Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 20:20





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 38 ]  На страницу 1, 2  След.
"Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla 
Автор Сообщение

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
Изображение

Название: Эндшпиль
Автор: ray of light
Бета: Toffana
Артер: Tamillla
Пейринг: J2
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Саммари: Нью-Йорк конца тридцатых годов: эра джаза миновала, в стране царит Великая депрессия, но жизнь в блистательном городе продолжается. Жизнь вполне в стиле нуар — богема с ее свободными нравами, знаменитый актер, красавица-актриса, хитроумный помощник частного детектива, связавшая их загадочная история об убийстве и чувства, которые не признают никаких сценариев. В один ничем не примечательный день у детективного агентства Джеффри Дина Моргана появляется весьма перспективный клиент — известный театральный актер Джаред Падалеки с очень странной историей.
Примечение: фик написан до выхода 7.12 и автор вдохновлялся фотографиями молодого Дженсена на фоне Плимута.

автор выражает огромную благодарность любимому артеру Tamillla за визуализацию,
замечательной бете Toffane за правки,
netttle за советы
и Cherina за терпение и вдохновение!


***

Изображение

Предисловие Стива к так и не опубликованным запискам Дженсена Эклза

Одни называли его выскочкой, другие ― везунчиком, третьи ― самовлюбленным болваном, четвертые скрытным типом, я же, по-дружески, ― Дженом, а на самом деле его звали Дженсен Росс Эклз. Когда произошла эта история, ему было тридцать три года, пять из которых он проработал в частном детективном агентстве старика Моргана. Того самого Джеффри Дина Моргана, которого в прессе именовали «детективом от бога», «гениальным сыщиком», «самым умным человеком современности», и который, по слухам, с блеском раскрывал самые запутанные и бесперспективные дела, не вставая из кресла в своем кабинете. Но на самом деле он мало что сделал бы без Дженсена, своего единственного и незаменимого помощника.
Это сейчас контора Моргана располагается в Эмпайр Стейт Билдинг ― самом высоком здании Америки, отстроенном в тридцать первом году на деньги Рокфеллера-младшего. А тогда, пять лет назад, когда Дженс устроился к Моргану, контора находилась на окраине Манхэттена. Мне кажется, именно с появлением Дженса дела у Моргана пошли в гору.
Я хорошо запомнил тот день, потому что он пришелся на День святого Патрика, и мы тогда славно накидались. Крис, наш общий армейский приятель, умудрился достать приличную выпивку, несмотря на царивший в стране «сухой закон», ― чистый, неразбавленный виски. А не ту бурду, которую продавали из-под прилавка шустрые пройдохи, окрыленные легкими деньгами. Я не знаю, какую картину мира рисовали себе представители общества трезвости, боровшиеся за введение «сухого закона», но они явно не оценили последствий. Они думали, что американцы перестанут пить? В итоге все пили, как и раньше, только плохой выпивки стало больше, и стоить она стала дороже. В стране был вялотекущий экономический кризис. А чем обычным людям прикажете заливать депрессию ― кока-колой? Хвала богу и всем, кто причастен, «сухой закон» отменили три года назад, в тот год Морган с Дженсеном и переехали в нынешний офис. «Оцени широту панорамы и прикинь, как увеличится размер моего гонорара», ― сказал мне тогда Дженс и пошутил, что небоскреб ― отличный трамплин для самоубийц. Если, мол, мне, не дай бог, захочется проститься с жизнью, то лучше, если я сделаю это не у себя в ванной, как незадачливые писаки, а со смотровой площадки здания. А еще лучше ― с его верхушки. Сто два этажа полета. Красиво и пафосно. Вот тогда я точно прославлюсь.
Да, Дженс был тем еще шутником. Он вообще был хорошим парнем, сто́ящим другом и отличным собутыльником. Когда он жил в доме недалеко от работы, то по вечерам мы частенько торчали в баре на соседней улице, где пропускали по стаканчику-другому виски под бархатный голос нашего общего приятеля Джейсона, который поет, как считал Дженс, не хуже кумира Америки Бинга Кросби.
По субботам Дженс встречался с Дэннил Харрис, и они танцевали в клубе «У Эрика». Дэннил актриса из театра «Груп», именно там Дженс с ней и познакомился, когда следил за супругой одного клиента. Со стороны они смотрелись шикарно. Но, несмотря на то, что воскресенье он посвящал родителям и церкви, несмотря на его благопристойную, показную сторону жизни, у него была другая ― скрытая, грязная, о которой было известно только узкому кругу лиц. Она вела на 42-ю улицу, туда, где он мог получить ― и получал ― желаемое, туда, где он без опаски был самим собой. Дело в том, что Дженс, несмотря на тщательно поддерживаемую репутацию бабника, предпочитал мужчин. Я упомянул этот факт, потому что он имеет непосредственное отношение к произошедшим событиям.

***

Изображение

Дженсен

Осень 1936 года, конец ноября


История, которая последует ниже, началась в обычный, ничем не примечательный дождливый день. Джеффри только что выпил крепкий кофе с двойными сливками и устроился в кресле с ворохом сегодняшних газет, традиционно открывая первым делом «Нью-Йорк Таймс», а я, перебирая скопившиеся чеки и квитанции, последние минут пятнадцать размышлял, не скрасить ли мне вечерний досуг в квартале порока, как в дверь конторы неожиданно позвонили. Мы уже несколько недель сидели без дела, почти на мели, поэтому я, отложив бумаги, резво вскочил и пошел открывать, очень надеясь на то, что визитер будет перспективным, а дело ― стоящим. На пороге нервно топтался симпатичный темноволосый молодой человек. Увидев меня, он любезно поздоровался.

Его лучезарной улыбкой можно было освещать ночные подворотни. Коммивояжер или миссионер? Хотя нет, не похож. Я прошелся по нему наметанным взглядом ― качественная обувь, Breguet на запястье, платиновые запонки с бриллиантами, непринужденная поза человека, привыкшего жить на широкую ногу и не думать о завтрашнем дне.

Ставлю все деньги из моего бумажника ― дело будет тривиальным. Что-нибудь из серии «Дядюшкино наследство», «Проследите за моей невестой» или «Найдите пропавшую собачку моей тётушки». Обычно мы такими мелочами не занимаемся. Ключевое слово ― обычно, сегодня случай особый. Для нас ― шанс, для клиента ― акция. Возможно, я даже смогу убедить Джеффри снизойти до незначительных проблем этого красавчика, и мы легко дотянем до основных поступлений.

С такими мыслями я принял из рук гостя мокрый плащ и провел в кабинет Джеффри. Молодой человек сразу же устроился в кресле для посетителей и вытянул свои длинные ноги. По лихорадочным движениям рук, которые он, казалось, не знал, куда девать, было видно, что разговор намечается серьезный. Я же, пользуясь удачным расположением моего рабочего места, принялся беззастенчиво его разглядывать. А там, и правда, было на что посмотреть. По моим меркам предвзятого ценителя мужской красоты, он был весьма хорош. Высокий, отлично сложенный, с выразительными чертами лица и умными глазами, он производил впечатление человека искреннего и не испорченного наличием денег. Единственное, что выпадало из образа, ― небольшие, женственные губы. Хотя, по мне, так это даже плюс. Я бы с удовольствием пообщался с ним плотнее, в другое время и в другом месте. Но один шанс на миллион, что он играет за ту же команду. Я даже не надеялся на такую удачу. Лишь цепко схватывал каждую мелочь, старался запечатлеть его образ в своей памяти. Мне очень хотелось, чтобы дело заинтересовало Джеффри.

Он оказался Джаредом Падалеки, тем самым Джаредом Падалеки, известным театральным актером, о котором часто упоминали в колонках светских новостей, как о новом театральном открытии и будущей звезде кинематографа. С такими внешними данными ему одна дорога ― в большое кино. Я представил его в роли Тома Пауэрса. Смог бы он составить конкуренцию Джеймсу Кэгни, сыграть бесчувственного, циничного гангстера, который с легкостью и равнодушием шутит со смертью, чужой и своей собственной? Это было бы грандиозное перевоплощение.

― Итак, Джаред, я вас слушаю, ― спокойно начал Джеффри, вытаскивая трубку и неторопливо набивая ее табаком. С весьма равнодушным видом. Он любил показывать клиентам свою значимость и их незначительность, сразу ставил на место привыкших к подобострастию и восхищению. Кто ты за порогом, неважно, а в его кабинете ты никто, а он ― Бог.

Джаред напряженно молчал. Он кстати, вел себя на удивление скромно для человека его профессии.

― Вы можете не опасаться: даже если я не возьмусь за ваше дело, всё, что вы скажете в этой комнате, не выйдет за ее пределы, ― заверил его Джеффри, и, обращаясь ко мне, сказал: ― Дженсен, плесни-ка гостю немного виски.

Я вначале подумал сделать со льдом, но потом решил, что чистый ему сейчас предпочтительнее.

Когда я протянул наполненный стакан благодарно улыбнувшемуся мне Джареду, наши пальцы на мгновение соприкоснулись, и я вздрогнул. Такого со мной не было никогда и ни с кем. Первая влюбленность далекого детства не считается. От неожиданности я поспешно отпрянул и, вернувшись на свое место, стал смотреть исключительно на Джеффри; ну, по крайней мере, попытался.

― Хорошо, я расскажу вам всё, ― произнес Джаред, вздыхая, и сделал большой глоток виски. ― Я хочу, чтобы вы доказали мою невиновность. У меня нет алиби.

― В чём вас обвиняют, в убийстве? ― Джеффри отложил трубку и немного наклонился в сторону собеседника. Насколько я знаю своего босса ― это верный признак заинтересованности в деле. Джаред словно почувствовал это и улыбнулся. Я бы на его месте не торопился радоваться, Джеффри крайне непредсказуемый тип.

― Да, верно, то есть, нет, еще нет, но обязательно обвинят, ― пробормотал Джаред, рассматривая свои руки с длинными, как у пианиста, пальцами. ― Но понимаете, я её не убивал. Меня вообще не было в доме.

― Ее ― это кого? ― оживился Джеффри, пристально изучая Джареда, который, вместо того, чтобы успокоиться, наоборот, напрягся еще больше.

― Дженни, Дженевьев Кортез, мою жену, ― пояснил Джаред. ― Ее убили. Кажется.

Кортез? Та самая Кортез? Которая, по словам Дэннил, увела у нее главную роль в новой пьесе Юджина О’Нила?

― Кажется? Давайте все с начала и по порядку, ― терпеливо предложил Джеффри, откидываясь на спинку кресла.

― Да, да, конечно. Я проснулся, собрался на прогулку с собаками. Я по утрам перед репетицией гуляю с собаками. У меня две собаки, Сэди и Харли. Так вот, я уже выходил на порог, когда раздался телефонный звонок. Я вернулся, поднял трубку и услышал ее голос. Дженни просила приехать. Ну, я удивился. Мы не то чтобы не ладим, но, понимаете... ― Джаред сделал непродолжительную паузу, подбирая слова. ― Давно не живем вместе. У каждого своя жизнь. Всё как-то нет времени развестись. Мы расстались мирно, но просить, тем более меня, она бы не стала, не в ее характере. Так вот, я быстро выгулял собак и поехал. Квартира Дженни на другом конце города. Дверь в дом была открыта, а она висела под потолком комнаты. Мертвая. На люстре. Это было ужасно. Кто-то убил ее, а потом подвесил.

― Вы уверены? ― Джеффри опять наклонился вперед, стиснув пальцами столешницу. А это означало, что чек мы сегодня точно получим. Теперь можно вздохнуть с облегчением.

― Да. Веревка была обмотана не вокруг шеи, Джен висела вниз головой. Там было много крови, на ковре. Ее, должно быть, ударили по голове, прежде чем подвесить. Я...я понимаете, не остался, испугался, что меня могут обвинить. Поэтому вызвал полицию и ушел, но, подойдя к машине, понял, что забыл ключи, ― Джаред снова прервался и откашлялся, как будто ему было трудно говорить. ― Вернулся, а ее там нет. Дженни там не было! А ковер был чистым. Ни пятнышка! Я проверил. ― Он посмотрел сначала на меня, потом на Джеффри, проверяя реакцию на свои слова.

Я сделал непроницаемое лицо, а Джеффри задумчиво предположил: ― Вы что-нибудь употребляете? Что-то посильнее горячительных напитков?

― Я?! Смеетесь? ― очень достоверно вспыхнул Джаред и приосанился. ― Если я актер, то, по-вашему, просто обязан погрязнуть в скверне?

― Почему же, я лишь делаю предположение, ― невозмутимо ответил Морган на эту высокопарную реплику и снова потянулся за трубкой. Нехороший признак, он опять потерял интерес.

― Я понимаю, как нелепо это выглядит со стороны, но она была там, и ковер тоже. А потом их не стало, точнее, ее. А ковер, его же могли заменить? У меня есть доказательство, что мои слова ― не выдумка и не бред. ― Джаред приподнялся и вытащил из кармана брюк платок. ― Вот, смотрите. Я испачкался в ее крови.

Я встал, осторожно, стараясь не дотрагиваться до кожи, взял у него из рук окровавленный платок и передал Джеффри. Джеффри с интересом изучил «улику», понюхал и положил в стол. Туда же отправилась трубка. Аллилуйя! Дело в шляпе.

― Предположим, на платке не кровь или не ее кровь, поэтому наличие пятна ничего не доказывает. Скажите мне правду. Это вы убили свою супругу? ― без обиняков спросил Джеффри, захлопывая ящик.

― Что? Конечно же, нет! ― обиженно возмутился Джаред.

― Почему вы решили, что вас арестуют, если труп исчез? ― спросил Джеффри с подозрением. ― Нет тела ― нет дела .

― Ну, я же вызвал полицию. Они должны были приехать и решить, что вызов ложный. Но скоро ее станут искать и выйдут на меня. Я, должно быть, последний, кому она звонила. Там полно моих отпечатков, и меня могли видеть соседи, ― Джаред в отчаянии сцепил пальцы рук в замок. ― Я ничего не понимаю… У нее же не было врагов... все любили ее...

Прозвучало подкупающе искренне. Я вспомнил, что перед нами первоклассный актер, а также язвительные замечания Дэннил о Кортез ― «та еще сучка», и подавил скептическое хмыканье.

― Вы обратили внимание, что-нибудь пропало? Там не было следов ограбления? ― живо поинтересовался Джеффри, подбираясь, как удав, готовящийся проглотить кролика.

― Нет, я как-то не заметил. Я был в шоке, понимаете? ― Джаред почему-то посмотрел на меня.

А я, потерявшись под его взглядом, в ответ лишь согласно моргнул. «Конечно-конечно, я понимаю!»

― Понимаю, ― неубедительно поддакнул Джеффри. ― А потом вы сразу поехали к нам?
― Нет, я сначала позвонил своему адвокату, Марку Шеппарду, он старый друг отца, а уже Марк направил меня к вам, ― ответил Джаред, немного успокоившись и расслабившись.

― Вы пробовали найти супругу? ― задал Джеффри следующий вопрос. Мне показалось, на сегодня он был последним.

― Да, конечно, но в театре сказали, что ее там не было. Именно сегодня нет ни спектакля, ни репетиций, ― пояснил Джаред и добавил: ― Я весь день провел дома, если бы не звонок, то и не выходил бы совершенно. Только на прогулку с собаками на лужайке.
― Что же, мистер Падалеки, можете вздохнуть свободнее, мы беремся за это дело. Без согласования со мной не предпринимайте никаких действий, сидите у себя тише воды и не высовывайтесь. А мне надо подумать. Завтра все прояснится. Гонорар и аванс обсудите с моим помощником. ― Он попрощался с нами, и я остался наедине с Джаредом.

― Выпьешь еще? ― поинтересовался я, едва за Морганом закрылась дверь.

― Не откажусь, ― согласился Джаред и спросил: ― Чек или наличные?

Я, помня «черный вторник», предпочитал наличные, но Джеффри, несмотря на тяжелые времена, отдавал предпочтение чекам.

― Чек, ― ответил я, наблюдая за тем, как он достает дорогущий «паркер» и недрогнувшей рукой выписывает озвученную сумму.

Когда я передавал Джареду наполненный стакан, мои руки, напротив, дрожали. Это был очень плохой признак. Выпил я залпом и неожиданно для самого себя выпалил:
― Может, продолжим в баре? Я знаю неподалеку приличный, где наливают неразбавленную выпивку, и там отличная живая музыка.

― Давай, ― также неожиданно согласился Джаред и улыбнулся той самой улыбкой, бьющей под дых.

Я машинально положил чек и бумаги в сейф, натянул пальто, закрыл контору и на ватных ногах вышел на улицу, к Джареду, который поджидал меня, прислонившись к черному Дюзенбергу модели «J». Идеальная картина. Ее мог бы воплотить на холсте Эдвард Хоппер.
Я уважительно присвистнул и сел на пассажирское сиденье, мысленно насмехаясь над собой: «Дженсен, Дженсен, сочетание «красивый мужчина плюс красивая машина» хорошо и перспективно в том случае, если ты роскошная блондинка, а не роскошный блондин».

***

Изображение

Бар, куда я привел Джареда, принадлежал подруге Джейсона ― Лорен Коэн. Во времена «сухого закона» заведение было скучной забегаловкой, с унылым меню и дрянной выпивкой из-под полы, но теперь стало вполне приличным местом. Поэтому здесь всегда было сверх меры людно и накурено. Шум стоял иногда такой, что невозможно было расслышать не только то, что говорит собеседник, но и музыку. Для романтического свидания ― скверный выбор, а расслабиться после работы с приятелями ― в самый раз.

Сегодня выступал Джейсон, свободных мест не было, но нам оперативно поставили столик у сцены и принесли выпить. Мы сидели достаточно близко друг другу, почти соприкасаясь ногами под столом, и интимно склонялись лицом к лицу в попытке услышать друг друга сквозь музыку и голоса посетителей, но я совершенно не чувствовал дискомфорта. Мне с ним было очень уютно, так, как будто я видел его каждое утро на своей кухне, а по ночам в своей кровати. Как будто у меня на него были права. Я даже представил, как это ― просыпаться и засыпать с Джаредом. Картинка была восхитительная.

― Дженсен, ты в порядке? ― спросил меня Джаред, когда я, задумчиво уставившись в свой опустевший стакан, размышлял о том, что влюбиться с первого взгляда ― это из области фантастики и точно не про меня.

― Это мой вопрос, ― усмехнулся я, подав знак официантке повторить заказ. Знал бы он, о чём я думаю. Если бы всё ограничивалось простым «хочу»… Только желание ― было бы не трагично.

― Скажи лучше, как тебя угораздило жениться? Я думал, у «звезды» много других возможностей. Поклонницы, поклонники…― последнее я вставил намеренно.

― О, это было скоропалительно, ― грустно вздохнул Джаред, не обратив внимания на «поклонников» и делая щедрый глоток виски. ― Два ведущих актера, роман на сцене закончился романом в жизни… Правда, нас хватило на полтора месяца, прежде чем мы разбежались в разные стороны. Мы чуть не поубивали друг друга, прежде чем расстаться. Я даже ушел в другой театр ― в «Винтер Гарден». Она осталась играть в «Палас». Вот, собственно, и вся история, ― он широко улыбнулся, окидывая меня взглядом, который я мог трактовать как «тот самый», если не принимать в расчет количество выпитого и свое разыгравшееся воображение. Джаред обладал даром очаровывать одной улыбкой, и в тот момент я подумал, что могу сделать ради него всё, что угодно. И даже больше.

Куда делся прожженный циник и равнодушный ко всему повеса?

Я продолжал пить, горько усмехаясь в стакан, украдкой смотрел на Джареда и безуспешно пытался понять, привлекают его мужчины или нет. Даже не так: привлекаю ли его я? И впервые в жизни не мог определиться с ответом.

Другой частью себя, более циничной, я отстраненно подмечал мельчайшие детали, движения и оговорки. Искал информацию, которая дала бы мне почву для размышлений и выводов. Потому что, помимо возникшего интереса, меня волновал еще один, и немаловажный, вопрос: кто передо мной ― хладнокровный убийца или парень, оказавшийся не в том месте не в то время?

Мне хотелось верить в последний вариант. Разве найдешь человека, более открытого и располагающего к себе, чем Джаред?

«Он умеет мастерски перевоплощаться, ― напомнил я себе, когда градус моего восхищения достиг неприличных высот. ― Актеры лжецы по природе своей, и он тоже лжет!»
Я надеялся, что Джаред всё спишет на алкоголь, потом добавлял еще и полагал, что он поймёт меня правильно и не придется ничего объяснять.

