Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 24 ноя 2017, 05:44




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2  След.
“Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Название: Следуй за своей Тенью
Автор и виддер: Singing Bird
Артер: Alex Soler
Бета: Ernst Wolff, Dark side of Dean Winchester
Фэндом: Supernatural
Категория: слэш
Пейринг: Дин/Кастиэль, Сэм, Габриэль, Джо, Кроули
Жанр: АУ, фантастика, экшн, романс
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Саммари: Когда мир живых плотно соприкасается с миром мертвых, возникает множество проблем. И пара новых должностей…

Изображение

Скачать текст в .doc | Скачать текст в .pdf с артом | Скачать трейлер


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 15:56, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 05:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Трейлер:

Изображение


28 ноя 2013, 05:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение
Все в мутную слилося тень;
То не было - ни ночь, ни день,
То было - тьма без темноты,
То было - бездна пустоты
Без протяженья и границ;
То были образы без лиц;
То страшный мир какой-то был.
Без неба, света и светил.

(Джордж Г.Байрон «Шильонский узник»)



Изображение

– Итак, вас зовут Дин Вин… Винчо… Простите, никак не разберу.
– Дин Винчестер.
– Да, точно, Дин Винчестер. Прошу прощения, у нас в последнее время принтер выдает бумагу с дефектами, совсем не знаю, что с ним делать. Дин Винчестер, значит. Что ж, расскажите мне, чего вы ждете от этой работы. Почему вас так заинтересовала эта должность?
– Наверное, мне следует начать расписывать все прелести профессии, но дело в том, что я их не знаю. Этому нигде не учат, да вы и сами в курсе – я понятия не имею, что меня ожидает впереди. Но два пункта должности меня все же интересуют – зарплата и стабильность.
– Стабильность? Нет, я, конечно, против ничего не имею, я понимаю, когда молодых людей интересует зарплата, тут даже спору нет. Но стабильность?
– Мои предыдущие места работы не могли мне этого гарантировать.
– Да, я вижу, вы работали секретарем… В адвокатской фирме, верно?
– Именно так.
– Почему же такая резкая смена специализации, Дин?
– Был несколько разочарован в юридической сфере.
– Прискорбно… Что ж, перейдем к более интересной части. Почему вы считаете, что подойдете на эту должность? Какие черты вашего характера соответствуют поставленным нами целям?
– Я схватываю всю информацию налету. У меня хорошая реакция, и с физической стороны я тоже неплохо подкован. Я легко срабатываюсь с коллективом и… Почему вы ухмыляетесь?
– Нет-нет, продолжайте!
– Эмм… Я срабатываюсь с коллективом. Но главное качество, которое я бы в себе выделил, – это трудолюбие.
– Значит, вы считаете себя трудолюбивым?
– Именно так. Усидчивость всегда меня выручает.
– Хм… Вам сейчас двадцать два, да?
– Двадцать три.
– Двадцать три… Простите, опять дефекты принтера, черт бы его побрал! Наверное, пора выбрасывать.
– Может, пусть лучше сначала мастер посмотрит?
– А, да… Это вы верно говорите. Так, вернемся к насущным вопросам. Значит, вам двадцать три, вы усидчивы и легко срабатываетесь с коллективом. Были разочарованы в предыдущей профессии, быстро запоминаете новую информацию. Я пока нигде не ошибся?
– Все правильно.
– Хорошо, Дин. Скажу вам честно: я изучал ваше резюме в течение трех дней. Мне кажется, я его наизусть выучил, сколько раз я перечитал эти пару страниц, и я уже собирался отдать вам эту должность, но не мог же я не посмотреть на вас лично! Это такой щепетильный вопрос, знаете ли, на эту должность возьмешь далеко не каждого умного и находчивого парня.
– Вы хотите сказать, что я вам не подхожу?
– Что?.. Нет, господи боже, я не собирался этого говорить! Пообщавшись с вами тет-а-тет, я лишь окончательно убедился в своем мнении. Мы вас возьмем, тем более что вы, я вижу, горите желанием здесь работать. Поначалу будет сложно, но если человек действительно дорожит этим местом, он отсюда не вылетит. Улавливаете мысль?
– Кажется, да…
– Это хорошо. Пойдемте, я познакомлю вас с будущим напарником.

Изображение

Мужчина встал со своего кресла, опершись о стол, и ленивой походкой проследовал к двери, ожидая, что новый работник пойдет следом.

Не то чтобы Дин редко ходил на собеседования, но чаще всего они казались ему не такими странными, как сегодня. Наверное, решение о его назначении было принято до его появления в офисе, потому что еще никто, поговорив с ним лично, не давал такого скорого согласия. Хоть он и умел производить впечатление, но что-то в нем всегда не устраивало потенциальных работодателей. Поэтому сегодняшний день можно смело заносить в Книгу рекордов. Дина Винчестера с первой попытки взяли на работу, браво!

Кадровик вызвал двойственные эмоции: с одной стороны, мужчина казался вполне себе толковым, а с другой, было что-то такое, чего он не договаривал. Не сползающая с лица улыбка с легкостью его выдавала.

Два этажа вниз, длинный коридор, сворачивающий направо, еще один с поворотом налево, и вот она – комната 301.

– А это, Дин, ваше новое рабочее место, – кадровик с приторной улыбкой распахнул перед Дином дверь и жестом предложил ему войти. – Кастиэль, к тебе гости.

Имя ли «Кастиэль» или прозвище, Дин понятия не имел, но этот кто-то определенно должен был находиться в этом тесном кабинете, раз его позвали.

– Кас, ты тут?

Из-за отсутствия окон в комнате было очень темно. Только наверху болталась какая-то хлипкая конструкция, лишь отдаленно напоминавшая люстру. Больше кабинет ничем не освещался. Два стола, расставленные по стенкам – один смотрит на вход, другой стоит к нему боком. На одном из них лежала целая стопка каких-то документов, хотя слово «лежала» сюда не очень подходило. Стол был просто завален этими папками, словно кто-то только что решил навести порядок в шкафу и сложил все вытащенные оттуда документы на стол. Второй стол выглядел не лучше: несколько колонн из книг, газет и альбомов закрывали фактически весь обзор кабинета позади рабочего места. Хотя кто сейчас использует такие книги?..

– Ка-а-ас! – еще раз позвал мужчина, после чего из-за стола выглянула взлохмаченная темноволосая голова.
– Да чего тебе? – раздраженно спросил тот самый Кас. Вероятно, появление Дина отрывало его от дел.
– К тебе пополнение! – мужчина засунул руки в карманы, выпятив живот вперед. Дин, кажется, начинал понимать, почему этот Кас так злится: видеть такую довольную и явно издевательскую улыбку день за днем – просто предел мечтаний.

Кастиэль что-то пробурчал в ответ, и на этом лицо кадровика перестало излучать всемирное счастье. Он несколько раз причмокнул губами и вяло повернулся к Дину.

– Ты это… Располагайся, – ладонью показал на соседний стол, с документами, и немного дергано пожал плечами: – Ну, вы тут знакомьтесь, Кас, ты ему все объясни, а я пойду, – и напоследок тихо бросил Дину: – Удачи!

Дверь почти бесшумно закрылась.

Если бы Дина сейчас вышвырнули на арену с тиграми и сказали: «Ну, вы это… Веселитесь!» – успех был бы таким же.

В комнате наступила мертвецкая тишина, и лишь шелест переворачиваемых страниц нарушал молчание.

– Я Дин, – вышло несколько громче, чем он хотел.

Собеседник никак не отреагировал, словно Дина не было в комнате вообще. Неуютно и совсем не дружелюбно.

– А ты, должно быть, Кас?..

Ммм, как много сказано в ответ!

Дин просидел так минут пять. Или пятнадцать. В любом случае, ему казалось, что немало. И с каждой проведенной в этом кабинете минутой чувство, что он забрел сюда случайно, и не было никакого собеседования, никакого кадровика, не было департамента защиты, даже штата Мичиган не существовало, все росло и росло.

Парень за столом ни с того ни с сего вскочил, буркнув что-то похожее на «Сосед», и резко дернулся в сторону выхода. Секунда, хлопок двери, и Дин уже остался в кабинете один.

Любому терпению наступает конец, поэтому Дин встал со своего (или все же еще не своего?) кресла, и стоило ему сделать шаг навстречу двери, как она резко распахнулась, и тот самый Кас фурией влетел внутрь.

– Так я и говорю, что это не он, это его соседи!
– В смысле? – не понял Дин. И только потом до него дошло, что обращение было не к нему. В кабинет следом за Касом вошел высокий мужчина.

Дин смутился и приземлился обратно на свой стул.

– Ты уверен? Это могла быть системная ошибка, – произнес светловолосый парень. Руки были скрещены на груди, глаза с недоверием смотрели не только на фотографии, которые показывал ему Кас, но и иногда перебегали на Дина, сидящего с краю.
– Точно тебе говорю. Не могут же они так ловко скрывать нахождение Тени.
– Лучше перепроверь…
– Да я сотню раз уже перепроверил! – он выглядел таким возбужденным, что, казалось, еще немного, и начнет рвать на себе волосы. – Это точно его сосед. Сам погляди, все сходится. И несоответствие со сбоями в системе электропередач, и отсутствие дефектов на мебели, и ногти, ты видел их ногти?
– Ногти далеко не показатель.
– Ха! – торжественно воскликнул новый напарник Дина. – Как бы не так, – он начал рыться в кипе книг перед своим носом, пока не наткнулся на самую мелкую снизу в темной кожаной обложке. – Гляди, что нашел.

Он ткнул пальцем в учебник, подтверждая оппоненту правильность своих слов, и победоносно скрестил руки на груди.

– И скажи мне, что я не прав.
– Хм… А кожа? – книжка перекочевала в руки блондина. Тот пролистал ее до оглавления, где и остановился.
– Чиста!

Ну все, пять – ноль в вашу пользу, капитан. Вы только что по всем параметрам уделали своего коллегу.

– Сделаешь мне скрины? – Кастиэля словно перестал интересовать его собеседник. Он уже плюхнулся обратно в свое кресло и уткнулся в компьютер, безостановочно щелкая мышкой.

Блондин неуверенно повернулся к Дину, причем смотрел на него с явным сочувствием, и как бы невзначай задал вопрос:
– А твой новенький не может этого сделать?

Когда Кастиэль оторвался от компьютера, Винчестеру на секунду, совсем на короткое мгновение, показалось, что сзади у Каса должны вот-вот засверкать молнии и разразиться ураган, с таким взглядом он окинул пришедшего с ним мужчину.

Именно в этот момент Дин понял, что ему здесь не рады.

– Нет, он не умеет. Принеси, пожалуйста, скрины, и закрой дверь с обратной стороны, – громко отчеканил он.

Парень бросил на Дина прощальный взгляд, будто бы ему даже было жаль, и осторожно прикрыл дверь.

Дин несколько долгих секунд не мог оторвать взгляда от двери: прокручивал три и один запасной способ сбежать из этого помещения. Пока не почувствовал на себе сосредоточенный взгляд.

– Может, ты мне хоть какое-нибудь задание дашь? – попытался уверенно произнести Дин.

Он ожидал, что его будут мерить взглядом, что Кас скажет ему что-нибудь из серии «не сейчас», «не мешай» или «ты чего вообще здесь сидишь» (с таким-то лицом от него ничего другого ожидать нельзя), но тот вместо этого бросил короткое «Да» и продолжил дальше молча смотреть в упор на Дина. Дин смутился и отвел глаза в сторону.

– Разгреби накопившиеся на столе материалы, – дал указание он и уткнулся обратно в компьютер.

Дин вроде был не глупым, но… Как он мог разобрать материалы, в которых не понимал ровным счетом ничего?

– А по какому принципу раскладывать? – он начал копаться во всех документах, что лежали перед ним. На нескольких папках были указаны цифры с буквами, наверное, нужно было как-то по ним ориентироваться.
– На папках название дела, а рядом лежат материалы по нему. Сформируй все по своим стопкам, ну и допиши для каждого дела краткую характеристику, – парень повернулся в пол-оборота к Дину и бросал взгляд то на него, то на стопку документов. – А, и еще сейчас меня лучше не отвлекать, – поспешил добавить Кас.

Дин едва заметно кивнул и постарался как можно бесшумнее разгрести хотя бы одну стопку. Только спустя минут десять он понял, что сделать это будет не так-то просто. Фотографии домов, краткие очерки по ним, планы домов изнутри, включая все этажи, список чеков из кафе, заправок, спецодежда, куча досье на непонятных людей, списки, координаты, карты, вещдоки, вырезки из газет, юридические протоколы. И как он по всему этому напишет «краткую характеристику»?

– Кас, прости, что все же отвлекаю, но ты мне хоть объясни, как характеристика выглядеть-то должна?
– Сайт открой, – не отрываясь от своих дел, посоветовал он.
– Прости? – не понял Дин. Нет, интересно, конечно, играть в детектива, но если бы этот чувак был чуть более многословным, толку бы от их разговора было несколько больше.
– Открой браузер, стартовая страница – сайт департамента. Там графа «сотрудникам», третий пункт «документы».

На этом все великодушие парня иссякло, и больше подсказок он Дину не давал.

На сайте действительно был раздел для сотрудников, где указывался перечень документов для сдачи дел, только вот пункт про характеристику все равно оставался размытым, потому что писать ее нужно было, основываясь на записях в блокноте.

– А что за блокнот?

Кастиэль даже не посмотрел в его сторону. Простонал что-то себе под нос, закатил глаза и поднялся с места. В следующее мгновение Дину на стол полетел блокнот, больше похожий на органайзер. А сам Кастиэль вышел из кабинета, при этом будто назло хлопнув дверью. Дин покрутил блокнот в руках. Обладатель органайзера явно не стремился поддерживать в нем порядок и все события излагал настолько красочно, что Дин готов был схватиться за голову.

«Дело I330. Джонатан Валфер. Толстый повар из Орлеана.
– Кас, сверни направо!
– Шею я тебе сейчас сверну, а не направо…
(P.S. Кас, кажется, учится шутить, и не могу не занести это важное событие в этот чудесный дневник)
Новые хозяева ничего не сказали про дефекты <-- гонят, сто пудово
О господи, мы превысили скорость на целых четыре километра. Неужели Кас перестал следить за спидометром?!
Еда в «Мэндоксе» невкусная. Не заезжайте сюда.
Бластер «Дубхе 1.2».
Тень попала мне в бедро. Сука».


Единственным, что хоть как-то вписывалось в рамки характеристики, было первое предложение, да и оружие. А отчет сдавать объемом в пятьсот слов минимум.

Дин не заметил, как в кабинете вновь появился Кас. Он проскользнул внутрь незаметно, словно… да, Тень. И сейчас стоял возле книжного шкафа, изучал чье-то дело.

По росту он был скорее схож с Дином – плюс-минус пара сантиметров. Одет в джинсы и толстовку, рукава закатаны. Дин терпеть не мог, когда люди закатывали рукава, только одежду портили, да и некрасиво это смотрелось.

Парень выглядел сейчас таким увлеченным, создавалось впечатление, что он действительно разбирается в своей работе. Сколько он, интересно, здесь? Год? Два?

– У меня на лице написана какая-то важная информация? – словно сам с собой разговаривая, задал Кас вопрос, но взгляда от папки не оторвал.
– Нет, – тут же среагировал Дин, но и он отворачиваться не стал.
– Тогда, может быть, хватит на меня пялиться?

Кастиэль не казался дружелюбным. Более того – Дин понимал, что тот бесится именно из-за него. Наверное, он бы и сам был не рад появлению нового напарника.

– Прости, я просто задумался, – Дин отвел взгляд, возвращаясь ко второму делу из пяти, что нужно было составить.
Больше Кастиэль не сказал ничего. Он пролистал еще два дела, сделал три звонка, один раз вышел за кофе, а когда то же самое попытался проделать Дин, окинул его таким холодным взглядом, что тот послушно сел на место, и, наконец, ближе к семи швырнул ему на стол три книги.
– К завтрашнему дню прочитать.

Не совет, не просьба. Приказ.

– Но здесь целых три…
– Да хоть двадцать три, – он надел куртку и погасил свет прямо так, не смотря на Дина, сидящего за компьютером, который только начал набирать характеристику к последнему делу. – Завтра доделаешь. На выход. Мне нужно кабинет закрыть.
Дин выключил компьютер, подхватил те три учебника, что ему нужно было осилить за ночь, и шустро вышел из кабинета. Ну почему этот парень использует потертые тяжелые осязаемые книжки, это же можно прочитать в электронке…

Всю дорогу вниз он шел следом за Касом, стараясь не отставать, потому что того внезапно пробрало на диалог. Хотя вряд ли такой допрос можно было назвать диалогом…

– Что ты знаешь о Тенях? – быстрая походка, широкий шаг. Иногда Кас окидывал глазами мелькающие по бокам кабинеты и залы заседаний.

Людей в здании уже было мало, они с Касом выходили отсюда… последними?

– Души, перекочевавшие из мира мертвых в мир живых.
– Неправильное определение, – тут же холодно произнес Кастиэль, заходя в лифт. Дин еще даже не зашел следом, а он уже нажал на кнопку нижнего этажа. – Тень – это дух человека, перекочевавший из мира мертвых в мир живых и сохранивший при этом свой человеческий облик. Главное отличие от человека?
– Он… Тень, – выдал Дин, не зная, какое еще определение дать этому субъекту.
– Чисто практически, да, – боже, неужели он хоть с чем-то может согласиться? – Но я бы дал более точную характеристику: все негативные черты человека в десятки раз увеличены в Тени. Это порождение ада. И да – внешность у него действительно как человеческая тень, стоящая на ногах. Ты встречался ранее с тенями?
– Было дело. Раза два.
– Хорошо. В обморок при их виде падать не будешь, и то радует.
– Я вообще-то…
– К завтрашнему дню прочитаешь все три книги, – резко прервал его Кас, когда двери лифта открылись. Дин шмыгнул за ним следом. – С утра буду проверять
– Это экзамен?

Кас резко остановился и обернулся к Дину, почти сталкиваясь с ним носом.

– А я похож на университет? Нет, парень, это не экзамен. Это теперь твоя работа. Хочешь ее сохранить – будешь делать то, что скажу я. Разгребать все дерьмо, что накопилось у тебя на столе, выполнять самые дурацкие поручения, читать всю литературу, что я буду тебе давать, а если тебя что-то не устраивает, милости прошу, – он указал на дверь, вопросительно глядя на Дина. – Ты четвертый за эту неделю. Пока что ты единственный, кто продержался до вечера. Не обещаю, что смогу терпеть тебя дольше. Ты здесь никто, и звать тебя никак. Ты ни черта не знаешь, и как только я увижу, что ты задираешь нос, будь уверен, тут же отправишься писать увольнительную. Я не терплю возле себя подхалимов, лентяев и самородков. Или ты учишься работать со мной, или идешь искать себе новое место работы. Я бы на твоем месте выбрал второе, пока нервная система еще в норме. Вопросы есть?

Дин, наконец, смог выдохнуть.

– Во сколько начинается рабочий день? – вымолвил он, стараясь смотреть на Каса как можно спокойнее.
– В десять. Приятного чтения, – он развернулся и пошел в сторону туалетов, оставив Дина одного перед выходом на улицу.

Дин поспешил выйти наружу, чтобы оставить все неприятные впечатления от прошедшего дня позади. Ему не нравился Кас, не нравился до такой степени, что хотелось оспорить каждое произнесенное им предложение. Правда, толку от этого не будет ни ему, ни Касу. Последний даже позлорадствует, стараясь доказать Дину обратное.

Но больше всего бесил тот факт, что основная часть сказанного – чистая правда. Дин ни хрена не понимал в том, что ему предстоит здесь делать, но сидеть на мели еще несколько месяцев – это точно не выход. Поэтому сейчас главное было взять себя в руки и постараться не возненавидеть Каса за правду-матку в глаза.

В конце концов, если Дин будет ненавидеть свою работу, проще от этого никому не станет точно.

Изображение

«Тень – это невесомая материя, служащая мертвым душам для попадания в мир живых. Тени не могут вселяться в людей, но им свойственно с ними контактировать». «Вызвать Тень можно при помощи заклинаний. Государство тщательно охраняет средства массовой коммуникации от подобной информации, которая может просочиться в жизни людей. Тем не менее, запрещенная литература по-прежнему остается главным источником заклятий, и найти ее не так-то просто».

Листаем дальше.

«Вариативные схемы поведения при неожиданной встрече с Тенью

Вариант №1. Не обращать на Тень внимания. Если вы пройдете мимо Тени, сделав вид, что ее нет, велика вероятность, что Тень не увидит в вас заинтересованное лицо и не станет нападать первой. Если вам удалось уйти из радиуса атаки Тени, и вы смогли отойти от нее на безопасное для вашего организма расстояние, позвоните в департамент защиты от Теней и сообщите свои координаты. Они свяжутся с ближайшей к вам организацией и вышлют вам на помощь несколько охотников».


«Мне охотника никто не вышлет, я сам охотник», – подумал Дин, пролистывая учебник еще дальше. «Мотивы поступков Теней», «Способы умерщвления в домашних условиях», «Поведение в экстренных случаях». Неужели такое кому-то интересно?

В конце концов, люди не так часто встречают Теней. Те чаще всего прячутся в домах, вернее, не так – их прячут. Дин помнит, как они с братом встретили Тень на улице. Это было лет десять назад, да? Нет, наверное, меньше. Ему тогда было пятнадцать.

Он хорошо помнил, как перепутал тогда Тень с обычным человеком, как хотел дотронуться до ее плеча, а когда Тень к нему повернулась, Дин окаменел от ужаса. Без лица, просвечивается, но вот звук издавала… словно рычала. Бррр, нет. Не место сейчас таким воспоминаниям. Дин все еще не мог выкинуть из головы лицо Сэма, когда он повернулся к нему и крикнул, чтобы тот бежал. Давно это было, да и не факт, что память не подводит и не начинает заменять правдивую картинку чем-то приукрашенным.

Вторая книга была несколько ярче предыдущей – разноцветная обложка, тоненькая, да еще и с игриво написанным названием «Если ты решил стать охотником за Тенью». Дин покрутил ее в руках, убеждаясь, что хотя бы что-то удастся прочитать и запомнить.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 06:39, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 05:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
«Пять главных заповедей Охотника за Тенью:

1. Никогда не стой на месте. Тень может атаковать в любой момент. Чем дольше ты стоишь, тем меньше шансов сбежать.

2. Всегда носи при себе оружие. Так уж получается, что со временем на новую охоту появляется настоящее чутье: ты будешь натыкаться на Тени везде и всюду, и тут уж тебе ни за что не справиться без мазера или светового бластера.

3. Обращай внимание на мелочи. Ты, может быть, и не чувствуешь нахождение в доме Тени, но всякие детали вроде испорченной мебели, внешности хозяев дома, проблем с проводкой – все они прямиком указывают на расположение поблизости Тени. Будь бдителен.

4. Никогда не охоться на Тень без предварительной подготовки. Оружие – далеко не самый главный постулат в твоей профессии. Изучение истории Тени, ее предыдущей жизни играет немалую роль в ее поимке.

5. Самое главное правило, которое стоит последним, но на самом деле куда важнее, и ты должен его запомнить, как Отче наш. Ты никогда не должен охотиться на Тень в одиночку.»


И далее пять глав по двадцать страничек каждая, расписывающая все пять законов охоты. Про оружие ему расскажут на работе, про историю Тени и способ подбора материала как-нибудь тоже.

Но вот что касается напарников…

Дин пролистал до последней главы и потер рукой корешок книги, заставляя ее тем самым не закрываться. Веселый абзац, разбавленный тонким юмором, оканчивался небольшой таблицей по совместительству партнеров. Дину это чем-то напомнило гороскопы, в которых расписывалось, «могут ли Овны взаимодействовать с Тельцами». Свой тип Дин определить так и не смог. Он еще ни разу не пробовал себя в роли охотника, а свою первую встречу с Тенью он и вовсе не хотел вспоминать. Поэтому сразу же пролистал таблицу до следующей страницы. По центру было указано несколько ссылок. Дин осторожно провел по ним пальцем, и перпендикулярно с книгой перед ним тут же загорелось встроенное видео.

Он провел пальцем по проигрывателю, и перед ним замелькали кадры чьей-то охоты. Два парня во время задания разделились и пошли на разные этажи. Съемка велась со скрытых камер, встроенных внутри дома его же хозяевами. Далее на видео иногда происходили паузы, во время которых тонкий женский голосок объяснял все допущенные охотниками ошибки. Сначала разделились, один не проверил заряд оружия, второй проверил, но взял с собой только одно, первый не перепроверял по мере движения комнаты сбоку, второй и вовсе шел с опущенным ружьем.

Когда в кадре появилась Тень, Дин вздрогнул.

Эти штуки еще более стремные на вид, когда на них смотришь через камеру. Невооруженным глазом хрен заметишь, что Тень стоит именно там.

Потом парень оборачивался, натыкался на Тень, не успевал поднять ружье, ну и…

Крик погибшего режиссер решил не вырезать. Дин поморщился и захлопнул книгу прямо так, не выключив видео.

Третью книгу о разновидностях Теней с подробным описанием их способов защиты от них он даже не стал открывать. Он закрыл глаза, чтобы обдумать увиденное, а открыл их только утром.

Изображение

Появляться на рабочем месте за пятнадцать минут до начала рабочего дня всегда казалось Дину неплохой привычкой. Он специально заскочил по пути в кафе, где приобрел два стакана латте. Среди его знакомых не было ни одного человека, который не пил бы обычное кофе с молоком, а значит, вероятность прогадать с Касом была ничтожно мизерной.

Когда он распахнул дверь в их кабинет, Кастиэль уже сидел в своем кресле и, как обычно, тупо смотрел в компьютер, периодически пощелкивая мышкой. Ни поворота головы в сторону Дина, ни какой бы то ни было фразы, произнесенной в его адрес.

– Эм… Привет, – Дин вошел внутрь и небрежно бросил сумку на пол возле своего кресла. Подошел к столу Каса, поставил на него стакан латте и, ничего не говоря, повернулся обратно к своему столу.
– Что это? – Кас оторвал глаза от экрана лишь спустя несколько минут. Он с недоверием оглядывал хрупкий стакан и очень раздраженно посматривал на Дина. – Зачем ты поставил это на мой стол?
– Это кофе, – дружелюбно улыбнулся парень. – Я подумал, начинать утро нужно с чего-то горячего.
– Еще раз повторяю: ты работать сюда пришел или как?
– Такого больше не повторится, – сухо отреагировал Дин и включил компьютер, отворачиваясь от Каса.

Следующие несколько часов он дорабатывал отчеты. И если он и бросал украдкой взгляд в сторону напарника, то тот всегда сидел тихо, не издавая ни единого звука, и почти никогда не поворачивался в сторону Дина.

Задевало не то слово.

Изображение

– Ты готов?

Кастиэль стоял у двери и выжидающе смотрел на Дина. Сверху вниз, как и положено начальнику.

Правда, Кас не был его начальником, но Дин-то понимал, что будет ли он здесь работать, целиком и полностью зависит от решения Каса – поладят они или нет.

– Готов к чему?.. – не сразу понял Дин, видя, что парень стоит уже одетым в куртку и в ладони держит ключ-карту от кабинета.
– К своему первому «экзамену», как ты вчера мне это назвал, – произнес он. – Надеюсь, ты прочитал те книги. Да, Дин? – уж как-то ядовито было произнесено его имя в конце.

Дин не любил врать, но если стоял выбор между «получить должность» или «не получить», он выбирал «сделать все возможное, чтобы получить».

– Конечно, – кивнул он.
– Это хорошо, – Кас сделал многозначительную паузу. – Тогда у тебя есть шанс выйти оттуда не покалеченным, – и распахнул дверь.

Дин подскочил следом за ним, на ходу надевая куртку. В коридоре они столкнулись с тем же блондином, что вчера заходил к ним в кабинет.

– Едем на моей, – скомандовал Кас, не останавливаясь. Блондин шел следом, косо поглядывая назад, на Дина.
– Я не хочу показаться тебе навязчивым, но зачем ты его с собой берешь? – он то смотрел на Дина, то снова оборачивался к Касу все время, что они шли до лифта.
– Пусть учится.
– Но это его второй день! Кас, ты не можешь выпускать его на такое задание на вторые сутки работы! Он же ни черта не знает!

Дину последнее замечание пришлось совсем не по душе, и тут он уже не выдержал.

– Кто сказал, что я ничего не знаю?

Самое удивительное, что когда он уверенно взглянул на коллегу Каса, тот не смотрел на Дина с пренебрежением или отвращением. Скорее… с пониманием и сочувствием.

– Парень, ты просто не знаешь, о чем говоришь. Пойми, дело не в твоих знаниях, просто к такому нужно подготовиться морально. А те три книжки, что тебе впарил Кас, они в жизни не подготовят к тому, с чем ты столкнешься.
– Эй, я бы попросил… – Кас попытался возразить, но блондин вдруг поднял ладонь перед ним, и тот замолчал.
– Тебе просто пока рано, – выдохнул он и повернулся обратно к Касу. – Не надо на него вешать свои проблемы. Твой протест никому и ничего не даст. Что ты хочешь им доказать? Не будет все, как было.
– Это не твое дело, – процедил сквозь зубы Кас.

В лифте на какое-то время воцарилась тишина, слышно было только как Кас тяжело дышит, будто успокаивается. В конце концов, лицо его расслабилось, он выдохнул и совершенно спокойно уже произнес:
– Это не тебе решать.

Двери распахнулись, и Кас первым вышел из лифта, направляясь в сторону парковки. Дин с блондином шли за ним следом.

– Питер Логан, но можешь звать меня Пит, – парень протянул руку и дружелюбно улыбнулся. Дин подал руку в ответ.

– Дин Винчестер.
– Да, я в курсе, – кашлянул он. – Уже все знают имя «того парня, который теперь работает с Касом».
– Кастиэль у вас что-то вроде местной звезды? – тихо сказал Дин, надеясь, что собеседник его не расслышит.
– Вообще нет, но… Трудно с ним работать, если честно, – Питер улыбнулся. – На самом деле он клевый парень, но лучше не попадаться ему на глаза, когда он злится.
– Да, я заметил. Так почему мне не стоит ехать сейчас с вами?

Питер замер на парковке, ожидая, когда Кас выгонит машину из подземного гаража. Дин встал рядом.

– Это не совсем охота, но нам нужно проверить наличие в доме Тени. Если будет нападение, ты просто можешь растеряться и… Господи, Дин, ты ж вообще не в курсе, как это все происходит. Ты и Тень-то небось не видел.
– Видел. И Тень видел, и вчера в учебнике было видео охоты…
– …где погибли двое парней? Отличный самоучитель.

Дин не всегда мог уловить в тоне других людей сарказм, но тут он не ошибался – Питу самоучитель не нравился.
К ним поднялся автомобиль, Тойота Нейра, последняя модель, стекла тонированы, сзади неоновая подсветка. Дин никогда еще не ездил на правительственных машинах, да и тем более на машинах такого класса.

– Все удивляются поначалу, – ухмыльнулся Питер, садясь на соседнее с Касом сидение.

Дин, все еще не в силах оторваться от автомобиля, опомнился, что сидящие внутри ждут только его, лишь спустя несколько секунд.

Внутри салон был еще шикарнее, чем Дин видел в каталогах пару месяцев назад. Наверное, какой-то спецзаказ для департамента защиты. Такая детка немало денег, небось, стоила… Странно было только, что экранов не было ни на одном из сидений, как тогда режим-то устанавливать? По бокам, на подлокотниках, были расположены сенсорные клавиши управления, которые так и хотели быть нажатыми. Вообще такие кнопки были в каждом автомобиле, но они обычно включали кондиционер, меняли музыку, регулировали температуру, а тут явно было что-то другое… Дин осторожно провел пальцем по пуску, и на кресле перед ним появилось изображение. Без экрана, просто голограмма.

– Добро пожаловать на борт Тойоты Нейра, выберите в меню параметры ра…

Изображение резко погасло, а женский приятный голос перестал вещать.

– Развлекаться будешь в свободное время. Мы работаем, – произнес Кас, не отрывая взгляда от дороги.

Дин не сразу понял, как тому удалось отключить аппарат со своего места, но потом заметил, как Кас провел пальцем по рулю, и перед Питом появилось точно такое же изображение.

– Выберите параметры рабочего состояния, – договорил голос.

Пит ловким движением пальцев быстро выбрал из общего списка один из пунктов, и голос мелодично произнес: «Режим Венатио включен»

– Что такое режим «Венатио»? – не удержался от вопроса Дин. Уж сколько сам ездил за рулем, ни разу о таком режиме не слышал.
– Автомобиль подготавливается к охоте, – поскольку Кастиэль трагически молчал, всячески игнорируя Дина, отвечать пришлось Питу.
– Зачем автомобилю готовиться к охоте?
– Он просто подготавливает экипировку, не более. В багажнике заряжаются бластеры, GPS отображает все экстренные адреса, телефоны. В общем, при любой опасности, как только в автомобиль поступает сигнал тревоги – с мобильника, например, или с другого устройства, передающего радиосигнал, и машина сама реагирует и сообщает о неполадках в департамент.
– Эмм… Круто, – только и ответил Дин, принимаясь дальше рассматривать автомобиль.
– Твоя задача – отвлечь соседа.
– Я думал, я туда посмотреть еду! – возмутился Дин, мгновенно начиная паниковать.
– Не совсем. Нам нужно найти тайник хозяина дома, его, кстати, зовут Том Брейкон, чтоб ты знал, Пит будет заниматься поиском места для засады.
– Стоп. Что я должен делать? Как его отвлекать?
– Не знаю, придумай что-нибудь.
– Я понятия не имею, что нужно придумывать!
– У тебя есть увлечения?
– Причем здесь это?
– Бейсбол любишь?
– Ну да, есть немного.
– Отлично, будешь с ним разговаривать о бейсболе, – поведал Кас, после чего вдруг поднял руку в сторону лобового стекла.
– Но зачем говорить с ним про бейсбол?
– Я не знаю, – разозлился вконец Кастиэль. – Что, маленький что ли? Придумать не можешь? Приди, скажи, что ты журналист, что ты проводишь соцопрос, возьми в руки зажигалку и предложи ее опробовать, пойди, купи печенье и заяви, что ты бойскаут. Мне все равно! – выпалил он. – Только делай свою работу и отвлеки Тома Брейкона на десять минут. Ты в состоянии это сделать?
– Да, – Дин скрестил руки на груди и точно так же как и Пит отвернулся к окну. С этим парнем будет чертовски трудно поладить…

Изображение

Дин нажал на кнопку вызова, и через минуту ему открыл полноватый мужчина с бутербродом в руке. Он молча с раздражением смотрел на Дина.

– Сэр, скажите, вы не уделите мне пару минут? – улыбнулся Дин, стараясь казаться как можно более непринужденным.
– Нет, – произнес мужчина и захлопнул дверь.

Так дело не пойдет.

Дин позвонил еще раз, чуть более настойчиво. Хозяин снова молча открыл дверь.

– У меня случилась беда, – пожал плечами Дин, поставив ногу перед дверью, чтоб в этот раз ее нельзя было закрыть слишком быстро.
– У меня они каждый день случаются, – ответил Том Брейкон и попытался закрыть дверь, но у него не вышло.
– Пожалуйста, сэр. У меня у машины колесо лопнуло, вы не могли бы помочь поменять? Вообще не разбираюсь в автомобилях, понятия не имею, как это делается. Купил всего неделю назад, б/у, ни черта не понимаю в этой штуковине.

Мужчина недоверчиво осмотрел Дина, громко хмыкнул и вышел из дома, закрывая дверь.

– Домкрат есть?
– А что это?..
– Пошли в гараж, – буркнул он и захлопнул дверь в дом.

Когда Брейкон отвернулся, Дин едва заметно кивнул Кастиэлю и Питу, стоящим сбоку.

– Где твоя тачка? – спросил он, взяв в руки домкрат.
– Там, возле холма, – Дин показал в сторону большого подъема, за которым ничего не было видно.
– Далеко, – вздохнул Брейкон. – Как ты умудрился-то?
– Не знаю, может, наехал на что…
– Внимательней надо быть, на дороге-то.
– Так я старался, ну вы ж знаете, как это бывает. Я права только недавно получил.
– А лет-то тебе сколько?
– Двадцать три.
– Поздновато ты за правами пошел…
– Я не думал, что понадобится машина…

Дин уже начинал порядком нервничать, потому что увести-то мужчину было просто, но вот что ему сказать, когда они дойдут до места, а машины там не окажется, Дин не знал.

– Сэр, скажите, вы любите бейсбол? – Дин пошел чуть медленнее.
– Нет, – отрезал Брейкон, продолжая идти с той же скоростью, с которой шел до этого. – Ненавижу.

Тоже неплохо…
Они вышли на холм, и Брейкон остановился.

– Я не понял, а машина-то где?

Дин почувствовал, что смекалка начинает подводить – придумать историю дальше не выходило.

– В смысле, где? Там стоит.
– Тут ни одной машины нет, – зло произнес мужчина.
– Синий Форд. Он должен стоять справа по… – Дин остановился, поднимая руки к голове. – Я не понял, где моя машина?!

Мужчина медленно перевел на него взгляд.

– Ты уверен, что оставлял ее здесь?

На пустой дороге не было ни одиной машины, даже ни одной припарковавшейся у домов.

– Более чем! – воскликнул Дин. – Черт, ее что, угнали?!
– Похоже на то…

Мужчина выглядел задумчивым и даже сочувствовал Дину.

– Ты точно здесь ее оставил?..
– Да точно, точно!
– Может, ты просто подальше ее припарковал?..
– Машина стояла здесь! Ясно?! – рявкнул Дин, изображая приступ истерики. – Я даже не знаю, куда звонить в таких случаях! Мне теперь надо ехать в страховую, разбираться с документами. А это вообще в центре города. Отошел на пару минут! Черт, я ее купил всего неделю назад. Чертову неделю назад!
– Не паникуй, подожди, может, здесь камера где стояла?
– Вы не понимаете! Я потратил на нее все свои сбережения! Моя мама мечтала, чтоб у меня была такая машина, и вот я ее купил, а ее угнали!
– Подожди, но как ее могли угнать, если у тебя колесо лопнуло?.. – начал догадываться мужчина.
– Извините, мне некогда! – в сердцах воскликнул Дин, тормозя машину, проезжающую мимо. – До центра не подбросите?
– Без проблем, – ответил парень на сидении возле водителя.

Дин забрался на заднее сидение, и машина с ревом дернулась с места

– Что ты ему там с таким пылом доказывал? – поинтересовался Пит с переднего сидения.
– О бейсболе болтали, – почесал затылок Дин.

Кастиэль едва заметно бросил взгляд через зеркало на заднее сидение. И хотя Кас почти отвернулся от Дина, последний успел заметить на его лице плохо скрываемую улыбку.

– А вы чего нашли?
– Ну, книгу, в которой Брейкон и выяснил, как перенести сюда Тень, мы нашли, а вот местоположение самой Тени… С ним проблематично, – поведал Пит.
– У нас вариантов немного – подвал, да чердак. Я все же склоняюсь к подвалу, – вставил слово Кастиэль. – Завтра выясним, в любом случае.
– Ты же знаешь, что это будет без меня, да? – как бы невзначай спросил Пит.
– Это еще почему?

Дин откинулся назад, стараясь казаться в машине как можно более незаметным. Когда два человека при нем начинали ругаться, он всегда отворачивался и делал вид, что не принимает в споре никакого участия. Так было даже когда Сэм ругался с отцом – зачем участвовать в спорах, если ты не хочешь быть ни на чьей стороне?

– У меня своей работы навалом, – будто бы успокаивающе сказал Пит.
– Но мне нужен напарник! Я не могу один!

Дин подумал, что речь идет о нем, и уже хотел встрять, но Пит его опередил, рассеяв все его сомнения.

– Попроси Брука. Он вроде бы не сильно завален делами. Да и не откажет он.

Кас плотно сжал губы и еще крепче стиснул руль в ладонях.

– О, господи, не пытайся мне показать, как сильно ты злишься, прибавив пять километров к скорости, – хохотнул Пит, заглядывая на панель приборов. Он похлопал Каса по плечу. – Не злись, ты же в курсе, что я не могу.

Дин все это время долго смотрел на одну кнопку с изображением стекла. То ли это, о чем он думает? Он осторожно надавил пальцем на сенсор и звуки из передней части салона перестали доходить до его сидения.

Защитная пленка. Все правильно.

Дин, успокоившись, уселся поудобнее и закрыл глаза в надежде заснуть. А то, не дай бог, Кас ему и сегодня даст с собой десяток книжек…

Изображение

Выходные пролетели слишком незаметно.

То есть когда Дин не увидел перед собой стопки книг, он, конечно, страшно обрадовался, но потом Кастиэль попросил его дать свой почтовый ящик, и уже дома у Дина отпала челюсть.

– Джо, если ты мне с этим не поможешь, я в жизни не прочту такое количество страниц, – жаловался он по телефону единственному пока знакомому ему человеку в Детройте.
– Чем я могу тебе помочь, милый? – Дин даже через трубку чувствовал, что она улыбается. – Я за тебя все это не прочту. И вообще – что за работа такая, где ты целыми днями учебники читаешь?
– Я не знаю, что за черт, но тот парень, которому меня повесили на шею, считает, что по-другому я в жизни не подготовлюсь к своей работе.

Через час Джо уже сидела перед Дином с книгой в руках, как и он забросив ноги на журнальный столик. Иногда Дин бросал на нее довольный взгляд и усмехался, тогда она поднимала голову и швыряла в него подушкой.

– Учти, будешь доставать, я прочту и не перескажу, – сурово сказала она, но потом не выдержала и начала смеяться.

Дин перестал дурачиться и уткнулся обратно в свою книгу.

За двое суток им предстояло выяснить все о загробном мире и причинах, по которым Тени так яро рвутся оттуда выйти.

Изображение

Пока Дин переносил кучу папок из своего 301-го кабинета в другой, он случайно столкнулся с одним из сотрудников, и часть кипы обрушилась на пол.

– Ой, извини. Я сейчас, – мужчина, которого Дин не видел за кучей документов, принялся поднимать все с пола и нагромождать обратно на руки Дину. – А ты, должно быть, новый напарник Каса, да?

Дин повернулся боком, чтобы увидеть лицо своего собеседника. Он был старше Дина как минимум лет на десять, но с приветливостью смотрел в ответ.

– Билл Мерфи, – протянул он руку. – Рад познакомиться.

Дин улыбнулся, извиняясь.

– Извините, пока не могу пожать вам в ответ.
– А, да ничего, – он убрал руку, засовывая обе ладони в карманы брюк и деловито выпячивая их вперед. – Ну и как тебе работается с нашим ботаником?
– Эм… – Дину не очень понравился тон, с которым был задан вопрос, потому что он предполагал от Дина подобного же ответа – веселого и беззаботного, с обсуждением его напарника.
– Билл, ты еще успеешь достать парня, – рядом возник Пит, который, придержав Дина за талию, подтолкнул его к кабинету, к которому Дин и шел.
– Скорее вы его достанете, – ответил с усмешкой Билл.

И они вдвоем рассмеялись, только так наигранно, что Дину стало не по себе, когда они разошлись.

– Что он тебе сказал? – шепотом требовательно спросил Пит, заталкивая Дина в кабинет.
– Просто поинтересовался, как мне работается. И все.

Кастиэль поднял голову, отвлекаясь от книги, которую изучал.

– К нему лез Клинтон?
– Ага. Коршун прилетел.
– Почему вы называете его Клинтон? У него вроде бы другая фамилия, нет? – уточнил Дин, плюхая документы себе на стол.
– Он просто… – Пит не знал, как закончить.
– Внешне похож, – дополнил Кас.
– Да и политика у них схожая, – весело добавил Пит.
– «Это охота, дурачок»?* – Дин улыбнулся, надеясь, что собеседники его поймут.

Но они оба как-то многозначительно переглянулись, Пит сказал, что ему пора, и вышел из кабинета, а Кас уткнулся обратно в книгу.

Дин сделал глубокий вдох, прогоняя от себя кучу посторонних мыслей, и принялся раскладывать документы по папкам.

_______________________
*Билл Клинтон был известен фразой «Это экономика, дурачок», адресованной Бушу на предвыборной компании 91-го года.


Изображение

Кастиэль был подозрительно вежлив.

Не так, когда вдруг меняешь свою точку зрения по отношению к кому-то и начинаешь видеть в нем человека, а так, будто бы ты что-то задумал, но никак не решишься это что-то исполнить.

Дин, разгребая почту Каса и его бывшего напарника (задание, что подкинул ему Кастиэль), исподтишка поглядывал на коллегу и пытался понять, в чем дело. Почему тот впервые за эти дни говорит не в приказном тоне, почему не начал день с допроса по книгам и вообще с утра даже поздоровался?

К середине дня Дин решил, что опасность миновала, и действительно порадовался, что, возможно, все не так плохо, и что Кас и правда изменил свое отношение к Дину.

Удручал только один факт: предпосылок к этому никаких не было.

Дин ничего такого не сделал, чтоб Кас вдруг увидел в нем себе равного.

– Так ты хочешь посмотреть на задание? – спросил Кас, собираясь выходить из кабинета. – Если да, поехали.
– Я бы хотел, – признался Дин, откладывая большие конверты.
– Через десять минут внизу, – и дверь бесшумно закрылась.

Что не так, Дин понял только сидя в автомобиле.

– Эм, а где твой напарник? Брук или как его там?
– Какой напарник? – нахмурился Кас и повернул ключ зажигания. – Мы вдвоем.
– Но ты же не можешь без напарника! – чуть громче, чем стоило бы, воскликнул Дин. Он не хотел, чтоб в голосе были слышны нотки испуга, но вчера ему доходчиво объяснили, что на охоту можно ездить только подготовленным.
– Извини, но это твоя работа – быть моим напарником, – поправил его Кас. – Ты за это зарплату получаешь.
– Я пока еще ничего не получаю! Я на испытательном сроке! Брось, Кас, я читал все твои книжки, что ты мне впаривал. В каждой из них написано, что оба охотника должны быть хорошо обучены. Я понятия не имею, как пользоваться хотя бы твоим бластером! – Дин перевел дыхание и вдруг ужаснулся еще больше: – Или я туда пойду даже без бластера?!
– Бластер в багажнике, а по книгам не научишься. Живой урок – самое полезное, что должен усвоить человек. Я бы не сказал, что охота – это так страшно и пугающе, как тебе вчера говорил Пит. Ты его поменьше слушай, он порой несет полную чушь. И, в конце концов, я тоже не хочу потерять работу, так что не дам тебе там пропасть, ясно?

Дин, с трудом сглотнув, кивнул. Когда перед ним загорелась панель для выбора режима, он сразу нажал «Венатио».

– Вот видишь, ты уже учишься, – как-то нервно улыбнулся Кас.
– Угу… Выбирать режим для машины, – Дин немного повозился в кресле, будто пытаясь с ним срастись. И все равно сидеть с Касом в одном салоне в полной тишине было просто невыносимо. А поскольку музыку тот не включал, выбор был невелик.
– Для начала возьми свой блокнот, – посоветовал Кас. – И пиши.
– Что писать? – Дин достал стилус и дневник.
– Все, что хочется.

Дин занес было стилус, чтобы написать что-то, но спустя минуту понял, что ничего толкового на ум не идет, и просто накалякал в углу человека и стоящую за ним Тень.

Иногда рисунки говорят намного больше слов.

Изображение

Вырубленный Брейкон лежал на диване в прихожей. Кас минут пять объяснял Дину в машине, как нужно вырубать Авторов, демонстрируя ему гасительницу. Потом еще минуты три, закатив глаза, объяснял, кто такие Авторы.

Ну не помнил Дин из книжек, не помнил!

В руках у Винчестера был бластер, Кас просто показал, как нацеливать и куда стрелять. Потом втолковывал ему какую-то чушь про излучение, волны, короче говоря, пытался объяснить, как работает эта штуковина, но Дин ни черта не понял, поэтому в знак согласия тупо кивал головой.

– Спускаемся вниз, и надень очки. Без них ты ничего не увидишь в темноте, – а потом еще тише дополнил: – Очень остроумно держать Тень там, где ее невозможно увидеть.
– Зачем люди вообще держат Теней? – Дин медленно шагал следом за ним по лестнице в подвал, а сам раздумывал: что в очках, что без них, толку ноль – не видно ни зги.
– У меня чувство, будто ты читаешь по три страницы из книги, а потом говоришь, что прочитал. Вроде и не врешь, но и правду не говоришь, – заметил Кас. – Тень, как носитель всего плохого, притягивает хорошее. То есть Автор Тени автоматически становится… – он перестал говорить и замер. – Потом. Посмотри в угол.

В левом углу подвала Дин разглядел человеческий контур, слабо обводимый подсветкой. Очки что ли так действуют?

– Что делать? – прошептал он за спиной Каса.

– Подходи с правого краю, я пойду с левого. Когда подам сигнал, целься.

Он сделал какой-то специфический знак рукой, пальцем показал зигзаг, и Дин не знал, стоит ли это списывать на странность его партнера или же это действительно какой-то важный жест, как у аквалангистов, например.

Передвигаясь боком, Дин подходил к Тени с того угла, откуда ему указал Кас, и боялся лишний раз вздохнуть. Не то чтобы возле Тени чувствуешь страх, просто… Она стоит, не шевелится, и волей-неволей ждешь от нее хоть какой-то реакции.

Глаза уже привыкли к темноте, и Дин вполне спокойно различал силуэт Кастиэля. Тот кивком головы показал ему быть наготове, и уже готов был подать сигнал, как Дин вдруг увидел силуэт сзади него, и вздрогнул.

Он чисто на автомате повернул бластер за спину Каса и выстрелил.

Тень за Касом издала странный звук, похожий не то на стон, не то на вскрик, но та, что стояла в углу, дернулась в их сторону, с ревом сбив сразу обоих с ног.

Кастиэль вскрикнул, видимо, от боли, и Дин понял, что того сильно зацепила вторая Тень. Была ли она убита, он не знал.

– Ты жив? Где тебя ранили? – Дин мигом оказался возле напарника, стараясь ощупать его тело на наличие крови.
– Дин, Тень… – тихо произнес он, не сумев договорить.
– Я одну убил, а вторая где, я не…
– Дин…

А потом он услышал еще один залп бластера, теперь уже того, что был в руках у Каса, и когда обернулся, увидел, как Тень за ним испаряется.

Подняв голову, Кас огляделся по сторонам, будто бы ища еще Тени, но, не обнаружив, опрокинулся обратно на спину.

– Мне нужен отпуск, – устало сказал он.

Дин все еще тяжело дышал и никак не мог выровнять дыхание.

– Прости, что я ступил. Я не…
– Простить?! – воскликнул Кас, привставая. – Парень, из-за тебя мы чуть задание не запороли!
– Но я же… Я не знал, что здесь две Тени.
– А я знал? Для этого и существуют напарники. Ты столько времени смотрел за меня и не заметил еще одну гребаную Тень! – он бесился с каждым произнесенным словом все больше и больше. – Ты всегда такой невнимательный?

Дин сжал кулаки и начал вставать.

– Нет. Только когда мой напарник меня ни во что не ставит. Тогда я действительно становлюсь никем и ничем.

Он даже не стал помогать Касу подняться – так и ушел из подвала, оставив его одного.

В машине Кас появился минут через десять.

– Вообще-то, наша работа на этом не заканчивалась, – с упреком произнес он, садясь.
– Меня это не волнует.

Дин был уверен, что Кас непременно нагрубит ему в ответ за хамство, но тот никак не отозвался. Не то делал для себя какие-то выводы, не то ему просто было по барабану. Дин точно не знал.

И, совсем обнаглев, он еще и включил в машине музыку на проигрывателе. Тихо, правда, но если Кас этого не любит – пусть бесится.

Все равно в последний раз вместе работают.


28 ноя 2013, 05:44
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

Дин писал увольнительные уже неоднократно, и всегда, когда это происходило, ему было не жаль уходить с нового места.
Обычно он уже во время написания продумывал про себя всевозможные выходы из положения, к кому можно обратиться и куда пойти дальше.

Все-таки ему не пятьдесят с лишним лет, чтобы было тяжело устроиться на работу.

Но в этот раз, начеркав заявление, Дин никак не мог избавиться от мысли, что облажался по полной. Не то чтобы он шел сюда с надеждой остаться насовсем, но и уходить спустя неделю работы было, мягко говоря, обидно. Словно тебе ясно дали понять, что ты недостоин и тебе здесь не место.

