Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 20 окт 2017, 18:17





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 59 ]  На страницу 1, 2  След.
"Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Название: Человек с обратной стороны луны
Автор: Тёмная Нимфа
Бета: Котик
Артер: Amante
Категория: слэш
Пейринг: J2, Джаред/Росс
Жанр: романс, драма
Рейтинг: PG-13
Размер: ~ 45 000 слов
Саммари: Джаред учитель физкультуры и тренер баскетбольной команды в одной из школ Бронкса. Дженсен – новый преподаватель литературы в этой же школе. Росс – брат-близнец Дженсена – популярный писатель гей-романов. Росс влюблён в Джареда, считает его своей музой и черпает вдохновение из их общения. Джаред влюблён в Дженсена. А Дженсен – убеждённый натурал – влюблён в девушку своей мечты и собирается жениться. Но всё ли так однозначно?
Примечание: сноски расположены в конце глав
Благодарности: Amante – за чудесные иллюстрации и поддержку;
Котику – за бессонные ночи в обнимку с текстом и Розенталем;
Рэйвелл – за то, что она терпела меня этот месяц, читала, ругала и за изложенную в аватарках историю;
~Ri – за мудрые советы;
Enfiss – за психологию;
Мальчику-гомофобу, чьё имя история не сохранила – за идею текста.

Скачать фик одним файлом в формате .doc: Изображение

Изображение

_________________
падафил


Последний раз редактировалось Тёмная Нимфа 05 дек 2012, 22:39, всего редактировалось 2 раз(а).

05 дек 2012, 22:12
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Джареду снилось, что ему снова четырнадцать лет, и он спал в своей комнате, стены которой украшали яркие глянцевые постеры с изображениями его любимой баскетбольной команды Сан-Антонио Спёрс*, а также её звёздных игроков Эйвери Джонсона, Шона Элиота и Дэвида Робинсона. На прикроватной тумбочке надрывался охрипший от звона будильник, но Джаред не обращал на него внимания. Сквозь сон он даже, кажется, слышал разгневанный голос матери, которая грозилась отобрать у него игровую приставку, если он немедленно не спустится к завтраку. Но Джаред лишь укрылся одеялом с головой, потому что не было ничего слаще, чем урвать полчаса крепкого утреннего сна, даже если потом придётся идти в школу пешком.

Однако будильник продолжал гадко дребезжать над ухом. Джаред протянул руку, пытаясь нащупать его и… почувствовал что-то мокрое. Приоткрыв один глаз, Джаред увидел опрокинутую кружку с холодным кофе – надо же, он умудрился заснуть, уткнувшись лбом в скрещенные на кухонном столе руки. Впрочем, это было не удивительно, учитывая, что Джаред не спал последние двое суток. Распрямившись, он охнул и рухнул грудью на столешницу – затекшие мышцы немилосердно ломило. Вновь зазвенел будильник, то есть не будильник, конечно же, а сотовый. Сграбастав телефон, Джаред со второй попытки попал большим пальцем на кнопку принятия вызова и выдохнул:

– Да.

– Джей, это я, – раздался голос слегка заикавшегося от волнения Дженсена. – Росс, он… он у меня. Пьяный… и он стоит на подоконнике… Нет!

Последнее «нет» явно было адресовано не Джареду, впрочем, и от услышанного с него сон как рукой сняло.

– Дженс, что происходит? – заорал он, вскакивая – мышцы опалило новой вспышкой боли, но на этот раз Джаред даже не поморщился. – Дженс, эй, ты меня слышишь? Дженсен!

– Он сейчас прыгнет, я не знаю, что мне делать, – прошептал Дженсен.

– Дай Россу трубку, – велел Джаред. – Немедленно.

– Росс, это Джаред, он хочет с тобой поговорить, – донеслось приглушённое, а затем послышался какой-то шорох.

– Да, – голос Росса звучал ровно.

По правде говоря, Джаред понятия не имел, о чём нужно говорить в таких случаях, но припоминал, что, кажется, человека лучше отвлекать, поэтому сказал первое пришедшее на ум:

– Хей, Росс, ты пропал на два дня – мы волновались. Я с ног сбился, разыскивая тебя…

– Ты знаешь, – перебил его тот, – а я даже рад, что теперь вы с Дженни вместе – будет, кому о нём позаботиться.

– Не говори так и слезь с подоконника, – попросил Джаред. – Не пугай Дженсена.

Но Росс, судя по всему, даже не слушал его.

– Я не буду мешать вам, потому что не имею на это права. Ты сделал свой выбор, я – свой.

– Подожди, – Джаред заметался по квартире, вспоминая, куда он накануне положил ключи и кошелёк, – давай я сейчас приеду, и мы спокойно с тобой поговорим.

– Не стоит, – отказался Росс.

– Прости, что не рассказал обо всём сразу, – в отчаянии выкрикнул Джаред, – но я никогда не давал тебе ложных обещаний, – придерживая телефон у уха плечом, он, чертыхаясь, надевал кроссовки, у одной из которых, как назло, запутались шнурки.

– Да, – подтвердил Росс, – не давал.

– Тогда почему ты сейчас стоишь на подоконнике и собираешься... – Джаред не договорил – ему даже в мыслях страшно было себе такое представить, не то, что вслух произнести. – Ты думаешь, что мы с Дженсеном вместе, но на самом деле, это не совсем так. Да и в любом случае, по сути-то, ничего не изменилось, – попросту запихав шнурки под язычок, Джаред, вылетев из квартиры, захлопнул дверь и вдавил кнопку вызова лифта.

– Ты просто ничего не понимаешь, Джей, – с отчаянием проговорил Росс.

– Так объясни мне, – автоматические двери разъехались в стороны, и Джаред, ввалившись в лифт, зашарил рукой по панели с кнопками – связь забарахлила.

– Я черпал в тебе вдохновение, – донеслось до него сквозь помехи, – ты был для меня целым миром. После знакомства с тобой я снова начал писать, и то, что выходило из-под моего пера, оказалось настоящим, не искусственным…

Лифт плавно остановился на первом этаже – Джаред протиснулся в щель между не до конца успевшими раскрыться дверьми и побежал по холлу.

– Я не хочу больше искать сюжеты на дне бутылки, – голос Росса звенел сталью. – Я помню, как плохо тогда было. Мне не страшно уходить, потому что, благодаря тебе, я успел написать книгу – лучшую книгу в своей жизни.

– Господи, Росс, да что ты такое говоришь? – Джаред, распахнув парадную дверь, выскочил на улицу. – У тебя ещё вся жизнь впереди. Ты напишешь сотни книг. Не глупи!

– Прости меня, Джей, – прошептал Росс. – Прощай.

– Нет! – заорал Джаред, одновременно услышав, словно эхо, выкрик Дженсена, а спустя несколько секунд связь оборвалась.

– Нет-нет-нет, – забормотал Джаред, набирая номер Дженсена, но в ответ услышал: «Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

– Твою мать! – увидев такси, Джаред выскочил на проезжую часть наперерез ему, размахивая руками – взвизгнули тормоза, и машина остановилась, лишь чудом ни сбив его.

– Тебе что, жить надоело, полоумный! – заорал на него высунувшийся из окна побледневший водитель.

Джаред не удостоил его ответом – обежав машину, рванул дверцу, плюхнулся на переднее сидение и выдохнул:

– Ошен-авеню, быстрее, пожалуйста.

Водитель посмотрел на него с сочувствием, видимо, абсолютно уверившись в том, что Джаред сумасшедший.

– Весь Нью-Йорк стоит в одной большой утренней пробке, – сказал он. – Ты действительно хочешь добраться до Бруклина наземным транспортом? Пешком и то быстрее выйдет.

Растерянно покосившись на дисплей зажатого в руке телефона, Джаред сообразил, что уже наступил понедельник.

– Езжай-ка ты на метро, парень, – посоветовал водитель.

– А? Ага, спасибо, – Джаред выскочил из машины и бросился в сторону ближайшей станции подземки.

Карточки у него, естественно, не было, мелочи для автомата тоже, а уж времени и желания стоять в длинной очереди к кассам – тем более, поэтому Джаред попросту перепрыгнул через турникет и, не обратив внимания на гневный окрик полицейского, побежал на станцию. Он успел влететь в вагон за мгновение до того, как захлопнулись двери, и привалился к ним спиной, а точнее Джареда прижало людской массой – час-пик никто не отменял. Разозлившись, что ему пришлось воспользоваться общественным транспортом, чтобы добраться до дома Дженсена, Джаред ещё сильнее вжался спиной в дверь, и тут до него дошло: он-то сейчас должен был гонять десятиклассников по физкультурному залу, а не ехать на другой конец Нью-Йорка.

Ладонь вспотела, и телефон был чуть влажный, когда Джаред набирал номер директора Брауна:

– Привет, Том, – затараторил он. – Слушай, у Дженсена случилось несчастье – он не сможет сегодня приехать. А я тут с ним. Ты попроси Лизу заменить меня. И Дженсена тоже пусть кто-нибудь заменит. А ещё ребятам нужно передать, что тренировки не будет, – и, прежде чем директор Браун успел бы возразить, Джаред нажал кнопку сброса вызова.

Он ещё несколько раз пытался дозвониться до Дженсена, но в ответ слышал неизменное: «Телефон абонента выключен…» Он ещё несколько раз пытался дозвониться до Дженсена, но в ответ слышал неизменное: «Телефон абонента выключен…» Джаред, злясь, мысленно подгонял состав, который, по его мнению, слишком долго стоял на каждой станции. В итоге, когда Джаред доехал до остановки Парксайд, он уже готов был выть и лезть на стену от безысходности.

До дома Дженсена Джаред добежал за пять минут и остановился, как вкопанный: Дженсен сидел посреди тротуара, притянув колени к груди и обхватив их руками – странно, что никто из прохожих, с недовольным видом обходивших внезапное препятствие на своём пути, не вызвал полицейских.

Опустившись на асфальт рядом с Дженсеном, которого колотила крупная дрожь, Джаред обнял его и притянул к себе.

– Ты не знаешь, какие цветы нравились Россу? – спросил Дженсен.

– Что? – вздрогнул Джаред.

– Цветы на могилу, – пояснил Дженсен. – А впрочем, вдруг Росс хотел, чтобы его кремировали и развеяли прах где-нибудь над Гранд-Каньоном. Он всегда мечтал там побывать. Когда мы учились в пятом классе, летом нас повезли на экскурсию в Аризону – Росс тогда заболел и остался дома. Помню, он жутко расстроился и дулся на меня целый месяц из-за того, что я поехал без него.

– Росс разбился насмерть, да? – Джаред знал, что его вопрос глупый, но ему нужно было услышать ответ, чтобы до конца поверить в произошедшее.

Дженсен с шумом втянул носом воздух и ничего не ответил.

Джаред огляделся по сторонам, однако ни вмятины в асфальте, ни лужи крови не увидел. Впрочем, с чего он взял, что всё это должно было бы быть?

– Сначала Мак, – всхлипнул Дженсен, – потом родители, а теперь и Росс – они все умерли по моей вине! – заорал он.

– Тихо-тихо, – Джаред с силой сжал его плечо. – Это всего лишь роковое стечение обстоятельств.

– А то, что ты предложил мне свою дурацкую сделку – это тоже стечение обстоятельств? – взвился Дженсен.

Он стиснул кулаки, и Джаред заметил стекшую по запястью каплю крови.

– Дай сюда, – с трудом разогнув Дженсену пальцы, Джаред увидел острые пластмассовые осколки разбитого телефона, один из которых впился в ладонь. – Думаю, тебе навряд ли удастся воспользоваться гарантийным ремонтом, – он осторожно забрал у Дженсена останки мобильного и, поднявшись, выбросил их в ближайшую урну.

Дженсен не обратил на действия Джареда никакого внимания.

– Слушай, – нагнувшись, Джаред потормошил того за плечо, – давай вставай. Ты вообще сегодня спал?

– Нет, кажется, – нахмурился Дженсен.

– Тебе отдохнуть надо, – приложив неимоверные усилия, Джареду удалось поставить Дженсена на ноги.

– Некогда отдыхать, – Дженсен двинулся куда-то вбок. – Мне надо все документы собрать, одежду для Росса подготовить…

– Успеешь ещё, – тоном, не терпящим возражения, сказал Джаред и буквально силой потащил его к подъезду.

Дженсен сопротивлялся, но слабо, так что Джареду удалось затолкать его в лифт, а затем и в квартиру.

– Тебе лучше прилечь, – Джаред повёл Дженсена в спальню, но тот вдруг, распахнув глаза, замотал головой из стороны в сторону, затрясся и упёрся изо всех сил.

– Росс… там… – выдохнул он.

– Я понял, понял, – поспешил успокоить его Джаред. – Думаю, поспать ты можешь и на диване. Подожди, я сейчас принесу тебе подушку и одеяло.

Дженсен слабо кивнул.

Войдя в спальню, Джаред увидел валявшуюся у шкафа пустую бутылку из-под виски, разворошённую кровать, распахнутое настежь окно и колыхавшиеся на ветру занавески.

Первым делом Джаред захлопнул и запер фрамуги, а затем, наудачу порывшись в ящиках прикроватной тумбочки, нашёл снотворное, которое сунул в карман. Подхватив с кровати подушку и одеяло, Джаред пошёл обратно к Дженсену, который всё ещё стоял в коридоре, привалившись спиной к стене. Джаред подтолкнул его в сторону гостиной, и Дженсен отмер.

– Хочешь, пока ты спишь, я съезжу в квартиру Росса и подберу что-нибудь из одежды? – спросил Джаред.

– В верхнем ящике комода должны быть запасные ключи, – просто ответил Дженсен. – Адрес написан на брелоке. Наверное, лучше выбрать костюм. Ты как думаешь?

– Я разберусь, – Джаред, бросив подушку с одеялом на диван, расстегнул рубашку Дженсена и снял её, потянулся было к пряжке брючного ремня, но Дженсен отстранился:

– Я сам.

И Джаред отправился на кухню за водой.

Когда он вернулся в гостиную, Дженсен уже лежал на диване, укрывшись до подбородка одеялом. Кажется, его знобило.

– Держи, – Джаред протянул ему стакан и, вытащив из кармана упаковку со снотворным, выковырял две таблетки, которые положил Дженсену на раскрытую ладонь.

Тот поднял на него взгляд:

– Слушай, а может мне лучше пока…

– Нет! – перебил его Джаред. – Прими лекарство и поспи.

Тяжело вздохнув, Дженсен закинул таблетки в рот и запил их водой.

– Всё будет хорошо, – пообещал Джаред, забирая стакан. – Знаешь, давай-ка я посижу здесь с тобой, пока ты не заснёшь, идёт?

– Спасибо, – шепнул Дженсен и закрыл глаза.

Джаред, поставив стакан на журнальный столик, опустился прямо на пол рядом с диваном и облокотился на него спиной – всё происходившее вокруг не укладывалось в голове. На секунду показалось, что это просто кошмарный сон, и надо только проснуться, чтобы…

– Джей, – всхлипнул Дженсен, – почему всё это должно было случиться именно с нами?

– Не знаю, – зажмурившись, Джаред потёр глаза пальцами, сосредотачиваясь. – Давай поговорим об этом потом.

Дженсен замолчал – минут через десять его дыхание выровнялось, и Джаред понял, что тот заснул.

Поднявшись, Джаред подоткнул Дженсену одеяло и вышел в холл. Он порылся в ящике комода и действительно нашёл связку ключей. Зажав их в кулаке, Джаред ещё раз взглянул на спавшего Дженсена и вышел из квартиры, плотно прикрыв за собой дверь.

До дома Росса Джаред добрался за полтора часа. Войдя внутрь, он замер на пороге, чувствуя, как накатывает холодная липкая волна страха. Глубоко вдохнув, Джаред быстро взял себя в руки и решительно направился к лестнице, предположив, что спальня должна находиться на втором этаже, как вдруг увидел на стене ярко-оранжевый стикер, на котором было написано: «Иди в кабинет!»

Оторвав записку, Джаред повертел её в руках, размышляя, кому адресовано это странное послание и решил последовать указанию. Войдя в кабинет, он сразу заметил, что на рабочем столе Росса рядом с ноутбуком, початой бутылкой виски и пачкой сигарет лежал большой пухлый пакет навроде почтового для пересылки документов. Приблизившись к столу, Джаред с удивлением прочёл в графе адресат: «Джареду Падалеки лично в руки».

Оглядевшись по сторонам, словно ожидая обнаружить того, кто оставил странную посылку, Джаред сел в кресло и вскрыл пакет. Внутри лежал сложенный втрое лист с пометкой: «Вначале прочти меня», и рукопись книги, на титульном листе которой было написано: «Росс Эклз. Человек с обратной стороны луны».

Джаред развернул записку:

«Привет, Джей. Если ты читаешь это письмо, значит я уже сижу на облаке с ангелами, болтая ногами и потягивая через соломинку Розмари Физ**.

Отдаю тебе рукопись моей самой лучшей книги, которую я писал последние месяцы. Она про нас: меня, тебя и Дженни. Прошу, прочти её немедленно, прочти, не отрываясь – слово за словом, строку за строкой – не забегай вперёд и не смотри окончание, как бы сильно тебе этого не хотелось.

На последней странице ты найдёшь инструкцию, как действовать дальше. Отправляйся же в путь по волнам нашей памяти, и попутного тебе ветра. Чёрт, я всегда говорил, что грош мне цена как писателю – я даже письмо нормально закончить не могу!

Я люблю вас: тебя и Дженни. Простите меня за всё».

Джаред нащупал рукой предусмотрительно оставленный на столе чистый стакан, отложил записку и налил себе виски. Заглянув в пачку сигарет, обнаружил там зажигалку и, вытянув одну сигарету, прикурил. Дым с непривычки ободрал горло – последний раз Джаред курил лет в четырнадцать – но опрокинутый в себя стакан виски поправил положение вещей, а заодно разогнал муть в голове. Сделав ещё пару жадных тяг, Джаред оставил сигарету дымиться в пепельнице и, отложив в сторону титульную страницу рукописи, углубился в чтение.

____________________
* Сан-Антонио Спёрс (англ. San Antonio Spurs) – профессиональный баскетбольный клуб, выступающий в Национальной баскетбольной ассоциации. Команда была основана в 1967 году. Клуб базируется в городе Сан-Антонио, Техас.
** Розмари Физ – алкогольный коктейль.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:14
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Первое сентября у Джареда не задалось с самого утра – сломался будильник. Джаред точно помнил, что завёл его с вечера, но утром тот коварно промолчал. В итоге, когда Джаред продрал глаза, до утренней планёрки, неизвестно зачем объявленной директором Брауном – за две последние недели августа и так, вроде, все вопросы утрясли – оставалось ровно двадцать минут, а значит, можно было попрощаться с пробежкой, зарядкой, контрастным душем и питательным сбалансированным завтраком. Впрочем, Джаред был оптимистом, поэтому моросивший за окном дождь расценил, как душ, а то, что два квартала до школы ему требовалось преодолеть минут за десять – как пробежку.

Натянув спортивные штаны и толстовку – благо должность учителя физкультуры позволяла ему появиться в таком виде на планёрке – Джаред обулся в кроссовки, накинул на голову капюшон и вышел из квартиры.

До школы Джаред добрался в рекордно короткие сроки. Он затормозил у крыльца, пытаясь выровнять дыхание, и его тут же обступили ученики.

– Доброе утро, тренер, – раздалось дружное.

– Доброе, – выдохнул Джаред. – Что-то вы рано сегодня. По школе соскучились? Или это я настолько проспал? – он с завистью покосился на стаканчик кофе в руке у стоявшей ближе всех к нему девушки, и все тут же протянули ему свои.

– Хотите?

– Эм… – растерялся Джаред. – Это вроде как неудобно.

– Неудобно будет сидеть сосункам из школы Фредерика Дугласа, когда мы порвём им задницы в первой игре, – засмеялся Дайрон, капитан «Бродячих котов» – баскетбольной команды, которую тренировал Джаред. – Пейте кофе, тренер, – он впихнул свой стаканчик Джареду в руку.

– Спасибо, – оглядевшись по сторонам, не видит ли его кто из учителей, Джаред с наслаждением отхлебнул горячий напиток. – Как провели лето, парни? Я смотрю, кое-кто из вас успел жирок нагулять, – покосился он на вспыхнувшего Билла. – Ничего, я заставлю вас растрясти свои задницы. Дайрон, передай всем, тренировка сегодня в три.

– Да, тренер, – тот, дурачась, вытянулся по струнке.

– Ладно, – вздохнул Джаред, – директор Браун объявил планёрку, так что я пошёл.

– У-у-у, – с сочувствием протянули все ребята.

– Зато если повезёт, я вытрясу денег на новый инвентарь, – подмигнул им Джаред.

– Мы верим в вас, тренер, – кокетливо посмотрела на него Кэти, капитан группы поддержки. – Да, ребята?

– Да уж, – кивнул Дайрон. – Иначе мне придётся играть босиком.

– Спасибо, – поблагодарил Джаред и, махнув рукой на прощание, вошёл в школу.

Он уже начал было подумывать, что день налаживается, как вдруг на него налетел неожиданно вывернувший из-за угла очкарик, уткнувшийся носом в свои бумажки и из-за этого не замечавший никого вокруг.
.
– Да б... – Джаред прикусил нижнюю губу, сообразив, что не должен ругаться в стенах школы.

– Вам бы не мешало извиниться, молодой человек, – рассерженно буркнул очкарик, поправляя съехавшую дужку.

Одет он был в костюм, сшитый, судя по всему, ещё до рождения Джареда.

– Извиниться? – Джаред с сожалением посмотрел на растекавшийся коричневым пятном по толстовке кофе, но вместо того, чтобы сказать: «Сам виноват – надо было смотреть, куда прёшь!» – процедил сквозь зубы: – Ну, извините.

Очкарик, насупившись, принялся собирать разлетевшиеся по коридору бумажки, а Джаред, преисполненный праведным гневом, направился в туалет застирывать кофейное пятно. Содрав с себя толстовку, он сунул её под кран с включённой горячей водой, размышляя, с кем ему не посчастливилось столкнуться в коридоре. Судя по всему, очкарик был чей-то отец. Правда, Джаред не припоминал, что видел того когда-либо прежде. Он знал большинство родителей своих учеников – многие из них жили в его районе – поэтому решил, что очкарик папаша какого-нибудь ботана-задохлика с пожизненным освобождением от занятий спортом.

Изображение

Кое-как оттерев пятно, Джаред поднёс толстовку под работавшую на последнем издыхании сушку для рук. К началу планёрки он, естественно, опоздал.

– Падалеки, – вздохнул директор Браун, когда Джаред ввалился в учительскую, – прийти хотя бы раз в год вовремя ты, конечно, не можешь.

Джаред обиделся – он опаздывал только в крайних случаях, собственно говоря, обычно он вообще появлялся в школе одним из первых. Но, судя по всему, у директора Брауна тоже не задалось утро, поэтому Джаред молча прошмыгнул мимо него и плюхнулся на ближайший свободный стул.

– И что за внешний вид? – продолжил гнуть своё директор Браун. – Одежда мокрая, грязная…

– Дождь на улице, – заметил Джаред.

– … знаешь, иногда я спрашиваю себя, чем ты отличаешься от тех хулиганов, которых учителя ежедневно отправляют в мой кабинет, – задумчиво проговорил директор Браун.

– Зато у меня налажен контакт с учениками, – возразил Джаред.

– Надеюсь, мистер Падалеки, вы не курите с ними травку в подворотне, – рассмеялся мистер Смит, преподаватель математики.

Джаред даже не посмотрел в его сторону. Он понятия не имел, почему Смит так негативно настроен по отношению к нему. Вообще, Джаред всегда и везде был душой компании. Он нравился всем без исключения: коллегам, ученикам и даже их родителям – один только Смит невзлюбил Джареда с первых минут знакомства и всегда искал повод задеть или оскорбить его.

– Так, ладно, собрались, – стукнул кулаком по столу мистер Браун. – Как я уже сказал ранее, в нашем дружном коллективе пополнение. Позвольте представить вам мистера Дженсена Эклза.

Джаред обернулся и с удивлением увидел очкарика, с которым столкнулся в коридоре.

– Мистер Эклз, прошу вас, подойдите, – директор Браун вытащил того вперёд.

– Можно просто Дженсен, – смущённо улыбнулся очкарик . Точнее – Эклз.

– Дженсен будет преподавать литературу и английский язык, – пояснил директор Браун, – а также организует драматический и литературный кружки. Нам очень повезло, что он согласился работать у нас…

Джаред, слушая вполуха, уселся удобнее и принялся разглядывать Эклза. Тот был значительно моложе, чем показалось при утренней встрече – фактически, не многим старше Джареда, лет на пять максимум. Однако давно вышедший из моды пиджак, который вдобавок был велик Эклзу на пару размеров, сутулая спина, очки в массивной квадратной оправе и зализанные набок волосы прибавляли лет пятнадцать к реальному возрасту. Джаред никогда не понимал, зачем люди добровольно уродуют себя, одеваясь подобным образом, но как истинный техасец готов был до конца жизни отстаивать их право поступать так. Между тем, директор Браун отправил Эклза на место и начал нудеть про какие-то там новые усреднённые показатели успеваемости.

По окончанию совещания Джаред поднялся, с сожалением посмотрел на часы, понимая, что ему пора на урок, а значит, беседу с Томом придётся отложить, и направился к выходу, но директор Браун сам окликнул его:

– Джаред, задержись, пожалуйста, нам надо поговорить, – и, подумав, добавил: – И ты, Дженсен, тоже останься – у тебя всё равно окно в расписании, предлагаю пока обсудить факультативные занятия.

– Что случилось? – нахмурился Джаред.

– Понимаешь, – директор Браун помассировал виски и вздохнул, – деньги, которые я тебе обещал… в общем, их не будет.

– Как не будет? – не поверил своим ушам Джаред.

– Ну нет у меня денег, – развёл руками директор Браун.

– Две недели назад были, а теперь нет? – прищурился Джаред. – Том, ты что, в Лас-Вегас на них съездил?

– Не мели чушь, – директор Браун покосился на сидевшего неподалёку Эклза. – Просто мне пришлось перераспределить средства – баскетбольная секция не единственный факультатив в школе.

– И куда же ты их перераспределил? – усмехнулся Джаред. – Купил музыкальные треугольники для школьного оркестра и прихватки для кружка домоводства? Потому что Лиза с девчонками явно твоих денег в глаза не видели.

– Вообще-то, – кашлянул директор Браун, – почти все деньги ушли на организацию драматического и литературного кружков.

Джаред, повернув голову, метнул во внимательно прислушивавшегося к разговору Эклза гневный взгляд, от которого тот ещё больше ссутулился, и, подойдя вплотную к директору Брауну, тихо сказал:

– Том, ты смеёшься? В физкультурном зале уже лет пять, как пора делать ремонт – скоро учащимся с потолка на голову посыплется штукатурка, а баскетбольные кольца к стенам вообще на соплях крепятся . У меня не осталось приличного инвентаря, скоро я на тренировках буду командовать: «Передали мяч партнёру – надули мяч – передали – надули!» А форма «Котов»? Да скоро придётся просить девчонок из группы поддержки ставить на неё заплатки. Или кроссовки? Том, ты же понимаешь, что большинству родителей моих парней не под силу выложить триста баксов за профессиональные баскетбольные кроссы.

– Джаред, не выкручивай мне яйца, – поморщился директор Браун. – Я и без тебя всё это знаю.

– Знаешь и отдаёшь деньги литературному кружку? Серьёзно? – возмутился Джаред. – Хочу напомнить, что у тебя в кабинете на полке стоят золотые кубки за межшкольные соревнования по баскетболу, а не за выразительное чтение по ролям «Короля Лира».

Эклз возмущённо вскинулся, но Джаред не обратил на него ни малейшего внимания:

– В следующий раз, когда будешь смахивать с них пыль, подумай об этом.

– Да послушай ты, – застонал директор Браун, – теперь школам, в которых меньше шести факультативных занятий, урезают финансирование. Я не виноват, что мэру Блумбергу плевать на Бронкс в целом и нашу школу в частности. Проверяющий Баллок и так меня за горло держит. Мне пришлось открыть ещё два кружка. Понимаешь? Пришлось! К тому же родительский комитет, во главе с миссис Сточ, давно полощет мне мозги, что дети не развиваются духовно.

– Ты что, всерьёз думаешь, что кто-либо из учеников захочет ходить в драматический кружок? – Джаред скрестил руки на груди. – У нашей школы один из самых высоких показателей на весь округ приводов в полицию, и он, между прочим, снизился после того, как я организовал секцию по баскетболу. Но ты прав, пойду осчастливлю Чарли Хопкинса, что он теперь по вечерам со своими дружками вместо того, чтобы толкать наркоту, может участвовать в постановке Хеллен Келлер*!

– Падалеки, – рявкнул директор Браун, – не перегибай палку!

– Ну, а литературному-то кружку зачем деньги? – никак не мог успокоиться Джаред. – Помещение есть, книг в библиотеке – читай не хочу…

– Я планировал проходить с учениками произведения, которые не входят в школьную программу, – не выдержал Эклз.

– Ты вначале найди к нашим ребятам – большая часть из которых «трудные подростки» – подход и попробуй объяснить, зачем им посещать твои факультативы, – развернулся к нему всем корпусом Джаред, – а потом уже планируй.

– Так, – ухватив Джареда за локоть, директор Браун дёрнул его на себя, – как Дженсену привлечь в кружки учеников, это его проблема, а не твоя и…

– Очень точно подмечено, – кивнул Джаред, – моя проблема – где тренировать игроков. Том, я надеюсь, ты не забыл, что у нас меньше чем через месяц первый матч?

– Послушай, – схватился за голову директор Браун, – обещаю, я наскребу денег. Только чуть попозже, хорошо?

Джаред, ничего не ответив, махнул рукой и вышел из учительской. Не успел он пройти и десяти метров, как его нерешительно окликнули:

– Джаред, подожди, пожалуйста.

Обернувшись, Джаред увидел Эклза, который переминался с ноги на ногу.

– Джаред… я же могу тебя так называть?..

Джаред, нахмурившись, кивнул:

– Да, Дженсен, конечно.

– Так вот, – продолжил явно приободрённый Эклз, – я хотел извиниться за утренний инцидент. Виноват был действительно я.

– Ладно, проехали, – отмахнулся Джаред.

– Я принял тебя за ученика, – Эклз поправил и без того идеально сидевшие на носу очки, – просто у тебя на голову был накинут капюшон, из-под него чёлка длинная... Я сорвался, а это недопустимо, знаю, но первый рабочий день… – он замолчал.

Джаред, вздохнув, задумался о том, как такая мямля мог стать преподавателем, и сколько дней Эклз сумеет продержаться в их «зверинце». Джареду даже в определённой степени стало жаль его: небось, Эклз всю жизнь проработал в какой-нибудь частной школе, где ученики носили строгую форму с вышитой на груди эмблемой, ходили по струнке и послушно записывали в тетради каждое слово учителя – после такого парни из Бронкса будут Эклзу явно не по зубам.

– Я же сказал, проехали, – повторил Джаред.

– И мне жаль, что баскетбольной секции не досталось денег, – выражение лица Эклза отражало мировую скорбь, но Джаред тут же завёлся по новому кругу.

Умом он понимал, что Эклз ни при чём – на его месте мог оказаться любой другой преподаватель английского языка, которому директор Браун точно так же выделил бы деньги на организацию новых факультативов – но Джареду ещё предстоял нелёгкий разговор со своими учениками, и он представлял, как сильно они расстроятся.

– Желаю удачного первого дня, – буркнул Джаред и ушёл.

Изображение

Ровно в три часа все игроки «Бродячих котов» собрались в физкультурном зале. Всматриваясь в их напряжённые лица, Джаред решил сразу перейти к интересовавшему всех вопросу:

– Боюсь, в ближайшее время директор Браун не сможет выделить нам деньги. Мне жаль.

По залу пронёсся возмущённый гомон.

– Тихо-тихо, – выступив вперёд, Дайрон жестом успокоил ребят и повернулся к Джареду: – Но почему, тренер?

– Директора Брауна обязали организовать ещё два факультатива, поэтому наши деньги отдали литературному и драматическому кружкам, – пояснил Джаред.

– Литературному? – выкрикнул Билл. – Это тот, что ли, в который нас заманивал новый учитель английского – фрик?

– Мистер Эклз и никак иначе, Билл, – строго сказал Джаред.

– Хер с горы он, а не мистер Эклз, – буркнул Билл.

Джаред сделал вид, будто не расслышал, и в очередной раз подумал, что Эклзу придётся не сладко: баскетболисты были любимчиками школы – как среди учеников, так и среди учителей – и если они решили объявить на нового преподавателя травлю, то их безоговорочно поддержат все. В Бронксе выживали сильнейшие – эту нехитрую истину Джаред постиг давно, а теперь то же самое предстояло сделать и Эклзу.

– А ну не ныть, девочки! – прикрикнул Джаред. – Иначе живо отправитесь в группу поддержки сверкать трусиками и махать помпонами, если больше ни на что не способны. Я не узнаю вас: «Бродячие коты» тренировались на бетонных площадках под палящим солнцем – куда делись эти парни? Пусть у нас нет таких денег, как у сладких мальчиков с Манхеттена, зато у них нет нашей злости, сыгранности и воли к победе. Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы мы вздёрнули этих маменькиных сыночков. Надеюсь, вы со мной?

– Да, тренер! – раздалось дружное.

– Вперёд «Коты»! – Джаред вытянул правую руку, которую тут же накрыли горячие мальчишеские ладони.

– Вперёд! – заорали ребята.

– В таком случае приступаем к тренировке, – кивнул Джаред.
____________________
* Хе́лен (Э́лен) А́дамс Ке́ллер (англ. Helen Adams Keller; 27 июня 1880 – 1 июня 1968) – слепоглухая американская писательница, преподаватель и общественный деятель. Хелен родилась здоровым ребёнком, однако в возрасте девятнадцати месяцев её поразила болезнь, вследствие которой она потеряла слух и зрение. Однако Хелен научилась общаться посредством знаков, а в десять лет – говорить по методу Тадомы. В американских школах на День Благодарения часто ставят спектакли о её жизни.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Начало сентября закрутило Джареда в водовороте неотложных дел: составление планов занятий, знакомство с новыми учениками, отбор в команду игроков взамен тех, кто окончил школу в прошлом учебном году – в итоге, две недели пролетели, как один день. Джаред с лёгкостью влился в новый ритм жизни, от которого успел отвыкнуть за лето, носился по школе ураганом, зверствовал на тренировках «Котов», гоняя парней до седьмого пота, чтобы добиться сыгранности перед приближавшимся матчем, и с отчаянием думал о том, где достать денег на закупку новой формы и инвентаря.

Решение проблемы – хоть и частичное – пришло неожиданно. Джаред как раз заканчивал ланч, когда к нему подошёл директор Браун и, поздоровавшись, сказал:

– Зайди ко мне на следующей перемене.

– Том, неужели это то, о чём я думаю, – поднял на него полный надежды взгляд Джаред.

– Я не экстрасенс, чтобы знать, о чём ты там думаешь, Падалеки, – поморщился тот и, развернувшись, ушёл.

Но Джаред и без утвердительного ответа был уверен, что разговор пойдёт о деньгах, поэтому отпустил учеников с урока на десять минут раньше и, когда прозвенел звонок, уже стучал в дверь директорской.

– Привет, Джаред, – улыбнулась ему Анна, секретарь, – тебя уже ждут.

– Ждут? – удивился Джаред.

В ответ Анна лишь заговорщицки подмигнула ему.

Войдя в кабинет, Джаред увидел… Эклза – тот, ещё больше ссутулившись, сидел в кресле и теребил пальцами галстук.

– Проходи, что застыл? – поднял на Джареда взгляд от разложенных на столе бумаг директор Браун. – Бери стул и садись.

Джаред отмер, кивнул Эклзу, который в ответ изобразил какое-то подобие улыбки, ну, во всяком случае, Джареду показалось, что уголки его губ дрогнули – и, взяв стул, поставил его как можно дальше от кресла Эклза.

– Ты ещё в угол сядь, – вздохнул директор Браун. – Держи, – он протянул Джареду исписанный мелким почерком лист.

– Что это? – Джаред озадаченно посмотрел на столбики чисел.

Эклз кашлянул:

– Я предложил Тому отдать часть денег, выделенных на нужды литературного кружка, тебе. Мы можем закупить только часть книг, например, те, которые понадобятся в первом полугодии, и таким образом высвободим необходимые для команды средства.

Джаред открыл рот, не зная, что сказать: предложение Эклза походило на подачку, словно кость собаке бросили.

Директор Браун смерил его тяжёлым взглядом:

– Ну, и что ты молчишь?

– Онемел от счастья, – помрачнел Джаред.

– Я так и понял, – директор Браун, перегнувшись через стол, указал пальцем на обведённую красным маркером сумму: – Вот эти деньги – твои. Решай, что будешь закупать. Послезавтра жду от тебя смету.

– Спасибо, – сложив лист вчетверо, Джаред сунул его в карман.

На столе зазвонил телефон, и директор Браун коротко бросив:

– Свободны, – снял трубку.

Джаред первым вышел из кабинета, слыша, как сзади шумно сопел Эклз. Вести себя, как ребёнок, было глупо, поэтому в коридоре Джаред обернулся к Эклзу, который вздрогнул – то ли от неожиданности, то ли ещё из-за чего – и улыбнулся:

– Спасибо тебе.

– Пожалуйста, - кивнул Эклз и покосился на дверь директорской. – Просто я подумал, что наша основная задача – всестороннее развитие детей, а физическая нагрузка тоже играет немалую роль… в этом, – неуклюже закончил он. – Ладно, прости, я спешу на урок.

– «Тоже», – фыркнул Джаред, глядя вслед быстро удалявшемуся Эклзу, и обиженно пробормотал себе под нос: - Фрик.

Метко брошенное Биллом во время первой тренировки в адрес Эклза прозвище закрепилось, причём не только среди учеников, но и среди учителей, которые стали называть его так за глаза.

Эклз и вправду был странный. Замкнутый в себе, неприветливый, необщительный, он сторонился коллег по работе, а в вынужденных беседах чаще всего ограничивался дежурными фразами. Джаред изредка видел Эклза в учительской, когда тот, согнувшись в три погибели над столом – незаметнее что ли стремился казаться? – заполнял классные журналы или проверял письменные работы, буквально водя кончиком носа по тетрадным листам. По школьным коридорам Эклз ходил в обнимку с книгами, какими-то папками и ворохом бумаг, крепко прижимая всё это к груди, как величайшую ценность в мире. Помимо всего прочего, он ещё отличался и страшной рассеянностью: постоянно забывал что-нибудь в классе или учительской и долго искал, не замечая ухмылки присутствовавших. А ещё в Эклзе было что-то неуловимо отталкивавшее – гипер-общительному Джареду с ним даже здороваться при встрече не хотелось.

Изображение

Перед началом тренировки Джаред собрал всех игроков в круг и, вытащив из кармана успевший порядком измяться лист бумаги, который дал ему директор Браун, сказал:

– Мистер Эклз отказался от части выделенных ему денег в нашу пользу.

Судя по выражению лиц учеников, они тоже расценили жест Эклза, как подачку.

– Это и так были наши деньги, – буркнул Дайрон.

– Не наши, а школьные, – строго сказал Джаред.

– Да кому вообще нужен литературный кружок? – продолжил Дайрон, и ребята зашумели.

– Тихо-тихо, – успокоил их Джаред. – Вы же знаете, не организовали бы литературный кружок, так придумали бы что-нибудь другое, типа дискуссионного клуба или моделирования самолётов времён Второй Мировой Войны. У нас появились деньги, и мы должны быть… хм… благодарны мистеру Эклзу.

– Да пошёл он, – раздался голос Нилла, самого результативного игрока «Котов». – Я, например, за лето вырос из формы – на паркет выйти стыдно! А Фрик подкинул нам деньжат на пару мячей, так мы сразу должны быть ему благодарны? – нахмурившись, Нилл демонстративно оттянул вниз подол майки.

– Пока пупок наружу не торчит, играть будешь в этой, – под одобрительный смех учеников Джаред хлопнул его по плечу.

– Очень весело, – проворчал Нилл.

– Не обращайте на него внимания, тренер, – улыбнулся Дайрон, – просто Фрик пытается заставить Нилла выполнять домашние задания и читать книги, а Нилл этого не любит. Кстати, может быть, объясните мистеру, – с издёвкой произнёс он, – Эклзу, что мы допоздна задерживаемся на тренировках, и нам некогда писать эссе и учить тупые сопливые стихи. Иначе, боюсь, наши табели вас огорчат.

– Я… – Джаред, поджав губы, с раздражением подумал, что ему бы не хотелось проводить с Эклзом разъяснительную беседу на тему того, что баскетболисты считались в школе кем-то вроде высшей касты среди учеников, и им никогда не ставили оценки ниже «хорошо». – Ладно, я разберусь с этим, – наконец вздохнул он. – А теперь давайте прикинем, что мы сможем купить на выделенные деньги.

– Мячи, – быстро сказал Дайрон. – Штук хотя бы пять.

– И новые сетки на кольца, – выступил вперёд Билл.

– И кроссовки – пар на десять должно хватить, – подвёл итог Джаред.

– Десять пар кроссовок на двадцать человек, – невесело засмеялся Дайрон. – На матче во время замены будем переобуваться. Вон, у нас с Джорджем один размер.

– Не хочу я надевать после тебя кроссовки, – пихнул его кулаком в бок Джордж. – У тебя ноги воняют.

– Ну, не всем же быть такими чистенькими сладенькими мальчиками, как ты, и мыться по три раза на дню, – подразнил его Дайрон.

– Хватит драматизировать, – поморщился Джаред. – У вас же не у всех кроссовки пришли в полную негодность.

– Мои точно каши просят, – Нилл опустил взгляд на поношенную обувь. – Лодыжки, во всяком случае, они уже не фиксируют*. А мне растяжения не нужны.

– Выстраивайтесь в шеренгу, – скомандовал Джаред. – Сейчас будем решать, кому покупать обновки. Отборочные матчи отыграем, а там нам, глядишь, ещё денег выделят.

– Думаете, Фрик снова расщедрится? – невинным тоном поинтересовался Дайрон.

– Мистер Эклз, – раздражённо покосился на него Джаред.

– Тренер, а почему вы других не поправляете? – наигранно надулся Дайрон. – Может быть, всё дело в том, что я чёрный парень?

– А может быть, всё дело в том, что ты капитан и должен подавать положительный пример своим игрокам? – приподнял бровь Джаред.

– Дурной из меня пример, тренер, – покачал головой Дайрон.

– А вот это мы сейчас проверим, – Джаред, сев на лавку, достал из кармана ручку и расправил на коленях лист, – пять кругов по залу марш.

– Да вы расист, сэр, – грустным тоном сказал Дайрон, явно кого-то пародируя.

– Шесть кругов, – Джаред задумчиво осматривал кроссовки выстроившихся в шеренгу учеников.

– Я же говорил, – выйдя из строя, Дайрон не спеша побежал, заунывно напевая: – Как же меня занесло сюда, Господи? Как же меня занесло сюда, Господи? Как же меня занесло сюда, Господи? Лучше бы я никогда не рождался**.

– Не паясничай! – крикнул ему Джаред.

Но Дайрон, не обратив на него никакого внимания, запел ещё громче:

– Здесь нет свободы, Господи. Здесь нет свободы, Господи. Здесь нет свободы, Господи. Лучше бы я никогда не рождался.

