Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 24 окт 2017, 00:55




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 30 ] 
"Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Название: Конверты
Автор: Ernst Wolff
Артер: fire*n*dust
Виддер: Singing Bird
Бета: Singing Bird
Пейринг и персонажи: Дин/Кастиэль, Бобби, Сэм, Дик Роман
Жанр: слэш, AU, экшн, драма, романс
Размер: ~42 000
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, обсценная лексика
Саммари: Порой неудачи преследуют по пятам на протяжении нескольких месяцев, а Конверты с заданиями приходят слишком часто. Может быть, это неплохое оправдание тому, что Дин нашел себе случайного напарника?

Скачать текст в .docx (без иллюстраций) | Скачать текст в .pdf (с иллюстрациями)

Смотреть трейлер


Изображение


Последний раз редактировалось Ernst_Wolff 18 ноя 2013, 00:49, всего редактировалось 1 раз.

18 ноя 2013, 00:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение 1 глава
Изображение

– Кас, ненавижу тебя, – рыкнул Дин, пихая снова заснувшего парня под ребра. – Ты че, днем не мог выспаться? Мне тебя каждые пять минут будить?

– Неправда, – Кас, встрепенувшись, сел прямо и уставился на слепо глядящие окна дома. Свет горел в одном окне на втором этаже и в двух на первом.

– Что «неправда»? – не въехал Дин.

– Ты меня не ненавидишь.

– Придурок, – Дин нахмурился, скрестив руки на груди.

Все вокруг начало раздражать. Импала – приметная машина, ее он на дело никогда не берет. К тому же он боится, что однажды заляпает салон кровью или поцарапает бок детки, неудачно вписавшись в поворот. Поэтому они сейчас сидят в этом долбанном БМВ. Хорошая машина, вот только не для Дина. Это Кас, увидев пафосную тачку впервые, едва ли не принялся ее облизывать, как шлюха, продающаяся за престижные вещи. Вот и сейчас сидит и почти наглаживает приборную доску тощими пальцами с содранной кожей на сгибах фаланг.

– Где поцарапался? – Дин кивнул на ладонь.

– А, – Кас пожал плечами, – кажется, не заметил стену и ударил по ней рукой. Вот и содрал, – парень убрал челку со лба.

– Пьяным был?

– Я не пью, – фыркнул Кас, остро взглянув на Дина, словно обвинил его в алкоголизме. «Если он не перестанет так таращиться, – пообещал себе Дин, – я ему вмажу». Вмазывать не пришлось: Кас снова перевел взгляд на окна дома. В них погас свет, и парень напрягся.

Дин размял руки, щелкая запястьями и пальцами. Обычно он чувствовал себя расслаблено, но сейчас, когда рядом сидел Кас, ему было тревожно. Как он вообще на это подписался? Какого черта он решил, что будет хорошей идеей позвать в напарники этого психа, да еще и пообещать ему двадцать кусков? С другой стороны, совсем без напарника было непривычно. К тому же последние дела шли не так гладко, как хотелось бы… Скорее всего, Дин справился бы и в одиночку, вот только он совсем отвык так работать.

Начинал он с отцом, а потом присоединился Сэм. Семейный бизнес почти что. И Дин уже и не знал, как в одиночестве выполнять задания, а может, все дело было в усталости и желании сбежать, улететь от всей этой жизни в другую страну. И, видимо, после того случая отчаяние достигло критической точки, выстрелило, как пробка в бутылке, выпуская наружу пену безрассудности, раз он додумался предложить Касу провернуть это дело вдвоем.

Кстати, о случае. Он тоже относится к тем вещам, которые Дин предпочел бы забыть. Да он едва не облажался! Самое смешное – сотню раз же выполнял подобные задания. Ему постоянно приказывали зачищать наркопритоны. В этом он был асом. Каждый раз свободно проходил в полутемное помещение, набитое нариками и вооруженными охранниками, прикидывался золотым мальчиком, ищущим развлечений. Он легко оказывался внутри, без проблем проносил мимо шкафообразных секьюрити оружие. Выбирал угол поудобнее и начинал пальбу. Интересный факт: когда даже в самом охраняемом помещении начинают стрелять, внутрь может войти кто угодно безо всяких усилий. Люди выбегают, прячутся, отстреливаются в ответ. Но никто в здравом уме не войдет туда, где потенциально ожидает опасность. Если только ты не коп или еще какой костолом. Хотя, копы-то как раз на подобные разборки приходят только под самый конец, когда на полу, как вещи в неприбранной комнате, валяются трупы, и забирают под стражу оставшихся в живых… Но речь не об этом. Когда Дин начинал стрелять, всячески поднимая шум, Сэм или отец беспрепятственно проскальзывали внутрь притона и палили по спинам дилеров и их цепных псов. Доставалось и не успевшим смыться наркоманам. Но на них было плевать и начальству, и Винчестерам. Кому какое дело до опустившегося мусора? Они в большинстве своем уже и не люди.

Именно так всегда действовал Дин. Вот только шесть лет назад отец свалил из страны, не справившись с заданием. Они даже не успели толком попрощаться. Спустя месяц после этого побега от него пришло письмо. Обычное бумажное письмо, Дин до сих пор помнит пятно от чашки с кофе в углу конверта и кучу марок. Джон писал, что нашел себе дом и нормальную работу, на которой не требуется никого убивать. А устранить его попытались из-за того, что он не выполнил очередной приказ. Он просто не смог завалить второго парня: тот слишком хорошо охранялся. И, черт побери, Джон бы до него рано или поздно добрался, но время-то вышло, он не уложился в заданные ему сроки, и поэтому за ним началась охота. А Организация – совсем не те люди, которым можно что-то доказать. Перед ними не оправдываются. Им нет никакого дела до того, что Исполнитель – тоже человек, у которого бывают провалы. Нет. Тебе дали задание – будь добр, выполни. А если не получилось – придется умереть.

Может быть, именно после этого письма Дин и начал задумываться о том, что существовать в подобных условиях вечно нельзя. Что, возможно, он делает что-то неправильное и, скорее всего, работает против Белого Дома. Он порой ощущал себя конем с шорами на глазах, и каждый Конверт был словно ударом шпорами по бокам.

Уйти из бизнеса нельзя. Если ты попал в него – это навсегда. Поэтому, когда отец сбежал, Дин продолжил его дело. Он был безумно благодарен Сэму: брат стал его напарником вместо Джона. Они прекрасно справлялись, хорошо зарабатывали. А четыре месяца назад Сэм сказал, что больше не хочет этим заниматься. Что у него есть средства, чтобы начать учиться на юриста. Собрал манатки и уехал в Стэнфорд. Наверняка он остался бы, если б Дин попросил. Но Дин лишь пожелал ему удачи. Его младший брат не был замешан во всем этом дерьме, ему не приходили Конверты, ему не отдавали никаких приказов. Значит, у Дина не было права втягивать его в этот бизнес. Да и к лучшему это, пусть хоть у мелкого будет нормальная жизнь…

И надо же такому случиться: стоило Сэму свалить из города, как Дину начали приходить Конверты едва ли не раз в неделю. Его словно проверяли, сможет ли он справиться в одиночку. И он справлялся: кое-как крал документы, снимал людей из снайперской винтовки, прошвыривался по чужим домам за какими-то жутко ценными вещами. Пару дней назад ему пришло еще одно задание, хотя одно уже было в процессе. Зачистить притон – что может быть проще? Никого не надо выслеживать, обходить кордоны из охраны, хитрить, скрываться, пытаясь уйти от возмездия. Просто пришел, перестрелял всех – и свободен. Эта формула стала девизом, заменяя латинское «Пришел, увидел, победил». Но, черт возьми, Дин впервые зачищал притон в одиночку. Он без труда прошел внутрь, вытерпев проверку охранников. Металлоискателей не было, значит, наркоту тут продавали совсем говенную. И сам дилер был мелкого пошиба. Во время проверки Дину вообще показалось, что главная цель двух умеренно накаченных парней – не найти при нем оружие, а хорошенько облапать. В любом случае, заднице Дина пришлось вытерпеть несколько хлопков. Пройдя внутрь, он усмехался: непрофессионализм «охранников» налицо. Никто не додумался проверить голени. Дин заплатил за дозу кокса, прошел к пустому загаженному дивану и хотел уже было прыгнуть за него и начать стрелять, как его резко и цепко схватили за плечо, неслышно приблизившись со спины. На него смотрел один из охранников, очевидно, что-то заподозрив.

– Парень, – сказал он Дину, улыбнувшись, – подожди-ка секунду, – и чуть согнул колени, нагибаясь и намереваясь ощупать лодыжку Винчестера.

Тогда-то Дин и понял, что совсем расслабился. В этих джинсах было видно, как штанина оттопыривалась из-за ствола. Решение пришло молниеносно: приложив охранника носом о колено, Дин выхватил пистолет, начав стрелять. Его не успели окружить, он уложил сразу всех охранников: помимо двух на входе, в глубине помещения ошивался лишь еще один. Дин не учел одного: загашенного нарка, вмазанного и испуганного до того, что ему не хватило мозгов сбежать. Парень просто кинул в Дина какой-то тяжеленной железкой, попав в запястье. Пистолет упал на пол. И вот тогда его и взял на мушку дилер. Похоже, этот парень лишь начинал строить свой наркобизнес, разве что до этого он явно не просто так отдыхал. Руки у него не дрожали, когда он прицелился в Дина. По нейронам мозга быстро забегали импульсы, пока Винчестер пытался за одну секунду решить, куда кинуться. Он на открытом пространстве, едва ли не посреди этого полуподвала. А дилер выглядел крепким, как будто раньше служил, а может, был бандитом, выбивавшем (в прямом смысле этого слова) деньги из должников. Кто его знает? И вот в самый этот момент, когда Дин уже приготовился получить ранение в конечность, избегая выстрела в грудь, – в этот момент дилер свалился на пол. Через упавшее пыльным мешком тело переступил человек с обрезком трубы в руках. Его не было до этого видно из-за тени.

Дин окинул его профессиональным взглядом. Человек потер правые ребра, поморщившись, как от боли, и Дин начал всматриваться, не ранен ли он, но крови не увидел. Да, было темно, мало что видно, но он уже вполне составил портрет неожиданно выручившего его человека: лицо неглупое, одежда так себе, вполне возможно, что он прошел в клуб не за наркотой, а ради мести или еще чего. Может, у него свои счеты с этим дилером? Мало ли семей разбили наркотики... Этот мужик мог продавать дурь любимым или родственникам того типа, который спас Дина, и теперь этот брюнет с мрачным взглядом мстит…

– Будешь его приканчивать? – неожиданно низким голосом спросил парень, подходя к Дину. Обрезок трубы он бросил на пол, и она, гремя, откатилась в сторону. – Или ты коп и хочешь его сдать?

Дину так и не удалось уловить тревожных ноток в голосе парня, а ведь наркоман испугался бы представителей закона… И это лишь уверило его в догадках.

– Как тебя зовут? – спросил Дин, одним выстрелом вышибая дилеру мозги. Вот и все, задание выполнено, пять штук у него в кармане. Можно и сваливать. Тем более, что он приехал на Импале – поездка домой будет приятной…

– Кас.

На тот момент Дину и вправду показалось, что это хорошее решение – предложить Касу стать напарником хотя бы на текущее дело. В конце концов, ему действительно не везло. Ему нужен был сообщник на одно убийство. А дальше, может, и на второе, и на третье… Если он не решится отойти от всего этого. У Дина в руках уже неделю был Конверт со следующим заданием, там посложнее, чем наркопритон, помощник очень нужен. И, черт возьми, он ведь предложил ему сам, сам все предложил! Посулил денег, и парень согласился, сразу сев с ним в машину, чтобы узнать детали дела. Когда Дин выдавал ему необходимую информацию, он реально думал, что сделал правильный выбор. Он считал, что разбирается в людях. Подкидывая Каса до дома, он спросил его, чем ему не угодил дилер.

– Какие-то личные счеты? – мельком поинтересовался Дин.

– Можно и так сказать, – кивнул Кас, – эта тварь поставляла херовую наркоту. Купишь – а все разбавлено и разведено так, что можно было и не покупать. А деньги брал немалые. И подчистил, похоже, всех конкурентов в этом городе – хрен что купишь…

Услышав предельно честный ответ, Дин чуть было не дал по тормозам. Проклятье. Он нанял на работу наркомана. Он вывалил все сведения о предстоящем деле наркоману. А наркоман согласился. Бля. Теперь его либо пристрелить, либо… что? Либо выполнить с ним задание и отпустить на все четыре стороны. Ну а что тут такого? Парень ведь помог ему. Пусть даже и по сомнительной причине, но помог же. И вряд ли он не сможет сыграть свою роль…

– А зачем ты огрел этого мудака? – на всякий случай спросил Дин. – Мог бы подождать, пока я его пристрелю.

– Не люблю, когда страдают люди, – легкомысленно ответил Кас. – Притормози тут, дальше я пешком по дворам.

Охуеть ответ. Страдают люди. А вырубленный этим ангелом дилер не считается что ли? Но Дин не стал ничего больше говорить, он просто остановился там, где попросил Кас. Подумал, что уже завтра они встретятся, и тогда можно будет решить, что с ним делать. Когда Кас уже открывал дверь, до Дина дошло, где они стоят. Перегнувшись через пассажирское сиденье, он крикнул в открытое окно уже собравшемуся нырнуть во тьму, разбавляемую мигающим фонарем, парню:

– Эй, ты проститутку что ли решил на радостях снять?

– Нет, – невозмутимо ответил Кас, оборачиваясь к Дину, – у меня денег нет. Поэтому я сам иногда… – он сделал движение рукой, тыча языком в щеку изнутри и изображая минет.

– Бля, – Дин, не удержавшись, закатил глаза и рванул с места. Охереть. Мало того что наркоман, так еще и начинающая шлюха. Связался. Разбирается он в людях, ага. Нет, этот бесценный дар он давно, видимо, проебал, раз нашел себе такого напарника.

Однако на следующий день Кас весьма серьезно слушал Дина, выполнял все его приказы. Нашел информацию о человеке, которого надо было грохнуть, нарыл… В общем, показал себя почти профессионалом. Ну, или хотя бы любителем, а не совсем профаном. Тогда Дин заподозрил, что все сказанное Касом накануне было ложью. Ему дико захотелось перерыть дом парня или квартиру, или где он там живет… А еще проверить его кровь на вещества. И, конечно, стянуть с него уродливый свитер в ярких геометрических узорах и посмотреть локтевые сгибы. Но все это было пока некстати, Кас испугается и свалит, тогда придется его все же пристрелить. А Дин, несмотря на свою работу, убийцей себя не считал. Просто так он убивать не любил. Поэтому решил оставить все на потом.

Тем более, что своего клиента они выследили уже на второй день, разработали ночью план и вот сегодня, в третий день знакомства, в ночь отправились дежурить перед его домом. Но Кас, так прекрасно зарекомендовавший себя накануне, за последние два часа засыпал раз пять. Отрубался он так легко и просто, словно привык засыпать в любых местах. Есть такие люди – они или много учатся, или много работают, и вырубаются где угодно и абсолютно при любом уровне шума. Кас, похоже, был одним из таких. Вот только Дину эта особенность его организма на данный момент на хрен не сдалась...

– Дин? – вдруг спросил Кас. Он не отрывал глаз от дома. Три этажа, весьма неплохой особняк. Стоял у дороги, двор располагался с другой стороны. Им это было на руку: проникнуть внутрь легче, не придется бежать по территории под внимательным взором видеокамер. – А почему ты не всегда на этой машине ездишь? Ты вчера на рухля… – Дин предупреждающе кашлянул, но Кас, очевидно, не понял намека, потому что машинально стукнул Винчестера по спине, словно он подавился, и продолжил: – …на рухляди какой-то был.

– Это было оскорбление, – мрачно ответил Дин. – Импала шестьдесят седьмого года проживет еще сотню лет, а эта тачка развалится через три года. Знаешь, почему? Потому что раньше машины делали на всю жизнь. Производство не было поставлено на поток. Автомобиль покупали так, что не собирались его потом менять. Ты хоть представляешь, какая там подвеска? А тут, – Дин махнул рукой, обводя салон, – одна пластмасса. Стукнешься о бордюр – и все, трещина. Выпускают новые модели каждые три-четыре года, понимаешь? Если они будут делать все на совесть, то никто не станет покупать себе новое корыто, хотя старое еще даже ни разу в ремонте не было. Так что пересмотри свои взгляды относительно «рухляди», – Дин выделил последнее слово презрительным тоном.

– Какой интересный экскурс в историю, – пробормотал Кас. – Так значит, у тебя несколько машин? Одна понтовая, а другая как у всех, чтобы не палиться?

– Ага. Только у меня одна машина, я не собираюсь изменять ей с другими. К тому же не имеет смысла покупать новую – все равно придется после окончания дела утопить. Угнал и все. Потом избавился.

– Офигеть, – Кас наконец-то взглянул на Дина, как будто собираясь высказаться о его моральных качествах и образе жизни, но тут же снова уставился на здание. – Черт, свалит он или нет?.. У него ж вроде уже через полчаса встреча с телкой той… Слушай, Дин, значит, ты нередко тачки уводишь? И такие «дела» у тебя частенько появляются?

– Не твое дело. Все, что тебе нужно знать, я уже сказал.

– Нет проблем, мой бесстрашный лидер, – Кас улыбнулся. Дин украдкой наблюдал за его сосредоточенным лицом. Улыбка у парня удивительная. Широкая-широкая, про такую и говорят – до ушей. Вот только она редко затрагивает лицо. Губы растягиваются, словно Кас хочет произвести впечатление легкомысленного и радостного человека, а в глазах так и остается холод. Но сейчас, похоже, парень улыбался вполне искренне.

– Не называй меня так, – Дин отвернулся, привалившись к двери, и тоже стал следить за домом. Окно холодом обожгло щеку, а потом постепенно стало влажным. Дин почувствовал, как Кас снова смотрит на него, но решил не обращать на это внимания. Из дома никто не торопился уходить. Неужели они уже упустили его? Или у парня переменились планы? Ладно, скоро будет видно… А новое прозвище отвращения у Дина не вызывало. Было в этом «бесстрашном лидере» что-то милое и в то же время странное.

– Постараюсь. Смотри, – Кас неожиданно схватил его за руку, сжимая запястье, и Дин зашипел от боли. Именно в это запястье пришелся удар в притоне. Больно до сих пор… Подозрительно больно… Надо будет на пару дней зафиксировать его эластичным бинтом, вдруг что сместилось. Если там есть чему смещаться… Пальцы Каса вместо того, чтобы отлипнуть, просто переместились выше, сжимая середину предплечья. Ладно хоть так – через куртку… А то запястье он цапнул за голую кожу. Дин не думал, что может чем-то заразиться от Каса через рукопожатие, но все равно соприкасаться с ним лишний раз было страшно.

Выбросив из головы неожиданно набежавшие от этого прикосновения мысли, Дин внимательно посмотрел туда, куда указывал Кас. Сукин сын… Их клиент решил свалить через черный ход. От кого шифруется, интересно?.. Жены нет, давно в разводе. Ну конечно, ведь мистер Кропп женился на манекенщице. Видимо, был все-таки умным мужиком, раз не выдержал с куклой больше года. Наверняка она с него до сих пор требует алименты или пытается что-то отсудить, потому что мелькать на подиуме и на страницах глянцевых журналов она перестала.

Ага. От охранников. Видимо, не доверяет. Дин увидел, что мистер Кропп обходит дом и садится в машину без секьюрити – впервые за все то время, что они следили за ним. Ни водителя, ни личного телохранителя… Круто. Значит, тут два варианта: либо его женщина настолько высокого положения, что он не имеет права ее скомпрометировать и не может дать кому-то знать, что он с ней. Либо он совсем не к женщине едет, и тогда получается, что Кропп обманул свою секретаршу. Черт, вот точно – надо было организовать прослушку телефона. Уже один раз едва не облажался на таком же клиенте-параноике… Ругнувшись, Дин скомандовал:

– Я в дом, а ты езжай за ним, проследи, куда он направился. Я освобожусь минут за десять, если не повезет – за пятнадцать, и рвану сразу за тобой.

– Я не умею водить, Дин, – неожиданно тихо произнес Кас.

– Твою мать… – Дин сжал кулак, и запястье снова прошило болью. Мышцы руки напряглись, и он только сейчас понял, что Кас до сих пор цепко держит его за предплечье. Тряхнув плечом, Дин сбросил с себя ладонь парня. Клиент уже завел машину и прогревал мотор. Тачка у него лимона за два, греть долго не придется… – Короче, – решил Дин, – я в дом, а ты через пять минут заводи машину и готовься если что открывать мне дверь. Но, скорее всего, – Дин договаривал, уже выходя на дорогу, – этого не понадобится. Поехали.

Дин, чуть пригибаясь, быстрым шагом пошел к особняку, не замечая, что за его кошачьей походкой с интересом наблюдает Кас. Винчестер тенью скользнул к забору соседнего дома, дожидаясь, пока Кропп отъедет, а после сразу же кинулся к черному входу. По его расчетам, после того, как клиент покинул свое жилище, прошло около трех минут. Дин был уверен, что камеры отключены. Зачем так шифроваться, если оставляешь камеры включенными?.. Обычно в таких случаях их вырубают на пять минут, чтобы успеть улизнуть из дома. А значит, у Дина есть две минуты, чтобы проникнуть в дом незамеченным. Они с Касом внимательно изучили план особняка, нашли информацию об охране.

Два охранника патрулируют двор по ночам. По его углам расположены четыре камеры, дающие полный обзор территории. У входа – еще один охранник, но он, очевидно, просто для вида; мужчина средних лет неспортивного телосложения, ставший хозяину дома скорее другом, чем просто подчиненным. Он смотрит за изображениями с камер во дворе и приглядывает за видеосъемкой с камер в коридоре и возле черного входа – и все. Остальные камеры, понатыканные в каждой комнате, не выводятся на мониторы. Они для личного просмотра мистером Кроппом. Он не желает, чтобы за ним наблюдали. Есть еще личный телохранитель. Сегодня он вместе с Кроппом заходил в дом, и черт знает, в какой он сейчас комнате. Остается надеяться, что они не встретятся с Дином. Винчестер постарается, конечно, просто оглушить его, но велика вероятность, что придется стрелять. И не факт, что Дин попадет в конечности. Рука порой сама нацеливается в грудь или голову.

Дин быстро переместился к черному входу, открывая замок отмычкой. Вот на хрена отстраивать такой особняк и повсюду устанавливать камеры, если двери чисто для красоты? Нет бы железные поставить, куда там – деревянные со стеклянными вставками красивее… Дин быстро проник внутрь. Он помнил план дома. Теперь оставалось только пройти к кабинету и к спальне Кроппа, не наткнувшись по пути ни на какие вазы и скульптуры, или чем там заставляют свои особняки миллионеры? Достав из-за пазухи фонарик и прикрывая одной рукой лицо, Дин двинулся вперед. Ему не хотелось светиться. От желающих отомстить клиентов и полиции его прикроет Организация, но попадать в сводки все равно не стоило – Организация не всесильна, если его возьмут, то это чревато отстранением от работы. А отстранение – это верная смерть; тех, кто работал на Организацию, в живых не оставляют. До суда не протянешь, уберут, когда в изоляторе будешь сидеть.

Дин бесшумно пробирался вперед и спустя минуту уже дергал за ручку кабинета. Тот оказался не заперт. А Кропп, похоже, очень уверен в своей безопасности и в безопасности своих документов… Быстро закрыв за собой дверь, Дин увидел мигающий в углу красный огонек видеокамеры и, прикрыв лицо предплечьем и приблизившись к ней, повернул ее в потолок. Пускай вот поснимает… После этого он взял фонарик в зубы и торопливо перешвырял все бумаги на столе, залез в ящики. Нигде не было папки, которая описывалась в Конверте. Сейфы… сейфы… Дин окинул кабинет взглядом. Лучик света выхватил маленькую железную дверь в стене. Ага, вот он… Дин тяжело вздохнул. Нет. Такой тайник только взрывать, если нет к нему кода. Может быть, Кропп взял папку с собой? Ну зачем ему прятать ее в сейф? Насколько Дин понял из текста задания, документы в ней, на первый взгляд, ценности не имели. Она должна быть на виду, потому что для Кроппа она – простой рабочий документ.

Дин быстро вышел из кабинета и двинулся к спальне. У людей порой и там располагаются рабочие столы, может, Кропп оставил папку там. Проникнув в спальню, соседствующую с кабинетом, Дин проделал то же самое с той камерой. Ага, вот и стол, на нем тоже куча документов… Дин копался в бумагах, щурясь и пробегаясь глазами по первым строчкам, чувствовал, как время уходит. Кропп уже уехал так далеко, что им его не найти. Если только он не поехал по тому адресу, который назвал своей секретарше, в чем Дин сильно сомневался… Винчестер уже собрался развернуться и пойти прочь, как вдруг услышал за спиной шаги. А в следующую секунду к его шее что-то приставили, мир взорвался перед глазами болью, мышцы свело судорогой.

И все поглотила темнота.


… – Если ты его не отпустишь, – до Дина как сквозь подушку доносился истерический вопль, – я все взорву! Быстро отошел в сторону, тогда выживешь!

– Ебнутый, ты же тоже сдохнешь!

Дин ощутил, что он вовсе не лежит. Кто-то крепко держит его за грудь, прижимая к себе. В голове был кисель, и мысли продирались сквозь него еле-еле, но до Дина все же дошло, что его используют в качестве щита. Заложник, бля… Глаза открыть не получается, веки до одури тяжелые.

– И похуй! – снова вопль, в котором смутно кто-то узнается. – Руки убрал от него!

Дин почувствовал, что его больше ничего не держит, и свалился на пол. Он определил это по звуку падения, а не по ощущениям. Ему показалось, что он умер. А что иначе?.. Он не чувствует тела, оно воспринимается как что-то тяжелое и чужое, удерживающее его разум. А что, если он действительно умер? Бля, зачем он столько убивал… Похоже, священники и Библия не врали, у людей действительно есть душа. И сейчас его душа не может улететь на небеса из-за грехов, придавивших ее. Срань господня, ну точно, все ясно: нагрешил так, что теперь навсегда останется на земле. Ладно если призраком, а что, если вот так – в теле, не в силах что-то увидеть или почувствовать, только слушать…

– Все, мужик, убрал! Успокойся!

– Пистолет! – вопль почти превратился в визг. – Медленно опустил и пнул ко мне! И чтобы без фокусов, я все равно успею спустить чеку!

– Окей, окей…

Дин услышал, что мимо него что-то прокатилось. Ему не хотелось умирать. Очень не хотелось. И, кажется, ему и не предстояло, потому что он почувствовал, что у него подрагивают пальцы, а еще в запястье что-то тукает, и от этого больно. С усилием сконцентрировавшись, он смог двинуть фалангами, а потом и кулаком. Дальше Дин ухитрился открыть глаза, но почти ничего не увидел из-за мутной пелены. Мертвецкая тяжесть отступала, ничего больше не придавливало тело к полу, мышцы снова сокращались, а сердце билось. Зрение прояснилось, и Дин наконец-то смог рассмотреть, что же вокруг него творилось.

Для начала, он до сих пор был в спальне, только здесь ярко горел свет. Глаза заслезились, но Дин мужественно сморгнул и смог подтянуть к лицу ладонь. На полу были разбросаны бумаги. Крови нет, значит, в него не стреляли. Уже хорошо. Кстати, о выстрелах. Недалеко от себя Дин увидел пистолет возле чьих-то ног в кедах и протертых, некогда серых, джинсах. Скользнув взглядом вверх по этим тощим конечностям, Дин чуть было не открыл рот от удивления. В дверях спальни стоял Кас, сжимая в одной руке здоровенный пистолет-пулемет МП9[1]. То есть здоровенным он, конечно, не был по меркам Дина, он никогда не стрелял из крошечных Вальтеров… Но в изящных ладошках Каса он отчего-то смотрелся громоздким. Надо же, Кас даже додумался разложить приклад… Дин поражался своим мыслям в такой ответственный момент – да, валяться на полу, рискуя быть застреленным, и размышлять об узких запястьях – это охуенно.

А потом Дин понял, что по спине пробегает холодный пот. Его затопил липкий страх.

– Кас, – захрипел он. Голос не слушался, но парень его услышал и чуть скосил взгляд, однако тут же поднял глаза на стоявшего перед ним мужчину. Под ногами которого, к слову, Дин и валялся…

– Слушаю, мой бесстрашный лидер, – Дин был готов поклясться, что услышал в голосе Каса веселье. Бля, в такой ситуации… Он не просто наркоман. Он психонавт, он чокнутый, самый настоящий шизофреник, маньяк, да кто угодно, только не нормальный человек! Удивительно, как его еще только не застрелили. Дин почувствовал в себе силы двигаться и пополз на локтях к ногам Каса.

Он подумал о том, что фильмы-боевики – зло. Огромное такое зло. Их нужно запретить. Когда в кино показывают, как какой-нибудь Брюс Уиллис срывает зубами чеку гранаты, Дин ухмыляется. Когда на экране бросают ручную гранату во врагов, и она взрывается, оставляя лишь месиво и осколки в радиусе ста метров, Дин наслаждается красивым взрывом. А вот когда Кас держит такую в руках, угрожая все взорвать, и пытается запугать этим противника, Дину становится реально страшно. Да, на таком близком расстоянии ручная граната действительно убьет и охранника, и их с Касом. И пригрозить ею было бы неплохим ходом.

Но Кас сжимал в кулаке светозвуковую гранату. Если бросить эту шумелку, то они втроем оглохнут и ослепнут на несколько минут – и все! Охранник в это время может пристрелить их. Особенно Дина – ведь он еще валяется на полу, не восстановив полностью двигательную активность. И как только мужчина рассмотрит, что именно держит в руках брюнет в смешном свитере, им не поздоровится.

Дин наконец-то дополз до Каса и с трудом поднялся на колени, опираясь одной рукой о стену. Переместив взгляд на охранника, он перевел дух. Кажется, им повезло. Им просто невероятно повезло. Мужчина, поднявший руки под прицелом Каса, обладал солидным животом. Ему было лет пятьдесят, и весь он выглядел… Ну, обычным. Служившие так не выглядят. Профессиональные телохранители так не выглядят. Дин понял, что его вырубил охранник, наблюдавший за камерами, а не головорезы, бродящие по двору. Не личный секьюрити клиента. И, похоже, Кропп действительно взял на работу какого-то знакомого, не связанного с охраной безопасности или с полицией… И, разумеется, откуда ему знать, чем отличаются ручные и светозвуковые гранаты. Господи, если ты все-таки есть, спасибо.

Дин дотянулся до пистолета, который бросил мужчина. Вот блин… Это ж его собственная пушка. Похоже, охранник просто вырубил его и взял выпавший из кармана пистолет. Или ощупал и нашел его. Поднявшись, Дин навел ствол на противника, преодолевая усилившуюся боль, что расползалась от запястья до ладони. Колени еще немного подрагивали, да и руки тоже, шея ныла… Но ничего. Этот горе-спаситель мистера Кроппа вряд ли что поймет.

– Гранату, – скомандовал Дин, подняв руку и раскрыв ладонь. – Предлагаю сделать следующее, – он оскалился. – Я прощаю тебе то, что ты меня вырубил, – Дин окинул комнату взглядом и увидел электрошокер. Ясно, ясно… И наверняка мощность у него превышает разрешенную, иначе бы охраннику не удалось вырубить его так надолго. – А ты не трогаешься с места еще минут десять. После этого ты говоришь, что поймал вора, но тот тебя вырубил, и ты его не запомнил. Тогда будешь жить. Если ты не согласен, – увидев, что мужчина хотел что-то возразить, Дин повысил голос, – то я тебя вырублю тоже, рассчитаюсь, можно сказать. Только я вырубаю насовсем, – Дин подмигнул, чуть взмахивая пистолетом. – Ну как?

– Я согласен, – глухо ответил мужчина, медленно перемещая руки на затылок и разворачиваясь спиной.

– Мудро, – кивнул Дин, – удачного вечера. Пошли, – он дернул Каса за локоть, выталкивая его из комнаты. Попятившись следом за ним, Дин споткнулся, чуть не упал, но парень подхватил его, придерживая за талию. Да твою ж мать, что он все время тянется полапать, никто же так не ловит людей… И в теле все еще слабость, руки и ноги как деревянные… Выйдя из спальни, Дин тихо произнес: – Иди в машину, я вернусь через три минуты.

– Нет уж, – так же тихо ответил Кас. Дин подумал, что сейчас не время для препирательств, и скомандовал:

– Тогда иди и стирай с мониторов все, что наснимали камеры. Я сейчас.

Кас, даже если и волновался за Дина, все равно виду не подал. Он просто отпустил его, скользнув ладонью по бедру, и бросился к входу. Там рядом располагалась небольшая комнатка с мониторами. Дин же, не закрывая дверь в спальню, сделал несколько шагов назад, а затем тихо убрал пистолет во внутренний карман куртки, замахнулся и метнул гранату в комнату. Едва граната покинула его ладонь, Дин зажмурился, закрыв руками уши, и рванулся в сторону коридора, чтобы оказаться как можно дальше от спальни.

– Дин! Дин!

– Иди отсюда, – рявкнул Дин в ответ, надеясь, что Кас его услышит и не прибежит на шум. Убедившись, что по коридору не плывет оранжевый дым, Дин быстро вернулся, закрыв дверь в спальню, и побежал к выходу. Едва он ворвался в комнату с мониторами, Кас сразу же обернулся. Его глаза были огромными и испуганными.

– Ты… Ты его… – заикаясь, начал Кас, но Дин его перебил:

– Это светозвуковая, идиот, она только оглушает, – оттолкнув Каса, он схватил мышку. Ему нужно не только стереть записи видеокамер за последний… скажем, час, но и вырубить их. Все те три минуты, что Дин возился с компьютером, его героический напарник истерически смеялся. – Ну вот и на хрена я с тобой связался? – закончив с камерами, Дин, вздохнув, обернулся к Касу. Тому, похоже, действительно было нехорошо: он весь побледнел и выглядел ненормальней обычного. – Пошли, время поджимает…

Дин обхватил Каса одной рукой за плечи и потащил за собой, держа свободной левой ладонью пистолет. Левой он тоже неплохо стреляет, вот только все равно будет лучше, чтоб этого делать не пришлось. Кас безостановочно смеялся, размахивая МП, сжимая его до побелевших костяшек. Но Дина не волновало, что парень пребывал в истерике. Главное, чтоб он достаточно быстро переставлял ноги. Разобраться с его психологической травмой можно и потом, сейчас нужно быстро свалить. Дин сомневался, что Кас вырубил оставшихся охранников, а ведь они могли услышать шум или увидеть вспышку в окне. Профессиональные головорезы обычно стреляют быстро. За себя Дин не боялся, он уже почти полностью оправился после удара электрошокером, а вот Кас – отличная мишень. Каким бы придурком он ни был, но он спас задницу Дина во второй раз за рекордно короткие сроки. Ну, может, и не спас, но избавил от дополнительных неприятностей точно.

Дин вытащил Каса, безвольно идущего за ним, через главный вход: все равно камеры уже отключены. До машины – рукой подать, она ждет на противоположной стороне дороги. Все, выбрались. О поиске Кроппа и речи не могло идти: Кас, можно сказать, в отключке, он, определенно, перенервничал, и оставлять его в таком состоянии не хотелось. Не то чтобы Дин волновался за его физическое состояние, но Кас мог пойти в бар, надраться и растрепать кому-нибудь о произошедшем. Ну или ширнуться и растрепать, если он действительно не пьет…Можно было запихнуть его в отель и запереть, но вдруг начнет буянить? Хотя основным фактором, из-за которого Дин стремился домой, было его собственное состояние. Кажется, ему стоит выспаться. Он второй раз за три дня едва не провалился. Такого раньше не случалось. Может быть, из-за того, что его подстраховывал отец или Сэм. Но даже если это и так, то это все равно лишний повод сейчас завалиться в свой дом и заснуть крепким сном.

Дин впихнул Каса на пассажирское сиденье, вырвал из его рук оружие и бросил пушку назад, сел на свое место, заводя мотор. Кас уже перестал безумно хохотать и лишь тихонько и полузадушено хихикал. Его смех затихал, сходя на нет. Дин сразу же поехал, решив, что машина еще не успела остыть, да и нет у них лишнего времени рассиживаться. Кас окончательно перестал смеяться минут через семь. Вместо этого он скрестил руки на приборной доске и положил на них голову, заскулив. Сначала Дин попытался идентифицировать этот звук, но потом, бросив эту затею, просто грубо спросил:

– Рыдаешь?

– Пиздец, – всхлипнул Кас. Он поднял голову, посмотрев на Дина. Слезы были незаметны, но глаза, казавшиеся в темноте черными, влажно блестели. А потом Кас снова уткнулся лицом в руки и заскулил.

Вздохнув, Дин пожалел, что он не в Импале. Тогда бы он смог включить какую-нибудь кассету, чтобы заглушить этого несчастного, но сейчас ему придется выслушивать его скулеж. Ладно хоть реально не плачет, а то раньше Дину не приходилось сталкиваться с заливающимися горькими слезами мужиками, и он слабо представлял себе, как реагировать на подобное. Поэтому он просто попытался абстрагироваться от жалобных звуков, раздающихся рядом с ним, и катил вперед.

Дом Дин поменял шесть лет назад. Когда отец уехал, Лоуренс перестал держать Дина. Они вместе с Сэмом первое время просто катались по штатам, выполняя задания, а потом поняли, что хотят осесть. Жизнь в дороге осточертела. Дин осознал, что ему не нужны никакие деньги, если некуда вернуться. Тогда он предложил Сэму выбрать штат и купить дом, благо денег накопилось немало. Может быть, из-за того, что Джон сбежал заграницу, Дину стали чаще приходить Конверты – ему нужно было выполнять работу за двоих. Но и оплачивалась она отлично. Он хотел остаться в Нью-Йорке. Большое Яблоко – огромный город, наверняка Организации нужно больше исполнителей в этом штате. Тогда они выбрали дом за городской чертой, решив, что так будет удобнее: жилище достаточно далеко от центра, рядом с ним нет вездесущих глаз веб-камер и полиции, вокруг него – несколько соток земли. Можно построить гараж. «Или закапывать трупы», – как шутил тогда Сэмми.