Кастиэль ничего не сказал, когда Дин закончил писать и вышел из кабинета. Даже не отвлекся от компьютера. Будто бы любым своим лишним движением или словом мог спугнуть Дина от намеченной цели. Дин только в последний раз бросил взгляд на число «301». Теперь оно, наверное, навсегда будет для него символичным. Первый и последний собственный кабинет в его жизни.

Кадровика в кабинете не оказалось, поэтому Дин просто положил бумагу ему на стол и спустился обратно в свой кабинет. По дороге попался Билл.

– Эй, Дин. Чего такой хмурый?
– Ничего, – протянул Дин. Ныть каждому встречному не хотелось совсем.
– Только не говори, что ты все-таки написал заявление… – Билл взял его за плечо и легонько потрепал. – Велика беда, с напарником не повезло!
– Я не сдался. Просто это не мое, ясно? – озлобился Дин.

Почему-то сейчас Дин смотрел на черты лица Билла и думал, что он действительно чем-то походит на Клинтона.

– Ладно, с Кастиэлем действительно трудно работать. Ну, бывай. Желаю удачи тебе в будущем. Чтоб напарники были попроще, – улыбнулся он и пошагал прочь.

Дин вошел в свой (или теперь уже нет?) кабинет, взял свою сумку, сделал глубокий вдох… Ничего не сказав, Дин выдохнул и вышел из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь.

Изображение

Джо звонила ровно восемь раз. На девятый Дин отключил телефон.

Невежливо, конечно, но когда тебе присылают сообщение «Я уволился. Не звони», логично было бы не набирать столько раз подряд, а?

По окну громко стучал дождь, прямо под стать настроению.

Лежа на диване, Дин рассматривал свой рабочий блокнот. Хотел же выбросить, да забыл в итоге. Что он записал за свой первый и последний выезд?

«Оружие: Альдебаран (А32)
Погода: облачно, иногда моросит
Тень предположительно в подвале»
.

Ничего не скажешь, очень многословно. Тот парень, что работал с Касом до него, хотя бы с юмором писал. Посмотреть бы, как этим блокнотом пользуются нормальные люди вроде Пита или Билла. Монику, напарницу Билла, в конце концов, можно было спросить.

В дверь вдруг позвонили.

Дин бросил взгляд на телефон. Она что, решила приехать, раз он трубку не взял?

– Джо, я все прекрасно понимаю, – сказал Дин, подходя к двери, – но если я прошу меня не трогать, это может значить только что…

Перед ним стоял Кас. Промокший, потрепанный. Не знай Дин его в лицо, решил бы, что это какой-то бродяга, и захлопнул бы дверь.

– Впустишь? – спросил, стуча зубами он. – Там прохладно.
– Ты что, без машины? – Дин приоткрыл дверь шире, пуская его внутрь.

Кас неуклюже потирал руками плечи, пытаясь отогреться, и Дин уже чисто на автомате пошел ставить чайник. Он всегда заваривал чай, когда к нему слишком внезапно наведывалась Джо или кто-то еще. Это спасало от неловкого молчания.

– Только не говори, что ты приехал за блокнотом, – попытался пошутить Дин. – Я хотел забрать его себе в качестве бонуса.
– За моральный ущерб?

По Касу нельзя было сказать, что он шутит. Будто произнесенные слова он воспринимал с полной серьезностью.

– Да нет, – Дин переключил внимание на кружки, наливая в них заварку. – Может, тебе одежду какую-нибудь дать? Ты весь мокрый.

Кас плотно сжал губы и помотал головой, отказываясь. Дин на этот жест не обратил никакого внимания – прошел к себе в комнату и достал из шкафа первую попавшуюся толстовку. Как ему Кас ее потом вернет, он предпочел не задумываться.

– Держи. Переоденься. И, кстати, – заметил Дин, – ты можешь сесть. Если ты, конечно, не собрался через минуту слинять, и тогда я зря завариваю чай.
– Я не… – Кас мешкал, переминаясь с ноги на ногу. – Я хотел… Хочу… Извиниться перед тобой.
– За что?

Хей, куда делся тот упрямый и суровый парень? Его забрали инопланетяне и подменили, чтобы застать Дина врасплох?

– Я… Я очень плохо с тобой поступил, Дин, – выдохнул наконец он, словно с облегчением. – Прости. Ты был ни при чем сегодня, это я допустил просчет. Не подумал, что Теней может быть несколько, и мы оба сегодня чуть не пострадали. И мне вообще нельзя было тебя брать с собой, ты еще совсем не готов, я даже тебя не учил нормально распоряжаться блокнотом, не то что бластером или очками. Слушай, дело не в тебе вовсе, и так не должно было выйти. Извини.

Он все-таки опустился на край дивана, будто высказанная сейчас речь немного его успокоила. Дин хотел подойти и сесть напротив, но тело словно само отказывалось двигаться, и он так и замер возле кухонного стола.

– Значит, тут не я дебил, а ты? – усмехнулся он.
– Можно сказать и так…

Кас скрестил руки на груди и зажмурился, после чего медленно распахнул глаза.

– До тебя я работал в паре со своим братом, Гейбом. Он сам притащил меня на эту работу, потому что ему нужен был напарник. Он меня всему и научил. Два года подряд, это довольно большой срок, чтоб привыкнуть к человеку, тем более, он мой брат. Но в последние полгода он стал часто ругаться с начальством, спорить по всяким мелочам, жаловаться на зарплату, и его решили убрать.

Дин отвернулся, чтобы налить кипяток по чашкам и заодно перестать встречаться с Касом глазами.

– Может быть, расскажешь поподробнее? - предложил Дин.

Если Кас не захочет, может промолчать. Но Кас тяжело вздохнул и заговорил.

– Я пытался его образумить, ведь на самом деле все было нормально, он просто себе навыдумывал, что ему некомфортно. Может, захотел повышения, я не знаю. Я часто его прикрывал, даже когда он отказывался ездить на охоту, когда стал допускать ошибки. Фактически я работал за двоих последний год, но меня все устраивало, и его тоже. Мы же… Ну… Семья, как-никак, – он прокашлялся, и от этого звука у Дина по коже пробежались мурашки. Семья… У Каса тоже есть брат… – Две недели назад его уволили и начали мне подсовывать безопытных, – Кас сделал паузу, но все-таки добавил: – Вроде тебя… И если поначалу я злился на начальство и отметал всех пришедших чисто из принципа, то когда они мне начали приводить своих кандидатов, я попросту доказывал им, что это не их профессия.
– Как со мной… Что ж, тебе это удалось.
– Дослушай, – взмолился Кас, заметно напрягаясь. – Я думал, ты сольешься в первый же день. Решишь, что не хочешь разгребать всю жизнь мои бумажки, что тебе это не по нутру. Потом заставил тебя играть роль дегенерата, когда отправил к Брейкону с диалогами о бейсболе. Ну и финал – взял тебя на охоту раньше срока, надеялся сначала, что ты испугаешься, а потом… Решил тебя подставить.
– Но ты же не знал, что там две Тени, ты сам только что сказал! – изумился Дин.
– Я солгал, – виновато ответил Кастиэль. – Прости… Я знал, что там две Тени, и я был к этому готов. Если б не был, от нас бы живого места не осталось. Я просто… Хотел, чтобы тебя уволили, или чтобы ты сам решил уйти.

Изображение

Дин со злостью протянул ему кружку с чашкой, а сам отошел подальше – боялся, что рука дрогнет, и он все-таки окатит бывшего напарника кипятком.

– Я… Я забрал твое заявление, – чуть тише произнес Кас, доставая из-за пазухи смятый и мокрый клочок бумаги. – Я не хочу, чтобы ты увольнялся.
– Они все равно не дадут мне нового напарника, должность только одна, – немного грубо проговорил Дин, с недоверием разглядывая свое заявление, положенное на журнальный столик.
– Тебе не нужен новый напарник, – уже более уверенным голосом ответил Кастиэль. – Я хочу, чтобы ты работал со мной.
– Ты хочешь, да? – Дин не выдержал и все-таки начал злиться. – А чего хочу я, ты спросил? Целую неделю изводил меня, а теперь хочешь, чтобы я с тобой работал!

Кас привстал со своего места, отставляя кружку с чаем.

– Так я и спрашиваю. Ты хочешь?..

Дин несколько раз моргнул, не понимая, издевка это или нет. Этот парень и правда думает, что он согласится после всего пережитого?

– Дин, обещаю, что я больше не буду издеваться. Я серьезно. Я правда многому могу тебя научить, ты станешь профессиональным охотником. Это хорошая и стабильная зарплата, да и… интересно это, на самом деле. Единственный минус – тебе придется терпеть меня. Но если ты выдержал неделю, когда я намеренно был с тобой груб, то уж год поработать тебе не составит труда. А потом ты можешь перевестись куда угодно и забыть меня как страшный сон.
– Тебе-то какой в этом прок? Учить меня?
– Мне в любом случае придется с кем-то работать, – пожал плечами Кас. – И ты пока лучший из предложенных мне вариантов.

Ладно, это был действительно ход конем. Пошли комплименты и завлекалочки.

– Брось, соглашайся. Я еще ни к кому не ездил домой, чтобы попросить со мной работать. Да и потом… В 301-м скучно без напарника…

Кас впервые, стоя в одной комнате с Дином, улыбнулся открыто. И так по-доброму, светло, словно это действительно был совершенно другой, незнакомый ему человек, дружелюбный и понимающий.

Что из этого всего было маской – напускная строгость или обаятельная улыбка, – Дин предпочел отложить эти мысли на потом.
Он только кивнул и отвернулся к окну. Дин очень надеялся, что не пожалеет о поспешно сделанном выборе.

– Хорошо. Давай попробуем.


Изображение

Движение справа. Поворот головы, прицел, выстрел.

Инородный объект за стендом. Рука выше на несколько дюймов, выстрел, попадание.

Еще одно движение, теперь уже по центру. Поворот туловища влево, прицел…

Чуть не выстрелил.

Дин опустил бластер и облегченно выдохнул: задание выполнено.

– Кто тебя учил стрелять? – Кастиэль зашел со спины, держа руки в карманах и с интересом оглядывая проделанную Дином работу. – Ты здесь всего в третий раз, а уже так укладываешь. Предки пользовались бластерами?
– Что?.. – Дин снял наушники, потому что половина слов, произнесенная Касом, так и не была услышана. – А, нет, у нас в семье было не принято покупать оружие.
– Тогда действительно странно. Считай, у тебя дар, – он улыбнулся, но поспешил скрыть свою улыбку, словно стыдился ее. – Мне пришлось посещать тренировочный зал в течение нескольких месяцев. Я постоянно убивал этих… – Кастиэль показал в сторону муляжа женщины, которую Дин чуть не «убил». – Мирных жителей.
– Знаешь, я понятия не имею, как это происходит в жизни, – сказал Дин, снимая с себя все приспособления, – но в тренировочном зале понять, кто мирный житель, проще простого. – Он подошел к Касу и начал показывать ему рукой: – Вон, видишь, они у вас всегда выходят из места, которое можно назвать общественным. Магазин, кинотеатр, туалет. Теням там делать нечего, согласись? Просто нужно уследить цепочку, только и всего.

Кастиэль нахмурился, видимо, тому, что сам до этого додуматься не смог.

– Слишком просто, – выдал наконец он.
– Да, – согласился Дин. – И именно поэтому ты постоянно их убиваешь, да?

Он правда старался не издеваться, но упражнения по стрельбе давались Дину проще остальных заданий Каса, поэтому должен же он был хотя бы здесь насытиться победой?

– Я думаю, тебе можно сократить занятия в центре, – решил Кас, и вот это уже с его стороны было чистой издевкой. – А вот насчет твоей идеи об экзаменах я еще подумаю.

Он наиграно серьезно покачал головой в ответ на возмущенное «Да брось!», «Кас, зачем?» и «Что за несправедливость?!» и поспешил покинуть зал для тренировок.

Изображение

Больше всего раздражали дни, когда приходилось сидеть в кабинете сутки напролет. Отсутствие в помещении окон настолько угнетало, что Дин потихоньку привык жить без дневного света, который он мог видеть только выходя из дома и возвращаясь обратно. То бишь не видеть.

Кастиэля сумрак и свет лампочки, если судить по его спокойствию, совершенно не смущали, по крайней мере, при Дине он ни разу на это не жаловался. Как выяснилось по возвращению Дина на работу, вся скопившаяся кипа бумаг принадлежала как раз брату Каса – Габриэлю. Он просто-напросто перестал вести отчетность за последний месяц, и теперь ее разгребал Дин.

– Ты не думай, что это наказание, – уверял его Кас. – Я просто хочу, чтобы ты научился работать с документами. У нас есть досье на каждую убитую Тень, без этого никуда. И чем раньше ты разберешься в системе, тем тебе проще будет потом.

Дин слушал, пытался себя настроить, что ему это действительно полезно, но нервы все равно сдавали, и иногда во время обеденного перерыва он задерживался в столовой.

Кстати, про столовую Кас ему рассказал тоже исключительно после примирения. Будто бы всю первую рабочую неделю он над Дином только издевался, не пуская его перекусить. Теперь же он сидел за столом вместе с Касом, Питом, Бруком и, кажется, этого парня звали Гансом. Немецкие или какие-то там еще корни.

Кас проверял каждый оформленный им документ. Поначалу долго качал головой, возможно, даже злился, потому что, откровенно говоря, у Дина выходила конкретная лажа, но потом тщательно ему разжевывал каждое непонятное слово, показывал, как лучше его употребить, а под конец и вовсе доставал все свои отчеты и заставлял Дина их перечитать.

– Ты научишься, – подбадривал он.

И неизвестно кого: себя или Дина.

Пит и Брук были самыми главными друзьями Каса, Дин это уяснил еще с первых дней. Ганс же вызывал скорее только догадки – он много молчал, встревал в разговор редко, но Кас все равно к нему относился по-доброму. У них была своя, отшельническая компашка, и они все неплохо взаимодействовали. У Дина такого не было еще ни на одной работе.

– Запомни, эти люди тебя никогда не подставят, – поучительно произнес Кас, когда они ехали на поиски тайника. – И если у меня когда-нибудь возникнут проблемы, Дин, я хочу, чтобы ты сначала обратился к ним, а только потом к начальству.
– Так выходит, начальство знает не обо всем? – трудно было проверить, что «правильный» Кас что-то может скрыть от своих боссов.
– Считай, что так, – он покрепче вцепился в руль, выбирая режим машины. – Знаешь, у нас внутри департамента есть что-то вроде неофициальных разделений. Мы разбиты на кучки, потому что так легче участвовать в охоте. Если случается провал, незначительный, который можно замять и замести, то мы стараемся это сделать. Одной команде из двух людей это не под силу. Но вот четыре, а то и пять человек запросто могут сделать все тихо и без сплетен. Начальство дало нам задание – мы стараемся выполнить без единого недочета. Получается, как можно догадаться, не всегда.
– Что можно считать просчетом?
– Когда Автор погибает, например. Иногда это происходит случайно, иногда по оплошности. Один раз я выстрелил в Автора, потому что решил, что это Тень. Наверное, не до конца усыпил, а может, на этого парня просто не подействовала та доза снотворного, которую содержала моя гасительница. Не важно, суть одна: я убил человека по ошибке. И благо, Пит сумел быстро все уладить.
– Как он это сделал?

Кас повернулся к Дину и облизал губы, словно ему не очень-то хотелось отвечать сразу на все его вопросы.

– Доказал, что гасительница вышла из строя.
– Но она не вышла…
– Нет.
– Он ее вывел?

Кастиэль усмехнулся и покачал головой. Больше он ничего не сказал.

Сейчас они направлялись не в дом, а на склад настоящего магазина. Местные рабочие жаловались, что у них что-то не так с водой из-под крана, мол, слишком жесткая. Кожа грубеет и покрывается рубцами. Месяц назад Дин бы посоветовал купить им хорошее молочко для тела, но когда он так потушил, Кас закатил глаза.

– Вызовы могут приходить откуда угодно. Люди жалуются на какую-то ерунду, но на самом деле ерундой оказываются Тени.
– Наоборот бывало?
– Неоднократно, – Кас обходил склад, оглядывая каждый стеллаж. Возле одного он остановился и достал из кармана лупу. – Гляди.

Деревянная поверхность стеллажа сильно потрескалась, а в местах больших трещин проступала желтая пелена. Дин хотел было потрогать ее, но Кас вовремя перехватил его руку.

– Это заражение.

Всю дорогу назад он объяснял Дину, что такое заражение.

– Так выходит, Тени могут передавать на тело человека некую инфекцию?
– Чисто теоретически, да, но она быстро проходит. Твоя кожа просто стала бы жестче, как и у тех рабочих, что подали запрос. Может быть, сильно потрескалась бы.
– Ничего страшного в этом нет.
– О, я смотрю, ты хочешь сдирать с себя отпадающую кожу, Дин? – рассердился он. – Никогда не загорал на солнце? Если сгореть, кожа сама начинает сходить. Представь, что вещество, которое выделяет Тень, обжигает твою кожу. Не сразу, не больно, но постепенно на ней словно муравьи разводят себе гнездышко, заполняя инфекцией поры, трещинки. И кожу разъедает.

Тишина в машине, да еще и такой тихий голос Каса способствовали тому, что у Дина по коже пробежали мурашки. Он поежился и отвернулся к окну.

Иногда ему казалось, что он ни за что на свете не запомнит все то количество информации о Тенях, которое в него вливал Кас. А иногда – что эта работа совершенно не для него.

Но бросать дело на полпути в его планы не входило точно.

Изображение

После окончания рабочей недели ребята собрались выйти в бар, проветриться. Дину эта идея скорее нравилась, чем нет – ему немного поднадоело приходить домой и почти сразу вырубаться. Книги уже в голову не лезли, о телефонных разговорах и речи быть не могло. Порой ему казалось, что он нарочно засиживается на работе допоздна, чтобы сил ни на что не хватало. Слишком много мыслей стало лезть в голову, а воспоминания с яростью осаждали сознание.

Поэтому, когда ребята предложили пойти в бар, он не был против.

– Так что ты, Дин? Совсем не расскажешь ничего о своей былой жизни? – Пит открыл все бутылки пива и раздал каждому сидящему. – С тобой уже месяц работаем, а не знаем о тебе ровно ничего.
– Да нечего тут рассказывать, – замялся Дин и получил тычок под ребра.
– Всем есть, что рассказывать, – подхватил Брук. – Я, например, до департамента работал в кафетерии. И нет, предваряя твои издевки, я не разносил богатеньким папочкам пиццу на блюдечке. Я работал администратором.
– А я, – начал Пит, – вообще имел свою собственную юридическую контору.
– В таком случае, мы с тобой получили одну и ту же специальность, – посмеялся Дин. – Я тоже работал в адвокатской фирме.
– Вот видишь! Можешь же, когда захочешь! – воскликнул Пит, поднимая бутылку с пивом. – За Дина, который когда-то работал в адвокатской фирме!

Они чокнулись горлышками бутылок и сделали по несколько глотков. Да, вот оно, пиво побежало по жилам, и Дин начал потихоньку расслабляться. Его немного напрягал только Ганс, который все это время сидел молча, будто пребывая в своем собственном мире – опустив голову и глядя в одну точку на столе.

– А ты кем работал до того, как стать охотником? – Дин легонько толкнул его локтем в бок, и Ганс медленно перевел взгляд со стола на локоть Дина, замирая. Не стоило так делать, может, это было лишним?
– Я служил, – сказал он охрипшим голосом и сделал еще один глоток.

За их столом повисла удручающая тишина, и Дин решил, что были в этой компании кое-какие темы, которые трогать не стоило. Откуда ж он мог знать?

– Пойду отолью, – бросил Ганс и ушел с бутылкой, но не в сторону туалетов.
– Не обращай внимания, – успокоил Дина Пит. – Ганс у нас не из простых.
– Не любит говорить о том, что видел там. Ну, знаешь, – Брук дотронулся пальцем до виска. – Сложно жить с тем, что видел по ту сторону баррикад.

Он редко встречал парней, которые служили на фронте. Да и Дин всегда старался обходить стороной тему войны. Он сам до сих пор не понимал, как так вышло, что Америка осталась на плаву. Если учесть, какое оружие сейчас создает человечество, недалек конец рода людского в принципе, а не отдельных государств. И сейчас перед ним сидел самый настоящий ветеран войны, парень, которому было-то всего тридцать-тридцать пять лет. Значит, на войну он попал в семнадцать?

Когда Дин повернулся посмотреть, куда он делся, то увидел Ганса рядом с какой-то девушкой, которая блаженно сидела у него на коленях и подергивала за кудри. Расстроенным он не выглядел.

– А когда придет Кас? – Дин наконец решил прервать тишину и повернулся к товарищам.

Брук с Питом удивленно переглянулись.

– Не придет он.
– Это как понять «не придет»?

Хлопнув по плечу, Брук заглянул ему в глаза:

– Потому что наша Принцесса не ходит по клубам.
– Тут же ничего такого, – не понял Дин. – Наркотики запретили, до потери сознания никто не напивается. Тридцатые остались позади. Чего он тогда боится? – Дин начинал злиться на своего напарника, который игнорировал типичные правила поведения в обществе. Когда твои друзья идут в бар – ты идешь с ними.

Потому что нельзя работать, не поднимая головы, днями и ночами.

– Кас просто не фанат таких мест, – произнес Пит, отпивая из своей бутылки. – Не любит шум, много народу. А может, ему не по кайфу сидеть и пить воду, в то время как остальные пьют пиво.

Отлично, он еще и не пьет. Просто набор типичного домашнего червя.

– И как же он отрывается? – в голове никак не укладывалось, что его напарнику не нравится ходить с друзьями по барам.
– Он никогда не будет против, если мы завалимся к нему в дом, – объяснил Пит, и Брук тут же добавил:
– Хотя удивляюсь, как он сам еще не уходил, пока мы были у него.
– Да, и это тоже. Он у нас домашний мальчик, но, думаю, ты скоро его узнаешь.
– Ты знаешь, что на тебя весь департамент зубы точит? – Брук в усмешке обнажил белые клыки в переднем ряду, будто бы оправдывая свои слова, и Дину стало не по себе.
– На меня?..
– Ну… Ты же у нас золотой мальчик, вытянувший счастливый билет.

Пит с Бруком начали играть в переглядки, и Дина это стало выбешивать. Было ощущение, что ему чего-то в этой жизни не договаривают, чего-то чрезмерно важного.

– Ладно, мы шутим, – Пит еще раз хлопнул его по плечу (что за тупая привычка?). – Просто здорово, что ты с ним сработался. Вернее… Пока еще нет, не до конца, но ты его слушаешь, а для него нет ничего важнее. Может, и он тебя когда начнет слушать. Если б не его брат-козел, может быть, Кастиэль бы не был таким замкнутым.

Дин не хотел обсуждать Каса у него за спиной, тем более обсуждать его семью, которой Дин в жизни не видел. Дело было не в этике, не в простом воспитании, просто его становилось жалко. Дин ненавидел жалеть людей, но о Касе создавалось впечатление замкнутого человека, который в свою нору никого не впускает.

А любопытство толкало Дина в эту нору, и он ничего не мог с собой поделать.

– Касу понравится в баре, – внезапно сказал он и даже не сразу понял, что произнес это вслух. На удивленные взгляды Пита и Брука он добавил: – Я вам точно говорю: понравится.

Изображение

В понедельник Кас повел его в зал совещаний. Дин уже видел несколько из них, пока шел в свой кабинет утром и вечером, но один, большой и самый главный, по-прежнему оставался для него секретом. И теперь он сидел один в этом большом помещении, чувствуя себя как на совещании государственного совета, и нервно теребил бархатное кресло, в котором находился. Свет в зале погас, и вниз выехал экран. Дин думал, что в департаменте используют оборудование немного новее, чем простой проектор, но, видимо, денег на всю аппаратуру никто не выделял.

– Сейчас я тебе кое-что покажу, – произнес внезапно оказавшийся рядом с ним Кас, держа в руках пульт. Дин от неожиданности чуть не подскочил. На экране замелькали быстрые кадры, Кас явно мотал пленку вперед, а потом остановил. Судя по изображению, фильм был не то о космосе, не то о какой-то межгалактической хрени, потому что на экране горели звезды и вращалась планета Земля. – Мы уже как-то пытались с тобой обсудить эту тему, но время было неподходящее. Теперь мы подобрались к самому жуткому разделу нашего изучения – то, зачем Авторы вызывают Теней.

Кастиэль повернулся к Дину, словно оценивая, готов ли тот смотреть, и Дин подал знак – едва заметно кивнул. Перед глазами замелькали госпиталь, хирургическое отделение, а потом и вовсе отдельная капсула.

– Это первое исследование Теней, – пояснил Кас, показав Дину голограммной указкой на стоящую в боксе Тень. – Тогда это явление только было открыто, на дворе как раз шли основные действия войны, а Тени еще не представляли никакой угрозы.
– Какой это год?
– Двадцать шестой.
– Круто.
– Нет ничего крутого, – отозвался Кас и перемотал кадр. – Тени попытались сделать вскрытие, но ученые тут же наткнулись на некоторые проблемы.
– Тень невесома и не имеет материи, – вспомнил Дин графу из учебника.

Кас с любопытством повернулся к нему. На экране люди в специальных белых скафандрах и масках пытались дотронуться до Тени, но все тщетно.

– Я хочу тебе рассказать, что произошло с этими людьми, – сказал Кас тише обычного и перемотал вперед. Теперь перед ними лежало несколько трупов, люди выглядели старыми, осунувшимися. – Тень не представляет собой никакой угрозы, когда она только попадает в наш мир. Но чем дольше она здесь пребывает, тем больше сил она приобретает. Эти врачи пытались изучить Тень на протяжении целого года. С того исследования выжили единицы. Никто из них не замечал, что каждый новый день приносит им все больше бед, боли, каждый отрицал свой собственный симптом. Тени, Дин, они проникают нам в мозг, они расщепляют его частицы, пробираясь между элементами. Они входят в тебя, Дин. Ты начинаешь видеть кошмары, тебя преследуют ужасы о загробной жизни. Ты становишься менее активным, тело перестает тебе подчиняться. Сначала меняется просто кожа, потом волосы теряют цвет, у кого-то изменения происходят даже на уровне костей. Все зависит от организма. Чем дольше Тень живет возле тебя, тем больше ты умираешь. Не все люди понимают, от чего гибнут. Часть так и будет думать, что просто пришло их время, часть покончит жизнь самоубийством. И лишь очень догадливая часть звонит в наш департамент. Для нас, охотников, эта работа опасна тем, что Тени чувствуют оружие. Нельзя пропускать Тень через себя – это грозит приливом усталости и упадка сил. В такие моменты невозможно сообразить и сконцентрироваться. Ну и если Теней много, они просто-напросто могут тебя… разорвать на части. Таких случаев почти не бывает, но факт остается фактом.

Экран погас, а Кастиэль перестал говорить. В зале теперь раздавался только шум затухающего проектора. Дин перебирал все мысли, которые накопились у него по мере того, как Кас говорил, но когда пришла пора задавать вопросы, они все птичками выпорхнули у него из головы.

– Но зачем… Авторы вызывают Тени? – спросил Дин первое, что вспомнилось.
– Потому что Авторы не поддаются их влиянию.
– Вечная молодость?
– Куда интереснее. Никакого старения. Ты видишь, как слабеют другие, но ты остаешься прежним.

Кас дотронулся до его плеча, заставляя привстать. На этом сеанс психотерапии можно было считать завершенным, и они медленно поплелись к выходу. У самых дверей Кас вдруг остановился и повернулся к Дину, замерев прямо перед его лицом. То, что пространство между ними было ничтожно малым, Каса походу не смущало.

– Если ты когда-нибудь захочешь поговорить… о том, что видел… Ты всегда можешь обратиться ко мне. Из меня неважный психолог, но выслушать я всегда могу.

Дин с благодарностью хлопнул его по плечу и обошел Каса. Мило, конечно, что о нем так пекутся, только сути это не меняет: ему все равно придется взаимодействовать с Тенями и их Авторами. И все равно придется рисковать.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 06:40, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 05:54
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

Это случилось в тот самый день, когда Дин зашел в кофейню по дороге на работу и купил упаковку с пончиками. Кас перестал остро реагировать на его привычку есть даже на рабочем месте, поэтому Дин иногда подкидывал ему немного своей еды: не одному же ему питаться. И, наверное, Кас немного привык.

Но тот день с самого начала пошел наперекосяк.

– Знаешь, то кафе, где я покупал пончики раньше, закрылось, и мне пришлось заходить в другое. Не знаю, как там пончики, но на вид они вроде ничего… – именно с этими словами Дин зашел в свой кабинет и подошел к столу Каса, только увидел в нем далеко не самого Каса… – Простите, а вы кто?

В его кресле, развалившись, сидел мужчина, нагло забросив ноги на стол его напарника, и со сложенными в замок руками с веселой улыбкой смотрел на Дина.

– Так это ты подрабатываешь у моего брата секретуткой? – сказал он таким голосом, словно он говорил не о брате, а о своей дочери, с которой Дин занимался сексом.
– Дин Винчестер, – сказал Дин, протягивая, как видимо, Габриэлю руку.

Однако тот ее не пожал.

– Что, задабриваешь моего братца пряничками? Мило.

Его рука окунулась в пакет с пончиками, и он деловито достал один из них, почти моментально отправив в рот. От удовольствия мужчина закрыл глаза и блаженно заулыбался.

– Не знаю, что там было в твоей старой кофейне, но в новой они божественны.

И слава богу, что в этот момент в кабинет наконец зашел Кас.

– Габриэль. Что ты здесь делаешь? – удивился он, ставя портфель на пол. – Как ты вообще проник внутрь? У тебя нет ни пропуска, ни ключа.
– А я сделал дубликат, – Габриэль привстал, взял в руки несколько бумажек на столе Каса и с пренебрежением бросил их себе за спину.

Дина это сильно напрягло. Да, тут много разговоров ходило о «сумасшедшем» братце Каса, но что тот так разговаривает со всеми людьми, Дин не знал.

– А я смотрю, ты себе любовное гнездышко тут свил, – он осматривался по сторонам, будто видел этот кабинет впервые, и оценивал новое помещение, где Кас работает. – Я поначалу и не узнал наш мрачный 301-й. Миленько. Хоть и чересчур слащаво. Мальчика себе мог выбрать и помужественнее.

Кулаки в напряжении сжимались и разжимались, и немного бесил тот факт, что Кас молчал и ничего не говорил. Он не сказал, мать его, ничего, чтобы вступиться за Дина. И позволял брату говорить с собой в подобном тоне!

Если бы Сэм с ним так заговорил, Дин бы такую взбучку ему устроил…

– Ну, так что скажешь-то? Хорош любовничек в постели? – он повернулся к Дину и в наглую спросил: – Минет ему делаешь? Тут не очень удобно под столом, но уверен, в департаменте еще полно мест.

Кас успел перехватить Дина именно в тот момент, когда тот уже готов был сорваться. Дин медленно повернул к нему голову, и увидел, что Кас одними губами, совершенно спокойно, просит его: «Не надо».

– Выйди, пожалуйста, – тихонько сказал он Дину, дотрагиваясь до его плеча. Он произнес это шепотом, чтобы Габриэль ничего не слышал. – И закрой дверь плотно, чтоб ничего не было слышно.

Дин бросил на Габриэля хмурый взгляд. В какой-то момент мелькнула мысль, что у них вообще семья какая-то странная, хотя судя по тому, что этот невысокого роста парень с такой замудреной прической писал в блокноте, от него ничего другого ожидать было и нельзя.

Из кабинета никто не выходил в течение десяти минут, а Дин все это время просто крутился на стуле возле одной из телефонисток – Сары. Она не задала Дину ни единого вопроса, почему он такой нервный, почему так грозно на всех смотрит и какого черта он постоянно крутится на стуле. Наверное, видела, как пришел Габриэль.

Потом дверь кабинета приоткрылась, и оттуда выглянул Кас – помахал Дину, подзывая его войти.

Габриэль уже стоял возле выхода, но Кас будто запрещал ему выйти.

– Прости, – наиграно протянул он и подал Дину ладонь для рукопожатия. Дин бы и не стал пожимать, но тут стоял Кас, для которого это все наверняка было очень важно. Поэтому он пожал руку Габриэля, правда, намеренно сильно. Тот слабо улыбнулся, после чего вышел из кабинета.
– И меня прости, – сказал Кас, поворачиваясь к Дину, когда они остались вдвоем. – Мне стыдно за все это шоу. Обещаю, такого больше не повторится.
– Чувак, он думает, мы спим вместе, – воскликнул Дин обиженно.
– Да… Это… Он так не думает, – Кас, повернувшись к Дину спиной, оперся руками о его стол. – Габриэль любит нести пошлую чушь, чтобы позлить людей, только и всего. В данном случае он выводил из себя именно меня. А ты стал просто жертвой.
– Просто жертвой, – передразнил Дин, отворачиваясь.
– Эй, – Кас поменял позицию и стал прямо напротив Дина. Теперь он совсем не улыбался, а смотрел на Дина, действительно извиняясь. – Мне правда очень жаль, что ты стал свидетелем этой семейной разборки.

Дин, конечно, не сказал ему, что самолюбие его было сильно задето. Сейчас он действительно чувствовал себя так, словно ради этой работы переспал со всеми кому не лень. Хотя, откровенно говоря, ему это не требовалось абсолютно.

Видя, что Дин все еще сильно дуется, Кас поднялся и положил руки себе на бока, будто что-то обдумывая.

– Я не знаю, что еще сделать, чтобы искупить свою вину, – признался Кас. – Я, наверное, очень редко извиняюсь перед людьми, и не знаю, как бы правильно себя преподнести. Что я могу для тебя сделать?
– Посмотрим, – ответил Дин, хотя на самом деле уже решил для себя, какое желание проштрафил Кас.

Изображение

В зале было настоящее столпотворение, и среди тех, кто стоял вокруг какого-то стола, была вся компания Каса. Только сам Кас прошел мимо них и сразу же прошмыгнул в кабинет.

– А что там случилось? – не удержался от вопроса Дин, когда Кас, как ни в чем не бывало, уселся на свой компьютер и почти сразу его включил.
– Ставки, – отозвался он, будто ему не было до этого никакого дела.
– Типа как на коней?
– Что-то вроде, – согласился Кас, даже улыбнувшись такому сравнению.

В течение дня Дин все-таки выяснил, что это за ставки, и почему в них принимает участие так много народу.

– А почему мы не делаем ставки? – уточнил Дин, а Кас на него так удивленно посмотрел, будто только что обнаружил слона посреди комнаты.
– А кто тебе запрещал?

Вот те на! Вот это поворот!

Розыгрыш на два дополнительных выходных происходил каждый год в марте. Дин пришел как раз за полтора месяца до этого события. Не то чтобы он был слишком азартен, но когда подобное устраивает начальство, то, наверное, это здорово. Конкуренция повышается, да и интерес к работе подогревают. Вроде бы в этих двух дополнительных днях ничего такого нет, но отдохнуть за них можно о-го-го как. Дин никогда бы не подумал, что внутри департамента устраиваются подобные вещи.

И когда он уже подошел сделать свою ставку, то вдруг замер.

– Кас, на нас никто не поставил, – вознегодовал он, войдя в кабинет. – Там не лежит ни единой фишки, ты прикинь! За нас никто не проголосовал.
– И не проголосует, – ответил он. – Я никогда в подобном не участвую.

Эта фраза сопровождалась равнодушным пожиманием плечами, будто бы ему предложили сделать ставку на гладиаторских боях, и это никак не соответствовало его принципам.

– Кас у нас не участвует в войнах, – пояснил Пит, появившийся в дверях. – Он только наблюдает. Гаденыш.
– К чему соревноваться, когда каждый должен делать свою работу?

Дин с Питом воскликнули почти хором:
– Так, может, за выходные?!

Нет, ну правда, дебил что ли какой? Два выходных разыгрывается. Чего ему стоит две недельки поучаствовать?

– А вы участвуете? – Дин повернулся к Питу.
– Мой напарник и я – да. Брук бесится, что его в этом году не хочет. А у Ганса такая же позиция, как и у Каса. В прошлом году победили Билл и Моника, – тише добавил он.

И, ну надо же, он попал в точку! Кас вдруг слишком громко забарабанил по клавиатуре. Выходит, ему не нравится, что победили Клинтон и его напарница. Дин бросил на Пита вопросительный взгляд, и тот ему подмигнул.

– Целых два выходных… – с сожалением сказал Дин, поглядывая на Пита – правильно ли он мыслит? – И достанутся Биллу и Монике. Опять.
– Или нам, – вставил Пит.
– Или вам.

Кас вдруг оторвался от клавиатуры и зло – да, Дину удалось попасть четко в яблочко, – посмотрел на них, перебегая глазами с одного на другого.

– То есть ты думаешь, что весь такой из себя и уже готов, да? – сказал Кас, вставая и направляясь к Дину. – Думаешь, что можешь выезжать на задания, и более того – отлично с ними справляться? Думаешь, что знаешь о Тенях все и готов рисковать и своей жизнью, и моей?

И когда Кас застыл перед ним (господи боже, как же бесит эта его привычка подходить так близко и вплотную), Дин, нахмурившийся от всех этих слов, вдруг успокоился, расслабил мышцы на лице и с улыбкой ответил:
– Вообще-то да.

Он нутром чувствовал, что Пит сбоку сейчас давится от смеха, потому что Кас молчал, не отвечал, а это значит, что Дин впервые его уделал. И тогда тот в шоке отступил на шаг назад.

Что, не ожидал?

Кас возвратился на свое место и уткнулся обратно в отчетность за месяц, но Дин пошел следом и присел перед ним на корточки.

– Брось, будет весело, – он повернулся к Питу и подмигнул ему. – А если не победим, то Питу уж точно фору дадим. Давай же. Соглашайся.
– Делай, что хочешь, – буркнул Кас, но, судя по его напускной сосредоточенности на лице, он был согласен. Нет, все-таки Дин постепенно начинает забираться в его норку и обустраивать там все себе в угоду.

На себя делать ставки нельзя, но Пит по доброте душевной поставил на них фишку в пятьдесят баксов, а Брук потом чисто поржать поставил еще пятьдесят. Теперь на их паре стояло две фишки, на Монике и Билле целых пятнадцать, а на всех остальных примерно по пять-семь.

Изображение

На первом их задании не было никакой особой пометки. Они выехали в частный дом, и даже несмотря на то, что замок поддался не сразу, Автора вырубить удалось лишь со второй попытки, а Дин промахнулся, Тень все-таки была уничтожена. Дин записал в блокнот время убийства, время пробуждения Автора, составил на него протокол, который оставил ему на столе, а Кас в это время немного прибрался в доме. Дина всегда будет поражать, какой же он чистюля.

Дел за эти несколько недель, что они сидели на месте, накопилось целое море. Кас поначалу просто возил его на осмотр, определять, есть ли Тень в доме. Из десяти случаев Тень оказалась в двух. И поэтому следующей их поездкой стал все тот же частный дом.

– Знаешь, в чем твоя проблема? – сказал Кас, когда второй Автор заснул и Кас перетащил его на диван.

Дин в ответ лишь плечами пожал.

– Ты мне не доверяешь, – выдал он, и у Дина чуть бластер из рук не выпал.
– Это как понять?

Кас уложил парня, отряхнул руки, а сам подошел к Дину, поставив бластер на предохранитель.

– Ну, вот я тебе говорю: зайди с той стороны. А ты еще пять раз проверишь, прежде чем пойти.
– Может, я тебе не доверяю, потому что в первый мой выезд я не знал про вторую Тень? – съязвил Дин.

Он надеялся, что после этих слов Кас перестанет ерничать и примет на совесть свой просчет, но не тут-то было. Кас помотал головой, будто дело было вовсе не в этом, и больше ничего не сказал.

В этот день Дин убил свою первую Тень, все-таки нацелившись туда, куда указал ему Кас.

Изображение

Каса не было в кабинете, когда к ним заглянула Моника. Она зашла, даже не постучавшись, и что-то бормотала себе под нос из серии «Мы же сотню раз об этом говорили, и если все так и будет продолжаться, то…»

А дальше Дин не услышал. Потому что девушка остановилась перед пустым столом Каса и замерла. Он чисто из вежливости кашлянул – нехорошо, когда человек не знает о твоем нахождении в комнате. Мало ли, что он тут захочет сделать. И девушка, не ожидав, что за вторым столом кто-то есть, подпрыгнула.

– Господи, Дин! Напугал-то как!
– Ты Каса что ли ищешь?
– Ага, – она неловко потопталась на месте, пошла к выходу, но, едва приоткрыв дверь, снова ее закрыла. – Так тебе нравится с ним работать?

Дину всегда было интересно, что люди хотят от него услышать? Что он прямо так с разбегу и скажет им: «Нет, не нравится. Вы только Касу не говорите». А откровенничать Дин ни с кем не любил. Даже Джо в последнее время звонила все реже и реже.

Ему нравилось работать с Касом, но куда больше удовольствия он получал от того, что Касу нравится работать с ним. Не хотелось подвести ожидания напарника.

– А тебе с Биллом? – вопросом на вопрос ответил Дин.

А Моника так при этом напряглась, будто он сейчас заявил, что она не работает с ним, а как минимум спит.

– Да, а что?
– Нет, ничего, – Дин задумчиво опустил глаза. – Вы ж с нами соперничаете, вот я и интересуюсь. Врагов надо знать в лицо.

Он широко ей улыбнулся, делая это искренне, а она в ответ только кивнула. Ситуация ее явно забавляла, раз постепенно на ее лице появилась ухмылка.

– Так вы хотите нас обойти? – подняла она бровь.
– Есть такое дело, – Дин подтвердил.

Моника задумалась, словно это заявление давало ей настоящую пищу для размышлений, а потом все-таки улыбнулась Дину в ответ.

– Ну, попробуйте.

Она бесшумно вышла, почти так же быстро, как и вошла. Какого черта ей вообще надо было?

Изображение

По таблице подсчетов они с Касом были аж на третьей позиции. Вернее «аж» для Каса и «всего лишь» для Дина. Потому что последнего не устраивала над ними ни парочка, которую он не знал, ни вторая пара, которая и побудила Каса участвовать в ставках. Гонка шла полным ходом, а Кас становился задумчивее день ото дня, разговаривать и вовсе почти перестал.

На все изменения, которые Дин вносил к ним в кабинет, он никак не реагировал. Сначала Дин поменял хлипкие полки, потом притащил журнальный столик на колесиках, который можно было перекатывать от одного стола к другому – так было проще передавать друг другу книги или пищу. Даже когда Дин повесил зеркало, Кас перед выходом из кабинета стал в него смотреться так, будто оно там было постоянно. А пока его напарник не возмущался изменениям, которые привносил Дин, сам Дин тихонечко продолжал превращать их мрачный угол в пригодный для работы уголок.

Джо впарила ему два каких-то растения, и сказала, что от них будет легче дышать. И Кас даже первым начал их поливать. Теперь 301-й кабинет заметно преобразился, и вместо мрачности от него веяло свежестью и аккуратностью.

– Знаешь, ты мне как-то проспорил желание, – напомнил ему Дин. Хотя трудно было назвать ту мелкую ссору спором, но такое выражение пришлось Дину очень кстати.

Кас медленно оторвался от своего компьютера и посмотрел на него.

– Какое такое желание?
– Когда твой брат к нам наведывался, – напомнил ему Дин.
– И что ты предлагаешь?
– Ты пойдешь с нами в бар.

Кас долго на него смотрел, совершенно не моргая, а потом громко, почти истерично расхохотался.

– Хорошая шутка, Дин.
– Но это не шутка, – сдаваться он не собирался. – Когда мы выиграем, то пойдем.
– Мы не выиграем, – уверил его Кас.
– Это ты с каких пор так легко сдаешься?..

До конца соревнования оставалось еще два дня, а отрыв был всего в две Тени. И уж нагнать их было делом принципа.

– Предлагаю накрыть тот магазин. В котором мы были.
– Там три, а то и четыре Тени.
– Тем лучше.
– ДИН!

Наверное, все дело в том, что это Кас не доверял Дину, а не наоборот. Иначе зачем было ограждать его от всей этой черни?

В течение всего дня Дин подбирал схему здания, долго и внимательно изучал каждый миллиметр, где можно было спрятать Тень, и пришел к выводу, что после рабочего дня туда нужно заехать.

И когда он найдет место, где прячут Теней, то непременно приведет туда Каса.

Изображение

Осматривать здание было делом весьма скучным, потому что Дин уж точно не предполагал, что Тень будут прятать снаружи. Внутри гораздо проще найти место попрохладнее и потемнее. Администратор магазина снова завел его на склад, хоть и долго удивлялся, почему нельзя было устранить неполадку еще неделю назад, но все же хранилище для осмотра открыл.

Дин с фонарем обошел всю территорию склада, но не нашел ни одного места, где Тени могли бы прятаться. Можно было предположить, что их прячут в одном из кабинетов, входы в которые расположены как раз на складе. Кто там сидит? Охрана? Администрация? Нет, вряд ли, ведь в кабинет может войти кто угодно. Разве что… Вон тот подвал смотрелся очень ненадежно.

Он не видел этого участка на схеме. Вероятно, до магазина на этом месте стояло другое здание, которое впоследствии снесли, но в новом подвала быть не должно было. Поэтому он был прикрыт огромными коробками?..

В тишине и прохладе Дин медленно мерил склад шагами. Он не имел права войти туда без Каса, он обещал ему, что не будет действовать безрассудно. Но Кас же не приедет сюда, пока вся территория не будет изъезжена вдоль и поперек, он не станет подвергать их такой опасности. Значит, нужно ему помочь, верно?.. Или нет?.. Черт, это нелогично. Его просто гложет любопытство: хотелось доказать, что он готов, ведь он и правда был готов для этой работы. Дин остановился напротив коробок и начал их отодвигать одну за другой. Что-то не так. Слишком просто. Почему они не заметили подвал раньше, в свой первый объезд? Ага… Вон та телега загородила его, они попросту не увидели следов на полу. Стивен Кинг в подвале спрятал огромных крыс. Интересно, что будет страшнее: встретить тут кровожадного монстра или все же тварь, которая высосет из твоего мозга жизнь?

Внезапно раздавшийся голос в одном из кабинетов прервал мысли Дина. Он не слышал, кто говорил, еще даже не видел этого человека, но прозвучавший как колокол во время похорон холодный мужской голос заставил его вздрогнуть.

– А это для чего? – мужчина говорил с явной иронией, он словно издевался над кем-то, вел какую-то игру.

Кровь по венам побежала с особой скоростью. Дин сделал глубокий вдох, не зная, как еще бороться с подступающими к горлу воспоминаниями. Они с силой нахлынули на него, задавили его сознание. Захотелось ухватиться за что-нибудь, за любые перила, потому что ноги предательски занемели.

Сэмми…

Он уже слышал эту фразу из уст брата много лет назад. И ощущение дежавю поглотило его с головой.

Один шаг в сторону кабинета, из которого звучал этот голос. Второй. Дин уже увидел силуэт мужчины, увидел Тень в углу кабинета. Он не должен был сюда идти, не должен, он не имел права приходить сюда без Каса.

Мужчина резко обернулся к нему, глядя с такой злостью, будто Дин увидел то, чего видеть не должен был никак. Ему хана. Автор убьет его еще задолго до Тени.

– Эй, а кто вам разрешил сюда заходить? – мужчина встал со стола, на краю которого сидел, и пошел на Дина.
– Я… У вас… – черт, Дин, соберись. Ты не должен так лажать, не должен.

Господи, как хорошо, что он не пошел сюда с Касом. Что тот не увидел его паники, не увидел…

– Мужчина, вы из проверки? – этот голос принадлежал Тени.

Она вынырнула в свет и…

Черт. Это же девушка.

Дин молча перевел взгляд на табличку на двери кабинета. «Бухгалтерия». Браво, Дин Винчестер. Вы только что поймали двух бухгалтеров за флиртом!

– Да, из проверки, – кашлянул Дин в кулак. – Я просто осматриваюсь. У вас все в порядке?
– В полном, – отозвался мужчина, и голос его звучал еще ледянее обычного.

Надо прикинуться, будто они тебя не интересовали изначально. Дин зашагал в сторону выхода, бросив прощальный взгляд на подвал, а потом и на стеллаж с заражением. Напоследок он сам себе улыбнулся – нашел же. Значит, все еще впереди.

У них с Касом еще был шанс на победу. И если уж она не станет доказательством его профпригодности, то он тогда совсем не знает, что делать.

Изображение

В доме снова пахнет ванилью, а это значит, мама опять что-то заносила ему в комнату. Какой-то ароматизатор или свечки. Дин бы хотел сказать, как сильно ненавидит этот запах, когда он дома. Но когда он оказывается вне его, другие запахи лишь раздражают. Так не пахнет дома, у них куда лучше, чем там.

Дин покидает комнату, когда мама заходит к нему и садится на кровать. Она говорит, что только у него может спокойно полежать почитать, а Дин и не против – ему нравится смотреть, как мама, нахмурившись, перелистывает страницы книги. По ее выражению лица он всегда пытается угадать, что она сегодня читает. Детектив, где в поезде убийцами оказались сразу все? Или роман, где ребенок главной героини все-таки погиб в каком-то водоеме? Может, сегодня она путешествует во времени?

Дин идет по небольшим, но широким коридорам дома в сторону кухни. Из комнаты Сэмми доносится смех, он болтает с кем-то, наверное, с отцом.

– А это для чего? – спросил Сэм.

А потом его голос затихает, потому что Дин удаляется. Все так, как и должно быть. Сегодня именно такой идеальный спокойный выходной, как они любят проводить дома. На обратном пути он непременно зайдет к ним или все же вернется к маме и ляжет возле нее, чтобы следить за движением ее глаз по серым страницам. Только для этого не хватает молока. Он продолжает идти на кухню.

В холодильнике не сразу загорается свет, какие-то перебои с электричеством – сначала гаснет все, а потом снова загорается.

– Проклятие, – говорит отец, сидящий за кухонным столом с телефонной трубкой в руках. – Связь отрубилась.
– Ты кому-то звонил? – интересуется Дин просто из любопытства. На стол опускается бутылка молока, а по краям стакана текут остатки из предыдущей бутылки. – Это был кто-то важный?
– По работе, – отрезает отец, поправляя на носу очки, и снова набирает номер телефона. – Да? Простите, тут что-то с электричеством.

Отец углубляется в беседу, а Дин выпивает стакан и долго следит за движением его губ. Если отключиться и не слушать, получается очень смешно. Будто бы его папа – герой старой комедии, а слова в этом фильме совершенно не предусмотрены.

Да, сегодня очень хороший день. Им не нужно убирать свои комнаты, родители не заставляют делать уроки.

Вот только…

Если отец сидит тут, то с кем тогда разговаривает Сэм?

– Пап, а Сэм с кем? – спрашивает Дин, хотя видит, что отец все еще разговаривает.

Отец лишь на несколько секунд отрывается от своего телефонного разговора и отвечает:
– С мамой, с кем еще?

Но мама же читает у него в комнате…

Сэм не разговаривает по телефону – это делает отец. Сэм не приводит сюда друзей. Они только-только переехали.
С кем Сэм смеялся в своей комнате?..

Бутылка молока так и остается стоять на столе. Дин не видит, с каким взглядом отец провожает растяпу-сына, не убравшего за собой посуду. Он идет по коридорам в сторону комнаты Сэма.

За дверью слышится его шепот, и Дин не может различить, что конкретно он говорит, и главное – кому? Один вдох, второй. Дин открывает дверь.

– Сэмми, с кем ты? – Сэм медленно оборачивает к нему голову и смотрит на Дина. А потом по его губам проплывает задорная улыбка, и Дин немного успокаивается. – Мелкий, ты меня…

Слова застывают у Дина в горле. Он четко видит в комнате силуэт. Дышать становится труднее, потому что у силуэта нет ни лица, ни одежды, ничего. Это просто… тень?..

– СЭМ! – вскрикивает Дин, но в этот момент у него перед глазами все плывет, потому что силуэт постепенно теряет форму, а потом и вовсе исчезает. Он хватает брата за плечи и начинает трясти: – Сэм, кто это был? КТО ЭТО?!

А Сэм улыбается. Улыбается и при этом смеется, словно он играл с Дином в прятки и тот его нашел.

В комнату вбегают родители. Невозможно было не услышать крик старшего сына, раздавшегося на весь их дом.

– Что случилось? – отец подхватывает Сэма на руки, а мама придерживает за плечо Дина. – Вы кричали, что случилось?
– Дин шуток не понимает, – говорит Сэм, сильнее прижимаясь к отцу.

И, конечно же, ему, девятилетнему ребенку, никто не верит, что в комнате кто-то был.


– ДИН, да что с тобой?!

Тело автоматически вздрогнуло из-за повышенной интонации в голосе Джо. Она сурово смотрела на него, и взгляд ее перебегал в нерешительности, на какой глаз Дина устремить основное внимание.

