Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 24 окт 2017, 00:57




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 77 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
«Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Изображение

Название: Сухоцвет
Автор: Кана Го
Бета: Schwester
Арт: Жюли_Юли
Видео: Белый кролик
Категория: джен
Персонажи: Дин и Сэм Винчестеры, эпизодически Бобби Сингер, Гордон Уокер, оригинальные
Жанр: AU, кейс, драма
Рейтинг: R
Предупреждения: возможно, некоторое ООС героев; жестокость, кровь, смерть второстепенных персонажей
Дисклеймер: сериалу – сериалово; остальное попало под авторский произвол.
Саммари: Сэм Винчестер – единственный оставшийся в живых сын Джона Винчестера, охотник на нечисть. Сначала Сэм охотился с отцом, потом в одиночку, ну а потом ввязался в дело, помочь с которым способно только одно существо. Ключевое слово – «существо».
От автора: огромное спасибо моим артеру и виддеру за оформление!
СКАЧАТЬ doc


Последний раз редактировалось Кана Го 04 дек 2013, 05:45, всего редактировалось 1 раз.

04 дек 2013, 05:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик


Скачать клип 52 мб


04 дек 2013, 05:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
«Быстро осыпается недолговечный цветок жизни» (Ювенал)

Изображение
Тварь убивала только женщин. Беременных женщин. На поздних сроках. За неделю Сэм до тошноты насмотрелся на огромные, залитые кровью животы с глубокими дырами шириной в палец. Судя по отчетам медэкспертов, оставивший дыры конусообразный объект не щадил и плод: острие протыкало грудную клетку и попадало прямиком в сердце. Дети умирали, не успев родиться – крохотные, сморщенные, обескровленные трупики.
Сэм некстати ярко вспомнил содержимое последнего кювета и, выскочив из-за столика, метнулся в туалет. Ну вот, неделю походов по больницам и моргам держался и всё-таки не сдержался. И секундочку, обязательно надо было предаваться воспоминаниям в кафе?
Через несколько минут Сэм плеснул в лицо холодной воды и выпрямился над раковиной, пальцами зачесывая упавшие на лоб волосы. Из зеркала на него смотрели розоватые от лопнувших сосудов глаза, украшенные темными кругами. Вид собственных глаз внезапно подтолкнул Сэма вспомнить о других – иной разрез, иная форма, радужка чуть зеленее. Широко раскрытые от паники, прозрачные от голода и боли, налитые кровью.
Сэм отшатнулся от зеркала, и наваждение схлынуло. Так, не думать. Хватит думать. Почему он всегда так много думает?
«Ты слишком много думаешь, Сэмми, – поддразнил знакомый голос. – Думалка сломается, и что тогда делать будешь? От скуки помрешь, не иначе».
- Заткнись, ладно? – пробормотал Сэм. – Только тебя тут не хватало.
Надо поспать. Он неделю не вылезал из библиотеки. Просиживал там дни, а раз так даже и ночь. Нет, вламываться туда, аки сбрендивший читатель, не пришлось: по не вполне понятной причине Публичная библиотека Норфолка по воскресеньям работала приблизительно с часа до пяти утра. Компанию Сэму тогда составляли вдумчиво зевающий библиотекарь, пять зубрящих к экзаменам студентов за лэптопами и приблизительно вдвое большее количество стаканов дешевого кофе. Должно быть, Сэм выглядел не лучшим образом, потому что даже студенты поглядывали на него с сочувствием и поделились своим кофе. Библиотекарь, который каждый день всё более удивленным взглядом окидывал стопки книг по шумерской и вавилонской мифологии, приправленные парой-тройкой индийских и славянских сказаний, незаметно – как ему казалось – кивнул на Сэма и постучал пальцем по лбу. Студенты понимающе заморгали. Сэм обиделся. Но от кофе не отказался. Гражданские, что с них возьмешь.
- Мистер? – в дверь постучали. – Вам нехорошо?
Сэм поспешно еще раз пригладил волосы и резко открыл дверь, чуть не сбив с ног девушку в фирменном жакете и белоснежном переднике.
- Извините… Всё нормально, – он кашлянул и добавил: – Поперхнулся.
- Понятно, – серьезно кивнула девушка. – Там ваш заказ принесли.
При мысли о бульоне из индюшачьих потрохов и фруктовом салате со сливками к горлу снова подступила тошнота. Не отрывая взгляд от невидимой точки над макушкой заботливой официантки, Сэм неуверенно пробормотал:
- Ага, спасибо. Думаю, я лучше заберу с собой.
Ему повезло, что он не смотрел на девушку, а потому так и не узнал, что она думает по поводу клиентов, пытающихся унести из закусочной тарелку мясного бульона.
Изображение
Заплатив за нетронутую еду, Сэм вышел на улицу и пешком отправился к мотелю. Он не спеша шел между двух рядов частных домов; прохладный ветер прогонял дурноту и ненужные мысли, да так успешно, что, свернув с Проспект-авеню на бульвар Джонни Карсона, где и располагался мотель, Сэм почувствовал, что снова голоден. Чудненько! Предаваясь печальным мыслям о судьбе фруктового салата, он ступил на залитую асфальтом парковку. С одной стороны ее огораживал островок хвойных, елки и что-то типа кипарисов, с трех остальных – длинные одноэтажные здания с белыми стенами и красными крышами. За неделю проживания здесь Сэм успел убедиться, что мотель почему-то исключительно популярен у постояльцев за пятьдесят, хотя на звание тихого и мирного местечко не тянуло: по занятой дороге за окнами круглые сутки сновал транспорт, а рабочие повадились пастись по газонам с сенокосилками в шесть утра. Сэм был тут самым молодым, настолько молодым, что входить в обеденный зал казалось порой неловко. По привычке проверив, не сотворил ли кто чего с автомобилем, Сэм открыл дверь и направился прямиком к кровати, улыбаясь про себя. Он любил свою машину – черный «Додж Чарджер», красивый и внушительный. Брат бы обозвал ее «Бэтмобилем». Сэм рухнул на постель прямо в ботинках и сунул голову под подушку. Вот кто всерьез любил свою машину, так это брат. Отец подарил ему «Шеви Импалу» на восемнадцатый день рождения. Последующие четыре года «Импала» была Малышкой, Деткой, Красоткой, и Сэм часто подшучивал, мол, зачем брату за девочками бегать, когда есть машина, или доставал его требованиями стереть с приборной доски несуществующие засосы. А еще он шутил, что раз отец передал машину старшему сыну в день восемнадцатилетия, то старший обязан передать машину младшему, когда тому стукнет столько же. Эта шутка доставала брата похлеще пассажа с засосами. «Если я тебе чего и подарю, – он хватал вымахавшего Сэма под мышку и ерошил непокорные вихры, – то это будет волшебный пендель, и никак иначе!» Но на восемнадцатый День рождения брат не подарил Сэму вообще ничего: ночью Винчестеры всей семьей вышли на охоту, а к утру он был уже мертв.

Изображение
Солнце пекло макушку. Воздух был горячий и неподвижный, а небо – голубоватое над горизонтом – над головой отливало такой резкой синевой, что слезились глаза. В тишине под ногами хрустели и перекатывались камушки.
- Я до Лоуренса не дойду, по дороге упаду, и послышится ту-ту…
- Дин, подожди меня! Дин, я папе расскажу, что ты меня не ждешь! – Сэм бросился следом, но в конце концов споткнулся об шпалу и хлопнулся на живот.
- Ни фига себе, – удивился Дин. – И вправду упал.
- И еще расскажу, что ты нехорошие слова говоришь, – пробормотал Сэм.
Он сидел на растрескавшейся шпале, потирал ушибленные коленки и размышлял, не разреветься ли. Надорванная с самого начала подошва отошла еще больше, и кед стал похож на утиный клюв.
- Это поезд медицинский идет, – продолжал Дин и, изображая паровоз, подрулил к Сэму. – Сразу Дина заберет, ну а Сэмми отпихнет. Тут собачка подойдет и укусит за живот. Цап!
Он начал щекотать Сэма, и тот завизжал наполовину от неожиданности, наполовину от возмущения. Коленки и рёв были благополучно забыты.
- Как я дальше пойду? – он, держась за Дина, поднялся, стащил кед и поболтал в воздухе ногой.
Из дырки в грязноватом носке задорно выглядывал розовый палец.
Дин взял кед, зачем-то послюнив пальцы, потеребил подошву и пожал тощими плечами:
- Дорвем?
- Дорвем! – замирая от восторга, согласился Сэм.
Он взялся за подошву, а Дин за носок, и они потянули в разные стороны. Тонкая изношенная ткань поддалась быстро, и Сэм, победно сжимая подошву, чуть было не грохнулся на спину, но в этот раз удержался на ногах.
- Здоровская шлепалка получилась! – он присел и сильно ударил по рельсу.
Рельс загудел, Сэм ударил еще раз, и они с Дином несколько минут просидели на корточках, по очереди колотя по рельсу и прислушиваясь.
- Класс, – похвалил Дин, поднялся и вытер вспотевший от усердия лоб подолом футболки.
- Ага, – Сэм покрутил в руках многострадальную подошву и внезапно погрустнел. – Папа рассердится.
- Ну, посердится и перестанет, – разумно рассудил Дин. – Подумаешь, огреет тебя этой подошвой по заднице пару раз…
Сэм угрожающе заморгал и сморщил нос.
- Шучу! – поспешно сказал Дин и, видя, что моргать Сэм не перестает, добавил: – Если он разозлится, скажу, что это я порвал. Только не реви.
Сэм еще не плакал, но ресницы у него как-то сразу намокли и слиплись реденькими стрелочками. Уголки рта поползли вниз, подбородок задрожал, а щеки покраснели.
- Да ладно тебе, мелкий, – растерялся Дин. – Он тебя хоть раз пальцем тронул?
- Он тебя опяаааать побьет, – жалобно протянул Сэм.
- Из-за кеда не побьет. Кед это ведь не дротики.
Пару недель назад Джон перекладывал в машине оружие. Когда он буквально на минутку зашел в съемный дом, Дин, пробегая мимо, сунул любопытный нос в багажник и безо всяких задних мыслей стащил оттуда с десяток коротеньких метательных стрел. Папа ведь уже учил его обращаться и с ножом, и с пистолетом. Через полчаса спохватившийся Джон обнаружил, что сыновья беззаботно метают эти дротики в криво нарисованную на дереве цель. Казалось, невелика беда, но дротики-то были отравленные, и если бы Сэм или Дин оцарапали хотя бы палец… Это Джон объяснил детям чуть позже, а тогда он спокойно потребовал, чтобы старший сын бросил занесенную для броска стрелку на землю, а потом, сорвавшись, схватил его за локоть и пару-тройку раз хорошенько вмазал пониже спины. Дин сильно удивился, но даже не ойкнул, а вот Сэм моментально разревелся в голос и не успокаивался добрый час.
Видно, впечатления не выветрились до сих пор.
- Спорим, он даже не разозлится? – рискнул Дин.
Сэм громко шмыгнул носом.
- И как мне теперь идти? – повторил он. – Камни колючие и горячие.
Дин вздохнул, развернулся и подставил спину:
- Запрыгивай, Сэмми. Повезло тебе, поедешь на лошадке.
Сэм тут же оказался у него на закорках, вцепился руками и ногами, как мартышка. Дин, крякнув, взял его под коленки, подсадил выше и, хрустя камешками, побрел вдоль сверкающих под полуденными лучами рельс.
Солнце грело Сэму спину, под грудью двигались острые Диновы лопатки, он мотнул ногой в уцелевшем кеде и уткнулся всё еще мокрым носом в горячий затылок брата.

