Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 21 янв 2018, 20:20





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу 1, 2  След.
"После" J2,R,автор Дония,арт Anarda 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Изображение
Название: "После"
Автор: Дония
Оформление и арт: Anarda
Бета: negelenka
Пейринг/персонажи: Дж2, Джаред/Женевьев
Жанр: драма/романс
Рейтинг: R (за тему, не за секс)
Саммари: Популярный актер сериалов Джаред Падалеки попадает в страшную аварию. Чтобы спасти его врачи идут на сложную экспериментальную операцию: его мозг пересаживают в тело другого человека. Очнувшись, Джаред обнаруживает, что его внешность совершенно изменилась. Что делать дальше с собственной жизнью?
По мотивам фильма "Кто такая Джулия".
Предупреждения: можно интерпретировать как смерть персонажа
Благодарности от автора:
Anarda, мой дорогой артер, без тебя ничего бы не было.
3112 ты умеешь двумя словами навести на совершенно новую мысль, спасибо тебе за это.
Erynia, твоя поддержка и комментарии очень важны для меня.
Stochastic, когда меня терзали сомнения, стоит ли вообще писать текст с таким сюжетом, ты смогла меня убедить, что стоит. Спасибо тебе за вино, сигареты и газон, с которого нас прогнали.
negelenka, вам досталась самая грязная работа - разгребать текст в котором я развела настоящее свинство. Моя благодарность не измерима. Можете требовать чего угодно.


21 дек 2012, 19:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Изображение
В гробу было очень странно, твердых деревянных стенок не чувствовалось, плоская подушка под головой была мокрой и мешала, но убрать её было невозможно, потому что тело не слушалось. Ну понятно, он же умер.

Он в деталях помнил аварию: уродский форд, вынырнувший на полной скорости из переулка, визг тормозов, несущиеся навстречу огни, крутящийся безумным калейдоскопом мир, удар, скрежет, звон... и боль. Собственная кровь, осколки стекла и что-то непонятное, торчащее откуда-то из живота. Бля! Разве не для того придумал Бог ретроградную амнезию, чтобы не помнить всего дерьма, что случается с тобой перед смертью? Но мерзкие картины не спешили исчезать, время словно застыло, несколько мгновений растянулись на целую вечность.

Свет фар ослеплял его даже в гробу, хотелось спрятаться, закрыться плотнее крышкой. Скрежет и звон били по ушам, пульсируя в такт сердцу, медленно перетекали из тональности в тональность, сплетались с прерывистым электронным писком. Будильник? Неужели этот мутный кошмар просто страшный сон?

Он попытался сесть, но так и не смог почувствовать своего тела, он даже не мог открыть глаза, позвать на помощь непослушными губами. Боже, неужели его парализовало? Пожалуйста, Господи, что угодно, только не это! Лба коснулись чьи-то прохладные пальцы, в глаза снова ударил яркий свет.

- Викки, подключи-ка энцефалограф, кажется, наш парень проснулся, - сказал кто-то низким голосом.

Доктор, наверное. Ну конечно же, это больница. Писк приборов вокруг перестал казаться зловещим, это просто всякие мониторы. Видимо, ему очень сильно досталось в той аварии. «Только бы не парализовало», - снова подумал он.

- Эй, парень, ты видишь меня? Открой глаза, - снова пророкотал низкий голос. Приподнять веки стоило большого труда, глазам тут же стало больно, хоть в комнате - палате - царил полумрак, и свет загораживала широкая тень человека в белом халате. - Вот и молодец, ты настоящий борец, парень. Помнишь, как тебя звать?

Он помнил, конечно, помнил - Джаред... Джаред Падалеки, но мог только устало закрыть глаза. Тяжелые веки слушались чуть лучше, чем онемевшие губы, но даже простое моргание отнимало слишком много сил.
***
Изображение
- Приезжай, - как может одно слово каждый раз переворачивать весь мир, стирая границу между «правильно» и «неправильно», «хорошо» и «больно»? «Дружба», «секс», «зависимость» - когда-то четко разграниченные понятия переплетались, странным калейдоскопом пересыпались одно в другое. Дженсен чувствовал, что погружается всё глубже, тонет, не может вздохнуть.

Отношения... Он никогда не считал себя большим специалистом в их построении и поддержании, но и особых затруднений не испытывал. С кем-то всё получалось, словно само собой, просто и естественно. Так было с Данниль, со Стивом и Крисом, с Кимом, с Джеффри, с теми, кому рад в любое время дня и ночи, ради кого не напрягает идти на компромиссы. Потом есть ещё семья, которая по умолчанию состоит из близких и дорогих людей, с которыми приходится мириться в любой ситуации. Дженсену даже нравилось возникающее порой ощущение - хороши или плохи твои родственники, они всё равно твои, данные свыше или посланные дьяволом, но они важная часть твоего мира. Хотя, конечно, без притворства тут зачастую не обойтись. И, разумеется, для посторонних всегда готовы маски, единственно нужные для эффективного взаимодействия с теми, до кого тебе, по сути, нет никакого дела, но приходится как-то соприкасаться, например, по работе. Роли распределены и расписаны, редко кто резко меняет сценарий поведения, так что всегда можно успеть приспособиться.

И почему-то вся эта система не работала с Джаредом. Порой Дженсен совершенно точно знал, что Джаред - друг, верный напарник, с которым легко, спокойно и даже бездельничать не скучно, не нужно контролировать свои слова и поступки, и при этом можно не сомневаться, что тебя правильно поймут. А потом раздавался телефонный звонок, единственное слово «приезжай» - и всё менялось. Когда между ними возникло это странное, изматывающее, горячее и неуютное желание? Тянущая пустота в желудке, электрический разряд холода по позвоночнику - даже не «хочу», а «надо!», не оставляющее ни выбора, ни раздумий, грязное, затягивающее. Тайный порок, как курение после школы втайне от родителей, как кокаин на вечеринках - вроде бы просто развлечение, а может быть ещё один шаг к саморазрушению.

Странно, но Дженсен не помнил, как это началось. Иногда ему казалось, что так было всегда, двойственность отношений - словно две параллельные реальности, связанные и разделенные одним словом. Зато он четко помнил, как осознал, что не просто идет на поводу, уступая Джареду, а нуждается в этих странных, неправильных отношениях не меньше. Череда конвентов, бесконечные перелеты, недосып, какие-то постоянные, вроде бы мелкие, но изматывающие своей регулярностью технические и организационные накладки, глупая ссора с Данниль - и Дженсен понял, что взорвется, если не отпустит туго закрученную глубоко внутри пружину. От усталости разболелась голова, вопросы фанатов казались тупыми и бессмысленными, собственные ответы идиотски-банальными, свет резал глаза, дорога до номера казалась непреодолимой. И даже в темноте и тишине, на прохладных мягких простынях, Дженсен не мог найти себе места. Перевозбужденный, гудящий от усталости мозг не желал отключаться. И тогда руки сами потянулись к телефону.

Джаред постучал буквально сразу, может, через минуту, словно ждал под дверью, а не спускался из своего номера парой этажей выше. Но Дженсен не спрашивал, он позволил втолкнуть себя в номер, почти грубо повалить на кровать и жестко, совсем неромантично - единственно правильно - втрахать в упругий, судя по цене номера, видимо, полезный для позвоночника отельный матрас.

Следующим утром все мышцы были как ватные, задница болела, зато в голове царила приятная пустота, и это был вполне выгодный обмен. Да и не утро это уже было, а глубоко после обеда - часы показывали третий час. Джаред был настолько убедителен, описывая скрутившую Дженсена жуткую мигрень, что ни одна живая душа не посмела нарушить покой страдальца. Или паршивец сказал, что Дженсен сильно не в духе и убивает каждого, кто рискнет его разбудить. На самом деле неважно, главное, что ему позволили наконец-то нормально выспаться.

У них не было никакой договоренности, ни, тем более, графиков. Они сами не знали, когда накатит в следующий раз. Порой Дженсена охватывало чувство нереальности происходящего, хотелось проснуться в нормальном мире, где Джаред просто друг и напарник, без этого внезапно захлестывающего болезненного желания, без затягивающего всё глубже топкого болота не совсем понятных чувств.

А порой мучительное чувство неправильности вдруг пропадало и тогда казалось, что нет ничего более естественного, чем Джаред в его руках, его постели. Дженсен пытался анализировать - запах, вкус, тактильные ощущения. Искал в себе вину перед Данниль, просто ощущение, что такой секс аморален - и не мог найти. Две непересекающиеся плоскости - в одной отношения с Данниль, дружба с Джаредом и весь нормальный мир, а в другой только Джаред, только «приезжай», сказанное тихим голосом в телефонную трубку, только быстрый и грязный секс, только «здесь» и «сейчас» и ничего лишнего.

Табачные крошки из разорванной сигареты падали, теряясь в темноте. Даже на балконе чувствовался запах больницы - не то лекарств, не то дезинфекции, не то горя и боли. Дженсен следил за быстрыми, нервными движениями тонких пальцев Женевьев и впервые чувствовал вину. Почему-то все его размышления и анализ никогда не включали жену Джареда, что, конечно же, говорит об ущербности всех его умозаключений, да и, вообще, ставит под сомнение адекватность.

Адекватность? Разве нормально рассуждать об отношениях с Джаредом, когда непонятно, доживет ли он до утра?
Изображение
Дженсен отвел глаза от теребящих сигарету рук Женевьев - она же вроде не курит, но зачем-то купила в автомате и теперь разрывала и крошила автоматически, словно не отдавая себе отчета. Раньше курила?

- Ты в порядке? - спросила вдруг она, и Дженсен вздрогнул, встретившись с ней взглядом. На бледном, почти сером лице лихорадочно горели воспаленные глаза, четко прорезались морщины на лбу, глубже стала носогубная складка - словно Женевьев за пару часов постарела на десяток лет.

- Это же не меня... - ночной воздух стал комом в горле. - Не я же в аварию попал.

- Я не об этом, - вздохнула она, словно собираясь с мыслями, и наконец-то убрала сигареты в сумочку. - Ты уже раза два сказал, что это ты виноват. Но тебя там даже не было.

- Мы же встретиться договорились, а он опаздывал. Спешил... - Дженсен отвернулся, чтобы не видеть непонятное выражение на её лице. Он ведь мужчина, это он должен сохранять выдержку и поддерживать женщину, у которой горе.

- Он не ребенок, за которым мы не уследили, - как-то слишком ровно сказала она. - Так и я могу винить себя, что выпустила его за порог.

- Прости, - конечно, она не понимала. Или для неё и вправду всё так просто? - Если б я мог...

- Знаю, - её холодные пальцы слегка дрожали, когда она взяла его за плечо, разворачивая к себе. - Он твой друг и иногда мне даже кажется... Черт.

Она замолчала, опустила руку и отвернулась. Дженсен облокотился о перила и, глядя на городские огни, думал, что именно так сходят с ума - от неизвестности, ожидания, от необходимости молчать и хранить тайну, когда хочется кричать от боли, вины и ярости.

- Миссис Падалеки, - раздался усталый голос доктора Ченг.

Дженсен вздрогнул и похолодел. Новости? Женевьев торопливо зашла, почти забежала обратно в комнату ожидания.

- Идемте со мной, нам нужно поговорить, - сказала врач, и у Дженсена сердце рухнуло куда-то в желудок, на месте его оказалась сосущая пустота, резко затошнило.

Он едва успел догнать оглядывающуюся на него Женевьев. Доктор пригласила их в небольшой кабинет. Здесь запах больницы мешался с чем-то цветочным, на большом письменном столе аккуратными стопками лежали документы, множество книг и папок в стеллажах вдоль стен, где-то тихо тикали часы, от чего пустота внутри становилась ещё тревожнее.

Женевьев выпрямилась в кресле, вцепившись в подлокотники и напряженно вслушиваясь в слова. Дженсен встал позади неё, облокотившись на спинку - словно так легче выдержать тяжесть новостей.

- Последний час показатели ухудшаются, к сожалению, - твёрдо и одновременно сочувственно говорила доктор Чанг. Дженсену отчего-то подумалось, сколько раз в день она повторяет эту фразу. Сознание словно раздвоилось и отказывалось принимать то, что слышали уши. - Кровотечение продолжается, несмотря на все меры, и мы не можем поднять давление. Это значит, что все органы страдают от недостатка кислорода. К тому же стремительно развивается отёк легких. Это очень плохо. Обычно это означает, что шансов практически нет.

- Вы не можете так просто сдаться, - выдохнул Дженсен.

- Сделайте что-нибудь! - Женевьев резко подалась вперёд.

- Поэтому я и хотела поговорить с вами, миссис Падалеки, - кивнула доктор Чанг. - Учитывая тяжесть травм вашего мужа, шансы выжить... совсем не обнадеживающие. К счастью, головной мозг не пострадал в аварии, и сейчас мы делаем всё, чтобы уменьшить последствия недостатка кислорода: мы проводим гипотермию, то есть искусственное охлаждение, чтобы уменьшить потребность тканей в кислороде. Но времени остаётся всё меньше.

- Времени на что?

- При современных достижениях нейрохирургии мы можем спасти личность вашего мужа. Грубо говоря, пересадить его мозг в другое тело. Технология экспериментальная, сложная и рискованная, но это единственный шанс для мистера Падалеки выжить.

- Но... Я ничего не понимаю в медицине, - Дженсен до боли в костяшках пальцев стиснул спинку кресла. - Но разве он не останется после такого инвалидом? Как остаются после травм позвоночника, потому что нервные волокна не восстанавливаются.

- Это не совсем так, - покачала головой доктор Чанг. - Современная микрохирургия позволяет восстановить большинство важных нервных стволов, а продуманная система реабилитации творит настоящие чудеса. Но риск, конечно, всё равно остаётся. И риск не пережить операцию, и риск остаться инвалидом.

- А это новое тело, откуда вы его возьмёте? - медленно спросила Женевьев. - Это ведь должен быть другой человек. Как же?..

- Это одна из причин, почему такие операции очень редки. Это должен быть относительно здоровый человек, чей мозг по какой-то причине погиб и больше не функционирует. И у него должно быть удостоверение донора или согласие родственников, ведь, по сути, пересадка мозга - это полная пересадка личности. Сейчас у нас есть подходящее тело - белый мужчина тридцати пяти лет, обширное кровоизлияние в мозг. Все внутренние органы здоровы, но кора мозга мертва, личности больше нет.

- Вы предлагаете в это тело пересадить мозг Джареда, - казалось, Женевьев тоже не до конца верила в происходящее. - Но он же будет иначе выглядеть, а его внешность - часть его профессии.

- Он будет жить, пусть и в другом теле, - жестко сказала доктор Чанг. - Иначе у него нет шансов.

- Господи, - Женевьев закрыла лицо руками. - Шерон и Джеральд, его родители смогут приехать только к утру.

- У нас нет времени до утра, - доктор посмотрела на часы и с нажимом повторила: - Это единственный шанс. Решение нужно принимать сейчас, иначе будет слишком поздно.

- Он выбрал бы жизнь, - твёрдо сказал Дженсен, пожалуй, это единственное, в чём он был уверен. - Ты же знаешь его, Женевьев, он выбрал бы жизнь.

Женевьев обернулась, в глазах её блеснули слёзы.

- Да, он выбрал бы жизнь, - сказала она, глядя почему-то прямо на Дженсена.

Изображение
Говорить стало намного проще. Язык теперь слушался почти всегда, а слов типа «синхрофазотрон» или «сиреневенький» Джаред старался избегать. Но в целом тело оставалось тяжелым, каким-то тупым, словно чужим. Поднять руку или ногу, повернуть голову, дотянуться до пульта управления кроватью - задачи на грани невозможного. Макс, Элен и Тори - физиотерапевты - как один твердили, что Джаред делает колоссальные успехи и скоро будет бегать, но словам их верилось с большим трудом. Не верить вовсе Джареду не позволял природный оптимизм, но неуверенность подтачивала душевные силы и решимость бороться, особенно, когда вокруг постоянно невольно напоминали, как близко к краю он побывал. А последний визит Джефа растревожил и заставил задуматься, а не стоит ли он всё ещё на самом краю...