Джаред как раз допивал содержимое своего стакана, а я, не отрываясь, смотрел, как он глотает виски, откидывая голову назад, и испытывал сильнейшее желание прикоснуться губами к его шее и провести языком дорожку, от челюсти вниз, к ключице, накрыть ладонью его пах и почувствовать ответное желание.

Я моргнул и отвернулся, перехватывая заинтересованный взгляд девушки, тот, который ни с чем не спутаешь. Может, стоило направить свои усилия в более спокойное русло? Я уже почти поддался импульсу и почти поднялся, а потом повернулся к Джареду, уловил его пронзительный взгляд и понял, что никакая сила в мире не заставит меня сейчас уйти и остановить это безумие. Зачем отрицать очевидное ― я попал.

Похоже, не меня одного мучили сомнения. Но Джаред, сто процентов, даже все двести, думал о том, сможет ли Морган помочь ему или нет.

― Расслабься, ― посоветовал я Джареду, ― забудь на время все, что случилось. Твое дело в надежных руках. Морган обязательно во всем разберется.

― Спасибо, ― с явным облегчением ответил Джаред и в очередной раз тепло улыбнулся. Я понимал, что это всего лишь минутная маска, что он привык раздавать такие незначительные, ни к чему не обязывающие авансы, но не мог не улыбнуться в ответ. А после мысленно дал себе хорошего пинка, за то, что смотрел на Джареда дольше и пристальнее, чем следовало бы.

Когда Джаред отлучился, за наш столик подсел Джейсон, как раз закончивший выступление.

― Дружище, прекрати кидать на парня голодные взгляды. Слишком заметно, ― вот так прямо сказал и посоветовал: ― Сбавь обороты, если не хочешь попасть в неприятную ситуацию. Меня рядом не будет, когда широкий кулак мистера Падалеки впечатается в твою смазливую рожу. Давно тебе ее не портили?

― Тебе он не понравился? ― спросил я настороженно.

― Лучше бы он не понравился тебе, ― ответил Джейсон, который всегда отличался прямотой и честностью. ― Ну ладно, Дженсен, я пойду. Не расслабляйся, ― и напоследок так хлопнул по плечу, что я едва удержался на стуле.

Обороты я сбавил, непринужденно шутил и даже честно смотрел в сторону, уставившись на бюст хорошенькой барменши, улыбался двум молодящимся дамам за соседним столом и всячески старался не проявлять свою заинтересованность. Но это продолжалось недолго. Джаред, даже выпивший, удерживал внимание: непринужденно хлопал по плечу, касался ногами, наливал виски, наклонялся ближе, чем следовало, облизывался, восторженно смеялся над моими шутками, смотрел с загадочным выражением лица. Все можно было трактовать, как определенный интерес к моей персоне, но я пока еще не решил, что это: игра, харизма или всему виной великолепный я. Джаред ― артист, привыкший, чтобы публика боготворила его. А в эту минуту я был его публикой. Очень благодарной публикой.

Я заливал свое желание очередной порцией виски, и, понятное дело, выпил намного больше, чем полагалось.

Так что, когда мы, пошатываясь, вышли из бара, я остановился и, взвесив все «за и против», залихватски пнул лежащий под ногами камень и выдал то, что на трезвую голову не озвучил бы: ― Поехали ко мне?

― Да. Конечно же, я подвезу, ― легко согласился Джаред, направляясь к машине. И это была отличная возможность сделать вид, что предложения не было. Или предложение сводится к «выпить еще», но я не привык отступать. Да и не хотелось. Лучше открыть карты и не тешить себя несбыточными надеждами.

― Нет, Джаред, я не о том, ― я схватил его за руку, развернул, пристально посмотрел в глаза и, настраиваясь на презрительный отказ, пояснил: ― Ты поедешь ко мне?

И Джаред ответил: «Да».

Вот так неожиданно просто.

Если бы на месте Джареда была женщина, то я, не задумываясь, в тот же миг поцеловал бы ее, показывая, насколько обрадован положительным ответом, но сейчас подобное действие было безумием.

Даже помутнение рассудка не толкнуло бы меня на такую глупость в людном месте, поэтому я просто отпустил его руку, забрал ключи и сел за руль.

Да, опредёленно даже табличка с надписью «Я коммунист» вызовет здесь меньший негативный ажиотаж.

― Ты хорошо смотришься на месте моего водителя, ― усмехнулся Джаред, без пререканий устраиваясь на пассажирское сидение.

― И не мечтай, ― я вернул ему усмешку и крутанул руль, направляя машину к своему дому. ― Но ты прав, сегодня буду рулить я. Мне показалось, ты знаком с маршрутом довольно поверхностно.

Джаред не отшутился, а почему-то отвернулся и стал с преувеличенным интересом смотреть в окно.

Оставшуюся дорогу мы молчали. Я с удивлением размышлял над его странной реакцией и чувствовал себя старым увальнем, обольщающим юную нетронутую красотку. Да и та не взирала бы с такой обреченной грустью. Как будто едет не с удовольствием провести время, а на плаху. Да в чем дело? Без ложной скромности замечу: я как-то привык, что объект моей страсти обычно проявляет бо́льшую заинтересованность. Даже протрезвел от неожиданности.

Резко остановив машину у дома, я повернулся к нему и сказал:
― Джей, если ты не хочешь, давай прощаться. Время уже позднее, чертовски хочется выспаться.

Последнее было лишним ― жалкая попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Ну, мне простительно, я не актер.

Он нервно усмехнулся и облизал пересохшие губы.

― Не в этом дело.

― Тогда в чём? ― Я с сожалением посмотрел на его рот и постарался, чтобы мой голос звучал как можно ровнее. ― Ты никогда не был с мужчиной?

Неожиданностью это не стало, но…девственность хороша для молодоженов и старых извращенцев. А когда ты очень хочешь хорошо провести время к обоюдному удовольствию, это несколько ограничивает. Я предпочитаю более опытных партнеров. Правда, Джаред не девица, так что проблемы особой нет, разберемся.

― Не в этом дело, ― повторил он, отрицательно мотнув головой.

― Дело во мне? ― настороженно спросил я. Или я недостаточно прямо объяснил, чего хочу? Хотя куда уж яснее.

― Нет, ты…что ты! ― поспешно возразил Джаред.

И я едва подавил вздох облегчения.

― Тогда в чем?

― Я бы хотел немного притормозить, ― с сожалением ответил он.

«Как это притормозить?!» ― возмутился я мысленно.

― То есть это «нет»? ― выдохнул я, открывая дверь машины. ― Ладно, увидимся. Спасибо за компанию, отлично провели время, я пошел…

Мне показалось, что эта нелепая сцена растянулась на час, но на самом деле длилась она не больше пары минут, и это были, без преувеличения, пренеприятнейшие минуты в моей жизни. Что же, когда-то все происходит впервые. Сегодня это «впервые» случилось дважды.

― Извини… ― В голосе Джареда звучало непритворное огорчение, но остановить меня он даже не попытался. ― Увидимся.

Я махнул рукой и вышел, не оглядываясь. Дома снова почувствовал себя пьяным и чертовски уставшим, поэтому, не заходя в душ, разделся, рухнул на кровать и моментально заснул.

***

Изображение

Жизнь вблизи от работы хороша тем, что можно поспать подольше, а не ехать через весь город. Машины в рабочую неделю ползли, как гусеницы ― с ближайшей травинки на соседнюю, размеренно и целеустремленно, но чертовски медленно. Вставать бы пришлось, по моим меркам, в рань несусветную, а я был большим любителем выспаться. Джеффри сначала ворчал, потом угрожал увольнением, а потом смирился, особенно когда я снял квартиру неподалеку от офиса и уже не мог игнорировать будильник, без которого встать к положенному времени было крайне проблематично. Но почему-то именно сегодня я проснулся с первыми лучами солнца. Покрутившись в кровати и понимая, что заснуть уже не получится, я направился в душ. Холодная вода на удивление хорошо влияет на мой мыслительный процесс после выпивки. Обычно влияет. Но сегодняшний день явно был исключением. Я стоял под струей ледяной воды и думал о Джареде. Ситуация у нас складывалась необычная. Он посулил золотые горы и сбежал. Сказал «да» и не дал. Такого провала на личном фронте я не мог вспомнить, сколько ни пытался. Потому что никто еще не сбегал от Дженсена Эклза; обычно складывалось наоборот. Обычно я уходил раньше, чем мне всё успевало приесться, но побег следовал после более близкого знакомства, а не до. Так что ― да, я был озадачен. Дэнни на это не преминула бы съязвить, что я теряю форму, и скоро мне придется за удовольствие платить. Вчерашний поступок Джареда довольно странен. Как выражается Стив ― удар по яйцам.

Поэтому холодный душ взбодрил, но не изменил хода моих мыслей. Вопиющее безобразие! Я задумчиво погрыз кончик зубной щетки и запустил ею в стаканчик. Итоги вчерашнего дня, увы, не радовали: убийство, похищение трупа, красивый парень, согласие и отказ. Вывод очевиден: меня сознательно кинули, только пока непонятно, зачем. Неужели он струсил? На более сложные умозаключения я был сейчас не способен, голова всё еще раскалывалась. Я выпил таблетку болеутоляющего и пошел собираться. По дороге на работу мне пришла в голову гениальная похмельная мысль: меня хотят использовать. Зачем это Джареду ― уже другой вопрос. Но на него я обязательно получу ответ. Больше всего я не любил быть пешкой в чьей-то игре.

В офисе, сидя за чашкой крепкого кофе, я, погружаясь в еще большее уныние, продолжал размышлять, зачем Джареду понадобилось морочить мне голову. Струсил? Почему всё пошло наперекосяк? «Притормозить» очень напоминало «Я на первом свидании не целуюсь». Я не прекращал думать о Джареде. Хотя радовало, что вчерашнего размягчения мозга уже не наблюдалось, грудную клетку не сжимало тисками, сердце не ухало вниз, член озадаченно молчал, в общем, не было никаких признаков, означающих влюбленность и даже желание. Я просто был обескуражен и разозлен. Не помогла даже еще одна чашка кофе, хотя обычно это срабатывало. Усилием воли отбросив мысли о Джареде, я занялся делами, которые тоже были связаны с ним, так что, как ни крути, а полностью отрешиться не получилось. Но я очень старался.

Прежде всего я сделал звонок Артуру Беркли, инспектору, с которым мы давно и плодотворно сотрудничаем, и спросил его, не поступало ли сигнала из дома Дженевьев Падалеки. Получив информацию, что вызов полиции отменили, я нашел в справочнике телефон Дженевьев Падалеки и, чертыхнувшись несколько раз, набрал ее номер. Как бы мне ни хотелось избежать знакомства с благоверной Джареда, от него не отвертеться. Представившись репортером, я, добавив в голос хрипотцы, спросил, можно ли поговорить с уважаемой миссис Падалеки. Женщина на другом конце провода любезно ответила мне, что миссис Падалеки нет дома со вчерашнего вечера. Я полюбопытствовал, с кем разговариваю, оказалось, что с ее экономкой, мисс Батокс. Выходит, Дженевьев действительно исчезла. Это могло означать, что то, о чём говорил Джаред ― правда, или же что она просто уехала. Или Джаред зачем-то соврал. Или его подставили, и его супруга жива. Или его супруга мертва, а его подставили. Осталось выбрать верную версию. Чутьё сыщика во мне молчало. А на интуицию, которая буквально вопила, что Джаред просто не может быть убийцей, я решил не обращать внимания.

Я сделал себе еще кофе и, подумав, добавил сливок. Моргану они вроде бы помогают трезво мыслить. По крайней мере, после них он приходит в добродушное расположение духа и садится за дела.

Мои размышления прервал своим появлением легкий на помине Морган. Он сел в широкое кресло за своим столом и, усмехаясь, спросил:
― Что, удалось погрязнуть в пороке и скверне?


Намек был слишком очевиден, чтобы его игнорировать. Когда Морган так усмехался, что случалось крайне редко, я, без преувеличения, начинал нервничать. Наверное, так себя чувствует полевая мышь, когда её уютную норку неожиданно заливает дождь.

― Даже пальцы ног не удалось испачкать, ― хмыкнул я, поморщившись. Джеффри знал о моих пристрастиях, но ему было абсолютно всё равно, с кем я провожу время, лишь бы это не мешало делу. С делами я справлялся отлично. Но я никогда до этого не пытался завести интрижку с клиентом. Обычно это были хорошенькие клиентки, и это тоже не мешало делу, все были довольны. К Джеффри поступала дополнительная информация, поэтому он не жаловался.

Я поспешил сообщить Моргану, что Дженевьев Падалеки не объявлялась со вчерашнего вечера. Больше для того, чтобы сменить тему разговора.

― Ну, и какие выводы? ― поинтересовался Джеффри, закуривая и удобно устраиваясь в кресле. Он перестал усмехаться, следовательно, я ― нервничать.

― Не знаю, где его супруга и что с ней случилось, но Джаред или очень хороший актер, или одно из двух, ― я поставил перед ним крепкий кофе с двойной порцией сливок, как он любит, и положил рядом утренние газеты. Кстати, по нашей части в них сегодня не было ничего занимательного.

― Склоняешься к тому, что врет? ― Морган отхлебнул кофе и раскрыл «Таймс». Его лицо приобрело странное, нераспознаваемое выражение. Я даже решил, что упустил что-то важное. В газетах в основном была информация о прошедших третьего ноября президентских выборах. Демократ Рузвельт победил подавляющим большинством голосов. Чему я был очень рад, потому что голосовал именно за него и его картину мира; Джеффри же утверждал, что Рузвельт приведет Америку к анархии, и поддерживал более умеренного политика ― Лэндона, кандидата от Республиканской партии. Но это не то, что могло бы заинтересовать Джеффри. Это уже случившийся факт.

― Не могу определиться, но врать Джаред умеет отлично ― это же его профессия, и в ней он профи, ― ответил я. Вот меня же он ввел в заблуждение!

― Ты звонил Беркли? ― сухо осведомился Морган, перелистывая страницу. Я пригляделся внимательнее ― точно, занятый мыслями о Джареде, я упустил из виду информацию о скачках! Должно быть, лошадь, на которую поставил Морган, в фавориты не вышла. Это означает, что из конторы надо убраться. Чтобы не попасться Джеффри под горячую руку до тех пор, пока он не придет в более благодушное настроение. Не то чтобы я сильно переживал о возможном увольнении, ведь благодаря введееному Рузвельтом пособию по безработице я вообще смогу болтаться без дела, деньги бы мне капали, правда, не те, к которым привык, но всё же. Но дело в том, что когда вы привыкаете к определённому образу жизни, то тут уже не остановиться ― только вперёд. Поэтому я на всякий случай собрал все бумаги в папку, папку положил в сейф и начал собираться, отрапортовав: ― Да, он сказал, что вызов отменили.

― Тогда только интереснее, ― Морган широко улыбнулся и, снова склоняясь над газетами, сказал: ― Прокатись-ка к супруге мистера Падалеки, может, наши услуги не понадобятся.

― Вы думаете, они просто решили нас разыграть? ― Про эту версию я почему-то не подумал. А ведь верно, на ком еще оттачивать свое мастерство, как не на профессионалах? Поверим мы ― поверят прочие.

― Не исключено, ― задумчиво ответил Морган, глядя на меня поверх газеты. ― Не исключено.

Я быстро собрался, засунул в кобуру на поясе «люгер», проверил документы и вышел, провожаемый напряженным взглядом Моргана. И почему-то мне показалось, что скачки ― это последнее, что его в тот момент заботило.

Мой «плимут», конечно, прилично уступал в цене машине Джареда, но ездил хорошо и ломался редко. Вдобавок в нём были радио, купленное мной за сорок два доллара, и отопление, которое стоило двенадцать. Пепельница и электрическая зажигалка достались мне бесплатно. Так что я был доволен своей машиной.

Через полчаса я уже стоял на лужайке перед домом миссис Падалеки и жал на кнопку звонка.
Мне открыла довольно симпатичная миниатюрная блондинка, и по ее голосу я понял, что передо мной мисс Батокс, экономка. Я представился помощником Беркли, начальника полицейского участка, и сказал, что вчера в участок поступил анонимный звонок, я же пришел проверить, все ли в порядке.

Изучив мою лицензию и внимательно оглядев меня с ног до головы, мисс Батокс провела меня в гостиную.

Часа через полтора я уже знал не только имя экономки ― Амалия, но также размер ее бюста по отношению к моей ладони и некоторые пикантные подробности о хозяйке, которые мне посчитали нужным сообщить.

В привлекательной внешности масса преимуществ.

Еще я позвонил в театр и узнал, что миссис Падалеки пока не было, но вечером у нее репетиция, и она непременно появится.

Через полчаса я вернулся в контору и доложил Джеффри о проделанной работе.

― Итак, ― начал я, ― ее дома нет, но я много чего выяснил. Миссис Падалеки несколько дней не ночевала дома, у нее имелся любовник, она не любила своего мужа и хотела с ним развестись, была редкостной стервой. Всё это со слов экономки. Любовник ― Чад Мюррей, театральный критик. Про него узнал только то, что он пишет хвалебные статьи на каждую пьесу своей любовницы, и её слава ― это в большей степени заслуга Мюррея. Опять же, по словам экономки.

Морган удовлетворенно кивнул.

― Мюррей ― приятель нашего клиента. Видел в одной из бульварных газет их совместное фото в непринужденной обстановке, на поле для гольфа. Да, надо бы узнать, что кому достанется в случае развода или смерти супругов. Если я не ошибаюсь в своем предположении, то мистеру Падалеки было бы выгоднее видеть жену мертвой, нежели свободной.

― Я позвоню их адвокату, попробую выяснить, если что, подключу Ангела-хранителя, ― ответил я. Морган согласно кивнул и поехал спать. Напоследок посоветовав мне при разговоре с супругой клиента не раскрывать все карты.

Мишу Коллинза прозвали Ангелом-хранителем, потому что он был юристом и отличался ангельским терпением. Он когда-то работал на Тома Веллинга, местного наркодельца, а после того, как Веллинга завалили и Коллинза прижали конкуренты бывшего барона, Морган помог ему выкрутиться. С тех пор, когда нам нужна труднодоступная информация, мы обращаемся к Мише.

Адвокат четы Падалеки, Марк Шеппард, отказался со мной говорить «без дозволения на то своего клиента». Джаред трубку не брал, в театре его тоже не оказалось, поэтому я плюнул на всё и позвонил Мише.

Миша отозвался сразу, выслушал вопрос и пообещал через час перезвонить.

В ожидании вестей я занялся делами других клиентов, потом разгадывал кроссворд в лежащей на столе Джеффри газете, потом курил. Кофе я больше пить не мог, для виски было рановато, так что я плюнул на свою внутреннюю борьбу и разрешил себе думать о Джареде.

Рисуя в воображении возможные варианты несостоявшегося, я размышлял, где же допустил ошибку, и не находил точного ответа.

Не будь Джаред клиентом, я бы спросил его без обиняков, чего он от меня ждёт, потому что ответ «притормозить» попахивает дешевой мелодрамой. В отношениях между двумя взрослыми людьми есть два ответа, либо «да», либо «нет», остальное от лукавого.

Когда телефон зазвонил, я был просто счастлив, что моё бессмысленное самоедство закончилось.

Но, поднимая трубку, я был не готов услышать, как на другом конце провода Джаред странным голосом скажет мне, что его супруга жива и здорова. Точнее, к тому, что она «вдруг» оживет, я был подготовлен своими предположениями, а к тому, что позвонит Джаред, ― нет. Совершенно забыв о том, что он, собственно говоря, оплатил наши услуги и может звонить в любое время суток.

Поэтому я произнес единственное, что пришло мне в голову:
― Отлично, что жива, но аванс мы не возвращаем.

Джаред немного помолчал, а потом его голос моментально приобрел сухие, официальные интонации: ― Не волнуйтесь, мистер Эклз, я добавлю еще сверху за беспокойство.

― Не стоит, мистер Падалеки, беспокойство тоже входит в аванс, ― в тон ему ответил я. Понимая, что еще не начавшееся так бездарно заканчивается, а я ничего не предпринимаю, чтобы изменить ситуацию. Теперь я смогу его увидеть только из партера или прочесть о нем в светских хрониках.

― Тогда передайте мистеру Моргану мои глубочайшие извинения, сам я прийти не смогу, очень занят, ― с каждым новым словом Джареда меня как будто обдавало еще большим холодом. Вот она ― сила искусства!
― Было приятно с вами познакомиться, мистер Эклз.
― Джаред, подожди…― выпалил я, вслушиваясь в короткие гудки и понимая, что шанс поговорить упущен. Я обреченно положил трубку, и в тот же момент телефон снова зазвонил. Я облегченно вздохнул.