– Прекрати меня пилить, – попросил Дин, жмурясь.

Джо его ударила по плечу, обидевшись, и после этого еще дала папкой листов по голове.

– Это я тебя пилю? Застыл уже минут на пять. Сидит, смотрит в одну точку, а мне что делать? 911 вызывать?

Да, она и правда обиделась. Даже открыла вторую бутылку пива и отсела ближе к окну. Ну не виноват Дин, что у него вся башка состоит из пустых мыслей, которые порой забивают все его сознание.

Ему нравилась привычка Джо приходить к нему на выходные и просто заниматься своими делами. Он не задавал вопросов, что она делает – что читает, что пишет, о чем думает – просто наблюдал. Иногда она что-то готовила, иногда просто наводила порядок на его рабочем месте. Только она делала это очень-очень давно, и внезапные порывы такого расположения вводили Дина в ступор.

– Джо, зачем ты здесь?

Не очень-то вежливо, учитывая, что девушка его навещала редко, хотя всегда интересовалась его делами.

Она очень долго не могла отлепиться от отражения в окне, но потом преодолела себя и повернулась к Дину. Ничего не произнесла. Молчала.

Дин интуитивно подсел к ней и притянул руками к себе. Джо сразу же прижалась к его груди головой и даже вроде бы простила за помутнение рассудка.

– А я тебе говорил: не связывайся с этим козлом, – прошептал он, чмокая ее в макушку, в светлые пряди волос. – А ты, дурочка, не послушалась.

Джо никогда не плакала. Она могла до боли сжимать в руке свитер Дина, могла простонать от всего того, что ее душило внутри, она могла сильно-сильно зажмуриться, лишь бы не видеть ничего вокруг. Но она никогда не позволяла себе плакать. Даже при Дине.

– Я не хотела тебя доставать, – призналась она немного погодя. – Ты весь в работе, и я боялась отвлекать. Для тебя же это важно.

Ах, знала бы ты, насколько, Джо… Насколько это все важно…

Но для такого бы Дин уж точно мог найти немного времени!

Рука ласково проходилась по ее волосам, раздвигая их пальцами. Дин оперся спиной об угол подоконника, а Джо прижалась спиной к его груди. Они лежали в обнимку, словно влюбленная парочка, и никому не было некомфортно.

– Хочешь, я с ним поговорю? – предложил Дин, когда она начала перебирать его пальцы.
– Нет, – сказала, как отрезала. – А у тебя на работе есть симпатичные парни?

Дин громко рассмеялся.

– Полно. Ты хочешь с кем-нибудь познакомиться?
– А твой этот Кас. Он красивый?

Дин задумался.

– А ты меня сейчас как кого спрашиваешь? Как парня, который выбирает тебе парня, или как парня, которому нравятся парни?
– Ничего я не поняла в сотне твоих парней, – пробурчала она. – Я просто спрашиваю, – голова ее чуть наклонилась в бок и теперь Джо смотрела прямо на Дина. – Как человека, который его знает.
– Ну… Э… Знаешь, – начал он, – не советую я тебе с ним встречаться. Потому что если вы расстанетесь, мне придется набить морду то ли ему, то ли… тебе, милочка.

За эту шутку Дин тут же получил подзатыльник, а если вспомнить, как сильно Джо бьет, то по голове словно молотом прошлись…

– Ладно-ладно. Я шучу, – он постарался сцепить ее руки в своих ладонях, успокаивая девушку. – Он симпатичный, но не красавец. Возможно, у него внешность на любителя, – он призадумался. – Да, я бы так сказал. Но он очень скрытный парень, и до него трудно докопаться. Я не знаю, в какой момент он может рассмеяться, а в какой неодобрительно покачать головой. Не знаю, почему он игнорирует многие вопросы, но как будто специально выбирает его интересующие и отвечает на них. Я не могу понять, что творится у него в голове… И когда…
– Ты бы стал с таким встречаться?

Дин не заметил, как Джо села прямо, по мере того, как он говорил, как с интересом стала за ним наблюдать и как сейчас сидела и покручивала локон у себя на пальце.

– Я? Боже, нет, конечно, – воскликнул Дин. – Нет, мы с ним напарники.
– Ты сказал «на любителя». Ты «любитель»?
– Боже, Джо! – он закрыл лицо руками, а потом выставил ладони вперед. – Забудь, хорошо? Не такой парень тебе нужен.
– А мы обо мне? – одна бровь поползла вверх, издеваясь. Маленькая чертовка, вечно завуалировано переводит все стрелки. – Сейчас мы говорим о тебе и твоей женитьбе на работе. Скажи мне, ты влюблен?

Слушать всякий вздор от Джо было верхом издевательств. Она же знает, мать ее, она все про него знает. Знает, что Дин на такое не клюет!

– Маленькая извращенка, – он подошел к ней и вдруг ударился в щекотку. – Чтоб я тебе еще хоть раз что-то рассказал!
Джо вскочила с подоконника и побежала от него по квартире. Она так боялась щекотки, что готова была хоть из окна выпрыгнуть, лишь бы увильнуть от нее.

Когда Дин прекратил попытки убить Джо ее же заливистым смехом – перестал ее щекотать – Джо плюхнулась на пол, поправляя взлохмаченные волосы, и серьезно произнесла:
– И все же подумай над моей мыслью. Твоя работа, конечно, прекрасна, но если ты, пока охотишься на эти свои Тени, не утоляешь свои естественные позывы, так найди себе хотя б кого-нибудь на работе.

Если бы это сказала не Джо, про «естественные позывы», он бы решил, что речь идет о сексе. Только Джо говорила не о нем.

– Я не умею влюбляться.
– Я и не прошу, – парировала она. – Просто прояви хоть к кому-нибудь симпатию. Вокруг полно клевых парней… Пусть и встречаются козлы.

Они переглянулись, и Джо улыбнулась. В какой-то степени в этом душном огромном городе у Дина был настоящий друг, готовый приехать на другой конец города, чтобы немного сойти с ним с ума.

Изображение

Дин доложил Касу про люк, который нашел в магазине, и теперь тот тоже задумался над захватом сразу трех Теней.

– Мы можем выиграть выходные, – говорил Дин.
– Мы можем выполнить план на месяц, – утверждал Кас.

У каждого были свои цели в этой игре, но результата они могли достичь только в одном случае: если соберут все три Тени. Правда, Дину досталось за то, что он поехал в одиночестве… Но оно того стоило. Кас был настроен решительно.

В магазин они приехали за полчаса до закрытия. Кастиэль выследил Автора – того парня, которого Дин видел в бухгалтерии, и поднес к его носу гасительницу.

Дин приподнял люк. Внизу была темнота. Слышно было только как снизу дует ветер, как будто тихий шепот распространяется по всему подвалу. Глаза ничего не видели, и оставалось лишь догадываться, что скрывается под лестницей, ведущей вниз.

Кастиэль молча кивнул, мол, «Я первый», и по одной ступеньке, постепенно спустился вниз. Дин шел следом, периодически оборачиваясь назад, чтобы если что заметить нападение. С потолка, вернее, с пола клада на землю подвала падали капли воды, скопившиеся наверху. Кап, кап. Словно капель в весеннюю пору.

Оба фонарика гуляли по подвалу, пока огни их не направились в западную стенку. Около нее затаилось сразу три Тени. Это было несколько проблематично: бластер можно нацелить только на одну Тень. А это значит, что уничтожить можно было всего две из них, сразу три им не убить никак. Плана действий не было никакого, оставалось лишь полагаться на интуицию.

Они направили бластеры в Тени и выстрелили.

Сразу две Тени бесследно исчезли. Как и испарилась последняя, третья.

– Ты ее видишь? – спросил Дин, водя фонариком из стороны в сторону.
– Нет. Ты?
– Тоже.

И все бы ничего, но в этот момент люк, по которому они спускались вниз, закрылся, а лестница сверху исчезла…

– Что за дерьмо? – не понял Дин.

Кас ничего не отвечал. Он, как и Дин, не понимал, какого черта тут происходило.

– Автоматическая? – предположил Кас.

Да, скорее всего, так оно и есть. Авторы ведь не глупые люди. Кто хочет, чтобы заметили их маленькие секретики, что каждый из них прятал в подвале или на чердаке своего дома? Лестница специально автоматически убиралась – так проще не оставлять свидетелей.

– Дин, следи за Тенью, – напомнил ему Кастиэль, а сам начал пытаться вернуть лестницу в нормальное положение.

Она рассчитана на две минуты, что ли? И тут же закрывалась. Ни одной кнопки, которая возвращала бы ее обратно. Отсюда есть только один выход: если кто-то сверху откроет дверь.

– Достань телефон.

Дин порылся в кармане, все еще яростно помахивая фонариком вокруг себя, и вытащил сотовый. Пальцы не слушались и бешено колотили по всем кнопкам сразу.

Но тут прямо перед фонарем возникла Тень. Она налетела на Дина, выбивая из его рук телефон.

– Хьюстон, у нас проблемы.
– У нас не может быть проблем, – взмолился Кас, глядя на потолок. – Дьявол, не может же не быть отсюда выхода! Застрели эту гребанную Тень уже!

Дину пришлось искать ее всего несколько секунд – она затаилась как раз за спиной Каса, и он успел вовремя выстрелить. Хорошо еще, что напарник не видел, что Дин допустил такую оплошность: позволил Тени подойти так близко.

– Мой телефон остался в машине. Это залет, – вздохнул тяжело Кас. – Я не могу подать сигнал о помощи. Ты тоже.

Дину очень нравилось, что Кас не начал паниковать. В смысле, он, конечно, нервничал, но не до такой степени, чтобы наматывать круги по подвалу и громко кричать «Мы обречены!». Кас нервничал тихо, бесшумно, ругая самого себя исключительно мысленно, но никак не при Дине. Это возвышало его в глазах напарника. Дин же вообще был таким человеком, который в любой нестандартной ситуации начинал усиленно думать. Он, в отличие от Каса, все еще изучавшего механизм лестницы, обходил подвал и при помощи фонарика искал. Что Дин искал, он пока еще не придумал. В углу было множество коробок, и Дин незамедлительно направился к ним. В таких подвалах часто хранили уже избитую технику, уничтоженную не то временем, не то просто рабочим составом. Принтеры, компьютеры, проекторы, трансиверы… Стоп. Вот оно! Лет эдак десять-двадцать назад в каждом отдаленном от города супермаркете устанавливали такие штуки. Сигнал они усиливали неслабо, поэтому и пользовались такой популярностью. Сейчас их заменили на вышки.

– Я, кажется, могу послать сигнал, – признался Дин. Фонарик оказался в зубах, чтобы было удобнее светить себе на руки, а пальцы уже распахнули трансивер и копались внутри. По идее сигнал должен попасть на все точки, включая их машину. Им же нужно тупо дозвониться, ведь так? Минутку. Соединить два провода, переместить третий, дотронуться до заряда…

Есть!

У него в руках заискрил ток, и Дину на секунду обожгло пальцы.

– Если сигнал был отправлен, к нам приедет подмога уже сейчас, – рассказал Дин.
– Ты умеешь пользоваться трансиверами?

Кастиэль уже отбросил свои попытки вызволить лестницу и теперь с удивлением смотрел на Дина сверху вниз.

– В подростковом возрасте увлекался всякой хренью. Такого добра было навалом у нас в гараже.
– Это… Хороший дар.
– Спасибо.

Через пятнадцать минут, за которые Дин еще пару раз попытался отправить сигнал, но все тщетно – трансивер больше не поддавался починке, лестница, наконец, опустилась вниз и наверху перед ними застыл Пит с фонарем.

– Ребят, вы тут?..

Кастиэль с Дином тут же стали подниматься по лестнице. И когда они вышли, то увидели интересную картину: приехал за ними не только Пит…

Брук с напарником, Билл, Моника, Коул, Бард, Дженнифер, Морган. Черт, тут была половина их рабочего состава!

– Это что значит? – не понял Дин.

Рука Каса обреченно легла ему на плечо.

– Это значит, напарник, что ты только что вызвал всех охотников, что были поблизости.

Дин обвел глазами зал магазина и вздрогнул. Они попали, да?..


28 ноя 2013, 06:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

На объявление результатов игры собрался весь коллектив. Конец рабочего дня, а этаж Дина весь столпился у телефонисток и ждет, когда огласят победителя.

– Вывесят объявление? – он наклонился к уху Каса, чтобы его вопрос не прозвучал здесь глупо.
– Нет. Боссы сами обычно провозглашают победителя.

По залу пробежался гул, а потом все резко замолкли. По коридору послышались удары каблуков. В дверях показался среднего роста мужчина в сером офисном костюме и с ярким красным галстуком.

– Фергюс Маклауд, – произнес Кас у него возле уха, и Дин стал пристально оглядывать своего босса. Он его видел впервые.

Мужчина выглядел солидно. Он был далеко не красавцем, но в мимике его было столько харизмы, а в осанке – уверенности, что он производил впечатление человека, над всеми стоящего. Он действительно таким и казался: властным, упертым, прямолинейным.

Он элегантно провел рукой по доске, на которой обозначались последние изменения в составе. И исправил пальцем по сенсору – напротив их пары теперь пятерка сменилась восьмеркой. Они обошли пару номер два и пару номер один.

Фергюс плавно повернулся к залу и заговорил:
– Мне понравилась борьба в этом году. Наконец-то было видно, что хоть кто-то в этом офисе вообще борется. Три пары лидировали, две успешно шли следом, дыша им в спину. Вы проявили себя достойными работниками… Но выходные должны достаться только одной паре, верно? – он замолчал, делая театральную паузу. Будто бы никто не видел, кто занимал первую строчку. Дин выдохнул, приготовившись к улыбке, когда босс назовет их имена. – В этом году приз не получает никто.
– Что?! – он встал не специально. Просто тело само на автомате подняло его на ноги от удивления.
– Вы нарушили устав, – протянул ледяным голосом шеф. – Вы <i>немного</i> переусердствовали в вовлечении сотрудников. Ребят, проще надо быть. С вашими королевскими замашками тут все должны были ринуться спасать ваши шкуры? Побойтесь Бога… – и добавил: – Если он существует, в чем я сильно сомневаюсь. Да, вы набрали восемь душ на свою совесть. Но ценой чего?
– Чего?.. – шепотом произнес Кас возле Дина.

Маклауд словно услышал его, хотя никак не мог – не динамики же у него в ушах? – и ответил:
– Вы сорвали половину рабочего дня. Будем считать, что это были ваши якобы ВЫИГРАННЫЕ выходные.

Фергюс кивнул в сторону Дина и Каса и поспешил покинуть зал. К ним стали все оборачиваться, кто-то со злорадством, кто-то с обидой, что начальство не в расположении, Пит на них и вовсе смотрел с упреком: деньги-то не выиграл, получается…

Изображение

– Значит, победу мы праздновать не идем? – сделал вывод Дин, покачиваясь на своем стуле.
– Не идем, – подтвердил Кас.

Замечательно. Два выходных не достались никому, они получили письменный выговор от начальства, выиграли, но и не выиграли одновременно. А еще на них теперь постоянно будут смотреть с усмешкой. Кас его ненавидит, да?

Кастиэль не сводил глаз с одной точки на мониторе своего компьютера. Дин впервые видел, как тот сидел, закинув ноги на стол. Но потом вдруг у него на лице уголки губ поползли в разные стороны. Он заулыбался, после чего улыбка переросла в смех. Кастиэль смеялся, откидывая голову назад, пытаясь заглушить в себе хохот руками. Но у него не получалось – с каждой новой секундой он смеялся еще сильнее.

– Что? – спросил его Дин, привставая. Он над ним смеется, да? Или над собой? Мол, зачем взял себе такого напарника.
– «Переусердствовали», – сквозь смех произнес Кас. – «Вы переусердствовали в вовлечении сотрудников».

Он громко хохотал на весь кабинет, и Дин готов был поклясться – даже телефонистка Сара, сидящая в общем зале, его должна была слышать.

– «Ребят, будьте проще», – вспоминал Кастиэль слова босса и снова заливался смехом.

Смех его был настолько заразителен, что Дин и сам начал улыбаться. Господи, до чего ж и правда это нелепо.

Переусердствовать в работе. Чуть не сдохнуть, не убить Каса, себя, но побороться за два выходных. Дину стало смешно. Нет, его смешили не слова босса, а то, как они воспринимали всю эту затею. Как Кас хотел обойти Билла, как он сам хотел, чтоб Кас обошел Билла. Как Кас, наверное, боялся за него, когда они остались одни в этом гребанном подземелье. Какая же здесь, наверное, поднялась суматоха. А еще Кас сейчас смеялся, искренне, не злясь. Он действительно наплевал на все то, что им сказали, просто потому, что это было неважно. Свое первое серьезное задание они преодолели, дальше будет легче.

– Дин, если б ты знал, как я хотел тебя придушить там, в подвале, – признался Кас, отходя от истерики. – Ты так меня напугал! Я уже с жизнью попрощался, честное слово.
– Ты сам не лучше! Ты когда замолчал, я вообще в ступор вошел. Ты что, правда начал молиться?
– Ага.
– Идиот, – улыбнулся Дин.
– Я знаю, – Кас теперь улыбался не дико, как это было в первые несколько секунд помутнения, а мягко, будто Дин только что назвал его не идиотом, а глупым котенком, не более.

Новый этап в отношениях, а?

Они еще очень долгое время обсуждали то, что произошло за день. Передавали друг другу эмоции, лица, реакции других людей. Кто что слышал, кто кого видел. Дин изображал Пита, которого еще никогда не видел в таком бешенстве, изображал Билла, который пытался ими командовать, но получалось хреново. А Кас изобразил ему его сосредоточенность во время построения настройки трансивера и долго повторял «Сейчас, если я все правильно помню…».

– Кас, прости. Я так тупил, – сказал Дин.

Он не обратил внимания, что уже минут пятнадцать сидел не на своем рабочем месте, а пододвинул стул к Кастиэлю, и они как будто были и не на работе вовсе – обсуждали прошедший день как старые друзья.

– Да и я сегодня тормозил, – признался Кас. – Так что нечему тут нам извиняться. Оба хороши.

Сейчас, после всего того, что сегодня произошло, ему казалось, что он знает своего напарника не жалких два месяца, а лет пять-семь, не меньше. Кас был открыт, словно показавшая свои иллюстрации книга, он доверительно смотрел на Дина, слушал его, говорил о себе.

– А знаешь… Мы ведь почти ничего друг о друге не знаем, – сказал Дин, глядя прямо ему в глаза. – Сидим в этом чертовом офисе каждый день, ездим на задания… – улыбнулся и продолжил: – …иногда проваливаем их. А я о тебе ничего не знаю.
– Что ты хочешь знать?

Вот так вот просто. И не отводя взгляда.

– Многое, – признался Дин. – Где ты живешь и как добираешься до дома? Кто ты по гороскопу и был ли ты женат? Какие телевизионные программы ты смотришь? Какую музыку слушаешь? Я ведь знаю только, что ты день ото дня проводишь в офисе, что у тебя престранные отношения с братом, – Дин задумался, стоит ли продолжать. – …и что ты больше любишь пончики с белой глазурью.

Произнеся это, он залился краской, словно сказал что-то настолько интимное, что вслух произносить не стоит в принципе. Кастиэль продолжал смотреть на него, не моргая. Какой-то чересчур сентиментальный момент вышел.

– Я живу один, у меня никого нет, – произнес наконец он, громко выдыхая. – Добираюсь до дома на машине, так как от центра мне очень далеко ездить, а метро я не люблю. По пятницам я могу включить «Шоу Бенни Хилла», потому что мне нравится, как шутили в прошлом столетии, но я никогда не смотрю другие программы – я не люблю телевизор. Даже новости не смотрю. Предпочтений в музыке особо нет. Наверное, я могу слушать все, что угодно, как могу и ничего не слушать вообще. Но иногда, под настроение, я могу включить Эминема, потому что он прочно ассоциируется у меня с Детройтом. Я вырос в этом городе, родители были из бедной семьи. Считай, я знаю трущобы на зубок.
– По тебе не скажешь, – тихо выдал Дин, когда тот закончил.
– По мне многого нельзя сказать.

Дин готов поклясться, что когда Кас это произнес, глаза его блеснули. Как будто он только что открыл какую-то тайну о себе. Только Кас, по большому счету, ничего этим не сказал. Произнес простую истину.

– Я… – он хотел задать еще много вопросов. Почему он пришел в эту профессию, как здесь оказался Габриэль и почему они сейчас так много ругаются. Но не спросил ничего из этого. – Я не очень люблю Эминема, – сказал он. – У нас в Канзасе предпочитали рок рэпу. Хотя диски у меня его где-то валяются… Когда у меня была машина, я в ней много дисков возил.
– Почему «была»?
– Продал. Водить люблю, даже очень, но пока что пришлось от нее отказаться. Нужно было купить квартиру в Мичигане.
– Так ты из Канзаса? – удивился Кастиэль.
– Ага. Лоуренс. А сейчас Ист Джефферсон Авеню к моим услугам.

Кас чуть приподнялся на руках, сбрасывая ноги со стола.

– Я живу неподалеку... Возле заброшенной высотки, наверху улицы.
– Я всего на немного ниже, – улыбнулся Дин. – Минут пятнадцать езды на машине. И час пешком, – но потом память вдруг напомнила, что Кас уже был в его доме. – То есть ты хочешь сказать, что знал, где я живу, ездил в тот же район на машине, но ничего мне не сказал?

Парень призадумался, глядя в упор на Дина, но в то же время мимо него. Он словно выпал из мира ненадолго, смотрел в одну точку.

– Черт. Я не подумал, – обхватил голову руками, наклоняясь. – Я мог бы тебя подвозить…

Мог бы. Тоже мне. Может быть, он специально не говорил, где живет? Чтобы не подвозить домой?

Нет, ну не такой же он кретин, в самом-то деле…

– Я иногда очень сильно туплю. Этот случай не исключение.
– Ты тупил два месяца, Кас, – поспешил напомнить ему Дин. – Два месяца.
– Прости…
– Все в порядке.
– Нет, я правда…
– Все в порядке, напарник.

Дин сделал ударение на последнем слове, выделяя его. Кастиэль поднял голову, он улыбался. Когда он так делал, он напоминал Дину провинившегося ребенка, который пытался задобрить родителей. И хотелось простить ему любую обиду.

– Может, по домам? – предложил он, оглядываясь. Нет, Дин никогда не привыкнет, что у них в офисе нет окон. Трудно определять время дня, когда ты не видишь, где солнце.

Когда он открыл дверь кабинета, чтобы выйти, в глаза ударила темнота. Свет уже был погашен, а они даже не заметили этого, пока сидели внутри.

– Времени сколько? – поинтересовался Дин, когда Кас случайно врезался в него со спины.
– Эмм… Не знаю. Часов десять.
– Или двенадцать, – предположил он.

На часах у него над столом пробило ровно десять минут первого. Не мудрено, что свет уже погасили. Как им теперь идти-то в темноте?

Кастиэль закрыл дверь, и они погрузились в темноту.

– Я знаю, куда идти, – он взял Дина за руку и потянул за собой, тихо командуя: – Не зацепи стол Сары. Справа бойлер с водой. Порог возле кабинета Ганса, ногу подними.

Дин шел, ориентируясь на его голос и вяло сжимая ладонь в руке. У Каса, скорее всего, очень хорошая зрительная память, раз он сейчас без промедлений выводит их к лестнице. Лифт не работал в силу экономии электроэнергии. Вниз они спустились за несколько минут. Дин уже остановился было напротив основного выхода, но Кас за рукав притянул его на этаж ниже, на стоянку.

Когда тот приземлился за руль Тойоты Нейра, Дин радостно присвистнул.

– Так она твоя?
– Я ее выкупил, – ответил он спокойно. – Теперь могу использовать ее для своих нужд.

Кастиэль начал заводить машину, но вдруг остановился и обернулся к Дину, застыв.

– Что? – спросил Дин. Ему не нравилось, когда кто-то на него так смотрел и улыбался.
– Ты слышал про тренинг вроде веревочного курса?
– Что-то припоминаю, – Дин врал. Ни черта он не слышал.
– Когда все держатся за руки или их держит веревка, и идут вместе, слушая капитана.
– Ну и?

К чему Кас это рассказывал?

– Ты мне доверяешь, Дин.

Он смотрел на него еще секунды три. Дин совершенно не понимал, что Кас имеет в виду, и к чему был этот веревочный курс.
Его напарник завел автомобиль, выбрал режим «Рекратио» и нажал на дисплее значок диска. Спустя несколько секунд салон заполнил тихий голос Эминема.

Кас ехал медленно, как и при Пите, скорость была не выше сорока миль в час. Дин хотел поначалу сделать замечание, просто пошутить, но в последний момент осекся – пусть Кас едет так, как считает нужным.

Дин всю дорогу оглядывал окрестности города. Столько заброшенных зданий в центре… Правильно говорила Джо: город-призрак, ничего особенного. Пропал под натиском всяких Больших яблок и Фриско. Утонул в преступности в начале двадцатых, и до сих пор не может оправиться.

– Почему у тебя нет бутылки воды в машине? – спросил Дин, оборачиваясь обратно к салону.
– Зачем? – не понял Кас, хмурясь. Дин заметил, что он так делал, когда чего-то не понимал.
– Вода всегда может пригодиться. Странно, что в этой машине она не предусмотрена.
– Это кто так сказал?
– Отец, – Дин произнес это слово с хрипом. Очень уж он от него отвык. Слишком давно родителей не стало, а вслух эти слова он обычно не произносил.

Машина плавно подъехала к бордюру и остановилась. Кас стал отстегиваться, повернулся к Дину:
– Чего сидишь-то?
– А чего мне, стоять что ли? – с сарказмом спросил тот.
– Нет. Садись за руль.

Кас уже вышел из автомобиля, и Дин поспешил последовать его примеру. Что за черт здесь творился, ему было невдомек.

– Садись, – Кас показал ему на свое сидение. Дин открыл дверцу и сел на кресло водителя. – Заедешь за мной завтра в восемь, – сказал он и зашагал в сторону огромной высотки.
– Стой, Кас! – крикнул Дин ему вдогонку. – Ты что, оставляешь ее мне?
– Ты же у нас любишь за тачками следить, – Кас помахал ему рукой, открывая подъезд.

Дверь за ним медленно закрылась. Дин повернул ключ зажигания.

– Выберите режим езды, – ответил женский голос, к которому он уже начинал привыкать.

«Рекратио», дорогая.

На сегодня мы все отдыхаем.


Изображение

Палец осторожно коснулся голограммы треугольника, и салон наполнился звуками ударных. Ладонь крепко вцепилась в руль. Педаль газа плавно опустилась вниз. Машина тронулась.

Welcome to Detroit!
Where’s my gangstas and all my thugs?
Throw them hands up and show some love
And I welcome you to Detroit City
I said Welcome to Detroit City
Every place everywhere we go
Man we deep everywhere we roll
Ask around and they all know Tricky
That’s what good man they all say Tricky.


Огни призрачного города постепенно замелькали в отражении стекол, отбрасывая блики Дину на лицо. Рот то и дело открывался, стараясь повторить слова за исполнителем. Мост остался позади – теперь перед ним открывались огромные пустые высотки, забытые еще в далеком двадцатом столетии. Машина подкатилась к дому Кастиэля.

– Давно ждешь? – Дин повернул голову в сторону садящегося пассажира. Кас мгновенно пристегнулся, на голове у него был такой сумбур, словно парень забыл, как выглядит расческа. – Это новый стиль? – усмехнулся он.
– Минуту, – Кас теперь смотрел на него с легким упреком. – И нет, это не новый стиль. Я боялся опоздать.
– Надо меньше наряжаться, Принцесса.

Педаль резко вдавилась в пол, и машина, не издавая лишних звуков, сорвалась вперед.

В клубе сегодня было особенно многолюдно. По праздникам тут всегда так: куча народу и невозможно найти свободное место. Хорошо, что парни всегда бронируют столы заранее, поэтому они сейчас сидели в отдалении от публики в полукруглом углублении со столом, на мягком бархатном диване.

– Я думал, у них хоть на Бесовскую ночь не бывает отстойной музыки, – поморщился Брук.
– В Хэллоуин здесь всегда так?

Не так уж Дину это и интересно, но беседу поддержать надо.

– Да в Хэллоуин особо ничего и не меняется, – Пит пожал плечами. – Те же танцы, выпивка, развлечения.

Кастиэль молчал и лениво озирался по сторонам. Может, искал кого, может, просто осматривался. Дин дотронулся до его локтя, и Кас резко обернулся к нему. Дин спросил его взглядом: «Все в порядке?», и Кас молча кивнул, отворачиваясь.

– Шоу начинается после. Когда все идут на крышу.
– Не люблю этот момент, – тихо отозвался Кастиэль, все еще пробегая глазами по залу. – Зачем уничтожать то, что строилось десятилетиями?
– Не знаю, – Пит толкнул в бок Брука, будто ища от него поддержки. – Традиция?
– Лучше б деревья сажали…

Кас начал ходить с ними по клубам совсем недавно – это был его от силы седьмой выход в свет. На первом он смущенно сидел у барной стойки и не заказывал ничего, кроме газировки. На втором его удалось расшевелить и даже вытолкать на танцпол, а на третьем Кас и вовсе расслабился и спокойно принимал участие во всех беседах и развлечениях. Только вот пить отказывался.

Первые несколько минут для него самые сложные – Дин это уже уяснил. Кас недоверчиво оглядывает публику, словно пытается зацепиться глазами за что-то неправильное, резкое. Потом плечи его постепенно опускаются, и он откидывается спиной назад, свободно соприкасаясь с диваном. И только минут через двадцать после попадания в клуб Кас заказывает себе напиток.

Стандартно. Из посещения в посещение.

Сегодня разговор тек вяло, куда больше внимания уделялось не обыденным темам, а танцполу. На нем было как-то особенно мало народу, что вообще не поддавалось никакой логике – по праздникам так быть не должно. Все рассредоточились по столам и стояли, пританцовывали у своих стоек. Наверное, поэтому диджей заменил динамичную музыку более мелодичной.

На середину зала вышла пара – молодые девушка в бордовом длинном платье и мужчина. Дин думал, что такие уже давно не шьют, да и кто будет носить платье до пят? Но на девушке оно смотрелось действительно элегантно, словно она сошла с фотографии, сделанной лет двадцать назад.

– Они неплохо смотрятся вместе, – заключил Пит, с интересом оглядывавший танцующих. – Молодожены, кстати.

Давно Дин не видел здесь замужних пар. Они словно вымерли. Люди перестали видеть в браке священный обряд, теперь все просто улаживалось пометкой в твоей идентификационной карточке. Достаточно прийти в департамент сохранения семьи. «Замужем». Помечен. «Женат». Помечен. Не важно, с мужчиной, с женщиной – хоть с котом!

– Хорошо, что не все забывают традиции, – задумчиво произнес Кас.

Дин оторвался от своих мыслей и пронаблюдал за выражением лица напарника. По нему вряд ли кто мог сказать, что тот любуется танцующими, но Дин знал – за его маской равнодушия кроется живой интерес, даже уважение. Кас слишком чтит старые традиции. Консерватор до мозга костей, жаль, только голосует всегда за либералов.

Девушка дотронулась до шеи своего мужа, проводя по ней ладонью, и под определенную ноту резко выгнулась назад, но муж успел ее подхватить.

– Они хорошо чувствуют друг друга, – прокомментировал Брук. – Редкость в наши дни.
– Именно поэтому они женаты, а ты нет.

Пит просто издевался над ним, но Брук действительно напрягся и тут же начал спорить.

– Для этого не обязательно становиться женатым.
– Это еще почему?
– Чувствовать человека можно и не будучи влюбленным. Иначе какой прок от нашей работы?

Дин пытался проследить за мимикой Каса, понять, слушает он этот разговор или нет. И когда тот отозвался:
– Ты говоришь про особую связь между напарниками? – Дин понял, что слушает.
– Ну да. Если бы мы друг друга не понимали, думаешь, смогли б работать на одних и тех же делах день за днем?

Пит с этим соглашаться не хотел.

– Да брось. Напарники не могут читать мысли друг друга. Ты хоть об стенку убейся, у меня не было ни одного коллеги, который смог бы заранее предугадать мое действие. Я-то свои действия не могу предсказать, а как это может сделать человек, с которым я всего лишь сижу в одном кабинете?
– Это если ты просто сидишь с ним в одном кабинете, – поправил его Дин. – А если вы нормально взаимодействуете, то будете чувствовать друг друга может даже получше вон той, – Дин указал на танцпол, – пары. – Он обратил внимание, как Кас в такт музыке отбивал пальцем темп по столу, и взял его за руку, поднимая из-за стола. – Пойдем.
– Куда? – Кас удивился, но все равно пошел следом.

Дин вывел его на танцпол, а сам повернулся лицом к Питу и Бруку. Подмигнул им и перевел взгляд на Каса.

– Докажем обратное?

Двое мужчин, танцующие в паре, в простом клубе никого сейчас не удивят. Это в Канзасе закон об однополых браках так и не был принят, считалось чуть ли не кощунством делать подобное на публике. А здесь, в Мичигане, на них уже никто не обращал внимания. Десять лет закона говорили сами за себя.

Дин подошел к нему ближе, медленно покачивая бедрами в темп музыке, и наклонил голову к Касу, почти соприкасаясь с ним лбом. Кастиэль смотрел в пол, но двигался, вторя движениям своего напарника.

– Такими движениями нам их не обыграть, – вымолвил он шепотом, но, так как музыка была сегодня тише обычного, Дин его хорошо расслышал.

Кас развернулся и начал уходить с танцпола. Пит уже помахал Дину, довольно улыбаясь. Только Кас бы не стал сдаваться. Столько лет давить в себе чувство азарта, а потом так просто от него отказываться. Ага, конечно.

Дин сделал один шаг ему вдогонку, потом второй, и когда Кас приостановился прямо перед публикой, положил руку ему на живот, притягивая обратно. Кас сделал несколько мелких шажков назад, обратно к Дину, и повернул голову вправо, почти соприкасаясь с его шеей.

Шаг назад. Еще.

Они вернулись на танцпол. Вторая рука Дина легла на бедро Каса, заставляя его покачиваться из стороны в сторону, повторяя движения Дина. Кас шагнул вперед от него, но Дин перехватил его руку и резко развернул к себе лицом.

Ладонью осторожно провел по его щеке. Кас уклонился в одну сторону, в другую, и наконец взял Дина за руку, подходя к нему близко-близко.

После этого он повернулся к той паре, которая танцевала здесь до них. Мужчина с женщиной продолжали медленно пританцовывать на одном месте, но теперь с интересом за ними наблюдали. На лице девушки мелькнула улыбка, и она откинулась назад. Рука мужчины успела ее перехватить уже у пола. Он приподнял ее на месте и взял на руки, делая оборот вокруг себя.

– Мы так не сможем, – усмехнулся Дин.

Девушка вдруг сделала подскок на месте, а потом (Дин и сам не понял, как это получилось) она уже стояла на руках мужчины кверху головой, а платье ее постепенно сбегало по ногам вниз.

За их танцем теперь наблюдал весь зал, музыка стала громче, и Дин с Касом немного отошли в сторону, позволяя паре закончить танец. Девушка рухнула в руки своего мужа, и он закрутил ее вокруг себя. Она пролетела у него под ногами, тут же поднялась, и вот уже оказалась щекой прижата к его щеке.

Раздались бурные аплодисменты.

Девушка и ее муж, улыбаясь, подошли к Дину с Касом и пожали им руки.

– Неплохая попытка, – усмехнулся мужчина.
– Это даже не попытка, – Дин не скрывал, что не был разочарован их поражением.

Возвратившись на место, Дин тут же с победой посмотрел на Пита.

– Тебе нужны еще доказательства?
– Вы ж убого смотрелись по сравнению с ними! – воскликнул тот.

Но Брук его перебил:
– Они хотя бы танцевали. И чувствовали, придурок. А танцевать так не каждый сможет.
– Может, это потому, что они партнеры… – вдруг заговорил Кас.

Все обернулись к нему.

– В смысле партнеры?
– Это ж известная балерина, – пожал он плечами. – Эмма Роуэнс. А мужчина с ней – ее муж и по совместительству партнер, с которым она познакомилась, когда они оказались в одной труппе.

Дин удивленно уставился на своего напарника.

– Как ты узнал? Ты ж не смотришь телевизор.
– Газеты-то я читаю, – Кас отхлебнул от своего напитка. – Так что взаимопонимание между ними – это чисто рабочее. Хотя… – он сделал паузу, снова вглядываясь в лица танцующих, – то, что они друг друга любят, видно невооруженным глазом.

Через два часа все гости, находящиеся в зале, пошли на крышу. Кроме Каса. Он ответил, что подождет Дина в машине. Винчестер поднялся вместе со всеми, и хотя традиционный поджег зданий и автомобилей еще не начался, взгляд его упал на их машину, в которую устало садился Кастиэль.

– Ладно, ребят. До скорого, – бросил Дин, хлопнув по плечу сначала Пита, потом Брука.
– Эй, а как же шоу?

Дин уже даже не обернулся, целенаправленно пошел обратно к лестнице.

– Не интересует.

Кастиэль, увидев его, удивленно распахнул глаза. Но вопросов задавать не стал. Пока они ехали до своей улицы, им на пути несколько раз попадались горящие пустые машины, вокруг которых были толпы народу. Кас с отвращением морщился, и даже голос Эминема, в который раз зачитывающий «Welcome to Detroit», уже не мог его успокоить.

– Завтра будут изрядно чистить улицы, – Дин попытался сменить мрачное настроение в их салоне.
– Лучше б этого не приходилось делать вовсе. – Кас вздохнул, прикасаясь лбом к холодному стеклу своего окна. – На следующие выходные я пас.
– Почему?

Любому другому человеку Дин бы сказал – «Нет, так дело не пойдет», или «Кто тебе позволит?», или «Мечтай побольше». Но это был Кас, и спорить с ним в планы Дина никогда не входило. Его можно было уломать, но зачем?.. Если не хочет.

– Устал. Хочу побыть дома хотя бы одни выходные.

Хорошо. Дома так дома. Дин уважает его выбор.

Машина подкатилась к подъезду высотки и замерла. Кас не спешил выходить из автомобиля.

– Все в порядке? – уточнил Дин, когда заметил, что тот совершенно не изменил позы, хотя они уже минуту стояли возле обочины.

Кас медленно обернулся к нему, словно просыпаясь.

– А? Да… – его взгляд упал на пустую бутылку между сидениями. – Давай заберу, завтра полную принесу.

Кастиэль распахнул дверь и выскочил на улицу. Теперь он не говорил на прощание даже время, к которому Дин должен был подъехать.

Им не нужно было сегодня никому доказывать, что они друг друга понимают без слов. Они и сами прекрасно это знали. Но не блеснуть этим умением перед другими, отказать себе в удовольствии никто из них не мог.

Дин усмехнулся своей же самоуверенности.

Все стало куда проще теперь, когда они работали вместе уже полгода.

Машина отъехала от тротуара, а звук, выходящий из салона, стал громче.

«Добро пожаловать в Детройт, – снова пропел Эминем. – Я разбираюсь в этом городе, что правильно, а что нет. И уже который год монстры сходят в нем на нет».

Изображение

Кастиэль все так и оглядывался по сторонам в течение первого получаса, а потом встал за напитками.

– Тебе брать? – он повернулся к Дину, прежде чем уйти, но тот отрицательно помотал головой. У него еще был недопитый бокал с пивом.

Кас не сдержал своего обещания и все-таки поехал на следующие выходные с ними. Дин вообще не очень-то понимал, какого черта Кас никогда не выбирался из дома до его появления. Пит и Брук, как и Ганс, теперь изредка появляющийся с ними, были в первую очередь друзьями Каса, а не его. Только иногда ему казалось, что все совсем наоборот.

– Ну и что ты будешь с этим делать? – Пит повернулся корпусом в сторону Дина, намекая, что вопрос адресован именно ему.
– С чем? – не понял Дин.
– С ним.– Пит махнул рукой в сторону, в которую ушел Кас, и вопросительно поднял брови. – Только не говори, что ничего.
– Я не очень понимаю, о чем ты…

Брук, до этого делающий вид, будто не принимает участия в беседе, скосил на Дина глаза. Несколько секунд переглядок, и он перевел взгляд на Пита.

– Он не знает.
– Да ладно. Он не может не видеть!
– Дин – может.

Когда о тебе начинают говорить в третьем лице, а ты все еще сидишь с этими людьми за одним столом, значит, ты действительно чего-то не догоняешь.

– Объяснит мне кто-нибудь, может?
– Кас, – просто ответил Пит. И на непонимающий взгляд Дина добавил: – Влюблен в тебя.

Дин заулыбался.

– Так и думал, что вы так решите.

Теперь очередь удивляться пришла Бруку и Питу.

– В смысле?..
– Это не влюбленность, – объяснил Дин. – Мы просто хорошо сработались.
– Нет, Дин. Хорошо сработались – это я и Карл. Хорошо сработались – это Брук и Майкл. Хорошо сработались – Билл и Моника… И не только сработались, – на этом Пит прокашлялся, будто ляпнул чего лишнего. – А Кас в тебя влюблен. А ты просто слепой дурак.

Ну, конечно. Дин, который восемьдесят процентов своего рабочего времени проводит, угадывая, о чем сейчас думает Кас, следя за его мимикой и жестами, именно он не заметил, что его напарник в него влюблен. Пять баллов, парни! Вы жжете!

– Это называется духовная связь, – попытался возразить Дин, но на сторону Пита теперь встал и Брук:
– Это называется, что ты бездушная скотина или слепой болван.
– Черт, да я смотрю на него почти непрерывно, и Кас никогда в этот момент не смотрит на меня. Думаете, влюбленность не заключается в том, чтобы хотя бы иногда смотреть на своего партнера? Не несите чушь.

За столом наступила тишина, и на них начали недоуменно поглядывать сидящие за соседними столами. Видимо, Дин произнес свою тираду слишком громко.

Первым голос подал Брук:
– Я, конечно, не спец в отношениях. Да и кто из нас здесь спец, я толком не знаю. Но если ты, как ты говоришь, часто смотришь на Каса, то в оставшееся время ты просто не замечаешь, на кого смотрит он… – Брук сделал многозначительную паузу, но потом более веселым голосом добавил: – А еще меня радует, что ты только что сказал, что влюбленные постоянно друг на друга глазеют.
– Это ты к чему?
– Не знаю, – он хитро улыбнулся. Дину показалось, что его здесь точно держат за дурака. – Так что же происходит в том таинственном 301-м?..

Чтобы хоть как-то сбавить нашедшее на него напряжение, Дин взял в руки свой бокал с пивом и допил остатки. Надо было все-таки попросить Каса принести еще.

И в этот момент перед ними возник сам Кас. Со стаканом сока и бокалом пива в руках. Пиво он поставил перед Дином, едва заметно улыбнувшись.

– Как знал, – сказал он, поворачиваясь к остальным. – О чем болтаете?

Тема влюбленности за вечер больше не поднималась ни разу. К слову, глаза Дина точно так же не поднимались на Каса.

Боялся, что столкнется с ним взглядом.

Изображение

На некоторую часть скопленных денег у Дина были грандиозные планы. На одном интернет-портале была распродажа аналогов окон, и одно из таких он как раз и хотел приобрести.

Окно поначалу смотрелось чудно. Кас, впервые войдя в их кабинет, машинально застыл на пороге, сверяясь, в тот ли кабинет он вообще зашел. Дин около получаса устанавливал конструкцию, и когда в их коморке все же появилось солнце (пусть и ненастоящее), счастливо заулыбался.

– Теперь у нас тоже будет окно, – заявил он, отходя на приличное расстояние, чтобы оценить содеянное.

Кас наклонил голову на бок, изучая объект.

– Мне кажется, или там слишком все позитивно?
– А ты хочешь, чтоб у нас под носом бродили Тени? Нет уж, увольте. Я хочу получать в день свою порцию солнца.
– Ненастоящего.
– Да какая разница!

По мере того, как солнце за окном садилось, в их комнате становилось темнее и темнее, а потом в окне тоже появлялась ночь. Дин был доволен покупкой, Кас же все еще бурчал.

– Ты сегодня не в духе? – поинтересовался Дин, толкнув в его сторону журнальный столик с соком.
– Сара вчера принесла одно задание, – ответил Кас, кладя ему на стол папку. – На северо-востоке, в пяти километрах от города. Заброшенный дом.

Дин искренне удивился. Не то чтобы в их городе было мало заброшенных домов, но тут дело приобретало совсем мрачные оттенки. В папке лежал снимок дома: двухэтажный, серый. Окна были выбиты, забором и не пахло. На крыльце висели старые качели, которые были в моде лет сто назад.

До дома они добрались за час езды. Давно такого не было, чтоб им нужно было выезжать едва ли не за черту города. И хотя они шли всего лишь на разведку, Кас почему-то все равно настоял на бластерах.

– И очки надень, – порекомендовал он. – Здесь никто не живет, и мы с тобой даже не знаем, почему Теней вывезли так далеко от людей.

Это действительно казалось странным. Тени нужны для поддержания сил, зачем тогда их увозить черт знает куда?

– А жалобу кто подал?

Кастиэль обошел дом сзади и указал на маленькую будку, километрах в двух от них. Небольшой сарайчик, в окне которого горел свет, разместился на холме неподалеку от заброшенного дома. Дин предложил дойти до него и поговорить с его жильцом лично.

На пятый хлопок по двери хозяин наконец появился в окне, после чего поспешил распахнуть и саму дверь.

– Вы из департамента? – спросил он через щеколду.
– Да, сэр, здравствуйте. Агенты Винчестер и Новак к вашим услугам, – они показали свои значки, и только после этого хозяин пропустил их внутрь.
– Проходите.

Они хотели сразу задать ему все интересующие вопросы, но мужчина сначала пошел греть чайник. В его жилище стоял всего один диванчик со стареньким телевизором, да и кресло в придачу. Дин с напарником переместились на диван.

– Вы уже были внутри? – спросил хозяин, когда подал им по кружке черного заварного чая.
– Нет, прежде всего мы хотели бы поговорить лично с вами, – признался Дин.
– Спрашивайте.
– Почему вы решили, что там есть Тени? В вашем доносе было указано, что их там… – Дин вгляделся в электронную страницу папки. – Более пяти?..

Он вопросительно повернулся к Касу. Как они могли не заметить такого весомого пункта? Кас и сам пожал плечами, забирая у Дина папку.

– Так оно и есть. Я не считал их. Просто знаю, что много. И мне это не нравится.

Последнюю фразу мужчина произнес таким тоном, что если бы сейчас за окном резко ударила молния, или в дверь бы постучали, Дин бы подпрыгнул. На улице и так было пасмурно, и в комнате темновато.

– С чего вы взяли, что Теней пять? – Кас отложил папку и взглянул на хозяина домишки.

Мужчина грозно кашлянул в кулак.

– Я их видел.
– Что?! – Кас с Дином произнесли это хором.
– По глупости зашел внутрь. Я ж тут слежу за лесом, и этот дом – он часть его территории. Думал, дети балуются: из дома постоянно доносятся какие-то звуки. Пару раз туда подъезжали машины. Черт его знает, что там творится. Я думал, вы в этом больше понимаете.

Понимать-то понимают, а толку от этого?

– Скажите, сэр, если там не пять Теней, то сколько, по-вашему?

Хозяин долго смотрел на Каса, будто сомневался, стоит ли ему доверять. И шепотом вымолвил:
– Десять. Если не больше…

Теперь в комнате было слышно, как они все дышат. Воцарившаяся тишина, в которой каждый обдумывал произнесенное хозяином дома, еще больше нагнетала обстановку.

Дин с Касом ушли оттуда, как только допили чай. Несколько раз они обошли дом с двух сторон, осматривая его фасад. Желтая пелена покрывала буквально каждый сантиметр дома и была похожа на желтый мох или плесень.

– Мы не сунемся туда, – сразу предупредил Кас. – Когда появляется опасность попасть под удар сразу такого количества Теней, мы должны сообщить начальству.
– А Маклауд нам не наваляет? – вспомнил Дин. – За ложный-то вызов.
– В рапорте четко написано: больше пяти. Не знаю, как мы не заметили этого, когда выезжали сюда, но мы уже не имеем права войти в дом. Потому что если с нами что случится – никто на себя ответственность не возьмет. Мы подписывали бумаги при приеме на работу.

Хотелось бы, конечно, знать, боится Кас или действительно не хочет нарушать устав, но переубеждать его Дин не собирался. Если Кас говорит, что нужно больше людей, значит, пусть так оно и будет.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 06:38, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

В их отделе папка с домом в северо-восточном округе отправилась прямиком в кабинет начальства. Маклауд посчитал нужным сначала самому разобраться в деталях, а потом уже решать, кого отправлять на это задание.

Они сидели в столовой, где темой дня на сегодня стал дом, в который ездили Дин с Касом. Мало кто вообще верил, что в одном месте кто-то решил хранить столько Теней, так мало того – в доме еще и никого не было. И перешептывание распространялось по всей столовой. Вся их компания расположилась за столом в углу, не принимая особого участия в обсуждении.

– Все как с ума посходили, – Пит ковырялся в тарелке с макаронами и даже не поднимал головы на товарищей.
– Все и посходили, – мрачно отреагировал Ганс, который решил вернуться за их стол. Сегодня он снова был не в самом хорошем расположении духа. Дину порой казалось, что он приходит в их коллектив, только когда настроение на уровне подземелья.

Мимо их столика прошлись Билл с Моникой (ну два сапога пара, ей-богу), и Билл будто нарочно зацепил их стол бедром. На пол упала банка с колой, которую возле себя поставил Кас. Жидкость растекалась по всей поверхности линолеума, оставляя за собой сладкий след и запах.

– Случайно, – Билл оскалил зубы.

Дин заметил, что Моника взглянула на напарника с неодобрением.

– Что, уже не справляетесь в одиночку? – спросил он, все-таки остановившись напротив их стола. – Или вам так нравится всегда быть в центре внимания?
– Не твое дело, – Пит поднял голову, его голос был настолько злым, что Дин в какой-то момент задумался: дело всего-навсего в каком-то лично несогласии или в чем-то большем?
– Милочка, здесь все – мое дело, – он подхватил рукой из тарелки Каса огурец и ушел прочь.

За столом никто не вскочил, не захотел его догнать и «объяснить» человеку простые правила этикета. Дина это искренне удивляло.

– Клинтон как всегда, – угрюмо проговорил Пит и продолжил жевать свой салат. – Без него бы нам очень скучно жилось.

Дин бросил взгляд вслед уходящему Биллу и его напарнице, и тут одна мысль молнией пронеслась у него в голове.

– Стоп, я понял! – воскликнул он, чем привлек внимание всех сидящих за столом.
– Рад, что у тебя такое случается, – буркнул Ганс.
– Что ты понял? – Брук сузил глаза, глядя на Дина. Он будто тоже хотел что-то узнать.
– Я понял, почему Клинтон! Билл Клинтон же имел любовницу. Моника, если мне память не изменяет, – Дин даже столовые приборы отложил. Процесс мышления начал набирать обороты. – Вы называете его так не потому, что он похож на Клинтона. Он ни хрена же не похож! Он просто спит с Моникой, а Моника… – он стал говорить тише, когда поймал на себе их недовольные взгляды. – А Моника спала с кем-то из вас…

За столом повисло молчание, и никто не спешил его прерывать. Дин решил, что, наверное, лучше бы он спросил потом у Каса лично, чем вот так на весь стол, да еще и другие люди в столовой могли услышать.

– Умница, Рекс. Как всегда нашел преступника, – пробубнил себе под нос Пит.
– Это был ты?..
– Я.

Голос Питу не принадлежал. «Я» сейчас сказал Кас. Дин, сделавший в этот момент глоток из своего стакана, сделал над собой усилие, чтобы не выплюнуть машинально жидкость ему в лицо.

– Я с ней встречался, – договорил Кас к тому моменту, когда Дин уже мог говорить.

Только ему не хотелось.

– Но они уже давно расстались, – поспешил дополнить его Брук. Когда Дин поднял на него голову, тот ему подмигнул. Ну просто замечательно! Спасибо, Брук. Твоя помощь сейчас была как никогда кстати!

Доедали они уже молча, да и из столовой поспешили поскорее уйти, пока никто из них не взболтнет еще чего лишнего. Когда Дин закрыл их кабинет, то не выдержал и выпалил прямо в спину Каса:
– Ты что, раньше не мог этого рассказать?!
– Зачем? – Кастиэль не оборачивался к нему лицом, продолжал копаться на столе, как будто Дин сейчас даже не повысил тон.
«Затем, что я думал, что тебе нравятся мужчины», – про себя сказал Дин. Но вслух ответил другое:
– Потому что это такая «ничтожная» новость, Кас, что мне как будто и незачем было знать!
– По-моему, незачем.

