Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 20:22





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 85 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap
Название: ...И только шорох этих листьев.
Автор: snusmoomrik
Арт: *Nissa*
Видео: Гнев Иштар
Бета: Лорд Кунсайт
Пейринг: Джаред/Дженсен
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, мистика
Предупреждения: фурри

Изображение

Арт кликабелен.

Трейлер к фику:

Изображение

https://www.youtube.com/watch?v=vwU6He19Cjo

Скачать:

http://narod.ru/disk/64273128001.73a73f ... r.wmv.html

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


Последний раз редактировалось snusmoomrik 14 дек 2012, 00:28, всего редактировалось 3 раз(а).

13 дек 2012, 02:54
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
"Люди и твари принадлежат к разным породам, а лисы находятся где-то посередине.
У живых и мертвых пути различны, лисьи пути лежат где-то между ними.
Бессмертные и оборотни идут разными дорогами, а лисы между ними.
Поэтому можно сказать, что встреча с лисой – событие удивительное, но можно сказать и так,
что встреча с лисой – дело обычное."
(с) Цзи Юнь (XVIII в.)


Рыжий лис умеет быть счастливым
В мире заколдованных лугов.
Он сидит у самого обрыва,
Щурясь от сиянья облаков.
Слышен тонкий свист сурков ленивых,
С шорохом ныряющих в траву;
Рыжий безучастен у обрыва -
Им давно изучен каждый звук.
Рыжий ждёт назначенного часа,
Небо прилегло к земле на грудь.
Лис впивает свет лугов прекрасных -
Тёплую, незыблемую суть.
Бабочкам, не знающим о смерти,
Уготован день - цветочный век.
Рыжий среди жаркой круговерти
Думает, что он один в траве.
Князь травы, пушистый и прекрасный,
Мудрый зверь - ловец прошедших лет.
Сонные глаза пусты и ясны:
Он давно готов держать ответ.

На опушке слишком много солнца,
Золотом полны края обрыва.
Падающим звоном отзовётся
Шорох листьев в пряже рыжей гривы.
Я пройду по краю осторожно,
Чтоб не потревожить тени лисьей;
Он не вздрогнет, но меня, возможно,
Выдаст только шорох этих листьев.
Нам легко в признанье молчаливом.
Полон мир небесной синевы
В летний день, у самого обрыва,
В тёплом сердце луговой травы.


Раз, два, три, четыре, пять -
Ренар нас идёт искать!
Убегайте без оглядки -
Он играет с нами в прятки!

Детишки бросились врассыпную, и Дженсен рассмеялся: они действительно удирали без оглядки, визжа от сладкого ужаса воображаемой погони.
Хорошо, когда что-то остаётся неизменным. Вроде этого исхоженного вдоль и поперёк леса, пронизанного солнцем, или детишек, убегающих от призрачного Ренара.
За десять лет тропинки стали шире, а сам лес - выше и гуще. Дженсен закрыл глаза и пошёл к реке, проводя ладонью по тёплым стволам. Наощупь, полагаясь на мышечную память.
- Ренар нас идёт искать, - бормотал он, улыбаясь.
Дженсен всегда убегал последним. Когда все были уже далеко, так далеко, что голоса едва слышались, Дженсен поворачивался к притихшему лесу и ждал, готовясь удрать в любую секунду. Он и сам не сказал бы, чего ждал, но ему казалось, что с последними словами считалочки... лес открывал глаза. И следил за ним, жалким и маленьким. Мальчишка бросал вызов лесу.
Удирал Дженсен только тогда, когда тишина становилась глухой и плотной, а взгляд... Он чувствовал его даже спиной, улепётывая во все лопатки.

Тропинка вывела к реке, тёплой и мелкой. Футболку, джинсы и кроссовки Дженсен оставил на траве, а сам с разбегу ворвался в искрящуюся прозрачную воду. Нырнул, коснулся вытянутыми руками дна - на удачу - и вынырнул, отфыркиваясь. Хорошо. Как же это было хорошо!
Дженсен лёг на спину, не заботясь о том, что слабое течение отнесёт его от брошенной на берегу одежды.

Тихий плеск воды убаюкивал, солнце пыталось пробраться сквозь веки, застилая всё прозрачной красной пеленой, полной бьющихся тонких прожилок. Звуки леса возвращались привычным фоном. Привычным и любимым.

Будто этих десяти лет и не было. Будто приехал в гости просто так, а не потому, что предстоит подписывать документы на право владения домом. Дженсен почувствовал стыд. Если бы не причуда Джима, завещавшего ему дом и потребовавшего, чтобы Дженсен приехал, пока он, старый ворчун Джим, ещё жив, Дженсен бы тут и не появился, пожалуй. Приходилось признаться себе, что, вернувшись в Нью-Йорк тем летом, Дженсен прекрасно знал: это последний раз. Не радовался этому, но знал. И все обещания себе, что он приедет следующим летом - всего лишь обещания. Для самоуспокоения. Это было платой за вхождение во взрослую самостоятельную жизнь - оставшийся в прошлом Мелтед Ривер.
И оставшийся в прошлом Джаред.
Дженсен не знал, вернее, не пытался даже для себя сформулировать, почему из всех летних друзей он особо выделял именно Джареда. Возможно, из-за того, что они проводили вместе гораздо больше времени, чем остальные мальчишки.

Изображение

- Дженсен!
Не нужно было оборачиваться, чтобы узнать этот голос. Но Дженсен обернулся, заранее улыбаясь. Сердце сжалось почти привычно - это стало едва ли не частью радости от ежедневных встреч с Джаредом.
- Привет! - Дженсен взъерошил длинные волосы сияющего улыбкой Джареда и ловко крутанул инвалидное кресло за обручи, развернув спинкой к себе. Джаред взвизгнул - у него закружилась голова.
- Прости, прости, не буду больше! - Дженсен перегнулся через его плечо, вдохнув тёплый запах волос; запах птичьих перьев и густой летней травы. - Ты в порядке?
- Да, - улыбка Джареда не потускнела, - всё в порядке.
И тут же, без перехода, стал рассказывать о том, что птицы, за которыми он наблюдает, уже свили гнездо, и теперь ждёт не дождётся, когда можно будет увидеть птенцов... Мы ведь пойдём туда прямо сейчас, да, Дженс?
Дженсен любил его за это - за лёгкость характера. За сияющую улыбку, смешливость, умение часами нести весёлую чушь. Он убил бы за Джареда не задумываясь. По крайней мере, надрал бы задницу любому. Но, к счастью, этого делать не приходилось. Джареда любили.

Приехав первый раз к Джиму, которого дядюшкой называли для удобства, - на самом деле, Дженсен приходился старому холостяку внучатым племянником - Дженсен представлял себе скучные летние месяцы в захолустье. Чем можно было удивить городского мальчишку? Оказалось - было чем, да ещё как.
Пронизанный солнцем лес, тёплая прозрачная речка и орава весёлых задиристых мальчишек, на поверку оказавшихся дружными и просто классными. Возможно, Дженсена не приняли бы так легко, если бы не Джаред, потянувшийся к нему сразу же. Маленький, худенький мальчик, растрёпанный и ясноглазый, которого мальчишки постарше постоянно таскали на руках, передавая друг другу. Уже тогда у него проявилась болезнь и он почти не мог ходить, а тем более - бегать. Первый раз подхватив на руки и прижав к себе худое маленькое тело, Дженсен почувствовал частое биение сердца и живое тепло и понял - не отдаст никому. А Джаред был этому только рад. Дженсен настолько привык к постоянно сидящему у него на закорках Джареду, к обвившим шею рукам и острому подбородку, уткнувшемуся в его плечо, что, отдавая Джареда вечером его родителям и возвращаясь домой, он периодически схватывался от того, что за спиной нет привычного тепла.

Изображение

Для всех детей болезнь Джареда была чем-то само собой разумеющимся, но Дженсен долго допытывался у Джима, а потом набрался наглости и спросил у отца Джея. Словосочетание "миотонический синдром" не сказало ему ничего, но врезалось в память. Вернувшись в Нью-Йорк, Дженсен перелопатил огромное количество медицинских сайтов и потом не спал неделю: его охватил панический страх за Джареда. Потому что Джаред угасал. Болезнь проявлялась постепенно и съедала человека долго. Сначала потихоньку отказывали мышцы, потом начинала отмирать нервная система. Иногда человек мог умереть от остановки сердца или отёка лёгких, иногда - ослепнуть, иногда - стать слабоумным. В лучшем случае это было тихое беспомощное ожидание смерти, пока неумолимо таяла сердечная мышца. Болезнь была многолика и неистощимо ужасна в своих проявлениях.
С этого дня Дженсен звонил Джиму или родителям Джареда постоянно: мысль о том, что Джареда может попросту не стать, была совершенно невыносима. Обеспокоенные родители отвели Дженсена к детскому психологу, и после долгой беседы с мальчиком тот порекомендовал больше не отправлять его на лето к дяде: ребёнок получил психологическую травму, и лучше всего будет полностью исключить любые беспокоящие контакты. Детская психика лабильна - через некоторое время мальчик просто обо всём забудет.
Но родители просчитались. Тихий, покладистый Дженсен заперся в своей комнате и отказался ходить в школу, есть и пить, если ему не позволят снова общаться с Джимом и Джаредом. Дженсен не закатывал громкие истерики, он просто дал понять, что будет так, а не иначе. Родители сдались за один день. Надо ли говорить, что следующим летом Дженсен, едва приехав в Мелтед Ривер и бросив сумку у Джима, побежал в гости к Падалеки. И надо ли говорить, как его там ждали. Джаред, немного подросший, ещё более худой и нескладный, повис у него на шее, чуть не визжа от радости, а Дженсен сосредоточенно осматривал и ощупывал его, пытаясь так определить, насколько тот в порядке. Конечно же, ему никаким образом не удалось бы понять, сильно ли Джаред сдал физически, но то, что Джей стал ещё болтливей и сообразительней, чем прошлым летом, несказанно его радовало.

Убаюканный мягким течением, Дженсен улыбался и знал, куда его вынесет река. К маленькой заводи, где они с Джаредом валялись на солнце целыми днями - читали, о чём-то разговаривали, засыпали, разморенные теплом и шорохом листьев, или просто лежали на мелководье. Это было только их место, найденное случайно в одну из "тайных" вылазок.

Изображение

Последнее лето в Мелтед Ривер осталось в памяти Дженсена самым странным в его жизни.
Прежде всего он, как всегда, бросил сумку у Джима и, торопливо обняв его, побежал к Джареду.
Он гордился собой, гордился тем, что не выдал сердечную боль ни одним мускулом на лице, увидев Джареда в небольшом инвалидном кресле. Расплакался он гораздо позже, уже вечером, лёжа в своей постели в маленькой спальне на первом этаже. Джим пришёл к нему, сел рядом, и Дженсен, не стесняясь, уткнулся лбом ему в колени и разревелся уже в голос. Потому что это было чудовищно несправедливо - то, что происходило с Джаредом. К сожалению, это было закономерно. Джаред рос, и его совершенно не развивающиеся из-за болезни мышцы не справлялись с нагрузкой. Он вполне мог подтягивать тело на руках, когда нужно было переместиться из кровати на кресло, но ходить был уже не способен.
Дженсен попытался таскать его на спине, как прежде, только от этого пришлось отказаться: вес у Джареда был совсем небольшой, но вот длинные худые ноги болтались где-то ниже колен Дженсена, и передвигаться так было невозможно.
Дженсену пришлось смириться с этим и возить Джареда на кресле, перетаскивая его на руках, когда не получалось провезти по узкой лесной тропинке.
Это приходилось делать достаточно часто, и Дженсен совсем не возражал: невесомый Джаред с растрёпанной чёлкой и яркими раскосыми глазами, обхватывающий его за шею и щекочущий ухо дыханием, напоминал ему самое первое лето, когда Дженсен мог носить его, посадив на сгиб локтя.

Дженсен не помнил, почему в тот день они так углубились в лес, но деревья над головой сплетались всё гуще, а тропинки становились всё уже. Скорее всего, потому что Дженсену нужно было уезжать через несколько дней, и он не знал, сможет ли наведаться в Мелтед Ривер следующим летом: начиналась учёба в университете и взрослая жизнь. Конечно, было глупо пытаться насытиться общением впрок, но ни Дженсен, ни Джаред не отдавали себе в этом отчёта.
На одной из маленьких полянок Дженсену пришлось оставить коляску с Джаредом, чтобы разведать, стоит ли идти дальше. Он пошёл наугад и понял, что нужно возвращаться - тропинки дальше не было, а просветы между деревьями не позволили бы катить коляску. Дженсен отсутствовал всего несколько минут, а когда вернулся, едва не сошёл с ума: кресло пустовало. Лежащего в траве Джареда он заметил спустя пару секунд, и бросился к нему, ругая себя последними словами за эту дурацкую вылазку.
Джаред казался спящим: он улыбался, его щёки были розовыми, а дыхание - глубоким и ровным. Но он не отозвался на прикосновение, не отреагировал на звук голоса Дженсена. Не реагировал он, и когда Дженсен начал достаточно ощутимо его расталкивать. Вот тогда Дженсен испугался по-настоящему. Он мигом вспомнил всё, что читал о болезни Джареда, и живо представил, что тот впал в нарколепсический сон.
Дженсен дотащил Джареда до дому на руках, бросив коляску. Он обвинял в произошедшем себя и не захотел отходить от постели Джареда, которого сразу же отвезли в городскую больницу. Прогонять его было бесполезно, и Дженсен просидел у постели Джареда три дня, не отпуская его руку и что-то нашёптывая на ухо.
От усталости и нервного напряжения Дженсену казалось, что всё вокруг зыбко и расплывчато, кроме тонких пальцев, которые он рефлекторно сильно сжимал. Словно это был якорь, последняя точка сцепления с твёрдой поверхностью, с реальностью. Вокруг тихо переговаривались врачи и родственники; Дженсен уловил голоса Джима и родителей, которым тот, разумеется, сразу же позвонил. Они приехали забрать Дженсена, но очень быстро поняли, что сейчас это бесполезно.
Джаред очнулся на четвёртое утро - просто открыл совершенно ясные глаза и улыбнулся Дженсену.
Через несколько секунд в палате поднялся радостный переполох, и Дженсен запомнил только голос Джареда:
- С ним всё в порядке?
Следующим воспоминанием было уже пробуждение в маленькой спальне в доме Джима. Дженсен беспробудно проспал сутки и чувствовал зверский голод. У постели сидела мама, бледная от волнения, с опухшими глазами.
Когда они наобнимались всласть, в спаленку заглянул отец, а потом Дженсен услышал голос Джареда.
Взрослые отпустили мальчиков с большой неохотой и огромным количеством предостережений, так что сейчас, валяясь в траве на самой любимой, "тайной" полянке над берегом, Джаред и Дженсен чувствовали себя заново родившимися. Дженсен лежал на спине, а Джаред привалился к нему боком, и Дженсен просто не мог отпустить его, не мог перестать перебирать тёплые длинные пряди.
- Так что произошло? - настойчиво допытывался Дженсен.
- Не помню, - с запинкой отвечал Джаред, - помню только, как ты ушёл искать дорогу, а потом - ты держал меня за руку в больнице, когда я проснулся.
Дженсен пытался убедить себя в том, что всё это уже не важно, главное - Джаред жив, весел и здоров, как никогда, - врачи в один голос утверждали, что, скорее всего, произошёл кризис в течении болезни и состояние Джареда стабилизировалось - насколько такое вообще возможно в его положении. Но ощущение недосказанности терзало, словно Дженсен ходил по тёмному лабиринту, кружа совсем близко от выхода.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 02:59
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Прощаться было тяжело. И с Джаредом, и с Джимом. Джим обнял его, взъерошил отросшие за лето волосы и сказал, отстранившись:
- Не забывай меня, парень. Приезжай всё же. Я понимаю - колледж, занятия и всё такое. Но тебя всегда ждут здесь, помни.
Дженсен не знал, что сказать, но Джим избавил его от неловкости, хлопнув по плечу и подтолкнув к сидящему в кресле Джареду. Тут говорить ничего и не надо было, они обо всём уже договорились. Сто раз проверили, правильно ли записаны адреса, телефоны, имейлы. Поэтому Дженсен просто крепко обнял Джреда и зарылся лицом в его волосы, стараясь как можно сильнее пропитаться их запахом, унести его с собой.
Первое время они созванивались едва ли не каждый день, потом и у одного, и у другого начались серьёзные занятия и силы оставались лишь на то, чтобы поздно вечером сказать друг другу несколько слов - я жив, здоров, у меня всё в порядке. Как ты, приятель?
Этого хватало. Вполне хватало - знать, что с твоим другом всё нормально. Дженсен постоянно спрашивал, нужны ли Джареду лекарства, которые нельзя купить в Мелтед Ривер, но тот отшучивался, говоря, что здоров как бык.
Постепенно общение сместилось в интернет. Джаред много и увлечённо рассказывал о своей учёбе, о занятиях спортом и соревнованиях; при этом Дженсен живо представлял себе спортивные состязания людей с ограниченной подвижностью, он видел такое не раз и всегда восхищался силой воли и мужеством прикованных к коляскам людей. Он почти воочию видел смеющегося Джареда и всегда совершенно искренне отвечал, что гордится им.
Тепло и привязанность чувствовались на расстоянии, но Дженсен всё отчётливей понимал, что не сможет приехать в Мелтед Ривер просто так, очередным летом. Даже постоянное фоновое желание увидеться с Джаредом и Джимом не перевешивало повседневных важных дел и удачно найденной работы.
Поэтому звонок Джима прозвучал громом среди ясного неба. Дженсен слушал его ворчливый голос и погружался в круговорот воспоминаний - ярких, не потускневших за эти десять лет. На Дженсена обрушился стыд, жгучий стыд за то, что он позволил воспоминаниям и суррогатному общению по телефону и сети вытеснить из его жизни настоящих, живых, дорогих ему людей. Убеждая себя в том, что он совершенно незаменим на своём рабочем месте, Дженсен вдруг понял, что и не пытался за всё это время попросить отпуск, ему для отдыха хватало длинных пустых уикендов, когда первый день он отсыпался, а второй - пил пиво и валялся с ноутбуком на коленях. Иногда для разнообразия он позволял сослуживцам вытащить себя в ночной клуб, и вечер мог закончиться в постели Минни, Джека, Лизы или Питера - он не запоминал условные имена таких же, как он сам, типичных одиноких молодых нью-йоркцев. Тем более что никогда и ни у кого не оставался ночевать.
Отпуск он получил на удивление легко, единственная заминка возникла с его предполагаемым сроком - Дженсен не знал, сколько времени займёт оформление документов, кроме того, он уже мысленно был в Мелтед Ривер и хотел урвать себе как можно больше летних дней и общения с друзьями детства. Клятвенно заверив, что даст знать, как завершит оформление документов, и приедет первым же рейсовым автобусом, Дженсен тут же позвонил Джиму и сообщил, что скоро будет.
Звонить Джареду он не стал, причина была дурацкой, но Дженсен позволил себе эту слабость. Он боялся, что, услышав голос Джареда, попросту сорвётся. Не выдержит, превратится в дёргающегося от переизбытка эмоций подростка. Поэтому, вернувшись домой, набрал в строке переписки:
"Джей, прости, что не позвонил заранее. Я скоро приеду".
Заснуть Дженсен смог только тогда, когда окошко замигало одним словом:
"Жду".