Они вообще тогда много шутили. Ухитрялись постоянно устраивать розыгрыши друг над другом, словно и не убивают людей по чьему-то приказу. Сэм носил смешную челку и был совсем ребенком. В год, когда исчез отец, ему было восемнадцать. Сейчас Дин не мог понять, как ему хватило наглости и глупости втянуть в эту кровавую карусель младшего брата. Он многое бы отдал, чтобы отмотать прошедшие годы назад и отправить Сэма учиться, а самому продолжить зарабатывать деньги. Ему бы хотелось забыть о крови на руках брата. Взять ее на себя. Он бы полжизни за это отдал. За это и за то, чтобы стереть у Сэма воспоминания о четырех годах непрекращающегося насилия и убийств. Дин бы обязательно научился работать в одиночку, он бы справился, не подвел бы Организацию, не подвел Сэма. Вот только второго шанса начать все заново никому не дают.

Когда шел второй год их совместной работы, Сэм захотел отдельное жилье. Он начал снимать квартиру в центре Нью-Йорка, и у него было достаточно уютно. Дин помнил первую подружку брата, с которой тот решил жить. Симпатичная. Но его нынешняя девчонка куда лучше, да и умнее наверняка. Иначе, зачем она поехала поступать в Стэнфорд?.. Наверно, Сэмми из-за нее и захотел завязать со всей этой жизнью. Он врал ей, что уезжает в командировки с братом, боясь, что однажды она узнает, чем он занимается. Не узнала. И Дин уже хотя бы поэтому счастлив. Сэм живет со своей девушкой нормальной жизнью, забыв прошлое, как кошмарный сон. Он не нуждается в средствах – благо Дин в этом кошмаре прожил столько, что и не считает его таковым…

Иногда Дин задумывался, смог бы он завести постоянные отношения. Как показывал его опыт, дольше трех недель с кем-то одним он выдержать не мог. Его не слишком интересовала эмоциональная сторона романов; ему было тяжело лгать о своей деятельности. Вряд ли бы кто смог принять его таким, какой он есть. Поэтому все его связи сводились к сексуальным экспериментам и простому флирту. Иногда, когда было лень с кем-то знакомиться, Дин снимал проститутку. Он усмехнулся, вспомнив их первую встречу с Касом. Забавно было бы, если б оказалось, что они раньше встречались… Нет, они не встречались, конечно, но ситуация была бы неплохой. Тогда бы, правда, Дин пристрелил парня еще там, в притоне, решив, что он окончательно снюхался. Или скололся… Черт знает, как это назвать.

Дин кинул взгляд на Каса. Тот наконец-то перестал скулить и теперь просто прятал лицо, порой прикасаясь ладонью места пониже груди. Может, опять заснул, он же весь день засыпал. Ничего, уже почти приехали, минуты три осталось до дома. Дин понял, что даже не задумался о том, что Касу следует предложить подбросить его куда-нибудь… Ну, или хотя бы проинформировать, куда они едут. Но парень не возражал, так что… Впрочем, у него сейчас сил возражать, наверно, нет. Скорее всего, Кас совсем эмоционально выжат и не в состоянии реагировать на происходящее. Ну и ладненько, пускай, выспится – и к завтрашнему утру им придется составлять новый план. Потому что, несмотря на возникшие трудности, задание выполнить надо.

Припарковавшись возле дома, Дин дотронулся до плеча Каса, и с удивлением обнаружил, что вытянутый и с виду старый свитер на самом деле очень даже мягкий. И, наверно, он не вытянутый, а просто модель такая… Нет, Кас – чокнутый. Ну кто в здравом уме наденет такой смешной свитер? Синий с мелкими красными, рыжими и желтыми ромбиками на груди… Дин издал короткий смешок, представив себе, как грозно Кас смотрелся бы в таком наряде с гранатой и оружием в руках. Поддавшись непонятному ему самому порыву, он слегка погладил Каса по плечу.

– Вставай, спящая красавица, приехали.

Кас встрепенулся и поднял голову, сонно заморгав. И вправду заснул. А может, он так отрубается из-за какой-нибудь болезни?.. Или от наркомании… Дин закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Ему следует избавиться на какое-то время от этих мыслей, иначе он будет постоянно на них отвлекаться. Лучше он потом все разузнает об этом парне, а пока просто завершит с ним дело. Убедившись, что Кас потянулся к двери, Дин вышел из машины, обходя ее кругом и останавливаясь напротив пассажирского места. И, как оказалось, он сделал это не зря: у Каса, едва он ступил на газон возле парковочной дорожки, тут же подкосились ноги, и он бы рухнул, если б Дин его не поймал.

Подхватив его под подмышки, Дин хмыкнул. Ну вот. Сначала он падал, а Кас его ловил, а теперь наоборот. Отличная пара просто. Мистер и миссис Смит, гей-версия. Кас, навалившись на Дина, вцепился в его талию. Дин дал парню пару секунд, чтобы прийти в себя, и негромко спросил:

– Идти можешь? Или совсем плохо?

– Могу… Не знаю, – прошептал Кас. – Мне нехорошо.

Вздохнув, Дин пригнулся и закинул одну руку Каса себе на плечо, приобнял его. Парень был весь мокрый от пота… Так они и дошли до дома – Кас крепко держался за Винчестера, а Дин практически тащил его на себе. Лохматая макушка то елозила на груди Дина, то утыкалась ему в подбородок. Когда Дин остановился, чтобы открыть дверь, Кас попытался встать ровнее, и в результате головой едва не съездил Дину по носу.

– Эй, тише, – хмыкнул Дин, пытаясь попасть ключом в замочную скважину. Все-таки он сегодня тоже то ли переволновался, то ли от тока еще не оправился… Руки-то трясутся… Голова Каса подрагивала, и Дин, устав от ее мельтешения перед своим лицом, поднял ладонь с его талии, прижав Каса виском к подбородку. Он невольно вдохнул глубже, заинтересовавшись, чем пахнет от Каса. Он вообще любил запахи…

Дин ожидал, что от него будет нести немытой головой, потом или грязью, и уже приготовился скривиться, но неожиданно почуял запах одеколона или туалетной воды и чего-то еще. Может, шампунь, а может, гель для волос. И волосы чистые у него… Кас, словно почувствовав это, как-то разом сжался, и Дин машинально погладил его по голове, ловя себя на том, что хочет успокаивающе чмокнуть его в макушку. Но, к счастью, он уже повернул ключ в замке и не дошел до этих нежностей. Конечно, Кас расплавился и потек, как мороженое на солнце, но это вовсе не делало его хрупкой девушкой… Распахнув дверь, Дин дотянулся до выключателя, зажигая в прихожей свет, и легонько подтолкнул Каса вперед.

– Добро пожаловать. Чувствуй себя как дома, если ты дома не мусоришь и ничего не портишь, – весело произнес он.

Кас, оказавшись внутри, тут же рухнул на пуфик возле двери. Увидев, что Дин начал разуваться, он тоже расшнуровал свои кеды и бросил их в сторону. Когда он стянул свитер, под ним оказалась простая белая майка. Дин, сняв куртку, повесил ее на крючок и, взяв у Каса свитер, сложил его и отправил на полку сверху. Пускай лежит, а то окажется с утра, что Кас разбросал шмотки по всему дому… Ах да, надо ему еще кое-что сказать о доме…

– Кас, – Дин присел на корточки перед пуфиком. Парень сидел, поставив локти на колени и спрятав лицо в ладонях. – Эй, посмотри на меня, – Дина начало напрягать состояние напарника. Может, пока Винчестер был в отключке, Каса успели огреть, и поэтому он сейчас с ума сходит? Кас поднял лицо, и Дин, держа его за подбородок, ощупал затылок и виски. Нет, крови нигде нет. Шишек вроде тоже. – Посмотри наверх, – оттянув нижнее веко, Дин оглядел глаз Каса. Сэм так иногда делал, когда Дину доставалось. Сам же Дин не знал, зачем эта процедура, но решил, что лишней она не будет. Кас совершенно безразлично отнесся к действиям Дина, вытерпев все ощупывания головы и лица. – Где-нибудь болит? Тебя били?

Кас помотал головой.

– Просто у меня сильная слабость. Давление упало. Криз, коллапс, кадавр, хах… Это от нервов, – негромко и устало произнес Кас. – Я так…

– Все разговоры потом, – прервал его Дин, – есть хочешь?

Кас помотал головой.

– Пить только.

– Сам до кухни дойдешь?

– Наверно.

– Ну, тогда вставай, – с сомнением произнес Дин. Он наблюдал, как Кас, глубоко вздохнув, поднимается на ноги. Его покачивало, но все же он не падал. Дин пошел за Касом, держа руку возле его плеча, чтобы поймать, если тому станет дурно, и попутно говорил: – Здесь ванная с туалетом. Санузел есть еще на втором этаже. Там же две спальни – моя и гостевая. Так, стой, направо… Слева – гостиная, можешь там поваляться перед телевизором, если хочешь… Ага, проходи, садись, – Дин проследил, чтобы Кас опустился на угловой диванчик, а не мимо, взял чайник с подставки, наполнил его водой и вернул обратно, щелкая кнопкой включения. – У тебя раньше бывали такие приступы? – он взял высокий табурет от кухонной стойки и подтащил его к диванчику, усевшись напротив Каса. Парень поднял на него глаза, взглянув снизу вверх: табурет был достаточно высоким, чтобы голова Каса находилась на уровне груди Дина.

– Бывали, – признался Кас, – давление понижалось… И панические атаки тоже случались…

– Чем ты болеешь? – напрягся Дин. Не, вроде то, что перечисляет Кас, не заразно, вот только если ему станет совсем худо, Дин должен хотя бы знать, нужно ли звонить 911 или сразу закапывать коченеющее тело на заднем дворе.

– Да фигня, – Кас, не отрываясь, глядел в глаза Дина, словно боялся, что, стоит ему моргнуть, он отключится. – ВСД.

– ВэЭс-что?

– Вегетососудистая дистония. Не забивай голову, – Кас неожиданно улыбнулся – снова искренне, как тогда, в машине, а не наигранно. Может быть, у него не было сил, чтобы натягивать на лицо маску жизнерадостности. – Я не отброшу коньки, – он словно прочитал мысли Дина, – но если ты угостишь меня сладким крепким чаем…

– Нет проблем, – Дин улыбнулся в ответ и поразился выражению, застывшему на лице Каса. Парень распахнул глаза и долго на него смотрел, затаив дыхание. Нет, Дин, конечно, знал, что он весьма симпатичный и что улыбка его красит, но так на нее еще никто не реагировал. Но это неважно, пусть Кас реагирует, как хочет; главное, что он явно приходил в себя. С его лица уходила мертвенная бледность, он уже говорил почти нормальным голосом, и, судя по всему, приступ проходил. Вставая с табурета, чтобы взять кружки и заварить чай, Дин весело спросил: – А сейчас что у тебя было? Паническая атака? Давление? Или еще что?

– Думаю, все разом, – Кас заулыбался еще шире, и Дин заключил, что с ним точно все в порядке, раз уж тот в состоянии так скалиться. – Как ты себя чувствуешь?

– Все окей, – Дин пожал плечами, кидая в кружки чайные пакетики. – Одного удара электрошокером недостаточно, чтобы мне стало плохо, – он налил кипяток и вернулся к Касу, пододвигая одну чашку к нему.

– Жаль, что я этого не знал, – пробормотал Кас, опуская взгляд. – Если бы тот козел не начал прикрываться тобой, я бы точно решил, что ты уже мертв.

Дин усмехнулся. Кас держал ладони над кружкой, над которой вился пар, грея ладони. В одной только белой майке он показался беззащитным. Под бледной кожей на руках чуть проступали мышцы, но вряд ли это были последствия занятий спортом. Тощий он, скорее, от того, что мало ест, а не из-за того, что поддерживает форму. Или просто много двигается. Дин вспомнил о своих подозрениях и скосил взгляд на локтевые сгибы и предплечья Каса. Нет, вроде следов уколов нет. Хотя кто знает этих нарколыг, может, он в другое место колется… Дин одернул себя. Ему пора перестать выдумывать. Лучше он попозже прямо спросит, чем себя убивает Кас. И обязательно пообещает, что вырвет ему позвоночник, если парень рискнет чем-нибудь закинуться во время работы.

– А зачем ты пошел вообще за мной? – спросил Дин. Он только сейчас подумал, что, должно быть, его долго не было, раз Кас решился ворваться в дом. – И как догадался захватить с собой оружие? Ты хоть стрелять-то умеешь?

– Ты не вернулся спустя пятнадцать минут, – просто ответил Кас. – Я подождал еще полторы минуты и решил, что что-то пошло не так. Ну, и что мне еще было делать, – он придвинул к себе кружку и, склонившись над ней, отхлебнул чай. – А сахар?

Фыркнув, Дин встал и принес сахарницу и ложку. Сам он редко ей пользовался: предпочитал покупать десерт, например, пирог. Так что Касу повезло, что ему не пришлось утешаться несладким чаем.

– Так вот, – продолжил Кас. Он подрагивающей рукой высыпал в кружку три ложки сахара с горкой и начал неторопливо его перемешивать. – Я подумал, что с пустыми руками идти глупо, поэтому залез в багажник…

– Откуда ты знаешь, что я храню оружие в багажнике? – перебил его Дин. Он, помнится, не показывал Касу свои богатства, всегда приходил на встречу, держа пистолет при себе или в бардачке…

– Это элементарно, Ватсон, – Кас снисходительно взглянул на него, и Дин поднял брови. Нет, ему что, не показалось? Кас действительно смотрел на него снисходительно? Надо же. Такого выражения лица Дин еще у него не видел.

– Эй, Шерлок, – с насмешкой произнес Дин, – тут вообще-то я самый умный и крутой.

– И поэтому я уже дважды спас тебя, – Кас тихо засмеялся. – Просто я подумал, что вряд ли ты ходишь на подобные дела без оружия. В машине я его не заметил, да и кто будет возить все это в салоне? Вот и взял приглянувшееся… Самый большой пистолет и гранату. Я решил, что ею можно пригрозить. Стрелять только не умею, да и вообще в оружии не разбираюсь. Я никогда ни с кем не ссорился до такой степени, чтобы брать его в руки.

– А теперь слушай меня, – вздохнул Дин. Его чай начал остывать, и, сделав глоток, Дин только сейчас осознал, что у него тоже уже пересохло в горле. – Во-первых, завтра с утра я обязательно проведу тебе лекцию по разным классам оружия, чтоб ты знал, как с ним управляться. Во-вторых… Господи, Кас. Нам невероятно повезло, что ты столкнулся с человеком, не разбирающимся в оружии. Ты схватил неплохую игрушку, конечно, с ближнего расстояния из нее стрелять вполне можно. Но ты не умеешь стрелять, значит, она для тебя была бесполезной. Далее – граната. Неужели ты подумал, что я буду с собой возить ручную гранату, которой можно все взорвать?

– А почему бы и нет? – буркнул Кас. Его щеки слегка порозовели. – Ты хоть знаешь, как я пересрал, когда услышал взрыв? Я думал, что ты там снова умер.

Дин усмехнулся. Надо же, как Кас за его жизнь беспокоится…

– Это светозвуковая граната. Такими обычно полиция распугивает митинги. Оглушает и ослепляет.

– Зачем ты кинул ее в человека? – задумчиво спросил Кас. Он потер пальцем бок кружки, не поднимая взгляда на Дина. – Разве ты недостаточно припугнул его? Он же согласился.

– Не будь наивным. Он в любой момент мог нажать тревожную кнопку, и тогда бы нам пришлось уносить ноги уже от копов. Ты же не хочешь попасть в список разыскиваемых преступников? – Дин следил за Касом, пытаясь догадаться, о чем тот сейчас может думать. Ему и раньше было нелегко читать людей, а сейчас он и вовсе запутался… – А так мы его безболезненно оглушили. Это все же лучше, чем огреть трубой по голове.

Кас вскинул глаза на Дина.

– Не надо напоминать об этом, ладно? Я не хочу быть причиной лишних страданий.

– Ты буддист? – Дин откровенно развеселился. Все-таки Кас ненормальный. То безжалостно бьет кого-то по затылку, то прикидывается нежной фиалкой.

– Нет, – чуть раздраженно ответил Кас. – Дин, пожалуйста, не надо смеяться надо мной. Я могу обидеться и уйти.

– Кто б тебя еще отпустил.

Кас внимательно посмотрел на него, словно что-то для себя решая, а потом неожиданно сел поближе к краю дивана и лег щекой на бедро Дина, положив ладони на его колени. Несколько мгновений Винчестер просто пораженно смотрел на умиротворенную физиономию Каса, а потом, кашлянув, спросил:

– Все в порядке? Кас?

– Ой. Прости, – парень быстро поднялся и покраснел. – Ты просто так сказал, и я подумал, что…

– Не оправдывайся, – Дин прервал его ставшую путаной речь, – все нормально.

Хотя на самом деле нормально ничего не было. Дин ни хера не понял, что только что произошло. Что он такого сказал? Что Каса никто не отпускает? Так это касалось работы… А! Он, видимо, действительно просто не так подумал. Хотя с чего бы ему решить, что Дин сейчас говорит о чем-то… чем-то… связанном с чувствами, что ли? Или как это там называется? Впрочем, – Дин мысленно вознес глаза к небу, – и до этого было ясно, что у Каса не все в порядке с головой. Намеки он не понимает, смысл сказанного, как оказалось, улавливает неправильно, ведет себя не слишком адекватно. И, похоже, не имеет четкого мировоззрения, или системы ценностей… Дин не знал, как назвать это. Сам он мог без проблем делить мир на черное и белое, а вот Кас, судя по тому, как он ведет себя, различал множество оттенков серого.

– Сколько тебе лет, чудо? – Дин облизал губы, подумав, что неплохо бы узнать о Касе побольше.

– Двадцать четыре, – Кас чуть прищурился, видимо, желая состроить недовольное или подозрительное лицо, но Дин засмеялся. Парень стал похож на жмурящегося котенка.

– На два года младше меня. Кстати, а как ты в доме нашел меня?

– Ну, я же запомнил его план, – Кас пожал плечами. Его лицо снова расслабилось. – И помнил, что ты или в спальне, или в кабинете. Обнаружил в спальне, когда тот мужик тебя ощупывал, искал оружие, да? Наверно, да. Я сразу заорал на него, а он схватил тебя, прикрываясь, и начал тыкать в мою сторону пистолетом. А дальше ты очнулся.

– Круто, – заключил Дин, отметив, что у Каса неплохая зрительная память, – ты просто герой. Знаешь, такие в фильмах появляются в тот момент, когда у главного персонажа не остается никаких шансов. А Кас – это имя или кличка?

– Имя, – оскорбился парень. – Сокращение от имени Кастиэль.

– Ни фига себе, – присвистнул Дин, – а фамилия какая? Что-нибудь вроде…

– Коллинз, – оборвал его Кас, поморщившись. Он явно не желал выслушивать фантазий Дина на тему своего имени.

– Дин Винчестер, – он протянул ему ладонь для рукопожатия. – Наконец-то будем знакомы.

– Приятно познакомиться, – Кас слабо пожал его ладонь, явно не собираясь мериться силой рукопожатия.

– Ладно, – Дин хлопнул в ладоши, – сеанс психотерапии и лечения будем считать законченным, я пошел в душ. Холодильник в твоем распоряжении, спальня с большой кроватью – моя, а…

– Это приглашение? – заинтересовался Кас, и Дин, начавший было допивать чай перед тем, как уйти, поперхнулся. – Я шучу, – глаза Каса засверкали. – Продолжай.

– А все остальные горизонтальные поверхности, – откашлявшись, закончил Дин, – в твоем распоряжении.

Шутливо отсалютовав Касу, он ретировался в ванную, перед этим забежав на второй этаж, чтобы взять чистое белье. Да, он, в отличие от Каса, пах чуть лучше уличного бомжа. С Дина сегодня сошло сто потов, и удивительно, как Коллинз еще не начал морщить нос. Кастиэль Коллинз… надо будет вбить его имя в поисковик, посмотреть, какие ссылки выскочат. Несмотря на прямоту и честность парня, Дин не мог затолкать свою подозрительность куда подальше. Он привык все проверять. Он должен точно знать правду о тех, кто рядом с ним, пусть даже придется ее выпытывать. К тому же у него были поводы для подозрений: пускай Кас и ухитрился дважды помочь ему, но все же он в первую их встречу был в наркопритоне, и дилер ему не понравился отнюдь не из-за моральных качеств, а из-за плохого товара и высоких цен.

Когда Дин вышел из душа и кинул джинсы с майкой и рубашкой в свою комнату, он обнаружил Каса на том же месте. Коллинз ухитрился свернуться и улечься на узком диванчике, но, едва услышав шаги Дина, сразу же принял сидячее положение. Посмотрев на Винчестера, он едва заметно улыбнулся:

– Всегда ходишь дома в майке и спортивных штанах? Не жарко?

Дин хотел ответить, что это нормальная форма одежды, когда в доме посторонние, но не стал. Он почувствовал интерес. Если он все правильно понял, Кас ненавязчиво с ним флиртовал; Дин хотел бы узнать, было это его привычной формой общения или у Коллинза есть какие-то планы по соблазнению. Дин не считал, что работа и легкая интрижка несовместимы; возможно, потому, что у него не было подобного опыта. А экспериментам он всегда был открыт. Так что, – решил он, – пусть Кас продолжает так же восхищенно на него смотреть. Это льстит самолюбию и тонизирует эго.

– Станет жарко – разденусь. Не советую спать тут, завтра не разогнешься, – Дин взял пустые кружки и поставил их в раковину, решив, что сполоснет их чуть позже.

Кас неожиданно робко поинтересовался:

– А у тебя не найдется лишнего полотенца?

– Разумеется, – Дин улыбнулся, пользуясь тем, что стоит к Касу спиной. Ему отчего-то не хотелось демонстрировать ему эту улыбку. Рано еще. Они плохо знают друг друга, а показывать открытое лицо и тепло улыбающиеся глаза кому попало Дин не собирался. – Найдется даже какая-нибудь чистая одежда. Но, – Дин повернулся к Касу, – она будет тебе великовата.

– Нестрашно, – Кас улыбался, глядя на Дина, словно догадываясь, что тот скрыл тепло, родившееся в глубине его глаз.

– Можешь отправляться изучать ванную, я сейчас все принесу, – Дин вышел из кухни и взбежал по лестнице на второй этаж. Порывшись в шкафу, он нашел чистую майку и старые, но непотрепанные спортивные штаны, потом взял большое махровое полотенце и понес вещи к Касу.

Перед дверью он на секунду задумался, стоит ли постучаться, или просто открыть, или просунуть все в щелку… Но потом мысль, что это его дом, все-таки взяла вверх, и он просто позвал:

– Кас, – и открыл дверь.

Кастиэль стоял перед зеркалом, держа в руках майку, и разглядывая себя. Дин не хотел пялиться, но его взгляд зацепился за грудь Каса, и, не в силах противиться любопытству, Дин медленно положил вещи на стиральную машинку и приблизился к парню.

– Откуда это у тебя? – Дин взглянул в зеркало, рассматривая гладкую грудь Каса. Ее обезображивали два длинных шрама. Один шел наискосок от крестца до середины ребер, а второй был почти горизонтальным, проходя по нижним ребрам и немного затрагивая живот. Шрамы старые, может, им пара лет максимум, розовые рубцы выделяются на светлой коже. «Светлее, чем у меня», – подумал Дин.

И… Дин понял, что уже не раз видел, как Кас тер эти шрамы рукой, морщась. Но они же не должны были болеть…

– Не думаю, что мне хочется рассказывать об этом, – пробормотал Кастиэль, – на сегодня и так достаточно неприятных событий.

– Прости, – Дин кивнул, – вот одежда и полотенце. Извини, – еще раз попросил он прощения, проклиная себя за любопытство и бестактность. Исчезнув из ванной и прикрыв дверь прежде, чем Кас успел что-то ответить, Дин сжал кулак, прикусывая губу. Отправившись в спальню, он думал, что ему было бы ужасно неприятно, если бы у него были шрамы, а на них бы кто-то так уставился. Так, как он сейчас сделал.

Дин выключил в своей спальне свет и лег на кровать поверх одеяла, только спихнул в ноги плед. Он думал, что не заснет еще полночи. Они с Касом предполагали, что сегодня уже закончат хотя бы часть работы – найдут папку. А потом и проследят за Кроппом. Точнее, Дин думал, что они сделают и то, и то, разделив обязанности, он даже не мог предположить, что Кас не умеет водить машину… Но, как бы то ни было, они готовились к бодрствованию всю ночь. Точнее, нет. Дин готовился. А Кас, судя по тому, что засыпал каждые пять минут, встал рано утром, в отличие от Дина, разлепившего глаза только к обеду. И раз уж они теперь так рано вернулись…

А во сколько они вернулись, кстати?.. Дин нехотя встал с кровати и, включив ночник, окинул взглядом комнату. Где он там оставил джинсы?.. Вроде в их карманах был мобильный… Ага. Найдя телефон, Дин включил его. Старая-старая Нокиа, которая выживала при любых падениях. Когда у Дина появлялось задание, он вставлял сим-карту именно в этот телефон, избавляясь от другого аппарата, Сони Иксперии с большим сенсорным экраном. Этот капризный девайс не ценил постоянных ударов. Телефон наконец-то включился, и Дин удивленно поднял брови. Полпятого утра? С ума сойти… Когда они успели столько времени потратить?.. Не за разговорами же его провели.

Вздохнув, Дин задвинул телефон под кровать и выключил ночник. Он уснет, не может не уснуть. Закрыв глаза, Дин завозился, устраиваясь поудобнее. В голову полезли непрошеные мысли. Он размышлял, откуда у Каса могли взяться такие шрамы. Они были похожи на те, что остаются от ранения ножом или подобным предметом. А может, это от каких-то хирургических операций? А в аварии можно такие получить? Хотя сомнительное какое-то место для получения шрамов… Ах да, Кас же не водит машину. А может, он именно поэтому и не водит, что однажды доводился до такого вот? Застонав, Дин перевернулся на живот, утыкаясь лицом в подушку. Он очень хотел перестать думать и просто заснуть.

Видимо, усталость все же брала свое, и Дин задремал. Только он быстро вынырнул из сна через какое-то время, услышав, как открывается дверь в его комнату. Он привык быть готовым ко всему, и на секунду кровь вскипела в предвкушении схватки, но тут же по телу прокатилось облегчение, когда Дин услышал свое тихо произнесенное имя:

– Дин?..

Кас, очевидно, потоптался на пороге, не решаясь пройти дальше – стеснялся разбудить Дина. Тогда Винчестер встряхнул головой, приподнявшись на локте, и хрипло спросил:

– Что-то случилось?

– Ты советовал мне не спать в скрюченном положении, – Кас сделал несколько шагов вперед и застыл сантиметрах в сорока от кровати Дина. – А в гостевой спальне… Э… Когда ты там был последний раз?..

– Не помню, – честно ответил Дин, моргая. Он начал различать в темноте силуэт Каса. Парень стоял, переминаясь с ноги на ногу, вцепившись пальцами одной руки за локоть другой. Дину показалось, что Коллинзу хотелось вести себя раскованно, только он все равно был застенчив, и преодолеть робость ему удавалось не всегда. Одежда Дина была ему предсказуемо велика, но выглядел Кас достаточно уютно. В конце концов, ему и его свитер велик…

– Там кровать перевернута и стоит на одном боку, – сообщил Кас ровным голосом, словно информировал о солнечной погоде на завтра, – и еще в той комнате невозможно дышать. Кажется, там что-то стухло.

– Черт, – Дину снова стало стыдно, – я реально не помню, когда туда в последний раз заходил. Наверно, когда прогнал туда своих приятелей после небольших дружеских посиделок.

– Ааа.

Кас все так же продолжал стоять, не решаясь подойти ближе, а Дин тупо глядел на него, не слишком догоняя, как следует себя повести. Он мог бы оправдаться тем, что был все еще сонным, или уставшим, или еще каким… Но на самом деле он просто смотрел на Каса, скользил по нему взглядом, изучая.

– Может быть, – Кас сделал глубокий вдох, – мой бесстрашный лидер позволит мне лечь на второй половине его прекрасной двуспальной кровати?

– Черт, – опять ругнулся Дин, – прости. Я опять туплю. Конечно. Ложись.

Дин сдвинулся в сторону и лег на бок лицом к середине кровати. Он привык спать на правом боку – его обычное состояние во сне. Какой бы огромной кровать ни была, он все равно не мог заснуть в позе морской звезды. И только когда постель прогнулась и матрас спружинил под весом чужого тела, Дин понял, что лежит и смотрит на Каса.

А Кас смотрит на него.

– Спокойной ночи? – спросил Дин.

– Спокойной ночи… Дин, – Кастиэль неожиданно подался вперед и легко прикоснулся к губам Винчестера.

Дин хотел было отпрянуть, сказав, что… что? Что он не такой? Чего ему сказать? Его целует симпатичный парень, храбро себя проявивший, пусть даже безрассудно храбро. Парень, которому Дин мог доверять во время работы. Так почему ему нельзя доверять во время отдыха? Почему ему нельзя довериться?

Дин потянулся за губами Каса, положив одну ладонь ему на затылок, чтобы он не отодвинулся, и поцеловал его. Он прихватил нижнюю губу Каса, проводя по ней языком, и погладил его по голове. У него были такие мягкие волосы, что Дин проводил и проводил по ним ладонью, пока Кас не отстранился, фыркнул, но при этом он все равно касался кончика носа Дина своим.

– Наглаживаешь меня как кошку. Приятно, – рука Кастиэля скользнула на талию Дина.

– И мне приятно, – прошептал Дин.

Кас потянул Дина к себе, и Винчестер перекатился на живот, опускаясь на Каса, опираясь на локти по обе стороны от его головы и продолжая мягко целовать его. Дину не хотелось ни секса, ни страсти, ни жесткости. Ему хотелось нежности. Может быть, потискаться, чтобы почувствовать легкое желание, но не больше. Он и так сегодня устал. Да и нет у него ничего для секса, лежит только не распакованная пачка презервативов в тумбочке, а смазка не куплена. Он не водит к себе партнеров и партнерш на одну ночь, он приглашает их в отель. К появлению парня в своей постели он готов не был.

И Кас, казалось, понимал это. Может быть, у него дар такой – читать мысли Дина? Ладони Каса мягко легли на поясницу Дина, чуть пощипывая кожу возле позвоночника, и скользнули вверх, так же мягко разминая спину и снимая напряжение. Губы Кастиэля отзывались на поцелуй именно так, как хотелось Дину, и он мысленно благодарил Каса за то, что он не лезет с языком. Руки Каса добрались до шеи Дина, и Винчестер едва не замурчал от удовольствия.

– Нравится, когда к шее прикасаются? – Кастиэль улыбнулся в губы Дину.

– Когда умеют прикасаться, – ответил Дин.

Кас, извернувшись, лизнул его в шею. Дин выгнулся, подставляясь под ласки, и закрыл глаза. Кас то и дело облизывал губы и скользил ими по горлу, порой добавляя язык, и у Дина перехватывало дыхание от его легких, совсем обычных прикосновений. Ведь ему кто только не вылизывал шею, как только не терзали кожу – а сейчас все чувствовалось во много раз острее, было гораздо приятнее… Может быть, все дело в удивительной уместности этих касаний? Ладони Каса огладили бока, чуть приподнимая футболку, и легли на талию Дина, дотрагиваясь до обнаженной кожи.

Дин почувствовал, как внизу живота скручивается узел, и член начинает напрягаться. Тогда он откатился на бок и притянул к себе Каса спиной. Мгновенно все поняв, Кастиэль прижался к его груди, ко всему его телу, так плотно, как только мог, и Дин крепко обнял его за талию. Закрыв глаза, он целовал Каса в шею, плечо, выглядывавшее из широкого ворота футболки. Он чувствовал всем телом свой пульс, биение сердца, и Кас, наверно, тоже ощущал его стук. Дин положил одну руку на грудь Каса, чтобы тоже чувствовать его сердцебиение, и глубоко вдохнул.

– Так хорошо, Дин… Тепло…

– Да, – выдохнул Дин, – хочешь спать?

– Очень.

– И я. Спи, Кастиэль.

Кас накрыл руку Дина своей, замирая. Его дыхание становилось ровным, и Дин заснул, ощущая под ладонью биение его сердца.

Изображение
_______________________________________
[1] – В руках у Каса MP9 — пистолет-пулемет, выглядит вот так: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/c ... ra_001.jpg


18 ноя 2013, 00:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение 2 глава
Изображение

Проснувшись следующим утром, Дин с закрытыми глазами потянулся и раскинулся на кровати. Спустя пару секунд он вспомнил, что еще ночью рядом с ним был Кас, а сейчас он уже смотал. Напрягшись, Дин рывком сел. Потирая глаза и привыкая к солнечному свету, пробивавшемуся сквозь занавески на окнах, он нащупал на полу телефон, чтобы посмотреть время. Надо же, всего девять утра… Он проспал часа четыре, не больше, а чувствовал себя так, словно целую ночь обнимал подушку. Кстати об объятиях. Куда это Кас в такую ранищу свалил?.. Будь он трижды жаворонок, вот только Дину не понравилось, что его напарник тихо ушел.

Может, он вообще из дома убежал? Осмыслил все произошедшее вчера и решил исчезнуть, пока жив… Помрачнев, Дин окончательно проснулся и поднялся с кровати. Он уже не беспокоился, что Кас кому-нибудь что-нибудь сболтнет. Хотя может, конечно… Но он не так уж много знал. Для него это просто какое-то задание, никаких причинно-следственных связей, никаких секретных паролей и позывных. Правда, Организация уже могла взять его на мушку – после вчерашнего-то грандиозного провала. И была еще одна причина, по которой Дину не хотелось бы терять Каса на ближайшую неделю: ему по-прежнему был нужен напарник. Найти нового человека негде, а этот парень, хоть и чокнутый невротик, все же неплохо проявил себя. Хотя после окончания задания он, скорее всего, будет еще месяц биться в истерическом припадке, но в нужную минуту он ухитрился взять себя в руки и выполнить то, что ему говорили.

Выйдя из спальни, Дин прислушался. Ни единого звука. Неужели и вправду сбежал, не попрощавшись? Впрочем, имя у него запоминающееся, найти парня не составит труда. Не удержавшись, Дин заглянул в соседнюю комнату – гостевую спальню. Действительно ли там все так плохо, а он и не знал об этом?.. Открыв дверь, Дин недоуменно нахмурился. Никакого запаха. Кровать стоит как кровать… Ну, не заправлена она, но стоит же нормально, а не перевернута.

Дин похолодел. Зачем Кас соврал ему?.. У него был какой-то план?.. Он собирался усыпить бдительность хозяина дома и прошвырнуться по спальне? А что, он же знал со слов Дина, что люди, как правило, все самое важное хранят в спальне или кабинете. Вот и решил поживиться… А у Дина было много вещей спрятано в комоде. Помимо оружия там были дорогие часы, деньги, все документы, да и вещи там были недешевые. Когда столько зарабатываешь, волей-неволей начинаешь покупать рубашки красивые и качественные, а нижнее белье – дорогое и действительно удобное. Рубашки, конечно, не те, которые надеваешь на дело… Дин нервно усмехнулся, представив себе домушника, охотящегося на чужие дорогущие трусы.

Спустившись на первый этаж, Дин уже ожидал найти разграбленную квартиру, но вдруг услышал из гостиной звуки. Он кинулся туда и застыл, удивившись. Вот черт. Он снова настроил себе столько предположений, успев и расстроиться, и позлиться, а все оказалось куда проще.

На диване с кружкой кофе в руках сидел Кас, поджав под себя ноги. Перед ним тихо бормотал телевизор. Увидев Дина, парень повернул к нему голову и широко улыбнулся. Дин отметил, что Кас уже был в своей одежде – джинсах и свитере, и, наверно, майку тоже под него надел, вот только ноги были босыми. И улыбка у него стала прежней – ненастоящей, зато широкой.

– Доброе утро, – Кас приветливо поднял кружку.

– Доброе, – кинул Дин в ответ. – Чего не спишь?

Кас неопределенно пожал плечами, игнорируя вопрос.

– Ничего, что я немного порылся на твоей кухне?

– Я же говорил – чувствуй себя как дома, – Дин, оттолкнувшись от дверного косяка, отправился в ванную. Он неожиданно почувствовал себя глупо. Может, Кас вчера рассчитывал не только на поцелуи? И, не дождавшись продолжения банкета, оставил Дина досыпать в одиночестве. Иначе почему он сейчас снова улыбается своим пластмассовым оскалом?

Чистя зубы, Дин смотрел на свое отражение и злился. Правая рука до сих пор ныла, поэтому приходилось держать зубную щетку левой. Зеркало бесстрастно отражало синяки от недосыпа под глазами, сетку красных сосудов на глазных яблоках, просто помятый и несвежий вид. Нет, надо было все-таки доспать еще несколько часов… Дин злился на свое поведение ночью. Он не жалел, что не переспал с Касом. Он жалел, что вообще пустил его в свою кровать. Пустил, открыл, можно сказать, душу, не только целовался с ним, но и обнимался. Заснул, как с любимой девушкой. А этот мудак не оценил. Показывает, черт его побери, свою псевдо-радостную физиономию. Ну и хер с ним, вот разберутся с делом, отдаст Дин ему двадцать кусков – и до свидания. Винчестер отправится дальше искать случайные связи с кем-нибудь более искренним и простым.

Вытирая лицо полотенцем, Дин вспомнил шрамы на груди Каса. Было чертовски любопытно, кто и при каких их обстоятельствах оставил, но спросить он теперь вряд ли бы решился…

Вернувшись в гостиную, Дин обнаружил Каса в той же позе. Кинув взгляд на телевизор, он на секунду задержал внимание на передаче, а потом молча ушел на кухню. «Дискавери», кто бы мог подумать. Какая-то очередная программа про Землю, перемежающаяся съемками из космоса. После вчерашних приключений включить режим умиротворения и наслаждаться природой с экрана плазмы – самое то. Только не для Дина, разумеется.

Дин достал сковородку, намереваясь приготовить завтрак, и подумал, что Кас, наверно, тоже голоден: грязной посуды не наблюдалось, парень с утра не ел. А вот вчерашние кружки вымыты… Мило. Дин крикнул:

– Будешь завтракать?