- … а помнишь ещё, как ты папин камаро хотел разобрать на запчасти, но двери гаража заклинило, ты перепугался... - Джеф сделал паузу в середине предложения, переводя дыхание. Придвинувшись почти вплотную, он казался огромным - слишком громкая, эмоциональная речь, размашистые, торопливые жесты - любой бы заметил, как тот волнуется. И пауза эта... Джаред прекрасно понимал, чего на самом деле ждёт брат.

- Заклинило, ага, как же, - скривился он. - Мэг меня заперла и побежала ябедничать.

- Хей, она защищала семейную собственность! - радостно заржал Джеф, а Джаред мысленно закатил глаза.

Родственники и знакомые каждый раз ударялись в воспоминания, словно специально выбирая самые идиотские моменты. Казалось, они проверяли, здесь ли Джаред, настоящий ли он, помнит ли. И смеялись скорее от облегчения, чем над комичными ситуациями из прошлого. Днём, посреди бесконечных занятий с физиотерапевтами и логопедами, их тревога казалась трогательной - стоило попасть в аварию, чтобы узнать, насколько тебя любят и боятся потерять. Даже лёгкое раздражение от повторяющихся тем и повышенной заботы не мешало радоваться посетителям.

Но потом наступала ночь и Джаред оставался один. Никто не заставлял бесконечно высовывать язык, складывать губы бантиком, сгибать-разгибать руки и совершать другие нелепые и непривычно сложные движения. Никто не массировал измученное тело, не подсоединял разные датчики и провода, не грузил терминами. В восемь вечера медсестры вежливо выставляли посетителей. И на Джареда наступали мысли, на которые днём не хватало времени - кружили, подбирались, скалились в лицо, не давали уснуть. Осознание, насколько близко к краю он побывал, вызывало запоздалый страх, тело казалось чужим и странным. Он постоянно трогал лицо, пытаясь понять, может, его изуродовало до неузнаваемости, и именно поэтому каждый норовит спросить что-то, о чём помнит только Джаред - убедиться, что это на самом деле он. Правдивы ли оптимистичные прогнозы терапевтов? Не останется ли он навсегда беспомощным инвалидом, обузой для близких? Когда уже он самостоятельно дойдет хотя бы до туалета? Сколько ещё после его попыток съесть суп, медсестры будут отмывать стол, самого Джареда и перестилать постель?

Почему-то страшнее всего становилось, когда он представлял себя со шрамами на лице, или без носа, или ещё каким уродом. Он пытался ощупать себя, но чувствительность пальцев ещё не восстановилась - не понять, всё ли на месте. Зеркал почему-то не было ни в палате, ни в душевой. Или это не совпадение, их на самом деле убрали, чтобы не травмировать Джареда?

- Эй, маленький брат! Земля вызывает Джей Ти! - Джеф потряс его за плечо. - О чем задумался, парень? Ты помнишь, что напрягать мозг вредно? Тридцать лет тебе удавалось избегать тяжелых умственных нагрузок, не стоит менять эту прекрасную привычку.

- Да ну тебя, не суди по себе, - хмыкнул Джаред. И добавил неожиданно для самого себя: - У тебя случайно нет зеркала?

Джеф вдруг побледнел, замялся и отвел глаза. Джаред ждал чего угодно - от удивления до презрительного фырканья и откровенного хохота, но не такого странного испуга и смущения.

- Упс, - Джеф взял себя в руки и усмехнулся, но напряжение никуда не ушло, повиснув в воздухе недоговоренностью. - Прости, забыл косметичку в машине.

Шутка вышла не просто старой и плоской, а напряженной и словно вымученной. Внутри Джареда всё замерло от пугающего предчувствия. Мысленно он уже кричал, тряс Джефа, вцепившись ему в плечи, требовал объяснить немедленно, что происходит, что с ним сделали... но так и не смог выдавить из себя ни слова. Ну получит он ответ, может, даже правдивый - и как с ним жить дальше? Нигде нет зеркал и Джеф, очевидно, испугался - всё сходится, Джаред стал уродом. С чего бы иначе так скрытничать?

Умозаключение это казалось единственно логичным и совершенно обескураживало. На несколько дней Джаред совершенно замкнулся, не хотел никого видеть, с трудом заставлял себя выполнять задания терапевтов. Постоянные советы психолога не думать пока о работе, репортерах, сконцентрироваться на выздоровлении, на семье и друзьях - такие правильные фразы больше не успокаивали, приобретя внезапно второй смысл. Не думать о проектах, которые он пропустит - сначала на пару месяцев, потом ещё и ещё, пока не привыкнет к мысли, что об актерской карьере придётся забыть. Хотелось заорать, потребовать правды, но страх услышать её останавливал. Пока приговор не озвучен, есть шанс, что всё это ему просто показалось - имеет же человек, побывавший на грани смерти, право на мнительность и паранойю.

Отчего-то росла злость на Дженсена, улетевшего в Ванкувер снимать очередную серию нового проекта Сэры. Совершенно необъяснимая злость - ну не сидеть же ему постоянно у постели раненого друга, забив на семью, Данниль и работу, эти его дурацкие сэрины «Норны». Джаред всегда считал, что режиссером быть гораздо труднее и совсем не так интересно, как актером. Он сам бы никогда не смог, а если бы смог, то вряд ли получал такое удовольствие, как от игры. А Дженсену вот всегда нравилось управлять ситуацией, творить, смотреть с разных точек, постоянно переключаясь на новые задачи, решать какие-то сложные проблемы или внезапные накладки. И теперь Джаред не может даже позвонить, потому что просто не знает, о чем говорить. Слушать о том, как проходят съёмки, он просто не смог бы - как птица с подрезанными крыльями, которая видит небо, но не может лететь. От этой мысли начинало болеть в груди, а в голове навязчиво крутилось, что со шрамами путь на экран ему теперь заказан. Рассказывать, как он себя чувствует - идея ещё хуже. Джаред не мог бы поручиться, что с ним не случится истерики, если придется притворяться и изображать бодрость и оптимизм. Хотелось к Дженсену в Ванкувер, отмотать время назад, чтобы снова первые сезоны «Сверхъестественного» и никаких автомобилей и аварий, в трейлере на площадке вполне можно прожить.

Женевьев почувствовала раньше всех. Она всегда с пугающей точностью угадывала малейшие перемены настроения Джареда, его желаний, привычек. Каким-то сверхъестественным чутьем догадывалась, что он промочил ноги, ударился локтем об угол, съел слишком острую пиццу и страдает от боли в желудке. Иногда казалось, она по запаху может вычислить, с кем он встречался и где был.

- Не будь ребенком, - повторяла она спокойно и рассудительно, с ногами забиралась к Джареду на узкую больничную кровать, прижималась уютным теплом. - Я сказала бы тебе, если бы ты стал уродом. Твоей самодовольной заднице это пошло бы на пользу.

Джаред фыркал, смеялся и не верил, скорее наоборот - ощущение неправильности только усиливалось. Предчувствие беды, чего-то неотвратимого и непоправимого росло с каждым днём, с каждым часом. Желание узнать наконец правду мешалось со страхом, ледяным ужасом окончательности приговора. Джаред жадно наблюдал за родственниками, врачами, медсестрами, физиотерапевтами, не в силах удержаться от провокационных вопросов, искал намёки и оговорки в вопросах о самочувствии, в пожеланиях скорейшего выздоровления, в предложении принести диски с фильмами - в любой, даже самой невинной, фразе. От обещания доктора Ченг поговорить серьёзно и откровенно, когда Джареду станет лучше, стало совсем страшно. Внутренне напряжение копилось, как гнойник, и в короткие моменты странного отстраненного спокойствия Джаред с каким-то даже любопытством гадал, когда же оно прорвётся, кто проговорится или даст ему, наконец-то, проклятое зеркало.

- Нормальное лицо, - кажется, искренне удивилась, даже рассмеялась, новая санитарка - совсем молоденькая девушка, забежавшая познакомиться и принести утренние газеты. - Нормальный нос, прямой, не сломанный, и глаза оба на месте, обычные, карие.

Джаред застыл, забыв дышать, даже сердце замерло, а в голове образовалась звенящая пустота. Девушка побелела, потом пошла красными пятнами и выбежала из палаты, забыв стопку газет. Джаред медленно перевел взгляд на свои руки. Самые обычные мужские руки, вот только не его! Не Джареда! Запястья уже, линии на ладони проходят иначе, пальцы тоньше, а ногтевые пластинки короче. И шрам - у Джареда был маленький шрам между указательным и средним пальцем, память детства, оставшаяся после баловства с отцовской бритвой. На этих руках шрама не оказалось. Зато на предплечье нашлось большое родимое пятно, непонятно, почему он заметил его только сейчас. Воздух хлынул в легкие, разрывая их, и в то же время Джареду казалось, что он задыхается, от бесполезных движений грудной клетки стало больно внутри, перед глазами поплыли круги. Кто-то кричал, звал его по имени, но слишком далеко, да и в уши словно ваты натолкали. А потом по венам, по всему телу прокатилась вдруг волна жидкого огня, и пустота в голове сменилась темнотой.

- Нужно было сразу рассказать, - донесся сквозь вату низкий, рокочущий, какой-то зыбкий голос.

- Как? Без тщательной психологической подготовки? Это же колоссальный стресс, - возразил второй голос - повыше, но такой же зыбкий, плавающий.

- А так получилось ещё хуже. Вряд ли он до конца понял, что произошло, только напугался. И доверять нам теперь не станет, - вздохнул первый.

- Его снова трясёт. Ещё три кубика!

И горячая темнота унесла все ощущения.

Изображение
Интересно, те, кто в больнице работают, тоже чувствуют, как давят эти стены? Дженсен где-то не то читал, не то слышал, что самый высокий процент самоубийств по статистике среди музыкантов, финансистов, хирургов и медсестер. Мраморные ступени лестниц, деревянные перила, широкие светлые коридоры, огромные окна, множество растений и картины на стенах - и всё равно, стоит пройти через стеклянные двери клиники, радость замирает в груди, съёживается и высыхает, жизнь остаётся снаружи.

За последние четыре месяца Дженсен изучил этот путь так, что мог бы пройти его с закрытыми глазами. Эти двери и стены снились ему по ночам. Страшные дни, когда никто не знал, помогла ли операция, выживет ли Джаред, не останется ли парализованным, словно повернули заклинивший переключатель в голове Дженсена. Два образа Джареда, два параллельных мира - один мир красок и звуков, яркий, шумный, полный глупых розыгрышей, посиделок до утра с пивом у видеоплеера, компьютерных игр, собак, разговоров на все мыслимые темы, второй мир полумрака и горячих прикосновений, сдерживаемых стонов, застывшего на губах имени - окончательно совпали, ночные свидания перестали казаться нереальным мороком. Дженсен с пугающей ясностью осознал собственные желания и тот факт, что безнадежно опоздал. У каждого из них давно свои семьи, и теперь, когда стало невозможно притворяться, что ничего не происходит... что делать дальше?

Кресло-коляска одиноко припарковалась у стены в коридоре, сам Джаред нашелся в душевой отделения физиотерапии. Сидя на табурете, он рассматривал себя в зеркало, примеряя разные выражения лица. Дженсен уже почти привык к его новой внешности - запомнил и признал, что в этом худом теле с узким лицом на самом деле находится Джаред, и что они теперь практически одного роста. Но полностью принять, не только умом, но и сердцем, мешала давящая горечь в груди - чувство вины. Из-за него Джаред оказался поздним вечером в дождь на мокрой дороге, которая чуть не превратилась в лестницу к воротам рая. Почему? За что? Стоило Дженсену представить, как всё могло закончиться, и у него подкашивались ноги, и сосущая пустота холодом проходила вдоль позвоночника. Если бы кто-то подумал головой, а не кое-чем пониже, и перенес встречу на следующий раз. Подумаешь, утром самолет. Мог и потерпеть, не умер бы за две недели от спермотоксикоза.
- Может, станет лучше, когда они отрастут? - Джаред, не отрывая глаз от зеркала, провел рукой по волосам. В клинике его всё время коротко подстригали.

- Ты хорошо выглядишь, правда, - осторожно ответил Дженсен.

Джаред скептически хмыкнул и, наконец, повернулся.

- Ладно, - вздохнул он. - Отвези меня домой. Элен совсем озверела, даром, что девчонка. Подозреваю, она готовит меня к участию в марафоне.

- Коварная какая, - не придумав более остроумного ответа, Дженсен подогнал коляску, придержал, и Джаред с явным облегчением опустился на сиденье. На небольшие расстояния - от дивана до кухни, например - тот мог дойти без проблем, но после выматывающих тренировок с физиотерапевтами о возвращении в машину своими ногами даже речи не шло.

- Не нравлюсь я этому телу, - ворчал Джаред по пути к лифтам. - Не хочет оно меня, не слушается.

И Дженсен снова не знал, что сказать. Снова повторить, что нужно время, пока мозг научится управлять телом, подстроится? Так Джаред и сам вроде как в курсе, врачи и психологи постоянно твердят об этом. Правда, Дженсен мог судить только со слов Женевьев, сам он Джареда на приёмах не сопровождал, хотя порой очень хотелось как-то показать, что готов бороться вместе, что всегда будет рядом. Оставалось навещать дома и иногда забирать после терапии, когда у Женевьев возникали какие-то важные дела, или они с Джаредом в очередной раз так сильно ссорились, что не могли общаться без крика и предпочитали лучше пару дней не видеться. И размолвки становились всё чаще. Дженсен, конечно, беспокоился за друга, но в то же время не мог избавиться от чувства удовлетворения - у него была уважительная причина чаще заезжать за ним в клинику, дольше оставаться рядом. Но чувство вины тут же поднимало голову - он не должен радоваться проблемам в семье Джареда, нужно забыть, вычеркнуть их странные, непонятные, почти болезненные отношения, которые привели уже к одной катастрофе. Стоит ли ждать следующей?

- Тоже думаешь, я псих? - Джаред медленно, с трудом поднялся из кресла и тяжело оперся о дверь своего нового Порше Кайена, выбранного Женевьев после дотошного изучения статистики аварий и поломок.

- У тебя есть для этого повод, - Дженсен сделал вид, что глубоко сконцентрирован на складывании и погрузке кресла-коляски. Любой разговор о последствиях аварии и операции грозил непониманием и обидами. В какой момент Джаред замкнется или взорвется, не мог предугадать никто.

- Мне повторяют, что я жив и должен ценить это, - продолжал Джаред. - Но... я не уверен, хватит ли у меня сил. Сколько бы мне ни твердили, что я не один, никто ведь на самом деле не знает, каково это- оказаться в чужом теле.

- Ну, в какой-то степени... - Дженсен на минуту замолчал, помогая Джареду устроиться на пассажирском сидении, и продолжил, уже выезжая со стоянки. - Мы же актеры, мы постоянно примеряем на себя чужие роли.

- Это другое, - Джаред нетерпеливо махнул рукой. - Знаешь, Жен на меня сегодня накричала. Не выдержала. Мне казалось когда-то, её терпение вообще не имеет границ. После аварии прошло чуть больше пяти месяцев, а она уже с трудом меня выносит. Я спросил её как демона, как это - занимать чужое тело. И это оказалось слишком - я думал, она соберет вещи и уйдёт. Ей кажется, я не различаю реальность и вымысел. А я просто... не понимаю, кто я.

- Ну что ты... - начал Дженсен, но Джаред его перебил.

- Нет, послушай меня. Я помню, кем я был всю жизнь, но сейчас... Я не узнаю себя в зеркале, я вздрагиваю от собственного голоса, этот человек - я даже не знаю, кем он был, тайна донора, чтоб её - его вкусы, привычки, это всё вот здесь, - Джаред прижал ладони к груди. - У еды стал другой вкус, карри должно быть более соленым и менее острым, чем мне всегда нравилось. Цвета изменились. Кирпичный цвет дивана в гостиной кажется мне совершенно омерзительным, а ведь именно я его тогда выбрал. Мои собаки рычали на меня, как на чужого, и до сих пор не очень признают, всё ждут, когда же вернётся настоящий хозяин. Не говоря о том, что пришлось поменять весь гардероб, включая трусы. Чувак меня на полметра ниже и в два раза уже.