― Джа…― с надеждой произнёс я.

― Дженни, ― только Миша позволял себе подобную фамильярность, и только Мише она прощалась. ― Я узнал всё, что вам нужно. Твоих денег не хватит, чтобы расплатиться за информацию.

― Отдам натурой, ― пошутил я. Между нами нет никакого интереса, обычные наши подначки. У Миши есть семья, которой он дорожит. А я никогда не смотрел на него в этом ракурсе.

― Звучит очень заманчиво. Но, при всем моем желании, я сегодня не в форме, меня в суде заездили, еле отбил клиента, ― в трубке послышался скрежет, который обозначал, что Миша засмеялся.

А я с притворным сожалением ответил:
― Увы, мой друг, значит, не судьба. Это была разовая акция, ― и, переходя на серьезный тон, сказал: ― Представляешь, жена жива. Похоже, нашего клиента разыграли. Или его воображение, или супруга. Другого объяснения я пока не вижу. Но информация никогда не бывает лишней.

― Значит, так…Они составили такой брачный договор, ― Миша на том конце провода зевнул, ― что при расторжении брака все переходит к супруге. Чем твой клиент думал в момент его подписания, я догадываюсь, но не мозгами ― точно. В этом же договоре отдельным пунктом значится, что, в случае смерти мистера Падалеки, все переходит к жене, а в случае смерти миссис Падалеки ― к мужу. Хоть тут равноценный обмен.

Так что твоему клиенту очень выгодна смерть супруги. Особенно если та захочет развода, ― резюмировал Миша и отключился.

Я положил трубку. Что-то начало проясняться, а что-то ― затуманиваться еще больше.

***


Изображение

К вечернему спектаклю я не успел; попал в пробку и подъехал к «Паласу» только к концу представления. Поэтому оценить виртуозную игру миссис Падалеки, сценическое имя которой было ― Кортез, не смог.

Но, стучась в гримерную, я постарался придать своему лицу выражение неподдельного восхищения. Восхищения великой актрисой.

Возможно, во всем виноваты Джаред и моё к нему отношение, но я подсознательно ожидал увидеть перед собой роковую женщину. И был крайне разочарован. Как если бы, заказав в ресторане мясное рагу, обнаружил, что вместо мяса мне подсунули сою. Стоящая передо мной молодая женщина на «фаталь», внешне, по крайней мере, совершенно не тянула. Если буквально, то она была маленького роста, а что до образа, то ― не дива; мила, не более того. Мимо таких женщин мужчины проходят, не останавливаясь. Не то чтобы там не было за что зацепиться взгляду, но общее ощущение было какое-то невыразительное. Даже красивые глаза не спасали положение. Я ощутил легкий укол раздражения. Почему-то в адрес Джареда.

Именно поэтому я решил сменить тактику и, отбросив вариант «пылкий поклонник», перейти сразу к сути: ― Миссис Падалеки, я Дженсен Эклз, помощник частного детектива Джеффри Дина Моргана. Я к вам по делу.

Миссис Падалеки с удивлением на меня воззрилась, но присесть предложила. Сама же устроилась в кресле около большого зеркала и стала снимать грим, совершенно меня не стесняясь.

― Ваш супруг, мистер Падалеки, является нашим клиентом, ― обескураженно начал я, несколько опешив от такого зрелища. Я с преувеличенным интересом принялся рассматривать стены, увешанные театральными афишами, раздумывая, что же ей сказать о причине моего визита ― правду или ложь, и чуть не прослушал вопрос, зацепившись взглядом за один из плакатов, изображающий совсем юного Джареда в роли Ромео.

― Что случилось с Джаредом? ― с искренней обеспокоенностью спросила она. Хотя кто ее знает.

Юный Джаред улыбался так же ослепительно прекрасно, как и повзрослевший, и вызывал не меньше эмоций.

Я с трудом переключил внимание на его жену. Без грима она была еще менее выразительна, но мимика хотя бы делала лицо живым.

― Ему приходят анонимные письма с угрозами, ― сказал я первое, что пришло в голову. ― Вы не знаете, кто может ему угрожать? Есть ли у него враги?
Рассказывать ей, что кто-то очень жаждет подставить Джея и инсценирует ее убийство, сейчас не нужно. Тут Джеффри прав.

― У Джареда? Враги? Не смешите меня! ― Она звонко рассмеялась, став на мгновение поразительно красивой. ― Признайтесь, Дженсен, вы просто искали предлог для встречи?

― Я был бы только рад, ― притворно выдохнул я, подыгрывая ей и придавая лицу именно то выражение, от которого, по словам Дэннил, можно потерять голову. Флиртовать я умел и любил, но есть ли у меня шанс?

Она наконец прошлась по мне оценивающим взглядом, но выразительно промолчала. Похоже, Дженевьев Падалеки было не так просто заинтересовать обезоруживающей улыбкой. В другое время я бы с радостью принял вызов.

― Увы, ― вздохнул я, стараясь придать голосу максимум сожаления, которого совершенно не испытывал. ― Это печально, когда отказывает красивая женщина. Но раз этот вопрос решен, вернемся к актуальному. Итак, вы утверждаете, что у вашего супруга нет врагов?
― Почти бывшего супруга. Мы не живем вместе, ― поправила она, нахмурившись. ― У Джея нет врагов. Он в этом плане удивительный человек, умеет нравиться людям. Я в свое время не стала исключением.

― Почему же вы расстались? ― непосредственным тоном спросил я. Я не надеялся, что она мне тут же выложит все грязные тайны Джареда, но попытаться стоило. Если она на него обижена, то не преминет воспользоваться представившимся случаем.

Она усмехнулась.

― Дженсен, вам не кажется, что это не тот вопрос, на который я должна отвечать?

― И все же? ― Я затаил дыхание. Это действительно совсем не тот вопрос, который нужно было задать, но я не сдержался.

― Поклянитесь, что сохраните сказанное в тайне, ― сказала она и немного подалась вперед, сокращая расстояние между нами.

― Я буду нем, как рыба, даже если меня будут пытать каленым железом, ― заверил я в предвкушении.

― Все просто, не судьба, ― ответила она. ― Джей хороший, замечательный, но он не смог стать «тем самым» для меня, а у меня даже не было шанса. Я не могла дать ему то, в чем он нуждался. Мы расстались легко и без скандалов. Просто в один из вечеров приняли решение разъехаться. У вас будут еще какие-нибудь вопросы?

Она не спешила бросаться заявлениями из серии «Мы расстались, потому что Джаред любит сосать члены» или что-то в этом роде, ее ответ можно было трактовать как угодно, но только не как прямое обвинение. Возможно, инициатором развода была она, а не Джаред.
У меня было много вопросов, но, похоже, лимит терпения миссис Падалеки подходил к концу.

― А какие отношения у вашего супруга с Чадом Мюрреем? ― поинтересовался я, отметив для себя заметную разницу в «показаниях» супругов. «Мы чуть не поубивали друг друга, прежде чем расстаться» ― Джареда, и «Мы расстались легко и без скандалов» ― ее.

― Они давние приятели, ― ее ответ был на порядок холоднее предыдущего. ― А к чему вопрос? Вы подозреваете Чада?

Должно быть, я зашел в разговоре туда, куда не следовало, и вполне возможно, что Дженевьев была любовницей Чада. Может, поэтому она рассталась с Джаредом?

― Под подозрением все, даже вы, ― заявил я, со всей серьезностью, на которую был способен.

― Мне-то зачем? ― изумилась она, опять же, с проникновенной искренностью.

― Мотивы могут быть любыми. Например, брачный контракт, ― наконец-то мне удалось направить разговор в нужное мне русло. Меня очень интересовала ее реакция на мои слова и, судя по всему, я задал самый провокационный на сегодня вопрос. Потому что ее лицо выражало крайнюю степень недовольства.

― Джаред не против развода, поэтому в его смерти я не нуждаюсь, ― заявила она, всем своим видом показывая, что аудиенция закончена.
― Простите, Дженсен, но у меня больше нет времени на подобную чушь.

Я поднялся и, перед тем, как выйти, протянул ей визитную карточку, на случай, если она вспомнит что-нибудь интересное.

― Я вряд ли вспомню что-то еще, ― ответила она сдержанно, но визитку взяла.

И тогда я совершил самую большую на сегодня глупость: указывая на плакат, на котором она была запечатлена с Джаредом, произнес: ― Могу ли я попросить у вас этот плакат и автограф?

На самом деле мне хотелось бы заполучить тот, который произвёл на меня впечатление в начале нашего разговора. Но это было бы уже слишком.

Должно быть, она увидела в моем лице что-то, что изменило ее настроение. Она посмотрела на меня мягче и с гораздо большим интересом. И у меня промелькнуло неприятное чувство, как будто она знает все мои мысли.

Она молча отклеила плакат со стены, подписала его и, свернув в трубочку, передала мне.

Я принял его почти с восторгом, дрожащими руками, и сделал то, чего от себя вовсе не ожидал, ― поцеловал кончики её пальцев на прощание. Дэннил бы меня четвертовала за такое, если бы узнала.

В коридоре я столкнулся с молодым человеком, которого уже видел на снимке с Джаредом. Чад Мюррей окинул меня странным взглядом и зашел в гримерную к Дженевьев Падалеки. Вот и косвенное подтверждение слухам.

Около своего дома я заметил знакомую машину. Хозяин черного совершенства сидел неподалеку в беседке и курил, настолько эротично и в то же время естественно, что я невольно залюбовался открывшейся картинкой и не спешил его окликать. Увидев меня, Джаред ловко отбросил сигарету в урну, встал и решительно зашагал в мою сторону. Я колебался, не зная, какому чувству отдать предпочтение, злости или радости от его нежданного появления, и в то же время собирался с мыслями. Необходимо было решить, как же себя с ним вести дальше. Хотелось мне одного, в голову лезло другое, полагаю, что верен был третий вариант, которого, увы, еще не было. Но идти на поводу своего желания, не расставив точки над «и», ― не в моем характере. Я не мог так просто, в пользу своего душевного равновесия, забыть то, что произошло между нами вчера, и главное ― разговор сегодня. Жестом пригласив Джареда следовать за мной, я продолжал размышлять. Джаред ведь ждал меня, значит, надеется на разговор. А выяснять отношения предпочтительнее на своей территории. Хотя, какие отношения? Нет еще ничего, и, возможно, не будет.

Открывая квартиру, я уже был не настолько крепок в своем убеждении. Завалить Джея на кровать ― вот чего хотелось до умопомрачения. Но мало ли что мне хотелось, да и повторных предложений я обычно не делал. Стив любит говорить, что я сам себе враг. И в этот раз я был с ним согласен, как никогда.

― Зачем пришел? ― недружелюбно бросил я Джареду, впуская его в квартиру, и отступил вглубь коридора, стараясь держать дистанцию. Я ожидал, что он начнет объясняться, оправдываться, но совершенно не был готов к тому, что Джей схватит меня за ворот рубашки и хорошенько приложит об стенку. Так что даже не успел среагировать должным образом. Удар у меня поставлен хорошо, что в моей профессии немаловажно.

Но в тот момент, когда я уже хотел возмутиться, Джаред посмотрел каким-то сумасшедшим, голодным взглядом и впился в мой рот таким страстным, настойчивым поцелуем, что стало не до откровений и рукоприкладства. Собственно говоря, именно в этот момент я решил, что глупо, когда желанное оказывается в руках, вспоминать свои никому не нужные принципы. Даже если пять минут назад думал о них, как о чём-то незыблемом. Стив бы одобрил подобное умозаключение. Но кто говорит о легких решениях?

Да, я мог бы притянуть Джея еще ближе, мог бы ответить и позволить, но…Существует еще один маленький нюанс (многим он кажется большим моим недостатком) ― я люблю играть по своим правилам.

Поэтому я довольно резко оттолкнул его и пошел в комнату, к бару. Джей последовал за мной и молча устроился в моем любимом кресле, вытянув свои длинные ноги. Так же молча взял предложенный стакан и залпом проглотил содержимое, даже не поморщившись, только пристально смотрел мне в глаза. Его лицо напоминало маску, не поймешь, что он в данный момент думает, никаких эмоций.

― Вижу, к диалогу ты не склонен. Может, скажешь, что тебе нужно, и свалишь? ― намеренно грубовато начал я, и, сделав несколько глотков, принялся нарезать круги по комнате.

Хватит ли у меня решимости выставить его из дома? Если он прикоснется ко мне снова, то точно ― нет.

Джаред смотрел на меня с жадным интересом, словно готовый к прыжку хищник, следящий за каждым движением своего будущего «обеда». Такое пристальное внимание злило и возбуждало одновременно, и, не зная, какому чувству отдать предпочтение, я резко остановился: ― Что?

― Иди ко мне, ― выдохнул он хрипло, схватил за руку и молниеносно притянул к себе. С этого мгновения в наших отношениях начался новый отсчет; прошлое больше не имело значения. Только ощущения длинных пальцев на коже, языка на губах и руки на пахе.
Мы даже не избавились от одежды, просто расстегнули молнии и приспустили брюки, я присел сверху, вцепился в плечи Джея, раскачиваясь в такт движениям его руки на наших членах, терся об него, толкался в рот языком и представлял, что членом, одновременно думая о кровати, смазке и полноценном сексе, но всё это уступило место приближающемуся оргазму, который опустошил мысли, заполняя голову чистым, неразбавленным удовольствием. Ответный стон Джея показался мне в тот момент самым мелодичным звуком на свете. Я был непозволительно счастлив и расслабленно свалился бы на пол, если бы не его хватка. Джаред прижал меня к себе и шептал всякие глупости, которые обычно приходят в голову в подобные моменты, но имеют мало общего с реальностью.

Потом мы перебрались на кровать и все повторили, только на это раз медленно, наслаждаясь, продлевая, и Джей позволил мне то, о чем я мог только мечтать.

Изображение




***

Изображение


Утром, когда я проснулся, Джареда рядом не оказалось. То, что он ушел, пока я спал, меня не огорчило, скорее, удивило, но потом я заметил лежащие на столе запонки, и мне стало ясно, что он собирается вернуться. Можно было бы решить, что он собирался в спешке и просто забыл, но вчера их на столе не было. Значит, Джаред оставил их намеренно. Привычка анализировать чужие поступки и во всем искать логическое объяснение могла сыграть со мной дурную шутку. Ведь там, где есть чувства, логика отсутствует. Но что решил для себя Джаред, я не успел узнать, уснув на его плече, сморенный после очередного оргазма.

Время покажет, сказал я себе и стал собираться в контору. Именно в тот момент, когда я тщательно подбирал к рубашке галстук, чего обычно не делаю, зазвонил телефон. Я откинул синий с полосками и поднял трубку.

― Дженсен, ― послышался в трубке взволнованный голос Джареда. Создавалось впечатление, что он пьян в стельку. ― Ты только не удивляйся, но Дженни… Ее, кажется, снова убили. На этот раз точно. Дженсен?..

Если бы я в этот момент пил свой утренний чай, то точно подавился бы, а так всего лишь с недоумением посмотрел на отливающие серебром запонки Джареда. Как будто они знали ответ.

Если его слова ― шутка, то очень неуместная.

― Дженни, ты меня слышишь? ― переспросил Джаред и шумно вздохнул. ― Что мне делать?

― Где ты находишься? ― Я вытащил из ящика ключи от машины. Действовать надо было немедленно.

― В доме у Джен, в ее гостиной, ― тут же ответил Джаред. Мне послышался какой-то шорох.

― Ты там один? ― настороженно спросил я.

― Экономки еще нет, по субботам она обычно уезжает к родителям, ― ответил Джей, а затем из трубки раздались проклятия и звон бьющегося фарфора. Я вспомнил огромную вазу, стоявшую у журнального столика в доме его супруги, и усмехнулся.

― Тебя кто-нибудь видел?

― Нет, мне кажется, нет, ― неуверенно ответил Джаред.

― Зачем ты поехал к жене? ― Я отчетливо слышал в своем голосе ревнивые интонации, но и правда, какого чёрта, спрашивается, он поехал к супруге после того, как я его хорошенько трахнул? Не делиться же впечатлениями? Я начинал испытывать сильное раздражение. Но на этот вопрос он ответит мне позже.
― Сиди там и жди меня. Карауль труп, чтобы он не сбежал, как в прошлый раз, ― с этими словами я повесил (а точнее ― бросил) трубку и от души выругался.



***

Изображение

Мчался я к Джареду на полной скорости и очень надеялся, что за это время не произойдет ничего нового. Но мои надежды были напрасными. Он сидел на ступеньках с несчастным видом и пил что-то прямо из горла. Увидев меня, Джаред поднялся и сообщил пьяным голосом:
― Дженни…она…ик…прпла…исчзла.

― Как исчезла? ― Я смотрел на Джареда с недоумением, щедро разбавленным раздражением.

― Не знаю, ― с тоскою ответил Джаред и опустился на ступеньку.
― Испарилась. Улетела.

― Улететь она могла только в мир иной, и то это еще доказать надо, ― цинично произнес я.

― Расскажи всё по порядку. Что ты увидел, когда вошел, куда отлучался после звонка мне.
Самый главный для меня вопрос, ― почему он тут находится, ― я оставил напоследок.

Джаред шумно вздохнул, отставил бутылку, и, почесав переносицу, почти трезво произнёс: ― Минут сорок назад. Всё, как в прошлый раз. Один в один. А потом я вышел в туалет, мне стало плохо от увиденного, вернулся ― ее нет, все чисто.

― Сколько ты там пробыл? ― Я покосился на ополовиненную бутылку, стоящую на ступеньках у моих ног. От звонка до моего приезда прошло не больше двадцати минут.

Джаред умудрился в рекордно короткий срок потерять труп и напиться. А сколько еще в нём скрыто талантов!

― Не знаю. Это важно? Где-то минут десять, пятнадцать, я выкурил там две сигареты, чтобы прийти в себя, а потом вышел в гостиную. А ее там уже не было, ― он потянулся за выпивкой, но я ловко отбросил бутылку в сторону.
― Дженни!

― Вставай, пойдем в дом. ― За «Дженни» он ответит потом. Называть меня так же, как свою супругу? Он еще не знает, чем это чревато.
― Значит, ― начал я с плохо скрываемым раздражением, ― ты пришел в дом своей женушки, увидел ее на люстре, позвонил мне и побежал в уборную, хотя я тебе велел никуда не отлучаться. Там ты выкурил две сигареты, вернулся, а трупа нет.

― Так и было, ― согласился он, поднимаясь и хватаясь за меня, чтобы не упасть. ― Пойдем, покажу.

― В доме есть черный ход? ― Я цепким взглядом обводил гостиную, но ничего подозрительного, кроме разбитой вазы, которую опрокинул Джаред, когда звонил мне, не обнаружил. Если здесь и случилась трагедия, в чём я начал сомневаться еще больше, то кто-то очень ловко подчистил место преступления.

― Да, в конце коридора, у кухни, ― Джаред с потерянным видом смотрел на хрустальную люстру.

Второй выход был закрыт. Если преступник и побывал в доме, то вышел он через парадную дверь. Хотя, чем дальше я находился тут, тем больше у меня крепло убеждение, что ничего не было. Или Джаред зачем-то меня разыгрывает, или Джареда зачем-то разыгрывают. Осталось выяснить еще один вопрос, интересующий меня не меньше остальных. Если не больше.

― Джей, объясни мне, зачем ты сюда поехал? ― на одном дыхании выпалил я, когда мы вышли из дома и сели ко мне в машину. Я собирался отвезти его к нему домой.
Джаред замялся, прежде чем ответить, потом угрюмо посмотрел на меня и сказал:
― Она мне позвонила и попросила приехать.

И на этот раз я почему-то ему не поверил. Хотя он был очень убедителен. В его глазах светилась вселенская тоска.

― Дженни, у меня такое чувство, что я схожу с ума, ― тихо произнес он. ― Может, мне все померещилось?

Я только собрался ответить «Разберёмся!», но вместо этого незатейливо выругался, потому что к дому подъезжал красный «кадиллак», а в нем сидела Дженевьев Падалеки ― живая и невредимая.

Мы с Джаредом выскочили из машины одновременно. Я посмотрел на вмиг протрезвевшего Джареда, который с ужасом и надеждой смотрел на свою вновь воскресшую жену.