Изображение

Течение неспешно вынесло Дженсена к той самой маленькой, хитро скрытой в береговых зарослях полянке. Он ещё немного полежал на воде, потом встал и лениво вышел на берег, чтобы тут же растянуться голым телом в густой зелёной траве. Он знал, что придётся возвращаться тем же путём, чтобы не поранить босые ноги, но решил позволить себе полежать ещё немного.
Одежду он нашёл нетронутой на том же месте, что оставил, и даже не удивился этому. Лес признал его.
На самой опушке Дженсен зачем-то обернулся и посмотрел на лес. Улыбнулся и прошептал сам себе:
- Я вырос, Ренар.
Дженсен не сказал бы, что заметил хоть малейшее движение.
Просто в следующую секунду на границе тени и света стоял огромный лис - ярко-рыжий, натянутый, как струна, - и смотрел на Дженсена плавящими глазами - зелёно-рыже-медовыми, светящимися, лишёнными зрачка.
Это продолжалось несколько секунд, а потом лис исчез так же, как появился - Дженсен уловил лишь колебания веток.
Он не испугался, не почувствовал дрожь или нервозность. Зелёно-золотой взгляд не нёс угрозы. Изучал, может быть. Но без капли враждебности, скорее, с дружелюбным любопытством. Дженсен постоял ещё немного, чувствуя, как тело захлёстывает волна адреналина, глубоко вдохнул и сказал ещё раз:
- Я действительно вырос, Ренар.

Изображение

Обратная дорога заняла чуть ли не в два раза меньше времени - как всегда, впрочем. Теперь Дженсен спешил обратно к Джиму и ещё... страшно нервничал. Нетрудно догадаться почему. Бежать к Джареду он был готов, едва наобнимавшись с Джимом, но тот сказал, что Джаред сейчас на работе и вернётся лишь во второй половине дня. Дженсен очень смутно представлял себе, чем же может заниматься Джаред, поэтому не стал ничего спрашивать и тем более - представлять.
Он просто ушёл в лес, не в силах сидеть и ждать просто так.
Джим встретил его привычным ворчанием, и всё время, пока Дженсен переодевался, бубнил о Джареде, который уже был здесь и прожужжал ему Дженсеном все уши. Услышав это, Дженсен торопливо провёл пятернёй по волосам и убежал, уже не слушая Джима и чувствуя себя мальчишкой.

Перед самым домом Падалеки он перешёл на более спокойный шаг и даже пару минут постоял у ворот, унимая сердцебиение.
Эту встречу Дженсен представлял себе тысячу раз за прошедшие пару суток.
Джаред снился ему в ночь перед отъездом. Он сидел под деревом на той самой полянке над берегом, подтянув колени к подбородку. На самом деле он не умел так сидеть, у него не хватало сил обхватить ноги руками, но сейчас это казалось совершенно естественным. Конечно же, Джаред был таким, каким Дженсен его помнил, худым, длинным подростком, растрёпанным, с чуть насмешливыми глазами.
Почему-то Дженсен не дошёл до него несколько шагов и опустился в траву, разглядывая на расстоянии.
Джаред заметил его, улыбнулся удивлённо:
- Ты можешь видеть меня, Дженс?
Пока Дженсен собирался ответить, запищал будильник, вышвыривая его из сна.

Изображение

Шерон встретила его радостными объятиями и восторгами по поводу того, какой он взрослый и красивый, Дженсен с удовольствием обнимал её в ответ и краснел от смущения, словно на самом деле вернулся в детство, когда ещё не умеешь правильно реагировать на проявления чувств.
Вопросы сыпались градом, и Дженсен едва успевал отвечать на них, постоянно украдкой оглядываясь - ему неловко было спрашивать, где Джаред. Шерон отрезала ему большущий кусок яблочного пирога и принесла полную кружку восхитительного крепкого кофе, а сама продолжала задавать вопросы, не особенно ожидая ответов. У Дженсена от всего этого голова пошла кругом - от уютной атмосферы дома, не казавшегося, а бывшего родным, от болтовни Шерон, ароматов яблок и кофе, и ещё - от ожидания. В какой-то момент он просто не выдержал и вклинился в непрерывный поток слов:
- Шерон, а Джаред... Джим сказал, что он уже вернулся...
Болтовня Шерон прекратилась в ту же секунду, и её глаза заискрились смехом.
- Я уж думал, не дождусь твоего вопроса, - насмешливо раздалось у Дженсена за спиной.
Дженсен вскочил, оборачиваясь, и замер на месте.
Джаред стоял - стоял! - в дверном проёме, прислонившись плечом к дверному косяку и скрестив на груди руки. Дженсен даже глаза протёр. Джаред, которого он видел, пожалуй, мог бы быть таким сейчас, если бы не болезнь. Парень был просто великолепен. Высокий, с необъятными плечами, обтянутыми белой футболкой, в широких обтрёпанных джинсах на длиннющих ногах. С такими родными ямочками на щеках, дикими раскосыми глазами и лохматой каштановой гривой с выгоревшими рыжими прядками. Сияющий широченной улыбкой.
В следующее мгновение оба заорали, оглушив схватившуюся за сердце Шерон, и Дженсен почувствовал, как его ноги отрываются от пола. Дальше был самый родной на свете запах волос Джареда, его невозможно сильные руки и голос, привычный и насмешливый, но более глубокий.
Джаред едва не утащил чуть помятого и очумевшего от радости Дженсена, но Шерон настояла на том, что он не уйдёт, пока не съест пирог. Джаред попросил:
- Мам, можно мне молока?
И мимоходом поцеловал её руку, когда она потрепала его по волосам.
Джаред устроился за столом напротив Дженсена, отпивал молоко из стакана и таскал из его тарелки кусочки пирога, сыпал вопросами, как Шерон несколько минут назад, а Дженсен не мог стереть с лица счастливую улыбку, разглядывая Джареда. Первое потрясение прошло, и Дженсен принял ситуацию, как она есть: Джаред выздоровел необъяснимым, чудесным образом, и сейчас был раза в полтора шире в плечах и почти на голову выше Дженсена, никогда не чувствовавшего себя узкоплечим коротышкой. От Джареда исходила волна силы, здоровья, радости, он был фантастически притягателен. Поэтому все вопросы Дженсен оставил на потом.
Джаред всё же уволок его гулять - шляться по опушке леса, как тогда в детстве. Только сейчас Джаред сам с лёгкостью мог бы потаскать Дженсена на руках. Дженсен едва успевал за ним, несущимся по тропинке чуть ли не галопом.
Вечерело, и к речке они спускаться не стали, отложив это на завтра. Теперь уже Дженсен заваливал Джареда вопросами, ему нужно было знать всё и сразу: как Джаред выздоровел, где работает, чем вообще занимался всё это время.
Джаред смеялся, пожимал плечами и отвечал на все вопросы сразу:
- Помнишь, когда я отключился в лесу и провалялся три дня? Врачи сказали, что это был кризис. Понимаешь, я после этого стал чувствовать свои ноги! Не сразу, через несколько дней. Пытался ходить, подтягиваться. Паршиво чувствовать себя слабаком, Дженс. Ну, я старался изо всех сил, занимался каждый день. Потом... потом увидел парнишку лет десяти... на костылях. И понял, что буду делать.
Дженсен слушал, разве что не открыв рот. Джаред, его Джаред дал ему повод гордиться им. Сначала он, закончив колледж, остался там работать инструктором по физкультуре, а потом с помощью родителей и преподавателей создал реабилитационный центр для детей с ограниченной подвижностью. Пропадал там целыми днями и работал даже летом - всегда находилось несколько детей, которым просто некуда было уезжать.
Дженсен смотрел на Джареда, видел в его глазах отражение собственного восторга и считал, что не заслужил этого. Не заслужил искреннего обожания того, кто был - да и остался, оказывается, - очень дорогим для него человеком.
Они ещё долго болтали у порога дома Джима, не в силах расстаться, потом Джим постучал в окно и потребовал, чтобы они прекратили размазывать сопли, а то его, Джима, уже слегка подташнивает от этой мыльной оперы. Джаред рассмеялся, в сотый раз уточнил, что завтра они встретятся с Дженсеном у реки, и сказал напоследок, слегка сжав его плечо:
- Как я рад тебе, Дженс.
Удрал он, не дожидаясь ответного:
- И я очень рад.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Вопреки ожиданиям, Дженсен отрубился, едва коснувшись головой подушки. Спал он без снов и утром ещё долго лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь тишиной, прохладным утренним воздухом и осознанием того, что не нужно наспех вливать в себя обжигающий кофе и тащиться на работу.

На кухне Дженсена ждала большая миска ещё тёплых блинчиков, накрытая полотенцем, и старый кофейник, полный почти остывшего кофе.
Джим обнаружился сидящим на крыльце. Дженсен знал, что в такое время он обычно возится в сарае или на заднем дворе, и прекрасно понимал, что Джим дожидается его.
Старый дом требовал постоянной заботы. Дженсен до самого обеда помогал Джиму выгребать всякий хлам, подпиливать, забивать гвозди, уплотнять, шлифовать и подкрашивать облупившееся.
После нехитрой холостяцкой еды Джим устроился в плетёном кресле, которое Дженсен специально для него вытащил из завалов старья на чердаке, почистил и застелил пледом, а Дженсен ушёл к реке - искупаться, пока Джаред не вернулся из своего центра.

Дженсен пошёл кружным путём, самой дальней и запутанной тропинкой - в детстве казалось, что ты вот-вот заблудишься, но тропинка неизменно выводила к большой прогалине у самой реки. Это было словно преддверием тайного мира. Здесь всегда стояла особая, лесная тишина, когда щебет мелких птиц, шелест листьев и почти неразличимый плеск течения сливаются в плотный фон, тёплый и убаюкивающий.
Это было так привычно, что Дженсен даже не вздрогнул, увидев лиса у самой кромки деревьев. Он опять словно изучал Дженсена и был готов исчезнуть в любую минуту. Дженсен застыл. Спугнуть лиса было легче лёгкого, его настороженность ощущалась во всей позе, в стремительности линий золотисто-рыжего силуэта. Длинные, чётко окаймлённые глаза мерцали цветовыми переходами, завораживали. Не отдавая себе отчёта в том, что делает, Дженсен осторожно шагнул вперёд и протянул руку. Лис не исчез в тот же миг. Он развернулся и, помедлив пару секунд, не слишком быстро скрылся среди деревьев.

Изображение

Ноги сами вынесли Дженсена к заветной полянке. Он разделся на берегу, бросив вещи на маленьком уступе над рекой, и вошёл в воду. Течение тут же охватило его медленными прохладными струями, поблёскивающими на послеполуденном солнце и заставляющими вспомнить, откуда городок получил своё название.
Лечь на воду и закрыть глаза, зная, что тебя сейчас развернёт в другую сторону, а потом вынесет на пологую отмель, и ты будешь лежать, чувствуя спиной берег и щекочущие кожу водоросли, а вода станет разбиваться о твой живот мелкими волнами, тихим плеском.

Тогда, в самое последнее лето, они часами лежали на этой отмели, а потом Дженсен вытаскивал Джареда из воды, и приходилось ждать, пока высохнут его волосы - если бы родители узнали об этих импровизированных купаниях, Дженсену бы здорово нагорело: никто не знал, какую ещё штуку выкинет почти отсутствующий иммунитет Джареда. Любая простуда могла обернуться трагедией.
Вспоминая об этом, Дженсен искренне не понимал, как он мог идти на поводу у Джареда, обожавшего эту мелкую тёплую реку. Он бы не простил себе, если бы с Джаредом что-то случилось.
Пожалуй, тогда же он первый раз ощутил лёгкую неловкость, вытаскивая обнажённого Джареда из воды. Он словно только сейчас заметил, что оба перестали быть детьми, и то, на что раньше не обращали внимания, вдруг стало стыдным и жарким. Поэтому, лёжа в траве, он уже не закидывал на Джареда руку, а просто ждал, когда тот высохнет. Помогая ему одеваться, Дженсен старался не смотреть. Он стыдился своих мыслей, думая, что это нечестно - вот так разглядывать ничего не подозревающего Джареда. Если бы он хоть один раз увидел тогда его лицо, то заметил бы, что Джаред прячет взгляд так же тщательно.

Изображение

Дженсена качало на волнах полусна, водоросли щекотно ласкали спину, вода одевала живот и ноги тёплым покрывалом. Звуки, прикосновения и запахи текли неспешно, словно зачарованные. Сквозь сомкнутые веки Дженсен чувствовал взгляд, чувствовал уже давно и всё не мог открыть глаз - не из страха или неловкости, скорее из лени. Перед глазами стояло лицо Джареда - с этими невыносимо яркими глазами, высокими скулами, чуть насмешливой улыбкой. Дженсен чувствовал себя будто в ловушке. Он вспоминал тогдашнего, почти прозрачного Джареда, к которому безотчётно тянулся, и сравнивал его с нынешним, сильным, огромным, горячим, понимая, что влечение из подспудного становится явным.

Взгляд прожигал закрытые веки. Дженсен поддавался неохотно, слишком не хотелось выныривать в осязаемый мир. И всё же он открыл глаза. Чтобы в ту же секунду подскочить и сесть: прямо на его сброшенных в траву вещах сидел Джаред, обхватив колени руками. Увидев его испуг, Джаред расхохотался, запрокинув голову и взметнув золотящейся на солнце гривой.
Давя смех, Джаред встал и примирительно протянул руки к ошарашенному Дженсену:
- Прости, Дженс, не хотел пугать!
Глаза у него искрились смехом, и Дженсен, абсолютно не расположенный сердиться или обижаться, лениво взмахнул рукой:
- Ерунда, Джей. Давай в воду!
Через секунду он едва не пожалел о сорвавшихся с губ словах: вспомнил, что оставил все вещи на берегу, и придётся вылезать из воды нагишом, а ещё... Дженсену показалось, что прохладная вода вокруг него сейчас закипит - Джаред молниеносно разделся, ничуть не рисуясь и не выказывая ни капли смущения, и Дженсену пришлось окунуться в воду с головой, чтобы скрыть мучительную неловкость. Джаред был невыносимо хорош. Вид смуглого гладкого тела, мелькнувшего в воздухе, намертво отпечатался в мозгу Дженсена, выжег сетчатку, замельтешил деталями: взметнувшиеся волосы, широкая грудь, рельефный живот. Взмах длинных рук, игра мышц, тёмная дорожка волос на животе...
Джаред плюхнулся в воду с воплем, обрушив на Дженсена потоки воды, и вынырнул прямо рядом с ним, отплёвываясь и слепя мокрым блеском. Неловкость исчезла в ту же секунду - осталась только чистая радость от того, что Джаред рядом, от того, что он просто жив и здоров, от лёгкости полного погружения в почти забытое детство.
То, что гонять с Джаредом на скорость совершенно бесполезно, Дженсен понял минут через пять: Джаред "делал" его по всем статьям и не оставлял ни малейшего шанса отыграться. В конце концов Дженсен так измотался, что в пару движений доплыл до мелководья, поднял вверх руки, сдаваясь, и побрёл к берегу, попросту забыв о своей наготе. В траву он рухнул плашмя и даже не стал шевелиться, чтобы устроиться поудобнее. Джаред свалился рядом через полминуты и хлопнул его мокрой ладонью по спине:
- Будешь знать, Дженс, как просиживать штаны в офисе!
Дженсен промычал в ответ утвердительно - ему нужно было хотя бы несколько минут, чтобы выровнять дыхание и успокоить сердце. Конечно, он мог бы возразить, что исправно занимается в тренажёрке, но не стал - слишком отличались искусственные нагрузки от незапланированных упражнений на свежем воздухе.