Изображение
- Я знаю, что это такое, – Сэм, прижав телефон плечом, грохнул на стол кофейник и отцовский дневник.
- Я тоже, – мрачно ответил Бобби. – Как раз хотел тебе звонить.
- Мананангал, да? Та еще тварь, – Сэм налил кофе в высокую кружку и немного перестарался, пришлось вытягивать губы уточкой и осторожно тянуть через край.
- Дело дрянь.
Сэм с детства привык, что Бобби брюзжит так, будто вечно недоволен жизнью. Догадки и подсказки по охоте он выкладывал тоном, каким обычно сообщают «мы все умрем». С другой стороны, чему радоваться? Охотниками не становятся от хорошей жизни. Практически у каждого охотника в шкафу прячется такой скелет, что – фигурально выражаясь – дверцы не закрываются. Джон потерял жену. Бобби свою жену убил сам. Руфус застрелил собственного отца. Слывущий полным психом Гордон отрезал голову любимой сестре. Пастор Джим, Калеб… Сэм не знал наверняка, но не сомневался, что и у них есть, кого оплакать. Ну а Сэм… Погребальный костер старшему брату он складывал собственными руками.
- В легенде говорится, что пока верхняя половина тела летает и высасывает кровь детей прямо во чреве матери, нужно найти нижнюю и натолкать в нее смесь из соли, пряностей и пепла, – процитировал Сэм. – По-моему, ничего сложного. Сложнее эту половину отыскать.
- Так-то так, но я сейчас разговаривал с Луисом Расселом, – Бобби гремел посудой, наверное, готовил, обрядившись в потрепанный фартук «Поцелуйте повара». – Ты его не знаешь, но он тоже над этим делом работает…то есть, работал, – он невесело фыркнул. – Совершенно случайно наткнулся на ту самую нижнюю половину. Тут-то и оказалось, что твари две.
Сэм присвистнул.
- Ага. Пока одна жрет, вторая охраняет беззащитную нижнюю половину. И так как целую тварь убить нереально…
Сэм поморщился, сочувствуя незнакомому Луису:
- Он хоть жив остался?
- Сынок, не тупи, – попросил Бобби. – Я по телефону с ним говорил, а не по спиритической доске. Жив. В больничке ему валяться еще долго, но жив.
Сэм на всякий случай попросил координаты места, где в последний (и первый) раз видели мананангалов, и призадумался. Дело приняло неприятный оборот. Трудно фаршировать одну тварь, попутно отбиваясь от весьма подвижной и очень злобной второй. Не говоря уж о том, что верхняя половина за это время успеет украсть минимум две жизни. Очень не хочется, но придется брать напарника. Возможно, не одного и поскорее: гибнут люди.
- Мананангал – тот же вампир, – голос Бобби изменился, стал мягче. – Кто лучше всех справится с вампиром?
- Даже не думай, – предупредил Сэм.
- Сынок, подумай сам. Он быстрее и сильнее. Черт, да у него язык подвешен лучше, чем у десятка рекламных агентов. Не убьет, так заболтает.
- Был подвешен, – упрямо поправил Сэм. – Мой брат умер больше шести лет назад.
- Джон мертв, – напомнил Бобби. – Тебе больше не нужно ему врать. И мне тем более врать не нужно, потому что я, в отличие от твоего отца, знал правду с самого начала.
Сэм промолчал.
- Ладно, – наконец, вздохнул Бобби. – Когда решишь, что делать, позвони. И, кстати, с Днем рождения тебя.
- Спасибо, Бобби.
Сэм спрятал телефон в карман и, мысленно приводя аргументы «за» и «против», мерил шагами крохотную кухоньку, пока едва пригубленный кофе не остыл окончательно. Тогда он выплеснул содержимое кружки в раковину, собрался и пошел к машине. Надо заправиться и перехватить какой-нибудь еды: к счастью, до Лоуренса ехать всего часов пять-шесть, и день сегодня самый подходящий.
Изображение
Сэм с некоторым трудом разыскал среди частых древесных стволов нужное место.
«Дин Винчестер 24 января 1979 – 2 мая 2001»
Могила не была безымянной, хотя металлическая табличка на грубо сколоченном кресте смотрелась чужеродно. Сэм похоронил брата не на кладбище: могила надежно зарастала сорной травой среди деревьев на берегу реки Канзас, за промышленной зоной и железной дорогой, по которой они так любили бродить, когда были детьми.
Сэм прищурился и присел около креста: у основания его лежал небольшой букетик засушенных цветов. Выглядели они совершенно как живые – махровые ярко-красные лепестки, желтая середка. Сэм провел пальцами по колючим лепесткам, отозвавшимся сухим шелестом.
Изображение
Кулон в виде головы языческого божка выпал из ворота футболки и маятником закачался над цветами. Амулет принадлежал Дину, но Сэм не нашел в себе силы закопать его под крестом и вместо этого носил сам. В далеком девяносто первом году Бобби дал ему амулет, чтобы Сэм мог вручить подарок отцу, но Джон не успел и на то Рождество, а Дин всегда был рядом.
Старший брат. Герой его детства.
Воспоминания черно-белыми кадрами побежали под прикрытыми веками.
Дин вываливает в раковину ненавистную кашу и отдает ему последнюю порцию хлопьев.
Дин ворует для него подарки на Рождество.
Дин подвозит его в школу.
Дин учит его всему – сначала ходить, потом плавать, потом стрелять.
Дин буквально сдергивает с него тяжеленную тварь, и та мигом переключается на новую жертву.
Дин, Дин, Дин, Дин…
Если бы Дин не спас его тогда, на кресте значилось бы совершенно другое имя. Сэм старается не вспоминать лишний раз, но иногда ему очень хочется, чтобы той ночью всё случилось именно так. Дин был сильным; в отличие от Сэма, он бы не смалодушничал, он бы поступил как положено.
- Хорошо, что меня там нет.
Сэм вздрогнул и рывком вскочил на ноги, машинально выхватив из-за пояса пистолет. Если выстрелить в голову, возможно, получится ненадолго задержать…
Он узнал голос, хотя когда-то тот был выше, без хрипотцы.
- А то своим разлагающимся трупом я бы испортил нашу чудесную речку, – Дин переступил с ноги на ногу и указал взглядом на пистолет. – Да у тебя профдеформация, Сэмми.
Сэм совершенно не считал элементарную осторожность профдеформацией, но пистолет опустил и после небольшой заминки вернул на место.
- Не испортил бы, – неуверенно проговорил Сэм. – Я тебя…кремировал.
Он сказал это и поморщился от того, как глупо это прозвучало.
Дин стоял в нескольких шагах, приблизиться пока не пытался, и несколько минут они просто разглядывали друг друга.
Дин…изменился. Сэм знал, что подобные Дину существа не стареют, и справедливо полагал, что возрастные изменения их не касаются вообще. Но брату на момент смерти было чуть за двадцать, и выглядел он соответственно – юношей, по сути почти мальчишкой. Сейчас же он потяжелел, черты лица стали одновременно грубее и мягче, в уголках глаз залегли морщинки. Зря Сэм посмотрел ему в глаза. Взгляд его остался прежним с той памятной ночи, когда Дин погиб, а потом поднялся уже неживым: прозрачно-зеленые, с тусклым блеском радужки и густо исчерченные красными жилками белки, будто обкатанное морем бутылочное стекло бросили на белый, подкрашенный кровью песок; тяжелый пугающий взгляд – пристальный, с нехорошим интересом.
- Ты смотришь на меня так, будто оцениваешь объем в литрах, – сообщил Сэм, пытаясь немного разрядить обстановку.
Пытаясь прекратить лихорадочно соображать, насколько реально быстро добраться до машины, где в багажнике найдется и кровь мертвеца, и мачете.
Дин фыркнул и демонстративно нацепил на нос выуженные из кармана темные очки:
- Я просто давно тебя не видел. Вблизи, по крайней мере.
Сэм не удивился. Он за братом лично не следил, просто держал связь со старым надежным знакомым, живущим неподалеку. Тот, как и Бобби, был в курсе дела, и каждый год исправно сообщал, что Дин в день своей смерти возвращается в город и до вечера шатается в окрестностях собственной могилы.
Вполне возможно, Дин в свою очередь присматривал и за ним, не попадаясь на глаза.
- Кто оставляет цветы? – Сэм кивнул на букет.
Дин явственно смутился:
- Ну…ты же знаешь, если сам о себе не позаботишься, то фиг от кого дождешься.
- Да ну? – недоверчиво переспросил Сэм. – Ты носишь цветы сам себе? Чувак, это так…
- Ни слова, – предупредил Дин. – А то покусаю.
Сэм непроизвольно вздрогнул:
- Не смешно.
- А по-моему, чуток смешно, - парировал брат.
С полминуты висело неловкое молчание, потом Дин вздохнул:
- Хотел бы я верить, что ты соскучился и пришел вернуть меня в лоно семьи, но что-то мне подсказывает…
- Мне нужна помощь в охоте, – признался Сэм.
- Выводить на вампирские гнезда не буду, – предупредил Дин. – Во-первых, переть туда в одиночку – безумие, во-вторых, я с коллегами стараюсь не пересекаться, а в-третьих…
- Профессиональная этика не позволяет? – предположил Сэм и, не дожидаясь ответа, объяснил: – Нет, гнезда тут не причем. Я охочусь на мананангалов.
- Что это за фигня? – вполне предсказуемо удивился брат.
- Давай я тебе по дороге расскажу, – предложил Сэм. – А то разговаривать с тобой над твоей же могилой как-то оно…
- Едем в моей машине, – быстро сказал Дин. – Или не едем вообще.
- Ну…хорошо, – после недолгого колебания согласился Сэм.
Надо позвонить Бобби. Сказать, что нашел Дина, и попросить, чтобы кто-нибудь подъехал и отогнал машину в Су-Фолс. Пока брат с ним, ездить они будут на «Импале», дело ясное.
Почти одновременно бросив последний взгляд на практически сравнявшийся с землей холмик и ярко-красный букет, они отправились в обход строек и промышленных зданий к затерянному между заборами пятачку асфальта, на котором Дин оставил автомобиль.
- Когда-то всего этого не было, – сказал Дин. – Помнишь? Поля и рельсы. Камушки под ногами хрустели. Солнце вечно палило, как оглашенное.
Он говорил так, будто они прожили здесь всю жизнь, а не приезжали раз в году на пару недель.
А Сэм чувствовал себя странно. Увидев «Импалу», он обошел ее кругом, недоверчиво провел ладонью по теплому, посеревшему от пыли капоту. Умом понимая, что брат не мертв, Сэм, тем не менее, настолько убедил себя в обратном, что почти помнил, как после похорон пригнал его машину на кладбище металла в Су-Фолсе и они вместе с Бобби разобрали ее на запчасти.
Дин бы удавил его за такую «память».
Сэм плавно соскользнул в состояние не-реальности, как будто попал в лапы джинна, но морок оказался слабоват. Почему-то очень трудно было осознать, что Дин – вот он, не лежит горсткой праха под самодельным крестом в мелкой могиле, а водит машину, живет в мотелях, продолжает клепать поддельные удостоверения личности. Как ни в чем не бывало. В тщательно пестуемой реальности Сэма от брата осталось только несколько детских летних воспоминаний, амулет и затерянная в прибрежной лесополосе могилка. На самом же деле его с Дином разделял лишь длинный гладкий корпус «Импалы», а из-за приспущенного стекла пахло не ржавчиной и тленом, а нагретой кожей, дезодорантом и виски.
- Эй? – окликнул его Дин. – Всё нормально? У тебя морда такая, будто глюки ловишь.
- Я в порядке, – Сэм решительно дернул дверцу и сел на свою сторону сиденья.
Но когда Дин с довольным вздохом хлопнулся за руль, его чуть не вынесло обратно на улицу. Совсем рядом, у самого плеча, сидел давно умерший, сожженный и похороненный человек, и Сэму вдруг стало так жутко, как было только без малого двадцать лет назад, когда в очередной незнакомой комнате везде – под кроватью, в шкафу, за шторой – таились чудовища.
Дин покосился на него, по-звериному втянул носом воздух и покачал головой:
- Что-то ты темнишь, Сэмми. У тебя сердце колотится, как отбойный молоток, а страхом так воняет, что никакой освежитель не перебьет, – он взглянул на зеркало дальнего вида. – Не то чтобы он у меня был.
Сэм мыкнул что-то неопределенное.
- Боишься большого страшного вампира? – не отставал Дин. – И как же ты без меня охотишься, если каждый раз готов в штаны наложить?
- Заткнись, - поморщился Сэм. – Мы едем в Небраску, в Норфолк. Там покажу, куда дальше.
- Ладно-ладно, – примирительно согласился Дин. – Только сначала сделай мне маленькое одолжение.
- Какое? – подозрительно спросил Сэм.
- Кулон на базу, – брат указал глазами на вырез его футболки. – Потом, так и быть, можешь забрать его обратно и продолжать притворяться, что я лежу в могилке и своим кремированным трупом не порчу экологию.
Сэм через голову снял амулет и уронил его на колени Дину. Тот подцепил шнурок, надел его и с блаженной улыбкой сжал рогатую морду в кулаке:
- Такой теплый…
Сэм со смешанным ощущением брезгливости, страха, жалости и интереса протянул руку и обхватил пальцами запястье брата: оно было прохладным. Не ледяным, не холодным даже, но прохладным, будто Дин немного замерз. Он и вправду выглядел так, будто мерз: несмотря на теплую, почти жаркую погоду, носил футболку, две рубашки и толстую кожаную куртку.
Фыркнув, Дин выдернул руку и повернул в зажигании ключ.
- Ладно, если ты прекратил меня щупать, рассказывай про своих… этих… мангалов, – он повысил голос, чтобы было слышно через громкий рокот двигателя. – Что это за чудики такие?
- Филиппинские вампиры. Только они не мангалы, а мананангалы.
- И что они у нас забыли? – задал заведомо риторический вопрос Дин. – Мстят за американо-филиппинскую войну?
Сэм, в очередной раз подивившись эпизодической начитанности брата, промолчал.
- Рассказывай, – поторопил Дин. – Какие они из себя?
- Мерзость редкостная, – Сэм по-прежнему чувствовал себя не в своей тарелке и с радостью отвлекся на разъяснения. – Представь себе страшную бабу, которая, проголодавшись, делится на две части. Нижняя остается на месте, а верхняя отращивает крылья и пьет кровь у нерожденных детей прямо в животе матери.
- Дрянь какая, – согласился Дин. – И что? Убить их может только такой крутой вампир, как я?
- Не совсем. Убить их как раз несложно. Надо только натолкать в нижнюю часть соли, перца да хоть соуса чили. Просто в данном случае твари две. Пока одна в ополовиненном виде охотится, вторая ее охраняет. А так как убить мананангала в… э… – Сэм запнулся, подбирая слово. – В, так сказать, неразобранном состоянии очень сложно, если вообще возможно, одному тут не справиться.
- Ммм, как мило, Сэмми, – шутливый тон явно не вязался с играющими желваками. – Из всех охотников ты предпочел в напарники брата, пусть и опасную злобную тварь, а? Или это просто потому, что авось вампир с вампиром договорится?
Точно как Бобби сказал. Сэм задумался, не умеют ли вампиры читать мысли, а еще – не собирается ли Дин выпнуть его из машины прямо на ходу. Характер у брата всегда был не сахар, а посмертие, кажется, испортило его еще больше. Впрочем, оно не удивительно. Трудно одновременно бродить кровососущим мертвецом и горстями разбрасывать бабочек с радугами. Даже такому отъявленному оптимисту, как Дин.
Сэм продолжал искоса поглядывать на брата. А вдруг он голоден? Сэм впервые пожалел, что читал о вампирах скорее с точки зрения «как обезвредить и убить вампира», нежели «как разобрать, голоден ли он или просто вожжа под хвост попала». Если подумать, вряд ли по второму пункту найдется много достоверной информации. Авторы большущих толстых книг, как и Сэм, были больше заинтересованы в истреблении вампиров, чем в особенностях сосуществования с ними. «Сумерки» в расчет не брать.
Дин рыкнул и, крутанув руль, остановил машину так резко, что Сэму пришлось вцепиться в дверь и спинку сиденья.
- Ну что? Что ты на меня так смотришь? – его лицо вдруг оказалось совсем рядом.
Сэм с зачарованной обреченностью кролика перед удавом следил, как за вздернутыми в оскале губами из десен густым рядом ползут тонкие длинные клыки.
– Живого вампира вблизи не видел? – по идее, такие зубы должны были мешать нормально разговаривать, но Дин, видно, наловчился. – Так смотри! Насмотрись хорошенько и прекрати на меня пялиться!
Сэм, всей спиной вжавшись в сиденье и откинув голову, чтобы оказаться подальше от клыкастой пасти, моргнул, открыл рот и тут же его захлопнул, потом снова открыл и снова закрыл.
- Ну чшшшто? – прошипел Дин.
- У тебя изо рта воняет.
Секунду брат продолжал щериться, потом ошалело мотнул головой, отодвинулся обратно к рулю и молча завел машину. Сэм облегченно сполз по спинке сиденья чуть ниже и сразу же почувствовал, как заломило сведенные от напряжения мышцы живота, плеч и шеи. Несколько минут Дин гнал машину чуть быстрее, чем, на взгляд Сэма, полагалось, затем сбросил скорость, поднес руку ко рту и выдохнул в сложенную чашечкой ладонь.
- И всё ты врешь, – обиженно сообщил он. – Я очень тщательно чищу зубы. Все зубы.
Сэм не выдержал, икнул и расхохотался. Уж очень ярко в воображении представился брат, нечаянно сгрызающий в пластиковые щепки многочисленные зубные щетки и путающийся в метрах зубной нити. Дин его не поддержал, но когда Сэм, отсмеявшись, взглянул в его сторону, брат морщил нос и улыбался краешком губ. Смех как минимум наполовину отдавал истерикой, однако Сэму сразу стало намного легче.
- Извини, – сказал Дин. – Я просто хочу есть и спать, вот и зверею.
Слабенькая эйфория дрогнула и рассыпалась лоскутками. Как жаль, что речь идет совсем не о бургерах. И даже не о бифштексах с кровью.
- А я думал, у тебя ПМС, – шутки не спасали положение, но кое-как удерживали его на плаву.
- Насколько я помню, рыжая баба у нас ты, Саманта.
Не получив колкости в ответ, Дин, похоже, немного расстроился, что не удалось развязать беззлобную ссору. Они так развлекались с детства: и когда ездили с отцом, и позже, в машине Дина. Просто находили какое-то столкновение вкусов (что было проще пареной репы) и начинали по очереди низать остроумные реплики, как бусины на нитку. Ясное дело, после пары часов такого спора реплики становились далеко не остроумными и слушали братья друг друга вполуха, но зато удавалось скоротать долгую скучную дорогу. Зайти такое состязание в изобретательности могло куда угодно. Одну историю Сэм, например, помнил только из рассказов отца. Начался спор с того, существует ли Зубная Фея. Джон, у которого эти пререкания уже комом в горле стояли, не дал коварно втянуть себя в них в качестве заведомо более авторитетного источника и погрузился в собственные мысли. А когда минут через сорок снова начал прислушиваться к «детскому лепету», Дин в красочных подробностях разъяснял буквально открывшему рот Сэму, откуда же всё-таки берутся дети. Джон чуть на встречную не выехал. Он, конечно, велел старшему придержать язык, но спросить, откуда у Дина такие глубокие познания в столь нежном возрасте, так и не решился.