Теперь он повернулся к Дину лицом и с вызовом смотрел на него.

– Это было давно. Я только пришел в коллектив, и мне понравилась девушка. Мы встречались два месяца, а потом я узнал, что она спит со своим напарником. Конец. Еще есть вопросы?

Дин промолчал. Просто подошел к своему креслу и рухнул в него, сразу же утыкаясь в компьютер. Вообще-то работы никакой не было, но…

– Я не посчитал это слишком важной для тебя информацией.

Дин все-таки перевел взгляд с экрана компьютера на Каса. Он и правда такой идиот или просто хочет им казаться?

– Ты даже оправдываешься настолько формально, что мне не по себе, – с обидой произнес он. – Вперед, Кас. Можешь ничего мне не рассказывать. Я даже слова тебе в упрек не скажу! Но у меня к тебе один вопрос, на который я попрошу предельной честности: скажи, а люди, с которыми ты здесь общаешься – Пит, Брук, Ганс, я, – мы для тебя хоть что-нибудь значим?

Кас моргнул несколько раз.

– Но остальные знали…
– Вот тебе и ответ на мой вопрос, – Дин отвернулся от него, всячески демонстрируя, что разговор на этом может быть окончен, и продолжать его в планы Дина не входит.

Кастиэль еще с минуту тупо стоял перед ним, переминаясь с ноги на ногу. Обдумывал свое поведение? Возможно. А может, просто немного не догонял, чего Дин от него хочет и почему так злится. Такой вариант был даже более подходящим.

Моника. Теперь эта девушка вызывала у него еще больше вопросов. Бывшая пассия Каса, которая предпочла его Биллу. Даже если сравнивать их по внешности, Кас был куда красивее, умнее Клинтона… или как там его настоящая фамилия? Дин уже и не помнил. Привязалась кличка, и никак не сходила с языка. Что же такого было в Касе, что такая красавица взяла и отвернулась от него? Так мало того, еще и изменяла ему, пока официально встречалась с ним.

Каса было жалко. Дин украдкой бросил на него взгляд. Он что-то перебирал в лежащих перед ним старинных книгах, но мыслями витал явно не здесь. Дин очень надеялся, что ему стыдно.

Изображение

Пока Дин вел машину, они не разговаривали. Они и раньше-то не особо часто поддерживали беседу в автомобиле, но сегодня молчание было вызвано еще и произошедшей ссорой.

Ладно, Дину стоило признаться: он слегка вспылил. Кас не был обязан докладывать ему обо всем на свете. Вероятно, у него было еще целое множество подобных секретов, о которых Дин и понятия не имел. Ведь у каждого должны быть свои скелеты в шкафу, и не все из них выносятся на всеобщее обозрение.

Кас не был виноват. А Дин все же перешел границу дозволенного. Возомнил, что знает Кастиэля лучше всех и что способен его понимать. Читать по губам, читать мысли. Ха! Ну да, конечно. Папа Дину частенько ему говорил: «Запомни, если кто-то сказал, что читает людей, как открытую книгу, он врет». Вот и Дин соврал. Ни хрена он Каса не знает. Даже полгода работы с ним ничего не изменили: он как был в своей норе, так и остался. А Дин по-прежнему стоял над этой дыркой в земле и не знал, как в нее попасть, чтобы согреться в расположении напарника.

Машина остановилась напротив подъезда. Но Кас не спешил выходить. Сегодня выдался прохладный день, поэтому Дин под вечер включил печку. Кас осторожно поднес ладони к нагревателям, словно отогревая пальцы.

Дин наклонил голову в бок, поворачиваясь к нему. Они встретились глазами.

– Слушай, прости за тот цирк на работе, – Дин начал говорить, смотря прямо на него, но не выдержал и отвел глаза. Теперь он старался не сводить взгляда с ковриков под ногами. – Не знаю, что на меня нашло. Если ты не хотел об этом говорить, то так тому и быть. Ты ж ничего не обязан, – сказать – не сказать?.. – Просто я думал, что у нас немного другие отношения. И ты мне доверяешь. Но, видимо, у нас это только на рабочем уровне.

Дина смутило молчание в ответ, и он уже стал поворачивать голову, чтобы посмотреть, с каким лицом Кас на него поглядит (от привычки постоянно следить за его мимикой избавиться будет очень трудно), но чуть не столкнулся с ним лбом. Кас был слишком близко к нему.

А потом подался еще на два сантиметра ближе к Дину и коснулся его губ своими. Поцелуй вышел неловким. Дин тут же отпрянул.
Просто испугался его внезапности.

Сказать он так ничего и не успел. Кастиэль с ужасом распахнул глаза, мгновенно отстраняясь.

– Прости… Ты… – он поворачивал голову из стороны в сторону, будто бы не мог найти выход из ситуации. – Я просто подумал… Черт.

Он выскочил из машины, едва его рука наткнулась на открыватель двери, и рванул в сторону своего подъезда. На самом деле Кас не бежал, он старался спокойно идти в сторону входа. Но, поскольку Дин в этот момент очень сильно тормозил, ему казалось, что Кас передвигается чересчур быстро.

– Стой! – он выскочил за ним на улицу, задержавшись лишь на несколько секунд. – Кас, постой!

Но дверь подъезда уже закрылась, и когда Дин к ней подлетел, то открыть ее был уже не в состоянии.

– Дьявол! – он ударил кулаком по железу и, успокаиваясь, дотронулся лбом до холодного покрытия.

Дин всегда считал, что Кас немного тормознутый в плане взаимоотношений с людьми. Что он не всегда мог понять по глазам, по шевелению губ, что человек нервничал или, наоборот, был уверен в себе. Ему казалось, Кас не замечал его взглядов. И именно поэтому Дин так яро спорил с Питом и Бруком, что между ними ничего нет: Кас бы попросту до такого не додумался.

Черт, как же он ошибался!

Выходит, они все говорили правду. Может, Кас и не был в него влюблен, но явно обращал на него внимание. И прислушивался к его словам.

Дин оставил машину на парковке, а сам поднялся в свою квартиру. Пришло время «задать вопрос другу». Он быстро набрал номер на своем мобильнике.

– Алло. Джо, а ты сейчас очень занята?..

Изображение

Джо сидела с кружкой чая в руках на диване прямо напротив Дина. Она выслушала всю его историю, и сейчас как назло молчала. Наивно было полагать, что он получит от нее односложный ответ.

– Ну и? Что ты скажешь?
– А что я должна сказать? – она подняла на него удивленные глаза и моргнула. – Что ты хочешь услышать?
– Как минимум совет, – признался Дин. – Он бы сейчас был очень кстати.

Девушка покачала головой и закинула ноги на диван, подбирая их под себя. Она все так же сидела молча, иногда отпивая из своей кружки, а иногда просто касаясь губами горячей керамики.

– Что мне делать? – напрямую спросил Дин, когда молчание слишком уж затянулось.
– А что ты хочешь делать?

Во-первых, Дин не любил, когда ему отвечали вопросом на вопрос. Во-вторых, Дин сейчас спрашивал совета, а не отвечал, что он думает по этому поводу.

– Я не знаю. Я подумал, что… – он затих, подбирая слова… вернее, мысли. Мысли у него тоже были в чересчур разброшенном состоянии. – А ничего я не подумал! Я понятия не имею, как себя теперь вести. Кас – отличный напарник, мне с ним легко, думаю, ему со мной тоже. Хотя после сегодняшнего вечера я уже даже в этом сомневаюсь. Прикинь, если не выйдет ничего – как мы работать будем? Я не хочу потерять эту должность.
– Поругаться вы можете и не будучи в отношениях, – встряла Джо. – Да и кто сказал, что секс всегда усугубляет ситуацию?

Дин поднял на нее голову и увидел, что эта маленькая чертовка сидела и улыбалась. Господи, какой на хрен секс? Он с поцелуем-то определиться не может. Спать с Касом?..

Ох, ё-моё, у него будет очень веселая ночь, полная новых мыслей и вопросов.

– У меня два варианта: сделать вид, что ничего не было, или же прийти и поговорить с ним. В первом случае…
– Как ты думаешь, что сейчас делает Кас?.. – перебила его Джо.
– …мне придется завтра разговаривать как ни… Что?..
– Как ты думаешь, что сейчас делает Кас? – повторила она.

Дин задумчиво почесал затылок.

– Не знаю. А что?
– А я вот тебе могу сказать, что. Если он ушел именно так, как ты мне описал, то он сейчас или спаивает себя алкоголем, или, если он все же не пьет, наматывает круги по квартире и обзывает себя самыми паршивыми словами, – Джо сейчас сидела с таким видом, будто она психиатр, и Дин попал к ней на прием. – Я не буду отрицать: что тебе нравится Кас, я заметила уже давно, – она быстро подняла ладонь вверх, заранее останавливая Дина. – Не спорь со мной только, я знаю, о чем говорю. Но так как я никогда не видела этого человека, судить о нем я могу исключительно по твоим словам. После того танца я окончательно убедилась, что он испытывает то же самое. Оставался всего один вопрос: кто из вас первым нарушит ваши устоявшиеся дружественные отношения? Признаюсь, я думала, это будешь ты. Потому что, открою тебе тайну, ты уже несколько месяцев никого не приводишь домой. Такого раньше не случалось, а это значит, что у тебя есть кто-то на примете. Может, даже неосознанно, может, это все где-то очень глубоко в тебе, и ты это делал бессознательно. Тебе теперь нет дела до женщин и мужчин вокруг тебя. Это ли не показатель? Но я вернусь к Касу. Сегодня он перешел границу между вами, потому что ему показалось, что ты уже медленно ступаешь на его территорию. А ты, оказывается, не ступал – ты просто мимо проходил и посмотрел в его сторону. Значит, ответственность за первый шаг лежит на нем. Если вы перестанете быть напарниками, ответственность тоже на нем. Считай, он все испортил. Я ему не завидую сейчас.
– Ты хочешь сказать, ему сейчас куда хуже, чем мне?

Джо сделала глоток из своей чашки после такой продолжительной речи.

– Угу.

Дин поднес кулак к носу и немножко потер им губы. До сих пор было странно осознавать, что сегодня произошло. Сначала эта новость про него и Монику, потом их небольшая ссора, нелепый поцелуй в машине, который и поцелуем-то назвать нельзя.

– Выбирай: в игре ты или нет, Дин.

Джо поставила кружку на столик перед собой, подошла к нему и поцеловала Дина в щеку. «Спокойной ночи», – услышал он шепот в ухо, за которым последовал щелчок в районе дверей. Джо ушла, заставив его самого решать, как себя теперь вести.

Изображение

Действовать исходя из ситуации для Дина было не впервой. Отложить все свои мысли на потом, переспать с обстоятельствами, решить все на свежую голову. Это как прыжок с парашютом: зачем постоянно думать о том, как ты прыгнешь, если можно не думать, а подойти и прыгнуть? Можно себя накручивать каждую минуту, можно продумать сотни вариантов, что делать дальше. Но какой смысл, если в ту самую конкретную минуту ты все равно примешь то решение, которое тебе будет подходить именно в тот момент?

Дин не сильно удивился, когда не увидел стоящего на улице Кастиэля, ожидающего его автомобиля. Но удивление пришло куда позже: когда Дин открыл кабинет и не застал его на рабочем месте. Это что ж значит, что он не приходил сегодня? Дин бросил на стол свою барсетку с документами, а сам сел за компьютерный стол. Кас теперь войдет в кабинет после него, а Дин у себя в голове представлял, что ситуация будет обратная. Он повернул голову в сторону стола Каса, будто бы он мог подсказать ему ответ.

И ведь подсказал же!

Дин мгновенно вскочил с кресла, еще даже не решив, куда следует отправиться. С одной стороны, об увольнении сотрудников должно знать начальство. С другой – ну да, конечно, так они Дину все и рассказали. Маклауд его быстрее к черту пошлет, чем скажет, куда делся Кас.

Дин распахнул дверь, чтобы добраться до Пита, спросить у него, что он об этом знает. Только бы сделать это как-то… невзначай, будто ничего сверхъестественного не произошло…

И почти сразу же столкнулся в дверях с Касом.

– Кас! – воскликнул он, оглядывая запыхавшегося напарника.

Тот взглянул на него украдкой, и быстро прошмыгнул мимо Дина внутрь.

– Привет, Дин.

Он подошел к шкафу с документами и стал торопливо доставать оттуда некоторые папки. Часть все же оставлял.

Дин не решился спросить у него, что он делает.

– Ты не ждал меня с утра, – упрекнул его Дин.

Кастиэль сделал вид, что в этом не было ничего странного, и продолжил копаться в папках, по одной складывая их на свой стол.

– Да, прости, пришлось уехать пораньше.

Зашибись. А позвонить?

– У тебя что-то случилось?
– Нееет, – протянул он с улыбкой, но на Дина так и не смотрел. – Все в порядке.
– Да? С трудом верится.

Дин подошел к нему, скрестив руки на груди. То, что Кас нервничал, было видно невооруженным глазом. Но почему – это оставалось главным вопросом.

– Извини, – буркнул Кас, проходя с папками мимо Дина и стараясь его не задеть.
– Куда торопишься? – поинтересовался Дин, повернувшись к другому шкафу, из которого Кас доставал какие-то книги и складывал их сверху на папки.

Кас очень долго не отвечал. Не то слова подбирал, не то просто делал вид, что не заметил вопроса. Но когда все, что нужно, было сложено, он повернулся к Дину и начал быстро тараторить, так, что последний с трудом улавливал смысл его слов:
– Слушай, ты не обижайся. Ты молодец, быстро растешь в плане работы. И я подумал: а зачем тебе еще полгода меня терпеть? Короче, я поговорил с Фергюсом и… Тебе дадут хорошего напарника, я прослежу. Кабинет останется твоим – все-таки ты тут хорошо все обустроил, а я, наверное, переведусь в другой отдел. Мне здесь уже надоело. Да и рост… И все такое…

Он замолчал, глядя в пол.

– М-да... В общем, вот…

Потом Дин увидел, как он берет в руки все скопленное на столе и спешит выйти из кабинета.

В три подскока Дин оказался за дверью, догоняя его.

– Что значит «тебе дадут хорошего напарника»?! – он несся за ним прямо через весь коридор, не обращая внимания на смотрящих на них телефонисток. – Меня устраивал предыдущий!
– Там сложная система… – пытался объяснить Кас, не поворачиваясь назад. – Меня переводят, я пытался отказаться, но не получилось. Ну ладно, ничего. Справимся же?

Дин, не сумевший заставить Каса остановиться, совсем перестал понимать, как его еще можно остановить, и поэтому резко дернул его за локоть назад. Он забыл, что у Каса в руках была куча всяческого барахла, и это все с грохотом рухнуло на пол. Кас, широко распахнул глаза, и бешено заозирался по полу. Дин словно выбил почву у него из-под ног, и тот совершенно не знал, как нужно реагировать. Телефонистки прекратили свою работу и теперь уставились на них, наблюдая, что за шум двое парней производят на этаже.

– Ты сказал, что сам хотел уйти, – сгрубил Дин, хмуря брови. – Ты сказал, что хочешь роста. А теперь говоришь, что тебя переводят.

Кастиэль бесшумно опустился на пол и начал подбирать свои документы. Дин уже в который раз погорячился, вызверившись на Каса ни за что.

– Эй, – он присел на пол, помогая ему подбирать книги и папки. Голос перешел на шепот. – Объяснишь ты мне, что происходит?..

Кастиэль несколько секунд не поднимал на него глаз, замедляя движения руками, а потом все-таки взглянул на Дина. Дин ни хрена не умел читать по глазам, но выражения лица Каса определял легко. Сейчас ему было стыдно и… жаль? Кого жаль?

– Прости, – прошептал он. – Я не могу.

Он быстро дособирал с пола все упавшее и поспешил дальше, видимо, в поисках своего нового кабинета.

Дин шел за ним медленно, не торопясь, обдумывая, что хочет сказать и главное – что хочет услышать в ответ. Он, кажется, начал догадываться, куда переместился Кас в их департаменте, и поэтому когда тот исчез с его поля зрения, то не сильно стал переживать.

Спустя несколько минут он дошел до его кабинета, почти такого же, как был у них, только еще меньше, и тихо прикрыл за собой дверь. Кастиэль поднял на него глаза и громко простонал, жмурясь. Он очень не хотел, чтобы Дин сюда дошел.

– Кас, – позвал его Дин. – Пожалуйста, посмотри на меня. Посмотри на меня и скажи, что тебя убрали, а не ты сам ушел.

Кас никак не отзывался. Он продолжал смотреть вниз, в сторону, куда угодно, но не на Дина.

– Тогда, может быть, нам есть о чем поговорить?

Дин специально встал так, чтобы Кас не смог бы уйти – закрыл своим телом дверь. Его напарник стоял всего в полутора метрах от него, не шевелясь.

– Я надеялся избежать этой беседы, – признался он. – И у меня еще есть шанс это сделать. Скажи, что ты все сам понимаешь. Пожалуйста. Я бы не хотел говорить нам обоим известное еще и вслух.

Он медленно поднял глаза на Дина, словно моля его о пощаде. Но тот сурово помотал головой. Нет уж, Кас, говори ты.

Тот тяжело вздохнул.

– Мы не сможем вместе работать после того, что вчера произошло, – наконец произнес он после минутной паузы. – Я повел себя некорректно. Личное не должно переходить на рабочие отношения, это была ошибка. Однажды я такую уже совершил, больше не хочется.
– То есть ты мне прямо с порога заявляешь, что я ничем не лучше Моники? – Дин вопросительно поднял брови.
– Что? Нет. Нет, конечно! Я… Дин, это сложно.
– Никто и не говорил, что будет легко, – Дин сделал несколько шагов ему навстречу, с вызовом глядя Касу в глаза. – Так ты ушел из-за этого поцелуя?
– Да. Все вышло случайно. Не злись.
– Я и не злился. В смысле, – Дин вздохнул, – не на поцелуй. На то, как ты сбегаешь – вот на это злюсь.
– Ну, теперь-то все точно будет нормально, – произнес Кас и сделал несколько шагов в его сторону.

Дин не сразу понял, что тот хочет сделать. Но когда Кас оказался у него за спиной, в который раз сбегая, то резко обернулся назад и успел дернуть его за руку обратно.

Кастиэль потерял равновесие и сделал несколько шагов назад. В этот момент Дин и успел его развернуть к себе лицом и, наклонившись вперед, поцеловать в губы. Тот начал сопротивляться, попытался отстраниться назад, только Дин продолжал крепко его держать, не отпуская. И Кас сдался. Перестал отталкиваться от груди Дина руками, а обхватил его лицо ладонями, словно боялся, что теперь оттолкнет Дин. Дин неуверенно расталкивал языком его губы, словно спрашивая: можно? нельзя? – и когда Кас чуть приоткрыл рот, впуская, почти сразу уверенно начал исследовать его, касаясь неба, зубов, языка. Господи, да без разницы, что сюда мог кто-то войти, по фигу, что рабочий день был в самом разгаре, а Дин даже не знал, с кем он сейчас работал. Главное, что Кас – вот он, здесь, рядом, отдающийся, верный, такой родной. Что они делали эти полгода? Почему так долго молчали, заглушали все в себе, если нужно было просто рассказать, посмотреть, объяснить? Два идиота. Два слишком увлекшихся друг другом идиота, не заметивших, как оба влюбились.

– Дин, – Кас первым отстранился с закрытыми глазами и прижался к его лбу. – Я не уверен, что это правильно.
– Тебе, – выдох, – никто, – вдох, – не скажет, правильно это или нет. Просто… – Дин посмотрел на него и провел большим пальцем по его губам. – Живи!

Он счастливо улыбнулся, когда увидел, что Кас смотрел на него совсем по-другому – доверчиво, уверенно. И тогда тот сдался, и по губам Дина расплылась счастливая улыбка.

– Ты уже отдал заявление Фергюсу? Тебя можно как-нибудь вернуть? – Дин сделал шаг от Каса и оглянулся на стопки, которые тот успел перенести еще до прихода Дина.
– Я только собирался, – признался Кас. – Пока всего лишь выбрал кабинет.

За это признание он мгновенно получил подзатыльник, и Дин облегченно рассмеялся.

– Я думал, мне пора подбирать себе напарника!
– Если хочешь, мы можем…
– НЕТ! – Дин теперь говорил с уверенностью в голосе, сгребая в руки поставленную Касом на стол кипу документов и выходя с ней из кабинета. – Ты возвращаешься обратно.

Кас ему перечить уже не смог.

Изображение

На неделе Фергюс распорядился отправить на объект на северо-востоке города сразу три бригады. Как назло, помимо них с Касом отправились Билл с Моникой и еще одна пара – двое мужиков, с которыми Дин до этого только здоровался. С момента возвращения Каса на свое рабочее место прошло уже три дня, а никто из них так и не поднимал тему, что делать дальше. Дина пугала эта неопределенность, но торопить напарника он не хотел. Когда Кас на что-то решится, он скажет.

Тем более, Дин и сам не знал, что ему было нужно от Каса. Кем он хотел видеть его возле себя? Обычно в такие моменты воображение предоставляло ему множество вариантов развития, но сейчас оно будто назло дало сбой и велело ему идти по велению сердца. А если сердце никуда не зовет, тогда что?

У всех шестерых были в руках бластеры, когда они входили в дом. Дин старался держаться ближе к своей половинке, но как только они оказались в центре дома, то замерли.

– Какого черта? – прошептал Билл, глядя в сторону гостиной.

Дин повернул голову и застыл. Сразу шесть Теней перемещалось по комнате в хаотичном порядке, словно не зная, куда идти. А ведь идти-то было некуда, по сути.

Кас толкнул его в бок, показывая на лестницу наверх, и они медленно оторвались от всех, чтобы подняться выше. На втором этаже было темнее, чем внизу, а пол под ногами так скрипел, что впору было думать, будто он вот-вот обвалится. Кас ступал осторожно, проверяя поверхность паркета. Они заглянули в первую комнату и почти сразу же наткнулись на три Тени. Уже девять.

Первая, вторая, третья. Уничтожены.

Опустив бластер, Дин пошел обратно к спуску вниз, но Кас его успел перехватить. Глазами он указал Дину на следующую комнату. «Нет», – удивился Дин, произнеся это лишь одними губами. На что Кас наоборот кивнул головой – «Да».

В комнате действительно оказалось еще две Тени. Как Кас их почувствовал, Дин понятия не имел. Он еще никогда не оказывался в логове такого количества Теней сразу. Снизу послышались залпы бластеров, подряд штук восемь, не меньше. Они проверили все оставшееся пространство наверху и спустились вниз.

– Что у вас? – Моника перезаряжала оружие. Двое других мужчин, их коллег, обходили оставшиеся комнаты.
– Три в одной, две в другой. Вы? – отчеканил Кастиэль, садясь на сундук в углу.
– Семь, – она украдкой взглянула на одного из ушедших парней. – И один промах. Сейчас прикончат тварь, и едем отсюда.

Дин вышел на улицу. После всего увиденного хотелось вдохнуть свежего воздуха и выветрить воспоминания из головы. На улице дул сильный ветер, и деревья, почти голые, без листьев, угрожающе покачивались прямо перед крыльцом. Сзади раздались шаги.

– Напрягает, а?

Билл подошел и встал сбоку от Дина, засунув руки в карманы. Он, как и Дин, смотрел на качающиеся деревья, хмуря брови.

– Неприятно, да, – отреагировал Дин и плотно сжал губы. От холодного ветра хотелось скрыться где-нибудь в помещении, но возвращаться назад казалось Дину плохой идеей.
– Грядут ужасные времена, – протянул Билл.

С таким выражением лица, сосредоточенным и серьезным, он действительно походил на политика, вступившего в борьбу за президентское кресло. Дин плохо относился к Биллу, ему не нравилась его харизма, наглость в голосе. Но сейчас он как будто говорил то, что думал.

– Плох тот мир, где мертвым рады больше, чем живым, – он сплюнул на пол и пошел заводить свою машину.

Кастиэль всю дорогу до дома был спокойно задумчив. Он и сам по себе всегда о чем-то размышлял, пока Дин был за рулем, но сегодня он постоянно тер виски и пытался сосредоточиться.

– Что-то не так?
– Нет, – произнес он, не поднимая головы к Дину. Все еще пребывал в своих мыслях. – Просто… Странно это все. Очень странно.
– Что именно?

Кас вопросительно взглянул на него. Дин в принципе понимал, что взболтнул глупость – странным в этой ситуации было абсолютно все.

– У меня чувство, будто бы с этим сталкиваемся не в последний раз, – ответил Кас. – Я видел машину.
Круто. Дин видит их каждый день.
– И?..
– Ты не понял. Я видел машину <i>там</i>. На холме, – Кастиэль показал в сторону горки. Он был единственным, кто заметил незваных гостей. И Дин тоже сейчас был единственным, кому он об этом рассказывал. – Кто-то следил за нами издалека, а потом уехал, когда все Тени были перебиты. Я не знаю, кто Автор, но что-то мне подсказывает, что тот, кто за нами следил, был рад нашему появлению.

Он отвернулся обратно к окну, откидывая голову назад. Кастиэль всегда так делал, когда сильно уставал.

Они пару раз находили притон с большим количеством Теней. Точнее, это ему казалось, что с большим – пять Теней за раз. Но сегодня в доме их было двенадцать. Тот, кому понадобилось столько мертвых душ, явно не забросит начатое.

– Ты не хочешь?.. – начал Кас и замолк. Он не смотрел на Дина, будто стеснялся, но потом все же медленно повернул голову к нему. – …сходить куда-нибудь?
– Эммм… – Дин немного растерялся. Сначала мысли о Тенях, теперь – слишком резко – переход на личную жизнь. – Это вроде свидания?
– Да, наверное, – Кас словно сам был не уверен в своих словах.
– И куда мы пойдем?
– Я… – он подбирал слова, мучительно морщась. – Я… не спец в таких вещах. С Моникой я…

Дин предупреждающе поднял руку:
– Чувак, ты не в курсе, что тема бывших всегда табу?

Кастиэль, будто впервые об этом услышав, заметно напрягся.

– Я не знал, прости.

Дин сделал глубокий вдох и выдохнул. Спокойно. Кас просто не от мира сего, все нормально.

– Мы можем… Поужинать вместе?

Ох, черт. Будто они никогда вместе не ужинали. Что за бред?

– Да, пожалуй, можно.

Замечательно, мистер Винчестер. Вы только что подписались на самый неловкий ужин в своей жизни!

– Мы поедем прямо сейчас? – голос сам вышел чересчур хриплым. Просто… Ну… Странно это все. Кастиэль оглянулся на него и заерзал на кресле. Тоже, видать, начал волноваться. Дин, знавший уже не понаслышке, что тянуть с такими деликатными вопросами будет еще хуже, поспешил дополнить: – Мы ж не девушки, нам прихорашиваться не надо.

Все. Стреляйте прямо в голову. Он начал нести бред, и Кас этот бред послушно проглатывал.

– Давай сейчас…

Кастиэль мгновенно отвернулся к окну, словно оно могло избавить их от неловкости, и уставился на город.

Холодные и тоскливые улицы оставались позади, дорожная разметка мерцала на отражении стекла. Дин вез Каса в центр города, в кафе, о котором ему рассказывала Джо, знакомившаяся с парнями с периодичностью один раз в неделю.

И если Джо сказала, что там уютно, значит, так оно и есть.

Изображение

Кастиэль почти сразу углубился в меню и не поднимал от него головы. Дин, глядя на все это, был одновременно и рад, и не очень: рад, потому что Кас не принуждал его к беседе, а о чем говорить – Дин понятия не имел, не очень – потому что рано или поздно меню все равно придется убрать, и тут неловкость нахлынет с новой силой.

– Ты здесь раньше был?
– Нет, – поспешил ответить Дин. – Можно спросить у официанта, что лучше заказать.

Когда подошедший к ним официант собрался зажечь на столе свечку, Дин тут же воспротивился:
– Не стоит, пожалуйста.
– Разве у молодых людей не свидание? – удивился официант, останавливая зажигалку всего в сантиметре от фитиля.
– Нет, то есть… Да…

Черт. Дин закрыл лицо рукой, потому что стыдно было до ужаса. «Не свидание»? Отлично сработано, Дин. Что еще хорошего скажешь?

– Не надо, спасибо, – за него ответил Кастиэль, которого, похоже, отсутствие слабого огонька от свечи ни капли не смущало. Он украдкой взглянул на Дина, словно говоря взглядом: «Не переживай», и продолжил изучать меню.
– Я буду рыбу на вертеле и стакан сока, пожалуйста.
– Вкус?
– Яблочный, – Кас отдал меню в руки официанту. И тот обернулся к Дину.
– А вам, сэр?
– Чизбургер и еще один сок.

Официант молча кивнул и ушел, оставив их наедине.

В кафе было немноголюдно – будний день как-никак. Где-то за перегородкой играла тихая музыка, и иногда кто-то из-за соседних с ними столиков выходил в середину зала потанцевать. Кастиэль поворачивался из стороны в сторону, осматривая помещение.

– Здесь уютно.
– Ага.

Разговор не клеился, и они сидели почти молча. И если Дин поначалу не сильно переживал по этому поводу, то заметив, как Кас то и дело вытирает ладони о свои брюки, понял, что тот себя чувствует не в своей тарелке. Надо было что-то предпринять.

– Я не чувствую себя на свидании, – выпалил наконец Дин, когда понял, что любая попытка воспринимать их за пару разбивается вдребезги. И Кас сразу же поднял взгляд на него. В нем читался испуг. – Просто… Блин, это трудно будет сейчас объяснить. Знаешь, люди обычно ходят на свидания, чтобы узнать друг друга получше. Ну, там поболтать, спросить, где ты живешь, как ты живешь, кем работаешь, что любишь, а что нет. На свиданиях принято флиртовать. Но у нас такой трюк не прокатит: я уже давно знаю о тебе абсолютно все. И где ты живешь, и как ты живешь, я даже мог заранее сказать, какое блюдо ты закажешь и какой сок. Это называется конфетно-букетный период. Но он уместен тогда, когда партнеры друг друга знают плохо.
– И что ты предлагаешь? – Кастиэль становился мрачнее с каждой секундой, пока Дин говорил.
– Предлагаю валить отсюда. – Кастиэль совсем смолк и наклонил голову вниз, чтобы не встречаться взглядами. Он так делал, когда не хотел, чтобы Дин понял его эмоции. Только Дин по-прежнему все понимал. Он перегнулся через стол и дотронулся пальцами до подбородка Каса, поднимая его голову. Теперь они смотрели друг другу в глаза. – Я не говорил, что мне неинтересно с тобой. Я имел в виду, что у нас этот этап был заменен нашей работой. Мы можем просто доужинать и поехать куда-нибудь еще.
– Или уйти сразу, – буркнул Кас.

Да, он раздражался, но Дина это не смутило.

– Или уйти сразу. Я знаю еще кучу способов развлечься помимо походов по ресторанам, которые, если говорить откровенно, уже давно вышли из моды.

Дин достал ручку и чеки из своей визитницы. Начеркав на бумажке нужную сумму и поставив свою подпись, он встал и вышел из-за стола.

– Лично я есть не хочу. Ты?

Кастиэль недоверчиво оглядывал его с ног до головы. Он явно был недоволен тем, что Дин задумал что-то другое. Только перспектива сидеть молча за столом его не радовала еще больше, поэтому он поспешил встать.

– Надеюсь, у тебя дома есть телевизор? – уточнил Дин, когда они уже сели обратно в машину.
– Есть. А что?
– А DVD-проигрыватель? – вот такого добра у Каса еще могло и не найтись. Лучше было уточнить заранее.
– Как ни странно, да. Только у меня очень сомнительная коллекция дисков дома, – Кас теперь заинтересовался, но сути вопросов все еще не понимал.
– Отлично. В таком случае, прокат нам в помощь, – ответил Дин, делая звук в приемнике громче.

Изображение

Диск был вставлен в проигрыватель, и на экране появилась шкала загрузки. Идея совместного просмотра фильма не нова, но наличие старых дисков делает из домашней атмосферы какую-то особенную, по-своему романтическую.

Дин оглянулся вокруг. В доме Каса он был впервые, но его квартиру он себе именно так и представлял. Минимализм присутствовал во всем – максимальное соединение жилого пространства: никаких перегородок, три больших окна (на кухне, в гостиной и спальне), из которых открывался шикарный вид на их улицу, посреди гостиной – большой мягкий диван, на котором можно было лежать и смотреть телевизор. Дину понравилась акустическая система на стенах, но он сделал вывод, что устанавливал все не Кас.

– Кто у тебя фанат кино? – крикнул он в сторону кухни.

Кастиэль, пока Дин занимался настройкой системы, доставал из холодильника продукты и раскладывал их на столе. Он даже отказался заехать в магазин и купить чего-нибудь на скорую руку.

– Габриэль. Он все тут устраивал.

Собственно, что и требовалось доказать.

На стенах не было никаких фоторамок, лишь на правой красовалась картина морского побережья.

– Любишь океан? – спросил Дин, разглядывая ее.

Кас вошел в гостиную с тарелкой бутербродов в руках.

– Я никогда на нем не был.
– Ты никогда не видел океан? – удивился Дин.

Когда они были совсем маленькими, отец частенько вывозил их летом к океану, и они с Сэмом подолгу резвились в воде. Мама их никак не могла вытянуть греться на сушу, и из-за этого родители постоянно ругались. Только повзрослев, Дин понял, что это было в шутку, лишь для того, чтобы заманить детей на берег.

– Нет. Когда-то давно собирался все бросить и махнуть куда-нибудь, но… – Кас остановился и встряхнул головой, будто отгораживая себя от чрезмерной меланхолии, – забудь. Когда-нибудь доберусь.

В книжном шкафу у Каса стояли все те же старинные книжки, которые он с такой же прилежностью складировал у себя на работе. Не то чтобы в доме не было уюта – нет, все как раз наоборот: уютно было и даже очень – но все равно Дина очень смущало, что у Каса ничего не лежит на виду. Наверное, какое он в жизни, такой же и в интерьере – все прячет от посторонних глаз.

– У тебя нигде нет фотографий, – проинформировал Дин, все еще пытаясь уцепиться глазом хоть за какую-нибудь деталь, которая бы сказала о Касе чуть больше.
– Может, потому что нечего было фотографировать?

Да что ж у него за скучная жизнь такая? Неужели совсем никуда не ездил, нигде не бывал, ни с кем не знакомился?

Внутри вдруг появилось такое гнетущее ощущение, что Кас не очень любит, когда кто-то нарушает его покой. Впечатление от квартиры складывалось именно такое: спокойствие и порядок – вот основные ее черты. Кас всю свою жизнь расположил на полочках внутри шкафов, спрятав ее и от Дина в том числе.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 06:50, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
На экране появились титры исполнителей главных ролей, и Кастиэль присел на диван. Дин опустился возле него, почти сразу забравшись на диван с ногами. Кас подал ему тарелку с бутербродами, и они первые минуты просто молча ели, глядя в экран.

– Жвачка есть? – поинтересовался Дин, когда с бутербродами было покончено.
– Шкаф, вторая полка, – Кас не отрывался от экрана, заворожено глядя на изображение. Когда Дин сел рядом с ним и протянул несколько подушечек, тот даже не обернулся, подавая руку.

Они с Сэмом когда-то тоже любили смотреть старые фильмы. Во-первых, в них почти всегда оказывался классный саундтрек. Не то что сейчас – сплошная электроника и никакого живого голоса. А во-вторых, все сюжеты, которые появлялись в современном кинематографе, так или иначе брались из классики, и было здорово смотреть именно истоки, а не конечный, переделанный по сто пятьдесят раз, вариант. А еще Сэм швырялся попкорном, когда родители отворачивались. И у них начинался настоящий баттл кукурузными хлопьями.

Черт возьми, да что ж он весь вечер вспоминает Сэма?

На экране начался самый любимый момент Дина, который он пересматривал по миллиону раз, сидя дома перед компьютером. И судя по выражению лица Каса, он этой сцены нигде не видел. Танцующих танго мужчин. В тюрьме.

– Такой странный фильм, – признался Кас.

То ли еще будет. Дин за свою жизнь пересмотрел кучу таких пластинок с необычными развитиями в сюжете. Вернее… Для тех времен необычными.

И был один вопрос, который волновал Дина едва ли не больше реакции Каса на киноленту: что делать дальше?

Если они посмотрят фильм, и Дин попросту уйдет, это будет что-то вроде простой дружеской посиделки. У них и таких не было, нужно было и этот пункт учитывать. Они могли заехать вместе поесть после очередного дела, могли съездить в бар вместе с друзьями по работе, но дома у Каса Дин никогда раньше не был. Да и Кас не заходил к нему после того случая у него в квартире. Он не был знаком ни с Джо, ни с другими знакомыми Дина, а Дин понятия не имел о друзьях Каса. Были ли они у него вообще, или он так и жил затворником в своей норе? А если взять и немедленно начать активные действия, то еще неизвестно, что из этого выйдет. Кас может не оценить такой поспешности… Поэтому Дин стал действовать не торопясь. Каждые пять минут медленно, едва заметно пододвигался к Касу, просто меняя позицию на диване, а тот, казалось бы, и не замечал: продолжал с интересом смотреть фильм. Но когда Дин оказался слишком близко, то все же повернул к нему голову. Они чуть не стукнулись лбами, и Кас машинально отпрянул немного назад. Облизнул губы и с хрипом спросил:
– Что ты делаешь?

Не было в этом вопросе ни упрека, ни намека. Кас просто поинтересовался, каковы его цели. Только как ответить, Дин не знал. Он чуть наклонил голову, замирая губами перед шеей Каса, как бы спрашивая «Можно?», и когда Кас едва заметно кивнул, подался вперед, мягко целуя в шею. Кастиэль вздрогнул от первого прикосновения и слегка наклонил голову, давая Дину пространство для действий. Дин чуть пошире приоткрыл губы, целуя уже увереннее, чуть по-собственнически, и ближе пододвинулся к мужчине. Тело Каса от его поцелуев как будто вибрировало, по крайней мере, дышать тот стал куда более рвано, а грудная клетка вздымалась все чаще и чаще. Горячей ладонью Дин провел по его груди, разглаживая и немного успокаивая, и услышал, как Кас открыл рот и громко выдохнул.

– Нравится? – промурлыкал Дин ему в ухо.

Кас облизал губы, кивая в знак согласия. Дин продолжил поцелуи от шеи, плавно переходя к подбородку. Пальцами он держал снизу его челюсть, чтобы было удобнее касаться ее губами. На одном из поцелуев он остановился и опустил глаза вниз. У Каса стоял. Этот факт существенно изменил поведение Дина, и тот сел в пол-оборота по отношению к своему товарищу. Он специально не сводил глаз с его лица, чтобы ежесекундно следить за его реакцией. Позволит или нет. Рука медленно начала опускаться по груди вниз, постепенно расстегивая пуговицы на рубашке Каса. После каждого расстегнутого элемента – поглаживание по груди. Кас не смотрел в его глаза, он следил за движением рук Дина, ловил каждый их жест. Наконец ладонь опустилась ему на ремень и плавно расстегнула его. Только тогда Кастиэль поднял на него глаза. Дин провел языком по своим пересохшим губам, увлажняя их. В комнате словно температура стала выше, или же это их тела до такой степени разгорячились, что хотелось избавиться от верхней одежды. Или вообще сразу ото всей.

Осторожными движениями, лишь бы не напугать, Дин поглаживал внутреннюю часть его бедер, чуть раздвигая ноги. Кас молчал, плотно сжимая губы, только Дин все равно слышал, что от каждого прикосновения у него наружу рвется стон. Пальцы легкими движениями медленно расстегнули пуговицу джинсов, после чего застежка ширинки поползла вниз. Кас немного приподнял бедра, позволяя приспустить с себя штаны. Теперь Дин действовал куда увереннее. Рука скользнула по трусам Каса, поглаживая затвердевшую плоть. Но Дин никак не ожидал почувствовать у себя на пахе руку Каса.

Пальцами он расстегивал джинсы Дина, но совсем не так плавно, как это делал сам Дин. Он будто спешил, боялся, что Дин перехватит руку и остановит, будто он что-то делал не так. Но когда они встретились глазами, Дин тихонько кивнул, словно успокаивая: «Все в порядке. Я не против». И Кас перестал спешить. От каждого прикосновения Дин мучительно заставлял себя не вздрагивать. Ну ей-богу, как девственница какая-то! Только руки у Каса были такие горячие, будто он специально их подогревал, и от этого и самому становилось жарко, воздуха в квартире совсем не хватало. Дин уже забрался рукой к нему в трусы и почувствовал, что Кас сделал то же самое. Выходило как-то странно: вроде бы приятное хочет сделать он, а получает сам. Словно зеркало какое-то. Дин пододвинулся ближе к нему, чтобы обоим было удобнее, а Кас в этот момент стыдливо отвел глаза. Тогда Дин обхватил его член и провел по всей его длине, останавливаясь на кончике и поглаживая его большим пальцем. Кас перестал сжимать зубы и открыл, наконец, рот, глубоко вдыхая воздух.

Которого не хватало, чертовски его не хватало…

Он проделал то же самое с членом Дина, и Дин машинально дернулся вперед, касаясь макушкой его лба. На фоне продолжался диалог двух мужчин, но их уже никто не слушал. Кас зажмурился, видимо, просто пропал во всех своих ощущениях, и стал чаще дышать. С его губ периодически срывались стоны, сливавшиеся со стонами Дина. Кас действовал неумело, массировал слишком вяло, хотелось взять его руку и показать, как надо. Но ничего – рано или поздно Дин это исправит. А пока… Он ускорил темп рукой, понимая, что сам недалек от разрядки, и когда Кас уже застонал в голос, резко сбавил обороты. Медленно, медленно, один раз, второй, и снова наращивать темп.

Да, мой хороший, так лучше, давай же.

Кас начал быстрее двигать рукой по его члену, но вдруг резко глубоко вдохнул, и сразу после этого по руке Дина потекла его сперма, забрызгивая подушку между ними. Рука Каса в момент оргазма машинально слегка сжала член Дина, и тот кончил следом. Кас долго приходил в себя. Дыхание никак не уравнивалось, а посмотреть на Дина он так и не решался. А Дин понимал, что то, что они сделали, уже вряд ли оставит их в стадии «хорошие приятели». Он снова за подбородок развернул Каса лицом к себе и благодарно поцеловал, всего лишь ненастойчиво касаясь его губ своими.

Когда Дин отстранился, Кас наоборот решительно подался следом за ним, углубляя поцелуй. Никакой агрессии, напористости. Кас легонько укусил его за верхнюю губу и тут же провел по ней языком. Дин был несколько удивлен таким маневрам от него. Поцелуй перетекал в какую-то ленивую игру не языками, нет, скорее, губами. Иногда Кас отстранялся, делал глубокий вдох, будто давая Дину время передохнуть, а потом снова подавался вперед, и игра эта начиналась по новой. Он словно снимал с Дина усталость, скопившуюся за день, будто бы хотел, чтоб тот еще больше расслабился.

Ленивые поцелуи длились еще несколько минут, пока Дин наконец не отодвинулся назад.

– Мы испортили тебе подушки, – сказал он, оглядывая места, куда попала их сперма.
– Черт с ними, – отмахнулся Кас, неловко потирая шею. – Я могу купить себе новые.

Дин привстал, начиная заправлять штаны, и оглядываясь, что они еще могли разломать. Но все остальное было в целости и сохранности. Разве что…

Да, он все-таки подошел и открыл окно. Уж очень душно.

– Ты уходишь? – голос Каса прозвучал несколько удивленно, когда он увидел, как Дин надевает ботинки.
– Да, надо еще по делам съездить, – соврал Дин.
– Ты можешь вернуться…

Кас явно хотел, чтобы он остался. Зачем? На секс Дин сегодня не рассчитывал.

– Я буду очень поздно, да и вообще…

Кас хотел сказать ему что-то в ответ, видимо, еще один аргумент, чтобы тот вернулся. Но понял намек Дина и спокойно кивнул в знак понимания.

Дин не привык ночевать в доме тех, с кем у него… это же был не секс, да? Просто взаимодрочка, ничего больше. Кастиэль встал закрыть за ним дверь.

Уже на выходе Дин обернулся, подошел к нему и взял за шею.

– Было же круче, чем в ресторане, да? – спросил он у его лица и поцеловал в уголок губ.

Кас грустно ухмыльнулся, но на прощание так ничего и не сказал.

Дин уехал на машине прямиком к себе домой и вырубился, как только коснулся головой подушки на кровати.

Изображение

Под конец новой рабочей недели Дину начало казаться, что им с Касом подкидывают какие-то бракованные дела. Потому что когда в очередной раз Кас показал ему на документ с пометкой «больше пяти», Дин ощутил прилив усталости. Как будто сверху кто-то так и ждет, когда они проколятся.

К ним на проверку пришел Пит, долго изучал все документы, но так ничего и не сказал, кроме как «Съездите, узнайте».

Съездить-то они съездят, только если опять окажется, что дело дрянь, все равно придется догладывать Фергюсу, что они не в состоянии сделать все сами.

– Это же заброшенный склад – чего вы паритесь? Просто очередной левый донос.
– Прошлый такой левым не был.

Дин был готов убить Сару. Ему вспоминался старый Пиксаровский мультфильм, в котором туча всегда приносила аисту каких-то не тех детенышей. Их телефонистка делала то же самое – что ни задание, то сплошная неудача.

А еще бесило, что Клинтон всегда узнавал об их делах, и откуда – было непонятно. Скорее всего, это тоже были проделки Сары: девушка никогда не могла держать рот на замке и, возможно, проболталась другим телефонисткам. Поэтому Билл, проходя мимо их столика в столовой, всегда бросал что-то колкое в их адрес. Как в школе, честное слово. Элита и козлы отпущения.

Как только они приехали на разведку, спустя пятнадцать минут Кас уже потребовал возвращения в главный офис.

– Пусть сами разбираются, мы рисковать не будем.

Эта ситуация никак не давала ему покоя. Иногда, когда Дин довозил его до дома и хотел посидеть с ним в машине, припарковав авто где-то в углу, в тени, Кас резко подскакивал и начинал рассуждать, что это за явление Христа народу – куча Теней в одном месте. А Дин… Дин ничего не мог с этим поделать.

Он просто делал вид, что не хотел сейчас его поцеловать или помочь расслабиться, и выслушивал все его предположения. К тому же Кас говорил по делу, вся эта ситуация и его сильно напрягала.

– Ты не хочешь зайти? – в который раз спрашивал он, выходя из автомобиля.

Нет, Дин не хотел зайти. Нет, он не хотел остаться на ночь.

И Кас понимающе кивал, не задавал вопросов. Может, им обоим нужны были разные вещи от этих отношений?..

Джо, оставшаяся у него на очередную ночь, попыталась провести психологический анализ поступков Дина, но вышло совсем плохо: Дин только еще больше разозлился (и непонятно на кого – на себя или на нее) и сказал ей, что в следующий раз не впустит ее в дом.

– Больно надо, – показала язык Джо.

Нахалка, а ведь спала-то на его кровати, в то время как Дин пристраивался на диванчике!

Джо и сама была не идеалом в отношениях. Выбирала все время каких-то наглых и порой слишком жестких парней, а потом приходила и жаловалась на одиночество. Поэтому Дин и разрешал ей остаться у него на ночь: Джо вообще была жутко ранимой и депрессивной, а оставаться одной в такие моменты ей было просто противопоказано.

– Этот город меня душит, – она завернулась в плед и тихо скулила, едва высовывая нос из-под одеяла. – Может, у тебя то же самое?
– Вряд ли, – произнес Дин. А сам продолжил искать ролики, сидя с планшетом в руках. Он искал, где еще объявлялось сразу несколько Теней, в принципе, улавливая причину происходящего, но не обнаружил еще ни одного ролика в федеральной базе, в котором было бы больше семи штук.
– Если он хочет, чтоб ты остался на ночь, чего в этом плохого?

Джо, произнося каждую свою фразу, начинала барахтаться на месте, меняя позу. Выглядело так, будто это ребенок какой резвится на кровати.

– Потому что я не остаюсь на ночь у своих партнеров, – ответил Дин.
– Вы еще и не переспали толком.
– Я никуда не тороплюсь, – он поднял на нее глаза и взглянул на нее. – И не понимаю, почему тебя это так заботит.
– Мне интересно, – отозвалась Джо. – Похоже, как будто ты боишься серьезных отношений.
– Кто сказал, что они серьезны?

Дин продолжил поиски нужного материала и совсем не заметил, как Джо очутилась перед ним.

– Дурак что ли? – спросила она, все еще заворачиваясь в свой плед. Она стояла перед ним во весь рост. – Ты думаешь, не серьезны?
– Ну… – Дин задумался, подбирая слова. – Иногда не помешает помочь друг другу расслабиться. В моем мире взрослые люди не называют такое серьезными отношениями.
– Я думала, он тебе нравится.
– Я и не утверждал обратного. Только к чему это «переезжай ко мне» или еще круче «выходи за меня»? Нам и без этого хорошо.
– Тебе, – перебила Джо. – Не ему. Ты правда слепой, Дин? Кас никого к себе не подпускает, ты сам мне говорил не раз. Думаешь, ему легко было впустить тебя в свою жизнь? А сейчас ты говоришь «несерьезно». Несерьезный здесь только ты, остальные хотя бы не носят фиолетовых очков на глазах!
– К чему ты клонишь?
– К тому, – повысила она голос, – что пока ты не определишься, ты и его будешь мучить, и себя! – она увидела, как Дин смутился, и чуть сбавила темп. – Слушай, раз уж так случилось, что Кас единственный человек, с кем тебе настолько комфортно, что ты готов ему довериться, может, не стоит так уж недооценивать серьезные отношения? Я только тем и занимаюсь, что летаю от парня к парню в поисках нормального к себе отношения. Тебе такое золото рухнуло на голову само, тебе не нужно искать. Пользуйся этим, бери, действуй! Чего тянуть кота за яйца?
– Не ожидал от тебя таких выражений, подружка, – улыбнулся Дин.
– Такому придурку, как ты, можно и похлеще сказануть.

Она сурово кивнула ему, поклонившись в своей мантии, и пошла обратно в кровать.

Дин полистал до последней страницы и остановился. Ни одного ролика не найдено.

Это провал.

Изображение

Когда они открыли кабинет и увидели Габриэля, сидящего за столом Дина, никто из них уже не удивился. Дин только хмыкнул, проходя внутрь и сбрасывая барсетку на соседний стул, а Кас молча закрыл за собой дверь.

– Уютненько тут у вас, – прокомментировал брат Каса их новый интерьер, который выстраивался долгими месяцами.
– Спасибо, – сухо ответил Дин.
– Ты за документами?

Ах вот оно что. Чудесно! Кас знал о том, что Габриэль должен приехать, но ничего об этом не сказал.

Он за несколько минут собрал пару папок и поставил их на стол перед носом брата. Тот мгновенно встал и начал рассматривать.

– Спасибо, бро. Ты как всегда выручил, – Габриэль вальяжно хлопнул Каса по плечу.

Ну какого черта у них такие взаимоотношения? Почему Габриэль ни во что не ставит брата, а Кас позволяет ему над собой издеваться?

– Не за что.

Дин подумал, что им, наверное, есть, что обсудить наедине, и поспешил выйти из кабинета. «Мне к Питу нужно», – бросил он и даже подхватил со стола их последнее дело. Он знал, что Кас поймет причины его ухода.

Но вот о том, что его догонит Габриэль буквально через минуту, он и предположить не мог.

– Стой, Винчестер, поговорить нужно.

Габриэль уцепился за его рукав, притягивая его за собой. Ближайшая дверь – лестничная клетка. Здесь почти никто никогда не ходил, и Габриэль, конечно же, об этом знал, мерзавец.

– Чем могу быть полезен? – с вызовом сказал Дин.

Габриэль, глядя на него, громко и театрально хмыкнул.

– Не стал бы я с братом своего любовника так разговаривать.
– Мы не…
– Ой, да брось! – перебил его Гейб. – Кас мне сам все рассказал, можешь не притворяться. Я просто тебя хочу предупредить.
А о том, что произошло дальше, Дин будет жалеть еще несколько недель.

Габриэль резко дернулся на него, пытаясь перехватить его руку, чтобы развернуть и впечатать в стенку. Только отец учил Дина борьбе, так что тот мгновенно увернулся и двумя маневрами ногами впечатал уже Габриэля. И не в стенку, а в пол.

– Хотел тебя припугнуть, да не вышло, – рассмеялся Габриэль, упираясь лицом в пол. – Отпусти ты, мне больно.