– Знаешь, Дайрон, если бы ты не забрасывал восемь трёхочковых из десяти, я бы давно выставил тебя из команды, – вздохнул Джаред. – Дуй в подсобку за мячами.

– Я тоже люблю вас, тренер, – прижал ладонь к сердцу Дайрон, а затем, пробегая мимо Билла, дёрнул того за футболку: – Идём, поможешь.

Когда они вернулись с мячами, Джаред начал разминку.

Изображение

После окончания тренировки Джаред пошёл в учительскую, где сел за компьютер и принялся штудировать интернет-сайты спортивных магазинов, сравнивая цены.

– Привет, Джей, – опустилась на рядом стоявший стул Лиза. – Я слышала, Фрик отдал часть денег твоей команде.

– Мистер Эклз, – на автомате поправил Джаред.

– «Мистер Эклз»? Даже так? – откинувшись на спинку стула, Лиза закинула ногу на ногу.

– Отстань, – Джаред, прищурившись, сосредоточенно просматривая интернет-страницу. – К началу учебного года всё опять подорожало, – расстроенно пробормотал он.

– Может, сходим пообедаем вдвоём, – Лиза дотронулась рукой до его локтя, привлекая внимание.

– Прости, Лиз, сегодня никак, – повернулся к ней Джаред. – Мне надо составить смету.

Лиза разочарованно вздохнула, а потом невинным тоном поинтересовалась:

– Почему Фрик отдал деньги именно тебе?

– Эм… – пожал плечами Джаред. – Потому что мне они были нужнее?

– Они всем были нужнее, – фыркнула Лиза и убеждённо добавила: – Он просто запал на тебя.

– Кто? Эклз? – рассмеялся Джаред и отвернулся обратно к монитору. – Скажешь тоже!

Лиза, придвинув стул, наклонилась к Джареду и заговорщицким тоном сообщила:

– Разве ты не замечал, какие иногда плотоядные взгляды он бросает в твою сторону?

– Лиз, – поморщился Джаред, – Эклз может бросать плотоядные взгляды только в сторону своих книг.

– Ну-ну, – усмехнулась та. – Как думаешь, у него есть шанс?

– С книгами? – запутался Джаред.

– Да нет же, с тобой, – закатила глаза Лиза. И, не дожидаясь ответа, продолжила: – Мы тут с девчонками решили, что ты точно гей.

Джаред, поперхнувшись, закашлялся:

– Почему?

Лиза постучала ему ладонью между лопаток:

– Ты четвёртый год работаешь в женском коллективе и…

Джаред, громко щёлкнув клавишей мышки, закрыл окно браузера:

– Лиз, у меня есть непреложное правило: никаких отношений на работе – вот и весь секрет.

– Люблю принципиальных мужчин, – облокотившись о столешницу локтем , Лиза заглянула Джареду в глаза. – Значит, ты не гей?

– Нет, я не гей! – разозлился Джаред.

В этот момент хлопнула дверь. Лиза с Джаредом, вздрогнув, резко обернулись и увидели Эклза, застывшего на пороге. Тот подошёл к шкафу и принялся перебирать классные журналы.

– Видел, как он на тебя зыркнул? – шепнула Лиза. – Говорю же: Фрик определённо неровно к тебе дышит.

Джаред, вздохнув, покачал головой, глядя, как Эклз достал один из журналов, раскрыл его и, присев за ближайший стол, принялся заполнять.

– Джей, пригласи меня на свидание, – Лиза кокетливо накрутила на палец тёмно-русый локон. – И больше ни у кого не возникнет сомнений в твоей ориентации, – она покосилась на Эклза.

– Хорошая идея, – Джаред сделал вид, что задумался. – Знаешь, пожалуй, я приглашу на свидание миссис Пафф. Она печёт чудесные шоколадные кексы.

– Господи, Джей, да ей лет восемьдесят, – наморщила нос Лиза.

– Да, – серьёзным тоном сказал Джаред, – но она всё ещё женщина.

– Ненавижу тебя, – Лиза поднялась и улыбнулась на прощание: – Ладно, до завтра.

– Счастливо, – кивнул ей Джаред.

Взяв карандаш и чистый лист бумаги, он начал прикидывать смету.

Минут десять спустя сзади послышались скрип стула и звук шагов – Эклз вышел из учительской. Джаред выпрямился и, закинув за голову сцепленные в замок руки, потянулся, разминая затекшие мышцы. Он усмехнулся, вспомнив вопрос Лизы об его ориентации. На самом деле, Лиза оказалась недалека от истины: Джаред, действительно, предпочитал мужчин, однако считал себя бисексуалом. Его даже не смущал тот факт, что последний раз он встречался с девушкой, когда сам ещё учился в старшей школе. Длительные отношения Джареда пока не интересовали – так, встретились-разбежались, и с парнями в этом плане оказалось проще. Зато бисексуальность была для него лазейкой в будущую семейную жизнь: Джаред решил для себя, что женится, когда ему надоест выслушивать мамины вздохи в телефонную трубку и рассказы о счастливых подругах, воспитывавших внуков.

Однако сообщать коллегам о своей ориентации Джаред не спешил. Он не боялся увольнения – несмотря на то, что прошло уже десять лет, все слишком хорошо помнили нашумевший в Миннесоте прецедент, когда уволенный учитель-гей отсудил у школы двадцать пять миллионов долларов – просто не хотел, чтобы его личная жизнь стала сплетней номер один в школе.

Какой ориентации был Эклз, Джаред даже задумываться не собирался, рассматривая того, как существо бесполое, целиком и полностью асексуальное.

«Книжный червь и синий чулок. Точнее носок, – решил про Эклза Джаред. – Одним словом – фрик!»

Усмехнувшись, он снова погрузился в изучение предложений интернет-магазинов.

Изображение

Пару дней спустя, подойдя утром к зданию школы, Джаред увидел Эклза – тот стоял рядом с машиной курьерской службы доставки, из которой молодой человек в униформе выгружал коробки с книгами. Эклз открывал каждую коробку, пересматривал содержимое и делал какие-то пометки в своих бумажках. Сидевшие на ступенях крыльца ученики с интересом наблюдали за ним. Присмотревшись, Джаред увидел, что Джордж пытался спрятать за спину тлеющую сигарету.

– Так… – направился к нему Джаред.

Джордж с виноватым видом тут же швырнул сигарету на тротуар и затушил её.

– А остальная пачка, Джордж? – приподнял бровь Джаред.

– Я стрельнул, – отвёл взгляд тот.

– Джордж, – повторил Джаред, – я жду.

Джордж с недовольным видом вытащил из кармана джинсов мятую пачку «Мальборо» и с сожалением выкинул её в урну.

– Так-то лучше, ковбой, – кивнул Джаред и повернулся к остальным: – Ещё раз увижу кого-то с сигаретой, из команды вылетите быстрее, чем успеете сказать: «Я больше не буду». Всем ясно?

– Да, – раздался нестройный хор голосов.

– Вот и отлично, – Джаред покосился на Эклза, который начал оживлённо о чём-то спорить с курьером.

– Фрик купил книжки для литературного кружка, – процедил сквозь зубы Билл.

– Не Фрик, а мистер Эклз, – с важным видом поправил его Дайрон. – Видите, тренер, я встал на путь исправления и подаю хороший пример моим парням.

Джаред прикусил нижнюю губу, пытаясь скрыть улыбку.

– Зачем ему столько? – продолжал гундосить Билл, качая головой.

– Читать, – Дайрон поднял вверх указательный палец. – Разве ты забыл, что чтение открывает для нас новые миры, доселе неизведанные тобой, друг мой. Запишись в литературный кружок, Билл, и придайся волшебству, позволь магии чтения захватить тебя.

– Да пошёл ты, – Билл чувствительно пихнул его кулаком в плечо. – Я тебе не какой-нибудь педик!

– На самом деле, – вздохнул Дайрон, – я бы хотел, чтобы Фрик отсыпал мне той травы, которую он вкуривает перед уроками.

– Дайрон, – шикнул на него Джаред.

– Ой, простите, тренер, – тот пошлёпал себя пальцами по губам. – Не знаю, что на меня нашло. Мне очень стыдно, и теперь мне придётся день за днём жить с виной за содеянное, – Дайрон принял скорбное выражение лица, – нести этот крест…

– Да замолкни ты, – толкнул его Джордж. – Смотри.

Все снова обратили внимание на Эклза, который, насупившись, что-то втолковывал курьеру. В итоге тот, махнув рукой и витиевато выругавшись, заставил раскрывшего от удивления рот Эклза поставить отметку о получении, сел в машину, громко хлопнув дверью, и уехал. А Эклз остался стоять рядом с внушительной грудой коробок, растерянно глядя на неё.

Джаред, нахмурившись, подошёл к Эклзу и улыбнулся:

– «Амазон – доставка из рук в руки». Не надо было тебе встречать курьера на улице.

Эклз пару раз моргнул, но шутку, видимо, не понял и сказал возмущённо:

– Они неправильно упаковали книги!

– Бывает, – пожал плечами Джаред. – Давай-ка мы с ребятами поможем тебе перетащить коробки, а то ты один до вечера не управишься. Куда их?

– В библиотеку, – Эклз во все глаза смотрел на Джареда – предложения о помощи он явно не ожидал.

– Дайрон, подойди, пожалуйста! – крикнул Джаред.

– Да, тренер? – спросил тот, подбежав.

– Зови парней: надо помочь мистеру Эклзу, – велел Джаред.

Дайрон, окинув груду коробок взглядом и прикинув предстоявший фронт работы, раздосадовано поморщился.

– Давай-давай, – Джаред подхватил одну из коробок. – Книги надо отнести в библиотеку.

– Жаль, что не в котельную, – тихо проворчал себе под нос Дайрон, но Эклз явно расслышал его слова:

– Прошу вас, осторожнее, – он так бережно поднял коробку и прижал её к груди, будто внутри находилась фарфоровая китайская ваза восемнадцатого века.

– Постараемся, – свистнув друзьям, Дайрон замахал им рукой, подзывая.

– Спасибо за помощь, – поблагодарил Эклз Джареда, когда они нога в ногу шли по школьному коридору.

– Не за что, – отозвался Джаред. – К тому же я вроде как должен был тебе за то, что ты отдал часть денег моей команде.

Общими усилиями коробки быстро перенесли в библиотеку. Эклз, который, перетаскивая тяжёлые книги наравне со всеми, к огромному разочарованию Джареда даже не запыхался, остался разбирать свои сокровища, а Джаред отправился проводить урок.
____________________
* Высокая шнуровка и сама конструкция профессиональных баскетбольных кроссовок обеспечивают устойчивость при боковых перемещениях, фиксируют лодыжки, предотвращая растяжения, и защищают от ударных нагрузок при прыжках.
** Дайрон поёт песню, которую пели чернокожие рабы во время работы на плантациях Юга.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:17
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В понедельник Джаред допоздна задержался в школе. Ему нужно было переписать планы занятий по физической подготовке, исходя из новых нормативов, которые почему-то решили ввести уже после начала учебного года. Он с головой зарылся в кучу бумажек с данными, сверяя, что было изменено, а что осталось прежним, поэтому не сразу заметил подошедшего к столу Эклза.

– Привет, – сказал тот.

– А? – поднял взгляд на него Джаред. – Ага.

– Я присяду? – уточнил Эклз.

Вместо ответа Джаред сдвинул распечатки в сторону, освободив половину столешницы.

– Спасибо, – Эклз опустился на стул и протянул Джареду картонный стаканчик. – Я тогда пролил твой кофе, и мне до сих пор стыдно из-за этого досадного инцидента, поэтому держи.

– Спасибо, но я не пью кофе днём, – смутился Джаред.

– Я знаю, поэтому это чай, – Эклз, раскрыв одну из своих многочисленных папок, вынул оттуда исписанные листы, вооружился красной ручкой и принялся просматривать их.

Джаред в растерянности пододвинул к себе стаканчик – в нём действительно оказался чай – и пробормотал:

– Спасибо.

– Ты уже говорил, – отозвался Эклз, не отрываясь от своего занятия.

Джаред подумал, что, наверное, надо переброситься хотя бы парой фраз с человеком, который только что угостил тебя, однако, Эклз выглядел полностью поглощённым проверкой домашнего задания и, судя по всему, в разговоре не нуждался, поэтому Джаред, отхлебнув чай, продолжил переписывать планы занятий.

Час спустя перед Эклзом возвышалась стопка исчёрканных красными чернилами листов – Джаред краем глаза выцепил на верхнем фамилию ученика, игравшего в баскетбольной команде. Рядом с именем стояла оценка «удовлетворительно» с двумя минусами.

Джаред кашлянул, привлекая внимание Эклза:

– Дженсен, а тебе не кажется, что ты чересчур строг?

Дженсен в недоумении посмотрел на него.

– Я имею в виду домашнее задание, – Джаред кивнул на стопку.

– О, – поправив очки, Эклз изучил лист с такой скрупулёзностью, будто это не он лично проверял его минутой раньше. – Под «чрезмерной строгостью» ты подразумеваешь моё требование к ученикам писать грамотно?

– Слушай, ну не всем же учиться одинаково на «отлично», – Джаред пожалел, что затеял этот разговор, однако пути назад уже не было.

– Не всем, – кивнул Эклз. – Но моя основная задача как преподавателя сделать так, чтобы большинство выпускников имели в аттестате хорошие оценки хотя бы по моим предметам. И меня расстраивает откровенно низкий уровень знаний учеников. Не понимаю, что им преподавал предыдущий учитель – у них огромные пробелы.

– Ну, знаешь, – пожал плечами Джаред, – иногда одного желания научить мало – нужно ещё встречное желание учиться. И потом у разных учеников разные способности: кто-то стихи пишет, кто-то лягушек препарирует, а кто-то мяч по паркету гоняет.

– Уорлингтон, – прочитал Эклз фамилию на листе с домашней работой, – твой игрок, да? Восходящая звёздочка баскетбола, я догадался?

– Да, – прищурился Джаред, – Ралло подающий большие надежды баскетболист.
– Даже так? – Эклз покрутил в пальцах пуговицу пиджака. – В таком случае вынужден тебе сообщить, что в написании эссе Ралло не подаёт надежд вообще, как и в запоминании правил правописания. Да он только в одном слове «тщательный» умудрился сделать три ошибки!

– Ладно-ладно, – примирительным тоном сказал Джаред. – Ты в какой школе раньше преподавал?

– Ни в какой, – покачал головой Эклз. – А это имеет значение?

– Да, – Джаред откинулся на спинку стула и, зажмурившись, потёр глаза ребром ладони. – Понимаешь, «Коты» участвуют в Первенстве штата, а там есть правило: «Не сдал – не сыграл». Ученик, у которого в ведомости стоит «неуд» пропускает три ближайших матча.

– Ты сейчас намекаешь на то, что я должен всем ученикам, играющим в баскетбольной команде, выставлять проходной балл? – ошарашенно спросил Эклз.

– Получается, что так, – Джаред сделал большой глоток остывшего чая. – Пойми, баскетболисты – гордость школы, они представляют её на соревнованиях. Все учителя знают, сколько времени отнимают тренировки, и идут парням навстречу, делая небольшие поблажки.

– Что-то я никогда не слышал, чтобы ученикам, участвующим в конкурсах по орфографии, делали такие поблажки, – насупился Эклз. – А Первенство штата по орфографии между прочим тоже проводится.

– Прости, – развёл руками Джаред, – но на твоё первенство не заказывают автобусы, потому что, в сущности, мало кого волнует, как правильно пишется слово «тщательный».

Вспыхнув, Эклз сгрёб в охапку свои листы, сунул их в папку и, вскочив, вылетел в коридор.

Изображение

После неприятного разговора в учительской Эклз перестал замечать Джареда вообще: при встрече не то что не здоровался, даже в сторону его не смотрел, будто Джаред был пустым местом, и по школе ходил, как индюк, надутый – то ли от обиды, то ли от осознания своей правильности. В сущности Джареду было всё равно: приближались отборочные игры, и у него были дела поважнее, чем задумываться о морально-этических идеалах и нравственных страданиях Фрика. На тренировках он гонял парней до изнеможения, отпуская домой только тогда, когда те передвигаться по паркету могли уже разве что ползком; правда, они не жаловались.

Изображение

За неделю до первого матча, Джаред заготовил для «Котов» особо вдохновляющую на победу речь, которую собирался произнести перед началом тренировки – он её даже дома перед зеркалом отрепетировал. Однако стоило Джареду войти в физкультурный зал, как он тут же почувствовал неладное: разозлённые ученики, собравшись в круг, что-то громко и возмущённо обсуждали.

– В чём дело? Почему не разминаемся? – крикнул им Джаред, привлекая внимание. – Дайрон?

Хмурый Дайрон, повернувшись к Джареду, ничего не ответил – опустил взгляд в пол и принялся рассматривать мысы своих кроссовок. Остальные игроки, кусая от досады губы, расступились, и Джаред увидел Нилла, который с виноватым выражением лица стоял, засунув руки в карманы джинсов.

– Ты почему ещё не переоделся? – удивился Джаред.

– Я не смогу играть в следующую пятницу, тренер, – тихо ответил Нилл.

– Как? – ошарашенно спросил Джаред. – У тебя что, перелом? Сотрясение? – он с беспокойством оглядел Нилла с макушки до пят, однако видимых увечий не заметил.

Нилл помотал головой.

– Тогда что случилось? – потерял терпение Джаред.

– Фрик случился! – со злостью выпалил Дайрон. – Он завалил Нилла.

– Нилл? – сжал кулаки Джаред.

– Фрик влепил мне «неуд» за тест, – признался тот.

– То есть мы на три отборочных матча остались без самого результативного игрока, потому что ты не удосужился зазубрить пару правил? – вкрадчиво спросил Джаред.

Скулы Нилла пошли красными пятнами.

– Фрик это специально сделал, – начал оправдываться он, – с самого первого дня ко мне придирается. Не верите, спросите у ребят, тренер. Я всё учил. Правда.

– Так, – прикрыв глаза, Джаред сосчитал про себя до десяти, успокаиваясь. – Дайрон, начинай тренировку. Нилл, живо в раздевалку, и чтобы уже через минуту твоя задница снова была здесь. А мне надо пойти переговорить с мистером Эклзом. Я скоро вернусь, – и он вышел из физкультурного зала.

Изображение

Узнав у Анны, в каком кабинете проходят занятия литературного кружка, Джаред направился туда. Злость и досада закручивались внутри клубком колючей проволоки. Распахнув дверь, Джаред решительным шагом приблизился к письменному столу, за которым сидел Эклз, и, опершись руками о столешницу и нависнув над ним, рявкнул:

– Ты что себе позволяешь?

Эклз, вытаращив на Джареда глаза, так что они стали чуть ли не больше стёкол его идиотских очков, открыл рот, явно намереваясь что-то сказать, затем закрыл, потом снова открыл, из-за чего напомнил Джареду выброшенную на берег огромную рыбину, и наконец, тихо, но внятно произнёс:

– Это что ты себе позволяешь? Врываешься в мой кабинет посреди урока и орёшь на меня при учениках.

Обернувшись, Джаред увидел двух испуганно смотревших на него девушек, которых не заметил вначале.

– Вижу, литературный кружок не пользуется популярностью, – с издёвкой произнёс Джаред.

– Да как ты смеешь! – возмутился Эклз, вскакивая. – Мистер Падалеки, боюсь, я вынужден просить вас покинуть мой кабинет.

– Не раньше, чем мы обсудим успеваемость моих игроков, – в доказательство твёрдости своих намерений Джаред взял стул, поставил его перед преподавательским столом и, усевшись, скрестил руки на груди.

Эклз вспыхнул, впрочем, повернувшись к ученицам, сказал:

– Мэри-Энн, Элайза, будьте любезны, подождите меня в коридоре – у мистера Падалеки ко мне важный, не терпящий отлагательств разговор, но мы быстро разрешим все возникшие между нами недопонимания, и я продолжу занятие.

– И не надейся, – буркнул Джаред.

Ученицы, послушно поднявшись, вышли из кабинета, перешёптываясь.

– Итак, – Эклз сел и положил на стол сцепленные в замок руки, – я тебя слушаю.

– Ты влепил Ниллу «неуд»! – воскликнул Джаред.

– Да, я проводил тест, – кивнул Эклз, – и Нилл его не написал.

– Послушай, ну я же объяснил тебе ситуацию, – поморщился Джаред.

– Я помню, – сухо сказал Эклз. – Нельзя делать всё одинаково хорошо.

– Да, но ты не поверишь, Нилл одинаково хорош и в защите, и в нападении, он с лёгкостью забрасывает как трёхочковые, так и из-под корзины, – воодушевлённо принялся расписывать достоинства своего игрока Джаред, но достижения Нилла явно не произвели на Эклза впечатления. – Он самый результативный…

– Это для тебя он самый результативный, – перебил Джареда Эклз, – а для меня Нилл ничем не отличается от остальных учеников – я ко всем предъявляю равные требования. Нилл вместе со всеми должен прослушать преподаваемую мной программу в рамках полного среднего образования и выполнить проверочные работы. Поблажек ему я делать не собираюсь.

– Нилл говорит, что ты к нему придираешься! – подался вперёд Джаред. Эклз, вздрогнув, отшатнулся и побледнел. – Признайся, это из-за нашего разговора? Хочешь всем доказать, что ты самый чистенький? Или решил начать крестовый поход против системы?

– Да как ты… ты… – Эклз, судорожно хватая ртом воздух, с грохотом отодвинул ящик стола и, порывшись в нём, трясшимися руками швырнул Джареду лист бумаги. – Вот, посмотри сам! Нилл не выполнил ни одного задания из тридцати. И это был тест с вариантами ответов – он мог бы догадаться, просто подумав логически.

Джаред, взяв работу, с досадой рассматривал исправления и зачем-то пересчитывал минусы, стоявшие у каждого задания.

– Нилл обыкновенный двоечник, избалованный попустительским к себе отношением учителей, – между тем продолжил Эклз. – Ты знаешь, что он мне сказал, когда я первый раз вызвал его к доске отвечать домашнее задание?

– Что? – отложил лист с тестом в сторону Джаред.

– Он сказал: «Я не готов. Поставьте мне «хорошо» или «удовлетворительно», без разницы. В общем, не мне вас учить», – Эклз в возмущении смотрел на Джареда, явно ожидая, что тот сейчас падёт на колени, раскается и будет всю оставшуюся жизнь посыпать голову пеплом.

Раскаиваться Джаред не собирался:

– Да пойми, Дженсен, ты на три отборочных матча лишил нашу команду самого результативного игрока! Нам по жеребьёвке достались очень сильные соперники. На счету каждая победа. Не выиграем – пролетим с Первенством штата. Баскетбол – это религия в нашей школе, причём не только среди учеников, но и среди учителей. Ты хоть представляешь, какую травлю тебе объявят, когда узнают, из-за кого мы проиграли. Тебя и без того все фриком считают … эм… – запнулся Джаред, проклиная свой чересчур длинный язык.

– Спасибо, что напомнил, – горько произнёс Дженсен.

– Хорошо, – выдохнул Джаред и откинул назад волосы. – Ты говоришь, что хочешь дать Ниллу образование, это прекрасно, но подумай о том, какие возможности открывает для него баскетбол. На игры приходят «охотники за головами» из колледжей и институтов, и поверь, их не волнует, сколько ошибок в тестах делают баскетболисты, их интересует лишь результативность, выносливость, командная игра и воля к победе. Участие в Первенстве штата для Нилла – это возможность без проблем поступить в одно из двухсот семидесяти высших учебных заведений страны, прекрасное образование, спортивная стипендия, место в команде Национальной студенческой ассоциации по баскетболу и даже, возможно, профессиональная спортивная карьера. А вдруг через десять лет простой паренёк, который не смог выполнить ни одного задания в твоём тесте, станет игроком Мужской сборной США по баскетболу и примет участие в Олимпийских играх? Ты знаешь, что наша национальная команда выигрывала медали на всех Олимпийских играх, в которых участвовала, причём четырнадцать раз – золотые?

– Теперь знаю, – мрачно отозвался Эклз.

– Почему ты считаешь, что имеешь право лишить Нилла образования? – жёстко спросил Джаред.

Эклз поморщился и закусил губу, а потом рассмеялся:

– У тебя извращённая логика. Во-первых, это вы своим отношением лишаете Нилла среднего образования. Где гарантия, что он приглянется этим вашим «охотникам за головами»? Но даже если да, то и в колледже или институте Нилл будет учиться точно так же, а именно – не учиться. В итоге он либо получит диплом без знаний и навряд ли сможет устроиться на хорошую работу, либо до тридцати пяти лет будет играть за какую-нибудь команду, а потом выйдет на пенсию, купит салон подержанных автомобилей, стены которого обклеит пожелтевшими постерами со своими изображениями, и будет всю жизнь продавать машины, выезжая на своём когда-то известном имени.

– Нет, – Джаред вскочил и треснул кулаком по столешнице. – Так не будет!

– Будет, – тихо сказал Эклз. – Ты сам знаешь, что я прав. Вам всем: тебе, директору Брауну, остальным учителям – хочется из-за своего эгоизма, чтобы школьная команда выиграла очередной кубок, но, по сути, вам плевать на игроков и на их будущее. Джаред, ты просто неудачник, единственное достижение в жизни которого – баскетбольная команда. Да и та, увы, не может победить, если вдруг выбывает один из игроков.

Теперь настала очередь Джареда смотреть на Эклза во все глаза – от Фрика он такого не ожидал. Очень хотелось в ответ поддеть: «А чего ты добился в жизни? Тебе за тридцать, а ты пришёл работать в школу». Ещё хотелось рассказать, как сильно Джаред любил своих ребят, как переживал за них, за каждого, как… Да что там было говорить, всё одно – Фрик не поймёт! Поэтому, опершись на спинку стула, Джаред выдохнул:

– «Коты» могут выиграть и без Нилла, но ребята уже сыгрались каждый на своём месте, и мне бы не хотелось менять расстановку за неделю до первого матча.

Эклз передёрнул плечами.

– Дженсен, – попробовал достучаться до него Джаред, используя последний аргумент, – Нилл – мальчик из неблагополучной семьи. Его отец уже в четвёртый раз сидит за мелкие кражи, а мать работает на двух работах, чтобы прокормить троих детей. Нилл мог бы после школы толкать наркотики или вскрывать тачки, таская оттуда сумки и кошельки, но он приходит ко мне на тренировку и выкладывается по полной, а потом идёт домой заниматься со своими младшими братом и сестрёнкой. Пойми, Нилл не из тех детей, кому мама на ночь читала сказки, с детства прививая любовь к литературе. Ему никто не подтыкал одеяло и не целовал перед сном, более того, он вынужден делать это сам. Некому заставлять его учится.

Джаред взглянул Эклзу в глаза – тот отвёл взгляд. Джаред молча смотрел на него – Эклз долго мял в пальцах кипенно-белый манжет рубашки и, наконец, сказал:

– Мне жаль Нилла. Однако, насколько я знаю, около восьмидесяти процентов наших учеников растут в неблагополучных семьях, но все худо-бедно справляются с тестами. Прости, я не могу пойти на сделку с совестью и поставить ему проходной балл, которого Нилл не заслуживает, – у Эклза дрожали губы.

– Да твою же… – Джаред в сердцах пнул стул.

– Ты пойми, – затараторил Эклз, – Нилл совсем не глупый, я же вижу, он просто ленится. Нилл мог бы учиться на порядок лучше, если бы хотел. Но он не хочет, пытается выехать за счёт того, что баскетболист…

– Короче, – махнул рукой Джаред, – я правильно понимаю, что оценку Ниллу ты не исправишь?

– Нет, – твёрдо сказал Эклз.

– Отлично, – Джаред засунул руки в карманы, – в таком случае я иду к директору Брауну. Он аннулирует твою оценку.

– Что? – потрясённо выдохнул Эклз.

– А ты как думал? – усмехнулся Джаред. – Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Так или иначе, но Нилл будет играть в следующую пятницу.

Эклз нахмурился, вдохнул глубоко, но вдруг ссутулился, опустил голову, будто сдулся, и спрятал лицо в ладонях.

– Как же вам от самих себя не противно? – глухо спросил он.

Джареду было противно. Очень. Настолько, что буквально выворачивало наизнанку от отвращения, однако он всё равно считал правым себя, а свою правоту Джаред привык отстаивать любыми способами. Он жил в Бронксе, и Фрику следовало бы уже это запомнить.

Эклз тяжело поднялся – вид у него был ещё тот: очки сидели набекрень, всегда идеально уложенная причёска растрепалась, галстук съехал набок – подошёл к окну и отвернулся.

– Мистер Падалеки, пригласите, пожалуйста, мистера Талбота ко мне, – Эклз побарабанил пальцами по подоконнику.

Джаред вышел из кабинета и, увидев, что Мэри-Энн и Элайза терпеливо дожидаются в коридоре продолжение занятия, попросил их сбегать в физкультурный зал и позвать Нилла. Тот примчался через пять минут, взмокший, раскрасневшийся и запыхавшийся:

– Вы меня звали, тренер?

– Заходи, – вместо ответа Джаред распахнул дверь.

Они подошли к преподавательскому столу, и Эклз, который всё ещё стоял у окна, повернулся к ним.

– Мистер Талбот, – официальным тоном сказал он, – в силу некоторых причин я вынужден поставить вам проходной балл.

Нилл заулыбался, и Эклз ещё больше нахмурился:

– Мы можем пойти двумя путями. Первый: я признаю вас трудно обучаемым подростком и понижаю по отношению к вам требования, которые предъявляю к остальным ученикам. Естественно, я уведомлю всех об этом факте, чтобы не возникало лишних вопросов при аттестации. Второй: я даю вам ровно неделю, чтобы подготовиться к тесту и написать его самостоятельно, плюс у меня есть маленькая роль в школьной постановке, сорок фраз, не больше, и я хотел бы, чтобы её сыграли именно вы.

– Это шантаж! – воскликнул Джаред.

– Десять минут назад ты не гнушался шантажировать меня, – приподнял бровь Эклз. – И заметь, я дал Ниллу право выбора, которое ваша система мне не оставила. Ну, так что, мистер Талбот? Что вы выбираете?

Нилл, наморщив лоб, кусал губы, но, наконец, ответил:

– Я сам.

– Вот и отлично, – просиял Эклз, и только сейчас Джаред понял, как тот был напряжён. – Завтра я помечу в учебнике, какие темы вы должен повторить, а мистер Падалеки проследит за этим.

– Спасибо, – произнесли одновременно Нилл и Джаред.

Нилл, правда, нахохлившись, добавил:

– Только не подумайте ничего такого, мне просто Зоуи нравится, а она ходит в ваш дурацкий драматический кружок, и я не знал, как к ней подкатить…

– Нилл, отправляйся в физкультурный зал, – велел Джаред.

– Я жду вас обоих на пересдачу в следующий четверг после окончания тренировки, – Эклз уселся за стол и принялся раскладывать по папкам свои бумажки.

Когда за Ниллом захлопнулась дверь, Джаред усмехнулся:

– Как ты узнал, что Ниллу нравится Зоуи?

– Я и не знал, – вздохнул Эклз. – Я надеялся, что он просто захочет получить второй шанс. А желающих участвовать в постановке не так много и… – он замолчал.

Джаред чувствовал, что должен что-то сказать, но нужные слова не шли на ум.

– Надеюсь, ты не станешь бегать ко мне каждый раз, когда твои игроки будут получать «неуды»? – поднял на него взгляд Эклз. – Вели им учиться лучше. А теперь, если ты не против, я хотел бы продолжить занятие.

Почувствовав очередной прилив злости, Джаред вышел из кабинета, не попрощавшись: определённо Фрик был чересчур высокого мнения о себе, и вот уж кому-кому, а ему не следовало так задирать нос.

Изображение

Неделю спустя Джаред, ёрзая от нетерпения, сидел на стуле в кабинете Эклза, пока Нилл, высунув от усердия язык, писал тест.

– Пары баллов не хватило до «хорошо», – огласил результат Эклз, проверив работу, и твёрдой рукой вывел «удовлетворительно».

Джаред облегчённо выдохнул.

– Желаю удачи завтра, – краешком губ – в своей манере – улыбнулся Эклз.

Нилл понёсся обрадовать столпившуюся в коридоре команду, а Джаред подошёл к Эклзу и протянул ему руку:

– Хочу чтобы ты знал: я уважаю тот пыл, с которым ты отстаиваешь свои убеждения.

Покосившись на ладонь Джареда, Эклз с опаской пожал её, неожиданно крепко, и вдруг улыбнулся по-настоящему.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Первый отборочный матч «Бродячие коты» выиграли с разницей в пятнадцать очков. Джаред остался очень доволен результатом:

– Ребята молодцы: сразу же хорошо заявили о себе, – говорил он всем, кто готов был обсуждать с ним прошедшую игру. – Но расслабляться рано.

Не мог не внушать оптимизма и тот факт, что в одной из самых сильных команд-соперниц из-за скандала с наркотиками выбыли сразу несколько ведущих игроков. Джаред радостно потирал руки и продолжал муштровать своих парней.

Изображение

Через несколько дней после матча Эклз подошёл к Джареду в учительской, потоптался рядом, и, наконец, сказал:

– Поздравляю с победой.

– Спасибо, – широко улыбнулся Джаред – когда речь заходила о достижениях его команды, он был готов улыбаться даже Фрику.

– Я хотел попросить тебя о небольшом одолжении, – между тем продолжил Эклз.

Джаред приподнял брови.

– Во-первых, я хотел извиниться за то, что наговорил тебе в пылу спора, – Эклз закусил нижнюю губу. – Кое в чём я был не прав. Я знаю, ты заботишься о своих учениках, и вкладываешь в работу всю душу…

– Да ладно, – смутившись, отмахнулся Джаред, – я тоже тогда сказал много, чего не следовало. Так о чём ты хотел попросить?

– Понимаешь, – переступил с ноги на ногу Эклз, – я никак не могу найти подход к ученикам, не могу достучаться до них. Я пытался, но… – растерянно развёл руками он. – А тебя они любят – расскажешь, в чём секрет?

– Да нет никакого секрета, – рассмеялся Джаред.

– Нет, есть, – заупрямился Эклз. – Я читал лекции в нескольких Университетах перед большими аудиториями, но это совсем другое, понимаешь? Я хочу отдать детям свои знания, привить им любовь к языку и литературе, но не знаю как. Может, всё-таки поделишься опытом?

– Ладно, – пожал плечами Джаред. – Давай тогда встретимся после уроков, зайдём в бар, пропустим по пиву. Идёт?

Эклз долго обдумывал предложение, а потом уточнил:

– Это ты меня сейчас позвал в бар? Куда мы пойдём, как друзья?

– Ну не на свидание же я тебя пригласил, – наморщил нос Джаред.

– Да, – серьёзным тоном произнёс Эклз, – это не имело бы смысла – я же не девушка. Хорошо, я согласен.

Он развернулся, но Джаред жестом остановил его:

– Ты ведь не в Бронксе живёшь?

– Нет, в Бруклине, а что?

– Ничего, просто тогда бар выбираю я. Тут есть одно приличное заведение неподалёку. Его хозяин – мой друг, поэтому можно не бояться, что случится какой-нибудь неприятный инцидент.

– Как скажешь, – кивнул Эклз и ушёл.

Изображение

В баре Джаред, пытаясь скрыть улыбку, наблюдал за Эклзом, который с подозрением оглядывался по сторонам.

– Это и есть твоё «приличное заведение»? – он покосился на компанию афроамериканцев, что-то тихо обсуждавших в самом дальнем углу.

– Ага, – подойдя к стойке, Джаред сделал знак бармену: – Два, как обычно, – а затем обернулся к Эклзу: – Только не говори мне, что ты никогда раньше не был в барах.

– Почему же, был. Но там хотя бы пиво наливали в стаканы, – Эклз смерил взглядом две выставленные на стойку барменом бутылки. – Что это за марка?

– «Дафф», – засмеялся Джаред.

– Очень смешно, – нахмурился Эклз.

– Пей, не бойся, не отравишься, – подхватив свою бутылку, Джаред направился к ближайшему столику.

Эклз последовал за ним.

Они сели. Эклз, отставив пиво в сторону, достал лист бумаги и ручку.

– Ты что, конспектировать собираешься? – вытаращил глаза Джаред.

– Эм… нет, – Эклз быстро отложил лист и ручку в сторону. – Привычка.

Джаред сделал глоток и кивнул:

– Ты давай сам меня спрашивай, что тебя интересует, а то я не знаю, о чём рассказывать.

– Хорошо, – задумался Эклз. – Почему ты вообще решил стать преподавателем?

– А я и не решал, – хитро прищурился Джаред, – я не преподаватель. В смысле, у меня нет специального образования.

– Как же так получилось, что ты стал работать в школе? – видимо, чтобы занять руки, Эклз взял свою бутылку и принялся тереть горлышко большим пальцем.

Джаред сделал ещё глоток и подмигнул Эклзу:

– Судьба. Когда я сам учился, то был из тех учеников, которые делают по три ошибки в слове «тщательный»…

Эклз смешно надул губы, что очень не вязалось с его строгим образом.

– … но я играл в школьной баскетбольной команде и…

– Ты шутишь? – нахмурился Эклз. – Только не говори, что…

– Да ладно, – погрустнел Джаред, – мой случай один на бесконечность. Меня заметили, пригласили в команду престижного университета… – Джаред задумчиво отпил пиво. – Ты будешь смеяться, но я даже не знаю, как точно звучит название полученной мной специальности, которая вписана в диплом.

– Было бы над чем смеяться, – покачал головой Эклз.

– Какой же ты нудный, – фыркнул Джаред.

– Разве? – Эклз, кажется, крайне удивился, но потом помотал головой, будто отгоняя ненужные мысли: – Забудь. Ну а после окончания университета ты попал в…

– Сан-Антонио Спёрс, – с гордостью произнёс Джаред. – В двадцать четыре года сбылись все мои мечты. Я грезил об этом с детства, – он закусил щёку изнутри. – Я отыграл сезон. Большие надежды, планы на будущее, известность, деньги… – Джаред сжал в кулаке бутылку с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

Эклз с сочувствием смотрел на него, будто заранее знал продолжение истории.

– Всё в один миг перечеркнула автомобильная авария, – выдохнул Джаред.

– Авария? – голос у Эклза почему-то дрожал.

Джаред залпом осушил две трети бутылки и поставил её перед собой:

– Возвращались с друзьями после вечеринки. Водитель не справился с управлением. Столб – больница – перелом локтевого сустава. Мне правую руку дверью зажало: кость раздробило, и осколок повредил какой-то там нерв. Сустав сросся, но нормальная деятельность руки уже не восстановилась – я поначалу даже мяч удержать не мог… В общем, о профессиональной баскетбольной карьере пришлось забыть.

– Мне жаль, – искренне сказал Эклз. – Слушай, я же не знал тогда…

– Хватит уже извиняться, а? – разозлился Джаред. – Ты вообще откуда такой вежливый взялся?

– Из округа Карнес, штат Техас, – ответил Эклз, и на секунду Джареду показалось, что в глазах у того заплясали черти.

– Серьёзно? – он недоверчиво посмотрел на Эклза. – Никогда бы не подумал, что ты из Техаса – говоришь совсем без акцента.

– Ну не всем же тянуть гласные на манер деревенщины с юга, – пожал плечами Эклз.

Джаред задумался, хотел ли Фрик его подколоть или нет, но тот сидел с абсолютно нечитаемым выражением лица, и Джаред решил не обращать внимания:

– Я вернулся домой ни с чем, если ты понимаешь, о чём я.

– Понимаю, – Эклз с любопытством заглянул в горлышко бутылки и сделал маленький глоток. – А ничего так. Пить можно.

– Я заперся в своей комнате и никуда не выходил. Даже есть отказывался, – Джаред взъерошил чёлку. – Звучит, наверное, смешно, но я играл в баскетбол сколько себя помнил – это была моя жизнь, и она кончилась. На тот момент я не представлял, что буду делать дальше. Мама переполошилась, естественно. Представь себе, двадцатипятилетний мужик ведёт себя, как восьмиклассница, которую бросил парень, и по ночам чуть ли не в подушку ревёт. В общем, она развела бурную деятельность по моему спасению: обзвонила всех друзей, и друзей друзей, и друзей друзей друзей, и, наконец, наткнулась на Тома. Вообще-то он наш очень дальний родственник, но это не важно. Тому тогда как раз нужен был учитель физкультуры – не все, знаешь ли, горят желанием работать в Бронксе – и он предложил мне работу, а заодно и возможность организовать собственную баскетбольную команду. Я согласился, не раздумывая. Уж не знаю, как Том протащил меня в школу без специального образования, но теперь я учитель, – Джаред улыбнулся.

– И ни о чём не жалеешь? – поинтересовался Эклз.

– Скорее нет, чем да, – подумав, ответил Джаред. – Ладно, теперь твоя очередь, – он отсалютовал Эклзу бутылкой.

– В смысле? – не понял тот.

– В смысле рассказывай, как ты докатился до жизни такой, – пояснил Джаред. – Баш на баш, как говорится.

– Хм… – отвёл взгляд Эклз. – Не думаю, что тебе будет интересно.

– Вот уж не увиливай! Давай выкладывай всю подноготную, – махнув бармену, Джаред заказал ещё два бутылки, – хорошо же сидим.

– Ну, как знаешь, – допив пиво, Эклз распустил узел галстука. – Мой отец был типичным ранчером из шуток про необразованных фермеров с юга, берущих себе в жёны коров или собственных матерей. Он любил землю и скот – вот, в сущности, и всё до чего ему было дело. Хозяйство у нас было большое, так что родители работали с утра до ночи – отец с неохотой нанимал помощников: не доверял – а мы, дети, были предоставлены сами себе. Наше ранчо располагалось на отшибе, так что друзей у меня не было. Зато были младшая сестра, Маккензи, и старший брат, Росс. Мак умерла, когда мне исполнилось десять, и я ещё сильнее привязался к Россу. Сейчас уже и не скажу точно, кто кому привил любовь к чтению, помню только, как мы вдвоём на целый день убегали из дома и, валяясь в высокой траве под палящими солнечными лучами, читали книги. На ранчо мы проживали однообразную серую жизнь, а вместе с героями произведений великих авторов могли полететь в космос открывать новые галактики, стать грозными пиратами и отправиться на поиски сокровищ, перенестись на сотни лет в прошлое или будущее… – Эклз мечтательно прикрыл глаза.

– Круто, наверное, – сказал Джаред.

Эклз посмотрел на него, как… ну, да, как на человека, который делает по три ошибки в слове «тщательный», и продолжил:

– Отец пытался привить нам любовь к земле, заинтересовать своим любимым делом, но ни мне, ни Россу это было не интересно. Мать вздыхала, глядя на нас – вообще она сильно сдала после смерти Мак, та была её любимицей – а отец ругался, что обоим его сыновьям достались бракованные бабкины гены. Бабушка была очень образованная и начитанная женщина – не знаю, зачем она вышла замуж за дедушку и загубила свою жизнь на ранчо среди коров и свиней.

– Наверное, они сильно любили друг друга, – предположил Джаред.

– Возможно,– согласился Эклз. – К сожалению, бабушка умерла ещё до моего рождения, да и дедушка не на много лет её пережил. Зато после себя она оставила большую библиотеку – вот из неё-то мы с Россом и таскали книги, пока не перечитали всё по несколько раз. С отцом у нас всегда были натянутые отношения, поэтому и Росс, и я после окончания школы уехали продолжать учёбу в другом штате, подальше от ранчо. Мы оба связали свою жизнь с литературой, только Росс стал известным писателем, а я… – Эклз сделал неопределённый жест рукой, – в общем, я не стал известным писателем. Хотя стремился к этому и много писал …

– То есть хочешь сказать, – рассмеялся Джаред, вспомним исчёрканные красной ручкой эссе учеников, – что сам писать не умеешь, а других учишь.