Джаред повернулся на бок и устроился головой на руке, уставившись на Дженсена без слов. Дженсен опять не поверил тому, что видит. Он тоже с трудом развернулся лицом к Джареду, и они оказались в нескольких сантиметрах друг от друга. Дженсен протянул руку - бездумно, как в детстве, и коснулся мокрых длинных волос. Джаред зажмурился с довольной улыбкой, повёл головой, словно бодая его ладонь.
Ветерок холодил и чуть стягивал кожу, по телу бежали мелкие пятна света и тени, Джаред улыбался, полуприкрыв глаза, а у Дженсена слегка кружилась голова от всего этого. Невинное бесстыдство Джареда и собственная нагота не тяготили Дженсена, но создавали между ними ощутимое напряжение, не имеющее ничего общего с тем, что было в детстве. Лаская мокрые пряди, Дженсен понимал, что встреть он Джареда в Нью-Йорке - вот такого, нынешнего, он сделал бы всё, чтобы... затащить его в постель. Дженсен никогда не был излишне застенчив или распущен, но сейчас его останавливало осознание общего детства. Ему было неловко, слишком неловко от мысли о том, что Джаред отзывается на ласку и уж точно не оттолкнёт его, но... если Дженсен и допускал такую мысль, то должно было пройти хоть немного времени. Хоть немного. Почему-то нелегко было свыкнуться с такой быстрой сменой статуса. Или не хватало духу признаться себе в этом и принять очевидное взаимное влечение.
Думая об этом, Дженсен посмотрел на Джареда и вспыхнул: в его полуприкрытых глазах светилась... готовность. Желание, радость, обожание. И всё это - совершенно откровенное, даже без намёка на попытку скрыть чувства.
Это было слишком. Он не мог прямо сейчас показать Джареду, что тоже готов. Потому что не чувствовал этого. Было тяжело откапывать себя из-под слоёв смущения и возбуждения.
К счастью, Джаред реагировал на всё очень чутко. Он улыбнулся мимолётно и откатился от Дженсена, притворно поёжившись:
- Холодно! Давай одеваться.
Одевшись, Дженсен почувствовал себя уверенней. Они ещё немного посидели на траве, потом без спешки побрели в сторону дома.
Им было о чём поговорить, и расстались они, как и прошлым вечером, когда стемнело.
Засыпая, Дженсен пытался понять, что сегодня произошло. Вспоминая Джареда, лежащего рядом на траве, ощущение тяжёлых мокрых волос в своей руке, Дженсен чувствовал едва ли не зуд в пальцах, так хотелось прикоснуться к смуглой, быстро подсыхающей на солнце коже. Нужно было набраться смелости и признаться себе в том, что детство на самом деле осталось в прошлом. Тот Джаред, которого он встретил сейчас, был ему всё так же дорог, но отрицать сильное, вовсе не платоническое притяжение совершенно не представлялось возможным.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:09
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Дождь всегда приносил с собой ожидание. Короткий летний дождь, который будил Дженсена среди ночи, мягко и тяжело стуча по деревянному подоконнику. Дженсен открыл глаза. Испугаться он не успел, будучи ещё во власти сна. На подоконнике сидел Джаред, свесив одну ногу наружу, будто собирался удрать в любую секунду. Он был совершенно обнажён, как днём на реке, и Дженсена охватило медленным, странным жаром. Джаред повернул голову, и его глаза блеснули - может быть, отражённым светом луны, а может быть...
- Иди сюда, - позвал Дженсен, уверенный, что это сон.
Джаред соскользнул с подоконника, гибко, едва уловимо - и вот он уже у постели Дженсена.
От него пахло дождём, а гладкая кожа была мокрой. Он молчал, лишь смотрел на Дженсена чуть светящимися глазами. Дженсен чувствовал, что его парализует. Отнимает волю, обездвиживает мышцы. Джаред нагнулся над ним, потом прижался влажным голым телом; Дженсен сквозь простыню почувствовал его каменные мышцы и... такой же каменный стояк.
Но ведь это сон, значит, можно делать всё, что угодно. Дженсен погладил Джареда по щеке, запустил руку в длинные, чуть влажные волосы, притянул к себе, чтобы почувствовать этот запах. Джаред подчинился, прижался щекой, потом ткнулся губами в самую мочку уха, повёл по шее. Дженсен не удержал стон, когда Джаред медленно лизнул его скулу, нависая над ним и обхватывая лицо ладонями. Он смотрел на Дженсена и словно светился в негустой летней ночи.
Если бы Дженсену сказали, что его так выкрутит от простого поцелуя, он не поверил бы. Но стоило Джареду коснуться его губ, Дженсен отозвался тут же, обхватывая Джареда за твёрдые плечи и раскрываясь навстречу жаркому рту. Поцелуй тёк между ними расплавленным ночным воздухом, Дженсен стонал от жадности, скользя руками по гладкому телу Джареда, подавался навстречу ему, вжимаясь в твёрдый живот истекающим членом, подставлял поцелуям и вылизываниям шею, грудь, губы. Джаред был немного неловким, но бесстыдным и жарким, лаская его; опустил руку, охватывая его член, вплетая пальцы другой руки в судорожно раскрывшиеся пальцы Дженсена. Джаред не дрочил ему, нет, сжимал член в большой ладони и водил свободным пальцем по мокрой головке, вылизывал рот Дженсена изнутри, прихватывал губами губы, нежно всасывал язык и отпускал сразу же, доводил до хриплого рычания, до сорванного дыхания и мути в глазах.
Дженсену хватило ещё одного затяжного поцелуя и нескольких неритмичных сжатий руки, чтобы вскинуться с воплем, который Джаред тут же заглушил горячим ртом. Джаред выдохнул судорожно, громко, и поднёс к лицу мокрую ладонь, оставив Дженсена корчиться от пустоты и сжимать бёдрами его ногу.
Дженсен смотрел расширенными глазами, как Джаред слизывает с ладони сперму, забираясь языком между пальцами, как дрожат и раздуваются его ноздри, как медленно, удовлетворённо опускаются веки. Закончив вылизывать пальцы, Джаред издал странный звук, заставивший Дженсена замереть: это был низкий рык или ворчание, ничего похожего на то, что могли воспроизводить человеческие связки.
Дженсена это должно было напугать до чёртиков, только не напугало. Что-то отозвалось внутри, заставило притянуть к себе горячего, мокрого от пота Джареда и поцеловать чуть дрожащий рот.
Дальше всё было совсем расплывчато и сонно - Джаред, целующий его лицо, почти невыносимый жар тела и отдалённый шум возобновившегося дождя. Дженсен проваливался в полусон, схватывался, ища рядом Джареда, и засыпал, нащупав голые плечи или растрёпанные волосы - Джаред лежал, уткнувшись лбом ему в шею.

Изображение

Утром Дженсен чувствовал себя так, будто с вечера накачался дрянным виски и заполировал это парочкой порций текилы. Потолок кружился, в ушах стоял гул. Дженсен поморщился, преодолевая тошноту, сел. Провёл руками по лицу, по груди, и тут его словно ошпарило: пальцы ощутили засохшую сперму, а перед глазами ярко вспыхнула картинка: Джаред, сидящий на подоконнике, Джаред, нависающий над ним, Джаред...
Дженсен всё ещё пытался убедить себя в том, что это был сон. Даже когда стоял под душем, прислонившись к потрескавшемуся от времени кафелю, и водил ладонью по животу, вместо того чтобы взять мочалку и мыло: весь живот и грудь были в засохших брызгах, становящихся скользкими от тёплой воды, и это скольжение выбрасывало из реальности, туда, в прошедшую ночь, настоящую ли?
Зеркало отразило тёмные круги под глазами и засосы на груди и шее. Сердце прыгнуло, и Дженсену стоило усилий отдышаться, заставить себя хоть временно не думать о ночной странности. Он кое-как побрился, чудом ухитрившись не порезаться, и пошёл желать Джиму доброго утра.

Старик ворчал, как всегда, а Дженсен не мог найти себе места, думая о предстоящей встрече с Джаредом. Ночное приключение было совершенно реально, подтверждением тому стал и взгляд Джима: Дженсен вспыхнул, когда представил себе, насколько ярко видны засосы у него на шее. Впрочем, этот чуть удивлённый взгляд оказался единственной реакцией, которую Джим себе позволил.
Очнулся Дженсен, когда второй раз выплеснул горячий кофе себе на грудь. Джим хотел было сказать какую-то колкость, но только покачал головой, а Дженсен пробормотал что-то и отправился переодеваться. Но прежде он ещё раз встал под душ, теперь беспощадно холодный, и минут пять честно стучал зубами, пока разрешил себе закрыть воду и завернуться в полотенце.
Немного придя в себя, Дженсен пытался помочь Джиму, вытащившему на свет божий очередной пыльный ящик с чердака, но всё у него летело из рук, и Джим, в конце концов не выдержавший, рявкнул на Дженсена:
- Парень, катись гулять! Проветри мозги, а тогда уж будешь мне помогать.
И добавил, когда Дженсен уже развернулся к нему спиной:
- Бессонные ночки просто так не проходят, да?
Дженсен густо покраснел, услышав в голосе Джима ехидство, и побыстрее вышел за ворота. Чем сейчас заняться, он даже себе не представлял.
Немного пошатавшись по окраинным улицам, Дженсен, сам не отдавая себе в этом отчёта, двинулся в сторону школы. Он очень хотел увидеть Джареда в окружении детишек, но и боялся этого. Не представлял, как будет смотреть Джареду в глаза. Потому что сам не был полностью уверен в том, что прошлая ночь ему не пригрезилась.

Изображение

Дженсен готов был увидеть что угодно, только не современное здание на месте старой школы. Впрочем, подойдя поближе, он понял, что это лишь пристройка; само старое здание никто и не думал трогать.
Дженсен вошёл в прохладный светлый холл и огляделся. Всё вокруг заставляло улыбаться, потому что даже эта абсолютно новая часть здания была пропитана атмосферой его детства. Возможно, это чувство вызывали детские рисунки, прикрепленные к стенам вперемешку с фотографиями. Каждое фото было снабжено подробной надписью, выведенной старательным корявым детским почерком. Дженсену очень понравилось, что дети, проходящие курс лечения в новом центре, на всех фото были в гуще обычных здоровых детей, и все явно чувствовали себя отлично: не стеснялись, смеялись в камеру, строили рожицы и ставили друг другу "рожки". Одна из фотографий привлекла внимание Дженсена. Он пригляделся, да так и остался стоять, разглядывая снимок как можно подробнее. На большом цветном фото был запечатлён выпуск прошлого года - по всей видимости. Дети стояли, сидели в инвалидных креслах, некоторые опирались на костыли или обнимали друг друга за плечи. Все выглядели весёлыми и довольными. Но основное внимание Дженсена привлекла не эта яркая детская радость, хоть и заставила его улыбнуться. В самом центре детской толпы возвышался Джаред - особенно огромный на этом фоне, сияющий, облепленный детьми со всех сторон. Под фото было написано очень крупно: "Это наш Джаред!" Все белые поля фотографии были изрисованы сердечками с крыльями и неровными смайликами.
- Не веришь своим глазам, а, Дженс? - раздалось у него за спиной.
- Кажется, мне пора привыкнуть к сюрпризам, - пробормотал Дженсен, раскрывая объятия и улыбаясь во весь рот. - Привет, Трейси!
Трейси повисла у него на шее, и Дженсен получил смачный поцелуй в щёку и сразу же - сплошной поток радостного трёпа.
Дженсен слушал, кивал, совершенно искренне улыбался - Трейси была одной из немногих девчонок, признанных своими в мальчишеской компании.
Первый раз Дженсен даже принял её за мальчишку – с торчащими во все стороны короткими чёрными волосами, щербинкой в зубах и ссадинами на коленках.
Дженсен понял, что завис и пялится, когда получил вполне ощутимый тычок под рёбра:
- Эй, Дженс, в Нью-Йорке не знают, как выглядит женщина?
Трейси расхохоталась собственной шутке, чтобы скрыть смущение, а Дженсен понял, что она на самом деле одна из ярчайших женщин, виденных им в жизни. Худенькая, мелкая Трейси, отважно участвовавшая во всех лесных вылазках, превратилась в стройную, высокую, необыкновенно притягательную женщину. Дженсен подумал о том, что её красота, пожалуй, была слишком резкой для женщины - с этими раскосыми глазами, высокими скулами и чётким подбородком. И ещё... Дженсен прекрасно понимал, что это лишь на визуальном уровне, но так бы могла выглядеть... сестра Джареда. Когда Трейси повела его показывать центр, это ощущение лишь усилилось - она просто светилась той же увлечённостью, что и Джаред. Одно лишь было не понятно: почему Джаред, влюблённый в этот центр, сразу же не потащил сюда Дженсена?
- Да ему тут проходу не дают! - отозвалась Трейси, и Дженсен поморщился, понимая, что позволил себе думать вслух.
- И ещё он наверняка счёл это нескромным.
Дженсен улыбнулся: да, это было очень в духе Джареда.
- А где...
- Где он сейчас? - перебила Трейси.
Дженсен выдохнул: вопрос дался ему с усилием.
- Уехал в город, - беспечно продолжила Трейси. - Бюрократическая волокита. Хорошо, что он сам этим занимается, мне достаётся только возня с малышнёй...
Будто в подтверждение её слов, их окружила толпа непонятно откуда взявшихся детей - лишь потом Дженсен увидел открывшуюся дверь классной комнаты.
В кармане завибрировал мобильник, Дженсен схватился за него, как утопающий за соломинку. Сердце бухнуло, когда он увидел сообщение от Джея, но содержание пригасило радость: "Дженс, прости. Задерживаюсь в городе, вернусь поздно. Встретимся завтра, хорошо?". В самом конце был глупый смайлик, живо напомнивший Дженсену дурашливую гримаску Джареда, против которой он никогда не мог устоять. Вот и сейчас улыбнулся, набирая ответ и понимая, что это будет очень двусмысленно: "Динамишь после первого свидания?". Смайлик он выбрал соответствующий - глумливо скалящийся во все тридцать два. Дженсен прекрасно понимал, что всё это вызвано его многолетним эмоциональным оцепенением и обрушившимися сейчас свежими впечатлениями, но просто не мог удержаться от мелкого хулиганства - ситуация слишком будоражила.
Трейси между тем отправила детей обратно в класс и рассматривала Дженсена с лёгкой улыбкой - трудно было определить, что за ней крылось.
Дженсен вопросительно поднял брови.
- Ничего, - покачала головой Трейси, - просто давно тебя не видела.
- Зайду завтра навестить вас с Джеем, - Дженсен протянул руку, и Трейси крепко её сжала.
Но стоило Дженсену отвернуться, его догнал смачный шлепок растопыренной пятерни - Трейси от души приложила его по заднице, да так, что ощутимо обожгло сквозь джинсы.
- Эй! - возмутился Дженсен, потирая задницу.
- Прости, - покаянно пожала плечами Трейси, - всегда хотела это сделать.
И её гримаска показалась Дженсену зеркальным отображением нарочито невинной физиономии Джареда.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:12
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Слишком много, слишком странно, слишком быстро, слишком... Всё, всё здесь было слишком. Пытаясь хоть как-то упорядочить мысли, Дженсен потихоньку брёл к лесу и сам не заметил, как оказался на большой поляне среди золотящихся в послеполуденном солнце деревьев. Можно было спуститься к реке, но почему-то не хотелось без Джареда. Дженсен улыбнулся, вспоминая недавнее купание. От всплывшей перед глазами картинки его отвлекло сообщение. "И не надейся. Вернусь - сразу же восполню пробел". Отвечать Дженсен не стал, но почувствовал, что нервное напряжение отпустило.
Он устроился под деревом, прислонясь к тёплому стволу, и опять погрузился в свои мысли. Джаред достиг гораздо большего, чем он. Из беспомощного мальчишки-калеки он превратился в сильного морально и физически мужчину, не только преодолевшего свою беспомощность, но и помогающего преодолеть её другим. Дженсен был очень рад тому, что рядом с Джаредом оказались настоящие единомышленники, такие, как Трейси или его родители. Он прекрасно понимал, что сам, без этой поддержки, Джаред не добился бы подобного никогда в жизни. Теперь картинка сложилась - Дженсен по-настоящему понимал, о чём писал ему Джаред. Все эти годы он не просто совершенствовал и вытаскивал из болезни себя, а вкладывал силы в настоящее благое дело. Всё это могло показаться несколько пафосным, но не в случае с Джаредом.
Дженсен готовил себя к тому, что им предстоит ещё не один серьёзный разговор по... Да, по разным поводам.
По верхушкам деревьев прошёлся ветер и принёс с собой речную свежесть. И... огненно-рыжее пятно, стоило Дженсену повернуть голову. Возможно, лис был тут уже давно: он не казался настороженным и готовым исчезнуть в любую минуту. Дженсен улыбнулся: зверь был красив. Очень красив. Изящный и сильный, яркий, он казался частью леса, причудливо сгустившимся воздухом. Будто узор калейдоскопа, который разобьётся через секунду и больше никогда не сложится, как ни старайся и не перетряхивай крохотные стёклышки. Но вот лис сделал небольшой скользящий шаг вперёд, а потом ещё один. И не рассыпался и не растворился в воздухе. Чуть наклонил голову, внимательно глядя на Дженсена переливающимися глазами. Словно бросал вызов.
Сначала Дженсен замер, но спустя несколько секунд лис так и не шелохнулся, поэтому Дженсен позволил себе встать и тоже сделать осторожный шаг навстречу лису. Тот чуть подался назад, а потом развернулся и пробежал несколько шагов, опять развернувшись к Дженсену и застыв на месте. Лис... звал его за собой? Дженсен сделал ещё пару шагов, и предположение подтвердилось: лис опять немного пробежал и остановился. Лис вёл его всё дальше, и Дженсену смутно казалось, что он знает, куда выведет тонкая тропинка. Будто он знал это раньше и сейчас пробуждались давние воспоминания. Дженсен знал точно: это не был один из его привычных детских маршрутов, иначе он вспомнил бы сразу же. Когда кроны деревьев почти перестали пропускать солнце, лис вдруг застыл и оглянулся с таким видом, словно колебался: вести Дженсена дальше или нет. Только тогда Дженсен ощутил лёгкое беспокойство и даже почувствовал себя идиотом, потому что позволил себе следовать за странно ведущим себя животным. Нет, это был не страх, но откровенно ощутимый дискомфорт. Лис словно почувствовал его состояние и вдруг резко свернул с тропинки. Дженсен послушно пошёл за ним дальше - просто из любопытства. Или упрямства. Они двигались ещё несколько минут, и вскоре лес опять стал реже и светлее. В какую-то секунду Дженсен понял, что лиса впереди нет, а за деревьями просвечивает та самая поляна, на которой он сидел под деревом около часа назад.