- Вот неправда! Ты теперь одного роста со мной, и уж извини, я никогда не был ниже тебя на полметра! - притворно возмутился Дженсен. Поток откровений почти испугал, внутри тревожно и тоскливо заныло. Джареда хотелось прижать к себе и никогда не отпускать, и без разницы, как он выглядит и насколько не в себе.

- Да ты коротышка, это знают все, кто посмотрел хоть одну серию «Сверхъестественного», - усмехнулся Джаред и тут же снова стал серьёзным. - Я не могу играть. Я постоянно забываю, как выглядят эмоции на этом лице. Я тренируюсь перед зеркалом, но получается совсем не то, что нужно, какие-то обезьяньи гримасы. Попробовал играть на камеру. Буэ. Омерзительное зрелище. И... я не знаю, что делать дальше. Мне за тридцать, я ничем не занимался, кроме актерской профессии. Идти в колледж - я в жизни не вспомню школьную программу.

- Дай себе время, ты разберешься, как управлять этим телом.

- Но оно всё равно останется чужим.

- Это лучшее, что у тебя есть. Прости, что говорю такие банальности.

Джаред вздохнул и отвернулся, сжав кулаки.

- Тебе всегда нравилось общаться с залом, - напомнил Дженсен. - Таким опытом конвентов, как у нас, мало кто может похвастаться. Ты можешь придумать себе ток-шоу или что-то в этом роде. На эту тему можно подумать.

- Нет, - резко вскинулся Джаред. - Все будут пялиться и расспрашивать меня об аварии и как мне живётся в новом теле. Как изменились мои отношения с женой или ещё в том же духе. Ты же прекрасно знаешь, что такое телевидение. Я не хочу делать сенсацию из личного дерьма.

- Можно сменить имя.

- Всё равно кто-нибудь въедливый докопается до правды, и станет только хуже, - Джаред снова тоскливо вздохнул. - Я консультировался с пластическими хирургами. Думал, может можно сделать меня похожим... ну, на меня. Но говорят, что слишком большой риск повредить нервы - их функция только-только восстановилась, да и наркоз мне ещё противопоказан, слишком мало времени прошло. Да даже если б кто-то и взялся... С ростом, комплекцией и цветом глаз всё равно много не сделаешь. Тем Джаредом Падалеки, до аварии, мне уже не быть.

- Ты торопишься, дай себе время. Всё слишком быстро, - Дженсену хотелось бы легким движением вытащить решение, как фокусник кролика из шляпы.

- Ох, Дженсен, - Джаред вдруг улыбнулся совершенно искренне. - Откуда в вас с Жен столько терпения. Мне самому уже хочется заткнуть себя, а лучше и вовсе вырубить прямым ударом по темечку.

- Не надо по голове, - Дженсен сделал страшные глаза. - Она у тебя и так пострадала.

- В крайнем случае, устроюсь помощником режиссера, - окончательно повеселел Джаред, и Дженсен задумался, вспоминая, что говорила Женевьев по поводу резкой смены настроения. - К тебе. Ты ведь меня не прогонишь? Учти, я всё равно не уйду.

Изображение
- ДА! Я крут! - Дженсен вскинул руку и отбросил пульт за спину, на диван. И тут же скривился и схватился за ногу. - Вот зараза! Отсидел.

- Вали за пивом, - Джаред закатил глаза и пихнул его пяткой под зад. - Это тебе кармическое возмездие. Мог бы вид сделать, что расстроился. Или хотя бы не так сильно радоваться.

- Вот ещё. Я честно дал тебе фору. И чего это я за пивом? Ты ж проиграл, - проворчал Дженсен, но поднялся на ноги, поморщился и со страдальческим вздохом похромал из комнаты.

Джаред вздохнул, на пару секунд закрыв лицо ладонями. Он устал. Общение с психологами научило его хорошо притворяться, что всё в порядке. Поначалу он ещё надеялся на помощь врачей, но очень быстро понял, что вопросы только затягивают муторный и тяжелый разговор. Ни облегчения, ни выхода, ни какого-то осмысления эта изматывающая работа над проблемами не приносила. Он будто метался по тёмной комнате, постоянно на что-то натыкаясь, но единственно важное - дверь - найти никак не получалось. Дженсен оказался единственным, кому можно было рассказать о своих страхах. Дженсен просто слушал и молчал, только иногда повторяя, что верит в Джареда, и не пытаясь засыпать сотней бесполезных советов. С Женевьев нужно говорить очень осторожно, тщательно выбирая слова. Заподозри она, что реабилитация проходит не по плану, и о покое можно совсем забыть. А уже если она поймет, насколько Джареду на самом деле хреново... Его передернуло. А Дженсен не вмешивается, убежденный, что ситуация под контролем психотерапевтов. Но даже с ним расслабиться и отпустить контроль Джаред всё равно не мог - о совсем уж странных словах и поступках Дженсен наверняка наябедничает сверхзаботливой Женевьев.

- Держи своё пиво, - банка со стуком встала на стеклянный столик. Дженсен, прихлебывая из другой, развалился на диване и поморщился, похоже в бок ему уперся холодный, твердый пульт.

- Безалкогольное? Фу, - Джаред скривился. - Что за детский сад?

- Другого не получишь, - строго отрезал Дженсен.

Ну да, конечно. Доктора первым делом запретили алкоголь, опасаясь за нейронные связи или что-то такое. Боялись, короче, что мозг окончательно поссорится с телом. И хотя эти опасения ничем не подтверждались, все решили, что лучше перебдеть.

- Ещё одну игру? - вздохнул Джаред. Продолжать не хотелось, проблемы с тонкой моторикой уже практически не беспокоили, пальцы слушались почти как родные, но он всё равно проигрывал.

- Ну, я, вообще-то, до твоего прихода начал маленький холостяцкий марафон фильмов Кинга и по Кингу, - похоже, Дженсен намекал, что ему тоже стало скучно играть с Джаредом. Иррациональная обида тут же заскреблась внутри, лучше б так и сказал, что ему надоело возиться с ущербным. Усилием воли проглотив несправедливые упреки, Джаред хохотнул:

- Маленький? Да на это недели не хватит!

- Вот и хорошо, - довольно потянулся Дженсен. - Данниль ещё десять дней на съёмках, Сэра ждет меня только через две недели. Я заслужил отпуск.

- Пусть будет Кинг, - согласился Джаред, удобнее устраиваясь на ковре возле дивана. Колено Дженсена коснулось его плеча легко, едва заметно, но от этого случайного контакта навалилась глухая тоска. Так не хватало его прикосновений, рук, губ, горячего дыхания. Все эти месяцы после аварии Дженсен был рядом, верным лучшим другом, но и только. Словно остальное Джареду просто приснилось, померещилось, пригрезилось, пока он валялся в коме.

И в то же время Джаред не представлял, что делать, если Дженсен попробует что-то начать. После выписки он с замирающим от страха сердцем ждал какого-то шага, разговора, готовился объяснять, почему не может в чужом теле... но так ничего и не дождался. И, слава Богу, конечно, хватало постоянного непонимания с Женевьев, хотевшей больше, чем он мог дать. Джаред скривился, вспомнив утреннюю ссору.
Изображение
Противоречивость собственных желаний и позывов сводила с ума, вызывала въедливое раздражение. Порой казалось, что он попал в зазеркалье, весь мир вокруг - просто нарисованные декорации, карточный домик, готовый вот-вот рассыпаться. А иногда хотелось самому разломать, расшвырять хрупкую конструкцию, убедиться самому в нереальности окружающего, ощутить свободное падение.

- Дженс, можно я у тебя переночую? - неожиданно для самого себя спросил вдруг Джаред. На экране потоки крови заливали «Оверлук». Дженсен, поглощенный фильмом, вздрогнул от звука голоса, не сразу вернулся в реальный мир.

- Вы опять поссорились? - вопрос прозвучал напряженно, после небольшой паузы.

- Что-то вроде, - Джаред кивнул. - Она сказала, что я не тот человек, за которого она выходила замуж.

Дженсен издал странный звук, словно подавился, выключил DVD-плеер и, буквально скатившись с дивана, ухватил отводящего глаза Джареда за плечо.

- Что? Как? - кажется, Дженсен задыхался или не мог найти слов, только эмоции вырывались короткими вздохами.

- Забей, - острым шипом сердце кольнула вина. Он не собирался настраивать Дженсена против Женевьев. Господи, что же он делает? Нужно срочно брать себя в руки. - Она не виновата. Я сам её спровоцировал.

Когда жена будит утром минетом, она наверняка рассчитывает на что-то хорошее в продолжение, и оттолкнуть её в такой момент без объяснений не самая лучшая идея. Даже ангельское терпение Женевьев не безгранично. Исследовать его границы доставляло какое-то извращенное удовольствие.

- Правда, - Джаред продолжил, подняв глаза на побледневшего Дженсена. - Она просто хочет, чтобы всё стало как раньше. В том числе и в постели. А я ещё не готов. Мне начинает казаться, что ей всё равно, с кем спать - это тело так не похоже на меня прежнего. Неужели она может так захотеть любого?

- И ты ей прямо так сказал? - глухо спросил Дженсен с непонятным, тревожным выражением, пытливо заглядывая в глаза.

- Я, честно говоря, просто не стал объяснять. Сказал, что не хочу, - кровь бросилась в лицо от смеси неловкости, вины и стыда.

- Но ты же понимаешь, что дело не в теле, - Дженсен сильнее, до боли, стиснул его плечо. - Дело в том, что это ты, и неважно, как именно ты выглядишь. Тем, кто тебя любит, главное, что ты жив, а остальное такая ерунда...

- Знаю, - Джаред вздохнул, словно глядя на себя со стороны, заново ощущая, как теряет связь с реальностью. - Наверное, меня просто достала её гиперопека. Психологи эти. Они не помогают мне понять, кто я теперь.

- Тот же, кто и раньше, - с нажимом перебил Дженсен.

- Да знаю я! - резко выкрикнул Джаред, отбрасывая чужую руку и вскакивая на ноги. Пройдя пару шагов по комнате от дивана к окну и обратно и глубоко вздохнув, он слегка успокоился. - Личность определяется памятью, но мозг весит полтора килограмма, это сколько получается? Процента два от веса? Со мной всё в порядке. Просто я устал. От меня ждут возвращения к нормальной жизни, но в то же время носятся, как с тухлым яйцом, словно я ещё при смерти. И постоянно что-то скрывают.

- Что, например?

- Например, кто он, - Джаред ткнул себя пальцем в грудь. - Этот человек, чьё тело мне досталось. У него была своя жизнь, мечты, планы. Возможно, остались какие-то нерешенные проблемы, незаконченные дела, семья. Я постоянно вижу его во сне. Мне досталась его моторная память или что-то в этом роде. Мне нужно найти его. То есть, кем он был, чем жил. Узнать, может, я могу чем-то помочь. Понимаешь? Это мой долг. Я обязан ему тем, что жив. Мне нужно как-то отплатить.

Дженсен с минуту молчал, потом покачал головой, поднялся, достал из бара бутылку виски, открутил крышечку и сделал большой глоток прямо из горла.

- Не думаю, что это хорошая идея, - голос его дрожал. - Думаешь, его семье легко будет встретиться с человеком, которого они когда-то любили, а теперь внутри него совсем другая личность. Я бы рехнулся.

- Мне не обязательно с ними видеться, достаточно просто узнать. Мне нужна информация, - Джаред вздохнул, попытался забрать бутылку, но Дженсен увернулся и быстро сунул её обратно в бар. - Ну и жадюга.

- Пойми, - продолжил Джаред, присев на подлокотник дивана. - Я хочу закрыть эту страницу и двигаться дальше. Но не могу. Я просыпаюсь по ночам и гадаю, кого во мне больше. Мне нужно знать, что моё, просто всплыло из подсознания, а что этого человека. Я даже не знаю его имени, для меня он просто парень из зеркала.

- Разве это важно теперь? - Дженсен встал напротив, протянул было руку, но так и не прикоснулся. - Откуда бы ни появились новые привычки, они теперь твои. И как бы ни звали этого парня, его больше нет.

- Я всё равно так не могу. А если у него остались дети и им нужна помощь? Получается ведь, что биологически они теперь мои, - Джаред провел руками по волосам. - Я постоянно думаю об этом. Психологи советуют забыть, не лезть в ту жизнь. Но я не могу перестать об этом думать. Да и... я считаю, было бы неправильным «забыть и перестать».

- Ты ничего никому не должен... - начал Дженсен, но Джаред перебил его.

- А если я хочу? Вернуть долг за второй шанс, убедиться, что с его близкими всё в порядке.

- Понимаю, - Дженсен кивнул и уселся рядом. - Если это так для тебя важно, я в деле. Только давай завтра с утра, на свежую голову. Я постелю тебе в комнате для гостей.

Джаред кивнул. Он сам не ожидал, куда выведет его разговор. На самом деле он только сейчас сформулировал, как-то вербализировал и осознал грызущую его потребность. И, странное дело, на душе сразу стало полегче. Он всё ещё не мог разобраться, чего хочет от жизни, от отношений с Женевьев и Дженсеном, чем собирается заниматься, но принятое решение успокоило, несмотря на все проблемы. Появилась цель, пусть даже временная, и впервые за долгие месяцы Джаред спал без кошмаров.

Изображение
Дженсен понимал, что поступает неправильно. Медицинская тайна придумана не на пустом месте, её нарушение могло закончиться не очень хорошо, а им и так уже хватало катастроф. Но противостоять одновременно тоскливому больному взгляду Джареда и собственному чувству вины не хватало сил. Наверное, это его заслуженное наказание.

- Сестра Анн-Катрин? - в ответ на простое обращение девушка мгновенно расцвела такой счастливой улыбкой, что Дженсену стало ещё хуже.

- Да, мистер Эклз?

- Кажется, я обещал вам автограф, - он вытащил из кармана приготовленный диск.

- Спасибо, это так мило! - девушка засияла ещё сильнее. На самом деле Дженсен ей ничего не обещал, просто однажды случайно услышал, как одна из сестер отчитывала девушку, запрещая тревожить его такими глупостями.

- Анн-Катрин, - Дженсен продолжал улыбаться совершенно невинно. - Я жду Джареда, он сегодня недолго, так что уезжать не имеет смысла. В комнате для посетителей слишком много людей, можно я у вас посижу?

- Э... Конечно, мистер Эклз, - девушка смутилась, и, похоже, засомневалась, но всё же снова заулыбалась. - Я не могу отвести вас в сестринскую, там сейчас пересменка. Я отведу вас в ординаторскую, но только ничего там не трогайте.

- Обещаю, - кивнул Дженсен. Обманывать людей, искренне верящих и восхищающихся им, было особенно неприятно.

Оставшись в светлой комнате с парой письменных столов, тускло светящимся экраном компьютера, полками с серыми папками вдоль стен, Дженсен поёжился. Сколько раз он стоял тут, слушая слова врачей. Надежда, страх, вина и боль - в этом месте невозможно чувствовать себя спокойно. Опустившись в кресло возле компьютера, Дженсен пошевелил мышкой и экран ожил.

Через двадцать минут он спустился в холл, где уже нетерпеливо приплясывал Джаред.

- Ну что?

Дженсен только отмахнулся, направляясь к выходу на стоянку. Джаред вздохнул абсолютно по-джаредовски и поплелся следом, что-то тихо ворча.

- Мне не нужно больше так часто приходить на контроль, - сказал он наконец, почему-то не очень радостно.

- Это же здорово, - Дженсен повернулся и сжал его предплечье. - Представляю, как тебе надоели постоянные осмотры.

- Ну да, здорово, - кивнул Джаред по-прежнему без особого энтузиазма, высвободился и отвернулся. Это было странно, выздоровлению положено радоваться, разве нет? - Здорово.