Дин помог ему подняться, и только теперь до него дошло, что Габриэль хотел сделать. Он всего лишь хотел показать, что Дину не поздоровится, если он тронет его младшего братишку.

– Так вот, – продолжил Габриэль уже тише, отряхиваясь. – Если ты что-нибудь сделаешь не так, если моему брату будет плохо, клянусь твоими яйцами – тебе не поздоровится.

Дину, которому уже который день втолковывали какие-то метафоры про яйца, клятва не пришлась по душе. Наоборот – он лишь сильнее помрачнел. Габриэль еще раз с вызовом взглянул на него, бросил что-то вроде «гнида» и вышел обратно в коридор.

Дин вернулся в свой кабинет лишь спустя несколько минут. Рассказывать Касу, что произошло, он не стал. Но в тот же вечер оба брата долго ругались по телефону (и Дин так и не понял, был он тому виной или нет), и в конце концов Кас бросил трубку.

– Мы с детства с трудом ладим, – попытался он объяснить свой диалог с братом на повышенных тонах.

Зато в этот день Кас не торопился выходить из машины. И припарковавшись уже возле своего дома, Дин потратил еще десять минут на уборку салона.

Упаковка салфеток была очень кстати.

Изображение

Маклауд отправил на новый объект все тот же коллектив. Опять шесть человек, опять они разбрелись по всему заводу. Дин с Касом уничтожили в общей сложности шесть тварей. Остальные – еще десяток.

Итого – семнадцать Теней в одном месте.

Когда все осталось позади, вся компания еще долго стояла на улице, возле припаркованных машин. Никто не разговаривал.

После этого места каждый испытывал на душе какую-то тяжелую, гнетущую тоску. Дин не мог толком сказать, вызвано ли это таким большим количеством Теней на одном пространстве, и это они медленно и понемногу навевали печаль, или же просто картина вся в целом была такой беспросветной. Будто бы грядут тяжелые перемены, и скоро все станет куда хуже.

Семнадцать Теней? Пфф. Возьмите лучше двадцать! А, нет, мы вам еще десяток подкинем.

Что происходило с людьми? Зачем Авторам понадобилось сразу столько Теней? Какая-то новая тенденция появлялась в вызове мертвых душ, и никто не видел в этом ничего хорошего.

– Такое чувство, что эти твари плодятся, – подала голос Моника.
– Если они начнут, наша работа перестанет иметь смысл, – ответил за всех Кас.

Дин не знал, какие сейчас взаимоотношения между этой парочкой – ненависть или глубоко спрятанная любовь – но укол ревности все-таки ощутил.

– В любом случае, нам ничего не остается, кроме как ждать, – Билл открыл машину, приглашая Монику сесть. – Мотивами пусть занимаются психоаналитики.

На этом весь разговор был закончен, и все рассредоточились по своим автомобилям. Кастиэль снова включил печку и грел об нее руки.

– Скоро можно будет забыть про отдых, – тихо произнес он.
– Почему?
– Работы появится слишком много.

Кас говорил об этом так просто и беззаботно, как будто встречался с таким не раз.

– У тебя появились мысли? – уточнил Дин.

Кас какое-то время молчал, глядя вперед, на лежащую перед ними дорогу. На улицах города начал потихоньку выпадать снег, и газон теперь покрылся белыми полосами.

– Я знаю лишь, что за всем за этим стоит не много человек, а один. Кому-то понадобилось очень много Теней, а вот зачем – это нам в ближайшем будущем предстоит выяснить. Думаю, это только начало. Мы словно идем по чьему-то следу и постоянно наступаем ему на пятки, – Кас нахмурился и повернулся к Дину. – А еще я знаю, что этот кто-то хочет, чтоб мы его рано или поздно нашли. Иначе зачем он станет посылать нам эти рапорты?

Дин хотел было открыть рот, возразить: нет, а как же тот сторож в прошлом доме? А как же та пожилая женщина, проверявшая санитарию?

Но потом понял. А зачем им это делать? Какой прок?

Сторож же видел, что туда кто-то приезжал, он знал, что там происходит. Но ничего об этом не сообщил. А эта женщина, что она вообще здесь делала? Какая, к черту, санитария?

Кас был прав. За всеми этими заброшенными участками стоял кто-то большой.

Или что-то большое.

Изображение

В баре назначили вечер итальянской музыки, и поэтому на танцполе беспрестанно кто-то танцевал. Пит попробовал пошутить, что это звездный час Дина и Каса, но тут же встретил две пары гневных глаз и умолк. Они вовсе на него не злились, но порой Пит нес чушь, и стоило его остановить.

Брук от их коллектива отбился – подцепил какую-то девушку у барной стойки – и сейчас танцевал вместе с ней со всеми под ритмы итальянской эстрады. Ганс без интереса заказывал один напиток за другим, как только заканчивался предыдущий.

– Где твоя пассия? – поинтересовался Дин. Две недели Ганс проторчал с каким-то парнем в другом баре и виделся с ними редко.
– Уже позади.

Со стороны казалось, будто Ганс просто запивает свои неудавшиеся отношения. Но, заметив на лице Дина сочувствие, Ганс громко хмыкнул и прикончил очередной стакан пива.

– А вы чего не веселитесь, парни? – спросил он, покачивая пустым стаканом. – Вон всем как весело.
– Да мы и раньше не грешили, – удивился Дин.
– Раньше не грешили. А сейчас начнете.

Он уже был пьян, но почему-то от его слов Дину стало не по себе. Ганс еще и взглянул на него так угрожающе, будто что-то заподозрил.

Они ничего не сказали ни Питу, ни остальным. Каминг-аут был отложен на потом. По крайней мере, Кас об этом молчал, а Дин не хотел начинать эту тему в принципе. Он еще не забыл, как парни ему втирали про влюбленность Каса, а если еще и эти сейчас встанут на его сторону, то Дин и вовсе не знал, что ему делать.

Кас возле него начал потирать виски, и так как это все сопровождалось зажмуриванием, Дин наклонился к нему и так, чтобы никто не слышал, спросил:
– Голова болит?

Кастиэль помотал головой.

– Нет, все в порядке. Просто перетрудился.

Учитывая, сколько он сидел за компьютером в последнее время, – да, вполне возможно.

– Знаешь, я, наверное, поеду домой, – вдруг сказал он, вставая. – Возьму такси, доберусь сам. Не волнуйся.

Но если говорить откровенно, Дин здесь сейчас сидел только по той причине, что поехал Кас. Поэтому он шустро подхватил с вешалки свою куртку.

– Парни, мы устали. Давайте, до завтра, – он помахал всем сидящим за столом, но те, казалось, не обратили на них никакого внимания.
– Тебе необязательно было уходить, – сообщил Кас, пока они шли по коридору к выходу.
– Я сам хотел. Мне музыка не нравится.

За рулем сидел Дин. Сегодня не было никакого настроения на алкоголь, хотелось просто посидеть в баре. И если бы не чертов праздник итальянской музыки, то там еще можно было бы находиться.

– Ты много дел уже перерыл?

Тема работы была основным крючком, за который можно было цепляться, когда говорить больше было не о чем.

– Много, ты и не представляешь.
– И?
– По нулям. Раньше ничего подобного. Я как будто пытаюсь ухватиться за воздух. Непременно что-нибудь быть, но должно!

Машина подъехала к его дому, и Дин приглушил мотор.

– Скажи мне честно, тебе что-то не понравилось у меня дома? – Кас смотрел на него в ожидании, словно пытался прочитать по лицу: соврет сейчас Дин или нет.
– Нет, у тебя уютно, – поспешил заверить его Дин. – Правда, Кас, дело не в этом.
– Тогда в чем?
– Я смотрю, ты уже ни в чем не сомневаешься, – съязвил Дин. Его бесило, что Кас так просто со всем определился, не лежал бессонными ночами, обдумывая, какой сделать выбор – оставить свою привычную к одиночеству жизнь или же по-прежнему вести разгульный образ.
– Нет. А зачем? По-моему, я все уже тебе сказал. Если тебя смущает что-то в моей квартире, скажи мне – я это исправлю. Если ты по-прежнему по каким-то причинам сторонишься меня, я бы тоже хотел об этом знать. И меня уже которую неделю пугает твоя неопределенность.

Он не стал дожидаться от Дина ответа и поспешил выйти на улицу. Дин вытащил ключ зажигания и молча пошел следом за ним, ненавязчиво преследуя Каса сзади.

Лифт поднялся на двадцать первый этаж и открыл двери. Кас двигался настолько уверенно и естественно, что Дину впору было удивляться. Как будто не было ничего необычного в том, что он решился остаться на ночь. В квартире автоматически включился свет, освещая сразу все комнаты. За окнами уже было темно, а из одного окна дул такой ветер, что Кас тут же пошел его закрывать. Дин повесил свою куртку на вешалку. На часах пробило одиннадцать. Пока Кас что-то шуровал на кухне, Дин подошел к его рабочему столу. На нем было разложено множество листов, рисунков, схем. Часть блокнота была исписана его мыслями, предположениями. Дин дотронулся до мышки, и на экране высветился сайт департамента.

– Ты долго тут сидел? – Дин одним пальцем приподнял бумаги, смотря на разложенные под ними книжки. Кас даже тут себе устроил рабочий кабинет.
– Достаточно, – отозвался он.

Теперь его голос доносился из ванной. Дин прошел к спальне. Наверное, он может потихоньку начать раздеваться, пока Каса нет. Вряд ли они сейчас будут пить молоко с печеньками. Он снял с себя кофту и аккуратно сложил ее на стул, стоящий в углу комнаты. При помощи выключателя Дин немного приглушил свет, чтоб он не так сильно бил в глаза.

А потом он поднял голову и увидел в дверном проеме Каса.

Голого Каса.

Он стоял в дверях, неловко потирая предплечья. Взгляд его был устремлен на Дина.

– Мне просто больше нечего делать по вечерам, кроме как работать, – объяснил он состояние своего рабочего места.

Дин встал и подошел к нему, касаясь рукой его шеи.

Он подался вперед, целуя Каса в губы. Руки беспорядочно бродили по голому горячему телу, оглаживая мышцы, очерчивая пресс. Кас оторвался от него, чтобы снять футболку, и когда Дин остался без нее, опустился на колени и помог стянуть джинсы с носками. Трусы Дин снял с себя сам.

Они стояли друг напротив друга голышом, едва соприкасаясь телами.

– Я думал, ты не решишься, – прошептал Кас, дотрагиваясь кончиком носа до его лица.

Дин потянул его за собой, укладывая на кровать. Было непривычно касаться всего тела целиком, будто бы еще одна граница была нарушена. Он проводил руками по его груди, периодически останавливаясь, чтобы полюбоваться. Кас был красив, но раньше Дин этого не замечал.

Не обращал внимания на его фигуру, на его крепкое бледное тело, на большие и теплые ладони и очень красивые плечи. Дин наклонился к нему и поцеловал в уголок шеи, укусил и снова поцеловал. Кас поглаживал его руки, притягивая к себе ближе, больше.

От медленных поцелуев они перешли к трению бедрами. Дин чувствовал, как у обоих появляется желание, и только тогда позволил себе пойти дальше.

– Перевернись, – попросил Дин.

Он не был уверен, что Кас согласится так, но попробовать стоило. И когда Кас перевернулся на бок, Дин облегченно выдохнул. Ему нравилась такая поза с партнерами, но предпочтений Каса он не знал.

Смазку и презервативы Кас поставил возле кровати, будто бы еще с утра знал, что Дин придет. Возможно, он специально затеял этот разговор именно сегодня, чтобы расставить все точки над «i». Тут или бы Дин поднялся, или бы он этого не сделал уже никогда.

Но сейчас Дин с трепетом растягивал Каса пальцами, вставляя в него периодически то два, то три. Дину нравилось делать своим партнерам массаж простаты, он уделял этому чуть ли не самое большое внимание во время секса.

– Выгнись, – командовал он.

И Кас выгибался навстречу его руке, насаживался, прося вставить больше, глубже.

– Ты можешь… уже… сам?.. – спросил Кас.

Дыхание его было сбивчивым, и Дин даже в тишине не сразу понял, что тот спросил.

Он вытащил из него пальцы и лег поближе, соприкасаясь членом с его входом. Потерся немного бедрами и после очередного полу-стона начал входить. Войдя в Каса, Дин замер, сосредотачиваясь на ощущениях – его и своих.

– Ты как?
– Продолжай.

Кас лихорадочно, до побелевших костяшек сжимал простынь, и Дин осторожно коснулся его ладони рукой, мягко поглаживая. Пальцы Каса вцепились в его пальцы, и Дин начал движение. Мягкий, медленный толчок, один, второй, а потом до упора.

Кас простонал. Дин нашел ту самую точку, от которой уносит крышу, и поцеловал его в шею. Через несколько минут руки Каса то опускались к его члену, то наоборот – лихорадочно одергивались. И тогда Дин дотронулся до его плоти и провел по ней рукой.

Он замедлил темп, и когда Кас немного повернул голову к нему, совсем остановился, целуя его в губы. После этого он снова начал медленные движения, наращивая темп. Кас помогал себе самостоятельно, но с каждым толчком Дина успевал провести рукой по члену и иногда издавал такие стоны, что Дин мысленно молился, чтоб тот не кончил первым. Даже огромная и, казалось бы, несдвигаемая кровать Каса скрипела под их телами. Дин укусил его за ухо, и Кас с тихим вскриком кончил, изливаясь на простыни.

– Черт, – прошипел Дин, выходя из Каса.

Тот еще не отошел от своего оргазма, и Дину пришлось действовать самому. Несколько раз проведя по члену рукой, он последовал за Касом.

– Прости, – прошептал Кас спустя несколько минут, когда пришел в себя. Он лежал и смотрел в потолок, выравнивая дыхание.
– Все в порядке.

Дин встал и пошел в ванную, чтобы выкинуть презерватив в мусорное ведро. Но, выходя, остановился и взглянул на себя в зеркало. Волосы потрепаны, щеки красные, а глаза из зеленых превратились почти в черные. Видок тот еще.

Он вернулся обратно в спальню и лег возле Каса, гладя его по голове, запутываясь пальцами в мокрых волосах. Кас потерся головой об его ладонь и поднял на него взгляд.

– Только не говори, что тебе опять нужно идти.

Дин перестал его гладить и замер. Ну… Вот как ему объяснить свое поведение?

«Эй, Кас, я просто не остаюсь на ночь»? «Не в моих привычках»?

Что бы он ни сказал, Кас не поймет. Потому что их пару они оба воспринимают по-разному.

Дин наклонился к нему и коснулся его губ своими, ненавязчиво целуя.

– Мне правда нужно.

Кас облизал губы после его прикосновения и понимающе кивнул.

– Хорошо.

Он не обижался, не высказывал Дину и слова против. Он, как и Дин, никогда не спорил, потому что, наверное, уважал любую точку зрения своего партнера.

Когда Дин оделся и встал в дверях, Кас был уже в домашних штанах.

– Ты куда-то собираешься? – поинтересовался Дин, с удивлением оглядывая его внешний вид. Ему бы поспать сейчас.
– Просто… поработаю, – Кас выдавил из себя улыбку и сел за стол. – Ты дверь хлопни, она сама закроется.

Дин вышел из его квартиры и спустился вниз по лестнице, не на лифте. На лестничной клетке было куда прохладнее, и эта свежесть отрезвляла голову после всего произошедшего.

Ему впервые было стыдно за свой уход. Никогда и нигде не стыдился, а тут стало. Во-первых, никто и никогда не просил его с такой настойчивостью остаться. И даже когда Дин постоянно отказывался, все равно продолжал спрашивать. Касу было впору выдавать медаль за его упорство и терпение. И сегодня, когда Дин его спросил, почему он каждый день работает, Кас прямо ему ответил: а чем ему еще заниматься? Он, можно сказать, во второй раз повторил свой ответ, когда Дин ушел. А если бы остался, сел бы он за компьютер или все-таки забил бы на всю работу и остался с Дином в постели?

Когда он оказался на улице и уже подошел к своей машине, на глаза попалась вывеска бара, который был прямо перед подъездом Каса. Машину он так и не открыл. Сделал всего десять шагов и зашел внутрь зала, музыка из которого была слышна еще на улице.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 08:11, всего редактировалось 2 раз(а).

28 ноя 2013, 06:27
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

В дверь постучались, и Кастиэль отвлекся от монитора компьютера. Глаза немного болели, а перед лицом все еще бегали буквы, складывающиеся в слова.

Кого нелегкая принесла в час ночи? Да еще и звонит так настойчиво…

На пороге стоял Дин со стаканом в руке. Он уперся ладонью в дверной косяк и поглядывал на свой пустой стакан.

– Знаешь, я тебя ненавижу, – заявил Дин, толкая Каса внутрь его квартиры и входя туда вместе с ним. Дин сам закрыл дверь и попытался еще и отпить из давно уже пустого стакана. – Вечно ставишь меня перед выбором, заставляешь думать. А я ненавижу выбирать! – вдруг громко сказал он. – А ты заставляешь. Постоянно заставляешь.
– Ты много выпил, – проинформировал его Кас, все еще стоя поодаль.
– Потому что мне надоело выбирать, – провозгласил Дин, поднимая в тосте бокал. Он снова прислонился к нему губами, но не получил из него не капли. – А еще я не пил такого количества виски с колледжа.

Нужно было поставить чайник, чтобы привести Дина в себя горячим крепким чаем, и Кас, пока тот шастал по его гостиной с бокалом в руках, прошел на кухню. Дин уже почти не шумел, наверное, сел на диван и успокоился.

Кастиэль вошел в гостиную с горячей кружкой и замер. Никого в ней не было. Ушел что ли?

Из его спальни донесся треск, и Кас сразу рванул туда. У Дина упал стул, на который он пытался положить свою куртку.

– Все у тебя здесь так непонятно, – пробурчал Дин. – А нам завтра на работу.

Он сел на край кровати и уткнулся головой в подушку.

– Как я хочу перестать думать, – взмолился Дин, не отрывая лица от наволочки.

Кас помог ему перекинуть ноги на кровать.

Через несколько минут Дин уже спал крепким сном, крепко сжимая в руках подушку. Кастиэль выключил компьютер и погасил в квартире свет. Он прямо в штанах лег рядом с Дином, но трогать его больше не решился. Пусть себе спит. А то завтра он проснется мало того, что с головной болью, так еще и со сделанным уже выбором, который так тяжело ему дался.



Изображение


Изображение
Спустя год


Дин заглянул в офис лишь ненадолго. Ему нужно было забрать у телефонистки их новые задания да взять те книги из шкафа, которые назвал ему Кас. Дину иногда казалось, что тот их уже наизусть выучил, но Кас всегда находил в них что-то новое, поэтому пришлось смириться. Было у парня какое-то чутье на эти чертовы Тени.

По дороге к выходу он совершенно случайно столкнулся с Питом.

– Эй, привет, – Пит шел с кружкой горячего кофе в руках и, судя по его выражению лица, был очень рад встретить Дина. – Давно вас не видно.
– Да от силы еще неделю дома поработаем – и выходим, – Дин почесал затылок. Рассказывать об их с Касом планах он не хотел изначально. Но Пит мог бы обидеться, если бы Дин промолчал.
– Как там Кас? Выздоравливает?

Этот вопрос вызвал внутри Дина ощущение дежавю. Когда Сэм подолгу болел и оставался дома, преподаватели из класса Сэма всегда подходили к нему и интересовались: «Ну как там Сэм? Выздоравливает? Вам помощь не нужна?». Дин даже тогда терпеть не мог отвечать на эти вопросы. Не ваше дело, как там Сэм, Кас и вообще все, кто так или иначе связан с самим Дином. Дин в состоянии обо всем позаботиться сам.

– Отлично, уже идет на поправку.

Обычная простуда, как казалось поначалу, переросла в настоящий грипп, и Кас уже две недели лежал дома. Дин мог приезжать и работать за двоих, только Кас не позволял. Пришлось договариваться с начальством и брать работу на дом. Только вот-вот им потребуется уже выезжать на объекты, и тогда Дин будет вынужден обращаться за помощью к парням. Кас еще минимум месяц не сможет ездить на задания, с его-то слабостью.

Приехав к Касу домой, Дин застал его спящим на диване в гостиной. Даже не стал его будить – накрыл пледом, а сам пошел заваривать себе чай и садиться смотреть набранный Сарой материал.

Первое дело. Жалоба от налогоплательщиков на соседнюю квартиру. На дверях появляется желтый налет, иногда на целые сутки отключается электричество. Диагноз: Тень.

Второе дело. Опять жалоба от соседей. Постоянные споры с жильцами по лестничной клетке, в прошлом месяце одна драка. Диагноз: Тень – маловероятно, скорее, просто месть.

Третье дело. Нежилая площадь, сгоревший несколько месяцев назад дом. Жалоба от… От риэлтеров?!

– Ты давно приехал?

Кастиэль, все еще выглядевший сонным, подошел к Дину со спины и дотронулся до его плеч, ласково массируя. От его внезапного голоса Дин вздрогнул. Не стоило так к нему подкрадываться в тот самый момент, когда он изучал новые дела.

Кас пригнулся и поцеловал его в ухо, горячее дыхание щекотало шею.

– Где-то с час назад, – Дин повернулся к нему и дотронулся ладонью до его лба. – Ты принимал антибиотики?
Кас тут же помрачнел и отодвинулся от него. Опять закрылся.

– Не вижу смысла.

И вот их спор начинался по новой.

– Ты можешь принять эти гребанные таблетки, хотя бы ради моего спокойствия? – разозлился Дин, но все еще старался не повышать интонаций в голосе. – Если не станет легче – о'кей, я все пойму и не стану до тебя докапываться.
– Они не помогут, – пробубнил Кас себе под нос и тут же повернулся к Дину спиной. – Все пройдет само!

Ни хрена само не пройдет. Это в Средневековье люди уповали на авось, и, как известно, все оканчивалось повышенной смертностью во всех городах, куда бы грипп ни попадал. А в эпоху новейшей медицины он еще и сопротивляется, не веря в ее свойства.

Кастиэль вырвал у него из рук папку с каким-то делом и сел обратно на диван. Все, обиделся. Сегодня до вечера не будет разговаривать.

Дин до середины дня просидел над последним делом, понимая, что завтра ему все равно придется выйти и взять себе кого-нибудь в напарники. Кас будет сильно злиться. Ну виноват Дин что ли, что на последнем их выезде Кас попал под струю ледяной воды?

К вечеру Дин сдался. Плюнул на гордость и пошел в магазин искать джем. Дома он заварил Касу кружку с какими-то ягодами и заставил его выпить. Молча, без комментариев. Кастиэль недоверчиво оглядел содержимое кружки и в конце концов выпил. Спустя пятнадцать минут он заснул на своем диване, положив голову Дину на колени. Дин периодически трогал его лоб и с радостью отмечал, что температура постепенно спадала. Жаль только, что к завтрашнему обеду она, скорее всего, снова поднимется, но Касу было легче хотя бы сейчас, на одну длинную ночь.

Изображение

Свободным в этот день был только Брук, и его напарник спокойно отпустил его с Дином на задание. Им оказалась та самая первая квартира, где соседи жаловались на желтую плесень на двери.

Им открыл хозяин квартиры, он же и Автор, и Дину не составило усилий сломить мужчину сорока лет и усыпить его гасительницей. Сама Тень оказалась в одной из комнат, в которой хозяин намеренно занавесил все окна. Для Дина это уже двухсотое, если не больше, задание, а он все еще задавался вопросом: и как они могут с этим жить?

Когда Дин вернулся обратно в квартиру Каса, тот засыпал его вопросами, как все прошло. И как только Дин закончил повествование, мгновенно усадил его за кухонный стол и начал показывать свои находки за день.

Кас все еще разбирался с тем делом, где, как показалось Дину, не было и намека на Тень. Но Кас демонстрировал ему выписки из двух старинных книжек, а потом показал ролики на сайте департамента. Он думал, что Тень все-таки была, но вызывали ее обе квартиры. А потом не поделили находку и стали враждовать.

Ночью Дину приснился отец. Впервые за долгое время Дину вообще снился сон со смыслом, а не с непонятной ерундой: куча Теней, квартира Каса, его квартира и безобразное количество других лиц, которых он никогда не видел ранее. Но сегодня ночью все было иначе.

Папа заводит его в новый дом, который они с мамой не успели достроить до своей гибели, и показывает ему, как они все устроили.

– У тебя даже есть своя комната, Дин.

У Дина была своя и в предыдущем доме. Зачем было вообще переезжать, он не понимает. Но по-прежнему чувствует себя пятнадцатилетним мальчиком, родители которого захотели что-то поменять в своей жизни. Сэм сидит за столом хмурый. Ему не нравится их новый дом, так же, как он не нравится и Дину. Будто дети уже тогда чувствовали, что случится что-то нехорошее, и это место заранее вызывало негатив.

– Зачем нам дом побольше? – спрашивает Сэм с обидой в голосе. Мама гладит его по голове и заодно дотрагивается рукой до своего живота.
– Потому что у нас теперь большая семья.
– Зачем нам большая семья? – говорит Сэм, еще больше хмурясь.
– Что за вопросы, мелочь? – удивляется отец, тоже усаживаясь за стол. – Ты не должен задавать таких вопросов, Сэмми. Нет ничего важнее семьи, помни об этом. И если она будет больше, разве это плохо?


Дин проснулся в холодном поту, чувствуя, как Кас осторожно гладит его по голове. Он не спрашивал, что такого снилось Дину и почему у него в уголках глаз стояли слезы. Он позволил Дину не рассказывать всего, пока тот сам не захочет.

А Дин жмурился и пытался снова заснуть. Лишь бы не помнить о том, что так и не увидел свою сестру.

Изображение

На следующей неделе Кас наконец пришел в себя, и они оба вышли на работу. И хотя его парень все еще чувствовал себя не очень, Дин все равно был рад, что они оба вернулись в строй. Целый день Кас выглядел чересчур задумчивым, и это сильно сбивало Дина с толку. Как будто он что-то хотел сообщить, но это что-то было слишком обидным для Дина.

Когда они ехали домой, Кас все-таки заговорил.

– Сегодня у моего брата день рождения.
– Вы же не разговариваете уже бог знает сколько времени.
– Да, – замешкался Кас, – я знаю. Я просто подумал… Ну не могу же я с ним не помириться, в конце-то концов. Он мой брат, и… Порой неправильно себя ведет. Но по-прежнему остается моим братом, верно?

Дин его понимал в этом вопросе как никто другой. Если Кас хочет помириться, что ж – пускай едет.

– Я, наверное, тоже по своим делам смотаюсь тогда, не против? – уточнил он заранее. По крайней мере, Кас, наверное, на это и намекал – что он не сможет провести вечер с Дином.

Да и сколько можно уже таких вечеров? Иногда друг от друга надо отдыхать.

– Нет, – Кас коротко поцеловал его в губы, выходя из машины. – Ты приедешь на ночь?
– Постараюсь, – ответил Дин, и Кас захлопнул дверь машины.

Изображение

На самом деле, никаких планов у Дина не было. Он просто хотел немного проветриться. Надоело целыми днями торчать дома: они три недели просидели почти безвылазно у Каса в квартире, пока тот болел. И он бы все равно вытащил своего партнера куда-нибудь на этот вечер, но раз у него были свои дела – что ж, так тому и быть.

Дин выбрал бар на другом конце города. Про него ему когда-то рассказывали на работе, кто-то из телефонисток, что тут можно хорошо провести время, выпив самого вкусного пива в городе.

Дин не был по натуре одиночкой, но сегодня хотелось именно что посидеть одному. Поэтому он сел за барную стойку и заказал себе один бокал фирменного.

Бармен попался что надо: не болтливый, не допытывающийся. Он почти не задавал Дину никаких вопросов, кроме как «Откуда ты?» и «Почему один?», но за ответами не последовало больше ничего. Дин был ему неинтересен. Зато бармен уделял особое внимание противоположному концу стойки, куда носил напитки чуть ли не каждые пятнадцать минут. Дин поначалу не обращал внимания на шум с другой стороны, но потом все-таки повернул голову, чтобы увидеть, кто там так громко разговаривает.

И застыл.

На том конце стола одиноко сидел Габриэль, брат Каса, и доказывал принесшему ему напитки бармену, что у него дерьмовая работа.

Забавно иногда в жизни случается. Кас сейчас поехал к нему домой, видимо, даже не предупредив, а в итоге встретился с ним Дин. Отмечает день рождения, ха?

Дин попытался сесть в пол-оборота, чтобы Габриэль не обратил на него внимания. Так оно и получилось. Хотя, возможно, мужчина был просто слишком пьян, чтобы увидеть в Дине своего давнего знакомого. Они не виделись с того самого момента на лестничной клетке. Дин решил, что посидит в баре еще полчаса, а потом свалит отсюда. Кас наверняка приедет домой раньше, потому что не застал брата дома. Только Дин еще не решил, рассказывать ему, что видел Габриэля, или все-таки умолчать? Кас не обидится, что он выезжал в бар без него, но как всегда решит, что Дину с ним некомфортно и вообще надоело, отсюда появится куча споров, мыслей, бессонных ночей… Нет, Дин не станет ему ничего рассказывать.

Он встал из-за стола и пошел в сторону выхода. Надоело здесь сидеть, да и напрягает пьяный Габриэль на том конце стойки. И Дин уже преодолел приличное расстояние, оставшееся до выхода, как кто-то перехватил его за руку.

– Что, даже не поздравишь меня с днем рождения, Дин?

Габриэль стоял перед ним, покачиваясь из стороны в сторону. В руках у него был стакан с виски, который он заказал перед самым уходом Дина. Они стояли на танцполе, и Дин специально сделал несколько шагов в сторону, чтобы уйти из центра.

– Привет, Габриэль. Не ожидал тебя здесь увидеть.
– Ты уже час сидишь напротив меня, дубина, – съязвил он в ответ. Но в сторону отошел вслед за Дином. Теперь они никому не мешались на проходе. – Что же ты не поздоровался? Стыдишься?
– А мне есть чего перед тобой стыдиться, а? – не удержался Дин.
– Не я же трахаю твоего брата… – ответил Габриэль, отхлебнув из своего стакана.

Дин не сдержался и рванул вперед, крепко хватая Габриэля за плечи. Он со всей силы ударил его спиной о стену, из-за чего содержимое бокала почти целиком оказалось на нем.

– Не смей так говорить про нас, – процедил Дин сквозь зубы. – Не суди, да…
– …не судим будешь, – улыбнулся Габриэль, сверкая своей белоснежной улыбкой в темноте бара. – Не пори мне эту небесную чушь. Ну и что, Кас по-прежнему снизу? Подставляется под тебя, да?

Дин еще раз с силой ударил его об стенку. На этот звук обернулось сразу двое охранников в углу зала. Дин понизил голос.

– Ты даже не позвонил ему ни разу за этот чертов год! Не объявился, не сказал, что у тебя все в порядке. Как ты думаешь, как я должен к тебе относиться?
– Любить меня и уважать.

Габриэль уже был в абсолютнейший ноль. Он пьяно улыбался и совершенно не сопротивлялся напору Дина. Дин ослабил хватку, опуская парня на пол. Габриэль сполз по стенке вниз.

– Аааа, – простонал он, но было непонятно, от чего: от алкоголя, от того, что его отпустили, или просто ради театрального эффекта. – Ты забрал у меня брата и еще предъявляешь мне какие-то претензии. Ты забрал мою работу, сидишь на моем месте. И каждую гребанную ночь ты имеешь моего брата в задницу. Дин, Дин, Дин. Ты так неблагодарен.

Сейчас, глядя на него свысока, Дин вдруг посмотрел на Габриэля с другого угла. Он выглядел настолько жалко со всеми своими обидами, в то время как виноват был во всем сам, что Дин был готов его простить.

– Ты один? – спросил он, наклоняясь к Габриэлю.
– Тебе-то какое дело, господи?

Дин положил его руку себе на шею и помог подняться. Габриэль был чересчур слаб, чтобы передвигаться самостоятельно. В этот момент к ним и подошли охранники.

– Парни, у вас все в порядке?
– В полном, – отозвался Дин, выводя Габриэля из бара.

Он поймал такси, потому что машину оставил возле дома Каса, и, выпытав у Габриэля его адрес, попросил доставить их к нему. Все двадцать минут, проведенных в такси, Габриэль спал, положив голову Дину на плечо, а когда им пришлось выйти, его еще и стошнило на газон.

Дин помог ему подняться к себе, уложил на кровать и пошел на кухню искать аптечку. Найдя первое попавшееся средство от головной боли, положил таблетку на журнальный столик и поставил рядом с ней стакан с водой. Немножко подумав, Дин принес к кровати пластмассовый тазик на случай, если его будет снова тошнить. Возле таблеток он оставил записку со своим номером телефона и надписью «Дай знать, когда очнешься».

В конце концов, Габриэль был братом Каса, и даже если между ними не сложились отношения, это вовсе не значило, что Дин имел право его бросить.

Изображение

Хотя Дин приехал домой уже около одиннадцати вечера, было видно, что Кас зашел в квартиру буквально перед его приходом.

– Я думал, ты будешь позже, – признался он, доставая из холодильника вчерашний ужин. – Хотел что-нибудь заказать. Ты ездил не на машине? Я видел ее у подъезда.
– Да, я хотел прокатиться своим ходом. Ничего не надо, есть не хочется, – Дин снял куртку с обувью и прошел на кухню, садясь за столик. – А ты чего так поздно?

Он думал, что Кас мог ездить искать Габриэля по городу, по барам. Даже мог бы наткнуться на них с Дином. От этой мысли у него невольно пробежались по коже мурашки. Надо было, наверное, все-таки рассказать Касу, что он встретил Габриэля в баре.

– Долго с братом болтали, – вдруг ответил Кас.

Дин удивленно поднял на него голову.

Кастиэль достал из кухонного шкафа две тарелки и вытащил столовые приборы. Он не выглядел так, будто соврал. Кастиэль вообще очень неумело врал, а тут говорил и не краснел, не начинал суетиться, вообще не подавал виду, что солгал.

– Долго? – переспросил на автомате Дин. Захотелось тут же сказать «вообще-то я видел твоего брата», но он не решился – хотел посмотреть, как далеко зайдет Кас в своей лжи.
– Да. Сам в шоке, – равнодушно произнес он. – Он, видимо, не ожидал меня сегодня увидеть, так что очень обрадовался, когда я появился на пороге.
– И о чем вы говорили? – Дин попытался принять незаинтересованный вид.
– О многом. Помирились наконец. Думаю, он давно хотел это сделать, просто, как и я, не решался.

Дин боролся в себе с двумя чувствами: первое – желание застать своего парня на месте преступления, чтобы он мгновенно признался во всем, и второе – продолжить играть в этом театре абсурда и самому потом выяснить, где был Кас весь вечер.

И он выбрал второе.

Кас, должно быть, заметил, что Дин не в меру мрачен и молчалив, поэтому уже ночью попытался сгладить злость Дина. Его макушка скрылась под одеялом, и Дин почувствовал, как медленно с него сползают трусы. Только этот его извинительный жест наоборот сильно выводил из себя.

Дин одернул одеяло.

– Давай не сегодня, ладно?
– И все-таки ты мне не нравишься, – Кас привел трусы в первоначальное положение и поднялся к нему, замерев перед его лицом. – У тебя что-то случилось?
– Все нормально. Просто устал, – соврал Дин.
– Смотри у меня, – нахмурился Кас, но потом улыбнулся и поцеловал в плечо.

Дину впервые стало невмоготу находиться с ним в одной постели.

Изображение

Решив не показывать Касу последнее из трех дел, он занялся им самостоятельно. Все целиком и полностью указывало на повтор тех событий, которые преследовали их год назад. Но тогда анонимный Автор замолчал, и все благополучно про него забыли. Его новое появление могло стать новым витком в этом деле. Дину почему-то вспомнились истории про маньяков, которых полиция выслеживала месяцами. И теперь он сам был похож на детектива.

Но для начала нужно было расправиться с той недо-Тенью из второго дела. Но ни Брук, ни Пит в тот день свободны не были.

– Ты бы меня очень выручил, если бы поехал со мной.

Дин ненавидел выпрашивать, но с этим парнем он вести себя по-другому не мог. Ганс сидел за своим столом, сосредоточено изучая пасьянс на экране компьютера.

– Почему я должен это делать? – спросил он, не глядя на Дина. Он как будто и правда ждал прямого ответа на поставленный вопрос.
– Потому что мы вроде как неплохо ладим, – заметив, что Ганс искоса взглянул на него, он поспешил добавить: – …наверное.

Мужчина продолжил раскладывать карты на своем рабочем столе, будто бы прослушав весь ответ Дина.

– Слушай, если тебе это так не по нутру, я могу попросить кого-нибудь еще. Тем более я понимаю твое положение и…
– Какое положение?

Ганс отодвинулся от стола и скрестил руки на груди, глядя на Дина в упор. Брови его были нахмурены, а сам он выглядел настолько воинственно, что Дин уже пожалел, что вообще к нему обратился.

– Ну… Война и прочее.

Закатив глаза, Ганс поднялся со своего кресла и взял куртку с вешалки.

– Идем, – бросил он Дину. – Но едем на моей машине, – предупредил он.

Изображение

С Гансом ехать на задание было легче легкого – он не разговаривал, не делал никаких замечаний и вообще всегда был с таким лицом, будто ничего из этого ему не импонирует. Поэтому для Дина это было своего рода облегчением: не разговаривать во время пути к объекту.

– Давай для начала поговорим с соседями? – предложил Дин, но Ганс его затею не поддержал.
– Нет. Идем сразу в квартиру. Не хочу терять время.

Дин спорить не стал. Все-таки это он попросил Ганса помочь, а не наоборот.

Впрочем, у Ганса были свои методы разговора с клиентами. Когда предполагаемый Автор открыл им дверь, Ганс почти вышиб ее своим телом, врываясь в квартиру. Дин поспешил закрыть за ними, чтобы соседи не дай бог не услышали подобных разборок.

Ганс придерживал руку у горла парня, не позволяя ему двигаться. Тот беспомощно пытался отцепить от себя сумасшедшего федерала.

– Кто вы? Что вам нужно?

Дин, по сигналу руки Ганса, достал из-под своего пальто бластер и отправился обследовать квартиру. Никакого налета обнаружено не было.

– Сбои с электричеством случались? – крикнул он из одной комнаты. И услышал последовавшее за своим вопросом гневное «ОТВЕЧАЙ!».
– Да, были.

Дин прошел во вторую комнату, но и там ничего не обнаружил. Прошелся по книжным полкам – ни одной старинной книги, одни альбомы. На кухне все тоже оказалось чисто.

– У меня ничего, – Дин вышел обратно в коридор, но Ганс даже после этого не отпустил беднягу.
– Не объяснишь нам, почему твои соседи решили, что тут есть Тень?
– Она и была, – признался парень.

И тогда Ганс ослабил хватку.

– Как была?
– Я ее убил.

После таких слов хозяин квартиры был отпущен, и он почти рухнул на пол. Дин помог ему подняться.

– Не объяснишь нам, что ты тут втолковываешь?

Через пять минут они все сидели на кухне у парня, тот с трясущимися руками рассказывал свою историю.

– Я ее вызвал. Мне сосед рассказывал про них, объяснял, что происходит. На самом деле, я не думал о ее свойствах и прочей ереси. Меня куда больше волновало, что я могу вернуть таким образом свою маму, – губы парня тряслись, но он продолжал говорить: – Я ж не знал, в каком облике она предстанет! А когда понял, что натворил, начал искать, как от нее избавиться.
– Почему не позвонил в Департамент? – спросил Дин.
– Так я не хотел в тюрьму! Я знаю, чем карается вызов Теней. От штрафа до тюремного срока. Я понимаю, явка с повинной смягчила бы наказание, но решил действовать самостоятельно.
– Что же ты сделал?

Ганс все время молчал, скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула.

– Загуглил в Интернете, купил оружие, уничтожил ее и избавился от всего.
– Не жалко маму-то было? – подал голос Ганс.

Парень вздохнул и закрыл лицо рукой.

– Жалко. Очень. Но лучше быть мертвой целиком, чем так.

В итоге Кас оказался неправ. Соседи хоть и подсказали парню, что нужно сделать для вызова – молодцы, подставить решили, будь здоров! – но Тень принадлежала все-таки ему. Дин решил, что не будет составлять протокол на парня и оставит его со своими мыслями наедине. Он понес достаточное наказание уже за то, что совершил и сам исправил.

Дин долго держал в руках стилус, не зная, что написать в блокноте. В итоге пометил простое «Тень не обнаружена, оружие не понадобилось. Хозяина квартиры подставили соседи». И все же было правдой, а?

– Значит, ты тоже, как и все остальные, уверен, что я всегда молчу, потому что не люблю вспоминать о войне?

Ганс заговорил всего за несколько минут до того, как они подъехали к департаменту, чем очень удивил Дина.

Тот посмотрел на Ганса, стараясь не отвести первым взгляд, но все-таки сдался.

– Нет. Я считаю, ты молчишь по другим причинам. Ты молчишь, потому что тебя многое раздражает.

Ганс облизал губы и потер перед собой руль. Они остановились на светофоре.

– Ты почти угадал. Только дело в другом, – как только загорелся зеленый, все машины тронулись вперед, но Ганс поставил ее на режим парковки и повернулся целиком к Дину, повысив голос: – Все почему-то думают, что на войне видишь столько всякого дерьма, что с этим потом тяжело бороться. Черта с два знают эти придурки! Есть мамины сынки, с трудом смотрящие на кровь и смерть, не привыкающие к ней даже под конец. Всем остальным же постепенно становится глубоко насрать на то, кто там умирает и как. Ты сам можешь через секунду быть убитым, зачем жалеть кого-то, если никто не пожалеет тебя? Знаешь, что самое страшное на войне? Нет, не смерть друга и не то, что ты можешь не вернуться. То, что ты вернешься другим. Знаешь, каково это, когда вместо всех твоих эмоций – радости, печали, волнения – ты получаешь полное равнодушие ко всему? Тебе срать на этот поганый мир с его предложениями повоевать! Тебе срать на себя, свою жизнь и то, что с ней будет. Остается только пустое равнодушие ко всему миру. Ты привык к крови, ты ее не боишься. Ты сто раз заглядывал в лицо смерти и показывал ей фак. Ты тупо злишься на всех, за то, что они сделали тебя таким. Другим, непохожим на них самих! И все, что остается у тебя в душе, это ненависть к человечеству, которое созидает, чтобы уничтожить.

Он резко нажал на педаль газа, от чего машина заревела, и переключил передачу.

Автомобиль рванул вперед на красный свет, и им в бок чуть не влетела другая машина.

– Знаешь, что страшнее всего в войне, Дин? – он повернул к нему голову, совершенно не глядя на дорогу. – То, что ты не видишь, где добро, а где зло. Для тебя все вокруг зло.

Дальше он вдавил еще сильнее на газ, и уже через минуту высадил Дина напротив входа в департамент.

Дин почувствовал, что все еще подрагивает от громкого голоса Ганса, эхом отдававшегося у него в голове.

Изображение

Поскольку Кас еще целую неделю был вынужден игнорировать поступающие им выезды, Дину пришлось скооперировать целую бригаду на поимку всех Теней. Он так и не стал рассказывать Касу про последнее, третье дело, а пошел с ним прямиком к Фергюсу.

– Шутишь что ли? Не может этого быть, – воскликнул босс. – Дай сюда документы.

Дин протянул ему папку со всеми обозначенными в ней схемами, информацией на дом и само заявление в департамент, и Маклауд его долго и пристально рассматривал.

– Меня не покидает чувство, что над нами кто-то смеется, – он швырнул папку на стол и потер виски. – Едешь тем же составом, что и всегда. Каса меняй на Брука и валите на объект.

Кас каждый отъезд Дина воспринимал как свое личное поражение. Он становился угрюмее, усаживался за компьютер, один раз даже предложил Дину установить связь по телефону, но после укоризненного взгляда Дина тут же замолчал.

– Отдыхай, пока есть возможность, – Дин поцеловал его в макушку и вышел из кабинета.

Заброшенное здание чем-то напоминало их прошлогодний заезд на завод. Только в этот раз здесь была тьма пустых, погоревших когда-то квартир, и в них было труднее найти Тени. Больше походило на пчелиные соты, в которых вот-вот можешь наткнуться на гигантскую пчелу-убийцу.

Брук шел следом за Дином. На них был третий этаж.

Когда Дин услышал позади себя выстрел бластера, он резко обернулся. Брук прикончил одну Тень. Следом за ней вышла вторая, третья.

На их этаже в общей сложности оказалось четыре Тени.

– У нас еще три, – отрапортовала Моника.
– Три, – ответил Макс, парень из третьей бригады.

Десять Теней на один объект. Это куда меньше, чем в прошлый раз.

Все как обычно стояли на улице, кто-то курил, кто-то болтал. Брук пошел обходить здание с другой стороны, чтобы осмотреть территорию вокруг, Моника согласилась составить ему компанию.

Третья бригада уехала, и Дин только после этого заметил, что они с Биллом остались наедине. Нужно было идти с Бруком.

– Ну и как ваши отношения поживают? – он сидел на капоте своей машины, засунув руки в карманы плаща. – Спросил бы, как он в постели, но я и так знаю.
– Не твое дело, – наиграно улыбнулся Дин. – Знаешь, так зачем спрашивать?
– Так я и не понял, как из вас пара получилась.
– Задаюсь тем же вопросом касательно вас каждый божий день.

Билл глухо рассмеялся, будто бы разговаривал сейчас с ребенком, и тот нес полнейшую чушь.

– Нет, серьезно, Дин, скажи: неужели тебе с ним комфортно? Кас же из всего на свете делает себе маленькое гнездышко и превращает его в свою нору. Он же из нее никогда не вылезает, какой в этом интерес? Он уже признавался тебе в любви?
– Это не твое дело, – уже громче и грознее повторил Дин.
– Просто предупреждаю: за признаниями последуют действия уже другого масштаба. Кас словно паук – хватает свою жертву и никуда от себя не отпускает. Ты думаешь, с Мон у него было как-то по-другому? Ни разу. Система одна и та же. Сначала не доверяет, потом доверяет, но проверяет и наконец – БАМ! – и ты съеден.

Дин на этом его «бам» с громким хлопком в ладоши ошарашено моргнул. В этот момент за спиной Билла показались Моника и Брук.

– Беги оттуда, пока не поздно, Дин, – посоветовал Клинтон. – Ты же не такой статус присвоил вашим отношениям, да? Ты значишь для него куда больше, чем он для тебя, поверь. Твое признание в любви будет сильно отличаться от признания Каса. Ты говоришь, потому что так проще, он – потому что ты уже повязан, Дин.

Дину не понравилось, что Билл говорит так, будто знает о Касе куда больше его самого. И страшно было, что он в чем-то угадал. Если Кас сейчас признается ему в любви, это будет требовать от него совершенно других обязательств. Переезда, например, или еще чего. Хотя, если учесть, что Кас в последнее время слишком много темнил, Дин зря начал думать, что тот чересчур серьезно настроен.

Когда Дин сел за руль автомобиля, а Брук уже начал пристегиваться, ему в голову вдруг ударила мысль.

Карта. Ему срочно нужна карта.

На голограмме перед собой он запросил у автомобиля показать ему карту Детройта. В самом первом доме он поставил красную точку. На втором объекте, на заводе – еще одну. И последнюю – их сегодняшнее место.

– Похоже на какой-то кривой треугольник, – признался Брук.

Дин дописал возле каждой точки число Теней. Тоже ни хрена и ничего не понятно.

Ничего. Он в этом еще разберется. Правда разберется.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 07:13, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

Дин раскрыл карту Детройта на своем рабочем столе и отметил те же самые точки, что и на голограмме. Соединил точки между собой… Брук прав – обычный треугольник. Попытался найти четвертую точку, чтобы вышла равнобедренная трапеция, но она попадала четко в реку. Достал циркуль и попытался провести круг, чтобы вошли все точки… Бинго!

– Сара, детка, будь добра, найди мне все дела, которые мы выполнили на данной территории.

Сара с ужасом посмотрела на круг, который провел Дин. Тут работы часов на пять – это да. Но вдруг это поможет делу, верно?

– А искать все, или только по периметру круга?
– Давай сначала по периметру, а потом все. На всякий случай.

Девушка, должно быть, возненавидела Дина в этот момент. Ничего, пусть поработает. С ее болтливым ротиком ей нужно давать побольше такого рода заданий, авось будет меньше трепаться.

Кастиэль принес два новых дела. Оба непримечательные, что сильно обрадовало Дина – всего одна Тень и еще, в одном квартале от первой, три.

– Завтра мне уже позволят выезжать на задания, – с улыбкой сказал Кас, когда они сели в машину, чтобы ехать домой. – Наконец-то вернусь в строй!
– Да, здорово, – ответил Дин, хотя мыслями был совсем не здесь, а там, на карте.
– Ты какой-то загруженный в последнее время. Мне это не нравится.

Дин не сразу услышал, что Кас обращается к нему, а не просто что-то рассказывает, на что можно было бы просто кивнуть или сказать «угу». И только спустя несколько секунд опомнился и повернулся к нему:
– Ты что-то сказал?
– Да, – с обидой в голосе проговорил Кас. – Впрочем, неважно. Может, сегодня сходим куда?
– Не получится. Я обещал помочь Джо с переездом, так что в другой раз.
– Не приедешь на ночь?
– Нет. Останусь, наверное, у нее.

Если бы он их не познакомил полгода назад, возможно, Кас бы сейчас сильно нервничал, у кого там остается на ночь Дин. Но так как Кас сам лично встречался с Джо и знал, что она из себя представляет, поводов для ревности не возникало никаких.

Дин действительно обещал помочь Джо с переездом, но не планировал делать это сегодня. Просто Джо была единственной действующей отговоркой, чтобы не оставаться на ночь.

Изображение

– Ты меня удивляешь в последнее время, – Джо заносила коробки к нему в машину и то и дело отряхивалась от пыли. – Ты то души в нем не чаешь и радуешься тому, что имеешь, то пускаешься во все тяжкие, ходишь по барам и сбегаешь якобы ко мне. Объясни мне, что это? Он тебе надоел? Прошла любовь? Что?

Дин сел за руль и дождался, пока Джо сядет в кресло рядом с ним.

– Я не знаю «что», – выдохнул он, заводя мотор. – Просто он мне соврал, и я теперь не знаю, как к этому относиться.
– Ты ему тоже соврал.
– Да, но я-то собирался рассказать ему правду!
– Может, он тоже собирался?
– Нет.
– Ты так уверен?
– Да.

Джо всю дорогу то забиралась с ногами на кресло, то выставляла их вперед, кладя на панель, то открывала окно, то его закрывала.

– Когда ты уже сядешь?
– А ты чего такой раздражительный?

Дин не знал. Правда, он понятия не имел, какого черта его бесила каждая мелочь, сказанная или сделанная другим человеком. Он устал, но вот от чего устал, он понятия не имел. От Каса? От их жизни?

– Я, конечно, могу взболтнуть глупости, но мне кажется, что вы уже стали полноценной парой.
– Это как?
– Ну, знаешь, когда если вы расходитесь, на вас все смотрят и говорят: «Ууу, а я думал, они уже все. Совсем не представлял их по отдельности!», «Да, они как единое целое! Кто бы мог подумать? Как же они будут друг без друга?».
– Очень просто.
– Цыц! – воскликнула Джо. – У вас наступил такой период, когда уже и сдать назад нельзя, но и вперед страшно.
– А вперед что?
– Семья, Дин.

Кажется, он кожей ощутил, что в машине чересчур сильно работает кондиционер, и поспешил убавить мощность. Руками Дин крепко сжал руль и тут же ослабил хватку. Созрел он для таких разговоров? Вряд ли.

– Брось, – отмахнулась Джо. – Ты же не думал, что можно будет вечно приходить и уходить на одну жалкую ночь? Кас тебя слишком высоко ценит.
– Тебе-то откуда знать?

Джо ухмыльнулась и отвернулась к окну.

Почему в этом мире одному Дину все кажется жутко сложным?

Изображение

Придя на работу, Дин обнаружил у себя на столе одну-единственную папку. Открыл, а внутри список дел. Все те дела, что нашла Сара. Бедняга, ночь не спала, а?

– Что там у тебя? – не удержался от вопроса Кас.
– Так. Проверяю одну теорию.

Дин достал карту, на которой до этого помечал стилусом объекты, выбрал другой цвет (синий) и начал ставить точки других объектов. Напротив каждой точки писал число. Но толку из этого не вышло – все они были вразброс, на половине точек было меньше пяти Теней, и системы тут никакой не наблюдалось. Дин ошибся.