― Джаред? Что случилось? ― Дженевьев выпорхнула из «кадиллака» и решительно направилась к нам. В тот момент я испытал сильнейшее потрясение. Замысловатая прическа, ярко-красный рот, выделяющийся на бледном лице, белый брючный костюм, вторично вошедший в моду у наших модниц благодаря Марлен Дитрих, яркий шарф и скрывающие глаза темные очки, ― все это не вязалось с образом серой мышки, которую я увидел вчера в театре. Непроизвольно захотелось восхититься мастерским перевоплощением. Перед нами стояла эффектная, уверенная в себе женщина. И у меня язык бы не повернулся назвать ее некрасивой.

― Дженни, я разбил твою любимую вазу! ― выдохнул Джаред вместо ответа, и я чуть не захлебнулся нервным смехом.

Всё стало напоминать водевиль, только вот мне не хотелось участвовать в массовке. На подобное действие я вообще предпочитаю смотреть со стороны.

― Что вы тут делаете, мистер …Томсон? ― с удивлением произнесла супруга Джареда, пропустив мимо ушей «признание» мужа.

― Эклз. Меня вызвал мистер Падалеки, ― я повернулся к Джареду за поддержкой. Но он едва ли слышал мой ответ. Все его внимание было направлено на Дженевьев.

― Ты пил? ― поморщилась она недовольно и спросила: ― Почему ты приехал?

― Ты мне позвонила и попросила приехать, ― ответил Джаред почти с негодованием.

― Какая чушь! ― возмутилась Дженевьев. ― Ты что-то перепутал или тебя намеренно ввели в заблуждение. Может, кому-то выгодно, чтобы ты отсутствовал дома?

Признаюсь, меня заинтересовало ее последнее предположение. К своему стыду, я упустил подобный вариант из виду. Это было мое второе потрясение. Хотя она же не знала всего, ей было известно только то, что я ей сообщил, про шантаж. Так что ее вывод вполне очевиден, а вот я должен был его учесть, но по другим причинам.

Дженевьев окинула нас выразительным взглядом и сказала: ― Думаю, вам не помешает крепкий кофе. ― И направилась к дому. Не сговариваясь, мы последовали за ней. Я ничего не понимал. Поведение Джареда стало совершенно другим в присутствии супруги. Он как будто стал ниже ростом. Со мной он держался отстраненно, даже отчужденно, но об этом мне было недосуг задумываться.

Я взял инициативу в свои руки и рассказал Дженевьев известные нам факты. Она, надо отдать ей должное, держалась для возможной жертвы довольно бодро и даже пыталась вычислить, кому выгодна ее смерть или инсценировка смерти. Она тоже склонялась к мысли о том, что это чей-то жестокий розыгрыш, но явных врагов, способных на подобную мерзость, у нее не было.

Но, восхищаясь ее умом, я не забывал, что в одном из вариантов для нее отведена главная роль подозреваемой, как, впрочем, и для Джареда, который на протяжении моего разговора с Дженевьев хранил загадочное молчание.

В результате я пребывал в еще большем недоумении, чем был до этой встречи.

Кофе оказался на редкость вкусным, жена Джареда ― на удивление приветливой, и все было бы чудесно, если бы этой истории, которая больше походила на фарс, нашлось разумное объяснение. Но у меня крепло чувство, что всё только начинается. Для того, чтобы делать выводы из одних только предположений, их было слишком много, и отделить зерна от плевел в данный момент не представлялось возможным. Я надеялся только на изобретательный ум Джеффри, который мастерски разгадывал и не такие ребусы, и на то, что эта история не будет иметь печального исхода.

Я попрощался с Дженевьев и с ожиданием взглянул на Джея.

Останется он или уедет? Это, бесспорно, не тянуло «самый главный» вопрос, особенно в свете последних событий, но иррационально мне не хотелось оставлять их вдвоём. Почему-то мне была невыносима сама мысль о том, что у них еще что-нибудь может быть. Кроме того, странное поведение Джея и его бегство с утра не способствовали моему душевному равновесию. Джей попросил подождать на улице, я кивнул ему, бросил прощальный взгляд на Дженевьев, чьё внимание уже было полностью сосредоточено на муже, и вышел.

На ступеньках валялись портсигар и зажигалка Джареда. Я давно не курил, но мне очень захотелось это сделать.

Я стоял на ступеньках у входа, ожидая Джея, и докуривал третью сигарету, по моим подсчетам получалось где-то минут двадцать или двадцать пять, и в красках представлял, что между ними может происходить и как они объясняются. По всему выходило, что я сильно увяз, если уже мучился от мысли о возможной измене. Джей появился слегка запыхавшийся и растрепанный, что еще больше усугубило мои подозрения на тот счет, чем они там занимались, пока я тут себя накручивал.

Я шел к машине и едва сдерживал ярость. Джаред догнал меня и вышагивал рядом, не говоря ни слова. Казалось, он замкнулся в себе, что для меня было очень удивительно.

Но хоть я и был зол, сыщик во мне изобразил стойку суслика, радостно глядящего вдаль. Возможно, точку в этой истории мы с Джеффри поставили слишком рано, и Джареду или его жене грозит более серьезная опасность, или же всё уже вышло за рамки бесчеловечной шутки. Мне что-то не давало покоя; можно это назвать предчувствием, профессиональным зудом или паранойей, но что бы это ни было, оно неоднократно спасало меня в критических ситуациях.

Нужно было приехать в контору и все тщательно проанализировать, разложить по полочкам, выбрать самую разумную теорию и отталкиваться в расследовании от неё.

― Подбросишь? ― спросил меня Джаред, приоткрывая дверцу машины и заглядывая внутрь.

― Залезай, ― согласился я, с трудом сохраняя спокойствие, схватился за руль, как утопающий за спасательный круг, и невольно кинул взгляд в зеркало на своё лицо. Признаться, то, что я увидел, мне не нравилось.

И Джею несложно будет сложить два и два. Он же мастер по части человеческих эмоций.
― Дженни? ― произнес Джаред, устраиваясь на переднем сидении. Затем он развернулся ко мне и повторил: ― Дженни?

― Дженни?!― рявкнул я, уже не сдерживаясь. ― Не называй меня так! Так же, как ее! Моё имя Дженсен!

Он лишь улыбнулся, но его улыбка только усилила мое бешенство.

Стиснув зубы, я крутанул руль, нажал на газ и машина, скрипнув по гравию, поехала, набирая приличную скорость. Дорога в молчании показалась бесконечно долгой.

― Дженсен, объясни, чего тебя так переклинило? Это из-за Дженевьев? ― спросил Джаред прямо. ― Мы же не вместе.

Я выразительно промолчал. Он верно уловил суть моего настроения.

― Дженсен, да ты ревнуешь, ― уже откровенно усмехнулся он. ― Мне просто нечего тебе возразить, кроме того, что ты сам себе всё надумал.

Я красноречиво хмыкнул.

Он продолжил: ― Знаешь, мне так надоели шекспировские страсти на сцене. Я не хочу испытывать их в жизни. Ведь в реальности всё проще. Неужели мне надо забраться на сто второй этаж вашего офиса и прокричать так, чтобы слышно было даже в удаленных уголках Манхэттена, что я к тебе чувствую? В шестнадцать я бы именно так и поступил. Возможно, даже совершил что-нибудь еще более безрассудное, но сейчас я не хочу лишних телодвижений.

Я резко остановил машину.

― Джей, я просто не хочу думать, что у тебя есть кто-то еще.

Я был в шоке от собственных слов. Как будто не я их произнес, а кто-то посторонний. Мне тотчас же захотелось взять их назад и никогда не произносить, слишком они были истеричные и жалкие. Что будет, если отношения, которых еще нет, выйдут на другой уровень, в кого я превращусь? Стану следить, подозревать, шпионить за ним? Я никогда не требовал от своих любовников отчета, не выпытывал у них, что они делают за пределами моей кровати, и не думал о том, что переспать с кем-то может значить что-то большее, чем просто секс, но у меня не было подобных Джареду. Он перечеркнул мою установку «Секс не повод для знакомства» и разбудил во мне что-то темное, собственническое, не поддающееся еще определению. Оно пробивалось, как сорняк на клумбе, так же упорно. А я чувствовал себя горе-садовником, который взирал на всё это непотребство с равнодушным любопытством и ничего не делал, чтобы изменить ситуацию.

Джаред невесело рассмеялся. ― Ты и правда решил, что мы могли?.. За кого ты меня принимаешь? Что ты себе надумал? Я же ясно дал понять, что между мной и Джен ничего нет, уже давно, а между нами...

― А что между нами? ― резко спросил я, перебивая его на середине фразы. Обычно истеричность не входила в число моих пороков, но с того момента, как я встретил Джареда, многое изменилось.

― Все зависит от того, что хочешь ты. Что ты хочешь? ― Джаред выжидающе посмотрел на меня. В отличие от меня, он выглядел неприлично спокойным, уравновешенным и даже почти трезвым.

― Мне достаточно знать, что ты только мой и ничей больше, ― честно ответил я, прозревая в этот момент, что этот ответ будет лучшим из списка возможных. ― Остальное не имеет значения.

Мы не можем себе позволить огласки. Мы будем осторожны, никто ничего не узнает и не заподозрит. Я мастер вести двойную игру, а что тогда говорить о Джареде, чьё ремесло возведено в ранг искусства?

Джей просиял. Возможно, он именно это и хотел услышать.

― До вечера, ― сказал он уверенно и уже взялся за ручку дверцы, но я остановил его.

― Подожди. Надо поговорить с Джеффри, ― предложил я совершенно нормальным голосом.

Поскольку дела сердечные мы уже обсудили, надо было вернуться к делам насущным.

Джей кивнул, соглашаясь, и я повернул в сторону конторы.



***

Изображение

В кабинет Джеффри мы вошли каждый на своей волне. Я, окрыленный его признанием, наконец, направил свои мысли в другое русло и думал о том, что завтра, согласно утверждению «Бог троицу любит», всё может повториться. Главное, чтобы не было трупа, ― вот это уже лишнее.

О чем размышлял Джаред, мне было неизвестно. Но выглядел он вовсе не так угрюмо, как утром. Напротив, сиял, как начищенные с утра башмаки.
Джеффри выслушал мою версию событий, потом версию Джареда, затем сказал, что ему надо подумать, и удалился. Джаред воспользовался тем, что мы остались в кабинете одни, и, прежде чем уйти, крепко поцеловал меня.

Я долго разбирал бумаги, печатал на машинке отчеты, звонил, отвечал на звонки, договаривался, ругался, юлил, назначал встречи. В общем, занимался рутинной работой. Сегодня всё было особенно уныло; не надо было никуда выходить, не за кем было следить, поэтому день до ожидаемого события тянулся долго.

Джеффри так и не объявился, а тем временем на часах было уже восемь вечера. Я давно находился в радостном предвкушении, поэтому быстро надел пальто и уже закрывал контору, как вдруг услышал звонок. Он был слишком настойчивым, чтобы его можно было проигнорировать. Вздохнув, я направился к телефону и поднял трубку.

― Контора Джеффри Моргана. Дженсен Эклз у телефона.

― Мистер Эклз? Дженсен? Это я, Амалия, Амалия Батокс, экономка миссис Падалеки, ― в голосе девушки слышались истерические нотки.

― Что произошло? ― как можно спокойнее спросил я. Взял лежащую у телефона ручку и начал рисовать на лежащей рядом бумаге пистолет. Получалось довольно убедительно.

― Убийство. ― Амалия всхлипнула и пояснила: ― Моя хозяйка убита.

― Подвешена к люстре в гостиной? ― поинтересовался я, уже предвидя ответ.

― Да. А откуда ты знаешь? ― удивилась она, резко прекратив всхлипывать.

― Трупа нет! ― даже не спросил, а уточнил я, ничего не объясняя.

― Я…я не знаю, я звоню из холла, ― пробормотала девушка сквозь слезы. ― А куда он мог деться?

― Сходи, проверь и перезвони мне, ― сказал я, отбросил ручку, повесил трубку и сел в кресло в ожидании звонка, который последовал незамедлительно.

― Дженсен. Его там нет! ― закричала Амалия. Я отодвинул трубку от уха на приличное расстояние, чтобы не слышать ее воплей. ― Куда он мог деться? Что мне делать? Звонить в полицию или?..

Я перебил ее: ― Ни в коем случае! Надо было раньше им звонить, теперь просто жди меня, я скоро буду.

― Что мне сказать мистеру Падалеки? ― поинтересовалась она более спокойным тоном.
― Дж… Мистеру Падалеки? Он приедет? ― Настала моя очередь удивляться. Джаред что, супергерой по вызову, всегда спешит на помощь? Почему она вызвала его, а не полицию? Полицию было бы разумнее.

― Да, я ему позвонила, как только увидела хозяйку на люстре, ― пояснила Амалия.
― Ждите меня, ― я повесил трубку и выбежал из конторы. Кажется, события стали развиваться быстрее, чем я предполагал. Звонить Джеффри я не стал. В это время он обычно уже спит. И разбуди я его по таким пустякам, он был бы очень недоволен.

В этот раз на дорогу к дому Дженевьев я потратил не больше десяти минут.
Я позвонил в дверь, ожидая почему-то, что ее откроет Джаред, и замер на пороге, когда ее открыла Амалия Батокс. Сегодня она не напоминала скромную горничную, а была похожа на сексапильную красотку с обложки «Лайф».

Учитывая наше недавнее (близкое и весьма приятное) знакомство, а также впечатление, мною на нее произведенное, я позволил отнести увиденное на свой счет. Девушка не просто ждала моего появления, она ожидала меня. Это было лестно с одной стороны и очень неудобно с другой. Мне не хотелось отчитываться перед Джаредом о своих методах работы и добычи информации.

― Дженсен, ― она схватила меня за руку и потянула в холл. ― Мне жутко.
Сказано было с явным намеком на то, чтобы я тут же кинулся ее успокаивать и утешать.

― Где мистер Падалеки? ― холодно спросил я, пытаясь держать дистанцию, но это было невозможно. Потому что Амалия буквально повисла на мне и, судя по всему, вовсе не собиралась отпускать. Ее не смущало даже то, что должного отклика с моей стороны не было. Я был удивлен ее напором, потому что, хоть мы и расстались, довольные друг другом, и речи о продолжении банкета не было.

― Еще не приехал, ― она привстала на цыпочки, обняла меня и потянулась за поцелуем так, что у меня не было никакой возможности уклониться. Хотя я честно собирался. А так как уклониться не удалось, то я ничего и не сделал. То есть не ответил, и именно в этот момент за моей спиной раздался насмешливый голос Джареда:
― Мистер Падалеки уже приехал.

Амалия пискнула, но не отстранилась, зато я очень резво отпрянул в сторону. С ужасом думая, как все это выглядит со стороны, и какой вывод мог сделать Джаред. Судя по его потемневшему взгляду и закушенной нижней губе ― именно тот самый, единственно верный. Но оправдываться в данном случае было бы нелепо и даже опасно. То, что известно горничной, через час известно всему Нью-Йорку. А если она еще обижена и обманута в своих надеждах, то праздник желтой прессе обеспечен. Поэтому я сдержался. Мне оставалось надеяться на благоразумие Джареда и на то, что он позволит мне все объяснить позже.

― Мистер Падалеки?! ― удивилась Амалия так, как будто не она ему звонила и просила приехать.

― Мисс Батокс?! ― в тон ей ответил Джаред, но я не стал вникать и препарировать их «дуэль взглядов». Я попытался перевести скользкий момент в нужное русло. Ради чего мы и собрались в этом доме. Из-за чего моё свидание с Джаредом произошло совершенно не так, как я предвкушал и планировал.

― Я позвонила мистеру Эклзу, потому что он оставил мне свою визитку, после того, как мы … он же детектив! ― выпалила Амалия, буквально сдавая меня с потрохами. Вряд ли сказанное ею как-то могло очернить меня в глазах Джареда, особенно после увиденного, и дело не в недоговоренности фразы. Тон ― всё дело в нём. Он был однозначен и не давал простора для фантазии. Несложно было догадаться, при каких обстоятельствах я мог дать ей свою визитку, точнее, после каких.

― Даже так… ― начал Джаред более глухим, чем обычно, голосом. ― А вы очень шустрая особа. Я бы точно не догадался вызвать детектива, я бы сразу звонил в полицию!
Почему-то я услышал сарказм в его, казалось бы, невинной фразе. Кажется, не только я.
― Что вы, сэр, на себя наговариваете, ― Амалия просто лучилась злорадством. ― Мне известно не хуже некоторых, что вы очень умны и изобретательны! Ведь именно вы принимали меня на работу.

В этот момент я почувствовал себя третьим лишним, но это не помешало мне с любопытством слушать их перепалку. Мысленно дописывая еще одну строчку в блокнот с версиями происходящего. Хотя мне было очень неприятно узнать, что между ними что-то было.

― Мистер Падалеки, где может находиться ваша супруга? ― Если я рассчитывал своим вопросом отвлечь этих двоих от странного диалога, то мне это удалось. Джаред повернулся ко мне, окинул злым взглядом и, усмехнувшись, ответил: ― Я думаю, вам следует позвонить мистеру Мюррею. Он, как никто другой, знает всё о перемещениях моей дражайшей супруги.

― Непременно, если вы скажете мне его телефон. ― Я был сама любезность. ― Учитывая вашу трепетную дружбу, вы должны его знать.

― Если я вам больше не нужна, то я пойду к себе, ― подала голос Амалия, на которую мы перестали обращать внимание.

― Идите. Вы свободны на сегодня, ― ответил Джаред и снова повернулся ко мне, когда Амалия, послав мне на прощание откровенно призывный взгляд, выпорхнула из гостиной. Ситуация складывалась нетривиальная.

― Дженсен, я похож на глупца? ― тихо произнес он, но я видел, что в его глазах плескалось едва сдерживаемое бешенство. Я мог бы чувствовать себя удовлетворенным. Мы вроде как были квиты, но вместо этого я испытывал только огромное сожаление. Я не хотел делать ему больно, не хотел, чтобы все заканчивалось вот так глупо. Я прокручивал в голове ответ, и ничего умнее «Это не то, что ты думаешь» не приходило в голову. Но самая лучшая защита, как известно, ― нападение.

Я подошел к двери, приоткрыл ее, заглянул в коридор, и только убедившись, что Амалия не подслушивает нас, сухо спросил: ― Ты с ней спал?

― А ты? ― Джаред улыбался, но глаза оставались холодными.

― Поделимся впечатлениями? ― хмыкнул я. Ситуация и правда вырисовывалась дурацкая. ― Или, может, вернёмся к более насущному вопросу? Что за хрень здесь происходит и почему все повторяется?

― Дженсен, ― выдохнул он. ― Я чертовски устал от этого балагана.

― Я тоже, но мне хотя бы за это платят, ― попробовал пошутить я.

― Я вроде попрощался с вашей конторой, ― ввернул Джаред, как мне показалось, немного остывая.

Я рискнул подойти ближе.

― Считай, что это входит в аванс, который был уплачен. Мы несём ответственность за наших клиентов, даже бывших. Номер Мюррея, ― я должен был услышать голос живой и здоровой Дженевьев. Для очистки профессиональной совести.

Джаред вздохнул: ― Он есть в записной книжке у телефона. Хотя, если хочешь, можешь лично убедиться, Чад наш сосед.

― Мне хватит телефонного разговора, потом я весь твой, ― заверил я Джареда, набирая номер Мюррея.

― Алло, ― послышался сонный мужской голос, затем зевок.

― Я Дженсен Эклз, помощник частного детектива Джеффри Моргана. Мне нужно поговорить с Чадом Мюрреем. Ваш телефон мне дал мистер Падалеки, ― решительно произнёс я.

― Джаред? Что случилось? ― испуганно спросил Мюррей.

― Могу я поговорить с его супругой? Мистер Падалеки утверждает, что в данный момент она находится в вашем доме, ― ответил я как можно более деликатно.

― А…ну раз он утверждает…Дженни! Подними трубку! С тобой хочет говорить мистер Эклз, ― прокричал Мюррей на том конце провода.

― Мистер Эклз? Я вас внимательно слушаю, ― тотчас же в трубке послышался низкий голос Дженевьев.

― Можете больше ничего не говорить, ― произнёс я. ― Я убедился, что с вами всё в порядке, остальное завтра.

Я попрощался и повесил трубку.

― Ну что, ты доволен? ― Джаред вновь оказался очень близко ко мне.

― Почти. Еще бы узнать, что все это значит, ― ответил я, не отстраняясь ни на дюйм.

Джаред схватил меня за лацкан и рывком притянул к себе. ― Дженсен… ― простонал он, накрывая мои губы своим ртом. Я немного отпрянул.

― Поехали отсюда.