Дженсен наблюдал за другом, сердце глухо ныло, но он не знал, как можно помочь. Он даже не мог понять, что происходит. Неужели...

Неужели ему на самом деле так сложно начать жить дальше? Теперь, без необходимости постоянного медицинского контроля, у Джареда не осталось причин откладывать поиск новой работы, да и вообще, Женевьев не позволит ему засесть дома, не видясь даже с друзьями. Перспектива показать людям новую внешность - неужели это настолько ужасно? Дженсена затошнило, от очередного приступа вины сжалось что-то в желудке. Из-за него Джаред не остался в тот вечер дома, именно он согласился на операцию, даже если подпись ставила Женевьев.

- Ты там уснул? - окликнул Джаред, и Дженсен понял, что он занял место водителя.

- Иду. Ты уверен?

- Нет, но чем больше проходит времени, тем сложнее, - Джаред пожал плечами. Выглядел он всё так же мрачно и потерянно. - Почему бы и нет?

- С тобой что-то происходит, - осторожно сказал Дженсен. - Ты расстроен. Может, лучше подождать?

- Возьми такси, если боишься, - отрезал Джаред и захлопнул дверь.

Дженсен сел на пассажирское сиденье. Джаред с минуту просто молча смотрел на него таким странным взглядом, что начало покалывать в висках.

- Спасибо. Я не собираюсь нас угробить, - тихо сказал он. - С тобой как-то спокойнее. Надо было сделать это раньше, но врачи не были уверены в моей реакции и справлюсь ли я с педалями.

- Поехали, - кивнул Дженсен. Страха не было, только привычная тяжесть в груди, в животе от мысли, как трудно, наверное, Джареду.

Автомобиль послушно завелся и мягко выехал со стоянки. Джаред казался спокойным, только чуть побледнел и вел очень осторожно, словно на экзамене в автошколе. Дженсен незаметно наблюдал за ним, делая вид, что смотрит в окно или на собственные руки, хотя такая маскировка казалась излишней, внимание Джареда занимала дорога и плотный поток транспорта.

Только припарковавшись в гараже и заглушив мотор, Джаред глубоко вздохнул и поднял взгляд на Дженсена.

- Спасибо, - вздохнул он. - Я ждал чего-то худшего. Ну, знаешь, могло начать мерещиться, что соседние машины теряют управление или как-то странно перестраиваются, или, ну не знаю... А теперь мне нужен виски, и попробуй запретить.

Дженсен не ответил, почувствовав ошеломляющую волну облегчения: оказывается, он тоже, не отдавая себе отчета, ждал катастрофы. Поэтому он не только не пытался запретить Джареду алкоголь, но сам достал бутылку из бара в гостиной и разлил виски по стаканам.

- Да, ты меня спрашивал, - он вытащил из кармана сложенный вчетверо листок. - Врачи же постоянно в стрессе, никто не выключает компьютер, если нужно выйти из ординаторской на пару минут. Я распечатал список всех умерших в тот день. Имя твоего донора должно быть среди них, надо примерно выбрать по возрасту, кого стоит проверить.

- Спасибо! - Джаред обеими руками стиснул листок.

- Сомневаюсь, что за это стоит благодарить, - Дженсен сделал большой глоток и опустился в кресло. - Может оказаться, что его родственники тебе вовсе не рады. А может, наоборот, и ты потом не избавишься от совершенно чужих людей, не докажешь им, что ты не тот, кого они потеряли.

- Я должен найти себя, пойми, - выдохнул Джаред и, всё так же вцепившись в лист, исчез в кабинете. Даже стакан свой забыл. Правда, через пару минут вернулся за ним. Хотел прихватить и бутылку, но Дженсен её не отдал.

Из кабинета доносилось щелканье клавиш, и Дженсен вспомнил, что обещал Сэре посмотреть сценарий очередного эпизода. Пристроив ноутбук на журнальном столике, он вошел в почту, открыл вложенный файл и погрузился в чтение.

- Так плохо? - спросил вдруг из-за плеча Джаред и Дженсен понял, что, нахмурившись, сверлит монитор тяжелым взглядом.

- Не то чтобы, - поморщился он и задумчиво поскреб затылок. - Но порой Сэру заносит. Норны на борту межгалактического лайнера.

- Только не читай мне этого вслух, - хмыкнул Джаред. - Мне хватает абсурда в собственной жизни.

- Да нет, не так уж оно и плохо, - вздохнул Дженсен и вдруг оживился и начал открывать папки с записями и снимками. - Ну, по крайней мере, им дали второй сезон. Вот смотри, это наши норны. Ули, Венди и Стелла, они же Урд, Вердани и Скульд. Они ткут полотно судеб или охраняют его...

- Разве они не должны поливать мировой ясень или как-то так? - без особого интереса спросил Джаред.

- Ну, со скандинавской мифологией сериал соотносится примерно так же, как «Сверхъестественное» с Библией, - Дженсен махнул рукой - не отвлекайся. - Лет двадцать назад эти леди что-то не поделили с Хель, владычицей мира мёртвых. Та в гневе попыталась их запереть в своём царстве, привлекла для этого великанов. Но норны выбрались, вот только в процессе потеряли память и приобрели новые тела. Воплотились в трёх земных девушках.

- И чего в этом нового?

- Вроде бы ничего, но сериал держит рейтинги. Знаешь, это скорее не о мифологии и не о борьбе добра со злом. Это об отношениях, о человеческих судьбах. Там есть ещё пророчица, Вельва, она их нашла и пытается объяснить, что они такое, и научить ответственности.

- Одни девушки? Что-то типа «Зачарованных»? - кажется, Джаред начал развлекаться.

- Может быть, в какой-то мере, - Дженсен пожал плечами. - У них есть полотно судьбы, где выткано всё прошлое, настоящее и будущее. Порой что-то случается, и часть нитей выгорает, или их кто-то распускает. Смотря сколько узора повреждено, это более или менее опасно для мира. Девочкам приходится путешествовать во времени и пространстве, чтобы найти, кто пакостит, и исправить по мере возможностей. Как правило, восстановить узор в первоначальном виде всё равно не получается. Цель - сделать так, чтобы всё не расползлось.

- Наложить заплатку?

- Что-то вроде. Так вот, Ули отвечает за прошлое, Венди за настоящее, а Стелла за будущее. Поэтому действие то в древней Греции, то в средневековой Европе, то в космосе на Земных Колониях и межзвездных кораблях, ну ты понял. Парни у них не задерживаются, кто-то из сценаристов явно настроен против мужчин.

- Интересно, - Джаред хмыкнул. - Обычно это девушки гибнут.

- Это в нашем шоу так было, - Дженсен развернул следующую картинку. - А создатели «Норн» решили, что девушек надо беречь, а мужиков можно изводить в каждой серии с особой жестокостью, а в следующую приглашать новых. Вот этого, например, сожрал Урборос. Они решили, что «Ёрмунганд» никто не сможет ни произнести, ни запомнить.

- Жесть...

- И не говори.

- А я проверил фейсбук и твиттер, - сменил вдруг тему Джаред. - По возрасту и дате смерти подходят пятеро. Жаль, в списке только даты, не указана причина смерти, было бы проще найти.

- Я сделал, что мог.

- Знаю, - Джаред улыбнулся. – Пять – это совсем не много, к тому же трех из них я уже исключил. У них был аккаунт на фейсбуке. Остаются двое. Попробую найти адреса.

- Ты собираешься прийти туда и спросить: «Эй, парни, вам моя внешность никого не напоминает?» - Дженсен дернулся.

- Это было бы не очень хорошо, - Джаред поджал губы - чужой жест. Память тела? - Я думаю, не нанять ли детектива. Мне нужно только взглянуть на фотографии.

- И что потом?

- Не знаю. Думаю, пойму по обстоятельствам.

- Джаред, - Дженсен придвинулся ближе и заглянул ему в глаза. Карие, сейчас тёмные, но Дженсен помнил, что иногда, на ярком солнечном свете, они становились почти золотистыми. Красивые глаза. - Оставь, его больше нет, есть только ты.

- Покажешь мне пару эпизодов про этих девиц, - Джаред резко поднялся. - Только не очень сопливых. И ты помнишь, что обещал взять меня помощником режиссера? Можешь поделиться, что ты планируешь делать с той космической серией? О чем там вообще?

Дженсен глубоко вздохнул, чтобы взять себя в руки. Упертость Джареда вызывала острую тревогу и раздражение, но давить сильнее он боялся. Предугадать, в какой момент что-то может сломаться в этом хрупком мире, он не мог, он ведь не психолог и даже не Вельва.


21 дек 2012, 19:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Изображение

Перелет должен был утомить, но как ни странно, Джаред прекрасно выспался в самолете. Последние десять дней стали, мягко говоря, очень необычными, неловкость мешалась с нервным возбуждением, отпустившим только когда залитый дождём Ванкувер остался далеко внизу. Наверное, он ещё не готов (а может, никогда и не будет) видеться, говорить, работать вместе с людьми, знакомыми ещё по «Сверхъестественному». Конечно, это только несколько человек из новой команды Сэры, но всё равно, если бы он знал заранее, чем закончится опрометчивое обещание поехать с Дженсеном на съёмки... Хотя, иного выхода ему всё равно не оставили - и Женевьев, и Дженсен оказались полностью солидарны в этом вопросе. И, по большому счёту, ничего особенно страшного не случилось, мир не рухнул, стресс и напряжение на площадке не давали времени отслеживать косые взгляды, перешептывания и слухи. Но невероятное облегчение от окончания работы выбивало почву из-под ног, Джареду парадоксальным образом казалось, что решиться на такое второй раз он не сможет, потому что просто взорвется.

Но через два дня после возвращения Дженсен потащил его в бар на встречу с детективом, и Джаред вдруг понял, что хочет и может говорить о работе.

- Не знаю, как можно согласиться добровольно, - Джаред сделал большой глоток пива и даже зажмурился от удовольствия, постфактум понимая, как всё-таки раздражал долгий запрет на алкоголь. - Тебя Сэра чем-то шантажировала, точно. Откуда у тебя столько терпения?

- Это ты про Пири? - Дженсен пожал плечами, рассеянно оглядывая бар, полупустой, несмотря на поздний час. - Он ещё не худший, с кем мне приходилось договариваться. Все администраторы уверенны, что «разрешите съемки в вашей больнице» значит «мы придем толпой в сто человек, натащим грязи и остановим работу отделений на весь день». Я боялся, он вообще в последний день откажет.

- Да уж, руки чесались его убить, - хмыкнул Джаред. - Но я не только о нём. Осветители тупили, хотя ты им четко объяснил, чего от них хочешь, даже я сразу понял. Крисси перепутала рубашки... трижды. Энжи, умудрившаяся попасть в шестичасовую пробку и влезть в драку, так что пришлось менять сценарий. Оператор, тот, которого скрутило прямо на съемках, хорошо дело в больнице было...

- Ну, обычно всё-таки оно не так хаотично... - перебил Дженсен.

- Ага, обычно оно совершенно иначе хаотично. Каждый раз неповторим, - Джаред рассмеялся, подавился пивом и закашлялся. - И, главное, непонятно, что в итоге выйдет. Мне до сих пор жаль, что сцену на лестнице пришлось выбросить, на неё столько времени потратили.

- Но тебе понравилось, - Дженсен не спрашивал. - Когда всё вокруг кипит, и ты помешиваешь это варево, постоянно рискуя свалиться в котёл, но в итоге получается удержать и поварешку, и прихватку, и не залить огонь, и приготовить что-то вполне...

- Боже! Зачем ты мне это сказал! Теперь я никогда не избавлюсь от этих кулинарных ассоциаций, - Джаред искренне развеселился. - И в следующий раз возьму с собой спрей от ожогов. И нет, мне не понравилось. Мне просто не хватило времени осознать это.

Дженсен демонстративно закатил глаза, но что-то добавить не успел - на свободный стул приземлился Крейг. Джаред тут же напрягся, мгновенно растеряв всё веселье. Детектив ему не нравился на каком-то подсознательном уровне. Не будь он каким-то давним знакомым Дженсена, он ни в жизнь не согласился бы нанять этого прилизанного, подчеркнуто аккуратного зануду. Хотя тот и доказал свою компетентность, через три дня достав копию медицинских документов Джареда, симпатий ему это не добавило. Имя донора там всё равно не указали, зато этот тип теперь знал про аварию и операцию.

- Привет, - Крейг тем временем успел раздобыть себе пиво и положил на стол перед Джаредом тощую папку. Внутри оказались несколько фотографий полноватого блондина и пара распечаток. - Честно говоря, накопал я не так много. Могу точно сказать, что вот этот парень не подходит - Мэтт Норман, тридцать четыре года, женат, детей нет, умер от инфаркта. Это, насколько я понимаю, уже достаточно, чтобы исключить его из списка. Но я раздобыл пару фотографий для наглядности.

- Не похож, - согласился Джаред, сдерживая разочарование. - Но тут нет данных о причине смерти.

- Незаметно добраться до медицинских файлов оказалось невозможно: из базы данных пациентов его уже убрали, а в архив ещё не перенесли - данные по умершим обрабатываются гораздо медленнее, чем по живым, а искать вручную там можно пару месяцев. Но его вдова вполне надежный источник информации.

- Вы говорили с ней? - напрягся Джаред.

- Спокойно, она ничего не поняла. Просто молодая женщина, не стесняясь, делится своим горем с теми, кто желает послушать, - Крейг едва заметно скривился, чувствовалось, ему тоже неприятно задание.

- Понятно. А что со вторым?

- Дэниел Купер, - на стол легла вторая папка. - Тут материала ещё меньше. Фотографий я не нашел, даже водительских прав у него не было. Из-за нарколепсии он не мог водить машину.

- Это когда человек постоянно отключается? Но за все эти месяцы со мной ничего похожего не случилось, - Джаред удивленно вскинулся.

- Тут я ничего сказать не могу, я частный детектив, а не врач,- Крейг пожал плечами, поморщившись. - Может, эта болезнь как раз из-за проблемы с мозгом, а у тебя это единственное, что осталось своего.

- Ах ты! - Джареда подбросило так, что Дженсен с трудом успел удержать его.

- Лукас, это дерьмовая шутка, - резко и очень холодно сказал Дженсен, Джаред чувствовал, как его начинает колотить. Он рванулся ещё раз, пытаясь вывернуться из захвата. - Лучше тебе сейчас просто молча исчезнуть.

Чертов говнюк оказался достаточно сообразительным, чтобы воспользоваться советом. Джаред расслабился, позволил усадить себя обратно в кресло. Тем более, в их сторону с явным подозрением уставились бармен, охранник, пара официантов и половина посетителей.

- Прости, он не подумал, - Дженсен выглядел - и прозвучал - таким испуганным, что Джаред заставил себя разжать кулаки и выдавит кривую улыбку.

- Конечно, он не подумал. И теперь не видать ему второй половины гонорара. Ему же хуже. Только пойдём отсюда.

Дженсен кивнул, явно выбитый из колеи, попытался было помочь Джареду подняться, но он только отмахнулся, окончательно приходя в себя. То, как обычно сдержанный, особенно на людях, Дженсен мгновенно забыл о необходимости соблюдать дистанцию, внезапно обожгло, почти опьянило и одновременно смутило - неужели Джареду нужна такая вот наглядная демонстрация собственной значимости, власти над чьими-то эмоциями. Не над «чьими-то»... Дерьмо.

Всю дорогу до дома он молчал, ловил встревоженный, почти больной взгляд Дженсена и чувствовал эту новую смесь ощущений - смущение, жар и мстительное удовлетворение. В конце концов, имеет он право хоть на такую компенсацию за ублюдочность Крейга. В следующий раз Дженсен будет внимательнее выбирать знакомых.

- Не знаю, что на него нашло. Он никогда раньше не был таким мудаком, - виноватый тон сладко цеплял, доказывал, что не только Джареду хреново. Причем от понимания неправильности собственной реакции хотелось причинить Дженсену ещё боли.