– Не откажусь, – отозвался Кас.

Пока Дин разбивал в сковороду четыре яйца, он услышал за спиной шум и обернулся. На кухне появился Кас, прижимаясь к дверному проему, и выглядел он немного смущенным. Решив не обращать на это внимания, Дин продолжил приготовление яичницы, зажигая на плите огонь. Однако Кас усиленно сверлил ему спину взглядом, и это начинало несколько нервировать. Черт, да у Дина есть все шансы стать таким же невротиком, если этот парень продолжит создавать щекочущие нервы ситуации и во время отдыха! Не оборачиваясь, Дин спросил:

– Ты что-то хочешь сказать?

– Ммм… Нет, – уклончиво ответил Кас, – просто… хм… Я вчера, наверно, вел себя странно. Знаешь, когда начинается приступ, мир вокруг кажется немного ненастоящим, и я не слишком хорошо себя контролирую.

– Я заметил, – хмыкнул Дин, – ты бы лучше выспался. У нас сегодня много работы, может быть, опять придется ночью где-то торчать. Кстати, я проверил гостевую спальню.

– И? – голос Каса стал совсем тихим.

– И с ней все в порядке, – Дин все же обернулся и посмотрел на него. Кастиэль кусал губы и вертел в руках опустевшую кружку, отводя взгляд в сторону.

– Я же говорю, – наконец произнес он, – я не слишком хорошо себя контролирую. И, знаешь, я не каждый день проникаю в чей-то дом, угрожая оружием. И не каждый день мне кажется, что парень, которого я только что почти что спас, взорвал себя.

– Я в твоих глазах смертник? – Дин закатил глаза. – И ты меня не спас. Ты просто помог.

– Спасибо, что так ценишь мое вмешательство, – язвительно ответил Кас. Поставив кружку на стол, он забрался на диван и подтянул к себе ноги. – Да, со спальней глупо вышло. Но мне на тот момент показалось, что звучит неплохо. Мне очень нужно было оказаться с кем-то рядом, было страшно одному. Я бы не заснул.

– Да ты и так не особо спал, судя по тому, что я только просыпаюсь, а ты уже в телик втыкаешь, – фыркнул Дин. Поделив яичницу на двоих и разложив еду на тарелки, он подошел к столу. – Двигайся, – скомандовал он и сел на диван. – А, не. Вилки забыл.

Снова поднявшись, Дин вытащил из ящика столовые приборы и вернулся к Касу. Тот уже отодвинулся на дальний край дивана, чтобы даже ненароком не прикоснуться к Дину. Ну надо же, а вчера так и норовил лишний раз вцепиться своими длиннющими пальцами. Дин начал есть, а Кас просто смотрел на него, словно что-то обдумывая. Дин видел это боковым зрением, но опять решил промолчать: пусть парень выговорится. Тогда можно будет составлять план поведения рядом с ним.

– В общем, – Кас вздохнул, – извини за вчерашнее. Я обычно к людям так не лезу.

– Фигня, – отмахнулся Дин, – верю. Ты же вроде только за деньги, – он коротко взглянул на Каса. Тот вспыхнул и уткнулся в тарелку.

Дин ухмыльнулся. Все честно. Кас признался, можно сказать, что ему было насрать, кто рядом, лишь бы быть с человеком, Дин напомнил ему, что он шлюха. Причем у Коллинза была возможность отреагировать по-другому, показав Дину, что это была лишь шутка, но раз он так смутился, значит, и вправду подрабатывал на улицах.

– Вообще-то, – тихо произнес Кас, вставая с места, – на такое не от хорошей жизни идут.

Он молча поставил тарелку с недоеденной яичницей возле раковины и щелкнул кнопкой на чайнике. Не спросив Дина, что он будет пить, Кас достал две кружки, грохнув их на стол. В одну он бросил чайный пакетик и, чуть помедлив, бросил и во вторую.

– Я пью кофе, – проинформировал Дин.

Ну круто. Обиделся. Надо же, какие мы нежные.

Кас, по-прежнему не говоря ни слова, вытащил чайный пакетик и бросил его обратно в коробку. Дин отметил, что она уже переместилась с верхней полки в шкафу на кухонную тумбу, и возвращать ее на место Кас не собирался. Тем временем Кастиэль открыл соседнюю дверцу и вытащил банку кофе. Дин только удивлялся: такое ощущение, что Кас потратил с утра какое-то время на изучение расположения вещей в этом доме. Он так свободно ориентировался на кухне Дина, словно прожил тут всю жизнь. Наконец он насыпал в кружку Дина две ложки кофе с горкой. Чайник вскипел, и Кас залил в их кружки кипяток.

– Спасибо, – все же поблагодарил Дин, втягивая носом поплывший по кухне аромат. Прикончив яичницу, он оттолкнул тарелку, и внезапно Кас, стоявший напротив него, скрестив руки и прислоняясь к тумбе, попросил:

– Подожди, – и подошел к Дину, схватив его за середину предплечья.

– Чего еще… – начал было Дин, но Кас встряхнул его за руку.

– Ты вообще это видел? Свое запястье?

– Ну, видел, – с сомнением произнес Дин. Опустив взгляд, он понял, что привлекло Каса: при дневном свете стало видно, как по запястью расплывался уродливый желтый синяк, да и само запястье было припухшим. Вроде уже не ноет, как с утра, только прикасаться больно. – Вчера не было…

– Оно у тебя болело, – вспомнил Кас, – и тебе в него зарядили тогда в притоне.

– Странно, что только сейчас опухло, – удивленно ответил Дин. Вырвав руку из цепких пальцев Каса, он поднес ее к лицу, рассматривая внимательнее. Пошевелив ею, он чуть поморщился. Ноет, но не особо. Кас неожиданно сжал запястье, и Дин едва не вскрикнул: боль была весьма ощутимой. – Блядь, не трогай.

– В предыдущие дни ты ничего особо рукой не делал, – задумчиво протянул Кас, убрав свои конечности поближе к себе, но так же неотрывно глядя на ладонь Дина. – А вчера с пистолетом носился, вот и заболело теперь… Перенапрягся. Или упал неудачно.

– Может быть, – Дин подумал, что теперь точно придется зафиксировать. Ушиб, возможно. Хотя он должен был проявиться раньше… А синяк расползся только сейчас. – Неудачная неделя вышла…

– Ты вчера был на адреналине. И чувствительность во всем организме у тебя была снижена из-за удара током, – Кас красноречиво посмотрел на него. – Ну, если только у тебя по жизни нет проблем с эрекцией…

– Пошел на хер, – огрызнулся Дин, поднимаясь с места. Кас засмеялся.

Дойдя до ванной, Дин нашел аптечку, вытащил эластичный бинт. Он и раньше получал ранения, порой нос ломал, один раз даже ногу… Все было не смертельно. Больно, конечно, но на нем все заживало достаточно быстро, чтобы успеть восстановиться к следующему заданию. Значит, и рука пройдет, главное, чтобы сегодня стрелять не пришлось. Левой он тоже умеет, но не так хорошо. Странно, что он сам не заметил, что запястье пожелтело… Хотя ничего удивительного, он редко замечает, что что-то не в порядке. Дин привык наплевательски относиться к своему телу. Если не падает – значит, все хорошо. А Кас глазастый, сукин сын. Или он просто пялится на него, а Дин не замечает.

– Дин? – Кастиэль, словно поняв, что Дин думает о нем, поскребся в дверь ванной. – Можно войти?

– Входи, – кинул Дин. – Приспичило?

– Нет, – Кас открыл дверь, – просто ты не сможешь сам нормально зафиксировать запястье. Давай я помогу.

– А ты умеешь что ли? – криво усмехнулся Дин. – Успел диплом врача получить до того, как связался со мной?

– Я окончил курсы первой доврачебной помощи, – Кас проигнорировал его выпад и, точно так же проигнорировав протянутый ему бинт и руку, принялся рыться в аптечке. – Отлично, у тебя даже бальзам от растяжений есть, – парень вытащил тюбик и быстро отвинтил крышку.

– У меня не растяжение, – Дин устал держать руку на весу в ожидании помощи и опустил ее.

– Давай сюда свое запястье, – скомандовал Кас, вновь схватив его за предплечье. – От ушибов он помогает тоже.

– Ладно, магистр Йода, – закатил глаза Дин.

Кас, аккуратно придерживая его ладонь, начал кончиками пальцев растирать холодную мазь по внутренней стороне запястья и предплечья. Его движения были уверенными, но бережными, словно он просто гладил Дина. Наблюдая за Касом, Винчестер ожидал, что парень почувствует его взгляд и поднимет глаза, но Кас, похоже, слишком сосредоточился на своей задаче, чтобы отвлекаться. Возможно, он старался не причинить боль снова. Перевернув руку Дина, Кас, выдавив еще бальзама, намазал и внешнюю сторону ладони и запястья. Удовлетворившись, он приказал:

– Держи руку прямо.

Подчинившись, Дин следил, как Кас ловко перевязывает запястье. Накладывает несколько витков эластичного бинта на предплечье, само запястье, делает один оборот между большим и указательным пальцем, затем снова перематывает основание ладони. Движения выверенные и четкие, и вправду, видимо, курсы посещал… Но если подумать – зачем ему об этом врать? Кас закончил и впервые за все это время посмотрел на Дина.

– Постарайся сегодня не напрягать руку. Было бы неплохо записаться на рентген, я подозреваю у тебя трещину кости, а ее можно определить только по снимку. Последствия незалеченной трещины могут быть самые разные: перелом, заражение, а еще…

– Притормози, – Дин поднял руки, – я не хочу слушать о том, что умру мучительной смертью из-за того, что меня шарахнули по руке железякой в притоне. Спасибо. Кстати, – делано небрежно спросил Дин, – а эти курсы ты давно закончил?

– Не очень, – Кастиэль пожал плечами, – а что?

– Ну, просто интересно, это было до или после получения шрамов.

Дин действительно не собирался задевать парня. Ему было всего лишь любопытно узнать, решение научиться оказывать первую помощь себе и окружающим было принято после произошедшего инцидента или просто так. Или, может, Кас вообще хотел стать врачом, а потом понял, что вещества можно доставать и без диплома профессионального доктора.

– Слушай, – напряженно ответил Кас. Он посмотрел Дину прямо в глаза. В его зрачках плескалась злость. – Я уже ясно дал понять, что не хочу говорить на эту тему. И вообще, – раздраженно продолжил он, – за это утро ты превысил все лимиты подколок. Либо отъебись, либо продолжишь свое дело один.

– Эй, успокойся, – Дин улыбнулся, пытаясь сделать улыбку примирительной. – Просто утро – не самое мое любимое время. Пошли в гараж, покажу тебе, как выглядит оружие.

Кас с подозрением посмотрел на него, ожидая продолжения издевательств и попыток вызнать, откуда у него шрамы, но у Дина было такое простое и честное лицо, что парень расслабился. Кивнув, он произнес:

– Окей. Веди в свой гараж.

– Подожди пять минут, переоденусь только, – Дин вспомнил, что все еще был в том, в чем спал, и ретировался в спальню.

Надевая джинсы и очередную черную футболку с клетчатой рубашкой, он решил, что однажды обязательно узнает об этом Кастиэле Коллинзе побольше. Найдет его страничку на фейсбуке, обнаружит его фотки в интернете, выведает, наконец, у него про эти шрамы. Одним словом – выяснит, с кем он работает. Если, конечно, парень не свалится в обморок при следующей попытке спереть папку. С другой стороны, даже если свалится, все упростится – можно будет проверить в его карманах наличие паспорта или мобильника. Кстати, Кас еще ни разу при Дине не доставал сотовый телефон… Странно, странно… И за временем не следил. Хотя к чему ему это – он же явно не работает и не учится.

Вернувшись к Кастиэлю, Дин повел его в гараж. Парень плелся за ним еле-еле, и Дин невольно ощутил себя так, словно конвоирует его, заставляя делать что-то, чего ему не хочется. Но он решил, что то, чему он собирался научить Каса, пригодится им обоим. Особенно, Касу.

Иногда Дин закатывал Импалу в гараж, но обычно она стояла на парковочной площадке перед ним. Гараж же использовался как стрельбище, как склад оружия, как место, где можно все это оружие привести в порядок. Это помещение стало пещерой Дина, которую он ревностно охранял, словно дракон, заботящийся о своем золоте. Конечно, когда детка ломалась, Дин все же загонял ее под крышу и забирался под нее, ковыряясь в железных внутренностях. Но сейчас с машиной все было в порядке, и она дожидалась хозяина в тени, отбрасываемой домом.

Оказавшись в гараже, Кас присвистнул, обводя его взглядом, и Дин испытал невольную гордость. Не зря он все же собственноручно приколачивал все эти полки и делал крепления… Его склад больше напоминал коллекцию. По всем стенам были развешаны пистолеты, винтовки, ножи, пара гранат, дробовик, наборы патронов, два патронташа, которые Дин ни разу в руки не брал и не собирался, биты и даже меч, стоивший ему немалых денег, и которым Дин так и не научился пользоваться, да и не было желания овладеть этим навыком. Дин знал, что вряд ли ему это понадобится. Покупая все новое и новое оружие, он бережно пристраивал его на полках, иногда разбирал и смазывал, порой стрелял по мишеням. Это занятие давно превратилось из необходимости в хобби, вот только похвастаться коллекцией было почти некому. И Кас с отвисшей челюстью сейчас как никогда вызвал прилив симпатии.

Когда Дин кратко рассказывал об оружии, Кас молча его слушал, почти не задавая вопросов, и это заставило Винчестера накинуть парню еще несколько очков расположения. Обойдя весь гараж и устроив небольшую лекцию, Дин наконец-то придирчиво взглянул на Каса, а затем снял со стены Вальтер[2]. Протягивая ему пистолет, он представил оружие:

– Вальтер, шесть патронов в съемном магазине.

– Такой маленький, – слегка разочарованно протянул Кас. Пистолет был размером с его ладонь. – И патронов мало…

– Предпочитаешь побольше и потолще? – хмыкнул Дин. – И в кого ты собрался стрелять, если шести патронов тебе мало?

Кас взглянул на него и быстро отвел взгляд. Дин подумал, что парень смутился из-за пошловатой подколки, а может, раздумывает, было ли это очередным издевательством, на которое нужно обидеться. Решив не заморачиваться над этим, Дин продолжил:

– Ладонь у тебя не такая уж и большая, к тому же он легкий. Ты стрелять не умеешь, зачем тебе больше? Для устрашения? Я вообще надеюсь, что тебе стрелять не придется. Потому что стрелять обычно нужно на поражение, а ты не убийца.

– Я… – Кас снова посмотрел на него. – Да, не убийца.

– Ладно, – Дин хотел хлопнуть в ладоши, но вспомнил, что одна рука у него забинтована. – Поучимся стрелять. И кстати, – добавил он, – из такого Джеймс Бонд в одном из фильмов стрелял.

Однако Кас не разделил его радости по поводу этого, несомненно, интересного факта, и Дин перешел к делу.

Поставив сваленный в углу гаража манекен, Дин начал объяснять Касу, как целиться, и вскоре парень сделал несколько выстрелов с десятиметрового расстояния, ни разу не промазав мимо мишени. Пули попадали манекену в живот и в грудь, одна угодила даже в голову, и Дин вполне удовлетворился этим результатом, решив, что его ученик достаточно способный. Глядишь, еще немного тренировки – и из Каса выйдет не самый худший стрелок. А потом и пугаться перестанет, начнет ходить на утренние пробежки – и от приступов этих избавится. Улыбнувшись своим мыслям, Дин вздохнул. Нет уж. Пусть этот парень получит свои двадцать кусков и проваливает на все четыре стороны. Ему хорошо. Дин бы тоже хотел забрать деньги за очередной заказ и уйти в отпуск, вот только не выйдет… А Касу совершенно нечего делать в этом бизнесе в таком смешном и ярком свитере.

А у него вообще есть что-нибудь, кроме этого свитера? Он в нем четвертый день ходит. И самое интересное – свитер-то как новенький. По идее, от Каса уже должно разить за версту потом, учитывая его нервозность, а он снова благоухает едва ли не розами. Ну ладно, ладно, совсем не розами, а парфюмом Дина. У него два флакончика стоит на полке в ванной, и одним он активно пользуется, а вторым душится только под настроение. Настроение бывает редко. Видимо, Кас это подметил, раз облился именно им… Дин подумал, что должен бы чувствовать раздражение из-за того, что парень бессовестно копается в вещах, но никакого негатива не было. В конце концов, он сам предложил чувствовать себя как дома…

– Ладно, – решил Дин спустя час и десяток расстрелянных обойм, – будем считать курс обучения удачно пройденным.

Кастиэль обернулся к нему и пожал плечами:

– Хорошо, – его голос звучал слегка разочарованно, хотя Кас потянулся, разминая занывшие плечи и спину. – Что у нас теперь по плану?

– Заедем к Бобби, скинем тачку и возьмем новую машину. Потом к тебе домой. Дальше придется разведывать обстановку и составлять новый план. Понравилось стрелять?

– Ага, – Кас протянул Вальтер Дину, но тот оттолкнул его руку и подал новую обойму. Заряжая пистолет, Кас спросил: – А кто такой Бобби? Твой друг?

– То есть поездка к тебе домой вопросов у тебя не вызвала? – хмыкнул Дин. Дождавшись, пока Кас расправится с пистолетом, он пошел на выход, слыша за собой тихую поступь парня. Лампы по бокам гаража выключались одна за другой по мере того, как шаги Каса с Дином отдалялись. Когда-то Дин отвалил кучу лишнего бабла за этот эффект, но оно того стоило. Нажмешь на выключатель – и чувствуешь себя героем какого-то фильма про спецагентов или супергероев. – Бобби – это Бобби. Все.

– Круто, – бесстрастно произнес Кас, – то есть ты не спишь с ним. Зачем тебе понадобился мой дом?

– А тебе есть дело до того, с кем я сплю? – огрызнулся Дин, но скорее по инерции. Его уже почти не раздражал этот парень, то флиртующий, то пытающийся что-то вызнать. – Надеюсь, у тебя есть какие-нибудь шмотки, кроме этого свитера?

– Мне насрать, с кем ты спишь, – Кас закрыл за собой дверь гаража. – Я поддерживал диалог. Чем тебе не угодил свитер? Он явно лучше твоих рубашек и джинсов. И уж точно дороже.

Дин обернулся, смерив Кастиэля взглядом.

– И это мне говорит человек, которого я нашел в наркопритоне? Если ты идешь на дело, – Дин снова пошагал вперед, к дому, – то не надеваешь яркие шмотки. В этом свитере тебя запомнили абсолютно все, кого мы встретили. Ты должен одеваться неприметно. Быть одним из миллиона окружающих тебя людей. Дорогая одежда тоже ни к чему – знающие люди легко определят на тебе рубашку за штуку баксов и насторожатся, если ты будешь прикидываться клерком или еще кем, – Дин толкнул дверь вперед, входя в прихожую. Он сгреб со столика документы, телефон и деньги. Проверив карманы, Дин вытащил ключи от машины. – Ты вообще слушаешь? – он посмотрел на Каса.

Кастиэль с безразличным видом стоял позади него, прислонившись к двери, и рассеянно глядел вглубь квартиры. Почувствовав на себе взгляд Дина, он встрепенулся:

– Что, прости?

– Ты меня слушаешь, спрашиваю? – раздраженно повторил Дин. – Пошли давай, – он подтолкнул Каса в бок, выпроваживая из дома, вышел сам и запер дверь.

– Я перестал слушать после слова «наркопритон». Я пропустил что-то важное? – лицо Каса было нечитаемым.

– Придурок.

– От придурка слышу.

Лениво переругиваясь, они подошли к машине и сели внутрь, Дин завел мотор. Кас наконец-то замолчал. Он облокотился на окно и подпер щеку рукой. Однако его молчание продлилось недолго. Снова завозившись, он спросил:

– Может, хоть магнитолу включим?

Дин молча ткнул в несколько кнопок, пытаясь найти волну радио, которая не будет раздражать. Когда это все-таки удалось, и колонки запели очередную песню Леди Гаги, он тронулся с места, выезжая со двора. Кас едва слышно подпевал припеву, точнее, просто мычал, и Дин постарался не обращать на это внимания. Он терпеть не мог, когда кто-то подпевал. Кроме него самого, разумеется.

Бобби жил не так уж далеко, достаточно было проехать еще несколько километров от города. Он был единственным другом Дина из Организации, и более того – единственным ее членом старше пятидесяти. Глядя на Бобби, Дин начинал верить, что можно задумываться о будущем. Отцу пришлось сбежать из страны, и он говорил, что мало кто после сорока остается в живых. Все рано или поздно совершают ошибку, и им или приходится прятаться, или их убивают. Но Бобби не просто перешел этот рубеж. Он еще и прекратил убивать и получать Конверты. Он просто снабжал сотрудников Организации машинами, прикрывал их, и его не трогали. Ему доверяли.

Дин вспомнил, как однажды в детстве отец оставил его с Бобби, а сам ушел. Сэм тогда был совсем мелким, учился в первом классе, а Дин заболел и с чистой совестью пропускал школу. Ну, как заболел… Притворялся. Только вот Бобби сразу же раскусил его. Дин думал, что теперь-то точно придется идти на уроки, высиживать их, но Бобби неожиданно повел его в парк, ворча, что с этим кочевым образом жизни Джону некогда погулять с сыновьями. Дин не знал, почему он запомнил этот момент, ему тогда было не так уж много лет. Но в нем до сих пор жила детская благодарность к старому мужчине.

Заезжая на свалку автомобилей, Дин выключил магнитолу. Бобби заметил его издалека и пошел навстречу, полотенцем оттирая руки от чего-то черного. Значит, опять чинил какую-нибудь машину… Дин кинул Касу:

– Пошли, – и вышел из машины. – Привет, Бобби.

– Угу, – кивнул мужчина, – руку не пожимаю, сам видишь, – он продемонстрировал ладони, заляпанные машинным маслом. – А у тебя что? – он указал взглядом на забинтованную руку Дина.

– А, – Дин поморщился, – то ли упал неудачно, то ли еще что.

– Что-то пошло не так?

– Можно и так сказать.

– Добрый день.

Бобби с Дином обернулись на голос, только сейчас заметив, что рядом с ними стоит Кас и явно ждет, когда на него обратят внимание. Дин перевел взгляд на Бобби и усмехнулся: мужчина оценивал Кастиэля с ног до головы, задержавшись на ярком свитере. Кас же непринужденно взлохматил волосы, смотря куда-то в бок, словно здесь никого, кроме него не было.

– Твой новый напарник? – с сомнением спросил Бобби, при этом глядя только на Каса.

– Временный, – подтвердил Дин, – это Кас.

– Приятно познакомиться, – буркнул Бобби. Он наконец-то перевел взгляд на Дина. – Пошли, найду тебе машину. Парень, – он снова посмотрел на Каса, – в той Ауди, – он кивнул на голубую машину неподалеку, – в багажнике есть сумка, возьми ее и переложи пока все оружие из вашей Бэхи. Только, – добавил он Касу уже в спину, – не заляпай свой свитер ничем, там немного грязно.

– Постараюсь, – Кас на секунду обернулся. – А что там?

– Кровь, пара зубов… – начал перечислять Бобби, но Кас его перебил:

– Ясно. Можете не продолжать.

Дин проводил своего напарника взглядом и пошел следом за Бобби.

– Бобби, что-то не так? – спросил Дин. Мужчина ни разу не посылал ни за какими сумками Сэма. Они всегда просто перегружали оружие из багажника в багажник.

– Мне кажется, что я уже видел этого парня, – нехотя ответил Бобби. – Где ты его нашел?

– В притоне, – Дин остановился перед серебристым Порше. – Так уж получилось, что он мне помог. Где ты его видел?

– Может, и не видел, – сомневаясь, ответил Бобби. Он провел ладонью по нагретому солнцем капоту. – Эту хочешь?

– С двигателем сзади? – усмехнулся Дин, мигом оценивая машину, но тут же вернулся к теме: – Так что, ты его вспомнил?

– Нет. Но если я его и видел, то он был моложе. И одет был в костюм, а не в эти пидорские шмотки.

Дин хмыкнул. Да уж, Бобби – явно не тот человек, которому можно сказать о своей бисексуальности. Толерантности в нем ни на грамм.

– Мы как раз сейчас к нему домой поедем, чтобы он переоделся. Вроде этот Порш неприметный, таких сотни ездят по городу. Он на ходу?

– Вполне, – кивнул Бобби. – Обшарь у него дома все на всякий случай. Я не уверен, что видел именно его.

– А где это было? – Дин облокотился на машину, внимательно глядя на Бобби.

– Городская больница. Пару лет назад я заезжал туда к знакомому, и среди студентов бегал парень, похожий на твоего Каса. Лохматый и глазастый. А может, он вообще посетителем был, просто халат надел, – пожал плечами Бобби. – Но я действительно не уверен.

– Ладно, разберемся, – вздохнул Дин и обошел машину кругом, садясь на водительское сиденье. Он на первой передаче подкатил к Касу, ждущему его возле их прошлой машины, и открыл дверь. – Закинь это на заднее сиденье, – скомандовал Дин.

Кивнув, Кас подхватил синюю сумку и поволок ее к машине. Сумка и вправду была в темных пятнах… Остановившись перед подошедшим Бобби, Кастиэль произнес:

– Возможно, это не мое дело, – он нахмурился, – но там были не только зубы. Там были еще пальцы.

– Правильно, – Бобби сузил глаза, – это не твое дело.

Кас бросил сумку на заднее сидение и захлопнул дверь. Он молча сел рядом с Дином и скрестил на груди руки, уставившись с отрешенным видом в лобовое стекло. Дин, посмотрев на его, перевел взгляд на Бобби, скорчил рожу и пожал плечами, всем своим видом говоря «ну-не-знаю-я-откуда-он-такой-нежный». Бобби махнул рукой.

– Ладно, бывай, сынок. Будь осторожен, – он выразительно посмотрел на Каса.

– Пока, Бобби, – Дин закрыл дверь и выехал со свалки.

Кас долго молчал, и Дину даже стало от этого некомфортно. Он вспоминал слова Бобби. Пару лет назад… Пару лет назад Кас вполне мог проходить эти свои курсы первой помощи, и тогда сказанное Бобби только подтверждало то, о чем рассказал Кастиэль. Но, с другой стороны, слишком странно, что Бобби его встретил. Нью-Йорк – город большой, повторные случайные встречи вызывают подозрения. Если Бобби навещал в больнице знакомого, значит, это был кто-то из Организации. Своего друга Бобби назвал бы по имени. И что там мог делать Кас?.. Дин тяжело вздохнул, прогоняя мысли прочь. Сейчас он окажется у Каса, оценит его квартиру, пороется в документах и решит, стоит ли доверять парню. Однако почему он должен в нем сомневаться? Их свела случайность, и Кас еще ни разу не подставил Дина. И если у него в прошлом было что-то странное – то это только его прошлое.

– Эй, – Дин прочистил горло, – Кас. Что-то случилось?

Кастиэль медленно перевел на него взгляд – Дин заметил это боковым зрением. Какое-то время Кас смотрел на него, а потом отвернулся и зябко поежился.

– Знаешь, – произнес он, – в том притоне ты всех прикончил. Дилеров, охранников, наркоманов. Я могу это еще понять. Ты убиваешь плохих парней. А в багажнике той машины… были пальцы и зубы. Четыре отрезанных пальца. Окровавленные зубы я не считал. Этого человека не убили. Его пытали. Я не знаю, кем он был. Но мне страшно представлять себе его боль, крики, мольбу о помощи или о пощаде… Дин, – Кас снова посмотрел на него, протянув руку и сжав до боли плечо. Дин все же повернул к нему голову. Глаза Кастиэля были влажными. – Это… Это неправильно. Я не хочу об этом знать.

– Ты и не узнаешь, – Дин снова перевел взгляд на дорогу. – Мы закончим это дело – и ты будешь свободен как ветер. Никого пытать не придется.

– Кого ты должен убить? – напряженно спросил Кас.

– Плохого парня, – хмыкнул Дин. – Послушай, Кас. Давай ты не будешь об этом думать? Ты не связан с этим. Тебе не нужно выполнять задания в срок, чтобы прожить еще немного, пока не получишь следующий Конверт. Ты не сталкиваешься с трупами. Твои родные не сбегают в другие страны и не бросают тебя. У тебя все хорошо, – услышав невеселый смех, почти сразу же исчезнувший, Дин поправился: – Ладно. У тебя не все хорошо. У тебя все дерьмовей, чем у многих. Но тебе действительно не приходится оставлять за собой горы трупов и получать за это деньги. Поэтому – выкинь все из головы. Пальцы были бутафорскими. Зубы тоже. А пятна – от пролитой газировки или сока, любит Бобби попугать нервных мальчиков в пидорских свитерах.

– Это он так меня назвал? – осведомился Кас.

– Про свитер – его определение. И я в чем-то с ним согласен, – честно признался Дин.

– Есть такие ткани, – Кастиэль провел ладонью по рукаву, – они мягкие, очень приятные. Практически не мнутся, не пачкаются. Хорошие вещи. И мне насрать, кто и что про них думает.

– Ну, вообще свитерок милый, – невольно улыбнулся Дин. Ему стало легко на душе. И, похоже, его реплика разрядила напряжение, повисшее в машине. Он почувствовал, как Кас прикасается к его локтю, словно ощутив изменения в его настроении. Кас легко погладил Дина по плечу. – Слушай, – Дин остановился на светофоре и повернул голову к Касу. – Если ты такой пацифист, то почему согласился быть моим напарником?

– А если бы я отказался, ты бы не пришил меня за компанию со всеми в этом притоне? – Кас поднял бровь. – Я был немного не в себе. И… Дин, ты на себя вообще часто в зеркало смотришь?

– В смысле?

– Ты стрелял, а я выглядывал из-за дивана, боясь попасть под пули. Но все равно не мог не заметить, какой красивый ублюдок положил десяток людей.

– Сомнительный комплимент, но спасибо, – Дин поехал вперед, едва загорелся зеленый. Кас убрал ладонь, и Дин кинул на него короткий взгляд. Ему часто говорили, что он красивый. Случайные любовники, приятели. Кто-то признавался, что завидует его губам. Поэтому слова Каса не стали для Дина шоком или еще чем-то таким. Дину было приятно, что Кастиэль признался ему в симпатии, впрочем, и раньше было ясно, что он заинтересовался Винчестером… – Как к тебе проехать?

Дин остановился там, где в первую встречу высадил Каса. После этого он здесь ни разу не был, Кастиэль добирался до дома сам, отказываясь от помощи. Немного подумав, Кас произнес:

– Бросай тачку здесь и пошли пешком, – заметив, что Дин оглянулся назад, собираясь взять из сумки оружие, Кас перехватил его взгляд: – Не надо. Тут безопасно. И мы быстро.

– Как скажешь, – Дин про себя отметил, что Кастиэль не собирается засиживаться дома. Спасибо и на том, что вообще впустил. Хотя, тут же подумал Дин, еще не впустил. Может, вообще скажет подождать на улице, как школьный приятель, к которому ты зашел за тетрадкой.

– Хотя, может, ты подождешь здесь?

Дин подозрительно уставился на Каса.

– Ты мысли читаешь? Не собираюсь я под окнами ждать, пока ты мне математику скинешь.

– Что?.. – растерянно спросил Кас. – Ну ладно, пошли…

Выбравшись из машины, Кастиэль спрятал руки в карманы и пошел вперед. Дин поспешил за ним. Кас вел его между домами, какими-то узкими улицами, и Дин то и дело морщился, завидев под ногами шприцы или использованные презервативы. Да, хороший райончик… Одни шлюхи и наркоманы. Откуда только Кас в своем свитере здесь взялся… А вдруг ему эту шмотку, которую он так воспевает, подарил какой-нибудь особо любимый клиент? А что, все может быть. Вот поэтому он и носит свою уютную цветастую тряпку и защищает ее от чужих посягательств.

Спустя минут семь Кастиэль остановился, и Дин, плавая в своих мыслях, чуть было не врезался в него. Перед ними был трехэтажный дом, ничем не отличающийся от других.

– Пришли? – спросил Дин.

– Ага, – Кас кивнул и оглянулся. – Ну, пошли.

Он набрал на поцарапанном домофоне код и скользнул в подъезд. Дин зашел вслед за ним, брезгливо придерживая дверь за край. Поднимаясь на второй этаж, он старался ничего случайно не задеть. На пролете между этажами Кас остановился и вытащил из почтового ящика какие-то листки и рекламные газеты. Поморщившись, он продолжил подниматься и остановился перед дверью, выглядевшей неожиданно крепкой. Две соседние двери были деревянными, с облупившейся краской, а квартиру Каса защищало железо. Кастиэль нашел в кармане ключ и, быстро отперев замок, чуть приоткрыл дверь и скользнул внутрь, словно все еще надеясь, что Дин подождет снаружи.

«Ну уж нет», – подумал Дин и, резко дернув за ручку, открыл дверь нараспашку и зашел. В ноздри сразу забрался запах пригоревшей еды и пыли. Дин чихнул.

– Будь здоров, – мрачно произнес Кастиэль, и сразу же после его слов раздался еще один оглушительный чих.

– Бля, ты здесь хоть прибираешься? – Дин закрыл за собой дверь и потер нос. Не разуваясь, он прошел вглубь квартиры. Две комнаты, совмещенный санузел, кухня. Вещи валялись на всех горизонтальных поверхностях, майки с пятнами, рваные джинсы, толстовки – как будто шкафа нет.

– У меня нет возможности нанимать уборщиков, – с вызовом произнес Кас, – а в последнее время я и дома не бываю, а только бегаю с тобой. Жди здесь, – он ткнул указательным пальцем в сторону дивана и скрылся в другой комнате, прикрыв за собой дверь.

Дин сделал вид, что направляется к заляпанному жиром дивану, но остановился, едва Кас скрылся, как показалось, в спальне. Дин пожалел, что у него нет с собой перчаток. Он обошел комнату по кругу, удивляясь, что, несмотря на полнейший беспорядок и грязь, у Каса стоит неплохой телевизор, который себе не каждый человек со средним достатком позволит, и рядом с ним – огромный книжный шкаф, забитый книгами. Дин окинул взглядом столик перед диваном, тарелку с чипсами и кружку с недопитым чаем. Ну и срач. Зачем только пустил его к себе…

Дин прошел на тесную кухню. Заляпанная плита вся в пепле, видимо, Кас прикуривал от огня и дымил, не отходя от конфорок. Странно, при Дине он ни разу не доставал сигареты… Холодильник вот у него был древний… Недолго думая, Дин заглянул внутрь. Йогурты, подгнивающие персики, никакого мяса. Нормальной еды вообще нет. Дальше Дин совершил рейс в ванную, бесцеремонно открыв все шкафчики. Он нашел две упаковки сильного снотворного, блистер с транквилизаторами, неподписанную баночку с большими круглыми таблетками, кучу болеутоляющих и леденцы от горла. Нахмурившись, он вернулся в комнату. Каса все еще не было.

– Эй, – Дин подошел к двери, постучав, – ты там не сбежал случайно? – он представил себе, как Кас выбирается через окно и убегает далеко-далеко в надежде, что они больше никогда не встретятся, и усмехнулся.

– Отвали, – донесся из-за двери голос, и Дин незамедлительно толкнулся внутрь. Кас стоял к нему спиной, копаясь в ящике комода, но, услышав, что Дин зашел, повернулся к нему, отчего-то выглядя усталым. – Я же сказал – отвали. Ладно, ты ко мне в дом завалился, а в спальню-то чего лезть?

– Мм?.. – рассеянно ответил Дин, оглядывая комнату. Вау. Точнее, не так. По сравнению с остальной квартирой – ВАУ. Во-первых, никаких посторонних запахов, только немного пахло лавандой. Дин знал, что такой невесомый аромат стоит от лавандовых мешочков, которые кладут в белье. Во-вторых, здесь не было грязи. Просто односпальная кровать перед окном, аккуратно застеленная покрывалом, комод и примыкающий к нему шкаф в углу, несколько книг на полу сложены в ровные стопки. – Это реально твоя комната?

– Моя, – недовольно бросил Кас. – А что?

– Догадайся сам, – Дин красноречиво посмотрел на него и подошел ближе, бесцеремонно заглянув в открытый ящик комода. Прежде чем Кас успел его захлопнуть, взгляд Дина выделил помимо нижнего белья коробочку с часами, широкое серебряное кольцо и синий паспорт. Дин быстро выхватил его, и Кас едва не прищемил ему пальцы, задвигая ящик.

– Дин! – зло взвизгнул Кастиэль, попытавшись отнять документ, но Винчестер быстро отвернулся к стене, уворачиваясь от рук Каса и быстро открывая первую страницу.

– Ты сейчас точно пытаешься паспорт отнять, а не облапать меня… Миша Коллинз? – Дин обернулся и схватил вырывающегося Каса за запястья, чуть не взвыв от боли, вспыхнувшей в поврежденной руке. – Бля, прекрати елозить! – рявкнул он. – Врежу ведь.

Кас послушался и затих. Дин с облегчением разжал правую руку, на секунду зажмурившись. Он протянул паспорт Касу, и тот, не глядя, взял его, наблюдая за лицом Дина.

– Давай съездим в травмпункт, – тихо предложил он.

– Не надо, – отмахнулся Дин, – значит, Кас – это ненастоящее имя?

– Настоящее, – поджав губы, ответил Кастиэль. Он снова убрал паспорт в комод. – Мне пришлось сменить имя. И не твое дело, почему, поэтому даже не начинай спрашивать. Сколько рубашек мне надо? Дин? – Кас повернулся и обнаружил, что Дин давился от смеха, спрятав лицо в ладонях.

– Серьезно? – Дин посмотрел на него и снова засмеялся. – Ты сменил имя Кастиэль на Мишу? А почему не на… на… – Дин задумался. – Не на Рапунцель? Или… или Арагорн? Уж если брать странное имя, то прикольное.

– Пошел ты, – тихо сказал Кас, – захотел и взял. И если ты намерен смеяться над моим именем…

– Какой же ты придурок, – Дин, успокоившись, усмехнулся. – Нормальные люди меняют имена на что-нибудь обычное. А ты стал Мишей.