– Не совсем так, – склонил голову Эклз. – Я знаю, как писать, то есть умею правильно складывать слова в предложения, объясняю свои мысли понятным для читателя языком, ну и всякое такое. Но я не знаю, о чём писать. Понимаешь?

– Кажется, да, – подумав, сказал Джаред.

– Ну и потом два известных писателя в одной семье – это перебор, – невесело усмехнулся Эклз. – Я пробовал сочинять сценарии, режиссировал спектакли, читал лекции в Университетах, писал научные статьи – чем только не занимался, в общем. А потом в автокатастрофе погибли родители. И я сказал себе: «Стоп!» – и остановился, – Эклз сделал пару глотков и замолчал, видимо, переживая какие-то воспоминания.

– Оу, – ошеломлённо произнёс Джаред. – Теперь я понимаю истинное значение рекламного слогана «Автомобиль изменит вашу жизнь!»

– В итоге я понял, – встряхнулся Эклз, – что не хочу прожить свой век впустую, так как прожил отец. Что он оставил после себя? Стадо племенных коров, дом в колониальном стиле и двух сыновей, которым, по сути, сломал жизнь – стоило ли жить ради этого?

– И ты решил стать школьным учителем, – сделал вывод Джаред.

– Именно, – Эклз с любовью погладил ладонью лист бумаги. – И я рад, что меня распределили именно в вашу школу. Я хочу познакомить своих учеников с удивительным миром литературы. Ведь книга – это не только источник для получения знаний или нахождения идей. Чтение книг формирует мировоззрение и мироощущение, личностные убеждения, ценности и все это, несомненно, оказывает влияние на уровень жизни в целом. Я преподаю детям их культуру, язык.

– Фактически, нет, – возразил Джаред. – Большинство учеников в нашей школе афроамериканцы или мексиканцы.

– И всё равно, – не смутился Эклз, – для успешной ассимиляции им необходимо знать культурное наследие страны. Но они никак не хотят идти со мной на контакт, – в отчаянии воскликнул он. – Как ты находишь с ними общий язык?

Джаред побарабанил пальцами по столешнице:

– Просто я для них свой, а ты – чужой.

– В том смысле, что не из Бронкса? – уточнил Эклз.

– Ну и в этом тоже отчасти, – улыбнулся Джаред. – Ты пойми, далеко не все ученики пылают любовью ко мне или моему предмету. Достаточно и таких, кто прогуливает или искренне ненавидит меня за то, что я заставляю их лазать по канату и отжиматься. Просто, согласись, гонять мяч по залу гораздо интереснее, чем учить нудные правила и читать толстые пыльные книги.

– Нет! – возмутился Эклз.

– Ну, большинство учеников в этом вопросе на моей стороне, – поддел его Джаред. – А с преподаванием у меня тоже не сразу всё получилось. Где-то я точно знал, как поступить, где-то шёл наощупь, месяцами завоёвывая доверие не только детей, но и их родителей. Зато теперь в нашем районе все знают, что «тот высокий парень» – тренер «Бродячих котов». Мои парни же любимчики не только всей школы, но и близлежащих кварталов. Они собирают школьные залы, – засмеялся он. – Ты можешь скептически относиться к баскетболу, но здесь многие понимают, что команда – это счастливый лотерейный билетик в нормальную жизнь. Да, в итоге он может оказаться невыигрышным, но я подарил этим ребятам шанс и надежду, а это тоже немалого стоит.

– Ты молодец, – серьёзным тоном сказал Эклз. – Нет, правда, я уважаю то, что ты делаешь для учеников, и считаю это очень важным.

– Спасибо, – Джаред с удивлением отметил, как от слов Эклза в груди будто тёплая волна разлилась, затапливая и согревая. – А ещё все в школе знают, что в любой момент могут прийти ко мне со своими проблемами, и я никогда не откажу в помощи. Ведь, когда ты подросток, то не всё можешь рассказать своим родителям, или бывает, что им, попросту, нет до тебя дела. Ну и потом завоевать уважение среди учеников мне очень помог случай с Дайроном.

– Что за случай? – с неподдельным интересом спросил Эклз.

– Дайрон лет с тринадцати рос без матери, – ответил Джаред. – Говорят, она сбежала с каким-то то ли актёром, то ли режиссёром, в общем, бросила мужа и двух детей – у Дайрона есть младший брат. Отец у них после этого стал пить, потом подсел на наркоту, в результате, естественно, потерял работу, и они долго жили на одно пособие. В конце концов, органы социальной опеки лишили его родительских прав и забрали детей. Дайрону тогда полгода до совершеннолетия оставалось – его должны были отправить в приют, а младшему подыскали приёмную семью. Но мы с Томом решили, что это неправильно! – стукнул ладонью по столу Джаред. – И организовали всё так, что Дайрон получил право опеки над братом. Они до сих пор живут в одной квартире с отцом, хотя тот появляется дома редко, а Дайрон по вечерам подрабатывает в автомастерской, ковыряясь в тачках.

Эклз смотрел на Джареда во все глаза и улыбался – и Джаред не смог не улыбнуться в ответ.

– Ну и вот… – смущённо пробормотал он. – Дайрон с тех пор относится ко мне с большим уважением, хотя внешне и не показывает этого. Но он же капитан команды, лидер, а тут как в собачьей стае: если вожак признал, то и остальные не трогают, а если зарычал – все в глотку вцепятся. Вообще он молодец, что не сломался, что воспитывает брата, и о парнях в команде заботится чуть ли не больше меня. Дайрон же играет средне – разве только трёхочковые забрасывает хорошо – зато в нём есть харизма, стремление к победе, смекалка, умение зажечь других. Он замечательный капитан.

– А ты замечательный тренер, – Эклз стукнул донышком своей бутылки по боку бутылки Джареда.

– Надеюсь.

Они выпили до дна и заказали ещё.

К концу четвёртой бутылки глаза Эклза ярко блестели за стёклами очков, а скулы горели румянцем. Да и Джаред тоже чувствовал себя очень легко. Они с Эклзом болтали о каких-то пустяках, и тот даже смеялся, хотя немного скупо.

– А тебе не страшно здесь жить? – спросил Эклз. – Меня отговаривали работать в Бронксе, пугали тем, что район опасный.

– Район нормальной, – выпятив нижнюю губу, Джаред сдул противно лезшую в глаза чёлку, – меня тут знают, и потом я же сильный – могу за себя постоять. Я как этот… Человек-паук, во!

– На Человека-паука ты не тянешь, – поджав губы, покачал головой Эклз.

– Это ещё почему? – обиделся Джаред.

– Человек-паук был первым супергероем, который побеждал врагов благодаря своему уму, а не накаченным мышцам, – со знанием дела заявил Эклз. – Я читал, я знаю. А ты скорее Халк.

– Ладно, – легко согласился Джаред. – Тогда Человеком-пауком у нас будешь ты, тощий умник в очках.

– Я не тощий, – возразил Эклз, но Джаред только недоверчиво фыркнул.

В итоге, когда они разошлись по домам, Джаред решил, что Фрик, точнее Эклз, хотя, чего уж там – Дженсен – на самом деле классный парень. Немного странный, конечно, но классный.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

После похода в бар – или совместной попойки, как обозвал это Джаред – они с Дженсеном стали кем-то вроде приятелей. Теперь тот подсаживался к Джареду во время ланча, да и из школы они частенько уходили вместе – путь Джареда к дому проходил мимо станции подземки, куда спускался Дженсен, чтобы уехать в свой Бруклин.

Дженсен знал всё и обо всём – исключение разве что составлял спорт – и щедро делился своими знаниями. Он быстро понял, что Джаред плавает в вопросах классической литературы – да и современной тоже – поэтому выбирал другие темы для разговоров.

По школе Дженсен продолжал ходить хмырём, и учителя с учениками всё так же сторонились его. Джаред был единственным, которому Дженсен открыто улыбался при встрече, и из-за этого он чувствовал себя особенным. Глупое чувство, но нечто похожее Джаред испытывал лишь однажды, когда играл за Сан-Антонио Спёрс, и это подкупало. Джаред полагал, что коллеги не понимают их с Дженсеном странной дружбы – Лиза и вовсе при виде них начинала глупо хихикать, прикрыв рот ладонью – но он не обращал внимания. У него словно появился секрет, который знал только он, и это выделяло Джареда среди остальных.

Изображение

Однажды после окончания уроков Дженсен подсел к Джареду в учительской и положил перед ним на стол яркий буклет:

– Вот!

– Что это? – Джаред перелистнул глянцевую обложку.

– Ты знаешь, что существует государственная программа «Лучший спортсмен года по успеваемости»? – спросил Дженсен.

– Слышал что-то краем уха, – Джаред разглядывал фотографии улыбавшихся подростков, одетых в командную форму своих школ, которые показывали в камеру красочные грамоты. – Но это точно не для моих парней.

– Опять ты всё решаешь за них, – нахмурился Дженсен. – Я просмотрел ведомости с оценками всех твоих игроков и сопоставил их с опубликованными на сайте результатами…

Джаред в удивлении посмотрел на него, и Дженсен замялся:

– В общем, у Шона и Ламарда есть хорошие шансы принять участие в этой программе. Конечно, им придётся приложить немало усилий, заниматься дополнительно, при этом не забывая улучшать и физические показатели…

– Погоди, – жестом заставив его замолчать, Джаред рассмеялся, – ты хочешь, чтобы парни из школы домой уходили только на выходные? Да и кто из преподавателей согласиться оставаться во внеурочное время, чтобы втолковывать ученикам то, что те должны были усвоить во время уроков?

– Я соглашусь, – просто ответил Дженсен. – Причём я могу подтянуть Шона и Ламарда не только по языку и литературе, но и по математике, обществознанию, психологии, биологии, химии. Ещё, наверное, по физике могу, но я её в школе недолюбливал.

– Твоё «недолюбливал» означает, что по физике у тебя в аттестате стояло «отлично» с небольшим минусом? – хмыкнул Джаред.

– Нет, – серьёзным тоном сказал Дженсен. – По физике у меня было твёрдое «хорошо» – этот предмет, в отличие от остальных, мне не давался. Но, как ты сам говоришь: нельзя быть одинаково успешным во всём.

– Эм… Я вообще-то пошутил, – улыбнулся Джаред. – А ты что, знаешь всё на свете?

– Нет, конечно, – Дженсен с важным видом поправил очки, – но многое из того, что можно прочитать. К тому же мне всего-навсего надо объяснить ребятам материал в рамках школьной программы – мы с тобой проходили то же самое.

Джаред предпочёл промолчать, а воодушевлённый Дженсен продолжил:

– Вот смотри, – он открыл предпоследнюю страницу буклета, – лучшим спортсменом года становится атлет, набравший максимальное количество баллов по трем позициям: результативность тренировок, школьная успеваемость и качество выступления в соревнованиях. В этих таблицах, – указал пальцем Дженсен, – доступно и понятно расписаны баллы.

– Да? – Джаред уставился на столбик цифр.

Дженсен вздохнул:

– Давай объясню. Вначале идёт оценка результативности тренировок – это когда ты в начале каждого месяца даёшь игроку задание улучшить личный результат по какой-нибудь позиции. Например, результативность на каждую тысячу бросков в кольцо – ну, или что там у тебя? А в конце месяца подводишь итог и начисляешь определённое количество баллов: за выполнение запланированного результата или за перевыполнение, – Дженсен провёл пальцем по столбцу. – Ещё есть установление личного рекорда только в одном из упражнений – вот так. Понятно?

Джаред кивнул.

– Дальше, оценка успеваемости в школе, – продолжил Дженсен. – Ежемесячно из суммы баллов набранных игроком по всем предметам, выводится средний. Причём за пропуск занятий без уважительной причины из средней оценки вычитается определённое количество баллов.

Джаред взял буклет и с выражением прочитал:

– «Непрерывный контроль тренера за успеваемостью своих игроков необходим, потому что для них он должен быть не только спортивным наставником, но и педагогом. Также на воспитании и образовании юного спортсмена благоприятно сказывается постоянный контакт тренера с учителями школы». Это у меня с тобой что ли должен быть постоянный контакт? – усмехнулся он.

– Вроде того, – Дженсен потёр щёки ладонями, отобрал у Джареда буклет и, чуть отстранившись, сказал: – Последнее – это оценка выступления в соревнованиях, то есть результативность игрока во время матчей. В общем, здесь всё расписано. Так что скажешь?

– Честно говоря, не знаю, – пожал плечами Джаред. – Понимаешь, многие школы мухлюют, зачисляя в команду преуспевающих в плане учёбы ребят, а потом натаскивают их в игре. Правда, из «ботаника» спортсмена не сделаешь. Но иногда тренеры даже могут давать установку команде выводить таких «игроков», – он показал пальцами в воздухе кавычки, – на ударную позицию или передавать им мяч для броска.

– Специально накручивают результаты? – нахмурился Дженсен.

– Да, – Джаред почему-то почувствовал угрызения совести из-за того, что разочаровал Дженсена. – Тебе вообще зачем всё это?

– Как зачем? – вытаращился на него Дженсен. – Чтобы дать детям знания. Короче, соглашайся, а не то я пойду к Тому, и тебе в любом случае придётся мне уступить. Участие школ в государственных программах очень престижно, ты же знаешь.

– Ну ты даёшь! – восхищённо сказал Джаред.

– Я быстро учусь, – Дженсен впихнул ему в руки буклет. – Изучай! Я приду к тебе завтра после тренировки, задержи, пожалуйста, Шона и Ламарда.

– Хорошо, – только и смог выдать ошарашенный Джаред.

Изображение

На следующий день, однако, Дженсен почему-то подрастерял весь свой пыл и уверенность, так что его речь о плюсах участия в программе «Лучший спортсмен года по успеваемости» вовсе не выглядела вдохновляющей. Шон с Ламардом смотрели на него, не скрывая неприязни.

– Директор Браун утвердил ваши кандидатуры… – промямлил Дженсен.

– Надо было хуже учиться! – в сердцах выпалил Шон.

Джаред, нахмурившись, покачал головой и выступил вперёд:

– Парни, послушайте, вы отличные баскетболисты, а ещё Бог не обделил вас мозгами, и участие в программе – это отличный шанс добиться в жизни большего, чем ваши одноклассники. Вы же сами знаете: во время матчей объявляют имена игроков, которые становились лучшими спортсменами года. И, между прочим, фамилии всех участников программы и набранные ими баллы публикуются на государственном сайте. Уверен, «охотники за головами» просматривают их и в первую очередь присматриваются к упомянутым там ученикам.

– Одно дело быть результативным игроком, но наравне с остальными, и совсем другое – быть результативным игроком, обладающим такой форой, – поддакнул из-за спины Джареда Дженсен.

– Вот именно, – кивнул Джаред. – У вас выпускной класс, поймите, если сейчас поднажмёте, то обеспечите себе билет в колледж или институт, а это значит свобода, девочки, игры в Национальной студенческой ассоциации.

– Звучит неплохо, тренер, – широко улыбнулся Ламард. – Вообще, можно попробовать.

Дженсен позади Джареда облегчённо выдохнул.

– Ты что, – повернулся к Ламарду Шон, – хочешь ходить на дополнительные занятия к Фр… мистеру Эклзу?

– А почему бы и нет, – пожал плечами тот. – Всё лучше, чем смотреть, как мамаша с её очередным дружком курят крэк. Давай, Шонни, соглашайся или боишься, что тебе это окажется не по зубам?

Шон выразительно фыркнул и посмотрел на Дженсена:

– И как часто мы должны будем с вами заниматься?

– Три раза в неделю, – ответил Дженсен. – Часа по полтора.

Выражение лица Шона стало очень несчастным, да и Ламард мгновенно приуныл.

– Хотя всё напрямую будет зависеть от результативности наших занятий, – быстро добавил Дженсен.

Ламард с Шоном переглянулись.

– Ладно, мы согласны, – наморщил лоб Шон.

– Вот и отлично, – Дженсен сцепил руки за спиной. – Тогда в следующую пятницу жду вас после окончания тренировки в своём кабинете. Всего доброго.

– Свободны, – кивнул ученикам Джаред, и те пошли в раздевалку.

– Кстати, если кто-то из ваших друзей хочет подтянуть свои знания, они могут прийти вместе с вами, – крикнул им вслед Дженсен и тихо сказал Джареду: – Спасибо, что поддержал.

– Всегда пожалуйста! – хлопнул его по плечу Джаред.

Дженсен с удивлением посмотрел вначале на своё плечо, затем перевёл взгляд на Джареда.

– Всё нормально? – смутился Джаред.

Дженсен молчал, что-то сосредоточенно обдумывая, и, наконец, спросил:

– Джаред, а мы с тобой друзья?

Джаред никак не ожидал такого вопроса от тридцатилетнего мужчины, поэтому ошарашенно выдал:

– Ну, вроде как да. Наверное. А что?

– Это хорошо, – кивнул Дженсен и улыбнулся. – У меня вообще-то никогда не было друзей. Ну, то есть были приятели в школе, начальной, а потом только книги и Росс. Кажется, я не очень знаю, как вести себя… – он пожевал нижнюю губу.

Воспользовавшись этой заминкой, Джаред решил быстро перевести тему разговора:

– У тебя отлично получается, – широко улыбнулся он. – Я тут, знаешь, о чём подумал? Если у меня с тобой постоянный контакт, то и у тебя со мной тоже должен быть постоянный контакт. Поэтому в следующую субботу ты поедешь с нами на матч. Мы принимаем команду из Буффало. Как раз посмотришь Шона и Ламарда в игре.

– О, – выдохнул Дженсен, – не думаю, что это удачная идея – я ничего не смыслю в баскетболе.

– Это не обсуждается, – подмигнул ему Джаред.

Дженсен потеребил пальцем идеально отутюженную стрелку на брюках:

– Хорошо, я принимаю твоё приглашение. Но только если ты в следующую среду придёшь на репетицию пьесы, в которой участвует Нилл. А ещё первое время будешь присутствовать на моих дополнительных занятиях. На всякий случай, ладно?

– Замётано, – сказал Джаред, и Дженсен, судя по всему, остался доволен его ответом.
Изображение

В среду Джаред, как и обещал Дженсену, пришёл на репетицию пьесы. Правда, после уроков ему пришлось задержаться с Лизой, обсуждая новую программу выступления команды поддержки во время перерыва между второй и третьей четвертями игры на предстоявшем матче, так что когда он вошёл в небольшой зал, отведённый для постановок драматического кружка, репетиция шла уже полным ходом. Дженсен стоял посреди сцены в окружении учеников, открыв книгу и водя пальцем по странице – видимо, что-то объяснял.

Джаред сел в крайнее кресло на последнем ряду и оглядел полутёмное помещение. Пахло пылью и плесенью. Впрочем, Дженсен со своими учениками за месяц с небольшим привели зал в относительный порядок и даже, кажется, почистили тяжёлый занавес из красного, местами сильно вытершегося, бархата.

В малом зале директор Браун собирал учеников на первое сентября, во время вручения дипломов, а также когда требовалось сделать какое-то важное объявление. Последнее, правда, случалось крайне редко, поэтому до начала этого года зал практически всегда был заперт, и в нём хозяйничали крысы. Ну, иногда в нём ещё во время заседаний хозяйничал родительский комитет во главе с миссис Сточ, но Джаред её тоже считал крысой.

Дженсен, на секунду подняв голову, заметил Джареда и улыбнулся. Джаред приложил указательный палец к губам – не хотел смущать юных актёров, а особенно Нилла, своим присутствием. Тот, к слову сказать, стоял и, глупо улыбаясь, пялился на Зоуи. Джаред пересел на несколько рядов вперёд, чтобы было лучше слышно, и, опершись сложенными руками на спинку кресла впереди, положил на них подбородок.

– Нилл, – втолковывал Дженсен, – дядя Том – очень набожный, добрый, смиренный человек. Ты можешь изобразить смирение? Мы репетируем сцену смерти. Пойми, это ключевой момент произведения, а ты тарабанишь свой текст, улыбаясь и жуя жвачку. «Том лежал в чулане уже вторые сутки, большей частью в забытьи, не испытывая боли, ибо истязания той страшной ночи притупили в нем всякую чувствительность», – зачитал Дженсен. – Том изменил мировоззрение многих героев романа, изменил их отношение к рабам. Он глубокая, многогранная личность!

– Что? – Нилл, закатив глаза, вытащил изо рта жвачку и прилепил её себе за ухо. – Я не просил давать мне эту роль.

– Ну, ты же хотел, чтобы у тебя было как можно меньше реплик, – с каким-то мстительным удовольствием ответил Дженсен. – Так что теперь от тебя требуется только правдоподобно умереть.

– Не вопрос, мистер Эй, – зевнул Нилл. – Я чертовски хорошо умею симулировать падения при столкновениях во время матча. Так что и «умереть» тоже смогу.

– Хорошо, – нахмурился Дженсен и повернулся к невысокому подростку; Нилл тут же засунул жвачку обратно в рот. – Стен, ты играешь Джорджа Шелби. Ты читал роман?

Стен кивнул.

– Джордж – импульсивный, эмоциональный, порывистый молодой человек, а ты произносишь свои реплики с таким выражением лица, будто сейчас заснёшь, – недовольно сказал Дженсен. – На твоих глазах умирает близкий тебе человек, которого ты долго искал и, наконец, нашёл, приехал, окрылённый надеждой…

Стен, хлопая ресницами, глупо приоткрыл рот.

– На могиле Тома Джордж клянется, что у него никогда не будет рабов, – Дженсен захлопнул книгу. – Понимаешь, какое огромное впечатление на него произвела смерть Тома? Джордж – рабовладелец – в детстве был привязан к нему, учил читать…

Нилл хмыкнул.

– А это очень много значило, – обернулся к нему Дженсен. – И не мне тебе об этом рассказывать, Нилл.

– Я вообще считаю эту книжку расистской, – заявил тот.

– Ты вначале прочти её, а потом считай, – парировал Дженсен.

Нилл выдул пузырь из жвачки, который тут же с лёгким хлопком лопнул.

– Роман «Хижина дяди Тома» писательницы Гарриет Бичер-Стоу, – принялся рассказывать Дженсен, расхаживая взад-вперёд по сцене, – был направлен против рабовладения. Произведя эффект взорвавшейся бомбы после публикации, он оказал значительное влияние на отношение к рабству и афроамериканцам в Штатах. Современные исследователи критикуют текст за снисходительное расистское описание негритянских персонажей романа: их внешний вид, поведение, речь. Также критике подвергается пассивность дяди Тома, с которой тот принимал свою судьбу. Однако Бичер-Стоу лишь стремилась показать, что Том во всём уповал на волю Божию и шёл предначертанным ему путём. Да и современного понятия «расизм» в то время не существовало. Ладно, – Дженсен остановился, – Алекс, ты Саймон Легри – жестокий, деспотичный человек, с презрением относящийся к рабам и людям, защищающим их, типа Джорджа. Изобрази, пожалуйста, на своём лице презрение.

Алекс изобразил некое подобие презрения – на взгляд Джареда абсолютно не похоже – и, уткнувшись носом в лист с текстом, начал монотонно читать:

– «Да, верно, есть у меня такой негр. Я за него только зря деньги заплатил, за негодяя. Он наглец, бунтовщик, побеги устраивал другим неграм. Двух женщин у меня как не бывало, а им цена каждой по восемьсот, по тысяче долларов. Сам признался, что это его рук дело, а где они прячутся, не говорит. Под плетью и то молчал, а уж, кажется, здорово ему всыпали. Я так еще никого не порол, как этого Тома. Теперь он прикинулся, что умирает, да я ему не верю».

Судя по всему, Дженсен остался недоволен. Запустив руку в волосы, он разворошил идеально уложенную причёску, сняв пиджак, бросил его на передний ряд – вслед за ним отправился галстук – и, расстегнув пару верхних пуговиц рубашки, раскрыл книгу:

– «Когда Джордж вошел в чулан, сердце у него мучительно сжалось, перед глазами поплыли круги», – с выражением прочитал он и обвёл взглядом учеников. – «Не может быть… не может быть! – проговорил он, опускаясь на колени перед Томом. – Дядя Том, друг мой!» – Дженсен посмотрел на Нилла. – «Знакомый голос достиг слуха умирающего. Он чуть повел головой и улыбнулся. Слезы, делающие честь мужественному сердцу юноши, хлынули у него из глаз, когда он склонился над смертным одром своего несчастного друга».

Нилл пробормотал что-то похожее на «баба», но Стен наступил ему на ногу – Дженсен не обратил на них внимания, его голос был переполнен скорби:

– «Дядя Том! Очнись… скажи хоть слово! Посмотри на меня! Я Джордж! Ты узнаешь своего маленького Джорджа?

– Мистер Джордж… – чуть слышно прошептал Том, открывая глаза и растерянно озираясь по сторонам. – Мистер Джордж!»

Джаред, не отрываясь, следил за Дженсеном: за его плавными движениями, за мимикой – и чувствовал, как по спине бегут мурашки. Дженсен непривычно выглядел без своего дурацкого пиджака. Белая, заправленная в брюки рубашка выгодно подчёркивала его фигуру – надо сказать, весьма неплохую, насколько мог судить Джаред в полумраке помещения. В голову почему-то закралась мысль, как бы выглядел Дженсен без очков. Джаред рассердился на себя и тут же решил, что наверняка у Дженсена маленькие глазки, и он подслеповато щурится, как крот.

– «Ты не умрешь, дядя Том, и не думай об этом! Тебе нельзя умирать. Я выкуплю тебя, увезу домой!» – в это время горячечно шептал Дженсен, а затем уже хриплым голосом: – «Поздно, мистер Джордж, теперь уже поздно!» – Дженсен выразительно посмотрел на Нилла, а затем на Стена. – «Дядя Том, не умирай! Я не перенесу этого. Сколько ты страдал! И где я нашел тебя! В грязном чулане, всеми брошенного!

Том коснулся его руки:

– Только не рассказывайте об этом Хлое. Зачем ее огорчать, бедную! А ребятишки мои!.. Как подумаю о них, так сердце разрывается на части… Поклон от меня передайте, мистер Джордж, хозяину и хозяйке… добрая у нее душа… и всем… всем…»

Джаред закусил щёку изнутри, и в этот момент Дженсен повернулся к нему и, глядя в глаза, начал читать по памяти:

– «Юноша, не шелохнувшись, долго смотрел на бездыханное тело. Чувство благоговения охватило его. Он закрыл мертвые глаза своего друга, выпрямился и, обернувшись, увидел позади себя Легри.

Смерть, свидетелем которой Джордж был всего лишь минуту назад, обуздала в нем юношескую горячность. Присутствие этого человека внушало ему только чувство омерзения, и он решил покончить с ним, не тратя лишних слов.

– Вы получили с него все, что могли. Больше он вам не понадобится, – сказал юноша, твердо глядя Легри в глаза. – Сколько вам заплатить за мертвого? Я хочу похоронить его.

– Я мертвецами не торгую, – угрюмо буркнул Легри. – Хороните, пожалуйста».

Скажем прямо, Джаред не любил театр. Мама в детстве, конечно, пару раз затаскивала его на какие-то спектакли, но Джаред умудрился проспать половину от каждой постановки – другое дело было пошвырять мяч в корзину… Но сейчас у Джареда от произносимых Дженсеном слов, от бархатных интонаций его голоса почему-то внутренности скрутило в тугой клубок, а ещё он был абсолютно уверен, что Дженсен играл только для него одного.

– «Выехав за границу усадьбы, Джордж увидел небольшой песчаный пригорок, на котором росло два-три дерева. Там он и велел вырыть могилу...»

– Джордж похоронил раба Тома, как Гарри Поттер – домового эльфа Добби, – сказал Алекс.

– Нет, – возразила Зоуи, – Гарри Поттер сам рыл могилу, а Джордж приказал сделать это рабам.

– Сплошная эксплуатация, – вздохнул Нилл.

– Так, – Дженсен прикрыл глаза ладонью. – Пожалуй, на сегодня мы закончим нашу репетицию. Учите текст. И не опаздывайте завтра, – спустившись со сцены, он тяжело опустился в кресло. – Думаю, мне следует рассказать вам о периоде рабовладения в Америке и предпосылках Гражданской войны.

Джаред подошёл и сел рядом:

– За какие грехи к тебе попали Стен и Алекс?

Дженсен не ответил – вертел в руках книгу.

– Это уму непостижимо, – наконец произнёс он. – Гарри Поттер и Добби – надо же!

Джаред рассмеялся:

– Во всём виновата современная киноиндустрия и развлекательный канал для чёрных.

Откинувшись на спинку кресла, Дженсен запрокинул голову, так что острый кадык натянул тонкую кожу горла. Джаред обласкал взглядом ломаную линию, любуясь, вынужденный признать, что шея Дженсена действительно эффектно выглядела в расстёгнутом накрахмаленном вороте рубашки.

Поняв, что засмотрелся, Джаред ущипнул себя за руку.

– Не страшно ставить пьесу по такому скандальному роману?

– Я же южанин, – ответил Дженсен.

Джаред не понял, к чему тот это сказал, но вида не подал.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В пятницу после тренировки Джаред напомнил Шону и Ламарду, что Дженсен ждал их на дополнительное занятие. Те, погрустнев, повздыхали для вида, но, в итоге, быстро приняв душ, переоделись и потащились в кабинет английского языка. Джаред занёс классные журналы в учительскую и тоже направился к Дженсену – проконтролировать ситуацию. К его удивлению, за партами помимо Шона и Ламарда сидели ещё несколько человек: две девушки из группы поддержки – одна из которых строила Шону глазки – Нилл со Стеном и ещё пара учеников из выпускного класса.

Махнув Дженсену рукой, Джаред пристроился на последнем ряду, и Дженсен начал урок – будто только появления Джареда и ждал. Вначале он раздал распечатки, пояснив:

– Правописание этих слов вам нужно будет выучить к понедельнику – они часто встречаются в проверочных тестах. А теперь кто мне скажет, что такое слэм-данк?

Джаред почесал ухо, решив, что ослышался, однако, судя по поднятым рукам его ребят, слух у него всё-таки был в норме.

– Да, Ламард, – сказал Дженсен.

– Слэм-данк – это вид броска в баскетболе, при котором игрок выпрыгивает вверх и одной или двумя руками бросает мяч в кольцо сверху вниз. Такой бросок оценивается как и обычный – два очка, – отчеканил Ламард.

– Ну, думаю, с определением ты не ошибся, – улыбнулся Дженсен, остальные ребята закивали. – Давайте разберём с вами «данк одной рукой». Помимо того, что это самый простой бросок сверху, это ещё и составное слово, поэтому оно пишется через дефис. Ламард, выйди, пожалуйста, к доске и запиши его.

Поднявшись с места, Ламард подошёл к доске, взял мел и начал писать.

– По аналогии напиши и «томагавк двумя руками». Какие ещё основные типы слэм-данков вы знаете, которые пишутся через дефис?

Джаред заёрзал на месте и чуть было не поднял руку, но вовремя сдержался – впрочем, ребята и без него справились с вопросом:

– «Триста шестьдесят».

– «Со штрафной линии».

– «Мельница с оборотом на триста шестьдесят градусов»*.

– Всё верно, – кивнул Дженсен. – Ламард, пиши.

– А можно я тоже приведу пример составного слова, которое пишется через дефис? – подняла руку девушка-черлидер.

– Конечно, Салли, – сказал Дженсен. – Может быть, ты нам его даже напишешь?

Салли вышла к доске, кокетливо взглянула на ребят, резко крутанулась, так что плиссированная юбка взметнулась вверх, и вывела «чир-дэнс шоу».

– Правильно. Спасибо большое, – Дженсен забрал у Салли мел, и та с достоинством вернулась на место. – Шон, будь добор, расскажи нам про свою любимую баскетбольную команду.

– Про нашу что ли? – засмеялся тот.

– Можно и про вашу, но лучше про профессиональную. Мне очень интересно, за кого ты болеешь, – Дженсен облокотился о свой стол.

– За Нью-Йорк Никс, конечно, – фыркнул Шон. – Странный вопрос для ньюйоркца. Мы же не жители какого-нибудь Нью-Хейвена, в котором нет собственной баскетбольной команды.

– Зато в Нью-Хейвене находится Йельский университет и именно там началась история американских гамбургеров, – подмигнул ему Дженсен.

– Подумаешь, гамбургеры и ботаники, – пожал плечами Шон. – Готов поспорить, половина из них азиаты. То ли дело наши «Никс»! – Вскинув вверх руку с зажатым кулаком, он запел: – Вперё-ё-ёд, «Никс»! Вперё-ё-ёд, Нью–Йорк!

– Шон, ты не на стадионе, – охладил его пыл Дженсен. – Скажи мне лучше, какие у «Никс» цвета формы.

– Тёмно-синяя и белая, – ответил Шон.

– Слово «тёмно-синий» тоже пишется через дефис, – протянул ему мел Дженсен. – Так же как и «кипенно-белый». Запиши, пожалуйста.

Джаред восхищённо покачал головой. Все полтора часа Дженсен объяснял правописание и пунктуацию на примерах из баскетбола – он с ребятами даже вычислил площадь баскетбольной площадки и посчитал время полёта мяча из разных зон, а также вероятность его попадания в кольцо. В итоге, дополнительным занятием все оказались довольны.

– Как ты всё здорово придумал, – сказал Джаред Дженсену, когда ученики вышли из кабинета.

– Думаешь, им понравилось? – взволнованно спросил тот.

– Определённо, – широко улыбнулся Джаред.

– Хорошо, – Дженсен принялся стирать с доски.

– Не забудь, что завтра у нас игра, – напомнил ему Джаред. – Автобус от школы отходит ровно в девять утра.

– Я помню, – отложив губку в сторону, Джаред дунул на свои пальцы и потёр их. – Кстати, ты сказал, что наша школа принимает другую команду, а почему мы тогда куда-то едем?

Джаред помрачнел:

– Потому что в нашем физкультурном зале нельзя проводить матчи Первенства штата – он не соответствует этим… как их… а, короче, ничему он не соответствует! – в сердцах воскликнул он. – Ты же сам видел, в каком плачевном состоянии находится зал.

Дженсен, что-то обдумывая, аккуратно разложил листы бумаги и конспекты уроков по папкам, а затем поднял взгляд на Джареда:

– Росс состоит в каком-то жутко модном благотворительном обществе, в которое ежемесячно отчисляет большой процент с продаж своих книг. Фактически, он один из основателей и соучредителей. Они постоянно помогают то больницам, то детским домам, то центрам реабилитации для подростков. Если хочешь, я мог бы с ним поговорить, чтобы они отремонтировали нам физкультурный зал.

– Правда? – с надеждой спросил Джаред.

– Ну, попытка не пытка, – Дженсен принялся отряхивать измазанный мелом рукав пиджака. – Ничего не обещаю, но шанс есть: государство сейчас считает развитие спорта одной из приоритетных задач, так что помогать юным спортсменам – а тем более подающим большие надежды – престижно.

– Было бы круто, – восхищённо протянул Джаред. – Представляешь, новый зал: запах лака и пластмассы; большой, светлый, выкрашенный в оранжево-синие цвета, с огромными эмблемами «Бродячих котов» на полу и стенах...

– Оказывается, учителя физкультуры тоже умеют мечтать, – улыбнулся Дженсен.

– Не мешай, – покосился на него Джаред. – Я представляю вручение кубка Первенства штата по баскетболу нашей команде в отремонтированном зале.

– Да ты прям Дон Хаскинс, – покачал головой Дженсен.

– Неужели ты смотрел «Дорогу к славе»**? – Джаред подхватил несколько книг со стола Дженсена: – Зачем ты постоянно таскаешь с собой столько тяжести?

– Это учебные пособия, – Дженсен взял свои папки, и они с Джаредом направились к двери, – не всем же убирать маты в подсобку и закатывать туда мячи. И да, я смотрел «Дорогу к славе». Не забывай, Хаскинс всё-таки выдающаяся личность в Техасе. Он первым отважился набрать в основной состав баскетбольной команды сплошь чернокожих спортсменов. Для тысяча девятьсот шестьдесят шестого года это было поистине смелое решение. Собственно говоря, оно и вызвало волну противоречивых суждений в обществе. Одни восхищались его командой, а другие, руководствуясь расистскими предрассудками, искренне возмущались и искали пути искоренения нововведения.

– Его парни играли чертовски зрелищно, – Джаред открыл дверь, пропуская Дженсена вперёд.

– Ну, и это тоже, – вздохнул тот.

Изображение

Джаред любил дни матчей: с утра в крови кипел адреналин, настроение в предвкушении игры всегда зашкаливало за отметку «отлично», и даже солнце, казалось, светило ярче. В эту субботу, однако, небо оказалось затянуто низкими серыми тучами – впрочем, дождь игре в спортивном зале был не помехой, поэтому Джаред вышел из дома в прекрасном расположении духа.

Когда он подошёл к стоявшему на парковке автобусу, большинство игроков и девушек из группы поддержки уже расселись по местам в салоне, спасаясь от дувшего пронзительными порывами холодного ветра – в Нью-Йорк пришла осень – и теперь громко переговаривались.

– Доброе утро, – поздоровался Джаред.

– Доброе утро, тренер, – дружно раздалось в ответ.

– Настрой? – спросил Джаред.

– Только на победу! – рявкнули все.

– Молодцы! – Джаред присел рядом с Лизой: – Прохладно сегодня.

– Да уж, – поёжилась та, зябко кутаясь в лёгкую спортивную курточку.

– Эй, – воскликнул Билл, – а это случайно не Фрик идёт? Что это он забыл в школе в выходной день?

Все тут же с интересом прильнули к окнам.

– Может, решил вскрыть библиотеку и обчитаться книг, – засмеялся Джордж.

– Мистер Эклз, – выделил голосом Джаред, – поедет с нами на матч как ответственный за проводимую в школе программу «Лучший спортсмен года по успеваемости». Так что не вздумайте сегодня проиграть буффалским ястребам!

– Были ястребы, станут ощипанными курицами, – с вызовом сказал Дайрон. – Не волнуйтесь, тренер, мы их под орех разделаем. Да, ребята?

– Да! – заорали все.

– Смотрите мне, – поднявшись, Джаред вышел из автобуса навстречу Дженсену, Лиза хихикнула ему вслед. – Доброе утро.

– Привет, – тот взволнованно оглядел автобус и уставившихся на него из окон учеников. – Я не опоздал?

– В самый раз. Ещё пару игроков дождёмся и едем.

Дженсен прошёл в салон и сел на переднее сидение, Джаред опустился рядом – Лиза обиженно надула губы. Дженсен, покосившись, на часы, поскрёб ногтем металлический браслет.

– Волнуешься? – тихо спросил Джаред.

– Мне-то чего волноваться, – передёрнул плечами Дженсен. – Это тебе следует волноваться.

– Ребята не подведут, – заверил его Джаред.

В этот момент в автобус, тяжело дыша, ввалились Билл и Энтони – Билл дожёвывал хот-дог.

– Вечноголодный, – прокомментировал его появление Дайрон.

Билл плюхнулся рядом с ним, облизывая с пальцев кетчуп:

– Я растущий организм.

– Пузо ты растущее, а не организм, – пихнул его кулаком в бок Дайрон.

– Поехали! – скомандовал Джаред.

Водитель закрыл двери, и автобус тронулся с места. Черлидеры, размахивая помпонами, заскандировали:

– Атака наша всех сильней, всех острее и мощней! Любой соперник будет бит и градом «трёшек» он накрыт!

– Вперёд «Коты»! – подхватили ребята.

– «Ястребы» из Буффало нам нипочём – ловко играем баскетбольным мячом! – продолжили девушки.

– «Ястребы» из Буффало парни что надо: любят друг друга в области зада, – захохотал Дайрон.

– Дайрон, – обернулся к нему Джаред. – Ты хоть бы миссис Кэмбридж постеснялся.

– Всё-всё, стесняюсь, – Дайрон изобразил жест, будто запирает рот на молнию.

– Весело у вас, – сказал Дженсен.

– Ага, – усевшись в пол-оборота, Джаред обвёл тёплым взглядом своих игроков. – Спорим, ты не часто посещал игры вашей школьной команды?

– Вообще не посещал, – уставился в пол Дженсен.

– Ну да, – усмехнулся Джаред, – ты же был «ботаником», заучкой, зубрилой.

– Не был я зубрилой, – возразил Дженсен, – у меня память хорошая. Но я понимаю, о чём ты. Собственно говоря, – вдруг с какой-то злостью выплюнул он, – а вот ты в школьные годы наверняка относился к той категории звёздных мальчиков-спортсменов, которые ходят по школьным коридорам подобно надутым индюкам по двору птичника, на переменах тискаются с девчонками, а ради развлечения и самоутверждения не дают проходу заучкам и странным парням типа меня.

– Возможно, – отвёл взгляд Джаред. – Только не говори, что ты до сих пор хранишь обиду на капитана школьной команды за то, что он окунал тебя головой в унитаз.

– Да не окунал меня никто головой в унитаз, – еле слышно пробормотал Дженсен. – Меня в школе вообще никто не трогал: все считали изгоем, чуть ли не прокажённым – так что даже игроки футбольной команды обходили меня стороной, – он отвернулся и уставился в окно.

Джаред не знал, что сказать на это, но, к счастью, до школы, в которой должен был состояться матч, оставалось ехать всего пару минут.

Изображение

Трибуны в зале оказались забиты под завязку – яблоку негде упасть – но Джаред всё же умудрился усадить Дженсена в первый ряд, ободряюще подмигнул ему и побежал к своим ребятам, которые разминались у тренерской скамейки.

– Фрик даже на баскетбольный матч умудрился прийти в костюме и при галстуке, – хмыкнул Билл.

– Ты лучше о предстоящей игре думай, – прикрикнул на него Джаред, а сам покосился в сторону трибун – Дженсен, нервно поглядывавший по сторонам и ежесекундно поправлявший очки, действительно выделялся белой вороной на общем фоне болельщиков.

– Надеюсь, он сослепу разберётся, за кого нужно болеть, – проворчал Билл. – А то его наши же парни и поколотят.

– Какая трогательная забота, Билл, – прижав руки к сердцу, картинно похлопал ресницами Дайрон.

– Так, ну всё, хватит, – рассердился Джаред. – Сейчас смеётесь – как бы после игры плакать не пришлось.

Ребята посерьезнели. На паркет вышел судья.

– Ну, давайте, – Джаред протянул вперёд руку – ребята накрыли его ладонь своими: – Вперёд «Бродячие коты»!

Матч начался с осторожной разведки: и «Ястребы», и «Коты» заметно нервничали, долго входя в ритм игры. Первые минуты ни одной команде не удавалось забросить мяч, но, наконец, Нилл открыл счёт, и ребята взбодрились. Джаред то вскакивал со скамейки, то плюхался обратно, изредка раздавая указания – впрочем, его парни и так знали своё дело, так что к пятой минуте «Коты» вели девять - шесть. Ниллу и Биллу начали удаваться острые проходы, Ралло – перехваты, и у Дайрона с Шоном пошла игра.

Всю первую половину матча «Коты» вели в счёте примерно пять очков, не давая «Ястребам» приблизиться вплотную, и на большой перерыв команды разошлись со счётом двадцать шесть - девятнадцать после великолепного трёхочкового Дайрона.