Сэм улыбнулся. Иногда ему казалось, что отец эту историю просто-напросто выдумал.
- Расскажи что-нибудь, – сдался Дин. – Я засыпаю.
- Давай я поведу, – участливо предложил Сэм. – Можешь пока поспать на заднем сиденье.
Брат громко фыркнул и умудрился, не отрывая руку от руля, продемонстрировать средний палец.
- Только через мой труп, – заявил он, еще раз фыркнул и невесело покачал головой. – М-да. Сказанул.
Сэм сделал вид, что заинтересовался пейзажем. Потом вспомнил, что хотел позвонить Бобби, и достал телефон.
- Кому? – спросил Дин.
- Бобби. Скажу, что тебя нашел, и чтобы кто-нибудь перегнал мою машину.
- Поставь громкую связь.
Сэм вопросительно поднял бровь:
- Не доверяешь? Думаешь, он мне сообщит, где тебя поджидает толпа с кольями?
- Какие, нафиг, колья? – удивился Дин и, когда брат промолчал, неохотно пояснил: - Я… шесть лет его не видел и не слышал. Соскучился.
- Сынок? – донесся из микрофона ворчливый голос. – Скажи, что тебя еще не съели.
Сэм думал, что Дин не удержится от подходящей к случаю полуобиженной-полушутливой фразы, но брат смотрел на дорогу, чуть наклонив голову в сторону телефона, и улыбался.
- Я еду с Дином, – сказал Сэм. – Он согласился помочь. Только отправь кого-нибудь за моей машиной, – он продиктовал адрес. – А то Дин уперся, как осел: мол, или в «Импале», или никак.
- Твердолобый идиот, – пробормотал Бобби.
Слова, вроде бы обидные, прозвучали так мягко, что у Сэма защемило сердце.
- Как он там? – продолжал Бобби.
- Он… – Сэм запнулся и выкрутился: – Пусть сам расскажет.
Дин шикнул и ожесточенно замотал головой, рискуя потерять очки, но Сэм толкнул его коленом и сунул под нос телефон. И тут же явственно почувствовал, как брат испепеляет его взглядом. Даже темные очки не помогли.
- Э… Привет, Бобби, – сообразив, что от беседы не отвертеться, сказал Дин. – Как дела?
- По-старому, – после небольшой заминки ответил Бобби. – Как ты, сынок? У тебя голос изменился.
- Не только голос, – хмыкнул Дин. – Ну…я нормально. Справляюсь.
- Хорошо.
Как в трубке, так и в салоне повисло неловкое молчание. Казалось, за шесть лет должны были поднакопиться темы для разговора, но Сэм буквально слышал, как оба собеседника лихорадочно ищут, что бы сказать, и – не находят.
- Ладно, – кашлянув, он придвинул телефон ближе. – Может, мы заедем как-нибудь.
- Может быть, – без особой надежды согласился Бобби. – О твоей машине я позабочусь. Берегите себя, мальчики.
- Удачи, Бобби, – привычно отозвались Дин и Сэм хором.
Бобби коротко хохотнул и отсоединился.
- Не были бы руки заняты, я б тебе по шее надавал, – проворчал Дин. – Ты меня с этим разговором совершенно застал врасплох.
- Ну ты же сам сказал, что соскучился, – парировал Сэм.
Следующие два часа они провели в молчании. Несмотря на недавнюю острую реакцию Дина, Сэм не мог удержаться от частых коротких взглядов. И дело было вовсе не в том, что он соскучился и теперь насмотреться не мог, нет. Дело в том, что то ли у Сэма прорезались глюки, то ли брат бледнел – если не сказать синел – буквально на глазах. Еще через четверть часа предположение насчет глюков отпало. Если при встрече Дин выглядел вполне себе человечно (даже какой-никакой легкий загар намечался), не считая жутких глаз и непонятного тяжелого взгляда, то сейчас кожа его налилась нездоровой бледностью, а губы и вовсе стали синюшными.
- Тебе нехорошо? – глупо спросил Сэм.
Дин и посмотрел на него соответственно – как на идиота:
- Сэмми, день на дворе, а я вампир. Я хочу жрать и спать, так что да, можно сказать, что мне нехорошо.
Сэм понятия не имел, чем помочь брату, поэтому заткнулся.
- Ну, если ты дал обет молчания, то хотя бы кассеты достань, – попросил Дин еще через час.
Вот и ответ на вопрос, что всю поездку мешается в ногах. Сэм выудил наполненную записями коробку и быстро перебрал кассеты: выбор остался прежним – брат не добавил ни единого нового альбома.
- Дремучий рок, а?
- Если хочется новенького, есть такая штука – интернет называется, – Дин отнял у него коробку, практически не глядя выудил кассету и поставил в магнитолу. – И вообще, сам знаешь: водитель выбирает музыку, пассажир молчит в тряпочку.
Сэм хохотнул.
- Хорошо, что мы на твоей колымаге не поехали, – вдумчиво добавил Дин. – Страшно подумать, что пришлось бы слушать мне.
- Эй, – обиделся Сэм. – Вот я, например, твою машину не оскорбляю.
- О, попробовал бы!
Сэм приготовился к раскатам, которые, казалось, готовы разорвать автомобиль изнутри, но музыка заиграла на неожиданно щадящей для ушей громкости. Сначала он удивился, а потом сообразил, что для Дина с его обостренным слухом прежний уровень звука стал бы сущим мучением, даже если это любимые композиции.
- Расскажи про себя, – попросил он, пользуясь тем, что музыка не полностью – в отличие от старых времен – заглушает голос.
- О, оно заговорило, – ехидно сказал Дин. – Честное слово, молчал бы и дальше.
Сэм только вздохнул. Новый Дин был определенно куда раздражительнее прежнего. К этому придется привыкнуть. Как, впрочем, к тому, что Дин вообще есть.
Брат потер переносицу под дужкой очков:
- Прости. Наверное, у меня окончательно испортился характер. Плюс я в последнее время мало общаюсь. К зубастым сородичам как-то не тянет, хотя некто Борис пытался затащить меня в какую-то их вампирскую секту, – Дин брезгливо поджал губы. – Правда, он меня при этом так обнюхивал и облапывал взглядом, что мне стало неловко, и я отрезал ему башку.
Сэм приглушенно хохотнул:
- Он хоть симпатичный был?
- О да, – с придыханием и зашкаливающим сарказмом отозвался брат. – С янтарными очами и сияющей кожей. Прямо как Эдвард Каллен.
Сэм затрясся в беззвучном смехе, представив, как оскорбленный до глубины души Дин сносит голову сияющему Эдварду Каллену.
- На самом деле, – уже нормальным голосом сообщил Дин, – он был толстый и волосатый, но не в этом суть.
- Ладно, ты говорил про общение.
- Да? А, точно. Так вот, к вампирам не тянет, а к людям я с некоторых пор испытываю симпатию только в гастрономическом смысле.
«И ко мне тоже?» – хотел спросить Сэм, но благоразумно промолчал.
- Рассказать про себя? – Дин дернул плечами. – Ну, солнца я не боюсь, хотя и не люблю и днем предпочитаю спать. Питаюсь кровью. Пулями меня можно задержать, но отрубить башку надежнее…
- Дин! Если б я просил аудио-версию справочника «Всё о вампирах», я бы так и сказал.
- Тогда что ты хочешь узнать? – неубедительно удивился Дин. – Как я живу? Ой, прости, я, вроде как, и не живу уже…
Сэм пробыл с братом всего несколько часов, но эти перепады настроения начали его серьезно раздражать. Интересно, какие еще сюрпризы таит его новое положение?
- Хреново, Сэмми, – Дин покачал головой. – Слишком много света, слишком много шума. Вначале я думал, свихнусь, башка так раскалывалась, хоть вой. Теперь, кажись, привык. Я стараюсь держаться подальше от больших городов: там даже по ночам чересчур ярко и шумно. Но иногда тянет по старой привычке. И ничего так, терпимо, хотя мигрень потом отменная.
Раньше Дин обожал большие города. Отец, в основном, возил их по окраинам, но если удавалось попасть в центр мегаполиса, Сэм видел, как у брата разбегаются глаза. Он купался в атмосфере – в сияющих круглые сутки огнях, в многоязычных разговорах, в реве транспорта. Когда они повзрослели и смогли частично вырваться из-под опеки Джона, Дин частенько гонял в Вегас, устраивая рейды по барам и казино. Чувствовал себя в кипучке большого города, как рыба в воде.
- А еще мне не хватает секса, – непосредственно заявил Дин.
Сэм закашлялся.
- Что? – невинно поинтересовался брат. – Ты же сам спросил. Вот я и освещаю…самые важные аспекты жизни.
Самые важные. Ну да, с этим не поспоришь.
- То есть, не то чтобы найти кого-то большая проблема, – продолжал рассуждать Дин. – Но цыпочки, завидев мои глаза, кажется, думают, что я сильно болею чем-то сильно нехорошим. А еще они в темноте светятся, – он хмыкнул. – В смысле, глаза, конечно, а не цыпочки. А объяснять, почему я предпочитаю трахаться исключительно в темных очках…
- Знаешь, – перебил Сэм. – Про этот аспект твоей жизни я узнал более чем достаточно. Можно переходить к следующему.
Дин хрипло рассмеялся, и Сэм невольно насторожился. Веселья в смехе явно недоставало.
- Боюсь, следующий аспект понравится тебе еще меньше. Есть я хочу практически постоянно…
Фраза прозвучала незаконченной, и спустя полминуты Сэм, не дождавшись продолжения, вздернул брови:
- И что?
- И всё, – пожал плечами Дин. – Расскажи теперь ты о себе.
- Как-то чересчур кратко, – Сэм ожидал куда более пространного рассказа. – Про секс ты больше сказал.
- Можешь тоже про секс рассказывать дольше, чем про любимые блюда, – парировал брат. – Будем квиты.
Сэм хотел возмутиться, но Дин вдруг выглянул в окно и вывернул руль. По левую сторону располагались заправка, минимаркет и туалеты.
- Что? Уже заправляться?
- Нет. Мне надо в сортир, – Дин поймал его удивленный взгляд. – Да-да, чувак. Вампиры тоже ходят по всяким большим и маленьким делам. Надеюсь, обойдемся без подробностей?
Сэм вышел вслед за ним – поразмять ноги и заглянуть в магазин. В торговом зале он выбрал пару запотевших бутылок воды и несколько булочек, потом взгляд его остановился на пакетиках с «M&Ms». И тут его накрыло. Он видел, какой жуткий у брата взгляд, как буквально на глазах белеет кожа, как лезут из бледных десен клыки – и не испытывал, честно говоря, особенной жалости. И только сейчас, при виде невинных конфет, сочувствие накатило с силой хорошего удара под дых. Дин все-таки мертв, что бы он ни говорил. Ему больше никогда не выпить пива, присев на горячий капот «Импалы», не смолотить с волчьей жадностью бургер или любимый пирог, не набить полный рот шоколадных конфеток в разноцветной глазури, не обласкать взглядом (с обещанием взглядом не ограничиться) симпатичную девушку…
- Знаешь что, чувак?
Сэм шарахнулся. Дин подобрался совершенно неслышно.
- По-моему, продавщица скоро отдаст тебе конфеты абсолютно бесплатно. Ты на них с таким отчаянием таращишься, что аж сердце болит.
- Ты всегда любил пить жизнь большими глотками, я помню, – неожиданно для себя сказал Сэм. – А теперь...
Дин несколько секунд разглядывал его сквозь затемненные стекла, потом расплылся в широкой белозубой ухмылке:
- Да ты перегрелся, Сэмми.
Он отодвинул Сэма в сторону и схватил с полки большой пакет «M&Ms», повертел головой и целенаправленно устремился к стеллажам со спиртным, где взял две бутылки пива и бутыль виски. Сэм мог только ошарашенно моргать.
- Что? – вскинул брови Дин. – Да, я могу и не есть обычную пищу. Но это не повод отказывать себе в маленьких удовольствиях.
Сэм открыл рот и тут же закрыл. Кажется, с сочувствием он поторопился.
Изображение
Припарковав «Импалу» около мотеля, Дин вытащил из багажника небольшую сумку и так подозрительно оглядел стоянку, будто остальные машины только и ждали, пока он отвернется, чтобы нанести Детке непоправимый урон.
- Ты чего? – удивился Сэм.
- Да ничего, – брат забавно, как кролик, дернул носом.
Ага, кролик с клыками. Банникула. Дин и в лучшие времена предпочитал овощам мясо.
- За тобой кто-то охотится?
- За мной всегда кто-то охотится, – бросил Дин. – Чисто теоретически. Береженого бог бережет, слыхал такое?
Пока Сэм объяснял старушке-регистратору, что по причине неожиданного визита брата хотел бы поменять номер на двухместный, Дин расхаживал по крохотному холлу и то ли прислушивался, то ли принюхивался, но вел себя со всех сторон подозрительно. Резкая, уже сильно бросающаяся в глаза бледность дополняла картину. Выглядел Дин, мягко говоря, нездоровым. Регистратор – мисс Вилье – тревожно поглядывала на него и шепотом спросила у Сэма:
- Ваш брат болен?
- У него… э… анемия, – объяснил Сэм.
Бормоча что-то сочувственное, мисс Вилье внесла все нужные записи и выдала новый ключ, взяв с Сэма обещание, что он не будет забывать вещи и, как только переселится, вернет старый.
Когда он, подкидывая в ладони ключи, оглянулся, Дин уже вышел на улицу.
- Стакан свекольного сока в день, – посоветовала мисс Вилье ему в спину. – И все как рукой снимет.
Нет, ну точно Банникула.
- Анемия, серьезно? – встретил его брат. – Спасибо, что внематочную беременность мне не приписал.
- Скажи спасибо, что я тебе порфирию не приписал.
- Это что за хренотень? – нахмурился Дин.
- Вот и регистратор бы не знала, – Сэм открыл дверь в номер и принялся собирать вещи. – Подумала бы, что это что-то жутко заразное, типа чумы, и выгнала нас из мотеля. Так что анемия это еще безобидный вариант.
Новый номер был точной копией прежнего – бежевые и шоколадные тона, декоративный вентилятор на потолке, тяжелые коричневые шторы. Единственное отличие – вместо одной кровати две, разделенные тумбочкой с торшером.
На улице уже стемнело, и Сэм включил этот самый торшер, решив, что не стоит нервировать и так взвинченного брата чересчур ярким светом.
- Я так понимаю, за манглами…
- Мананангалами.
- За ними самыми. За ними мы отправимся завтра? – Дин сел на ближнюю к двери кровать и потер лоб. – Чувак, ты мне весь режим собьешь.
- Ты, вроде, каждый год в этот день бодрствуешь, – парировал Сэм.
- Хотелось бы спросить «откуда ты знаешь», но я знаю, откуда ты знаешь, – Дин покачал головой. – Этот твой дедуля, между прочим, очень рискует, ползая за мной с биноклем. А если я рассержусь?
Сэм пожал плечами.
- Да, бодрствую, – согласился Дин. – Потом в расстроенных чувствах объедаюсь и дрыхну сутки. А сейчас придется переходить на дневной образ жизни. И пожрать нечего.
Он завалился на кровать и принялся угрюмо запихивать в рот «M&Ms».
- Трудно кровь доставать? – сочувственно спросил Сэм.
Дин отмахнулся и запил конфеты большим глотком виски. Сэма от такого сочетания продуктов слегка замутило.
- Ладно, придумаем что-нибудь.
Еще пару часов они тихо-мирно занимались своими делами. Сэм жевал булочку и перечитывал одну из рекомендованных Бобби книжек, Дин громко хрустел конфетами и время от времени прикладывался к бутылке. Очки он так и не снял. В конце концов, постоянный недосып сделал свое дело: строчки начали расплываться перед глазами, а редкие страхолюдные картинки подергиваться, как живые.
- Короче, я спать.
В ванной он почистил зубы, принял душ и переоделся. Дин, когда он вышел, демонстративно сморщил нос:
- Смотрю, страсть к девчачьим ароматам ты не растерял. Воняешь, как парфюмерная лавка.
- Странно, что ты за своим шоколадом и виски еще что-то чуешь, – Сэм зачесал влажные волосы и залез под одеяло.
- Я всё чую, не сомневайся.
- Так шел бы на мексиканскую границу работать, – пробормотал Сэм. – В качестве perro de policìa.
- Я бы в тебя запустил чем-нибудь, перро, блин, – ласково отозвался Дин, - но под рукой только бутылка, а я ее еще не допил.
Сэм фыркнул в подушку.
Он уже засыпал, когда Дин снова подал голос:
- Эй, ты спишь?
- Да, сплю и ничего не слышу, – Сэм вздохнул. – Что еще?
- Как там папа?
Сон слетел с такой скоростью, будто ведро холодной воды на голову вывернули. Так что же, Дин, получается, не знает?
- Сэм? – спросил Дин ему в спину.
Судя по голосу, начал что-то подозревать.
Сэм, до белизны костяшек сжимая натянутое на грудь одеяло, сглотнул. Получилось почему-то очень громко. В висках начали колотиться крохотные молоточки, неприятно засосало под ложечкой. Он почему-то считал, что весть добралась до Дина. Не в отшельники ведь тот подался, а слухи разлетаются быстро. Да, Дин не общался с охотниками, но с тем же успехом «приятную» новость ему могла передать какая-нибудь нечисть.
Невидимый брат за его спиной поболтал остатками виски в бутылке и сделал еще один глоток.
- Понятно, – безучастно сказал он.
Сэм все-таки нашел в себе силы повернуться к нему лицом. Дин баюкал почти пустую бутылку, сидя в той же позе, в какой был, когда Сэм засыпал. Очки он всё еще не снял.
- Дин, мне так жаль…
- Догадываюсь, – лицо у него было непроницаемое. – Кто его?
- Конрит. Это такой морской змей. Он как многоножка, только длиной метров пятьдесят.
Дин медленно поставил бутылку на пол:
- Хочешь сказать, папа в одиночку попёр на пятидесятиметровую морскую многоножку?
- Господи, конечно нет. Он был на катере, караулил детеныша кракена, довольно мелкого. Он же не знал, что там конрит.
- А с чего ты решил, что это конрит, а не папаша мелкого кракена?
Сэм вздохнул, тщательно отгоняя картинку, намертво отпечатавшуюся перед глазами.
- Я видел, – голос прозвучал сдавленно. – Приглядывал с пристани на всякий пожарный. Он был метрах в двухстах от берега, когда выскочила эта тварюга. Боже, Дин, ты не представляешь, какая она громадная. В два раза больше кита. Катер взлетел в воздух, как подорванный, – он покачал головой. – Я, разумеется, вызвал кого надо, наврал там с три короба. Но тело так и не нашли. Могила на кладбище чисто символическая.
И тут Дин расхохотался.
Сэм подскочил на постели:
- Чувак, ты чего?
Дин, запрокинув голову, продолжал трястись от смеха.
- Дин, прекрати, – Сэм вылез из постели и подошел к кровати брата. – Принести воды? – он огляделся и поднял с пола бутылку. – На, глотни еще.
- Ох, Сэмми, – Дин булькнул и дрожащей рукой вытер глаза. – У нас в семье на четыре человека три могилы. И все пустые! От мамы даже горсточки пепла не осталось, папу этот твой гигантский червяк, наверное, целиком слопал, ну и я за компанию, – он, стуча зубами по горлышку бутылки, сделал крохотный глоток и снова рассмеялся, едва не подавившись. – Умора! Рассказать кому – не поверит!
Сэм отвесил ему пощечину. Ударил – и едва сумел отдернуть руку от оскаленной пасти. Но не успел он испугаться по-настоящему, как Дин спрятал клыки и, подхватив спадающие очки, снова водрузил их на нос.
- Спасибо, старик, – серьезно сказал он. – Но знай, ты сильно рисковал пальцами.
- Да я как бы понял, – Сэм машинально потер ладонь. – Ну что? Спать?
- Пожалуй, – Дин с сожалением посмотрел на скудные остатки виски и задвинул бутылку под кровать. – Я тоже лягу. Денёк выдался нелегкий.
- Может, очки снимешь? Раздавишь еще.
- Угу.
Сэм, повернувшись на бок, наблюдал за братом и видел, как тот выключил торшер, отвернулся и только потом стянул очки.