Кастиэль неожиданно придвинулся к Дину и сжал больное запястье, заставив зарычать от боли. Второй рукой он с силой схватил Дина за горло.

– Твое остроумие не иссякает, Дин Винчестер, – тихо произнес Кас.

– Иди на хуй, – голос звучал сипло, и Дин хотел двинуть Кастиэлю, но тот уже сам его отпустил, напоследок ударив затылком о стену.

– Проваливай из моего дома. Оставь меня в покое. Обаятельность снаружи – дерьмо внутри, – выплюнул Кастиэль. Он повернулся к Дину спиной и прошел к окну, прислонившись боком к стене.

Дин потер горло. Сильно держал, ублюдок… И за руку больную еще сцапал. Психованный, бля. То лечит и просит поехать в больницу, то сам же хватает и делает больнее. Минуту помолчав, Дин понял, что переборщил. Кас, наверно, не понимает его юмора. Хотя, решил Дин, если бы ему самому кто-нибудь говорил подобное, он бы уже врезал своему гипотетическому обидчику. Потому что, видимо, не очень-то его шутки походят на юмор. Все это больше напоминает унижение и насмешки.

– Кас, – позвал Дин, нерешительно подходя к нему. – Ну, извини. Нормальное у тебя имя. Оба. Запоминающиеся. У меня дурацкий юмор.

– Постарайся больше не шутить, – холодно произнес Кастиэль, повернув голову к нему. Было видно, что ему хочется сказать что-то еще, и Дин явственно прочитал по его губам беззвучное «гондон», и усмехнулся.

– Постараюсь. Так что ты там про шмотки говорил?..

Кас оттолкнулся от стены и вернулся к шкафу.

– Что из одежды брать? Когда я вернусь домой в следующий раз?

– Не знаю, – Дин последовал за ним и заглянул в шкаф. Надо же, все на вешалках. – Возьми вот эту, – он вытащил рубашку в сине-черную клетку, – и эту, – строго-белая, – это… – Дин вытащил еще пару рубашек, потом нашел на полке одни черные брюки и более-менее приемлемые джинсы.

– Хорошо, – Кас аккуратно сложил вещи и убрал их в найденную в шкафу дорожную сумку. – Подожди, я в ванной еще вещи возьму – и пойдем.

Дин поплелся за ним.

– Слушай, – не удержался он, – а почему в квартире такой срач, а у тебя в комнате все чисто и прибрано? Ты не один живешь?

– Я пустил перекантоваться девчонку одну. У нее проблемы. Но она скоро съедет – тогда и приберусь. А моя комната на ключ запирается, я никого туда не пускаю.

– Ясно, – Дин наблюдал за тем, как Кас сгребает в сумку зубную щетку, полотенце и бритву. – Она тебе нравится?

– Мэг?.. Ну, может, немного. Не особо. Хотя она милая, – Кастиэль вытряс в сумку все таблетки из ящика.

– Зачем тебе столько колес?

– Надо, – Кас подтолкнул Дина, выгоняя из ванной, – голова часто болит и сплю плохо.

– Фигово, – посочувствовал Дин.

– Ну что, пошли? – Кас посмотрел на него. – Я собрался.

– Переоденься сейчас, – попросил Дин. – И вообще-то я собирался засесть у тебя на пару часов и составить план действий…

Кас застыл, раздумывая, не стоит ли отказать Дину в отместку за плохое поведение. В конце концов, он кивнул.

– Ладно. Пошли в спальню. Разуйся только перед порогом.

Дин послушно прошел за Касом, скинул ботинки и сел на край кровати. Кас же, кинув свою сумку возле двери, снял свитер, подходя к шкафу, бережно положил его на полку и отправил за ним же майку. Дин смотрел, как Кастиэль ищет другую одежду, стоя перед ним обнаженным по пояс. Взгляд скользил вверх-вниз по позвоночнику. Белая полоска одного шрама была чуть-чуть видна, выглядывая из-за бока и лентой обвивая ребра, выскальзывающая незаметно для глаз. Дин, с трудом отведя глаза от шрама, подумал, что у Каса красивое тело. Кастиэль тем временем уже нашел рубашку, придирчиво выбрав ее среди других, и собрался накинуть ее на плечи. Дин как будто со стороны услышал свой чуть хриплый голос:

– Не одевайся.

Кастиэль удивленно обернулся к нему, облизывая губы и сжимая в руках рубашку. Он уставился на Дина, и Винчестер смущенно произнес:

– Я не то имел в виду. Прости. Случайно вырвалось, я не…

– Замолчи, – мягко прервал его Кастиэль и отбросил рубашку в сторону. Он расстегнул пуговицу на джинсах, дернул вниз молнию, подходя к Дину. – Черт. На тебя нельзя злиться, – тихо сказал он и, остановившись между ног Дина, прикоснулся ладонью к его щеке, чуть поглаживая кожу большим пальцем.

Дин положил руки ему на бедра и посмотрел на него, подняв голову. Он провел пальцами вверх, по напрягшемуся от щекотных прикосновений прессу, по шрамам, облизывая губы, и подался вперед, прижимаясь лицом к животу Каса. Кастиэль едва слышно хныкнул, и Дин лизнул его в пупок, словно пробуя кожу на вкус, а потом обвил руки вокруг талии и прижал тело Каса к себе ближе, целуя живот и бока. Он нетерпеливо начал сдергивать джинсы. Начавшие подаваться ему навстречу бедра Каса посылали по нервам ток, дрожь, похоть.

Расправившись с джинсами, Дин грубо схватил Каса за задницу, сжимая ягодицы. Он провел между ними пальцами, натягивая ткань светлых боксеров. Твердеющий член прижался к груди, и Дин придвинулся ближе к стене, потянув за собой Кастиэля. Кас встал на колени, широко расставив их по обе стороны от ног Дина, и быстро стянул с него джинсы, Дин же избавлялся от рубашки и майки. Оставшись в нижнем белье и носках – вечно так, чертовы носки! – они крепче прижались друг к другу. Кас сел на колени к Дину, целуя его и просовывая руку между их телами.

Дин, подаваясь пахом навстречу ладони Каса, разорвал поцелуй, прикусив губу, и Кастиэль тут же начал целовать его шею, влажно проводя по ней языком. Дин гладил спину Каса, тискал его, иногда слишком сильно сжимая пальцы, но Кастиэль продолжал облизывать его шею, плечи, грудь, словно не чувствуя боли, дразняще обхватывал его член через трусы и отпуская.

– У тебя есть… – Дин рвано выдохнул, –…хоть что-нибудь?

– Все есть, – Кас прикоснулся к его губам и легко вскочил на ноги, переместившись к комоду. Роясь в ящике, он стаскивал с себя трусы, и Дин, глядя на его тощую задницу, тоже быстро освободился от нижнего белья. Член уже стоял, и Дин сжал его рукой, предвкушая, как будет вбиваться в Каса. Он не знал, хочет ли поставить его на четвереньки или видеть лицо.

Кастиэль обернулся, держа в руках смазку, презерватив и ремень. Дин недоуменно взглянул на него.

– Ты же уже понял, что я странный, – быстро заговорил Кас, приближаясь к Дину, – я ничего не сделаю тебе, – он кинул Дину резинку и тюбик, – просто… – он глубоко вздохнул, краснея. – Просто души меня немного, ладно?

Дин вытаращил глаза, глядя, как Кас накидывает себе на шею тонкий черный ремень, вдевает один его конец в пряжку. Его глаза бегали, и Дин, понял, что Кас чертовски нервничает и боится, что Винчестер его отошьет после этого признания. Он схватил Каса за запястье и притянул к себе.

– Я боюсь тебя задушить, – произнес Дин, глядя Касу в глаза. – И не надо настолько доверять случайным людям.

– Ладно, я сам, – Кастиэль попытался отстраниться, чтобы лечь, но Дин дернул его на себя, надавил на затылок, и Кас опустил голову. Дин поцеловал его и, оторвавшись от его губ, спросил: – Как ты хочешь? – он скользнул левой рукой к члену Каса, поглаживая его. Он невольно испытал гордость за то, что у него больше, чем у Каса.

– Не знаю, – Кастиэль тяжело дышал, – растяни меня, – он сел на бедра к Дину, прогнувшись в спине, и, нащупав смазку, открыл ее.

– Подрочи себе сам, а то у меня рука… – Дин легко улыбнулся. Кас выдавил ему на ладонь прохладную массу и произнес:

– Я просто буду смотреть на тебя, этого достаточно…

У Дина перехватило дыхание. Он завел руку за спину Кастиэля, провел между ягодиц, обводя отверстие, и все это время Кас неотрывно смотрел на него, дыша ртом. Взгляд Дина скользнул на его шею, обвитую ремнем, и Дин подумал, что Кас, наверно, ему доверяет… Не может же он каждого встречного об этом просить?.. Он машинально скользнул пальцем внутрь Каса, но тот даже не вздрогнул. Он легко принимал в себя Дина. Кас все же обхватил свой член, но тут же подался чуть вперед, чтобы взять в руку еще и член Дина.

– Ты знаешь, – прошептал он Дину на ухо, – вчера, в твоей ванной… Я немного растянул себя. Мне хотелось с тобой переспать.

– Вау, – выдохнул Дин, вставляя в Каса третий палец. – Разочаровался?

– Нет, – Кас прикусил его мочку. – Но в следующий раз я не смогу заснуть с твоим стояком возле задницы…

– Не такой уж у меня стояк был… – Дин вытащил пальцы, потом снова вставил один, ища нужный угол.

– Мне для грязных фантазий хватит… Да, вот так, – Кас выгнулся, покачивая бедрами. – Боже, трахни меня.

– На бок, – скомандовал Дин, и Кас мгновенно скользнул на кровать, лег лицом к стене и подтянул к себе колено.

Дин торопливо разорвал упаковку и раскатал резинку по члену. Он быстро лег позади Каса, заметив, что тот до побелевших костяшек вцепился в конец ремня, и вошел одним движением. Кастиэль всхлипнул, и Дин остановился, уже пожалев о своей нетерпеливости, но Кас прошептал:

– Давай, Дин…

Дин плавно толкнулся обратно, находя удобный ритм и положение, и обхватил Каса за талию. Горячо и тесно. Хорошо, господи, как хорошо… Дин закрыл глаза, двигая бедрами, чувствуя, как в животе что-то скручивается, как в горле, где-то в глотке, завязывается узел, а возбуждение бежит по всем нервам, заставляя мышцы напрягаться. Прижавшись губами к виску Каса, Дин приоткрыл глаза, скосив взгляд. Боже. Он душит себя. Дину на секунду стало страшно, что Кас переборщит, но, услышав сорвавшийся с его губ блаженный стон, прогнал эти мысли прочь.

Движения стали быстрее, и Дин снова закрыл глаза. Сейчас уже на все плевать. Совершенно на все. Аж пальцы на ногах поджимаются, и все вокруг становилось ненастоящим… Как у Каса во время приступа, наверно… Дин почувствовал, что Кас напрягается, выгибается и задыхается, и в следующую же секунду ему на руку, которой он так и держал Каса за талию, попали капли спермы. Он еще несколько раз толкнулся в сжавшегося Каса, рывками, отчаянно, на пределе, и кончил.

По инерции снова двинув бедрами вперед, Дин расслабился, осторожно выходя из Каса, и стащил презерватив, бросив его на пол. Приподнявшись на локте, он озабоченно просунул палец между ремнем и шеей Каса. Кожа под ним была покрасневшей.

– Ты живой?

– Более чем, – прошептал Кастиэль. Он чуть подрагивающей рукой стянул с шеи ремень. Дин прикоснулся губами к его отпечатку на соленой от пота коже.

– Зачем… так? – неуверенно спросил Дин, даже не надеясь на ответ.

– Кое-что произошло год назад. Не могу теперь по-другому, – произнес, к его удивлению, Кас. – Нужна боль.

– Это… Это связано со шрамами?

Дину показалось, что он ждал ответа целую вечность.

– Да.

Дин больше ничего не стал спрашивать. Он просто обнял одной рукой Каса, подтянув его поближе к себе. Они еще немного повалялись, приходя в себя, а потом пошли в душ. Там они снова хотели заняться сексом, но, за неимением резинок, просто отдрочили друг другу. Дину хотелось попросить Каса, чтобы он отсосал, но он не стал, решив, что делать это без презерватива парень откажется. Дину стало интересно, кончит ли Кас просто так, или придумает способ причинить себе боль (например, захлебнуться – они же в ванной, отчего бы не захлебнуться?), но, как оказалось, удушение Кастиэлю нужно только при проникновении. Дин хотел пошутить, что его можно трахать на сухую, тогда душить не придется, но не стал: кто знает, может, опять дурацкая шутка…

Они вышли из душа, лениво обтираясь полотенцами. Дин, сидя на кровати и натягивая носки, подтянул к себе за пояс джинсов Каса и сжал его пах, улыбаясь. Кас наклонился к нему, поцеловав в мокрую макушку, и шутливо оттолкнул, сказав, что больше не выдержит.

– Да, надо делами заняться, – вздохнул Дин.

Они все же решили посидеть в кафе; в спальне не было рабочего настроя, и Дин ловил себя на том, что он с бόльшим удовольствием бы сейчас забрался с Касом в койку, наверстывая упущенное за вчерашнюю ночь. Он редко отвлекался от текущего задания, разве что в подростковом возрасте, когда сперматоксикоз был невыносимым, а теперь появился этот парень, и с ним отчаянно захотелось трахаться. Дин списал все на длительное воздержание и, машинально подхватив сумку Каса, донес ее до машины. Понял, что сделал, только открывая дверь. Он обернулся к Кастиэлю, а тот засмеялся над его недоуменным лицом.

Заехав в кафе, они заказали гамбургеры, и Кас заговорил, не дав Дину вставить и слова:

– Дин, нам надо кое-что разъяснить.

Дин кивнул, думая, что Кас сейчас скажет какую-нибудь херню о том, что они просто спят и ничего друг другу не должны. Ну а что он еще может с таким серьезным выражением лица сказать после недавнего секса?

– Ты говорил, что тебя нужно подстраховать, пока ты завалишь плохого парня. А прошлой ночью выяснилось, что нужно еще и папку какую-то достать. Не мог бы ты мне сразу сообщить все недостающие детали твоего задания?

Дин удивленно посмотрел на него.

– А я думал, ты хочешь поговорить о нас.

– О нас? – с широкой улыбкой переспросил Кас. Опять этот оскал… Настоящий Кас снова куда-то спрятался. – О, прости, я должен был сразу сказать, что это ничего не значило, дело не в тебе…

– Это была шутка, – отмахнулся Дин. После вопроса Каса он посерьезнел. – Слушай, я не собираюсь тебе рассказывать всего. Организация не запрещает иметь напарников, но, как правило, напарниками являются родственники. И если ты постоянно берешь с собой на задания сына – то его тоже могут завербовать. А случайные помощники… С ними лучше не делиться. Тебе не нужно всего этого знать. Поэтому у нас задание простое: спиздить папку, завалить мужика. Вот и все. Больше ничего неожиданного не будет.

– Организация, – протянул Кас, но не стал ничего спрашивать о ней, и Дин расслабился. – А что в папке?

– Не знаю.

– Ну ладно, добудем и посмотрим, – легкомысленно решил Кас.

– Нет, – Дин нахмурился, – не посмотрим. Отдадим курьеру – и все.

– А где ты возьмешь курьера?

– Он будет ждать меня в назначенном месте. Его сообщили вместе с заданием. О, еда, – обрадовался Дин, завидев официантку. – Дела делами, а обед я пропускать не собираюсь. Никаких разговоров о работе во время еды.

– Нет проблем, – согласился Кас, – приятного аппетита.

– Ага. И тебе.

Изображение
_______________________________________
[2] – Касу достался карманный пистолет Walther TPH, выглядит вот так: http://www.imfdb.org/images/thumb/2/2a/ ... _23016.jpg


18 ноя 2013, 00:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Глава 3
Изображение

Следующие трое суток для Дина слились в один бесконечный, но очень скучный день. Как он и предполагал, мистер Кропп не отнесся ко взлому своего дома как к пустяку. Мужчина повсюду стал ходить с толпой охранников – Дин насчитывал то шесть человек, то семь. Вокруг его особняка тоже появились заслоны из бритоголовых и до жути похожих друг на друга парней.

Разъезжая на Порше, Дин пытался убить скуку беседами с Касом, но разговор не клеился. Поэтому они в основном просто смотрели на двери офиса, ожидая, когда из них появится Кропп, ехали вслед за ним к особняку или на какую-либо встречу, а потом, снова поняв, что им ничего не светит, возвращались к Дину домой. Они решили, что не имеет смысла жить в разных концах города: они подъезжали к коттеджу Кроппа ранним утром, а уезжали от него не раньше одиннадцати вечера, и проще было возвращаться в один дом, а не раскатывать по всему городу, засыпая от усталости.

Уже к полудню первого дня Дин нашел достойную работу Касу: парень без какого-либо упрямства послушно бегал за кофе и едой, принося все Дину на картонных подносах и отдавая всю сдачу до цента. Сам же Дин, оставляя Кастиэля в машине с биноклем, успевал обежать все офисные здания, которые посещал Кропп, выясняя расположение подземной парковки, черных входов и возможность проникнуть внутрь без пропуска.

Последнее было проблематично. Дин уже успел понять, что в двадцатиэтажном офисе Кроппа организована строгая пропускная система. Попасть туда можно только будучи сотрудником. Для всех остальных вход осуществлялся по предварительной записи. Под остальными там понимали либо деловых партнеров, либо соискателей. Под конец третьего дня Дин почувствовал, что кофе ему не помогает: он засыпал в машине вместо того, чтобы наблюдать за офисом, хотя на часах было всего три часа дня. Он перестал понимать, зачем они здесь с Касом, ведь стало и так понятно: возможности схватить Кроппа и похитить его им не представится.

– Эй, Дин, – позвал Кас, заметив, что Винчестер закрыл глаза, откинувшись спиной на сиденье. – Может быть, еще за кофе сгонять?

– Не поможет, – Дин поморщился, встряхнул головой и открыл глаза. – Спать зверски хочу.

Он кинул взгляд на Каса. Вот, вот еще одна проблема: сидит и озабоченно смотрит своими синими глазищами. Дин позавчера в запале кинул ему «Перверт несчастный!», и Кас смеялся минут десять, не меньше. Они как раз только пришли домой, по привычке беззлобно переругиваясь от усталости, и Дин окончательно вышел из себя из-за этой истерики. Кас сполз по стене, сел на пол и смеялся. Безостановочно. Потом спросил, почему Дин решил назвать его первертом, а не извращенцем. Дин так и не смог ответить. Слово просто вспыхнуло в голове, и он уже успел себя несколько раз почувствовать идиотом. Видимо, слово было совсем странным, раз Кас столько истерил.

Их партнерство устраивало Дина, если бы не одно «но». Они возвращались домой, Дин уходил в душ, а Кас без разрешения присоединялся к нему спустя пару минут. Когда это произошло в первый раз, Дин был совсем не против, они даже трахнулись без презерватива. Только Дин кончил, а Кас судорожно искал глазами хоть что-то, чем можно себя ранить. Винчестер отдрочил ему, и парень, скользя ногами по полу, прижимался ближе к Дину, кусая губы. И после этого момента Дин действительно почувствовал, что с Касом что-то не так.

После первого секса он подумал, что это просто заскок. Дин знал не так уж много парней, которые могли кончить только от проникновения. Но Касу словно с каждым разом становилось все труднее достичь оргазма, как будто исчезали ощущения новизны, или его переставал интересовать Дин. Однажды Дин разозлился, подумав, что от этой дрочки он скоро себе на руке мозоли натрет, и со всей дури укусил Каса за плечо. Результат не заставил себя ждать. А синяк на светлой коже парня расплывался до сих пор.

Дин заметил у Каса еще несколько шрамов. Тонких, почти параллельных друг другу. Они белели на правом бедре. Почему-то у Дина не было сомнений: Кас сам расцарапывал кожу чем-то вроде кухонного ножа, наверняка кончиком. И этот факт немного напрягал. Дин не привык, что рядом с ним живет мазохист. Точнее, не мазохист. Дин не хотел так называть Кастиэля. К тому же у настоящих извращенцев все их предпочтения проявляются, наверно, рано? А Кас говорил, что ему понадобилась эта боль только год назад… После того, как в его жизни что-то произошло.

– Дин, ты тут? – Кас прикоснулся к его плечу, и Дин снова встряхнул головой, прогоняя сонливость и ненужные сейчас мысли. – Я подумал… Нас тут не видно… – их машина была припаркована в стороне от офиса, на обочине под каким-то деревом. Они то и дело немного ее перегоняли, чтобы оказаться в тени. По этой дороге автомобили ездили редко, и Кас был прав: вряд ли кто увидит их здесь. – Хочешь, взбодрю?..

Дин кинул на него взгляд. В машине они еще не трахались. В душе, в кровати… Быстро на кухне, когда Дин перегибал Каса через стол и думал, что у него в квартире в каждой комнате жучки, оставленные Организацией, а он раскладывает едва знакомого парня на всех горизонтальных поверхностях. Они словно с ума сошли. Наверно, им действительно было не о чем говорить, и бόльшую часть времени они проводили или за работой, или за сексом. Дина вело от податливости Каса, от его неожиданно вспыхивающей решительности, когда он становился инициатором близости, его просто тянуло к этому парню.

Кас словно прочитал в глазах Дина все его мысли. Его ладонь скользнула на колено Дина, сжав его. Пальцы вцепились во внутреннюю сторону бедра и начали подбираться к паху. Пока Кас расстегивал ширинку, они не переставали смотреть друг на друга, и Дин почувствовал, как сердцебиение учащается, а сонливость и вправду отходит на второй план. Кас несколько торопливо поглаживал его через ткань нижнего белья, и Дин потянулся к нему, собираясь поцеловать. Но Кас, неожиданно для него, отвел лицо в сторону так, что Дин уткнулся носом в изгиб его шеи.

– Или, – зашептал Кас, – мы можем поехать домой и придумать другой план… Ты сам с утра говорил, что все это бесполезно…

– Можем, – пробормотал Дин, пошире разводя ноги и подставляясь ладони Каса. – Но чуть позже…

Кас едва слышно засмеялся, вытаскивая из трусов вставший член Дина. Резко наклонившись, он обхватил ствол губами. Дин откинулся на спинку сидения, прикрыв глаза. Кас и раньше делал ему минет. В тот же день, когда они впервые переспали, Дин попросил его отсосать, и Кас с такой готовностью устроился между его ног, что, казалось, только об этом и мечтал. И сейчас Дин поглаживал его по голове, позволяя самому выбрать темп. Кас сосал неважно. Хуже многих девушек и парней, прошедших через постель Дина. Но это наоборот успокаивало Дина: значит, не такая уж Кас и шлюха, какой хочет показаться…

– Кас, – все же решился Дин, – не лижи, как чупа-чупс, сильнее сжать можно…

Кастиэль выполнил просьбу, и Дин подумал, что у него еще есть время научить парня делать минеты. Дин положил ладонь на спину Каса, поглаживая поясницу, и чуть задрал рубашку, чтобы прикасаться к горячей коже. Ему нравился Кас. Начал нравиться. Не так, чтобы очень… Не до такой степени, чтобы… Чтобы… Мысли вылетали из головы, и Дин перестал замечать что-то, кроме рта Каса. Он начал чуть подкидывать бедра вверх, чтобы скорее достичь разрядки.

Кас проглотил всю сперму и вытер рот тыльной стороной ладони. Скосив взгляд, он наблюдал, как Дин застегивает джинсы и дышит чуть глубже обычного. Дин же невольно снова вернулся к тому, о чем думал до того, как Кас предложил его взбодрить. Положив ладонь на бедро Кастиэля, Дин не выдержал и спросил:

– За что ты себя наказываешь?..

– Ты действительно хочешь сейчас спросить именно это? – Кас поднял брови. – Не твое дело.

Дин пожал плечами.

– Чего ты сейчас хочешь? – он посмотрел на Каса через зеркало заднего вида. – Подрочить? Или я могу трахнуть тебя на заднем сидении.

– Поехали домой, – Кас пристегнулся ремнем, – я хочу после этого сразу заснуть. Причем не где-нибудь, а на кровати.

Дин, хмыкнув, на мгновение чуть сжал пах Каса, и завел мотор.

Остаток дня они потратили на быстрый секс, сон и пару походов на кухню. Дин бы сравнил их состояние с состоянием людей, только что вернувшихся из страны с другим временным поясом: сборы, долгий перелет, нервы в самолете, возвращение и осознание того, что они улетали днем, но и прилетели тоже в день. По крайней мере, когда Дину пришлось однажды совершить такой перелет, он чувствовал себя именно так. Во всем теле разбитость, режим сбит, хочется одновременно и есть, и спать, и даже непонятно, чего больше.

Кас же зарылся носом в подушку и в качестве реакции на все внешние раздражители только мычал. Один раз он добрел с разбудившим его Дином до кухни, но, постояв в дверном проеме пару минут, пробормотал что-то вроде «Да ну, нахуй» и снова ушел в спальню. Когда Дин вернулся и забрался под одеяло, Кастиэль уже крепко спал. Дин же вдруг заметил, что он не просто трахается с этим парнем. Он обнимается с ним и спит в одной кровати, и продолжается это уже не один день. Дин хотел развить эту мысль, попытавшись вспомнить, когда в последний раз у него такое с кем-то было, но не успел: усталость взяла свое, и он отбыл в страну Морфея.

Дин резко проснулся, когда за окнами было темно. Он огляделся, не сразу сообразив, где он и что происходит. Прижавшееся к его спине теплое тело, обвившее его, похоже, и руками, и ногами, ощущалось странно, но Дин тут же вспомнил, что рядом только Кас и что они устроили себе отдых после нескольких бессонных ночей. Но спать больше не хотелось. Дин аккуратно отцепил от себя горячие и взмокшие ладони, скинул ногу со своего бедра и аккуратно откатился на край кровати. Он на всякий случай потрогал лоб Каса – уж слишком парень горячий… А может, и не горячий. Вроде бы нормальный.

Тихо встав, Дин подхватил с пола мобильный и глянул время. Три часа ночи. Еще раз кинув взгляд на Каса, Дин неслышно вышел из спальни, прикрыв дверь. Приняв душ, он почувствовал себя лучше. После этого он выпил крепкого кофе из машинки, почувствовав себя совсем хорошо. Дин тихо передвигался по дому, прибираясь; в последние дни они не заморачивались уборкой, раскидывали вещи где попало, посуду тоже оставляли там, где ели. В лучшем случае грязные кружки были в мойке, в худшем… Что ж, одну Дин только что нашел одну зарытой в диванных подушках.

Он отнес всю посуду на кухню и принялся складывать одежду. Рюкзак Каса валялся в гостиной, и Дин на секунду застыл. Он никогда не стеснялся рыться в чужих вещах, но это же Кас… Впрочем, чем Кас отличается от других? И Дин, недолго думая, открыл молнию и вывалил содержимое рюкзака на диван. Из одежды остались только трусы и носки, все остальное Кас уже разложил на полках Дина и пристроил на его вешалках. Ключи от дома, зажигалка… Зачем ему зажигалка, если не курит?.. Паспорт не взял. Никаких документов у него с собой не было вообще. Мобильный телефон, неужели… Дин сцапал девайс. Модель, которая пару лет назад стоила довольно-таки дорого. Кас не выглядел человеком, способным позволить себе такую игрушку. Дин, недолго думая, нажал на кнопку включения. Воровато оглянувшись, он отложил телефон в сторону, дожидаясь, пока он включится, и продолжил копаться в вещах. Небольшая электронная книжка, вряд ли дорогая… Надо же, Дин даже не мог предположить, что Кас захватит что-то подобное. Больше в рюкзаке не было ничего интересного, и Дин затолкал все вещи обратно.

Он взял в руки телефон, облизав губы. Заставка на дисплее стандартная… Дин листнул несколько экранов. Виджет с погодой, значок браузера, блокнот, какая-то игрушка… Никаких контактов, вывешенных на главный экран, никакой панели с закладками, никакой папки с фотографиями или картинками. Да черт, даже плеера нет. Либо Кас не любил все выводить напоказ, либо почти не пользовался игрушкой. Дин залез в меню, но смартфоном действительно почти не пользовались: никаких тебе тут приложений… Дин вспомнил свою Иксперию: он скачал кучу бесполезных игрушек и гаджетов, которые открывал раз в полгода. Да и на экране у него налеплены все основные номера телефонов.

Не теряя надежды выяснить хоть что-то о Касе, Дин залез в список контактов. Короткий, слишком короткий. Мэг – видимо, та девчонка, которая живет в квартире Кастиэля? Еще с десяток незнакомых имен. Фоток к ним не прилагалось. Ну ладно, ладно… Дин залез в галерею и тихо выругался. Папка со стандартными обоями и еще одна со снимками. А в ней – только одна фотография. Кас обнимает за плечи какого-то парня, радостно улыбается. Кас в белом халате, пуговицы все расстегнуты, под ним – костюм. И стоят, похоже, в отделении какой-то больницы…

Парень Дину не понравился. Брюнет с голубо-зелеными глазами. Стройный, до обиды красивый, одну руку положил на грудь Касу, второй сжимал его плечо. Дин, не выпуская телефон из ладони и продолжая рассматривать фотографию, отправился на кухню за своим смартфоном. Передав себе фотографию – просто на всякий случай, – он нахмурился. Почему этот парень вызвал негатив?.. Если рассуждать отстраненно, то он действительно красивый, и улыбка у него искренняя. Наверно, ему нравился Кас. Да и Кас к нему явно был неравнодушен, раз хранил эту фотку…

Это ревность, Дин Винчестер, – ехидно подсказал назойливый голосок в голове, и Дин скривился. Он выключил телефон Каса и вернул его на место. Засунул свой мобильный в карман халата, а сам продолжил прибираться. Он часа два слонялся по квартире, закидывал одежду в стиральную машинку и перекладывал ее в сушилку, рассеянно протирал пыль и переставлял в ванной с места на места все флакончики. Несколько раз выпил кофе и почистил зубы, переоделся… К шести утра, когда за окнами стало светлеть, Дин понял, что просто убивает время, стараясь оставлять голову пустой.

Нужно было узнать о Кастиэле хоть что-то еще. Кто этот парень на фото. В каких отношениях Кас с этим красавчиком. И почему, почему, черт побери, Кас сейчас не улыбается так, как на том фото? Почему он скалится, растягивает губы, а глаза остаются задурманенными и равнодушными? Дин раздраженно ударил по стене ладонью. Он начал привязываться к нему. Он ревнует его к прошлому. Он не хочет, чтобы Кас продолжил расцарапывать кожу и заторможено рассматривать свои шрамы в зеркале. Он ведь неплохой, правда? Может быть, Кас и не самый лучший человек, но он все равно хороший. Дин неожиданно остро вспомнил, как он трахал Каса, почти не обращая внимания на то, что Коллинз (или какая его настоящая фамилия?) душит себя ремнем. Эта картинка неожиданно четко и остро встала перед глазами.

Дин прикусил губу. Нет. Он больше не позволит этому чокнутому проделывать подобное. Только не рядом с Дином.

…Кас проснулся только к десяти утра, когда Дин уже сидел за ноутбуком, положив рядом с собой блокнот, и мрачно хмурился. Услышав шаги за спиной, Дин обернулся, кивая:

– Выспался?

– Впервые за столько лет так много сплю, – пробормотал Кас. – Что делаешь? Какие у нас планы?

– У меня осталось две недели, – буркнул Дин. Он испытывал непонятный страх перед этим числом. Когда у него на окончание задания оставалось пятнадцать дней, он чувствовал себя расслаблено, ему казалось, что он успевает. Но едва число менялось на четырнадцать, он начинал нервничать. Вспоминал, что происходит с теми, кто не успевает уложиться в срок. Сомневался в своих силах. – Придумываю другой план.

Кастиэль плавно опустился на стул рядом с Дином и подтянул к себе его кружку с недопитым чаем. После четвертой (или пятой?..) чашки кофе Дин подумал, что пора бы прекратить им заливаться. Чая он сделал только два глотка и отставил в сторону, и тот остывал уже полчаса. Кас же спокойно допил его.

– И как? – поинтересовался он, поджимая под себя ноги. – Две недели – не так уж мало…

– Мало, – нервно огрызнулся Дин. Он уже почти избавился от своих утренних раздумий, погрузившись с головой в работу. – План такой. Если мы не можем достать Кроппа снаружи, мы возьмем его изнутри.

– Звучит, если честно, странно, – Кас поднял брови. – Но если ты так решил, то я с тобой. Изнутри…

– Вот, – Дин развернул к нему ноутбук, демонстрируя экран. – Сайт этой кропповской компании. «Люэс Корп».

– Люмос, – поправил Кас и захихикал.

– Чего смешного? – недовольно отозвался Дин. Оговорился, с кем не бывает…

– Люмос – свет. Люэс – старое название сифилиса. К компании «Сифилис», знаешь ли, не очень много доверия…

– Занятные познания в языках, – Дин быстро вскинул взгляд на Кастиэля. Тот лишь пожал плечами и уставился в экран.

– Чем они занимаются?

– Разработки в сфере электроники. Ничего необычного: все те же планшеты и смартфоны, как и в сотне других корпораций.

– Интересно, чем именно эта организация не угодила твоему начальству, – пробормотал Кас.

– Не знаю. Так вот, слушай. В офисе, в котором Кропп сидит, никаких разработок не ведется. Там занимаются только бумагами, маркетингом и прочим. И у них есть вакансии. Если я туда устроюсь…

– Кем? – заинтересовался Кас, взглянув на Дина. – Офисным клерком? В рубашках за штуку баксов?

– Увы, – вздохнул Дин, – им нужно более серьезное резюме для этой должности… Уборщиком. Специалистом по клинингу, точнее, – добавил он, глянув в блокнот. – Так что моя трудовая книжка по-прежнему будет выглядеть солидно. Мне двух дней хватит за глаза, чтобы изучить все здание изнутри и решить, как вытурить из него Кроппа в обход охранников.

– Кстати, а если устроиться охранником к нему? – быстро предложил Кас. Дин на секунду задержал на нем взгляд, обдумывая, и кивнул:

– Было бы неплохо. Хотя, думаю, после разгрома в его доме он тщательно проверяет всех кандидатов. Но идея хорошая, – похвалил он. – В общем, я сегодня иду на собеседование, я уже позвонил и обо всем договорился. Ты со мной?

– Разумеется. Я буду ждать и держать за тебя кулачки. У тебя все обязательно получится, милый, – насмешливо произнес Кас, и Дин поморщился от оскала, разрезавшего лицо Кастиэля.

– Отлично, – он захлопнул ноутбук, – собирайся, мне назначили встречу на два.

– Хорошо, – Кас потянулся и вспорхнул со стула. – Не сделаешь мне завтрак?

– А в постель тебе его не подать? – Дин прищурился.

– Нет, мы же торопимся, – Кас наклонился и чмокнул его в макушку. Он уже хотел отстраниться, но Дин поймал его за плечо и притянул обратно к себе, упершись лбом в лоб. Кастиэль послушно застыл, но Дин, хмыкнув, поцеловал его в уголок губ и отпустил.

– И что это было? – поинтересовался Кас. В глазах у него заплясали чертенята.

– Ничего. Иди зубы чистить, – фыркнул Дин.

– Фу, как нетактично, – Кас засмеялся и ушел в ванную.

Проводив его взглядом, Дин вздохнул. Все равно нечем заняться… Можно и завтрак приготовить.


…Спустя полчаса после собеседования Дин вылетел из офиса и раздраженный направился к машине. Забравшись внутрь, он хлопнул дверью и молча завел мотор. Кас, наблюдая за ним, осторожно и тихо спросил:

– Что-то пошло не так?

– Все не так! – взбешенно зарычал Дин. – Кас, они меня не взяли уборщиком! Уборщиком, блядь!

– Интересно, – Кастиэль торопливо пристегнулся: Дин, не разогревая автомобиль, сразу рванул вперед. – Но почему?

– Да потому что у них уборщик, похоже, должен получить как минимум два высших образования и защитить кандидатскую, – возмутился Дин. Он постепенно пытался прийти в себя. – Сраные бюрократы. Это вообще нормально? Они действительно думают, что к ним пойдет драить пол кто-то со знанием трех языков и внушительным послужным списком?

– А сколько ты знаешь языков? – Кас постарался сдвинуться поближе к двери, явно чувствуя себя неуютно в обществе разъяренного Дина.

– Сколько нужно – столько и знаю, – фыркнул Дин. – В общем, закрыли эту тему. Придется придумывать что-то другое. Ей-богу, мне будет проще заложить бомбу или сообщить о заложенной бомбе… И дождаться эвакуации, чтобы пришить Кроппа прямо на улице.

– Может быть, – предложил Кас, – к ним попробую устроиться я?

– А толку? – Дин даже не повернулся к нему, следя за дорогой. – Вряд ли ты сможешь провести какие-либо активные действия. От тебя требуется только вовремя подкатить машину или отвлечь болтовней кого-нибудь.

– Я не умею водить машину, – тихо произнес Кас, и Дину показалось, что его голос звучит немного виновато.

– Помню, – кивнул Дин, – научу. Не желаешь покататься пару дней?

– В смысле?

– Мне нужен напарник, – коротко ответил Дин. – Тот, который точно сможет устроиться в эту шарашкину контору. И который сможет вытащить Кроппа вместе с папкой. Достаточно умный, с хорошо подвешенным языком и умеющий драться. И который, ко всему прочему, провернет все это быстро.

– Дин? – Кас нахмурился. – Я не понимаю.

– Мы едем за моим братом, – Дин наконец-то повернулся к нему. – За Сэмом. Иначе я рискую не успеть выполнить задание, и на мою голову будет объявлена охота. Домой заезжать времени нет, все необходимое сможем купить в пути. Заодно на прямых дорогах объясню тебе, какие педали нажимать. Вдруг пригодится. Ты со мной?

– Дин, зеленый, – напомнил Кас, и Винчестер надавил на газ. – Куда нам ехать?

– Стэнфорд. Два дня пути. Сэм там учится на юриста.

– Это другой край Америки.

– Могу высадить, – Дин глянул на Каса, но тот лишь покачал головой.