Изображение

Всё же следующим утром Дженсен не выдержал. Проведя ночь без сна, он честно хотел переждать, не мешать Джареду и увидеть его вечером, но зачем-то побрёл в сторону центра, ругая себя, но не в силах повернуть обратно.
Разумеется, Джареда он увидел. Сложно было не увидеть его, возвышающегося над стайкой детишек и несколькими молодыми женщинами. На руках у Джареда сидела серьёзная маленькая девочка, сосредоточенно пытающаяся заплести его гриву в косичку. Время от времени Джаред с улыбкой выпутывал её цепкие пальчики из своих волос, не прерывая разговора с одной из женщин, но они неизменно возвращались туда вновь, словно волосы Джареда были намагничены.
Дженсен не стал подходить ближе - просто не мог. Стоял и смотрел на всё это - яркую маленькую толпу счастливых людей, освещённых лучами солнца, льющимися из огромных окон, и не мог найти определение распирающему грудь чувству. Не мог отвести взгляд от тонких пальчиков, теребящих волосы Джареда. Не мог вообще... отвести взгляд от Джареда.
Потом Джаред засмеялся, и Дженсена тут же, на месте, прошило беспощадным пониманием: он завидует этой маленькой девочке, завидует её свободе, завидует этой возможности - касаться Джареда у всех на виду и не вызывать тем самым никаких подозрений и косых взглядов. Это было стыдно, глупо и не имело ни капли смысла. Никто не запрещал ему видеться с Джаредом и даже касаться его. И не только касаться. Дженсен невольно потёр ладонью чуть ноющий засос на шее. И подумал вскользь, что приходить сейчас не стоило. Развернулся и пошёл к выходу. Поэтому и не заметил внимательный, серьёзный и чуть встревоженный взгляд Джареда, брошенный ему вслед.

Изображение

В этот раз Дженсен уже не удивился, увидев на опушке лиса. Он не пытался вести за собой, но и не уходил. Дженсен уселся под деревом, подтянул колени к груди и так застыл, пытаясь разобраться в своих чувствах. Если бы он осмелился признаться самому себе, проговорить хотя бы мысленно, он сказал бы, что влюблён в Джареда и его очень нервирует эта ситуация. Дженсен привык просчитывать всё заранее и понимал, что если даст волю чувствам, ему придётся делать серьёзный выбор. Джаред был призом, подарком судьбы. Отказаться от него было равносильно если не самоубийству, то медленному угасанию. Это страшило Дженсена - он всего лишь попробовал, всего лишь прикоснулся - а в том, что та странная ночь ему не пригрезилась, он уже был уверен, - что же будет, когда он позволит себе...
Но Дженсен плохо представлял себе, как переберётся сюда, в этот пусть и милый, но излишне отдалённый от больших городов уголок. В том, что Джаред не захочет отсюда уезжать, Дженсен был абсолютно уверен - сегодня он увидел своими глазами, как много значит для Джареда то, чем он занимается.

Лис сидел смирно, время от времени чуть наклоняя голову, и Дженсен рассмеялся - это выглядело забавно. Лиса это не испугало, он лишь быстро дёргнул хвостом, но убегать и не думал.
Почему-то именно эта картинка плыла у Дженсена по изнанке век, когда он выключил в спальне ночник и закрыл глаза.

Изображение

В этот раз Джаред не молчал. Дженсен не уловил, не запомнил, не заметил, когда он появился. Только понял, что уже не спит, а Джаред целует его и тянет в сторону тонкое одеяло, касаясь шёпотом губ, щёк, закрытых глаз:
- Думал дрыхнуть всю ночь, да, Дженс? Думал, не приду, просто так словами бросаюсь?
Дженсен возмущённо замычал спросонья, собираясь возразить, но Джаред не позволил: поцеловал в губы и отпустил только тогда, когда Дженсен подумал, что сейчас умрёт от возбуждения. Или нехватки кислорода.
Дженсен ждал повторения той ночи, сейчас он не терзался моральными проблемами, не думал о том, правильно или нет то, что сейчас происходит, и уж тем более не думал о том, что будет завтра или через месяц. Он подался навстречу Джареду, и тот словно окутал его с головы до ног, Дженсен чувствовал лишь его горячие губы на своих губах и твёрдый член, трущийся о его собственный, отчего влага их возбуждения смешивалась на животе и первые капли щекотно стекали во впадинку пупка. Джаред обхватил его колено ногами, продолжая целовать и медленно, непрерывно, бесстыже крутить бёдрами, скрестил щиколотки так, что Дженсен чувствовал, как играют мышцы икр. А ещё - как движется тело, тянется короткими мышечными волнами, как Джаред глубоко, гортанно, хрипло постанывает, кусая его за нижнюю губу и скользя языком по кромкам зубов. Зарываясь дрожащими пальцами в шевелюру Джареда, Дженсен чувствовал себя подростком, жадным, нетерпеливым и неопытным, и почти кричал от того, что бешеная разрядка выламывает и выгибает над кроватью лишь от поцелуев, лишь от жара прильнувшего тела.

Изображение

Он не хотел, очень не хотел попадать в эту зависимость. Чувство к Джареду всегда было сильным, но... не тревожащим. Правильным, простым, понятным - даже тогда, в самое последнее лето перед разлукой. Сейчас исходящее от Джареда будоражило и подчиняло, и Дженсену это казалось неправильным. Он понимал, почему так сопротивляется: в первый же месяц самостоятельной взрослой жизни Дженсен влюбился. До судорог, до беспамятства, до потемнения в глазах. И когда всё закончилось - быстро и болезненно - понял, что больше не хочет. Не хочет чувствовать себя идиотом, не хочет сходить с ума от ревности, не хочет понимать, что готов идти на любые глупости, только бы не остаться брошенным. Потому что казалось - окунувшись в такую страсть, жить без неё дальше уже невозможно. Но на деле вышло - очень даже возможно. После месяца непрерывного загула, когда ты не помнишь утром, где провёл вечер, или просыпаешься в постели с незнакомым человеком и тихо сматываешься, пока хозяин безмятежно посапывает в обе дырочки.
От этого всего было страшно, потому что одно лишь прикосновение губ Джареда не шло ни в какое сравнение со всеми прежними страстями Дженсена вместе взятыми. И представить себе, что это вдруг прекратится, было физически больно. Хуже всего было то, что Дженсен уже позволил себе влюбиться. Позволил... да просто не смог и не захотел устоять перед прошлым, предъявившим на него права.
Как Дженсен вышел на любимую полянку над берегом, он и сам не заметил. Разобраться в себе было сложно, и вовсе не потому, что Дженсен себе лгал. Скорее, он не мог справиться со стремительностью и силой захватывающих чувств.
Он растянулся в остро пахнущей густой траве и подумал с лёгкой насмешкой, обращённой к самому себе, что это входит в привычку - полночи задыхаться и стонать в объятиях Джареда, потом просыпаться в полдень и брести в лес, чтобы отлежаться в одиночестве и не слушать ворчание Джима. Странное, диковатое, не совсем реальное течение жизни, где всё вдруг оказалось пропитано Джаредом насквозь.
Ночью, едва отдышавшись после короткого острого оргазма, Дженсен молча перевернул Джареда на спину и принялся ласкать его, покрывать поцелуями шею, скулы, рот. Успокоиться он не мог долго, а Джаред принимал всё так же жадно, как Дженсен дарил.
Уплывая в полубодрствование, Дженсен даже чувствовал запах его волос, тот самый, который нельзя спутать с каким-либо другим. Он был явственным до такой степени, что щекотал ноздри и заставлял улыбаться: казалось - стоит протянуть руку, и коснёшься этой восхитительной гривы. Запах усилился, а расслабленно лежащей в траве ладони Дженсена невесомо коснулось что-то тёплое и шелковистое.
- Джей, - прошептал Дженсен, улыбаясь.
Он раскрыл пальцы, касаясь волос, запуская их поглубже, перебирая пряди, кажущиеся гораздо более короткими и гладкими, чем Дженсен помнил. Но его так обволакивал запах и тихое, еле слышное дыхание рядом, что это почти не тревожило. Почти. До тех пор пока Дженсен скользнул пальцами ниже, собираясь наощупь притянуть к себе Джареда и поцеловать. Пальцы встретили не гладкую горячую кожу, а всё то же... мягкое и шелковистое.
Сердце на секунду куда-то провалилось. Словно в дурном сне, когда ты теряешься от подмены ощущений и не знаешь, обернётся ли твой сон кошмаром или просто прекратится. Дженсен открыл глаза и его подбросило на месте: он встретился взглядом с двумя продолговатыми озерками жидкого золота. Прямо перед его лицом в траве лежал распластавшийся, замерший лис и смотрел на него. И этот тёплый родной запах был... его запахом. И то, что Дженсен принял за волосы Джареда, было гладкой и густой лисьей шерстью.
Дженсен осторожно сел. Лис не убегал, не делал попыток даже поменять позу - так и смотрел на Дженсена снизу вверх светящимися, настороженными глазами, такими, словно в них отражалось небо. Страха Дженсен не испытывал. Только то мгновенно охватившее чувство, когда перед тобой лежит головоломка, решение которой очень близко, и ты мучаешься, не в силах уловить принцип сборки, но зная, что он до обидного прост. Перед глазами вихрем пронеслись недавние картинки: лис на опушке, молчаливый Джаред на подоконнике, лис, ведущий его полузнакомым маршрутом, глаза лиса, глаза Джареда...
По всему выходило, что ответ прост до сумасшествия. Там, в Нью-Йорке, Дженсен бы жестоко высмеял сам себя, приписав странные выводы действию выпивки и травки; здесь же, в совершенно другом мире, это казалось вполне нормальным объяснением.
- Джаред, - одними губами проговорил Дженсен.
Лис дёргнулся, вскочил и отбежал на несколько шагов. И Дженсен на секунду поверил в то, что ему всё пригрезилось. Страх, вина и понимание в лисьих глазах. Сейчас он убежит, а Дженсен соберётся с силами и... скорее всего, просто уедет домой, потому что формальности по передаче дома уже были выполнены. И пора заканчивать это летнее приключение, пока он окончательно не сошёл с ума.
А в следующую секунду лис обернулся и застыл на месте, опять глядя на него с тем невозможным для зверя выражением в потемневших теперь глазах.
И понимание обрушилось на Дженсена, словно снежный ком посреди летней жары: это Джаред. Это Джаред. Это...
- Джаред.
Лис не двигался.
- Джаред? - Дженсен изо всех сил старался не думать о безумии ситуации. Он не верил себе до конца, но что-то не позволяло отмахнуться и списать всё на избыток солнца. Потому что лис так и стоял напротив, застыв и не сводя с Дженсена взгляда.
- Запах, - сказал Дженсен скорее себе, чем лису, - я узнал тебя по запаху. Так пахнешь только ты.
Слова казались странными, неизвестно откуда взявшимися, но абсолютно правильными.
- Да, я прав? - спросил Дженсен, глядя лису в глаза.
И тут же, без перехода, расхохотался. Он смеялся, утирая слёзы и не в силах перестать смотреть на то, как в лисьих глазах настороженность сменяется смятением.
Произошедшее следом за этим не сопровождалось никакими особенными эффектами. Просто настороженный лис на секунду окутался прозрачным маревом, и Дженсен увидел стоящего перед собой обнажённого Джареда. Он протянул руки с раскрытыми ладонями, как тогда на реке, и заговорил быстро:
- С тобой всё в порядке, Дженс. Ты не сошёл с ума, а я тебе не мерещусь. Это действительно я.
Джаред опустился на колени в траву и оказался совсем близко. И тут же последний кусочек головоломки лёг точно в паз:
- Так что произошло, когда я оставил тебя на той полянке?

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:17
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
О том, что через несколько дней Дженсен уедет, Джаред старался не думать. Он всегда ждал его, каждое лето, и всегда получал именно то, что хотел - почти три месяца радости. Подростки не задаются целью обязательно обозначить для себя то, что с ними происходит, обязательно назвать хоть как-то сложно определяемые чувства. Радость - это радость. Зачем препарировать то, что освещает твою жизнь? Джаред был просто благодарен. Он взрослел и понимал, что теперь относится к Дженсену чуть более собственнически, чем несколько лет назад, что многие вещи, казавшиеся ранее простыми и обыкновенными, теперь стали смущать. Хуже всего было неизвестно откуда взявшееся отчётливое ощущение тоски. Если бы Джаред разрешил себе об этом думать, то понял бы, что предчувствует исчезновение Дженсена из его жизни.
Странно, что живой и неугомонный Джей до этого лета совершенно не воспринимал собственное положение как ущербное. Он был избалован вниманием, его любили все - и заслуженно любили. Постепенно Дженсен заменил ему всех, вытеснил из сознания, завладел им едва ли не полностью. И то, что Дженсен тормошил его, словно ребёнка, и перетаскивал на руках из коляски на траву и обратно, было маленькой слабостью Джареда. А может, не такой уж и маленькой. Джаред мог прекрасно сделать это сам, но каждый раз чуть эгоистично ждал, когда Дженсен подхватит его, поможет раздеться и дотащит до воды, и при этом можно будет крепко обнять его за шею и тыкаться носом в ухо, изображая неуклюжего щенка, а потом, когда они будут валяться в траве и сохнуть под тёплым ветром, ощущать пальцы Дженсена в своих волосах. Не то чтобы Джаред не отдавал себе отчёта в том, что на них кто-то может случайно набрести так же, как они сами впервые набрели на эту полянку. Понимал он и то, что происходящее между ними - за рамками нормального. Общепринятого, по крайней мере. Впрочем, ему было всё равно - Дженсен для него слишком много значил. Он бы никогда и никому не признался в том, что последние два-три года настраивает календарь в своём компьютере на обратный отсчёт, едва Дженсен уедет.

Сейчас Джаред немного злился, оттого что оба чувствовали себя гораздо более скованно, чем обычно, не знали, о чём говорить, и остро чувствовали, как мало у них времени. А теперь Дженсен ещё и ушёл куда-то вглубь леса, будто мало им было знакомых мест. В другое время Джаред обрадовался бы новому приключению, но сейчас ему не хотелось терять ни минуты. Тем более, Джареду было здесь неуютно. Эту нервозность слегка сглаживал треск веток под ногами и руками Дженсена, указывая на его близкое присутствие, но Джаред ёжился от прохладного ветерка и густой тени - здесь кроны деревьев пропускали очень мало солнечного света. Джаредом овладело безотчётное желание спрятаться: ему чудился взгляд - то ли в кронах деревьев, то ли между стволами. Лес что-то шептал - это не был обычный шорох листьев, скорее - тихое бормотание, невнятный разговор. Потом взгляд словно приблизился, и Джаред понял, что уже некоторое время... смотрит в золотистые глаза большого лиса, распластавшегося на траве в двух или трёх шагах от его кресла. Зверь был очень старым, Джаред увидел это сразу. Его мех оставался ярко-рыжим лишь на макушке, тянулся широкой полосой по спине и бросал яркие отблески на более светлый хвост, остальной мех был серовато-белым. Седым, понял Джаред. Лис не двигался, лишь наблюдал за ним, чуть шевеля ушами. У Джареда вдруг поплыло всё перед глазами, закружилось, и он подался вперёд, отзываясь на неслышимый призыв. Соскользнул в траву и лёг на живот, не отрывая взгляда от лисьих глаз. В ушах звенело, и чудились незнакомые слова, будто и не слова вовсе, а лишь их обозначения, мысленные картинки - солнце, лес, бегущая вода, шорох листьев, биение чьего-то пульса, всё ярко и размыто, будто смотришь сквозь струящуюся воду. Лис подполз ближе, и Джареда пронзило навылет голодной, невыносимой тоской - нежеланием уходить. Он захлебнулся этим пониманием: лис умирал. Не от болезней и ран, просто от старости. И отчаянно не хотел этого, не мог принять. Накатившее следом было ужасно: Джаред с кристальной ясностью осознал, что ему осталось совсем немного. Он не заплакал - из груди вырвалось только несколько сухих всхлипов. Это было слишком больно для слёз - плачут, когда горе можно вылить слезами. Пройдёт ещё какое-то время, и болезнь заберёт его. И даже хорошо, что Дженсен уезжает. Джаред лёг щекой на траву, смотрел, ничего перед собой не видя, и из этой пустоты вдруг пришло тёплое касание - лис подполз совсем близко и ткнулся носом в волосы Джареда. Джаред поднял голову и... увяз. Теперь лисий взгляд не отпускал, ярких картинок больше не было, но захватило чувством общего пространства, словно лис выпил его тоску. Этой пропастью - глаза в глаза - они шли навстречу друг другу, не опасаясь упасть с обрыва.
Здесь, в прохладном предосеннем лесу, полном теней и бликов, уходящий лис отдал угасающему мальчику свою иномирную энергию.
Это было последним, что увидел Джаред, - ровное, уже потустороннее спокойствие в глазах лиса.
Затем свет померк, и Джаред остался совсем один. Ему не было холодно или плохо, просто он не мог пошевелиться, сказать что-то, обозначить, что жив. Это было долго, очень долго. Потом он почувствовал, что его крепко держат за руку, и даже не нужно было угадывать, кто это. Голос Дженсена говорил что-то, не давая окончательно уплыть в такое приятное забытье.