– Нам нужно сегодня съездить на… – Кас сверился со своим отчетом. – Мэдисон стрит. Дом 11.
– Не квартира?
– Нет.
– Сколько там?
– Одна. Как всегда.

Они уже собрались выходить из кабинета, взяли куртки и пошли к дверям, как Дин в последний момент остановился и подошел обратно к карте. Мэдисон стрит пересекала круг. Простое совпадение?

Посмотрим.

Изображение

– Кто Автор?

Они уже подъехали к дому и остановились всего в паре сотен метров от него. Чтобы лишний раз не светиться. Дин достал бинокль и посмотрел на дом. Жилой, явно обитаемый. Нет, это никак не могло быть то место, которое Дин искал на начерченном кругу.

– Аманда Бриджит, двадцать пять лет, менеджер в компании сотовой связи, – ответил Кас, читая материал. – Опять простая жалоба на сбои в системе электропередач, плюс вода поменяла привкус.
– Люди в этом районе пьют воду из-под крана?
– А ты зубы по утрам не чистишь? – съязвил Кас. – Пошли.

Они достали из багажника два бластера и направились к дому. Машины у входа не было, а у девушки она явно имелась. Значит, не дома, что сильно упрощало процесс.

Взлом замка не вызвал никаких проблем. Они вошли внутрь. Дом мало освещался светом из окон, и пришлось включить электрический свет.

– Странно, – ответил Кас. – Не похоже на обитание Теней.

По всему дому не было ни испорченной мебели, ни следов желтого налета, абсолютно ничего, что могло бы напоминать о наличии в доме Теней.

– Ложный вызов, ха? – Кас облегченно улыбнулся и опустил бластер. – Пройду посмотрю по дому, что бы это могло быть. Может, у нее просто где-то что-то замкнуло? Сбои-то не просто так.

Кастиэль ушел гулять по дому, и Дин тоже решил пока осмотреться. Этот рапорт даже не был заявлением на наличие Тени. Это была жалоба из службы электроснабжения, которую можно было принять за Тень. Такое случалось в трех случаях из десяти, и сегодняшний не был исключением. Но Дину до сих пор не давала покоя мысль, что этот дом оказался на кругу.

Он зашел на кухню. Все чисто и убрано, как и подобает девушке двадцати пять лет. Странно, что живет одна. Судя по фоткам на холодильнике, у такой красавицы явно должен быть молодой человек, не проводит же она здесь вечера в одиночестве? Слишком большой дом.

Дин провел рукой по кухонному столу, но тут же одернул ладонь. Столько пыли было на поверхности, что теперь вся рука была серой. Фу.

И когда Дин начал искать полотенце, чтобы вытереть ладонь, то в душе у него все похолодело. Полотенца-то не было…

Дин подошел к холодильнику и взялся за ручку. Только бы сработало, только бы сработало.

Он закрыл глаза, сделал глубокий вдох и открыл дверцу.

Только не это…

Взгляд судорожно перемещался по всем полкам холодильника, но безрезультатно – в нем было пусто.

Этот дом нежилой. Он нежилой!!!

– КАС! – крикнул Дин, выбегая в коридор, и тут же услышал грохот сверху.

Дин рванул туда. Кастиэль лежал на полу и придерживал голову рукой. Он поднимался по лестнице на чердак, когда одна из ступенек провалилась, и он грохнулся. Дин подлетел к нему.

– Ты в порядке?
– Да. Головой приложился об пол.
– Тут кто-то есть. Сто процентов. Не живет здесь никакая Аманда Бриджит.

Неведомая мощь снесла у него из рук бластер, и он полетел по лестнице вниз. Здесь было темно, и они не заметили подкрадывающуюся сзади Тень. Когда Дин обернулся, то увидел, что они спускаются сверху. Одна, вторая, третья. Сколько их здесь? Это была ловушка чистой воды. А они с Касом попались на нее, как два простака. И что сейчас было важнее: унести отсюда Каса или попытаться защитить их, лежащих на полу, Дин соображал туго.

Кас попробовал нацелить свой бластер, но его тут же смели из рук. Два человека не могут сопротивляться такому количеству Теней. И если ничего не предпринять, они оба сейчас погибнут. Тени просто разорвут их на части или высосут все силы.

Дин вскочил на ноги и побежал в противоположную от лестницы сторону.

– Эй, твари. Питаемся жизнями потихонечку, а? – он остановился у одной из комнат, заманивая их внутрь. Когда он переместил взгляд на Каса, тот с ужасом смотрел на него. «Беги», – прошептал Дин одними губами и вошел в комнату. Тени вошли следом.

Если у него будет шанс спасти хотя бы Каса, то он им воспользуется. В эти пять минут, что Тени будут разбираться с ним, у Каса будет шанс сбежать.

Последней надеждой для Дина были окна. Выпрыгнуть туда проблемой не казалось, правда падать со второго этажа будет очень больно. Только в комнате не было окна, он сделал неудачный выбор.

Значит, шансов не было никаких. Единственное, что он успевал, пока Тени приближались к нему, – это набрать на телефоне номер машины и нажать запуск. Экстренная тревога.

Тени уже подошли близко, и Дин закрыл глаза, напевая себе под нос «I‘m sorry mama» все с того же диска Каса из машины. Но яркий свет, которым озарилась комната, заставил его разлепить глаза. Кастиэль стоял в центре, и у него в руках что-то горело.

– ДИН! ЗАКРОЙ ГЛАЗА! БЕГИ!

Изображение

«Бежать» в данном контексте значило «пройти сквозь Тени». Дин никогда раньше этого не делал, да и не собирался, если бы вопрос не встал ребром: жизнь или смерть. К слову, выжить, пройдя через такое количество Теней, было крайне трудно. Дин ринулся вперед, проходя через каждую Тень, и ощущение было, будто силы покидают его, а перед глазами все становилось мутным и черным. Он закрыл глаза, когда вспышка света у Каса в руках стала еще ярче, и Кас что-то швырнул в ту сторону, из которой Дин и прибежал.

Сначала писк в ушах, а потом громкий взрыв.

Они упали на пол, едва успев выскочить за пределы комнаты, и их сильно оглушило. Дин, по крайней мере, еще несколько минут не мог ни видеть, ни слышать. А еще состояние на душе такое паршивое-препаршивое, будто ты и вправду умер.

– Дин, Дин, Дин, – Дин не мог понять – это у него колокольчики в голове играют свирель, или кто-то постоянно зовет его по имени. Он раскрыл глаза, но все равно было темно. – Дин, ты меня слышишь?

Дин невнятно кивнул и провалился в сон.

Изображение

Голова болела адски, как будто по ней кто-то несколько раз прошелся кувалдой. Дин открыл глаза, с трудом понимая, где сейчас находится. Он лежал в машине на пассажирском сидении, откинутом назад, а перед носом у него маячила куча людей, перемещаясь с какими-то ящичками и прочим. Стояла машина скорой помощи, возле которой был Кас. Ему обрабатывали рану на голове, а он постоянно корчился и пытался отмахнуться, мол, «не надо, само заживет». Все как всегда.

Он заметил, что Дин очнулся, и тут же отцепил от себя врачей. Подошел к дверце, за которой сидел Дин, открыл ее и сел на корточки.

– Как ты себя чувствуешь?
– Будто по мне танк прошелся, – признался Дин. – Ты?
– Чуть получше.

Дин приподнял кресло, чтобы принять сидячее положение.

– Ты вызвал сюда департамент?
Ты вызвал, – поправил его Кас. – Когда принял на себя удар.

Дин хорошо помнил все, что произошло. Голова хоть и болела, но память функционировала будь здоров! Только вот ощущение было такое, будто все произошло не с ними, а с кем-то другим и очень-очень давно.

Кас захлопнул дверцу и пошел за руль. Дин очень редко видел его за рулем с тех самых пор, как Кас отдал ему ключи от машины. Но сейчас садиться на кресло водителя ему совсем не хотелось, поэтому он послушно пристегнулся.

– Поехали отсюда, – уставшим голосом произнес Кас. – Дальше и без нас справятся.

Они ехали молча, только голос Эминема в машине напоминал Дину о тех строчках, которые он напевал, когда думал, что погибает. Почему именно она? Почему просил прощения у мамы?

– Эй, – позвал он Каса. И когда тот обернулся, закончил: – Спасибо, что вернулся.
– А как я мог уйти без тебя? – Кас долго смотрел на него в упор, но потом отвел взгляд. – Ты поступил опрометчиво.
– А у тебя был приказ, – повысил голос Дин. – Ты не должен был возвращаться.
– Позволить тебе пожертвовать собой? Ха!

Они начинали ругаться, хотя на самом деле тема была откровенно бестолковой. Ну кто будет ругаться из-за того, кто кому должен жизнь спасать?

– Мы оба подписывали те документы, – напомнил ему Дин. – «Если есть угроза смерти, прекратить выполнение операции». Ты должен был прекратить. Мы оба могли погибнуть. И я даже не хочу знать, что нам будет за использование этой гранаты, которую можно трогать только ради спасения горожан в экстремальной ситуации.
– То есть нужно было позволить тебе сдохнуть, да? – Кас злился и сжимал в руках руль, то и дело жестикулируя. Жесты не были отличительной чертой Каса, но тут он размахивал руками направо и налево. – Да пусть меня хоть уволят за эту гранату, мне плевать.
– Это ты мне всегда напоминаешь, что нет ничего важнее приказа сверху…

Дин отвернулся к окну, чувствуя, как злость постепенно сходит на нет. Хотя медленная езда Каса, сосредоточенная целиком на правилах, очень бесила.

Какая, в принципе, разница, кто здесь прав, кто виноват? Они все равно провалили задание. Сначала не разведали обстановку, разделились, привлекли к себе внимание соседей. Они не были готовы к нападению. И тут ты хоть обкричись, дерьмо придется разгребать обоим. Да и потом – они оба квиты. Один вернулся за другим, второй пожертвовал собой. Кас может злиться сколько угодно, но он и сам ничем не лучше. Если бы граната не сработала, они бы все равно погибли. А учитывая, что они хранились в багажниках чересчур долго, да большинство из них уже и так превышали свой срок годности, вероятность такого исхода была очень велика.

Изображение

Дин просидел дома над картой несколько часов. Нападение, которое им устроили в доме на Мэдисон стрит, немного не вписывалось в рамки тех объектов, которые им оставлял их анонимный Автор. Он действовал всегда аккуратно, ненавязчиво, не оставлял за собой никаких следов, и всегда – всегда! – делал это специально, будто хотел, чтобы его нашли. Последний их дом был полной противоположностью – это была подстава со стороны Автора, этакий плевок в их сторону. Словно в лицо всему департаменту швырнули перчатку, объявляя войну.

Нет, этот парень устал, что его действий не замечают. Он вроде как был милостив, пока они устраняли его наработки, будто бы помогал им идти к цели, двигаться за собой. Но все перестали думать, и тогда он решил напомнить о себе. Он перестал быть мягким, он уже прямо кричал: «Найдите меня! Я хочу, чтоб вы меня нашли!».

– Эй, – в дверном проеме спальни стоял Кас, неловко подпирая плечом саму дверь. – Давай ляжем, а?

Он не извинялся – ему куда легче было сделать вид, что ничего не было. А если бы и извинился, Дину бы тоже пришлось, только вины за собой никто все равно не чувствовал. Но одно только предложение пойти спать уже само по себе было как прощением, так и извинением.

– Хорошо, – защелкнул ноутбук Дин.

Несколько секунд он открыто смотрел на Каса, и тот сдался первым – отвернулся и пошел в спальню. Дин встал следом.

Войдя в комнату, Дин обнаружил, что Каса в ней уже нет – он ушел в ванную, и поэтому сам Дин забрался под одеяло. Через пару минут другая половина кровати прогнулась под тяжестью ложащегося тела, и Дин закрыл глаза, выдохнув.

– Можно я?..

Кас не договорил. Дин почувствовал в его тоне неуверенность в своем решении – говорить или нет. Он повернулся к мужчине.

– Говори.
– Я не… – взгляд Каса перемещался по потолку, словно пытаясь найти ответ на свою нерешительность, но ничего не обнаружив на белом полотне, он повернул голову к Дину. – Ты никогда не спрашиваешь про мою семью. Не думаю, что тебе не интересно… Ты просто никогда не лезешь на ту территорию, о которой другие умалчивают. Мне нравится эта твоя черта. Я не люблю, когда у меня что-либо выпытывают.

Дин немного расслабился, поняв, что тема дневного происшествия осталась позади.

– Но я хочу рассказать кое-что, – вымолвил Кас, отводя взгляд обратно к потолку. – Мои родители погибли из-за Теней. В соседнем с нами доме поселился старый мужчина, обозленный на целый мир, и он вызвал одну тварь с того света. Нас с братом не было дома, мы оба уехали на учебу. Известие о смерти мамы настигло нас уже в колледже. А папа… Он ушел следом буквально через пару недель. Не пережил смерти жены. Нетрудно догадаться, что я попал на эту работу далеко не по велению сердца. Габриэль хотел разобраться, а я просто хотел помочь ему. Как будто это могло вернуть родителей с того света… Понятное дело, когда некому мстить, процесс мгновенно наскучивает. Габриэлю стало скучно, когда он понял, что эта работа не может дать ему ответов на главный вопрос: зачем тот мужчина вызвал Тень?..

Кастиэль замолчал, а Дин просто ждал, когда же он наконец повернется обратно к нему. И когда Кас перевел на него взгляд, Дин задал вопрос, который занимал его уже больше года:
– Ты сказал, что однажды убил человека… Что ты чувствовал?
– Ждал, когда перестану считать себя убийцей, – прошептал Кас. – Нелегко понять, что единственный главный запрет на свою жизнь я все-таки перешагнул. Не сам, случайно. А что, если я убью снова?
– Ты не убьешь, – возразил Дин. – И это не убийство. Это случайность.
– Я до сих пор себя так утешаю, – он издал нервный смешок, доказавший его слабость. – Каких только оправданий себе не находишь.

Дин хотел было что-то ответить, но потом решил, что слова здесь ничем не помогут. Что бы он ни сказал, все равно свою проблему Кас мог осмыслить исключительно сам, он должен был прийти к мысли, что он не убийца. Он наклонился вперед и коснулся его губ своими, мягко целуя. Когда Дин отстранился, Кас проводил его взглядом.

– Я просто хочу, чтобы ты мог со мной поделиться, когда тебе будет плохо. Пообещай мне, что ты расскажешь.

Дин, которому после произошедшего днем все еще было плохо, прикусил нижнюю губу и кивнул.

– Хорошо. Обещаю.

Кас привстал на локтях, и Дин не сразу понял, что тот хочет сделать. Но потом тот устроился у него на груди, положив на нее голову, и Дин начал молча гладить его по волосам.

Все нормально. Иногда Кас как будто бы возвращался к нему.

Перед глазами возник маленький Сэмми, рисующий на земле при помощи мелков кружки. Перед их новым домом уже был целый круг из таких кружочков.

– И что же это будет за игра? – недоумевает Дин, оглядывая получившийся рисунок.
– Будем прыгать, – улыбается Сэм своей безобидной детской улыбкой. – По циферкам.

Он дорисовывает в каждом кругу по одной цифре от одного до десяти и становится на первый круг. Прыжок – и Сэм оказывается на кружке с цифрой два.

– Нужно допрыгать до десяти, – говорит Сэм и прыгает еще дальше. Дин становится за ним и прыгает с первого круга на второй, на третий и дальше.
– Дурацкая игра, – говорит Дин. – В ней никакого смысла.
– В классиках нет смысла, Дин, – Сэм словно его не замечает и продолжает прыгать по кругу. – Это всего лишь игра.


Дин проснулся и увидел на часах число два. Пробило два часа ночи. Сонно моргая, он привстал с кровати и подошел к столу. Сфокусировав свое внимание на получившемся на карте кругу, он вдруг сообразил, что часть цифр, если опускать некоторые дома, стоит по порядку. От одного (того самого подставного дома) до семнадцати. Семнадцать домов. Они просто не рассматривали первые пять как что-то из ряда вон, но это были <i>его</i> дома. Этот парень действовал по кругу, оставляя для них карту.

Она-то и должна была привести их к его главному центру. К улью.

Изображение

– Ты не хочешь куда-нибудь вечером сходить? – спросил Кас, когда они выходили из столовой.

Это была уже которая бессонная ночь Дина подряд. Он просыпался в мокрой от пота футболке и подолгу не могу уснуть. Кастиэль все это видел, и, наверное, поэтому предложил им куда-нибудь выбраться, отвлечься.

– Да, можно было. Куда пойдем?
– Я забронировал столик в ресторане… – он отвернулся, чтобы не видеть лица Дина в этот момент. Тот был действительно удивлен. – Coach Insignia. В восемь вечера. Как раз после работы заедем.

Дин уже слышал название ресторана и знал, что он не из дешевых. Никаких годовщин они обычно не отмечали, день рождения Каса был позади, у Дина до него еще долго, перепутать Кас такое не мог. С чего вдруг столько официальности?..

На всякий случай он захватил с собой пиджак, чтобы не выглядеть в ресторане белой вороной в своей кожаной куртке. Хорошо хоть, что рубашку сегодня надел, а не футболку.

Кас весь день был сам не свой. Будто из-за чего-то нервничал, и Дин списал этот стресс на их последнее дело. В конце концов, когда он просыпался ночью весь в поту, то видел, что Кас и вовсе не засыпал – лежал и смотрел подолгу в потолок. На них обоих это дело оказало сильное влияние.

В ресторане играла живая музыка, что несказанно удивило Дина. Такой он не слышал уже, наверное, лет десять. В последний раз – когда ходил в кафе еще с родителями, с семьей.

– Тут очень вкусные мясные блюда, – посоветовал Кас, разглядывая меню.
– Ты здесь уже был?

Может, у Каса в семье тоже было принято выбираться куда-нибудь всем вместе. Тем более, Кас, в отличие от Дина, вырос в Детройте, так что не мудрено, что город знал куда лучше.

– Один раз. И мне понравилось, – ответил Кас.

Им принесли бутылку шампанского, и тут Дин и вовсе впал в ступор. Во-первых, они не заказывали. Во-вторых, ни он, ни Кас шампанского не пили. «За счет заведения», – широко улыбнулся официант.

– И много тут за счет заведения? – поинтересовался Дин, когда тот ушел.

Кас мягко улыбнулся, как если бы Дин в отличие от него никогда не ходил по ресторанам и не знал, как здесь все было принято.

– Мы давно никуда не выбирались…
– Да, я тоже об этом подумал, – задумчиво произнес Кас.

Он то и дело вытирал ладони о свои брюки. Здесь-то чего было нервничать?

– Дин, ты ни о чем не хочешь поговорить?
– Например?
– О том, что тебя беспокоит. Я уже давно заметил, что ты о чем-то постоянно думаешь. Но зная твою привычку все держать в себе, я делаю вид, что не замечаю. Может быть, ты просто боишься, что тебя не поймут?

Ну так и делал бы дальше. Сейчас-то чего об этом говорить?

Зачем они сюда пришли? Как будто Дин сейчас ни с того ни с сего начнет откровенничать и все Касу расскажет: и про свои мысли, и про сны, и про него самого.

– Дин?
– Ты тоже многого не рассказываешь, – вдруг ответил Дин, удивившись, как грубо прозвучал его голос. – Но я в этом тебя не упрекаю.
– Я тоже тебя ни в чем не упрекаю, – Кас, несмотря на грубость Дина, продолжал говорить мягко. Без надрыва. – Я просто хочу знать, все ли у нас нормально.
– Тебе решать, Кас.

Дин взял в руки бокал, делая несколько глотков. Отвратительнейший напиток, зачем люди вообще его пьют?
К ним подошел официант и поставил перед ними блюда. Слишком быстро все подали, не прошло даже пятнадцати минут. Кас не притрагивался к столовым приборам и смотрел прямо на него.

– Мне показалось, что ты меня в чем-то подозреваешь. Или это только показалось?
– Нет. Я действительно хотел бы кое-что узнать.

Кас напрягся, плечи его приподнялись, и он сделал глубокий вдох.

– Я тебя слушаю.
– Где ты был, когда ездил к Габриэлю? – Дин пододвинулся к столу, положив на него локти. Их никто не должен был слышать, он специально заговорил тише. – Я встретил его в этот день, и ты у него не был. Где ты был, Кас?

Дин и не думал, что люди могут так сильно меняться в лице, что возможно стать белым как полотно всего за несколько секунд. Но как оказалось, человеческий организм и не на такое способен. Кас именно что побледнел, но взгляда от Дина не отвел.

– Я был здесь.
– Ну да, конечно.
– Я правда был здесь. Я выбирал ресторан, куда тебя можно было бы сводить.
– Зачем? Сюрприза ради?
– Не совсем.
– Тогда смысл?

Кас нахмурился, заметно помрачнев, и полез в карман своего пиджака, доставая оттуда маленькую коробочку. Это что еще за шутки?

Он пододвинул ее к Дину, вид у него был явно расстроенный.

– Открой.

Дин с недоверием взял коробочку в ладоши и распахнул ее.

– Я хотел сделать тебе предложение.

Перед ним блестело обычное обручальное кольцо, похожее на те, что когда-то носили его родители. Дин поднял взгляд на Каса, а потом опустил его снова на кольцо.

– Не так я себе это представлял, – сознался Кас, громко выдыхая и делая еще один глубокий вдох. – Но раз уж у меня не вышло с сюрпризом, и ты все это время думал, что я тебе врал, то… Как-то так. Я уже давно об этом думал. Когда эта мысль пришла мне в голову в первый раз, я понял, что слишком тороплю события. Мне пришлось позвонить Джо и спросить у нее, как бы ты к этому отнесся. И она просила подождать еще пару месяцев. Я не знаю, как ты относишься к браку, я всю жизнь боялся у тебя спросить, поэтому сейчас иду своего рода на риск. Мне не семнадцать, Дин, и я не планирую бегать от партнера к партнеру. Мне нужен один человек на всю жизнь, с кем мне будет комфортно и о ком бы я мог заботиться. Кто мог бы терпеть меня и мои глупые привычки. И если ты не сбежал спустя полтора года… – он неуверенно поднял на Дина глаза, – я подумал, может, ты потерпишь меня всю жизнь?.. Потому что если ты со мной, то ты со мной до конца…

Дин вздрогнул от последней произнесенной фразы Касом. Он захлопнул коробочку и поставил ее на стол. Но сделал это так резко, что случайно задел бокал шампанского и тот с дребезгом упал на пол, разбившись.

«Кас словно паук – хватает свою жертву, а потом ее не отпускает»
« – А потом что?
– А потом семья, Дин»
«Нет ничего важнее семьи. Если она будет больше, разве это плохо?»


Круги, много кругов. Цифры.

К ним тут же подлетел официант, убирая стекло. «Все в порядке, сэр, я сам», – официант с улыбкой попросил Дина сесть обратно за стол и перестать подбирать осколки.

Дин поднял голову на осколки и замер. Они все лежали в форме круга. Он вспомнил, как заканчивал игру Сэм.

« – А внутри будет последний, маленький круг, а на нем будет число сто!
– А что значит сто?
– А сто значит, что ты победил!»


Кастиэль сел на корточки возле него.

– Дин, что с тобой?

Это же не припадок, правда? Просто слишком много мыслей за раз, слишком много. Дин не справляется с их потоком.

– Я в норме. Да, – он сел обратно на свое кресло и закрыл лицо ладонью. Он не должен сейчас думать об этом деле, совсем не должен, тогда какого черта?
– Если тебе плохо, мы можем поехать домой, – сказал Кас, дотрагиваясь до его руки.

Но Дин ее машинально одернул.

– Мне не плохо, – признался Дин. – Мне никак.

Как будто Тени в очередной раз прошли сквозь него, обрушив на него свою отрицательную энергию.

– Ты, должно быть, еще не отошел после того дела, – Кас тут же поднялся на ноги и пошел в ту сторону, куда ушел официант. Меньше чем через минуту он вернулся, поднимая Дина на ноги. – Поехали.
– А еда?
– Нам сейчас упакуют с собой. Давай, пойдем.

Дин опять оказался на пассажирском кресле. Внутри столько равнодушия ко всему, будто из него только что вырвали душу. Он вдруг вспомнил слова Ганса: «Знаешь, каково это, когда вместо всех твоих эмоций – радости, печали, волнения – ты получаешь полное равнодушие ко всему?»

Дин знал. Дин сейчас как никто другой знал, насколько это хреново.

Кас вел машину молча, но когда Дин попросил отвести его к себе домой, то наконец заговорил:
– Ты… Не ответил на мой вопрос. Мне рассматривать его как отказ?

Дин отвернулся к окну, ничего не сказав.

– Мне нужно какое-то время пожить одному, – объяснил он, закрывая глаза.

Так сильно хотелось снова провалиться в сон, чтобы ни о чем больше не думать.

Не вставать перед новым выбором, который будет куда сложнее всех предыдущих.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 07:22, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

На общем собрании, которое организовали по просьбе Дина, он вывел на стол голограмму карты, куда большей, чем та, что у него дома, и расставил флажки на каждой точке.

За целую неделю он достал достаточно материала, чтобы представить его перед начальством.

– Наш предполагаемый Автор подкидывал нам задания, одно за другим, но мы не замечали, что все это делал один и тот же человек. Первое подозрение появилось в заброшенном доме в северо-восточном округе. Второе, – Дин перещелкнул слайд на голограмме, – завод. В каждом новом объекте было разное количество Теней. Я соединил все места, в которых мы сталкивались с подобным, но вышло их не очень много – всего семь. Они все происходили в разные года, иногда одно в год, иногда два. В прошлом году было два, в этом тоже. Посмотрите, как четко они все выстроились в круг. – В зале все охотники подошли ближе к столу, чтобы разглядеть полученную на голограмме картину. – Обратите внимание, с какой точностью Автор рассчитывает следующие точки. Они все не выходят за пределы круга. Он как будто намекает, где будет происходить основная тусовка.

Фергюс, который уже до этого целый день просидел с Дином в кабинете, выслушивая все его предположения, все еще не доверял его суждениям, поэтому заставил послушать всех остальных.

– Нас интересует центр круга, – Дин увеличил изображение. – Я провел линии и вывел, что центр приходится на заброшенный Мичиганский центральный железнодорожный вокзал.
– Там же никого нет уже много лет.
– А вы проверяли? – Дин поднял голову на Билла. – Я ездил туда два дня назад. Там даже окна заколочены. Мы уже давно не знаем, что там происходит внутри.
– И сколько там может быть Теней? – спросила Моника, скрестив руки на груди. – Двадцать, тридцать? Сорок?
– Боюсь, что больше, – признался Дин. – Те дома – просто подготовка. Улей находится внутри.

В течение двух суток департамент организовывал бригаду из тридцати человек – пятнадцать рабочих пар. Весь их этаж ехал туда на разведку, но вооружались при этом так, будто собираются истреблять Тени сходу. Это было невозможно. Для начала нужно было разобраться, кто находится внутри. Ведь если там не Тени, а какие-нибудь бомжи, то понятное дело, они не отделаются простой гранатой. Так можно погубить всех людей вокруг.

Дин сидел за рулем, а Кас продолжал даже по пути изучать схему здания.

– Тут столько этажей, отсеков. Нам может не хватить тридцати человек.
– Внутрь зайдет всего восемь, – поправил его Дин. – Мы же не знаем, что там внутри.
– Вот именно, что не знаем… – Кас смолк.

В машине повисло такое тягостное молчание, словно у обоих было очень плохое предчувствие. Как будто там внутри будет что-то очень нехорошее.

Дин уже миллион раз бывал в заброшенных зданиях, поэтому представление, что он там может увидеть, у него хоть какое-то, но было. Мрачность, темнота. Разруха. Возможно, придется взять с собой очки.

– Внутрь заходят Дин, Кас, Рейми, Джеффри, Моника, Билл, Римус и Роб, – скомандовал Фергюс.

Это действительно походило на операцию по захвату. Дин видел такие по телевизору во время войны.

Они приготовили бластеры. Часть ребят перекрестилась, включая Каса, но Дин предпочел отложить сентиментальности на потом.

В наушнике ими продолжал командовать Маклауд на протяжении всего времени, пока они входили внутрь. Двери открылись так естественно, словно их уже ждали.

Но в какой-то момент прием пропал, и Дин перестал слышать голос Фергюса в голове. Темнота вдруг озарилась вспышкой света – в центральном зале включились все люстры.

Дин обернулся и увидел, что дверь за ними закрылась при помощи железной крышки сверху. Сюда уже никто попасть не мог.

– Добро пожаловать в мой скромный тихий уголок, – раздался громкий голос мужчины, что стоял в центре зала.

Мрак? Темнота?

Все с точностью наоборот.

Зал был объят белыми красками, будто бы это не бывший центральный вокзал, а какая-то психушка. Высокий мужчина в черном официальном костюме, что стоял поодаль с несколькими телохранителями вокруг, медленно начал движение в их сторону.

Сзади к ним подошло несколько человек с оружием в руках, и Дин с командой послушно опустили бластеры.

Он обернулся к Касу. Тот лихорадочно оглядывал зал в поисках выхода.

– Долго же вы до нас добирались, – произнес мужчина, оглядывая всех восьмерых. – Ну здравствуй, Дин.

Кас с широко распахнутыми глазами обернулся к Винчестеру, как бы спрашивая: «Откуда он знает твое имя?»

Дин долго смотрел на него. Наверное, стоило сказать о своих догадках раньше, но кто знал, чем все обернется?

– Это мой брат, – произнес он и повернулся к мужчине. – И тебе привет, Сэмми.


Изображение

Охрана отобрала у них все оружие, включая гранаты, и теперь вела их по длинному белоснежному коридору до самого конца. Сбоку была комната с железной дверью, за которую их и посадили. Все восемь человек зашли внутрь, а дверь за ними с громким скрежетом закрылась.

– И когда ты собирался рассказать?!

Кас никогда не повышал на него голос <i>настолько</i>. Никогда с тех пор, как Дин сам согласился стать его напарником. Но сейчас Кастиэль вышел из себя за считанные минуты – пока их вели по этому длинному, бесконечному коридору.

– Что именно? Что здесь будет мой брат? Я и сам не знал. Это было предположение, – Дин старался казаться спокойным, не повышать голоса в ответ.

Но под пристальными взглядами остальных тяжело было выдерживать напор Каса. Они никогда, никогда не выясняли отношения на глазах у других людей.

И то, что происходило сейчас, ставило Дина в тупик. Огрызаться и хамить в ответ на глазах у остальных он позволить себе не мог.

– Что у тебя вообще есть брат! – вскрикнул Кас.

И в железную дверь тут же постучались. «Еще один возглас, и мы войдем», – послышалось за ней.

Кас на автомате чуть прикрыл рот рукой, но тут же опустил ладонь вниз.

– Я постоянно говорю тебе о брате! – разозлился Дин.
– Да я впервые о нем слышу!

В смысле? Как это «впервые слышит»?

– Что это сейчас значит? – не понял Дин. – Что ты имеешь в виду?

Долгий, испытующий взгляд, и Кас сдался. Выдохнул резко, будто через боль, и закрыл лицо ладонью, стараясь успокоить нервы.

– Дин, ты никогда ничего не рассказывал мне про свою семью. Я считал, что у тебя ее нет. Не знаю, может, ты просто хотел рассказать, но забывал?

Когда конфликт стал постепенно сбавлять обороты, и Дин уже смог хотя бы вдохнуть немного воздуха, Билл в считанные секунды возник возле него, припирая к стенке.

– Выходит, ты с братишкой заодно, да? – он крепко сжимал его горло, душа, и Кас мгновенно оказался рядом, отлепляя Билла от Дина.
– Руки убрал, – угрожающе прошипел он.

Но как только началась вся эта потасовка, две другие пары встали на сторону Билла:
– Что, если этот мудак специально нас сюда заманил?
– Подставил департамент!
– Они могли быть заодно с братом. Могу поспорить, что он и сейчас здесь исключительно для слежки. Его не тронут.

Кас по инерции встал перед Дином – пытался собой прикрыть того, кого озверевшая толпа готова была забить камнями.

– Мы еще ни в чем не разобрались, – напомнил он.

Но к Дину обернулся. И самое страшное, что Дин увидел в его глазах – недоверие. Кас снова смешался, не зная, может ли доверять своему напарнику. Что, если все эти люди говорят правду?

– Кас, я бы не стал тебе врать. Клянусь, – произнес тихо Дин.

И Кас, зажмурившись, отвернулся. Будто каждое произнесенное Дином слово причиняло ему боль.

Но, словно в противопоставление его словам, железная дверь с глухим скрежетом распахнулась, и вперед вышел один из охранников:
– Дин Винчестер. На выход.

Он так бы и остался стоять на месте, если бы охранники не подошли к нему и не вытолкали на выход. Дин успел только оглянуться, чтобы увидеть лицо Каса, исказившееся гневом от предательства.

Дин понимал, куда его ведут. Не мог не понимать, уж слишком красиво все было сыграно. Сэм любил пафос. В его стиле было устроить такое шоу.

В комнате, в которую его ввели, все было облачено в бежевые тона. Мягкие кресла, стоявшие напротив тонированных стекол-окон, которые непонятно куда вели, идеально вписывались в этот интерьер. Сэм сидел в одном из кресел спиной к брату.

– Неожиданно было тебя там увидеть, – протянул он, не оборачиваясь. – Я знал, что рано или поздно ты меня найдешь, но чтоб ты искал через департамент… Хитро-хитро. – На этих словах он медленно крутанулся на кресле, поворачиваясь. На губах его играла самодовольная улыбка, он прекрасно понимал, как сейчас себя чувствовал Дин. – Присядешь?

Дин кинул безразличный взгляд на кресло и вежливо отказался:
– Спасибо. Стоя мне удобнее.
– Тогда, – провозгласил Сэм, – по правилам приличия мне тоже придется подняться.

Сэм не делал ему одолжения. Слишком большая честь. Он в открытую издевался, играл, форсировал, это Дин сейчас был тем, кому нужно было думать о спасении.

– Не расскажешь мне, с каких пор ты записался в охотники за привидениями? – Сэм приподнял вверх одну бровь, пропев: – Who you gonna call? Ghostbusters!*

Дин не хотел отвечать ни на один его вопрос. Какой смысл, если он все равно будет осмеян.

– Брось, братишка. Неужели не хочется по старой дружбе?
– Мы не друзья с тобой.
– Разве враги? – ухмыльнулся Сэм.
– Не я от тебя сбежал.
– А ты хотел бы, чтобы я остался? – в голосе его появились новые нотки – раздражение? Смятение? Сэм медленно начал ходить по комнате. – Ты бы не вынес этого, Дин. Ты бы либо убил меня, либо сам пустил себе пулю в лоб.
– Как видишь, не пустил.
– Это пока.

Разговор приобретал странные оттенки. Он был игрой, и в то же время он казался чересчур серьезным. Будто от ответа каждого из них зависела дальнейшая жизнь обоих.

– Признайся честно, Дин. Ты не мог смотреть, как я контачу с тем миром, а? Тяжело было понимать, что твой брат не такой как все? Отродье, монстр.
– Я никогда так тебя не называл.
– Но думал.
– Не ври, – пригрозил Дин. – Ты ни черта не знаешь из того, о чем я думал, Сэм. Сколько я искал тебя, сколько мне пришлось бросить, чтобы найти тебя. И если кто-то и имеет сейчас право обвинять, так это я.
– Правда?.. – Сэм смотрел на него, не моргая. На лице его расплылась улыбка. – Не так я представлял себе нашу встречу.
– Та же фигня, – ухмыльнулся Дин.

Сколько они не виделись? Восемь долгих лет прошло с тех пор, как Сэм сбежал. Он вымахал, с лица сползла та детская наивность, которая когда-то была главным его козырем. Его брат возмужал, лицо стало суровее, и глаза… Глаза стали взрослее, в них было столько уверенности и упрямства, готовности бороться, что Дину стало не по себе. Вряд ли ему удастся найти компромисс с братом.

Сэм, наконец, остановился перед окном, замерев к Дину спиной.

– В какой момент ты понял, кто за всем стоит?

Дин не решался подойти к нему, так и продолжая стоять в углу комнаты (кстати, для чего она была? Для переговоров? Нет, не то…).

– Круги. Пришлось вспоминать детство.
– Тот старый уродливый дом?
– Он вроде был новым, нет?
– Теперь уже в любом случае старый. Знаешь, я ведь его отстроил заново, налил новый фундамент, вознес стены, выбрал крышу. Сделал его точь-в-точь таким, каким он был до развала.
– Ты в нем жил?
– Я его взорвал.

Сэм не улыбался, говоря это. Он смотрел на него все тем же взглядом из детства, когда делал что-нибудь плохое, шкодил, но вины за собой не ощущал. Сэм вырос, но мозгами ли?..

– Ты знал, что я приду? – прервал тишину Дин.

Сэм лениво повернул головой, будто просто разминал шею.

– Предполагал. Но не думал, что ты будешь в числе тех, кто зайдет внутрь. Мне, можно сказать, повезло. Не пришлось тебя заманивать.
– Зачем я здесь?
– Потому что я этого захотел? – предположил Сэм.
– Нет, не поэтому. Если бы ты этого захотел, тебе достаточно было вломиться ко мне домой со своими громилами и силой привезти сюда. Ты хотел, чтоб я пришел сам.

Сэм не сводил с него глаз и довольно ухмылялся. Дин все правильно сказал, он хотел, чтобы тот пришел сам. Как будто…

– Я хочу тебе кое-что предложить, – произнес он громким шепотом. – Предложение, от которого нельзя отказаться.
– Мы с тобой далеко не братья Корлеоне.
– А нам нужно ими быть, чтобы это сделать?
– Что ты от меня хочешь, Сэм?

Его брат продолжал стоять у окна, медленно к нему повернувшись. Да что ж там такое, за тем окном?

Дин быстрыми шагами преодолел расстояние, отделяющее его от Сэма, и остановился. Он не мог поверить своим глазам.

Если бы в зале, что предстал перед его глазами, было темно, он бы не понял, на что смотрит Сэм. Но здесь по-прежнему были белые стены, потолок, пол – зал освещался со всех сторон, и поэтому Дин отчетливо видел, что находится в этой комнате.

Тени. Десятки, даже сотни Теней перемещались в хаотичном порядке по залу, маяча из стороны в сторону. Судя по их очертаниям, уже принявшим форму людей, они находились здесь давно и скапливались месяцами или даже годами. Дин не мог предположить, откуда они все здесь взялись.

– Только не говори мне, что их вызвал ты…
– У меня была пара помощников. Вкладчики, назовем их так.
– Сэм, ты не можешь… – Дин не мог подобрать слова для формулирования своих мыслей, – ты не можешь их здесь держать. Слишком большая сила, зачем тебе столько душ?
– Мертвых душ, – поправил Сэм. – И они так хотят быть живыми, что запросто меня слушаются.

Дин прикрыл рот кулаком, стараясь сдержать рвущиеся наружу эмоции. На Сэма хотелось крикнуть, впечатать в стенку, встряхнуть, врезать, чтобы внутри человека, стоящего перед ним, проснулся его брат, его настоящий мелкий братишка, который никогда бы не зашел так далеко, чтобы мстить всем направо и налево.

– Я вижу, ты не рад, – в голосе его прозвучали нотки сомнения. Сэм напрягся в плечах, подняв их. – Ты думаешь, я не прав.
– А ты уверен в обратном?

Дин стоял не двигаясь, боясь, что, если шелохнется хоть на миллиметр, непременно не выдержит и ударит Сэма. Только теперь его это не спасло бы. В зал залетела бы толпа его охранников, и тогда они бы избили самого Дина. Не мог он так рисковать сейчас, когда не знал, что Сэм планирует сделать с людьми из департамента. Сэм же, будто прочитав его мысли, вдруг поменялся в лице – перестал хмуриться, наоборот, улыбнулся, но так зло, что Дин вздрогнул.

– А знаешь… – начал он, специально делая паузы, чтобы Дин снова обратил на него внимание. – Я, пожалуй, сделаю тебе подарок. Исключительно потому, что ты мой брат. Как тебе такая идея?

Если Сэм задумал подарить ему часть своей армии, то пусть подавится своим подарком. Но Сэм вместо этого открыл дверь, пропуская Дина наружу. Он вышел следом, за ними шла толпа охранников, и куда они все направлялись, Дин мог лишь предполагать.

В конце концов, Сэм остановился, показав жестом Дину на дверь, мол, входи, не стесняйся. Дин прошел внутрь, но в комнате никого не было. Большое просторное помещение, без какой-либо мебели, что на самом деле сильно напрягало – за все время пребывания здесь Дин заметил только два кресла. Ничего больше.

Через минуту в комнату ввели всех пленных из департамента. Руки у них были заломлены назад, сзади, вероятней всего, у них красовались наручники. Входя, Кас тут же поймал взгляд Дина, рот его в изумлении открылся, но потом Кас плотно сжал губы. Он больше не верил, что Дин в этом не замешан.

– Выбирай, – Сэм сцепил руки в замок, когда все семь человек встали в шеренгу. Охранники отошли от них, стоя возле Сэма.
– Что выбирать?
– Кого ты хочешь спасти.
– В смысле?

Дин ошарашено смотрел на брата. Что он нес? Какого черта здесь сейчас происходило?

– Выбирай, кого ты спасаешь, Дин. Что не ясно? – Сэм начал раздражаться, и это был не самый хороший знак. – Даю тебе десять секунд для выбора. Десять. Девять…

Сэм громко считал, а Дин… Дин мыслями метался из стороны в сторону. Что будет с тем, кого он выберет? Сэм сказал, что он спасет этого человека. А если он соврал? Что, если ему сделают только хуже?

Кас опустил голову, но плечи его подрагивали от гнева. Он не простит ему, если Дин выберет его. Судя по всему, Кас и знать не захочет Дина, когда они выберутся… Если выберутся.

– Три. Два...
– ОН! – вскрикнул Дин, одновременно с последним числом. Он показывал на Каса рукой, но в последние секунды в страхе ее опустил. Что, если он сделал только хуже?

Сэм склонил голову на бок, словно птица, изучающая свою жертву.

– Твой напарник, да?
– Ага, – кивнул Дин. Знал ли Сэм больше? Дин понятия не имел. И, может быть, сейчас он подписал Касу приговор.

Сэм пожал плечами, обходя Каса сбоку, оглядывая его.

– Вниз его, – бросил он охранникам.
– А что внизу? – тихо спросил Дин, боясь услышать ответ.
– Будем пытать.

Кас резко дернулся, пытаясь вырваться из рук охраны, а Дин рванул к нему. Он не хотел показывать Сэму, что Кас его слабое место, но Сэм все равно догадается об этом сам.

– Сэм! Ты обещал! Кас! Ты сказал, что я выбираю, кого спасать! – Дин пытался отцепиться от рук охранников, которые его держали. – Да отпустите вы! – грозно вскрикнул он, и они действительно расступились.

У одного из охранников Сэм взял в руки пистолет. Повернулся к оставшимся в шеренге.

Дин успел увидеть ужас в глазах Моники, когда Сэм направил на нее дуло и выстрелил.

Выстрел. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Выстрел.

Шесть тел по очереди приземлились на пол, у каждого из груди текла кровь. Дин отчетливо слышал, как большинство из них все еще пытались дышать, но тщетно – никто не собирался их спасать.

– А я разве не сдержал своего обещания? – с удивлением спросил Сэм, отдавая Дину в руки пистолет.

Он прошел мимо него, выходя за дверь. Охрана осталась стоять возле Дина, который никак не мог отвести взгляда от своих коллег.

Они были мертвы.

_______________________

*Строчка из песни Рэя Паркера Младшего к фильму «Охотники за приведениями». Перевод: «Если в соседнем доме творится что-то странное, кому вы тогда позвоните? Охотникам за привидениями!»


Изображение

Дин вошел в ту комнату, где они с Сэмом разговаривали до этого, но никого в ней не обнаружил. Сэм был в другом месте, но Дин оказался здесь не случайно… Перед одним из кресел теперь стоял стол. А на столе – ноутбук.

Дин подошел поближе. На экране шла прямая трансляция из комнаты, где находился Кас. Не было это похоже на камеру пыток. В ней, как и во всем здании, не было мебели, зато Дин заметил динамики, встроенные в стены – три штуки в ряд.

Кастиэль мерил комнату шагами, касался руками стен, искал, можно ли отсюда выбраться. Конечно, нельзя, он это понимал, но что еще ему оставалось делать?

Дин сел в кресло, наблюдая за Касом. Тот вдруг резко повернулся и уставился на камеру. Знал ли он, что Дин наблюдает за ним? Догадывался, по крайней мере.

Сэм подошел сзади настолько бесшумно, что Дин даже не услышал, как тот оказался у него за спиной.

– Кас – это сокращение от?..
– Кастиэль, – ответил Дин, даже не соизволив обернуться.
– Тебя всегда тянуло на экзотику, – с отвращением произнес Сэм.
– Что ты собираешься с ним сделать?
– Дин, зачем, по-твоему, пытают людей? – этот вопрос был риторическим, Сэм не ждал ответа на него. – Тут два варианта: в наказание или чтобы выяснить правду.
– Какую еще правду ты хочешь узнать?
– А вот какую он захочет рассказать, такую и узнаем. Какие диски стоят у вас в машине?
– Что? – не понял Дин. – Какое это имеет отношение к тому, что ты хочешь узнать?
– Я спрашиваю: какую музыку вы слушали, пока ехали сюда. Последняя композиция.

Сэм подошел вплотную к Дину. Тот продолжал молчать.

Он быстро набрал на клавиатуре ноутбука несколько слов, и Дин увидел, как запустился процесс сканирования.

– Предполагаю, что у вас Тойота Нейра, черная, последняя модель, – выдал Сэм, рассматривая представшие перед глазами варианты. – О, Эминем. Его кто-то еще слушает?

Пальцы молниеносно перемещались по буквам, пока Сэма вводил что-то в поисковик. Через несколько секунд он взял Дина за руку и его пальцем нажал на кнопку «проигрывать». Комнату, в которой был Кас, наполнил мягкий женский голос.

I’m about to lose my mind
You’ve been gone for so long.

Звук от тихого становился все громче и громче.
I’m running out of time
I need a doctor, call me a doctor.
I need a doctor, doctor,
To bring me back to life…


В комнате наступила тишина, длящаяся ровно три секунды. А потом рэп, переходящий на такой громкости в крик, распространился по всему помещению. Кас закрыл уши руками, зажмурившись.

Вокруг него включились яркие лампы, сам Кас почти подсвечивался под их вспышками, они слепили его, и он постарался закрыть руками еще и лицо.

– Что это?
– Это метод, который использовали против террористов в ЦРУ лет тридцать назад. Интереснейшая штука, хочу тебе сказать. Вроде бы ничего такого, но ощущения все равно не самые приятные. Вряд ли этот парень сможет и дальше слушать рэп, – Сэм задумался, а потом добавил чуть веселее: – Да и музыку в принципе.

Кастиэль был в комнате один, наедине с четырьмя стенами, которые ослепляли его со всех сторон, глушили, сводили с ума.

– Что ты хочешь, чтобы я рассказал? А? Я не понимаю. Ты же можешь спросить меня. Но ты не ставишь никаких условий. Что тебе нужно? Ты хочешь узнать, что творится в департаменте? Хочешь, чтобы от тебя отстали? Я не вижу твоих мотивов. Ты хотел, чтобы мы тебя нашли.

Дин был растерян. Когда ты не знаешь, чего от тебя хотят, но прижимают нож к горлу и кричат «Говори!», ты будешь болтать любую чепуху, выложишь все свои карты на стол. Но кто сказал, что Сэму нужны эти карты?

Сэм рассмеялся, дико, почти истерично. Дин никогда не слышал раньше от брата такого смеха. В нем было что-то новое, сумасшедшее, будто бы у Сэма давно поехала крыша.

– Знаешь, о департаменте я, к счастью, знаю все. И мне нет никакого прока выпытывать у вас ваши действия. Посмотри вон в то окно, – он показал туда, где за стеной копошилась сотня Теней, – мне не страшен ваш жалкий департамент. Но есть кое-что, что мне действительно нужно.
– Так скажи, что.
– Ты поймешь. Сам. Со временем, – с грустью произнес Сэм.
– Сэр, – внутрь комнаты вошел один из охранников. – Они пытаются подорвать все наши входы.
– Условия выдвигают?
– Требуют вернуть сотрудников. Над зданием летает два вертолета, двоих людей охрана перехватила в подвале и еще один пытался проникнуть с крыши.
– Что с ними?
– Убиты, – доложил охранник.

Сэм вновь повернулся к Дину с такой усмешкой, будто говоря: «Видишь?», и молча вышел из комнаты. Он построил себе крепость, внутрь которой попасть могли избранные. Вроде Дина.

Судьба остальных была давно предрешена.

Изображение

Их же должны пытаться отсюда вызволить, да? Должны, но почему-то никто все равно не приходил. Дин все надеялся, что сейчас как в боевиках кто-то вышибет дверь, и их с Касом выведут. И он попытается спасти Сэма, защитит его.

Они просто зашвырнут несколько гранат в тот зал с Тенями, и все, закроют это дело. Сэм все-таки доедет вместе с ним до психиатра, они проведут пару сеансов, Сэм поправится. Все будет хорошо.

Но хорошо не было. Кас лежал на полу, прикрыв руками уши и прижавшись головой к коленям. Он несколько часов ходил по кругу, будто показывал, что не сдается, но на пятый сел в самый центр, чтобы не быть близко к колонкам, и закрыл голову курткой. Дин попробовал сделать то же самое в своей комнате, но ни черта не помогло – звук если и слабел, то совершенно не заметно.

Эти слова «Мне нужен доктор» крутились уже, наверное, в тысячный раз. И если Дин и не позволял себе выключить у компьютера звук, то только по той причине, что Кас не мог сделать того же. Эта штука внутри Дина звалась совестью, это она пожирала его изнутри. Было такое ощущение, что перед ним поставили Кубик Рубика и сказали: «Дин, решай». А он все не может сложить цвета, они не сходятся, и из-за этого Кас на экране страдает. Дин уже здесь сходил с ума, а что чувствовал он, там?..

Ему принесли обед – просто еда, заказанная наверняка из ресторана, ничего особенного. Но притронуться он к нему так и не смог. Дин положил перед собой телефон и молча лицезрел, как на нем все еще горит «нет связи», а значит, связаться с внешним миром он не мог. Интернет на компьютере тоже отсутствовал.

– Эй, выпустите меня! – забарабанил он в дверь, но никто не отозвался. Разве что…

Со стороны окна стало еще больше шума. Дин подошел к стеклу. Ему не нравилось наблюдать за ними вот так, вблизи. Как будто любая из этих тварей могла просочиться к нему сквозь стекло. Некоторые из них поднимали на него головы, но особо не были заинтересованы личностью, что стояла над ними.

Дверь, наконец, открылась, и внутрь вошел один из охранников.

– Как обед?
– Прекрасно, – ответил Дин, не притронувшийся к нему. – Я хочу видеть брата.
– Здесь так нельзя, – охранник говорил совершенно без каких-либо интонаций, и Дин не мог понять, произнес он это с юмором или с гневом. – Только если ваш брат захочет увидеть вас.
– Так передайте ему, что я хочу, чтоб он захотел, – рявкнул Дин.

Только его крик не произвел никакого эффекта.

– Нет, не передам.

Дин мысленно прикинул, смог бы он побороть этого бугая, но решил, что это просто невозможно. Драться в рукопашную он не умел, а вот если бы у него было оружие…

Спустя еще два часа на компьютере высветилось табло: «Зайти не хочешь?». Дин тут же подскочил к ноутбуку и поспешил набрать «ДА» большими буквами. Тут же спустя минуту к нему вошли два охранника и повели к Сэму. Тот сидел за столом в кабинете, теперь уже металлического цвета. Как будто Сэм работал простым менеджером в конторе, и не было сейчас никаких нападок на его обиталище. Только Дин краем глаза заметил, что на экране горят съемки с камер со всех близлежащих построек, и через них очень легко можно проследить за действиями департамента. На глазах у Сэма были очки, и он демонстративно их поправил, когда вошел Дин. Жестом он указал ему садиться на кресло перед столом.

– Выключи музыку, – взмолился Дин. – Сэм, ну серьезно. Неужели в тебе не осталось ничего человеческого?..

Он медленно снял с себя очки, с грустью усмехаясь, и положил их в футляр возле руки.

– Смотря что подразумевать под человеческим… – он долго смотрел на Дина, и на секунду, совсем на крошечное мгновение, Дину показалось, что он видит прежнего Сэма, своего родного брата, доброго, улыбчивого, с ямочками на щеках. Но потом Дин перевел взгляд на его глаза, и эти мысли мигом улетучились. – Зачем тебе сдался этот малый? Он же всего лишь коллега по работе, ничего больше. Одним человеком больше, одним меньше.