― Дженни раньше обеда завтрашнего дня не вернется, а у меня в этом доме еще есть своя комната, ― с этими словами он потянул меня в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, и не было никаких сил, а точнее ― желания ему сопротивляться.

Изображение

***

Изображение

Утром я проснулся и понял, что первый раз за долгое время проспал на работу. Рядом со мной лежал Джаред, который всю ночь прижимался ко мне во сне, и было так хорошо, что вылезать из кровати совершенно не хотелось. Настроение было такое приподнятое, что я готов был раскрыть весь мир, как устрицу, и преподнести Джею. Даже то, что я нахожусь в доме Дженевьев, не портило настроение. Но всё же я взял себя в руки, встал и позвонил Моргану, решив, что лучше всего в моем случае сказать часть правды. То, что это было плохой идеей, стало ясно, как только я услышал бодрящий не хуже кофе голос своего начальника.

― Дженсен, где тебя черти носят?! Немедленно бросай всё и дуй в контору! ― прорычал Джеффри и повесил трубку, даже не выслушав мои на ходу придуманные оправдания.
Я с недоумением покосился на телефон. Не то чтобы у Джеффри не бывало по утрам плохого настроения, (а когда у него оно было хорошим?), но обычно он его так явно не демонстрировал. Как правило, то, в каком он расположении духа, я угадывал по внешним признакам. Например, Джеффри просил добавить ему в кофе вместо сливок пару ложек рома или включить патефон и поставить пластинку с какой-нибудь унылой музыкой. Следовательно, случилось что-то непредвиденное.

Я с тоской покосился на спящего Джареда, который, пользуясь тем, что моя половина кровати освободилась, лёг ровно поперек и являл собой такое умилительное зрелище, что я невольно им залюбовался. Фигура у Джареда была на зависть греческим богам, а открывшийся ракурс будил во мне вполне определенное желание. Но выбор между Джеффри и Джаредом был очевиден. Джаред подождет, а Джеффри ждать не любит.

Сделав такой неутешительный вывод, я вздохнул и принялся торопливо одеваться.
Дорожка из наших вещей вела от кровати к двери, у которой вчера мы начали целоваться так страстно и отчаянно, как будто несколько месяцев соблюдали целибат, а это был последний секс в нашей жизни. Кажется, я порвал ему рубашку, а он немилосердно обошелся с пуговицами на моей одежде. И теперь я выглядел довольно непристойно. Заехать домой переодеться я не мог, появиться в таком виде тоже не представлялось возможным, оставалось одно ― заглянуть в шкаф к Джареду. Будить я его не стал. Как я и предполагал, в шкафу имелись его вещи, и даже в приличном количестве, было из чего выбрать. Так и не скажешь, что он живет в другом доме. Но эта мысль промелькнула, оставляя место другой: во что я могу вырядиться, чтобы не выглядеть при этом приодевшимся бродяжкой. Плечи Джареда было намного шире моих. Вытащив из вороха вещей полосатый пуловер, я надел его и, взглянув в зеркало, остался доволен. Полагаю, Джеффри не преминет отпустить ехидное замечание о моих ночных похождениях.

Я подошел к кровати и склонился над Джаредом, раздумывая, не поцеловать ли мне его напоследок, но будить не хотелось. Иначе вожделение победит здравомыслие, и я останусь, чтобы освежить в памяти ночь, которую помню так: было хорошо, потом очень хорошо, и под занавес ― чистое незамутненное удовольствие. Заснул я, кажется, даже не выползая из-под Джея, укрытый им, как одеялом.

Уже взявшись за ручку двери, я услышал сонный голос: ― Дженс, ты уходишь? До вечера?

― Я опаздываю. До вечера, Джей, ― ответил я и стремительно выскочил за дверь.

***


Изображение

До конторы я добрался, несмотря на пробки, в рекордные сроки, подгоняемый любопытством. Что же там такого могло случиться, пока я спал в объятиях своего персонального Морфея? Я строил предположения, одно невозможнее другого. Но когда я открыл дверь кабинета, то с удивлением услышал журчащий голос миссис Падалеки.
Именно она сидела в кресле для посетителей и улыбалась Моргану широкой, многообещающей улыбкой. На меня, кстати, она так не смотрела. Не то чтобы мне было обидно, просто констатирую факт.

В принципе, если оценивать Джеффри беспристрастно, то можно отметить, что он всё еще очень хорош собой и может произвести впечатление на женщин. Он похож на прирученного хищника, но это иллюзия. Мягкий и пушистый на вид, он лишь затаился и в любой миг готов вонзить когти. Я бы не хотел быть на месте его жертвы. И он уж точно не обладает мягким, как бархат, характером. Если я не люблю женщин по причине того, что просто люблю мужчин, то с Джеффри сложнее: ему без разницы, кто перед ним, он не любит людей вне зависимости от их половой принадлежности. Так что улыбка миссис Падалеки и ее щедрые авансы были явно не по адресу. Впрочем, лицо Джеффри стоит отдельного упоминания. Если бы вы смогли сравнить улыбку Медузы Горгоны с оскалом на лице Джеффри Моргана, то пальма первенства была бы отдана моему начальнику без всяких раздумий. Потому что от его улыбки камень может окаменеть вторично, как бы нелепо это ни звучало.

Я поздоровался. Дженевьев Падалеки пристально посмотрела на меня, уделив внимание верхней части моего гардероба, и едва кивнула, не удостаивая вежливым приветствием. Вполне возможно, что разведка, в лице Амалии, уже донесла ей о тонкостях моего общения с её мужем, а вещь Джареда на мне только подтвердила это. Иначе я не вижу причин для такого прохладного приема.

― Миссис Падалеки, ― начал Морган без предисловия, ― утверждает, что ее муж и наш бывший клиент сошел с ума.

― Откуда такое заключение? ― поинтересовался я как можно тактичнее. Когда в последний раз я разговаривал с Джаредом, он был на редкость вменяем.

― Я как раз не берусь утверждать, ― поправила она Моргана, ― но вывод напрашивается сам. Удивляюсь, что вы до этого не додумались.

― Напротив, Дженсен не даст соврать, ― это первое, что пришло мне в голову, ― честно ответил Джеффри, а я ухмыльнулся, вспоминая реакцию Джареда и его пафосное замечание про порок и скверну. Джеффри невозмутимо продолжил: ― Но потом я пообщался с вашим мужем, и он показался мне абсолютно здоровым человеком. Насколько это понятие вообще применимо к людям творческих профессий.

― Что же вы хотите от нас? ― спросил я. Как помощник Моргана и как любовник Джареда, я имел все основания для любопытства.

― Лично от вас, мистер Эклз, ничего, ― Дженевьев прошлась по мне неодобрительным взглядом, ― я пришла к мистеру Моргану. Я хочу, чтобы он доказал, что мой муж ― сумасшедший.

― Почему бы вам просто не развестись? Вы, кажется, говорили мне, что ваш супруг не против развода? ― ввернул я довольно резким тоном.

― Это было раньше, сейчас всё изменилось. Я надеюсь на вашу помощь, мистер Морган, ― она опять обращалась непосредственно к Джеффри.

― Но, во-первых, для этого есть врачи, ― начал я довольно воинственно, ― а во-вторых…
― Ладно. Давайте иначе, ― перебила меня Дженевьев и выпалила на одном дыхании: ― Я думаю, что он хочет меня убить. Это достаточно правдоподобно?

― Достаточно, ― великодушно согласился Джеффри с невозмутимым выражением лица, ― иногда нужно и меньше фактов, чем имеем мы, чтобы прийти к подобному умозаключению. Эту версию я тоже рассматривал.

Я молчал, пытаясь понять, какую игру ведет Джеффри.

― Так вы станете что-нибудь предпринимать или мне идти в полицию? ― оживилась миссис Падалеки, откидывая волосы, наполовину скрывшие ее лицо. Я невольно вздрогнул.

― Я жду вас сегодня в девять вечера, ― Джеффри поднялся, показывая, что разговор закончен, и обратился ко мне, прежде чем удалиться: ― Дженсен, позвони мистеру Падалеки и мистеру Мюррею, пригласи их сюда к девяти часам вечера. Да, экономку миссис Падалеки тоже пригласи.

― А это обязательно? ― встрепенулась Дженевьев. На ее лице промелькнула эмоция, которую я не смог опознать.

― Я настаиваю на этом! ― ответил Джеффри не терпящим возражения тоном и вышел.
А мы остались с Дженевьев наедине, точнее, один на один. Судя по ее состоянию и моим чувствам, настроены мы были по отношению друг к другу весьма воинственно.

Она грациозно вытащила сигарету, но я не двинулся с места, чтобы предложить ей огонь, а встал у окна, прислонившись к подоконнику, и, скрестив на груди руки, ждал, когда она скажет мне то, что собиралась. Не зря же она осталась, а не ушла сразу.

― Знакомая вещица, ― не удержалась миссис Падалеки, выдыхая дым в мою сторону, ― на вас она смотрится определённо лучше. Джареду не идут такие нежные оттенки.

Весьма очевидная шпилька в сторону моей мужественности.

― Красоту ничем не испортить, ― я постарался придать своему лицу максимум радушия. Еще немного ― и щеки треснут от усилия, не выдержав улыбки. ― Но вряд ли эта поговорка применима к вам. Красота, как и талант, даётся от природы, а вы вытянули только один счастливый билет.

Да, я могу быть очень неприятным типом. Обычно не опускаюсь до подобного с женщинами, но тут, увы, не сдержался. Она клевещет на Джея. Она хочет упечь его в сумасшедший дом!

― Мистер Эклз, а вам мама не говорила в детстве, что нехорошо радоваться чужому горю? ― Дженевьев смотрела мне прямо в глаза, не отводя взгляд.

― Я сирота, ― не моргнув глазом, солгал я. Если бы взгляды могли убивать, то мы бы уже были покойниками.

― Какое огорчение, ― театрально всплеснула руками Дженевьев и насмешливо сказала: ― Тогда некому было объяснить вам, что прелюбодеяние ― это грех.

― У меня есть грехи посущественнее, ― сухо заметил я.

― Ах, вы об этом…― Дженифер поморщилась, стряхивая пепел прямо на ковер. И посмотрела на меня так, как матадор смотрит на быка перед тем, как нанести сокрушающий удар шпагой. ― Это вообще возмутительно! Вы сбили с пути моего довольно консервативного в плане сексуальных предпочтений мужа. Если его не положат на лечение в сумасшедший дом, то его можно лечить от этой мерзости. Не хотелось, конечно же, подобного скандала в прессе, но так даже лучше. Лишнее внимание к моей персоне только усилит интерес публики. Я буду очень достоверно плакать от отчаянья, ведь всем известно, как я люблю Джареда. Вы сами отметили мой талант, так что мне поверят. А вам придется уехать: после того, как откроется, что вы гей, ни в одном приличном месте вам не предложат работу. И не надейтесь остаться у Моргана. Я думаю, ему ни к чему держаться за такого аморального работника.

Во время этого проникновенного монолога я молчал и даже усмехался. Хотя мне очень хотелось сжать покрепче руки на ее тонкой шее.

Вот ведь сука! Она хочет избавиться от Джея.

Я усилием воли пытался успокоиться. Что там она про меня сказала?

Аморальный работник ― надо же! Джеффри посмеётся над этим емким эпитетом. Я бы тоже посмеялся, в другой ситуации.

― У меня тоже есть козырь в рукаве, ― я постарался, чтобы мой голос не звенел от напряжения. ― Чад Мюррей.

Она засмеялась.

― Господи, Дженсен, я была о вас лучшего мнения. Разве это козырь? Чад Мюррей меркнет в сравнении с вами. Все решат, что он меня утешал, когда я узнала ужасную правду о Джареде.

― Миссис Падалеки, неужели вы думаете, что я открою вам все свои карты? ― Мой голос можно было добавлять в виски, вместо льда.

― С вашей стороны это было бы очень мило, но я на подобную любезность даже не надеюсь, ― произнесла она, поднялась и метко кинула окурок в пепельницу на столе у Джеффри.

― И правильно делаете, я какой угодно, только не милый, ― я решительно направился к выходу.

― До вечера, миссис Падалеки, с вами было приятно пообщаться, но у меня, к сожалению, много дел.

― Вам он всё равно не достанется, мистер Эклз, ― она вышла, тихо прикрыв дверь.
Я позвонил Мюррею и пригласил его к девяти в наш офис, а вот Джареда и экономки на месте не оказалось.

Некоторое время я бездумно смотрел в пространство, а потом сел за счета и бумаги. Лучшее средство отвлечься и успокоиться ― заняться рутинной работой.

***

Изображение

Ближе к полудню я приготовил себе кофе и решил немного отдохнуть, расположившись у панорамного окна, но, словно по закону подлости, раздался звонок в дверь. Я поставил чашку и нехотя пошел открывать, очень надеясь на то, что это какой-нибудь курьер, а не клиенты, но действительность оказалась лучше, чем я мог себе представить. На пороге стоял слегка растрепанный Джаред. Он смотрел на меня с лихорадочным блеском в глазах и улыбался, той же миссионерской улыбкой, что и в первый день нашего знакомства. Вид у него был слегка болезненный, возбужденный, как под наркотиком. В руках Джаред держал бумажный пакет, который пах сдобой, корицей и яблоками, из чего я сделал вывод, что там яблочные пироги. Пока я удивлялся столь неожиданному визиту, он вошел и протянул мне пакет. В нем оказались мои любимые пирожки, из пекарни за углом. Оставалось только выяснить, чем вызвана такая щедрость. Я как-то не привык, чтобы мне кто-то приносил в офис угощение. Да, я был тронут и заинтригован.

― Я проходил мимо, ― хрипло ответил Джаред, надвигаясь на меня, ― и не удержался. Захотелось тебя увидеть. Где мистер Морган?

В его взгляде читалось такое откровенное желание, что я не смог удержаться, положил пакет на стол и прижался к нему.

― Его до вечера не будет. ― Похоже, ответ получился слишком двусмысленным, то есть полным откровенного намёка. Не уверен, что Джаред пришел ко мне с определёнными намерениями, но отсутствие Джеффри его явно обрадовало.
― Дженсен, мне надо, давай по-быстрому, ― жарко прошептал мне в макушку Джаред, сгребая меня в свои объятия. Я не стал отнекиваться, а потащил его в комнату для гостей, где обычно посетители ждали встречи с Морганом, там имелся очень удобный диван. Обычно это была запретная территория, но сегодняшний случай ― исключение из правил.
Меня остановило бы только одно ― появление Джеффри, но его не было, а Джаред был рядом, поэтому сейчас я выбрал его и диван. Наша возня не заняла много времени, два минета ― и через пятнадцать минут, пока мы приводили себя в порядок, я сообщил Джареду, что вечерняя встреча переносится в кабинет Джеффри, и что у нас побывала его супруга.

Надо отдать должное актерскому таланту Джея: лицо он умел держать блестяще, даже не дрогнул, когда я сообщил ему о коварных планах Дженевьев.
Он сказал только: «Поговорим об этом вечером», и «Всё не так, как кажется», отчаянно поцеловал меня на прощанье и вышел, оставив в полном недоумении.

Я сделал еще одну безуспешную попытку связаться с Амалией и снова заварил себе кофе, затем взял пакет с пирожками и сел у окна. Обычно пейзаж оказывал на меня умиротворяющее действие, но сегодня все так по-особенному сложилось: Джаред, страстный секс на рабочем месте и пирожки с яблоками, что я просто не мог расслабиться. Я сидел, жевал и, вместо того, чтобы наслаждаться видом из окна и вкусом любимой выпечки, думал о том, что случившееся в кабинете напоминает мне прелюдию к расставанию. Слишком Джаред был взвинчен, горяч и нежен. Всего было слишком, до момента, когда я сказал о его жене. Вот после этого он стал предельно спокоен. И это тоже настораживало. И еще едва уловимый жест рукой, который я заметил у Дженевьев.
В общем, до вечера оставалось часов пять, за это время надо было прийти к какому-то выводу. Полагаю, Джеффри уже всё разложил по полочкам и знает ответ, только он не любит делиться догадками, предпочитая, чтобы я сам додумывался, и очень огорчается, если мне это удаётся раньше, чем он даст мне подсказку.

Бесцельное хождение по офису ничего не дало, только увело мои мысли в другую сторону. Я вспоминал губы Джареда на своем члене, и страстные стоны, которые он издавал, когда я очутился между его ног и оказал ответную любезность.
Надо было проветриться, а заодно предупредить Амалию, чтобы вечером она была у Моргана.

Дверь мне открыла приходящая кухарка, которая ответила, что ни мисс Батокс, ни хозяйки она еще не видела. Я передал информацию для Амалии и решил заскочить к Дэннил, раз уж у меня было свободное время (Джеффри не дал мне никаких четких указаний, а дел на сегодня больше не было).

У Дэннил сидел Стив. Я не был против их свиданий без меня, совершенно не против. Я как раз знал о том, что они встречаются за моей спиной, потому что именно моя широкая спина была отличным прикрытием для их отношений. Всё сложно.

Консервативная семья Стива не одобряла его выбора; он, по их мнению, должен был жениться не на актрисе, а на девушке из приличной семьи. Жениться только ради того, чтобы порадовать родителей, Стив не хотел, подозреваю, что даже на Дэннил, мне нужна была постоянная подружка, для легенды, а Дэннил просто нужен был Стив. Вот так. Они вдвоём сразу взяли меня в оборот и выпытали про Джареда. Мне не хотелось скрывать от друзей то, о чём я хотел и не мог сказать открыто.

Дэннил, со свойственным ей цинизмом, сразу опустила меня с небес на землю, сказав, что скоро всё закончится очень плачевно, раз я допустил глупость, ― влюбился. И что у меня шансов с этим парнем меньше, чем у нее ― выйти замуж за Стива с благословения его родителей. А если смотреть трезво ― то вообще никаких, ни одного, даже самого ничтожного. И это она еще не знала всей изнанки этой истории.

Вот, называется, решил успокоиться; правда, вместо мыслей о губах Джея я думал о том, что, когда всё закончится (а оно закончится, в этом я не сомневался, как и Дэннил), я буду самым несчастным человеком на свете. Хотя надеялся, что мои страдания продлятся недолго. Здравомыслие, врожденное упрямство и благоразумие должны были стать мне достаточно весомым подспорьем. В том, что я рано или поздно забуду Джея, точнее, вычеркну его из своих мыслей, я тоже не сомневался; время, как известно, лечит, и всё рано или поздно проходит. Только я не хотел лечиться и не хотел, чтобы всё проходило, поэтому с дурным предчувствием ждал вечера. Почему-то мне казалось, что всё закончится еще раньше, чем я полагал, а именно сегодня.

Взгляд мой блуждал по стенам и полкам, и вдруг меня словно молнией ударило: с одного из снимков Дэннил на меня смотрел человек, которого там просто не могло быть. Джеффри должен мной гордиться. Потому что эта головоломка сложилась идеально.
Я выпил чаю, отказался от виски, попрощался с друзьями и направился в контору; час икс был близок.

***


Изображение

Итак, ровно в девять я открыл дверь конторы первому посетителю ― Чаду Мюррею. Я провел его в комнату для гостей и предложил выпивку ― неразбавленный виски, от которого он не отказался. Парень оказался шутником и вполне компанейским товарищем; пока ждали остальных, он развлекал меня анекдотами из жизни «звёзд» и рассказывал об особенностях и разнообразных способах употребления абсента. Несмотря на то, что в двенадцатом году сенат запретил абсент, у нас среди представителей богемы было много ценителей «Зелёной феи».
В принципе, к Чаду у меня не было никаких претензий; скажу вам больше: сделай он так, чтобы Дженевьев забыла про Джея, я был бы ему искренне благодарен.

Вторым в конторе появился Джеффри, он направился в свой кабинет и попросил сварить ему кофе, пока соберутся остальные. Я рассказал ему о своих подозрениях, он ответил, что никогда не сомневался в моём уме и наблюдательности, и улыбнулся. У него в арсенале было несколько улыбок. Об улыбке, достойной Медузы Горгоны, я уже упоминал, эта скорее походила на улыбку сытой мурены.

В десять минут десятого заявилась чета Падалеки. Они держались за руки, как школьники или молодожены после страстной брачной ночи. Джаред был сухо официален и недоступно прекрасен, Дженевьев ― в образе серой мышки, любящей жены и верного товарища, скромна и малозначительна. Если бы я не видел других ее ипостасей и не был знаком с Джеем ближе, чем следовало, то умилился бы такой идиллии. И хотя вопросы к Джею у меня появились очень серьезные, я сдержался. Напустив на себя безразличный вид, предложил им выпить. Джей был не против, Дженевьев от спиртного отказалась.
Он судорожно схватился за стакан с виски, мазнув по моей ладони пальцами; на меня он старался не смотреть, но я почувствовал, как дрожит его рука. Он явно нервничал. Но это никак не оправдывало его в моих глазах.