- Я знаю - не каждый день имеешь дело с уродами вроде меня, - добавив горечи в голос, он с извращенным удовольствием наблюдал за реакцией, собственная обида на придурка-детектива отошла на задний план.

- Да что ты несешь? - Дженсен, бледный, со сбитым дыханием и расширенными зрачками, до боли сжал его плечо. И Джаред отвёл глаза. С губ рвались жестокие слова, хотелось обвинять Дженсена, кричать, заставить признать, что тот рядом только из жалости. Зажмурившись, он несколько раз глубоко вдохнул, заставляя себя промолчать, в висках словно молотки застучали, воздух грозил порвать легкие. Кажется, Дженсен только сильнее напугался. - Что мне сделать, скажи?

- Я в порядке, - с трудом выдавил Джаред и почувствовал, как становится легче дышать. - Я просто устал и психанул. Ненавижу непрофессионалов, а этот твой детектив... ему кто-нибудь рассказывал о профессиональной этике? Да и черт с ним. Мне нужно отдохнуть, и всё будет окей.

Дженсен продолжал напряженно в него всматриваться, явно желая спросить, точно ли он в порядке.

- Езжай, за мной присмотрит лучшая нянька в мире - Женевьев, - Джаред попытался улыбнуться, вышло не очень, но ему было всё равно, поверит ли Дженсен. Перепады настроения - один из признаков нервного истощения. Хотя, что в этом нового?

- Хорошо, - Дженсен кивнул, но явно очень сомневался.

- Ты, наверное, прав, - слова явились как по наитию, лгать оказалось приятно и легко. - Мне надо забыть об этих гиблых поисках и жить дальше. Глупо проебать второй шанс, тратя время на поиски вчерашнего дня. Но дай мне переварить это решение, сам знаешь, насколько навязчивой была идея.

Дженсен снова неуверенно кивнул в ответ.

- Предлагаю в выходные киномарафон, - Джаред зачастил, чувствуя, что его снова куда-то несет. - С тебя фильмы на твой выбор, с меня пиво и пицца. Я ведь твой должник.

Хлопнув по плечу встревоженного друга, он почти бегом направился к дому, постоянно ожидая окрика, но Дженсен промолчал.

Общаться с Женевьев не хотелось совершенно - изображать уверенность, спокойствие и искреннюю заинтересованность в самой Женевьев, в её делах, в работе с Дженсеном над проектом Сэры оказалось ожидаемо мучительно. Едва ли выдержав час, Джаред отговорился усталостью и закрылся в своей комнате. Упрямые молотки снова стучали в висках, но мысли больше не разбегались, оставаясь ясными и четкими. Едва слышные голоски сомнений, подозрений оформились вдруг в обескураживающую догадку. Джаред не верил, что от Купера на самом деле не осталось никаких следов. Крейг - старый знакомый Дженсена, а Дженсен как одержимый возражал против поисков и сдался с явной неохотой, только после того, как Джаред много раз объяснил, насколько для него важно отыскать своё прошлое. Так можно ли верить результату расследования? Джаред вполне мог представить, что факты сфабрикованы полностью или, скорее всего, частично «для его же блага».

Единственным разумным решением казалось перепроверить всё самостоятельно. Положиться на собранные Крейгом данные он не мог, но от чего-то же нужно отталкиваться. Погасив верхний свет и оставив только лампу для чтения, Джаред раскрыл сначала папку с информацией на Нормана. Ничего нового найти не удалось, только уже слышанное от Крейга. Скорее всего, парень и впрямь не тот, кого он ищет. Но стоит ещё взглянуть на оригиналы фотографий. Как до них добраться - интересный вопрос, но у Джареда уже возникла пара идей на этот счет.

А вот с Купером и впрямь придется повозиться. Честно говоря, непонятно было, с чего начинать. Парень нигде постоянно не работал, похоже, из-за своей болезни. Откуда приехал, Крейг не выяснил или не указал в отчете. За пару месяцев в съёмной квартире с соседями не общался, те даже описать его четко не смогли. Полученный портрет подходил как Джареду, так и, в принципе, почти любому среднестатистическому мужчине за тридцать. Искал работу, курил, два раза в день выгуливал мопса, а потом вдруг пропал, не вернувшись домой. Из клиники связались с домовладельцем. Все вещи и собаку забрал некий друг по имени Мануель, ни фамилии, ни адреса которого никто не знал.

Нужно обратиться к другому детективу и сказать, что потерял память? Найти, кто может вскрыть базы данных полиции и поискать по отпечаткам пальцев? Каждый человек оставляет после себя массу информации. Даже если у него нет семьи, остаются какие-то приятели, общие фото в школьных альбомах. Интересно, тот друг забрал мопса к себе? Наверное, стоит проверить собачьи приюты и расспросить персонал.

В дверь настойчиво постучали.

- Малыш, почему ты опять от меня закрылся? - голос Женевьев казался таким грустным, что Джаред привычно почувствовал вину, стыд и тревогу.

- Прости, я задремал, - сунув папки в ящик стола, он со вздохом поднялся с кровати и пошел открывать.

Изображение
Детективное агентство располагалось на десятом этаже старого офисного здания с широкими лестницами, зеркальными лифтами, колоннами в холле. Зачем Дженсена сюда понесло, он и самому себе не мог объяснить. Требовать извинений - глупо и совершенно непродуктивно, особенно по горячим следам, когда раздраженный мозг не успевает контролировать слова и поступки.

- Какого хрена, Крейг? - запертая в груди кипящая ярость не давала дышать, внешнее спокойствие стоило невероятных усилий. Дженсен даже представить не мог, насколько способен разозлиться. - Я всегда считал тебя профессионалом, доверял, а ты оскорбил клиента, моего друга к тому же...

… который и без напоминаний каждую секунду сходит с ума от воспоминаний об аварии и об операции, который зациклен за своей «дефективности», который не может понять, кто он и что он. Конечно, окончание фразы Дженсен вслух не произнес. Ни к чему посторонним знать, насколько уязвим Джаред. К тому же хотелось не объясняться, а набить морду.

- Прошу прощения, мистер Эклз, - Крейг говорил строгим, официальным тоном, но Дженсен слышал только досаду, не чувствовал искренности. - Я отказался от дела и вернул мистеру Падалеки задаток.

- А лично извиниться за оскорбление?

- Вряд ли это уместно, - детектив скривился вдруг, словно раскусил что-то на редкость противное и, помолчав пару секунд, продолжил вдруг странным звенящим голосом, словно слова против воли рвались из горла. - Эклз, неужели ты не видишь? Он же... Это ведь не почку новую или, скажем, сердце получить. Он ведь... мертв, я видел отчет, его кремировали. Это... существо - чужой мозг в чьём-то теле. Как монстр доктора Франкенштейна. Как... Так странно. Омерзительно. Отпечатки пальцев, зубные коронки, шрамы от одного, а что внутри - кому точно известно? Оно, вообще, осталось человеком? А вдруг у него только память, а души нет?

- Не твоё дело, понял? - ярость Дженсена вспыхнула, словно в греческий огонь плеснули воды. - Понравится твоим клиентам, если они узнают, что ты копаешься в их личной жизни и подкармливаешь свои предрассудки?

Крейг открыл было рот что-то сказать, но Дженсен повысил голос, перебив, не позволив вставить ни слова:

- Просто держись подальше от Джареда и от меня. Мне стыдно, что мы знакомы.

В голове звенело, даже если Крейг ответил, Дженсен не помнил, он изо всех сил сдерживался. Невыносимо хотелось врезать по морде, почувствовать, как под кулаком ломается челюсть, но влезть в драку стало бы большой ошибкой. Так и Джареду не поможешь, и Крейга не переубедишь, зато можно огрести проблемы с полицией за нарушение общественного порядка. Зря он сюда пришел, и самое неприятное - он ведь сразу понимал, насколько его поступок бессмысленный и глупый.

Взяв себя в руки, он медленно вышел на улицу и несколько минут просидел на широких ступенях, переводя дыхание, пока не унялась дрожь в руках. Кажется, ему самому нужен психолог. Вот только разбор его проблем неминуемо выведет на запутанные отношения с Джаредом, а обсуждать их с кем бы то ни было, даже с врачами, Дженсен не мог. Насколько легко нарушается врачебная тайна, он уже убедился. Стоило представить, как по его вине брак и карьера Джареда окончательно полетят к чертям, от ужаса холодели руки и голова грозила взорваться.

Только упав на диван перед телевизором, Дженсен понял, насколько вымотался. Ноги подкашивались, а в голове мельтешили разрозненные мысли, не желая складываться в логические цепочки, не приводя ни к каким выводам. На полу нашлась полупустая бутылка виски. Первый глоток обжег горло, но уже второй проскользнул по пищеводу как вода. После десятого лихорадочная чехарда мыслей замедлилась, сменилась отстраненным спокойствием. Может, зря он так настойчиво не позволял Джареду притрагиваться к алкоголю?

К середине новой бутылки Дженсену хотелось тоскливо выть. Если Крейг такой не один, если Джаред уже сталкивался с такими предубежденными, тупыми уродами? Тогда и все его страхи, и одержимость поисками своего донора, и тщательно скрываемая подавленность - всё приобретало новый смысл, дополнительное болезненно достоверное объяснение. От порыва срочно мчаться к Джареду, забрать, обнять, спрятать заныли руки и задрожало внутри. Но поначалу останавливали остатки здравого смысла, не утонувшие в алкоголе - вряд ли в таком состоянии он сможет кому-то помочь. И если Джаред просто оттащит его на ближайшую горизонтальную поверхность и оставит проспаться, то реакцию Женевьев лучше не представлять.
Изображение
Потом ноги отказались идти за следующей бутылкой, а комната закачалась и уронила Дженсена обратно на диван. Вспомнилось, что Джаред хоть и вполне владеет своим телом, таскать тяжести ещё не готов. А потом Дженсен уже ни о чем не думал и ничего не мог вспомнить. В муторных видениях он от кого-то убегал по узким переходам, отмахиваясь от жужжащих и жалящих ос, потом под ногами не оказалось опоры и он рухнул, не успев разглядеть, что там внизу. Осталось только ощущение стремительного падения, от которого желудок скрутило тошнотой.

Разбудила его хлесткая пощечина. Мир всё ещё крутился и качался, тошнота подкатила к горлу. Зажав руками рот и врезавшись во все углы и косяки, Дженсен едва успел добежать до туалета, и его вывернуло так, что заложило уши и горело в носу. Опустившись на пол возле унитаза, он прижался виском к холодной кафельной стене. Голова горела, но тело колотил озноб. Омерзительные ощущения не до конца отступившего опьянения сводили с ума - когда уже мутит, голова раскалывается и от малейшего движения перед глазами мелькают красные вспышки, а руки и ноги не слушаются, пока в крови циркулируют остатки алкоголя.

С трудом поднявшись на ноги, он оперся о раковину и плеснул в лицо холодной водой. Несколько долгих минут он пытался вспомнить, когда, почему и, самое главное, как добрался вчера до Джареда. Выставлять вон его не стали, очевидно, пожалели или просто не получилось. Судя по провалу в памяти, адекватностью он похвастаться не мог. И сегодняшняя пощечина от Женевьев наглядное тому доказательство.

Умывшись дрожащими руками и прополоскав рот, Дженсен, придерживаясь за косяк, вышел обратно в коридор и замер, потрясенный очевидным - он был дома, значит... Женевьев и пощечина ему приснились? Пахло кофе - вкусно, ярко - даже тошнота и липкая муть в голове слегка отступили. Похоже, Данниль вернулась раньше времени из Парижа. Странно. Дженсен пошел на запах и, снова пораженный, замер на пороге кухни. Виски резко сдавило от боли, сердце провалилось в желудок.

- Как ты вошла? - выговорил он непослушными губами. - Что-то случилось? С Джаредом?

- Двери, Эклз. Ты настолько напился, что забыл закрыть двери, - тихо сказала Женевьев, подняв тяжелый взгляд от чашки с кофе, и замолчала.

Дженсен застыл, чувствуя, как перехватило дыхание. Женевьев криво улыбнулась и махнула рукой.

- Да ничего с ним не сделалось, - она вздохнула и приглашающе подвинула вторую чашку. - Ничего нового. Просто я так устала. Я не могу жить в постоянном ожидании катастрофы. Иногда кажется, пусть уже скорее что-нибудь случится и на этом закончится.

От облегчения колени ослабли и Дженсен тяжело опустился на стул. Кофе и выброс адреналина прогнали остатки опьянения. Но похмельная тошнота и головная боль мешали сосредоточиться на том, чтобы быть вежливым.

- Что тебе надо? - резче, чем собирался, спросил он. - Просто так ты бы не пришла.

- Я хотела попросить тебя поговорить с ним, - спокойно, вроде бы не обидевшись, ответила Женевьев. - Но теперь понимаю, какая глупая это идея.

Она поднялась, похоже, собираясь уходить, но Дженсен удержал её за локоть.

- Постой, что случилось?

Женевьев скривилась, и Дженсен смутился, представив, как от него должно сейчас вонять перегаром и потом. Да уж, кто б с таким захотел разговаривать? Но речь шла о Джареде, так что ей придётся потерпеть запах и похмельного собеседника.

- Прости, я на самом деле вчера расклеился, - подняться на ноги Дженсен не рискнул, только сильнее сжал ладонь, не собираясь отпускать так очевидно чем-то встревоженную Женевьев. - Очень плохой день. О чём ты хотела, чтобы я поговорил с Джаредом?

Женевьев высвободила руку, но не ушла, тяжело привалилась к стене. Она явно разрывалась между раздражением и желанием высказаться.

- Ты напиваешься и забываешь закрыть двери, а он запирается и не разговаривает со мной, - вздохнула она наконец. - То есть говорит, но только о посторонних вещах. Я вижу, что ему плохо, но не могу помочь, потому что он ничего мне не рассказывает. Он выучил «правильные» ответы на вопросы о самочувствии и настроении и повторяет их, кажется, не задумываясь о смысле. Избегает меня, не доверяет, словно я ему чужой человек. Или словно я докучливая тётушка, постоянно лезущая не в своё дело. Он совершенно не помогает и мечтает только о том, чтобы я отвязалась. Я не хочу его терять, но если так будет продолжаться, подам на развод.

- А что психологи? - страх противным клубком свернулся в желудке. Тревога и подозрения, которые Дженсен прятал от самого себя, стали комом в горле.

- А что они могут, если он не хочет? - Женевьев с досадой стукнула кулаком по стене. - Он даже не пытается объяснить, в чём проблема. Ну, то есть понятно - он хотел бы обратно своё тело, но это невозможно и точка. Нужно жить дальше. А он замкнулся и не пытается найти выход. А если пытается, то мне не говорит. Я подумала, может с тобой он откровеннее. Ты вытянул бы его из раковины. Он всегда доверял тебе больше...

- Не знаю... - Дженсен пытался осмыслить только что услышанное. От собственной трусости мутило. Давно нужно было рассказать о джаредовой идее фикс... наверное. Или нет? А если Джареда посчитают сумасшедшим и снова запрут в клинике, накачав всякими успокоительными? А может, он и в самом деле тронулся, не выдержав стресса, и его и впрямь нужно лечить? Минутная решимость выложить всё так же быстро испарилась.

- Поговори с ним, - горячо повторила Женевьев, как-то по-своему истолковав молчание. - Если он тебе не доверится, значит, другим не стоит и пытаться.

- Почему ты так уверенна?

- Он любит тебя, - Женевьев только пожала плечами, подчеркнуто равнодушно глядя в сторону. - Думаешь, я не знаю, что вы трахаетесь? Или раньше трахались, до всего этого дерьма...

Дженсен застыл, забыв, как дышать.

- Только не оправдывайся, сейчас не об этом речь, - поспешно добавила она. - Просто, черт тебя побери, поговори с ним. Если есть способ ему помочь, мне уже без разницы, насколько этот способ аморален или незаконен.