– Тогда зачем ты его здесь держишь? – вспыхнул Дин.

Взгляд его упал за спину Сэма, где лежало сданное ими оружие.

– Потому что ты попросил его спасти, – мягко напомнил ему брат. – И теперь я пытаюсь понять, почему из восьми человек ты выбрал его. Вряд ли вы такие уж большие друзья, чтобы тебе было настолько плохо от его пыток, – на непонимающий взгляд со стороны Дина, он поспешил дополнить: – Я наблюдал за тобой, пока ты сидел перед компьютером. Тебе трудно смотреть на экран, но ты это все равно делаешь. Почему?
– Он мой напарник уже полтора года.
– Ну и что? Привязанность? Не смеши меня, Дин. Ты не такой, ты не будешь связывать себя с кем-то отношениями.

Дин замолк. Если он скажет, он сделает только хуже, да?

– Нет. Ты прав, – медленно, с расстановкой произнес он. – Не стал бы. Но Кас человек, и сейчас мне его жаль.
– Правда? – хмыкнул Сэм. – Может, тогда его пристрелить, чтоб не мучился?
– Нет! – воскликнул Дин чересчур эмоционально. Сэм, готовый уже отдать приказ, остановился прямо с приоткрытым ртом. – Ты хочешь, чтобы я шел с тобою, да? Бок о бок. Чтоб я был рядом и прикрывал твой тыл, – выдал Дин. – Ты в курсе, что я владею большей частью информации о Тенях, я могу рассказать о них все. И ты знаешь, что я могу проникнуть в свой департамент и устроить все так, как захочешь ты. Чтобы они тебе не помешали осуществить месть. Ведь все дело в ней, так, Сэм?

Младший Винчестер удивленно заморгал и пододвинулся к нему.

– Ты близок, – он встал с кресла и повернул железное жалюзи на своем окне. Как только в кабинет проник лунный свет, за окном показался силуэт здания в отдалении. – Это завод Дженерал Моторс.
– Сэм, это бред.
– Думаешь? – он закрыл окна железными жалюзи и снова сел в свое кресло. – Я считал, ты так же, как и я, хотел отомстить.
– Да, хотел, – признался Дин. – Но это произошло много лет назад, я давно уже остыл. И надеялся, что ты тоже…
– Остыл? – Сэм вскочил с места, перегибаясь через стол к Дину. – Остыл?! А после того, как этот завод сгубил наших родителей, уничтожил нашу семью, разве можно было остыть?!
– Да можно было! – рявкнул Дин в ответ. Он наплевал на меры предосторожности и вскочил точно так же как Сэм, чуть ли не столкнувшись с ним лбами. – Потому что, Сэм, это была случайность! Потому что когда сносили этот дом, никто не знал, что наши родители внутри!
Они снесли этот дом! Компания Дженерал Моторс, решившая установить на том месте свой конвейер! И если бы хотя бы одна скотина подумала о том, чтобы перепроверить помещение, этого бы не произошло!
– Родителей это не вернет! – Дин специально крикнул это так, чтобы прозвучало громче, чем возгласы Сэма. Чтобы он услышал, послушал его. До него так трудно было достучаться. – Что бы ты ни делал, кого бы ты ни вызывал с того света, кого бы ни убивал на этом, наших родителей это не вернет.

Сэм замолчал. Дин не знал, произвел эффект на него повышенный голос или же слова наконец добрались до его сознания и сломали внутри него перегородку, закупоривающую здравомыслие.

Может быть, это был его единственный шанс вернуть брата?

Дин обошел стол и дотронулся до его плеча.

– У тебя есть шанс все исправить. Позволь мне помочь. Мы уничтожим все души, ты перестанешь прятаться, скитаться. Я буду рядом, Сэм. Я всегда был.

Сэм несколько секунд не сводил взгляда с его руки, но потом резко отстранился, как будто Дин только что коснулся его не ладонью, а ножом.

– Ты кое-чего не договорил, Дин, – он отошел от него на приличное расстояние и только после этого закончил. – Мне не избежать тюрьмы.
– Ты же знаешь, что если сдаться самому…

Сэм наиграно рассмеялся. Специально прервал размышления Дина.

– Я не куплюсь на это дерьмо. Уходи.

Он резко отвернулся от Дина, и тот, улучив случай, быстро схватил крайнюю коробку с голограммой, пряча ее в карман. Если повезет, это окажется карта помещения.

Прежде чем Дин успел о чем-то подумать, его под руки увела охрана, а дверь закрылась сразу, как только он оказался в коридоре. Его снова отвели в ту комнату по соседству со всеми Тенями, и ему ничего не оставалось, кроме как сесть на кресло и посмотреть в компьютер.

Кас больше не сидел посреди комнаты. Теперь он лежал, не прикрывая ни глаза, ни уши.

Он сдался.

Изображение

Когда дверь только приоткрылась, темнота казалась такой неприступной, что Дин остановился. Его все не покидало чувство, что он ошибся комнатой, и ему вовсе не сюда. Что Кас лежит не здесь, это ловушка, и Сэм вовсе не позволил им поговорить.

Пытка продолжалась десять часов, и сейчас Кас уже целый час лежал в тишине и с выключенным светом. Дин специально не стал брать фонарик, чтобы не вызывать у Каса лишних эмоции. Глаза постепенно привыкали к темноте, и он уже начал различать силуэт на полу. Дин боялся подойти. Он боялся взгляда его глаз, боялся, как осуждающе Кас на него посмотрит.

Но он ошибся.

Присев напротив Каса, Дин только в этот момент понял, насколько были жестоки методы Сэма. Кас не смотрел на него, он вообще не обратил внимания, что тот сел рядом. Дина будто не существовало возле него. Кас продолжал смотреть в потолок, будто бы уже был мертв. Губы его неспешно приоткрывались и закрывались, и Дин поначалу решил, что он дышит, но, прислушавшись, понял – Кас что-то говорит.

Он нагнулся, чтобы поднести ухо к его губам, и услышал, как Кас говорит «Мне нужен врач».

– Я знаю, – тихо произнес Дин. – Я знаю, милый. Прости, я ничего не могу сделать.
– Мне нужен врач, – снова повторил Кас, – врач. Я схожу с ума. Он должен вернуть меня к жизни.

У Дина тряслись руки, и он на несколько секунд спрятал лицо в ладонях, чтобы постараться успокоиться. Касу сейчас куда хуже, чем ему, нельзя показывать свою слабость.

– Я вытащу нас, правда, – прошептал он, поглаживая Каса по лбу.

Но тот продолжал повторять «Мне нужен врач», и только тогда до Дина дошел смысл его слов.

Он повторял песню, снова и снова, как заевшую пластинку. Ту самую песню, что десять часов подряд звучала в этой комнате без остановки.

Дин продолжал поглаживать его по лицу, будто бы это могло придать ему какой-то умиротворенности, убирал короткие пряди волос, лезших в лицо, проводил по щекам, губам, шее. Это же он сотворил все это с Касом. Если бы не тупое желание убедиться, что за всем этим стоит Сэм, они бы и не попали внутрь, и Кас бы не лежал сейчас перед ним в состоянии трупа.

Дин стер с лица слезу, что все-таки скатилась по щеке, и почти что прилег рядом с Кастиэлем. Он ничего не говорил: знал, что Кас его не услышит, да и нечего ему было сказать. Дин взял в руки ладонь напарника и стал поглаживать ее пальцами, как они когда-то делали по ночам в квартире Каса. В какой-то момент Дин осознал, что он и сам напевает эту песню, хором вместе с Касом. Вот-вот за ним должны были прийти охранники, и что они доложат Сэму, когда застанут его лежащим в такой позе?

Кас медленно пошевелился, впервые за те пятнадцать минут, что Дин был у него, и Дин молниеносно поднял голову. Что не так? Что случилось? Мужчина потянул на себя руку, за которую держался Дин, и положил ее у себя на груди. Дин правильно оценил этот жест. Кас знал, кто его держит, и просто не хотел, чтобы Дин продолжал.

Через несколько минут Дина вывели из пыточной. Он обернулся, чтобы в последний раз взглянуть на место, где держали Каса, но тут его глаз зацепился за номер комнаты.

301.

Это же… Не могло быть совпадением, да?..

Дину показалось, что его словно прошило током. С этим ощущением все незаполненные ячейки в его голове вдруг стали наполняться новыми фактами. В один момент ему все стало ясно.

Сэм все продумал. Каждую мелочь. Все было совсем не так, как он обставил перед Дином. Нет, Сэм вовсе не был милосерден, выделив Дину комнату, не был добр, пустив его к Касу, да и вообще оставив его в живых. Показное, будто все эти поблажки делались исключительно ради Дина. Расчет на то и был, что ему везде будут напоминать про семью. Семья – вот что действительно важно. Так их учил отец. Он вбил это правило детям в голову, как аксиому, как закон, не подлежащий правке. И Сэм сейчас делал ставку именно на чувства Дина, на воспоминания. Грозно вскочить, крикнуть, что ты готов мстить за смерть родителей, ударить кулаком по столу, с грустью улыбнуться.

– Ты знал, что меня связывает с ним, – произнес Дин, не оборачиваясь. Ему выделили целую комнату с кроватью и шкафом, и Дин даже грустно ухмыльнулся, заприметив на тумбочке рамку с семейной фотографией. Сэм стоял за его спиной, и, по идее, Дин не должен был услышать, как тот вошел. Но на то они и братья – Дин и раньше знал все его действия наперед. – Ты знал, и это был твой козырь. Я не мог сюда прийти без Каса, и ты прекрасно отдавал себе в этом отчет. Ты все продумал заранее: где буду я, кто будет со мной, ты даже знал, какую музыку включать. Все остальное – цирк, представление. Театр абсурда. Если бы ты хотел что-то у него выпытать, ты бы уже давно это сделал. Общество придумало множество пыток, но ты выбрал самую безвредную, такую, чтоб не покалечить тело. Времена Оруэлла давно позади, а сто первая комната уже не вызывает страха. Я только одного никак не могу взять в толк: почему ты не пытаешь меня? Почему он? Ведь тебе нужен именно я.

Дин наконец обернулся к брату. Сэм опирался плечом о дверной косяк, засунув руки в карманы. Глаза прищурены, уголки губ приподнялись в кривой усмешке.

– А кто сказал, что я тебя не пытаю?.. – тихо спросил он.

Сэм подошел к ноутбуку, лежащему на столе, и открыл его крышку. На экране снова появилась комната, в которой продолжал лежать Кас.

Пальцами он медленно провел по клавиатуре, производя звук печатающей машинки. Дин подумал, что таким образом ему вынесли приговор.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 07:35, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

Дин находился на территории завода чуть меньше суток. И Дин, помнивший устав, знал, что им осталось совсем недолго. Что скоро его начальство объявит их погибшими и пустит газ по трубам. Корпорация «Амбрелла» все равно убьет всех своих работников, лишь бы Т-вирус не пробрался в Раккун-Сити. Т-вирус здесь Тени, а Раккун-Сити заменяет Детройт. Сюжет можно не менять.

На голограмме карты оказался подвал, и единственное, что могло спасти их в данной ситуации – двери, ведущие на выход. В подвале таких было три. Только наверняка они запаролены или защищены. А если попытаться их взорвать с другой стороны?..

Телефон по-прежнему не работал, шла блокировка поступающего сигнала. И нужно было каким-то образом подать знак, что они все еще живы. По истечению двадцати четырех часов об этом можно будет даже не мечтать. То есть… всего через четыре часа.

Сэм теперь не держал Дина взаперти. Тот свободно перемещался по территории бывшего вокзала, делал вид, что просто осматривается, но на самом деле искал блокировщик. Не находил.

Проходя мимо огромного зала, Дин каждый раз тормозил и прислушивался. Рычание Теней было слышно даже сквозь запертые двери. Если всю эту массу обрушить на город, это ж какой хаос начнется!

– Здесь ровно сотня, да? – предположил Дин.

Он не знал, специально ли Сэм его нашел или он просто проходил мимо, чтобы отдать очередной приказ по атаке.

– Была у меня минутная слабость остановиться на этой сумме. Ностальгия, скажем так. Но потом здравомыслие победило. Здесь около пятисот, – ответил он. – Твои люди требуют переговоров.
– А вы их игнорируете?..
– Именно. Какой смысл вести переговоры, если нам и говорить-то не о чем? – он прошел вперед, становясь перед Дином, и повернулся лицом к нему. В руке у него была граната, одна из тех, что лежала у него на столе, и он беспрестанно ее прокручивал. – Мне не хотелось бы тебя торопить, но тебе пора делать выбор.
– А дальше что?
– А дальше мы откроем врата. Куча Теней в городе Детройте, направляющаяся на завод Дженерал Моторс.
– И крушащая все на своем пути, – напомнил Дин.

Сэм довольно улыбнулся.

– Всего через пару часов ваш департамент попытается затравить нас, словно какую-то падаль, крыс и тараканов, нуждающихся в уничтожении. И мы вынуждены несколько поторопиться.

Дин в шоке уставился на брата. Тот знал? Тот все это время знал, чем все закончится. Если сейчас полтысячи Теней одновременно выползут наружу, проходя через всех, кто стоит вблизи, большая часть департамента погибнет. Они не знают, сколько здесь Теней, они не знают, что готовит Сэм. Как только двери за ними закрылись, Маклауд наверняка объявил экстренный сбор – сейчас возле здания вокзала находится чуть ли не весь департамент. Главная защита города падет в ту же минуту, как только Тени будут выпущены наружу.

– Когда в тебе появилось столько жестокости? – произнес он тихо.

Сэм пожал плечами, теперь уже не ухмыляясь, не играя.

– Это не жестокость, Дин, – он повернулся в сторону окна, за стеклом которого мельтешили Тени. – Это равнодушие, – он снова посмотрел на Дина и, проходя мимо, хлопнул его по плечу. – Даю тебе два часа. Определяйся: со мной ты или нет.

«Потому что если ты со мной, то ты со мной до конца», – продолжил за него мысль Дин. И взгляд его упал на предмет, что стоял в самом углу коридора.

Изображение

Если поторопиться, то все еще может получиться. Дин влетел в свою комнату, почти налету хватая ноутбук. Напоследок он бросил взгляд на лежащего посреди комнаты Каса, уже который час не двигавшегося.

Один удар о стену, второй. Дин специально не смотрел на стоящую перед ним камеру. Что ж, раз здесь все такие актеры, он тоже может немного поиграть.

Со злостью перевернуть стол, сбросить фоторамку, разбить зеркало. Пускай думают, что он злится. Пусть, зато теперь, если он сядет за перевернутый стол, его не будет видно.

Из ноутбука Дин достал несколько деталей и осторожно спрятал их в кармане. Приземлившись за стол, он пододвинул к себе блок и вскрыл. Сейчас главное было вспомнить, чему его учил отец. Трансивер можно сделать из любых подручных средств, и если уж Дин вспомнил, какие провода нужно соединять, то в самом устройстве он разберется быстро.

Наконец индикатор загорелся зеленым, и Дин мысленно поблагодарил Бога за свою память. Дин достал телефон и быстро набрал смс Питу, Бруку и Гансу, отправив всем общей рассылкой.

Звонок раздался спустя несколько секунд.

– Дин! Дин! Ты жив? Вы живы? – Пит тараторил, явно волнуясь.

Громко говорить в трубку Дин не мог, пришлось перейти на тихий шепот.

– Я жив, Кас… Он тоже.

Он не решился рассказать про пытки. Самым главным было дать знать, что они все живы.

– Остальные?

Дин сделал паузу, собираясь с духом.

– Мне жаль…
– Парни, вам надо срочно оттуда выбираться. Территория уже очищается, в радиусе километра вокруг вас никого нет.

Дин ни хрена не понимал.

– Но это же газ, он не выйдет за пределы здания. Зачем увозить людей?
– Дин, он в курсе, сколько там Теней. Слишком большой риск.
– Он сбросит гранаты? – с ужасом спросил Дин.
– Хуже… Он готовит нейтронную бомбу.

Внутри Дина все похолодело. Если с газовой атакой у него еще была надежда вырваться, то теперь… она сводилась к нулю.

– Это же погубит все живое внутри и снаружи.
– Поэтому идет эвакуация. Дин, они думают, что ты всех подставил. Раскопали твою биографию, как только узнали, кто за всем этим стоит. Скажи мне, что это не так.
– А ты мне поверишь?
– Это единственный шанс спасти вас от гибели. Даже если ты и настоящий мудак и действительно нас подставил, там с тобою Кас. И я бы очень не хотел, чтоб вы оба сдохли.
– Пит, клянусь, я ни при чем. Я не могу тебе этого доказать, просто… поверь мне. Прошу, передай Фергюсу, что Сэм собирается выпустить Тени уже через час.

На том конце трубки замолчали.

– Дин, если я передам, он запустит бомбу намного раньше, чем планировал. Вы не успеете сбежать.
– Дай нам полчаса. Прошу, пришли кого-нибудь. Нас могут забрать на вертолете? Здесь есть выход из подвала, я мог бы…

Дин поднял голову и столкнулся глазами с одним из охранников, нависшим над ним.

– Как босс и предполагал. Ты явно не рыдаешь за этим столом.

Дина за шиворот выволокли из комнаты. Телефон остался лежать на полу, раздавленный широкой ступней охранника.

Теперь с ним обращались совершенно по-другому. Несколько человек вели его в зал, с которого все начиналось. Сэм стоял посередине, в глазах его было столько негодования, что от напускной доброты не осталось и следа.

– Я думал, у тебя есть мозги! – вскрикнул на него Сэм, когда Дина со всей силы толкнули в его сторону, да еще и подставив подножку. Дин грохнулся перед братом на колени. – Ты думал, никто не узнает?
– Если честно, да, – попытался улыбнуться Дин. Раз уж этот мир катится в тартарары, почему бы не продолжить играть по тем правилам, что ему навязали?
– Тебе весело, я смотрю, – еще больше разозлился Сэм. – Что ж, раз хочешь ультиматумов, я совершенно не против.
Сэм медленно выпрямил спину, становясь перед Дином во весь рост. Он посмотрел на него свысока, смерив взглядом. В руках у него играла все та же граната.

За спиной Сэма появилось несколько охранников, тащивших Кастиэля под руки. Они швырнули пленника в нескольких метрах от братьев, и тот совершенно не пытался приподняться. Кас лежал у стены, словно уже давно не был живым.

У Дина были силы двигаться. Правда, были. Поэтому он попытался привстать и пополз в сторону Каса. Сэм с отвращением наблюдал за ним.

– Какие же вы жалкие, – произнес он. – Мелочные, падкие до похоти.

Дин подполз к Кастиэлю и приподнял в своих ладонях его лицо. Глаза мужчины были приоткрыты, но он с таким равнодушием смотрел вокруг, что даже не мог сфокусировать взгляда на Дине. Он погладил Каса по щекам, заставляя обратить на себя внимание.

– Эй. Ты как? – Дин попытался улыбнуться, хотя видел, что сил у того нет никаких. Будто бы из него высосали душу.

Кастиэль заворочался, замычав, но ответить ничего не смог.

– Господи, да неужели для тебя нет ничего важнее собственного члена, а?! – крикнул ему Сэм, оставаясь на своем месте. – Ты можешь найти себе сотню парней, баб, кого хочешь! Ты можешь трахать хоть коней! Зачем держаться за него, Дин, скажи? Отпусти его, будь свободным. Тебе не нужна эта размазня! Он тянет тебя назад. Пойдем со мной, Дин. Тебе не придется ни о чем заботиться, мы покорим этот сраный мир, отомстим за родителей. Никто нам не помешает! Ты и я, как раньше, помнишь? Когда у нас была семья, Дин. Семья – вот что важно. Ты все равно выберешь меня, потому что тебя так запрограммировал отец! Он сам научил нас выбирать семью. Всегда.

Слова Сэма эхом отзывались у него в голове. Словно они никак не могли достучаться до Дина, словно их нужно было осмыслить, понять, что они означают. Сэм все просчитал. Абсолютно все, до мельчайших деталей. Он знал о Дине все, он знал все про Каса, он давно уже следил за ними. И он знал все слабости Дина, будто бы читал его мысли, он знал его лучше всех.

Кастиэль не сводил с него глаз. Теперь его взгляд был осмысленным, полным сожаления, и Дин не знал почему – ненавидел ли он Дина за предательство или же себя за связь с ним.

Он ничего не говорил, хотя Дин готов был поклясться, что он может. Он просто предоставлял Дину выбирать самому.
Старший Винчестер повернулся к брату. Тот с упреком смотрел на него, ожидая ответ.

«Нет ничего важнее семьи, помни об этом, – прозвучал у Дина в голове голос отца. – И если она будет больше, в этом нет ничего плохого».

Дин потянулся в карман, и Кас перевел внимательный взгляд на его руки. Сэм, стоявший всего в паре метров от них, тоже с напряжением наблюдал за действиями Дина.

Винчестер взял в ладони руку Каса, поглаживая, и попытался раздвинуть его пальцы.

– Ты прав, Сэм, – громко сказал он. И приоткрыл ладонь, поднимая глаза на Каса. – Я всегда выберу семью.

Кастиэль нахмурился, приоткрыв рот, и в недоумении уставился на Дина. На его пальце теперь сверкало обручальное кольцо. Дин мягко ему улыбнулся. Жаль, улыбка не могла сгладить всего произошедшего с ними за этот месяц, не могла стереть все из памяти, оставив только хорошие воспоминания.

Дин положил его руку себе на плечо, помогая Касу приподняться. Они вдвоем повернулись к Сэму, Кас едва держался на ногах. Сэм переводил взгляд с одного на другого, явно не понимая, что происходит. Не такого он ожидал от Дина.

– Я свой выбор уже сделал. А ты, Сэмми?

В следующую секунду пол под ними затрясся, и Сэм, готовый что-то ответить, испуганно начал озираться по сторонам. Тряска не прекращалась, а нарастала с каждой секундой, будто началось землетрясение. Дин и так еле-еле мог стоять на ногах, а теперь и вовсе покачивался с обессилившим Касом из стороны в сторону.

Маклауд начал свою атаку намного раньше.

– Откройте зал! – вскричал Сэм. – Живо откройте зал! Выпускайте их!

Теперь никому не было дела до Дина и его выбора. Охрана рванула в сторону запертых Теней, а Сэм остался стоять перед ними.

– Ты сделал неверный выбор, – произнес Сэм, с отчуждением глядя на Дина.
– Нет, Сэм. Я сделал верный. Неверный сделал ты.

Дин уже нащупал в кармане Каса телефон и нажал на кнопку экстренного вызова. Одно нажатие отправило сигнал в их машину, что мгновенно привело в действие гранату, которую Сэм держал в руке. Сэм не понял, что происходило и почему в ладонях что-то омерзительно запищало, и именно это спасло Дина с Касом – яркая вспышка света, озарившая зал, ослепила его, в то время как Дин успел закрыть глаза Касу и сам прищуриться. Сэм вскрикнул от боли, закрывая лицо руками, а Дин поспешил туда, где, по мнению карты, был спуск в подвал.

Только заряд оказался настолько сильным, что Дин в первые секунды открытия глаз совершенно ничего не различал. Поэтому он бежал, постоянно спотыкаясь и путаясь в собственных ногах, Кас, абсолютно безжизненно висящий у него на плечах, ему не помогал, наоборот – только утяжелял движение.

– Прошу, помоги мне, давай же… – Дин молился не то Богу, не то Касу, но сам продолжал спускать их по лестнице вниз, пока за ними еще не объявили охоту.

Или пока на них не рухнула с неба бомба.

Кас словно кукла болтался у него на плече, и Дин понял, что тот вырубился. И хотя его тело от этого не стало ни легче, ни тяжелее, энтузиазма у Дина поубавилось, и двигаться вперед, ища нужный коридор, стало невмоготу.

Ему нужна была поддержка. Чтобы было, к чему идти вперед, чтобы было, ради кого.

И Дин только поэтому продолжал плутать по лабиринтам подвала в поисках запасных выходов. Один из таких был найден, и Дин, положив Каса на холодный мокрый пол, принялся отпирать ее.

Только тщетно. Дверь не поддавалась. Они все были запаролены, их невозможно было взорвать ни снаружи, ни изнутри, невозможно было открыть силой. Разве что силой слова, которой Дин не обладал.

Вконец обессилев, он рухнул на землю рядом с Касом. Дышать стало совсем трудно, а воздух в этом подвале был настолько влажным, что кружилась голова. Дин только сейчас осознал, что им отсюда не выбраться.

– Прости меня, – прошептал он, дотрагиваясь ладонью до лица спящего Каса. – Я не смог.

Тот никак не отреагировал, словно был уже мертв.

А может, они и были? И все действительно шло именно к этому. Ромео и Джульетта, ха?

Но тут на весь коридор раздался голос его брата.

– Дин. Дин, ты в подвале? – спросил он, и голос его теперь звучал обеспокоенно. Сэма не было внизу, он говорил в микрофон, передающий сигнал по всему зданию.

Какая разница? Все равно камеры доложат за Дина. Он ничего не ответил.

– Дин. Пароль: Эйлин.

Сэм только что назвал пароль от этой железной двери? Не может этого быть. Дин даже не сразу приподнялся, несколько секунд еще не сводил глаз с потолка, будто Сэм говорил именно оттуда.

Он замолчал, словно ждал от Дина дальнейших действий. Это могла быть очередная ловушка, Дин не спешил погибать. Но он все равно медленно подошел к двери и четко произнес: «Эйлин».

И дверь распахнулась.

Дин с радостью выдохнул и поспешил поднять Каса с земли. Выбегая, он напоследок обернулся назад и обратился к потолку.

– Сэм? А ты?
– А меня нет, – ответил равнодушно Сэм.

Дин в последний раз окинул взглядом помещение.

Лестница вверх кончалась проблеском света снаружи. Они должны успеть добежать, обязаны. Дин зажмурился и с силой начал толкать Каса наверх, тащить его и себя. Они успеют, они обязательно успеют.

Дин выбежал наружу и почти сразу наткнулся на вертолет. Ветер от него разгонял пыль по всему периметру парковочной площадки перед вокзалом, заставляя Дина прикрывать глаза рукой. Пит махал им рукой, привлекая внимание.

– Дин! Живее, прошу! Мы не успеем.

Они кое-как запихнули Кастиэля в салон, и Дин запрыгивал уже во взлетающий вертолет. Он успел только подумать, что стоило сказать Питу «Спасибо» за то, что вернулся, не бросил, послушал. Но Пит громко кричал что-то в свой микрофон на шлеме и пытался справиться с управлением.

Вертолет поднялся на несколько десятков метров вверх, и Дин уже с облегчением вздохнул, поворачивая голову к Касу и проверяя, как он себя чувствует.

Но тут прозвучал щелчок, похожий на переключатель света, и от здания вокзала пошла взрывная волна.

– Мы теряем управление, – крикнул Пит. – Я не могу удержать руль. Помогите нам, кто-нибудь!

Но никто не мог помочь на такой высоте. Дин успел только схватиться рукой за плечо Каса, как будто он мог вытащить его из этого мрака.

Вертолет продолжал падать вниз…


Изображение

Дин разлепил глаза, но все вокруг продолжало оставаться мутным. Жутко болела голова, будто бы кто-то с силой надавил на нее ботинком, а еще зудело абсолютно все тело, и было адски холодно. Не покидало чувство, что это всего лишь конечности немного затекли, но ничего особенного не произошло.

Вокруг было шумно. Но что это был за шум, Дин различить не мог. Кто-то говорил, что-то передвигали, но ничего цельного или хотя бы разборчивого. В глаза резко ударил свет, и Дин почувствовал, как кто-то вцепился в его лицо, поворачивая его из стороны в сторону.

– Кто вы? – спросил Дин.

А в ответ опять были только непонятные бурчания.

Дин хотел спросить что-то еще, но сил додумать предложение уже не хватало. Кто-то мягко опустил руку ему за голову, пытаясь ее приподнять. В следующее мгновение Дина подняли на руки и куда-то понесли.

– В сознании, приходит в себя, – констатировал этот кто-то, имевший совершенно не знакомый голос.

Дина положили на что-то твердое, но лежать все равно было куда удобнее, чем когда глаза были еще закрыты. У него ощупывали руки, тело, кто-то разорвал на нем рубашку. Теперь рук было больше, они беспрестанно теребили Дина, словно какую-то куклу. Кто-то положил на него сверху плед, и стало немного теплее.

Закрыть глаза. Открыть глаза.

Голубые тона, наконец, начали приобретать форму.

– Никаких существенных повреждений нет, так, пара царапин и шок. Дайте пару таблеток обезболивающего, – скомандовал теперь уже другой голос.

Некто в голубой форме запихал ему в рот какие-то таблетки и заставил проглотить. Дин поморщился от их отвратительного привкуса.

– Парень, вам просто повезло, что вы спрыгнули в реку! – воскликнул медбрат, которого Дин уже различал. – Чудо, что вообще живы остались.
– Где Кас? – он проигнорировал радостные восклицания парня. Дин помнил, как вытолкнул его из вертолета. Помнил, как, с трудом его удерживая, еле добрался до берега. А потом все. Открыл глаза – и нет Каса.
– Он без сознания. Его уже увезли на скорой.
– А Пит?
– С ним, как и с тобой, все в порядке. Но его нашли раньше тебя, так что кто-то из его знакомых уже увез его домой, переодеваться, – ему не нравилось отвечать на подобного рода вопросы, объясняя, кто, как и почему выжил, поэтому он поспешил удалиться. – Посиди здесь еще немного, и голова перестанет кружиться, – посоветовал медбрат, и вышел из…

Дин только сейчас понял, что его отнесли в карету скорой помощи.

Голова все еще дико болела, но кружиться действительно перестала. Еще пара минут, и таблетки должны подействовать. Дин оглядел себя с ног до головы. Одежда была мокрой, но теплый плед немного скрашивал зарождающийся от нее холод. Дин распахнул дверь и вышел из машины.

Звучала сирена. Несколько пожарных машин со всех сторон поливали здание вокзала, туша пожар. Вокруг них толпилось много людей, обследующих местность, среди которых Дин узнал половину сотрудников с его этажа. Весь департамент слетелся, а?

Несколько машин скорой помощи, куча автомобилей департамента, выделявшихся символикой Тойоты, и просто проезжавшие мимо зеваки – вся эта компания теперь дружно сновала вокруг здания вокзала, получившего свою нейтронную бомбу.

– Очнулся?

Сзади него стоял Маклауд, положив руки в карманы, и наблюдал за тушением пожара. Он не смотрел на Дина, словно не был заинтересован в его личности, просто стоял рядом.

– Да, сэр, – тихо ответил Дин, оборачиваясь обратно к вокзалу. Маклауд не спрашивал его, что происходило внутри, не выкидывал обвинений, вообще ничего не делал из того, что бы мог устроить босс. И это сбивало Дина с толку. – Пит сказал, вы считаете меня предателем.

Фергюс тяжело вздохнул, продолжая молчать. Тогда Дин обернулся к нему.

– Меня посадят?

Не было в его взгляде на Дина ни издевки, ни злости. Только сочувствие.

– Я понятия не имею, что произошло внутри. И если ты действительно виновен, мне жаль, тебя ничто не спасет. Но на этом задании погибло двадцать моих верных служащих, разборки будут огромные. Боюсь, на это дело откликнется даже Белый дом.

Дин отвел взгляд, кивая. Что ж, этого стоило ожидать, учитывая все произошедшее.

Маклауд ушел, и Дин остался один, мучимый совестью. Он огляделся по сторонам, по привычке ища Брука и Пита, но вспомнил, что они, должно быть, уехали вместе. Никого из отдела, с кем бы он общался, больше не осталось.

Только Ганс стоял чуть поодаль, наблюдая за угасающим пожаром.

Когда он повернулся к Дину, на лице его не было ни разочарования, ни сочувствия. И только спустя несколько секунд уголок губ дернулся в усмешке.

Изображение

Страшно было ехать в больницу – Дин совершенно не знал, в каком состоянии обнаружит там Каса. Если учесть, каким слабым он был до падения вертолета, то что же с ним должно было произойти сейчас, после попадания в ледяную реку?

Но навстречу ему вышел абсолютно спокойный врач, и Дин тут же облегченно выдохнул. «Потеря сознания, перешедшая в сон, ничего страшного, скоро очнется». Под «скоро очнется» подразумевалось несколько суток. Хотя врачи предполагали куда меньший срок, но после рассказа Дина о том, что происходило в здании вокзала, они сурово покачали головами и вынуждены были согласиться, что им придется провести дополнительный осмотр своего пациента. Они и Дину предложили помощь, но тот даже не ответил на их расспросы – сразу направился в палату Каса.

Кожа Кастиэля была еще светлее, чем раньше, а многочисленные багровые ссадины на лице придавали его виду еще больше мертвенной бледности. Дин просидел возле него около часа. Все это время он подолгу разглядывал руку Каса, на которой блестело обручальное кольцо, и боялся к ней прикоснуться.

Он не знал, как бы к этому отнесся Кас.

Никто не позволил ему остаться на ночь, и Дин взял такси до дома. Где теперь находилась его с Касом Нейра, он понятия не имел. Вероятно, ее забрал кто-нибудь из департамента.

Машина, спасшая им жизнь.

Телефон поначалу разрывался от звонков Джо, но на десятом вызове Дин отключил мобильник. Дома на автоответчике оказалось еще шестнадцать оставленных сообщений: пара от Пита, семь от Джо, от Брука один. Все остальные – от Кастиэля.

Дин с любопытством нажал на прослушивание и тут же услышал знакомый голос.

«Дин. Я видел вас по новостям. Это правда? Кас с тобой? Скажи мне!»

«Сукин ты сын! Ты втянул моего брата в это дерьмо! Не дай бог, он не выберется живым, Винчестер, не дай бог!»

«Бесполезный звонок. Вы все равно не здесь.»

«Дин, как только объявишься дома, набери меня, пожалуйста.»

«Дин, нам поговорить нужно.»

Голос Габриэля становился все обреченнее от звонка к звонку. Наверное, все это шоу транслировали по новостям, вот он и был в курсе произошедшего. Интересно, он и сейчас был в доме Каса? Дин набрал ему смс-сообщение и мгновенно выключил телефон.

«Кас в Харперской больнице».

Все. Сил никаких не осталось, и Дин, не раздеваясь, плюхнулся на свою кровать. Его трясло, но не от холода, а от того, что он чувствовал. Будто изнутри что-то рвало его на куски, не позволяя дышать. Дин обхватил тело руками и притянул к себе колени. Лет десять назад все было куда проще: он мог прийти к маме, положить голову ей на живот и уткнуться лицом в свитер. Заплакать, самого себя за это пристыдить. А мама вытирала слезы и говорила, что сильные люди имеют право сдаваться. Невозможно быть сильным всегда и для всех. А потом рассказывала ему про папу и говорила, что для него с Сэмом он всегда будет самым сильным и самым мужественным, хотя другие могли их мнения не разделять. Мама целовала в макушку и гладила по спине. Мама пела шепотом песни The Beatles, а Дин мысленно ей подпевал.

Мама говорила, что все непременно станет лучше. Потому что не бывает плохо всегда. И Дин верил, потому что так говорила мама.

А потом не стало мамы. Не стало папы. Их не рожденной сестры.

А сегодня не стало Сэма. И погубил его Дин.

Дин уткнулся лицом в одеяло и заплакал.

Детство было позади, и жалеть его было больше некому. Один на один со своей совестью, и он день за днем проигрывал это сражение.

Нужно было рассказать маме еще тогда, про Теней, про то, как Сэм легко с ними общался. Мама бы, конечно, не смогла ничего изменить, но может быть, этот груз ответственности не сдавил бы ему виски сейчас? Папа бы что-нибудь придумал. Им бы не пришлось переезжать, не пришлось бы искать новый дом, или хотя бы наткнуться на тот, который в итоге снесли. Может быть, вина за смерть его родителей лежит на нем, а не на Дженерал Моторс? Может, во всем виноват только Дин?

Мысли перемещались, сменяя одна другую, сводили с ума, будили и снова заставляли уснуть. Дину казалось, что он проваливался в сон, но через несколько секунд он вздрагивал и просыпался вновь. А мысли все крутились и крутились, не давая ему снова уснуть. Не то во сне, не то в реальности, он вдруг увидел страшный суд.

Перед ним сидел Бог, а сам он был в наручниках за своим столом.

– На повестке дня дело Дина Винчестера, погубившего всю свою семью и всех близких людей. Дин, вы можете сказать что-то в свое оправдание?
– Я?.. – Дин с ужасом озирался по сторонам. Ответ на ум никак не приходил. Он же делал в жизни что-то хорошее? Правда ведь, делал? – Я… Я не знаю…
– Вызываю первого свидетеля.

Возле Бога появился Кас, на лице его было столько же царапин, сколько и в больнице.

– Я считаю, что Дин виновен, – холодно произнес Кастиэль. – Он врал мне и врал своим коллегам. Из-за него погибло двадцать человек.
– Ваш вердикт?

Кас повернулся к Дину и сузил глаза, всматриваясь в него.

– Ад.

Бог хлопнул в ладоши.

– Вызывается второй свидетель!

Возле Каса появился Сэм. Он был одет точно так же, как в тот день, когда сбежал из дома. Даже длина волос сохранилась.

– Дин предал меня, предал семью. Он считал меня монстром, отказывался видеть во мне человека. В моей смерти виноват он. Дин не спас своего брата. Он предал честь семьи, предал родителей.
– Вердикт?
– Только ад.
– Следующий!

Дин старательно пытался освободиться из пут, что обволакивали его, пытался снять наручники, но сзади тут же появлялись дополнительные цепи. Он не мог вырваться.

Возле Бога, всего в нескольких метрах, Дин увидел себя.

– Я считаю себя виновным, – сообщил он. – Я виноват в том, что погубил свою жизнь. Предал и семью, и любимого человека. Я погубил свой департамент и причинил кучу страданий другим людям.
– Нет… Нет… – прошептал Дин. – Виноват не только я… Пожалуйста, прекрати.
– Дин Винчестер виновен. И место ему – ад, – провозгласил он сам, стоящий на том конце суда.

Перед Дином вдруг появились весы. На них лежало две гири – «виновен» и «невиновен».

– Сейчас ты сам выберешь свою сторону, Дин, – поведал Бог.

И чаша с гирей «виновен» поползла вниз.

– Нет. Нет, я так не думаю!
– Думаешь, Дин. Еще как.
– Я не виновен. Я не… – гиря опустилась вниз, и тогда Дин поднял глаза на Бога. – Виновен.

Когда он открыл глаза и резко поднялся, в комнате было уже светло. Он был весь в холодном поту, а по коже бегали мурашки. Дин сделал несколько глубоких вдохов и откинулся назад, на кровать.

Его все еще потряхивало от увиденного.

Изображение

Его вызвали на допрос в департамент. Несмотря на то, что Дин собирался говорить исключительно правду, он все равно нервничал. А когда увидел стол, за которым с ним должны были разговаривать, и вовсе вздрогнул – во сне стол Бога выглядел так же.

Фергюс проговорил с ним несколько часов. Сначала Дин тупо рассказывал ему все, что знал и видел сам. Рассказывал про себя, про Сэма, про их семью. Фергюс все это время не говорил ни слова, не перебивал, не выходил за кофе – он так молча и слушал Дина, не поднимая на него головы. Потом выслушал историю про то, как он додумался до всей этой загадки с Тенями.

Дин умолчал только про Каса. Не смог в этом признаться.

Маклауд качал головой. Когда Дин закончил рассказ, вышел из кабинета и отсутствовал около получаса. Вернулся и хриплым голосом произнес:
– Тебе придется то же самое рассказать детектору.

Дин никогда раньше не сталкивался с детекторами лжи, но был неплохо осведомлен, как они работают. Обмануть их невозможно – слишком долго человечество работало над их усовершенствованием.

Психолог задавал Дину вопросы, а он старался отвечать как можно спокойнее. В комнате, где он сидел, не было никого, но Дин прекрасно знал, что там, за стеклом, собралось не меньше десяти человек, и все они слушали его историю.

Потому что этим людям потом выносить вердикт о том, виновен Дин или нет. Только после некоторых ответов Дина наступала тишина, словно шло совещание – какой вопрос задать следующим. И это сильно напрягало.

– Когда вы присылали свое резюме, вы уже знали, в чем заключается работа?

Дин внимательно посмотрел на свое отражение в зеркале, за которым все и находились. Это был уже, наверное, пятидесятый вопрос, если не больше, и все предыдущие больше касались семьи и того, что происходило внутри здания.

– Да, знал.

Молчание.

– Вы когда-нибудь охотились на Тень в одиночку?
– Нет. Скажу больше: я раньше их почти не встречал. Про комнату Сэма я уже все рассказал. Эти твари частенько ошивались вокруг него. Выяснить, как от них избавиться, мне удалось не сразу, но потом вышел на департамент и решил попытать счастья.
– А если бы не получилось? Если бы не взяли на работу?

Дин пожал плечами.

– Значит, не судьба. Я всего лишь пытался выяснить, что это за твари и какое отношение к этому всему имеет мой брат. Но когда начинаешь работать, волей-неволей забываешь об истинных причинах своего прихода. Работа вышла на первый план.
– Возрос интерес?
– Наверное. А может, мне просто нравилось работать с Касом.

Опять наступило молчание, дававшее Дину время на передышку.

– Какие отношения были у вас с Кастиэлем в день, когда вы выехали на задание? – спросил психолог спустя минуту.
– Мы разошлись, – сообщил Дин.
– В чем была причина?

Ему не нравилось, что началось копание в его мозгах. Не нравилось, что в разговоре задействовали Каса.

– Могу я не отвечать на этот вопрос? – с надеждой спросил Дин.
– Нет.
– Я не был готов к серьезным отношениям.

Опять наступило молчание, которое Дина чрезмерно раздражало.

– Как вы думаете: не был ли ваш разрыв попыткой защитить Кастиэля от вашего брата?

Дин задумался. Он сам никогда не проводил таких параллелей.

– Нет, не думаю, – ответил он.

Индикатор загорелся зеленым. Дин сделал глубокий вдох.

– Вас не устраивают серьезные отношения или Кастиэль просто не ваш человек, и вы это поняли только сейчас?
– Ничего я не «понял», ясно вам?! – разозлился Дин.

В этот момент в микрофон заговорил Маклауд.

– Дин, если бы будешь психовать, вряд ли ты выйдешь из департамента без наручников. Возьми себя в руки и веди себя нормально. В твоих интересах отвечать на вопросы спокойно.

Дин кивнул, хотя сам уже готов был сорвать с себя все провода и отбросить в сторону.

– Я боялся, что не смогу ему дать того, что он от меня хочет.
– А чего он хотел?

Ну какое это имело отношение к делу?

– Брака.

Опять молчание. Дин мысленно начал считать от одного до десяти.

– Про вашего брата мы уже все знаем. Но теперь остался последний вопрос: почему вы выбрали Кастиэля? Если вы отказали ему. Что изменилось за эти несколько часов, что вы пребывали внутри?
– Я подвел его.
– Чувство вины? И только?

Глаза вновь защипало, но не от воспоминаний, а от того, насколько жалок он сейчас был. Когда понимание, что он никогда не заслуживал Каса, молнией прошибло голову, и эхом распространилось по всему телу.

– Мой брат пытал его у меня на глазах. Он заставлял меня смотреть на страдающего Каса, заставлял постоянно делать выбор. Сначала – кого убивать, потом – на чью сторону встать. Вы можете меня засадить за решетку хоть на всю жизнь, но если бы я вернулся на несколько дней назад, я бы все равно показал рукой на Каса, когда мой брат спросил, кого пощадить. Даже знай я тогда, что остальные погибнут. Я выбирал Каса, потому что прожил с ним бок о бок слишком много времени. Того человека, что предстал перед нами, я с трудом могу назвать братом. Но вы правы – я по-прежнему так называл Сэма и буду называть. Я выбрал Кастиэля, потому что, если бы у меня была возможность в тот момент оказаться за пределами нашей якобы тюрьмы и выбрать себе жизнь, я бы сделал Касу ответное предложение. Я бы хотел прожить с ним вместе до конца жизни. И мой брат тут был ни при чем. Просто из всех возможных альтернатив я бы предпочел эту, потому что только в ней чувствую почву под ногами. Я виноват в смерти этих людей, я виноват в том, что Сэм пытал Каса. Я беру на себя вину за смерть и тех людей, что погибли вне вокзала, пытаясь проникнуть на его территорию, – Дин закрыл глаза и закончил: – Но все эти смерти вытекают далеко из детства. Я не сказал о способностях моего брата родителям, и этим погубил вчера двадцать человек. Больше нигде за собой вины я не чувствую.

На эту речь, как и следовало ожидать, ответом послужило молчание. Но Дин уже не злился. Наверное, им и вправду нужно было обдумать свой ответ.

В комнату вошел человек, помогавший Дина надевать на себя шлем и провода. И он же помог ему их снять.

– Иди в моей кабинет, – произнес Маклауд. – И жди меня там.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 07:49, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение

Поначалу мысли крутились вокруг только что прошедшего допроса. Где он мог совершить ошибку? Где сказал что-то лишнее?

А, впрочем… Без разницы. Наказания все равно не избежать.

Если не думать обо всем случившемся, возможно, время в этой комнате пролетит быстрее.

Дин достал телефон. Опять несколько пропущенных от Джо, несколько от Брука. Пит, вероятно, все еще приходил в себя – не каждый день рулишь вертолетом и разбиваешь его вдребезги.

Черт, еще же вертолет… Казна департамента существенно опустела после их операции.

На экране телефона открылись сообщения, и Дин быстро напечатал смску Габриэлю. «Он проснулся?».

Еще несколько минут просидел, думая, стоит ли отправлять. С Гейбом отношения не очень, еще не факт, что засранец ответит. Но… Он ведь спрашивает про Каса, верно? Он имеет право знать.

Ответ пришел почти сразу: «Просыпался утром, но сейчас снова в отрубе».

Дин начал было набирать ответное сообщение, но в кабинет вошел Фергюс. Без единого слова сел перед Дином и все так же молча уставился в одну точку, сцепив перед собой руки в замок.

– Все так плохо? – тихо спросил Дин. Надежда гасла с каждой секундой.
– Да нет, в принципе, – протянул Фергюс. – Они более-менее довольны результатом. Анализ составили положительный. Правда, обвинили тебя в легкой стадии прокрастинации, хотя я ранее за тобой такого не замечал. Сказали, что предоставят суду все документы, ну и… В понедельник всем явится на слушание.
– Каковы шансы?..
– Честно? Где-то пятьдесят на пятьдесят, – сказал Фергюс, теперь уже глядя прямо на Дина. Да еще и смотрел с таким сочувствием, что Дин поморщился. – Я не могу гарантировать, что тебя оправдают. Штраф сто процентов получишь. Может, отделаешься работами. В худшем случае – тюрьма. Не думаю, что больше пяти лет. Все-таки ты сам никого не убивал и не подставлял, если смотреть на дело с точки зрения фактов. Меня вызывают свидетелем. Плюс нужно съездить в больницу, выяснить, что с нашим больным. Его слово может стать решающим. Так что собирайся, поехали.

Маклауд встал, подхватил со своего стола какую-то папку и пошел в сторону дверей. Дин беспрекословно последовал за ним.

Изображение

Заходить в палату Кастиэля было волнительно. Дин боялся встретиться глазами с Габриэлем – потому что знал, что боится увидеть в них осуждение. Это было бы не так страшно, если бы Дин не чувствовал за собой вины. Подумаешь, братец Каса вновь сует нос не в свое дело. Но теперь совесть громко кричала Дину, что он заслуживает осуждения, и это сильно ранило его уверенность.

С ним был Маклауд, только еще неизвестно было, скрасит ли его появление первые минуты нахождения в палате Каса или же наоборот – ситуация только ухудшится.

И куда страшнее казался другой факт: когда Дин войдет внутрь, ему в любом случае придется посмотреть в глаза парню. И того, что он может там увидеть, Дин боялся больше всего.

Маклауд вошел внутрь, а Дин на несколько секунд замер в дверях, проверяя обстановку. Габриэль, сидевший в кресле в углу, мгновенно вскочил на ноги, выпрямившись перед бывшим боссом. Фергюс слегка нахмурился, глядя на своего некогда неплохого сотрудника, и молча ему кивнул, тут же оборачиваясь к Касу.

Самого Кастиэля Дин не видел за боссом. Зато видел лицо Гейба, который заметно напрягся, завидев в дверях еще и Дина. Этот его взгляд, «только-попробуй-сделать-что-то-не-то-и-я-тебя-вышвырну-из-окна-одиннадцатого-этажа», Дин расшифровал в первые же секунды. Только войти внутрь ему бы все равно пришлось.

Фергюс спрашивал что-то про самочувствие Каса, но Дин не слушал его. Посторонним людям Кас все равно никогда не открывается, так что вряд ли Фергюс получит распространенный ответ на свой вопрос. Дин сделал шаг вперед, и его взору постепенно открылись сначала ноги Каса, потом слабые бледные руки, и после очередного шага наконец открылось его лицо.

Кас не смотрел на него, он с равнодушием отвечал на вопрос Фергюса. Потом слушал его речь. Дин краем сознания понимал, что они говорят о нем, но не мог оторваться от разглядывания лица Кастиэля. Ждал, что тот посмотрит на него в ответ.

Только тот не смотрел.

– Нам нужно будет и тебя проверить на детекторе, как только очухаешься. Я думаю, это можно было бы сделать уже завтра-послезавтра, если врачи, конечно, позволят. Если все пройдет нормально, в понедельник будет слушание. От тебя многое зависит, Кас. Мы уже слышали точку зрения Дина на всю ситуацию, и детектор все подтвердил. Но твое видение может сильно отличаться.
– От меня зависит дальнейшая судьба Дина? – перебил его Кас, все еще глядя на Маклауда.
– Можно сказать и так. Ты никому ничего не обязан, но… Дина может ждать тюрьма. И…

А потом Дин отключился. Не слушал, что там говорил Маклауд, потому что Кас все-таки посмотрел на него.

Посмотрел и замер.

Дин ожидал увидеть презрение, которое он сам испытывал к себе, осуждение, ведь Кас на сто процентов во многом был с ним не согласен. Он ожидал увидеть холод и равнодушие, потому что другого не заслужил. Даже ожидал, что так и не будет удостоен взгляда!

Но Кастиэль повернулся к нему так просто, будто это была очередное переглядывание во время дела, будто нужно было подзарядить гасительницу или найти карту района, где расположена Тень. Будто они по-прежнему были напарниками, и Дину было нечего стыдиться.

Он так долго не отводил взгляда от Дина, что каждая секунда, казалось, тянулась целый час. Он взглядом ничего не спрашивал, не утверждал. Он смотрел на Дина, как если бы сейчас им дали новое дело, и он ждал, когда же они уже приступят.

– А что, если Кас не захочет оправдывать Дина?

Кас прервал зрительный контакт, обращая свой взор за спину напарника. Голос принадлежал Габриэлю.

– Что, если он считает его виновным?
– Это не тебе решать, Габриэль, – сухо перебил его Кас.

Маклауд заинтересованно обернулся к бывшему сотруднику. Губы изогнулись в усмешке. Понял, что находится в самом центре семейной разборки?

– Как мистер Новак решит преподнести всю ситуацию, так она и будет представлена. Если он считает Дина виновным, этого нельзя будет утаить от детектора, – он намеренно перешел на официальный тон. – Но, повторюсь: <i>только Кастиэль</i> решает, как будет выглядеть история из его уст, – он вновь обернулся к Касу и более ровным тоном произнес: – Мне еще нужно переговорить с твоими врачами. Надеюсь, что ты скоро выпишешься, – и обернулся к Дину: – Ты едешь?

Дин бы хотел сразу ответить «Нет», но знал, что не имеет никакого права решать самостоятельно. Он вновь посмотрел на Каса, а тот, в свою очередь, с интересом глядел на него в ответ.

– Я остаюсь, – сообщил Дин, не сводя с него глаз.

Маклауд вышел, предварительно окинув Габриэля суровым взглядом, и как только тот скрылся из виду, Габриэль тут же очутился возле Дина.

– Мне кажется, тебе следует уйти, – суровым шепотом сказал он, так, чтобы Кас его не расслышал.

Дин уже приготовился сгрубить, но Кас его опередил:
– Габриэль, будь добр, догони Маклауда и спроси у него, сколько по времени будет длиться проверка на детекторе, и где будет проходить слушание.

– Будто тебя это так волнует.
– Габриэль.

Тот бросил раздраженный взгляд на Кастиэля, фыркнул и молча вышел из палаты, прикрыв стеклянную дверь.

Дин так и стоял посреди комнаты, не решаясь шелохнуться.