Изображение
В воздухе пахло осенью, и ветер уже гнал по траве золотистые волночки, но небо оставалось пронзительно синим, почти летним. На вершине холма собралась небольшая толпа галдящих детей и взрослых. Сэм немного жалел, что не смог попасть туда. У него не вышло смастерить змея самостоятельно, а папа уехал на охоту, прихватив с собой Дина. Впрочем, ко дню школьных соревнований они вернулись, только папа почти сразу же уехал опять, зато брат остался и смог составить ему компанию. Они расположились у подножия холма: лежали бок о бок, пили газировку и жевали травинки. Солнце давало меньше тепла, чем летом, но светило так ярко, что слезились глаза. И Сэм все равно смотрел вверх, потому что через минуту раздался свисток тренера и в ярко-синее небо почти одновременно взмыли десятки разноцветных воздушных змеев. Сэм рассмеялся от счастья, так это было красиво, потом посмотрел на брата. Дин, выплюнув травинку, улыбался, и ветер ерошил ему волосы: по русой, выгоревшей на солнце макушке шли такие же золотистые волночки, как по траве.

Изображение
Сэм проснулся резко, как от пинка. Он все еще ощущал фантомный запах свежей травы, на сетчатке отпечатались разноцветные пятна. Соседняя кровать оказалась пуста, а сам Дин расплывчатой в полумраке фигурой маячил у двери.
- Ты куда? – приподнялся Сэм.
- Пойду прогуляюсь, – Дин, полностью одетый, протянул руку к двери.
- Подожди, – Сэм, догадавшись, скатился с кровати. – Ты в больницу? За кровью? Я с тобой, постою на шухере.
- Не надо нигде стоять, – отмахнулся Дин. – Я сам.
- Да ладно тебе… – Дин толкнул было дверь, но Сэм успел подойти и поймать его за рукав кожанки. – Так же надеж…
Ногти у Дина были очень короткие: еще бы, с маникюром в двигателе особо не покопаешься, но ударил он с такой силой, что на коже тут же расцвели три глубокие рваные царапины.
- С ума сошел? – Сэм отскочил, зажимая плечо.
Дин очень аккуратно прикрыл дверь и, развернувшись, щелкнул выключателем. Комнату залил яркий свет. Сэм на момент зажмурился, а когда открыл глаза, то едва подавил трусливое желание зажмуриться снова и понадеяться, что это дурацкий сон.
В беспощадном электрическом свете Дин выглядел ужасно: на мертвенно-белой коже россыпью проступили тонкие темные сосуды, губы и вовсе стали почти синими. С той же угрожающей неспешностью он скинул куртку и бросил ее в угол, потом снял очки. Под глазами у него залегли багрово-коричневатые тени, а сами глаза… Сэм понял, что этот взгляд – взгляд издыхающего от голода хищника – он еще не раз увидит в кошмарах. Если выживет.
Изображение
- Да, – сказал Дин. – Я собирался смотаться за кровью. Только не в больницу. И не в донорский пункт.
Сэм попятился, врезался в кровать Дина и почти упал на нее.
- А ты думал, я кровь из пакетиков пью? Потрясающая наивность.
Сэм действительно так и думал. И Бобби так же думал. Почему-то им даже в голову не пришло…
- Тебе бы сейчас сбежать в ванную, – посоветовал Дин. – И запереть дверь. Она меня, конечно, не сдержит, но если повезет, пока я буду ее ломать, кто-нибудь прибежит, и я на него отвлекусь.
Отдавать на расправу голодному вампиру ни в чем не повинных людей? Ну уж нет. Оружие в сумке. Сумка под кроватью. У Дина в сумке ведь должно быть оружие? А может, он все еще держит нож под подушкой, как раньше?
- Руки! – рявкнул Дин.
Сэм поспешно положил руки на колени. Левая ладонь была перепачкана в крови, алые струйки, уже ничем не сдерживаемые, лениво сбегали к предплечью.
- На консервах долго не протянешь, – Дин, не скрываясь, жадно вдыхал воздух. – Это такая вампирская сказочка, в которой все живут долго, счастливо и без разорванных артерий. Я тоже в нее верил – года полтора, пока подыхать не начал. Знаешь, каково это? Когда неделями умираешь и все никак не сдохнешь? Я стреляться пробовал – и так, и серебром. Паршиво, но не насмерть. Потом попытался сам себе башку отпилить, – он невесело хохотнул. – Можно было, конечно, попросить кого-нибудь по старому знакомству, но я боялся, что порву этого кого-нибудь еще прежде, чем скажу: «Эй, приятель, окажи услугу».
За словами «старое знакомство» Сэм почему-то ясно увидел Бобби.
- Так вот. Попытался, – продолжал Дин. – И какой-то дуралей, которого ночью в подворотню занесло, решил меня спасти, – он облизнулся. – Ну, что сказать. Спас. В некотором смысле. После этого сидеть на диете стало бессмысленно.
Сэм снова начал медленно сдвигать ладонь вправо. Если быстро развернуться и схватить торшер…
- Руки, я сказал!
Сэм поспешно вернул ладонь на место и для верности зажал запястья между колен.
- Так на самом деле, – проговорил он, – есть обычную еду ты не можешь?
- Ты сам видел, как я ее ем, – фыркнул Дин. – Могу. И ем иногда по привычке. Только это все равно, что хлебцы из муки и воды. Ни вкуса, ни пользы. Одна только тяжесть в животе. Вот кофе и выпивка – другое дело, но на них не проживешь.
Не спуская глаз с Сэма, Дин шагнул к стене и выключил верхний свет. В комнате повис полумрак, только в щель между неплотно задернутыми шторами нет-нет да заглядывали лучики от фар машин: движение было довольно оживленное даже ночью. Глаза у Дина и вправду светились в темноте. Не горели, но ловили отраженный свет, как кошачьи.
- А сейчас я уже вторые сутки без жратвы, – Дин начал медленно, почти незаметно приближаться. – И без сна. По твоей милости.
- Я тебя не заставлял ехать со мной, – Сэм невольно заерзал, пытаясь оказаться подальше.
- Заставил, - возразил Дин. – Уже тем, что попросил.
Пока Сэм пытался понять его логику, брат подошел, как перетек, почти вплотную. Покрытые алой сеткой сосудов, совершенно больные глаза подернулись влажной пленкой, и Дин, растянув губы, будто вот-вот заплачет, медленно покачал головой.
- Я так скучал по тебе, Сэмми, – жалобно сказал он. – Ну как я мог отказаться?
Сэм спрятал лицо, чтобы не показывать навернувшиеся на глаза слезы. Это он виноват. Надо было позволить Джону убить Дина. Надо было самому убить Дина, когда тот умолял об этом.
- Дай руку.
Сэм, не глядя, протянул окровавленную ладонь.
- Не эту, другую.
Сэм протянул правую и спустя мгновение с заломленными за спину руками ткнулся носом в разворошенное одеяло. Он приглушенно вскрикнул от неожиданности и злости. Дин навалился сверху, и хватка его напоминала полицейские браслеты – такая же холодная и безжалостная.
- Шшш, – сказал Дин. – Это я на всякий случай. Вряд ли ты собираешься спокойно сидеть и смотреть, как…
Ледяной язык быстро, но основательно прошелся по ладони, слизывая засохшую кровь, затем переместился на другую руку и широко лизнул поверх все еще сочащихся кровью царапин. Дин довольно причмокнул (от этого звука Сэма потянуло сблевать), потом безошибочно нашел вену и всадил в нее клыки.
Сэм потерял сознание так быстро, что аж самому неловко стало.
Изображение
На изнанке опущенных век в синем небе всё еще прыгали разноцветные воздушные змеи.
Сэм со стоном стянул с головы край одеяла и открыл глаза. В комнате было совсем светло, пахло кофе. Сэм, мокрый как мышь, приподнялся на локте и мутным взглядом уставился на прикрытый крышечкой стакан на тумбочке. Его одновременно мутило и мучительно хотелось пить, и никак не получалось понять, что сильнее. От плюхнувшейся рядом запотевшей бутылки Сэм шарахнулся так, что снова завалился на спину.
- Попей воды. Кофе подождет.
Дин, балансируя собственным стаканом, сел на свободную Сэмову кровать и вытянул ноги. Выглядел он совершенно нормально: ни синюшной бледности, ни сетки сосудов, ни синяков под глазами, да и сами глаза – на этот раз не скрытые очками – смотрелись хоть и жутковато, но не пугающе.
Плечо побаливало, и Сэм нащупал на нем аккуратную свежую повязку.
- Хочу тебя сразу разочаровать, – Дин проследил его движение. – Если ты собрался героически жертвовать собой и меня кормить, то не выйдет. Геройства твоего хватит на один раз, – он смерил Сэма оценивающим взглядом. – Ну, или на полтора максимум.
Сомнительная идея. Должно случиться что-то очень, очень чрезвычайное, чтобы по доброй воле подставиться под клыки.
- Но я же не умер, – просипел Сэм.
- Ты не умер, – со вздохом согласился Дин. – А вот та парочка из парка, послужившая основным блюдом…
Твою же… То есть, это он Дину за легкую закуску сошел? А потом брат выбрался в ближайший парк и оторвался на полную катушку?
- Ты в магазине говорил, что я пил жизнь большими глотками, помнишь? – Дин покрутил в пальцах исходящий паром стаканчик. – Я и сейчас пью. Очень… большими.
Не сдержавшись, Сэм свесился с дальнего края кровати, и скудные остатки вчерашней булочки украсили маленький шоколадный коврик.
- Вот обязательно надо аппетит портить? – пробормотал Дин и с неприязнью покосился на кофе. – Говорил же тебе, выпей воды.
Откашлявшись, Сэм упал на кровать и снова натянул одеяло на лицо.
Проклятье, вот ведь влип!
Изображение
Не знай он Дина с детства, в жизни бы не сказал, что еда не доставляет брату удовольствия. Дин вполне бодро расправлялся с гамбургером, отрываясь иногда, чтобы улыбнуться проходящей мимо официантке. Но Сэм-то знал, как брат ест… как ел, когда действительно наслаждался процессом: облизывался, подбирал крошки, осматривал еду перед очередным укусом, будто выбирал самое лакомое местечко, чуть ли комплименты ей не отвешивал. Сейчас же Дин просто старательно создавал иллюзию Самого Обычного Утра, того самого, в которое просто обязаны входить очередная забегаловка средней паршивости, миленькие официантки, большой стакан кофе и гамбургер, сдобренный таким количеством кетчупа и майонеза, что через край капает.
Сэм снова почувствовал легкую дурноту и перевел взгляд с потребляемого Дином гамбургера на свой стакан. Сам он заказал только графин апельсинового сока и всё никак не мог напиться: прохладная жидкость катилась прямиком в пищевод, ничуть не смачивая пересохший рот.
- Ой, Сэмми, чует мое сердце, разоришься ты сегодня на туалетах, – прокомментировал Дин. – Или мне надоест останавливаться, и придется тебе обходиться бутылкой. Если ее хватит, конечно.
- Боже, просто заткнись, ладно? – пробормотал Сэм и налил себе еще порцию.
- Можно просто Дин, – брат помолчал немного, потом вздохнул и предложил: – Если хочешь, разбежимся. Ничего не было, я помер шесть лет назад и всё такое. Я не обижусь, честно.
- Толку-то, – Сэм прислушался к себе: желудок сообщал, что места нет, мозг вопил, что хозяин загибается от обезвоживания. – Если мы разбежимся, ты всё равно не прекратишь… – он в последний момент подобрал нейтральное слово. – Питаться.
- Да ладно, можешь называть вещи своими именами, – поморщился Дин. – Если мы разобрались в чувствах, может, поедем уже, а? Ты, вроде, говорил, люди гибнут, а мы что-то не спешим никого спасать.
- Продолжай в том же духе, – Сэм кивнул на прикрытую рукавом повязку. – И спасать будет некому.
Дин недобро зыркнул на него и, перестав делать вид, что наслаждается гамбургером, уронил остаток булочки на тарелку.
- Ну прости, – без особого сожаления фыркнул он. – Только ты сам виноват. Ты прекрасно понимал, на что подписываешься, когда решил таскать меня с собой. Не лезь ко мне, и я тебя больше не трону. Ну а если снова попытаешься помешать… – он, едва разомкнув губы, продемонстрировал кончики заостренных зубов. – Пеняй на себя.
Сэм рывком отодвинул стакан и, пробормотав «Я в сортир», сбежал в направлении туалетов. В крохотной уборной он тщательно запер дверь и оперся ладонями на края грязноватой раковины, свесив голову.
Неправда. Он не понимал, на что подписывается. Совершенно не понимал. Сумев принять факт, что брат всё же – в некотором извращенном роде – жив, он наивно думал, что единственное отличие будет состоять в том, что в сумке-холодильнике вместо запотевших бутылок с пивом пропишутся пакеты с кровью. Что вместо колы Дин будет цедить через соломинку какую-нибудь третью отрицательную. Он совершенно безосновательно думал, что в остальном Дин останется прежним. Он думал, что Дин – в кого бы он ни превратился – никогда, ни в жизни, ни в смерти, не тронет младшего брата. Никогда.
Как же он, оказывается, заблуждался…
Сэм вывернул воду погромче и разрыдался так, будто весь выпитый сок решил выйти вместе со слезами.

Изображение
Номер провонял потом, кровью, спиртом и лекарствами. Сэм давно уже привык к этому запаху.
Когда они были слишком малы, чтобы помогать, отец штопал себя сам, накачивался виски и проваливался в глубокий сон часов на десять, а то и больше. Дин занимал Сэма солдатиками или мультиками, потом кормил ужином и укладывал спать. Джон тяжело вздыхал, постанывал и ворочался за стеной, и Сэм больше не вздрагивал от этих звуков. Позже Дин стал охотиться вместе с отцом, и обязанности медбрата – если доставалось обоим, да еще в неудобных местах – перешли на Сэма. Он быстро научился орудовать иглой, назубок выучил самые доступные обезболивающие и искренне не понимал, как можно бояться крови.
- Ай! – Дин яростно глянул на него. – Мелкий, ты платьице кукле шьешь или меня?
- Прости.
Сэм чувствовал себя препаршиво. Вина и презрение к себе накатывали такими сокрушительными волнами, что сдерживала только необходимость сосредоточиться на деле, чтобы не причинить брату еще больше боли. Если б он развернулся пошустрее и не позволил виверне выбить пистолет, она бы не распорола Дину бок от подмышки до бедра. Только чудом удар пришелся вскользь и обошлось без вывернутых ребер. А так порез получился, на самом деле, не такой уж глубокий, просто очень длинный. Да еще когти эти… Наверняка, как ни старайся, без воспаления не обойдется. Дин, которого будто и не смущала перспектива ближайшую неделю проваляться в лихорадке, сообразил, что брат извиняется не только за неловкое движение скользкой от крови иглы.
- Дин, когда станет лучше, врежь мне, а? Посильнее. От души.
- Сэм, не парься, – примирительно возразил Дин. – Это ведь охота. Всякое бывает.
- Но если бы…
- Если бы да кабы. Просто у тебя опыта маловато. Я вот, когда начал с папой ездить, еще и не такие фокусы выкидывал. Странно, что он вообще жив остался с таким-то помощничком.
Дин хмыкнул и с сожалением поглядел на фляжку с виски, стоящую на небольшом, но недостижимом расстоянии. Сэм в этом плане уперся, как бык. Вознамерившись спасти брата от возможного алкоголизма, он согласился выдать Дину желанную влагу только после перевязки, только в лечебных целях и только аптечную дозу. Многовато «только», если подумать.
- Пошли мы однажды на снежного человека, – начал он.
- Врешь, – тут же перебил Сэм. – Снежных людей не бывает.
- Может, и не бывает, – легко сдался Дин, – потому что до места мы так и не добрались. Сначала я поскользнулся, потом чуть не выколол веткой глаз, потом попал в капкан – хорошо ботинок крепкий – а в довершение всего провалился под лед, и пришлось срочно возвращаться. И это еще даже охота не началась. Прикинь, как «рад» был папа?
- По-моему, ты эту историю только что выдумал, – проворчал Сэм.
Дин тихонько засмеялся:
- Пусть будет по-твоему. Но я это к чему. Ты про все эти «врежь» даже думать забудь, понял? Знаешь, когда тебе было года три, ты нафиг испортил мой проект. Там то ли бумажный город был, то ли что, не помню уже. Мы с папой его все выходные делали. И тут я вхожу в комнату, а ты сидишь на моем проекте да еще и ерзаешь, довольный такой. Но как только ты увидел мое лицо… – Дин покачал головой. – Господи, я даже сказать ничего не успел, а ты разревелся и вопил до вечера. Я тебя оттаскивал, а ты вырывался и пытался что-то там исправить, но, разумеется, только больше мял. И вот тогда я решил, что никогда не перестану любить тебя. Что бы ты ни сделал.
Сэм наложил последний шов и обрезал нитку.
- Я до сих пор так считаю, – продолжал Дин. – Пусть ты облажаешься на охоте, женишься на страшной тетке или начнешь апокалипсис. Неважно. Пусть с тобой что-то случится или со мной что-то случится. Ты навсегда останешься моим любимым младшим братишкой. Я никогда не стану относиться к тебе по-другому.
- Эй, – Сэм потер пылающее ухо плечом. – Ты меня там по голове, что ли, гладишь?
- Ничего подобного, просто руку устал поднятой держать, – Дин потрепал его по макушке, встал и направился в ванную, но на пороге помедлил и оглянулся. – Ты запомни хорошенько, что я сказал. Никогда.

