше будет с Пауком и Джаредом тоже очень хочется знать ... :heart:

Anarda - Арт почти весь очень красивый. Почти, потому что дети, ну... немного странные. Но всё остальное - особенно Дженсен с паучатами и Джаред на фоне холмов - просто великолепно. Чувствуется атмостфера, не просто картинки с героями, а настоящие иллюстрации, которые дополняют текст и дополняются текстом. Спасибо!

_________________
Больному воображению нужны стимуляторы, только если оно выздоровело(с)


28 дек 2011, 16:28
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 апр 2009, 03:34
Сообщения: 89
Откуда: СП-б
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Автор: Дония

Спасибо большое, за прекрасную историю. :friend:

Было приятно читать, затягивало.
Сопереживала героям, и умилялась деткам-паучкам.
Про сплетки классно придуманно, ну, и вообще, много интересных,
и даже тревожных моментов.

P.S соре, но какбэ, кажется, что история не закончена.
Может автор будет милостив, и надумает когда-нибудь проду))) :shy2:

Артер: Anarda

Вот просто - ммммм! Спасибо. Замечательные рисунки.
Детки такие лапочки, и сами Джеи... такие, ну, продуманные что-ли.
В некоторых рисунках, открытая напряженность, в других тревога, или...
что-то теплое. :heart:

_________________
"Гранд-мастер, суверенный командор и лорд адского царства." (с)


28 дек 2011, 16:47
Профиль

Зарегистрирован: 07 дек 2010, 15:01
Сообщения: 15
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
Замечательное продолжение,и главное ХЭ.
Дония и Анарда огромное спасибо за историю и арты. :flower:


28 дек 2011, 17:21
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
libra299
Спасибо :flower:

Erynia
:squeeze:

LenaElAnSed
мы старались :)

Alesssio
Спасибо :flower:

Catherine
Римроуз там дала ссылку. viewtopic.php?f=53&t=2029

Topolyna
рада, что понравилось :flower: :flower:

Римроуз
:squeeze:

Tanya1973
:flower:

visenna
пока что я считаю, что дальше Джеи справятся без меня :-D

Laluna 1
спасибо :) Хотелось закончить именно надеждой :)

altor
спасибо :flower:

Хозяин Чудовищ
:heart: спасибо за чудесный отзыв :heart: Всё именно так - им сложно понять друг друга и страшно попытаться, но и разбежаться в разные стороны они не могут так сильно их друг к другу притягивает.

Пока что я не планировала продолжения. Как только у героев появился шанс на понимание, когда Джаред увидел, что Дженсен способен ради него рискнуть без оглядки, а сам Дженсен вдруг понял, что есть кто-то, кто, зная, что он такое, прочувствовав это на собственном опыте, всё равно не отступает. Он ведь привык, что навсегда останется один, что любые отношения изначально обречены - какая может быть любовь, если каждый момент рискуешь убить своего партнёра? Конечно, им будет непросто, но Джаред не из тех, что сдаются, и Дженсену он нужен - так что у них есть надежда. Это самых лучший момент оставить их их судьбе :)

Legenda
Очень рада, что понравилось :ura:

Julie2010
Спасибо :flower:

_________________
Простите, у нас не было души!


28 дек 2011, 17:42
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 293
Сообщение Re: "Паутина", J2-AU, NC-17, Дония и Анарда
После "Паука" и коротенького сиквела про встречу на ярмарке было настоящим подарком увидеть этот текст.
История изумительная: настоящая, живая, объемная...
Описания красотные, дети очаровательны, да и преграды, судя по всему, вполне преодолимы.
Спасибо за такое чудо! И за текст и за иллюстрации! :flower:

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


28 дек 2011, 17:53
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 87 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.052s | 15 Queries | GZIP : Off ]