– Я с тобой. В конце концов, все равно заняться мне нечем… И два дня уйдет только чисто на езду, – прикинул Кас, – а если учесть, что нам нужно будет останавливаться чтобы поспать…

– Мы не будем останавливаться, – фыркнул Дин. Он уже вышел за пределы города и гнал, превышая допустимую скорость. – Главное доехать. А там Сэм обратно поведет, я немного отосплюсь.

– Почему ты думаешь, что он сразу же сорвется с места и поедет с тобой? Он вообще знает, что ты убиваешь людей? – Кас отрегулировал кресло, опуская его спинку ниже и устраиваясь поудобнее.

– Он помогал мне, – нехотя ответил Дин. – И да, он сорвется с места.

– Это твой старший брат?

– Младший. На четыре года меня младше. Он только в этом году уехал, – зачем-то рассказал Дин. – Решил учиться. Я рад был – хоть поживет нормально, без всего этого дерьма. Если бы не припекло, я бы не стал его ни о чем просить.

– Понятно, – протянул Кас. – У тебя, определенно, сложная семейная история.

– Угу. А у тебя? – Дин мельком посмотрел на Кастиэля. Он вспомнил найденную утром фотографию в его телефоне. А что, если тот парень – его брат?.. Он ведь тоже темноволосый, со светлой кожей, светлоглазый…

– Сейчас у меня нет семьи, – Кас отвернулся к окну.

– А раньше? Кас, – позвал Дин, – откровенность за откровенность. Я тоже далеко не всем говорю о Сэмми.

– Сэмми? – рассеянно переспросил Кас. – Ты мило его называешь… Ладно, – решился он, снова переворачиваясь. Он уставился на Дина, начав говорить: – Раньше у меня были сестра и брат. Родители рано умерли, я их почти не помню. Я мелким был. Бальт старше меня на девять лет. Эсфирь – на пять. Сейчас я не поддерживаю с ними связь.

Дин облизал губы, пытаясь проанализировать сказанное Касом и выискать хоть что-то, проскользнувшее между строк. Нет, тот смазливый парень ему не брат. Совсем не брат. А вот с именами в этой семье точно проблемы. Хотя, может быть, у них какое-то иностранное происхождение?..

– Почему ты порвал с ними?

– А это уже совсем другая история, – пробормотал Кас. – Я не буду говорить об этом. Давай поболтаем о чем-нибудь другом. Ты когда-нибудь был в Австралии?

– Нет.

– А я был. Месяц жил. Мне было тогда шестнадцать лет. Знаешь, там лемуры такие… – начал рассказывать Кас.

Они разговаривали несколько часов, потом ненадолго остановились возле забегаловки, чтобы перекусить, снова продолжили путь. Дин начинал чувствовать усталость, но прогонял ее, зная, что сейчас некогда спать. Когда стемнело, Кас задремал, и за дорогой пришлось следить с удвоенным вниманием. Впрочем, подумал Дин, он не на Импале, а на какой-то чужой тачке, значит, ее не жалко, ее можно бить… Пару раз ему казалось, что он заснул, но Дин тут же встряхивался. Он знал, что постепенно сонливость превратится в тупую усталость, и он сможет бодрствовать, не боясь, что уснет, лишь моргнув на мгновение.

К утру, когда встало солнце, Дин подумал, что он похож на тело, в которое нужно потыкать палочкой, чтобы проверить, живо ли оно. И, Дин готов был поспорить, он бы не почувствовал никаких тыканий. Совсем. Однако спать ему уже не хотелось, и это немного ободрило. Он кинул взгляд на Каса. Парень дрых на своем сиденье, до сих пор не отстегнув ремень. Голова запрокинута, рот приоткрыт. Значит, проснется, застонав от боли в шее и потребует воду – горло пересохнет. Ладно, вскоре закончится платная дорога, и они выйдут на пустую трассу. Перед этим стоит выпить кофе, и можно будет пустить Каса за руль, а самому отдохнуть. А потом, на обратном пути, попросить Сэмми научить Кастиэля ездить. У Сэма всегда достаточно терпения, чтобы что-то объяснить, а вот Дин в этом состоянии явно взорвется, если Кас сделает что-то не так.

Кстати о Сэме. Дин только сейчас понял, что так и не позвонил брату. Чертыхнувшись, Дин нашарил в подлокотнике телефон и приложил его к уху. Как он и подозревал, брат еще спал, но, услышав голос Дина, сразу же проснулся. Недолго поговорив с Сэмом, Дин положил трубку. Разумеется, Сэм сразу же сказал, что поможет. Ни одной недовольной нотки не проскользнуло. И Дин был ему за это благодарен: ему и так совестно, что он снова просит брата помочь кого-то убить, а если бы Сэм его упрекнул… Что ж. Тогда бы Дину пришлось развернуть машину обратно и снова придумывать другой план.

Остановившись возле Старбакса, Дин пихнул Каса в бок. Тот завозился, сонно заморгав, и застонал.

– Боже, моя шея… Пить адски хочется. Я думал, ты разбудишь меня поцелуем.

– Вставай, красавица, – скомандовал Дин, – быстро позавтракаем – и дальше в путь. Скоро дам тебе порулить. Рад?

– Не очень, – кисло отозвался Кас, выбираясь из машины и с наслаждением потягиваясь. Он закрыл глаза и подставил лицо солнцу. – Есть жвачка?

– Угу, – Дин впихнул ему в ладонь Орбит, – ты вроде смирно спал, а весь затылок всклочен.

– Еще бы, – Кас провел ладонью по волосам, – я им возил по сиденью, пытаясь пристроить голову… Можно я в следующий раз сзади посплю?

– Почему это я буду страдать, в то время как ты релаксируешь? – возмутился Дин, толкая стеклянную дверь. – И вообще. Может, это я заберусь на заднее сидение, а ты поведешь?

– Задница ты, Дин.

Дин закатил глаза.

Они быстро позавтракали, умылись в раковине у туалета и вернулись в машину. Время тянулось медленно, но зато Дин с удовлетворением отметил, что Кас все-таки способен к обучению. Он легко разогнался, и, когда стрелка спидометра дошла до ста двадцати миль в час, Дин понял, что Кас хороший ученик. А вот он сам – плохой учитель. Очень плохой. Отвратительный и невнимательный.

– Тормози! – завопил Дин. – Бля, Кас! – он потянулся к Кастиэлю, выхватывая руль, поворачивая его в сторону. Но перед ними уже был крутой поворот, в который они не вписывались, скорость была слишком большой, и машину крутануло. Дин даже не понял, как их развернуло почти на сто восемьдесят градусов, все вышло слишком быстро. А потом колеса автомобиля скользнули на обочину, его повело, но Кас, видимо, все же дал по тормозам. До Дина дошло, что он даже не додумался хотя бы дернуть ручник.

Машина окончательно остановилась. Под колесами был песок вперемешку с гравием, положение автомобиля оказалось перпендикулярно трассе, а Дин пожалел, что не пристегнулся ремнем: его мотнуло при развороте так, что он, кажется, приложился лбом о панель, даже не заметив этого. Осторожно выпрямившись, он замер, делая глубокий вдох, а потом повернул голову к Касу. Тот весь побелел, положив мелко подрагивающие ладони на колени.

– Что это было? – деревянным голосом спросил Кас.

– Нас занесло, – тихо ответил Дин, пытаясь оценить состояние напарника, – и вынесло на обочину. Не стоило поворачивать на такой скорости. Моя вина, я не заметил поворот. Как ты?

– Н-не знаю. Это было страшно, – Кас медленно повернулся к Дину. – У тебя кровь на лбу.

– Я заметил, – фыркнул Дин. – Ты, блин, персональное несчастье. Рядом с тобой я то руку зашибу, то голову. Постой, – вдруг догадался Дин, мигом заволновавшись. – У тебя что, опять истерика? Этот твой приступ?

– Конечно, – вдруг повысил голос Кас. – Разумеется, у меня истерика! Я такого страха не испытывал с самого детства, когда обнаружил в своей кровати огромного паука! – он истерически засмеялся, закрывая ладонями рот.

– Ну нет, – простонал Дин, – давай без этого всего…

Но Кас вряд ли его услышал. Он спрятал лицо в ладонях, продолжая хохотать, только теперь к его нездоровому смеху прибавились всхлипы. Он вздрагивал всем телом и беспорядочно что-то бормотал. Дин вычленил из его несвязной речи слова «кошмар», «адская карусель», «чтоб я еще раз» и много заурядного мата.

– Эй, – Дин потрепал его за плечо, – перверт… – он вспомнил, что однажды это рассмешило Каса. – Перебирайся давай на пассажирское, у нас нет времени сидеть. Кас…

Кастиэль не отреагировал; тогда Дин, устав смотреть на его трясущиеся плечи, нетерпеливо дернул его, заставляя отнять руки от лица, и крепко заключил его щеки в свои ладони.

– Смотри на меня, – приказал Дин. – Ты можешь немного поистерить, но лучше этого не делать. Я устал как черт, я не спал уже больше двадцати четырех часов, мне нужно ехать вперед, и это вопрос жизни и смерти, как бы мелодраматично эти слова не звучали. Так что давай, выметайся из машины.

Кас кивнул. В уголках его глаз собрались слезы, а щеки покраснели. Он потянулся вперед, коротко поцеловав Дина в губы. Его ладони скользнули к Дину на бедра, и Кас завертелся, пытаясь выпутаться из ремня безопасности и наконец-то догадываясь расстегнуть его. Дин лишь молча терпел. Похоже, у Каса это что-то вроде психотерапии для себя – контакт с людьми. И нельзя сказать, что Дин был сильно против…

– Только быстро, – предупредил он, когда Кас в конце концов избавился от ремня и навалился на Дина. Коллинз в ответ лишь невнятно заворчал. Его губы влажно прошлись по шее, а руки торопливо расстегивали ширинку.

– Не вздумай и в этот раз наебать меня обнимашками, – пробурчал Кас, сдергивая с Дина штаны. Винчестер чуть приподнялся, позволяя стянуть джинсы к коленям. Ладонь Кастиэль тут же опустилась на его член.

– Да? – Дин сжал талию Каса. Изогнул шею, подставляясь под поцелуи, устроился поудобнее. – И чего же ты хочешь?

Кас долго не отвечал. Он просто тяжело дышал, то и дело касался языком шеи Дина, мял его член через нижнее белье. Но все же наконец-то произнес:

– Учитывая, что мы в последний раз были в душе полтора дня назад, а в багажнике нет ни гондонов, ни смазки… Отработаешь долг в следующий раз.

Кас неловко переполз на колени к Дину, прижался к нему грудью на секунду, а потом откинулся назад, на панель, расстегивая свои джинсы. Дин положил ладони на его бедра, наблюдая, наклонился. Обхватил через рубашку губами сосок Каса. Черт, он ничего не хотел сначала, а сейчас мысли о быстро утекающем времени куда-то пропали, и хотелось заниматься с Кастиэлем… любовью? Смешное слово. Кас оттолкнул его, вытаскивая член из нижнего белья, и, чуть передвинувшись, обхватил два ствола вместе. Дин рвано выдохнул.

Кас быстро задвигал рукой, проводя от основания до самого верха, прижимая друг к другу головки, скользя между ними большим пальцем, и Дин прикусил губу, сильнее сжимая бедра Кастиэля.

– Ты такой сексуальный, – хрипло произнес Кас. – Дин, – позвал он, и Винчестер открыл глаза. Кастиэль смотрел на него, не отрываясь. – И сильный… Хищник… – Дин тяжело дышал, не понимая, чего Кас от него хочет. Сердце прыгало как сумасшедшее. – Неужели… – Кас облизал губы. – Тебе никогда не хотелось… вцепиться кому-то в горло?..

Дина как ледяной водой обдало. Он резко подался вперед, вжимая Каса в панель, схватил его за плечи.

– Я не знаю, что у тебя произошло, – зарычал он. – Но я не буду душить тебя. Это ненормально, черт побери. Я не буду причинять тебя боль.

Кас засмеялся. Не истерично, а как-то грустно.

– Мне однажды уже пообещали не причинять боль, – он широко улыбнулся. – Продолжим?

– Иди ты, – буркнул Дин. Он завозился, собираясь одеться и спихнуть с себя Каса, но тот неожиданно начал сопротивляться, схватил за запястье, не дав натянуть джинсы.

– Дин, извини. Я не в себе, – голос Кастиэля опустился до шепота.

Дин снова откинулся на спину сидения и закрыл глаза. Он снова почувствовал усталость, пополам смешанную с тяжелым возбуждением, от которого хотелось лишь поскорее избавиться. Движения Каса стали механическими, и Дин понял, что напарник ощущает то же самое. Но ему все равно лучше, он хоть выспался, будь он неладен, мазохист чертов…


…Приехав в Стэнфорд, Дин испытал облегчение. Они добрались за сорок с небольшим часов – рекордно короткие сроки. Он набрал номер Сэма, пытаясь вспомнить, какой сегодня день недели, и когда попытка провалилась, Дин залез в календарь на телефоне. Вторник. Что ж, придется мелкому пропустить свои, безусловно, важные лекции. Дин лишний раз порадовался, что у них в семье все же были деньги: брат снимал квартиру, а не жил в общаге, и это означало, что им не придется преодолевать пропускную систему. Поэтому они с Касом очень быстро оказались перед нужной дверью, нажимая на кнопку звонка.

Дин почувствовал легкое волнение. Он не видел Сэма уже целых четыре месяца, и наверняка брат завел себе новую подружку… И уж точно в его планы не входило приветствие двух провонявших потом и дорожной пылью гостей. Дин кинул быстрый взгляд на Каса, и тот пожал плечами, тихо говоря:

– Думаю, он и так поймет, что мы два дня в пути. Я не буду к тебе приставать у него на глазах.

Дин хмыкнул и тут же отвернулся от Каса, услышав, как в замке завозился ключ. Дверь распахнулась, и Дин раскинул руки:

– Сэмми!

Брат радостно обнял его, но почти сразу же отстранился.

– Дин, от тебя воняет, – Сэм засмеялся.

– А ты, кажется, стал еще выше. А тут у вас в Стэнфорде что, парикмахерских нет? – Дин ухмыльнулся. – Могу предложить свои услуги, – он сложил пальцы ножницами, и Сэм только закатил в ответ глаза. – Это Кас, – Дин отошел в сторону. – От него тоже воняет.

– Привет, – Кас улыбнулся. – Дин не говорил, что ты настолько высокий.

Сэм с интересом глянул на него, протянув руку.

– Ладно, проходите, – он посторонился, – душ там, – он махнул рукой в сторону. – Полотенца сейчас дам.

– Кас, иди первым, – скомандовал Дин.

Дождавшись, пока напарник уйдет в ванную, Дин прошел на кухню, сев за стол. Сэм опустился напротив него, поставив перед ним бутылку с пивом, но Дин мотнул головой.

– Лучше кофе, – попросил он. – Я за последние два дня спал три часа. Обратно поведешь ты.

Дин рассказал о задании и о том, как он лажал раз за разом, понимая, что даже не решил, как обыграть свою историю знакомства с Касом. Не придумав ничего лучше, он рассказал правду, положив на стол локти и опустив на них подбородок. Так он не видел лица Сэма, но организм словно только и дожидался момента, когда окажется в помещении с кроватью. Разом непреодолимо захотелось спать. Два с половиной дня, черт побери… Дин перестал понимать, как у него получилось так долго продержаться.

– Интересный этот твой Кас, – пробормотал Сэм. – Ладно, закончим дело – и займемся им. Найти в документах его имя – плевое дело, не думаю, что в Америке много парней зовут Кастиэлями. Даже если он стал кем-то другим, он все равно не мог подчистить все следы.

– Как учеба? – Дин резко захотел сменить тему. Ему не понравилась идея о том, что они вдвоем будут выяснять подноготную Каса. Нет уж. Это только его дело. Кас – не какой-нибудь там преступник, которого надо вычислить. Может быть, он и сам как-нибудь расскажет о себе.

– Хорошо, – Сэм рассеянно улыбнулся. – Учиться легко.

– У тебя не будет проблем, если ты пропустишь занятия?

– Неа, – Сэм помотал головой. – Я слишком хорошо учусь. Мне простят, даже если я месяц прогуляю.

– Ботаник, – пробормотал Дин. – Черт, я пойду узнаю, не утонул ли Кас. Задрал уже намываться.

Со вздохом поднявшись, Дин поплелся к ванной. Машинально дернув на себя дверь, он просунул голову внутрь.

– А я хотел уже тебя подгонять, – произнес он, увидев, что Кас уже вылез из душа и вытирается полотенцем. – Все равно, давай в темпе, – Кас кивнул, и Дин захлопнул дверь. – Сэмми, – позвал он, – где мое полотенце? И дай мне рубашку чистую. Конечно, рукава будут такими же длинными, как у смирительной, но что поделать…

– Ты невыносим, – фыркнул Сэм.

– И Касу, кстати, тоже выдели какую-нибудь майку.

– Вдвойне невыносим.


…На обратном пути Дин, не обращая внимания на возмутившегося Каса, забрался на заднее сидение и попытался устроиться там с максимальным комфортом. Первое время сон не шел, и он просто лежал с закрытыми глазами. Сначала Кас с Сэмом молчали. А потом его незадачливый напарник поинтересовался, на кого учится Сэм, и между ними завязался разговор. «Боже, какие зануды», – подумал Дин. Кас разговаривал с его братом так легко, словно был всю жизнь с ним знаком. Раньше Дин не замечал, что Кастиэль разбирается в праве. Он что-то спрашивал о новых законодательных актах, интересовался историческими моментами… Под их тихий и невыносимо скучный разговор Дин все-таки заснул.

Он проснулся ночью, спросонья стукнувшись головой о дверь, и зашипел.

– Дин? – Сэм обернулся к нему.

– Все в порядке, – Дин принял сидячее положение. – Чувствую себя хреново… Кас спит?

– Ага, – кивнул Сэм. – Мы на подъездах к Вайомингу, остановимся где-нибудь перекусить?

– Давай, – согласился Дин. – Долго с Касом болтали?

– Пока он не заснул, – хмыкнул Сэм. Дин облокотился о кресло Каса, уперев кулак в щеку. – Он необычный парень. Умный.

– Что-то я этого не заметил, – пробормотал Дин. – Даже машину водить не умеет.

– А ты научи, – Сэм глянул на него.

– Уже пытался, – Дин умолчал об эпизоде, произошедшем во время этого обучения. – Закончим дело – и пусть идет на все четыре стороны, – Дин скосил взгляд на Каса. Тот, прижавшись щекой к стеклу, спал. – Не хочу еще и его во все это втягивать.

– Но тебе нужен напарник, Дин.

– У меня просто черная полоса, Сэмми. Может быть, закончу с этим Кроппом и сразу же уеду в другой город. Поживу там пару недель, отдохну. Вряд ли Организация будет разыскивать меня. А потом снова вернусь в строй. И все в порядке будет.

– Как знаешь. Звони только почаще.

– Волнуешься? – усмехнулся Дин.

– Больно надо.

– Как ты вообще? Встречаешься с кем-нибудь?

– Нет, – лаконично ответил Сэм, и Дин решил закрыть эту тему. И ежу понятно, что брат не слишком хочет распространяться по этому поводу… – Поспи еще, утром поменяемся.

– Да я вроде выспался… – пробормотал Дин, но все равно снова лег на сиденье. В Импале сиденья широкие. В ней спать было бы удобнее. Но сейчас детка стоит возле дома, и приходится довольствоваться тем, что есть…

Спустя час они быстро перекусили в круглосуточном кафе. Кас, которого братья разбудили, сидел мрачнее тучи, злобно на них поглядывая, и никак не мог съесть сэндвич, в то время как Винчестеры уже умяли пару бургеров. В конце концов Дин, сжалившись, вырвал у него из рук остатки еды и произнес:

– Не давись. Возьми ключи от машины и возвращайся спать.

Кас, сразу же повеселев, схватил ключи и убежал. И, разумеется, когда братья вернулись, Дин обнаружил его на заднем сидении.

– Капризный засранец, – мрачно произнес он. Повернувшись к Сэму, Дин спросил: – Хочешь, я выпру его, а ты там ляжешь?

– Думаю, там мне еще сложнее будет разместить ноги, – пробормотал Сэм. – Пусть спит.

– Послушай, – начал Дин, подумав, что это не такое уж и плохое время, чтобы поделиться тем, что на душе. Не прямым текстом, конечно, но Сэм наверняка скажет что-нибудь ободряющее. – Как ты думаешь… То, чем я занимаюсь, – это правильно?

– Ты устал от убийств? – Сэм кинул короткий взгляд на него, и Дин недовольно дернул плечом. Он надеялся, что брат поймет то, о чем Дин не решается сказать в открытую, но когда Сэм это озвучил, стало не по себе. – Хочешь… уйти от этого? Как отец?

– Ничего я не хочу, – буркнул Дин. – Просто ответь.

– Я не знаю, Дин, – потягиваясь, тихо ответил Сэм. – Я бы не хотел для тебя такой жизни. И если бы ты порвал с Организацией… Я бы вздохнул спокойно.

Дин ничего не стал отвечать. Он просто принял слова Сэма к сведению, невольно подумав, что, наверно, это какой-то знак – его мысли совпадают с мыслями брата, Кас, появившись практически из ниоткуда, взывает к его совести и осуждает его образ жизни… А потом Дин заставил себя перестать размышлять об этом и перевел разговор на другую тему.

Еще несколько часов они ехали, тихо переговариваясь. Сэм рассказывал о своей учебе, студенческих вечеринках, и Дин лишь усмехался. Может быть, ему бы тоже хотелось узнать, что такое студенчество, попробовать жить как все люди… Но он тут же запретил себе об этом даже думать. Нет. Не с его горой трупов за плечами об этом размышлять. Ему точно не светит человеческая жизнь. Все, что его ждет в ближайшие несколько лет, – Конверты, Конверты, Конверты… И все же он радовался, слыша голос брата. Дин скучал по Сэму, по его смешной челке, улыбке и ямочках на щеках. Он легко отпустил брата, зная, что так будет лучше. Но сейчас, когда Сэмми снова сидел рядом с ним и радостно о чем-то говорил, Дину хотелось грустно вздохнуть. Он очень скучал по всему этому. Ему не хватало брата. Да и отца тоже…

Потом, когда Кас проснулся, Сэм поменялся с ним местами, переместившись на заднее сиденье. Дин понял, что Кастиэль хочет с ним поговорить, и почувствовал себя странно. Сегодня он словно выполняет для всех роль развлекателя. Поддерживает беседу и улыбается в нужные моменты, хотя на душе кошки скребут. Ладно хоть нервы из-за быстро уходящего времени отпустили. Пусть ему даже и останется меньше десяти дней, но он успеет. С ним же теперь Сэмми.

Но Кас продолжал молчать, и тогда Дин, не выдержав, спросил:

– Ты о чем-то хотел поговорить? Говори.

– Не буду, – мрачно ответил Кас. – Ты обидишься и скажешь, что это не мое дело.

– Вполне возможно, – кивнул Дин, – но ты все равно говори.

Кас помолчал и спустя пару мгновений выпалил:

– Я могу понять, что ты зарабатываешь на жизнь пытками и убийствами. Могу поверить, что ты убиваешь плохих парней. Могу забыть о чужих зубах и пальцах. Но… Ты любишь брата. Я вижу это по вам. Так как ты можешь заставлять его идти на это?

– Ты был прав, – бесстрастно ответил Дин, сильнее сжимая пальцы на руле. – Это не твое дело.

Как будто он этого хочет… Как будто он не мечтает о том, чтобы Сэм не был знаком со всем этим…

– Прости, – в голосе Каса не прозвучало ни малейшей нотки раскаяния. – Хочешь, что-нибудь расскажу?

– Давай, – Дин приготовился еще к какой-нибудь истории из разряда «Когда я был в нежном подростковом возрасте…». Вообще-то Кас интересно рассказывал. Дину нравилось. По этим рассказам нельзя было понять, что за семья у Каса, как и где он жил раньше, но слушать все равно не надоедало.

– Однажды я полюбил человека. Он был веселым, беспечным таким… И мне все говорили, что он такой до поры до времени. А потом у него случится рецидив, и он меня возненавидит. Я не верил, – голос Каса звучал ровно, словно он снова рассказывал о том, как в теплой Австралии по утрам в окна его дома глядели лемуры. – И мне казалось, что моей веры хватит для того, чтобы его исцелить. Поддержка, любовь и все такое… А потом оказалось, что я был неправ, – он замолчал.

– А дальше?.. – очень тихо спросил Дин. Он боялся посмотреть на Каса. Он понял, что Кастиэль говорит о том случае, после которого его жизнь изменилась.

– А дальше – не твое дело.

Кас отвернулся к окну. Дин же не понимал, почему Коллинз рассказал ему все это сейчас. И почему он не закончил историю, словно обидевшись. Оборвал на середине. Дин, сглотнув, осторожно произнес:

– Мне жаль, Кас.

– Мне тоже, – Кастиэль тяжело вздохнул. Дин дотронулся до его плеча, легонько погладив кончиками пальцев.

– Я уверен, что в этом нет твоей вины, – Дин глянул на Каса.

– Не надо. Сделай вид, что ничего не слышал, – Кастиэль повернулся, устало посмотрев на Дина. – Я сам не знаю, зачем тебе рассказал. Я никому не рассказывал.

– Хорошо, – Дин кивнул. – Знаешь… Я бы не хотел втягивать Сэмми в эту работу. Но когда исчез отец, мне казалось это единственным выходом. Я не умел быть один. И сейчас мне меньше всего хочется просить его о помощи. Но у меня нет других вариантов.

– Понимаю, – Кас кивнул. – Ладно, закрыли тему…

– Угу, – Дин сосредоточился на дороге.


До дома они добрались к вечеру без приключений. Очевидно, Касу надоели задушевные разговоры, и Дин, с одной стороны, был этому рад: у него не было сил правильно реагировать на все слова Кастиэля, и он не знал, что еще можно спросить. С другой – он бы все равно с удовольствием выслушал биографию Каса от самого Каса, а не начал бы искать ее окольными путями.

Сэм констатировал, что у Дина ничего не меняется: ни дом, в котором нет лишних вещей и признаков жизни, ни машина. Дин подавил в себе желание вступиться за Импалу и вместо этого фыркнул, спросив, в чем провинилось его жилище. Когда Сэм ответил, что все слишком прибрано и аккуратно расставлено, фотографии спрятаны и из личных вещей только диски, Дин снова фыркнул. Но он все равно подумал, что брат, наверно, прав. У него много безликих вещей, выполняющих свои определенные функции. А безделушек, которые просто радуют сердце, совсем нет.

Дин думал, что ужин почти-в-кругу-семьи его будет напрягать. В конце концов, он спал с Касом, а теперь Кас сидел напротив Сэма. Это точно не должно быть легко. Но они свободно общались за столом, и улыбка Каса не выглядела пластмассовой, словно он решил ради Дина снять раздражающую маску. К ночи, когда Сэм разместился в комнате для гостей, а Кас кинул подушку и одеяло на диван, Дин уже приготовился к нормальному сну на удобной кровати, как в дверь постучали. Он без труда узнал этот тихий звук.

– Входи, Кас, – обреченно произнес Дин. Кастиэль скользнул в спальню и присел на край постели.

– Я просто хотел пожелать спокойной ночи, – прошептал он.

– Угу, и тебе, – Дин подтянул к себе колени, сел, прижавшись к спинке кровати. – Вообще-то тут за стенкой мой брат, и я бы не хотел шокировать его своей ориентацией. Он думает, что все это осталось в десятом классе и было простым экспериментом.

– Как знаешь, – Кас пожал плечами. – Мне показалось, что он о чем-то догадывается. И относится совершенно нормально. Он не выглядит гомофобом.

– Надеюсь, не догадывается, – мрачно ответил Дин.

– Ты вообще не собираешься говорить ему об этом? – глаза Каса поблескивали в бликах света из окна.

– Если я решу с кем-то прожить до старости – скажу. А так – нет. И мы с тобой не встречаемся, чтобы я на него вываливал эту информацию.

– Ладно, – Кас кивнул, потерев грудь. Дин машинально отметил, что он как будто страдает от боли в шрамах. Иллюзии боли. – Спокойной ночи.

Он легко вспорхнул с кровати и быстро вышел.

– Я сейчас не понял, что это было, – пробормотал Дин. Вот вроде нормально говорили – и вдруг Кас убежал. Дин вообще-то рассчитывал раскрутить его на признание о том, в курсе ли семья Каса о его ориентации. Дин попробовал вспомнить их разговор и понять, в чем дело. Ну не обиделся же он на слова о том, что они не встречаются?.. Он вроде не дурак…

Завозившись, Дин мысленно махнул на все это рукой. Не будет он больше вникать в тонкую душевную организацию Каса, хватит на сегодня. Сначала он выспится, потом закончит с Кроппом, а потом уже решит, что делать с Кастиэлем.

А ничего.

Дин перевернулся на другой бок.

Ничего он не будет с ним делать. Отпустит парня на все четыре стороны, как и сказал Сэму. В напарники Кас не годится, если уж быть честным, толку от него почти никакого. Мальчик на побегушках Дину не нужен. И не отпускает он сейчас Кастиэля черт знает по какой причине… Может быть, потому, что парень потратил свое время, ожидая, что ему заплатят за это, и действительно постарался быть полезным. Поэтому – да, Дин просто отдаст ему деньги и помашет ручкой, поблагодарив за полезное сотрудничество. Если ему очень захочется – он еще узнает что-то о Касе, но не обязательно. Раньше он его интересовал как потенциальный враг, в нем говорила паранойя. А теперь понятно, что у Каса случилась какая-то драма с любовью, из-за чего ему пришлось скрыться. И он за что-то себя винит. Но Дин – не психоаналитик, чтобы копаться в его голове. Пусть сам разбирается.

Твердо решив перестать даже спать с Касом (тем более что теперь с ними постоянно рядом будет Сэм), Дин с чистой совестью заснул.


Утром Дин совсем не удивился, обнаружив, что Сэм уже работает. Каса рядом не наблюдалось, впрочем, и в гостиной его не было.

– Доброе. Где Кас? – Дин, почесав щеку, щелкнул кнопкой на чайнике.

– Я думал, у тебя… – рассеянно ответил Сэм, не отрываясь от ноутбука. – Когда я проснулся, его уже не было.

– Чего ему делать у меня, – фыркнул Дин. Ему показалось, что его голос прозвучал до ужаса ненатурально.

– Э… – Сэм чуть замешкался, вскидывая взгляд на Дина, но тут же его опустил. – Ничего, конечно… Может, дела какие у парня появились. Вернется еще.

– Ну да, – чуть напряженно произнес Дин. Ладно. Каса он найдет чуть позже. Через полчаса, например, после душа и кофе. – Ну что, готов быть специалистом по клинингу?

– Это испортит мою трудовую книжку, – Сэм положил руки себе на бока, придавая себе грозный вид. – К тому же у них есть вакансия, вполне подходящая мне. Младший помощник юриста.

– Это еще кто? – Дин уселся рядом. – Двигайся давай.

Сэм метнул на него возмущенный взгляд, но все же подвинулся.

– Что-то вроде личного раба, который делает копии бумаг и приносит кофе. Но звучит солидно. К тому же я могу разносить кофе всему офису.

– Круто, Сэмми, – кивнул Дин. – Во сколько собеседование?

– Ты опять меня так называешь, – возмутился Сэм. – В три.

– Отлично. Дожидаемся Каса – и вперед.

Но Кас не вернулся ни спустя полчаса, ни час. Даже его вещи исчезли. Дин молча проклинал себя за то, что догадался передать фотографию с телефона Каса себе, а вот позвонить, чтобы запомнить номер, не додумался. На собеседование пришлось ехать вдвоем, и Дин совсем не удивился, когда Сэм появился сияющим, словно начищенный чайник, и заявил, что его взяли даже без особых разговоров. Дин кисло поздравил его с этим и покатил обратно домой.

Кас куда-то пропал.

Изображение


18 ноя 2013, 00:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Глава 4
Изображение

Кас не появился и к вечеру. К десяти Дин не выдержал и молча начал натягивать джинсы. Он взял ключи от Импалы и направился к выходу, кинув Сэму, что вернется через полчаса. Дороги были пустыми, и Дин уже спустя пятнадцать минут затормозил там, где в прошлый раз останавливался с Касом. Правда, путь к дому Кастиэля при свете дня ему показался проще… Дин, хмурясь, быстро шел по темной улице.

– Эй, красавчик, – он услышал хриплый голос. – Развлечься не хочешь?

– Не сегодня, детка, – Дин мельком кинул взгляд на подтрепанную проститутку самого пропитого вида.

– Я не в твоем вкусе?

– Есть немного, – ответил он, удивляясь ее настырности.

– Ну и мудак.

Дин дернул плечом. Блядь, что за район, как Кас тут вообще живет… Может, он сейчас встретит его где-то подпирающим стену? И куда этот сумасшедший улетел от него? А что, если он не дома? Дин мрачнел с каждым шагом, пока не понял, что заблудился. Он не знал, где находится. Вокруг были одинаковые дома, одинаковые дороги, все, черт побери, было одинаковым. Весело будет, если он сегодня так и не найдет Каса. Еще веселее – если не сможет найти, где припарковал Импалу.

Дин попытался выйти к тому месту, с которого свернул в этот переулок. Фонари все были разбиты, ни черта не видно… Он достал телефон, включил фонарик, не понимая, почему взял с собой именно Иксперию, и все же радуясь этому, и пошел вперед. Спустя пару метров Дин услышал щелчок зажигалки и шаги за спиной. Быстрые шаги. Неблагополучный район, да?.. Мысль пришла в голову мгновенно, и Дин, быстро развернувшись, перехватил телефон в левую руку, а правую как раз успел подставить, чтобы блокировать удар. Но от неожиданности он все равно потерял равновесие, сделал несколько шагов назад, пытаясь не упасть, и сам не понял, как пропустил один удар в лицо. Разозлившись, Дин кинулся на нападавшего. Машинально отметил, что это какой-то тощий торчок с капюшоном, закрывающим лицо, дал ему по носу, пнул в живот. Парень согнулся, упав на асфальт, и больше не проявлял желания драться.

– Уебок, – заключил Дин и для надежности еще раз ударил незнакомца в живот. Тот всхлипнул. Убедившись, что парень больше не захочет его преследовать, Дин быстро поспешил выйти из переулка.

Он поплутал еще минут десять, прежде чем нашел вроде бы верную дорогу. Как оказалось, она действительно была правильной, Дин узнал дом Каса. Он быстро набрал на домофоне служебный код… С детства помнил эти коды для разных моделей… И проскользнул в подъезд. Ну конечно, и тут света нет. Остается надеяться, что хотя бы здесь не притаились наркоманы, готовые убить за деньги для дозы.

Дин взбежал по лестнице вверх, оказался у нужной двери. Требовательно нажал на звонок. Опустив руку, он прислушался. За дверью послышались шаги, но открывать ему не спешили. Поближе подойдя к двери, Дин громко потребовал:

– Кас, пусти меня. Я хочу поговорить.

За дверью еще немного посомневались, но все же приоткрыли. В узкой щели показался настороженный карий глаз. Потом дверь приоткрылась еще немного, и Дин увидел симпатичную черноволосую девушку. Он догадался, что это, скорее всего, Мэг.

– И о чем ты хочешь поговорить? – она подняла изящную бровь.

– Не твое дело.

– Ты обидел его, сладкий, – она смерила Дина взглядом. – Не думаю, что хочу тебя впускать…

– Ничем я его не обидел, – хмуро ответил Дин, глядя на девушку сверху вниз. – Пусти, – он дернул дверь на себя, и Мэг зло посмотрела на него, но все же отошла в сторону. То-то же… Оценила расстановку сил и поняла, кто выиграет в рукопашной…

Дин, брезгливо оглядываясь, прошел к комнате Каса. В квартире ничего не изменилось, грязи только прибавилось. Забарабанив в дверь Каса, Дин рявкнул:

– Или ты открываешь, или я вышибаю дверь.

Ему уже порядком надоели плутания по этим дурацким узким улицам, наркоман, съездивший ему по лицу, Мэг эта… Какого хера она вообще здесь живет? Что ее связывает с Касом? И отчего она решила, что он его обидел? Никого он не обижал. А если даже и обидел – то это не ее дело. И если Кас делился с ней какими-то своими заморочками…

– Открываю, – послышался голос, и Кас распахнул дверь. – Что тебе нужно, Дин?

Дин застыл. Кас выглядел… В общем, так плохо выглядящим он его еще ни разу не видел. Пустые глаза, лицо какое-то серое, а ведь еще вчера ночью выглядел нормально. Дин молча толкнул его вперед, зашел в комнату и закрыл дверь, только сейчас заметив, что Мэг все это время маячила за спиной. Сучка.

– Почему ты сбежал? – резко спросил Дин. – Я что, сказал, что можно пойти домой? Ты вообще-то мой напарник.

– Да ладно, Дин, – Кас слабо улыбнулся. Он прошел мимо Дина и упал на кровать. – Из меня плохой напарник. Ты съездил за братом. У тебя все будет хорошо. Поэтому оставь меня в покое, ладно? Просто уходи.

– Никуда я не уйду, – возмутился Дин. Скрестив руки, он навис над Касом. – Я просто так тебя что ли искал? Я бы весь твой ебучий район выжег, как ты тут вообще живешь? Собирайся и поехали. Сэм устроился на работу, скоро ты понадобишься.

– Уходи-и, – протянул Кас. Он закрыл глаза, и Дин начал подозревать, что что-то не так.

– Эй, – он опустился на корточки рядом с кроватью Каса. – Ты не наглотался ли чего?

– А что, даже если так? – Кас неестественно рассмеялся. – Дин, уходи, я не хочу видеть тебя рядом.

– Почему ты сбежал? – Дин прищурился. Кас не отреагировал, только продолжил скалиться улыбкой, и Дин до боли сжал его плечо, тряхнув. – Говори!

– Это же так просто, Дин, – Кас повернул к нему голову и наконец-то открыл глаза. – Ты мне понравился. Я начал влюбляться. А ты сказал, что тебе не нужны никакие отношения. Или что там ты сказал… И нахуй мне все это надо? Нахуй ты мне сдался? Ебись как хочешь. А мне мои нервы дороже.