Джаред был доволен. Он обернулся к Дженсену, который показал ему оба поднятых вверх больших пальца, и широко улыбнулся. На паркет вышли группы поддержки, развлекая болельщиков красочным шоу, а Джаред собрал ребят в круг, намереваясь обсудить тактику дальнейшей игры. Во второй половине матча он собирался выпустить на поле Ламарда – не зря же тот теперь до конца года был вынужден посещать дополнительные занятия Дженсена.

Изображение

Игра закончилась со счётом пятьдесят - сорок шесть в пользу «Бродячих котов». Джаред, обнимая своих парней и похлопывая их по плечам, разве что не фосфоресцировал от счастья.

– Поздравляю, – подошёл к ним Дженсен. – Это была замечательная и зрелищная игра.

– Из пары увиденных тобой? – приподнял бровь Джаред.

– Эм… – многозначительно произнёс Дженсен, и Джаред в порыве чувств обнял его.

Дженсен в объятиях застыл каменным истуканом – Джаред сконфуженно отстранился:

– Спасибо.

– Не стоит, ребята действительно отлично играли, – Дженсен одёрнул пиджак и отошёл на пару шагов от Джареда.

Домой все расходились пешком. Правда, Джаред сомневался, что его команда с девушками-черлидерами сейчас не отправится отмечать победу, но лишь ограничился строгим предупреждением:

– В понедельник чтобы все, как штык, были на первом уроке – проверю лично. А после занятий – ко мне на тренировку.

Лизе было не по пути с Джаредом и Дженсеном, так что она, махнув на прощание рукой и с заговорщицким видом подмигнув Джареду, пошла на автобусную остановку.

– Прогуляемся? – предложил Дженсен.

– Почему бы и нет, – согласился Джаред.

– Погода, правда, не слишком располагает, – Дженсен с тревогой оглядел низкое хмурое небо. – Как бы дождь не пошёл.

– Закон подлости, – Джаред пнул ногой пожухлый клиновый лист, – всю неделю стояла солнечная погода, а на уикенд – испортилась.

– Да, – согласился Дженсен. – Слушай, а ты молодец, что вытащил меня на матч – мне понравилось.

– Неужели? – хмыкнул Джаред.

– Да, – с жаром заговорил Дженсен. – Я заразился всеобщим волнением и азартом – даже кричал что-то вместе со всеми.

– Кто сегодня не кричит, пусть он дома посидит. Я пришел сюда болеть, а не просто так сидеть, – рассмеялся Джаред.

– А Шон с Ламардом хорошо играли? В смысле, по результативности, – взволнованно поинтересовался Дженсен.

– Да. Не волнуйся, – Джаред сунул озябшие руки в карманы. – Слушай, может, посидим в баре – отметим. А то, правда, холодно.

– Можно, – подумав, ответил Дженсен. – Давай, показывай дорогу в один из своих «приличных» баров.

Они остановились на светофоре, ожидая «зелёный», и в этот момент ливанул дождь, причём не осенняя морось, а самый настоящий, крупный, ледяной.

– Да твою же… – Джаред втянул голову в плечи, чувствуя, как за шиворот потекли холодные капли. – Давай сюда, живо, – ухватив Дженсена под локоть, он потянул его за собой к автобусной остановке, под спасительную крышу которой стекался народ со всей улицы – после погожей недели ньюйоркцы явно не ожидали такой каверзы от погоды, так что зонты из дома с утра прихватили единицы.

– Надеюсь, ребята не попали под дождь, – озабоченно сказал Дженсен, отряхивая промокший пиджак, – простынут ещё.

– Да уж, – Джаред хмуро посмотрел на потемневший от воды асфальт.

Он развернулся к Дженсену, чтобы было удобно разговаривать – за шумом дождя и проносившихся мимо машин практически ничего не было слышно – но тут под крышу и без того переполненной остановки втиснулась компания подростков, и Джареда с Дженсеном прижало друг к другу сгрудившейся вокруг толпой. Дженсен, с трудом удержав равновесие, чуть не ткнулся носом в замок наглухо застёгнутой куртки Джареда. Кашлянув, он снял очки и, достав из кармана белый носовой платок, принялся протирать мокрые стёкла.

– Кхм… эм… да… – напиравшие сзади подростки практически впечатали Джареда в Дженсена.

– Ты что-то сказал? – поднял голову тот.

Джаред хотел ответить: «Нет», – да так и застыл с приоткрытым ртом – Дженсен смотрел на него внимательным, немного взволнованным взглядом ярко зелёных глаз. А на носу у него была россыпь веснушек – сейчас, осенью, совсем блеклых, но весной они явно становились ярче.

«Почему я раньше этого не замечал?» – вихрем пронеслась в голове Джареда мысль. Ответ пришёл сам собой: отвлекала громоздкая оправа очков.

Дженсен нервно облизал нижнюю губу, и Джаред машинально повторил движение, прикипев взглядом к ней, полной, влажной, соблазнительно поблёскивавшей. Да что там говорить, на рот Дженсена можно было клеить маркировку «18+»!

Дженсен молчал, только на автомате тёр платком линзу очков, которая уже скрипела, да дышал немного учащённо – Джаред ощущал тёплое дыхание кожей подбородка. Он чувствовал себя донельзя глупо, словно попал в один из низкобюджетных романтических фильмов про подростков, которые так любила смотреть его младшая сестра на канале «Дисней». Сейчас, по сюжету, Джаред должен был нагнуться и поцеловать Дженсена, окружающие произнесли бы умилённое: «Ах!» – и… титры. Самым дурацким в сложившейся ситуации оказалось то, что Джаред действительно хотел его поцеловать – он покачнулся вперёд и… Дженсен отпрянул назад, наступив на ногу какой-то пожилой леди.

Джаред, зажмурившись, пытался сосредоточиться, пока Дженсен сбивчиво бормотал извинения, а старушка костила «молодёжь» на чём свет стоит. Выдохнув, Джаред успокоился и открыл глаза, как раз чтобы увидеть смущённого, покрасневшего Дженсена, выскочившего под дождь подальше от грозно напиравшей на него старушки.

– Простите, пожалуйста, – в десятый раз выдал он, и в этот момент пронёсшаяся мимо на бешеной скорости машина с головы до ног обдала его грязной водой из лужи.

– Вот Бог-то всё видит, – с отомщённым видом сказала старушка, грозно потрясая ридикюлем. – Так тебе, нахалу, и надо!

Дженсен ничего не ответил, с убитым видом оглядывая свой костюм.

Продравшись сквозь толпу, Джаред вывалился на тротуар, чуть не растянувшись у ног Дженсена, и решительно сказал:

– Я живу в паре улиц отсюда, идём ко мне: тебе надо переодеться.

– Неудобно как-то, – Дженсен попытался вытереть лицо мокрым носовым платком.

– Да тебя в таком виде ни один таксист в салон своей машины не пустит, – не слушая возражений, Джаред быстро зашагал вверх по улице, кивком головы велев Дженсену следовать за собой, – а в метро решат, что ты бездомный. И потом, если бы я не позвал тебя на матч, ты бы сейчас, сидя дома на диване, смотрел нудный научный канал – так что это моя вина, что ты попал в такую неприятную ситуацию.

Дженсен что-то сказал, но Джаред не расслышал. Дождь полил ещё сильнее, так что до дома им пришлось бежать.

Когда Джаред отпер дверь в квартиру, его одежду можно было выжимать. Стащив через голову толстовку и швырнув её на тумбочку, он закрыл за Дженсеном дверь и указал:

– Ванная комната там. Можешь принять душ; чистое полотенце в шкафчике под раковиной. Я сейчас поищу одежду старшего брата, Джеффа – он часто гостит у меня и вечно что-нибудь забывает, а вы с ним примерно одинакового телосложения.

– Спасибо, – Дженсен быстро скрылся за дверью в ванную.

Джаред прошёл в спальню переодеться. Порывшись в гардеробе, он выудил оттуда джинсы, свитер и, оглядев их, решил, что Дженсену они должны будут прийтись впору.

Когда Джаред вышел в коридор, вода в душе ещё шумела. Прислонившись к стене, он закусил губу и покосился на дверь. Его жрало любопытство: очень уж хотелось увидеть Дженсена без «маскировки». Поэтому, когда тот выключил воду, Джаред, сосчитав про себя до тридцати, распахнул дверь. И застыл на пороге, жадно рассматривая повернувшегося к нему Дженсена, мокрые волосы которого торчали ежиными иголками. Дженсен, придерживая повязанное на бёдрах полотенце, ошеломлённо уставился на Джареда.

Признаться, парни вроде Дженсена ещё ни разу не принимали душ в квартире Джареда. Да что там! Таким до неприличия красивым парням больше подходило сходить с обложек журналов моды, чем выходить из его крохотной ванной комнаты. Ладно-ладно, возможно про журналы Джаред и преувеличил, но просто чересчур велик был контраст между нелепо одетым Фриком и почти обнажённым Дженсеном. При слове «почти», Джаред опустил взгляд ниже и пожалел, что не обладает супергеройской силой: мысленно заставлять туго завязанные полотенца сваливаться со своих владельцев.

– Это для меня? – Дженсен протянул руку за одеждой.

– А? Да, – отмер Джаред. – Если тебе подойдёт, можешь доехать в ней до дома. Потом в школе вернёшь.

– Спасибо, – Дженсен, забрав джинсы и свитер, приподнял брови, выжидая, видимо, пока Джаред выйдет.

– Ой, прости, я привык, что душевые общие и всё такое… – Джаред даже не пытался скрыть, что откровенно пялится на неплохо накаченные мышцы пресса и груди. – Классно выглядишь!

Вместо ответа Дженсен чихнул.

– Кажется, прогулка под дождём не пошла мне на пользу. У тебя нет какой-нибудь шипучки от простуды?

– Сейчас сделаю, – с сожалением развернувшись, Джаред поплёлся на кухню.

Пока электрический чайник кипятил воду, в голове всплыли слова Лизы: «Фрик точно запал на тебя». Джаред усмехнулся: он был вовсе не против, чтобы на него запал такой парень.

Дженсен вошёл на кухню и присел за стол.

– Держи, – протянув ему кружку с лекарством, Джаред опустился на стул напротив.

– Спасибо, – Дженсен подул на содержимое, вытянув губы трубочкой, и Джаред в очередной раз поразился, как он раньше мог не обратить на них внимание.

Кстати, очки Дженсен не нацепил и, как крот, не щурился.

– У тебя нормальное зрение, – не спросил – констатировал очевидный факт Джаред.

– Ну, я бы не сказал, что нормальное, – Дженсен сделал маленький глоток, – всё-таки на моём зрении отрицательно сказалось количество прочитанных под одеялом при тусклом свете фонарика книг, – рассмеялся он.

– Почему ты не носишь линзы? – задал очевидный вопрос Джаред. – И зачем вообще так странно одеваешься? Ты же такой привлекательный и…ну… – он сделал неопределённый жест рукой, подбирая нужные слова.

Дженсен, поёжившись, обхватил кружку ладонями:

– Теперь ты знаешь мою страшную тайну, и мне придётся тебя убить.

– Я серьёзно, – насупился Джаред. – Чёрт, да приди ты в школу нормально одетым, в тебя бы поголовно влюбились не только старшеклассницы, но и вся женская часть нашего коллектива, включая миссис Пафф!

Дженсен, опустив взгляд, натянул рукава свитера до самых кончиков пальцев и покачал головой.

– Я не люблю привлекать к себе лишнее внимание.

«Ну и правильно», – с какой-то жадностью подумал Джаред: делиться с окружающими «настоящим» Дженсеном почему-то не хотелось, будто таким образом он начинал принадлежать только ему.

Джаред ещё раз окинул задумчиво пившего своё лекарство Дженсена цепким взглядом, запоминая, и, подавшись вперёд, поинтересовался:

– У тебя наверняка есть девушка?

– Есть, – мягко улыбнулся Дженсен. – Её зовут Марлен. Мы собираемся пожениться.

– Правда? – удивление в голосе Джареда напополам мешалось с разочарованием.

– Правда, – Дженсен отставил пустую кружку в сторону. – А что?

Джаред не нашёл ничего лучшего, как ляпнуть в лоб:

– А по школе ходят слухи, что ты гей.

– Не знал, что ты собираешь школьные слухи, – нахмурился Дженсен.

– Я не собираю, – с досадой поморщился Джаред. – Прости, я…

– Я вас обязательно познакомлю, – поставил точку в разговоре Дженсен.

– Круто, – кивнул Джаред. – Пригласишь на свадьбу?

– Ну, мы ещё не назначили точную дату, – погрустнел Дженсен, – но, я надеюсь, это случится очень скоро – тогда пришлю тебе приглашение на двоих.

– В таком случае, мне срочно придётся искать себе пару, – хмыкнул Джаред.

– Да? – поднял на него взгляд Дженсен.

– Я пока предпочитаю свободные отношения, – пожал плечами Джаред, почему-то ощущая себя ущербным из-за этого полусочувствующего «да».

– А как же семья? – внимательно посмотрел на него Дженсен. – Я же вижу, как ты относишься к ребятам в школе, неужели, не хочется иметь своих детей?

– Пока мне и за учеников хватает ответственности, – покачал головой Джаред. – Не думаю, что я готов к большей.

Дженсен отвернулся к окну:

– Кажется, дождь кончился. Я, пожалуй, поеду. Спасибо тебе за всё, – он встал из-за стола.

– Не за что, – поднялся следом Джаред, и они вышли в прихожую. – Погоди, я сейчас найду чистый пакет для твоих вещей.

Изображение

Когда Дженсен ушёл, Джаред вернулся на кухню и достал из холодильника бутылку пива: слишком насыщенным на открытия оказался день.
___________________
* Английские составные слова one-handed basic dunk, two-handed tomahawk, three-sixty, from the free-throw line, three-sixty windmill – пишутся через дефис.
** «Дорога к славе» (англ. Glory Road) – воодушевляющая история о тренере Доне Хаскинсе, научившем слабую и никому не известную команду играть в баскетбол. От сотен столь же поучительных и столь же отвратительно скучных спортивных драм эту отличает важная подробность: всё это правда, всё это произошло в 1966 году, и эта баскетбольная команда впервые в истории американского спорта была полностью чёрной.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В понедельник к огромному разочарованию Джареда Дженсен пришёл в школу в своём извечном «костюме фрика» и очках. Джаред вздохнул, но не раздевать же его – тем более при всех. Поймав себя на мысли, что он с удовольствием раздел бы Дженсена в своей спальне, Джаред вначале удивился, потом ужаснулся, а затем – размечтался. В итоге, на уроке пришлось подать ученикам хороший пример и пробежать с ними пять километров, чтобы выкинуть из головы лишние мысли.

Лишние мысли, однако, покидать голову Джареда не спешили, и к концу недели он с досадой вынужден был признать, что запал на Дженсена. Да и кто бы ни запал, если бы увидел его «настоящего»! Стоило Джареду закрыть глаза, как перед ними тут же вставала картинка «полуголый Дженсен в ванной комнате». Джаред злился, потому что глупо было надеяться на взаимность со стороны Дженсена. Нет, он, конечно, не считал его убеждённым натуралом, потому что искренне полагал, мужчины с такими губами натуралами не бывают, но Дженсен ясно дал понять, что у него всё хорошо с этой его Марлен, раз уж они собирались пожениться и нарожать целый выводок детишек. При воспоминании о том, с каким теплом и нежностью Дженсен говорил о своей невесте, Джаред скрежетал зубами.

Впрочем, Джаред был игрок и привык добиваться желаемого любыми способами. При мысли заполучить Дженсена хотя бы на одну ночь в крови вскипал азарт, заставляя сердце колотиться быстрее, поэтому Джаред решил разузнать как можно больше о его личной жизни – возможно, что никакой Марлен вовсе не существовало, и Дженсен всё выдумал.

Везение в очередной раз было на стороне Джареда, так что удачный случай подвернулся сам собой: в субботу «Коты» выиграли ещё один отборочный матч, и в понедельник Дженсен зашёл к Джареду узнать, как прошла игра у Шона и Ламарда, а заодно поздравить его с победой ребят. У них обоих стояло «окно» в расписании, так что Джаред, достав из шкафа пакет апельсинового сока, предложил:

– Отметим?

– Можно, – со смехом согласился Дженсен.

Разлив сок по стаканам, Джаред протянул ему один:

– Жду не дождусь, когда буду пить на твоей свадьбе.

Дженсен поперхнулся.

– Ну, пока придётся немного потерпеть.

– Что-то ты не очень похож на счастливого жениха, – Джаред внимательно наблюдал за его реакцией.

– Да мы в очередной раз поссорились, – поморщился Дженсен.

Джаред с мстительным удовлетворением отметил про себя его досадливое «в очередной раз»:

– Почему?

– Ну, знаешь, – Дженсен покрутил в руке стакан, – нам с Марлен уже давно не по восемнадцать лет: у нас сложились свои жизненные привычки и взгляды на некоторые вещи. Притереться друг к другу в таком возрасте очень сложно... Я готов пойти ради Марлен на некоторые уступки, а вот она – не очень, – он расстроенно опустил голову.

– Надеюсь, всё образуется, – вежливо произнёс Джаред, даже не заботясь о том, чтобы в его голосе прозвучало сочувствие.

– Погоди, – вдруг прищёлкнул пальцами Дженсен, – я же обещал тебя с ней познакомить. Приходи ко мне в гости на выходных – вот и будет повод помириться с Марлен.

Джареду вовсе не хотелось послужить поводом для примирения, однако отказываться было глупо, поэтому он просто кивнул:

– В субботу у нас игра, а в воскресенье я свободен.

– Отлично, – просиял Дженсен, – тогда в пять вечера. Идёт?

– Конечно, – без особого энтузиазма ответил Джаред. – Кстати, как вы познакомились?

– Да ничего особенного, – пожал плечами Дженсен. – Всё банально.

– И всё же? – заинтересовался Джаред и вдохновенно начал врать: – Понимаешь, я тут по телефону наплёл матери, что познакомился с девушкой, а то уже устал от бесконечных предложений свести меня с одинокими дочерьми её подружек. Мама теперь, конечно, жаждет подробностей, а я абсолютно не умею выдумывать – вдруг прокалюсь! У меня даже в школе за сочинения никогда выше «удовлетворительно» не стояло. А из классических примеров романтических знакомств я знаю только про Ромео и Джульетту, и то там все умерли.

– Ну, однажды Марлен переехала жить в соседнюю с моей квартиру, – покладисто сказал Дженсен. – Я помог ей разобрать вещи и… закрутилось. Мы почти три года вместе. Марлен… она замечательная, красивая, умная!

– И скоро будет твоя по закону, – мрачно добавил Джаред.

– Очень на это надеюсь, – Дженсен в пару глотков допил сок и поднялся. – Ладно, пойду готовиться к следующему уроку. Ещё увидимся.

– Ага, – на автомате ответил Джаред.

Изображение

В воскресенье Джаред минут двадцать стоял перед гардеробом, размышляя, что бы ему надеть. Наконец он остановил свой выбор на тёмно-синих прямых джинсах и узкой футболке, выгодно подчёркивавшей мускулатуру – получилось немного не по погоде, но Джаред накинул сверху джинсовую куртку и остался вполне доволен своим внешним видом. По правде говоря, он вообще считал, что в человеке главное улыбка и обаяние, а этого в нём – с лихвой.

Накануне Джаред получил от Дженсена смс-сообщение с адресом и решил добраться до Бруклина на такси. Район, в котором его высадил водитель, не шёл ни в какое сравнение с тем, где жил Джаред: дворник тщательно подметал и без того чистую улицу, высокие дома из кирпича и стекла не нагромождались друг на друга, а в просвете между ними проглядывался парк, красно-рыжей от осенней листвы.

Джаред позвонил в домофон и, когда тяжёлая железная дверь открылась, вошёл в опрятный холл. Поднявшись на нужный этаж, он увидел Дженсена, встречавшего его на лестничной клетке.

– Привет, – выдохнул Джаред, а вдохнуть забыл, потому что Дженсен радостно улыбнулся ему.

– Добрался без проблем? – спросил он, пропуская Джареда в квартиру.

– Да, – кивнул Джаред, исподтишка разглядывая Дженсена, одетого в светлые джинсы и белую рубашку-поло с расстёгнутым воротом; дома тот, судя по всему, предпочитал не прилизывать волосы на косой пробор, однако всё-таки носил очки. – Я принёс белое вино, – Джаред сунул в руки Дженсену бутылку – первую попавшуюся на глаза в магазине – и прошёл в просторную гостиную.

– Располагайся, – жестом указал на диван Дженсен, – Марлен скоро придёт. Хочешь что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо.

Джаред вздохнул: он-то надеялся, что Марлен не сочтёт приглашение коллеги по работе достаточным поводом для примирения, и они проведут вечер вдвоём с Дженсеном, потому что делить его не хотелось ни с кем.

Джаред подивился впервые проявившемуся в нём собственничеству, на которое вообще не имел никакого права, но поделать с этим ничего не мог. Дженсен сел в кресло напротив дивана, так что теперь Джаред мог, не таясь, смотреть на него, и сложил руки на коленях.

– Классная квартира, – огляделся Джаред. – Большая. Не думал, что скромный преподаватель может позволить себе такую.

– А скромный преподаватель и не может, – покачал головой Дженсен. – Просто мы с братом получаем небольшой доход с ранчо. После смерти родителей Росс заявил, что земля не должна простаивать, и нанял хорошего управляющего. Так что кое-какие деньги у меня имеются.

Хлопнула входная дверь.

– Дженс, я пришла, – в комнату впорхнула миловидная девушка, голубоглазая, светловолосая, и широко улыбнулась: – Добрый день. Вы должно быть Джаред? Я – Марлен. Простите за опоздание: воевала с микроволновкой, – в руках Марлен держала поднос, на котором стояли блюдо с наггетсами и две миски: одна с зелёным салатом, другая с чипсами.

Мигом поднявшись, Дженсен помог ей расставить угощение на журнальный столик.

– Принеси с кухни тарелки, стаканы и приборы, – распорядилась Марлен, а затем повернулась к Джареду: – Привет ещё раз, – она одёрнула короткое красное с чёрными вышитыми бисером узорами платье. – Приятно познакомиться.

– Мне тоже, – привстал Джаред.

Марлен окинула его заинтересованным взглядом:

– Дженс часто рассказывает о вас. У него не так уж много друзей – хотя, даже не так: у него вообще нет друзей – и я рада, что мы наконец-то познакомились лично.

– Я тоже, – процедил сквозь зубы Джаред.

Он почему-то представлял себе Марлен строгой неприятной дамой в очках под стать Дженсену-Фрику и теперь сидел раздосадованный.

Когда на столике появилось всё необходимое, а Дженсен открыл вино и разлил его, Марлен, присев на подлокотник дженсеновского кресла, подняла свой бокал:

– За знакомство!

Джаред отпил маленький глоток.

– Так значит, Джаред, вы тоже учитель? – поинтересовалась Марлен. – Признаюсь, когда Дженсен летом сообщил мне, что хочет устроиться работать в обыкновенную школу, я была против. Он очень талантливый человек, – она положила руку Дженсену на плечо, – и я считаю, глупо поставить крест на себе и своей карьере, всю жизнь посвятив тому, чтобы вдалбливать в головы детям основы грамматики.

– Марлен, – тихо сказал Дженсен, – мы с тобой уже тысячу раз обсуждали этот вопрос.

– А ещё эти несносные подростки, – повысила голос Марлен. – Мне кажется, Бронкс – рассадник преступности в Нью-Йорке, – она наморщила напудренный носик.

– Работа учителя – тяжёлый, но нужный труд, – нахмурившись, возразил Джаред. – Дженсен замечательный преподаватель и любит своих учеников, которые, между прочим, никакие не преступники. Возможно, пока ему не хватает опыта общения с подростками, но я рад… то есть, весь наш коллектив рад, что Дженсен пришёл к нам работать.

– Правда? – Дженсен, широко распахнув глаза, посмотрел на Джареда.

– Правда, – твёрдо ответил Джаред.

Марлен, поджав губы, хмыкнула, но, видимо, сообразив, что поддержки со стороны Джареда она не дождётся, быстро сменила тему разговора:

– В этом году так рано наступила осень, а у нас что-то отопление в доме барахлит. Кстати, слышала, зиму обещали снежной – наверняка на город снова обрушится какой-нибудь ураган, и половину жителей придётся эвакуировать. Почему учёные всегда дают ураганам женские имена?

«Сама догадайся», – хотел съязвить Джаред, но промолчал.

Зато Дженсен явно воспринял вопрос всерьёз.

– Не всегда, – возразил он. – Практика давать имена циклонам распространилась во время Второй мировой. Метеорологи военно-воздушных и военно-морских сил США вели наблюдение за тайфунами в северо-западной части Тихого океана и, чтобы избежать путаницы и отойти от сложных географических координат, при помощи которых ураганы идентифицировались прежде, стали называть тайфуны именами своих жен или подруг. После войны национальная метеослужба США составила алфавитный список коротких, простых и легко запоминающихся женских имен. Упорядочили и саму процедуру присвоения имен. Первая буква в имени урагана или тропического шторма соответствует букве английского алфавита. Так, первый ураган года стали называть женским именем, начинающимся с первой буквы алфавита, второй – со второй и так далее. Имена выбирались краткие, которые легко произносятся и легко запоминаются. Для тайфунов существовал список из примерно восьмидесяти женских имен. Потом этот список расширили, включив также и мужские имена.

Марлен с вежливой заинтересованностью слушала объяснения Дженсена, хотя мыслями, судя по всему, была очень далеко.

В дальнейшей беседе все старались избегать щекотливой темы «школа - карьера», разговаривая о всяких пустяках. Джаред внимательно наблюдал за Дженсеном и Марлен, отмечая, с какой заботой тот относился к ней, с каким восхищением смотрел. Марлен, правда, в свою очередь вела себя достаточно отстранённо и даже аккуратно высвободилась из объятий Дженсена, когда тот положил руку ей на талию.

Когда все темы для разговора были исчерпаны, смешные истории из жизни – рассказаны, а пересушенные – к злорадству Джареда – наггетсы – съедены, он начал прощаться.

– Приходи к нам почаще, – Марлен сжала ладонь Дженсена в своей. – Мы всегда рады гостям.

– Спасибо, – усмехнулся Джаред: – Я слышал у вас скоро свадьба.

Не сходившая весь вечер с лица Марлен улыбка увяла, впрочем, она тут же тряхнула пышными локонами:

– Свадьба – дело хлопотное, и требует много времени на подготовку. К тому же Дженсен хотел подыскать для нас дом, но это так далеко от центра, да и теперь, – она выразительно посмотрела на Дженсена, – дом нам, скорее всего, не по карману.

– Я понимаю, – покивал головой Джаред. – Ну что же, всего доброго.

Марлен принялась собирать грязную посуду, а Дженсен пошёл проводить Джареда до лифта.

– Ну как тебе она? – шёпотом спросил Дженсен, когда они вышли из квартиры.

– Честно? – Джаред нажал кнопку вызова лифта. – Вы друг другу совершенно не подходите! Не удивительно, что вы постоянно ссоритесь.

– Марлен хорошая, – возразил Дженсен – впрочем, в его голосе не было слышно уверенности, – ты просто не успел лучше узнать её.

– Пусть так, – отвёл взгляд Джаред. – Ладно, до встречи, – он вошёл в лифт.

Дженсен засунул руки в карманы джинсов:

– Увидимся завтра в школе.

Изображение

Судя по всему, Дженсен с Марлен, действительно, часто ссорились – Джаред научился определять это по его настроению: в такие дни Дженсен бывал грустнее и задумчивее, чем обычно. Впрочем, Джареду он о своих проблемах не рассказывал. А Джаред злился: иногда хотелось сгрести Дженсена в охапку и потрясти его хорошенько, выколупать того из панциря, а потом … потом много чего хотелось сделать, но об этом Джаред старался не думать. Его раздражала нелепость ситуации, ему не нравилась дурацкая тяга к Дженсену и то, что мысли о нём не удавалось выкинуть из головы. Честно говоря, Джаред не смог бы с уверенностью сказать, хочет ли встречаться с Дженсеном, потому что он нравится ему как личность, или всё это лишь от того, что Дженсен оказался непростым, запретным и очень сладким плодом.

Изображение

В конце октября Дженсен подошёл к Джареду и пригласил его на свой день рождения.

– Ничего особенного – просто посидим в баре, отметим.

– В баре? – удивился Джаред. – Неужели Марлен на это согласилась?

– Эм… – погрустнел Дженсен, – она на меня опять обиделась. Ну, ничего страшного. Зато придёт Росс – он очень хочет с тобой познакомиться и обсудить благотворительную помощь нашей школе.

– Правда? – оживился Джаред.

– Да, – Дженсен протянул ему визитку с адресом. – В субботу в восемь вечера.

Джаред спрятал визитку в карман:

– Я обязательно приеду.

Изображение

Бар, куда Дженсен пригласил Джареда, располагался в Бруклине и оказался довольно-таки пафосным заведением – Джаред даже удивился – впрочем, небольшим и вполне уютным. Пройдя в зал, Джаред поискал взглядом Дженсена, и чуть не споткнулся, когда увидел его сидевшим на высоком стуле у дальнего конца барной стойки и лениво потягивавшим из трубочки какой-то разноцветный коктейль. Одет он был в узкие чёрные брюки и приталенную тёмно-зелёную шёлковую рубашку; очки Дженсен оставил дома, а волосы уложил в художественный беспорядок, как будто только что вылез из постели, и, боже, спал он в ней явно не один. Обшарив фигуру Дженсена жадным взглядом, Джаред направился к нему, а тот, не замечая его, отставил коктейль в сторону и вдруг подмигнул проходившему мимо смазливому блондину – вот тут Джаред точно чуть не растянулся на полу. Дженсен казался каким-то странным – да что там странным! Дженсен казался вообще не Дженсеном – уверенный в себе и своём превосходстве, он со скучающим видом ловил на себе восхищённые взгляды окружающих, принимая это как должное, причём с изрядной долей пренебрежения.

Изображение

– Дженсен? – подойдя к нему, выдохнул Джаред.

Дженсен с удивлением обернулся к нему, приподнял бровь, оглядывая, а затем протянул руку:

– Я Росс, брат Дженсена.

– Джаред, – пожал крепкую ладонь Джаред и сконфуженно пояснил: – Дженсен, видимо, совершенно случайно забыл упомянуть, что вы близнецы. Он говорил, ты старше, вот я и подумал…

– Старше, – Росс не торопился выпускать ладонь Джареда из своей, скользя большим пальцем по его запястью, – минут на пятнадцать. Ну а про Дженни я даже не удивлён.

– Дженни? – рассмеялся Джаред. – Странное сокращение.

– Это из детства, – пояснил Росс, – потому что тот всегда был девчонкой и нытиком. Впрочем, он и сейчас не лучше.

– Эм… – не найдя, что ответить, Джаред присел рядом и заказал себе пиво – здесь его, действительно, наливали в стаканы.

Росс покосился на наручные часы:

– Дженни что-то запаздывает. Странно, обычно он пунктуален до занудства.

– Может, попал в пробку, – предположил Джаред.

– Не важно, – Росс пододвинул к себе коктейль, – думаю, мы пока можем обсудить с тобой ваш нуждающийся в ремонте физкультурный зал и бедных, но талантливых подростков.

Джареду не понравился тон, с которым Росс произнёс окончание фразы, но он запил это ощущение пивом.

– В принципе, мы выделим вам деньги, – продолжил Росс, – ну, естественно пригласим журналистов, сделаем снимки зала «до и после ремонта», – начал перечислять он. – Тебе и твоим ученикам тоже, кстати, придётся попозировать перед камерами, рассказать пару душещипательных жизненных историй – уверен, у ребят из Бронкса таковые имеются. Что ещё… – задумался Росс, пристально глядя на Джареда. – А, ну сходишь со мной на пару вечеров, которые мы устраиваем для наших спонсоров, расскажешь про школу. Согласен?

– Да. Наверное, – сказал Джаред. – По правде говоря, я никогда не участвовал в подобных мероприятиях.

– В этом нет ничего сложного, – снисходительно улыбнулся Росс. – К тому же, Дженни говорил, ты бывший баскетболист, значит, на камеру должен уметь работать.

– Это было давно, – засмеялся Джаред.

– Брось, уверен, камера любит тебя, – Росс даже не пытался скрыть свою заинтересованность им. – В общем, мы договорились.

– Договорились, – Джаред залпом допил пиво и развернулся к Россу – собственно говоря, он был вовсе не против провести пару вечеров в компании такого красивого парня.

У Росса зазвонил телефон.

– Извини, – снял трубку тот: – Да?

Воспользовавшись паузой, Джаред заказал себе ещё выпивки.

– Дженни звонил, – Росс убрал сотовый в карман. – Он не приедет.

– Почему? – удивился Джаред.

– Марлен решила с ним помириться и устроила какой-то праздничный сюрприз, – поморщился Росс.

– Понятно, – разочарованно протянул Джаред.

– Знаешь, – коснулся коленом его бедра Росс, – я думаю, нам надо заказать много бухла в честь дня рождения Дженни, переместиться вон за тот столик, – он указал в часть зала с приглушённым освещением, – и продолжить вечер. Кстати, у меня сегодня тоже вроде как день рождения.

– Ой, – спохватился Джаред, – точно. Поздравляю!

– Спасибо, – закусил нижнюю губу Росс и поднялся. – Идём?

Они пересели.

– Тебе тоже не нравится Марлен? – не удержавшись, спросил Джаред.

Росс скривился и, по-видимому, счёл это исчерпывающим ответом на вопрос:

– Расскажи лучше о себе. О баскетболе. О том, почему решил стать тренером. Мне интересно, правда, – он помешал трубочкой коктейль.

Рассказывать всё Джареду не хотелось, но кое-что было можно – особенно про школу и своих ребят.

Вообще вечер прошёл отлично: Росс оказался остроумным и весёлым собеседником, очень приятным в общении; он весь вечер флиртовал с Джаредом, впрочем, не выходя за рамки приличий.

Когда время перевалило за полночь, Джаред с трудом стоял на ногах от количества выпитого. Они с Россом вышли на улицу, и пока Джаред пытался поймать такси, тот облокачивался на него, хотя – Джаред точно знал – был гораздо трезвее.

– Надеюсь на скорую встречу, – сказал Росс на прощание, садясь в такси. – Я позвоню, – и подмигнул.

– Позвони, – задумчиво произнёс Джаред, глядя вслед отъехавшей машине.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В понедельник Дженсен зашёл к Джареду после уроков, потоптался на пороге кабинета и выдохнул:

– Прости, что не приехал в субботу. Я, честно, не мог: Марлен приготовила ужин, украсила комнату свечами, даже торт испекла, правда, он подгорел, но это не важно. Понимаешь?

– Да ладно, проехали, – махнул рукой Джаред. – Я отлично провёл время с Россом.

– Ну, он, судя по всему, тоже, – нахмурился Дженсен. – Он тобой просто очарован: только про тебя и говорит.

– Хм… – воздержался от комментариев Джаред.

– Кажется, ты ему нравишься, – Дженсен выжидающе посмотрел на него.

– Он мне тоже понравился, – Джаред откинулся на спинку стула. – Ты заходи, чего в дверях стоишь?

Дёрнувшись, Дженсен сделал пару шагов вперёд, однако садиться не стал – облокотился о шкаф:

– Ты не понимаешь, «понравился» в смысле, понравился как мужчина. Росс, он…

– Гей, – закончил за него Джаред. – Я понял.

Кажется, Дженсен облегчённо выдохнул.

– То есть для тебя это не проблема?

– Нет, – покачал головой Джаред. – Для меня не имеет значения пол партнёра.

Дженсен всё-таки опустился на стул.

– Погоди, а когда ты сказал, что тебе понравился Росс, ты что имел в виду?

– Какая разница, что я имел в виду? – разозлился Джаред. – Или это уже проблема для тебя?

– Нет-нет, что ты, – испуганно отшатнулся Дженсен, – я никогда не осуждал людей за их ориентацию. Просто Росс, ну… – сделав несчастное выражение лица, он замолчал.

Джаред наморщил лоб.

Сняв очки и убрав их в карман пиджака, Дженсен устало потёр глаза пальцами, а потом тихо заговорил:

– Мы с Россом сейчас нечасто общаемся – у него свои интересы, у меня свои, но он единственный мой родной и близкий человек. У меня ведь никого, кроме него не осталось. Я знаю, Росс выглядит наглым, уверенным в себе, но в глубине души он… ранимый.

– Ранимый? – приподнял брови Джаред.

– Да, – вскинувшись, Дженсен посмотрел ему в глаза. – Знаешь, я сейчас чувствую себя отцом дочери-подростка, которая в первый раз собралась пойти с мальчиком на дискотеку – признаюсь, дурацкое ощущение.

– Ну, ты же хочешь детей – вот и потренируйся, – прищурился Джаред.

– Понимаешь, Росс – человек творческий, легко увлекающийся, – не обратил на подкол внимания Дженсен. – Ему надо постоянно испытывать сильные чувства и эмоции, чтобы чтобы писать. Росс быстро вспыхивает, как спичка, но обычно так же быстро теряет интерес к своим пассиям.

– Ты за меня беспокоишься что ли? – удивился Джаред. – Спасибо, но я уже взрослый мальчик и сам могу разобраться со своей личной жизнью. Не переживай, мне трудно разбить сердце.

– Я ни в коем случае не лезу в твою личную жизнь, – Дженсен потеребил мочку уха, – я переживаю за Росса. Он не знает меры, для него всё должно быть чересчур. Любить, так как в последний раз. Разрыв или отказ – конец света. Первый раз по настоящему Росс влюбился в двадцать лет – я его тогда узнавать перестал: он словно летал. Они с его парнем практически никогда не расставались, путешествовали из штата в штат – даже хотели слетать в Европу – чуть ли не дом планировали себе купить. Когда всё закончилось, Росс наглотался таблеток.

Джаред недоверчиво покачал головой.

– С тех пор он ещё три раза пытался покончить жизнь самоубийством, – сказал Дженсен. – А я… я очень боюсь потерять его, – тихо добавил он. – Росс потом выкарабкивался кое-как, писал, причём много – лечил себя этим. Но каждый раз он словно лишался какой-то частички себя, будто от него откалывались кусочки. Мне постоянно кажется, что ещё один такой случай, и произойдёт непоправимое.

– И что, ты ходишь ко всем его парням и предупреждаешь их? – поднявшись, Джаред достал из шкафа бутылку минеральной воды, хотел сделать глоток из горла, но, покосившись на Дженсена, поставил на стол два стакана и налил воду в них.

– Спасибо, – Дженсен вцепился в свой стакан обеими руками. – Нет, что ты, про всех его парней я даже не знаю, просто вижу, что сейчас у него всё серьёзно. Такого уже давно не было.

– Да брось, – неуверенно засмеялся Джаред, – мы с ним общались часов пять от силы – за такое короткое время ничего, кроме симпатии, нельзя начать испытывать к человеку.

– А как же любовь с первого взгляда? – возразил Дженсен.

– А разве она бывает не только в книжках? – скептически покосился на него Джаред.

– Слушай, я же объяснил, Росс – ненормальный, – поднявшись, Дженсен заходил взад-вперёд по кабинету. – Вообще, он у меня боец. Вот у тебя родители знают, что тебе нравятся не только женщины?

– Да что ты! – вытаращил глаза Джаред. – У матери будет сердечный приступ. А когда она выйдет из больницы, то я в этот же день отправлюсь к алтарю, причём всю церемонию бракосочетания мама будет стоять сзади, держа меня под прицелом дробовика.

– Вот видишь! – сказал Дженсен. – А Росс сообщил родителям, что гей, в тринадцать лет. Думаю, это был один из способов выразить протест диктатуре отца – ты наверняка прекрасно помнишь, как в Техасе двадцать лет назад относились к гомосексуалам, да и родители у нас были довольно-таки набожные, по воскресеньям мы все семьёй посещали протестантскую церковь. Отец тогда отволок Росса на конюшню и в воспитательных целях выпорол, так что тот потом неделю ни сидеть, ни лежать не мог. Впрочем, Росса это не остановило. Когда всё зажило, он заявил отцу с матерью, что, если они ещё раз сунут нос в его личную жизнь, то он всей округе расскажет, какой «бракованный» сын вырос у Эклзов. А заодно велел и ко мне не лезть. И, знаешь, родители оставили его в покое – просто перестали замечать.

– Да уж, – восхищённо выдохнул Джаред. – Я в тринадцать лет, кажется, был влюблён в девочку из дома напротив, но так и не набрался смелости ей признаться.

– Лет с пятнадцати Росс встречался с парнями, пил, курил, перепробовал все наркотики, даже частенько пропадать из дома на несколько дней, – продолжил рассказ Дженсен, – но потом всегда возвращался – ко мне. Притаскивал какую-нибудь книгу, запирал комнату на замок, и мы читали, – Дженсен грустно улыбнулся. – Росс не позволял отцу обижать меня, всегда заступался. Ты, наверное, заметил, он называет меня «Дженни»?..

– Заметил, – кивнул Джаред.

Дженсен наморщил нос:

– Росс прав: я всегда был размазнёй и тихоней. Если бы не он, я, может, и с ранчо никогда не выбрался бы. Но Росс упрямо тянул меня за собой. Каждый день его жизни в родительском доме был войной. Но Росс отвоевал себе – нам – свободу. Отстоял свои убеждения и своё право на выбор. Думаю, отец был счастлив, когда мы уехали, да и мама наверняка вздохнула с облегчением.

Джаред молчал, переваривая услышанное. Дженсен налил себе ещё воды, сделал большой глоток:

– Мы с Россом даже в один университет поступили. Он и тут меня не оставил. А когда Росс попытался покончить жизнь самоубийством, я понял, что он попросту выдохся – с тех пор наши роли поменялись, и теперь уже я присматриваю за ним, хотя обычно Росс прёт вперёд подобно локомотиву.

Дженсен, выдохнув, достал очки и надел их.

– Странно, что после всего пережитого вместе, сейчас вы практически не общаетесь, – заметил Джаред.

– По правде говоря, Россу не нравится Марлен, – вздохнул Дженсен. – Он считает, она мне не пара.

– Не он один, – пробормотал себе под нос Джаред и уже громче хитро спросил: – А кого он считает парой тебе? Другую девушку? Парня?

– О, нет, – Дженсен с такой силой сцепил пальцы в замок, что хрустнули суставы, – вся любовь к своему полу в нашей семье досталась Россу.

– Ум, – скис Джаред.

– Ладно, думаю тебе пора на тренировку, – Дженсен прислушался к доносившимся из зала голосам. – Твои ребята уже, поди, заждались.

– Ой, да, – спохватился Джаред.

– А меня ждёт тридцать сочинений по роману «Над пропастью во ржи», – вдохновлённо произнёс Дженсен.

– Ты всегда выбираешь самые скандальные произведения для изучения? – поразился Джаред.

– Ну, хочешь, считай это моим протестом против системы, – пожал плечами Дженсен. – Но вообще-то этот роман уже давно разрешён для изучения в старших классах. Ладно, ещё увидимся, – и, улыбнувшись, он вышел из кабинета.

Изображение

Росс позвонил Джареду в четверг и деловым тоном сообщил:

– В субботу мы идём на благотворительный вечер. У тебя есть, что надеть?

– Хм… – задумался Джаред, – ну, недавно я был дружкой на свадьбе – с тех пор смокинг пылится в гардеробе. Думаю, я ещё не успел вырасти из него.

Росс шутку проигнорировал.

– Отлично, в таком случае скинь мне свой адрес, я заеду за тобой в семь вечера.

– В Бронск? А не боишься? – усмехнулся Джаред.