– Как ты? – спросил Дин, и голос его был таким сиплым, что он поспешил прокашляться.
– Лучше, чем несколько дней назад.

Дин нерешительно сделал шаг вперед. Затем еще один, останавливаясь напротив кровати. Сесть или не сесть?

Кас осторожно пододвинул одеяло, и это дало толчок к дальнейшим действиям Дина. Он осторожно опустился на край кровати.

На бледной коже виднелось несколько бордовых царапин с запекшейся кровью, было несколько синяков, таких ярких, что невольно хотелось до них дотронуться. Но в целом внешний вид Каса был более-менее здоровым. Кожа у него всегда была бледная, но сейчас он был еще и слаб. Дин старался не говорить громко, чтобы не вызывать у организма панику от повышенных тонов. Синяки под глазами все еще остались, хотя Дин знал, что почти двое суток сна все-таки кое-как сгладили неприятное впечатление от произошедшей пытки. Кастиэль с таким же интересом оглядывал его.

– А как ты, Дин? – вдруг спросил он, вглядываясь в лицо Винчестера.

Дин ухмыльнулся, не отрывая взгляда теперь уже от пола. Забавно, что Дину во всей этой истории досталось меньше всего, но Кас все равно его спрашивает, как он себя чувствует. Дин, едва сдерживая улыбку, покачал головой.

– Да нормально все. За меня не надо переживать. Пара царапин, но, в отличие от некоторых, я уже хожу.

Он повернулся к Касу, стараясь так же лучезарно улыбаться, как и не глядя на него. Но не смог. Лицо парня было напряжено, будто бы Дин просто не понял, о чем речь. И вопрос был совершенно о другом.

Дин отвернулся.

Ладонь мягко коснулась его виска, слегка поглаживая.

– Не здесь, Дин.

От прикосновений теплых пальцев захотелось потереться лицом об руку. Но вместо этого Дин взял ладонь Каса и отвел в сторону, кладя ее обратно на кровать и поглаживая, извиняясь.

– Все хорошо.

Кас зло нахмурился, будто заведомо знал, что ему врут.

Он открыл было рот, чтобы продолжить, но в эту секунду в палату вошел Габриэль, такой запыхавшийся, словно старался как можно быстрее исполнить просьбу Каса, чтобы не оставлять их долго наедине.

– Врачи сказали, что завтра тебя выпишут, но потребовали Маклауда дать тебе две недели покоя. Работать не будешь. Сказали, тебе нужен уход, и я мог бы остаться у тебя на какое-то время. Посплю на диване, – протараторил Гейб, видимо, боясь, что слово «уход» может слишком сильно понравиться Дину.
– Хорошо, – равнодушно ответил Кас. Он больше не смотрел ни на Дина, ни на брата, и отвернулся от них обоих в сторону окна. – Если не возражаете, я бы хотел немного поспать. Меня постоянно клонит в сон.

Он закрыл глаза, как будто уже отрубился, всем своим видом показывая, что разговаривать ни с кем из присутствующих больше не имеет никакого желания.

Дин напоследок посмотрел на Габриэля, который с разочарованным видом стоял за спиной Каса и тяжело дышал, и, тихо произнеся «Поправляйся», вышел из палаты.

Изображение

Нет, у него не было желания присутствовать на допросе Каса. Он не хотел, чтобы тот, зная о нахождении Дина в комнате за стеклом, изменил свои ответы. Хотя чисто теоретически это и так было невозможным. И да, он просто боялся, что некоторые ответы могут сильно ранить. Поэтому предпочел остаться дома и ждать слушания, назначенного на понедельник.

Вечером к нему ворвалась Джо. Стоило ему открыть дверь, как девушка практически повисла у него на шее, крепко обнимая и зарываясь носом ему в шею. Он думал, она будет кричать на него за игнорирование, думал, что может даже врезать, но ничего такого она не сделала. Дину казалось, что он вообще не понимает своих друзей. И Кас, и Джо реагировали совсем не так, как он от них ожидал. И сейчас, когда Джо молча суетилась на его кухне, изучая содержимое холодильника, ему именно такого и хотелось – чтобы никто его не трогал и не задавал вопросов.

Когда ужин был готов, и они оба уселись за стол, Джо вдруг всплеснула руками.

– Я так не могу!
– Что не можешь? – уточнил Дин, перестав двигать ножом и вилкой по прожаренному мясу.
– Я не могу смотреть, как ты молчишь. Я просто… – она вздохнула и отложила все столовые приборы. – Я, может, не слишком хорошо тебя знаю, Дин. Но твоя любовь к самобичеванию мне известна. И знаю еще, что ты не любишь говорить о своей семье, потому что за все те годы, что я тебя знаю, ты всегда избегал этих разговоров. Я не спрашиваю тебя о Касе, потому что я сама его навещала сегодня утром. Не спрашиваю о том, что произошло внутри, потому что он мне этого не рассказал и велел не спрашивать тебя. Да, мне, черт возьми, любопытно, но я затоптала любопытство в самую глубь, чтоб только тебе было комфортно. Но если ты так и продолжишь молчать, я просто сдамся.

Дин ухмыльнулся, не поднимая на нее глаз.

– Так и знал, что не обойдется без твоего монолога.
– Дин Винчестер, ты заноза в заднице! – обиженно воскликнула Джо. – Вся Америка следила за тем, что происходило на заброшенном вокзале. Прямое включение два дня подряд. Думаешь, легко было смотреть и знать, что ты там с Касом, и вы оба можете сдохнуть? – она замолчала, и Дин впервые поднял на нее глаза, услышав, что голос ее дрогнул. Губы ее тряслись, а сама она вдруг уронила голову в ладони и всхлипнула. – Я думала, что потеряю вас…

Джо всегда казалась Дину сильной девчонкой. Он поэтому с ней и дружил – слишком много в ней было мужского. Напористость, уверенность. Никаких слез. Никакой слабости. Она даже из-за парней всегда не сильно переживала, и Дин не удивлялся, когда узнавал, что именно она становилась инициатором некоторых отношений. Да Джо по характеру была куда больше похожа на солдата в юбке, чем на девушку.

А теперь она сидела перед ним и плакала. Как простая девчонка, которая может испугаться и сделать шаг назад вместо уверенных шагов вперед, что Джо всегда совершала.

– Эй. Мы так не договаривались, – попутался пошутить Дин, вставая. Он всегда терялся, когда девушки начинали плакать. Джо еще раз всхлипнула, а потом убрала ладони от лица и поспешила утереть слезы.
– Прости. Тяжело быть сильной, когда голова забита всякими пессимистичными мыслями.
– Ты не виновата.

Дин подошел к ней и приобнял со спины, целуя в висок. Джо закрыла глаза, с трудом делая глубокий вдох. Боролась с новым приступом.

– Я жив, Кас жив, все хорошо.
– И поэтому тебя будут судить…

Он вздохнул.

– Им есть за что…
– Не говори так.
– Но мы оба знаем, что в этом правда, – заключил Дин, отстраняясь. Он отошел от Джо ближе к окну. – Я убил родного брата, Джо.
– Не смей! – она фурией подлетела к нему. – Ты никого не убивал, слышишь меня, Дин? Ты даже не знаешь, мертв ли он. Тело не нашли. Не ты скинул на него бомбу, не ты заставил его разводить ферму Теней. Ты не можешь возложить весь груз ответственности на себя.
– Но я мог бы выбрать его… – он смотрел прямо на нее, пока она трясла его за плечи, и не мог выдавить из себя ничего, кроме правды.
– Я знала, что ты об этом заговоришь, – произнесла она чуть тише, постепенно успокаиваясь. – Но ты не делал выбора «Кас или Сэм» в данном случае. Ты сделал выбор «Брат и его мир или своя собственная жизнь». Это разное, пойми ты. Ты ставишь не те слагаемые в своем примере. И из-за этого рано или поздно возненавидишь и себя, и Каса. А вы достойны большего. Оба.
– Кас никогда мне не простит того, что с ним произошло, – Дина знобило. Знобило от темы, на которую он ни с кем до этого не говорил, знобило от лиц, о которых они говорили. Знобило, потому что страшно было увидеть всю правду произошедшего. Джо не понимала. Не понимала, какой выбор он сделал.
– Он тебя любит, – прошептала она. – Даже после всего произошедшего. Разве тебе мало?.. – она отпрянула назад и, словно очнувшись, побрела к столу. – Давай доедим, а то остынет.

За ужином Джо больше ни разу не возвращалась к этой теме. Но на ночь у него все-таки осталась – слишком поздно было возвращаться домой.

Изображение

Слушание проходило в отремонтированном здании суда – доме Фаруэлла. Правительство восстановило его одним из первых, как только Белый дом выделил деньги на реконструкцию заброшенных построек. Вокзал как раз и должен был стать следующим, но теперь вряд ли кто захочет заниматься его ремонтом в ближайшем будущем.

Детройт больше не город-банкрот, все скорее наоборот, судя по изящно свисающим люстрам и фрескам на лестницах.

Дин приехал за полчаса до слушания. Его адвокат уточнял последние детали, повторяя с ним от и до уже фактически наизусть выученный монолог.

Меня зовут так-то, мои родители те-то, я вырос там-то, теперь про моего брата Сэма.

Дин всегда запинался, когда начинал говорить о Сэме, и адвокат из-за этого сильно злился – ну какого черта так трудно рассказать про родного брата, немного слетевшего с катушек?

А Дин из-за этих «катушек» злился еще больше и постоянно яро сжимал пальцы в кулаки, мысленно стараясь успокоиться. Единственное, что знал Дин – то, что Кас будет выступать на его стороне. Маклауд тоже. И оппонент ему – государство…

Все то время, что он отвечал на вопросы прокурора, Дин не сводил взгляда с бегающего карандаша репортера, сидевшего в углу. Это что, за ними сейчас весь Детройт наблюдает? Мичиган? США? Мир?

До инопланетян дело вряд ли дошло.

«Когда Сэм сказал, что у вас есть право выбрать, кто будет жить, что вы предприняли?»

Звук черкания карандаша по листку слышен чуть более отчетливо. Одна линия, вторая. Быстрый беглый взгляд.

А остальные люди? Они все беспрекословно подчинялись вашему брату? Почему?»

Дрожащая рука, резкое движение. И Дин фактически слышит, как стержень ломается, и репортер бормочет «черт» себе под нос.

«В вашей семье еще кто-нибудь разговаривал с Тенями?»

Карандаш снова начинает бегать, а журналист украдкой бросает взгляд на Дина, срисовывая черты его лица. В завтрашних газетах он наверняка будет с потерянным выражением вдумчиво смотреть «в кадр».

Маклауд выступал долго, расписывал Дина как важного, надежного сотрудника. Конечно, он врал. Дин не был никакой важной шишкой в их офисе, но задницу ему сейчас спасали нехило. В качестве доказательств Маклауд попросил принести кучу сделанных с Касом на двоих дел, потом еще и записи с детекторов принес. Раскладывал карту перед судьей, рассказывал, как Дин пришел и даже как ему подсказал идею. Фергюс всегда отличался умением убеждать и выторговывать, в том числе и с сотрудниками. Но судья изучал все принесенные материалы со скучающим видом.

Потом они слушали Пита. Дин как в замедленной съемке воспроизводил в голове произошедший между ними диалог, и каждое слово в голове так растягивалось, словно резиновое, и прилипало к языку. Дин мало помнил этот разговор, когда ему удалось починить трансивер на пару минут. А Пит… Пит, казалось, помнил его дословно.

А потом ввели Каса. И Дин прервал все свои мысли.

Кастиэль выглядел совершенно измотанным, и Дин готов был дать на отсечение любую конечность своего тела, что того все выходные изводили допросами. И сейчас, когда плечи его, поникнув, опустились, когда глаза бродили по залу, но так ни на ком и не могли сфокусироваться, когда он каждый раз зажмуривался, произнося слово «пытка», – Дин не находил себе места.

Он не сводил взгляда со своего партнера, напарника, бывшего, или все же нет, любовника, и задавался вопросом: как он позволил Касу здесь появиться?

Почему позволил прийти и выгораживать себя? Сколько боли нужно было причинить любимому человеку, чтобы тот окончательно от тебя отвернулся?

Не сказать всю правду о себе? Да легко! Скрыть от Каса, какая им грозит опасность? Нет проблем. Заставить его спасать шкуру Дина, брат которого над ним измывался несколько часов подряд? Нет ничего проще.

Кастиэль не смотрел на него. Он будто бы вообще находился не в здании суда, а на приеме у психиатра, к которому идти не хотел: на вопросы отвечал спокойно и с явным нежеланием проявлять чувства. А Дину оставалось кусать губы и смотреть, как репортер, сидевший возле него, срисовывал потрет Кастиэля. «Парень спасает любовь всей своей жизни ценой собственной гордости», – прочитал Дин надпись над рисунком.

Что ж, у этой статьи будет вполне себе закономерное название. Ведь ты же это заслужил. Правда, Дин Винчестер?

Изображение

Он понял, что все закончилось, когда одновременно с ударом молотка по столу по плечу его хлопнул его адвокат.

– Фух, все позади, – выпалил он, улыбаясь.

И Дин не смог ответить на эту мимолетную радость улыбкой. Пожал плечами и отвернулся.

Первым возле него оказался Пит. Он сам обхватил его за плечи и приподнял Дина с сидения. А потом резко подался вперед и обнял Дина со всей своей щедростью.

– Слава богу. Черт, мы тебя вытащили.

Мы тебя вытащили… Тебя… Вытащили…

Маклауд, появившийся словно из-под земли, потрепал его по макушке. Промурлыкал что-то невнятное из серии «Мы справились, сынок».

А Дин и не помнил, когда для него все закончилось. Когда судья назвал его невиновным или когда он заметил отсутствие кольца на руке Каса.

Он всего лишь прошел мимо него, когда закончилась дача его показаний. Всего лишь поправил рукой свой костюм, ничего такого не сделал. Но Дин отчетливо увидел. На руке. Нет. Кольца.

А дальше было ощущение, что на душе не то что кошки поскреблись – пробежала целая орава крыс, нагадила, да еще и беспардонно сбежала с тонущего корабля. Как будто кто-то со всей силы дал пощечину, или нет – вовсе врезал в морду кулаком. Словно только что выносили приговор не по делу о происшествии на работе, а по тому, как ему жить дальше.

И судя по всему, Кас к последнему уже не имел никакого отношения.

Дин попытался найти его взглядом, но тот уже давно исчез, наверное, не только из зала, но и из суда в принципе. Скрылся как можно дальше от Дина, пока тот не успел соврать где-нибудь еще или пару-тройку раз не взорвать ему мозг любимой музыкой.

Хотя вряд ли у Каса теперь вообще была любимая музыка.

– Эй, Дин, хочешь, подвезу? – подбодрил его Пит, дергая за плечо.

Он еле перевел взгляд от двери, поворачиваясь к приятелю.

– А? Да нет… Не надо. Я сам.

В зале все потихоньку начали разбредаться, но все шоу начиналось только на выходе из суда. Дин знал, сколько там уже собралось репортеров.

Его должно было волновать, что теперь с ним будет в этом городе, как на него будут смотреть другие. Винят ли они его или, как и весь его департамент, ищут ему оправдания. Он должен был попытаться понять, почему все так за него заступались, почему вся вина в итоге легла на плечи единственного человека. Его брата.

Должен был.

Но он слишком устал, чтобы думать.

Через час Дин стоял в своей квартире, свысока наблюдая за раскинувшимся из окна городом. Серые блики домов, стоявших неподалеку, словно огромные тоскливые горы, заставили Дина распахнуть окно, как будто бы это могло позволить вздохнуть свежего природного воздуха. Но когда в квартиру подул сильный ветер, перелистывая страницы распахнутых древних книг Каса, оставшихся на столе, Дин осознал, что никакой природы не почувствует. Этот город мертв. Насквозь пропитан мраком и вызывает только дикое желание бежать отсюда, спасаться бегством. Этот город ассоциируется со смертью.

Он сделал шаг вперед, обращая свой взор вниз, к земле, и глубоко вздохнул. Неужели людей никогда не тянет туда? Никогда не хочется перегнуться и почувствовать себя от всего свободным?

Еще через час Дин уже лежал на кровати, свернувшись в кокон из одеял. В квартире стоял жуткий холод, но виновато было распахнутое настежь огромное окно. Закрывать его Дин не стал. Подумал, что будет очень кстати, если бы во сне он вдруг заболел и умер от обледенения. Не худшая смерть во всей этой истории.

На следующий день Дин отвез на работу заявление об увольнении.

– Вы серьезно? – кадровик приподнял одну бровь, явно удивившись такому скорому решению. – Это после всей проделанной работы?

Дин повел плечом, не горя желанием отвечать на вопрос.

– Я просто не смогу, – признался он, отводя глаза от пристально глядящего кадровика. Не хватало еще с ним в гляделки сейчас играть.
– Может, стоит хотя бы попытаться? Мистер… – он посмотрел обратно на папку с делом Дина, поправляя на носу очки, – Винчастер!
– Винчестер, – машинально поправил его Дин.
– Простите. Опять какая-то неразбериха с принтером. Выброшу к чертовой матери. Мистер Винчестер, после всего произошедшего вам вряд ли удастся найти хоть где-то нормальную работу. Вы же понимаете, что это ваш шанс? Маклауд второго такого не даст. Подумайте лучше хорошенько, – он протянул Дину обратно его заявление, улыбаясь так широко, будто от количества видимых из-за губ зубов зависело, останется Дин или нет.

Но он, извиняясь, поднял обе ладони вверх и попятился назад.

– Простите, сэр. Но это обдуманное решение.

Ни с кем не прощаться. Не смотреть напоследок, не обращать внимания на детали.

От двери до двери. К лифту и побыстрее. Вон отсюда и больше никогда, ни ногой, ни другими частями тела.

Разве что… Дин в последний раз остановился у лифта и обернулся в сторону своего кабинета. Теперь эти три цифры имели совершенно иное значение.

Уходить. Срочно.

Чем быстрее оставишь прошлое, тем проще будет смотреть в будущее.

Которого тоже нет.

Изображение

Звонок в дверь был настолько настойчивым, что вырвал из пелены сна. Как будто звонок был установлен не возле самой квартиры, а где-то на голове, рядом с ушами. Звон, по крайней мере, был точно таким же.

– Господи, да открою сейчас, – взмолился Дин.

Но при первой попытке встать запутался в одеяле, да еще и лбом приложился об угол дивана. Полный комплект. А все из-за того, что встать он пытался не с кровати, и только по этой причине не сразу сообразил, где находится – отсюда и путаница.

На пороге стоял Кас, и на целых несколько секунд Дин подумал, что это воображение так шутит, и чуть было не захлопнул перед его носом дверь. Уж если ты и встречаешься с собственной галлюцинацией, умей от нее избавляться.

– Чем я такое заслужил? – спросил Кас, но, как ни странно, интонация не была обидной. Скорее так – любопытство. – Что ты?..

Кас не договорил. Он резко дернул дверь, раскрывая ее и влетая внутрь. Четко виделось, что он не знал, куда деть руки – то протягивал их к Дину, желая прикоснуться, то резко одергивал обратно, словно Дин мог его обжечь. Глаза бешено носились по квартире в поисках чего-то несуразного.

Дин не ожидал его увидеть еще раз. По крайней мере, не думал, что Кас сам к нему явится. Они могли бы случайно пересечься на улице, столкнуться нос к носу в магазине, волей судьбы оказаться в одном баре. Но то, что Кас придет к порогу его дома, Дин предположить не мог.

В конце концов, Кас ухватился взглядом за лежащие на столе упаковки таблеток и со скоростью птицы подлетел к ним.

– Дин… Дин… – повторял он раз за разом, изучая пачки таблеток. – Ты что… Господи… – он беспрестанно то оборачивался к Дину, то глядел на пустые упаковки в руках, а в глазах у него играл такой испуг, что казалось, он и сам недалек от обморока. – Почему?! – вдруг вскрикнул он и теперь уже кинулся в сторону Дина. – Что ты, черт возьми, задумал?

Кас швырнул его со всей силы в стену, и Дин, отказавшись противостоять, больно ударился спиной. Кастиэль держал его за плечи и тряс.

– Какого черта ты творишь?!
– Да не пытался я с собой покончить, придурок! – зло выпалил Дин, стараясь его перекричать. – Это снотворное, я его давно принимаю. У меня просто закончились таблетки, только и всего! – Кастиэль теперь отпустил его и сделал неуверенный шаг назад, пятясь. Дин продолжил уже спокойнее: – Я не пытался наложить на себя руки. Просто я действительно не могу заснуть по-другому.

Кас запустил пальцы в волосы. Он словно пытался отдышаться, набирая полную грудь воздуха и шумно выдыхая. Дин несколько раз протер ладонями лицо, попытавшись окончательно проснуться, и пошел к дивану, чтобы убрать оказавшееся на полу одеяло.

– Ты зачем пришел? – спросил он, но на Каса так и не взглянул.
– Я был сегодня в департаменте… Они сказали, ты уволился.
– Да, было дело. Хочешь поговорить об этом?
– Нет. И просить тебя вернуться я тоже не буду.

Дин вопросительно посмотрел на него. На кой черт тогда пожаловал?

Кас облизал губы, отводя взгляд в сторону.

– Я тоже написал заявление. Но не из-за департамента пришел. Просто хотел убедиться, что у тебя все нормально.
– У меня что-то может быть не так? – с сарказмом уточнил Дин. Хотя сам хотел спросить: ты-то почему уволился?..
– Вот только не надо из себя корчить стального робота, ладно? – спаясничал Кас. – Твоя скрытность не привела ни к чему хорошему.
– Твоя скрытность зато привела! – вскрикнул Дин.

Ему так резко захотелось вытолкать Каса из квартиры, захлопнуть за ним дверь и каким-то непродуманным еще человечеством способом стереть себе память о последних двух годах жизни. Нет, десяти. Может… Стереть сразу все?

Кастиэль злился – по напряженной челюсти Дин понял, что тот сжимает зубы, а ладони стараются нащупать возле себя что-то твердое, что можно было бы крепко сжать. Но в какой-то момент Кас закрыл глаза, и когда он их открыл, то был уже куда спокойнее, чем за несколько секунд до этого.

Он молча прошел в сторону кухни, снял с себя плащ и повесил на спинку стула. Сам уселся за стол, да так и сидел, не шевелясь, будто бы ждал, пока Дин сделает то же самое.

Винчестер закатил глаза, но в итоге все равно подошел к столу. Садиться не стал.

– И о чем мы будем говорить? Предлагаю переместиться на кровать, сядем заплетать друг другу косички и будем делиться секретиками. «Тебе кто-нибудь из департамента нравится, а?» – Дин скрестил руки на груди и выжидающе посмотрел на Каса.

Блин, ну нельзя же так злиться на него за чертово кольцо, правда? Нельзя срываться из-за такой ерунды. Он сам виноват. Отказал же в первый раз, кто сказал, что Кас все это простит? Это он должен был злиться, срываться на Дине, он должен был его ненавидеть, возможно, даже желать, чтобы их дороги никогда не пересекались. Ведь жил же он себе спокойно, пока на горизонте не объявился Дин и не заставил его с ним работать.

– Что произошло у тебя в семье? – вместо того, чтобы обидеться и уйти, Кас продолжал терпеливо сидеть перед ним, игнорируя все хамство Дина.

Только от заданного вопроса становилось еще паршивее. Дин повел плечом.

– Ничего такого, чего я не рассказывал три дня назад в суде.
– Я спрашиваю не про то, как Сэм начал разговаривать с мертвыми душами, – тихо произнес Кас, словно боялся, что имя «Сэм» непременно вызовет у Дина какую-нибудь психически неадекватную реакцию. – Я спрашиваю: что случилось в семье. – Дин сел перед ним на стул и спрятал лицо в ладонях. Смотреть в потрескавшееся покрытие стола было куда проще, чем в глаза Касу. Но Кастиэль дотронулся рукой до его подбородка, мягко, не настаивая, и слегка приподнял голову Дина, чтобы тот посмотрел прямо на него. Кас не улыбался, не смотрел на него с жалостью. Он просто прошептал «Расскажи», и Дин сдался. Понял, что Кас не ждет от него оправданий, не ждет чистосердечных признаний. Все, что ему нужно, – это история, от которой Дин, даже может не подсознательно, но отгородил его. – Ты обещал…
– Я… Я не знаю, с чего начать… – ответил он, и собственный голос показался ему таким осипшим, что невольно захотелось выпить стакан воды.
– Мне все равно, откуда ты начнешь, с кого. Я просто хочу знать о тебе хоть что-нибудь.

Хоть что-нибудь… Это он может.

– Мы жили в Лоуренсе, когда Сэм еще не появился на свет, – начал Дин, опуская взгляд на стол. Теперь глаза уцепились за черную точку на его поверхности и так на ней и застыли. – Мне было четыре, когда у меня появился брат. Я не очень хорошо помню детство. Вернее… По рассказам родителей, конечно, что-то вспоминается, но как будто это было не со мной. Думаю, каждый человек так помнит. Мама с папой очень любили друг друга, несмотря на регулярные ссоры. Отец хлопал дверью и уходил, наверное, успокоиться, а с мамой оставались мы с Сэмом. Сэм-то был еще мелкий, ничего не понимал. А я в свои восемь уже должен был уметь утешить маму. Иногда разговорами, иногда просто обнимая ее. И спустя несколько часов отец всегда возвращался. Просил прощения, хотя он и не всегда был виноват. Говорил мне, что навстречу всегда идет тот, кто хочет сохранить отношения, и неважно – прав ты или нет. Мне было пятнадцать, когда мы решили переехать в новый дом. Мама была беременна, у нас с Сэмом должна была появиться сестра. Эйлин. А потом наш новый дом собрались сносить… Всех предупреждали, родителей не должно было быть в доме. Но служба по сносу приехала чуть раньше, и…

Дин не знал, как закончить. Ощущение, что Кас сейчас остановит его и скажет «я не это хотел услышать», росло с каждым разом. Но он ничего не говорил, не перебивал. Он ждал, пока Дин закончит.

– Мы какое-то время жили у бабушки по папиной линии, тоже в Канзасе, но в Додж-Сити. Мне стукнуло восемнадцать, пошел на работу. Сначала официантом, потом начал помогать в баре неподалеку от дома. Сэм оканчивал школу, собирался уехать учиться. На Стэнфорд замахнулся, – Дин невольно усмехнулся. – Вернее, я так думал. Не удосужился спросить у брата, не поменял ли он своих планов после смерти родителей. Собственно, к чему все привело, ты уже в курсе. Мой брат немного съехал с катушек, начал регулярно общаться с потусторонним миром, а я боялся об этом кому-нибудь рассказать, потому что считал, что нас упекут в психушку. Хотя там нашей семейке было бы самое место. Сейчас я это понимаю.
– Не говори так…
– Ты просил меня рассказать, – упрекнул Каса Дин. – Я и рассказываю. Мне было страшно, я видел, во что превращается Сэм. Мне нужно было рассказать сначала родителям, потом бабушке. А я молчал, понимаешь, Кас? Молчал. Я боялся, и из-за своего страха срывался на Сэме. Угадай, к чему привела одна наша ссора?
– Сэм сбежал.
– В точку, босс. Он только улыбнулся и вышел вон из моей комнаты, тихо прикрыв дверь. А с утра я уже не нашел его. Ни записки, ничего. Я сказал бабушке, что он уехал, а сам отправился на его поиски. Сначала по Доджу, потом по Лоуренсу. Я много штатов преодолел. В какой-то момент решил, что уже никогда его не встречу даже чисто случайно. Переехал в Детройт, познакомился с Джо. У нас даже был короткий роман, но нас обоих не покидало чувство, что любовью тут и не пахло. Поэтому остались друзьями. И тут Джо рассказывает мне о департаменте защиты, говорит, что Детройт погряз в этих тварях. В других городах все еще не так плохо, но тут стоит настоящий хаос. И я подумал: вдруг это мой шанс?..

Кастиэль открыл было рот, намереваясь задать вопрос, но Дин успел его опередить:
– Нет, даже не думай спрашивать, использовал я тебя или нет. Не смей. Иначе я боюсь не совладать с собой и вытолкать тебя из квартиры к чертовой матери, – Дин предупреждающе выставил вперед указательный палец, приказывая замолчать. – Я никогда тебя не использовал, не врал, чтобы остаться на этой работе. И более того – меня пугает сам факт того, что ты мог сделать такие выводы.
– Я не делал никаких выводов, – простодушно ответил Кас. – Я просто хотел спросить, почему ты не рассказывал об этом раньше?
– Ты мне тоже мало говоришь о своей семье, Кас, – слабо улыбнулся Дин. – Ты даже с Габриэлем меня толком не познакомил, и он теперь меня ненавидит. Я понимаю, что в связи с прошедшими событиями, ему есть за что, но…
– За что?
– За то, что с тобой произошло на вокзале…
– Это сделал твой брат, Дин, – Кастиэль откинулся на спинку стула. – Не ты. Тебе незачем себя винить.
– Так ли уж я не виноват, как ты хочешь себе это внушить?

Дин с горечью посмотрел на него и заметил, как Кас опустил взгляд в пол. Выходит, все не так. В том, что Дин виноват, он все-таки не сомневается.

– Ты выбрал себе не того человека, Кас, – тихо, будто бы скорее себе, чем своему собеседнику, произнес Дин. – Я отнюдь не самая светлая душа.
– Так и я не святой, – пожал плечами Кас. – Разве мы ищем себе лучших? Вряд ли. Мы ищем подходящих. Даже если бы ты все мне рассказал, если бы я знал, что велика вероятность встретить там Сэма, если бы я вообще знал, кто такой Сэм, – ты думаешь, мы бы избежали потерь? Думаешь, не было бы убито столько человек? Да будь мы даже готовы на все сто, двери бы за нами все равно закрылись, а Сэм бы все равно убил наших коллег. Сути это не меняет. Я не злюсь на тебя за произошедшее там, – он покрутил пальцем у виска, – пусть это и оставило своеобразный отпечаток на моей психике. И сейчас я уже даже не виню, что ты ничего не сказал, – Кас взял в руки пустые упаковки от таблеток. – Но вот таким принято делиться, ты не находишь? Как давно тебя мучают кошмары?
– Несколько лет, – признался Дин.
– Почему я никогда их не видел? Ты принимал, пока я отворачивался? Уходил в душ, задерживался на кухне?
– Я не принимал их с тобой… – из-за вопросительного взгляда Каса Дину пришлось продолжить: – У меня все-таки была пара спокойных ночей. Когда внимание переключалось на тебя. Таблетки были не нужны.
– Но со мной тебе тоже снились кошмары, – нахмурился Кас. – Ты просыпался, я слышал.
– Их было проще переносить? – предположил Дин. – Я хотя бы мог уснуть. Я сразу, как попал на работу, стал нормально засыпать. Ты со своими учебниками, угрозами, что у меня не получится, заставил меня переключиться. И так стало проще. Я тогда был тебе так благодарен… Я просто обрел с тобой… спокойствие?

Дин снова поднялся на ноги, потому что сидеть на одном месте теперь казалось просто невыносимым. Он сделал несколько шагов в одну сторону и в другую, пытаясь сосредоточиться, но помогало мало – сердце в бешеном ритме хотело выпрыгнуть из груди.

Кастиэль не сводил с него взгляда, словно пытаясь прочитать все, чего Дин не высказал вслух. Потом засунул руки в карманы брюк и что-то из них вытащил.

Когда кольцо оказалось лежащим на столе, он снова посмотрел на Дина, пододвигая маленький кусочек металла в его сторону.

– Я хотел спросить, что ты этим имел в виду, – тихо сказал Кас. – Я плохо помню, что происходило там, на вокзале. Я только припоминаю, что ты зачем-то надел на мой палец мое же кольцо. Ты его так вернул?

Дин сделал глубокий вдох. Сейчас все решится, да?

– Нет. Я сделал тебе ответное предложение.

Глаза Каса, почти незаметно для постороннего глаза, немного округлились, но он тут же взял себя в руки – продолжил оставаться невозмутимым. На лице его выступило несколько морщинок, когда он слегка нахмурился, и у Дина внутри сердце упало.

– Я думал, это у меня с памятью что-то не то, – произнес он. Рукой потянулся к кольцу, но тут же одернул. – Ты сделал это, чтобы отказать брату?
– Я сделал это, потому что хотел.


Последний раз редактировалось Soler 28 ноя 2013, 08:05, всего редактировалось 1 раз.

28 ноя 2013, 06:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Они не встречались глазами, и Дин судорожно искал, за что еще можно уцепиться взглядом, лишь бы не чувствовать возникшей неловкости.

– Так ты… – Кас и сам едва подбирал слова. – Ты ждешь от меня ответа?..
– Пока мне ничего другого не остается.

Кастиэль поменял позу на стуле, сев на его край и чуть-чуть склонившись вбок.

– А мы можем… Немного повременить?
– Конечно, – согласился Дин.

То, что Кас будет оттягивать ответ, не стало для него сюрпризом. Все было вполне закономерно.

– Ты не понял… Я имел в виду, если я сейчас скажу «да», мы можем… Не завтра это сделать? Пожениться, – с трудом выговорил он последнее слово, но даже после этого не взглянул на Дина.

Дин замер, пытаясь переварить полученную информацию. Ему ведь не показалось? Кас действительно не только не оттолкнул его, но и принял обратно? Простил за все произошедшее? Он и правда до сих пор хочет быть с ним?

– Мы можем… – Дин посмотрел на него, ожидая, пока Кас поднимет голову в ответ. И когда он это сделал, закончил: – Повременить. Если хочешь… Я не тороплю, да и не думаю, что сам сейчас готов. Мы много дров наломали. И обоим есть, где подлечивать раны. Так что… Ты не хочешь через недельку-другую… куда-нибудь выбраться?

Впервые за весь разговор Кас расслабленно выдохнул и улыбнулся, совсем несмело, по-детски наивно. И Дин тоже почувствовал облегчение.

У них далеко не все хорошо, но со временем все может измениться.


Изображение

На кладбище всегда дует ветер. В смысле – это прямо какое-то волшебное место, куда он попадает, даже если вокруг стоит полно деревьев. Все равно холодный воздух сносит листья, и развиваются на ветру плащи приходящих сюда людей. Отсюда веет холодом за версту.

Дин уже несколько минут стоит напротив могилы, но ничего не говорит. Ему нечего сказать ни в свое оправдание, ни в качестве извинения. Нечего и рассказать, потому что между ними такого никогда и не было. Не принято было делиться тем, что кипит внутри. Наверное, поэтому они оба здесь: Дин перед могилой, а Сэм внутри.

Нет, Сэма в могиле нет, и Дин это знает. Тело в здании так найдено и не было, и где-то внутри Дина не покидает надежда, что он все еще может быть жив.

Но если честно, он будет рад, если Сэм не даст о себе знать. Их пути слишком давно разошлись, чтобы пересекаться снова – это будет встреча двух очень далеких друг от друга людей, и ни к чему хорошему она не приведет.

Он стоит перед могилой, зная, что внутри пусто, и поэтому эмоций никаких она и не вызывает. Но кто-то умный сказал, что прошлое надо уметь хоронить, а Дину нужно было куда-то приходить, чтобы уметь сказать свое «Прости».

– Ты готов? – раздался голос Каса у него за спиной.
– Разве нам можно видеться до церемонии? – уточнил Дин, поворачиваясь к нему.
– Невесте и жениху – нет. А ты видишь тут невест?

Кастиэль не улыбался, но вот глаза с мягкостью смотрели на Дина, одетого в черный костюм и серый плащ. В конце концов, поздней осенью здесь слишком холодно, чтобы разгуливать без верхней одежды.

– Уже пора?
– Давно, – Кас едва заметно кивнул и отвернулся от Дина, направляясь в сторону церкви. Дин молча последовал за ним.

Внутри было не много народу. Решили собрать только тех, с кем регулярно общались – Джо, Пит, Брук, даже равнодушный к таким мероприятиям Ганс удостоил их визитом, Габриэль и их телефонистка Сара. Было несколько незнакомых им людей, просто оказавшихся в церкви в тот день.

– Я рад, что ты согласился на церковь, – шепотом произнес Кас, наклонившись к его уху, когда они подошли к алтарю. – Я бы не обиделся, если бы ты отказался, но мне так спокойнее.
– Знаешь, у наших предков той же ориентации такой возможности не было. Почему бы не использовать привилегии, к которым приводят изменения в законодательстве?

Священник помог им прочитать молитвы, задал три вопроса и, получив на них согласие, попросил их произнести свои речи.

– …пока смерть не разлучит нас, – закончил Дин.
– …пока смерть не разлучит нас, – повторил за ним Кас.

Произнеся это, у обоих на лицах появились улыбки. Джо, стоящая чуть поодаль, уткнулась носом в плечо Габриэля, всхлипнув, а тот, совсем того не ожидая, вздрогнул от внезапности. Он всю церемонию стоял со скучающим выражением на лице, и даже когда она подошла к концу, ничуть не изменился.

Дин наклонился вперед, целуя мужа лишь для завершения обряда. Показывать свои чувства на людях ни к чему, у них для этого вся жизнь впереди. Кас, впервые за все их знакомство, сиял так, что казалось, над головой у него вот-вот вспыхнет нимб. Он выглядел очень счастливым.

Все по очереди принялись их поздравлять, пока они выходили из церкви. Джо обоих обняла и снова расплакалась. Сказала: «Я думала, эти два балбеса никогда не решатся». Накануне она говорила Дину, что очень завидует ему – такой клад, как Кас, еще и поискать нужно. И Дин не сразу понял, что она не шутит – только по нахмуренным бровям и вопросу «Это очень смешно?» сообразил, что лучше перестать улыбаться.

– Ну, это… С праздником вас. Типа, – Габриэль подошел самым последним ленивой походкой кота, которому будто и дела нет до всей церемонии. – Раз вы пошли на венчание, я теперь вряд ли могу пошутить про развод, да?

Кас строго на него взглянул. А Дин… Дин тихонько потеребил мужа за руку, вроде как говоря: «Все в порядке, не злись».

– Нет, это ни к чему, – усмехнулся Дин. – Да и надеюсь, вряд ли у нас до этого дело дойдет.

Кас сильнее сжал его ладонь. Словно в подтверждение слов.

– Слушайте, я тут подумал… – а когда Габриэль начинал это делать, ни к чему хорошему это не приводило. И он затараторил: – Я накануне вспоминал ваше последнее дело… И… Ну я как бы тоже брат Касу, да? Вы только со мной так не поступайте, ладно? Я ж вам добра всегда желал, ребят, честно.
– Господи, Габриэль! – взмолился Кас. – Ты невыносим! Можно было хотя бы…

Дин наклонился вбок и заставил его замолчать поцелуем.

– Без ссор, – попросил тихо Дин, отстраняясь. И Кас, облизав губы, кивнул.

Он похлопал брата по плечу, и когда оттащил Дина в сторону, тот успел только сочувственно кивнуть Гейбу.

Кас не любил говорить о выборе. Он несколько месяцев терпеливо проводил с Дином беседы на тему сделанного выбора, и они оба пришли к выводу, что это был отнюдь не выбор между братом и партнером. Это был просто способ сказать Сэму «нет». В конце концов, здесь выбрать невозможно, и Дин в какой-то момент перестал себя винить. Спасибо Касу, который не сдавался и продолжал, как заученный урок, твердить ему, что Дин не убивал брата.

Дин сел за руль Тойоты, которую им вернули спустя месяц после произошедшего, и когда Кас сел рядом, завел мотор.

– Слушай, мне кажется, или этот джип нас ждал? – Кас кивком головы показал ему на черный джип департамента, что стоял поодаль.

Автомобиль медленно подкатил к ним, и когда открылось окно, Дин с Касом оба охнули.

– Привет, парни, – ухмыльнулся Фергюс, поправляя на переносице темные солнечные очки, хотя солнца не было. – Поздравляю с началом новой жизни.
– Спасибо, – ответил Дин.

Они не видели начальника уже несколько месяцев, и зачем он пожаловал, могли лишь догадываться.

– Так вы едете?..
– Флорида, – улыбнулся Дин, как будто в улыбке передавалось все солнце, которое их ждет впереди.
– Океан? – одобряюще кивнул Маклауд.
– Ну да. Кое-кто не умеет плавать.

На этих словах Кас здорово смутился.

– Кто-то думает, что этот кое-кто не умеет плавать. Все я умею.
– Во Флориде нет департамента… – протянул Фергюс. – Есть там пара домишек, в которых проблемы, – он снял солнечные очки. – Не хотите разобраться?

Дин издал смешок и покачал головой. Он обернулся к Касу, но тот его веселья не разделял. Несколько секунд он не сводил с него глаз, и Кас едва заметно мотнул головой. За эти месяцы Дин уже и по таким непримечательным жестам научился угадывать его настроение.

– Да ладно вам, парни. Проведете отличный медовый месяц, заодно чуть подзаработаете. Внештатные сотрудники всегда получают хорошую зарплату.

Дин молча протянул руку Фергюсу, и тот сразу же вложил в нее папку со всеми документами.

– Я на связи. Как вернетесь, звоните. Может, решите вернуться? 301 кабинет все еще ждет своих хозяев…

Он не дал им ответить на вопрос – нажал на педаль газа, продемонстрировав, что реплика была риторической. Дин отдал папку в руки Касу, а сам включил на минимальную громкость диск с классической музыкой. Хоть какое-то сопровождение в дороге. Кас откинул спинку кресла назад и открыл папку.

Легкое нажатие педали, и машина сорвалась вдаль, оставляя за собой клубы пыли.

Изображение


28 ноя 2013, 06:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Изображение


28 ноя 2013, 08:08
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Поздравляю с выкладкой.

У вас в головном посте обе ссылки на пдф-ные файлы.


28 ноя 2013, 11:31
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 ноя 2013, 02:41
Сообщения: 10
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Великолепно! Читала, не отрываясь! Трейлер чудесный, живой, яркий, под стать тексту! Жаль, конечно, что Сэм здесь главзлодей... Жалко его(
Отношения Дина и Каса такие... интересные. Отличаются от того, что обычно пишут в фиках. Все эти сомнения Дина как будто бы придают им реалистичность. Как круто, что в конце они поженились!
Арты очень красивые, так подходят к тексту) Я в полном восторге)
Поздравляю с выкладкой и спасибо за этот чудеснейший текст!

_________________
Как по твоему, все люди знают… знают, что они… живые? ... — Хорошо бы так... Хорошо бы все знали


28 ноя 2013, 15:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 апр 2013, 17:37
Сообщения: 45
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
наконец-то я увидел арты! :ura:
Soler, потрясающие работы! я еще с реверса запал на ваши рисунки.
восхитительные иллюстрации, так и представляются сцены из фика, рисунки словно оживают :heart:

а по поводу текста и видео - ты и сама все знаешь, Птичка)


28 ноя 2013, 16:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Гость
Спасибо, что напомнили. Настройки слетели, пришлось все править на месте, а о ссылке подзабыл.
Сейчас все исправлено, можно скачивать :)

Энигма Геленд
Спасибо вам огромное за отзыв! Не переживайте так из-за Сэма. Он хоть и эвил, но яркий персонаж, не затерявшийся и настолько зацепивший, что его силуэт стал главным артом всей истории наравне со строениями Детройта :)

Ernst_Wolff
Мне безумно приятна такая реакция на арты и такие теплые слова! Спасибо огромное!
На Птичкины тесты очень хочется рисовать - образы яркие и четкие. Она большая умница!


28 ноя 2013, 18:06
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 02 апр 2013, 22:04
Сообщения: 281
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Вся часть истории, связанная с Тенями, просто покорила, читала не отрываясь. Что касается любовной линии... ну, не знаю. Многовато выяснения отношений типа "любит - не любит, плюнет - поцелует" для двух мальчиков. Словом, "дженом был бы краше". Но это совершеннейшее имхо, в целом работа очень впечатляет. А клип просто смотрится профессиональным трейлером к фильму.


29 ноя 2013, 00:07
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Очень мощная работа! :hlop: Такое все живое и интересное! И само дело с Тенями, и отношения Каса с Дином...
А Дин вообще выше всяких похвал :buh: такой вканонный что аж страшно. Эта вечная тяжесть выбора, громоздкая ноша ответственности за всех и вся.. Очень запала в душу сцена где он пьяный высказывает Касу претензии :zhosh:
Отдельное спасибо за такого злого Сэма! Он просто великолепен и в видео так четко кадры подобраны о нем :soton: И очень даже идет ему такой психоз :super:
А сцена судного дня :vict: наконец-то Дина с Богом познакомили :-D правда при таких мрачных обстоятельствах...
Единственное что не очень приглянулось это Гейб...я его люблю и ему не идет быть таким мудилой ;-) ну это моя имха как положено)
И еще очень понравились арты :inlove: просто прелесть, а не рисунки!
Спасибо за шикарно проведенную ночь с вашими ребятами :eyebrow:


29 ноя 2013, 11:25
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Мне понравилось) :hlop: Отличная история, не слишком впечатлила любовная линия, но в целом, она неплохо растворяется в тексте и не сильно перетягивает внимание.
Арты прекрасные, но это не секрет. :heart:
Есть пара очепяток, но они не особо бросаются в глаза.


29 ноя 2013, 12:26
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 апр 2013, 19:57
Сообщения: 52
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Мне понравилось) :hlop: Отличная история, не слишком впечатлила любовная линия, но в целом, она неплохо растворяется в тексте и не сильно перетягивает внимание.
Арты прекрасные, но это не секрет. :heart:
Есть пара очепяток, но они не особо бросаются в глаза.

_________________
http://tennsimm.diary.ru/


29 ноя 2013, 12:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Гость
Спасибо большое!
Мы очень рады, что история вам понравилась и бессонная ночь не превратилась в кошмар :)

Mrs. Tenn-Simm
Спасибо тебе, солнц. Очень рад, что ты нашла время и потратила его на нашу работу :)


29 ноя 2013, 21:53
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 ноя 2013, 17:52
Сообщения: 62
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Очень захватывает.
Вчера читала до четырех ночи - не могла оторваться. Теперь глаза по ложке, мне нужно бежать на элеткричку, но я все-таки допишу этот отзыв.

Мне безумно понравилось, что место, где разворачиваются события - Детройт. Вообще то, как тесно вы переплели канон 2014 и альтернативную реальность, поражает.
| Читать дальше
Сэмми здесь прекрасный. Любимый вариант младшего Винчестера, он ведь и правда восхитителен в качестве Люцифера. Ну или как в данном случае - когда вместо целого клубка эмоций осталось только равнодушие.
Здесь сразу вспоминается всё понимающий Ганс. Сплошное равнодушие, но границы "плохого-хорошего" не размылись.

Дин очень характераный со своими метаниями и зацикленностью на брате. Вообще выделенные курсивом воспоминания как яркие штрихи к пониманию поступков Дина. На сцене в ресторане, где у него осколки сложились в круг, я просто открыла рот. Такая тонкая детективная линия - с ума сойти! У автора потрясающая фантазия.

Отношения Дина с Касом - это песня от начала до конца. Океан с приливами и отливами. Кас словно остров - канонно непоколебимый в своей любви, и Дин словно вода - волны омывают берега и спешно отступают.


Спасибо артеру за чудесные воздушные иллюстрации, словно пером нарисованные - с этими тонкими штрихами и размытыми цветами.
Спасибо виддеру за захватывающий трейлер. Я бы посмотрела такой фильм. Трейлер вообще сразу цепляет и хочется срочно прочитать фик.

_________________
http://gertruda-wine.diary.ru/


30 ноя 2013, 08:42
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 мар 2012, 00:01
Сообщения: 34
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Энигма Геленд, ой, как вы быстро все прочли! буквально спустя пару часов уже оставили комментарий!) Спасибо большое, и за текст, и за арты, и за видео :heart:
А Сэм... Главное, что в каноне он совершенно не такой, а в фиках немного эксперимента никогда не вредит :shy2:

Ernst_Wolff, ты знаешь, что целиком я арты увидела за сутки до выкладки? :lol: Так что цвета для меня стали полным сюрпризом, и главное - шикарным :vict:
:squeeze:

domina, вы знаете, было бы времени свободного побольше, я б и часть с Тенями бы доработала - про них, на самом деле, можно куда больше рассказать. А любовная линия... Что ж, на вкус и цвет. Это просто фоновый сюжет, чтобы привести героев именно к такой связи в главе на вокзале. Спасибо вам большое за ваше мнение, я рада, что вам понравилась джен-часть фика :kiss:

Гость, ох, я тоже очень люблю Гейба, да и привычнее он как-то в роли "катализатора" в их взаимоотношениях, но тут прямо очень хотелось злобного-братца, обидевшегося на жизнь))
Сцена встречи с Богом, пожалуй, и для меня самая яркая. Она немножко "психованная", но обстоятельства вперемешку с личными эмоциями Дина и сильным желанием уснуть не могли произвести ничего другого. И пусть Бог был ненастоящим, Дину нужны были эти весы, которые мы видели еще в сериале.
Спасибо вам большое за ваш отзыв! :heart: Он прямо пробудил во мне миллион эмоций и радостных, и волнительных. Да, арты у истории и правда потрясающие, очень рада, что они пришлись по душе вместе с видео :kiss:

Mrs. Tenn-Simm, спасибо большое! рада, что еткст оставил скорее положительное впечатление :shy2: А арты прекрасны как летний рассвет, согласна :inlove:

gerty_me, ГЕРТИ, ты просто космос :heart: Что пришла, сразу прочитала, откомментировала, хотя я прекрасно знаю твою занятость с семьей и работой. Спасибо тебе уже за это :kiss:
Насчет канона 2014... Думаю, тут только Сэм с ним ассоциируется, все остальные БЛАГО нормальные :lol: Но если смотреть по первым сезонам, из Сэма бы вышел тот еще злоденыш)))
И я так рада, что ты оценила Ганса (ну или не оценила, но вспомнила ты его очень к месту))
Отношения Дина с Касом - это песня от начала до конца. Океан с приливами и отливами. Кас словно остров - канонно непоколебимый в своей любви, и Дин словно вода - волны омывают берега и спешно отступают.
какое красивое описание :(

Спасибо тебе за такой большой отзыв, наградивший и меня и артера такими красивыми похвалами :squeeze:


01 дек 2013, 13:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
gerty_me
Я очень и очень рад, что акварелька пришлась по вкусу и радует глаз. Сюда так и тянуло сделать что-то мягкое и легкое, не смотря на мрачность цвета - сама история подталкивала к этому :)
Большое вам спасибо!


01 дек 2013, 13:45
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 04 ноя 2013, 14:49
Сообщения: 28
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Отличная история. Очень понравился сюжет с Тенями. Интересно, закручено, но, главное, продуманно. Достаточно мелких деталей, чтобы в историю погрузиться и в неё поверить. И не перегружено. Всего в меру. Отлично передана атмосфера города, запросто получается его представить. Кас в самом начале покорил. Такой деловой и суровый. И интересно было видеть, как постепенно это меняется. Вообще отношения Дина и Каса понравились. Ещё один момент в тексте, в который мне было легко поверить. Увидеть, что все развивалось именно так.
| Читать дальше
Порадовала линия с Сэмом. Учитывая первые сезоны она смотрится, как параллельное с каноном развитие, и это здорово. И вопрос с семьей сюда же, один из главных вопросов сериала, но под другим углом. И как же меня порадовал финал. И свадьба, и то, что они все равно продолжат свою работу, которая, скорее, миссия. Вообще отношения Дина и Каса, то, как они просто с одной стороны описаны, с другой, эти шаги и преодоления, которые видны, для меня это оказалось очень правильным, что ли, описанием. Например момент, когда первое свидание оказалось для них пройденным этапом, это очень верно и жизненно в данной ситуации, и потому, что их отношения написаны так, они вызывают отклик.


Трейлер шикарный, я уже столько раз его пересмотрела. И рисунки прекрасны. Самый первый, где силуэт Сэма и заброшенный дом, он сразу настроение задает.
Спасибо большое всем, кто создавал это чудо, и текст, и видео, и рисунки, замечательная работа. :hlop:


01 дек 2013, 16:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 06 апр 2013, 14:15
Сообщения: 3
Ответить с цитатой
Сообщение Re: “Следуй за своей Тенью”, NC-17, Singing Bird & Alex Soler
Птичка :heart: Ты, конечно, уже все знаешь (спасибо, что терпела мои комментарии в процессе чтения :lol: ), но хочется еще раз сказать тебе спасибо за текст, за замечательную историю, чудесных главных и отлично прописанных второстепенных персонажей
(а еще за стервеца-братца Гейба :lol: )

Soler, арты атмосферные, великолепные :heart: мне на самом деле было до одури мало, хотелось зырить еще и еще :alles: очень красиво, спасибо :heart:


01 дек 2013, 18:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.053s | 17 Queries | GZIP : Off ]