Мы подождали еще минут десять, но Амалия так и не появилась. Я пошел за Джеффри, потому что ждать экономку смысла не было. Она бы в любом случае не пришла. О чём мне было хорошо известно, впрочем, как и Джеффри.

Итак, остался последний акт пьесы, когда истина открывается, виновник ждёт наказания, и все причастные к истории расходятся по домам, не скрывая вздоха облегчения. Обычно в расследовании это моя любимая часть. Джеффри в роли Эркюля Пуаро весьма хорош и колоритен, зрелище впечатляющее. Но сегодня у меня было дурное предчувствие, как будто случится что-то, неприятное лично для меня. Поэтому его выхода я ждал с тревогой.

Джеффри поздоровался, обвел нас тяжелым взглядом, попросил меня немного приглушить свет и начал, без предисловий, со своей любимой фразы:
― Я похож на олуха?
Впрочем, этот вопрос был риторическим. На него никто и не собирался отвечать, все напряженно молчали, и слышно было лишь тиканье часов.

― Миссис Падалеки, мистер Падалеки, мистер Мюррей. Вы ― люди, для которых фраза «Мир ― театр» не просто цитата из пьесы Шекспира…
Джеффри очень любил начинать издалека, иногда намеренно запутывал слушателей, а потом резко преподносил то, ради чего все, собственно, и собирались.

Он остановился, внимательно рассматривая сидящую перед ним троицу, и явно не спешил пояснять сказанное. Он ждал реакции. Я тоже изучал сидящих перед нами людей. По игре Дженевьев можно было бы написать диссертацию на тему «Школа Станиславского». Мне Дэннил говорила, что этот русский основал свою систему, по которой актер вживался в роль и играл с максимальной психологической достоверностью. Так вот, игра Дженевьев была безупречной.

― И? ― первой встрепенулась Дженевьев. Очень ловко разыгрывая искреннее возмущение. ― На что вы намекаете? Мы лжецы?

Джаред звонко поставил пустой стакан на столешницу. Я успел поймать его взгляд, брошенный на меня; в нем было столько вселенской тоски, что мне, вопреки всему, захотелось его утешить, в последний раз. Как дань его блестящей игре. Даже сейчас не выходил из образа. Делал вид, что я ему небезразличен. Я подавил вспышку ярости. Не время сейчас показывать свои эмоции. Я остался невозмутим.

Чад недоуменно посмотрел на Джеффри, потом на меня. Кажется, он в этой связке был слабым звеном, пешкой, которой не удалось стать ферзём. Возможно, роль любовника он тоже носил номинально.

Но если кто в этой комнате и был олухом, то даже не Чад, а я. И я сам виноват: допустил, чтобы меня использовали. Каждый получил то, что хотел. Моя вина в том, что я ждал большего и верил Джареду, вопреки всем тревожным звоночкам. Я думаю, это был не его план, а Дженевьев. Она сценарист-постановщик, он же просто отыграл главную роль.
Фикция. Всё происходящее ― одна большая и грязная фикция. Софизм, который выглядел настолько достоверно, что повёлся и я, и даже Джеффри ― в какой-то момент.
Я тут пою дифирамбы жене Падалеки, готов съесть собственную шляпу, но поверьте, хоть мне и неприятно это признавать, Дженевьев ― гениальная актриса.
Но мне горько не от этого. То, что всё ― фарс, я понял, когда увидел Дженевьев на фотографии у Дэннил.

Человек, которого не должно быть на фото ― Амалия Батокс. Дженевьев мастер перевоплощения, и теперь понятно, почему именно ее, а не Дэннил, выбрал известный режиссер для своей новой пьесы. Как бы я не относился к своей невесте, актриса она неважная.

Я был близок к истине, когда увидел Дженевьев в конторе; ее жест рукой, то, как она откидывала назад волосы, в точности повторял жест Амалии. Но если бы не фото, я не свел бы их воедино. Это был удар ниже пояса, и по моему самолюбию тоже. Не узнать в гриме и парике одну и ту же женщину! С которой, к тому же, успел порезвиться. Мне нет оправданья. Я плохой детектив и, похоже, посредственный любовник.

Теперь наш диалог с Джаредом в доме у его жены ― «Ты спал с ней» ― приобрёл несколько иной оттенок. Одно дело переспать с его экономкой, а другое ― с женой. Возможно, по первоначальному плану именно она и должна была морочить мне голову, а не Джаред, но когда он понял, что я запал именно на него, то решил переиграть все и взял роль приманки на себя. Отлично справился. И спать он со мной, естественно, не собирался, потому что не был заинтересован. Он не был геем. Я понял, что чувствовал это с самого начала, но мне так хотелось быть обманутым. А Джаред решил, что оно того стоит. Вот дерьмо! До чего доходят люди, чтобы доказать себе и другим, что они ― лучшие. Кстати, мотивация их поступков мне до сих пор неясна. Зачем было устраивать этот балаган? Во имя чего? Очень хотелось услышать их пояснения.

А Амалия ― это просто случайность. Дженевьев играла и получала от этого удовольствие. Когда я ей позвонил, она прикинулась экономкой. Обвести меня вокруг пальца, обвести мужа вокруг пальца. Даже вчерашний разговор о том, что она хочет упечь Джареда в сумасшедший дом ― блеф. Она просто хотела позлить меня и проучить немного Джареда, за то, что он со мной спал. Она, наверное, и не думала, что до этого дойдёт.
Они одного поля ягода, муж и жена ― одна сатана. Ненавижу.

― Я бы не свёл все нити воедино, ― начал Джеффри после продолжительной паузы, ― если бы не две детали. Первая ― в «Таймс» мне попалась статья об одном очень экстравагантном режиссере, Эрике Крипке. Он рассказывал о своем новом фильме и упомянул, что две главные роли пока вакантны, он еще не нашел актеров, способных его удивить. Они, по его словам, должны совершить невозможное.

Так вот, вы просчитались: Джеффри Дин Морган ― это вам не деревенский олух.

Без ложной скромности замечу, что обвести меня вокруг пальца ― это достойно удивления. Это невозможно. Но вам не удалось. Не обессудьте.
Вторая деталь ― это экономка. Дженсен сказал мне, что узнал в мисс Батокс миссис Падалеки, и именно тогда я перестал сомневаться.

Миссис Падалеки, я искренне надеюсь, что вы не станете писать сценарии к собственным пьесам. Вас ждёт провал. Вы невнимательны к мелочам, а ваша главная оплошность ― вчерашнее феерическое выступление. Это было слишком наигранно. Вполне возможно, вы провели Дженсена, он сентиментален, но не меня. И ремарка на будущее: женщина, мечтающая о разводе, всегда снимает с пальца кольцо! В вашей первой версии вы разъехались без шума, кольцо могло служить вам щитом от ненужных разговоров, а во втором, ― увы. Итак: кольцо и экономка.

Что касается вас, мистер Мюррей, то это просто предположение, не подкреплённое фактами.
Чад вздрогнул, а Джеффри хищно подался вперёд. ― Внешность и амплуа рубахи-парня, а глаза прожженного циника ― над чем-то надо поработать. Вы в этой истории надеялись получить желанный приз? ― Джеффри выразительно посмотрел на Дженевьев. ― Вы подали идею миссис Падалеки и внесли свою лепту в это безобразие? Возможно, вы прикидывались другом мистера Падалеки, но на самом деле хотели, чтобы его признали невменяемым? Что вы предложили им план и подсказали, кого надо одурачить?

― Что за вздор! ― воскликнул Чад Мюррей. ― Не стоит делать из меня вселенское зло! Я ничего такого не хотел, я на самом деле люблю Джен, но так поступить с Джеем я бы не смог. Он мой друг.

Почему-то я ему поверил. Джеффри тоже может ошибаться.

― Он не виноват, ― подал голос молчавший ранее Джаред, весь разговор изучавший свои ботинки. ― Он ничего не знал о нашем плане.

― Что касается вас, мистер Падалеки, ― Джеффри напоминал тайпана перед броском, ― к вам у меня претензии другого рода, но я их озвучивать не буду. Скажу одно: вы блестяще справились с поставленной задачей. Вам почти удалось меня убедить. Почему почти? Я поясню. Вы так ловко играли роль чрезвычайно милого молодого человека, что я в какой-то момент решил, будто это ваше истинное лицо. Но вы себя тоже выдали.

― Чем? ― хрипло спросил Джаред. Весь разговор он сидел с каменным лицом, сжав губы в тонкую линию. Невозможно было понять, что он чувствует.

Он ничего не отрицал. Они вообще ничего не отрицали. Хотя могли бы в праведном негодовании заявить, что всё это грязная инсинуация, что Джеффри сделал неверные выводы, что их кто-то жестоко разыгрывал.

― Тут все свои, поэтому объяснюсь ― Дженсен. Вам не следовало идти на поводу его интереса к вам. Это было вашей главной ошибкой, ― Джеффри выразительно поморщился.

― Мне еще ничего не понятно, ― произнёс Чад Мюррей, с недоумением поворачиваясь к Джареду. ― О чём он толкует? Причём тут мистер Эклз? На что он, чёрт возьми, намекает?

― Мистер Мюррей, я не намекаю, я говорю прямым текстом, что мистеру Падалеки не следовало импровизировать… ― начал объяснять Джеффри.

Моё «Джеффри, не сто́ит!» прозвучало в унисон с «Вы ошибаетесь!» Джареда.
Мне вообще кажется, что в этот раз Джеффри занесло немного не туда; он никогда не позволял себе освещать мои предпочтения. Несмотря на то, что он на моей стороне. Я чувствовал себя уродцем в формалине, на которого пялится толпа зевак. Ощущение мерзкое. Я налил себе виски, благо бутылка стояла рядом, и выпил залпом.

― Я редко ошибаюсь, но не в это раз! Дженсен с самого начала показал свой интерес к вам, я это видел, вы нет, но не потому, что он был не в вашем вкусе или что-то в этом роде, а просто потому, что это претило вашей природе, ― пояснил Джеффри. ― Вы же не такой. Это заметно с первого взгляда, как и то, что вы смотрели на Дженсена без заинтересованности. Поясню. К примеру, возьмём вашу жену. Первое, что я сделал, увидев её, ―невольно заглянул в вырез блузки, даже не будучи заинтересованным. Вы же не прошлись по Дженсену оценивающим взглядом.

― Джаред не голубой! ― воскликнул Чад, поворачиваясь ко мне. ― Ничего личного, мистер Эклз. Я ничего не имею против меньшинств, коммунистов и мормонов. Но Джаред не такой, я бы заметил. В актерской среде подобное случается, просто об этом молчат, сами понимаете, толерантностью наше общество не отличается. Но это всегда видно, как секрет Полишинеля, даже если не выносится на публику. Я видел Джареда в разных состояниях, но никогда он не смотрел заинтересованно на себе подобных...

На языке вертелись красочные ругательства из лексикона портовых грузчиков. Почему никто в этой комнате не верит в то, что всё случилось, потому что это я такой замечательный, способный своим животным магнетизмом, красотой, обаянием и прочими прелестями сбить с пути истинного натурала? Почему никто не верит в любовь с первого взгляда?
Потому что я сам не верю в то, что Джаред мог в меня влюбиться. Это была импровизация, как метко заметил Джеффри.

― Давайте оставим ориентацию мистера Эклза в покое, ― раздраженно прервала Чада Дженевьев. Я был с ней полностью согласен, хотя испытывал по этому поводу сильнейшую злость. Мне не хотелось хоть в чем-то соглашаться с этой женщиной.

― Что теперь делать? После такого разоблачения? ― невозмутимо поинтересовалась Дженевьев у Джеффри. ― Ваше время, потраченное на наш розыгрыш, компенсирует щедрый чек? Вы только назовите сумму, которая способна погасить ваш гнев. И давайте разойдёмся полюбовно. Нам не удалось вас провести, мы это принимаем и приносим свои извинения. Надеемся, что эта история не выплывет наружу. Джареду ни к чему слухи о его связи с мужчиной. Это поставит крест на его кинокарьере и репутации. С мистером Эклзом проблем, надеюсь, не будет? Он не станет преследовать Джареда? Он же должен понимать, что эта история продолжаться не может. Для Джареда это была лишь роль, и он не получал от нее никакого удовольствия.

А вот это вот уже враньё! Откровенное! Очень даже получал! Я тому свидетель! И неоднократно! И даже в наш первый раз он был удовлетворён! И он хотел сам ― вот это чистейшая правда! Это женщина может симулировать желание, а у нас ― или стоит, или нет.

Я специально не смотрел в сторону Джареда. Хотя мне было очень любопытно, что происходит в его голове. Это выводы Дженевьев или его слова в своё оправдание? И как же в этот момент я его ненавидел! Он использовал меня и врал мне. Еще никому это не удавалось. Еще никого я не подпускал настолько близко.

Обычно спокойный, как удав, Джеффри побагровел от злости.
Меня же речь Дженевьев привела в состояние, близкое к истерике. Хотелось дико захохотать. Я молчал, стиснув зубы, и мысленно ругался.

― Миссис Падалеки, ― на пределе вежливости произнёс Джеффри, приподнимаясь и нависая над столом, ― выпишите лучше чек для какого-нибудь сиротского приюта. Мне не нужны ваши деньги. А что касается мистера Падалеки, я надеюсь на его благоразумие и на ваше молчание. Дженсен мне как сын, и я никому не позволю испортить ему жизнь. Вы меня поняли? Иначе я буду вынужден принять кое-какие меры.

Дженевьев и Джеффри напоминали мне родителей двух нашкодивших детей. «Ваш невоспитанный ребёнок первым полез драться!»
По мне, ситуация была бы комичной, если бы не касалась нас с Джаредом.

Я кашлянул, и всё внимание публики теперь было обращено ко мне. Наступил мой звёздный час. Я же смотрел исключительно на Джареда, удерживая его взгляд.

― Хватит делать вид, что нас с мистером Падалеки здесь нет. Не знаю, как он, но я привык отвечать за себя сам, ― Джаред дёрнулся, я невозмутимо продолжил. ― Я не чувствую за собой никакой вины, потому как в тот момент считал Джареда свободным, ― Господи…оправдание у меня получилось, как в бульварном романе. Классика. Самому противно. То-то Моргана перекосило после моих слов.
― А что касается дела, то мне тоже не понравилось быть одураченным. Но я даже не требую моральной компенсации. Я удовлетворюсь тем, что наши дороги не будут впредь пересекаться.
У вас ко мне есть вопросы, миссис Падалеки?

― Нет, я всё, что хотела, уже сказала, ― Дженевьев презрительно взглянула на меня сверху вниз, словно я ничтожная букашка, которую она собирается раздавить. ― Но хотела бы отметить, раз тут, как говорится, все «свои», что любовник вы никакой. Не знаю, как Джареду…

― Понравилось, ― отрезал я, не сдерживаясь. Когда я не сдерживался, меня заносило, и я мог быть очень грубым. ― Не сомневайтесь. И много раз. Я на самом деле затейник. Если меня заинтересовать.

― Дженсен, не стоит...― начал Джаред странным тоном. Но я был не в состоянии расшифровывать интонации. В тот момент мне было плевать, что он чувствует.

Дженевьев резво вскочила: ― Вы…ты…ублюдок!

Я в ответ лишь улыбнулся, отсалютовав ей пустым стаканом.

― Так! ― прорычал Джеффри, теряя терпение окончательно. ― Дженсен, в мой кабинет! А с вами я еще поговорю.

Я встал, и, отвесив шутовской поклон публике, гордо удалился, чувствуя спиной прожигающий насквозь взгляд Джареда, но мне даже не захотелось обернуться.


Изображение

***

В кабинете я взял бутылку с полки и отхлебнул так, прямо из горлышка, несколько значительных глотков, потом сел и принялся печатать заявление об уходе. Руки дрожали.

Н-да, хорошо, что мне не надо стрелять, в таком состоянии точно промазал бы по цели.

Я нежно погладил прохладную рукоять «люгера». Внезапно меня посетила совершенно идиотская мысль: взять вот и пустить себе пулю в висок. На какое-то мгновение она показалась мне достаточно привлекательной. Я вытащил «люгер»из кобуры, взвёл курок, приставил пистолет к виску и закрыл глаза. Прохлада ствола отрезвила меня, я отложил оружие подальше и судорожно закурил.

А, к чертям собачим все это! Не дождётесь! Предпочитаю уходить из жизни с комфортом и долго. Курево и выпивка ― тоже отличный путь к праотцам, и куда более приятный.

Я покосился на пистолет. Если мне и хотелось кого-то пристрелить, то Джареда. Мало того, что он водил меня за нос с мнимым убийством, так он еще и воспользовался моим к нему интересом. Этого я ему не смогу простить. У меня просто не получится. Хотя он вряд ли станет просить прощения, да и незачем. Я же для него всего лишь средство, ради цели можно и не на такое пойти. Моя смазливая физиономия ― приятный бонус.

Так…не думать о Джареде!

Зачем думать о нем, если его больше не будет в моей жизни? Пусть о нём думают другие. Вот супруга его дражайшая пусть думает или тот же Чад. Он ушел с ними, с ней. Он был сегодня здесь, отсасывал мне и ничего не сказал. Мы бы справились вместе. Я бы помог.
Но он ничего не сказал. У него же была великая цель!
Он же скоро станет звездой экрана. Надеюсь, к этому времени у меня всё пройдет, и я забуду, какими нежными были его губы, и как он стонал, когда я…когда мы…так…не думать об этом сукином сыне!

Спустя несколько смятых листков, выкуренных сигарет и новых глотков пришел Джеффри.
Я почувствовал огромное облегчение. Он умеет концентрировать моё внимание на себе.

Джеффри с интересом прочитал мою увольнительную, разгладил и аккуратно сложил в стол, потом налил себе стакан и выпил до дна, не поморщившись. Джеффри пил редко, я видел его пьющим еще реже. Сегодняшний случай можно считать большим событием.

― Дженсен, остынь, не дури, тебе надо успокоиться. Возьми отпуск, отдохни и возвращайся, ― сказал Джеффри, когда мы закурили, и ободряюще похлопал меня по плечу.

― Я уеду домой, к родителям. ― На самом деле дом ― это последнее место, куда бы я подался зализывать раны.

― Что ты будешь делать дома, в Техасе? ― поинтересовался Джеффри и добавил со знанием дела: ― От себя не уйдёшь.

― Не поверишь. Женюсь, сделаю наследника и буду отращивать пивной живот, по вечерам играя в покер с соседями, ― ответил я, с наслаждением затягиваясь.

Я сам себе не верил, если честно. Джеффри прав: не уйду, это будущее не для меня. Останусь, и буду жить дальше, убеждая себя, что всё нормально. Ведь нормально же. А потом всё наладится, станет, как раньше. А Джаред…А что Джаред? Просто ошибка, моя крупная ошибка.

Странно, до прихода Джеффри мне хотелось рвать и метать от злости, а сейчас я был спокоен, как статуэтка Будды на каминной полке Дэннил. Главное ― не думать о Джареде.

― Не поверю, ― усмехнулся Джеффри, разливая остатки виски. ― И не поверю, что ты станешь убегать от проблем. А жениться ты и тут можешь.

― Могу, но не хочу, ― честно ответил я и решил спросить о том, о чем никогда не спрашивал. Как-то не было у нас с Джеффри откровенных моментов. Да и о том, с кем я предпочитаю развлекаться, он узнал случайно, благодаря своей наблюдательности и моему пылкому любовнику, пометившему мне шею сзади красочным укусом. Можно было соврать, но я не стал, признался. ― А почему ты не женился?

― Как-то всегда было не до этого, ― задумчиво произнёс Джеффри. ― Когда решаешь чужие проблемы, заводить свои не остаётся времени. Ты как?

― Дай мне пару дней, и я буду как новенький, ― пообещал я. Никуда, конечно, я убегать не собирался. Я не привык проигрывать. Но если я в проигрыше, то надо хотя бы сохранить лицо.

― Поехали, я подброшу тебя домой, ― Джеффри поднялся и вопросительно посмотрел на меня. ― Или ты собираешься ночевать на диване?

Меня передернуло от воспоминания о том, что мы с Джаредом сегодня делали на этом диване. Я бы точно не смог там заснуть. Даже в пьяном состоянии.

― Дженсен, свою игрушку оставь в сейфе, ― сказано было мягко, но выражение лица Джеффри говорило о том, что я должен прислушаться к его словам.