– Ну, если уж Дженни каждый вечер возвращается домой целым и невредимым, то со мной и подавно ничего не случится. Кстати, скинь мне заодно контакты вашего директора – мне надо обсудить с ним пару вопросов. Увидимся в субботу, – и Росс отключился.

Изображение

Смокинг у Джареда оказался почти не мятым и даже не испачканным тортом. Вытащив из гардероба белую рубашку с длинным рукавом, он надел её, порывшись в ящике комода, выудил оттуда пыльную коробочку с запонками и принялся их застёгивать. Сказать по правде, добрые старые «Ливайс» и кроссовки были ему куда милее, однако Росс навряд ли бы оценил такой выбор. Наглухо застёгнутый ворот рубашки жал, галстук-бабочка никак не хотела сидеть прямо, а непослушные волосы вообще торчали в разные стороны. Впрочем, с последними Джаред всё же справился, выдавив на расчёску изрядную порцию геля для укладки.

Росс, как и обещал, приехал ровно в семь. Придирчиво оглядел Джареда, поправил ему бабочку и удовлетворённо кивнул каким-то своим мыслям:

– Готов?

– Кажется, да, – Джаред ещё раз взглянул на себя в зеркало. – Слушай, я никогда не бывал на таких вечерах, и не знаю, как правильно себя вести и что говорить.

– Будь собой, – Росс смахнул пылинку с его плеча. – Говорить в основном придётся мне. Только, прошу тебя, не вмешивайся, и помни: всё это ради детей.

– Хорошо.

Они вышли из квартиры. На улице их ждало такси представительского класса.

– Ты не водишь машину? – Джаред сел рядом с вольготно развалившимся на заднем сидении Россом.

– Нет, – ответил тот после того, как назвал водителю адрес. – Думается мне, надо иметь железные нервы, чтобы по три часа два раза в день проводить в нью-йоркских пробках.

– Почему-то мне кажется, что твоя жизнь отличается от распорядка дня «белых воротничков», – усмехнулся Джаред.

– Ты прав, – Росс посмотрел в окно на проплывавшие мимо огни домов. – Обычно я просыпаюсь ближе к трём часам дня, завтракаю, потом тренажёрный зал, сауна, массаж, spa-процедуры…

– Spa-процедуры? – хмыкнул Джаред.

– Да, это сейчас модно, – повернулся к нему Росс. – Вечером я часто посещаю всякие благотворительные мероприятия, концерты, спектакли… Многие мечтают о такой жизни, думая, что нам всё достаётся готовым на голубом блюдечке с золотой каёмочкой. Но они заблуждаются.

– А когда же ты пишешь? – Джаред оттянул пальцем душивший ворот рубашки.

– По ночам, – Росс подышал на оконное стекло, так что оно запотело, а затем вывел на нём какую-то закорючку. – Я люблю сидеть на балконе мансарды и слушать приглушённый шум засыпающего города. Впрочем, кажется, Нью-Йорк никогда не спит. Иногда я думаю переехать жить куда-нибудь за город, но потом вспоминаю детство, проведённое на ранчо, и отказываюсь от этой идеи. Впрочем, мой дом и так стоит на самом отшибе, да и нравится он мне – удивляюсь, как только смог выторговать такой у риелтора по сходной цене. Тебе надо обязательно как-нибудь заехать ко мне в гости.

– Можно, – согласился Джаред.

Росс улыбнулся, и Джаред поймал себя на мысли, что Дженсен улыбается совсем по-другому: теплее и гораздо искреннее.

Оставшуюся часть пути они говорили о баскетболе – Росс разбирался в этом вопросе не в пример лучше брата.

– Хочешь посмотреть, как играют мои ребята? – предложил Джаред.

Росс еле заметно поморщился:

– Знаешь, я не очень люблю скопления фанатов, вне зависимости от того, поддерживают ли они любимую команду на стадионе или Хани Бу-бу* на конкурсе красоты. Но, я подумаю над твоим приглашением, ладно? О, кажется, мы приехали!

Автомобиль затормозил у кирпичного особняка.

– Ну, держись, Чарли**! – подмигнул Джареду Росс и первым вышел из машины.

____________________
* http://www.liveinternet.ru/users/kroshk ... 247617877/
** «Держись, Чарли!» (англ. Good Luck Charlie) – американский комедийный телесериал канала Disney Channel, рассказывающий о том, как семья Данкан пытается приспособиться к появлению четвёртого ребёнка – малышки Чарли. После того как мама возвращается к работе медсестры, а папа с головой уходит в свой бизнес, воспитание девочки ложится на плечи её старшей сестры семнадцатилетней Тедди и братьев – восемнадцатилетнего Пи-Джея и тринадцатилетнего Гейба. При этом ребятам приходится сочетать уход за маленькой сестренкой с учёбой в школе, одновременно справляясь со всеми трудностями подросткового возраста. События, происходящие в каждой серии, становятся материалом для видео-дневника, который Тедди ведет для своей младшей сестренки. Девушка надеется, что эти видеозаписи пригодятся Чарли, когда та станет подростком. Ведь ей, наверняка, потребуются советы старшей сестры, которая к тому времени, возможно, уже покинет родительский дом.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Благотворительный вечер оказался скучным. Все присутствовавшие медленно перемещались по просторному залу, периодически тихо переговариваясь; между ними юрко сновали проворные официанты, разносившие на серебряных подносах шампанское. Из приоткрытых дверей в следующий зал доносились звуки живой музыки, кажется, там танцевали.

Росс с Джаредом расположились у стены недалеко от входа, и к ним постоянно кто-то подходил здороваться – вначале, когда Росс представлял Джареда подошедшим, он старался запоминать их имена, но быстро сообразил, что это бессмысленное занятие.

Скуку Джаред начал запивать шампанским. На четвёртом бокале Росс шепнул ему на ухо:

– Ты бы притормозил, ковбой – вечер только начался.

– Прости, – Джаред отставил бокал на стоявший рядом антикварный столик.

В этот момент к ним подошёл полный одутловатый пожилой мужчина, чья вспотевшая лысина поблёскивала в ярком свете ламп.

– Росс, мальчик мой, – он обнял вежливо улыбнувшегося Росса, – поздравляю тебя с вышедшей книгой. Говорят, она обречена на успех.

– Поживём-увидим, мистер Картер, – сказал Росс.

– А я всё не теряю надежды, что ты решишь печататься в моём издательстве, – мистер Картер подобострастно заглянул ему в глаза.

– Пришлите мне ваше предложение на электронный адрес. Если оно меня устроит, я свяжусь с вами, – Росс протянул ему визитку, и мистер Картер удалился.

– Премерзский тип, – скривился Росс, обращаясь к Джареду. – Уже который год пытается переманить меня к себе. Заманивает лживыми обещаниями…

– Росс! – раздался радостный возглас, так что Джаред подпрыгнул от неожиданности.

Он увидел пожилую леди, лицо которой напоминало сморщенное печёное яблоко, однако накрашена она была весьма вызывающе. Надетое на ней чёрное бархатное платье почти целиком скрывало дряблую фигуру, а бриллиантовые серьги в ушах были настолько тяжёлыми, что оттягивали мочки.

– Миссис Элисон, – Росс галантно поцеловал кончики украшенных массивными перстнями пальцев. – Рад вас видеть.

– Мисс, – игриво улыбнувшись, поправила та.

– Ах, да, – Росс изобразил на лице сочувствие, – я слышал о вашей потере. Примите мои самые искренние соболезнования.

– Не стоит, – отмахнулась от него веером миссис Элисон, – к чему вам, молодёжи, грустить, тем более в такой замечательный вечер. Кстати, кто твой очаровательный спутник?

– Джаред Падалеки, мэм, – представился Джаред, однако миссис Элисон даже не взглянула на него.

– Вы самая красивая пара, украшение этого приёма, – сказала она Россу.

– О, мы не пара, – возразил тот. – Просто друзья.

– Что ты говоришь? – миссис Элисон, наконец, обернулась к Джареду и смерила его таким плотоядным взглядом, что Джаред почувствовал себя сахарным пончиком в витрине «Донатса» напротив фитнес-центра. – На твоём месте, Росс, я бы как можно скорее перевела такого красавчика из категории «просто друзья» в категорию «партнёр», причём вовсе не по бизнесу, – она рассмеялась собственной шутке и величественно уплыла.

– Боевая старушка, – сказал Джаред.

– Тихо, – шикнул Росс, – услышит. У неё слух дай Боже каждому. Миссис Элисон недавно похоронила своего пятого мужа, и надо заметить, он был значительно моложе её. Поговаривают, она их убивает и ест, – заговорщицким тоном прошептал он.

– Правда? – ошарашенно спросил Джаред.

– Нет, конечно, – фыркнул Росс. – В смысле, что не ест. А по поводу первого предположения – я бы не был столько категоричен. Зато она одна из самых щедрых наших меценатов. Впрочем, мы сотрудничаем на взаимовыгодной основе: мужей себе миссис Элисон подыскивает на наших вечерах. Причём не только мужей, но и молодых любовников. Кстати, кажется, она положила на тебя глаз.

Джареда передёрнуло от отвращения.

– Не бойся, – провёл ладонью по его предплечью Росс, – я тебя ей не отдам, – и он отвернулся к очередному подошедшему безликому мужчине.

Некоторое время спустя Джаред всё-таки допил четвёртый бокал шампанского. Когда он принялся за пятый, Росс вдруг придвинулся к нему практически вплотную:

– Чёрт!

– Что случилось? – спросил Джаред.

– Там Ник, – Росс кивнул в сторону дверей, – один мой чересчур настырный поклонник. Ты не против?

И прежде, чем Джаред успел спросить, не против чего он должен быть, Росс ленивым движением обнял его за талию, расположив ладонь на бедре.

– Добрый вечер, Росс, – Ник подошёл к ним и смерил Джареда презрительным взглядом. – Вижу, ты и твой друг хорошо проводите время.

– Чего и тебе желаем, Ник, – Росс медленно поглаживал ладонью бедро Джареда, выписывая восьмёрки.

Заметив это, Ник вздёрнул подбородок:

– Спасибо.

Он отошёл на несколько шагов и заговорил с какой-то девушкой, периодически косясь на Росса.

– Ты решил последовать совету миссис Элисон и перевести меня в статус «партнёры»? – Джаред чувствовал, что Ник взглядом сейчас прожжёт в его спине две дыры. – Быстро сориентировался.

– Прости, – шепнул Росс, глядя на Джареда с наигранным обожанием. – Впрочем, даже не буду пытаться соврать, что мне не приятна сложившаяся ситуация. Хотя, пожалуй, если бы я знал, что Ник будет тут, вообще не пришёл.

Джаред подцепил с подноса проходившего мимо официанта шестой бокал с шампанским для себя, а потом, опомнившись, взял ещё один для Росса.

– Спасибо, – Росс поднёс бокал к губам и слизнул языком пузырик с позолоченного ободка.

Вечер продолжался.

Когда в голове у Джареда уже шумело, а шампанское больше не лезло в горло, мучениям пришёл конец – Росс пихнул его локтем в бок:

– Приводи себя в порядок. Сейчас начнётся официальная часть вечера, ради которой мы сюда пришли. И помни: молчи и улыбайся.

Джаред кивнул, и они с Россом направились в зал, из которого доносилась музыка. Войдя, Джаред, действительно, увидел небольшую сцену, где располагались музыканты, прекратившие играть, как только Росс в сопровождении Джареда взошёл на неё.

– Добрый вечер, дамы и господа, – Росс взял в руки микрофон и все присутствовавшие в зале люди тут же повернулись к сцене. – Позвольте ещё раз представить вам Джареда Падалеки – сейчас простого учителя физкультуры и тренера школьной команды из Бронкса, а в прошлом звёздного игрока баскетбольной команды Сан-Антонио Спёрс. Да-да, знаю, все наши молитвы возведены к любимым «Никс», но мы также благосклонны и к соперникам. Джаред – великий человек, он отказался от успешной карьеры и решил помогать детям. Детям, – с нажимом повторил Росс, – заброшенным собственными родителями, забытым обществом, растущим на улице и по законам улиц.

Джаред поперхнулся. Присутствовавшие начали перешёптываться.

– Его ученики – отбросы нашего общества, – трагичным голосом продолжил Росс. – Их матери живут от дозы к дозе, отцы сидят в тюрьмах, и многие из этих детей уже встали на кривую дорожку. Но Джареду удалось показать им, что есть иной путь – он открыл для подростков мир большого спорта, смог вдохнуть в их насквозь прогнившие души надежду. Джаред любит их, как любит нас Иисус, и просит вас о помощи. У школы нет денег на обустройство спортивного зала, но в наших силах помочь тем, от кого практически все отвернулись. Так не позволим же этим детям подсесть на иглу!

Улыбка Джареда превратилась в оскал, а уголки губ начало покалывать от напряжения.

– Мы с благодарностью примем ваши пожертвования, – закончил Росс и обвёл зал взглядом влажных глаз. – А теперь ещё раз поприветствуем Джареда и пожелаем ему удачи в его нелёгкой работе с малолетними преступниками! – он захлопал.

Джаред плохо помнил, как спустился со сцены под всеобщие аплодисменты.

– Что-то мне нехорошо, – сказал он Россу, заметив дверь на балкон. – Пойду подышу воздухом.

Вечерняя промозглая свежесть привела мысли в порядок. Джаред рванул узел ненавистной бабочки, с остервенением выковырял две верхние пуговицы из петелек и вдохнул полной грудью. От отвращения к самому себе тошнило. Опершись спиной о перила, он скрестил руки на груди и случайно ремешком часов задел одну из запонок – расстегнувшись, она упала с тихим стуком и закатилась под стоявшие на балконе стулья.

Запонки были подарком мамы, поэтому Джаред, чертыхаясь, встал на колени и принялся шарить рукой под стульями.

– Что-то уронил? – бесшумно подошёл к нему Росс.

– Да, своё достоинство, – нащупав пропажу, Джаред выпрямился. – Зачем ты соврал им? – он кивнул в сторону двери зала.

– Не соврал, а приукрасил действительность, – спокойно сказал Росс. – Хотя, нет, слово «приукрасил» сюда не подходит, скорее наоборот, – он задумался.

– А если они узнают правду? – приподнял бровь Джаред. – Узнают, что я не бросал карьеру баскетболиста, что меня выперли из команды после травмы?

– Как? – усмехнулся Росс.

– Ну, прочтут где-нибудь, – предположил Джаред.

– Да они назавтра твоего имени помнить не будут, – Росс подошёл к нему, отнял запонку, которую Джаред крутил в пальцах и застегнул ему манжет. – Вообще сомневаюсь, что большинство из присутствующих читают что-либо помимо выписки своих банковских счетов.

– Да, но мои ученики – не малолетние преступники! – завёлся Джаред. – Зачем ты про них-то такого наговорил?

– Затем, – разозлился Росс. – С чего ты вообще взял, что они помогут именно тебе? За смазливую мордашку и щенячьи глазки? Мы можем пожертвовать деньги десяткам организаций: приютам, центрам реабилитации от-чего-угодно, организациям психологической помощи гомосексуальным подросткам, беременным девушкам, не достигшим четырнадцати лет, наркозависимым новорожденным детям, матери которых принимали тяжёлые наркотики на последних месяцах беременности, больным СПИДом, раком, немым, слепым, глухонемым, – загибал пальцы Росс перед носом Джареда. – Спроси себя: почему ты и твои ученики? Заниматься ремонтом зала должна школа на выделяемые бюджетом деньги, а не благотворительные организации.

Возразить Джареду было нечего, но легче от этого не становилось.

– Ты пойми, – тихо сказал Росс, – они же, – он махнул рукой в сторону зала, – и так живут стереотипами. Господи, да Бронкс им не виден даже из окон их шикарных апартаментов, расположенных на последних этажах манхэттенских небоскрёбов. Они все как один боятся, что однажды их на улице ограбит чёрный подросток, а так, жертвуя деньги, они подсознательно ограждают себя от этого.

Джаред молчал.

– Короче, – хлопнул его по плечу Росс, – приводи себя в порядок и идём – вечер ещё не закончился. Я жду тебя в зале.

Развернувшись, он ушёл, а Джаред принялся завязывать бабочку, мечтая поскорее оказаться дома.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В понедельник в школе за ланчем к Джареду подсел Дженсен и поинтересовался:

– Как всё прошло?

У Джареда тут же пропал аппетит:

– Кажется, удачно.

Дженсен придирчиво осмотрел панировку на своём куске курицы, а затем поднял взгляд на Джареда:

– Что-то не так?

– Всё не так, – пожаловался Джаред. – Ты бы слышал, в каком свете Росс выставил наших учеников.

– Могу себе представить, – сочувствующе сказал Дженсен. – Зато теперь у нас будет новый спортивный зал.

Джаред посмотрел на прошедших мимо с подносами весело переговаривавшихся Билла и Дайрона и согласился:

– Это утешает.

Изображение

Деньги на счёт школы поступили быстро, и директор Браун от счастья чуть ли не на руках носил Джареда и Дженсена. Ремонт было решено провести в каникулы приуроченные ко Дню Благодарения, и, видя светившиеся от счастья лица своих учеников, Джаред простил Россу всё. Тот, кстати, воспользовавшись этим, попросил его посетить с ним ещё два благотворительных вечера, пообещав, что они будут гораздо веселее, а в конце ноября пригласил Джареда на презентацию своей новой книги и встречу с читателями.

То ли Джаред уже не ждал ничего хорошего от благотворительных вечеров, то ли в этот раз шампанское было не в пример крепче, но всё действительно прошло вполне сносно. Росс уже не скрывал свою заинтересованность в Джареде, чуть ли не открытым текстом предлагая ему переспать, а Джаред… Джаред подвис. Раньше он, конечно же, не раздумывая, сполна взял бы всё, что предлагали, и пустился во все тяжкие, потому что представлял, каким незабываемым может оказаться секс с таким красивым парнем – хотя бы с эстетической точки зрения – но сейчас его что-то останавливало.

Джаред не верил, что Росс может из-за него попытаться покончить жизнь самоубийством. Крушение надежд после того, как несколько лет встречался с человеком и распланировал свою жизнь с ним на пятьдесят лет вперёд, включая покупку дома, кошки, собаки, рождение детей и даже внуков, возможно, тянуло на попытку суицида. Но три благотворительных вечера и несколько невинных дружеских ужинов, по мнению Джареда, навряд ли могли подтолкнуть Росса вскрыть себе вены в ванной комнате тупым лезвием из бритвенного станка. Так что страшные истории Дженсена Джареда не напугали.

Скорее его смущало то, что Росс был братом Дженсена.

Причём братом-близнецом.

Причём Дженсен нравился Джареду гораздо больше: постоянно смущавшийся, необщительный, забывчивый, нелепый, трогательный – в первый раз, когда Джаред понял, что считает Дженсена трогательным, он побился лбом о письменный стол – привлекательный даже в этих своих дурацких очках, но… абсолютно убеждённый в своей гетеросексуальности. А Росс… Росс был непозволительно красив, самоуверен, высокомерен, эгоистичен, и стоило лишь Джареду захотеть, они этим же вечером оказались бы в одной постели. Но Джаред не хотел. Кажется. В итоге, он запутался.

Изображение

В один из дней Джаред допоздна задержался в школе – сидел в учительской, обложившись классными журналами: заполнял данные по промежуточной успеваемости учеников и писал отчёты. Вообще-то он должен был заниматься этим раз в неделю, но вечно откладывал ненавистное дело на потом, так что теперь перед ним высилась стопка исчерканных листов. Дженсен сидел рядом и проверял сочинения.

Со стоном отложив ручку в сторону, Джаред потянулся, разминая затекшие мышцы спины, и с удивлением огляделся по сторонам: за окном совсем стемнело, и в учительской уже никого не было – судя по всему, коллеги давно разошлись по домам. А Дженсен, видимо, снова поссорился с Марлен, поэтому и не спешил уходить.

Положив руки на стол, Джаред опустил на них подбородок и принялся наблюдать за Дженсеном. Тот, хмурясь, изредка шевелил губами – наверное, проговаривал про себя предложения – а затем, качая головой, перечёркивал написанное и правил сверху красными чернилами. Джаред не мог оторвать взгляд от двигавшихся губ Дженсена, которые тот ещё периодически облизывал, и был благодарен предыдущему учителю литературы, который так и не смог ничего вбить в головы своим нерадивым ученикам.

Дженсен со вздохом перевернул лист и, подняв голову, посмотрел на Джареда:

– Что?

– Ничего, – улыбнулся Джаред, а потом, прежде чем успел подумать, что собирается сделать, протянул руку и снял с Дженсена очки.

Тот пару раз удивлённо моргну, фокусируя зрение, и ошарашенно уставился на Джареда, который с силой стиснул в кулаке дужку, чтобы ненароком не потянуться и не потрогать пальцами веснушки на щеках Дженсена.

– Выглядишь усталым, – сказал Джаред, чтобы замять неловкость момента. – Опять поругался с Марлен?

– Я мало сплю в последнее время, – уклончиво ответил Дженсен.

Он хотел забрать очки у Джареда, но тот убрал руку, не позволяя. Дженсен нахмурился, а потом просто сказал:

– Поздно уже. Идём домой.

– Это приглашение? – ляпнул Джаред, тут же мысленно отвесив себе пинок.

– Эм… – приоткрыл рот Дженсен, и Джаред чуть не стёк под стол. – Нет, я имел в виду, что ты пойдёшь к себе, а я – к себе, – пояснил тот, – но если хочешь, можешь как-нибудь приехать ко мне.

Джаред очень хотел приехать к Дженсену, но сомневался, что у них совпали бы мнения по поводу того, чем они могли потом заняться вместе.

– Обязательно приеду, – поднявшись, сказал Джаред, и принялся запихивать ведомости в папку.

Изображение

Презентация новой книги Росса была запланирована на полдень последнего воскресенья ноября, поэтому к Джареду он заехал в десять часов утра.

– Что-то ты рано, – зевая, Джаред закрыл за Россом дверь. – Или это я сегодня поздно проснулся?

– Да вот решил, что надо помочь тебе с выбором одежды, – Росс прошёл в гостиную и придирчиво осмотрелся.

– Надеюсь, можно будет обойтись без галстука? – с надеждой спросил Джаред.

– Можно, – великодушно разрешил Росс. – Идём в спальню.

Джаред подавил смешок и, кусая губы, чтобы всё-таки не засмеяться, пошёл в соседнюю с гостиной комнату – Росс направился за ним.

– Так, – распахнул он створки гардероба, – что мы имеем?

Джаред, скрестив руки, наблюдал, как Росс перебирает его одежду, вынимая вешалки и быстро возвращая их на место.

– Пожалуй, вот это подойдёт, – он приложил к Джареду клетчатый пиджак, окидывая его оценивающим взглядом.

– Я его не надену, – тут же отшатнулся Джаред. – Это подарок младшей сестры, и он ужасен.

– У твоей сестры определённо есть вкус, – впихнув ему в руки пиджак, белую рубашку и брюки, Росс со звонким шлепком хлопнул Джареда по заднице и скомандовал: – Марш переодеваться.

Джаред, обалдев от такого обращения, молча скрылся в ванной комнате.

Когда он вышел, Росс сидел на диване в гостиной и со скучающим видом листал спортивный журнал. Одетый в тёмно-синюю шёлковую рубашку, кожаную куртку и такие узкие чёрные брюки, что Джаред испугался, как бы они не разошлись по швам, он выглядел донельзя странно в неприбранной джаредовской квартире. Джареду вдруг пришла в голову светлая мысль, что они с Россом будто из разных миров.

– Я готов, – мрачно сказал он: несмотря на сделанный Россом комплимент вкусу сестры, пиджак Джаред снял бы и спрятал так далеко, что его уже никто не нашёл.

– Отлично! – Росс вскочил с дивана и обошёл Джареда, оценивая. – Можем ехать.

У подъезда их опять ждало такси.

– Ненавижу встречи с читателями, – пожаловался Росс, когда автомобиль тронулся с места.

– Почему? – удивился Джаред.

– Потому что считаю, что никаких встреч с автором у читателей быть не должно, – наставительным тоном сказал Росс. – Дело автора – писать. И вовсе не сердечные пожелания за подписью на первом развороте книги! Дело читателя – читать. Все эти встречи нужны лишь ушлым издателям, чтобы сэкономить деньги на рекламе: только сегодня невиданный доселе номер – живой писатель отвечает на ваши вопросы. На какие вопросы? Всё, что я хотел сказать миру, уже написано на страницах моих книг, и если вы не нашли ответов в тексте, то либо читали по диагонали, либо не читали вообще, либо – что ещё хуже – читали всё, но не поняли вовсе.

– Мне кажется, ты чересчур категоричен, – осторожно заметил Джаред.

– Хрена с два, прости за выражение, – судя по всему, Росс был не в духе. – Я даже сосчитать не сумею, на каком количестве автограф-сессий успел побывать – как своих, так и чужих – везде одно и то же. Треть пришедших – коллекционеры подписей. Они приходят в экстаз, когда могут показать подписанную автором книгу на каком-нибудь заплесневелом заседании книжного клуба у них в гостиной. Другая треть – любители поковыряться в чужой личной жизни, которые пытаются выведать как можно больше грязных интимных подробностей. Чёрт, да они бы и в постель к автору залезли, представься им такая возможность, – с отвращением выплюнул Росс.

– Погоди, – удивился Джаред, – неужели на эти самые встречи не приходят люди, которым действительно интересно твоё творчество?

– Конечно, приходят, – Росс в раздражении побарабанил пальцами по сидению, – и это самая мерзкая треть аудитории. Если остальные не скрывают своих намерений, то эти – лгут: сидят в первых рядах, записывают каждое моё слово в блокнотик, спрашивают, как я творю, в чём ищу вдохновение, выведывают секреты писательского мастерства. А про себя думают: «Как такой человек смог написать шедевр? Он же ничем не отличается от меня – разве что носит рубашки от «Гуччи». Неужели я не лучше его? Не умнее? Не талантливее?» Не-не-не – бесконечное «не»! Но это ещё полбеды. Есть и такие, кто смотрит на мою внешность и у него на лбу неоном светится: «Да ты явно с кем-то переспал, чтобы твою книгу издали. Причём не один раз. Причём в извращённой форме. Причём я тоже так хочу».

– Неприятно, – посочувствовал Джаред.

– Вот и я про то же, – вздохнул Росс. – Но, увы, избежать публичности известному писателю невозможно.

Такси остановилась у громадного молла. Внутри него располагался большой книжный магазин, стеклянные витрины которого были обклеены постерами с изображением Росса, державшего в руках книгу, так что было видно её название – «Выше только небо».

В магазине было не протолкнуться. Приобняв Джареда, Росс нацепил на лицо приветливую улыбку и с достоинством прошёл среди расступившихся преданных читателей к стоявшему между книжных рядов столу.

– Добрый день, – произнёс он. – Спасибо, что пришли. Прошу вас, рассаживайтесь, – Росс указал на ряды стульев. – Минут через пять мы начнём.

Джаред обратил внимание, что практически все присутствовавшие – за исключением пары девушек, у которых на блузках были приколоты бейджи с маркировкой «Пресса» – мужчины. Причём вполне определённой сексуальной ориентации – радар Джареда зашкалило.

– А что ты пишешь? – нагнувшись, шепнул он на ухо Россу.

– Гей-прозу, – так же шёпотом ответил тот. – Любовную.

– Ага, – многозначительно произнёс Джаред.

– Слушай, – улыбнулся Росс, – я вовсе не настаиваю, чтобы ты сидел в первом ряду и слушал, откуда я черпал вдохновение, когда прописывал постельную сцену. В магазине есть отличная подборка книг, посвящённых спорту.

– Ты не против, если я отойду? – обрадовался Джаред.

– Нет, – прищурился Росс, – но за это мы потом пойдём прогуливать мой неприлично большой гонорар в один шикарный ресторан здесь поблизости.

– Идёт, – согласился Джаред.

– Тогда тебе туда, – Росс легонько подтолкнул его в нужную сторону, а сам уселся на стол, чуть откинулся, опершись на руки, и положил ногу на ногу.

«Это часть образа», – мысленно сказал себе Джаред и быстро скрылся между стеллажами.

С трудом отыскав полку «Спорт», он углядел большое красочное издание, посвящённое баскетболу, взял его и углубился в чтение.

Время, на удивление, пролетело незаметно: когда Джаред вернулся к Россу, тот – уже сидя за столом – подписывал книги последним желающим.

– Сейчас поедем в ресторан и напьёмся, – устало сказал Росс.

Джаред не возражал.

Изображение

Ресторан и в правду оказался шикарным. И очень дорогим. Присев за столик и взяв меню, Джаред испытал то самое неловкое чувство, когда ты понимаешь, что наручные часы официанта дороже твоих собственных.

– Боюсь, обед в таком заведении мне не по карману, – шепнул он Россу.

– Расслабься, – отмахнулся тот, – я же сказал: прогуливаем мой гонорар. Мне деньги всё равно не на что тратить: дом у меня есть, семьи – нет. Можно было бы, конечно, подкинуть деньжат Дженни, но он их просадит либо на книги, либо на Марлен – а меня не устраивает ни первое, ни тем более второе. Ты уже решил, что будешь заказывать?

– Я и половины названий не понимаю, – нахмурившись, Джаред принялся заново перелистывать страницы.

– Положишься на мой вкус? – приподнял бровь Росс.

– Да, пожалуй, – Джаред с облегчением отложил меню в сторону.

Росс, подозвав официанта, быстро сделал заказ и повернулся к Джареду:

– Надеюсь, ты не успел соскучиться на презентации?

– Да нет, – Джаред дотронулся до острого кончика накрахмаленной салфетки. – Ты уже придумал, о чём будешь писать теперь?

– Да, – кивнул Росс, – я уже начал работать над новой книгой. Посмотрел на тебя и понял, что не хочу больше писать сопли в сахаре про «жили они долго и счастливо и умерли в один день». Такого не бывает. Жизнь сложнее и интереснее: в ней есть место несчастьям, несправедливости, горю, неразделённой любви, самопожертвованию во имя ближнего. Не у всех историй бывает счастливый конец, не все истории однозначны, но тем они и интересны. Ты понимаешь, о чём я? – он посмотрел Джареду в глаза.

– О реальной жизни? – Джаред выпрямился, дав возможность официанту поставить перед ним принесённые тарелки.

– Это будет история про одного несчастного человека, – продолжил Росс. – Вокруг него развернутся удивительные события, в которые он втянет окружающих его людей. Возможно, они ему помогут, возможно, нет. Я даже не знаю, будет ли счастливый конец у моего рассказа, но название уже придумал – «Человек с обратной стороны луны».

– Красивое название. Необычное, – Джаред осторожно поковырял вилкой в тарелке нечто… кажется, мясное.

– Я обязательно дам тебе прочитать рукопись перед публикацией, – пообещал Росс.

В этот момент у него зазвонил сотовый. Переговорив по телефону, Росс положил трубку и скривился:

– Издатель назначил мне встречу через полтора часа на другом конце Нью-Йорка. Жаль: я заказал отличное вино. Ну, ладно, как-нибудь в другой раз посидим.

Они быстро закончили обед и вышли на улицу. Джаред взмахнул рукой, останавливая такси, и распахнул перед Россом дверцу:

– Удачи.

Приподняв голову, Росс облизал губы и ответил:

– К чёрту.

Изображение

В понедельник Лиза, запыхавшаяся и раскрасневшаяся, ворвалась в кабинет Джареда перед первым уроком и завизжала:

– Я так и знала!

– Что ты знала? – испугался Джаред.

– Всё! Всё знала, – Лиза светилась от счастья и чуть ли не в ладоши хлопала.

– Лиз, что произошло? – спросил Джаред.

– Ты ещё спрашиваешь, что! – наморщила носик Лиза. – Нет, это, конечно, не первая полоса «Нью-Йорк Таймс», но всё же!

Она ткнула в нос Джареду журнал «Пипл», половину яркого разворота которого занимала их с Россом фотография. Джаред счастливо улыбался почти в камеру, а Росс глядел на него такими влюблёнными глазами, что Джареду поплохело.

– С каким обожанием он на тебя смотрит, – озвучила его мысли Лиза. – У меня аж внутри всё щемит от нежности.

– Тебе-то что? – буркнул Джаред.

– Да брось, – шутливо пихнула его ладошкой в плечо Лиза. – Я же радуюсь за тебя, глупый.

– Чему тут радоваться? – выхватив журнал у неё из рук, Джаред с ужасом уставился на заголовок: «Новое увлечение скандально-известного писателя Росса Эклза. Стоит ли нам готовиться к самой ожидаемой гей-свадьбе в истории Нью-Йорка?» – Какая, мать вашу, свадьба?! – он кулем осел на стул.

Лиза, отобрав у него журнал, принялась с выражением читать:

– «В последнее время Росс Эклз, популярный писатель гей-романов, всё чаще стал появляться в обществе в компании некого Джареда Падалеки. Нежные отношения между этими двумя, естественно, не могли остаться незамеченными. Что же это: бурный роман или лишь очередная ничего не значащая интрижка – решили спросить мы у людей, близких к мистеру Эклзу. Судя по их рассказам, Росс влюблён и планирует наконец-то связать себя узами брака. Примечательно, что мистер Падалеки – всего лишь скромный учитель физкультуры в одной из школ Бронкса».

– Замолчи, пожалуйста, – Джаред спрятал лицо в ладонях.

Лиза обиженно засопела, но потом не выдержала:

– Я же говорила, что ты гей!

– Да не гей я! – взорвался Джаред. – И с Россом у меня ничего не было: пара дружеских ужинов и всё – даже не целовались ни разу.

– Правда? – вытянула губы Лиза.

– Правда, – Джаред с отвращением взглянул на журнал. – Это всё враньё!

– То есть выходит, теперь все будут думать, что ты трахаешься с этим самым Россом, а ты с ним на самом деле не трахаешься? – нахмурила тонко выщипанные бровки Лиза. – Получается вдвойне обидно. Тебе теперь надо либо начать с ним трахаться, либо пригласить меня на свидание, чтобы уверить всех в своей гетеросексуальности, – радостно закончила она.

– Очень смешно, – оскалился Джаред. – Какой внезапный каминг-аут: к обеду вся школа будет обсуждать мою ориентацию, – с издёвкой произнёс он последнее слово.

– Да что там вся школа, – сочувственно сказала Лиза, – вся Америка! И твоя мама в том числе – думаю, в её окружении найдётся кто-нибудь, читающий «Пипл».

– Бля! – выдрав страницу журнала со своей фотографией, Джаред смял её и швырнул в мусорную корзину. – Что теперь делать-то?

– Может, попробовать дать опровержение? – с сомнением предложила Лиза.

– Так они его и напечатают, – хмыкнул Джаред.

– Тогда остаётся только одно: ходить и всем объяснять, что ты не гей, – сочувственно потрепала его по волосам Лиза. – Ну, или пригласить меня на свидание.

– Лиз! – возмущённо воскликнул Джаред.

– Что? – пожала плечами та. – Я лишь стараюсь извлечь максимум хорошего из сложившейся ситуации. Ладно, не вешай нос – всё образуется.

Джаред лишь застонал в ответ, и Лиза, погладив его по плечу, ушла.

Изображение

Когда Джаред решился, наконец, выйти в школьный коридор после окончания уроков, ему казалось, будто все – и учителя, и ученики – оборачиваются на него или смеются в спину. Джаред, поборов порыв сбежать обратно в физкультурный зал – как и побиться головой о стену – направился в кабинет директора.

– Сам явился, – смерил его недовольным взглядом директор Браун.

– Ты уже видел? – Джаред плюхнулся в кресло.

– Видел, – мрачно ответил тот. – Хотя я обычно такую прессу не читаю. Ты теперь у нас местная звезда.

– Слушай, Том, это всё не правда, – устало произнёс Джаред. – Не веришь, спроси у Дженсена.

– Ничего я ни у кого спрашивать не собираюсь, – директор Браун ослабил узел галстука. – В конце концов, это твоя личная жизнь, но я бы не хотел, чтобы она кидала тень на нашу школу. Ты меня понял?

– Да, – опустил голову Джаред.

– Можешь идти, – разрешил директор Браун.

Выйдя за дверь, Джаред нос к носу столкнулся с Дженсеном:

– Привет.

– Привет, – поправил очки Дженсен. – Тебя не было на ланче, я уж испугался, не случилось ли чего.

– А ты ещё не в курсе что ли? – удивился Джаред, но потом сообразил, что раз Дженсен не общается с коллегами, да и журнал «Пипл» точно не выписывает, то откуда ему было узнать о статье.

– Не в курсе чего? – нахмурился тот.

– Ну, про меня и Росса, – сделал жалостливое выражение лица Джаред. – В журнале «Пипл» напечатали наше с ним фото и подписали, что мы готовимся сыграть свадьбу.

– Готовитесь что? – ошалел Дженсен.

– Да ничего, в том-то и дело! – развёл руками Джаред.

– Покажи, – потребовал Дженсен.

Джаред повёл его в свой кабинет и, покопавшись в мусорном ведре, вытащил оттуда смятую статью:

– Вот.

Разгладив лист, Дженсен пробежал взглядом по строчкам, а Джаред не к месту подумал о том, что вот если бы это не Росс, а Дженсен так смотрел на него…

– Ясно, – вынес вердикт Дженсен. – Грязные слухи. Что сказать? Сочувствую. Кстати, это же только слухи?

– Между нами с Россом ничего нет, – заверил его Джаред. – Как это всё отвратительно! Мерзкие репортёришки. Мне ещё перед мамой оправдываться…

– А ты не задумывался, что сам во всём виноват? – с философским видом спросил Дженсен. – Ведь если бы ты никому не врал про свою ориентацию, то сейчас и оправдываться ни перед кем не пришлось. Ложь всегда вскрывается, рано или поздно.

– Это всё, конечно, замечательно, – отобрав у него страницу, Джаред смял её и отправил обратно в мусорную корзину, – но быть открытым геем не так-то просто. Особенно в семье со строгими моральными взглядами. Сам же знаешь!

Дженсен тяжело вздохнул.

– Ладно, прорвёмся, – сказал Джаред – скорее самому себе, чем Дженсену – хотя и не очень верил в это.

Изображение

Джаред хотел, сославшись на плохое самочувствие, отменить тренировку, но близились последние отборочные игры, и каждый день был на счету, поэтому ровно в три часа дня он вошёл в спортивный зал. Ребята, громко о чём-то шушукавшиеся, при его появлении сразу испуганно замолчали, будто он застал их за неприличными разговорами, и выстроились в шеренгу, упорно избегая смотреть Джареду в глаза. Во время тренировки они беспрекословно выполняли все его требования, но напряжение, весевшее в воздухе, можно было резать ножом – даже, вечно не умолкавший и всё ехидно комментировавший, Дайрон не проронил ни слова.

– Так, стоп, хватит, – Джаред показал руками «тайм-аут». – Что происходит? – он обвёл ребят взглядом – те отворачивались или опускали головы. – Дайрон?

Некоторое время тот молча чеканил мяч, а затем со злостью швырнув его в корзину, сказал:

– Знаете, тренер, девчонки из группы поддержки тут болтают про вас всякое…

– Знаю, – кивнул Джаред.

– Так это правда? – с горечью в голосе спросил Дайрон.

– Нет, не правда, – спокойно ответил Джаред. – Ложь от первого и до последнего слова, – он увидел, как ребята немного расслабились и вздохнул: – Простите, что сам не поговорил с вами об этом.

– Ладно, засчитывается, – улыбнулся Дайрон. – Мы вас прощаем, тренер.

И они продолжили тренировку.

Изображение

Мама позвонила Джареду вечером.

– Джаред Тристан Падалеки, – разгневанно начала она, – объяснись, что всё это значит!

Джаред не стал изображать святую невинность и прикидываться, что не понимает, о чём идёт речь – он просто заявил:

– Всё, что написано в статье – враньё.

Но миссис Падалеки, кажется, даже не слышала его:

– Я почитала в Интернете, этот Эклз ужасный тип. Как ты мог с ним связаться?

– Он один из организаторов благотворительного общества, которое выделило деньги нашей школе на ремонт спортивного зала. И потом его брат преподаёт у нас язык и литературу. Мне всего-навсего пришлось посетить с ним несколько мероприятий как тренеру баскетбольной команды, – начал оправдываться Джаред. – А фотографы и журналисты, увидев нас вместе, решили погнаться за сенсацией. С каких пор в Техасе стали верить напечатанному в «Пипл»? И вообще, позвони Тому, он расскажет тебе…

– Не дури мне голову, мальчик, – строгим голосом перебила его миссис Падалеки. – Я больше полувека прожила на этом свете: таким взглядом не смотрят на человека, к которому ничего не испытывают. Да и ты выглядишь чересчур счастливым.

– Я радуюсь, потому что у моих ребят теперь новый физкультурный зал и форма, и мы можем принимать команды соперников в нашей школе, – возмутился Джаред.

Судя по скептическому молчанию, миссис Падалеки не сочла эти причины веским доводом:

– Ты можешь хотя бы представить себе, что я испытала, когда миссис Пигл принесла мне этот гадкий журнал?

– Поверь мне, могу, – Джареда передёрнуло от воспоминаний утренних событий.

– Я не одобряю того, что ты общаешься с этим Эклзом, – тоном, не терпящим возражений, сказала миссис Падалеки. – И потом, – она понизила голос до шёпота, – он же гей.

– Ты так говоришь, будто Росс ограбил дом престарелых или поджог приют для бездомных животных. Какое значение имеет его сексуальная ориентация? – в этот момент Джаред порадовался, что их с мамой разделяет несколько штатов. – И потом я уже давно не ребёнок, чтобы ты запрещала мне дружить с плохими мальчиками.

– Я так и знала, что Нью-Йорк испортит тебя, – запричитала миссис Падалеки. – Не зря у меня сердце болело, когда ты уезжал. А во всём Том виноват! Уж лучше бы ты до сих пор жил дома. Может быть, ты теперь тоже решил стать геем? Говорят, сейчас это модно в молодёжной среде.

– Мама, – рассердился Джаред, – нельзя стать геем! Им можно только родиться: гомосексуализм – один из вариантов сексуальной ориентации наравне с гетеросексуальной и…

– Молчи, – всхлипнула миссис Падалеки, – вам просто задурили головы!

– Ага, и всё это мировой заговор, – пробормотал Джаред.

– Не заговаривай мне зубы! Отвечай немедленно и честно: что у тебя с этим твоим Россом? – потребовала миссис Падалеки.

– С Россом мы всего лишь знакомые, он брат моего коллеги, – честно ответил Джаред. Он вспомнил слова Дженсена про ложь, вздохнул и скрестил пальцы: – У меня вообще девушка есть.

– Это же отлично, – радостно пропела в трубку миссис Падалеки. – Я жду вас вдвоём на Рождество.

– Но мам, – попытался возразить Джаред, – не уверен, что у нас получится. Мы хотели провести Рождество вдвоём. Может быть, съездить куда-нибудь…

– Глупости, – перебила его миссис Падалеки. – Рождество нужно встречать в кругу семьи, а потом можете ехать, куда угодно. Специально для твоей девушки – кстати, как её зовут? – я приготовлю комнату для гостей. Хотя нет, кажется, к нам собирались приехать тётя Мэриетта с дядей Бобом, значит, в гостевой будут спать они, а вас я, закрыв глаза на приличия, положу в твоей комнате. Хочешь, к столу я запеку индейку по твоему любимому рецепту?

– Конечно, мам, – убитым голосом сказал Джаред. – Только, пожалуйста, не суетись раньше времени – до Рождества ещё целый месяц.