Изображение
И Сэм запомнил тот разговор и до сих пор помнил его так ясно, будто он случился вчера. И от памяти этой хотелось рвать на себе волосы и выть в голос, но Сэм поплескал в лицо холодной водой и заторопился обратно. Дин там, наверное, уже бесится.
Но когда Сэм подошел к кабинке, брата в ней не было. Рядом с недоеденным гамбургером лежала мятая купюра. Ну ясно. Дин психанул и решил все-таки свалить. Сэм скользнул взглядом по кабинке и вздернул брови: алое псевдокожаное сиденье украшали широкие царапины, из которых потрохами торчала набивка. Да, нехило так психанул. Надо сматываться, пока и за это платить не заставили. Тут Сэм посмотрел в окно и нахмурился: «Импала» стояла на месте, и Дина в ней не наблюдалось. Странно. Дин не в туалете, потому что в туалете только что был Сэм. Дин не смылся, потому что без «Импалы» он бы никуда не делся, как бы сильно не разозлился. Может, решил развлечься с утречка и сейчас зажимает в подсобке официантку? Тут Сэма продрало холодом: подумалось, что зажать официантку брат мог вовсе не в общепринятом смысле… Но Дин наелся ночью до отвала. Не бездонный же он, в конце концов.
- Я прошу прощения! – Сэм остановил одну из пробегающих мимо девушек в фирменной футболке с названием закусочной. – Вы не видели, куда пошел парень из этой кабинки? Он мой брат, мы завтракали, а тут я отлучился, а он куда-то делся.
- Ах, этот, – официантка закивала. – Видела.
Сэм так и думал. Дина трудно не заметить. А если порасспрашивать девушек, то окажется, что те наверняка запомнили, с кем он был, где сидел, что делал и куда потом пошел.
- К нему подошла женщина, они перекинулись парой слов… А потом ваш брат вдруг рассердился, мне даже показалось, что он ее ударит, – она сдвинула брови и недовольно покачала головой, будто говоря: «А таким приятным казался». – Но тут ему стало нехорошо, женщина помогла ему подняться, расплатилась, и они ушли.
- Вы не видели куда?
Официантка заколебалась, будто прикидывая, будет ли удобно признаваться в том, что наблюдала за незнакомым парнем.
- Сели в коричневый форд-пикап, – наконец, сказала она. – Поехали направо. Точнее не скажу.
- Спасибо большое.
Сэм было навострился уходить, но тут его настиг возмущенный вопль:
- Это еще что такое?!
Вот блин. Кажется, убежать прежде, чем станет заметным нанесенный кабинке ущерб, не вышло.
- Что? – Сэм напустил на себя невинный вид и посмотрел на знакомые уже царапины.
- Это чем же так драть надо было? – продолжала громко причитать девушка и принялась ощупывать порванный чехол. – Когтями? Ой! – она нащупала под тканью чехла что-то твердое и вытащила наружу. – Это еще что?
Сэм, в отличие от официантки, сразу сообразил, что это. Ключи. Ключи от «Импалы».
А чуть позже под столом обнаружился мобильник Дина.
Изображение
Чтобы избежать скандала, пришлось расстаться с несколькими отнюдь не мелкими купюрами. Но Сэм не жалел о потерянных деньгах. Если бы официантка не заметила царапины, он бы проглядел ключи, которые брат – наверняка – оставил специально для него.
Быстро покопавшись в телефоне брата, Сэм ничего полезного там не нашел. Он сел в машину, протянул руку к зажиганию и задумался. «Импала» – это отлично. Но она не собака, к хозяину не приведет. И мобильник не запеленгуешь: девица оказалась не дурой и не оставила его при Дине. Коричневый форд-пикап машина не редкая, в отличие от той самой «Импалы» шестьдесят седьмого. Да и «право» – весьма смутное направление. Сэм выпрямился и задумался: получается, он даже поиски не успел начать, а уже зашел в тупик. Вот ведь незадача!
Тут, будто наперекор, на краешке сознания замаячила подленькая мыслишка. А может, не надо его искать? Дин ясно – практически под угрозой расправы – дал понять, чтобы Сэм не лез в его дела и не путался под ногами. Если это какой-то криминал, что ж, преступникам не позавидуешь. Но девяносто девять процентов из ста, это какие-то его вампирские или охотничьи разборки. Небось, за шесть лет врагов можно нажить немало. Сам влез, пускай сам и выпутывается. Ну а если не выпутается… если не выпутается, одним кровососом станет меньше.
Пусть с тобой что-то случится или со мной что-то случится. Ты навсегда останешься моим любимым младшим братишкой.
Нет уж. Сэм усилием воли отогнал предательскую мыслишку обратно в дальний и темный уголок сознания. Плевать. Даже если Дин не сдержит своего обещания, Сэм сдержит это обещание за него. Он не бросит Дина, всегда будет ему младшим братом. Что бы ни случилось.
Сэм глубоко вздохнул и вставил ключ в зажигание. И в то же мгновение голова взорвалась болью, будто кто-то втолкнул в уши раскаленные штыри и те вошли прямиком в мозг.
Четыре одинаковые двери с круглыми красными навесами. Надпись красным по белому «Фитнесс-центр». Спутниковые тарелки и аббревиатура местной радиостанции. Железнодорожный переезд. Задок желтого грузовика с эмблемой «Армия Спасения». Двухэтажные пригородные дома…
- Мистер! Мистер! Вам нехорошо?
Боль схлынула, и Сэм поднял ноющую голову с баранки. В приопущенное стекло заглядывала та самая официантка, с которой он разговаривал насчет Дина. Видно, она оказалась особой наблюдательной и видела, как Сэма накрыло.
- Кажется, у вас с братом это наследственное, – серьезно рассудила она. – Вам бы к доктору.
- Да, – пробормотал Сэм. – Вот как только найду его, так сразу…
Он нащупал оставшийся в зажигании ключ и завел двигатель. «Импала» послушно зафырчала. Сэм не сдержал облегченного выдоха. Глупо, но его преследовало подозрение, что братова Детка обидится, что за рулем чужой, и откажется заводиться.
- Вы уверены, что вам сейчас стоит садиться за руль?
- Мне уже нормально, – соврал Сэм.
Приступ боли оставил после себя муть в глазах и бешеное сердцебиение, но Сэму было не до этого. Наполнившие мозг картинки были слегка расплывчатыми, но очень узнаваемыми: кусочки городских улиц, чуть размытые, словно из окна движущейся машины. Сэм понятия не имел, как Дин это делает, но подумать об этом можно и позже. Сейчас надо ехать вдогонку.
Белая табличка на каменном постаменте: «Банк-Фёст» и логотип – зеленый ромбик под черной крышечкой. Алые предупредительные знаки дорожных работ. Длинное здание с прокатом смокингов и зубным кабинетом. «Бургер Кинг». Громадная желтая «М» «Макдональдса». Мотель «Кантри-Инн».
Образы уже приходили без сокрушительной боли. Голова тупо и ровно ныла, картинки просто наслаивались поверх вида в лобовом стекле. Неудобно, непривычно, но не больно. Сверяясь со знаками, Сэм гнал и гнал, пока не выехал за город: за окном потянулись поля и фермы. Если учесть, что образы, скорее всего, передаются в реальном времени, на место они вместе с похитительницей Дина прибудут практически одновременно.
Городок Пирс. Центральная галерея. Желтый с красным логотип «Автозапчасти». Кладбище.
И снова поля-поля-поля. Редкие островки домов.
Чувство, которое вело его, велело остановиться около обширной автосвалки на перекрестке двух трасс. Сэм спрятал «Импалу» за остовом огромной фуры, но заблуждаться не стоило: рев двигателя наверняка уже предупредил всех о прибытии чужака, кем бы все «эти» ни были: людьми или вампирами. У Сэма был с собой пистолет, а из багажника «Импалы» он позаимствовал мачете. Скорее всего, Дин не обидится – его же шкуру спасают. Понадеявшись, что нигде не залег снайпер, Сэм перебежками, от машины к машине, направился к единственному зданию, которое с натяжкой могло сойти за жилое. По дороге он с радостью обнаружил два автомобиля, которые указывали, что он на правильном пути: коричневый «Форд Ф250» и красную «Шевроле Эль Камино». Вторая машина означала две новости, как водится, хорошую и плохую. Плохая: машина эта принадлежала Гордону Уокеру, печально известному охотнику на вампиров. Сэму не приходилось общаться с ним лично, но если верить слухам, крыша у него уехала давно и надолго. Начав с мести, он измывался над вампирами просто так, ради удовольствия. В этом Дину явно не повезло. Но была и хорошая новость: Гордон слыл одиночкой, в команде он не работал. Получается, скорее всего, на свалке вместе с Дином находятся только он сам и неизвестная женщина. Уж с двумя-то Сэм как-нибудь управится.
Он вошел в висящую на петлях массивную дверь и, минув короткий коридорчик, оказался во внутреннем помещении. Если тут раньше и были перегородки, их снесли или они обрушились сами, так что получилась одна большая квадратная зала, заваленная мусором и обломками. Вдоль стены груды ржавого металлолома возвышались до самого потолка.
Дин сидел в углу в низком кресле. Он выглядел целым и невредимым – ни ссадин, ни крови, ни пулевых ран. Его руки были примотаны к подлокотникам не слишком прочной на вид веревкой. Сэм подошел ближе, убедившись, что в помещении никого нет.
- Дин? Как ты?
Во рту брата не было кляпа, но он ничего не ответил. Расфокусированный взгляд плыл, перескакивая с предмета на предмет, и по Сэму скользнул, словно по пустому месту.
Его накачали чем-то, ясное дело. Под ботинком хрустнуло, и Сэм, опустив глаза, увидел большой шприц с остатками темно-красной жидкости.
Кровь мертвеца.
Неудивительно, что Дин почти в отключке.
- Эй, старик, очнись, давай выбираться отсюда, – Сэм шагнул к нему с мачете, намереваясь перерезать путы.
И тут Дин со странным выражением посмотрел на него в упор. Рот у него был приоткрыт, словно он никак не мог подобрать отвисшую челюсть, подбородок блестел от слюны. Глаза были широко открытые, бешеные.
- Что? – не понял Сэм. - Нож? Не бойся, я просто собираюсь тебя освободить.
Дин дернулся и замычал. Язык его совсем не слушался.
- Да не волнуйся ты так. Я же тебя не режу.
В следующий момент Сэм сообразил, что брат смотрит не ему в лицо, а чуть левее, за плечо, но оглянуться ему не дали: одной рукой захлестнули за шею, второй – прижали к лицу вонючую тряпку. Сэм, который еще не успел после разговора сделать вдох, не сумел долго сопротивляться, невольно втянул пропитанный отравой воздух и почти сразу провалился в темноту.

Изображение
И раз-два-три,
За что деремся?
Не трудись, ответ не дам,
Остановка – бззз! – Вьетнам.
И пять-шесть-семь,
Ворота Рая
Почему их открывают?
Не успеем, не поймем,
О-го-го, мы все умрем!
Разноцветные ленты раскачивались на ветру, пахло цветами, лимонадом и тортом. В животе щекотало веселье, словно бабочки размахивали крылышками. Во рту поселился вкус шоколада. Вокруг были дети, много, но Сэм видел только вымазанный кремом палец, который по очереди тыкал во всех по кругу. Звонкий голос радостно выкрикивал считалочку.
- Роми! Роми водит!
Сэм довольно смутно помнил, кто такая Роми. Детей было много, и он не успел со всеми познакомиться. Кажется, ее звали Розмари, и она носила большую зеленую шляпу. А может, и нет. Но это не главное. Главное сейчас бежать быстро-быстро и хорошенько спрятаться. Так Сэм и поступил. Он помчался по выложенной розовой плиткой дорожке так быстро, что казалось, собственные ноги за ним не поспевают. В конце концов, ноги действительно не успели, он шлепнулся на живот и въехал носом в клумбу. Несколько секунд Сэм лежал неподвижно. Чудилось, будто все и в животе, и в голове перемешалось. Вверху покачивались круглые пушистые цветы ярко-красного цвета. И тут за цветами Сэм заметил дырку в заборе. Здорово! Можно вылезти на улицу, а потом, когда Роми не сможет его найти, заползти обратно и сказать, что вот он как хорошо спрятался! Не поднимаясь, Сэм заработал ногами и руками и ящеркой вполз в цветы. Не удержавшись, пощупал и понюхал ближайший бутон. Цветы были странные - яркие, с красными лепестками и желтой серединкой, но почему-то сухие на ощупь и почти без запаха. Когда Сэм протиснулся в дырку, оказалось, что за забором узкая улочка, а потом другой забор. Несколько цветков пробрались с клумбы и сюда. Он отряхнул перепачканные землей локти и коленки, заправил выбившуюся из шорт рубашку, потерявшую пару пуговиц, и огляделся. Детей много, а Сэм хорошо спрятался. Роми будет долго его искать. Чтобы не скучать, надо заняться чем-нибудь интересным. Сэм поиграл сам с собой в камушки, посчитал доски сначала того забора, из-за которого вылез, потом того, второго. Ну а потом со второго забора спрыгнула толстая серая кошка в красном ошейнике, и Сэм с радостным воплем бросился ее гладить. Кошка не испугалась: ластилась к нему и урчала. Сэм решил придумать ей имя, потому что на ошейнике было что-то написано, но что – разобрать не получалось, так что пока кошка у Сэма, можно придумать ей новое.
- Смоки, – вслух пробовал он. – Серушка. Леди Серолапка.
На него упала большая тень, и кошка улетела наверх. Сэм даже решил, что ему жутко повезло и кошка оказалась летающей, и только через секунду сообразил, что кошку забрал человек. Сэм смотрел на него против солнца, видел только бороду, заплетенную в копну тоненьких косичек. Сразу захотелось их подергать.
- Его зовут Гильгамеш, – сказал незнакомец. – И это кот, а не кошка.
Сэм набычился. «Серолапка» подходило куда лучше. А это Гиль-как-там-дальше даже и не выговоришь.
- Ты чего здесь сидишь? – спросил Косички-в-Бороде. – Потерялся?
Сэм молчал и провожал взглядом кота, который, едва оказавшись на свободе, махнул через забор обратно.
- Эй, парнишка? Язык проглотил?
Сэм машинально сунул палец в рот и потрогал язык. Тот никуда не делся. Ну разумеется, Сэм даже и не думал глотать язык. Просто папа и Дин не раз повторяли, что с незнакомцами разговаривать нельзя. А папа и Дин плохого не скажут. Сэм изо всех сил стиснул губы и помотал головой.
- Говорить не умеешь? – неправильно понял его Косички-в-Бороде. – Не повезло тебе, бедняга.
- Я умею! – возмутился Сэм, но тут же ойкнул и зажал рот ладонью.
- Вот и хорошо, – обрадовался незнакомец. – Тогда расскажи, чего ты тут сидишь совсем один.
Сэм немного посомневался, но подумал, раз он уже заговорил, молчать дальше смысла нет.
- Мы с папой и Дином пришли на День Рождения к Берти. Берти – это дочка папиной знакомой. Мы играли в прятки, и я здесь спрятался, – Сэм немного подумал и гордо добавил: – Очень хорошо спрятался.
- И правда, – незнакомец рассмеялся, и Сэм завороженно следил, как прыгают в бороде косички. – Так хорошо, что тебя тут никогда не найдут.
- Тогда я найдусь сам. Скажу, что прятался в цветах, – Сэм для наглядности ткнул пальцем в выглядывающий из дыры цветок. – Это какие-то неправильные цветы. Они яркие и растут в земле, но сухие и не пахнут.
- О, – Косички-в-Бороде присел и потер лепестки большими грубыми пальцами. – Это гелихризум, малыш. Так и должно быть, потому что они сухоцветы.
- Сухоцветы, – повторил Сэм, потому что первое имя было еще непонятнее, чем кличка кота.
- Да, бессмертники. Если их сорвать, они не умрут. Их окуривают серой, сушат, и они вечно выглядят совсем как живые, – он крякнул и поднялся. – Лезь-ка ты обратно, парнишка. Мал еще в одиночку по улице бегать.
Сэм оглянулся на дырку в заборе и вздохнул. Ладно, вдруг Роми уже всех нашла, а тут все равно делать больше нечего. Кот с трудным именем убежал, странный дядя, наверное, тоже сейчас уйдет. Сэм пролез в дыру и только на середине клумбы сообразил, что забыл попрощаться, но когда он высунул голову на улицу, незнакомца и след простыл.
Запутавшись в цветах, он вывалился на дорожку, и пришлось заново отряхиваться.
- Сэмми! Сэм! Ах ты маленький засранец! – перед глазами появились тонкие, в старых синяках ноги Дина. – Я тебя повсюду ищу! Игра уже давно закончилась, а тебя всё нет! Хорошо, что я тебя нашел прежде, чем папа узнал!
- А я ему расскажу, что ты ругаешься, – виновато пробормотал Сэм.
Он даже не подумал, что брат так волновался.
- Где ты был? – Дин взял его за локоть, поставил на ноги и повел к столикам с едой и лимонадом.
- Я прятался! – и Сэм, перескакивая с одного на другое, рассказал про кошку-кота, Косички-в-Бороде и цветы, которые не умирают.
- Сэмми, папа же велел не разговаривать с чужими.
- Я и не разговаривал, – Сэм держал мыло, пока Дин включал холодную воду тонкой струйкой. – А он решил, что я не умею. Но я же умею. Вот я и сказал, что умею. А раз заговорил, то чего потом молчать?
- Ох, Сэмми, – вздохнул Дин. – Папа узнает, как возьмет ремень…
- А ты ему не говори, – до ремня не доходило ни разу, но сами слова навевали смутную угрозу. – Не скажешь, правда?
- Ладно. Только больше так не делай, – Дин вытер ему ладошки подолом своей футболки и повел к ближайшему столу. – Что будешь, мармелад или торт?
- Мармелад, – сказал Сэм. – И торт. И знаешь что?
- Ну?
- Давай того дядю найдем? – застенчиво попросил Сэм. – Он расскажет тебе про цветы, а я пока его за бороду подергаю.