– Ты начал что?.. – Дин недоуменно посмотрел на него. Кас улыбался, глядя на него пустыми глазами, и в его лице сейчас не было ничего настоящего. Все искусственное. Улыбка, взгляд. Даже голос казался пластмассовым, словно Кас был куклой, Барби с нарисованной улыбкой.

– После нашей первой встречи, – Кас томно взмахнул ресницами, – я закинулся транками, спертыми из того притона. И встал у стены. Опустился на колени, когда мне заплатил какой-то мудак. Он засовывал мне в рот свой вонючий отросток, а я представлял тебя. Потому что ты кра-си-вый, – Кас завертел головой, словно разминая шею. – А хочешь узнать, как я начал? Я сидел в кафе, мысленно считая последние оставшиеся деньги. Ко мне подсели два парня. Мы разговорились, и они мне даже понравились. А потом меня повело, все было как в тумане… Я зачем-то сказал им свой адрес, и они потащили меня в мою квартиру. Я мало что понимал, просто подчинялся. Они трахнули меня. Один в рот, другой в задницу. Потом поменялись. Я помню, как меня держали за челюсть, как вставили какое-то кольцо, чтобы я не мог закрыть рот. Растягивали пальцами, вставляли член. Возбуждает? – Кас засмеялся, глядя на Дина. Винчестер сглотнул. Он словно превратился в каменную статую. Ни сдвинуться, ни заставить Каса замолчать. Дослушать. Досчитать удары сердца, отдающиеся в ушах. – Кажется, они пытались трахнуть меня вдвоем в одну дырку, но у них не вышло… Что-то говорили про то, что порвут… Потом один из них похлопал меня по щеке и сказал, что было классно. И что я очень клевый. Они ушли. Когда я очухался, я увидел, что они оставили на столе деньги. Они оказались порядочными… Если это применимо в этой ситуации… – Кас захохотал, и Дин наконец-то вышел из оцепенения.

Он понял, что ноги затекают, сел на колени. Протянул к смеющемуся Касу руки, схватил его ладонями за щеки, потащил к себе. Поцеловать, обнять, сказать, что защитит его и никому не позволит так с ним обращаться. Научит любить себя, не позволит накидывать на горло ремень, затягивать его, вытащит из этой дыры. Поможет исправить свою жизнь. Сделает многое. Внутри все горело, мозг отказывался воспринимать эту информацию, по жилам бежали искры.

– Кас, – прошептал Дин и прикоснулся к его губам своими. Кастиэль на секунду замер, а потом резко оттолкнул, но Дин вцепился в его плечи.

– Уйди! Дин, УЙДИ!

– Да хватит уже! – в отчаянии крикнул Дин. Он навалился грудью на Каса, забрался на кровать, на него, не давая вырваться. Удержать, обнять, ласково, чтобы перестал биться, показать нежность, помочь закрыть эту дыру в сердце, сделать так, чтобы он больше никогда не торговал собой на улице, чтобы никто больше не посмел и прикоснуться без его согласия… Губы на шею, и сильнее вжать телом в кровать, вцепиться в запястья, чтобы не отталкивал… Дин сжал руки Каса, заводя их ему за голову, и тот неожиданно засмеялся. – Кас, что? Скажи? – беспомощно спросил Дин, прижимаясь к его лбу своим.

– Ты обещал не причинять боль. Как и многие другие до тебя…

Дин понял, что сжимает запястья Каса как в тисках. Что лежит на нем, вбив колено между ног, что жадно целует, словно кусая. А Кас… Кас сопротивляется. Как будто его насилуют. Он ничего не хочет. Он сразу же попросил Дина уйти. Даже сказал, почему. Он закинулся какими-то наркотиками и не в себе.

Дин почувствовал себя как никогда плохо и глупо. И неловко. Стыдно. До ужаса стыдно. Что-то в голове переключилось, и наваждение пропало, рассеялось, словно туман от лучей солнца, желание сошло на нет. Дин неуклюже встал, а Кас даже не переменил позы. Руки так и лежат за головой.

– Кас, я не хотел, – тихо произнес Дин. – Я не знаю, что на меня нашло.

– Уходи.

– Можно я приеду за тобой завтра? Когда из тебя выветрится дурь, и ты выспишься?

– Уходи, – Кас посмотрел на него.

– Но я должен тебе двадцать штук, – наудачу предложил Дин.

– Мне не нужны твои деньги. Проваливай, – Кас отвернулся к стене, свернувшись клубком. Дин ощутил дикое желание погладить его по спине и отступил на шаг, чтобы ему не поддаться. Вышел из комнаты, прикрыл дверь.

К нему сразу же подлетела Мэг. Дин опустил на нее взгляд.

– У тебя в руках нож для разделки мяса? Психопатка, – фыркнул он.

– Что ты ему сделал? – прошипела она. Дин прошел мимо нее, направляясь к двери, но на пороге все же обернулся. Девушка мелкими шагами шла за ним.

– Какого хера ты развела срач в его квартире? – спросил он.

– Пошел вон.

– Ага… Уже иду, – Дин вышел в подъезд.

Он спускался по ступенькам, проводя ладонью по перилам, и не мог понять, что чувствует. Внутри гулял ураган Катрина, сметая все, круша, перемешивая. Еще вчера он хотел разрушить все, что происходит между ним и Касом, отдать ему деньги и попрощаться. Поехав за ним, Дин убеждал себя, что он просто хочет, чтобы парень отработал с ним последние дни как напарник. А сейчас? Что произошло сейчас? Неужели на него так подействовал этот рассказ, что в Дине проснулся защитник? Или это все из-за того, что Кас сказал о своей влюбленности? Боже, парень действительно обиделся на то, что Дин не высказал желания завести с ним отношений? Да что он за человек такой…

А что, если он испугался несчастной любви? Если у него в анамнезе уже одна такая имелась? После которой он порвал с семьей и начал эту странную жизнь, в которой его опаивают наркотиками и используют как куклу? Дин сжал кулаки. Он почувствовал ненависть к неизвестным парням, трахнувшим Каса. Он готов был убить каждого, кто посмел обидеть этого ненормального.

Этого ненормального, хотевшего любить. Взаимно любить. Постоянно наказывающего себя за что-то. Носящего смешной свитер. Человеколюбивого. Умного. Ненормального.

Дин дернулся. Ноги сами чуть было не развернулись на полпути, чтобы возвратиться к Касу. И что он ему скажет? Извинится? Смешно. Кас будет как заведенный твердить, чтобы Дин уходил. Он сейчас не в себе. Как и Дин. Они оба не в состоянии разговаривать. И им обоим нужно время, чтобы обдумать все произошедшее на трезвую голову, отойти от эмоций.

И… Дин остановился перед Импалой, сам не заметив, как дошел до нее. Неужели он только что понял, что хотел бы попробовать завести отношения? С кем-то, кто начал влюбляться в него? С кем-то, кто… кто нравится ему? Вот только что сказать Касу? «Прости, я был не прав. Ты мне нравишься, давай встречаться?»

Дин бессильно ударил кулаком по пустому пассажирскому сиденью. К черту. Он не будет больше возвращаться без повода. Забудет Каса так же, как и других любовников. Ничего особенного в парне нет, и Дину некогда поддаваться всяким там чувствам. Сначала – закончить дело, получить деньги, отправить Сэма обратно в его Стэнфорд. А когда курьер принесет очередной Конверт, попросить его передать Организации, что ему нужен напарник. Уж наверняка найдут какого-нибудь такого же одинокого неудачника. И тогда все станет проще. Дин продолжит исполнять приказы, а потом, когда состарится, будет как Бобби. А может, уедет к отцу, не дождавшись выхода на пенсию и бессрочного отпуска. Как карта ляжет.

Только на подъезде к дому Дин понял, что в его планах на будущее не было человека, который находился бы рядом с ним до конца жизни. Ни женщины, ни мужчины. Дин привычно видел себя одиноким, не зная, кого бы он смог подпустить к себе и посвятить в детали своей работы. Он бы не хотел врать тому, кто его любит, о своей профессии, не хотел бы уезжать, срываться куда-то ночью, прятать оружие… В сердце что-то больно кольнуло, и Дин тяжело вздохнул. Кас с самого начала знал, что представляет из себя Дин Винчестер. И все равно влюбился, если верить его словам, произнесенным во время трипа. «И он мне нравится», – подумал Дин. Может быть, это не самая хорошая идея – забыть о парне… Но зато она сейчас самая верная. И лучше придерживаться этого плана.

Вернувшись домой, Дин не ожидал увидеть свет во всех комнатах и брата, до сих пор торчащего в кухне за ноутбуком.

– Все готовишься к своей работе? – хмыкнул Дин. Ему сейчас меньше всего хотелось поддерживать разговор и делать вид, что все в порядке. Но этим придется заниматься ближайшие несколько дней, а значит, стоит начинать тренироваться уже сейчас.

– Да нет, – Сэм поднял взгляд, – просто не спится.

– Меня ждешь? – Дин открыл холодильник, вытаскивая две бутылки пива. К слову, на полках было совсем пусто, нужно бы купить продукты…

– Да вот еще, – фыркнул Сэм, но его голос тут же смягчился: – У тебя все в порядке?

– В полном, – Дин поставил перед ним одну бутылку и забрался на стул возле стойки.

– А Кас? Ты его нашел?

– Кто тебе сказал, что я его искал? – Дин смерил брата надменным взглядом, сделал глоток ледяного пива. Сэм пристально посмотрел на него и все же опустил глаза.

– Утром ты спрашиваешь, куда делся Кас, и ходишь весь день мрачнее тучи. Вечером нервничаешь, а ночью куда-то срываешься. Как будто непонятно. С ним что-то случилось? Дин? – Сэм вытянул шею, пытаясь то ли поймать взгляд Дина, то ли рассмотреть его выражение лица. – Мне показалось, что вы…

– Что мы? – Дин враждебно взглянул на него.

– Что вы вместе, – выпалил Сэм и тут же пояснил: – Если, конечно, есть на свете человек, способный выдержать тебя. Кроме меня, разумеется.

– С чего ты вообще взял, что я по мальчикам? – Дин поднял бровь. Блядь. Вот это каминг-аут. Даже говорить ничего не надо, Сэм сейчас сам на него все вывалит, все результаты своих гребаных наблюдений. Денек, твою мать, выдался потрясающий. Сначала Кас с его безумными признаниями и рассказами, теперь брат. Если еще нагрянет Бобби и позвонит отец, то будет совсем прекрасно.

– Дин, я не идиот, – чуть недовольно произнес Сэм. – Когда ты был в школе, это было смешно, странно и немного противно. А когда ты продолжил натягивать парней, я стал по-другому все воспринимать. Так что можешь не изворачиваться и не бить себя в грудь, крича, что ты натурал.

– Какой ты внимательный, – кисло ответил Дин. Ну и ладно, черт с ним… Если Сэм знал об этом, когда они были подростками, то почему бы ему не знать и сейчас? Тогда Дин не стеснялся брата.

– Если ты ожидаешь, что я тебя осужу, – Сэм чуть улыбнулся, – то зря это делаешь. Так что с Касом?

– Да ничего, – Дин дернул плечом. – Съебался он, поняв, что великой любви и космических оргазмов не будет.

– А что так? – словно невзначай спросил Сэм, но Дин лишь усмехнулся. Он прекрасно понимал, что брат ожидает хоть каких-то разъяснений.

– Вот попробуй представить меня с кем-то в отношениях. Я – убийца, моя работа не предусматривает отпуска и ежеквартальных бонусов, нежности и ласки от меня тоже не дождешься. И как мне оправдать его надежды на «отношения»? – Дин взмахнул бутылкой, изображая пальцами кавычки. – Это все херня, Сэмми, все эти отношения и прочее… Так что хорошо, что Кас свалил сам, не пришлось прогонять, – Дин замолчал и взглянул на брата. Он ожидал, что Сэм согласится, кивнет, умеренно посочувствует, но…

– Ты придурок, – Сэм тяжело вздохнул. – Я не знаю деталей ваших отношений, но если это не отношения, то что? Да вы говорите друг о друге как семейная пара. И он знает, кто ты, знает о твоей работе, и все равно ездит с тобой. Кто бы еще согласился в бешеном темпе прокатиться до Калифорнии только ради того, чтобы тебе не было скучно в дороге?

– Но…

– А еще, – с нажимом продолжил Сэм, не дав возможности себя перебить, – он не дурак и не похож на всех шлюх, с которыми я имел счастье познакомиться.

– Ой, да ладно, – Дин поморщился, – ну, пару раз я не успевал выгнать их…

Сэм скривился:

– Ага, пару сотен раз. Короче говоря, – он захлопнул крышку ноутбука, – я хочу сказать, что тебе можно не прятаться и не делать вид, что ты неровно дышишь только к девушкам. Найди Каса, верни его, сделай что угодно, но помирись. Он ведь ушел из-за того, что ты его обидел, да?

– Да не обижал я его! – раздраженно ответил Дин. Сэм как будто повторил слова Мэг.

– Значит, обидел, – удовлетворенно заключил он. – Давай, я не хочу, чтобы ты всю жизнь провел в одиночестве.

Он еще и мысли читает, черт его побери.

– Я спать. Завтра ты свободен, – Сэм выбрался из-за стола, – а потом решим, что будем делать. Спокойной ночи.

– Спокойной, – с досадой ответил Дин. Он повертел в руках пустую бутылку пива, придумывая достойный ответ, но ничего не получалось. – Сучонок, – кинул он в спину Сэма, чтобы оставить за собой хоть какое-то последнее слово.

– Придуро-ок, – Сэм даже не обернулся.


…Утром Дин неожиданно для себя проснулся в хорошем настроении. Он растянулся на кровати, потягиваясь и жмурясь, откатился на ее край, прячась от горячих лучей солнца, скользнувших в комнату через неплотно прикрытые шторы, и, в момент совершенного наслаждения, ударился локтем о спинку постели. По руке, заискрив, пробежала боль.

Вот тебе и хорошее настроение.

– Блядь, – Дин потер колено. Ладно, все равно вставать нужно было…

Он старался не думать о Касе или Сэме. Поэтому Дин просто ходил по дому, пил пиво, приводил себя в порядок. Поехав за продуктами, он снова напомнил себе, что не стоит размышлять ни о Касе, вчерашнее происшествие с которым сейчас было словно в дымке, ни о Сэме, находящимся, можно сказать, во вражеской обители. Потому что – Дин включил в машине музыку погромче, чтобы перебить мысли, – потому что от него сейчас ничего не зависит. Сэм не маленький, в случае чего испарится, благо опыт есть. К тому же сегодня ничего революционного не произойдет, брат просто оценит обстановку. У него не будет возможности разнюхивать сверх меры, поэтому он сегодня просто выполняет свои обязанности, словно действительно устроился на работу ради работы.

А Кас… Ну его, этого Каса. Имя он свое скрывал с самого начала, встретился с Дином в притоне, истерил и выкидывал коленца. Хватит Каса. Не такая уж он завидная партия, чтобы бегать за ним на полусогнутых. Им обоим будет лучше, если они никогда не встретятся. Кас не хочет влюбляться, Дин не хочет заводить отношения – все честно. Просто Кас оказался умнее и поэтому свалил первым. Миша Коллинз… Что за имя такое придурочное? И проблем – тоже не надо. Все, все, хорош размышлять. Надо закончить дело и снять шлюху. Или двух. Точно, двух, тогда все эти гнилые мысли вышибет…

Дин бродил по супермаркету, кидая в тележку продукты, почти не замечая, что берет. Руки сами хватали коробки, пакеты, упакованные в целлофан овощи. Вот у Каса ничего такого в холодильнике не было. У него, наверно, нет денег на еду, потому что все спускает на наркотики. Или еще на что. И не работает. Нет, а правда, что он вообще ест? А может, он не чувствует голода из-за своих приходов? Или…

Дин взбешенно ударил кулаком по стеллажу. Опять? Опять все мысли только о Касе? Он оглянулся на застывшего рядом работника. Хорошо хоть стеллаж крепкий, стальной, а не как в некоторых магазинах…

– Извините, – буркнул Дин, – задумался.

Встряхнув кистью, он схватил первую попавшуюся вещь со стеллажа и двинулся дальше. Отойдя на несколько шагов, все же скосил взгляд, посмотрел в тележку. Розовая туалетная бумага с ароматом клубники. Круто. Ладно, тоже вещь нужная, в хозяйстве пригодится…

Дин поймал себя на том, что надеется на случайную встречу с Касом. Или хотя бы с Мэг. Чтобы узнать, как они на него отреагируют, узнать, как Кас после вчерашнего… Все воспоминания казались странными, как будто Дин был пьян. Его вчера вело от каких-то странных чувств, смешанного желания, ужаса, отвращения, злости… Черт знает, что там сплелось в его душе. Но этот коктейль толкал его говорить неправильные слова, совершать неверные поступки. И он все испортил. Он не может даже отправить Касу смску, спросить, как дела. Чтобы просто обозначить свое существование, чтобы сказать, что ему не все равно. Может быть, Сэм был прав, и сучка Мэг тоже права: он обидел Каса. Не специально, но этот трепетный истерик вполне мог расстроиться. Хотя почему мог? Он и расстроился – вон, сбежал и накачался какой-то дури…

День тянулся как резиновый. Дин уже весь извелся. Он приготовил еду на неделю вперед, хотя сильно сомневался, что съест ее. Скорее уж все протухнет и заплесневеет, пока он бегает по городу и ест в кафе… Стрелки часов едва только подбирались к шести, и было неизвестно, отпустят ли Сэма вовремя. Велика вероятность, что новичка решат загрузить работой до самой ночи, и тогда время ожидания растягивалось до бесконечности. Дин завалился на диван, лениво щелкая пультом, и, попав на сводку новостей, невесело усмехнулся, подумав, что он сейчас может увидеть сюжет о каком-нибудь ограблении, совершенном наркоманом, и камера покажет Каса, которого заковали в наручники и ведут в полицейскую машину…

Каса в новостях не было. В конце концов, он уже долгое время так существовал, и ничего – не пропал парень. И встреча с Дином не перевернула в его жизни ничего.

Где-то глубоко зародилась предательская мысль, прорвавшаяся наружу: а может, и перевернула?

Господи. Да не переворачивал он жизнь Каса. Это Кас перевернул ему жизнь, поставил все с ног на голову. Мысли так и крутились вокруг этого парня, весь день, весь-чертов-день. Дин взвыл, бросив пульт на пол. Тот пролетел мимо мягкого ковра и приземлился на паркете, задняя крышка отвалилась. Как предсказуемо. Дин уставился в экран телевизора, подумав, что уже точно сегодня ничего хуже не случится. С ним давно не было такого – зациклиться на одном человеке, беспрестанно думать о нем. Этот Кас, он… Он же наркоман! Еще и с мозгами набекрень. Так что в нем такого-то? Может, он еще и заражен чем-то.

Надо сдать анализы, точно. А потом, если что-то не так, прийти к Касу и набить ему морду. А что, хороший повод для встречи!

В двери наконец-то завозился ключ, и Дин сполз с дивана, обрадовавшись, что его мучения кончились.

– Ужасно выглядишь, – поприветствовал его с порога Сэм.

– Ну что, как дела? – Дин не отреагировал на его слова. Он пошел за Сэмом на кухню, едва удерживаясь, чтобы не завалить его вопросами.

– Отличная компания, – поделился Сэм, ставя чайник. – Высококвалифицированные сотрудники, хорошая командная работа, перспективы к повышению… Фиксированный обеденный перерыв и теплое отношение начальства к подчиненным.

– Сэм! – возмутился Дин. – Хватит уже!

Засмеявшись, Сэм повернулся к нему:

– Прости. Больше не буду играть в ролевую игру «Муж пришел с новой работы».

– Тоже мне муж, – фыркнул Дин, – давай рассказывай.

– Да там как везде, – Сэм пожал плечами. – Конечно, меня сразу начали использовать как раба, но это и к лучшему. Я успел оббежать несколько этажей, разнося бумаги и кофе, разве что в кабинет Кроппа не попал. Зато, – Сэм сделал многозначительную паузу, – познакомился с его охранниками. Ну, как познакомился… Пару раз приносил им всем кофе. Они сидят в приемной перед его кабинетом и ждут его.

– Какой план? – деловито поинтересовался Дин.

– Покупаем клофелин, я добавляю его в куллер с водой, разношу всем чай или кофе и вырубаю весь этаж. А ты пробираешься с утра в подвальное помещение и отключаешь охранников и камеры.

– Они сидят в подвале? – удивился Дин. – Точно не на последнем этаже?

– Точно, – Сэм закатил глаза, – ты думаешь, что я не уточнил?

– Я просто спрашиваю, – оправдался Дин. – Так что, когда и во сколько все начинаем?

– Как только добудем клофелин, – Сэм развалился на диване, вытянув длинные ноги под стол.

– Значит, сегодня ночью я совершаю рейд в аптеку, – пробормотал Дин.

– Нет, – замотал головой Сэм, – МЫ совершаем рейд в аптеку. А потом идем куда-нибудь в бар.

– Тестировать стыренное? – хмыкнул Дин.

– Господи, Дин, – недовольно ответил Сэм. – Мы с тобой сколько уже не виделись? Я понимаю, что это для тебя слишком мелодраматично, но, может, все же проведешь с братом немного времени? Да и выглядишь ты и вправду отстойно.

Дин почесал шею.

– Сам ты отстойно, – наконец-то ответил он. – На волосы свои посмотри.

Сэм закатил глаза.

– Собирайся. Через полчаса поедем куда-нибудь.


Спустя пару часов братья сидели в баре. Клофелин был спрятан в багажнике машины, и Сэм убеждал Дина, что стоит хотя бы ненадолго забыть о работе и обо всем, что заставляет его выглядеть таким унылым, и Дин действительно попытался отпустить все мысли.

Сначала он попытался разобраться с легкой, пульсирующей где-то в затылке тревогой. Время шло, и он был все ближе к той черте, после которой его начнут искать лишь для того, чтобы убить. Организации плевать на то, что он просто не успел выполнить заказ. Если он не предоставил результаты, значит, он соскочил и захотел уйти из бизнеса. Дин сомневался, что в подобном случае будет смысл идти в полицию и просить помощи у государства: он явно не на Белый Дом работал.

Как назло, ему все чаще хотелось не просто взять отпуск, а избавиться от всего этого. Уйти. Сбежать. Сделать хоть что-то, чтобы обрубить связь с Организацией, перестать заявляться в чужие дома с пистолетом, угрожать и убивать. Он все меньше верил, что увидит от этого какую-то существенную пользу. Город продолжает жить, преступники продолжают совершать преступления, правительство не принимает новых законов, способных что-то изменить. Организация не выходит на поверхность, и Дину порой казалось, что однажды она всплывет, как труп по весне, и окажется, что он всю жизнь работал на мертвых.

С усилием выкинув из головы эти мысли, Дин постарался переключиться на происходящее в баре.

Ничего не вышло. Он прислушивался к веселой музыке, лениво пил пиво, разглядывал людей. Он уже заметил пару симпатичных девчонок и одного красивого парня, пока не понял, что все они худые, с короткими темными волосами. Вздохнув, Дин подумал, что у него, похоже, за прошедшие несколько дней уже сложился новый типаж. Он начал замечать только тех, кто хоть каким-то боком похож на Каса. Тряхнув головой, он предложил Сэму уйти, и брат, хоть и выглядел не слишком довольным, согласился. Путь до дома они проделали в тишине, и, только припарковавшись возле гаража, Дин сказал, что ему нужно закончить это дело и все восстановится, вернется на круги своя. А пока у него Кропп висит как головная боль, да и папка эта, которую до сих пор не удалось заполучить…


…Следующим утром Дин думал, что так по-дурацки он еще ни одно дело не выполнял. Сэм бодро катил вперед и, остановившись за сотню метров до офиса, вышел из машины и стукнул ладонью по крыше. Тяжело вздохнув, Дин все же выбрался вслед за ним и поковылял к багажнику. Скептически оглядев его пустое нутро, он мрачно уставился на брата:

– Не забудь, что ты везешь не мешок с картошкой, а меня.

– Да ладно, – фыркнул Сэм, – как будто тут ехать долго. Полезай, а то я опоздаю.

– И помни, что тут я, а не какой-нибудь клиент. И не забудь открыть багажник перед уходом.

– Дин, – чуть раздраженно произнес Сэм, – я не маленький. Давай уже.

Дин начал забираться в багажник. Автомобиль просел под его весом и начал слегка покачиваться, пока Дин подтягивал к себе ноги и пытался уместиться. Бурча и ругаясь себе под нос, он кое-как собрал все конечности в максимальной степени компактно, и Сэм захлопнул багажник.

Внутри было темно. Дин на своей шкуре испытал то, что ощущали те люди, которых он катал подобным образом. Правда, они еще обычно при этом были связаны, так что он был в выигрыше. И, конечно, их поездка длилась куда дольше нескольких минут. Дин почувствовал, как колеса машины перекатились через железного лежачего полицейского на пути к подземной парковке, и затаился, перестав возиться и пытаться пристроиться поудобнее.

– Сэм Винчестер? Новичок, что ли? – до Дина донесся голос. – Тебя еще в списках нет.

– И что мне делать? – раздраженно спросил Сэм.

– Ставь тачку на улице.

Дин напрягся. Если их не пустят на подземную парковку, то придется придумывать план посложнее. Это не было проблемой, но все же Дину не нравилось, когда возникали трудности и приходилось менять задуманное. Мысли защелкали, он торопливо начал прикидывать другие варианты проникновения на парковку, но Сэм, как оказалось, не собирался так просто сдаваться.

– Ну мужик, – заныл Сэм. – Там же солнцепек. Я к концу вечера как на сковородку приземлюсь на сидение. Хочешь, копию контакта покажу? Я не вру, я тут работаю. Таскаю с собой все документы на случай форс-мажора. Вот, смотри, сейчас найду… Да где они… Ищи же, тут где-то в папке лежат.

– Ладно, верю. Езжай.

Дин с облегчением выдохнул. Машина тронулась, неспешно покатив дальше. Замок щелкнул, и это означало, что Сэм все же не забыл открыть багажник. Завозившись, Дин вытащил из кармана джинсов телефон и, щурясь от включившейся и резанувшей по глазам подсветки, посмотрел на время. Ага. Полдевятого утра. Значит, лежать тут еще часа полтора, дожидаясь, пока даже самые припозднившиеся сотрудники покинут парковку и окажутся в офисе. Не то чтобы Дин думал, что кто-то заметит, как он выползает из багажника, но торопиться было некуда, поэтому лишняя предосторожность не помешала бы.

Спустя полчаса лежать стало неудобно. Дин весь извозился, пытаясь найти менее мучительное положение, и уже был готов вылезти из багажника несмотря ни на что, но все же героическим усилием воли запретил себе это делать. Относительно терпимо устроившись на боку, он продолжил сражаться с телефоном в крестики-нолики, раз за разом выигрывая, что скоро наскучило. Успев за следующий час изучить не только все игры, но и все функции не слишком навороченного мобильного, Дин по возможности постарался потянуться, разминая затекшие мышцы. Теперь уж точно пора…

Быстро отправив Сэму сообщение со словами «Я пошел», Дин приоткрыл багажник, выскользнув из него, и едва не врезался лицом в стену.

– Нахера так близко парковаться-то, – пробурчал он.

Однако то, что Сэм поставил автомобиль практически вплотную к стене, сыграло Дину на руку: мельком оценив расположение камер, он понял, что его не видно. Только это обстоятельство всего лишь предоставило минутную передышку, сейчас все равно придется пробежать по парковке метров двадцать до двери, за которой открывается вход к лестницам. Если план помещения верный – а он верный, Дин в этом не сомневался, Сэм не мог ошибиться, – то ему будет достаточно просто спуститься вниз и вырубить охранников, сидящих за камерами наблюдения.

Коротко выдохнув и собравшись, Дин быстрым шагом направился к двери, стараясь идти ближе к машинам. На бегущего человека обязательно обратят внимание, а вот спокойно идущего могут и не заметить. Дин уже почти подобрался к нужной двери, взявшись за ручку, как услышал оклик:

– Эй, парень! Ты откуда взялся?

Вот черт. Судя по голосу, это тот служащий, который не пускал Сэма на парковку. Ну надо же, какой ответственный… Дин почувствовал раздражение, но, обернувшись к немолодому мужчине в униформе, он навесил приветливое выражение лица.

– Я тут и был, – он наблюдал, как мужчина приближается к нему, прикидывая, как бы его вырубить без лишнего шума. – В машине. Потерял куда-то ключи, вот и искал их в салоне…

– Да? – мужчина остановился на расстоянии трех шагов, недоверчиво нахмурившись, а потом смерил Дина взглядом.

Дин подумал, что он попал. Все работники приходят в костюмах и при галстуках, и вряд ли хоть один из них оказывался в офисе в джинсах и клетчатой рубашке. И что за ключи? Какие, к черту, ключи? Надо было подпустить охранника поближе и вырубить…

– Курьер что ли?

– Да, – с готовностью кивнул Дин, обрадовавшись невольной подсказке, – две недели работаю.

– Ключи-то нашел? – усмехнулся охранник, и Дина отпустило напряжение. Кажется, он сказал что-то правильное.

– Видимо, дома оставил, – вздохнул Дин.

– Черт с тобой… – пробормотал мужчина, приближаясь и отталкивая Дина от двери. Он отстегнул от пояса связку ключей и, открыв одним дверь, строго посмотрел на Дина: – Чтобы такое в последний раз.

– Разумеется, – кивнул Дин. – Большое спасибо, – и с этими словами он скользнул внутрь помещения. Дверь за ним закрылась, в замке проскрежетал ключ.

Как все, оказывается, было просто…

Воодушевившись, Дин окинул взглядом коридор, раскинувшийся перед ним, и, не заметив на своем пути препятствий, пошел вперед. Если за ним кто-то и наблюдал, то его принимали за курьера. Очевидно, здесь мальчики на побегушках и впрямь пользуются черным входом и лестницей, чтобы не мешаться работникам в холле и лифте… Оказавшись перед ступеньками, Дин машинально провел ладонью по куртке, убеждаясь в наличии пистолета во внутреннем кармане, и сделал шаг вниз.

Сбежав на два этажа под землю, он оказался перед дверью. Дин прислушался. До него, словно шум моря из ракушки, доносились голоса, но слова были малоразличимыми. Так. А он-то думал, что за камерами следит один человек, а не два. Взяв в руку пистолет, Дин постучал в дверь и на всякий случай попробовал дернуть за ручку. Закрыто.

За дверью воцарилась тишина, и Дин, нарочито понизив голос, рявкнул:

– Открывайте, это я.

Он искренне понадеялся, что в этой компании есть начальник охраны, чей голос можно спутать с его собственным. И он не прогадал: лязгнул замок, дверь открылась, и в проеме показался совсем молодой парень, начавший было говорить:

– Мистер Ти… – он осекся, уставившись на незнакомого ему человека, а в следующее мгновение Дин ударил его рукояткой пистолета в висок. Парень, моргнув, начал оседать на пол, и Дин закрылся предплечьем, прикрываясь от удара рванувшего к нему мужчины.

Схватка происходила в полной тишине, и Дин, успев запыхаться, все же вырубил и второго охранника, оказавшегося куда проворнее и больше в габаритах, чем первый. После этого он закрыл дверь и, подтащив два тела спинами друг к другу, вытащил из-за пазухи скотч и моток веревки. Спустя несколько минут они оба были надежно связаны, а их рты заклеены. Кроме того, парень оказался без своей униформы, в одной нательной майке и в смешных семейниках. «Кто знает, вдруг понадобится маскировка…» – думал Дин, разглядывая форменные штаны.

Дин, быстро переоблачившись в униформу, на секунду наклонился к охранникам. Странно, раньше ему было плевать, оставит он серьезную травму или нет. Ему действительно не было дела до того, сможет ли вернуться к нормальной жизни человек, некстати попавшийся ему на пути. Что там Кас говорил?.. Что он верит в то, что Дин убивает только плохих парней?

Дин, сев к мониторам, быстро разобрался, как подчистить запись и удалить все кадры, на которых он засветился. Мысли потекли в другом направлении. Да, он убивает плохих парней. Наверно, они действительно не «добропорядочные граждане» и Организация борется за то, чтобы очистить от них Америку. Может быть, однажды ей это и удастся, и она станет действующим правительством. Вот только Дин не знал, кто стоит за всем этим. Он не знал, действительно ли люди, которых он убивал, заслуживали смерти. Что, если окажется, что он столько лет ошибался? Если он работал не на подполье, а на… Дин задумался. На мафию. Или на террористов. Мало ли кто может войти в конфликт с Белым Домом.

Нет. Дин закончил вычищать записи и начал просто проглядывать этажи в поиске Сэма. Организация ни разу не давала приказ уничтожить хорошего человека. И что бы кто ни думал… Дин знал, что делает все правильно. Может быть, его методы слишком грязные, и он так и не научился достигать поставленных целей без лишних жертв, но это его стиль. Он не смог бы по-другому. И никто бы не смог.

Охранники за его спиной завозились, и Дин оглянулся.

– Все в порядке, парни, – улыбнулся он, подмигивая. – Голова не кружится?

Во взгляде того, который был помоложе, сквозила явная ненависть.

– Ну прости, – развел руками Дин. – Я бы предложил взамен свою одежду, но, боюсь, тебе сейчас проблематично будет ее надеть… – Дин оттянул нашивку на нагрудном кармане, читая имя на ней. – …Алфи.

Второй охранник не тратил время на злые взгляды; он или смирился со своей судьбой, или просчитывал варианты побега. Дин, заметив кровь на виске Алфи, все же приблизился к нему, с сомнением поглядев на парня. Нет, вроде выглядел живым… Ну и ладно, такие травмы и в школе можно получить. Никто не умирал от пары хороших тумаков…

Тумаков рукоятью пистолета, – мысленно фыркнул Дин. Оглядевшись, он подошел к шкафу сбоку, выгреб из него два матраса и подушки с одеялами, убедившись, что внутри достаточно места.

– Пошли, ребята, – жизнерадостно позвал их Дин. Взяв со стола свой пистолет, он указал им на шкаф. – Давайте, двигайтесь.

Охранники уставились на него. Потом старший дернулся, и Алфи тяжело вздохнув, пополз за ним. Дождавшись, пока они усядутся внутри, Дин прикрыл дверь, пообещав, что к вечеру их точно выпустят. Наверно. Он захлопнул створки на замок и снова плюхнулся в кресло, впиваясь взглядом в тот монитор, на котором Сэм заправлял куллер с водой. Вот и двойная доза клофелина…

Спустя часа два, когда весь этаж, на котором работал Кропп, ломанулся на перерыв, Дин вывел на экраны все кабинеты. Нащупав мобильный, он, почти не глядя, начал набирать номера кабинетов, в которых остались люди, и отправил их Сэму. Наблюдая, как в каждом из них появляется с вежливой улыбкой его брат, Дин усмехнулся. Все-таки Сэм оказывает на людей удивительное влияние своими ямочками на щеках. Все отрываются от бумаг и начинают улыбаться в ответ, а потом Сэм, узнав, что они пьют, приносит им кофе или чай с ударной порцией клофелина.

Может быть, они зря перестраховываются, вырубая весь этаж, но уж лучше так, чем потом, когда Сэм потащит Кроппа по коридору, наткнуться на какого-нибудь работника, который поднимет панику… Дин чуть напрягся, когда Сэм вошел в приемную Кроппа, угощая кофе его охранников. Семь человек… Дин подумал, что это, определенно, не от великого ума. Лучше бы мужик нанял одного телохранителя, но такого, чтобы постоянно был рядом. По крайней мере, если бы Дину доверили кого-то охранять, он бы точно не стал ничего пить и есть из чужих рук, постоянно подозревая возможность покушения на клиента.

Люди по всему этажу вырубались. Кому-то хватало сил дойти до диванов в коридоре или даже до своих кабинетов, кто-то сползал по стенке, пытаясь справиться с резко возникшим головокружением. Сэм же все еще находился в приемной Кроппа, о чем-то вежливо общаясь с его охранниками, и Дин пожалел, что камеры не записывают звук. О чем только там можно с ними столько говорить?.. Хмурясь, Дин наблюдал, как Сэм пятился к двери, а охранники начинали мотать головами. До них сейчас дойдет, что кофе был с сюрпризом, не может не дойти. Дин резко осознал, что волнуется за брата. К нему вернулось уже почти позабытое чувство, которое он испытывал во время любого дела, когда перед Сэмом вставала опасность. Оно щекотало острыми коготками грудь изнутри, подбиралось к горлу.

Секретарша в углу уже давно спала, положив голову на стол, а двое охранников, борясь со сном, выхватили пистолеты. Точнее, попытались это сделать. Один его выронил и свалился на пол, а на второго Сэм наставил свое оружие. Когда только успел захватить пушку… Охранник держался из последних сил, но все-таки отрубился, и Сэм, безошибочно посмотрев в камеру, показал Дину большой палец. После этого, не тратя больше ни на что времени, он быстро вошел в кабинет Кроппа. Его не было всего минуту, но Дин успел известись. Начальственный кабинет не отображался на мониторах, и Дин боялся, что там мог оказаться еще один охранник… Но Сэм вышел, толкая перед собой дулом пистолета в спину Кроппа. Бизнесмен держал в руках папку и безропотно шел вперед.

Дину на секунду показалось что-то странным. Нахмурившись, он окинул взглядом кабинет Кроппа.

В шкафу раздалась возня и мычание, и он, отвлекшись, рявкнул:

– Я все еще здесь вообще-то!

Возня прекратилась.

Выдохнув, Дин начал стирать с камер все записи за последний час. Не хватало еще только засветиться здесь… Он стер все до того момента, как Сэм вошел в лифт, и услышал стук в дверь. Напрягшись, Дин обернулся.

– Открывайте, – гаркнул с той стороны голос, и Дин криво ухмыльнулся. Все-таки он верно сымитировал не только голос и интонацию, но даже и слово нашел нужное. Подойдя к двери, он отодвинул задвижку, держа за спиной пистолет.

Перед ним стоял мужчина, судя по выправке – военный. Дин безошибочно определил, что этот человек прошел войну. Ему и раньше встречались подобные экземпляры, и ничем хорошим эти встречи не заканчивались…

– Ты кто? – спросил мужчина строго.

– Так я это… новенький, – Дин неуклюже улыбнулся. И как тут обходиться без лишних жертв, а? На лице мужчины застыла маска недоверия.