– Всего лишь месяц, – возразила миссис Падалеки, – и столько хлопот. Ладно, милый, мне пора. Всего доброго.

– Передавай папе привет, – сказал Джаред гудкам в трубке.

Сунув в карман телефон, он пошёл в спальню, рухнул на кровать и накрыл голову подушкой, мечтая впасть в кому, так чтобы очнуться уже в новом году.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

За следующие две недели Джаред пережил пристальное внимание коллег, а также телефонные звонки от брата, сестры, трёх друзей из Сан-Антонио и Росса, который долго извинялся.

– Мне очень неудобно, что так получилось, – сказал тот. – Но я, правда, не думал, что после презентации за нами могут увязаться репортёры. В конечном итоге, я же не какой-нибудь Брент Корриган*.

Джаред хмыкнул.

– Я так понимаю, дружеская попойка отменяется? – спросил Росс.

Джаред молчал, раздумывая.

– Слушай, я знаю, всё произошедшее неприятно, – вздохнул Росс, – но не позволяй ушлым папарацци портить твою жизнь и заставлять тебя поступать правильно с точки зрения чьей-то морали. Пройдёт некоторое время, и шумиха вокруг нас поутихнет, поверь моему богатому опыту.

– Ладно, – согласился Джаред.

На самом деле сейчас его больше волновала совсем другая проблема: кого привезти в качестве своей подружки домой на Рождество. Он знал, что мать с него не слезет до тех пор, пока твёрдо не убедится в стопроцентной гетеросексуальности сына. Пораскинув мозгами, Джаред решил попросить Лизу об одолжении побыть его девушкой пару дней.

– Такие вот дела, Лиз, – грустно сказал он, пересказав ей во время перемены разговор с матерью. – Выручишь меня?

– Я даже не знаю, – картинно похлопала ресницами та, – а что мне за это будет?

– Я познакомлю тебя с моим старшим братом, – пообещал Джаред. – Он известный пластический хирург, у него огромный дом в Лос-Анджелесе, а ещё он красавчик.

– Правда? – в глазах Лизы вспыхнул неподдельный интерес. – А как ты ему объяснишь, что на самом деле мы не вместе?

– Так и объясню, – пожал плечами Джаред. – Джефф же знает, какой упёртой и настойчивой бывает мама – он всё поймёт.

– Погоди-погоди, – прищурилась Лиза. – Но если твой брат такой богатый и красивый, то почему он ещё не женат? Или он тоже был замечен в компании какого-нибудь смазливого гея? Может, у вас это семейное?

– Нет, – засмеялся Джаред. – Он был женат, но развёлся – у них с женой не было детей, и она, в итоге, ушла к другому.

– Ну, мне дети пока не нужны, а вот дом в Лос-Анджелесе даже очень, – Лиза изящным жестом руки откинула назад волосы. – Я согласна. Всё лучше, чем встречать Рождество в компании собаки моего бывшего парня.

– Лиз, ты чудо! – Джаред чмокнул её в щёку.

– Да ладно, – смутилась та.

Изображение

Рождественский дух постепенно наполнял Нью-Йорк: в витринах магазинов появились пузатые Санта-Клаусы в алых бархатных шубах, заманивавшие посетителей звоном колокольчиков, и яркие гирлянды, весело подмигивавшие прохожим разноцветными огоньками; на улицах уже вовсю продавали ели, а торговые центры по вечерам были переполнены рыскавшими в поисках подарков для своих родных и близких покупателями.

– Уже придумал, что будешь делать на Рождество? – в один из предпраздничных дней спросил Джаред Дженсена.

Тот по обыкновению потеребил рукав пиджака:

– Мы с Марлен ещё не планировали, как проведём рождественский вечер. Может быть, пойдём в ресторан, а может, устроим романтический ужин дома. Я пригласил Росса, но тот отказался, сославшись на то, что ему нужно решить кое-какие проблемы на ранчо. Думаю, он просто не хочет общаться с Марлен, – грустно закончил Дженсен. – А ты что будешь делать?

– Поеду к родителям, – уклончиво ответил Джаред – рассказывать про авантюру с Лизой он не собирался. – Думаю, мама уже начала готовить блюда для праздничного стола.

– Наверное, это здорово, – отвёл взгляд Дженсен. – В нашей семье Рождество никогда особо не праздновали.

– Хочешь, поедем со мной? – не подумав, ляпнул Джаред.

– Я бы с удовольствием, но не могу, прости, – искренне улыбнувшись, извинился Дженсен.

Изображение

За неделю до каникул Росс пригласил Джареда в бар, и он, уже вовсю переживавший по поводу того, что мама раскроет их с Лизой обман, согласился – ему было просто необходимо напиться до беспамятства.

Бар Росс выбрал маленький и неприметный – видимо, до сих пор опасался, что им всё ещё интересовались фоторепортёры. Они с Джаредом расположились за столиком в самом тёмном углу и заказали пиво.

– Дженни сказал, ты собираешься провести Рождество в Сан-Антонио у родителей? – спросил Росс.

– Да, – Джаред сдул пену с пива. – Буду убеждать маму, что я не ступил на кривую дорожку.

– Сочувствую, – Росс отсалютовал ему бокалом: – Желаю удачи в этом нелёгком деле.

Они выпили.

– Слушай, приезжай потом ко мне на ранчо, – предложил Росс. – Отдохнёшь от городской суеты, посмотришь, где мы с Дженни выросли.

– Я даже не знаю, – засомневался Джаред.

– Да брось, от Сан-Антонио до Карнс Сити полтора часа езды на машине, а там до моего ранчо и вовсе рукой подать. Мне нужно будет утрясти кое-какие дела, а это займёт недели две, не меньше – я же в глуши со скуки загнусь.

Джаред отпил пару глотков, размышляя:

– Ладно, приеду, если удастся сбежать от кучи назойливых и очень соскучившихся родственников.

– Предлагаю за это выпить, – поднял бокал Росс.

– Погоди, – у Джареда в кармане завибрировал сотовый – вытащив его, он с удивлением увидел на дисплее незнакомый номер: – Слушаю.

– Тренер, это Дайрон, – зачастил в трубке взволнованный мальчишеский голос. – Билла хотели убить, он ранен, и тут полиция, а в больницу его брать не хотят, потому что думают, у него нет страховки, а мы не можем дозвониться до его тёти…

– Погоди, как ранен? – Джаред чуть телефон не выронил от неожиданности.

– А вдруг он умрёт, – шмыгнул носом Дайрон.

– Спокойно, – вскочил из-за стола Джаред. – Я скоро буду. В какой вы больнице?

– Джакоби Медикал Сентер, – послышалось в ответ, и связь оборвалась.

– Эй, ты куда? – ухватил Джареда за руку Росс.

– С одним из учеников случилось несчастье, я должен ехать, – Джаред судорожно запихивал сотовый обратно в карман.

– Зачем? – удивился Росс. – Это всего лишь ученик.

– Это не «всего лишь ученик» – это мой ученик, – выдернул руку Джаред.

– Подумаешь, – скривил губы Росс, – с мальчишками постоянно что-то случается.

– В него стреляли, – мрачно сказал Джаред.

– Ну, это же Бронкс, – равнодушно пожал плечами Росс.

– Прости, но я еду в больницу, – Джаред швырнул на стол смятые купюры за пиво и, развернувшись, направился к выходу.

Изображение

Поймав такси, Джаред порадовался, что час был поздний, и основной поток машин уже схлынул, поэтому в пробке стоять не пришлось.

Влетев в холл больницы, Джаред кинулся к стойке регистрации, за которой стояла пухленькая розовощёкая медсестра в кипенно-белом халате и шапочке.

– К вам должны были привезти подростка, восемнадцать лет, Билл Тайлер. В какой он палате?

Медсестра смерила Джареда цепким взглядом и, уставившись в монитор, забарабанила пальчиками по клавиатуре:

– В триста восьмой. Третий этаж, от лифтов налево.

– Спасибо, – Джаред бросился к лифтам.

Где находится палата Билла он понял сразу: в коридоре рядом с ней столпились почти все игроки его команды.

– Что с Биллом? – подбежал к ним Джаред.

В этот момент к нему вышел пожилой доктор:

– Добрый вечер, – обратился он к Джареду. – А вы?..

– Джаред Падалеки, школьный учитель Билла, – выдохнул запыхавшийся Джаред. – Как он?

– Напуган, – задумчиво произнёс доктор, – расстроен, что в праздники не сможет водить хоровод вокруг ёлки, кажется, голоден. Но, в общем и целом, ничего страшного. Пуля по касательной задела бок. Мы наложили швы и вкололи Биллу снотворное. Не переживайте, он быстро поправится. А где его родители?

Джаред, облегчённо выдохнув, опустился на скамью:

– У него нет родителей, Билла воспитывает тётка, а она… – он повернулся к ребятам.

– Миссис Ти уже едет. Мы только что до неё дозвонились, – доложил Дайрон, – она работает кассиром, а у них в магазине часто сотовая связь барахлит.

– Хорошо, – доктор прикрыл дверь в палату. – В таком случае, я пока займусь другими пациентами, а потом подойду переговорить с ней по поводу страховки.

Когда он ушёл, Джаред, ухватив стоявшего рядом Дайрона за куртку, подтащил того к себе:

– Рассказывай.

– Да что рассказывать, – сделал испуганные глаза Дайрон, – мы с пацанами вышли вечером на площадку мяч покидать, а тут мажоры какие-то левые подошли. Предложили сыграть – мы в ответ предложили сыграть на деньги. Не, а чего за просто так мяч швырять? В общем, вздрючили мы их быстро, потребовали выигрыш, а один из них достал пушку и начал палить во что ни попадя. Ранил Билла – тот орать начал, и у него кровь сильно полилась. Ну, мы все перепугались, конечно. Кто-то полицию вызвал. Вот, – он опустил голову.

– Ладно, – устало вздохнул Джаред. – Всё хорошо, что хорошо кончается. Давайте дуйте домой – ваши родители уже наверняка волнуются. А я дождусь миссис Тайлер.

– Всего доброго, тренер, – раздался нестройный хор голосов – притихшие ребята направились к лифтам.

Облокотившись затылком о стену, Джаред прикрыл глаза, размышляя о том, что последние недели оказались слишком насыщенными на события. В ночном больничном коридоре царила тишина. Джареда начало клонить в сон. Из дремоты его вывело лёгкое прикосновение к плечу. Открыв глаза, он увидел Дженсена.

– Ты что тут делаешь?

– Мне Нилл позвонил, сказал, с Биллом случилось какое-то несчастье, а они ни до тебя, ни до его тёти дозвониться не могли, – Дженсен сел на скамью рядом с Джаредом. – Я сразу же сюда помчался. Что произошло?

– В сущности ничего страшного, – Джаред откинул лезшую в глаза чёлку. – Просто царапина. Играть он, конечно, не сразу сможет, но в школу после праздников пойдёт.

– Хорошо, – Дженсен вдруг сжал в тёплой, чуть шершавой ладони, его, лежавшую на колене.

С удивлением посмотрев на свою руку, Джаред благодарно улыбнулся.

– Выглядишь уставшим. Я принесу тебе кофе, – Дженсен поднялся и направился к стоявшему в конце коридора автомату. Вскоре он вернулся с двумя стаканчиками: – Держи.

– Спасибо, – Джаред осторожно взял горячий стаканчик и с наслаждением отхлебнул из него.

Они сидели рядом, соприкасаясь бёдрами, молчали, пили кофе, и Джаред думал, что ему уже давно не было так уютно и спокойно. Хотелось, чтобы эти мгновения никогда не кончались, а ещё хотелось повернуться к Дженсену, снять с него очки и поцеловать.

– У Билла нет родителей? – смяв стаканчик, Дженсен выбросил его в урну.

– Ну, можно и так сказать, – Джаред поболтал кофе, размешивая осадок. – Мать у него умерла от рака несколько лет назад, а отец сейчас отбывает в тюрьме третий срок. Билла воспитывает тётка. Она женщина строгая, но в племяннике души не чает. Да ты сейчас сам увидишь, – он кивнул в сторону лифтов, откуда на них надвигалась грузная афроамериканка.

– Добрый вечер, мистер Падалеки, – тяжело дыша, произнесла миссис Тайлер, – что опять натворил мой несносный племянник?

Джаред поднялся ей навстречу:

– Ничего противозаконного, миссис Ти, не волнуйтесь. С ним почти всё в порядке – он вам сам всё завтра расскажет.

– Могу я его сейчас увидеть? – миссис Тайлер взволнованно покосилась на дверь в палату.

– Думаю, что да, – кивнул Джаред. – К тому же с вами хотел поговорить его лечащий врач. А вот, кстати, и он.

К ним подошёл доктор и взглянул на миссис Тайлер:

– Добрый вечер. А вы должно быть тётя Билла?

– Да, – миссис Тайлер прижала к груди дамскую сумочку.

– Очень хорошо, проходите, – доктор распахнул перед ней дверь в палату.

– Ну, мы, пожалуй, пойдём, – сказал Джаред. – Передавайте Биллу мои пожелания скорейшего выздоровления, миссис Ти.

– Спасибо вам, мистер Падалеки, – рассыпалась в благодарностях та.

– Всего доброго, – попрощался Дженсен, и они с Джаредом не спеша побрели по коридору.

На улице шёл мокрый снег с дождём.

– Ну и погодка под Рождество, – Дженсен наглухо застегнул молнию куртки и намотал на шею шарф.

– И не говори, – засунул руки в карманы Джаред.

Дженсен снял очки, на стёкла которых успели налипнуть снежинки, и спрятал их за пазуху:

– Вынужден согласиться, что иногда носить линзы гораздо удобнее. Ты сейчас куда?

– Домой, – поёжился Джаред. – Не думаю, что Росс всё ещё ждёт меня в баре…

– Что между вами происходит? – Дженсен остановился под фонарём, и падавший на него оранжевый свет высвечивал мокрые слипшиеся ресницы.

– Ничего, – посмотрел ему в глаза Джаред.

– Росс влюблён в тебя, – Дженсен тыльной стороной ладони стёр со щек капли. – Он буквально парит над землёй, по ночам пишет свою книгу и вообще ведёт себя странно.

– Не замечал ничего такого, – буркнул Джаред. – Нет, он, конечно, проявляет заинтересованность, но влюблённость – навряд ли.

– Ты просто плохо знаешь Росса, – понурил плечи Дженсен. – Он из того типа людей, про которых говорят: лучше любить без взаимности, чем не любить вовсе. Ему хватает своих чувств для того, чтобы жить и творить. Но я всё равно хотел спросить… Ты только не подумай, что я считаю, если два гея знакомы, то они обязательно будут встречаться, – Дженсен даже, кажется, покраснел, – но всё же… Как ты к нему относишься?

– Как к другу, – спокойно сказал Джаред.

– Понятно, – сморгнул налипшие на ресницы снежинки Дженсен, и Джаред сделал шаг вперёд.

Они стояли и смотрели друг на друга.

– Мне нравится другой человек, – выдохнул Джаред. – Мне нравишься ты.

– Что? – Дженсен от удивления раскрыл рот, и – искушение оказалось слишком велико – Джаред позволил себе расценить это как приглашение.

Нагнувшись, он поцеловал Дженсена: прихватив его нижнюю губу, холодную, мягкую, своими губами, чуть оттянул её и скользнул языком в рот, словно пробуя – Дженсен тут же отшатнулся.

– Нет, – он обхватил себя руками за плечи. – Прости, но нет, мне не нравятся мужчины. Я не такой… Я – нормальный, – развернувшись, он быстро зашагал прочь.

– Поздравляю тебя Джей: ты мудак, – сказал сам себе Джаред и пошлёпал по лужам в сторону автобусной остановки.
____________________
* Брент Корриган (англ. Brent Corrigan) – американский актёр кино, гей-порно-фильмов и модель.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Предпраздничная неделя пролетела быстро, и Джаред не успел оглянуться, как они с Лизой уже сдавали багаж в международном аэропорту имени Джона Кеннеди. Лиза весь полёт проспала, а вот Джаред нервничал так, что чуть ли не взад вперёд по салону носился.

– Да расслабься ты, – посоветовала ему Лиза, когда самолёт зашёл на посадку. – Я так мастерски сыграю твою девушку, что комар носа не подточит. Иногда я думаю, что из меня получилась бы неплохая актриса. Чёрт, да по мне подмостки фриковского драмкружка плачут.

При мысли о Дженсоне, Джаред погрустнел: в последние дни тот избегал общения, а Джаред и не настаивал.

«Чёрт меня дёрнул поцеловать Дженсена, – с раздражением подумал он. – За такое ведь даже не извинишься, да и сделать вид, что ничего не произошло, не получится».

Самолёт мягко приземлился на посадочную полосу – Лиза захлопала в ладоши, а затем пихнула Джареда в бок острым локотком:

– Поднимайся! Улететь этим же рейсом обратно тебе не удастся.

Сан-Антонио встретил их безоблачным небом и слепившим глаза солнцем.

– Не понимаю, зачем ты перебрался в Нью-Йорк, – задрав голову, Лиза наморщила нос. – Круглый год лето.

– Хорошо лето: всего двенадцать градусов, – Джаред заправил за ухо растрёпанные сухим ветром пряди чёлки. – Плюс полгода пекла.

– Всё лучше, чем снег с дождём, – достав из сумочки солнцезащитные очки, Лиза нацепила их на нос и посмотрела на Джареда поверх затемнённых стёкол: – Я готова к встрече с родителями моего любимого.

– Только не вздумай им сказать, что мы собираемся пожениться, – предупредил Дженсен.

– Я ж не дура, – обиделась Лиза. – И потом, что обо мне подумают твои родственники, если я соберусь выйти замуж за твоего брата?

Изображение

Родители встретили Джареда на крыльце дома.

– Мам, па, – по очереди обнял их Джаред и обернулся к Лизе: – Познакомьтесь, это моя девушка – Лиза.

– Миссис Падалеки, мистер Падалеки, – Лиза поднялась на крыльцо: – Приятно познакомиться.

– Ну что ты, милочка, – улыбнулась миссис Падалеки, – зови меня Шерон, а моего мужа – Джеральд. Нам тоже очень приятно наконец-то с тобой познакомиться. Джаред столько о тебе рассказывал!

Джаред ошарашенно уставился на мать, но у Лизы на лице ни один мускул не дрогнул.

– О, это так мило с его стороны, – она нежно посмотрела на Джареда, а затем, взяв его под руку, прислонилась щекой к его плечу. – Мне так повезло, что мы вместе.

– Ох, ну что ж это я держу вас на пороге! – всплеснула руками миссис Падалеки. – Проходите в дом, прошу, – она гостеприимно распахнула дверь. – Вся наша семья уже в сборе, – миссис Падалеки провела Джареда с Лизой в празднично украшенную гостиную: – Смотрите, кто приехал!

– Джей! – Джаред и глазом не успел моргнуть, как у него на шее повисла сестра.

– Эй-эй, полегче, – пошатнулся он. – Тебе уже давно не десять.

– Это Лиза, девушка Джареда, – сказала миссис Падалеки, указав на Лизу, и начала представлять всех собравшихся: – А это Джефф, мой старший сын, и дочь Мэган.

– Добрый день, – поднявшись с дивана, Джефф пожал руку Джареду и хлопнул его по плечу. – Очень приятно, – кивнул он Лизе, и та обольстительно улыбнулась ему в ответ.

Мэган ограничилась тем, что помахала рукой в знак приветствия.

– А это мои тётя Мэриетта и дядя Боб, – миссис Падалеки указала на пожилую пару. – Дядя Боб немного глуховат, так что говори погромче, если будешь к нему обращаться.

– Глух как пень, – подтвердила тётя Мэриетта. – Джаред, мальчик мой, иди я тебя обниму. Господи, как ты вырос! Мне кажется, совсем недавно я качала тебя на коленке. Знаешь, Лиза, Джаред был такой милым розовощёким карапузом.

– Могу себе представить, – умилилась Лиза.

Когда со всеми объятиями, слюнявыми поцелуями тёти Мэриетты и приветствиями было покончено, Джаред обнял Лизу:

– Мам, мы пойдём немного отдохнём с дороги: перелёт был ужасный.

– Да-да, конечно, – засуетилась та. – Джефф, помоги брату донести чемоданы. Лиза, надеюсь, вы ничего не имеете против того, чтобы расположиться в одной комнате с Джаредом – у нас небольшой дом, спальня Мэган совсем крошечная, а гостевую мы отдали тёте Мэриетте.

– О, не беспокойтесь, – прижалась к Джареду Лиза, – всё в порядке.

– Вы не голодны? – продолжала хлопотать миссис Падалеки. – Мы хотели часа через полтора пообедать. А праздничный ужин будет в семь – у нас в этом году соберётся много народа: я пригласила всех соседей.

– На смотрины, – хихикнула Мэган.

У Джареда подогнулись колени.

– Спасибо, мы спустимся к обеду, – Лиза ущипнула его. – Идём, милый. Ты ещё в обморок упади, – шепнула она ему на ухо, когда они поднимались по лестнице.

– Располагайтесь, – Джефф открыл дверь в комнату Джареда и поставил чемоданы на пол. – Увидимся.

– Он, и вправду, красавчик, – вздохнула Лиза, когда Джефф ушёл. – Девушки вокруг него наверняка так и вьются.

– Если он приехал один – это хороший знак, – пробормотал Джаред. – Ладно, что делать-то будем?

– Следовать намеченному плану, – Лиза присела на кровать и усмехнулась: – Не буду скрывать, я мечтала оказаться с тобой в одной постели, но не таким образом. Вижу, твоя мама задалась целью женить тебя.

Застонав, Джаред в ужасе пробежал пару кругов по комнате.

– Ляг и успокойся, – велела Лиза. – А я пока переоденусь к обеду.

– Так полтора ж часа ещё до обеда-то, – удивился Джаред.

– В самый раз, – щёлкнула замком чемодана Лиза.

Джаред не стал спорить и завалился на кровать.

– Где у вас ванная комната? – Лиза вынула банные принадлежности.

– По коридору вторая дверь налево, – ответил Джаред. – Тебя проводить?

– Думаю, я не заблужусь, – порывшись в чемодане, Лиза достала расчёску и фен.

– Надеюсь, ты случайно не забредёшь в комнату Джеффа, – фыркнул Джаред.

– Постараюсь держать себя в руках, – подмигнула Лиза и вышла в коридор.

Джаред уставился в потолок, размышляя о том, что Дженсен оказался прав: не стоило врать – теперь всё запуталось ещё больше. А уж когда эта ложь вскроется, то страшно представить, что произойдёт. Впрочем, пути назад не было.

Раздался тихий стук в дверь.

– Да, – повернул голову Джаред.

В комнату вошла Мэган:

– Привет, – она опустилась рядом с ним на кровать. – Что, Лиза уже успела сбежать от тебя? Зачем ты вообще притащил её сюда?

– Глупый вопрос, – Джаред с удивлением посмотрел на Мэган. – Чтобы познакомить с мамой.

– Мне Лиза не нравится, – скрестив руки на груди, Мэган надула губы. – Она вертихвостка.

– Мэг, ты с ней и пятнадцати минут не общалась, – мягко возразил Джаред. – Когда ты успела сделать такие выводы?

– Она тебе не пара, – с уверенностью сказала та.

– Много ты понимаешь, Кнопка, – хмыкнул Джаред.

– Кое-что понимаю, – серьёзным тоном сказала Мэган. – И я уже давно не Кнопка: если ты забыл, у меня есть диплом о высшем образовании.

– Кнопка, – Джаред нажал пальцем ей на нос. – Для меня ты всегда будешь маленькой.

– Ты даже не можешь понять, кто должен быть с тобой рядом, а меня дразнишь маленькой, – Мэган с жалостью посмотрела на него и, поднявшись, вышла из комнаты.

Вскоре вернулась Лиза.

– Ты не понравилась моей сестре, – доложил ей Джаред. – Говорит, мы с тобой не пара.

– Она просто ревнует, – Лиза достала из чемодана бордовое платье. – Отвернись. Уверена, в детстве ты больше общался с сестрой, чем с братом.

– У Джеффа были крутые взрослые друзья, – Джаред послушно уставился в окно. – Нас с Мэг он обзывал малявками. Только изредка со мной играл в баскетбол – пока я не стал его каждый раз обыгрывать. Так что да, ты, видимо, права – она ревнует.

– Застегни, пожалуйста, молнию, – Лиза подошла к кровати и, повернувшись к нему спиной, откинула волосы.

– Классно выглядишь, – Джаред встал и осторожно потянул «собачку» вверх.

– Спасибо, – Лиза разгладила складки на материи и покрутилась из стороны в сторону, рассматривая себя в зеркальной створке гардероба. – Погоди, я ещё причёску сделаю – твоя мама будет очарована.

– Ладно, пожалуй, я тоже приму душ и переоденусь, – пнул ногой свой чемодан Джаред. – Хотя, признаюсь, с большим удовольствием я бы до завтра просидел в своей комнате, никуда не выходя. Может, соврать, что у меня разболелся живот? – с надеждой посмотрел он на Лизу. – А ты как заботливая девушка всё это время проведёшь у изголовья моей кровати, держа меня за руку.

– Даже не надейся, – тыкнула его пальцем в грудь Лиза, – я со вчерашнего дня ничего не ела. Так что подобрал сопли и марш в душ.

Джаред состроил щенячье выражение лица, но Лиза на это не купилась.

Изображение

Судя по всему, миссис Падалеки задалась целью накормить всех присутствовавших на обеде так, чтобы они потом не могли смотреть на еду не то что во время праздничного ужина, но и ближайшие пару недель как минимум – стол ломился от угощения.

– Лиза, давай я положу тебе ещё картошки с мясом, – щебетала миссис Падалеки. – И салат. И кукурузный початок. А, может быть, ты хочешь горошек?

– Лучше горошек, – Лиза стоически запихивала в себя третью порцию. – Никогда такой вкусный не ела. В чём секрет?

– В микроволновке, – буркнула себе под нос Мэган, сидевшая рядом с Джаредом. – Тоже мне, звезда вечера.

– Лиза, а расскажите, как вы с Джаредом познакомились, – попросила тётя Мэриетта.

– Мы вместе работаем, – Лиза, выдохнув с облегчением, отложила вилку в сторону.

– Такая красивая девушка, должно быть, преподаёт литературу или живопись, – предположила тётя Мэриетта.

– Нет, я, как и Джаред, учитель физкультуры, а ещё тренер команды черлидеров, – с гордостью ответила Лиза.

– Черлидеры – это молоденькие девочки, которые скачут в кургузых юбчонках по полю во время перерывов на матчах? – прищурилась миссис Падалеки.

Джаред подавился горошком и метнул на Лизу испуганный взгляд.

– Могу заверить вас, Шерон, – спокойно сказала та, – что юбки наших учениц подобающей длины. И вообще я делаю упор на гимнастическую составляющую выступления, нежели на неприкрытую юношескую сексуальность.

Миссис Падалеки удовлетворённо кивнула, и Джаред наконец-то проглотил вставший комом в горле горошек. Лиза действительно оказалась умницей: непринуждённо рассказывая о школе, об учениках, о Джареде и его команде, она сумела произвести положительное впечатление на всех – ну, кроме Меган, конечно, которая недобро косилась в её сторону, сжимая в кулаке вилку.

Перед тем, как подать десерт, миссис Падалеки принялась убирать грязную посуду, и Лиза вызвалась ей помочь.

– Пойду подышу воздухом, – поднялся из-за стола Джаред. – Что-то у меня голова кружится.

Выйдя на террасу, он сел на садовые качели, подогнув одну ногу под себя, а другой отталкиваясь. С крыши стоявшего напротив дома Джареду улыбался Санта-Клаус из неоновых трубок. Джаред вытащил из кармана сотовый и написал Дженсену смс-сообщение: «С Рождеством!» Подумал, чего бы ещё приписать, но, в итоге, так и отправил. Минуты через три пришёл ответ: «Спасибо. И тебя с Рождеством!» Джаред вздохнул.

– Ты чего сбежал? – открылась дверь, и из дома вышел Джефф. – Оставил Лизу на растерзание маме, Мэг и тёте Мэриетте – тебе не стыдно?

– Лиза сообразительная девочка, справится, – Джаред поспешно сунул сотовый в карман.

– А она ничего так, – Джефф присел рядом с ним. – Поздравляю, братишка.

– Лиз замечательная: красивая, умная, добрая, – улыбнулся Джаред. – Но она не моя девушка.

– Как не твоя? – нахмурился Джефф. – Ничего не понимаю.

– Так, – развёл руками Джаред. – Мы просто друзья, и я попросил Лизу помочь мне. Понимаешь, я соврал маме, что у меня есть девушка, а она взяла и пригласила нас на Рождество. Ну и вот… Кстати, я пообещал Лиз познакомить тебя с ней. Ты ведь не выдашь меня маме, как частенько бывало в детстве?

Джефф задумался.

– Не выдам, – наконец сказал он, – если ты мне всё честно расскажешь с самого начала.

– И мне, – приоткрыв дверь, выглянула на террасу Лиза. – Мне всё-таки страсть как интересно, по кому ты сохнешь.

– С чего ты взяла, что я по кому-то сохну, – удивился Джаред.

– С некоторых пор по тебе это заметно, – Лиз села на качели и закинула ногу на ногу. – Рассказывай.

– Не думаю, что вы хотите знать всю правду, – покачал головой Джаред.

Джефф и Лиза выжидающе молчали.

– Ладно, – Джаред поковырял пальцем заклёпку на кармане джинсов. – Мне нравится Дженсен.

– Фрик? – ахнула Лиза.

– Фрик? – посмотрел на неё Джефф, нахмурившись.

– Ну, это у него прозвище такое, – пояснила та, – потому что он страшный старый занудный очкарик и вообще… – она содрогнулась.

– И вовсе Дженсен не страшный, – обиделся Джаред. – Вообще-то они с Россом близнецы.

– Да ладно, – засмеялась Лиза, но потом, сообразив, что Джаред не шутил, округлила рот: – Серьёзно?

– Да, – кивнул Джаред.

– Тебе всё-таки нравятся мужчины? – вклинился в разговор Джефф.

– Женщины мне тоже нравятся, – успокоил его Джаред. – Но вот сейчас так вышло, что я того…

– Нет, серьёзно? – потрясённо переспросила Лиза. – Близнецы?

– Да, да, – успокаивающе погладил её по руке Джаред. – Я видел его без очков. И даже без одежды.

– Оу, – выдохнула Лиза.

– Стоп, – выставил вперёд ладони Джефф, – я не хочу слышать подробности.

– Да нет, это было не то, о чём вы подумали, – замотал головой Джаред. – Но, в общем, Дженсен красивый. Очень. И меня зацепило так, как не цепляло никогда – тащит и не отпускает. Но у него есть девушка, и они собираются пожениться.

– Да ладно, – вскочила Лиза, – не может быть!

– Увы, – Джаред опустил голову, так что чёлка упала на глаза. – И я не знаю, что делать.

– Ну, раз он женится и счастлив, то тут уже, видимо, ничего не поделаешь, – заметил Джефф.

– В том-то и дело, что он не счастлив! – горячечно воскликнул Джаред. – Только он сам этого не понимает.

– А ты понимаешь? – усмехнулся Джефф.

– Фрик женится. Фрик красавчик, – заламывала руки Лиза. – Мой мир рухнул. Как жить дальше? Да мне же в школе даже никто не поверит.

– Не вздумай никому рассказать, – испугался Джаред.

Лиза выпятила вперёд нижнюю губу.

– Я серьёзно, – пригрозил Джаред.

– Ладно, я могила, ты же знаешь, – вздохнула Лиза.

– Молодёжь, идите есть десерт, – раздался из дома голос миссис Падалеки. – Джей, я приготовила твой любимый шоколадный пудинг.

– Я всегда знал, что ты её любимчик, – проворчал Джефф.

Изображение

К семи часам вечера начали подходить гости. Лиза, заставив Джареда надеть брюки и чёрную рубашку, сама нарядилась в тёмно-синее платье в пол и потащила его, слабо упиравшегося, вниз. Их тут же обступили любопытные соседки-сплетницы и принялись рассматривать так пристально, будто Джаред с Лизой были малоизученными животными в зоопарке. Джареда завалили вопросами о жизни в Нью-Йорке и о работе, о дружбе с Россом Эклзом тоже, конечно, спрашивали. Джаред отвечал всем настолько подробно, что часа через два у него язык начал заплетаться. К счастью, в этот момент миссис Падалеки пригласила всех к столу, где мистер Падалеки уже резал огромную индейку.

Потом все пили, ели, танцевали, разговаривали, снова ели, поздравляли друг друга, уверяли Джареда, что они с Лизой прекрасная пара и желали им много детей, и даже внуков. Под конец Джаред уже был готов заползти в угол и просидеть там до утра, лишь бы его оставили в покое. Но, наконец, ушли последние гости, унося с собой большой кусок яблочного пирога. Джаред облегчённо выдохнул. Они с Лизой поднялись в его комнату и рухнули на кровать.

– У меня болят ноги, – пожаловалась Лиза, растирая стопу. – Проклятые каблуки.

– Ещё бы, – Джаред принялся расстёгивать рубашку, – столько танцевать с Джеффом.

– Только не говори, что ты ревнуешь, – Лиза сняла с шеи ожерелье и положила его на прикроватную тумбочку. – Спать хочу – умираю.

– Ну, я, наверное, на полу переночую, – Джаред попытался сползти с кровати, но Лиза поймала его за руку.

– Не говори глупости. Кровать у тебя большая. Я лягу под одеяло, ты – под плед. А если утром к нам зайдёт твоя мама, скажем ей, что мы до свадьбы ни-ни.

– Спасибо, – быстро раздевшись, Джаред укутался в плед и отвернулся, чтобы не смущать стягивавшую через голову платье Лизу.

– Спокойной ночи, – щёлкнула она выключателем бра.

– Спокойной, – шепнул Джаред и закрыл глаза.

Сон, впрочем, к нему не шёл. Лиза уже давно заснула, а Джаред ворочался с боку на бок. Вдобавок ко всему ему ещё и пить захотелось. Выпутавшись из пледа, Джаред встал, выскользнул из комнаты, на цыпочках спустился по лестнице, подсвечивая себе путь включённым дисплеем телефона, и прокрался на кухню. В холодильнике обнаружились остатки безалкогольного пунша. Напившись, Джаред решил не возвращаться в спальню, а свернул в гостиную, где в темноте мерцала огоньками гирлянды живая ель.

Усевшись прямо на пол, Джаред вдохнул терпкий запах хвои и, протянув руку, качнул пальцем большой стеклянный шар, в котором отражались отблески огня искусственного камина.

– Тоже не спится, – рядом опустилась Мэган.

– Ага, – Джаред погладил острые иголочки, приятно покалывавшие подушечки пальцев.

– А помнишь, как мы с тобой в детстве каждое Рождество сидели у камина и ждали, когда Санта-Клаус пролезет в дом через трубу? – мечтательно улыбнулась Мэган.

Джаред кивнул:

– Конечно. Я ведь продолжал сидеть с тобой даже тогда, когда уже не верил в него.

– А я до сих пор верю, – Мэган поднялась и серьёзно взглянула на брата. – Кстати, прекрати крутить телефон в руках, и позвони уже, кому хочешь.

– Никому я не хочу звонить, – Джаред с недоумением поглядел на сотовый, который, действительно, теребил в пальцах. – Да и поздно уже.

– Ну, как знаешь, – привстав на мысочки, Меган поправила покосившегося ангела на макушке ели. – Только не забудь, что в Рождество случаются чудеса, – наклонившись, она поцеловала Джареда в щёку и ушла.

Джаред посмотрел ей вслед, взглянул на старого ангела с серебряными крыльями, а затем перевёл взгляд на свой телефон. Боясь передумать, он набрал номер.

– Алло, – судя по бодрому голосу, Дженсен ещё не спал.

– Привет, – выдохнул Джаред. – Я решил ещё раз тебя поздравить. На словах. Так что – с Рождеством. Желаю тебе всего самого наилучшего.

– Спасибо, – ответил Дженсен. – Я тебя тоже поздравляю.

– Я ещё хотел сказать, – Джаред глубоко вдохнул, – моё признание тогда, у больницы, это правда, и я хочу с тобой встречаться.

Дженсен молчал – слышно было лишь его приглушённое дыхание.

– Дженс, милый, ты скоро? – донёсся до Джареда голос Марлен.

– Иду, – крикнул Дженсен, а потом еле слышно шепнул в трубку: – Джаред, ты мне очень нравишься – даже очень-очень – но только как друг. Пойми, мы оба мужчины… Я уважительно отношусь к геям, но для себя считаю такие отношения неприемлемыми. Прости, что не могу ответить тебе взаимностью. Спокойной ночи, – и в трубке раздались короткие гудки.

– Спокойной, – швырнул на журнальный столик телефон Джаред и, перевернувшись на живот, уткнулся лицом в пушистый ворс ковра.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

На следующий день Джаред, сославшись на то, что хочет отоспаться хотя бы на каникулах, и носа не казал из своей комнаты до самого полудня. Лиза валялась рядом с ним на кровати, листаля журнал.

– Как думаешь, – наконец спросила она, – твоя мама подслушивает, чем мы тут с тобой сейчас занимаемся?

– Наверняка, – лениво отозвался Джаред – настроение было паршивое и какое-то апатичное.

– Может, пружинами поскрипеть или кроватью о стену постучать? – хихикнула Лиза.

– Слушай, ты всегда такая неуёмная? – покосился на неё Джаред.

– Бу-бу-бу, – Лиза состроила гримасу и уткнулась обратно в журнал. – Я всего лишь предложила.

Когда они спустились к обеду, вся семья Падалеки уже собралась за столом.

– Как вкусно пахнет, – принюхалась Лиза. – Шерон, вы потрясающе готовите: ничего вкуснее я в своей жизни не ела, – она присела на стул.

– Подлиза, – буркнула Меган, и Джаред дёрнул её за убранные в высокий хвост волосы. – Ау!

– Я ещё долго буду вспоминать ваш картофельный салат, – не обратила на Мэган никакого внимания Лиза. – Жаль, что мне уже сегодня нужно уехать.

– Так скоро? – расстроилась миссис Падалеки. – Лиза, милая, но к чему такая спешка? Оставайся ещё на несколько дней.

Лиза с сожалением посмотрела на запечённую курицу, затем метнула взгляд на Джеффа, потом – на сидевшего рядом Джареда, который из-под стола показывал ей кулак, и мужественно отказалась:

– Простите, Шерон, мне очень понравилось у вас, честно, но я обещала маме приехать сегодня. После недавнего развода она чувствует себя немного потерянной в праздники.

– Это ужасно, – сочувственно покачала головой миссис Падалеки.

– Спасибо, – Лиза взяла тарелку Джареда, в которую положила картофельный салат, овощи и куриную ножку: – Милый.

– Благодарю, любимая, – Джаред с благоговением принял из её рук тарелку и мысленно поздравил себя с дебютом. – Пап, одолжишь мне машину, чтобы проводить Лизу в аэропорт? – повернулся он к мистеру Падалеки.

– Конечно, – кивнул тот.

– А ещё я обещал заехать к друзьям, так что вернусь, скорее всего, только завтра, – спохватился Джаред.

– Ничего страшного, пообщайся с друзьями, – разрешила миссис Падалеки, и Мэган принялась хихикать в кулак.

Изображение

– Лиз, спасибо тебе огромное, – сказал Джаред, ставя чемодан с наклеенной биркой «NY» на движущуюся ленту аэропорта. – Ты спасла мою задницу. Надеюсь, телефон Джеффа ты заполучила?

– Ещё бы, – Лиза помахала у него перед носом бумажкой, с записанным на ней номером. – Джефф сказал, что он встречается только с теми девушками, которых интересует хирургический скальпель – я вначале расстроилась, а потом поняла, что это комплимент.

– Ну, у Джеффа весьма специфическое чувство юмора, – хмыкнул Джаред. – Профессиональное. Ладно, мягкой посадки.

– Смотри не сделай ничего такого, о чём будешь впоследствии жалеть, – Лиза чмокнула его в щёку и направилась к стойкам паспортного контроля.

Посмотрев ей в след, Джаред достал сотовый и набрал номер Росса.

– Я решил принять твоё приглашение, – сказал он, когда тот снял трубку.

– Отлично! – воскликнул Росс. – Я сам только что прилетел и пока ещё в Карнс Сити решаю кое-какие дела. Ты на машине? Сможешь меня забрать?

– Да, конечно, часа через два-два с половиной буду, – прикинул Джаред.

– Хорошо, тогда подхвати меня у городского офиса шерифа. Это пересечение проспектов Западная Карвет и Северная Панна-Мария.

– Договорились, – Джаред крутанул автомобильный брелок с ключами на пальце и убрал телефон.

До Карнс Сити он добрался быстрее, чем планировал – дороги были пустые, но Росс уже ждал его, спрятавшись от сильных порывов ветра под козырёк бакалейной лавки. Джаред посигналил ему.

– Классная тачка, – Росс сел на переднее сидение и улыбнулся: – Предпочитаешь ретро-автомобили?

– Это отца, – Джаред любовно погладил старый пластик приборной панели. – Я на этой машине ещё девушку перед выпускным балом забирал.

– А потом вы обновили заднее сидение, – Росс обернулся с таким видом, будто оценивал, уместился бы Джаред сзади или нет.

– Думаю, заднее сидение ещё Джефф обновил, если не мама с папой. И я не хочу об этом думать, – поморщился Джаред. – Показывай, куда ехать.

– Второй поворот направо, а дальше прямо до самого утра, – рассмеялся Росс.

– Куда? – не понял Джаред.

– Это адрес Питера Пена в страну детства Нетинебудет. Ты что, не читал? – с какой-то жалостью спросил Росс.

– Может, мама в детстве читала – я уже и не помню, – Джаред вырулил на шоссе. – А более реальный адрес у тебя есть?

– Есть. Пока езжай прямо – нам надо выбраться из города, – Росс уставился в окно.

Изображение

Ранчо Эклзов и вправду находилось на самом отшибе. Джаред долго петлял в сгущавшихся сумерках по узким грунтовым дорогам, вившимся между бесконечными полями, обнесёнными деревянными изгородями. Машину подбрасывало на каждом ухабе, отчего она жалобно дребезжала.

– Приехали, – наконец объявил Росс, указывая вправо, и Джаред свернул в распахнутые настежь ворота.

Когда он остановился у небольшого дома – как и говорил Дженсен, построенного в колониальном стиле – из стоявшей рядом будки, глухо ворча, выбрался большой всклокоченный пёс. Наклонив косматую голову, он не спеша двинулся к машине, скалясь и принюхиваясь.

– Кажется, нам здесь не рады, – Джаред, повернувшись к Россу, указал на собаку, но в этот момент дверь дома распахнулась, и из него выбежала пожилая женщина.

– Кыш, проклятый, – огрела она пса кухонным полотенцем. – Хозяин приехал, не видишь что ли? Добрый вечер, мистер Эклз, – приветливо улыбнулась она.

– Добрый вечер, Ханна, – Росс вышел из машины. – Рад тебя видеть. Познакомься, это мой друг – Джаред. Джаред, это Ханна, жена управляющего.

– Здравствуйте, – махнул рукой в знак приветствия Джаред и спросил у Росса: – Куда машину припарковать?

– Поставь за домом, – велел Росс. – У нас в гараже места нет.

Джаред отогнал машину, а когда вернулся, увидел, что к Россу подошёл седовласый мужчина в ковбойской одежде, и они наперебой с Ханной что-то рассказывали ему.

– Джаред, это Кит, наш управляющий.