Сердце замерло и ноги похолодели, словно Дженсен стоял на краю обрыва. Страх разбивал ощущение нереальности происходящего. Словно со стороны услышал он свой голос.

- Дай мне время. Я сделаю, что могу.

Но почему-то он и сам себе не верил.

Изображение
Ночь пахла дождем и свежей землей. Маска и шерстяные перчатки заставляли чувствовать себя начинающим взломщиком. Джаред замер, вжавшись в стену в углу балкона, изо всех сил надеясь, что включенный в комнате свет помешает хозяйке обнаружить спрятавшегося в темноте за стеклом непрошеного гостя. Объясняться с полицией, конечно же, совершенно не хотелось, но не это пугало до дрожи. Узнай Дженсен и Женевьев, чем он занимается вечерами, и относительному покою, установившемуся за последние пару недель, придет полный и безоговорочный капец. Хотя, может оно и к лучшему: их забота давила Джареда, словно тиски - теплые и мягкие тиски, перекрывающие воздух, грозящие раздавить грудную клетку. Избавление от них принесло бы облегчение. Но было жаль собственных затраченных усилий - тысячи произнесенных слов, часы перед DVD, всё, что приходилось делать, чтобы доказать собственную нормальность.

Свет погас. Джаред осторожно заглянул в комнату, никого не увидел, пригнулся, спрятавшись за многочисленными цветочными горшками. Спуск в гараж занимает примерно около минуты. С балкона просматривался выезд. Джаред дождался, пока форд миссис Норман скроется из виду, приподнял оконную раму и проник в дом.

Семейные альбомы нашлись даже слишком быстро - лежали на журнальном столике в гостиной, словно специально для него приготовленные. Мэтт Норман однозначно не имел к Джареду никакого отношения. Конечно, это было заранее понятно - начиная с неподходящей причины смерти, но убедиться лично стало почти физической потребностью. И теперь Джаред мог вздохнуть спокойно и сконцентрироваться на поисках Купера.

До сих пор какой-то полезной информации не попадалось, поиск в интернете ничего не дал. Джаред решил действовать последовательно и изучил, наверное, все списки выпускников всех школ в США с девяностого по две тысячи пятый год, все фотографии, которые нашлись в сети. И теперь просто не представлял, в каком направлении дальше двигаться. О степени его отчаяния говорил хотя бы недавний визит к медиуму. Сейчас Джаред и сам над собой смеялся, но тогда идея показалась вдруг вполне разумной. Что же, теперь, когда вопрос с Норманом решился, он собирался составить новый план. Не может человек прожить всю жизнь невидимкой и нигде не наследить.

Из дома миссис Норман Джаред выбрался через заднюю дверь, потом по приставной лестнице на крышу гаража, с него в безлюдный переулок. Свой порше он оставил в трёх кварталах, мало ли, сколько любопытных домохозяек выглядывает по вечерам из окон.

Заставить себя поехать домой к Женевьев с каждым днём казалось все труднее. Бездумно покатавшись по улицам, он припарковался на стоянке круглосуточного супермаркета. В последнее время он чувствовал себя неожиданно комфортно среди толпы незнакомых равнодушных людей, которые понятия не имели, что есть такой актер - Джаред Падалеки, и даже до операции не обратили бы на него внимания, а теперь наверняка не могли случайно узнать.

Что-то покупать он не собирался, но почему-то взял тележку, направляясь к двери супермаркета, но внутрь так и не вошел, отвлеченный собачьим тявканьем и поскуливанием. Упитанный черный мопс дожидался, привязанный возле дверей. При виде Джареда он взволновано подскочил, запрыгал, завилял смешной каралькой хвоста.

Присев рядом, Джаред потрепал пса за ухом и с трудом уклонился от попытки восторженного вылизывания.

- Привет, приятель? Ты всем так радуешься?

Пес ещё сильнее завилял хвостом, тычась мордой в ладонь, вылизывая пальцы, всем своим видом, поскуливанием и радостным лаем выражая обожание и полный экстаз.

- Винц, фу! Фу! Чужой! Не приставай! - раздался рядом мужской голос.

- Да ничего, - пожал плечами Джаред, оборачиваясь. - Милый, дружелюбный пёс, я ему просто понравился.

- Слишком дружелюбный, - вздохнул мужчина, удобнее перехватывая большой пакет с продуктами, чтобы свободной рукой взять поводок, и вдруг застыл. Пакет упал на землю, в нем что-то смачно звякнуло, разбиваясь, поводок ускользнул, мопс, пользуясь свободой, начал нарезать вокруг Джареда круги. - Дэни? Дэни?

Мужчина резко сгрёб Джареда в объятия, до боли сдавив, и так же внезапно отпустил, отступая.

- Простите, пожалуйста, - ровно и вежливо сказал он, но Джаред видел, как его трясло. - Мы не знакомы, вы просто похожи на одного человека. Простите. Винц, ко мне.

Подняв пакет, не замечая, как из него что-то капает, мужчина ухватил поводок мопса и, не оглядываясь, быстрым шагом пошел прочь. Джареда подбросило. Мелькнувшая мысль, что таких совпадений просто не бывает, не может быть, он сошел с ума и бредит, мгновенно растворилась, смытая волной адреналина.

- Мануель! - крикнул он, кидаясь вдогонку. Мужчина резко обернулся, Джаред забрал из его дрожащих рук изрядно намокший пакет, его самого колотило от нервного возбуждения. - Вы ведь Мануель? Я искал вас. Мы можем поговорить? Вы на машине? Я могу вас подвезти.

- Я живу тут недалеко, - кажется, Мануель понял, что от непрошенного гостя так просто не избавиться.

Джаред кивнул и зашагал рядом, пытаясь незаметно рассмотреть мужчину в свете уличных фонарей. Лет тридцать пять - сорок, латиноамериканец, темные джинсы и куртка, в темноте что-то ещё разобрать не получалось. Винц носился вокруг, разматывая поводок, словно нарочно пытаясь стреножить, то и дело подпрыгивал, просился на руки, поднимался на задние лапы, упираясь передними Джареду в колени, совершенно игнорируя хозяйские окрики.

- Он помнит меня, - улыбнулся Джаред, поглаживая счастливого пса.

- Он помнит Дэна, - всё тем же подчеркнуто спокойным голосом отозвался Мануель.

- Я... - Джаред пожал плечами. - Я не очень уверен, кто я теперь. Я хотел бы... поговорить.

- Понимаю.

Мануель жил в двухуровневой квартире на верхнем этаже дорогого многоквартирного дома с ковровыми дорожками в коридорах, зеркальным лифтом, охранником и системой видеонаблюдения. Джаред был удивлен - Дэниел Купер снимал крохотную квартирку не в самом респектабельном районе и явно нуждался в деньгах, что за человек этот Мануель, если не мог помочь близкому другу?

Джаред смотрел, как новый знакомый разбирает пакет, убирая продукты в холодильник и выбрасывая в мусор разбившуюся банку джема и треснувшую пластиковую упаковку сливок для кофе.

Винц вроде бы успокоился, уселся на подстилку в углу кухни, вывалив язык и поглядывая куда-то вверх. Джаред проследил направление, заметил на полке пакет с кормом и, не выдержав умоляющего выражения собачьих глаз, достал его, наполнил миску, и только подняв голову, заметил пристальный взгляд.

- Кофе? - спросил Мануель, пальцы его нервно крутили пачку сигарет.

- Можно, - Джаред смутился, но в то же время давно он не чувствовал себя настолько спокойно, словно прекратилась сумасшедшая гонка и он вернулся домой.

Пока Мануель возился с кофеваркой, он заметил зажигалку, вытащил из пачки сигарету, пододвинул пепельницу в центр стола и закурил. С непривычки дым обжег легкие, вызвав приступ кашля.

- Дэн тоже никогда не умел курить, - на стол опустились две чашки кофе. - Вы хотели поговорить.

- Да, - сказал Джаред и замолчал, не в силах сложить ни фразы. Он так часто думал о том, что хочет сказать, спросить, но всё казалось теперь неважным, не тем. - Я пытаюсь разобраться, кто я. Понимаю, это не ваша проблема, но когда не понятно, чего ждать от самого себя - это... странно... страшно... Не знаю. Мне кажется, я живу взаймы. Мне досталось что-то, мне не принадлежащее, и я даже не могу это вернуть.

- Он был бы рад, - тихо ответил Мануель, он тоже крутил в пальцах сигарету, но так и не закурил. - Дэн давно решил в случае внезапной смерти от несчастного случая отдать свои органы для трансплантации. Он всегда говорил, что это способ спасти чью-то жизнь, не затратив никаких усилий.

- Вряд ли он ожидал, что кому-то достанется всё его тело.

- Он был бы рад, - повторил Мануель. Джаред заметил, каким усталым тот выглядел, и смотреть на это оказалось больно. - Он всегда считал тело только инструментом, если оно больше не может ему служить, правильно отдать его тому, кому ещё пригодится. И отдельные ли органы или всё тело - не меняет сути.

- Звучит логично, - Джаред закрыл глаза. - Только меня это на самом деле сбивает. Я больше не понимаю, кто я - Джаред Паделеки ли я ещё, или Дэниел Купер, или нечто среднее. Мои привычки меня удивляют, мои вкусы изменились. Мне больше не нравится мармелад, но я полюбил арахисовое масло. Моя жена раздражает меня своим терпением и заботой, хотя раньше я боготворил её за эти качества. Мои собаки едва научились признавать меня, а Винц вон как обрадовался, хоть и не видел больше полугода. Я понимаю, что лезу в вашу жизнь и наверняка разбережу заживающие раны. Мне от этого тоже... неприятно. Видеть боль на вашем лице мне вовсе не хочется. Но мне нужно понять. Найти себя. Мне кажется, жизнь ускользает у меня из рук, я теряю контроль. Если я не узнаю прошлое этого человека, чьё тело мне досталось не по моей воле, что-то навсегда будет потеряно. И мне кажется, это важно.

- Джаред Падалеки, - Мануель словно попробовал имя на вкус. - На самом деле... мне казалось, что будет неприятно встретиться с вами. Я был не прав. Это больно, да. Но мне кажется, вы хороший человек, и я рад, что вы живы.

Джаред усомнился, что тот вообще слышал его взволнованные слова, но молчал, пытаясь вновь собраться с мыслями и иначе сформулировать фразы.

- Вы не Дэн, - добавил Мануель решительно.

- Почему? - выпалил Джаред, мгновенно растеряв все мысли.

- Вы ищите, - теперь мужчина выглядел задумчивым и ещё более грустным. - Видит Бог, я хотел бы, чтобы он вернулся, или чтобы мы хотя бы смогли попрощаться. Но вы не он. Он давно всё для себя решил, он не сомневался и не искал. Ему всегда было достаточно. Как сказать?

В кухне повисла тишина. Джаред заметил, что докурил сигарету до фильтра, и взял новую.

- Он не искал, - повторил Мануель. - Он считал, что жизнь дается, чтобы жить. Поэтому после школы он не пошел в колледж, просто ему не нравилось учиться. Его родители пришли в ярость, я тоже не мог понять. Долго не мог. Он просто всегда был счастлив и доволен «здесь и сейчас». Считал бесполезной тратой времени и усилий делать то, что не нравится.

- Но есть же вещи, которые просто необходимы. И есть слово «надо».

- Если задуматься, на самом деле задуматься, то многое из того, что вроде как «надо», оказывает не таким уж важным - часто вопрос просто престижа, или «так принято», или какие-то родительские комплексы, - Мануель впервые улыбнулся и Джаред понял, что улыбается в ответ. - Вы не понимаете? Я тоже. И, наверное, чего-то не пойму никогда. Но на вашем месте он не стал бы искать, он жил бы с тем, что дала ему судьба. Можете не сомневаться, все ваши сомнения - только ваши. Дэна здесь нет.

- Вы так уверенны? - Джаред сам не понимал, верит этому странному человеку или нет, но иррационально чувствовал грусть потери, смешанную с облегчением. - А можно мне увидеть его? То есть, у вас же остались фотографии? Может, письма? Простите, я понимаю, это уже слишком личное.

- Личное, - кивнул Мануель. – Но я вижу, вам нужно убедиться, что вы не Дэн. Поэтому, я покажу вам и фото, и письма, и что вы захотите.

- Вы психолог? - напрягся Джаред.

- Вы не любите психологов? - Мануель хмыкнул. - Я вас понимаю, сам их не люблю. Я юрист. Но, честно говоря, очень много общался с психологами и изучал этот предмет. Если не верите мне, идите, неужели вы думаете, что я хотел бы вас удержать?

Изображение
Зря он послушался Женевьев. Теперь Джаред закрылся и от него тоже. Дженсен подозревал, что доверие между ними дало трещину ещё раньше, но попытка откровенного разговора окончательно его разбила. Джаред отгораживался от любого, кто хотя бы ставил под сомнение важность его проклятых поисков своего донора. Наверное, если бы Дженсен продолжал помогать ему, Джаред доверял бы по-прежнему, но слишком быстро стало понятно, насколько бесполезны и саморазрушительны эти идеи.

Психологи, с которыми говорила Женевьев, предсказывали тяжелые последствия: бредовая убежденность, невозможность доказать ошибочность выбранного пути - явные признаки психического расстройства. Джаред мог просто внушить самому себе, что он не просто получил тело другого человека, а изменилась и сама его суть. На самом деле именно этим он и занимался после операции - постоянно искал отличия от себя прежнего и списывал это на личность донора. Поощрять болезненные проявления было ошибкой. Но и попытаться его переубедить тоже оказалось ошибкой, Дженсен на собственном опыте убедился.

Теперь на любые расспросы Джаред делал вид, что не понимает, о чём речь, и откровенно врал. А Дженсен не мог спать, гадая, когда и почему всё пошло неправильно. Они даже обсуждали с Женевьев возможность принудительного лечения, но... психиатрическая клиника... К тому же, если бы это лечилось лекарствами, ситуация не зашла бы так далеко - Джаред всегда выполнял рекомендации врачей касательно медикаментов, режима, физических упражнений. Не мог только успокоиться и жить дальше.

Из размышлений Дженсена выдернул телефонный звонок. Знакомое угуканье, голос самца гориллы, установленное на входящие от Джареда - ещё в прошлой жизни, когда основной проблемой казался ненормированный рабочий день, хронический недосып, обслюнявленные собаками тапки и закончившийся кофе, после какой-то пьянки Миша добрался до телефона и на следующий день Дженсен обнаружил много неожиданного. А Джаред так ржал, что Дженсен решил оставить ему этот опознавательный сигнал.

То далекое время казалось нереальной сказкой, в которой всё было иначе, просто хорошо.

- Да, - Дженсен поднял трубку. Так страшно хотелось спросить «Как дела? Ты в порядке?» Но честного ответа ждать не приходилось, так зачем? Лучше молчать и слушать дыхание в трубке, чем ложь.

- Дженс, я нашел его, - Джаред старался скрыть волнение и переполняющие эмоции, но Дженсен давно научился распознавать его интонации. - Я нашел его. Нечаянно наткнулся! Нечаянно! Представляешь, я перерыл столько информации. Я даже к медиумам ходил, знаешь?

Дженсен молчал, чувствуя пустоту и разочарование. Ну точно, Джаред опять соврал, он и не думал прекращать свои поиски. Как понять теперь, когда он говорит правду, а когда опять лжет. Дженсен как никогда понимал Женевьев - когда невозможно достучаться, постепенно теряешь смысл, забываешь, зачем вообще ломишься в эту дверь, и когда она внезапно открывается, сказать в ответ оказывается нечего. Неловкость, которую Дженсен чувствовал с тех пор, как Женевьев призналась, что знает о прошлой его связи с Джаредом, внезапно прошла - просто всё стало слишком, словно сменилась точка зрения, и он перестал чувствовать себя участником этого фарса.