Изображение
Снова болела голова. Во рту поселился противный привкус, а язык был одновременно как вата и наждачка. Сэм открыл глаза и сразу же увидел брата: тот сидел в прежней позе, свесив голову на грудь. Сэм замотал головой, пытаясь оценить ситуацию, подергал руками. Сам он сидел, отзеркалив Дина, в точно таком же кресле, руки точно так же были примотаны к подлокотникам. Попался. Великолепно. Пришлось чуть ли не минуту копить во рту слюну, чтобы заговорить.
- Дин, – позвал он. – Эй, очнись. Ты там живой вообще?
- Вообще он не живой, – проговорили из-за спины.
Голос был женский, незнакомый. Сэм, как и всякий охотник, терпеть не мог, когда кто-то подходит сзади и его не разглядеть. В своем нынешнем положении увидеть, что происходит сзади, Сэм мог бы только вывернув голову на сто восемьдесят градусов, как сова.
К легким шагам присоединились другие, тяжелее. Через пару секунд Сэм увидел похитителей: Гордон Уокер и совершенно незнакомая женщина – темнокожая, но не афроамериканка, а просто очень густо загорелая.
- Поверить не могу, – Гордон стал за Дином и развел руками. – Джон говорил мне, когда твой брательник отрастил клыки, ты его убил и сжег. А Сэмми, оказывается, упустил тварь. Или вернее сказать, отпустил?
- Я Сэм, – ощетинился Сэм. – Только он может называть меня Сэмми.
- Даже не сомневаюсь, – гадко оскалился Гордон. – Я то уж и думать забыл, что у Джона был старший сынишка. А тут мне Ирма звонит, мол, везу вампира. Смотрю: ба! Дин Винчестер собственной персоной! Только что с клыками.
- Я ему эти клыки по одному повыдергиваю, – процедила Ирма.
Она смотрела на Дина с такой жгучей ненавистью, что Сэм удивился. Неужели есть кто-то, кто ненавидит вампиров больше, чем Гордон?
- Обязательно, но попозже.
Гордон пихнул Дина в затылок. Дин едва слышно промычал что-то, но головы не поднял, только пальцы на подлокотниках сжались-разжались.
- Получается, вы все эти годы головы людям дурили, а? Сэм Винчестер и его ручной вампир, с ума сойти. Ваш папаша, наверное, в могиле переворачивается, – Гордон нарочито нахмурился. – Ах да. Его же нет в могиле. Переворачивается он в желудке какого-то морского гада.
Сэм плюнул в него, но не достал.
- Я вовсе не собирался оскорблять память вашего папаши, – вскинул руки Гордон. – Он был здоровским мужиком. Только вот сыновья у него какие-то неудалые получились: один стал тварью, а другой такой слабак, что даже не смог эту тварь замочить. Решил, что получится сделать из нее ручную зверушку.
Гордон всё совершенно неправильно понял, но Сэм не стал его поправлять. От этого никому ни горячо, ни холодно.
- Только знаешь, Сэм, – Гордон подошел к нему с ножом, и Сэм дернулся, но тот принялся резать веревку. – Хищник никогда не станет ручным. Ты будешь поить его из бутылочки, а он в благодарность отгрызет тебе голову.
Теперь правая рука Сэма была свободна, но Гордон так стискивал его запястье, что немели пальцы.
- Сейчас я тебе это докажу, а потом отдам твоего братца Ирме.
- Что он тебе сделал? – спросил Сэм.
- Что он мне сделал? – Ирма внезапно пнула кресло не по-женски сильно.
Кресло опрокинулось набок вместе с безвольно обмякшим Дином, и Сэм поморщился от глухого стука, с которым голова брата встретилась с каменным полом. Интересно, у вампиров сотрясение мозга бывает?
- Что он мне сделал? – повторила Ирма. – Этот сукин сын сожрал мою кузину. На моих глазах!
- Ей и двадцати не было, – подтвердил Гордон и, когда Ирма перехватила свободную руку Сэма, с натугой поставил кресло на ножки. – Она училась в колледже на юриста. Отмечала сдачу экзаменов. И тут-то твой братец ворвался в кафе, как акула на пляж, и перекусил ей горло у всех на глазах.
Сэм не верил своим ушам. Он с трудом принял то, что Дин пьет живую кровь, но что он проделывает это настолько внаглую?
- И никто не поверил, – горько сказала Ирма. – Человек десять видели, и никто не поверил. Рассказывали полиции такую чушь, что уши вяли, лишь бы правды не говорить.
- Твой брат чудовище, – сказал Гордон. – И ты тоже чудовище, потому что позволил ему жить. Смотри.
Он с трудом подтащил кресло с Дином и поставил его рядом с Сэмовым, запрокинул Дину голову, а потом достал ножик и неглубоко полоснул Сэма по внутренней стороне предплечья.
- Нет, – до Сэма дошло, что сейчас произойдет. – Гордон, не надо…
- Смотри, - повторил Гордон. – Смотри, что ты натворил.
Он поднес неудобно вывернутую руку Сэма ко рту Дина. Несколько капель крови упали ему на приоткрытые губы. Дин не шевельнулся, но стало видно, как из десен его, будто сами по себе, полезли клыки. Будто они существовали отдельно от Дина, были разумными и очень голодными. Отвратительное зрелище.
- Мило, а? – правильно понял его Гордон. – А когда он очнется…
И тут Дин очнулся, и всё понеслось с такой скоростью, что у Сэма закружилась голова. Дин не стал ни вздыхать, ни открывать глаза. Он вообще не проявил никаких признаков возвращающегося сознания, просто из того же положения как-то не по-человечески резко вытянул шею, и Гордон не успел убрать руку Сэма, прежде чем Дин хватанул ее зубами. Тут уж Сэм заорал (больше от неожиданности, нежели от боли) и все-таки вырвал руку, но веревки, удерживающие брата, как-то одновременно не просто порвались – разлетелись на куски, словно в замедленной съемке супергеройского фильма. Выскочив из кресла, Дин бросился на Гордона с такой скоростью и силой, что они оба отлетели на пару метров и врезались в гору металлолома. Неустойчивое равновесие нарушилось, и металлические обломки с жутким грохотом полетели вниз, накрыв их обоих, словно лавина. Некоторые из них были даже на вид неимоверно тяжелыми и наверняка обладали острыми краями. Но у Сэма не было времени представлять, что стало с Гордоном и Дином. Подобрав упавший на пол ножик, он освободил вторую руку, догнал Ирму у самого выхода, сбил ее с ног и, после недолгой, но ожесточенной борьбы, приложил головой об пол. Не хотелось ему так поступать, но связать прямо сейчас было нечем, а отпускать ее Сэм не собирался. Пока. Убивать, разумеется, тоже. Она имела право на месть. Сэм решил после того, как выяснится, что случилось с Гордоном и Дином, что-нибудь придумать. Например, привязать ее к тому же креслу, отъехать на порядочное расстояние и сделать анонимный звонок в полицию или службу спасения.
Оставив женщину на полу, он подошел к горе металла, щерившейся острыми углами. Сердце заполошно колотилось и не только от быстрых движений и адреналина. Каковы шансы, что Дину случайно отрезало голову?
Будто в ответ сверху прилетело тело Гордона и шлепнулось рядом. Обездвиживать его нужды не было: кусок черепа ему срезало чисто, как пилкой хирурга, так что Гордон был без сознания, если еще не умер. А потом оттуда же скатился Дин и пополз к распростертому на полу телу, оставляя за собой широкий кровавый след. Сэм невольно прикрыл рот рукой: ноги брата от ягодиц до колен превратились в жуткую мешанину обрывков ткани, кусков плоти и обломков костей, будто в гигантскую мясорубку попали.
С такими ранами не живут.
Но Дин вампир. Сэм хорошо понимал, что может его спасти. Пусть всей его крови недостаточно, но брату станет хотя бы немного лучше и он дотянет до… э, других источников пищи.
Тут понадобится больше крови, чем вытекает из небольшого пореза и оставленных клыками ссадин. Сэм не хотел, чтобы Дин в спешке порвал ему руку, а значит, надо найти что-то режущее. Чертов ножик то ли куда-то закатился, то ли его завалило, и Сэм в отчаянии бросился искать свое мачете и искал его по дальним углам минуты две, прежде чем сообразил, что в завалах куча острых железяк. Господи, какой идиот! И в этот же момент мачете услужливо отыскалось под кучей тряпок. Сэм заторопился назад, на ходу добавив к царапине несколько аккуратных, в меру глубоких надрезов.
- Вот, – запыхавшись, сказал он. – Дин, на, пей.
И поднял глаза.
Дин вскинул голову над разорванной шеей Гордона. Кровью он перепачкался по самые глаза.
- Что? – нахмурился Дин в ответ на ошарашенный взгляд. – Ну да, прости, что без салфетки и столовых приборов, но тут жрать быстрее надо, пока теплый.
Сэм опустил протянутую руку. Господи, какой идиот. Вторично.
- О, – Дин прикипел взглядом к стекающим с его пальцев густым каплям и быстро облизнулся. – Спасибо. Но у меня тут еды полно. Разве что на десерт.
Сэм с трудом поборол подступающую к горлу тошноту. Дин вздохнул и задумчиво постучал Гордона по проломленной голове:
- Вампиры ведь только кровь пьют, да? Может, мозги попробовать?
- Я подожду снаружи, – сдавленно выговорил Сэм и поспешно вымелся на свежий воздух.
А то Дин снова будет жаловаться, что ему аппетит испортили.
Он долго сидел на траве, баюкал туго замотанную рубашкой руку и старался не прислушиваться к доносящимся из дома звукам. Даже когда пронзительно вскрикнула Ирма, он только напружинился, но с места не встал. Отнимать у Дина еду себе дороже. Наконец, стало совсем тихо – ни хлюпанья, ни чавканья, ни вздохов.
- Сэм! – позвал брат изнутри.
Сэм неохотно поднялся и заглянул в душно воняющую кровью комнату. Дин сидел на полу, держа на коленях тело Ирмы. Та, как и следовало ожидать, была мертва.
- Ну, это… – он указал взглядом на руку Сэма. – Как насчет десерта?
- Лопнешь, – бесцветно ответил Сэм, держась на приличном расстоянии.
- Нет так нет, не вопрос, – Дин спихнул Ирму с колен и просительно вскинул брови. – Тогда принеси мне джинсы из багажника, а? Неохота без штанов бегать.
Изображение
Сэм настоял на том, чтобы подчистить за собой. После непродолжительных поисков в одном из крохотных покосившихся сарайчиков обнаружилось несколько ящиков аккуратных, явно покупных полешек. Сэм рассыпал дрова по полу, тщательно полил бензином их и тела. Дин помог с поленьями, но потом наблюдал за его действиями из дверного проема. Раньше он любил огонь, всегда принимал на себя почетную обязанность бросить в могилу горящую спичку, но сейчас, кажется, стал его инстинктивно опасаться. Как будто и хочется, и колется.
Когда «Импала» отъехала от свалки, из единственного окна дома вовсю валил дым.
- Чувак, кажется, я объелся.
Развалившись за рулем, Дин краем глаза лениво поглядывал, как Сэм стягивает края порезов пластырем и бинтует руку. Вид у него был и вправду настолько сытый, что казалось – ткни его носом в свежую рану, даже не лизнет. Не дождавшись от мрачного Сэма ответа, Дин вздохнул и сел прямее:
- Как ты меня нашел?
- В смысле? – удивился Сэм. – Я только хотел спросить, как ты это делал.
- Делал что?
- Передавал картинки своего маршрута прямо мне в голову.
Дин хлопнул глазами и, недоверчиво улыбаясь, покачал головой:
- Ого. Я думал, это миф.
- Какой еще миф?
- Среди вампиров ходят слухи, что если человек наделен некоторыми… эээ… способностями к ясновидению, то через свежую кровь с ним можно поддерживать какого-то рода мысленную связь. И вот, когда эта Ирма меня везла, я вспомнил, что тебя хряпнул совсем недавно, и решил, а, была не была, попробую, – он поиграл бровями. – Так ты у нас, Сэмми, получается, со способностями?
- Подожди, – нахмурился Сэм. – Так ты меня специально укусил? Подозревал, что тебя могут похитить, и решил на всякий случай…
- Нет, – перебил Дин. – Хотелось бы сказать, что я такой предусмотрительный, но нет. Просто я умирал с голоду, а ты меня достал. Правда, надо сказать, достал очень вовремя.
- Понятно.
Сколько Сэм помнил брата, Дин никогда ни за что не извинялся и никогда не жалел о том, что сделал. За теми редкими исключениями, когда дело касалось семьи. Во всяком случае, со стороны всё выглядело именно так. Но Сэм-то знал, что за непробиваемым внешним фасадом Дин куда ранимее и чувствительнее, чем хочет казаться, хотя сказать так о нём – язык не поворачивался. Просто когда на душе было тяжело, если другие плакали/впадали в депрессию/пытались выговориться (список продолжить и нужное подчеркнуть), Дин набрасывал кожанку, совал в карман фляжку виски и шел играть в бильярд. Таким он был.
А сейчас? Вот этот Дин, который разорвал девушке горло средь, образно выражаясь, бела дня, который только что всерьез раздумывал, не разнообразить ли жидкую диету мозгом, а теперь сидит и чуть ли не мурлычет, словно обожравшийся сметаны кот? Этот Дин жалеет? Хоть о ком-нибудь?
- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, – сказал Дин.
Сэм машинально тронул плечо и в панике покосился на брата.
- Нет, не дословно, – поморщился Дин. – Эта хваленая связь, если и возникает, телепатом ни тебя, ни меня не делает. Просто у тебя на лбу всё написано, прямо вот здесь, – он молниеносно выбросил руку и довольно ощутимо хлопнул Сэма по лбу.
- Ай! – Сэм мотнул головой и заморгал. – Ты теплый.
- Сытый, вот и теплый, – объяснил Дин. – Но это ненадолго. Через пару часов остывать начну.
Сэм понадеялся, что брат благополучно сбился с мысли, но тот невозмутимо продолжал:
- Ты сейчас думаешь, не жалко ли мне их. Их всех, – он неопределенным жестом очертил в воздухе полукруг. – Со всем уважением к твоей чувствительной натуре…нет, не жалко. Львы антилоп не жалеют, вот и я не жалею.
- Львицы, – Сэм еще раз попытался отвлечь его. – В прайде охотятся львицы.
Дин бросил на него убийственный взгляд:
- Ну прости, чувак, у меня нет жены-вампирши, которая бы за меня охотилась. Приходится выкручиваться самому.
Сэм рассмеялся, хотя смешно не было ни капельки.
- Они для меня, как… фрикадельки, – Дин хихикнул над собственным сравнением. – Вот ты, когда ешь суп, тебе жалко фрикадельки?
- А я для тебя тоже фрикаделька?
Брат окинул его оценивающим взглядом, улыбнулся, и Сэм подавил внезапно возникшее желание выйти через окно.
- Нет, Сэмми, ты не фрикаделька, – Дин показательно облизнулся. – Ты стейк. Сочный двухкилограммовый стейк.
И Сэм снова рассмеялся, хотя смешно ему не было по-прежнему.
Изображение
Вернувшись в мотель, они привели себя в порядок. Когда Сэм вышел из душа, Дин сидел за столом и внимательно смотрел в окно.
- Чувак, – он, сдвинув брови, развернулся к Сэму. – Тебе обязательно было селиться в доме престарелых? Я за пятнадцать минут насчитал пять парочек сильно за шестьдесят.
- Ну, как-то так получилось, – пожал плечами Сэм. – Самому неловко. А что? Жалеешь, что сожрать некого?
- Птичка в гнездышке не гадит. Но ты наконец-то начал называть вещи своими именами, браво, – он похлопал в ладоши. – Так все же, какие планы? Мы занимаемся чем угодно, кроме дела.
- Ну это же не меня похитили, потому что я поужинал чьей-то двоюродной сестрой, – ядовито сказал Сэм. – Сейчас пороюсь в сети, поищу, не было ли новых происшествий. Надо хотя бы приблизительно определить, в каком районе искать.
- Чудненько, – Дин широко зевнул. – Тогда я пока посплю.
Он тяжело хлопнулся на кровать Сэма и ткнулся носом в подушку.
- Эй! Это моя кровать!
- Ты на ней почти не спал. Напускал слюней на мою, вот теперь сам там и спи.
- Не пускал я никаких слюней, – возмутился Сэм.
- Ооо, тяжко жить, когда брат зануда, – мученически пробормотал Дин и прищурился на него через плечо. – Там везде твой запах: пот, слюна, кровь. Он меня сильно отвлекает, я не засну. Это теперь твоя территория, понимаешь?
- Понимаю, – Сэм открыл ноутбук. – Значит, та кровать, на которой ты сейчас лежишь – твоя территория?
- Угу, – Дин снова уткнулся носом в подушку.
- Но там, должно быть, тоже мной пахнет, хотя и не так сильно.
- Угу.
- Отвлекает, наверное, – посочувствовал Сэм. – Ножку на нее задрать не пробовал?
Он успел пригнуться только потому, что ожидал чего-то в этом духе. Подушка просвистела в воздухе, словно пушечный снаряд, и с громким хлопком врезалась в стену. Наволочка лопнула от угла до угла.
- Сучка ты, – сказал Дин и накрыл голову сложенным в несколько раз одеялом.
- Придурок, – на автомате отозвался Сэм, хоть и без запала.
В охотничьем деле промедление никогда не остается безнаказанным: утром нашли еще одну жертву. Сэм отметил место на купленном в киоске плане города. Между домами всех убитых насчитывался отнюдь не один километр, но территория примерно обозначилась: северо-восточная часть города. Сэм набрал Бобби. Возможно, тот нарыл что-нибудь, способное сузить район поисков. Прихватив телефон, он вышел на улицу и присел на капот «Импалы».
- Тебя еще не съели? – похоже, это приветствие Бобби приглянулось.
- Понадкусывали, – хмыкнул Сэм. – Есть еще что-нибудь на мананангалов?
- То есть, «понадкусывали»? – насторожился Бобби.
- Забей, я пошутил. Кажется, они охотятся на северо-востоке города, но это всё равно слишком большая территория. Нет ли каких признаков, показывающих, что мананангал рядом?
- Придержи коней, сынок, – голос Бобби звучал очень серьезно. – Мананангалы потерпят. Что-то мне подсказывает, что твоя шутка не совсем шутка.
- Я…правда пошутил, – Сэм практиковался во вранье всю жизнь, но обманывать Бобби так и не наловчился: голос предательски сбился.
- Сэм?
Сэм сглотнул. Хотелось всё рассказать. Захлебываясь, выложить всё-всё: надежды, которые не сбылись, ожидания, которые рассыпались прахом, не успев толком оформиться, жуткую правду, против которой не попрешь. Хотелось, как маленькому мальчику, поплакаться в чей-нибудь рукав, и может, тогда станет легче.
Но Сэм понимал, что всю правду рассказывать нельзя.
- Дин меня укусил, – сухо признался он. – Он долго не ел и не спал, а я его разозлил, и он в меня вцепился. Вытянул порядочно крови, но уже всё нормально.
Вот так. Абсолютная правда, просто не целиком.
- Точно? – Бобби, кажется, поверил. – Уверен, что его после этого не потянет на свежатинку?
- Уверен, – на этот раз Сэм собрал в кучу всю свою убедительность. – Абсолютно. Он сам не рад. Просто несчастный случай.
- Ну ладно. Я уже, честно говоря, начал жалеть, что убедил тебя с ним работать.
- Ничего. Мы просто очень долго не виделись, отвыкли друг от друга. Всё наладится, – он устало потер лоб. – Так что там с мананангалами?
- Пока ничего, – с сожалением сказал Бобби. – Но я заказал новую книгу с редкими филиппинскими легендами, она должна вот-вот прийти. Поищите пока по округе, вдруг повезет. Может, Дин чего унюхает.
- Ага, – Сэм натянуто хохотнул. – Как только куплю ему попонку и шлейку, так сразу.
Бобби рассмеялся.
- Ладно, Бобби. Сейчас разбужу Дина и пойдем искать.
- Смотри, что б он тебе спросонку ничего не отхватил грешным делом.
- Очень смешно.
- Нет, я серьезно, сынок, – посерьезнел Бобби. – Дин, конечно, твой брат, но ты же понимаешь, что он сейчас, как ручной волк. Ведет себя прилично, а потом взбредет что-нибудь в голову – и кирдык.
- Отлично понимаю, – вздохнул Сэм. – До связи.
- До связи.
Сэм спрятал в карман телефон и сидел на капоте еще несколько минут: казалось, если попытаться встать, не удержат ноги. Насчет ручного волка Бобби не прав. И Гордон был не прав. Слово «ручной» тут и близко не стояло.
Он задержался в дверях, наблюдая через комнату, как спит Дин. Брат распластался на животе, чуть согнув ногу, будто пытался подобрать под себя как можно больше кровати. Когда Дин запустил в него подушкой, Сэм разглядел, что под ней нет оружия. То ли брат считал самым надежным оружием себя (верилось с трудом: может, после обращения он и разлюбил большие ножи, но без любимого пистолета Дин не Дин), то ли доверял Сэму. Знал, что младший брат не позволит никому убить его, знал, что младший брат не убьет его сам. Сэм тоже это знал и снова и снова, совсем как шесть лет тому назад, корил себя за слабость.
Изображение
- Я как коп из паршивого сериала, - сказал Дин, завязывая перед зеркалом галстук.
- Да?
- Ага. В темных очках и отвратном настроении.
О причине такого настроения у Сэма была пара догадок. Возможно, брат пребывал в плохом настроении, потому что за то время, что они провели вместе, хорошее настроение на него нападало от силы пару раз. А возможно, причина крылась в том, что Сэм, прислушавшись к предостережению Бобби, сначала кашлял, потом громко топал и включал музыку, а когда эти методы не помогли, разбудил брата с безопасного расстояния прицельной струей воды из кружки. Наверное, это была не очень удачная идея, потому что расстояние внезапно оказалось не таким уж безопасным, и первые несколько секунд после пробуждения Дина Сэм думал, что дырками в руке на этот раз не отмажется, но тот только рыкнул ему в лицо, отвесил тумака и ушел в ванную.
Сэм поправил галстук, застегнул запонки и сунул за пояс пистолет. Дин все еще кривлялся перед зеркалом.
- Хорошо, что вампиры все-таки отражаются в зеркалах, – заметил Сэм. – Иначе как бы ты издевался над несчастным Джеймсом Бондом.
- Так же, как и всегда: с огромным удовольствием, – Дин неохотно отвернулся. – И вообще, старик, не смей трогать Бонда. Он крут.
Они побывали в доме жертвы, побеседовали с отупевшим от горя бывшим мужем и несостоявшимся отцом. Разговаривали, как водится, в гостиной, но Дин отпросился в уборную и по дороге заглянул в спальню, где и произошло убийство. Собственно, ради этого они и пришли: из разговоров в данном случае ничего полезного не вытянешь, а вот попытаться уловить запах мананангала…
- Ну что? – спросил Сэм, едва они вышли со двора. – Учуял?
- Чувак, я тебе не пес-ищейка, – огрызнулся Дин.
- У собаки я бы по известным причинам не спрашивал, – парировал Сэм. – Да ладно тебе, пахнет там вампиром?
- В основном там пахнет моющим средством, – скривился Дин. – Но и вампиром, кажется, тоже. Наверное. Во всяком случае, улавливается мерзкий такой душок… Как у использованной прокладки недельной давности.
- Боже, – поморщился Сэм. – Давай я не буду спрашивать, откуда ты знаешь, как именно она пахнет.
- Ой, не тупи. Я образно. Пахнет старой кровью, – Дин щелкнул языком. – И гнильцой. И еще чем-то непонятным, но тоже мерзким. Гадость, короче.
- Сможешь сказать, куда оно потом делось?
- Эй, оно летает, – Дин для пущей убедительности ткнул пальцем в небо. – Повторяю, ле-та-ет. Если б оно порхало над землей, задевая тушкой асфальт, может, запах бы и сохранился, но что-то мне подсказывает, что тварь передвигается повыше.
Сэм покачал головой. Всё верно. И как он сам не подумал?
- Если мы случайно зайдем в какой-нибудь гараж, а оно там прячется, – продолжал Дин, – тогда я унюхаю, что оно там прячется. А так прости, старик, я тебе тут не помощник.
- Значит, будем действовать по-другому, – вздохнул Сэм. – Примерный район мы знаем, так что обшарим все заброшенные дома, ангары, гаражи и парки. И будем надеяться, что нам повезет.
- А еще можно ловить на живца, – сказал Дин. – Замаскируем тебя под беременную женщину…
- Тоже вариант, – пробормотал Сэм.
Дин выразительно вздернул брови.
- Нет! – опомнившись, громко возмутился Сэм. – Я не про то! Я имею в виду живца.
- Знаешь, сколько в этом городе беременных женщин? Какой шанс, что мангал выберет ту же, что и ты?
Сэм даже не стал его поправлять. Кажется, с выговариванием названия их нынешнего «монстра недели» у брата серьезно не заладилось.
Стоило им сесть в машину, как зазвонил телефон.
- Да, Бобби? – Сэм поставил громкую связь.
- Хорошие новости, - объявил Бобби. – Мне пришла книжка, и в ней здоровенная статья про мананангалов.
- Ну-ну?
- Точнее пока не скажу, – огорошил Бобби. – Книжка, понимаешь ли, на пилипино. Но, думаю, к утру смогу перевести нужные страницы.
- Ладно. Дин не может учуять, куда тварь полетела, так что мы пока будем тупо прочесывать подозрительные места.
- И то дело, – вздохнул Бобби. – Как у вас там с Дином? Он тебя больше не кусает?
- Нет, – Сэму не надо было поднимать взгляд, чтобы почувствовать, как напрягся брат. – Всё в норме.
Он отсоединился и спрятал телефон в карман, по-прежнему не глядя на брата.
- Ты ему рассказал, – Дин вставил в зажигание ключ, но мотор заводить не спешил.
- Только то, что ты меня укусил, – уточнил Сэм, глядя в окно на девочку, играющую на газоне с большой белой собакой. – Новость, что ты давно не вегетарианец, я придержу до лучших времен.
- Ясненько.
Может, Сэму и показалось, но в голосе брата проскользнуло смутное разочарование. Будто он надеялся, что Сэм всё выложил как на духу, а Бобби понял, простил, и теперь Дина, таким, как он есть, принимает чуть больше народу, чем один человек.
- Он бы не примирился, – сказал Сэм, не отрывая взгляда от веселой парочки. – Он не я. Даже папа хотел тебя убить, а ведь ты был ему сыном. Что уж о Бобби говорить.
- Не разводи нюни, а? – резко сказал Дин. – Я тебя ни о чем не спрашивал. Всё, поехали.