Кит крепко пожал ему руку, и Джаред улыбнулся в ответ.

– Идёмте в дом, – предложила Ханна.

– Ты без вещей? – взглянул на Джареда Росс.

– Я ненадолго. Мама меня отпустила только на ночь, – как можно более серьёзным тоном сказал Джаред.

– Послушные сыновья в наше время такая редкость, – повздыхала Ханна. – Мальчики, поторопитесь, ужин стынет.

– Ба, – выскочила на крыльцо девушка лет шестнадцати, – Галактика стащила со стола око… – она замерла, во все глаза глядя на Джареда, и тихо закончила, – … рок. Добрый вечер.

– Здравствуй, Майли, – усмехнулся Росс, переводя взгляд с неё на Джареда и обратно.

– Мистер Эклз, – стушевался Кит, – я не успел вас предупредить: сын с невесткой уехали на праздники в Мексику, а Майли нам подкинули. Надеюсь, вы не против?

– С чего бы мне быть против, – прищурился Росс. – Майли, это мой друг, Джаред. И не смотри на него взглядом Бэмби: он преподаёт физкультуру в школе, поэтому таких девчонок, как ты, у него человек сто, причём на них надето гораздо меньше одежды.

Майли вспыхнула, а Ханна поджала губы:

– Немедленно иди в свою комнату, юная леди.

Майли откинула назад заплетённые в тугую косу волосы, развернулась на каблуках и с достоинством прошествовала в дом. Все остальные последовали за ней. Замешкавшемуся в холле Джареду Майли успела шепнуть на ухо:

– А Галактика – это моя кошка, – и убежала.

Изображение

После ужина Росс предложил Джареду покататься на лошадях.

– Нет уж, спасибо, – испугался Джаред. – Я верхом на лошади сидел один-единственный раз в жизни. Мне тогда лет пять было – отец отвёз нас с Джеффом на ярмарку и решил развлечь таким образом. Кажется, я плакал. Да и за окном темень хоть глаз выколи.

– Брось, поехали, – начал уговаривать его Росс, – мы же техасцы: верховая езда у нас в крови. Тебе понравится, обещаю. Здесь лошади спокойные – с ними и ребёнок справится. А ночи сейчас светлые: луна яркая и звёзд много.

– У меня ноги будут волочиться по земле, – предпринял последнюю попытку Джаред.

– Не будут, – отрезал Росс и направился к двери, показывая, что спор окончен.

Джареду ничего не оставалось, как пойти следом.

Отыскав Кита, Росс попросил его оседлать двух лошадей.

– Вообще-то у нас тут человек двадцать работает, но сейчас все разъехались по домам на праздники, – пояснил он Джареду. – Идём, тебя надо переодеть. Не думаю, что кроссовки подходящая обувь для верховой езды.

Двадцать минут спустя, Джаред стал несчастливым обладателем поношенных сапог, ковбойской шляпы и недобро поглядывавшего на него рослого пегого коня.

– Подсадить? – предложил Росс.

– Я сам, – гордо отказался Джаред.

– Как знаешь, – Росс лихо вскочил в седло и похлопал свою лошадь по шее. – Хорошая девочка.

Вставив правую ногу в стремя, Джаред попробовал перекинуть левую через седло, однако это оказалось не так легко, как выглядело в вестернах. Росс делал вид, что не обращает внимания на мучения Джареда, хотя кусал губы от смеха. Джаред разозлился: даже конь, повернув морду, с презрением смотрел на него.

– Поглядел бы я, как ты гарцуешь по паркету во время баскетбольного матча, талисман недоделанный, – шепнул ему Джаред. – Чучело.

Конь недобро всхрапнул.

– Ты там что, с лошадью разговариваешь? – поинтересовался Росс.

– Нет, – Джареду наконец-то удалось, вцепившись в луку, кое-как подтянуться и сесть в седло.

– Тогда поехали, Малыш Билли*, – Росс пришпорил свою лошадь, а затем свистнул коню Джареда, и тот – о чудо – послушно пошёл за ним.

– Круто, – восхитился Джаред, стараясь удержать равновесие.

– Поводья подбери, – усмехнулся Росс.

– Погоди, а Дженсен что, тоже умеет ездить верхом? – спросил Джаред.

– А то как же, – кивнул Росс.

– Никогда бы не подумал, – Джаред кое-как разобрался с поводьями и рискнул посмотреть по сторонам – впрочем, мало что увидел.

Они ехали молча: Росс, нахмурившись, думал о чём-то своём, а Джаред прилагал все силы, чтобы не выпасть из раскачивавшегося под ним седла.

Жухлая трава шелестела под копытами, а пасшиеся стада Джаред так и не запреметил – то ли не разглядел, то ли их вовсе не было. Когда они доехали до ограды, Росс сказал:

– У нас мало земли – отец всегда делал ставку на качество, а не количество: племенные коровы и лошади, лучшие корма. В принципе, он оказался прав, – Росс вздохнул и указал вправо, где что-то поблёскивало в свете луны: – Видишь, речка течёт? Вот сюда-то мы с Дженни и сбегали постоянно. Там была небольшая заводь, поросшая высокой осокой – мы в ней прятались.

– Дженсен никогда не приезжает на ранчо? – спросил Джаред.

– Нет, – натянув поводья, Росс направил лошадь в обратную сторону – вдали виднелись огни построек. – Как в девятнадцать лет уехал отсюда, так с тех пор ни разу не был. Не заехал, даже когда мы в Карнс Сити родителей хоронили. Вообще я и сам стараюсь сюда без крайней нужды не приезжать, – он замолчал и до самого дома больше не проронил ни слова.

Когда они вошли в гостиную, то увидели Майли, ползавшую по полу и шарившую рукой под диваном.

– Галактика куда-то пропала, – пожаловалась та. – А вдруг она выбежала на улицу и заблудилась в темноте.

– Заблудилась, как же, – утешил её Росс. – Вернётся твоя кошка, вот увидишь. Да и скорее всего она вообще в каком-нибудь шкафу спит.

Майли поднялась на ноги и расстроенно посмотрела на Джареда.

– Так, – подойдя к бару, Росс вынул оттуда бутылку виски и два стакана, – идём ко мне, – кивнул он Джареду. – В собственном доме в одиночестве не побудешь.

– Не переживай, – Джаред подмигнул Майли и направился вслед за Россом.

В комнате они расположились прямо на полу, привалившись спинами к кровати. Росс, свинтив крышку, разлил виски по стаканам и залпом опрокинул свой:

– Сегодня мы точно напьёмся.

– Уверен? – засмеялся Джаред. – А то нам обычно что-то мешает.

– Уверен, – Росс налил себе ещё. – Ненавижу это место. Вначале продать хотел –мне, и Дженни ранчо без надобности. Но, знаешь, как будто держит что-то, хотя мы оба были здесь несчастны. Впрочем, Дженни доставалось гораздо больше моего.

С одной стороны, Джаред не хотел разговаривать о Дженсене, но с другой – наоборот, тянуло:

– Всё было настолько плохо?

– Ты даже не представляешь, – Росс, всё ещё державший бутылку виски, хлебнул прямо из горла. – Я думал, он хотя бы теперь сможет жить нормально, но нет: нашёл себе эту пронырливую девицу, которую не интересует ничего, кроме его денег, и пытается играть в послушного маленького натурала.

– Как это? – Джаред от удивления даже стакан до рта не донёс.

– А ты что, всерьёз думаешь, что Дженни не гей? – выделил голосом отрицательную частицу Росс.

– Эм… да, – Джаред всё-таки выпил виски. – А разве нет?

Росс фыркнул:

– Сам посуди: Марлен у Дженсена первая девушка, с которой он встречается. Чёрт, я даже более чем уверен, что она у него первая и в сексуальном плане – и это в его-то возрасте! Они несколько лет вместе, но никак не найдут общий язык. Марлен всё ещё с ним лишь потому, что надеется, он станет известным писателем или сценаристом. А Дженсен вцепился в неё, как клещ, потому что так он чувствует себя нормальным – с точки зрения нашего отца – и может мечтать о семье, детях, собственном доме. Он живёт в мире иллюзий.

– Можно подумать, что натуралы никогда не испытывают трудностей в общении с противоположным полом, – недоверчиво покачал головой Джаред. – Дженсен же типичный фрик, заучка, логично, что ему не везло с девушками.

– Ты просто не всё знаешь, – Росс откинул голову на кровать и заговорил в потолок: – Когда я в тринадцать лет сказал родителям, что гей, они сильно испугались: решили, раз мы с Дженни близнецы, значит, он тоже «бракованный». И надумали, пока тот не успел определиться со своей ориентацией, устроить ему профилактику. Дженни посещал школьного психолога, где ему вправляли мозги, воскресную школу и индивидуальные проповеди пастора, который рассказывал, что мужеложство – страшный грех, за который немедленно попадёшь в геенну огненную, ездил на каникулах в специальные лагеря. И так несколько лет подряд. В конце концов, из нормального подростка он превратился в забитое, запуганное, ненавидевшее себя создание с кашей вместо мозгов. Его даже одноклассники в школе обходили по дуге.

– Оу, – отобрав у Росса бутылку, Джаред приложился к ней.

– Дженни всегда хотел заслужить любовь отца и матери, но наш отец вообще не был способен на проявление чувств, а мать… – Росс поморщился, – ну, в общем, думаю, она нас ненавидела, потому что считала виноватыми в смерти Мак.

– Как так? – Джаред вернул бутылку Россу.

– Родители никогда особо за нами не следили – им было некогда – и мы делали, что хотели. Когда Мак исполнилось семь, Дженни потащил её с нами на реку купаться. Она была трусиха и жутко боялась воды, но Дженни решил научить её плавать. Ранчо находится в низине, поэтому течение здесь быстрое. В общем, – Росс помрачнел, – Мак подхватило и начало уносить, у Дженни не хватило сил её вытащить, а я в это время был на берегу. Тело сестры нашли только через пару дней. Зная, насколько Дженни боится мамы, я сказал, что смерь Мак – моя вина. Но мать после этого случая, уже больше никогда не относилась к Дженни – и уж тем более ко мне – как прежде. Она практически перестала с нами общаться, когда думала, что мы не замечаем – смотрела с ненавистью. Мак была её любимицей, – Росс помолчал. – Думаю, мама до самой смерти так нас и не простила.

Джаред не знал, что сказать, поэтому просто разлил виски по стаканам и протянул один Россу – тот выпил:

– Когда мы окончили школу, я подал наши с Дженни документы в Университет, и мы уехали отсюда. Я смог увезти брата с ранчо, но не смог – от проблем и комплексов. Дженни ненавидел это место и не хотел здесь жить, но лет с шестнадцати отец внушал ему, что всё делает на ранчо ради него – наследника. Оставлять свои земли нерадивому сынку-гею он, естественно, не собирался, поэтому после смерти отца всё должно было перейти к Дженни. Но когда тот уехал, отец понял, что больше не сможет контролировать его. Он, конечно, постоянно звонил нам, спрашивал, не собирается ли Дженни жениться, пытался вернуть уговорами и угрозами. Но я не разрешал Дженни поддаваться на эти провокации. А однажды после особо крупной ссоры между ним и родителями те поехали в город. Отец, видимо, сильно нервничал. Отвлёкшись от дороги, он потерял управление, и машину вынесло прямо под встречную фуру. Когда Дженни узнал об этом, он решил, что смерть родителей тоже его вина.

– Бред, – помотал головой Джаред.

– И я так считаю, – согласился Росс. – А Дженни тогда убедил себя, что должен во что бы то ни стало жениться – вроде как исполнить последнюю волю отца – ему как раз и Марлен подвернулась, – Росс со злостью пнул ногой прикроватную тумбочку. – Надеюсь, когда-нибудь Дженни встретит парня, который полюбит его по-настоящему и научит любить в ответ, покажет, что гомосексуализм – это не грех и грязь, а нормальные отношения, ничем не отличающиеся от отношений между мужчиной и женщиной, поможет принять себя.

– То есть ты даже не допускаешь мысли о том, что можешь ошибаться насчёт его ориентации? – уточнил Джаред.

– Слушай, мы братья-близнецы, – закатил глаза Росс. – Я знаю Дженни лучше, чем он сам. Я чувствую, он несчастен с Марлен, он не любит её.

– А мне показалось, он так нежно к ней относится, – недоверчиво сказал Джаред.

– Что ты хочешь от человека, который большую часть своего жизненного опыта почерпнул из книг? – приподнял бровь Росс. – Иногда я пытаюсь поговорить с ним на тему ориентации, но Дженни тут же захлопывается. Понимаю, я дурной пример: случайные связи, склонность к алкоголизму, попытки суицида. Знаешь, будь я на его месте и терпи себя рядом, тоже решил бы стать убеждённым натуралом, – Росс с сожалением покрутил в руках бутылку: – Виски кончились. А я, кажется, уже встать не в состоянии.

– Погоди, – Джаред поднялся, но, пошатнувшись, тут же рухнул на кровать. – Кажется, на сегодня нам достаточно. Потолок кружится – я так со школы не напивался.

– Мне лучше знать, когда достаточно, а когда нет, – Росс завозился на полу, подтянулся, ухватившись руками за матрас, вскарабкался на кровать и вдруг оказался очень близко к Джареду, горячий и какой-то шальной.

Росс откинул ему с лица упавшую прядь волос, провёл пальцами по щеке и подался вперёд.

Джаред напрягся, но в голове было пусто и легко – легко целовать в ответ податливые мягкие губы, легко пытаться сжать в кулаке короткие пряди волос, легко, скользнув рукой под рубашку, трогать пальцами горячую кожу. Легко представлять на месте Росса Дженсена. Осознание накатило чуть позже, когда встать и уйти было уже глупо. Джаред задыхался от омерзения к самому себе, от чувства гадливости и неправильности всего происходившего, но был вынужден признать – Росс оказался хорош.

Изображение

Наутро Джаред проснулся в кровати один и долго лежал, думая, что надо встать, найти Росса и попытаться ему всё объяснить. Знать бы ещё, какие слова подобрать. Из-за количества выпитого накануне раскалывалась голова.

Когда Джаред, наконец, умывшись и одевшись, вышел в гостиную, Росс сидел за столом, перебирая какие-то бумаги – рядом стоял Кит.

– Доброе утро, – даже не обернулся на Джареда Росс. – Иди позавтракай – Ханна варит потрясающий кофе. Прости, не смогу составить тебе компанию, надо разобраться кое с чем. Ты ведь скоро поедешь домой? Подбросишь меня до Карнс Сити?

– Конечно, – пробормотал Джаред и поплёлся на кухню.

За столом сидела Майли и тискала кошку.

– Я вижу, твоя Галактика нашлась? – Джаред налил себе кофе из стоявшего на плите кофейника и сделал бутерброд с ветчиной.

– Ага, – Майли чмокнула кошку в нос. – Она забралась в кладовку.

Джаред опустился на стул и с наслаждением отхлебнул кофе.

– А вы тоже в Нью-Йорке живёте? – пододвинулась ближе к нему Майли.

– Да, – у Джареда не было никакого желания общаться.

– А я с родителями в Сан-Антонио живу, – доложила Майли.

– Мои родители тоже там живут, – зачем-то сказал Джаред, о чём тут же пожалел.

– А вы часто их навещаете? А можно мы с вами встретимся, когда вы в следующий раз приедете? А можно я вам напишу сообщение? А можно я… – затараторила Майли.

– На, – Джаред, у которого начало звенеть в ушах, протянул ей сотовый, – запиши мне свой номер. Если смогу, я тебе позвоню.

Майли просияла и принялась возиться с телефоном, а Джаред в тишине допил кофе.

Потом они с Россом быстро собрались, сели в машину и уехали.

Пока Джаред думал, как бы начать непростой разговор, Росс спросил:

– Ты скоро улетаешь в Нью-Йорк?

– Ну, – Джаред поправил зеркало заднего вида, – мама надеется, я встречу Новый год здесь. Но Джефф улетает в Лос-Анджелес уже завтра, Мэг с подружками тоже куда-то едут, а я не хочу оставшееся до конца каникул время один мариноваться в Сан-Антонио в компании мамы и тёти Мериэтты.

– Да уж, звучит незаманчиво, – согласился Росс. – Везёт тебе – я здесь недели на две застрял. Кит, конечно, хороший управляющий, но иногда дела требуют моего личного присутствия. Всё-таки, видимо, надо появляться на ранчо чаще, чем раз в год.

– Ага, – поддакнул Джаред, занятый совсем другими мыслями.

– А сразу отсюда я поеду в тур по Америке с презентацией моей новой книги, – прищурившись, посмотрел на него Росс. – Почти месяц буду болтаться по всем штатам за исключением Аляски. Так что раньше февраля в Нью-Йорк не вернусь.

– Правда? – Джаред наконец-то выбрался с грунтовой дороги на нормальное шоссе и прибавил газу.

– Да, так что ты там присматривай за Дженни, – попросил Росс.

– Конечно, – кивнул Джаред, а про себя добавил: «Если Дженсен ещё подпустит меня к себе, а не с воплями сбежит куда подальше».

Они помолчали.

– Мне показалось, ты хотел о чём-то со мной поговорить, – сказал Росс.

– Нет, – малодушно соврал Джаред.

Он понимал, что лучше расставить все точки над «и» прямо сейчас, но искушение отложить неприятный разговор на потом было слишком велико.

– Ладно, – обернувшись, Росс взял с заднего сидения папку с бумагами. – Высади меня, пожалуйста, на автобусной остановке – дальше я доберусь сам. Счастливо, Джаред.

– Удачи, – Джаред остановил машину, дождался, пока Росс выйдет, а затем вдавил педаль газа с такой силой, что задние колёса прокрутились, стирая шины об асфальт.

Глядя на отражение удалявшейся фигурки Росса в зеркале заднего вида, Джаред чувствовал себя настоящей скотиной.
____________________
* Малыш Билли – (англ. Billy the Kid) – американский преступник, один из символов Дикого Запада.

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Оставшиеся дни каникул Джаред провалялся на диване перед телевизором. Друзей у него в Нью-Йорке не было, а со случайными знакомыми он давно уже не поддерживал отношения, и казалось нелепым напомнить им о своём существовании теперь, тем более в праздники, когда все предпочитали проводить время со своими близкими. В конце концов, Джаред не выдержал и, позвонив Дайрону, предложил позвать ребят поиграть в баскетбол. Дайрон, естественно, согласился с радостью, но Джаред от этого менее паршиво себя чувствовать не стал, поэтому вздохнул с облегчением, когда началось новое учебное полугодие.

Первая неделя, как это часто бывает, пролетела незаметно. Дженсена Джаред видел редко: тот окопался в своём кабинете, на ланч не ходил, на работе засиживался допоздна. Джаред несколько раз собирался заглянуть к нему, но постоянно появлялись срочные дела, требующие его безотлагательного вмешательства. Правда, в конце недели Джаред во время тренировки отозвал Ламарда в сторону и спросил, как проходят дополнительные занятия с мистером Эклзом, на что Ламард в ответ лишь с недоумённым видом пожал плечами, мол, нормально.

На следующей неделе, во вторник, рассерженная Лиза влетела к Джареду в кабинет и, усевшись на стол, мрачно сказала:

– Джаред, я тебя ненавижу! Теперь каждый раз, когда я вижу Фрика, меня так и подмывает всем обо всём рассказать. Кстати, что с ним происходит?

– А что с ним происходит? – нахмурился Джаред.

– Ну, в последние дни он выглядит мрачнее и рассеяннее обычного, если это, конечно, возможно, – Лиза удивлённо взглянула на него. – Вы что, сейчас не общаетесь? Джаред, не заметить подавленное состояние Фрика может только слепой!

– Я был занят всю прошлую неделю, – уклончиво ответил Джаред. – У нас на носу матчи Первенства штата, ты же знаешь.

–Значит, не общаетесь, – сделала вывод Лиза. – Спорим, в этом виноват именно ты.

Джаред насупился.

– Знаешь, – задумчиво протянула Лиза, – раньше я всегда удивлялась, почему у тебя нет девушки, ну, или, – она хихикнула, – парня. А потом поняла – ты трус.

– Почему это? – оскорбился Джаред.

– Трус, самый настоящий трус! – припечатала Лиза. – Отношения – это ответственность. А ты боишься ответственности за свои поступки и предпочитаешь, чтобы в любой ситуации их исход за тебя решали другие. Вначале сделаешь – потом подумаешь и прячешься в кусты, где можешь отсиживаться вечно. Не знаю, что произошло между тобой и Эклзом, но ему сейчас, кажется, очень нужна дружеская поддержка, а кроме тебя у него никого нет.

– У него есть Марлен, – буркнул Джаред.

– Ты как ребёнок, честное слово, – покачала головой Лиза. – Давай, будь мужиком и… – она вскинула вверх руку с зажатым кулаком, – сделай уже что-нибудь. Хватит здесь сидеть! – Лиза встала и удалилась с одухотворённым видом.

Джаред разозлился и пошёл к Дженсену, решив, что пусть уж лучше тот пинком под зад выставит его из кабинета, зато Лизе он потом сможет сказать, что в данной ситуации сделал всё возможное.

Дженсен сидел за столом и проверял домашние задания. Впрочем, судя по его расфокусированному взгляду, в этот момент он думал о чём угодно, только не о лежавшим перед ним эссе.

– Привет, – подойдя к столу, Джаред остановился и засунул руки в карманы. – Как жизнь?

Дженсен отложил ручку в сторону, горько усмехнулся неизвестно чему и сказал:

– Марлен выходит замуж.

– Эм… – сделав шаг назад, Джаред упёрся поясницей в парту. – В смысле, не за тебя что ли?

– Нет, – убитым голосом сказал Дженсен. – За какого-то Марка, начальника подразделения у неё на работе. У них скоро свадьба – я так понимаю, Марлен давно с ним роман крутила.

– Слушай, – у Джареда от радости внутренности сделали кульбит, – это, конечно, совсем не те слова, которые ты хочешь сейчас услышать, но оно и к лучшему. Марлен не та девушка, которая нужна тебе.

– Видимо, – даже не стал спорить Дженсен. – Уходя, она сказала, что я бесперспективный идиот. Вы с Россом оказались правы: Марлен были нужны от меня только деньги.

– Тогда чего ты киснешь? – беспечно сказал Джаред. – Радоваться надо!

– Ты не поймёшь, – Дженсен поморщился и снова уткнулся в эссе.

– Так, а ну-ка дай сюда, – Джаред, не обращая внимания на возмущённый возглас Дженсена: «Ты что делаешь?!» – сгрёб листы с домашними заданиями в кучу и запихал их в ящик стола. – Идём!

– Куда? – испугался Дженсен.

– Увидишь, – загадочным тоном сказал Джаред. – А то ты скоро здесь мхом порастёшь, – и направился к двери.

Он привёл Дженсена в физкультурный зал и, затолкав в свой кабинет, приказал:

– Раздевайся! Пиджак, галстук, рубашку – всё снимай.

Дженсен, разинув рот от удивления, похлопал ресницами.

– Ты чего застыл? – Джаред снял с него очки и положил их на стол. – Тебе помочь что ли? – ловко расстегнув пиджак Дженсена, он сдёрнул его и, швырнув на стул, принялся развязывать тугой узел галстука.

– Ты что делаешь? – наконец спросил Дженсен.

– Раздеваю тебя, – галстук полетел вслед за пиджаком. – А на что это ещё похоже? – Джаред сосредоточенно расстёгивал мелкие пуговицы рубашки, дурея от осознания того, что сейчас делает.

– Тренер, – в кабинет ввалился Дайрон и застыл на пороге.

– Это вовсе не то, о чём ты сейчас подумал, Дайрон, – Джаред выдернул полы рубашки Дженсена из-под пояса брюк.

– Да я вообще ни о чём не подумал, – голос Дайрона дал петуха. – Нет, если бы я, конечно, не знал вас так давно, тренер, то решил… Впрочем, нет, ничего бы я не решил. И вообще это всё не взаправду. Я заснул на уроке и мне снится сон, – развернувшись, он вышел. – Мне снится сон… – донёсся из-за дверей его голос.

– Может быть, ты уже объяснишь мне, что происходит? – Дженсен, отмерев, с силой оттолкнул Джареда, который пытался снять с него рубашку.

– Погоди, – порывшись в шкафу, Джаред достал баскетбольную майку с эмблемой «Бродячих котов» и протянул её Дженсену:

– Мы будем играть в баскетбол.

– Я не умею, – Дженсен попытался застегнуть рубашку, но Джаред перехватил его запястье.

– Никогда не поздно научиться. Понимаешь, в жизни всё сложно, а в баскетболе – просто: есть ты, есть соперник и есть мяч, который надо забросить. Хочешь, считай это моей запатентованной терапией по выходу из депрессии.

– Бред какой, – возразил Дженсен, но майку всё же взял. – Да и нет у меня никакой депрессии.

– Тем лучше для тебя, – Джаред, выкатив ногой из-под стола свой любимый старый потёртый мяч, поднял его. – Переодевайся, – и вышел в физкультурный зал.

Дженсен появился минутой позже – баскетбольная майка, доходившая ему почти до колен, и брюки смотрелись комично.

– Отлично выглядишь, – Джаред лениво чеканил мяч об пол.

– Чувствую себя идиотом, а ведь мы даже ещё играть не начали, – Дженсен одёрнул подол майки.

– Свисток, – Джаред швырнул Дженсену мяч, но тот вместо того чтобы поймать его, почему-то отшатнулся в сторону. – Эй, мы не в вышибалы играем, – возмутился Джаред.

– Привычка со школы, – Дженсен нагнулся за мячом. – Что теперь?

– Попробуй забросить в кольцо, – посоветовал Джаред.

Дженсен попробовал – у Джареда язык не повернулся охарактеризовать его попытку даже как «мимо».

– Мда-а-а, – задумчиво протянул он. – Возможно, пристрелить тебя сразу было бы гуманнее, но мы не ищем лёгких путей. Давай-ка ещё раз, – подобрав мяч, Джаред сделал Дженсену пас – на этот раз тот его поймал.

После пяти не слишком удачных бросков Джаред понял, что пора переходить от практики к теории.

– Ты всё делаешь неправильно, – подошёл он к Дженсену. – Во-первых, смотреть надо на кольцо, а не на мяч. Во-вторых, нельзя бросать обеими руками. Запомни: одна ведёт, другая придерживает. Давай, правую ногу выстави чуть вперёд – ты же переносишь на неё вес при движении – колени чуть согни. Клади мяч на ладонь. При этом твои средний и указательный пальцы должны быть направлены назад, в противоположную сторону от кольца. Зато локоть, наоборот, должен смотреть прямо на него, а трицепс находиться параллельно паркету. Левой ладонью легонько придерживай мяч сбоку.

– Чего? – переспросил Дженсен.

– Дай покажу, – Джаред зашёл к нему за спину и, бессовестно прижавшись грудью к спине Дженсена, принялся выправлять положение рук.

Когда Джареду было четырнадцать, однажды он по дороге домой забежал к своему однокласснику Джиму, чтобы узнать задание по математике. Но тот с загадочным выражением лица привёл его в свою комнату и вытащил из тайника под полом старую видео-кассету с потёртой наклейкой и поцарапанным корпусом. На кассете оказалось порно с сюжетом. Во время одной из сцен холёный красивый мужчина учил играть в гольф темноволосую хрупкую девушку, одетую в коротенькую юбку и откровенный топ. Девушка, нагнувшись, призывно прижималась задницей к паху мужчины, и при замахе клюшкой поводила бёдрами из стороны в сторону. Мужчина же нежно поглаживал её по плечам, осторожно разворачивая в нужную позу. Для удара. Потом они, естественно, самозабвенно трахались на изумрудной зелени газона.

– Чушь, – сказал тогда Джаред, чем очень обидел Джима.

Правда, потом он ещё месяца три дрочил на эту картинку, но Джареду было всего четырнадцать, и это служило каким-никаким, но оправданием. А сейчас, когда Дженсен ёрзал в его почти-объятиях, пытаясь принять правильную стойку, и каждое его движение словно отдавало слабым разрядом тока в теле Джареда, он готов был взять свои слова обратно.

– Бросай мяч в корзину, – хриплым голосом велел он, отходя на пару шагов от Дженсена и пытаясь сосредоточиться. – Локоть при броске надо выпрямлять. Движение кистью резче – так мяч полетит выше и сильнее.

– Мне кажется, я безнадёжен, – вздохнул Дженсен. – К тому же я всё-таки плохо вижу без очков.

– Никто не безнадёжен, – утешил его Джаред. – Даже люди с ограниченными способностями играют в баскетбол. Ладно, давай ты просто попробуешь отобрать у меня мяч и провести его потом к корзине.

– Идёт, – согласился Дженсен.

Играть с ним оказалось классно. Дженсен втянулся на азарте – к тому же Джаред ему поддавался – и теперь, шумно дыша, бегал по площадке, пытаясь обыграть Джареда. Джаред, дразня, чеканил мяч перед самым носом Дженсена, но стоило тому сделать выпад, разворачивался, защищаясь корпусом, и, не успевавший вовремя затормозить, Дженсен несколько раз врезался в него. Но отбирал мяч он ещё смешнее: не обходил сбоку, а просто высовывал руки, пытаясь выбить мяч ладонью, практически обнимая Джареда. В один из таких моментов Джаред развернулся к Дженсену лицом и поднял мяч на вытянутой руке. Дженсен машинально задрал голову вверх, тяжело выдыхая и облизывая пересохшие губы, раскрасневшийся, горячий – Джаред еле удержал себя от того, чтобы ткнуться носом ему в висок, вдыхая острый запах. Его бросило в жар:

– Пожалуй, на сегодня хватит, – Джаред зашвырнул мяч в корзину.

Дженсен проводил бросок взглядом и прищёлкнул языком:

– Метко. С такого-то расстояния.

– Хочешь, приходи завтра, – Джаред с сожалением отстранился.

Дженсен утёр пот со лба:

– У тебя же тренировка после уроков.

– Приходи потом, – улыбнулся Джаред. – Ты всё равно чуть ли не ночуешь в школе. Придёшь?

– Приду, – Дженсен оттянул липнувший к вспотевшей коже ворот майки. – Если ты, конечно, не устанешь.

– Ну, обыграть тебя мне сил хватит всегда, – Джаред уцепился взглядом за капельку пота, поблескивавшую в ложбинке между ключицами Дженсена, и сглотнул. – Надеюсь, тебе полегчало.

Дженсен задумался и покачал головой:

– Кажется, нет.

– Ну, наверное, и не должно было, – пожал плечами Джаред. – Не так скоро, да?

– Всё равно, спасибо за всё, Джаред, – улыбнулся Дженсен.

– Знаешь, друзья зовут меня «Джей», – как можно более безразличным тоном сказал Джаред.

– Ну, если бы у меня были друзья, то, наверное, они звали бы меня «Дженс», – Дженсен подошёл к мячу, подобрал его и кинул Джареду.

– Мне нравится это сокращение, – кивнул Джаред. – Ладно, думаю, где душевые, ты знаешь. А я пока приберусь тут.

– Тебе помочь? – с готовностью предложил Дженсен.

Джаред представил, что потом им придётся идти в раздевалку вместе – воображение тут же услужливо подсунуло картинку обнажённого Дженсена под упругими струями горячей воды – и, засунув руки в карманы, быстро отказался:

– Спасибо, я сам. Мне всего-то маты перетаскать.

– Как знаешь, – развернувшись, Дженсен направился в кабинет за одеждой, а Джаред поплёлся складывать маты в аккуратную стопку.

Изображение

Теперь Джаред мог с чистой совестью приударить за Дженсеном: Марлен уже, скорее всего, попивала коктейли в компании загадочного начальника подразделения Марка где-нибудь на побережье Флориды, а из головы не шли слова Росса о том, что Дженсен, возможно, гей, просто он не хочет признаваться себе в этом. Джаред собирался расковырять раковину, в которой прятался Дженсен, за что и принялся с воодушевлением.

Ухаживать за парнями Джаред не умел: когда цепляешь на дискотеках партнёров на один – максимум два – раза, конфетно-букетный период опускается за ненадобностью. С Дженсеном они и в баскетбол играли, и в бары несколько раз сходили – почему-то позвать его в ресторан Джаред не отваживался – и достаточно много времени проводили вместе. Джаред чуть ли не кругами вокруг Дженсена носился, намекая, напоминая, преданно заглядывая в глаза – всё без толку. В конце концов, Джаред решил, что ему нужен неограниченный законный доступ в квартиру Дженсена, а вскоре как раз представился удачный повод.

Спустя пару недель после того, как Марлен бросила Дженсена, ранним субботним утром, Джаред вышел из своей квартиры, чтобы отправится на пробежку, и чуть не наступил на дрожавший крохотный чёрный комок шерсти, притулившийся на половичке. При ближайшем рассмотрении – а именно, поднятии за шкирку – комок оказался котёнком, покорно висевшим в руках Джареда и глядевшим на него зелёными глазищами.

«Как у Дженсена», – подумал Джаред и сказал:

– Ну, и что ты тут забыл?

Котёнок в ответ ожидаемо промолчал.

Джаред решил, что, скорее всего, тот сбежал из квартиры его сумасшедшей соседки-кошатницы, которая держала у себя пять или шесть истошно вопивших по утрам кошек. Нажав на кнопку звонока, Джаред ткнул котёнка в нос высунувшейся на лестничную клетку женщине и поинтересовался:

– Ваш?

– Нет! – та захлопнула дверь с такой силой, что чуть не прищемила Джареду руку.

Выматерившись, Джаред сунул котёнка за пазуху и, достав сотовый, набрал номер Дженсена.

– Ты любишь котов? – вместо приветствия сказал он в ответ на сонное: «Алло».

– Да. Нет. Не знаю, – пробормотал Дженсен. – Ты вообще о чём?

– Я сейчас приеду. Это важно, – проигнорировал вопрос Джаред.

– В семь часов утра? – охнул Дженсен.

– Ага, – и, не дожидаясь возражений, Джаред дал отбой.

Дженсен перезванивать не стал. Джаред расценил это, как приглашение в гости, поэтому, поправив пригревшегося за пазухой и переставшего дрожать котёнка, он направился к лифту.

Дорога до Бруклина по практически пустым улицам не заняла много времени, так что вскоре Джаред уже звонил Дженсену в домофон.

– Надеюсь, нас с тобой не выставят, – шепнул он котёнку, заходя в подъезд.

Дженсен встретил Джареда на пороге квартиры, раскрасневшийся со сна, какой-то всклокоченный, тёплый, уютно-домашний в смешных пижамных штанах. Джареду тут же захотелось сгрести его в охапку, отволочь обратно в постель, накрыться одеялом с головой и в жаркой, душной темноте…

– Доброе утро, – вернул его к реальности Дженсен. – Проходи. Что случилось? С кем-то из ребят несчастье?

Он выглядел таким взволнованным и озабоченным, что Джареду даже стало стыдно.

– Нет-нет, – быстро сказал он и вытащил из-за пазухи котёнка: – Вот. Держи.

Дженсен, приподняв брови, разглядывал «подарок» – котёнок целиком поместился на его ладони, только треугольный хвостик-морковка свисал вниз.

– Обнаружил его утром под дверью, – пояснил Джаред, – теперь думаю, куда пристроить. Я бы взял себе, но мне собаки больше нравятся. Вообще, никогда не мог найти общий язык с котами: они меня постоянно царапают. Возможно, это месть за то, что в детстве я привязывал консервные банки к хвосту соседской кошки. У Лизы – собака, осталась после того, как её бывший сбежал, прихватив из квартиры микроволновку и телевизор. Зато пса оставил. Том тоже навряд ли возьмёт себе это блохастое недоразумение.

– Тебе даже котят подбрасывают чёрных, – задумчиво пробормотал Дженсен, почёсывая «недоразумение» за ушком – котёнок тут же так громко заурчал, словно у него в животе находился моторчик. – Ладно, идёмте, я накормлю вас завтраком.

Джаред не заставил приглашать себя дважды и направился на кухню:

– Так ты его оставишь?

– Конечно, – Дженсен достал из холодильника молоко и налил в блюдечко. – Теперь я полностью соответствую образу старой девы, которая живёт в окружении книг и кошек, – рассмеялся он и поставил котёнка на пол: – Пей.

Котёнок потянул воздух тёмным носом, и смешно плюхнулся на попу, потому что у него начали разъезжаться лапы на скользком кафеле.

– Может, он не голоден? – предположил Джаред.

Дженсен покачал головой.

– Он просто ещё есть не умеет. Надо выкармливать из пипетки. Не помню, была ли у меня в аптечке…

– Я схожу куплю, – вызвался Джаред. – Я быстро. Где тут у тебя ближайшая аптека?

– Вверх по улице, минут десять ходьбы, – Дженсен поднял котёнка с холодного пола. – Тебя не затруднит?

– Ну, я вроде как чувствую за него ответственность, – усмехнулся Джаред. – Не скучайте, папочка скоро вернётся.

Кажется, Дженсен поперхнулся воздухом, но виду не подал.

Аптеку Джаред нашёл быстро и, купив с десяток пипеток, отправился обратно.

Наблюдая, как Дженсен кормит котёнка, ловко орудуя пипеткой, Джаред присвистнул:

– Сразу видно, что ты вырос на ранчо.

Дженсен помрачнел и опустил котёнка на длинноворсный ковёр гостиной.

– Как ты его назовёшь? – поспешил перевести тему разговора Джаред.

– Не знаю. Просто Кот, – Дженсен задумчиво наблюдал, как котёнок носился по полу, пытаясь поймать солнечные лучи.

А тот вдруг бросился к нему, с разбегу запрыгнув на ногу, крепко вцепился в штанину острыми коготками и принялся карабкаться вверх. Штаны, естественно, не выдержав такого веса, поехали вниз.

– Ай, – к огромному разочарованию Джареда Дженсен успел их поймать и туго затянул завязки, – проказник.

– Хорошая киса, – нагнувшись, Джаред отцепил котёнка от штанины, и тот сразу же цапнул его за большой палец. – Кусака.

– Надеюсь, скоро он захочет спать, – Дженсен зевнул.

– Что, ночь выдалась бурная? – спросил Джаред, почувствовав лёгкий укол ревности.

Взгляд Дженсена стал мечтательным:

– Я зачитался и забыл о времени.

– Намёк понял, – Джаред отдал ему котёнка и направился в холл.

– Ты извини, – Дженсен подал ему куртку, – но я, правда, сейчас не в состоянии общаться. Приходи завтра, навестишь нас с Котом.

– Обязательно приду, – обрадовался Джаред.

Изображение

На следующий день Джаред зашёл в зоомагазин и приобрёл несколько маленьких меховых мышек, громко пищавших при нажатии, а также длинную пластиковую палочку с бордовым пером и бубенчиком на конце.

– Это приданое, – пояснил он Дженсену, вручая бумажный пакет и упаковку пива, купленного в мини-маркете, располагавшемся на первом этаже соседнего дома.

Потом они сидели на диване в гостиной перед телевизором и лениво потягивали пиво – Дженсен из стакана, а Джаред прямо из горла. Рядом на ковре возился котёнок, гоняя лапой игрушечную мышку и периодически нападая на пальцы ног Джареда.

– Почему он тебя не кусает? – Джаред в очередной раз через носок потёр пострадавшее место.

– Может, твои пальцы аппетитнее? – предположил Дженсен, и от его взгляда у Джареда по позвоночнику пробежал холодок.

– Думаешь? – Джаред с ногами взобрался на диван и, чтобы уместиться, привалился спиной к боку Дженсена: – Пусть он теперь тебя грызёт.

Дженсен напрягся, но потом расслабился и отодвигаться не стал.

Когда всё пиво было выпито, Джаред решил не злоупотреблять гостеприимством, попрощался с Дженсеном и поехал домой. А вечером ему позвонил Росс, о существовании которого Джаред благополучно успел забыть.

– Я прилетаю во вторник на пару дней, – сообщил он. – А потом лечу по делам в Европу. Не хочешь встретиться?

– Я не могу, – соврал Джаред. – Моя команда вышла в Первенство штата, и у нас сейчас плотный график тренировок. Может быть, в другой раз. Ты звони, как вернёшься из Европы.

– Ок, – согласился Росс.

Повертев в пальцах телефон, Джаред пообещал себе, что обязательно поговорит с Россом по его возвращении.

Изображение

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

В первое воскресенье февраля Джаред купил для котёнка ошейник с бубенчиком и биркой, куда вписывался адрес владельца, и отправился к Дженсену. Он сомневался, что домашнему котёнку нужен ошейник, однако уже успел скупить все игрушки в зоомагазине, и ошейник оставался последним поводом, чтобы приехать к Дженсену в гости.

Дженсен сидел на диване в гостиной и пил виски – точнее сказать, не пил, а методично напивался.

– Что празднуешь? – Джаред сграбастал в охапку котёнка, гонявшего по полу крышку от бутылки, и попытался одеть на него ошейник.

– Я сегодня с утра видел Марлен, – мрачно отозвался Дженсен, глядя на безуспешные попытки Джареда заставить котёнка спокойно посидеть у него на коленях. – Они с Марком приезжали забрать кое-какие вещи и отдать хозяйке ключи. Оба такие довольные, влюблённые, прямо-таки светившиеся счастьем… – он потянулся за бутылкой, но Джаред, нагнувшись так резко, что котёнок с обиженным мяуканьем свалился на пол, успел первым схватить её за горлышко.

– Хватит! – разозлился он. – Я думал, что Марлен уже в прошлом.

– Я тоже так думал, – Дженсен со звоном поставил стакан на столешницу. – Отдай бутылку.

– Обойдёшься, – в подтверждение своих слов, Джаред отошёл к окну и опёрся поясницей о подоконник: – Дженс, я всё понимаю, но… но разве ты любил Марлен по-настоящему? Ты считал её умной, красивой, подходившей для воплощения в жизнь твоего гениального плана «жениться и обзавестись кучей детишек» – я всё это слышал от тебя не единожды, но ты ни разу не сказал, что любил её.

– А может, я считаю, что самые крепкие браки те, которые основаны на взаимовыгоде, – сухо сказал Дженсен.

– Не верю я, что ты так считаешь, – помотал головой Джаред. – Ты вырос на книгах: в них обычно пишут про любовь до гроба, а не про «взаимовыгоду». И жили они долго и счастливо, и умерли в один день, – с выражением продекламировал он.

Дженсен молчал. Джаред покосился на бутылку в своей руке, хлебнул виски из горла и, поморщившись, брякнул:

– Я всё знаю.

– Что знаешь? – приподнял брови Дженсен.

– Всё, – Джаред очертил бутылкой в воздухе круг. – Росс рассказал мне и про психологов, и про проповеди пастора, и про исправительные лагеря. Он считает, что на самом деле ты – гей. Только не хочешь признаться в этом самому себе.

– Боже, – Дженсен откинулся на спинку дивана и закатил глаза, – опять Росс со своими дурацкими теориями международного гетеросексуального заговора. Джаред, я не гей. А жениться хочу, потому что рядом должны быть люди, о которых хотелось бы заботиться, с которыми было бы легко и комфортно – однажды наступит день, когда и ты поймёшь эту простую истину – для меня это жена и дети. Я тебе уже говорил, что нормально отношусь к геям, но для себя считаю это неприемлемым.

– Конечно, – рявкнул Джаред. – Я бы тоже так считал, вбивай мне эту мысль в голову на протяжении шести лет.

– Прости, пожалуйста, но мне кажется, ты лезешь не в своё дело, – Дженсен подцепил ладонью вскарабкавшегося к нему на колени котёнка, перевернул его на спинку и принялся почёсывать живот, пропуская сквозь пальцы чёрную шёрстку – на Джареда он упорно не смотрел.