Изображение

Джаред не знал, не ощущал, сколько прошло времени, просто в какой-то момент понял, что может открыть глаза. Потом почувствовал, что его руку по прежнему сжимают. Джаред повернул голову и чуть приоткрыл ресницы. Он знал, прекрасно знал, что увидит Дженсена, но дыхание у него чуть сбилось. Дженсен выглядел измученным и осунувшимся, а в руку Джареда вцепился так, что пальцы казались сведенными судорогой. И всё же Джаред улыбнулся - и Дженсен тут же, в то же мгновение, разжал руку и сполз со стула. Джаред даже испугаться не успел - сидящая у дальней стены Шерон сразу подняла тревогу. Она не знала, что делать раньше - бросаться обнимать сына или поднимать с пола Дженсена.
Впрочем, на шум уже сбежались дежурившие у палаты родственники, и Дженсена постарались привести в чувства, но дежурный врач сказал, что парень просто уснул и трогать его не нужно.
- С ним всё в порядке? - твердил Джаред, как заведённый.
- Не дрейфь, парень, - потрепал его по волосам Джим, - проспится и точно будет в полном порядке.

За те сутки, пока Дженсен отсыпался, Джаред смог уснуть едва на пару часов. Просто ворочался без сна и готовил себя к тому, что расставание неизбежно.
Но когда лежал в траве, уткнувшись лицом Дженсену в шею, понял, что всё бесполезно - быть готовым к потере нельзя. А это была потеря. Поэтому Джаред старался запомнить это ощущение - пальцы Дженсена в своих волосах, тепло его кожи, просто... его тепло. Так же, как Дженсен, прощаясь, постарался запомнить запах его волос.

Изображение

Всё оказалось терпимо. Сначала понимание, что Дженсен больше не приедет, саднило без перерыва, после стало немного легче. Тем более, Дженсен так или иначе постоянно давал о себе знать - если не звонил, то обязательно отправлял сообщение. Постепенно у них вошло в привычку ежедневно переписываться, потом общение стало менее частым. Но думать о Дженсене Джаред не переставал.
Он заваливал Дженсена рассказами об учёбе, о планах на будущее, пусть и не слишком продуманных, словом, делился всем. Всем, кроме одного.
В самый последний день перед расставанием Джареду невыносимо хотелось рассказать о произошедшем в лесу, тем более Дженсен настойчиво допытывался. Но почему-то Джаред не решился. Нет, он не боялся, что Дженсен поднимет его на смех, скорее, просто сам не до конца верил в то, что ему это не пригрезилось.
А потом пришли сны. Просто световые пятна, размытые картинки, зелёные, золотые, зыбкие. Как тогда, только... наяву ли?
Джаред просыпался среди ночи, лежал в темноте с открытыми глазами, чувствуя смутную, отдалённую тревогу. Иногда он подтягивался ближе к спинке кровати и так сидел, подложив под одну руку подушку и не понимая, отчего так колотится сердце.
Однажды он проснулся от неприятного ощущения, которое распознал далеко не сразу. Ощутил ноющую боль, но не смог понять где. Когда Джаред подтянулся и сел, то подумал, что сошёл с ума: боль была вызвана тем, что у него... затекла нога. Ног Джаред не чувствовал лет с шести. Он откинул одеяло и зажёг ночник. Ноги были, разумеется, такими же, как всегда - кожа да кости. Но Джаред чувствовал их. Чувствовал, как покалывает пальцы и тянет сухожилия.

Нет, он не пошёл сразу же, как осознал, что полностью чувствует своё тело. Первая попытка встать на ноги закончилась бессильными слезами. Но упрямства Джареду было не занимать.
Поначалу за тренировки приходилось расплачиваться растянутыми мышцами и связками, а порой и синяками. Но с каждым разом Джаред всё легче вставал на ноги и всё чаще оставлял своё кресло в спальне, а по дому передвигался, держась за стены.
Сны стали ярче. Размытые пятна оказались деревьями, а место Джаред узнал сразу: это была та самая полянка, где он столкнулся с лисом.
Лето закончилось, и началась учёба, и Джаред делил своё время между книгами и спортзалом, обязательно оставляя хотя бы полчаса на то, чтобы посидеть за компьютером и поделиться с Дженсеном произошедшим за день. При этом Джаред чувствовал себя немного глупо, переписка была девчоночьим занятием. Но Дженсен всегда отвечал так искренне и тепло, хоть и не слишком обширно, что Джаред на следующий день строчил послание с удвоенной энергией. Рассказать о том, что он теперь совершенно здоров, Джаред почему-то не решался.

Изображение

Джаред долго пытался разглядеть его. Но силуэт казался сотканным из тени, из сплетения ветвей и потревоженных ветром листьев. Человек сидел в тени деревьев и рассмотреть его лицо было совершенно невозможно, так же, как и одежду. Джаред ощущал на себе его внимательный взгляд, и это ощущение нельзя было назвать уютным. Словно тогда, в тот странный день на отдалённой полянке. Словно...
- Молодец, - раздалось где-то внутри головы.
Джаред вскочил и замер: под деревьями сидел большой, благодушно сощурившийся лис.
- Ты?.. - перед глазами у Джареда пёстрой лентой промелькнул весь тот давний день.
Лис фыркнул, наклонил голову и... под деревьями опять сидел человек.
- Иди сюда, Джаред, - позвал он.
Нормальным человеческим голосом.
Джаред не испытал страха. И без того в его жизни произошли серьёзные перемены. Более того - совершенно немыслимые. Разве настолько странным будет посидеть на опавших листьях рядом с человеком, который может обращаться в лиса? Или лисом, который может обращаться в человека.
- Вот поэтому я и выбрал тебя, - улыбнулся человек.
Теперь Джаред смог разглядеть его - стройного, светловолосого, с блестящими яркими глазами. Он казался... продолжением леса, его частью, - словно листья и травы или река и деревья.
- Ренар, - вырвалось у Джареда.
Лис расхохотался, запрокидывая острый подбородок.
- Можешь звать меня так, если тебе нравится.
Джареда разбирало любопытство: он понимал, что сейчас может получить ответы на свои вопросы.
- А на самом деле - как тебя зовут?
Ренар пожал плечами:
- У меня много имён. Но Ренар - не так уж плохо.
- Почему ты решил... - дальше Джареду было тяжело говорить.
- Вытащить тебя с того света? - хмыкнул лис.
Джаред сглотнул сухим горлом.
- Ну, я мог бы стать каким-нибудь глупым деревом или просто раствориться в воздухе, - беспечно продолжил лис, - но появился ты, и я понял, что могу ещё немного повеселиться...
Джаред удивлённо вскинул брови.
- Ещё побыть здесь, - пояснил лис, и теперь он уже не смеялся.

Изображение

Сон закончился внезапно - Джаред сидел на постели в своей спальне, с колотящимся сердцем и слипшимися от пота волосами.
Он долго убеждал себя в том, что не сошёл с ума. Приходилось просто проникнуться этой мыслью - лис непостижимым образом отдал ему свою жизненную силу.
Поначалу Джаред лишь упорно тренировался и был увлечён только этим - задавать себе всё большие и большие нагрузки, прорабатывая мышцы и укрепляя суставы, после, добившись впечатляющих результатов, он испытал потребность поделиться своей новой силой. Так возник маленький центр при старой школе - после долгих семейных разговоров, споров и сомнений.

Лис приходил почти каждую ночь, и Джаред был искренне рад этому. Он стал для Джареда отдушиной, жизненной необходимостью. Потому что свалившиеся на ещё недавно физически неполноценного подростка хлопоты могли стать непосильными. Беготня по различным общественным фондам, встречи с чиновниками, личные трагедии родителей и детей - Джаред не выдержал бы всего этого без дополнительной поддержки.

Сны были яркими, словно явь. Джаред растягивался во весь рост на согретой солнцем поляне, а Ренар приходил немного позже; чаще всего он был лисом, и Джареду очень нравилось устраиваться щекой в пушистой шерсти, когда зверь это позволял. Он не подавлял Джареда, не пытался показать, насколько он старше и как велик его опыт, но всегда оказывался полезен - хотя бы тем, что молча, внимательно выслушивал.
Периодически Джареда вновь разбирало любопытство, и он терзал лиса совершенно детскими вопросами:
- Все лисы это умеют?
- Все, - насмешливо фыркал Ренар.
- Но... как?
- Просто умеют и всё. Ты ведь не спрашиваешь, почему птицы умеют летать, а рыбы - плавать?
Джаред вздыхал, не понимая, смеётся над ним лис или просто не может объяснить как следует.

- Почему ты не обращаешься? - спросил однажды Ренар.
Джаред тогда вымотался особо сильно и был не в силах даже рассказать лису о прошедшем дне.
- Это помогло бы тебе быстрее восстановиться.
Джаред сел, удивлённо уставившись на безмятежного зверя:
- Разве я...
- Конечно, можешь, - подтвердил лис. - Уж я-то знаю. Достаточно тебе этого захотеть.

Изображение

Несколько дней после этого Джаред мог думать только о том, что его теперь нельзя назвать человеком. До того он не отдавал себе отчёта в том, что его новая сила не совсем обычного свойства. Просто радовался ей. Теперь же оказалось, что вместе с силой он получил и глубинную суть зверя - способность принимать его облик. Это пугало Джареда, но и притягивало, дразнило, не давало покоя.
И в один из редких свободных дней он решился. Забрался поглубже в лес и представил себе, что превращается в лиса. Разумеется, ничего не произошло. Всё осталось прежним. Джаред даже немного расстроился, хоть про себя вздохнул с облегчением - ему было немного страшно.
Он побрёл к реке, ни о чём не думая, просто наслаждаясь тишиной и теплом леса, прозрачностью высокого неба, тонким щебетом птиц, эхом отдающимся среди стволов. Постепенно, сам того не замечая, он перешёл на быструю ходьбу, а затем и на бег. В ушах свистел ветер, деревья почти слились в одну полосу, а небо и земля летели кувырком. Джаред заорал - даже в детстве он не испытывал такого восторга, но звук вырвался из груди чем-то другим - невнятным клокотаньем и отрывистым лаем. От испуга Джаред резко затормозил, полетев кувырком через голову, и ворвался в реку, подняв облако брызг. Вскочил на ноги, отряхиваясь, и... понял, что почти касается воды, а... потревоженная река отражала расплывчатое рыжее пятно. Джаред замер. Сердце у него прыгнуло и заколотилось больно и мучительно, словно в ночном кошмаре, когда секунды до пробуждения кажутся вечностью. Он боялся этого, но и хотел. Осторожно рассмотрел своё дробящееся в воде отражение - лис, большой и ярко-рыжий, такой же, как Ренар в его снах. В один миг паника подступила вновь - он представил себе, что не сможет вернуть человеческий облик. И тут же плюхнулся в воду - в своём обычном виде. Джаред сидел по пояс в воде и рассматривал свои руки, подспудно страшась заметить какие-нибудь изменения. Но тело осталось прежним; впрочем, по-другому и быть не могло. Одежду он потерял где-то в лесу, во время сумасшедшего бега и незаметного превращения. Только теперь к Джареду пришло осознание произошедшего: он может в любой момент превратиться в лиса, получая при этом все качества зверя, но оставаясь в человеческом сознании. Джаред улыбался, сидя на мелководье, а где-то внутри довольно и ласково посмеивался старый лис.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Следующие два дня Джаред и Дженсен не виделись. Джаред опять уехал в город - заниматься подготовкой к предстоящим соревнованиям, а Дженсен с удвоенной энергией взялся помогать Джиму, разбирающему ещё одну захламленную кладовку.
Обливаясь потом, он вытаскивал многочисленные ящики, коробки, свёртки и разнообразную пыльную ерунду, поражаясь, как много ненужного хлама может накопить нелюдимый холостяк. Впрочем, Джиму только в радость было выбрасывать всё это, а потом распахивать окна и белить стены в освобождённой комнатушке. Именно поэтому Дженсен не позволял себе язвить, хоть колкости сами рвались с языка.
На третий день Джим заявил, что ему нужна передышка. Дженсен не возражал - он всё делал автоматически, постоянно крутя в голове разговор с Джаредом. Он немного послонялся по дому, отказался есть, стащил яблоко из глубокой миски на кухне и отправился на реку, игнорируя ругань Джима.

Прохладная вода немного отвлекла его, и Дженсен расслабился, позволил себе хоть ненадолго перестать думать об этой совершенно ненормальной ситуации. Он доплыл до противоположного берега - это занимало от силы две-три минуты, нырнул и обратный путь до середины речки проплыл под водой, а когда вынырнул, проводя рукой по мокрым волосам, на берегу стоял лис и насмешливо смотрел на него.
Дженсен почувствовал, как его губы растягивает идиотская улыбка. Конечно же, он не переставал думать о Джареде эти дни, но только сейчас понял, до какой степени рад его видеть. Лис на берегу бросал Дженсену вызов - это было так по-джаредовски и так... по-детски: принимаешь ты меня вот таким, целиком, сразу, или же закомплексуешь, испугаешься и отступишь? У Дженсена чуть кольнуло сердце: они с Джаредом были слишком дороги один другому, чтобы не принять какую-то часть, пусть и почти неправдоподобную.
Он помахал лису рукой:
- Давай сюда! Или боишься намочить хвост?
В лисьих глазах промелькнул огонёк - Джаред принял вызов.
Он сорвался с места и вошёл в воду стрелой - только мелькнул в воздухе рыжим сполохом. Вынырнул он через несколько секунд в полуметре от Дженсена. Догонять лиса в воде оказалось совершенно бесперспективным занятием - впрочем, так же, как и Джареда в привычном человеческом облике. Он дразнил и ускользал, позволив едва дотронуться кончиками пальцев до мокрой шерсти. Вскоре Дженсен сдался и вышел на берег. Лис совершил победный прыжок в воздухе и опять скрылся под водой, а в следующее мгновение уже стоял на мелководье, опустив голову и внимательно вглядываясь в близкое дно сквозь прозрачную воду.
Дженсен наблюдал за ним с улыбкой, понимая, что тот рисуется. И точно: лис почти незаметным движением поймал мелкую рыбёшку и тут же глотнул её, звонко щёлкнув узкой пастью. Дженсен расхохотался:
- Джей, где твои манеры?!
Джей на это лишь громко фыркнул, сморщив чёрный нос, и демонстративно хрустнул ещё одной только что пойманной рыбёшкой.