– Где второй?

– В туалет отлучился, – отрапортовал Дин.

За его спиной на нескольких мониторах отображались спящие как попало люди, и если бы мужчина это заметил…

Связанные охранники в любую секунду могли завозиться, замычать, умоляя о помощи, и тогда вошедший точно поймет, что тут что-то нечисто…

И Сэм. Он скоро окажется на лестнице. Дин на секунду спустил взгляд, чтобы убедиться в наличии оружия при этом мужчине. Он не станет думать, – понял Дин. Он просто выстрелит, заметив появление Кроппа в компании незнакомца, и вряд ли промахнется.

– Вы простите, – мягко начал Дин и, не договорив, сделал быстрое движение рукой. Ствол уперся мужчине в живот, и Дин нажал на курок. Выстрел был бесшумным благодаря глушителю.

Резкий выдох обжег ему лицо, и пальцы мужчины сжали плечо до боли. Дин подхватил его под подмышки, затаскивая в комнату, и положил на пол в угол. Присев рядом, Дин посмотрел на него и понял: не жилец. И сейчас есть выбор: либо оставить его задыхаться в агонии еще на несколько минут, либо добить. Он прижимал руки к животу, булькая кровью, и Дин, сглотнув, отвернулся. Нет. Не будет он никого добивать. Он глянул на мониторы, отметил, что Сэму осталось спуститься два этажа по лестнице, и, схватив подушку, сорвал с нее наволочку.

Он вложил ее в руку мужчины, чтобы он прижал ткань к ране, и, набрав 911, вызвал врачей, одновременно стирая последние записи с камер. Сообразить бы, как их совсем отключить… Неожиданно ему в голову пришла мысль. Дурацкая, наверно, и Сэм будет протестовать, но…

Но хватит впутывать в свои дела других людей, – решил он. Он услышал шаги с лестницы и, обернувшись, кивнул Сэму. Тот подтолкнул Кроппа вперед, и Дин, быстро взяв скотч, замотал мужчине рот и связал руки, вырвав папку из бледных пальцев.

– Сэм, – тихо произнес Дин, вскидывая взгляд на брата. Не хватало только чтобы его охранники услышали… – Возвращайся в офис. Прикинься заснувшим или еще каким… Я сотру все записи. И увольняйся отсюда.

Сэм непонимающе нахмурился.

– Я не буду мешать твоей жизни и будущей карьере, – Дин повернулся к мониторам. – Уходи.

Кропп так и болтался между ними, и Дин, надавив на его плечо, заставил мужчину сесть на пол. Обернувшись к Сэму, он чуть раздраженно произнес:

– Ну, чего застыл? Сейчас здесь будут люди. Уходи.

Сэм, похоже, догадался, что собрался делать Дин. И понял, что нет смысла предлагать ему свою помощь. Он коротко кивнул брату, и Дин кивнул в ответ. Резко развернувшись, он быстро побежал по лестнице.

– Теперь ты… – Дин опустил взгляд на Кроппа. Поколебавшись секунду, он отлепил скотч от его лица, не боясь, что бизнесмен закричит. А если и закричит, то кто его услышит? К тому же он был слишком занят разглядыванием того военного в луже крови… Дин ощутил себя грязным, как никогда. Раньше такого не было. Может быть, он просто устал. Или это все Кас с его разговорами. Вроде бы не так уж много и сказал, а все равно…

– Не надо, – вдруг зашептал Кропп. – Я заплачу тебе больше, чем они. Кто? Кто меня заказал?

Дин хмыкнул. Он не сомневался, что Кропп в состоянии дать ему денег больше, чем Организация за все прошедшие годы. Только не в долларах дело. Даже если Кропп выделит ему охрану – а Дин в этом очень сомневался, – Организация его все равно найдет. Вместо курьера с очередным Конвертом к нему пришлют киллера, и на этом все закончится. Поэтому Дин просто приставил пистолет к виску Кроппа и выстрелил, обрывая на середине его всхлип. На мониторах Сэм уже оказался возле двери Кроппа и, отпив из кружки охранника, лег на пол. Дин стер последние записи. Он не сомневался, что брат сумеет выпутаться, не замаравшись. Скажет, что у охраны были глюки, и пистолет он уже наверняка сбросил. Значит, с ним все будет в порядке, и отсюда можно уходить.

Схватив свою одежду и папку, Дин выбежал из комнаты, в полминуты оказываясь на парковке. Ключей от машины не было, да и не будет он кидать тень на Сэма, забирая его автомобиль. Хватит и того, что он испортил ему всеми этими убийствами всю юность. Пусть хоть теперь доучится и станет работать как нормальный человек. Нажав на кнопку быстрого набора, Дин дождался гудков и сбросил звонок. Бобби наверняка был здесь поблизости уже несколько часов…

Так и есть: едва Дин под очередной оклик охранника на парковке рванулся к выходу, перед выездом, боком к шлагбауму, затормозила Тойота Камри с тонированными окнами, задняя дверь открылась, когда Дину до нее оставалось всего пять метров.

Внезапно он понял, что именно на мониторах было не так. В приемной перед кабинетом Кроппа было шесть охранников, а не семь. И, словно в подтверждение своих мыслей, он услышал за свой спиной гулко отражающийся от стен звук шагов. За ним бежали.

Но по большому счету это было уже неважно. Дин готовился поднырнуть под шлагбаум. Он все же на секунду обернулся, желая подтвердить свои догадки и успокаивая себя тем, что он уже почти в машине, и…

Резкая боль в плече и потемневший мир перед глазами не входили в его планы. Он крепче прижал к себе папку с одеждой, развернулся, наугад нагибаясь и надеясь, что он все же правильно рассчитал расстояние до шлагбаума, и рванул вперед. Под ноги ударился порог машины, темнота неожиданно отступила, и Дин, подтянувшись вперед, уткнулся носом в пропахшее куревом сидение автомобиля.


18 ноя 2013, 00:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Глава 5
Изображение

Дин стоически переносил то, как Бобби ковырялся в его плече штукой, похожей на длинный пинцет. Нельзя сказать, что боль была невыносимой; скорее, Дин опасался за сохранность руки по той причине, что действия Бобби нельзя было назвать умелыми. И если бы он своими глазами не увидел, как Сингер стерилизует в спирте свое орудие пыток, то подумал бы, что Бобби, ко всему прочему, еще и занес ему смертельную инфекцию в открытую рану.

– Ты когда-нибудь раньше это делал? – не выдержав, спросил Дин и стиснул зубы.

– Давно, – лаконично ответил Бобби. – Иии… да.

Он отбросил в раковину пинцет. Пуля проскакала по белой эмали с негромким холодным стуком, неприятно царапнувшим слух. Выдохнув, Дин потянулся к столику и схватил бутылку водки, чтобы сделать еще один глоток. Пойло было настолько дешевым, что Бобби использовал его только для стерилизации, но Дин решил, что уж от алкоголя внутри точно хуже не будет. К тому же водка здорово притупляла мыслительные процессы, и Дину это было только на руку. Он не мог отделаться от ощущения, что с ним что-то не так; сейчас казалось, что у него уже давно не было настолько непродуманного плана. Что будет, когда начнут проверять сотрудников? Если поймут, что в ситуации с клофелином виноват Сэм, Дин себе этого не простит. Он и так достаточно вмешался в жизнь брата, чтобы еще и сейчас ее сломать.

Вздохнув, Дин повернул голову в сторону, чтобы не мешать Бобби зашивать плечо. Одним шрамом больше, одним меньше… Разницы никакой. Только что-то в этом черно-белом мире стало не так. Дин словно посмотрел на свою жизнь со стороны. Он убивал и калечил, совсем не задумываясь, что совершает, кому причиняет страдания и боль. И если окажется, что все это было зря… Если в этой гребаной папке не будет ничего важного, то…

Что? Дин снова вздохнул. Что он тогда сделает? Да ничего. Продолжит жить и убивать, потому что ему больше ничего не остается. Он навсегда связан с Организацией, из нее нельзя уйти. Либо на него объявят охоту, либо он сам будет охотиться. Вот и все. И заглядывать в папку, наверно, совсем не нужно. Пусть это лучше останется тайной. Дин уже догадывался, что его изначально намеренно дезинформировали, сказав, что в ней нет ничего важного, что Кроппу на нее плевать. Так было написано в Конверте лишь для того, чтобы у Исполнителя не взыграло любопытство. На самом деле Кропп все время таскал ее с собой: и на работу, и на домой, в любое место, куда бы и к кому бы он ни пошел.

Бобби наконец-то сделал последний стежок, и Дин благодарно кивнул.

– Хватит пить, – сварливо заявил Бобби, убирая бутылку в холодильник. Вместо нее он кинул Дину упаковку таблеток. – Выпей штуки две.

– Антибиотики? – догадался Дин. Нехотя встав, он подошел к чайнику и налил стакан воды: в доме Бобби царило полное самообслуживание вне зависимости от физического состояния гостя. Хотя, если бы Дин не мог ходить, то Бобби, наверно, все-таки сжалился бы над ним и принес водички…

Оглянувшись, Дин понял, что Бобби уже вышел из комнаты, и вздохнул. Ему хотелось позвонить Сэму, но этого делать было нельзя: он мог навлечь на брата подозрения. Но несмотря ни на что, он не сомневался, что уже сегодняшним вечером Сэма не будет в этом городе, и есть все шансы полагать, что его не хватятся: в компании и так слишком много проблем после убийства их директора. За себя Дин не волновался: Организация следит за своими Исполнителями, и от копов и правосудия его отмажут. У Организации везде есть свои люди, и, скорее всего, Дина даже не станут искать.

Походив по комнате, Дин кинул взгляд на папку, не выдержал и все же взял ее в руки. Листов двадцать, не больше… Он торопливо проглядел их, недовольно морщась. Ни черта не понятно. Схемы, коды, совместимость с различными операционными системами и компьютерами. Понятно, что какой-то хитровыебанный девайс, вот только для чего он нужен, Дин так и не понял. Передача закодированных пакетов по прямому каналу… Каких и куда?.. Дин раздраженно закрыл папку, нашел у Бобби в шкафу чистую рубашку и засобирался домой. Все, хватит.

Недолго думая, он достал мобильный и заказал на завтрашнее утро билет до Майями. Плевать на все. У него осталось в запасе пять дней, а значит, он либо вернется до этого времени и собственноручно отдаст курьеру эту папку, либо оставит ее дома и пусть хоть дверь ломают.

Дин попрощался с Бобби и вышел к дороге.

Такси он поймал быстро. Плечо ныло, что практически не замечалось по сравнению с тупой болью, долбящей в висок. Дин подумал, что ему все надоело. Абсолютно все. Пожалуй, после Майями он сбежит куда-нибудь подальше, спрячется на месяц-другой. В Организации должны будут понять. Ведь они знают, они видели, как он в последнее время лажал, раз за разом. Кажется, он выдохся и ему нужна передышка. Он просто отдохнет от этого всего, и беззаботное существование выбьет из него всю дурь. Дин не был склонен к рефлексиям по поводу убийств, и то, что проснулось в нем сегодня, удивляло и пугало. Если это было из-за разглагольствований Ка…

Нет уж.

От Каса тоже нужно отвлечься и забыть.

Дин стиснул зубы, пытаясь прогнать Кастиэля из мыслей.

…Очевидно, о смерти Кроппа и о том, как кто-то вырубил целый этаж, трубили все телеканалы. Никак иначе объяснить то, что перед дверью дома его ждал курьер, Дин не мог. Он пожалел, что не догадался заранее сфотографировать папку, чтобы на все эти схемы посмотрел кто-нибудь, в них разбирающийся.

Ладно. Это можно считать знаком судьбы. Меньше знаешь – крепче спишь. Дин приблизился к курьеру, вытащил из-за пазухи папки, но тот – совсем мальчишка, они что, подростков берут на работу? – неожиданно молча протянул Конверт.

– Эй, приятель, – попробовал запротестовать Дин, не притрагиваясь к светло-песочной бумаге. – Давай я тебе просто отдам папку? Голову Кроппа как-нибудь сами заберете…

– Возьмите Конверт, – бесстрастно произнес курьер, и Дин, обреченно вздохнув, все же принял его.

– Я вообще-то в отпуск собирался! Передай это своим!.. – крикнул он в спину стремительно покидающему его двор парню.

Вот и Майями. И отдохнули, и отвлеклись…

Дин повернул ключ в замке и раздраженно распахнул дверь пинком. Папку он бросил на пол. Блядь. Он только собрался отдохнуть… Впервые за хер знает сколько лет… Его затопила тупая злоба, смешавшись с головной болью и неприятными ощущениями в плече. Если над этим заданием тоже придется корпеть… То лучше он сразу сбежит за границу. Поступит, как отец. Завтра перелетит в Майями, а оттуда рванет в Польшу. Навсегда, черт побери, чтобы больше ни о какой Организации не слышать.

Дин разорвал конверт. Открытка с фотографией внутри. На обложке прикреплен листок с датой – послезавтра – и местом.

«Ваш дом».

Они так и написали – «Ваш дом».

И указание – «Доставить живым».

Дин взвыл. Мало того, что ему впихивают еще одно гребаное задание, так еще и предлагают притащить заложника в СОБСТВЕННЫЙ дом!

– А что, если он какой-нибудь заразный, а? – крикнул Дин, вскинул голову. Он знал, что у него повсюду камеры от Организации. – Неужели некуда его больше деть?

Он взбешенно отбросил открытку. Фотография не вылетела, только выбился ее нижний край. Борясь с желанием оставить ее валяться на полу до завтрашнего утра, Дин все же наклонился и подцепился глянцевую бумагу. Боль в голове словно отступила, а все звуки куда-то испарились. Этот мир приобретал сюрреалистичные оттенки, и этому можно было найти неплохое объяснение – очевидно, Дин, сам того не зная, принимал участие в пьесе абсурда. Играл главную роль.

С фотографии на него смотрел Кас. Без улыбки, спокойно и уверенно. Волосы короче, чем сейчас, но не намного. Видна шея, перетянутая синим галстуком, и плечи в черном пиджаке. Воротник белой рубашки идеально отглажен. Словно фото на документы… Дин отчего-то подумал, что Кас действительно фотографировался для чего-то официального, или же посылал эту фотографию в резюме. Может быть, она была сделана для поступления в ВУЗ… Возможно, это было года три-четыре назад. Но точно не больше пяти. Кас не так уж сильно изменился.

Дин перевернул фотографию. На обороте было написано имя. «Кастиэль Новак».

– Так вот как тебя зовут… – произнес Дин.

Новак… Он где-то это слышал. Дин пошел к ноутбуку. Несомненно, Организация с самого первого дня знала, что он познакомился с Касом. Ну, может, не с первого, а с того, как Кас появился у него в доме. Видимо, решили, что за время, отведенное на выполнение задания с Кроппом, Новак никуда не сбежит… Ага, как же, они недооценили способности Дина проебывать любые отношения… Отношения? Вот еще, никакие это не отношения. Наверно.

Дин даже понял, почему от него не требуют доставить Каса в свой дом завтра же. Дают время, чтобы помириться и попрощаться. Они не сомневаются, что он выполнит приказ – кто будет рисковать жизнью и всем, что есть, ради парня, с которым знаком меньше месяца? Ни один здравомыслящий человек не выберет в этой ситуации Каса. И, наверно, завтрашний день нужно потратить на разговор с Касом, узнать, что же он такое сделал, раз его хотят получить живым… А может, он что-то знает? Дин вздрогнул, представив, что однажды в чьей-то машине кто-то найдет зубы и пальцы Каса.

Сжав кулак, он сел за ноутбук, вбил в строку поиска фамилию «Новак».

Господи, точно. Это же семья, владеющая чуть ли не третью акций Америкэн Экспресс. Охрененная семья у Каса… Только скрытные они. Дин только и знал разве что их фамилию. Впрочем, будь у него имя как у брата Каса, он бы тоже его скрывал… Дин почесал затылок, прикидывая план действий. Во-первых, прямо сейчас вызвать парней, чтобы сняли все жучки. Ему может понадобиться полная конфиденциальность при беседе с Касом. Или при построении планов на будущее. Во-вторых… Во-вторых, в душ, решил Дин. Черт знает, можно ли лезть под горячую воду с только что зашитым плечом. «Будем считать, что можно», – заключил Дин и, вызвав специалистов, отправился в ванную.

К вечеру перед ним лежали два десятка крошечных видеокамер, половина из которых еще и записывала звук. Рабочие божились, что больше ничего нет, и Дин, расплатившись, закрыл за ними дверь. Плечо все-таки стало ныть сильнее, и он выпил обезболивающие. Повезло, что левое: если бы он испытывал трудности при движении правой рукой, то это бы могло смешать все карты. Дин не думал, что ему придется отстреливаться или сражаться врукопашную… Но и не отметал такой вариант как невозможный. Пока что он решил, что сначала привезет Каса к себе, потом узнает, зачем он понадобился организации, а потом… Потом будет ясно, надо ли бежать, взяв с собой побольше оружия и денег, или нет.

Схватив мобильный и ключи от машины, Дин вышел из дома и направился к Импале. Он неожиданно понял, что ему повезло гораздо больше, чем он думал. Ему ведь наверняка целились в сердце, и спасло его только чудо.

По пути он заехал и обналичил почти все содержимое кредитной карты, подумав, что ее могут заблокировать, если он сделает что-то не так. Вообще-то он не собирался спасать Каса и все такое… Или собирался? Дин так и не смог ответить себе на этот вопрос. Сначала он должен был во всем разобраться. Узнать, за кого играет Организация – за хороших или плохих. Услышать историю Каса. Но, что бы он ни решил, ему нужно было быть готовым ко всему. Быть готовым заранее.

«А может, – подумал Дин, – я уже давно готов». Готов к тому, чтобы сбежать из страны, чтобы порвать с Организацией, чтобы начать новую жизнь безо всяких убийств. Совесть беспокоить не будет – он в этом не сомневался. Он просто делал свое дело. Ему всего лишь надо сменить профессию, пусть даже это и сопряжено с определенными трудностями…

Подходя к дому Каса, Дин испытал стойкое чувство дежавю. Ведь он всего пару дней назад точно так же приходил сюда… Оказавшись возле нужной двери, он нажал на звонок. Только спустя минуту услышав за дверью шаги, он понял, что не отпускал его все это время. Опустив руку, он отступил на шаг назад. Дверь распахнулась, и Дин ожидал увидеть Мэг, но перед ним стоял Кас.

– Ты будешь сюда каждый вечер таскаться? – хмуро спросил Кас, и Дин почувствовал облегчение: на этот раз парень явно был трезвым.

– Это последний раз… – Дин сделал шаг вперед, и Кас посторонился, впуская его. – …Мистер Новак.

Дин остро взглянул на Каса, но тот никак не выдал удивления. Дин почувствовал почти непреодолимое желание провести ладонью по его плечу, выглядывающему из растянутой горловины светлой майки, обнять и прижать к себе, зацепившись пальцами за ремень джинсов. Но Дин ничего не сделал. Он просто продолжал стоять и смотреть на Каса, дожидаясь, пока тот поднимет взгляд.

Кас медленно закрыл дверь, защелкнул замок. Он все же вздернул голову, посмотрев на Дина, и, скрестив руки на груди, потребовал:

– Либо говори, зачем пришел, либо уходи.

– Даже на чай не пригласишь? – Дин сам не знал, зачем он сейчас хорохорится. Ведь он сам был виноват в том, что Кас сейчас так негостеприимно его встречал, вот только это все равно обижало… – Где Мэг?

– Там, – Кас мотнул головой в сторону кухни. – Мы уже наслышаны о твоих сегодняшних подвигах.

– Мое лицо где-нибудь мелькнуло? – деловито поинтересовался Дин. По телевизору вполне могли пустить запись с видеокамер, где он бежал по парковке…

– Нет, – Кас привалился к стене. – Ты пришел потому, что у тебя не работает новостной канал?

– Нет, – Дин прикусил губу. Секунду помолчав, он со словами: – Я пришел за тобой, – достал открытку со вложенной в нее фотографией Каса.

– О, – Новак с интересом посмотрел на нее. – Моя фотография из базы университета…

Дин удовлетворенно отметил, что его мысли относительно снимка были верными.

– Значит, они дают тебе один день, а потом ждут, что я буду ждать их связанным и с кляпом во рту у тебя дома?

– Это прозвучало как описание ролевых игр, – хмыкнул Дин. – Кас, я попробую избежать этого, – слова слетели сами собой, и Дин только сейчас осознал, что все его сомнения, все его надежды не думать больше об этом человеке, его недавнее решение забыть о Новаке, – все они вдруг канули в бездну: Дин не собирался отдавать им Каса и точка. Все его размышления… Они были такими спокойными лишь по одной причине: потому что они были напускными. На самом деле он и не собирался искать варианты решения проблемы, он даже и не собирался выполнять этот приказ.

– А надо ли, – тихо ответил Кас, не отрывая взгляда от фотографии. Он потер то место, где у него был шрам, и нахмурился. – Впрочем, ладно. Я только попрощаюсь с Мэг.

– Кас?.. – нерешительно произнес Дин, но тот уже скрылся на кухне, закрыв за собой дверь.

Дин не понимал. Он ожидал совсем другой реакции. Он думал, что Кас или будет кричать и пытаться сбежать, или начнет страстно убеждать в своей невиновности и давить на чувства. И если бы он пошел вторым путем… Дин бы в этот же момент заказал билеты на самолет и сбежал вместе с ним. Они бы попытались… Попытались вляпаться именно в те отношения, которых Дин так боялся. Вот бы папа обрадовался, увидев их вдвоем на пороге своего нового дома…

Дин прождал Каса минуту, не больше. Новак, закрыв за собой дверь кухни, сдернул с крючка куртку и молча вышел из квартиры.

– А где свитер? – спросил Дин, надеясь разрядить обстановку, но Кас ничего не ответил, просто продолжил спускаться по лестнице. – Что ты сказал Мэг? – попробовал он завязать разговор еще раз.

– Что вернусь через час, – равнодушно ответил Кас.

– Но ты не вернешься.

– Через час я оставлю сообщение на автоответчике и скажу, что вряд ли вообще когда-нибудь вернусь, – Кас толкнул тяжелую дверь, выходя на улицу. – Давай у тебя поговорим, ладно?

– Хорошо, – кивнул Дин. Он догнал Каса и приобнял его за талию, настороженно оглядываясь. Ему пришло в голову, что Организация могла бы следить за ним, чтобы не ждать лишний день, и взять Каса прямо сейчас…

Но они благополучно дошли до машины, в молчании доехали до дома, и Дин, отперев замок, почувствовал легкое облегчение: он думал, что у него внутри уже могли побывать. Но Организация ему доверяла… Однако оказавшись на пороге своего дома, Дин все равно понял, что его отпустила нервозность, которую он почти не замечал: подсознательно он ждал, что что-то может пойти не так, и ему придется драться.

Когда они вошли в дом, Кас замер на пороге и обернулся к Дину.

– Только не говори, что это та папка, – он кивком указал на пуфик, – за которой ты гонялся.

– Именно она, – усмехнулся Дин, и Кас сразу же схватил ее, начав листать страницы. Дин хотел было отобрать ее, но не стал этого делать. – Все равно ничего непонятно там, – только произнес он, и Кас весело посмотрел на него. – Что?.. – потерялся Дин.

– Послушай, Дин, ты хоть где-нибудь учился, кроме школы?

– Не до того немного было, – нахмурился Дин и поплелся за Касом в гостиную. Новак плюхнулся на диван, подобрав под себя ноги. Похоже, его настроение резко скакнуло вверх, и Дин подумал, что уже успел привыкнуть к странностям этого парня.

– Заметно.

– Пошел ты.

– Мне была интересна информатика на первом курсе, – Кас не обратил на его слова никакого внимания, – хочешь знать, что это такое? Я подозревал, что будет нечто подобное, конечно, но не думал, что Организация займется этим так быстро…

– Ну и что это? – нетерпеливо спросил Дин, отметив про себя, что Кас, похоже, знаком с Организацией лучше него самого. Ладно, с этим они разберутся. У них еще целый день впереди… Точнее, в перспективе у них и целая жизнь есть, разве что не в Америке.

– Эта вещь будет выпускаться в виде плат, встроенных во все компьютеры, ноутбуки, планшеты и прочие девайсы, – Кас долистал папку до конца. – По крайней мере, на всех заводах на территории Америки и Канады, на заводах филиалов в Китае... Это позволит правительству подключиться к любому устройству, имеющему выход в интернет, просто набрав определенный код, и получить доступ к личным файлам и переписке.

– Звучит не слишком хорошо…

– Еще бы, – Кас улыбнулся уголком губ.

– Но если это государственный заказ, то почему он разрабатывается в частной фирме?

– Думаю, – Кас перевел взгляд на Дина, – их многому научила история со Сноуденом[3]. Наверняка не доверяют никому из своих и боятся огласки. Очевидно, об этом знают очень немногие…

– Круто, – скривился Дин. – Получается, Организация решила поддержать демократию и неприкосновенность личной информации?

– Получается, что так, – кивнул Кас. – И заодно решила быть в курсе этих механизмов.

– Человека-то тогда зачем убивать, если можно просто спереть папку…

– Оу, – Кас взглянул на него с интересом. – Задумываешься о сохранности чьей-то жизни? Похвально… Очевидно, Организация не смогла с ним договориться. Может быть, когда этот проект поручат кому-то другому, то они смогут перекупить этого человека.

– И откуда ты столько знаешь? – хмуро спросил Дин.

Кас положил папку на пол и, придав ей ускорение, отправил в угол комнаты. Удовлетворенно улыбнувшись, он завозился, перебираясь поближе к Дину, и положил голову к нему на колени. Рука сама скользнула к волосам Каса, и Дин погладил его, пропуская пряди между пальцев. Он не понимал настроения Каса. Дину казалось, что парень должен начать нервничать, просить помощи, пытаться сбежать от него подальше… Или хотя бы продолжать играть в обиду. Но Кас делал вид, что все в полном порядке, словно он просто зашел к Дину на чай.

– Давай поговорим об этом завтра, – Кас, не отрываясь, смотрел ему в глаза. – Может, у меня сегодня последний шанс в жизни заняться сексом.

Дин фыркнул, а Кас снова завозился – на этот раз чтобы достать из кармана джинсов телефон. Дин узнал тот мобильный, в котором он рылся, но промолчал, наблюдая, как Кас включает его.

– Сейчас, минутку… – кинул Кас Дину и приложил трубку к уху. – Алло, Балти?.. Да-да, я тоже тебя не слышал год… Не кричи, это важно. Бальт?.. – Дин услышал возмущенные женские вопли, и Кас поморщился, отстраняя телефон в сторону. Закатив глаза, он сказал Дину: – Женщины, – а потом снова поднес мобильный ближе. – Эсфирь, не истери, на тебя и твой бизнес мне насрать. Дай трубку Бальтазару. Эсфирь! – рявкнул Кас, и, видимо, женщина все же вернула мобильный обратно. – Нет, не собираюсь возвращаться… Сделай обычный паспорт и загранпаспорт к завтрашнему дню и пришли его… Какой у тебя адрес? – сообразив, что этот вопрос Кас задает ему, Дин продиктовал требуемое. – Угу… Фотку в интернете найдешь, на какому-нибудь своем госпортале. Дин Винчестер. И на всякий случай на Сэма Винчестера, хотя это вряд ли понадобится. Ведь так? – Кас вскинул на Дина глаза и он, помедлив, кивнул. – Спасибо, Бальти… В общем, спасибо за все. Нет, пока не прощаюсь. Пока. Пока-а, – настойчивей повторил Кас и нажал на «отбой». – Я решил подстраховаться, – пояснил он. – Вдруг ты наделаешь глупостей… – он отправил телефон под диван.

– А ты не хочешь, чтобы я… наделал глупостей? – тихо спросил Дин, проводя кончиками пальцев по щеке Каса.

– Не хочу, – неожиданно жестко ответил Кастиэль. – Тебе дали приказ – исполняй. Не надо подставлять себя.

– Ты идиот, – прищурился Дин и подтолкнул Каса, заставляя встать с коленей: все-таки спорить с человеком в таком положении не слишком удобно. – Откуда тебе известно об Организации?

– Да я с детства о них знаю, – улыбнулся Кас. – Ты же теперь знаешь, как моя семья богата. Хочешь спокойно жить – плати налоги и жертвуй немного Организации, и тогда, вне зависимости от режима, будешь в безопасности.

Дин навострил уши и развернулся боком, чтобы смотреть на Каса.

– То есть, ты хочешь сказать…

– Да, – кивнул Кас, – это реальная оппозиция. Если кто и свергнет режим, то только они. Организация старается сделать страну лучше… своими методами. Иногда им удается.

– И зачем им понадобился ты? – напряженно спросил Дин.

– Им я не нужен. Я нужен конкретному человеку. Почему, думаешь, тебе дали новое задание, но даже папку не забрали? – Кас усмехнулся. – Приказ найти меня исходил от одного-единственного мстителя, и ты сейчас, можно сказать, выполняешь просьбу личного характера.

– Значит, я могу ничего не делать? – Дин сглотнул. Если все так… то он не обязан сдавать Каса какому-то там парню. И ему не придется скрываться… Где-то внутри разлилось тепло, малодушная радость и облегчение от того, что не придется ничего кардинально менять в жизни.

– Нет, – отрезал Кас, и Дин снова помрачнел. – Дик занимается списками проштрафившихся Исполнителей, и в случае неподчинения он просто впишет туда твое имя. Разбираться никто не будет. Кстати, – Кас завертел головой, – где камеры?

– Все снял. Так зачем ты ему?

Дин подумал, что совсем перестает что-либо понимать. Сначала выясняется, что Кас феерически богат, пусть даже и в ссоре с семьей… Ну, с ее половиной. Потом к этому добавляется то, что он перебежал дорожку какому-то парню, который теперь устроил вендетту. Но при этом ему нельзя отказать в помощи, потому что этот мстительный мудак занимает какой-то крутой пост. Дин нервно усмехнулся, подумав, что неплохо хотя бы то, что Организация все же оказалась не сборищем анархистов или убийц, а чем-то относительно хорошим. Если, конечно, можно называть политические дела хорошими…

– Месть.

– По какому поводу?

– А по какому поводу обычно мстят? – вопросом на вопрос ответил Кас, но, видя лишь недоуменный взгляд в ответ, вздохнул. – Дин, – он с жалостью взглянул на Винчестера, – неужели ты думаешь, что все люди с такой же легкостью, как ты, убивают себе подобных? Неужели тебя совсем-совсем не насторожило то, как быстро и спокойно я согласился помочь тебе убить человека?

– Я встретил тебя в наркопритоне! – возмутился Дин. – Наркоманы на что только ни идут… Ты убил кого-то из близких этого чувака?

– Браво, мистер Дюпен, – оскалился Кас. – Вы снова раскрыли тайну улицы Морг. Именно так.

Он опять погрустнел, явно вспоминая что-то, и Дин иррационально этому обрадовался. Не тому, что у Каса испортилось настроение. Тому, что он перестал скрывать, что было на душе. Стал искренним. Настоящим.

– Ты говорил о том, что любил какого-то человека, – догадался Дин, – это он?..

– Да, – Кас кивнул. – Он был братом Дика. Я правда любил его, Дин, и думал, что любовь может победить что угодно… Но он перестал пить таблетки, ему стало хуже, и в один день он просто кинулся на меня с ножом. Всерьез, Дин, – Кас отвел взгляд, прикусывая губу. – Я пытался защититься, но… – он запрокинул голову, и Дин понял, отчего блестят его глаза.

– Эти шрамы… От него? – осторожно спросил Дин, не решаясь даже дотронуться до Каса.

– Да. Потом я кое-как попытался вырвать у него нож… Я не хотел убивать, Дин! – жалобно произнес Кас, снова переводя взгляд на него. – Но… Я только во время драки понял, что борюсь за свою жизнь. Нож вошел ему в живот, весь, до рукоятки, я сам не знаю, как так получилось… я был весь в его крови. В его и своей. Наскоро забинтовал раны, сам на себе. И потом сбежал. Просто сбежал. Я точно знал, что не смог бы ему помочь, он лежал мертвым, а у меня темнело в глазах от боли и кровопотери. На следующий день я попросил у Бальта новые документы и нашел новую квартиру. Чтобы Дик не напустил на мою семью убийц… Никто не знал, где я.

– Зато ты знал, кто я, – Дин положил ладони на плечи Каса, притянул его ближе, не давая отвернуться. – Зачем ты согласился пойти со мной, зная, что тебя могут найти? Не из-за страха, я ведь знаю!

– Может быть, – Кас облизал губы, словно собираясь с духом, – может быть, мне хотелось, чтобы меня нашли… Подсознательно, но хотелось, и я шел к этому.

– На хрена, Кас?.. – Дин внимательно всмотрелся в равнодушные синие глаза, пытаясь найти в них следы помешательства, но Кас был убийственно серьезен и, кажется, полностью в себе.

– Потому что я чувствую себя виноватым, – просто ответил Кас. – Я должен понести наказание. Я убил человека, Дин. Меня гложет вина.

Кас замолчал, и Дин не нашелся, что ответить. Он просто смотрел на парня, кусал губы, пытаясь понять, что вообще нужно сказать. Его слова, какими бы они ни были, вряд ли сейчас помогут Касу. Человека нельзя спасти, если он не хочет быть спасенным, нельзя доказать его невиновность, если он сам вынес себе обвинительный приговор.

– Дин, – Кас накрыл ладонь Дина, до сих пор сжимавшую плечо, своей. – Давай просто подождем прихода Романа, ладно? Дик заберет меня, а ты продолжишь и дальше спокойно существовать. Как твой брат?

– Нормально, – нехотя ответил Дин. – А что, если я тебя свяжу и переправлю ценным грузом куда-нибудь заграницу, а?

– Ты не сделаешь этого, – взгляд Каса снова стал жестким. – Не суйся не в свое дело. – Он сбросил с себя руки Дина и резко встал с дивана. – Надеюсь, у тебя найдется что-нибудь выпить.

Выпить нашлось. Дин ограничился одним глотком виски. Он наблюдал, как Кас вливает в себя алкоголь, заедая его сыром, который он откусывал прямо от целой головки, проигнорировав нож. Дин был не против. Все происходящее напоминало исполнение последней просьбы приговоренного к смерти, и Дин, как ни старался прогнать эту ассоциацию, лишь больше убеждался в ее точности. Плана не было. У него был еще всего лишь один день, чтобы что-то придумать, чтобы заставить Каса сбежать из страны или сделать хоть какие-то шаги к собственному спасению.

У Каса начали слипаться глаза, и Дин, заметив это, повел его в спальню. В свою, по привычке в свою, хотя стоило бы положить его в гостевой – Дин не был уверен, захочет ли парень спать с ним в одной кровати. Однако Каса, похоже, это не заботило: он развалился в позе морской звезды, ожидая, пока Дин снимет с него джинсы и майку.

Дин раздевал его, не удерживаясь от ласк. Провести по бедру, по пушистой голени, обхватить лодыжку… Он позволял себе не так уж много. Он действительно не знал, что можно делать. С одной стороны, Кас прямым текстом заявил, что хочет заняться сексом, раз у него осталось мало времени, с другой… С другой – это все было до его признаний о своем прошлом, до почти полной бутылки виски, выпитой им в одиночку. Но Кас, похоже, до сих пор сохранил свои намерения в силе. Когда Дин подобрался повыше, снимая с него футболку и оголяя шрамы, Кас притянул его ближе, положив холодные пальцы на загривок, и Дин перестал думать и сопротивляться.

Он поцеловал Каса, перекатился на спину и потянул его за собой. Кас тут же сел на его бедра, хотел было опуститься на него, но Дин зашипел от боли, когда он оперся о раненое плечо, и Кас настороженно спросил:

– Что?

– Производственная травма.

Кастиэль потянул футболку Дина вверх, поморщился, увидев еще свежую зашитую рану, и, наклонившись, поцеловал в плечо. Опустился на бедра, погладив грудь, замер. Глаза Каса в темноте поблескивали, и Дин поймал его взгляд. Долгий, нечитаемый. Дин так и не понял, что у Каса в голове, что он собирается делать, что сейчас происходит – может быть, это прощание, а он до сих пор и не догадался?

– Эй, – Дин поймал ладонь Каса, щекочущую талию, крепко сжал пальцы. – Мы завтра купим два билета на самолет в один конец и улетим. Улетим, хорошо? Я много людей убил, но сейчас могу попробовать спасти хотя бы одного. Кас?

– Посмотрим, – Кас вырвал ладонь из пальцев Дина. – Где у тебя смазка?

Дин мотнул головой, проследил взглядом за тем, как легко и грациозно Кас поднимается с кровати, встает перед комодом. Позвонки сбегают вниз, чуть выступая, и их можно пересчитать, провести по ним пальцами. Кас вернулся, вытряхнул Дина из джинсов, разделся сам. Посмотрел, улыбнулся одним уголком губ и опустил лицо между ног. Дин положил ладонь ему на затылок, погладил, сжав волосы в пальцах.

Он ласкал его ртом, и Дин понял, что Кас тоже получает удовольствие от этого процесса. Ладони Каса легко поглаживали бедра, движения были неспешными, какими-то… Ласковыми. Нежными. Кас глубоко вдыхал, и Дину казалось, что он не просто хватает воздух – а запоминает запах, запоминает все, что связано с Винчестером.

Губы Каса исчезли с члена, проскользили по животу и груди вверх. Их заменила ладонь, прикоснувшаяся лишь для того, чтобы надеть презерватив. Кас, уткнувшись носом Дину в грудь, нащупал смазку, выдавил лишнего, пролив ее на простынь, потом завел руку себе за спину. Дин провел ладонью по его боку, погладил по спине. Он положил руку туда, где должны быть шрамы, и не промахнулся – под пальцами чувствовалась кожа, которой затянулись раны. Кас странно всхлипнул, но так и не поднял голову, и Дину показалось, что он плачет.

Даже если и так… Он не убрал ладонь со шрамов, только положил другую руку на голову Каса, начав гладить его по волосам, зашептал, что все будет хорошо. Что они могут попробовать быть вместе. Вместе убегут, найдут себе новый дом, где не будет ни убийств, ни боли. Что все будет хорошо, хорошо… Кас, резко дернувшись, запечатал его губы поцелуем, и Дин обхватил ладонями его лицо. Провел пальцами по глазам Каса, убедившись, что они ресницы сухие, и незаметно выдохнул.