Изображение
Дин буквально сдернул с него тяжеленную тварь, и та мигом переключилась на новую жертву. Сэм, хватая воздух ртом, с полминуты извивался на траве, пытаясь вдохнуть. Вампир так крепко схватил его за шею, что едва не раздавил гортань. Джон десятком шагов дальше сбросил с себя второго вампира и, широко размахнувшись, снес ему голову. Третий вампир уже валялся обезглавленным телом тут же. Услышав, как задушенно хрипит брат, Сэм нечеловеческим усилием перевернулся и, на четвереньках подобравшись к подмявшему Дина вампиру, сильно дернул его за ногу. В тот же момент подоспел отец, потянул тварь за плечо, заставив опрокинуться на спину, и одним ударом прикончил ее.
- Ну слава богу, – буркнул он. – Дин, поднимайся.
Джон отвернулся вытереть мачете об куртку мертвого вампира и не увидел, что реакции на его слова не последовало.
- Дин? – Сэма вдруг продрало холодом с такой силой, будто электрический разряд прошел. – Дин!
Отец оглянулся, громко чертыхнулся и, выронив мачете, бросился к распростертому на окровавленной траве Дину. Сэм, так и не поднявшись толком на ноги, тоже метнулся к брату и оцепенел.
Лицо и шея Дина были залиты черной в ярком лунном свете кровью, а в горле зияла такая страшная рана, что щупать пульс не было нужды: вампир буквально выдрал ему кусок шеи. Смерть наступила в считанные секунды. Дин был мертв.
Сэм впился взглядом в лицо брата: глаза у того были закрыты, лицо расслаблено, и, если бы не рана и уйма крови, можно было бы подумать, что Дин без сознания или спит.
- Эй, Дин, – непослушными губами позвал Сэм. – Просыпайся. Хватит валяться.
Джон сзади сдавленно всхлипнул и положил тяжелую ладонь ему на плечо:
- Сынок, не надо. Он не спит, он мертв.
- Дин, – у Сэма за веками вдруг сделалось горячо-горячо, и всё поплыло перед глазами. – Хватит спать. У меня же День рождения сегодня. Мы в пиццерию собрались.
Отец сжал пальцы у него на плече и мягко потянул назад:
- Сэм, перестань. Он умер.
И тут Сэм внезапно понял, что да, всё кончено, Дин действительно умер. Он не решил вздремнуть, его просто нет.
- Диииин… – разрыдавшись, Сэм чуть ли не свалился на брата и уткнулся лбом в мокрое от крови плечо.
Джон отпустил его и, решив дать время, направился к машине.
- Пожалуйста, нет… – Сэм обнял брата и с трудом приподнял ставшее неподъемным тело с безвольно запрокинутой головой. – Ты не мог…
И тогда Дин обнял его в ответ.
- Сссэмми, – прошелестел чуть слышный шепот.
Нет, не обнял. Просто стиснул обеими руками с такой силой, что захрустели ребра. Оцепенев на мгновение, Сэм с трудом откинул голову и взглянул брату в лицо. И заорал, хоть и вышел только громкий сдавленный не то стон, не то хрип. Глаза у Дина были страшные – прозрачно-зеленые, с тусклым блеском радужки и густо исчерченные красными жилками белки, будто обкатанное морем бутылочное стекло бросили на белый, подкрашенный кровью песок. Дин разжал руки, и Сэм отскочил на пару шагов, чуть не навернувшись через тело вампира. Брат шатко поднялся на ноги.
- Сэм, отойди, – голос Джона был хриплый от слез, но от мягкости и сожаления не осталось и следа.
Сэм, не отрывая взгляда от внезапно ожившего брата, машинально посторонился. Грянул выстрел, и Дин свалился как подкошенный.
- Ты что наделал? – завопил Сэм.
Он хотел снова броситься к брату, но окрик Джона прозвучал, словно еще один выстрел:
- Стой!
Сэм послушно замер. Отец хорошо их натаскал.
- У тебя от горя в голове помутилось, – уже мягче сказал Джон. – Ты что, не понял? Дин не просто чудом ожил. Он вообще не ожил. Вампир не только его убил, он влил в него своей крови, и Дин теперь один из них.
Один из них? Сэм перевел ошарашенный взгляд на лежащего в траве брата. Теперь Дин совсем не походил на мертвеца: он сгибал-разгибал ноги, медленно скреб пальцами траву и глухо постанывал. Завороженный этими движениями, Сэм пропустил момент, когда отец приблизился к Дину и примерился к его шее мачете.
- Подожди!
- Чего ждать? Пока он очухается и закусит нами?
- Подожди, – медленно повторил Сэм. – Не убивай его.
Джон покачал головой и открыл было рот, но Сэм перебил:
- Не убивай. Я убью его сам.
Отец нахмурился и снова покачал головой.
- Пожалуйста, – попросил Сэм. – Он ведь мой брат. Он спас меня, а я спасу его. Верну долг.
- Ладно, – Джон поднялся и протянул ему мачете. – Не тяни только время. Я подожду около машины.
- Не надо. Я здесь его и сожгу. Заодно и от остальных тел избавлюсь. Вернусь утром.
Отец бросил на него долгий нечитаемый взгляд, неуверенно переступил с ноги на ногу и покосился на хрипящего Дина.
- Мне сегодня исполняется восемнадцать, – сказал Сэм. – Сделай мне такой подарок.
- Ладно, – еще раз сказал Джон, отдал ему мачете и, хлопнув по плечу, ушел к машине.
Дождавшись, когда стихнет рев двигателя, Сэм отбросил нож к корням ближайшего дерева и принялся ждать, когда придет в себя брат.
Он знал, что никогда не простит себе того, что собирается сделать, но иначе поступить не мог.