– Как скажешь, – разозлился Джаред. – Я пытаюсь тебе помочь, но раз ты не хочешь, то и не надо, – подойдя к журнальному столику, он поставил на него бутылку виски. – Можешь и дальше сидеть здесь в компании кота, напиваясь в одиночестве и купаясь в жалости к самому себе, можешь ходить по школе, прячась от окружающих за стёклами очков и своими дурацкими костюмами, боясь признать очевидное. Мне теперь всё равно, – развернувшись, он вышел из гостиной.

– Мне нечего признавать, – донёсся до него тихий голос Дженсена.

Джаред захлопнул входную дверь с такой силой, что с потолка осыпалась штукатурка.

Изображение

В понедельник Джаред был не в настроении куда-либо вылезать из физкультурного зала, однако во время большой перемены к нему зашёл Дженсен и позвал на ланч.

– Я хотел извиниться за вчерашнее, – он виновато опустил голову. – Кажется, я выпил лишнего, ну и…

– Ага, – машинально ответил Джаред, во все глаза смотревший на Дженсена, который был одет не в свой жуткий костюм, а нормальные брюки, рубашку и жилет – даже волосы зачесал не с идеальной аккуратностью. – Классно выглядишь.

– Спасибо, – Дженсен поправил очки. – Я решил, что в чём-то ты прав. К тому же, раз я теперь свободен, то как-то надо привлечь внимание противоположного пола.

– Ага, – повторил Джаред и вышел вслед за Дженсеном из кабинета, пялясь на его туго обтянутую брюками задницу.

В коридоре он ловил удивлённые взгляды, направленные на Дженсена – тот упорно делал вид, что не замечает их, хотя его выдавала неестественно прямая, будто закаменевшая, спина.

В столовой Дженсен выбрал стол в самом дальнем углу, поставил на него поднос с едой и присел на край скамьи.

– Приятного аппетита.

– Спасибо, – Джаред обмакнул картофель фри в кетчуп. – Кажется, ты произвёл фурор.

Дженсен с такой силой воткнул трубочку в сок, что тот брызнул во все стороны.

– Тебе бы ещё очки снять, – подал ему салфетку Джаред, – и тогда все преподавательницы будут твои. Даже моих поклонниц отобьёшь.

– Ты же говорил, что тебе нравлюсь я, – с абсолютно невинным выражением лица поинтересовался Дженсен, вытирая сок со столешницы. – Зачем тогда поклонницы?

Джаред застыл с открытым ртом, так и не донеся до него бургер.

– Но ты-то убеждённый натурал, – наконец произнёс он.

Дженсен ничего не ответил, сосредоточенно жуя картошку.

Изображение

В день Святого Валентина, когда Джаред зашёл в кабинет к Дженсену после окончания уроков, тот продемонстрировал ему целый ворох открыток-сердечек.

– Ты популярен, – присвистнул Джаред.

– Даже не знаю, что с ними делать, – смутился Дженсен, сгребая открытки в ящик стола.

– Прочитать, – не удержался от подколки Джаред. – Вдруг тебя кто-нибудь пригласил на свидание с целью создания семьи.

Дженсен нахмурился:

– Там в основном шутливые признания от моих учениц.

– Да брось, – усмехнулся Джаред, – ты теперь, как Дюк Нюкем.

– Кто? – смутился Дженсен. – Это персонаж книги? Ни разу не встречал его упоминания…

– Книги? – фыркнул Джаред. – Ну ты даёшь! Дюк Нюкем – специальный агент правительства США, брутальный и остроумный экшн-герой из одноимённой компьютерной игры, красавчик и любимец женщин. Неужели ты в детстве не резался в Нюкема на приставке?

– У меня не было приставки, – покачал головой Дженсен, – хотя нам с Россом очень хотелось её иметь. Отец с матерью не одобряли увлечение детей телевизором или играми.

– В таком случае мировой прогресс прошёл мимо тебя, – сочувственно вздохнул Джаред. – Кстати, у меня до сих пор где-то на антресолях должна валяться коробка со старыми дисками для PlayStation, если хочешь, мы можем поиграть.

– Прямо сейчас? – растерялся Дженсен.

– Почему бы и нет? – Джаред сунул ему в руки папку. – Осуществим твою детскую мечту, если, конечно, тебя не смущает тот факт, что вечер дня всех влюблённых ты проведёшь со мной.

– О, это я как-нибудь переживу, – улыбнулся Дженсен и направился к двери.

По дороге к дому Джареда они зашли в магазин и купили упаковку пива и пару пакетов чипсов.

– Практически романтический ужин, – прокомментировал Джаред.

Дженсен хмыкнул.

Поднявшись в квартиру, Джаред отправил Дженсена на кухню пересыпать чипсы в миску, а сам полез на антресоли, где в пыли, действительно, обнаружил старую картонную коробку, внутри которой лежали диски для PlayStation. Вернувшийся с кухни Дженсен, расположился на диване, потягивая пиво и с интересом наблюдая за Джаредом.

– Готово, – Джаред протянул ему джойстик. – Время надирать задницы и жевать жвачку*!

То ли Дженсен решил за раз наверстать упущенное и наиграться за все никчёмно проведённые детские годы, то ли их с Джаредом действительно настолько сильно затянула игра, что время пролетело незаметно. Когда Дженсен отложил пульт в сторону, пожаловавшись на онемевшие пальцы, настенные часы показывали половину первого ночи.

– Ничего себе, – Джаред на всякий случай покосился на наручные часы. – По-моему, теперь тебе проще переночевать у меня, чем тащиться домой, а завтра ехать к первому уроку.

Дженсен смахнул крошки от чипсов с покрывала:

– Твой диван выглядит не слишком удобным.

Джаред решил, что три выпитые бутылки пива давали ему право спросить:

– Это ты сейчас отказываешься от моего гостеприимного предложения или намекаешь, что не против провести ночь со мной в одной постели?

– Я вызову такси, – Дженсен вынул из кармана сотовый телефон.

– Ну, и не очень-то хотелось, – надулся Джаред.

Соврал, конечно. Дженсена хотелось до одури, но Джаред уже давно научился не думать об этом.

Изображение

Февраль шёл своим чередом. Погода стояла промозглая, и Джаред, выходя утром на пробежку, закутывался в шарф до самых глаз, спасаясь от сырого ветра, дувшего с океана. Дженсен к началу уроков приезжал заледеневший, так что хотелось обнять его и отогреть, да только разве он позволил бы? Джаред совсем запутался в их отношениях: они теперь практически всё свободное время проводили вместе – вдобавок ко всему, Дженсен частенько забегал к Джареду домой поиграть в приставку – и Джаред чувствовал, что Дженсену хорошо с ним. Они начали понимать друг друга без слов и дошли до той стадии, когда можно было просто сидеть рядом и молчать, не испытывая дискомфорта, просто наслаждаясь уютом и близостью. Всё чаще фразы Дженсена становились весьма двоякими, и Джаред не раз ломал голову, размышляя, что тот хотел сказать на самом деле. Но, несмотря на это, Дженсен упорно игнорировал все заигрывания и весьма жирные намёки Джареда, что пора бы выйти из шкафа.

Периодически Джаред чувствовал себя мазохистом, потому что не было ничего сложнее, чем, вежливо улыбаясь, сидеть рядом с Дженсеном, поддерживать непринуждённую беседу, а самому мечтать разложить его на ближайшей горизонтальной поверхности и оттрахать так, чтобы вся дурь, которую тому в детстве вдолбили в голову родители, психологи и пастор, выветрилась.

Изображение

В начале марта Джаред заметил, что Дженсен повеселел – тот даже начал улыбаться ученикам и коллегам, отчего последние пребывали в состоянии лёгкого шока.

– Случилось что-то хорошее, о чём я не знаю? – не удержавшись, спросил Джаред.

Дженсен только с загадочным видом пожал плечами:

– Возможно. Кстати, я как Пятачок, решил в субботу устроить весеннюю уборку в квартире – поможешь? Будешь моим Винни-Пухом.

– Если обещаешь накормить меня чем-нибудь сладким, то я не против, – подвигал бровями Джаред.

– Всенепременно, – пообещал Дженсен.

Когда Джаред приехал к нему в субботу, то увидел, что квартира Дженсена походила на трейлерный посёлок, по которому прошёлся торнадо.

– Решил выкинуть всё, что напоминает мне о Марлен, – пояснил Дженсен, методично просматривая стопку CD-дисков и один за другим швыряя их в картонную коробку. – К тому же я хочу сделать перестановку и отдать часть книг в библиотеку.

– Круто, – одобрил Джаред. – Командуй, что делать мне.

– Пожалуй, я поручу тебе упаковать в коробки все книги вон с той полки, – указал Дженсен.

– Хорошо, – принялся за работу Джаред.

Дженсен, судя по всему, находился в отличном расположении духа – даже насвистывал что-то себе под нос. Он сгребал во внушительных размеров чёрный пакет какие-то мелкие безделушки, не глядя, вытряхивал содержимое ящиков.

– Вынесешь на помойку? – Дженсен протянул закончившему опустошать полку Джареду коробку с дисками.

– Давай, – развернувшись, Джаред взял её и случайно накрыл своими ладонями ладони Дженсена. – Эм, – Джаред погладил большим пальцем его запястье – Дженсен застыл.

– Давно хотел тебе сказать, – опустив взгляд, затараторил он, – пару недель назад я познакомился в библиотеке с одной женщиной, Линдой – она немного старше меня, но это неважно – мы разговорились, и оказалось, что у нас много общего: Линда любит читать и детей… любит… тоже, – почти шёпотом закончил Дженсен и попытался убрать руки, но Джаред с такой силой сжал его кисти, то те побелели.

– Дай угадаю, а ещё она хорошая, красивая, в общем, как я посмотрю, очень подходящая! – голос Джареда прямо-таки сочился сарказмом.

Дженсен облизнул губы:

– Я пригласил её на свидание, и она согласилась, – он со злостью посмотрел Джареду в глаза: – Почему ты не хочешь дать нам шанс, Джей?

– А почему ты не хочешь дать шанс нам?! – рассердился Джаред.

– Мы с тобой это уже обсуждали, – нахмурился Дженсен.

– Конечно, – вырвав коробку из рук Дженсена, Джаред отшвырнул её в сторону – диски разлетелись по полу, – только на словах ты говоришь одно, а ведёшь себя по-другому. Я же вижу, что нравлюсь тебе.

– Нравишься, – присев на корточки, Дженсен принялся собирать диски в стопку, – я просто не могу…

– Это я больше не могу, – ухватив его за ворот футболки, Джаред вздёрнул Дженсена наверх. – Хватит, надоело!

– Прости, – пролепетал Дженсен.

Джаред разжал хватку и вцепился пальцами себе в волосы:

– Прекрати извиняться, лучше бы врезал мне по морде, как нормальный мужик.

Дженсен молчал.

– Ладно, ладно, всё, – Джаред откинул назад волосы, – я обещаю, что отстану от тебя, и мы больше никогда не заговорим на тему твоей ориентации или маниакальном желании жениться. Честно! Но взамен я хочу один поцелуй.

Не удержавшись, Дженсен рассмеялся:

– Поцелуй?

– Да, – кивнул Джаред, – только настоящий. Такой, каким принц разбудил спавшую мёртвым сном Белоснежку.

– И кто ещё из нас перечитал книг? – приподнял бровь Дженсен.

– Да уж точно не я, – Джаред в один шаг сократил разделявшее их расстояние и шепнул: – Ну, так как, Дженс, ты согласен на условия моей сделки? Подумай, это же реальная возможность избавиться от меня.

Дженсен нахмурился, сосредоточенно кусая нижнюю губу, и, наконец, выдохнул:

– Хорошо.

– Отлично, – положив ладонь ему на щёку, Джаред погладил пальцами скулу. – Только у меня есть условие: целуешь ты.

Дженсен вздрогнул:

– Не вижу разницы.

– Я вижу, – Джаред провёл большим пальцем по его губам, надавил на нижнюю, оттягивая. – Обратного пути нет, ты уже согласился.

Дженсен, скривив рот, чуть запрокинул голову и, зажмурившись, подался вперёд.

– Настоящий поцелуй, Дженс, – выдохнул Джаред, напоминая, и почувствовал еле весомое прикосновение губ к губам – Дженсен нерешительно скользнул языком ему в рот, провёл по кромке зубов, толкнулся в язык Джареда и отстранился, тяжело дыша.

– Доволен?

– Нет, – Джаред сгрёб в кулак его рубашку и, отмечая распахнувшиеся в удивлении глаза, рванул Дженсена на себя, впиваясь в губы голодным поцелуем.

Джаред целовал его так, как хотел уже давно: жадно, глубоко, прикусывая и посасывая губы. Дженсен что-то замычал, отпихивая Джареда от себя, но он так просто сдаваться не собирался – вот тут-то Джареду и прилетело кулаком в челюсть.

– Ай, – Джаред обиженно потёр ушибленное место, – ты чего?

Но Дженсен, не слушая его, выбежал в коридор, крикнув:

– Росс, эй, Росс, подожди!

Джаред, внутренне холодея, развернулся и бросился вслед за Дженсеном – тот уже успел выскочить на лестничную клетку и теперь, недоумённо замерев, стоял возле закрытых дверей ехавшего, судя по светившемуся табло, на первый этаж лифта.

Дженсен достал сотовый и, набрав номер, приложил телефон к уху – Джаред стиснул зубы.

– Скинул вызов. Ничего не понимаю, – пробормотал Дженсен и повторил попытку: – А теперь он и вовсе отключил телефон. Глупость какая, – он посмотрел на Джареда – тот отвёл взгляд. – Джей?

Джаред в ответ дёрнул плечом.

– Может быть, – вкрадчивым голосом произнёс Дженсен, – есть что-то, чего я не знаю?

Джаред чувствовал себя нашкодившим учеником в кабинете директора:

– Мы с Россом переспали. Это был просто секс, без обязательств, – быстро добавил он. – Мы немного переборщили с алкоголем и… Не думаю, что Росс придал этому какое-то значение.

– Это он тебе сказал или ты сам сделал такие выводы? – Дженсен говорил спокойно, но Джаред чувствовал, что внутри того клокотала ярость.

– Честно говоря, мы не успели обсудить с ним этот… хм… инцидент, – Джаред почувствовал, как потеют ладони, – Росс уехал…

– Ага, улетел на Марс, где не работает сотовая связь, – Дженсен в очередной раз набрал номер, прослушал ответ – судя по всему, оператора – и привалился к стене.

– Слушай, это всё чушь какая-то! – разозлился Джаред. – Росс что, трепетная девица? Ну, трахнулись мы с ним по пьяни, что дальше?

– Надеюсь ничего, – тихо сказал Дженсен и ушёл в квартиру, осторожно прикрыв за собой дверь, а растерянный Джаред остался стоять на лестничной клетке...

Изображение

Через два дня Росс Эклз покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна квартиры своего брата. Так думал Джаред. На самом деле, Росса никогда не существовало – он был всего лишь порождением больного воображения Дженсена.
____________________
* Знаменитое выражение Дюка Нюкема из одноимённой игры: «It’s time to kick ass and chew bubble gum!» («Время надирать задницы и жевать жвачку!»)

_________________
падафил


05 дек 2012, 22:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2-AU, PG-13, Тёмная Нимф
Изображение

Отложив рукопись в сторону, Джаред подрагивавшими пальцами слепо нашарил пачку сигарет – та оказалась уже пуста. Чертыхнувшись, он вылил в рот остатки виски, не глядя, опустил бутылку в стоявшую под столом корзину для бумаг и ещё раз перечитал последние строки рукописи – вслух:

– «… на самом деле Росса никогда не существовало, он был всего лишь порождением больного воображения Дженсена». Порождением воображения? Что это за чушь?! – заорал Джаред, и эхо разнесло его выкрик по пустым комнатам дома.

К последней странице был прилеплен ещё один оранжевый стикер: «Позвони моему психиатру, доктору Артуру Баррету, (212) 785-15-47. Представишься, и он всё тебе объяснит. Росс».

– Так существовал ты или нет на самом деле? – разозлился Джаред, уставившись на записку с таким видом, будто ожидал услышать ответ от неё.

Впрочем, судя по всему, некто доктор Артур Баррет мог прояснить ситуацию. Достав сотовый, Джаред быстро набрал номер, уже внутренне приготовившись услышать в ответ, что всё это глупый розыгрыш какой-нибудь телепередачи с модного молодёжного канала, однако в трубке раздался сухой женский голос:

– Приёмная доктора Баррета. Я вас слушаю.

– Добрый день, – растерялся Джаред. – Я… мне…

Девушка терпеливо молчала.

– Соедините меня, пожалуйста, с доктором, – наконец, нашёлся Джаред.

– По какому вопросу? – уточнила девушка.

– По личному, – Джаред вспомнил написанное на стикере: – Я Джаред Падалеки, доктор Баррет ждёт моего звонка.

– Пожалуйста, подождите.

В трубке раздалась негромкая мелодия, а потом мужской голос произнёс:

– Здравствуйте, Джаред. Я – доктор Баррет. Приятно наконец-то познакомиться.

– Наконец-то? – выдохнул Джаред.

– Я так понимаю, Росс умер? – помолчав, спросил доктор Баррет.

– Да, – Джаред сжал телефон во влажной ладони. – Подождите, в книге Росса я прочёл, что он… он… – Джаред запнулся, подбирая слова.

– Росс – это Дженсен, – пришёл ему на помощь доктор Баррет.

– Тогда кто же умер? – растерялся Джаред.

– Фактически – никто, – терпеливо пояснил доктор Баррет. – Послушайте, Джаред, лучше всего сейчас вам будет приехать ко мне, и тогда я отвечу на все вопросы. Поверьте, это не телефонный разговор, – не дожидаясь возражений, он принялся диктовать ошарашенному Джареду адрес.

Положив трубку, Джаред с минуту разглядывал лежавший перед ним лист с записанным адресом, затем ущипнул себя раз, другой – ничего не произошло, а значит, это был не сон. Не кошмар, не розыгрыш – реальность, но Джаред всё ещё не мог поверить, что Дженсен обманывал его на протяжении полугода. Джаред собрался было позвонить ему и потребовать объяснений, но внутренний голос подсказывал, что объяснения он сможет получить только от загадочного доктора Баррета. Джаред медленно сложил лист вчетверо, провёл пальцем по острому ребру и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу:

– Вот я дурак, – застонал он.

Войдя в записную книжку телефона, Джаред нашёл контакт «Майли» и нажал кнопку вызова.

– Да, – раздался кокетливый голосок.

– Привет, Майли, это Джаред. Помнишь меня? – затараторил Джаред. – Я друг Росса.

– Конечно, помню, – обрадовалась Майли. – Как дела?

– Плохо, – честно ответил Джаред. – Майли, послушай, мне нужна помощь. Это очень важно, слышишь? Дай мне, пожалуйста, телефон твоего дедушки.

Майли в ответ молчала.

– Ну же, – поторопил Джаред. – Обещаю, как только я приеду в Сан-Антонио, сразу же приглашу тебя в кафе и угощу самым большим мороженым или куском торта. А хочешь, целым тортом? Майли!

– Сейчас пришлю смс-сообщение, – ответила та, и Джаред облегчённо выдохнул.

Набрав номер Кита, Джаред сообразил, что понятия не имеет, как спросить у управляющего про Росса и Дженсена, так чтобы тот не посоветовал ему самому обратиться к психиатру. В итоге, пришлось вдохновенно врать:

– Здравствуйте, Кит, – начал Джаред, – я – Джаред. Помните, я приезжал с Россом на рождественские праздники?

– Добрый день, Джаред, – ответил Кит.

– Извините, что беспокою вас, – продолжил Джаред, – но я разыскиваю Росса – он пропал. Вернулся два дня назад из Европы в Нью-Йорк, сошёл с трапа самолёта и исчез. Я уже обзвонил всех его друзей – тщетно. Никто не знает, где он. Вот я и подумал, может быть, вы знаете?

– Нет, мне ничего не известно, – голос у Кита был взволнованный, и Джареду стало стыдно.

«Что-то я в последнее время слишком много вру», – подумал он и сказал:

– Как думаете, Росс не мог поехать к родственникам?

– Нет, – уверенно произнёс Кит. – После смерти родителей у него никого не осталось.

– Может быть, у Росса есть братья? – намекнул Джаред. – Двоюродные?

– Нет, – отрезал Кит.

– Вы уверены? – Джаред почувствовал, как подступает паника.

– Уверен, – с достоинством сказал Кит. – Я работаю на ранчо Эклзов более полувека и могу вас уверить, молодой человек, что у Росса в живых не осталось родственников. Мистер Эклз-старший был единственным ребёнком в семье, а миссис Эклз воспитывалась в приюте.

– Подождите, – предпринял последнюю попытку Джаред, – Росс однажды упоминал какого-то Дженсена.

– Дженсен – это первое имя Росса, – терпеливо пояснил Кит. – Дженсен Росс Эклз.

– Тогда почему его все звали Россом? – не выдержал Джаред.

– Никто его так не звал, – недоумённо ответил Кит. – Ну, то есть до девятнадцати лет точно. Потом он уехал, а в следующий раз я увидел мистера Эклза уже только после смерти родителей. Тогда он сказал, что он – Росс. Я знал, что мистер Эклз печатался под этим именем, поэтому не удивился. Да и кто я такой, чтобы возражать или задавать вопросы?

– Понятно. Спасибо. Всего доброго, – попрощавшись, Джаред положил трубку.

Он сунул телефон в карман – туда же отправился лист с адресом доктора Баррета – и задумался, спит ли ещё Дженсен. Понадеявшись, что да, Джаред убрал рукопись и письмо обратно в конверт, взял его и вышел из дома, тщательно заперев за собой дверь.

Изображение

Доктор Баррет оказался крепким мужчиной лет сорока пяти. Усадив Джареда в мягкое кресло, он долго осматривал его цепким взглядом, так что Джареду стало не по себе.

– Может быть, объясните, что происходит? – наконец не выдержал он.

– Объясню, – наклонил голову доктор Баррет. – Простите моё любопытство, просто вы, Джаред, мне очень интересны.

Джаред натянуто улыбнулся и подумал, что права была его мама, когда утверждала, что у самих психиатров не всё в порядке с головой.

– Я так понимаю, вы хотите услышать историю с самого начала? – доктор Баррет сел за рабочий стол и сложил сцепленные в замок руки на столешнице.

– Видимо, да, – кивнул Джаред и не удержался от вопроса: – Так Росс это, и правда, Дженсен?

– Несомненно, – подтвердил доктор Баррет. – Когда Росс обратился ко мне за помощью, я решил, что у него диссоциативное расстройство идентичности, но по мере нашего общения с ним понял, что заболевание мистера Эклза немного хитрее что ли. Признаться, с таким расстройством я столкнулся впервые. Россу нравилось называть себя допельгангером – он говорил, в этом был определённый шик – впрочем, не удивительно, учитывая, что Росс писал романы.

– Допель-кто? – переспросил Джаред.

– Допельгангер, – повторил доктор Баррет. – В литературе эпохи романтизма это демонический двойник человека, который воплощает желания или инстинкты, вытесняемые субъектом как несовместимые с моральными и социальными ценностями, с его «приятными и приличными» представлениями о самом себе. В психоанализе феномен двойничества естественно тоже существует. Он получил истолкование в работах некоторых психоаналитиков, например, Фрейда. Они считали, в качестве двойников почти всегда выступают лица мужского пола, а это свидетельствует о том, что двойник – своего рода нарциссическая проекция субъекта, препятствующая формированию отношений с лицами противоположного пола.

– Чего? – окончательно запутался Джаред.

Доктор Баррет задумался:

– Вы «Бойцовский клуб» читали? Смотрели? Окончание помните?

Джаред кивнул.

– Тайлер был допельгангером Рассказчика, – пояснил доктор Баррет. – Рассказчик воплотил в нём свои представления об идеальной жизни и поведении. А Дженсен переносил на Росса все те черты своего характера, которые отрицал. Главным образом – гомосексуальность.

Джаред не нашёл ничего лучше, чем глупо ляпнуть:

– Так Дженсен всё-таки гей?

– Это единственное, что вас интересует? – поморщился доктор Баррет.

– Нет. Конечно же, нет, простите, – стушевался Джаред. – Я просто ещё не до конца осознал всё произошедшее и… Вы просто рассказывайте по порядку, ладно?

Доктор Баррет вынул из ящика стола папку, на которой значилось «Дженсен Росс Эклз», и продемонстрировал её Джареду:

– Это всё, что мне удалось собрать за три года. Содержимое весьма интересно.

Джаред терпеливо молчал, а доктор Баррет принялся перебирать листы:

– Есть кое-что, о чём не знал Росс, и не знает Дженсен – он не сын мистера Эклза-старшего.

– Как так? – Джаред подался вперёд, рассматривая какие-то медицинские справки, которые вынул из папки доктор Баррет.

– Для лечения Росса мне требовались некоторые данные о его родителях. Получив их, я с удивлением обнаружил, что у обоих супругов Эклз первая группа крови, а у Росса – вторая. Это означало, что отец Дженсена не мистер Эклз. Миссис Эклз забеременела от другого мужчины – не думаю, что молодая здоровая супружеская пара решила усыновить ребёнка. Знал ли мистер Эклз-старший об измене жены или нет – тайна, однако с уверенностью могу сказать, Дженсен рос нелюбимым и нежеланным ребёнком. Детям свойственно выдумывать себе воображаемых друзей: супергероев, домашних любимцев, оживлять персонажей книг или фильмов – Дженсен выдумал себе брата Росса. Я так и не успел выяснить, когда тот появился: во время потрясения из-за смерти Маккензи или раньше, однако в десять лет Дженсен уже жил в воображаемом мире, где у него был родной брат. После гибели любимой дочери миссис Эклз совсем перестала обращать внимание на сына, так что пропустила момент, когда у того начали проявляться серьёзные отклонения психики, которые лишь усугубились после посещения Дженсеном школьного психолога и местного пастора – считая себя бракованным, больным, грязным, Дженсен начал переносить свою «неправильную» ориентацию на Росса.

– Обалдеть, – всё, что смог сказать Джаред.

Доктор Баррет кивнул со скорбным выражением лица:

– У Дженсена начались галлюцинации: он видел Росса, разговаривал с ним, даже прислушивался к его советам. Но, что самое интересное, Росс появлялся не всегда. При диссоциативном расстройстве идентичности индивид не может управлять переходом из одной личности в другую, а Дженсен – мог, «переключался», когда влюблялся в мужчин. Причём, чем сильнее была влюблённость и отрицание реальности, тем сильнее становилась личность Росса. Окончательное разделение произошло, когда родители Дженсена погибли, а сам он начал встречаться с Марлен. Росс обратился ко мне около трёх лет назад с жалобой на частичную потерю памяти. Не буду рассказывать, как мы определили, что он всего лишь альтер-эго Дженсена, но начатое лечение не приносило результатов, потому что мы не могли до того «достучаться»: Дженсен-то считал себя вполне нормальным, а Росса – реальным. И тогда Росс решил, что если он умрёт – не по настоящему, конечно же, а лишь в воображении Дженсена – то Дженсену больше не на кого будет переносить свою «гомосексуальную сторону жизни», и он будет вынужден принять себя. Росс через подсознание смог внушить ему, что склонен к суициду, и стал ждать подходящий объект, из-за неразделённой любви к которому можно покончить жизнь самоубийством.

– Это я что ли? – удивился Джаред.

– Выходит что так, – развёл руками доктор Баррет.

– И что, план Росса сработал? – уточнил Джаред. – Теперь Дженсен признает себя и выздоровеет?

– Я склонен считать, – улыбнулся доктор Баррет, – что изначально Дженсен принял себя, поэтому позволил Россу умереть. Знаете, когда дети взрослеют, им перестают быть нужны воображаемые друзья и они их отпускают. Но Джаред, вы должны понимать – Дженсен всё равно нуждается в серьёзном лечении.

– Почему вы мне это говорите? – вздрогнул Джаред.

– Потому что рядом с Дженсеном должен быть человек, который поддерживал бы его на пути к выздоровлению, – нахмурился доктор Баррет. – Ведь это именно вы заставили его признаться себе в том, что он испытывает к вам большее чувство, чем дружба. Думаю, вы первый, кому понравился не красавчик Росс, а замкнутый тихоня Дженсен – вот и весь секрет.

– Вы планируете положить Дженсена в лечебницу? – взволнованно спросил Джаред.

Доктор Баррет почесал переносицу под тонкой дужкой очков:

– На некоторое время. Впрочем, не сразу, а когда он свыкнется с мыслью, что Росса больше нет, и будет готов узнать о своей болезни. Но, в любом случае, не думаю, что Дженсена нужно будет держать в клинике постоянно – при условии, конечно, что он не останется один, – доктор Баррет внимательно посмотрел на Джареда: – Послушайте, Джаред, я понимаю, что не в праве ничего требовать от вас. Фактически, вы Дженсену никто и не должны взваливать на себя ответственность за психически нездорового человека. Я даже не могу дать вам гарантию, что Дженсена удастся полностью излечить, и это при том, что психотерапия займёт много времени. Но если Дженсен поверил вам не на пустом месте, если вы хоть что-то испытываете к нему…

– Я понимаю, – Джаред задумчиво смотрел в окно на вечерний Манхеттен. – Извините, мне надо подумать, прежде чем принять решение, – поднявшись, он вышел из кабинета.


Изображение

Джаред брёл по парку, ёжась и размышляя, что надо бы купить нормальную куртку вместо ветровки – в этом году конец ноября выдался чересчур холодным для Нью-Йорка, да и зима была не за горами. Пытаясь отогреть озябшие ладони, он крепче сжал постепенно остывавшие картонные бока стаканчика с кофе из «Старбакса» и повернулся к Дженсену:

– Слушай, я понимаю, что за две недели в клинике ты устал сидеть в четырёх стенах, но идём уже домой, иначе я отморожу себе что-нибудь жизненноважное.

Дженсен молчал, задумчиво глядя на зажегшиеся фонари парка, а затем отобрал у Джареда стаканчик и сделал внушительный глоток.

– Эй, это мой, – наигранно возмутился Джаред, – а ну отдай немедленно.

Он протянул руку, но Дженсен ударил его по ладони и улыбнулся:

– Вот чего мне не хватало по утрам.

Джаред не понял, что тот имел в виду: крепкий кофе или его самого, но хотелось надеяться на последнее, поэтому он обнял Дженсена и притянул того к себе:

– Я соскучился. Всего четырнадцать дней прошло, а по ощущениям – будто пара месяцев.

Дженсен кивнул, соглашаясь, и уткнулся холодным носом Джареду в шею.

– Ты скоро в сосульку превратишься, – вздохнул Джаред. – А ещё от тебя пахнет лекарствами.

– Я перед выпиской душ принимал, – запрокинув голову, Дженсен заглянул ему в глаза.

– Знаю, но от тебя теперь долго будет больницей нести, – скривился Джаред.

Он никак не мог привыкнуть, что Дженсен больше не носил очки – зато целоваться стало гораздо удобнее, что Джаред и сделал. У Дженсена были холодные, шершавые, чуть горькие от кофе губы. Он отвечал на поцелуй, но Джаред чувствовал, что Дженсен напряжён, поэтому отстранился и шепнул:

– Дженс, расслабься, никому нет дела до того, что мы стоим тут и целуемся.

– Скоро совсем стемнеет, – Дженсен развернулся и направился в сторону дома – Джаред пару секунд смотрел ему в спину, а затем догнал, и они пошли нога в ногу. – Что интересного случилось за время моего отсутствия?

Изображение

– Нилл и Билл были здесь на каникулах – уговорили меня покидать с ними мяч в кольцо. А в Университетах, где учатся Шон и Ламард, каникул на День Благодарения, как таковых, нет, но они обещали приехать на Рождество. А ещё я видел Дайрона – он передавал тебе привет – ему сейчас трудно совмещать работу, учёбу, баскетбол и заботу о младшем брате, но Дайрон не унывает.

– Он молодец, – кивнул Дженсен.

– Кстати, Лиза увольняется в конце этого полугодия, – погрустнел Джаред, – переезжает жить в Лос-Анджелес к Джеффу.

– Здорово, – засмеялся Дженсен. – А что по этому поводу думает твоя мама?

– Мы ещё не разговаривали с ней на эту тему, – Джаред, оттянув воротник куртки за «собачку» молнии, спрятал внутрь замёрзшие подбородок и нос. – Я игнорирую её звонки.

Дженсен одобряюще похлопал его по плечу, и Джаред буркнул:

– Только вот не надо меня жалеть.

Изображение

Квартира встретила их тёплым полумраком и мурчавшим Котом, который тут же начал тереться о ноги Дженсена.

– Надо же, соскучился, – усмехнулся Джаред.

– Как вы тут уживались две недели? – нагнувшись, Дженсен погладил ластившееся животное и прошёл в спальню.

– Ему пришлось заключить со мной временное перемирие, иначе бы он умер с голоду, – Джаред, воспользовавшись тем, что Дженсен не смотрит на них, впихнул Кота на кухню, закрыл дверь и шепнул: – Не путайся под ногами – у меня планы на твоего хозяина.

Кот, несколько раз обиженно мяукнув, поскрёб дверь лапой, но Джаред остался глух к его мольбам.

– Между прочим, ты сам подбросил мне котёнка – теперь отдувайся, – крикнул ему Дженсен.

– Это был крайне недальновидный поступок с моей стороны, – вздохнул Джаред, направляясь в спальню.

Дженсен успел снять рубашку – Джаред, подойдя к нему сзади, обнял, зарывшись носом в отросшие на макушке волосы. Дженсен напрягся, и он положил ладонь ему между лопаток, чувствуя, как мышцы постепенно расслабляются. Первые полгода после «смерти» Росса были невыносимы: Дженсена швыряло из крайности в крайность, и Джареду периодически хотелось плюнуть на всё и уйти. Но он не ушёл – просто начал посещать психоаналитика – а со временем всё наладилось. Ну, почти.

– Если ты не хочешь, мы не будем, – шепнул Джаред, прихватив губами мочку уха Дженсена.

Тот раздумывал несколько секунд, а затем, развернувшись, поцеловал Джареда, осторожно, тягуче-медленно.

Джаред потянулся к выключателю, но Дженсен перехватил его кисть:

– Оставь.

– Уверен? – другой рукой Джаред вытянул его заправленную в брюки майку.

– Будем считать, что это часть терапии, – Дженсен – видимо, чтобы не передумать – попятился к кровати, таща за собой Джареда, который смеялся.

– Ты же понимаешь, что я воспользуюсь случаем и буду смотреть на тебя, не отрываясь?

Дженсен поморщился, но в это момент Джаред подсёк его под колени и завалил на постель, приземляясь следом.

Изображение

Вечером они сидели на кухне: Дженсен сосредоточенно размешивал сахар в чае, Джаред разогревал в микроволновке ужин, а Кот, довольно жмурясь, растянулся на полу у опустошённой миски.

– Знаешь, – Джаред поставил перед Дженсеном тарелку, – я решил рассказать маме… родителям о нас. Поедешь со мной на Рождество к ним?

Дженсен, в это время отхлебнувший чай, поперхнулся и закашлялся – Джаред заботливо похлопал его ладонью по спине.

– Я боюсь твою маму.

– Я тоже, – обезоруживающе улыбнулся Джаред. – Давай бояться вместе.

– Я подумаю, – серьёзным тоном сказал Дженсен, и Джаред решил, что после ужина он обязательно позвонит домой.

_________________
падафил


Последний раз редактировалось Тёмная Нимфа 06 дек 2012, 12:10, всего редактировалось 3 раз(а).

05 дек 2012, 22:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2010, 17:48
Сообщения: 43
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
ААА!!!
я так долго ждала выполнения этой заявки!
убёг читать :cheek:

_________________
все еще считает себя оригиналом


05 дек 2012, 23:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Потрясающий текст!
И автор, и артер, и все, кто им помогал - прекрасная командная работа!

Как будто смотришь хороший фильм.

И даже низкий рейтинг совсем не мешает оценить "накал страстей". Это как современная "история любви", только здесь автор подарил героям и ХЭ, и покой. И все это гармонично увязано с психологическими хитросплетениями и второстепенными персонажами. Здесь все до дрожи живо и ужасно реально. Как в любых отношениях, которыми дорожишь и хочешь их сберечь, и не скрывать ни от кого.

Читатель вместе с Джаредом также бы хотел взломать скорлупу рака-отшельника *Дженсена- Фрика*, но ему хватает терпения и понимания. И все получают то, что заслужили. Джаред-Дженсена, Дженсен - поддержку Джареда, а читатели - абсолютно выверенное романтическое повествование.

Браво, автор!


06 дек 2012, 00:54
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 апр 2012, 12:55
Сообщения: 20
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Начала читать сразу после выкладки. Думала дочитать завтра - но как начала, так не получилось оторваться.
Тёмная Нимфа, понравилось, очень. Настороженно косилась на саммари, но но пожалела, что прочла, ничуть. Неожиданная была концовка, и это здорово. Я предполагала несколько иное развитие событий)
Понравились характеры. И как оказалось, такой во всех смыслах неоднозначный Дженсен.
Спасибо за историю. очень попала в настроение и было интересно читать. :heart:
Amante, здоровские рисунки! Понравились цвета, нежные, чуть размытые, спокойные. Мне кажется, очень подошло по духу к истории. :)


06 дек 2012, 01:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 28 дек 2010, 14:49
Сообщения: 132
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
какая прекрасная работа..
и было большим облегчением узнать что никто не умер

_________________
я на Дайри http://www.diary.ru/~12012011/


06 дек 2012, 01:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 апр 2010, 17:48
Сообщения: 43
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
я знала! знала что Эклз в единственном экземпляре! так и подмывало на протяжении всего прочтения орать про доппельгангера :soton: [s]чорд да мне ник менять пора на вангу лол[/s]
спасибо за офигенный фанфик. честное слово готова перечитать его заново уже сейчас и не один раз.
безумно хочется продолжения банкета ибо как всегда расстроилась что хорошая история так быстро закончилась.
:hlop: :hlop: :hlop:

_________________
все еще считает себя оригиналом


06 дек 2012, 03:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 09 авг 2011, 22:13
Сообщения: 5
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
эээээээ....... я под впечатлением. концовка была ожидаема с первых строк. но вот само повествование меня ненашутку взбудоражило. яркий мир, живые персонажи. красивый язык.
спасибо


06 дек 2012, 04:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
хорошая история, прекрасный арт. я никогда не смогу "угадать злодея", поэтому первое время я верила в обоих братьев. хорошо, что Джаред смог не побояться остаться с Дженсеном, рискнул. Дженсену повезло. Удивила Марлен - занятный персонаж. Удивил Росс: тем, что именно он пришёл к врачу, именно он построил план "смерти". Лиз и ученики - все такие живые, классно написано. Спасибо!
Очень понравились иллюстрации, особенно гамма, перламутровые оттенки здорово передают кошмарную погоду Нью-Йорка, по-моему. Ещё понравилась композиция в некоторых иллюстрациях. Смело. :)))
Всей команде - большая благодарность за работу и историю!

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


06 дек 2012, 05:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2011, 15:04
Сообщения: 95
Откуда: Биробиджан
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Очень ждала выполнения заявки. Сначала думала, что Дженсен и Росс действительно близнецы... Когда Джаред дочитал рукопись (честно, забыла, что он читал рукопись) и увидел, что Росс - всего лишь порождение воображения Дженсена, долго успокаивалась... Слава Богу, что никто на самом деле не умер. Понравились ребята-баскетболисты, сучка-Марлен, как ни странно, тоже. Лиза просто шикарна, счастья ей с Джефом. Текст настолько живой, красочный, что не хотелось дочитывать, а растянуть удовольствие. Однозначно, перечитаю еще не раз.
Арт потрясающий, просто нет слов.
Огромное спасибо команде за доставленное удовольствие

_________________
— Урра! Отлично сработано, ребятки. Давайте завтра не придем? Возьмем отгул на денек? Вы пробовали шаурму? В двух кварталах отсюда делают какую-то шаурму. Не знаю, что это, но мне хочется. (c) Тони Старк


06 дек 2012, 13:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2011, 15:04
Сообщения: 95
Откуда: Биробиджан
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Очень ждала выполнения заявки. Сначала думала, что Дженсен и Росс действительно близнецы... Когда Джаред дочитал рукопись (честно, забыла, что он читал рукопись) и увидел, что Росс - всего лишь порождение воображения Дженсена, долго успокаивалась... Слава Богу, что никто на самом деле не умер. Понравились ребята-баскетболисты, сучка-Марлен, как ни странно, тоже. Лиза просто шикарна, счастья ей с Джефом. Текст настолько живой, красочный, что не хотелось дочитывать, а растянуть удовольствие. Однозначно, перечитаю еще не раз.
Арт потрясающий, просто нет слов.
Огромное спасибо команде за доставленное удовольствие

_________________
— Урра! Отлично сработано, ребятки. Давайте завтра не придем? Возьмем отгул на денек? Вы пробовали шаурму? В двух кварталах отсюда делают какую-то шаурму. Не знаю, что это, но мне хочется. (c) Тони Старк


06 дек 2012, 13:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2011, 15:04
Сообщения: 95
Откуда: Биробиджан
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Очень ждала выполнения заявки. Сначала думала, что Дженсен и Росс действительно близнецы... Когда Джаред дочитал рукопись (честно, забыла, что он читал рукопись) и увидел, что Росс - всего лишь порождение воображения Дженсена, долго успокаивалась... Слава Богу, что никто на самом деле не умер. Понравились ребята-баскетболисты, сучка-Марлен, как ни странно, тоже. Лиза просто шикарна, счастья ей с Джефом. Текст настолько живой, красочный, что не хотелось дочитывать, а растянуть удовольствие. Однозначно, перечитаю еще не раз.
Арт потрясающий, просто нет слов.
Огромное спасибо команде за доставленное удовольствие

_________________
— Урра! Отлично сработано, ребятки. Давайте завтра не придем? Возьмем отгул на денек? Вы пробовали шаурму? В двух кварталах отсюда делают какую-то шаурму. Не знаю, что это, но мне хочется. (c) Тони Старк


06 дек 2012, 13:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 ноя 2010, 20:05
Сообщения: 59
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
О боже :heart: это просто бесподобно!!!
| Читать дальше
Я вообще удобный читатель - ни о каких неожиданных поворотах сюжета не догадывающийся вплоть до самой разоблачающей фразы, вопреки всем подсказкам и законам логики :lol:
Чёрт, у меня даже нет слов, чтобы описать восторги) читала с утра - оторваться не могла, чем дальше - тем больше затягивало) безумно понравился Джаред и Дженсен-фрик - такие живые) и вообще всё очень живо и захватывающе) и Кооооот! Он случайно Кот не потому же, почему в "Завтраке у Тиффани"? :)
Но концовка - меня просто вынесло) и как в фильмах прокрутилось, что ни разу за весь фик Дженсен и Росс не были вместе, и все-все моменты...)

И арт очень приятный, спокойный, пастельный) красиво! :heart:
Большое спасибо всей команде за проделанную работу) получилось просто очешуительно здорово) :flower:


06 дек 2012, 15:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 290
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Человек с обратной стороны луны", J2AU, Тёмная Нимфа&Amante
Прочитала с огромным удовольствием! :heart:
Я еще на "Угадайке" на отрывок запала, поэтому текст буквально проглотила.
Спасибо всем: Автору, Артеру и бете! Замечательная работа.

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


06 дек 2012, 15:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 59 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.056s | 15 Queries | GZIP : Off ]