- Сначала я ещё сомневался, идти или нет, ну к медиуму, - продолжал Джаред взволнованно, явно горя желанием поделиться. - Подумал, что всякие экстрасенсы-колдуны должны знать о «Сверхъестественном», но потом вспомнил, что Сэма Винчестера во мне теперь ни за что не узнать. Прикинь, ну не идиот ли? Медиумы! Двое из них наговорили мне про проклятие, вызывающее неудачу в любви и карьере. Еще один долго рассказывал о мох предыдущих жизнях за последние три тысячи лет. Но все они просто шарлатаны, вымогающие деньги. А одна меня напугала, чуть сердце не остановилось. Так долго смотрела мне на ладонь, покачивалась, что-то напевая, а потом как завизжит! Вытолкала меня за дверь и отказалась даже разговаривать. Шарлатаны и психи...

Джаред рассмеялся, а Дженсен вдруг подумал, что ему всё равно. Нет, прекрасно, конечно, что у него хорошее настроение, но что-то в глубине души, раньше всегда расцветавшее навстречу неудержимой джаредовой радости, оставалось теперь холодным, безразличным.

- А потом меня узнал пёс, мопс, смешной такой. Чуть не проглотил меня, так облизывал. А друг его, Мануель, убедил меня... - Джаред замолчал на минуту и заговорил уже иначе, спокойно, тщательно подбирая слова. - Я понял, каким был Дэниел Купер. Он не стал бы искать, он, вроде как, всегда легко забывал - плохое, хорошее, друзей, неприятности, не оглядывался. А я... Мануель убедил меня, что попытки найти и удержать - это только моё, мне всегда мало. Он думает, я не мог отпустить чужое прошлое, хотел присвоить себе кусок чужой жизни. Он выразился иначе, более дипломатично, но суть та же.

Дженсен подумал, что должен, наверное, ревновать. Его лучший друг с таким воодушевлением рассказывает о новом знакомом, которому явно доверился и чьё мнение, очевидно, ценил сильнее. Но он не чувствовал ничего такого. Он так долго не мог понять собственных чувств, так переживал сладкую боль запоздалого осознания - совершенно лишнего, несвоевременного, когда Джаред не хотел никаких отношений, а сам Дженсен чувствовал себя слишком виноватым перед ним и перед Женевьев. А сейчас на месте той путаницы эмоций не оказалось ничего.

- Дженс, ты чего молчишь? - заметил наконец Джаред. - Ты обижаешься? Считаешь меня психом? Послушай, я понял ещё кое-что, сам...

«Джаред! - раздалось вдруг на заднем фоне. - Ты ведь обещал! Ты же говорил, что всё в порядке. Ты опять мне врал! Знаешь что? Ты достал меня!..»

Связь прервалась. Дженсен, всё ещё сжимая телефон, открыл бар, взял бутылку виски, открыл... закрыл и поставил обратно. Он не станет снова напиваться из-за Джареда.

«Привет! Как насчет небольшого отпуска? Гавайи? Я соскучился».

«А давай! Я поищу отель», - мгновенно ответила Данниль. Она никогда не задавала лишних вопросов и не стремилась влезть под кожу. Наверное, потому они ни разу всерьез не поссорились. Иногда он думал, если бы та авария случилась не с Джаредом, а с ним, осталась бы она, как Женевьев, рядом, терпела бы все капризы, истерики и депрессии? Ответа Дженсен не знал и подозревал, что не знает его и сама Данниль. Они были хорошими друзьями, он любил её, но как раз сейчас понятия о любви и дружбе перемешались, перестали укладываться в голове.

Ему нужно время. Ни о чём не думать, ни за кого не переживать. Просто упасть на горячий песок и выкинуть из головы все мысли. А потом всё как-нибудь утрясется и успокоится.

Телефон снова подал голос самца гориллы. Дженсен с сомнением смотрел на него секунд десять, а потом ответил на звонок.

- Приезжай, ты мне нужен, - глухим сорванным голосом выдохнул в трубку Джаред. - Она меня бросает. Дженсен, пожалуйста, ты нужен мне.

- Где? В отеле? - слова сорвались быстрее, чем Дженсен успел вспомнить только что принятое решение не общаться с ним какое-то время.

- Сейчас сброшу смс, - Джаред отключился.

До отеля Дженсен добирался как во сне. Зря он согласился, в очередной раз пошел на поводу у человека с не совсем здоровой психикой. Разве можно хотеть возвращения болезненных, слишком затягивающих отношений? И не мог не приехать.

Отель оказался приличным, а маленький номер вполне уютным, но вряд ли Дженсен это замечал. Он опоздал почти на двадцать минут, но Джаред ещё не появлялся. Телефон тоже молчал. А когда Дженсен сам набирал номер Джареда, автомат выдавал стандартное «абонент не отвечает или временно недоступен». Вечерние огни, фонари, светящиеся вывески, рекламные щиты расцвечивали улицы. Приглушенный шум машин, голоса людей, далекий лай собаки, рваный музыкальный ритм доносились через раскрытое окно.

Воздуха не хватало. Экран телефона отсчитывал минуты, а Джареда не было. Дженсен слишком хорошо помнил, как так же ждал в номере, когда раздался звонок из клиники. Все долгие дни неизвестности, ожидание-ожидание-ожидание. И собственное привычное место на больничной парковке. Бледное лицо на тощей больничной подушке, заострившиеся черты, заставившие Дженсена поверить, что всё всерьёз, никаких шуток и дурного сна.

Господи, ведь всё позади, молния не бьёт два раза в одно и то же место. Джаред водит крайне осторожно и выбирает самые безопасные дороги. Он не попадет в аварию.

Телефон молчал. Тишина болью сдавила виски, но гораздо сильнее Дженсен боялся звонка.


- Пора перебираться в место поспокойнее, - живой и на первый взгляд невредимый Джаред зашел в номер. Дженсен вздрогнул, глубоко в своих мыслях, он не слышал, как сработал замок. - Пробки здесь такие, никаких сил не хватит их всерьёз ненавидеть.

- У тебя разрядился телефон, - тихо сказал Дженсен.

- Я поздно заметил, прости, - Джаред на самом деле выглядел виноватым. - Слишком долго пытался дозвониться до Жен, но она не брала трубку. Прости меня, я не хотел тебя расстроить.

- Расстроить? - Дженсен с трудом поднялся со стула. - Ты не понимаешь. Ты представить не можешь... Когда ты лежал в реанимации и врачи даже примерно не могли сказать, чего ждать, я думал только о том, что это моя вина. А потом нам пришлось решать, умрешь ты или врачи попробуют дать тебе новое тело и второй шанс. Я убедил Женевьев, что ты выбрал бы жизнь. А потом месяцами на моих глазах из-за моего решения ты сходил с ума. А я смотрел на твою жену, её преданность, её терпение и опять чувствовал себя предателем.

Джаред шагнул ближе, глядя широко распахнутыми глазами, может, хотел что-то возразить, но Дженсен не дал ему вставить ни слова.

- Я не стану слушать, чего она тебе наговорила. Если даже у неё кончилось терпение, значит... - Дженсен сглотнул и на миг закрыл глаза. Слова «значит, ты это заслужил» так и не сорвались с языка. - Пока тебя тут ждал, понял, я не смогу. Прикоснуться к тебе - значить предать... и Женевьев, и тебя и даже, наверное, самого себя. Да и... я просто не смогу. Я понял, чего боюсь больше всего на свете - снова услышать, что с тобой что-то случилось. Находиться рядом и постоянно ждать несчастья каждый раз, когда ты гда-то задерживаешься. Расстроить не хотел... Ты и не рассторил, у меня нет названия моим эмоциям. Я сам не уверен в том, что чувствую.

Дженсен отшатнулся от протянутой Джаредом руки и посмотрел ему прямо в глаза.

- Лучше не приближайся ко мне. Я хотел помочь, оставаться рядом, быть твоим другом... любить тебя. Но ты не помогаешь, ты пытаешься отдалиться от тех, кто пытается что-то для тебя сделать. Ты не хочешь принимать помощь. Я уже почти смирился с этим. Но понял сегодня, что каждый раз, когда ты где-то задержишься, буду ждать звонка со страшными новостями. Я не смогу. Прости.

Вылетев в коридор, Дженсен на секунду прислонился к стене, руки и ноги дрожали. Он ждал, что Джаред попытается его остановить, но тот так и остался в номере. Дженсен перевел дыхание и медленно побрел к своей машине. Хотелось вернуться и объясниться с Джаредом как-то иначе. Собственные фразы казались глупыми или оскорбительными, он ведь вовсе не то хотел сказать, что получилось в итоге.

Но, так или иначе, он сделал то, что был должен.

Или всё-таки опять ошибся?

Изображение
Всплеск эмоций ударил словно пощечиной, Джаред рванулся было за Дженсеном, но остановился, сжимая ручку двери номера, и прижался лбом к прохладному пластику. Из сумбурной речи Дженсена следовало только одно: он достиг своего «я больше не могу» предела. Как и Женевьев. А Джаред, погруженный в собственные переживания, ничего не замечал, пока не стало слишком поздно.

Всё неправильно, так не должно было случиться. Но исправить что-то прямо сейчас Джаред не мог. Его явно не намерены выслушивать и, самое горькое, имеют на это полное право.

Джаред прекрасно помнил, как раздражался от любых попыток вызвать его на откровенный разговор. Он сам оттолкнул и Дженсена, и Женевьев. Их внимание, любовь, самоотверженность бесили, выбивали из колеи - необъяснимо, совершенно неоправданно. И теперь оба оставили его, и облегчения Джаред не испытал, совсем наоборот - боль от потери затмевала всё остальное. Таким идиотом он давно себя не чувствовал, ему не дали даже высказаться, как-то оправдаться. Он прекрасно понимал почему: он сделал всё, чтобы потерять их доверие. Своими капризами, депрессией, скрытностью день за днем он отталкивал двух самых важных людей своей жизни. И хуже всего, ему казалось, он не сможет заслужить прощение, хотя, конечно, это не значило, что не стоит даже пытаться.

Закрыв замок, Джаред ничком рухнул на кровать. Сейчас он не мог ничего исправить. Понимание пришло слишком поздно. Прошлой ночью, меньше суток назад, он сидел в кухне Мануеля, вроде бы чужого, незнакомого человека, смотрел старые фотографии и чувствовал, как с плеч падает тяжелый груз - необъяснимо, непонятно, ведь, по сути, ничего не изменилось, авария и операция не стали ночным кошмаром, но новое тело стало вдруг чуть менее чужим.

«Можно я приду ещё?» - спросил он между очередным альбомом, сигаретой и кружкой кофе.
«Не стоит, - Мануель покачал головой. - Это для меня слишком - смотреть на Дэна и знать, что его нет в этом теле».
Джаред кивнул, чувствуя одновременно разочарование и собственную вину.
«Да и зачем вам я? - продолжал Мануль. - Зачем вам чужое прошлое? Тут уже ничего не изменить. Вы так хотите его удержать, словно это жизненно важно, но это просто призрак, и даже не ваш...»

И Джаред понял, не сразу, побродив ещё пару часов по ночным улицам. Пытаясь удержать чужое, он рисковал потерять своё. Он и так уже отдалился от Женевьев и Дженсена, тяготился их вниманием и опекой. Замечая их боль, сомнения, отчаянные усилия поддержать его, даже когда он вел себя как упрямая, капризная задница, он считал это само собой разумеющимся. Сколько раз он почти решался всё бросить: идиотская утомительная терапия, очевидно, не помогала, ноги не держали, пальцы дрожали и не слушались, а зеркало пугало, показывая незнакомца. Он на самом деле почти совсем забыл, как ему не позволяли сдаваться, отгоняли кошмары долгими ночами в больнице, постоянно доказывали - словами, жестами - насколько он важен и всё равно, как он выглядит. А он... Хотя, что уж теперь. Пусть запоздало, он должен объясниться, рассказать двум самым близким людям в его жизни, как благодарен, как любит их и не хочет терять.

Он не успел.

За окном сверкнула молния, и по подоконнику часто забарабанили капли дождя. Шевелиться, вставать, идти куда-то не осталось сил. Усталость бессонной ночи и сумасшедшего дня, когда попытки поговорить принесли совсем не тот результат, на который он рассчитывал - объяснений не вышло. Слишком поздно до него дошло, сколько вреда он принес, как долго не замечал, что Женевьев перестала ему верить, устала беспокоиться, а Дженсен и сам на грани от вины и тревоги.
Изображение
Глядя в потолок отельной комнаты, Джаред мог думать только о том, как легко у него получилось всё испортить. Он всегда считал, что отношения рушатся из-за ссор, скандалов, выяснений, чья очередь мыть посуду, гулять с собакой, пылесосить в гостиной и чьи гости пролили пиво на диван. Оказалось, достаточно просто молчать или говорить формальности, а ведь он думал, что таким образом убедит меньше за него беспокоиться. Опять ложь, он просто хотел, чтобы от него отвязались и не мешали погружаться в депрессию и саморазрушительные поиски неизвестно чего.

«Привет, малыш», - Женевьев пахла ванилью, цветами и морем... Какой-то нежный летний запах, обволакивающий, прогоняющий дух больницы. Ей не нужны были слова, она просто устраивалась рядом на узкой кровати, улыбалась, уткнувшись носом ему в плечо, и становилось почти по-домашнему спокойно.

«Джаред, ты спишь?» - тихо спросил Дженсен, но ответа не получил - после успокоительных язык не слушался, тяжелые веки отказывались открываться. Сквозь полудрему Джаред слышал, как придвигается кресло, Дженсен шуршит чем-то, усаживаясь, а потом горячие ладони осторожно берут его руку, переплетая пальцы.

«Хей! Догоняй!» - Женевьев промчалась мимо на позаимствованном у кого-то инвалидном кресле.
«Вот уж делать нечего», - ворчал Джаред, осторожно съезжая по пандусу.
«Ну давай! Гонки на инвалидных колясках по коридорам больницы! Глупо не воспользоваться такой возможностью».
«Меня выпишут за нарушение режима, - глядя на хитрую усмешку в глазах Женевьев, Джаред не мог удержаться от ответной улыбки. - К тому же ты жульничаешь! У тебя электрическая коляска!»

«Джаред, вставай!» - Дженсен бесцеремонно вытряхнул его из одеяла.
«Какого хрена? Я никуда не еду!» - раздражение вспыхнуло, и Джаред врезал кулаком по слишком бодрой с утра роже.
«Прекрасно! - Дженсен без труда уклонился и даже не думал расстраиваться. - Тренировка, помнишь? Если хочешь драться, тебе как раз туда».

Дженсен называл терапию «тренировкой» и воспринимать её таким образом на самом деле оказалось гораздо проще.

Дождь хлестал в открытое окно, но Джаред даже не попытался его закрыть. Он вспоминал и удивлялся, сколько тепла оказалось в воспоминаниях о пережитом кошмаре, страх почти забылся, почему-то в голове всплывали трогательные или смешные моменты. Стало горько от вины, неловкость и стыд за собственную слепоту, за глупые ошибки, за обидное недоверие обступили со всех сторон, требуя немедленно начинать звонить, извиняться, делать что угодно, лишь бы вернуть то, что умудрился профукать.

Джаред вздохнул и закрыл глаза. Усталость навалилась сквозь нервное напряжение. Всё зашло слишком далеко. От количества ошибок и непонимания чувство реальности съеживалось, всё вокруг казалось ненастоящим, хотелось ущипнуть себя, проснуться в настоящем мире, а не в этой пародии на театр абсурда. Он ведь на самом деле не успел натворить ничего ужасного. Все живы, значит, можно попытаться поговорить и объясниться.

Дженсен не отвечал на звонки. Женевьев сбрасывала вызов.

Давняя, полузабытая дилемма казалась сейчас смешной. Когда-то он не мог решить, кого он на самом деле любит, в ком сильнее нуждается, терзал себя упреками в измене и не мог отказаться от кого-то из двух.

К черту мораль, ему нужны и Дженсен, и Женевьев. И всем им нужно время спокойно подумать, дождаться, когда реальность снова станет прочной, перестанет путаться сумасшедшим клубком вероятностей.