Кас отстранился, резко насадился на Дина, почти сразу, только губу прикусил от неприятных ощущений. Он задвигался, не позволяя себе ни на секунду замереть, чтобы привыкнуть, и Дин просто положил руки на его талию, разрешая вести. Он быстро кончил и потянулся к члену Каса, но тот только шлепнул его по ладони и плюхнулся рядом, повернувшись к Дину спиной.

– Не надо, – произнес Кас, когда Дин, прижавшись к нему сзади, обнял его. – Все равно не кончу, слишком много выпил…

– Хорошо, – Дин уткнулся носом в затылок Каса и глубоко втянул воздух.

Он не почувствовал ничего, кроме запаха пота. Дин понимал, что Кас мыслями уже не с ним рядом, и пытался удержать возле себя хотя бы его тело. Он прижал его к себе крепче, пытаясь убедиться, что происходящее реально. Он думал только о том, что вот он, этот шанс – сбежать и все закончить, и ему повезло – он будет не один, а с Касом… С человеком, который ему нравится. В которого он вроде бы влюбился, и даже взаимно.

– Кас, – засыпая, пробормотал Дин. Перевернулся на живот, уткнувшись носом в подушку, положил ладонь на поясницу Кастиэля. – Поедешь со мной? Куда-нибудь… Поехали? Прямо завтра?

– Посмотрим, Дин. Спи, мой хороший, – Кас извернулся, коснулся губами его виска и снова перевернулся на бок, спиной к Дину.


…Кас спал, и Дин не стал его будить. Только пару минут посмотрел на безмятежное лицо спящего парня, словно мог разглядеть сейчас, когда он в беззащитном состоянии, его мысли и желания, понять, что он задумал. Он осознал только одно: Кас вовсе не хотел, чтобы его спасали. Ему было глубоко плевать, что Дин выдумал себе сюжет искупления, в котором он, раскаявшись за убийства и устав от такой жизни, спасает ни в чем не повинного парня. Но и руки Новака тоже в крови, пусть даже он и не хотел убивать.

Это злило. Дин бы понял многое, но только не это. Жить год, скрываясь, и при этом желать, чтобы настигло возмездие? Какой в этом смысл? Дин, забравшись в душ, постепенно начинал кипеть от злости. Плевать. Пусть Кас делает что хочет, а он сейчас соберет минимум вещей и приготовится бежать из страны, каким бы ни был расклад. А когда придет Роман… Что ж, Дин всегда неплохо импровизировал. В нужный момент чутье подскажет правильное решение, и он сделает все верно. Вот только что будет в это время с Касом, Дин не представлял.

Кого он будет спасать? Без спасенной жизни все превратится в банальное бегство, и Дин будет ничем не лучше отца.

Ему захотелось позвонить Сэму, узнать, как он справился с расследованием в компании, но его звонок мог оказаться некстати, и Дин подавил это желание. Вместо этого он быстро собрал документы, покидал в дорожную сумку одежду, кое-какие мелочи…

Кас выполз из спальни только к завтраку. Сонно посмотрел на Дина и пошлепал в ванную. Глядя ему вслед, Дин думал о том, что завтра Каса может не стать. Внутри что-то болезненно сжалось, темная и тупая горечь забила горло, но Дин, тряхнув головой, постарался не обращать на это внимания. Хватит. И не такое переживали. Он просто со всем разберется – так же, как и всегда. А потом вправит Касу мозги, и тот побежит в аэропорт как миленький.

…Звонок в дверь раздался, когда часы показывали полдень, а Дин, словно это был обычный день, смотрел телевизор. Кас прижимался к его боку, расслабленный и умиротворенный, но, услышав звук, вздрогнул.

– Жди здесь, – скомандовал Дин.

Он быстро взял пистолет, засунув его за пояс джинсов, кинул взгляд на Каса, замершего на диване. Порадовался, что они уже оделись, и пошел открывать. Дин осторожно, прижимаясь спиной к стене, скользнул к двери. Перехватив пистолет в руку, он резко дернул дверь на себя.

На пороге стоял мужчина в явно дорогом костюме. Увидев Дина, он улыбнулся, но в его карих глазах плескался лед.

– Мистер Винчестер, – произнес он. – Рад знакомству. Меня зовут Дик Роман. Просто Дик, если угодно. Могу я войти?

Дин, прищурившись, наметанным взглядом окинул двор за его спиной, понимая, что мужчина приехал сюда в одиночестве. Кас был прав – личная месть, Организации нет до этого дела. И, скорее всего, она бы не поощрила эти разборки… Но на это можно было только надеяться. Вряд ли стоит ждать помощь с этой стороны.

– Просто Дин, если угодно, – сказал он, приоткрывая дверь шире.

Но, едва Роман вошел и дверь за ним закрылась, Дин резко ударил его рукояткой пистолета по голове. Мужчина кулем осел на пол, и Дин, подхватив его, потащил на кухню. Усадил на стул и, быстро взяв из шкафа в прихожей моток бечевки, крепко привязал его к подлокотникам и ножкам стула. Только закончив это делать, Дин понял, что Кас молча за всем этим наблюдал. Он стоял, привалившись к стене, и нервно теребил ворот майки, рассматривал Романа.

Потом подошел и, открыв кран, намочил руки. Опасливо приблизился к Роману, словно тот мог укусить, и мокрыми пальцами вытер запекшуюся кровь на виске.

Дик дернулся от его прикосновения и медленно приоткрыл глаза.

– А, Кастиэль… Хотел бы сказать, что рад тебя видеть, – он растянул губы в улыбке, – но не могу.

Дин подумал, что Кас, может быть, научился искусственному оскалу именно от этого человека. Их ненатуральные улыбки были до ужаса похожи – губы растянуты, но все остальное лицо остается недвижимым. Кас, ничего не ответив, отошел в сторону, опять прижался к стене. Он продолжал неотрывно сверлить взглядом Романа, и тот отвечал ему тем же. Не выдержав этих гляделок, Дин, снова взяв пистолет, приблизился к Дику, присел перед ним на корточки, чтобы заглянуть в глаза.

– Неважно деретесь, мистер Роман… Дик.

Тот с интересом глянул на Дина, как будто только сейчас замечая, что в комнате есть кто-то, кроме Кастиэля и него самого. Его глаза, почти не изменяя своего выражения, изучали Дина, и тот, хотя Роман успешно скрывал это, понял, что Дик чувствует боль, от которой мутится сознание.

– Я не умею драться, Дин. Я нанимаю для этого людей. А даже если бы и умел, то все равно не занимался бы грязной работой, – он улыбнулся и, не выдержав, чуть поморщился.

Дин поднялся на ноги. Сделал пару шагов вперед, взглянув в окно, и спросил, не оглядываясь на Романа:

– Кажется, вы хотели забрать Каса завтра.

– Планы изменились. Когда ты снял все камеры, Дин, я немного заволновался, и решил нанести тебе визит чуть раньше. Вижу, ты запутался в приказе и связал не того человека.

Дин обернулся, посмотрев на него, и хотел было заговорить, но неожиданно Кас тихо и как-то ломко произнес:

– Развяжи его, Дин.

– Стыдно? – Роман снова уставился на Каса. В его глазах полыхал азарт и уже не скрываемая злость. – Каково это – смотреть на брата человека, которого ты убил? От которого ты скрывался год? Что произошло, Кастиэль? Неужели тебе не хочется убить меня так же, как его? И оставить истекать на этой кухне. Какая разница, чья квартира, верно? Просто воткни мне в живот нож, давай, – рявкнул Роман, и Дин, не выдержав, в два шага оказался рядом с ним и залепил пощечину.

– Утихни, – в голосе Дина прорезалась сталь. Только этого еще не хватало – чтобы всякие мудаки в дорогих костюмах взывали к и так обострившейся совести Каса.

– Дин… – с какой-то щемящей безнадежностью прошептал Кастиэль.

Дин понял, что слова Романа попали в цель. Кас сдавался, раз за разом признавая свою вину, и хотел понести наказание, которого ждал целый год.

– Я не хотел этого делать, – Кас обхватил себя руками, словно разом замерзнув. – Это было случайно… Я любил его.

– Какое совпадение. Я тоже, – прохладно отозвался Дик. – Ты убийца, Кастиэль, и либо тебя настигнет возмездие, либо вам придется убить и меня.

– Дин, развяжи его, – голос Каса звенел. – Ты лезешь не в свое дело.

– Верно, Дин, – Роман не отрывал взгляда от Каса. – Позволь нам решить наши проблемы самостоятельно.

– Да, давайте так и сделаем! – взорвался Дин. – Вы схлестнетесь в драке, Кас с благодарностью примет смерть, ты отряхнешься от пыли и пойдешь дальше служить в Организацию. Как будто на твоей шее не висят сотни смертей ни в чем не повинных людей. Давай, добавь еще одну!

– Дин! – Кас сделал шаг вперед, к Роману, а потом резко метнулся к кухонному шкафу, загремев столовыми приборами. Дин, толкнув стул с Диком в сторону, в две секунды оказался рядом с ним, схватил за запястье, но Кас с неожиданной силой пнул его в колено, потом сразу же зарядил ногой в живот, и Дин чуть не потерял равновесие.

Касу только этого и требовалось – он вырвал руку из пальцев Дина, кинулся к Роману, упал перед ним на колени, ожесточенно начал пилить слишком толстую для лезвия кухонного ножа веревку, пытаясь освободить руку Романа. Обозлившись, Дин, перестав что-либо понимать, пнул стул, и тот, качнувшись, мог бы устоять, если бы только Дик не рванулся вперед, падая на Каса.

Только услышав всхлип, Дин осознал, что потерял несколько секунд, решая, что делать. Он рывком поднял стул за спинку, кинул в сторону, не понимая, чью кровь видит на полу. Скользнув взглядом к Роману, он понял, что тот сжимает нож в по-прежнему привязанной руке, а Кас, широко распахнув глаза, сжимает предплечье. Пальцы окрашиваются красным.

– Кас, – Дин кинулся к нему, наклоняясь, но Кастиэль быстро отполз от него, пнул в плечо. Видя, что Дин не отстает, сжал ноги в колени и резко зарядил сразу обеими ступнями в лицо.

Отшатнувшись, Дин выругался, мельком подумав, что еще ни разу не получал столько пинков ногами за столь короткий срок. Он обернулся к Роману, увидев, что тот уже каким-то чудом высвободил одну руку, и теперь окровавленным ножом пилит вторую веревку. Рыкнув, Дин походя дал ему в челюсть и вырвал нож из ладони. Голова Дика безвольно мотнулась, и он отрубился.

– Дин! – тонко и высоко взвизгнул Кас, поднимаясь на ноги, цепляясь пальцами за стену. Кровь из предплечья, проткнутого почти насквозь, продолжала течь, кожа руки уже побледнела, но Кас упорно смотрел на Дина. Колени подрагивали. – Не лезь! Не в свое! Дело! Я должен… Сам разобраться, – выплюнул Кас из последних сил.

– Значит, хочешь наказания? Хочешь умереть? – подчеркнуто спокойно спросил Дин, не предпринимая попыток приблизиться к Касу.

– Хочу, – кивнул Кас.

Дин медленно отвернулся к снова завозившемуся Роману. Живучий, зараза… Сотрясение, наверно, заработал, а все равно шевелится. Слишком быстро приходит в себя для офисного работника.

– Ну же, – Дик разлепил губы. – Дай ему то, что он хочет.

– Дин… – позвал Кас, и Дин, не глядя, выбросил руку с пистолетом назад и выстрелил.

На секунду после показавшегося оглушительным звука выстрела в комнате повисла тишина, а в следующее мгновение за спиной Дина упало тело с глухим стуком.

Ему на эту самую секунду показалось, что сердце остановилось. Он рисковал. Он очень рисковал. Сдвинься Кас хоть на сантиметр – и его бы задело. Неужели он…

Дин бросился к Касу под тихий смех Дика, упал рядом с ним на колени и облегченно выдохнул. Крови нет. Просто грохнулся в обморок – то ли от кровопотери, то ли от страха, то ли и от того, и от другого… Дин перевернул его на спину, зажал глубокую рану от ножа пальцем, облизал губы. Быстро встал, пошел в ванную за аптечкой. Нужно перевязать, а то Кас и так слабый, ему от любой царапки плохо становится…

Дин, достигнув ванной, быстро нашел бинт, развернулся и подумал, что, может быть, не стоило оставлять Романа, когда он уже отвязал одну руку… Эта мысль посетила Дина ровно за секунду до того, как накатил страх, ровно за секунду до того, как раздался еще один выстрел. И на этот раз – не его.

Бинт упал на пол, и Дин через мгновение оказался на кухне, почувствовав себя героем какого-то дешевого фильма. Роман, сжимая пистолет, улыбался, и Дин проклял себя за то, что не обыскал его. Он перевел взгляд на Кастиэля. Кровь растекалась по животу Каса, пропитывая футболку, и он, дергаясь, прижимал к нему ладони. Дин поднял свой пистолет, так и валявшийся возле Каса, и выстрелил в Романа. Ровно в грудь, туда, где бьется сердце, и выстрел стер с его лица улыбку.

***

Бобби примчался спустя пятнадцать минут после звонка Дина и первым делом спрятал за пазухой папку. Медики приехали через двадцать. Полицейский автомобиль затормозил возле ворот дома, когда Дин уже забирался в машину врачей вместе с каталкой, на которой везли Каса. Он примерно знал, что будет говорить Бобби, но ему было все равно: Дик мертв, а Кас…

А Кас, наверно, везучий. Врачи сказали, что пуля не задела никаких органов, скользнула, вспарывая кожу бока, ранила мягкие ткани, но не нанесла серьезных повреждений. Он пришел в себя на подъездах к больнице, захрипев, вращая глазами, и Дин кинулся к нему, склонился.

– Бальт. Привезет документы днем. Уезжай.

– А ты? – Дин сжал его ладонь. Он смотрел на бледное-бледное лицо, медленно шевелящиеся губы. Слушал тихий хриплый голос. Дин не обращал внимания на врачей, пытавшихся оттолкнуть его, говорящих, что Касу лучше сейчас спокойно отдохнуть, хотя и понимал, что лучше бы сейчас пообещать Касу побеседовать позже, когда ему станет лучше... Но Кастиэль глядел на него так, словно сейчас не могло быть ничего, важнее этого разговора.

– Я и не собирался. Никогда. Дин, – он сделал глубокий вдох, – я могу вернуться домой. Уезжай. Живи.

Действия медиков стали настойчивей, и Дин, наклонившись, быстро прикоснулся к губам Каса. Дверь скорой открылась, и Каса покатили, увозя от него, наверно, навсегда.

Изображение
______________________________________
[3] – Эдвард Сноуден прославился тем, что передал американским газетам секретную информацию АНБ, касающуюся тотальной слежки американских спецслужб за информационными коммуникациями между гражданами многих государств по всему миру при помощи существующих информационных сетей и сетей связи. Ему были предъявлены обвинения в нарушении законодательства США. Объявлен американскими властями в международный розыск. Вскоре бежал из США вначале в Гонконг, затем в Россию, где пробыл больше месяца в транзитной зоне аэропорта и получил временное убежище.


18 ноя 2013, 00:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Эпилог
Изображение
Спустя два месяца

Дин не раз вспоминал свои ощущения, когда он проходил регистрацию на рейс до Польши. Протягивал поддельный паспорт на имя Дженсена Эклза, сразу ему не понравившееся, бродил по залу ожидания, боясь, что за ним скоро придут люди – или на них будет форма и он отправится в тюрьму, или на них будут деловые костюмы и он, очевидно, отправится на казнь где-нибудь на пустыре неподалеку от города. Еще он чувствовал сосущее одиночество, немного душившее, и пытался не думать о том, что Касу было плевать на него с самого начала. Ну, может, и не было плевать… Но, по крайней мере, он точно не собирался менять свою жизнь ради едва знакомого парня. Дин с удовольствием мазохиста раз за разом прокручивал в голове разговор с братом Кастиэля. Как его?.. Бальтазар? Дин почти возненавидел этого блондина, говорившего, что он рад, что его брат возвращается домой. Он трещал без умолку, рассказывая, что Дину будет лучше, если он уедет подальше от Организации и от Новаков. Потому что «Касси все-таки нервный мальчик», и «лучше ему на время забыть об опасных бойфрендах»…

Да, Дин немного жалел, что после тех слов схватил Бальтазара за грудки, толкнув, и даже не поблагодарил за паспорт.

В конце концов, парень ничего особо и не знал ни о нем с Касом, ни о произошедшем, и… И как будто он бы сказал что-то другое, если бы был в курсе. Как бы Дину ни хотелось утешить себя тем, что при других обстоятельствах семья Каса отнеслась бы к нему иным образом, он не собирался врать себе.

Ладно, чего уж тут. Они были знакомы две недели, Касу было незачем бежать с ним. Даже если они и влюбились друг в друга. Кастиэль выбрал семью, с которой наконец-то смог воссоединиться, не боясь за их безопасность, и это правильно. Дин тоже выбирал семью – он сбегал не просто в другую страну, он сбегал к отцу. Летел к нему, чтобы развести руками и сказать – прости, я не справился. И он не мог потребовать от Каса бежать с ним – ведь тогда бы Кастиэль оказался один в незнакомом городе, вдалеке от своих близких, и неизвестно, смог бы Дин их ему заменить.

Только в самолете он все равно думал лишь об одном. Он думал, как долго Кас пробудет в больнице. Пройдут ли его заскоки, сможет ли он нормально жить, получив свою долгожданную расплату. Перестанет ли тереть шрамы, мучаясь от психосоматических проявлений. Станет ли он искать себе нового парня… Конечно, станет. И найдет его в высших кругах, где все имеют по два диплома и говорят на трех языках. И знают крутые слова вроде «Люэса»…

Кас, конечно, будет счастлив.

Дин тоже сначала чувствовал себя относительно довольным. Язык польский был дурацким, акцент у поляков тоже был дурацким, и Дин никак не мог понять, как здесь вообще можно жить. Но отец так обрадовался ему, что все отошло на второй план. Он сразу же помог Дину найти работу в автомастерской, и Дин, скучая по Импале, чинил чужие тачки. Доллары, снятые с карточки еще дома, в Нью-Йорке, он быстро обменял на валюту со смешным названием «злотый», и все было не так уж плохо.

Отец еще попытался познакомить его с симпатичной эмигранткой, и Дин честно сходил с ней в бар, но понял, что еще не готов встречаться с кем-то. Вернулся домой, и отец, похоже, догадался, в чем причина того, что сын обычно выглядит не слишком-то веселым. Джон заговорил с ним, спросил, остался ли кто-то в Америке, и Дин, расслабившись после пары бутылок пива, только грустно улыбнулся. И зачем-то понес всю эту чушь.

– Я влюбился кое в кого, пап. Знаешь, он классный. И в первую нашу встречу был в таком забавном свитере…

Нос от удара окончательно зажил через недели три, да и квартиру пришлось искать другую. Но Дин не жаловался: ему даже стало легче. Всего три предложения – а он выговорился. Отец простит его, уже простил, наверно. Еще через месяц можно снова прийти к нему, принести пиво и поболтать. И все забудется. В конце концов, не так уж Дин провинился. И к тому же он уже взрослый мальчик. Отец поймет.

А то, что на душе тяжело… К этому можно привыкнуть.

Дин пытался оправдать Каса. Кастиэль ни разу не обещал ему, что они будут вместе, не собирался никуда с ним ехать. Он сбежал от Дина, как только понял, что влюбился, – что тут еще говорить?

А потом, когда Дин привык к речи окружающих, даже стал что-то понимать, сражаясь с чужим языком вечерами после работы, когда прошло два месяца или около того, в дверь его квартиры постучали. Одна комната, крохотная кухня, но ему хватало. И пришла, наверно, Лиза, соседка снизу – достаточно симпатичная, чтобы с ней подружиться… Не сейчас, а потом, когда станет легче.

Дин отправился открывать дверь и, распахнув ее, застыл на пороге.

Перед ним стоял, улыбаясь, Кас. Немного застенчивый, но веселый. Снова в свитере, только уже в другом. Немного похудевший, но все равно красивый и какой-то… родной.

– Привет, – неловко произнес Кас.

Дин посторонился, пропуская его, все еще не понимая, снится ему это или нет. Он принюхался и учуял легкий запах нового приятного одеколона. Наверно, не снится… Во снах ведь не бывает запахов.

Кас прошел вперед, остановился посреди комнаты, окинув ее взглядом. Дину разом стало стыдно за разбросанные вещи, за слой пыли, за слишком бедную обстановку, но Кас лишь хмыкнул и произнес:

– А когда-то возмущался, что у меня грязно. Ты знаешь, – он не оборачивался, словно стесняясь говорить Дину в лицо. – Когда я вернулся домой, оказалось, что мне совсем не рады. Особенно Эсфирь. Бизнес, все такое… А тут еще я. И… У меня же был поддельный паспорт, поддельные документы. И я решил поменять все. Даже страну. Подумал, что смог бы подготовиться за год, выучить язык и снова поступить в медицинский. – Кас наконец-то обернулся к Дину. – Может быть, ты…

– Как ты себя чувствуешь? – прервал его Дин.

– Ты об этом, – он прикоснулся ладонью к животу, туда, где должен был остаться след от выстрела, – или об этом? – Кас постучал указательным пальцем по виску. – Но вообще прошло и то, и то… Я получил свое, Дин, и наконец-то почувствовал себя легко. Свободно. Только… Кое-чего не хватало, – он поднял взгляд на Дина. – Ты бы… согласился со мной встречаться?

Дин пару секунд смотрел на Каса, и тот, смутившись молчанию Дина, опустил глаза, пробормотав:

– Впрочем, это была глупая идея… Я пойду, пожалуй, – и попытался пройти к двери.

Дин поймал его за руку, дернул на себя, обнял, бережно обхватив вокруг талии. Потом чуть отстранился и поцеловал.

Наверно, Кас поймет, что это знак согласия.

КОНЕЦ


18 ноя 2013, 00:27
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2010, 01:30
Сообщения: 232
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
ребят, с открытием нового ББ-сезона :vict:
со временем совсем швах в плане чтения, но сразу полезла лапами в арт...
Ernst_Wolff, респект Вам за такой объем :friend:

Ди, я, как тот слон - при звуках флейты теряю... усы, лапы и хвост :kiss:
и пусть это не тейт, ты все равно делаешь какое-то свое вуду-колдовство... и я залипаю :inlove: *продалась бы за такие хэдеры*

Singing Bird, жму лапу за "убийц" - саунд завораживающий :inlove:

_________________
was in u


18 ноя 2013, 00:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 05:04
Сообщения: 203
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Ernst_Wolff, fire*n*dust, Singing Bird, поздравляю с выкладкой и открытием ББ :wine:
Вы круты! :inlove:

fire*n*dust. Такое напряжение и экшен в лаконичных линиях — просто потрясающе. Каждый стрип как почти законченная история, вернее, замкнутый в себя момент — с действием, настроением, атмосферой, глубиной, временем — давящим, растянутым, взрывающимся, и таким разным светом. Невероятно мастерски. Ужасно понравилось, как движение сделано, в первом, с оборванными линиями, и особенно в последнем — распадающемся, как зеркало от выстрела, с пустотой в конце — жутко, ярко и очень цепляюще.
Великолепные работы, спасибо вам :heart:

Singing Bird, я засмотрелась :inlove: Такая цельная история, на одном дыхании просто, как будто настоящий фильм спрессовали. И музыка! Не оторваться )) Импала, пролетевшая сквозь весь клип, как навылет, и эмоциональные акценты идеально найденными выражениями и жестами — ух! Очень жаль, не могу пока соединить с текстом, но и сам клип по себе — захватывающий боевик )) :inlove: :inlove: :inlove:

Ernst_Wolff, извините, что ничего не могу про текст пока сказать, но, увидев арт, промолчать просто не смогла ))


18 ноя 2013, 10:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
С почином вас!
Воу-воу-воу! Какой потрясающий арт!!! Монохром в таком жестком решении! Четко, выверенно, идеально! Оторваться нет сил!
fire*n*dust вы просто молодчина!

Птичка, ты как всегда великолепна! Такой клип получился насыщенный, правильный и музыка как здорово попадает в эту стремительность. Готов смотреть твои работы вечно :)

Ernst_Wolff, усаживаюсь читать такой объемный труд. Первый день и такой объем! Обязательно позже напишу отзыв на историю.

Поздравляю вас всех и нас всех с началом ББ! :flower:


18 ноя 2013, 12:21
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Какое оформление интересное! :hlop:
С почином!


18 ноя 2013, 17:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 11 ноя 2012, 20:46
Сообщения: 83
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Поздравляю с открытием сезона ББ-2013 :ura:

Ernst_Wolff - какой объем. Здорово.

fire*n*dust - оформление просто прекрасное. Зависла на нем.

Singing Bird - клип безумно понравилось. Как мини фильм посмотрела.
Спасибо команде)

_________________
making beautiful boys since 1979


18 ноя 2013, 17:47
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 02 апр 2013, 22:04
Сообщения: 281
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
История - супер! Обожаю аушки про Винчестеров, но это такая редкость. Так что спасибо, автор! Хороший язык, грамотно выстроенный сюжет, правдоподобное развитие отношений.Очень понравились приветы из канона: "бесстрашный лидер", пирог и т.д.
Арт - бесспорно, очень стильный, но что касается портретного сходства... в общем, на любителя.


18 ноя 2013, 23:21
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 ноя 2012, 21:01
Сообщения: 17
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Ernst_Wolff, какой прекрасный текст! Боже, слов даже нет... Спасибо, огромнейшее!
Singing Bird, замечательнейший трейлер! Всего несколько минут, а будто бы объемный фильм посмотрел :heart:
fire*n*dust, прекрасное оформление, спасибо!

С открытием сезона, великолепным, мощным открытием!


19 ноя 2013, 01:07
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 апр 2013, 14:17
Сообщения: 102
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
:hlop: :hlop: :hlop: Арты просто шикарны! А клип просто вау! :inlove:
И какая работа!...замечательная!! :heart: :heart: :heart: сразу видно - всю душу вложили :hlop: :hlop: :hlop:
Шикарные персонажи, шикарная атмосфера, слов нет вообще... :inlove: :inlove: :inlove:


19 ноя 2013, 15:05
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 дек 2008, 15:02
Сообщения: 129
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Текст совсем не мое, но мимо оформления пройти не смогла)
Singing Bird, офигенский клип :vict: И музыка, и кадры, и монтаж, ВСЕ круто!!!
fire*n*dust, очень впечатлила графика :inlove:

_________________
Дзэн с кисточкой


21 ноя 2013, 16:57
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Это не фик, это целый приключенческий роман!
Прекрасные клип и иллюстрации. Рисунки такие лаконичные, хорошо представляю их в книге. Ох, я бы и книгу такую купила.

Кастиэль здесь такой необычный, такой не от мира сего. И в то же время вполне канонный. Падший ангел, который раньше играл в высшей лиги, но предпочел уйти. Мне понравились эти психологические заморочки Каса, через них еще лучше видна заботливость Дина и его золотая душа, как бы он не пытался доказать обратное. И эта его любовь к Касу, которая просыпается через время, тоже прекрсна. Ну а Кас чуть ли не с первого взгляда влюблен в Дина - это ясно.

Отдельное спасибо за чудесного Сэма и Мэг :) И за отношения братьев тоже. Всегда готовы прийти на помощь друг другу. Всегда готовы пожертвовать собой без вопросов.

Спасибо за доставленное удовольствие


21 ноя 2013, 17:41
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 дек 2012, 14:12
Сообщения: 136
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Прекрасная и очень увлекательная история. Рада, что закончилось все хорошо, а то я уже начала было готовиться к худшему ))
Очень радуют упоминания многих персонажей (за Мэг отдельное спасибо. И еще за Арагорна))). Кастиэль, да и все остальные, вышли такими "живыми", настоящими.
Иллюстрации замечательны, клип чудесен (кадры отлично подобраны и музыка очень в тему. песню утащила )).
Всем огромное спасибо за прекрасно проведенный вечер ) Не представляю даже, сколько труда было вложено в столь объемную работу. Поддерживаю комментарий выше - это не фик а целый роман.

:hlop:


22 ноя 2013, 01:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 06 апр 2013, 14:15
Сообщения: 3
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Эрниии :squeeze: Спасибо большое за фанфик, он прекрасен как рассвет!
Одновременно смешная и печальная история, я просто влюбилась в персонажей, особенно в Дина. :heart:
Знаешь, на основе твоей истории можно написать сценарий для фильма, и я более чем уверена, он бы свел мир с ума :heart: :heart: :heart:

Также огромное спасибо Птице и fire*n*dust за потрясающую атмосферу к фику, спасибо вам, ребята, пересмотрела арты и клип несколько раз :squeeze:


24 ноя 2013, 15:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
was, Addie Dee, Soler, Кана Го, solnzaNet, w_rabbit, спасибо за комментарии! :heart: :heart: :heart: от добрых слов в сторону артов и трейлера на душе теплеет :heart:

Vet_vet, спасибо, котик :squeeze:

Lolly, благодарю :heart: :heart: :heart:

Гость, спасибо огромное! очень рад, что и Мэг с Сэмом понравились :heart:

джоведи, спасибо :squeeze: рад, что упоминание Арагорна нашло своего читателя :smirk:

dikiyavi, спасибо большое, Яви :heart:


24 ноя 2013, 19:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 ноя 2012, 15:35
Сообщения: 51
Откуда: Volgograd
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Ernst_Wolff ты знаешь, я не умею писать красивых отзывов с разбором сюжета по полочкам, я просто хочу сказать тебе спасибо. За текст, за сюжет, за героев, да и вообще за участие в целом. Очень ждала вашей выкладки и она меня приятно удивила. Это именно такой фик, который я обычно сохраняю себе в папочку, а потом с удовольствием перечитываю. Это именно та история, которая не забудется. Спасибо тебе, дорогая :squeeze: :squeeze:
У меня нет слов, чтобы выразить ту гумму чувств, которую я испытала при чтении твоего фика :heart: :heart:
fire*n*dust, Singing Bird огромное спасибо вам за визуализацию. Арты и видео бесподобны :heart:
Вы все отличная команда, мои поздавления :hlop:


25 ноя 2013, 11:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 04 ноя 2013, 14:49
Сообщения: 28
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
fire*n*dust, прекрасное оформление. Рассматривала каждую иллюстрацию и мне очень понравился такой стиль.
Singing Bird, видео шикарное! Понравилась и музыка, и подобранные кадры, отлично передает атмосферу.
Ernst Wolff, читала текст с абсолютным восторгом. Интересный сюжет (как же мне любопытно было историю Каса узнать), настоящие, живые персонажи, и мне просто нравится, как ты пишешь, твой стиль. Захватывающая история, которую не раз захочется перечитать.

Команда, спасибо вам огромное за эту работу!


25 ноя 2013, 23:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Прочитал и наконец-то могу написать о тексте.
История понравилась. Драйв, секс, диалоги, действия. Очень понравился стиль написания (знаю только одного автора, который пишет примерно так же ;)) Сюжет здорово закручен, хотя местами мне казалось, что я уже понял в чем дело, но удивить все равно сумели. Были и смутившие меня моменты. Почти безоговорочное доверие убийцы и преступника Дина к Касу (наоборот более-менее понятно, учитывая связи Каса и его знание о Дине) как к подельнику. В таких вещах доверие - оч сложная штука, на мой взгляд, и оправдать это только тем, что Кас помог Дину при совершении работы - сомнительно. Может я, конечно, фильмов про киллеров пересмотрел - есть такой грех. Еще одно сомнение - мысль постоянно вертевшаяся все время прочтения - если Организация убирает проштрафившихся работников, то почему она не может найти Джона Винчестера используя братьев как приманку. Если же Джон ей не так важен, то зачем убивать всех остальных штрафников, а Джону бегать? Возможно я снова чего-то недопонял, но для меня это провисы в логике и обоснуе, которые цепляются за глаз.
А вообще, большое спасибо за историю, потому что не возникло желания бросить ее недочитанной - она увлекательна, ты большая молодец. Вы все - молодцы! Спасибо!
Продолжайте творить - у вас это здорово получается ;)


28 ноя 2013, 09:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
AssA, спасибо большое :squeeze:

Аллана, спасибо :heart: очень рад, что понравилось :heart:

Soler, огромное спасибо!

касательно логических неувязок | Читать дальше
Soler писал(а):
Почти безоговорочное доверие убийцы и преступника Дина к Касу (наоборот более-менее понятно, учитывая связи Каса и его знание о Дине) как к подельнику.

я завис над этим минут на пять, пытаясь сообразить, отчего же у Дина вспыхнуло такое доверие :shy2: кажется, это именно тот момент, когда становится ясно, что про что-то забыл :shy2:

Soler писал(а):
Еще одно сомнение - мысль постоянно вертевшаяся все время прочтения - если Организация убирает проштрафившихся работников, то почему она не может найти Джона Винчестера используя братьев как приманку.

предполагается, что Организация действует исключительно на территории США. в других странах не преследуют. поэтому Джона и не искали.


28 ноя 2013, 16:42
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 дек 2012, 17:05
Сообщения: 144
Откуда: Украина
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Ребятааа! как же вы прекрасны, а! :buh: :heart: :heart: я могла читать только с перерывами, не было возможности уделить внимание тексту так, чтобы прочесть сразу все и что я имею сказать..
в те моменты вынужденных перерывов я как в межсерийные хиатусы - прям места себе не находила от переживаний за героев, от того, что история держала и обволакивала мысли каждую свободную минуту :inlove:

Ernst_Wolff в очередной раз зачитываясь твоей историей, я не устаю поражаться твоей фантазии и твоей способности писать раз за разом не только потрясающие работы, но и невероятно уникальные!
Твои персонажи живут и дышут в каждой строчке, они объемные и такие живые..
| Читать дальше
мне понравился твой Дин.. самоотверженный, привязанный к семье, ответственный за дело, которое продолжил вслед за отцом, мучимый совестью за то, что втянул в опасное дело брата , мужественный и сильный духом настолько, что нашел в себе силы отпустить брата в обычную жизнь.. но к счастью Винчестеры остались Винчестерами) брат всегда может позвать брата на помощь и тот никогда не откажет в помощи.
Сэм мудрый и зрелый, серьезный и сосредоточенный.. следить за ним в сюжете фика было чистым удовольствием)
Кас! прекрасный и странный, изломанный и потерянный.. виновный и невиновный, настолько замученный совестью что готов был сдаться убийце без сопротивления..
его страхи и фобии, его странности и в какой-то мере изломанная психика - результат сильнейшей личной драмы и это чудо, что он смог даже в таком состоянии открыть душу Дину и полюбить..
им пришлось пройти многое, но они оказались достойны счастья, и я рада что они смогли не потерять друг друга окончательно)
история рассказанная тобой захватывает целиком и полностью.. некогда заскучать или сделать паузу - каждое мгновение не отпускала напряженность и переживание, страх что не успеют.. страх что не смогут ничего... смогли)
надеюсь Сэм не просто счастлив и свободен, но и очень скоро навестит свою семью и может тоже решит осесть в европе)
я верю что Дин и Кас теперь и навсегда счастливы друг с другом на долгую жизнь, и Джон их поддержит..
правда наверное не сразу)))
Дика Романа было мало, но он таким получился ярким, что не упомянуть этого паршивца я не могу))

fire*n*dust, я в полном восторге от ваших артов! потрясающая визуализация и каждый штрих подчеркивал необычность и уникальность фика своим нереальным воплощением в рисунке!
узнаваемые персонажи, и выхваченные моменты, точные и лаконичные! браво!
Singing Bird как всегда твои видео - целая история! минифильм, в котором настолько органично переплетены кадры, что ни на минуту не сомневаешься в том, что вся история будет охвачена и показана четко и лаконично и так и есть!
потрясающий трейлер, очень в атмосфере фика и прекрасно дополняющий его!

Ребята, вы проделали огромную работу и она впечатляюща!
Спасибо вам за ваш талант, которым вы так щедро делитесь с нами! :heart: :heart: :heart: :heart: :hlop: :hlop: :hlop:

_________________
a really profound bond - from human soul to angel's grace

- Идеальных людей не бывает..- Ты Мишу, с*ка, видел?!


30 ноя 2013, 01:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 май 2010, 18:48
Сообщения: 174
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Ernst_Wolff, очень понравилась обоснуйность ломанного Каса, отчего он такой нервный и с закидонами. И узнавался в нём обычный человек - думаю, и у меня была бы истерика, окажись я, не дай Кас, в похожей ситуации. И понравилось, как Дин постепенно менялся под влиянием Кастиэля - тут Кас тоже его спас, подарив отвращение к "грязной" работе. Спасибо! :friend:

fire*n*dust, отличный комиксовый стиль! Чем-то даже с "Городом грехов" ассоциируется :hlop:

Singing Bird, клип отличный! Посмотрел после прочтения - замечательно подобраны кадры, и песня - :heart:


30 ноя 2013, 02:50
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 мар 2012, 00:01
Сообщения: 34
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
was, Addie Dee,Soler, Кана Го, solnzaNet, Vet_vet, Lolly, w_rabbit, Гость, джоведи, dikiyavi, AssA, Аллана, ALFREA Zarik, Koryuu спасибо вам большое за ваши отзывы как о работе, так о рисунках и трейлере :kiss: Очень приятно слышать, что все пришлось по душе :shy2:


01 дек 2013, 13:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 17:54
Сообщения: 105
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
Восхитительная работа :heart: :heart: :heart: Такой захватывающий сюжет, с живыми интересными и такими знакомыми героями, читался легко и как-будто фильм смотрела) Очень понравилось, спасибо за непередаваемо прекрасный текст :squeeze:
Великолепные арты :heart: и потрясающее видео - минифильм :inlove: :heart:


25 янв 2014, 00:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dust
ALFREA Zarik, Koryuu, E-Katy, спасибо огромное :heart: :heart: :heart:


25 янв 2014, 13:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 28 ноя 2013, 10:23
Сообщения: 30
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Конверты", NC-17, Ernst Wolff, Singing Bird, fire*n*dus
Спасибо за чудесный текст!


29 ноя 2014, 23:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 30 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.048s | 17 Queries | GZIP : Off ]