Изображение

К Дженсену вернулось детское ощущение, что они с Джеем одни в мире. Лис вышел из воды и отряхнулся совершенно по-собачьи, безбожно обрызгав едва подсохшего Дженсена. Сюрреалистическая картинка вдруг перестала тревожить, настолько Джаред... ощущался Джаредом - в любом своём обличье. Он подошёл к сидящему Дженсену, чуть склонил голову, раздумывая о чём-то, а потом приблизился и ткнулся носом в шею, обдав тёплым дыханием. Дженсена пробрало колючими искрами по всему телу. Он протянул руку, чтобы коснуться мокрой шерсти, торчащей иголками во все стороны, но лис ускользнул, ушёл из-под руки, показушно зевнул и лёг в траву, закрыв глаза. Дженсен смотрел на растянувшегося в траве рыжего зверя, видел, как вздымаются поджарые бока от глубокого спокойного дыхания, и проваливался во времени. Потом лис во сне повёл мордой по траве, устраиваясь поудобнее, и Дженсеном овладел истерический смех: он вспомнил, как они с Джаредом валялись здесь же много лет назад, высыхая, и видел не зверя, а именно Джареда-подростка: худого, длинного и нескладного, настолько это движение головой было узнаваемым. Дженсен зажимал рот рукой, жмурился и давился нервным смехом, понимая, что наступил неизбежный откат - всё же ситуация была, мягко говоря, не самая обычная.
Но вскоре истерика отступила и пришла тёплая, сонная лень. Дженсен рассматривал спящего лиса, испытывая сильное желание дотронуться до него снова, ощутить, как пальцы погружаются в горячую шелковистую шерсть - она уже высохла на солнце. Он подобрался ближе и осторожно коснулся яркого меха. Лис даже не пошевелился, отчего Дженсен подумал, что он притворяется. Но дыхание у него не сбилось ни на секунду, а Дженсена уже тянуло, окутывало жарким, щекотным, пушистым мехом. Подчиняясь порыву, он почти вполз на Джареда сверху, устроился головой у него на животе и затих, пропуская мех между пальцами. Дженсен погрузился в странное состояние между сном и бодрствованием, он не сказал бы, прошла минута или час. Просто на некоторое время закрыл глаза, а потом резко очнулся от короткого движения под руками.
Сначала он не понял, что на самом деле разбудил лиса, зарывшись пальцами в его мех. Джей некоторое время смотрел чуть приоткрытыми, мутными спросонья глазами, а потом обтёк его, подкатившись под бок. Дженсен распластался на животе, чувствуя, как тонкое горячее тело елозит по его спине, ласкает густым мехом. Узкий язык быстро скользил по плечам, лопаткам, забирался в ушные раковины влажной щекоткой.
Это было продолжением сна - Дженсену так не хотелось возвращаться из мягкого, тёплого, не имеющего ничего общего с реальностью.
Он не знал, кем сейчас был Джаред, лишь слышал его громкое дыхание и с каким-то сладким ужасом ощущал, как в ложбинку между ягодиц протискивается очень большой, почти обжигающе горячий член, липкий от смазки. Он рефлекторно сжался, но член был таким твёрдым и скользким, что остановить движение было невозможно. Головка толкнулась внутрь, и мышцы поддались с дёргающей болью, по шее скользнули острые зубы, не прижимаясь. Дженсен услышал низкий утробный звук, и тут же его крутануло, он зарычал и потёк. Джаред перекатился на спину, не отпуская его, и теперь он точно был человек - просунул руки между локтей Дженсена, обездвиживая, вплёл пальцы в его пальцы, зафиксировал стопами его ноги и вошёл одним жёстким рывком.
Небо раскачивалось перед глазами, мельтешило пёстрыми листьями и золотыми бликами, пульсировало ярко-красной кровью изнанки век, когда Дженсен закрывал глаза. Джаред извивался под ним, вдалбливался, брал ненасытно, больно, горячо, сладко. От саднящей боли член наливался пульсирующим наслаждением, низ живота ломило и бёдра вытягивало, хотелось завопить, перевернуться, оседлать Джареда, сделать всё по-своему. Дженсен задёргался в стальных объятиях, но Джаред не пустил, только быстрее задвигался, проникая ещё глубже и приникая губами к его шее. Мокрые, тянущие, быстрые толчки заставляли терять человеческий облик, можно было не думать ни о чём, орать в голос, материть Джея, крутиться, насколько позволяли живые тиски. Желание кончить разрывало, но наслаждение было убийственно-ровным, без всплесков, не позволяло сорваться. Дженсену казалось, что его бёдра погрузились в живой ковёр, между ног что-то скользнуло и прошлось едва ощутимой лаской по зудящему от напряжения члену, пронизало электрическим разрядом. Дженсен вскинулся, глянул вниз и охнул: его член и внутреннюю поверхность бёдер ласкал быстрыми, нервными, невесомо-колкими прикосновениями... длинный, пушистый хвост, вспыхивающий на солнце. Но этого было мало, так мало, что Дженсен закричал от отчаяния, и тут же наслаждение стало накатывать долгими волнами, Джаред напрягся под ним, застонал, выгнулся; впечатался мокрой от пота грудью в сведенные лопатки Дженсена, приподнимая его, и Дженсен увидел, как его брызжущая струями сперма исчезает в густой рыжей шерсти, скатываясь крупными каплями.
Только секунду назад стонущий Дженсен чувствовал в себе член Джареда, пульсирующий током тёплой крови, а в следующую секунду Дженсен лежал в траве, лис извернулся, выскользнул из-под него и принялся вылизываться узким ярко-красным языком. Дженсен тяжело дышал, чувствуя, что его отпускает и начинает трясти, и Джаред, скользнувший по его ногам уже в человеческом облике, раздвинул их и принялся вылизывать так же, как только что вылизывал себя - совершенно естественно и свободно. Дыхание у Дженсена сбилось, а Джаред обхватил жадными губами его мягкий член, собирая остатки спермы. Потом Джаред подтянулся повыше, мимолётно прижавшись щекой к животу Дженсена, глянул в глаза секундно и разделил с ним вкус крови и спермы, словно совершая ритуал.

Изображение

Они лежали на мелководье; тонкие, устилающие дно веточки покалывали кожу. Джаред распластался на Дженсене тяжёлым, твёрдым телом и жадно, тягуче целовал его в губы, елозя бёдрами так, что его член мокро и больно упирался Дженсену прямо под яйца. У Дженсена закрывались глаза от слишком ярких ощущений, он ещё чувствовал обволакивающее тепло густого меха и надсадный жар внутри себя. Высвободиться из этих объятий он не мог и не хотел, наоборот - притискивал Джареда к себе покрепче, поставлял губы непрекращающимся поцелуям.
Когда Джаред чуть отстранился, просто чтобы посмотреть на него, Дженсен произнёс с уверенностью, поразив самого себя:
- Джей, а ты ведь никуда не ездил.
Возможно, в другой ситуации Джаред попробовал бы солгать, но сейчас он только виновато улыбнулся, нежно, извиняясь, поцеловал Дженсена в подбородок и прошептал:
- Я хотел дать тебе время. Привыкнуть к этому, что ли...
Дженсен хохотнул:
- Ты действительно считаешь, что к этому можно привыкнуть?
Когда Джаред делал вот такую дурацкую, виноватую физиономию, оставалось только одно: притянуть его к себе и целовать без разбора, попадая губами в глаз или вздёрнутый нос и крепко сцепляя пальцы на затылке.

Изображение

Дженсен не мог вести счёт дням. Он просто без сопротивления погрузился в то, чем так щедро одаривал его Джаред. Впрочем, Дженсен платил тем же. Он отодвигал неизбежное возвращение к своей обычной жизни - сейчас казалось немыслимым, что может существовать что-то вне этой мощной связи, заполняющей собой всё.
Переступив черту, позволив чувствам вести, он уже не знал сомнений.
Джаред приходил поздно вечером - иногда влезал в окно, иногда появлялся на пороге и дразнил Дженсена, подолгу разговаривая с Джимом.
Всё выглядело пристойно и невинно - до того момента, как они оказывались одни. Дальше Дженсена сметало ураганом, и не оставалось ни сомнений, ни опасений - лишь немыслимое, совершенно немыслимое счастье.
В том, как Джаред занимался любовью, не было ничего от человеческой искушённости - сплошь звериная интуиция. Джаред был ненасытен, нежен, груб, ласков. Тонкое, тёмное, подспудное заменяло опыт: если пробы заканчивались ошибками, то в следующий раз возвращались новым, точным знанием.
Дженсен не представлял себе, не помнил просто, не понимал, как он мог месяцами жить без секса. Даже если у него приключались короткие связи, они никогда не длились больше месяца-двух. И Дженсен без сопротивления впадал в эмоциональную спячку до следующего раза.
Теперь же он ждал постоянно, с необъяснимой жадностью, откровенно, не пытаясь лгать себе - ждал, когда Джей возникнет силуэтом, окажется рядом и возьмёт его - бездумно и сладко, мокро, больно.

Изображение

В то утро Дженсен встал поздно и не мог ничем себя занять, он уже начал слегка тяготиться - нет, ни в коем случае не чувствами Джареда, а неизбежной зависимостью, тем, что ослабляло, обезволивало. На самом деле ничего подобного сейчас не происходило - это ведь был Джаред, и все связанные с ним чувства были совершенно особенными, а главное - настоящими и давними. Что-то тревожило Дженсена подспудно, словно во всей этой безоблачности и прозрачности крылась необъяснимая горечь. Видимых причин тому не было, но Дженсен понимал, что возник в жизни Джареда через много лет и что происходило за это время - он мог знать лишь с его слов.
Послонявшись по дому до полудня, Дженсен понял, что дошёл до того пугающего предела влюблённости, когда без любимого человека не можешь существовать физически. И всё это - лишь вопрос силы воли, но беда не в том, что ты не можешь себе сопротивляться, а в том, что не хочешь. Дженсен понял, что просто не доживёт до вечера, если не увидит Джареда сейчас. Он вернулся в спальню и рухнул поперёк кровати, борясь с желанием сорваться и побежать в школу - Джаред наверняка был сейчас там.

От этих мыслей его отвлёк тихий стук. Дженсен поднял голову, и сердце у него дало сбой: Джаред, улыбаясь и не отводя от него взгляда, легко запрыгнул в открытое окно. Совершенное сумасшествие ситуации закружило голову: Дженсен молча подставил губы жадным губам Джареда, дрожа крупной дрожью и чётко зная, что Джим, сейчас дремлющий в плетёном кресле на крыльце, в любую минуту может проснуться и пойти звать Дженсена обедать. Но Дженсен чувствовал, как колотит Джареда, знал, что сгорает он точно так же и что ему совершенно не хочется думать о чём-либо, кроме того, что происходит прямо сейчас.
- Думал, сдохну, - шептал Джаред между поцелуями, - сдохну, если тебя сейчас не увижу...
У Дженсена заныло всё внутри от этой невыносимой схожести, он не позволил Джареду говорить дальше, закрыл ему губы ладонью. Джаред не стал ждать - толкнул его, роняя спиной на кровать, в считанные секунды раздел, сам сбросил футболку и джинсы. Дженсен смотрел, приподняв голову, но не в силах пошевелиться, как Джаред отпихивает ногой одежду и застывает на секунду, прислушиваясь.
Неуловимо быстро Джаред оказался у двери, и только тогда Дженсен услышал шаги Джима. Дженсена окатило волной паники, в голове пронеслась предполагаемая сцена, и он рванулся было с постели, но Джаред прижал палец к губам, а свободной рукой взялся за скрипучую задвижку. Дженсен зажмурился - теперь катастрофы было не избежать. Он столько раз собирался сменить эту старую, ржавую задвижку, но постоянно откладывал на завтра-послезавтра, а теперь собственная лень почти погубила его. Дженсену и в голову не пришло, что Джаред запросто мог удрать через окно так же, как появился, а "спящий" голый Дженсен не стал бы для Джима потрясением.
Прошло несколько секунд, но никаких звуков, кроме сопения и шаркания Джима за дверью, Дженсен не услышал. Тогда он решился приоткрыть один глаз.
Джаред, присевший на корточки, пропустил ладонь в дверную ручку и, удерживая её сгибом локтя, другой рукой упирался в дверной косяк. Ситуация всё ещё была зыбкой, но Дженсен не смог сдержать беззвучного выдоха.
- Дженсен? - негромко позвал Джим и подёргал дверь.
Дженсен увидел, как прокатилась волна мышечных сокращений по широкой спине Джареда.
Думая об этом позже, Дженсен понял, что Джаред был полностью уверен в себе - в своей силе и реакции. Но тогда казалось, что катастрофа неизбежна.
Джим потоптался у двери ещё немного, а потом потащился обратно, бормоча что-то о ленивых городских задницах и о том, что он не будет греть обед во второй раз.
Джаред подождал, пока затихли шаги, и аккуратно протянул задвижку в петлю. Скрипнула она всего один раз и гораздо тише, чем ожидал Дженсен. Всё ещё сидя на корточках, Джаред обернулся. По лицу у него блуждала диковатая улыбка, а глаза были полны тёмного золота. Он не поднялся с колен, просто перевернулся, перетёк и припал к полу, не сводя с Дженсена взгляда. Загипнотизированный Дженсен смотрел, как Джей подполз к нему по крашеному дощатому полу - жадный, жаркий, бесстыжий; лизнул щиколотку, глядя в глаза напряжёнными яркими глазами. Из груди у Дженсена разом вышибло весь воздух.
- Джаред, - прошептал он, - Джаред.
И почти задохнулся, беспомощный.
Джаред скользил губами по колену, бедру, и Дженсена окатило жаркой волной, когда Джаред добрался губами до промежности и лизнул коротко мошонку. Дженсен вскрикнул, глядя на него: в глазах мутилось, и Дженсену казалось, что сквозь человеческие черты проступает огненно-рыжий облик; Дженсен не мог понять, человек сейчас Джаред или лис. Джаред полностью впечатал его лицом в подушку и сжал ладонями ягодицы, поднимая дыханием мелкие завитки светлых волосков вокруг плотно сжатого входа. Джаред поцеловал его - одним долгим, почти бесконечным поцелуем, приоткрыл губы и скользил самым кончиком языка, вталкиваясь в середину, дурея от вкуса и запаха разгорячённого тела, стонал и скулил, а Дженсен... Дженсен уже и этого не мог.

Джаред этой невыносимой лаской довёл его до хрипа, до помутнения в глазах, а потом взобрался на кровать и усадил его на себя, мелкими толчками насаживая на член, придерживал за ягодицы раскрытыми ладонями, глядя с нескрываемым восторгом.
Дженсен нагибался над ним, гладил дрожащие губы непослушными пальцами, вызывая задушенные всхлипы, целовал, залипая, словно муха в янтарной паутине.
Когда Джаред запрокинул голову, шумно дыша и срываясь в тихие, ноющие стоны, Дженсену показалось, что его сейчас разорвёт в клочья от острой нежности.

Лёжа рядом с Джаредом на промокшей простыне, Дженсен лениво думал о том, что они совсем обнаглели - вытворять такое средь бела дня, не закрыв окно и зная, что Джим находится в доме. Но всё это было слишком хорошо, чтобы опасаться подобного.
Джаред вдруг протянул руку, не открывая глаз, и дотронулся до лица Дженсена.
Дженсен прижал его ладонь к губам, и тут же Джей, горячий, мокрый от пота, вдавил его в постель; целовал его лицо и закрытые веки, гладил большими пальцами скулы, и у Дженсена щемило в груди.

Когда Джаред ушёл, напоследок едва не размазав Дженсена поцелуем, он ещё долго сидел на кровати, не чувствуя в себе сил пошевелиться и глупо улыбаясь. Не хотелось двигаться, принимать душ и смывать с себя запах Джареда, не хотелось идти в большую комнату и слушать показную брань Джима. Не хотелось. Но нужно было.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:27
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Джим делал вид, что не замечает отрешённого лица Дженсена, даже не ворчал, кажется. Скорее наоборот - был обеспокоен, но проявить это не решался. А Дженсен мог думать только об одном - то, что сейчас происходило в спальне, не было запланировано, значит, никто не отменял вечернего визита Джареда.

Джаред действительно пришёл, когда стемнело, возник силуэтом в раскрытом окне и тут же очутился рядом с Дженсеном. Настроение он чувствовал феноменально, поэтому, вместо того чтобы сгрести Дженсена в охапку и завалить на постель, присел перед ним, заглядывая в глаза.
Дженсен вымученно улыбнулся и покачал головой, не зная, что сказать.
- Ну, что? - не выдержал Джаред. - Что случилось?
Дженсен кивнул на лежащий рядом мобильник:
- Звонил менеджер, Джей. Мне... нужно уезжать.
Последние слова он не произнёс, а выдавил севшим голосом.
Даже в таком слабом освещении Дженсен увидел, как потускнели глаза Джареда.

Изображение

Он знал, что должен сам позвонить Моргану, но совершенно потерял счёт дням. Морган и без того проявил чудеса терпения, не трогая Дженсена много времени; и всё же, вернувшись в спальню и обнаружив три неотвеченных звонка и голосовое сообщение, Дженсен почувствовал, что его радость увядает. Игнорировать Моргана было недопустимо. Во-первых, Дженсен пока не собирался терять постоянную работу, а во-вторых, не хотел подводить человека, который заслуживал лишь самого хорошего.
Можно было не делать из этого всего трагедии, но Дженсен мысленно выстраивал перспективу, он просто не представлял себе, как расстанется с Джаредом. Не на день-два или даже неделю, а насовсем. Потому что был уверен: Джаред не сможет бросить свой городок, школу и детей. Сам же Дженсен не был готов к переезду в эту милую глушь.

Они не стали включать свет, Джаред так и остался сидеть на полу, положив голову Дженсену на колени. Дженсен понимал, что всё напрасно, только не мог не предложить Джею поехать с ним.
Джаред даже не попытался изобразить размышления на эту тему:
- Нет, Дженс. Куда я уеду, как я смогу их бросить?
У Дженсена внутри словно расползалась громадная трещина, и с каждой минутой расстояние между краями становилось всё больше.
- Но я... что я без тебя буду делать? - Дженсен не ожидал, что у него вырвется что-то подобное, да ещё и таким жалким тоном.
Джаред вскинул голову, и в полумраке его глаза засветились, как тогда, в первую ночь, которая, казалось, была пару сотен лет назад.
Он поднялся с колен и обхватил тёплыми ладонями лицо Дженсена. Несколько секунд смотрел на него, потом принялся целовать с такой нежностью, что Дженсену захотелось орать и лупить кулаком в стену.
Он позволил Джареду раздеть себя и осыпать поцелуями с ног до головы, сопротивляться было совершенно немыслимо.
Джаред, заставивший его в очередной раз гореть и истекать потом, взгромоздился сверху, так, что Дженсен чувствовал всё его тело, поцеловал ещё раз и прошептал, почти не разрывая поцелуй:
- Мы что-то придумаем, Дженс.