Я вытащил «люгер», отстегнул кобуру и демонстративно положил все в сейф.

― Доволен?

― Предпочитаю спать спокойно, ― Джеффри проследил, как я закрываю сейф и контору.

Похоже, его вера в моё благоразумие имела свои границы. И мне их только что показали.

Я безропотно сел на переднее сидение и всю дорогу до квартиры, а это заняло не больше пяти минут, продремал. Распрощавшись с Джеффри и пообещав ему не совершать импульсивных поступков, о которых потом пожалею, я честно направился домой. Я не способен был сейчас на подвиги; максимум ― позвонить Стиву или Крису и вместе напиться, не выходя из квартиры. С каждой следующей ступенькой эта идея казалась мне все более привлекательной.

Я уже поднялся на свой пролет, когда почувствовал неладное ― ощущение чужого присутствия. Я подсознательно схватился за бок, на котором обычно висела кобура. Вот ведь ирония! Все время ходить с оружием, а когда оно на самом деле нужно, оказаться с пустыми руками. Ну что поделать, когда обстоятельства оказываются круче тебя? Идти им навстречу.

В принципе, найдутся люди, для которых то, что я жив, является большой проблемой и очень портит им настроение. Облагодетельствовать их своей смертью я не собирался, несмотря на то, что еще некоторое время назад примеривал курок к своему виску.
С другой стороны, если у квартиры меня ждет сюрприз, то, значит, и на крыше, и у подъезда тоже. Те, кто обижен, обычно хорошо готовятся. И поджидают момент, когда ты уязвимее всего.

Поэтому я вышел на свой этаж с мыслью «А пошло оно всё к чертям собачьим!».
Сердце пропустило удар, а потом заколотилось в бешеном ритме. У двери, прислонившись к ней спиной, на корточках сидел Джаред и смотрел прямо на меня. В его глазах читалась странная решимость, как будто он собирался спрыгнуть с моста в реку. Или из самолёта без парашюта. Джаред казался бесконечно уставшим и очень отчаявшимся человеком.

Зачем он пришел? А, да, я же забыл, мы же договаривались с ним увидеться! Свидание. Но это было до того, как я узнал всю правду. Обелить себя? Зачем ему это надо? Он же должен радоваться, что всё закончилось, и вообще держаться от меня как можно дальше. У него, что совсем нет чувства самосохранения?

С другой стороны, я малодушно обрадовался его появлению, ― значит, жить буду. Но мне совершенно не хотелось его видеть и выяснять отношения. Чтобы попасть в квартиру, придется его подвинуть; он сильнее меня физически, но уступает в ловкости. Он актер, а я привык за себя постоять.
Раз он ждет, то так просто не уйдет, поэтому я повернулся и пошел вниз по лестнице. Драться с ним я, несмотря ни на что, не собирался.

― Дженсен, постой, пожалуйста, ― услышал я окрик Джареда, но не остановился. Более того ― позорно сбежал. Худшим было то, что я спрятался в соседнем подъезде и оттуда наблюдал, как Джаред озирается по сторонам, пытаясь понять, в какую сторону я направился.
Видел, как он яростно пинает колесо своей машины, обходит ее, садится на водительское сидение и резко выруливает на дорогу. Вышел я из подъезда только после того, как машина скрылась за поворотом и отъехала, по моим подсчетам, на приличное расстояние.

Я вернулся домой, постоял у своей квартиры, задаваясь вопросом: «Может, стоило поговорить?», но потом вспомнил сегодняшний вечер, ― и всё встало на свои места. Ни черта мне не хочется знать, что он там думает и что хочет мне сказать! Всё ― финита ля комедия.

Вот именно эта мысль крутилась у меня в голове, пока я полночи заливался выпивкой до состояния, когда уже не можешь поднять руку, чтобы выпить еще. Так и отключился.

Утро плавно перешло в вечер, вечер в ночь и в следующее утро. В промежутках я вставал, покачиваясь, шел в ванну, оттуда на кухню, из кухни в комнату, где у меня имелся стратегический запас виски, потом заваливался на кровать и проваливался в крепкий похмельный сон.
На четвертый день ко мне стал ломиться Стив. Ему пришлось открыть; он не Джаред, он мог бы и дверь выбить.

― Видок у тебя ― краше в гроб кладут, ― отметил Стив, едва оказавшись в квартире.

Я мутным взглядом посмотрел на себя в зеркало, висевшее в прихожей. Мне можно было играть бездомного ― без грима. Окосевшие, опухшие глаза с синяками под ними, торчащие в стороны грязные волосы, впалые щеки и щетина, уже давно переросшая стадию «легкой небритости».

― У тебя, как в сарае, ― небрежно бросил он, аккуратно переступая через ряд пустых бутылок и проходя в комнату. ― Я вижу, ты не скучал. Твой собутыльник?

Он указал на пустую бутылку виски, у которой стояла помятая и потрепанная половина плаката с Джаредом, которую я забыл убрать.

― Стив…― прошипел я, сминая портрет и закидывая за шкаф. ― Ничего не говори. Лучше убей.

Я не только пил с плакатом, я еще спал с ним в обнимку, но об этом Стиву знать не стоит. А Джаред об этом никогда не узнает. Не в этой жизни.

― Может, сам расскажешь? ― Стив опустился в кресло и взял недопитую бутылку. ― Ты же не хочешь, чтобы я привел тяжелую артиллерию в лице Дэннил? Крис сказал, что тебя искал Падалеки, в клубе, он был очень расстроен. Ты его бросил? Он тебя бросил?

― Никто никого не бросал, ― я завалился в кресло напротив и закурил. ― Он даже не гей! ― добавил я, как будто это что-то объясняло.

― Да ну! ― Стив хохотнул и спросил серьезно: ― А что тогда этот Ромео делает под твоими окнами? Тебе повезло, что у тебя соседка сверху ― красавица. А то бы тебя уже выселили за аморальное поведение. Парень выглядит очень потерянным и влюблённым. Может, поговоришь с ним? Если журналисты узнают Падалеки, то у вас могут быть неприятности.

― Стив, ― вздохнул я и потер пальцами веки. Похмелье давало о себе знать головной болью. ― Он обвел меня вокруг пальца. Он ничего мне не рассказал. Он солгал мне. Он спал со мной ради роли. Этого уже с головой достаточно, чтобы я не хотел его видеть до конца своих дней.

― А подробнее про «спал ради роли»? ― поинтересовался Стив, нахмурившись. ― Что это еще за ерунда?

И я ему всё рассказал, ничего не приукрасив, только факты и выводы.

― Дженс, всё это звучит очень мерзко, ― произнёс Стив, когда я замолчал. ― Что он тогда делает под твоими окнами?

― Я не знаю, ― ответил я с иронией. ― Может, хочет дать мне автограф на долгую память?

― Поверить не могу! Этому актеришке удалось зацепить тебя! ― воскликнул Стив озадаченно и добавил, демонстративно потирая руки: ― Хочешь, я начищу ему физиономию, если ты сам не можешь?

― Не стоит, сам справлюсь, ― усмехнулся я. Хотя я бы посмотрел на Стива против Джареда. Было бы красиво. И я даже не знаю, чья бы взяла.

― Чего тебе налить? ― Я поднялся и глотнул таблетку от головной боли, запивая ее виски.

― Дженсен, хватит пить, ― Стив отобрал у меня бутылку. ― Прекращай!

― У меня законные выходные, ― я попытался отнять у Стива выпивку. Не потому, что конкретно в этот момент мне хотелось выпить; просто не люблю, когда мне указывают, что делать. ― Еще пару дней могу упиваться до потери сознания.

― Дженсен, пойдем лучше погуляем. Втроем: ты, я и Крис,― предложил Стив, ― вот там и напьемся. Тем более есть повод.

― Серьезно? Ты всё-таки решил остепениться? Рад за вас с Дэннил, ― я хлопнул Стива по плечу. ― Хотя какая жалость. Я тут подумывал сам сделать ей предложение. Раз уж ты тянешь. ― Я несильно ударил Стива под ребро, он блокировал мой удар предплечьем и почти заехал мне в челюсть.

― И не мечтай! ― воскликнул он, отпрыгивая и принимая оборонительную стойку. ― Мой отец хочет наследника. Ему уже все равно, на ком я женюсь, лишь бы было потомство. Так что все в кассу.

Ошеломленный новостью и расслабленный алкоголем, я пропустил удар по коленной чашечке и со стоном опустился на пол. ― Действительно, стоит выпить. А то скоро ты станешь семейным человеком, мы будем видеть тебя очень редко.

― Дуй в душ, я пока сварю кофе, ― улыбнулся Стив. ― Крис уже ждёт нас.

Я в считанные минуты привел себя в порядок и предстал перед Стивом, который сидел на кухне и пил кофе, чистым, выбритым и прилично одетым.

― Ты уже не похож на зомби, ― произнес Стив, подвигая мне чашку. Я судорожно вцепился в нее и подумал о Джареде. Если он внизу, мне придется его увидеть.

― Дженс, он ушел; я посмотрел, пока ты был в душе.

Стив очень проницательный человек. И очень хороший друг. Я неприлично быстро допил кофе и поднялся.

― Пойдём.

Джареда действительно не было. Я вздохнул с облегчением, хотя в груди неприятно кольнуло. Вопреки всему хотелось его увидеть. И вот это «вопреки всему» мне не нравилось.

Мы поймали такси и доехали до одного закрытого клуба на 42-й, в котором иногда проводили время. Через час я был еще пьянее, чем до этого, с тоской смотрел, как на нашем столе танцует стриптизерша, и вспоминал Джея. Очень хотелось повернуть время вспять и выслушать его. С этим надо было что-то делать. Иначе все закончится тем, что я сам буду караулить под его окнами.
Я, пошатываясь, поднялся и направился в сторону туалета; надо было срочно освежиться. Я даже подумывал сбежать от друзей в более подходящее моим привычкам место и там найти кратковременное утешение.
Холодная вода привела мои мысли в некоторый порядок, но ничуть не отрезвила, что, в общем-то было поправимо, в отличие от всего остального. От дальнейших приключений я отказался. Это не поможет. Не сейчас.

Когда я снова присоединился к друзьям, стриптизерши уже не было. Крис со Стивом горячо обсуждали новый фильм «Классный парень» с Джейсом Кэгни, который я еще не видел.
Я едва слушал, мои мысли снова вернулись к Джею. Он будет играть, станет знаменитым, не хуже Кэгни, который тоже начинал с бродвейских театров, и кто-то так же горячо будет обсуждать его игру, восхищаться его талантом, ждать новых фильмов, влюбляться в его героев.
Наверное, мечты должны осуществляться. Мечта Джареда ― попасть в большое кино, кто я такой, чтобы стоять на его пути к успеху? Никто. И даже будь я для Джареда кем-то, я должен был бы отпустить его. Если допустить, что я ему хоть немного дорог… Он так стремился к цели. Шел к ней долгое время и почти осуществил ее. Один шаг до исполнения мечты. На кону ― я или цель. Что бы я выбрал на месте Джея? Я сделал бы этот чертов шаг и не оглянулся! Я шел бы дальше семимильными шагами. А если бы мне для этого шага нужно было воспользоваться чувствами другого человека? Ну, я себе врать не могу. Еще как воспользовался бы.
Я почувствовал, что проиграл. Я простил его.

Дома я оказался уже далеко за полночь.

Около моей квартиры сидел Джаред, в точно такой же позе, как и несколько дней назад. Выглядел он неважно, как будто не спал несколько суток. Или пил, как я. Но с чего ему?
Неужели его замучила совесть, и он пришел извиниться? Быть не может! А может, он хочет все вернуть? Еще больший бред!

― Дженсен, подожди, выслушай меня, ― его голос звучал непривычно хрипло и болезненно. Я отступил, удивленный его напором.

Джаред, должно быть, подумал, что я опять собираюсь сбежать, потому что поспешно поднялся. ― Пожалуйста. Дженсен…

― Пожалуйста ― что? ― спросил я вымученно, ругая себя за слабость последними словами. Если бы я не был изрядно пьян, то вряд ли позволил бы себе такую промашку. Я бы не стал с ним разговаривать.

― Просто выслушай меня, пожалуйста, ― Джаред приблизился, почти нависая надо мной и хватая за руку.

Я отмахнулся и отступил на шаг, добавляя себе пространства для маневра. На тот случай, если мне всё-таки захочется почесать кулаки.

― Дженсен, выслушай меня.

Он подошел еще ближе и оперся руками о стену; я оказался в кольце его рук, как в ловушке. Отступать было некуда. Я выдержал его напряженный взгляд.

Он пришел оправдываться? Или что?
Внезапно на меня снизошло прозрение. Не оправдаться. Он просто боится, что я всем расскажу, и тогда конец его карьере ― прощайте, огни софитов! Он будет просить, чтобы я молчал? Что он готов сделать, чтобы я молчал? Господи, о чем я думаю!
― Ладно.

Я оттолкнул Джареда и открыл квартиру, пропуская его вперёд.
Не разуваясь, направился в комнату, к бару, на ходу развязав галстук, откинул его в сторону и расстегнул ворот рубашки, чтобы было легче дышать. Виски, ром, коньяк? Лучше сразу пулю в лоб. Столько выпить, чтобы забыть Джареда, я не смогу. Зачем он пришел? Добить меня? Извиниться и свалить к своей благоверной? Вот почему я предпочитал не влюбляться. Влюблённый совершенно теряет контроль над ситуацией и собственными эмоциями. Что я сделал бы другому человеку, который хотел и пытался меня одурачить? Как минимум, проучил бы его. А тут вместо этого я по-мазохистски продолжаю на что-то надеяться и хочу, чтобы он оправдался. Хочу снова слышать, как он шепчет мое имя и просит не останавливаться, хочу видеть его улыбку и свет в его глазах.

― Чего налить? ― почти прорычал я, стараясь заглушить свои мысли.
Помнится, в наш первый раз он тоже пришел оправдываться. Как он настраивался? Ему было противно? Ах да, он же актёр, для него сымитировать энтузиазм и скрыть нервозность ― раз плюнуть, а всё остальное дело техники. Я же старался, чтобы ему понравилось.

Джаред вполне удобно устроился в моем любимом кресле.

― Я не буду, ― отозвался он. ― Дженсен…

― Отлично, ― выдохнул я, залпом глотнув свой виски и со звоном опуская стакан на столешницу. ― Отлично. Что ты от меня хочешь?

― Поговорить. ― Джаред цепко следил за моими действиями.

― Я не в настроении. Я хорошо погулял и хочу спать.

― Я ушел от Джен, ― он отчаянно пытался поймать мой взгляд, пока я наливал себе еще одну щедрую порцию.

Надо же! Он ушел от супруги! Если бы мне не было так плохо, я бы рассмеялся.

― Эта новость устарела, ― отрезал я, закипая от гнева, и стукнул ногой по барному шкафчику так, что дверца с треском хрустнула. Легче не стало. Я треснул по шкафчику кулаком и взвыл от боли. Легче не стало. Может, надо направить энергию в другое русло? Например, подпортить чьё-то смазливое и лживое лицо?

В следующий раз, когда меня угораздит влюбиться, надо вспомнить, каким влюблённым оленем я был с Джаредом. Хотя нет, никакого следующего раза. Буду по старинке наведываться в квартал утех, и если и о чем и переживать, то только о том, не подцепил ли я там какой-нибудь нежелательный сюрприз.

― Джаред, ― я постарался, чтобы мой голос звучал ровно и спокойно. Это мне удалось с большим трудом. Я едва держал себя в руках. Больше всего меня бесило то, как я на него реагирую. По-прежнему. ― Уходи, пожалуйста.

Я погорячился, решив его выслушать, это ни к чему не приведёт.

― Ты не понимаешь, я ушел от Джен, ― повторил он так, словно объяснял ребенку прописную истину. Видя мою реакцию, Джаред пояснил: ― К тебе. Ты понимаешь, что это значит?

Я не понимал, искренне не понимал, потому что его заявление противоречило его же предыдущим поступкам, в нем не было совершенно никакого смысла. Абсолютно никакого.

― Я ушел от Джен, подал на развод, забрал свои вещи из дома. На этот раз это ― истинная правда, ― Джаред поднялся. ― Так ты понимаешь, что это значит? Ты понимаешь, к чему это приведет?

― Я лишил тебя Большого яблока? ― я не смог удержаться от горькой иронии.

Джаред обезоруживающе улыбнулся: ― Мне теперь не видать даже огрызка. ― Он подошел ко мне. ― Мне не светит роль ни в одной приличной пьесе. Джен постарается. Она не простит. Она заберет всё ― и деньги, и славу. И никакого большого кино. Кто доверит роль крутых парней гомику?

― Почему-то мне тебя совершенно не жалко, ― я прижался к шкафчику, стараясь отодвинуться от Джареда, хотя очень хотелось быть ближе. ― Ни капельки. Ты сам так решил.

― Да, ― согласился Джаред. ― Это мой выбор. Зато теперь я свободен, ― это было сказано почти мне в губы. ― Дженсен, прости, всё началось неправильно, но я хочу всё исправить. Дай мне шанс, ты не пожалеешь.

Я отстранился, насколько это было возможно.
― Надеюсь, ты не будешь врать, что захотел меня с нашей первой встречи?

― У меня и в мыслях не было ничего подобного. Я не воспринимал тебя так. Я просто согласился к тебе поехать, чтобы дать тебе надежду и обдумать дальнейший ход.
Джен сказала, что я должен с тобой переспать. Она сказала, что особой разницы я не почувствую. Что я могу закрыть глаза и представлять, что трахаю ее. Она не знала, она много чего не знала. Я размышлял, смогу или нет, ради дела, и доразмышлялся ― захотел, ― честно признался Джаред, прижимая меня к шкафчику. ― Должно быть, я был не достаточно натуральным, чтобы с презрением отмести эту идею, как абсурдную. Но я никогда не встречал мужчин, подобных тебе, и никогда никого так не хотел.
Я просто совместил приятное с полезным. Скажи мне, что на моём месте ты бы поступил иначе.

Он прав. Хотя нет. Я бы поступил хуже.

― И потом, я не думал, что для тебя это значит больше, чем просто интрижка, ― продолжил Джаред.

До него всё так и было ― просто интрижки. Но я промолчал.

― Я постарался дать тебе то, чего ты хотел, ― сказал он с еще большей горечью. ― Ты же хотел меня трахнуть. Да, Дженсен? А Джен? Ты же не сонеты моей жене читал!
И я не мог признаться, что мы вас разыгрываем. Я не мог подставить Джен. Я шел на риск, завязывая с тобой отношения, ты мог нам всё испортить, ― Джаред посмотрел на меня в упор, взглядом, в котором не было надежды. ― Я не знал, что Джен решила подстраховаться. Я не знал, что она потащит тебя в постель, да еще и прикинется другим человеком. Этого в плане вообще не было! Как, впрочем, и того, что я буду с тобой спать. Но она сама настояла. Она говорила, что это тебя отвлечет. У нас был блестящий план. Ты мог всё испортить, ― Джаред говорил лихорадочно, сумбурно, не делая пауз, стараясь высказать все, что собирался, повторяясь. ― Я не знал, что мне придётся идти до конца. Я не знал, что мне захочется всё попробовать, все, что ты мне захочешь дать. Я не знал, что мне станет этого мало. Я не знал, что я захочу, чтобы между нами было что-то большее. Мы с Джен тогда на кухне поссорились, из-за тебя. Я хотел всё прекратить, но она предупредила, что лишит меня всего. Потому что я не должен был в тебя влюбляться. Я не мог потерять все, что у меня было, и то, к чему стремился, из-за человека, для которого я всего лишь эпизод. А когда ты пригласил меня к себе в первый день, я испугался. Я никогда не спал с мужчиной. А вдруг бы мне не понравилось, и я не смог бы даже ради нашего плана? И еще я боялся, что мне понравится. Дженсен, я тогда запутался, но я хочу, чтобы ты знал: я не играл, с тобой я не играл. С той самой минуты, как пришел к тебе. Все было по-настоящему, и сейчас тоже. Дженсен, дай мне шанс…я обещаю…

― И всё это того стоило? ― не выдержав, я прервал поток его красноречия. Мне и так было все понятно. Я проиграл. Я его простил. Я хотел ему верить.
― Начинать с чистого листа, когда еще немного ― и мир у твоих ног? Ведь ради этого вы нас дурачили. Карьера, большое кино ― большая слава. Ведь ради неё ты, вопреки своим предпочтениям, стал спать со мной.
Но мне хотелось узнать ответ на главный вопрос:
― Так какого черта, Джей, ты бросаешь всё, к чему стремился, ради меня?