Джаред должен доказать, что не боится жить, не сходит с ума, может сам о себе позаботиться. Что он нормален и ему снова можно доверять. Что он в силах справиться с подозрениями, предубеждениями и неприятием других людей.

И он сделает это. Заново построит свою жизнь, а потом вернет обоих, чего бы это ни стоило...
… как бы страшно ему ни было.

Изображение
«Как часто с нами случается то, что делит жизнь на «до» и «после»? Несчастные случаи, потери, несправедливые обвинения - большинство из нас никогда не столкнётся ни с чем подобным. И я искренне желаю каждому: пусть беды и дальше обходят вас стороной, а фраза «мир перевернулся» навсегда останется литературным штампом, не имеющим ничего общего с реальностью.

Но есть те, кто на собственном опыте узнал, что значит просыпаться по утрам с надеждой, что всё произошедшее - страшный сон, и бояться встать и убедиться в реальности собственных воспоминаний.

Эта программа о тех, кто живёт «после». Об обычных людях, которых мы каждый день видим на улицах, в офисе, на станциях метро, в ночных клубах - пережитое не переносит их в параллельный мир. Я расскажу о тех, для кого дата рождения перестала быть точкой отчета, вместо неё что-то, что не хочется вспоминать и невозможно забыть.

И начну я с себя. Меня зовут Джаред Падалеки, но если вы наберете моё имя в «гугле», то увидите совсем другое лицо. Несколько секунд, скользкая дорога и отказавшие тормоза навсегда изменили мою жизнь. Но я справился - не сразу, наделав много глупостей в погоне за иллюзиями, оттолкнув от себя всех, кого на самом деле любил, но справился. А началось всё...»

Дженсен щелкнул пультом, отключая видео. Джаред мог бы и не присылать диск, Дженсен уже видел эту программу - не собирался, даже запланировал важную встречу со сценаристом на то время, когда её показывали, но тот слег с гриппом, и Дженсен обнаружил себя перед телевизором с бутылкой виски в руке, которую в итоге даже не открыл.

Наверное, так на самом деле лучше, у каждого теперь своя жизнь без запутанных отношений, без предательства, недоверия, измен, без боли, но... Дженсен отчаянно соскучился.

Джаред запросто мог сменить номер телефона, собственно, Дженсен как раз в этом убеждал себя, всё не решаясь позвонить. Он набирал знакомые цифры и сбрасывал, когда телефон издал знакомый вопль.

- Приезжай, ты мне нужен, - сказал Джаред.

- Давай адрес.

Конец.


Последний раз редактировалось Anarda 21 дек 2012, 23:17, всего редактировалось 1 раз.

21 дек 2012, 19:50
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
AnardaДония

с выкладкой, девочки. Какие все молодцы :heart: :heart: :heart:

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


21 дек 2012, 19:52
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Ура! Я дождалась!


21 дек 2012, 19:54
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Ура! Долгожданный автор и артер!


21 дек 2012, 20:07
Пожаловаться на это сообщение

Зарегистрирован: 21 июл 2008, 18:14
Сообщения: 110
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
| Читать дальше
Дония, это... :heart: Это просто праздник какой-то. Вы такая молодчина, что задумали и написали именно этот фик. Мне всё это хочется срочно скопировать и растащить на цитаты.
Дженсен, Джаред, Женевьев, Мануэль - все такие интересные и живые. И даже искорка Данниль. Без неё тоже никуда.
Самое интересное, что в конце возникла шальная мысль: а вдруг Джареду всё это в каком-то бреду привиделось? Вдруг сейчас туман рассеется. Будет палата из начала и Дженсен увидит того самого, знакомого всем Падалеки? И... А вот ничего подобного. Всё было правдой. И всё равно:
Цитата:
- Приезжай, ты мне нужен, - сказал Джаред.
- Давай адрес.

Всё сложилось. Всё у них встанет на свои места. И читатель сидит, и улыбается, как псих)))
Спасибо!

Анарда, арт чудесный.


21 дек 2012, 22:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Еще не читала, но Божечки мои!!!!! Какой потрясающий арт!!!!! Дыхание перехватывает!


21 дек 2012, 23:00
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 19:24
Сообщения: 18
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Очень интересная и сложная тема.
И тем больше радости от прочтения.
Крайне напряженный и психологически очень сложный для восприятия, но достоверный текст. Спасибо, Дония, получилось просто замечательно.
Низкий поклон артеру. Anarda, у вас не просто красивый арт, а полностью сливающийся с текстом. Очень точно получилось передать ощущение бесконечности-безысходности-безнадежности, сломленности и сломанности. И эти разбитые стекла на артах и склеенные из кусочков разделители - просто ах!. в точку. (За разделитель с бесконечным коридором - отдельная благодарность).
Спасибо вам обеим. Получила большое удовольствие от вашей работы))))

_________________
Дневник http://sirinrosher.diary.ru/


21 дек 2012, 23:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 апр 2012, 12:55
Сообщения: 20
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония, спасибо за фик. Он очень непростой, он передает все настроения и ощущения - неуверенности, неопределенности, боли, очень интересно было читать. Надеюсь, у этих Джареда и Дженсена все наладится.
Anarda, удивительно эмоциональный арт, точно попадающий в историю. Спасибо, что дополнили ее именно такой визуализацией - отражающей текст.


21 дек 2012, 23:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
спасибо большое за такое чудесное произведение ( и текст и арт, никак по другому назвать не могу) немного не то, что я ожидала увидеть после прочтения саммари, но все даже лучше...
метущийся Джаред просто вынес мозг... и Дженсен с его верностью прочно засел в сердце. чтобы не случилось в твоей жизни надо просто найти в себе силы жить дальше и любить людей, что рядом с тобой...
Слов не хватает, одни сумбурные эмоции.
Очень понравилось, спасибо ( аплодисменты)


22 дек 2012, 00:54
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 21:30
Сообщения: 190
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Анарда, прекрасные рисунки и разделители, глаз не оторвать :)
Дония, поздравляю с выкладкой


22 дек 2012, 11:12
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 293
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Какой замечательный текст! И по смыслу, и по стилю написания.
А оформление просто потрясающее. :heart:
Девушки, спасибо огромное, читала с большим удовольствием! :flower:

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


22 дек 2012, 11:30
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 окт 2010, 21:13
Сообщения: 207
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Понравилось.Сопереживала Джареду,Дженсену и даже Жен.Терзания и метания Джареда вполне естественны,он должен был через это пройти,чтобы понять,принять и примириться с собой,новым.Конечно его жизнь изменится,конечно ему будет трудно,но хочется верить что он справится и сохранит родных и близких людей,которые всегда будут рядом,поддержат ни смотря ни на что,потому что для них он все тот Джей,которого они знают и любят сердцем.
Прекрасный арт,очень созвучен настроению истории.
Дония,Anarda,спасибо :hlop: :hlop: :hlop:


22 дек 2012, 18:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 314
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Очень интересный фик и замечательные иллюстрации. Спасибо! :inlove: :inlove: :inlove:


22 дек 2012, 18:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 332
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
текст сильный и вопрос этот думанный много много раз
так еще и не разобралась до конца
и вы не ответили мне однозначно
наверное, и не существует ответа, рецепта, правила
в каждом случае будет своя трагедия
но, главное, я поверила, в ваш вариант развития событий
поняли и приняла вашего Джареда, но что-то царапает в Дженсене
я пока не пойму что
он не родной мне, почему-то
в любом случае, спасибо большое за вашу историю

арт фантастический
по накалу и смыслу идеально рассказывает историю
спасибо


22 дек 2012, 19:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Anarda, наконец, весь арт увидела, потрясно :inlove: Ты вообще герой, такой объем, успела :kiss: От того лица, прикрытого ладонью, до сих пор мурашки, даже читать боязно :aaa: тема такая... Я постараюсь попробовать, спасибо вам с Донией :flower:


22 дек 2012, 21:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Сильно. Смело. Достоверно


22 дек 2012, 21:59
Пожаловаться на это сообщение
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
очень понравилась и история, и арт. История для меня... неожиданна. И хорошо, что ХЭ оказался возможен. Я искренне рада за Джареда, за Дженсена, за то, что у них есть будущее, есть их жизнь.
Мне безумно жаль мопса! Пусть бы Джаред его забрал к себе. Пожалуйста!!!

Арт лаконичен и очень совпадает с историей. Это разбитое стекло... - здорово.

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


22 дек 2012, 23:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Erynia
Гости
luiskeln
Jay999
Alushka74
yana
Юца

Спасибо :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:

Talie ;-)
Просто сон - это было бы не совсем честно. Пройти испытание и узнать, что ничего не было - это же обесценивает усилия героев. Зря они что-ли страдали?

nover :heart:
спасибо. Тема неоднозначная, да. Мне было нелегко решиться.

СозвездиеГончихПсов
просто жить дальше и не сдаваться - это самое главное и это у них будет :)

juliya020381
спасибо :) Именно это я хотела сказать - иногда жизнь ставит всё с ног на голову, очень часто люди почему-то перестают друг друга понимать. Но надо продолжать и всегда давать друг другу ещё один шанс.

chiffa07
спасибо :heart:
Дженсен тут ен очень мне самой понятен. Изначально его пов не планировалось. Но без него текст не шел совершенно, Джаред не мог рассказать эти историю один. Появился Дженсен и с ним стало лучше. Значит таким он тут должен быть.
*автор придумала себе отмазку)))))))))))))*

Marta
а мне было боязно это писать. :)
Арт Анарды на самом деле выносит мозг, я каждый раз визжала и бегала по потолку.

LenaElAnSed
:heart:
За мопсом хорошо приглядывают. Неужели стоит отобрать животину у человека, у которого и так не много осталось на память?

_________________
Простите, у нас не было души!


23 дек 2012, 00:45
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 ноя 2009, 00:18
Сообщения: 48
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Девочки, спасибо вам :heart:

Дония Я только закончила читать и у меня такой сумбур в голове... Такой текст заслуживает не просто отзыва, не просто "спасибо", но честно, мне сейчас не подобрать слова. Я даже не знаю, как выразить свои эмоции. Потерялась просто.
Спасибо тебе.
Мне очень понравилось.
Anarda Я говорила тебе много раз и повторю снова - ты потрясающе делаешь это. Ты идеально уловила текст. Мне кажется арт не просто иллюстрирует и дополняет. Ты сделал его часть текста. По-настоящему здорово. Спасибо.

_________________
В наркотиках не нуждаюсь, я и без них вижу жизнь живописной – у меня и справка есть (с)


23 дек 2012, 03:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 19 ноя 2012, 12:05
Сообщения: 14
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония, Anarda, большое спасибо. С нетерпением ждала вашей совместной работы и получила от нее огромное удовольствие.

Дония, какой бы ваш текст я ни читала, там обязательно есть мой сквик. Конечно, сквики со временем теряют актуальность или даже становятся кинками, но факт остается фактом: когда-то меня неизменно тошнило от самого упоминания мпрега, меня отпугивала ксенофилия, а уж идея пересадки головного мозга в чужое тело вообще всегда казалась... как-то не казалась. Но... черт возьми, кажется, даже если я когда нибудь увижу в шапке вашего фика такие предупреждения, как копрофилия, зоофилия или каннибализм, (в чем я сомневаюсь) кинусь читать, не поморщившись. Потому что у вас замечательный слог, потому что ваши тексты затягивают и не отпускают, и любые личные предпочтения как-то меркнут перед перспективой получить удовольствие от прочтения вашей истории.

Мне очень понравился этот текст. Вы собрали в одном месте все, чего я обычно стараюсь избегать: вы поместили Джеев с женами в любовный четырехугольник, отобрали у Джареда его щенячьи глазки, не написали, наконец, ни одной графичной сцены секса (если честно, отсутствие сцен секса само по себе не умаляет для меня привлекательности ни одного текста, но до кучи и это стоит упомянуть). И написали замечательную историю без глупых истерик, пошлости, туманных мотиваций, беспричинных обид и лишних персонажей, такую, что невозможно оторваться от монитора. Огромное спасибо!

Anarda, ваш арт прекрасен, как всегда. Он почему-то вызывает не только эстетическое наслаждение, но и очень приятные тактильные ощущения. Теплые цвета и мягкие формы идеально гармонируют с приятным слогом. Ощущение такое, будто сидишь на улице теплым сентябрьским утром и жмуришься на солнце: бабье лето, синее небо и золотые с багрянцем кроны деревьев. Читаешь и получаешь какое-то физически ощутимое удовольствие.

Еще раз огромное спасибо!


23 дек 2012, 23:56
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Vaniya
спасибо, дорогая :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:

Shian
спасибо :)
Мне нравятся странные неоднозначные сюжеты. Как правило я не знаю потом стоит ли это показать или лучше спрятать и забыть. Но всегда находится кто-то, кто уговаривает меня рискнуть )))

_________________
Простите, у нас не было души!


24 дек 2012, 01:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Erynia
солнце,спасибо огромное за поддержку и комменты в процессе
luiskeln :) приятного прочтения!
Talie благодарю!
Гость спасибо :ura:
nover ох,какой отзыв, спасибо огромное! самое ценное-нарисовать или сколлажить именно то, что бы сливалось с текстом, чтобы было не разделить
СозвездиеГончихПсов спасиб! за это и люблю ББ.за возможность поработать с любимым автором и процессе вдохновиться
juliya020381 спасибо :flower:
Jay999 тащится,как удав ;-)
Alushka74 спасибо огромное, рада,что получилось
Laluna 1 *сирдца*
yana и Вам :flower:
chiffa07 ура! спасибо :kiss: безумно рада, что все удалось!
Vaniya

Marta не бойся и иди читай! текст потрясный
LenaElAnSed я боялась, что будет слишком камерно и лаконично .т-т-т-т--т-
Vaniya ыыыыыыыыы :squeeze: спасибо!
я каждый раз боюсь не попасть и лажануть
Shian спасибо огромное,за то, что так увидели :heart: для меня эмоциональная составляющая порой более важна, нежели техническая
Дония без тебя ничего бы не было :heart: :heart: :heart:


24 дек 2012, 15:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 17 сен 2011, 15:03
Сообщения: 20
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония и Anarda,спасибо огромное за историю и арты к ней :heart: Понравилось все :heart:


24 дек 2012, 19:14
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 дек 2009, 22:35
Сообщения: 61
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония, спасибо за эмоции, за тот реализм изложения, что позволяет переживать вместе с героями их судьбы! очень понравилось :hlop:
Anarda, великолепные арты, очень точно попадающие в тон истории, очень символичные и красивые! спасибо! :heart:

_________________
http://www.diary.ru/~jasmi76/


26 дек 2012, 00:55
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2010, 22:49
Сообщения: 284
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Очень интересный фик. Какой-то он... правильный. Все там на месте, нигде ничего не торчит, ничего никуда не проваливается... Все там как-то так... как надо. Дония, спасибо большое за такие неординарные идеи и такую их реализацию.

Anarda, спасибо за арт, он, по-моему, идеально попадает в настроение.

_________________
Фикрайтер, помни: "долбаный" пишется с одной Н, а "завороженно" - с двумя!


26 дек 2012, 20:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 24 ноя 2010, 13:55
Сообщения: 131
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония
Спасибо за неординарный текст. После него не хочется прыгать до потолка и сыпать сердечками, зато он заставляет задуматься. И нет правых и нет виноватых, все как чаще всего в жизни. :heart:
Anarda, Арт великолепен! :heart:


26 дек 2012, 21:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
Дония, Anarda - вы прекрасны и удивительны :heart:
Очень понравилась история и арт. У меня нет слов выразить благодарность, еще раз спасибо... за глубину эмоций :heart:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


26 дек 2012, 22:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 дек 2009, 01:30
Сообщения: 169
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "После" J2,R,автор Дония,арт Anarda
catatthewindow
Гнев Иштар
Маленькая сосна
Swenigora
reda_79

Спасибо! :heart: :heart: :heart: За внимание и комментарии! :heart:
*Обнимает всех*

_________________
Простите, у нас не было души!


26 дек 2012, 22:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.049s | 17 Queries | GZIP : Off ]