Изображение

Разумеется, ничего они не придумали. Ничего определённого, по крайней мере. Сошлись на том, что Дженсен разберётся с сиюминутными делами и попробует выбить у Моргана ещё один отпуск, чтобы вернуться и основательно всё обдумать и обговорить. Прощаясь с Джаредом на остановке рейсового автобуса, Дженсен чувствовал себя гораздо хуже, чем много лет назад. Потому что в этот раз самообман был гораздо более осознанным, а мысль о том, что он расстаётся с Джаредом на неопределённое время и всё несказанное между ними повисает в воздухе, лишала почвы под ногами.
Автобус посигналил фарами, и Дженсен ещё раз крепко обнял Джареда и прижался губами к его губам - благо, на неосвещённой платформе никого не было, а пассажиры в автобусе дружно спали. Джаред сдавил его плечи едва не до синяков и ещё раз глянул в глаза, разорвав поцелуй с видимым трудом. И Дженсена, которому и без того было тошно прощаться, прошило острой тоской, плеснувшей из глаз Джареда. Через секунду он взял себя в руки и даже улыбнулся бледно и вымучено, а потом вскинул вверх сжатую в кулак руку и моментально исчез.
Усаживаясь на заднее сиденье, Дженсен оглянулся. Конечно же, Джаред стоял в слабом свете фар, и хоть Дженсен не видел его лица, он почти физически ощущал тот тоскливый, болезненный всплеск. Не то чтобы Дженсен раздумывал об этом, но непроизвольно сохранил момент в памяти, чтобы попытаться понять, что его так насторожило: даже учитывая обстоятельства, тоска Джареда показалась ему чрезмерной. Но вместе с тем Дженсен сам уже тосковал, до сих пор чувствуя тепло рук и губ Джареда: вместо выматывающе-сладко-запретного ночного приключения ему предстояла ночь в рейсовом автобусе.

Изображение

Заснуть не удалось, несмотря на то, что все четыре задних сиденья были в распоряжении Дженсена. Он снял ботинки и положил под голову рюкзак, но так и не сомкнул глаз. Свежие, яркие воспоминания наслаивались одно на другое, и сейчас Дженсен всё отчётливей ощущал во всех взглядах и поцелуях Джареда горечь. Ему казалось, что он понял природу этого: Джаред, как всегда, предоставлял ему свободу выбора. И от этого становилось по-настоящему паршиво. Дженсену не хотелось ничего решать, хотелось, чтобы Джаред сгрёб его в охапку и никуда не отпускал, чтобы не оставлял наедине с сомнениями. Вместе с тем оставалась повседневная жизнь Дженсена, из которой он вырвал себя и теперь прекрасно понимал, что просто так его никто не отпустит. А... хотелось. Хотелось уже, едва отъехав от Мелтед Ривер, вернуться. Дженсен даже сел. Он понял, что внутри уже всё решил и нужно лишь найти в себе силы озвучить это решение. Что он приложит все усилия, чтобы Морган его уволил. Дженсен усмехнулся: несколько часов назад он всерьёз думал о том, что не хочет терять хорошую работу; теперь же, взвесив и сопоставив, он даже не мыслил остаться без Джареда. Да, предстояло ещё много выяснений, длинных, не слишком приятных разговоров и нудной бумажной волокиты. Не считая предстоящей почти полной неопределённости. Но Дженсену стало легче от того, что он принял решение. Он даже улыбнулся - теперь всё упиралось лишь в необходимое для закрытия всех дел время.
О том, что сейчас глубокая ночь и Джаред, должно быть, спит, Дженсен подумал, лишь нажав на кнопку быстрого набора. Он приготовился сбросить вызов, но Джаред ответил тут же, и голос у него не был даже чуть хриплым - значит, и не думал спать.
Дженсен шептал в трубку, скорчившись на сидении, Джаред перебивал его, нёс какую-то чушь, и Дженсен знал, что не задержится в Нью-Йорке лишней секунды.

Изображение

Нью-Йорк встретил Дженсена промозглостью раннего утра, сырой тяжестью ещё не прогретого солнцем воздуха. В любое другое время Дженсен бы отсыпался добрых полдня, но сейчас ему было не до сна. Он бросил рюкзак, постоял под горячим душем и выпил три чашки кофе, чтобы хоть как-то скоротать полтора часа, оставшиеся до назначенной с Морганом встречи.

- Нет, Дженсен, даже не проси. Ты понимаешь, что я не могу позволить рабочему месту пустовать столько времени? - Морган был непреклонен.
Конечно, Дженсен и не рассчитывал на лёгкое, безболезненное увольнение, но и не думал, что на самом деле окажется почти незаменим. После получасового разговора на повышенных тонах Дженсен заключил со своим уже бывшим начальником сделку: он обучает самому необходимому найденного на его место человека, а Морган закрывает глаза на скоропалительность беспричинного увольнения и выплачивает Дженсену полную компенсацию.
Пожалуй, лучшего результата добиться было нельзя. Дженсена огорчало то, что сроки увольнения на самом деле растягиваются - никто не мог знать, сколько времени займёт подбор нужной кандидатуры и как быстро новый человек войдёт в курс дел. В самом лучшем случае Дженсен рассчитывал на две недели. Но как бы не хотелось хлопнуть дверью и бросить всё, как есть, он прекрасно понимал, что оставлять совсем немаленькую, заработанную многолетним честным трудом сумму, бросаясь в неизвестность, даже не опрометчиво, а откровенно глупо. Всё и без того было слишком быстро. Но Дженсен не жалел, хоть и предвидел ещё немало сложностей и подводных камней там, где и предположить нельзя.

- Не больше двух недель, Джей, - Дженсен отчётливо понимал, что нельзя давать такое обещание, но и сказать, что он не знает, насколько задержится, просто не мог. - Постараюсь поскорее расшвырять вороха бумаг, ни минуты лишней не задержусь.
Он старался говорить весело, но на душе скребли кошки. Потому что точно такой же радостный голос Джареда таил в себе всё ту же необъяснённую горечь и тоску. Дженсена тянуло к нему так сильно, что логически мыслить он почти не мог. На самом деле, хотелось наплевать на оставшиеся кроме затянувшегося увольнения дела, банковские счета и медицинские страховки.
Голос Джареда был вполне бодрым, но Дженсен чувствовал какую-то нестыковку. Что-то постоянно подспудно тревожило его всё это время. Да, совершенно ясно было, что они с Джаредом тоскуют друг по другу, но ведь Дженсен уже определился в своих желаниях и оставалось лишь немного подождать - что значила небольшая задержка по сравнению с тем, что теперь они будут безоговорочно принадлежать друг другу?
Попрощавшись с Джаредом, Дженсен так и уснул, крепко зажав в руке мобильник.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Лис не появлялся долго. Полянка была пуста, и Джаред уже отчаялся ждать. Впервые за последние пару суток ему удалось погрузиться в сон - нервный и не приносящий отдыха, а теперь, как оказалось, в нём не было места даже привычному успокоению и совету.
И только когда Джаред собрался уйти, за его спиной раздалось тускло-раздражённое:
- Ты всё же слишком человек, Джаред.
Лис предстал в своём неуловимом человеческом облике - нельзя было разглядеть его лица, оно было словно в зыбкой тени колышащихся веток и солнечных пятен.
- Глупый мальчишка, - голос лиса звучал всё так же раздражённо, - ты должен сказать ему.
- Не могу, ты же знаешь, - Джаред опустился в траву, и лис оказался рядом, уже не человеком, большим рыжим зверем; и позволил Джареду уткнуться лицом в его шерсть.
- Не огорчай меня, мальчик, - произнёс лис уже мягче. - Ты должен ему открыться.
Джаред помотал головой, возя щекой по шерсти.
- У него должен быть выбор. Не смогу я так...
- Он уже выбрал, Джаред.
Джареду очень не хотелось произносить это, но всё же он решился:
- Он колеблется, мне кажется. Он бы... просто не уехал. Я знаю, что это эгоистично.
- Это не эгоистично, Джаред, - прошелестел лис, - иначе ты бы и не подумал об этом.
- Вот я и не буду ему мешать, - еле слышно ответил Джаред, проваливаясь в сон.

Изображение

Дженсен проснулся от смутного чувства. Так бывает, когда услышишь звук, не просыпаясь, а после не можешь понять, что же тебя разбудило. Скорее, это был даже не звук, а ощущение присутствия. На секунду Дженсену стало не по себе, но страху не позволило расцвести чёткое знание: это Джаред. Действительно - кто тут ещё мог быть?
Джаред стоял в дверном проёме, в слабом свете электронных часов.
Дженсен сел, моргая спросонья, и позвал хрипловато:
- Не стой там, иди ко мне.
Джаред тут же скользнул к нему и ткнулся в плечо макушкой, занял собой всё свободное место.
- Как ты меня нашёл? - Дженсен перебирал его волосы и чувствовал тёплое дыхание Джареда возле уха.
- Просто... не могу без тебя, - немного невпопад ответил Джаред.
Теперь только Дженсен по-настоящему проснулся и вспыхнул, осознав, что Джаред полностью обнажён - как и он сам.
Страсть была тягучей, тёмной, жадно затягивающей в трясину джаредовых поцелуев. Дженсена бросало во все стороны, когда безжалостный рот Джареда захватывал его пальцы, он задыхался и просил:
- Джей, пожалуйста, пожалуйста!
Но Джаред скользил губами, вылизывал длинно, не останавливаясь нигде ни на секунду, и Дженсен лишь крепче прижимал его к себе.
Он с радостью принял вес горячего тела, обхватил Джареда за шею и подался навстречу, позволяя протиснуться в себя, целуя куда придётся и едва не хныча от досады: Джаред дрожал, ловил воздух ртом и всё никак не мог найти нужный ритм. Вскоре он задвигался ровнее, чуть отстранился, отжавшись на руках, и Дженсена потихоньку, с каждым движением, забирало мурашками по коже, продирало колюче по спине, сдавливало грудь. В какой-то момент Джаред закричал от страсти, а Дженсен только сдавленно захрипел, глядя на него. Двигаясь всё резче и быстрее, Джаред словно увеличивался внутри него, дёргнулся, задел что-то, и Дженсен, который до этого лишь мычал и стонал, ахнул и сам закричал в полный голос.

Изображение

Проснулся Дженсен рывком. Постель была смята, сам он чувствовал себя сладко измученным. Дженсен схватился: Джаред!
Джаред сидел на раскрытом окне, по своей привычке свесив одну ногу на улицу.
- Джей, - позвал Дженсен, - возвращайся в постель. И не сиди так, пожалуйста. Слишком высоко.
Джаред улыбнулся, блеснув глазами:
- Дженс, это же первый этаж! Не будь наседкой.
Дженсен покачал головой:
- Джаред, пожалуйста! Это не первый этаж, ты же знаешь.
Джаред вдруг заартачился будто мальчишка:
- Первый! Смотри!
Дженсен не успел даже рта раскрыть: Джаред перекинул через подоконник вторую ногу и... сиганул вниз.
Сердце Дженсена ухнуло вместе с ним.
Вскакивая с кровати, он слышал собственный вопль. Бросился к раскрытому окну, впечатался животом в холодный подоконник, свесился вниз и... проснулся. Голый, дрожащий, наполовину высунувшийся из окна спальни своей маленькой съёмной квартиры на восемнадцатом этаже.

У Дженсена так дрожали руки, что он долго не мог попасть пальцем по нужной кнопке. Джаред ответил после четвёртого гудка. Голос у него был странный - чуть дрожащий, но не заспанный. Скорее... испуганный?
- Джей, ты в порядке?
Дженсен лежал на боку, отвернувшись от раскрытого окна, не чувствуя голым телом предрассветную сырость.
- Конечно, - Джаред говорил мягко, но Дженсен чувствовал под этим ровным тоном эмоциональную бурю.
Джаред в свою очередь спрашивал, всё ли нормально у Дженсена, но тщательно избегал говорить о продвигающемся увольнении, отчего Дженсен едва не взвыл: просто непринуждённая светская беседа в четыре утра!
- Не торопись, Дженс, - говорил Джаред, - я пока с детишками на соревнования съезжу.
Дженсен несколько секунд помолчал, пережидая спазм в горле, а когда ответил, его голос звучал ровно:
- Да, Джей, давай.
- Я люблю тебя, - вдруг сказал Джаред быстро, и сразу за этим в трубке раздались короткие гудки.

Изображение

Джареду показалось, что в этот раз лис ждал его, чего раньше не было никогда.
Теперь он даже не пытался казаться человеком, и его слова возникали прямо в сознании у Джареда:
- Хватит с меня твоей совестливости! Джаред, если ты не можешь немного побыть эгоистом, мне придётся сделать это за тебя. Я просто не хочу, чтобы ты ушёл.
Джаредом овладела апатия. Он говорил через силу:
- Я чуть не погубил его. Не думал, что это будет... вот так. Мне казалось, что сил должно хватить.
- Глупый ты щенок, - фыркнул лис. - Скажи ему. Просто скажи. Он любит тебя, Джаред. Не думай, что повлияешь на его решение. Ты ведь сам лишаешь его выбора!
- Нет! Так у него выбора не будет совсем.
- И всё же...
- Нет, - покачал головой Джаред, - нет.

Изображение

Дженсен торопился. Он постоянно ругал себя и уже жалел, что струсил и уехал в Нью-Йорк. Сейчас потеря работы уже не казалась такой катастофической - что-то происходило с Джаредом, Дженсен чувствовал это, и ему хотелось поскорее закончить с остатками городских дел. Бросить обучение на редкость быстро нашедшегося нужного человека было просто непорядочно. Подспудно проскальзывала мысль, что можно было бы плюнуть на всё, уехать, а потом отсудить причитающуюся ему сумму через адвоката. Но Дженсен говорил себе, скрепя сердце, что его отъезд теперь - дело двух-трёх дней, а Джаред, кажется, сейчас очень занят детскими соревнованиями.
Дженсена очень беспокоило, что Джаред не отзывается на звонки. Не просто не отвечает - у него отключен телефон.
Конечно, Дженсен позвонил Шерон, но она была совершенно спокойна - Джаред уезжал так не первый раз, да и сомневаться в его благоразумии не было причин. А отключенный телефон - Шерон была просто уверена, что Джаред замотался с детьми и забыл его зарядить.
Разумеется, на сообщения в интернете он тоже не отвечал.
Весь день Дженсен проводил, обучая нового человека, а вечером пытался дозвониться до Джареда. Совершенно безрезультатно.
Уснуть он не мог долго, а когда всё же провалился в сонное оцепенение, увидел небольшую, смутно знакомую лесную поляну. В этот раз Дженсен точно знал, что спит, но сон был очень ярким и реалистичным.
На поляне лежал Джаред, спрятав лицо в шерсти большого лиса, очень похожего на его собственное воплощение. Дженсен всё видел и слышал, но никак не мог обозначить своё присутствие.
Лис о чём-то говорил с Джаредом - слова вспыхивали в мозгу Дженсена образами, и эти образы складывались в странную картину: получалось, что Джаред... уходит. И виной тому - он, Дженсен. Сердце скручивало болью, но кричать не получалось, как это бывает во сне - совершенно ватное тело будто не принадлежало ему.
Лис вдруг развернулся и посмотрел прямо в глаза Дженсену. И замельтешили образы, быстро сменяя друг друга: Дженсен, несущийся по лесной тропинке с визжащим от восторга Джаредом за спиной, Дженсен, опустошённый отчаянием, принесший бесчувственного Джареда с той, последней летней прогулки, Джаред, сидящий на подоконнике спальни, Джаред, жадно целующий Дженсена на берегу.
Картинки замедлили ход, и плеснуло одновременно жаром и холодом: Джаред и Дженсен тесно сплелись на устилающих землю сухих листьях, и Дженсен задохнулся от чувства утраты. Потом он увидел, что на губах у Джареда кровь. И это означало только одно: Джаред не переживёт следующую ночь. Откуда у него появилась такая уверенность, Дженсен не знал, но, проснувшись, понял, что больше ждать не будет.
Уже не думая о том, красиво это или нет, Дженсен оставил Моргану голосовое сообщение и убедился, что успевает на рейсовый автобус.

Изображение

Вынужденное безделье давило чугунной плитой, в автобусе Дженсен периодически набирал номер Джареда, зная, что это бесполезно. Повертевшись на сиденьи, он соскользнул в короткий нервный сон, увидев ту же самую поляну. Но ни Джареда, ни лиса не было видно. Присутствие ощущалось в воздухе, но не приносило успокоения, наоборот - откровенно тревожило.
Дженсен был между сном и явью - он не вспомнил бы, о чём думал во сне, но точно знал теперь: позволив проникнуть в его суть и разделив с ним чувства, Джаред слишком крепко привязался к нему. Так крепко, что выжить в одиночку уже не мог.
Неожиданно Дженсен вспомнил, как Джаред оставил его в покое на пару дней, заласкав до полусмерти на берегу реки. Оставил лишь для того, чтобы не давить. Не хотел лишать выбора. И сейчас происходило то же самое: Джаред исчез, чтобы позволить Дженсену самому всё решить. Но вот силы свои не рассчитал.