― Ты стоишь больше, ― убеждённо произнёс Джаред, притягивая меня к себе, обнимая так крепко, как будто я мог исчезнуть, и спросил:
― Есть идеи, куда податься двум извращенцам? Кажется, из этого пуританского штата пора сваливать.

Я не ответил, я его поцеловал.
В этот момент всё показалось мне ничтожным по сравнению с тем, что Джаред снова рядом. Да, я не могу пафосно и долго страдать, я противоречу собственным решениям, но когда желанное снова оказывается в руках, все это ничего не значащие мелочи. Нет, я ничего не забыл, я помню всё. Джей превосходный актёр, но даже если это игра, я не хочу, чтобы она прекращалась.


Изображение




***

Изображение


Послесловие Стива

Когда я увидел Дженса в последний раз, то не был готов к тому, что он зашел попрощаться. Да, я был очень удивлён, когда он заявил мне, что покидает страну, и не один, а со своим парнем, актёром Джаредом Падалеки. Дженс просто светился от счастья, мне никогда не доводилось видеть его настолько спокойным и довольным.
На мой вопрос, стоит ли этот актеришка того, чтобы сваливать с обжитого места, бросать хорошую работу и ехать неизвестно куда, он ответил, ни секунды не колеблясь, что еще ни разу в жизни не был так уверен в своём выборе. Я поинтересовался, как же это Морган отпустил его в свободное плаванье? Дженс ответил, что с этим проблем не возникло, Джеффри мировой мужик. Ну да, я всегда подозревал, что Дженс к нему неровно дышит. Так что своим выбором он меня удивил. Интрижки у Дженса были, сколько я его помню, но ни разу он не бросал ради них всё. Должно быть, Падалеки и правда того стоит. Очень хочется верить.
Надеюсь, у них и правда всё хорошо, потому что больше ничего я о Дженсене не слышал. Хотя до меня доходили слухи, что Джаред Падалеки развелся с женой, бросил карьеру и уехал куда-то, то ли в Польшу, то ли в Германию. Другие говорили, он вообще стал буддистом и уехал в Гималаи. Надеюсь, что, куда бы ни отправился этот парень, Дженса он захватил с собой.
Если нет ― я найду его и надеру ему зад.

***

Изображение

Эндшпиль ― Конец игры

Эдвард Хоппер ― американский художник (1882― 1967), представитель жанровой живописи.

Бинг Кросби (1903―1977) ― американский певец и актер, зачинатель и мастер эстрадно-джазовой крунерской манеры пения. Известен как исполнитель многих «вечнозеленых» джазовых шлягеров и хитов в стилях «свинг» и «диксиленд».

Юджин О’Нил ― американский писатель (1888―1953), основоположник драматургии США, лауреат Нобелевской премии (1936) и четырех Пулитцеровских премий

Том Пауэрс ― гангстер, герой картины Уэллмана «Враг общества». Картина вышла на экраны в 1931 году. Роль Тома Пауэрса принесла известность Джеймсу Кэгни и сделала его одним из самых знаменитых исполнителей ролей гангстеров.

В 30-х годах прошлого столетия в Нью-Йорке возникла поговорка: "На древе успеха много яблок, но если тебе удалось завоевать Нью-Йорк, тебе досталось Большое Яблоко".

Груп, Винтер Гарден, Палас ― театры на Бродвее.

Дюзенберг ― «Дюзенберг Модель J» 1928 г. — высшее техническое достижение американской автомобильной промышленности. Модель «J» имела хорошие скоростные характеристики, была внешне привлекательной, даже изящной (несмотря на некоторую громоздкость).

«Плимут» ― В 1928 году компания "Крайслер" (Chrysler) выпустила недорогой автомобиль под названием "Плимут Фор" (Plymouth Four). В 1930-м году "Плимут-U" с кузовом «седан» можно было приобрести почти по той же цене, что и модели-одноклассники "Форд" (Ford) и "Шевроле" (Chevrolet). "Плимут" за дополнительную плату оснащался радиоприемником.
(про стоимость Плимута мне стало известно благодаря Ильфу и Пертову и их Одноэтажной Америке)

Черный вторник ― Биржевой крах 1929 года


Последний раз редактировалось Tamillla 21 июл 2013, 13:09, всего редактировалось 7 раз(а).

14 дек 2012, 21:16
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 332
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
простите, не могли бы вы исправить ссылку
ссылка на вордовский файл ведет на пдф
заранее спасибо


14 дек 2012, 21:51
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
chiffa07
ага, спасибо, вроде исправила.


14 дек 2012, 22:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 332
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Tamillla, спасибо
теперь все отлично :ura:


14 дек 2012, 22:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 218
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Ух ты, какой арт интересный!


14 дек 2012, 22:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2010, 22:49
Сообщения: 284
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Кана Го, +100500, арт самобытный и стильный.
У меня, правда, ассоциируется не с нуаром, а вот с чем - не могу сейчас поймать мысль. Может, потом соображу.

_________________
Фикрайтер, помни: "долбаный" пишется с одной Н, а "завороженно" - с двумя!


14 дек 2012, 23:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Кана Го
спасибо))))

Маленькая сосна
Маленькая сосна писал(а):
Кана Го, +100500, арт самобытный и стильный.
У меня, правда, ассоциируется не с нуаром, а вот с чем - не могу сейчас поймать мысль. Может, потом соображу.


пасиб. просто нуар обычно более мрачный, как на мой вкус, а тут такой умилительный фик. мне показалось, совсем уж в нуар его не стоит уводить.
но если вспомните, с чем ассоциируется - напишите))))


14 дек 2012, 23:50
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2012, 23:52
Сообщения: 7
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Ух ты, здорово!!! Все безумно понравилось, очень милая и странная история.))) А вы уверены, что рейтинг здесь нц-17? :ura: :dance3:


15 дек 2012, 00:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
историю ещё не прочитала (в выходные обязательно прочту :)), залипла на арте. рассматривала, бродила по завитушкам, цветовым пятнам... просто млела. огромное спасибо! просто праздник удовольствия.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


15 дек 2012, 04:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 19:24
Сообщения: 18
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
ray of light, спасибо за работу.
Она, конечно, мало отношения имеет к жанру нуар, да детективная составляющая вышла какой-то непонятной.
Но вот за что хочется вам выразить мою глубочайшую благодарность, так это за слог и стиль. Прицельное попадание в моего любимого Рекса Стаута. Ваши Морган и Эклз - это весьма неплохое отражение Вулфа и Гудвина. Очень это понравилось.
Правда суховатый информативный язык Стаута очень мало подходит для описания чувств, поэтому эмоциональная составляющая получилась несколько невнятной.
Но это не помешало мне наслаждаться словами)))))

Отдельная благодарность артеру. Лично для меня это не нуар, что совсем не мешает восхищаться работами)) Они прекрасны, замечательный стиль. Спасибо вам,Tamillla

_________________
Дневник http://sirinrosher.diary.ru/


15 дек 2012, 10:46
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Tamillla, арт ммммм :inlove: Джефф такой джеффистый ;-) Обожаю твой стиль :kiss: И разделители-баннеры такие прикольные! Спасибо за рек и вам с автором за работу, надо почитать, люблю детективы :cool:


15 дек 2012, 11:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 окт 2010, 21:13
Сообщения: 207
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Спасибо,понравилось.интересный розыгрыш,вот только привел к еще более интересным переменам,неожиданным для всех.ну что ж,куда бы Джеев не занесло,надеюсь они будут счастливы :)
арт необычный и непривычный,но понравился,интересный.
Спасибо всем :flower:


15 дек 2012, 14:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 дек 2011, 21:09
Сообщения: 13
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
nover писал(а):
ray of light, спасибо за работу.
Но вот за что хочется вам выразить мою глубочайшую благодарность, так это за слог и стиль. Прицельное попадание в моего любимого Рекса Стаута. Ваши Морган и Эклз - это весьма неплохое отражение Вулфа и Гудвина. Очень это понравилось,Tamillla

Так вот что мне это напомнило! Точно! Ниро Вульф и Арчи Гудвин! И сравнение со Стаутом - это комплимент.
Tamillla, мне понравилось. Спасибо.


15 дек 2012, 16:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2011, 20:27
Сообщения: 64
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Для меня этот фик стал самым большим разочарованием этой недели...
А какое было шикарное начало! Закрученный сюжет, прописанные характеры, внимание к деталям... Интересно подмечанные нюансы в поведении Джеев...
И я очень-очень разочарована финалом. С того момента, как Морган собрал у себя всех действующих лиц - все рассыпалось как карточный домик. Обоснуя к выводам, которые Морган делает - не было. Да и каким образом супруги Падалеки получили бы желаемые роли, обведя вокруг пальцев частных детективов? Приятнутая за уши афера, причем, начиналось все интересно, закончилось - полной кашей...
Определение жанра как "нуар" - также не соответствует специфике "черного кино". Во-первых, фанфикшен - это не кинематограф, а во-вторых, "черного" здесь не было ничего, одни только потуги.
Извините за резкость, но я правда очень разочарована.

Но зато арт - потрясающий!


15 дек 2012, 17:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2010, 22:49
Сообщения: 284
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Ну вот, текст прочтен. Красивая история получилась. Присоединяюсь к комментариям выше про отличный слог, стиль.. и про не-нуар. Скорее уж ощущение от английских писательниц: Нейо Марш, Дороти Сэйерз, Джорджетт Хейер + плюс почему-то капелька паропанка. Сама не знаю почему. :) И реалии порадовали. Хе, сначала резанул "гей" - уж больно по-современному звучит, полезла в этимологический словарь, так, оказывается, слово начало употребляться где-то с 20х годов прошлого века, ничего себе! Надеюсь только, они все-таки уехали не в Польшу и не Германию, лучше уж правда в Гималаи. :)

Арт ни к чему определенному так и не прицепила, да и не нужно, наверное. ))

_________________
Фикрайтер, помни: "долбаный" пишется с одной Н, а "завороженно" - с двумя!


15 дек 2012, 20:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Автор просил передать, что роет бункер и пополняет запасы выпивки, так что временно не может ответить, но очень благодарен всем-всем-всем за отзывы!!! :squeeze:

Rewyera
спасибо большое))) а почему странная?)))

LenaElAnSed
ооу :shy2: спасибо большое, мне ужасно это приятно))) я ваш большой фанат))

nover
спасибо))) мне оч. радостно, что арт нравится))) мне кажется, мы с автором выдержали все в одном стиле)) возможно, конечно, этот стиль не совсем нуар, но в стиле :cool:

Marta
спасибо, дарлинг)) читай фик! он чудеснейший и как бонус - не длинный)))

Laluna 1
пасиб :)))) :flower:

Dinotop
спасибо за отзыв :buddy:

michellerma
спасбо за внимание к арту.
вся прелесть фика, лично для меня, в том, что кроме прекрасного начала, стиля и языка, фик заканчивается очень мило и как на мой вкус - вполне логично. но самое главное - полным и тотальным ХЭ без никакого намека на чернуху. Это легкий фик. Это не драма-драма, где все страдают и преодолевают какие-нибудь ужасы. Здесь все мило, легко и светло. мне жаль, что вас разочаровал финал. по-моему он идеальный. но, на вкус и цвет...


15 дек 2012, 20:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Маленькая сосна
Маленькая сосна писал(а):
Арт ни к чему определенному так и не прицепила, да и не нужно, наверное. ))


пасиба) и правильно))) совершенно не нужно его никуда цеплять)))


15 дек 2012, 20:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 314
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Прекрасная, чудесно написанная история и очень красивый арт! Спасибо за доставленное удовольствие! :inlove: :inlove: :inlove:


16 дек 2012, 00:50
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 май 2012, 20:16
Сообщения: 31
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Читать было интересно.Очень сложно писать историю от первого лица,мне так думается,а тут Дженсен повествует в очень легком ключе ,с иронией и самокритичностью,со всеми человеческими печалями и радостями.Немножко туманной показалась детективная часть истории,ну пусть.Актеры склонны ко всяким глупостям во имя своих мечтаний.И..пусть ГГ смоются лучше в Мексику или Колумбию какую-нибудь,только не в Европу времён начинающегося фашизма.Арт сложный,хотя всего четыре цвета ,но он передает чувства и настроение. :heart: Спасибо за ваш труд.


16 дек 2012, 02:48
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
Очень люблю детективы. Особенно вот такие, от первого лица, да ещё и от лица Дженсена. Действительно хочется верить, что у них с Джаредом стало всё хорошо :))) Попытка удивить "великого Эрика" - сомнительна, но, как я понимаю, это не идея Джареда. И это мне нравится. Спасибо. Редко встретишь старый добрый детектив. Приятно провела время.
Спасибо команде; спасибо автору, спасибо артеру, спасибо бете :)))

Tamillla, спасибо ещё раз. За всё.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


16 дек 2012, 03:02
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Эндшпиль, Дж2 нуар, ray of light, Tamillla
yana :flower:

Air kiss
пасиб )) ничего, я думаю, они смылись в хорошее место :beer:

LenaElAnSed
Женевьев затейница))))
:squeeze:


16 дек 2012, 13:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2012, 10:39
Сообщения: 277
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
С первых слов дикий восторг :super: . Как бы я хотела сериал с Дженсеном -Арчи :inlove: :inlove: :inlove:


17 дек 2012, 06:48
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
Автор, почему Вы ихотправили в Европу? Специально? Чтоб их там убили? Надо было в Австралию отправить.
Фик понравился, хотя я не верю чтоб натурал мог влюбиться в гея.
И Польша с Германией покоя не дают.


17 дек 2012, 15:33
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
ray of light не люблю детективы, но от вашего оторваться не смогла). Очень понравилось, как вы преподали историю, что это шло от лица Дженсена - очень эмоционально. Спасибо :heart:
Tamillla охранительные иллюстрации, очень самобытные :inlove:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


17 дек 2012, 21:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2011, 20:42
Сообщения: 104
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
Да, жанр, конечно, не нуар. Скорее кейс-фик. Шапка вообще мало соответствует тексту. :) Гетные пейринги, кстати, обычно тоже указываются. :D
Из предисловия поняла, что Дженсен − опытный детектив; я не ожидала, конечно, от него наблюдательности Шерлока Холмса :D , но здесь его постоянно водят за нос. А уж не узнать актрису под другим гримом!? Обычные люди могут не узнать, так как смотрят на внешность поверхностно. Но частный детектив должен видеть лицо, а не грим, иначе ему нечего делать в профессии. :nope:
И что-то не поняла, чего чета Падалеки хотела добиться этим розыгрышем. В чём смысл? :conf3:

Зато раскрытие любовной линии главных героев мне понравилось, здесь всё было логично и недоумения не возникло.
Фик своеобразный, немного не хватило эмоциональности, но в целом прочла с интересом, спасибо :flower:


18 дек 2012, 01:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2011, 18:06
Сообщения: 135
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
ray of light, спасибо за интересный и захватывающий детектив! :kiss:
Tamillla, Ваши рисунки завораживают! От них просто веет таинственностью и страстью! :inlove:


20 дек 2012, 11:16
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май 2009, 07:13
Сообщения: 10
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
ray of light, Toffana, Tamillla, спасибо))


20 дек 2012, 18:45
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
lusay66
о да!!! и чтобы он при этом был геем)))

Гость
они не в Европе. с ними все будет хорошо и они будут жить долго и счастливо!!:)

reda_79
спасибо :shy2:

Celleste
спасибо за ваш отзыв! когда автор доберется до сети, она вам все ответит))

nat17
спасибо большое))) рада, что получилось. оч. хотелось подчеркнуть атмосферу фика)))

SteveChris
:flower:


22 дек 2012, 18:13
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2011, 23:07
Сообщения: 16
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
ray of light, примите мое глубочайшее восхищение. Атмосфера - бесподобна, персонажи - живые, сюжет захватывает, хотя не лишен странности. Я все время ждала появления дневника старого охотника на нечисть Бобби Сингера или его самого, но не случилось. Впрочем, так тоже очень славно -налицо легкая незавершенность и серьезная недосказанность, прямо как в детективных историях любимого мной Дэшила Хэммета. И кстати о стиле - в тексте встрчаются совершенно чудесные фразы (скажем, в описании Коллинза или Моргана). Они свежи, остроумны и изящны.
Браво автору!
И первое место!


23 дек 2012, 10:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 03 июн 2011, 00:38
Сообщения: 17
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Эндшпиль", J2, детектив, романс, ray of light, Tamillla
Rewyera
Cпасибо огромное! Возможно вы правы)) А почему странная? :)

nover
Спасибо за теплые слова! :) Очень рада.
Не уверена что прямо в Стаута)), скорее в детективы того времени. Но со стороны виднее.) Я правда очень старалась наполнить фик эмоциями, но у меня с ними и в жизни проблемы)

Laluna 1
Спасибо большое! Конечно будут)))

Dinotop
Признательна!:)

michellerma
Очень рада, что понравилось начало и крайне огорчена, что не устроил финал. Но очень вас понимаю, такое бывает. ))

Маленькая сосна
Спасибо огромное!!! Давайте забудем про нуар)) его уже нет))
Спасибо, старалась попасть с реалиями, потому что до фика про Нью-Йорк 30 мало знала, пришлось изучать). Не, я не жестока, не в Польшу и не Германию)))

yana
Спасибо большое! Я рада, что понравился фик!))

Air kiss
Вам спасибо за отзыв! Мне почему-то от первого легче)) Да, люди творческие к чему только не склонны)) Нет, не туда! Я признаюсь, даже не планировала их туда отправлять))

LenaElAnSed

Спасибо огромное за теплые слова, особенно за благодарность бете))
Вы знаете, мне удивительны сомнения в том, что они не могли и он бы не удивился))
Я представляла его не тем самым Эриком Крипке)), а очень эксцентричным персонажем, даже слегка утрированным. Смесь Алана Конвея из «Быть Стенли Кубриком» и Сан Саныча, режиссера русского областного театра драмы имени М. Петухова из «День выборов». Отсюда и его сумасбродное «удивите меня». )) Представьте, к примеру: Спрашивают его журналисты, кого будете снимать в новом фильме? А он и отвечает: Некого снимать! Все отвратительны и картонны! Удивите меня! Покажите мне класс игры! Дайте мне ..!и т.д.

Вот они и собрались удивить. Разыграть попытку убийства настолько мастерски, чтобы в нее поверил детектив, не простой детектив, а про которого ходят легенды о том, что он не оставляет ни одного не раскрытого дела. Чтобы не смог докопаться до сути. Чтобы прийти и сказать: «А мы вот как сыграли и не на сцене и нам поверили, в сыгранное нами поверили! Значит, и в вашей пьесе сможем!» Творческие люди склонны совершать поступки с точки зрения простого человека крайне нелогичные и эпатажные.

Все придумала Дженевьев, вы правы))

lusay66
Спасибо! Я бы тоже хотела, он был бы идеальным Гудвином.

Гостьспасибо!
Нет, что вы, не я, слухи))).
Ни Польша, ни Германия))Пусть будет Австралия!
Я тоже не верю! Значит, были предпосылки)) Фик же от лица Дженсена. И потом, вспомним что за время там.

reda_79
Спасибо огромное за отзыв, мне очень приятно, что фик понравился.

Celleste
Спасибо огромное за отзыв!!!
По поводу Дженсена и служанки.
Я думала, что он не особо акцентировал на лице служанки развернул лицом в стол и думал об Англии)). Он не особо интересуется женщинами, только ради дела.)) И потом, у меня жена Джареда очень хорошая актриса, такая себе Джулия Ламберт)) и она так сыграла, что даже не возникло сомнений. Главное не что под гримом, а весь образ в целом, повадки, жесты и т.д. И тогда он еще не видел ее в образе супруги, а когда они уже встретились, у него не возникло сомнений что это один и тот же человек.
Первоклассный детектив у нас Морган, а Дженсен его помощник.
А чета Падалеки, по фику, суперкрутые актеры.
«Про чего хотели добиться» я написала чуть выше))
Кстати, о Шерлоке Холмсе: Ватсон, тоже не последний человек в детективном деле, очень часто попадался на удочку и не узнавал Шерлока в гриме.


nat17
Спасибо за отзыв! Рада, что понравился.

SteveChris
Вам тоже))

fernery
Спасибо огромное за отзыв! Безумно приятно))! Буду перечитывать в часы уныния.)
Нет)), мистику я не планировала)). Фик задумывался как триллер. Но потом, захотелось написать что-то легкое и чтобы все герои были довольны в итоге.)

Всем спасибо за восторги моему артеру. Он замечательный!


23 дек 2012, 15:11
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 38 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.046s | 17 Queries | GZIP : Off ]