До Мелтед Ривер Дженсен добрался едва ли не в полубредовом и абсолютно паническом состоянии: понимание, что он не знает, где Джаред и жив ли он вообще, обрушилось на него с полнейшей ясностью.
У него хватило соображения не бежать прямиком к Шерон, поэтому Дженсен направился сразу в школу.
Трейси встретила его так обеспокоенно, что Дженсен понял и без слов: ни на какие соревнования Джаред не поехал, да и не было никаких соревнований: все дети оставались здесь, в школе.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:35
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Дженсен не задавался вопросом, где искать Джареда. Но полянка над рекой была пуста. Дженсен согнулся, упираясь руками в колени и пытаясь отдышаться. Нужно было перестать паниковать и попробовать подумать, где ещё может быть Джаред.
По всему выходило, что он может быть только в лесу. Дженсен быстро пошёл наугад, вспоминая все тропинки, которыми они ходили в детстве. Но каждый маршрут неизменно заканчивался тупиком. Джареда не было нигде.
Дженсена охватило то полусонное чувство - Джаред словно ощущался в воздухе, но найти его было невозможно. На секунду мелькнула страшная мысль, что Джаред... действительно растворился в воздухе леса. Дженсен даже вскрикнул от отчаяния и побежал вглубь леса, почти не разбирая дороги. Один или два раза Дженсену казалось, что между деревьями мелькнул лисий хвост, он кидался туда, обдирая ладони и сбивая колени, но всё было тщетно.
Деревья и кусты слились перед глазами в один плотный жёлто-зелёный фон, потемневшее небо почти пригибало к земле, и спотыкающийся Дженсен в какой-то момент остановился и закричал, сам не зная, к кому обращается:
- Пожалуйста! Ты же знаешь, что я останусь. Пусть он будет жив!
По спине пробрало морозным ощущением взгляда. Взгляда очень старого существа. Ощущение не несло в себе агрессии, скорее, взгляд был оценивающий, заинтересованный.
Закончилось это так же внезапно - словно отпустила невидимая рука, сжавшая сердце. Дженсен плашмя рухнул на усыпанную хвоей и листьями траву. Он долго ловил ртом воздух и унимал спазмы в горле, но в груди уже расцветала обжигающая пустота. Дженсен закрыл глаза. Всё было напрасно. Теперь незачем было подниматься и куда-то бежать. Джаред умел "растворяться", если хотел. И сейчас он преуспел в этом.
Темнота пульсировала под веками, распадалась на светящиеся неровные куски, вилась тонкими жгутами. Она была внутри - пустая, холодная и бездонная; снаружи её ограничивало тело Дженсена, колкие листья под щекой, шум в кронах деревьев, запах...
Запах. Он был за гранью уловимого - скорее, в подсознании у Дженсена, чем в прохладном воздухе, но этого оказалось достаточно - Дженсен уже бежал, отмечая смутно знакомые повороты, пока не очутился на маленькой полянке, виденной во сне. Он сразу же вспомнил, что это именно то место, где он оставил и затем нашёл Джареда.
Ощущение, что Джаред здесь, было совершенно отчётливым. На мгновение перед глазами мелькнула насмешливая лисья морда - Дженсен был уверен, что видел не Джареда, а того старого лиса из сна. Словно зверь подтрунивал над ним - ничего бы ты не сделал без моей помощи, человек.
И тогда Дженсен увидел.
Джаред лежал под одним из больших деревьев, и он был почти неотличим от покрывающих его тело листьев и хвои.
Дженсен не смог подойти - подполз, вцепился, встряхнул. И едва не взвыл от ужаса: Джаред был холоден, словно омытый рекой валун. Он лежал на спине, уставившись в небо открытыми глазами - тусклыми и жёлтыми, похожими на узкие осенние листья. Дженсен расшвырял древесный мусор, прижимая Джареда к себе с воплем:
- Придурок! Зачем ты это сделал? Какого хрена?
Голова Джареда запрокинулась, да и весь он безвольно висел в руках Дженсена тяжёлым холодным телом. На секунду Дженсен замер, а потом разжал руки, и Джаред скользнул обратно в траву. Только сейчас Дженсен увидел, что он полностью обнажён, но его тело не было до конца человеческим. По груди, животу и ногам струилась широкими линиями рыжая шерсть, а бедро обвивал длинный гибкий хвост. Словно он застыл на грани превращения. И даже в человеческом лице было что-то неуловимо неправильное, кроме тусклых глаз, лишённых зрачка. Словно сквозь человеческие черты проступал облик зверя, или же наоборот - лицо скрывала призрачная, мерцающая рыжими искрами маска.
У Дженсена не осталось сил кричать. Он чувствовал, как по лицу струятся слёзы, застилая от него Джареда, и вот это стало последней каплей. Он не мог дать ему уйти. Не мог, так же, как тогда.
Рука Джареда была холодной, тяжёлой и казалась лишённой костей. Дженсен стиснул его ладонь, прижимая к лицу и пытаясь шептать что-то, целуя длинные пальцы. Привкус собственных слёз на губах вдруг разбудил какое-то смутное понимание, словно Дженсен точно знал, что нужно сейчас делать. Он выпустил руку Джареда и лихорадочно зашарил по карманам, сам не зная, что ищет. Пальцы судорожно стиснули маленький перочинный нож, и Дженсен, даже не задумываясь, открыл лезвие и полоснул по ребру ладони. На секунду сквозь жгучую боль мелькнуло лицо Джареда с окрашенным кровью ртом, как в том коротком сне; и Дженсен прижал кровоточащую ранку к его губам.
Кровь собиралась крохотной лужицей между сомкнутых губ, стекала по щекам Джареда, пачкала волосы.
Сердце Дженсена зависло, в ушах звенело, пульс словно сотрясал тело в накатившей пустой дурноте. На грани обморока он увидел, как губы Джареда шевельнулись, а веки опустились.

Изображение

Всё же Дженсен не потерял сознание, хоть был от этого в одном шаге. Джаред приходил в себя медленно. Он долго не мог открыть глаза, облизывал испачканные кровью губы и болезненно морщился. Дженсен нависал над ним, не обращая внимания на пульсирующую боль в руке. Всё произошло слишком быстро - чуть больше, чем за сутки, Дженсен успел почти потерять Джареда и обрести его вновь. Он всё ещё не верил в произошедшее, понимая, что будет ещё долго раскладывать всё по полочкам.
Но главным было одно: Джаред жив и никуда от него не денется.
- Слышишь, идиот, - просипел Дженсен, - только попробуй выкинуть ещё что-то в этом роде! Так надеру задницу - неделю не сядешь!
- Мечтаю об этом, - еле слышно шепнул Джаред.
И насмешливые, родные интонации его голоса были Дженсену лучшей наградой. Он нагнулся, обхватил руками лицо Джареда, посмотрел в глаза - нормальные, человеческие - и поцеловал. Поцелуй вышел терпким, солнечным, жгучим, приправленным кровью и голодом. И, самое главное, - острым, концентрированным, неразбавленным счастьем. Словно скреплением и без того неразрывного союза.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Эпилог.

- Всё же это была отличная идея, Дженс. У меня уже лет десять не было каникул. Мне очень нравится этот мотель...
- Предыдущая гостиница тоже была неплоха, знаешь ли. А идея стала бы только лучше, если бы это не был третий мотель за неделю.
- Может, ты смущаешь горничных...
- Джей, прекрати меня раздевать!..
- ... своей потрясающей задницей?
- Или ты пугаешь их своим облезлым хвостом.
- Ну, Дженс... Кстати, ты не мог бы снизить температуру кондиционера? Я скоро расплавлюсь.
- О! А как же насчёт единения с природой?.. Джей, сейчас же убери от меня свой облезлый хвост!
- Что-то я не припомню, чтобы он помешал тебе прошлой ночью...
- И свои наглые лапы, бессовестная рыжая морда!
- И сегодня утром...
- Ах ты...
- И час назад...
- Джей. Заткнись уже и поцелуй меня. Сейчас же.
- А как же убрать наглые рыжие лапы и всё такое?
- Забудь. И...
- И...
- ... заткнись и поцелуй меня, наглая рыжая морда! Я же уже сказал!
- И...
- ... можешь вернуть на место свои загребущие лапы.
- И...
- ... свой облезлый хвост тоже.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 03:38
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 11 ноя 2012, 15:33
Сообщения: 47
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Только шорох этих листьев... snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштар
Очень понравилось спасибо огромное за прекрасный текст, а рисунки просто шикарны :heart: :heart: :heart: Только хотелось бы узнать насчет возраста главных героев, и почему умирал Джаред, от тоски? Но он же десять лет как то прожил без Джернсена?:flower: :flower: :flower:


13 дек 2012, 04:57
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
DeanChet
Спасибо! :) :heart:
Возраст примерно 25-27 лет.

DeanChet писал(а):
почему умирал Джаред, от тоски? Но он же десять лет как то прожил без Джернсена?


Он же магическое существо, энергетическое. Слишком глубоко впустил Дженсена в свою жизнь, разделил с ним энергию и уже не мог без него.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


13 дек 2012, 09:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2011, 12:07
Сообщения: 219
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Какая чудесная сказка :inlove: . Спасибо за рассказанную историю.
Арт очень подходит именно этому тексту, дополняет его. А разделители просто супер!
Спасибо всей команде!

_________________
Чукча не писатель, чукча читатель.


13 дек 2012, 12:50
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
какая чудесная сказка... спасибо.
рисунки - просто волшебны. и отдельное спасибо за видео :)
очень рада, что смогла прочесть её *я застала момент выкладки, читала фактически одновременно с нею :)) большое-большое спасибо*

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


13 дек 2012, 13:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 26 ноя 2010, 22:02
Сообщения: 37
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Огромное спасибо всей команде!
Волшебная сказка и просто изумительный арт - то, что надо, чтобы согреться, когда за окном снег и мороз.
Весь текст такой теплый, медовый, солнечный, золотисто-осенный, что хочется мечтательно ежиться и поплотнее кутаться в плед.
Мыслями я еще в этом зачарованном мире.


13 дек 2012, 13:52
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 293
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Вот не зря я так ждала эту выкладку! :heart: Прекрасная командная работа!
Изумительный клип - кадры идеально ложатся на музыку, а виды природы дают простор воображению. И этот лис с меняющимися глазами - :inlove:
Яркое, сказочное, фантастическое оформление: золото и зелень, краски словно прозрачно-волшебные, и рисунки и разделители просто чудо! :inlove:

И текст - ох, какая история! :heart: :heart: :heart: Я прямо видела тонкого, прозрачного, невесомого Джареда в самом начале и сильного, горячего, дышащего жизнью и пахнущего зверем - в конце. Вот уж поистине - любовь без границ, бесстыдная, откровенная, жадная, потому что без любимого невозможно дышать и жить. Отдельное спасибо, что помимо основной линии: отношений Джареда и Дженсена, поначалу таких запутанных и неясных, а в конце предельно понятных и правильных, в тексте прописано столько дополнительных деталей. На их фоне за Джеев совершенно не тревожно. У Джареда есть семья, друзья и любимое дело, Дженсену завещали дом, его любят и принимают в этой глуши, так что беспокойства за то, что он не найдет работы и потеряет себя нет совершенно. Уже в начале, когда он не боялся леса и не убегал, наговаривая считалочку, стало понятно, что он тоже принадлежит этому волшебному месту, и вполне естественно, что он сюда вернулся. Туда, где он принят, любим и нужен.

Еще раз огромное спасибо за сказочную историю. Сейчас, в середине зимы от нее летним зноем повеяло. :flower:

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


13 дек 2012, 15:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2010, 22:49
Сообщения: 284
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Текст еще не читала (ох, чувствую, еще одна бессонная ночь обеспечена), но арт просто отличный. :inlove:
Эх, клип тоже с работы не посмотреть...

_________________
Фикрайтер, помни: "долбаный" пишется с одной Н, а "завороженно" - с двумя!


13 дек 2012, 16:35
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 авг 2008, 19:52
Сообщения: 307
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
snusmoomrik спасибо за такую нежную сказку! :heart:
*Nissa* арт очень понравился, такой, ну, сказочный, в тему очень, спасибо! :inlove:
Гнев Иштар видео какое замечательное! спасибо всей команде, и Лорд Кунсайт тоже, отлично справились! :flower:


13 дек 2012, 17:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 27 авг 2011, 08:49
Сообщения: 31
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Очень теплая выкладка, очень! :heart: Очень теплые и нежные рисунки! Они на столько переплетаются с текстом, что смотрятся с ним единым целым.
А текст очень вкусный)) Тут и сказочный лес, и любовь, яркая, рыжая)) И парни на лоне природы просто прекрасны!
И клип! :heart: Я его посмотрела уже после прочтения текста, и мне захотелось перечитать его вновь. Он чудесный, замечательно передает всю атмосферу текста.
Ребята, snusmoomrik, *Nissa*, Гнев Иштар, Лорд Кунсайт :squeeze:спасибо вам всем ОГРОМНОЕ!


13 дек 2012, 18:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 май 2012, 20:16
Сообщения: 31
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Красиво,волшебно,интересно-всё очень гармонично с артом и видео.Отличная работа.


13 дек 2012, 21:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2010, 01:30
Сообщения: 232
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
снуууу, ты прекрасная женщина. а я старая( и почти хлюпаю носом)))
оно такое...ммм...про лес. и дождь. и реку. и много запахов (дададада, кинккинккинк) травы, влажной кожи, прелой листвы, коры...
я люблю твой непересладкий, неабсурдный, а во всех местах уместный романс.
люблю, как ты любишь героев - с какой нежностью пишешь о джеях.
люблю твою графику. солнце мое, ты способна заставить бэл-ами краснеть)) просто потому что она правильно-текстовая. не впадающая ни в чернушную физиологичность, ни в розы на шелке)
просто люблю тебя как автора. и как человечище.
:heart:
Лорда люблю. почти безупречный бэтинг, иди обниму :buddy:
и - ыыыыы - ну какие чудно-ушастые зеленые разделители))) Нисса, готовьтесь :inlove:
| Читать дальше
я вас присмотрела, безоговорочно влюбилась и мечтаю "прибрать к рукам" не только как переводчика, но и как артера на следующие байки :shy2:

ГИ, абсолютно "твое" видео - и оно прекрасно от макушки до пяток. и дааа, заметно, как нравился и вел текст при работе над клипом :kiss:

_________________
was in u


13 дек 2012, 22:11
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 июн 2011, 13:06
Сообщения: 41
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
snusmoomrik
Сну, ты непобедимый монстр! :super: И настоящий боец.
| Читать дальше
Проставляешься))

И ещё раз спасибо тебе за тёплый летний текст - очень своевременно, когда на улице лютый холодец.

*Nissa*, Гнев Иштар, и вам опять спасибо за офигенный арт, атмосферный и тёплый)


ValkiriyaV, Yulisan, was, спасибо за добрые слова!))

_________________
Writing is hard (c) Chuck Shurley
http://www.diary.ru/~7331/


13 дек 2012, 22:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
Очень понравились и история, и арты, и, конечно, видео! всё так гармонично подобрано! Спасибо!


13 дек 2012, 22:35
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 апр 2012, 12:55
Сообщения: 20
Ответить с цитатой
Сообщение Re: ...И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Ишт
snusmoomrik! Красивый, нежный, волшебный, очень теплый и ласковый текст, улыбалась, не переставая, пока читала.
Чудесная сказка!
*Nissa*, потрясающий арт, в историю вписался как нельзя лучше! Цвета идеально передают настроение, очень здорово! В разделители я просто влюбилась)
Гнев Иштар, интересное видео, конраст между городом Дженсена и лесами Джареда. Понравилось! И музыка так подходит.
Лорд Кунсайт, спасибо за твой бетовый вклад в эту чУдную историю))

Спасибо всей команде! :heart:


13 дек 2012, 23:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 89
Ответить с цитатой
Сообщение Re: И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap
Крош Спасибо! :sunny: :friend:
LenaElAnSed Спасибо! :sunny: :friend:
Ka_Lyrra Спасибо! :sunny: :friend: *тоже сижу, закутанная в плед))*
Alushka74 Спасибо тебе! Спасибо, что так почувствовала :love: :kiss:
Маленькая сосна Спасибо! :) :friend:
ValkiriyaV Спасибо! :love: :kiss:
Yulisan Спасибо! Я рада очень-очень :kiss: :love:
Air kiss Спасибо! :sunny: :friend:
was ох, ты меня растрогала :heart: :love: спасибо большущее :bigkiss:
и да, наверное всё именно потому, что я дико люблю Джеев))
Лорд Кунсайт я ворона :gigi:
| Читать дальше
Так это само собой! Однозначно :beer:

Спасибо тебе :kiss: :heart:
Seleya Спасибо! :sunny: :friend:
СозвездиеГончихПсов Спасибо! :love: :kiss: :bigkiss:

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


14 дек 2012, 02:27
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 май 2011, 13:26
Сообщения: 103
Ответить с цитатой
Сообщение Re: И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap
Чудесная история, трейлер и арт!!!!!!! Спасибо огромное!!!!! :inlove: :inlove: :heart: :heart: :heart:


14 дек 2012, 02:53
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 218
Ответить с цитатой
Сообщение Re: И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap
Какие рисунки волшебные :heart:


14 дек 2012, 05:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 218
Ответить с цитатой
Сообщение Re: И только шорох этих листьев. snusmoomrik&*Nissa*&Гнев Иштap
Очень красивая сказка, атмосфера потрясающая :hlop: :hlop: :hlop:


14 дек 2012, 06:57
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 85 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.057s | 17 Queries | GZIP : Off ]