Изображение
Сэм неважно спал ночью. Они несколько часов мотались по городу, обшаривая все подозрительные места, но ничего не нашли. Даже запаха. Впрочем, неудивительно. Чтобы совершенно случайно обнаружить в городе мананангала, требовалось крупное везение. Или невезение, если вспомнить беднягу Луиса. Наконец, Дин заявил, что на сегодня свой лимит по распугиванию бомжей исчерпал и пора отправляться восвояси. Сэм так устал, что даже отказался от предложения выпить пива и посмотреть повтор какого-то старого фантастического фильма. Наскоро приняв душ, он упал на кровать и тут же отключился, но проснулся буквально через час, когда Дин выключил телевизор, и больше заснуть не мог: всё ждал, что брат накинет куртку и неслышно выйдет за дверь, чтобы добавить к нераскрытым преступлениям Норфолка еще одну-две загадочные смерти. Но Дин медлил: ходил по номеру, хлопал дверцей крохотного холодильника, выглядывал из окна, один раз даже открыл дверь и долго смотрел на залитую тусклым светом парковку и дальше, вглядываясь в полумрак. Потом, правда, снова запер дверь и сел на кровать.
- Ты не спишь? – спросил он.
Сэм не отозвался, постарался дышать глубоко и ровно.
Кого он пытается обмануть?
- Ты не спишь, – уже утвердительно сказал Дин. – У тебя сердце бьется слишком быстро.
- Заснешь тут, – сдавшись, проворчал Сэм. – Когда кое-кто бродит, как неприкаянная душа.
- А я и есть неприкаянная душа, – Дин завалился на кровать. – Когда умирают люди, они попадают в Рай или Ад. Интересно, куда попадают твари?
- Без понятия.
В такое время Сэма на философию не тянуло да и не хотелось обеспечивать брату плохое настроение на все утро. Дин не в духе – это плохо, Дин-вампир не в духе – это катастрофа местного масштаба.
- Скорее всего, в Ад, – рассудил Дин. – Наверное, у них там есть какой-то особенный круг для таких, как я. Умник, ты же Данте читал. Вспомни, было там что-то такое?
- Не было, – Сэм перекатился на спину и натянул одеяло до макушки (естественно, из-под другого конца сразу вылезли ступни). – Дин, ложись спать, а? Днем не спишь, ночью не спишь, будешь потом как вареная креветка.
- А у меня вообще есть душа? – задался вопросом Дин. – Я же умер.
Ответом ему был вымученный стон.
- Ну ладно, – сжалился он. – А то будем завтра как две вареные креветки.
Дин быстро заснул. Наверное. Он-то и раньше спал тихо, только посапывал и ворочался иногда, а теперь даже дыхания было не слышно. Зато к Сэму сон не шел, и он провалялся до рассвета, вспоминая прошлое. Теперь, когда Дин был рядом, у него в памяти словно плотину прорвало. Пара всплывающих иногда смутных детских воспоминаний превратилась в разноцветный ручей, который тонкой, но непрерывной струйкой пробивался сквозь возведенную подсознанием стену и всё жег и жег, будто тек кислотой. И только когда небо стало светлеть, Сэм заснул, и снились ему сухие цветы и воздушные змеи.
Изображение
- Сэм, трубку подними!
Он вскинул голову с подушки и на ощупь – в глазах еще стояла сонная муть – нашел на тумбочке телефон, едва не сшибив торшер.
- Вы что, спите? – поприветствовал его Бобби.
- Угу. Скльк врмни..? – невнятно спросил Сэм.
- Да, как всё запущено, – судя по звуку, Бобби пил кофе. – Почти одиннадцать.
- Сколько??? – сон слетел как минимум наполовину.
Сэм вопросительно взглянул на брата, но тот только руками развел. Он сидел в одеяле, полуголый, со встрепанными волосами и отпечатком амулета на щеке – было видно, что тоже только что проснулся.
- Дина я еще понимаю, – продолжал Бобби. – Он не дневная зверушка, а вот ты что-то разоспался.
- Легли вчера поздно, – покривил душой Сэм, включив громкую связь.
- Лично я вообще не ложился, – укоризненно сказал Бобби. – Но не проспал.
Пропустив мимо ушей очаровательную логичность ответа, Сэм вздохнул:
- Ладно. Нарыл что-нибудь?
- А как же. В статье описывается средство, с помощью которого можно приманить вылетевшего на охоту мананангала.
- Это хорошо, – задумчиво сказал Сэм. – Но нам-то как раз нужна не летающая половина, а та, вторая.
- Об этом можно спросить у летающей. Элементарно. Приманиваете летающие половины, выбиваете из них сведения о местонахождении нелетающих…
- Чем выбивать?
- Можно хвостом ската. Его они не любят точно так же, как и специи.
- Понятно, – Сэм сделал мысленную заметку поискать, где в этом городе достать хвост ската. – Тогда в самом деле всё элементарно. Мне даже Дин не нужен, – он показал брату язык.
Брат в ответ оскалил клыки, отчего Сэм чуть язык не прикусил.
- Нет, вот Дин тебе как раз очень даже нужен, – возразил Бобби. – Я сбросил скан на почту. Открой и почитай ингредиенты.
Вытащив из стоящей под кроватью сумки ноутбук, Сэм открыл письмо и прочитал список. Волосы новорожденного, кладбищенская земля, лепестки фаленопсиса прекрасного, яд Vespa luctuosa, кровь и слюна живого вампира. Замешать в небольшом количестве пальмового вина, настоять в тепле, после заката получившейся пастой обмазать деревянную куклу, положить под окно и ждать.
- Ага, – сказал он. – Меня только смущает пара пунктов. Фаленопсис, так понимаю, это какой-то вид орхидей, а эта «веспа» кусачее насекомое? Где их взять?
- Да, это орхидея и тропический шершень, – подтвердил Бобби. – Они только на Филиппинах водятся.
- Ладно, – пожал плечами Сэм. – Слетаем на Филиппины, чего там.
Дин скривился и очень натуралистично изобразил приступ рвоты.
- Не надо никуда лететь. В Индипенденсе живет один мой знакомый, который лет двадцать собирал коллекцию флоры и фауны острова Самал. Пол Авенида. У него есть то, что нужно. Я уже позвонил и сказал, что вы сегодня заедете, – Бобби продиктовал адрес и вздохнул. – Он не особо обрадовался звонку в четыре утра, но пообещал помочь.
- Спасибо, Бобби, – искренне сказал Сэм. – Что бы мы без тебя делали.
- Ладно тебе, сынок, - Бобби сдержал зевок. – А теперь я иду спать. Расскажете, как всё прошло.
Для завтрака они выбрали, разумеется, другое кафе. В прошлое после инцидента с распоротым сиденьем лучше было не соваться. На этот раз Дин не стал изображать самозабвенное поглощение еды и ограничился большой чашкой черного кофе. Поев, братья выехали в Миссури.
- Кладбищенская земля – без проблем, – Сэм переписал список в блокнот и делал пометки. – Орхидею и шершней возьмем у Пола…
- Кровь и слюну возьмем у Дина, – подхватил брат. – Может, еще чего-нибудь надо? Ты не стесняйся, у меня и другие телесные жидкости есть.
- Думаю, остальные свои телесные жидкости можешь оставить при себе, – не повелся Сэм. – Меня еще волосы новорожденного смущают.
- Меня тоже, – сказал Дин. – Они ж лысые рождаются.
- Не все.
- Ну да, – брат выразительно покосился на его прическу. – Йети вроде тебя, может, и не лысые. Да ладно, это на самом деле не проблема. Ночью залезу в родильное отделение городской больницы и, если там найдется лохматый младенец, отчикаю прядку.
- Лучше я сам, – быстро сказал Сэм.
- Что? – моментально сообразил Дин. – Боишься, что я покусаю мелких? Брось. Я предпочитаю кого-нибудь более полнокровного. А это как…соловьиные язычки. Много возни и на один зуб.
- А ты пробовал? – не сдержался Сэм.
- Язычки или младенцев? – приподнял бровь брат.
Сэм промолчал.
Дин покосился на него:
- Я не мешаю тебе плохо обо мне думать, чувак. Но не надо думать обо мне настолько плохо.
- Прости.
- Проехали, – буркнул Дин. – Что еще?
- Вроде, всё. Пальмовое вино достать не проблема, а без хвоста ската и обойтись можно. Если натереть железный нож чесноком, эффект получится не хуже.
- Еще деревянная кукла, – напомнил Дин. – Бедняга-мангал об нее зубы сломает.
- Скорее, язык.
Дорога заняла около пяти часов. Сэм даже вздремнуть успел. Остановив «Импалу» за квартал от нужного дома, Дин благоразумно остался ждать в машине, а Сэм отправился за составляющими приманки. Пол Авенида оказался смуглым низеньким мужчиной довольно почтенного возраста. Он отвел Сэма в просторный подвал, сильно смахивающий на краеведческий, зоологический и ботанический музеи одновременно, и вручил легкий бумажный пакет. Перед этим он не удержался от небольшой лекции по флоре и фауне Филиппинских островов, так что к тому времени, как Сэм вернулся к «Импале», Дин недовольно ерзал и поглядывал на часы.
- За такое время можно было и на Филиппины слетать, – проворчал он. – Этот чувак организовал тебе экскурсию?
- Почти, – Сэм сразу же сунул нос в пакет.
В одном прозрачном пакетике обнаружились довольно невзрачные, некогда ярко-розовые лепестки, а во втором еще более невзрачные насекомьи трупики. Правда, даже в засушенном виде шершни выглядели здоровенными и опасными.
- По-моему, в этих шершнемумиях яда не осталось, – с сомнением проговорил Дин.
Сэм пожал плечами. Другого варианта всё равно не было.
Изображение
В мотель Винчестеры вернулись поздно вечером. Лицо Дина в полумраке нехорошо белело, и он уже давно не снимал очки.
- А сейчас спать, – зевнул он.
Сэм, оторвавшись от бутерброда, выгнул бровь.
- В больницу я смотаюсь попозже, – объяснил Дин. – Под утро самый крепкий сон.
- Как скажешь, – Сэм сверлил взглядом бутерброд. – Тебе, наверное, перед этим надо поесть?
- Наверное, – сухо ответил брат.
И они легли спать. Под утро Сэм и вправду проснулся от звука, с которым открылась дверь, но не пошевелился. Возникло иррациональное желание вскочить и удержать Дина, не пускать его за порог, но ничем хорошим – для него, в первую очередь – это бы не обернулось, так что Сэм усилием воли заставил себя выгнать из головы все мысли и снова погрузиться в сон. Все-таки, под утро он самый крепкий.
Изображение
Сэму снился на редкость дурацкий сон, будто его захватила испанская инквизиция и требует выдать Дина. В качестве пыточной залы выступал офис, в котором он когда-то подрабатывал курьером, и на дверях висела гигантская табличка, где на чистом английском крупными золочеными буквами значилось: «Святой отдел расследований еретической греховности». Палач был одет в скверно сидящий деловой костюм, сверкал лысиной и сильно смахивал на директора школы, в которой Сэм закончил выпускной класс. Сначала он грозился оставить Сэма на шесть часов после уроков, а когда тот возразил, что давно уже не школьник, принялся щекотать ему нос метелочкой для пыли. Сэм удивился бредовости происходящего, громко чихнул и проснулся.
- Будь здоров, – раздался голос Дина.
Проморгавшись, Сэм разглядел на подушке у себя перед лицом светлый локон, перевязанный ниткой. Он машинально отпрянул и покачал головой:
- Чувак, это все-таки чужие волосы, ты бы мне их еще в нос засунул.
- А зачем? У тебя там своих достаточно, – парировал брат.
Сэм фыркнул и осторожно переложил довольно длинные мягкие волосы на тумбочку. Спустив ноги с кровати, он нашел взглядом брата и замер.
- Ты не ел?
Голый до пояса Дин, присевший около сумки, раздраженно дернул плечами. Он выглядел осунувшимся и был весь мокрый, словно после пробежки.
- Не успел, – он выудил свежую футболку, порылся в оставшихся вещах и поморщился. – Чувак, нам пора в прачечную.
- Что, так долго караулил?
- Ага. Решил сначала достать волосы, а потом уже пожрать, чтобы не давиться в спешке. Но такое ощущение, что в этот день девять месяцев назад парочки смотрели телик, а не делом занимались. Там каких-то два несчастных ребятенка лежали и те лысые, как коленка, так что я чертову уйму времени прождал: вдруг кто-нибудь еще родится, – Дин ухмыльнулся через плечо. – Уже думал, что придется уходить ни с чем. Зато потом пацана принесли – вылитая Рапунцель, – он глянул на Сэма и еще раз ухмыльнулся. – Или ты.
- Ладно, ладно, оставь в покое мою прическу, – Сэм пригладил взлохмаченные со сна волосы. – Давай позавтракаем, потом сходим в прачечную, приготовим приманку и до вечера по городу покатаемся. Поищем еще, ну и ты, может… – он коснулся шеи. – Перекусишь.
Дин, уже стоя в дверях ванной, помедлил и кивнул:
- Неплохой план.
Изображение
За завтраком Дин ел как не в себя и открыто заигрывал с молодой официанткой. Сэм следил, как брат методично запихивает в рот омлет, бекон и жареные сосиски, и чувствовал, что не к добру это. Дин упоминал, что от обычной еды удовольствия не получает, а значит, он так хочет есть, что пытается набить живот неважно чем, лишь бы хоть немного приглушить голод. Расправившись с большим куском пирога, Дин окинул взглядом пустые тарелки, тяжело вздохнул и, промокнув губы салфеткой, поднялся. Сэм поспешно проглотил остатки кофе и тоже хотел встать, но брат мотнул головой:
- Подожди, не вставай, – он нашел взглядом вторую официантку, полную даму средних лет. – Милочка, принесите ему еще один кофе.
Сэм недоуменно вздернул брови.
- Я скоро вернусь, – Дин послал над его головой ослепительную улыбку.
Обернувшись, Сэм увидел, как молодая официантка направляется к задней двери – без передника и с пачкой сигарет, зажатой в кулачке.
Вот оно что. Дин соскучился по женской ласке и решил попытать счастья. Что ж, тоже неплохой способ отвлечься.
Но не успел он приступить ко второй чашке кофе с молоком, как брат вернулся на место – мрачный, как туча.
- Так быстро?
- Заткнись.
- Дала тебе отворот-поворот? – поддразнил Сэм.
Дин неприятно улыбнулся:
- Ага. На свое счастье.
Очередная подколка на губах Сэма так и застыла.
- Так ты не склеить ее хотел, – догадался он. – Ты хотел…
- Заткнись, говорю, – повторил Дин и махнул оставшейся официантке: – Еще кофе.
- Прямо здесь? – недоверчиво спросил Сэм. – Хотя чего это я. Кажется, ты не гнушаешься подкрепляться в людных местах.
Дин недобро глянул на него:
- Это было один раз, понял? Я с того времени поднабрался терпения. А теперь третий и последний раз тебе говорю, заткнись.
- Молчу, – вскинул руки Сэм. – Так что, допиваем и в прачечную?
Изображение
В небольшой прачечной самообслуживания было полно народу.
- Ого, – присвистнул Сэм и поспешно направился к единственной свободной машине. – Такое ощущение, что все одновременно решили устроить постирушки.
Пока он закладывал в бак одежду, Дин плюхнулся на краешек скамейки, слегка подвинув бедром девушку. В обычное время та бы только порадовалась подобному соседству, но когда Сэм запустил программу и отошел от машины, то увидел, что брат отпугнул не только девушку – скамейка чудесным образом опустела, и ранее занимавшие ее клиенты с независимым видом разной степени достоверности подпирали стены.
- Ого, – шепотом восхитился Сэм. – Да от тебя сплошная польза!
Но уже через пять минут ему самому резко сделалось неуютно. Ощущение трудно поддавалось описанию, но сидеть рядом с Дином было все равно, что сидеть рядом с открыто вооруженным парнем и одновременно смотреть о нем сюжеты из криминальной хроники. Мягко говоря, неуютно. Пусть даже Сэму в этом смысле было легче: в отличие от остальных бедолаг, он понимал, в чем дело.
Через полчаса зал порядочно освободился: большинство людей закончили стирку и – наверняка, с облегчением – убрались восвояси.
- Прекрати так делать, – пользуясь тем, что осталась всего пара человек в дальнем углу, прошипел Сэм.
- Делать что?
- Испускать эти свои…эманации. Конечно, хорошо, что ты освободил нам место, но мне, знаешь ли, тоже не по себе.
- Эма…чего? – переспросил брат и, не дождавшись ответа, поджал губы. – Я не специально.
- Но раньше ведь такого не было.
- Раньше я не был настолько голоден.
- Но ты без еды даже меньше, чем в тот раз, – удивился Сэм.
Дин не ответил и молчал, пока не вышли последние клиенты и они не остались в зале одни. Стирка к тому времени закончилась, и Сэм переложил вещи в сушильную машину.
- После роддома я решил поискать еды, – сказал Дин. – И напоролся на охотника.
- И не сказал мне? – Сэм замер в полусогнутом положении. – Ладно… Но ты ведь цел и невредим, а значит…
- А значит, я почти вовремя удрал, но мне понадобилось немало сил, чтобы зарастить дырку от арбалетного болта, – Дин ткнул себя в левый бок.
Так вот почему утром он был полуголый. В куче грязных вещей Сэм бы заметил окровавленные футболку и рубашку. Наверное, Дин от них избавился. И правда, с такими-то дырами…
- В общем, оставаться тут, а особенно охотиться – я про свою охоту – стало небезопасно. Так что разберемся с мангалами, и ты как хочешь, а я сваливаю.
На некоторое время повисла тишина, разбавляемая лишь гулом сушилки.
- Да, теперь понимаю, – вздохнул Сэм. – Тебе в толпе сидеть всё равно, что голодающему на куче свиных ребрышек.
Дин покачал головой.
- Нет, – сказал он. – Мне в толпе сидеть всё равно, что больному с опухолью желудка в последней стадии на куче волшебных таблеточек, хотя бы на время приглушающих боль. Так что нифига ты не понимаешь, Сэмми.
До самого возвращения в мотель они молчали.
Изображение
- Может… – заикнулся Сэм.
- Я, кажется, говорил про геройства?
- Нет, я себя не предлагаю, – каждый раз, когда Сэм вспоминал ту ночь, его передергивало, в душе поднималась горечь, а в горле тошнота. – Я хотел сказать, смешаем пасту и помотаемся по подворотням. Я тебя, – он сглотнул, – прикрою.
- Спасибо за предложение, но лучше нам без лишней надобности отсюда не высовываться. Они и тебя замочат за здорово живешь.
- Они???
У Дина на лице – даже за темными очками – явственно проступило выражение «вот лопухнулся!».
- Так охотник был не один, – проговорил Сэм. – Что ты еще не договариваешь?
- Ничего, – раздраженно отмахнулся Дин. – Какая разница? Где один, там и пятеро. В любом случае, в этом городе я охотиться не буду.
Пятеро. Господи, целая команда. Остается надеяться, Дин хорошо прятался, и путь к мотелю они не проследили.
- Но ты не дотерпишь… Кто знает, сколько мы с мананангалами провозимся?
- Недолго. Вечером они прилетят, выпытаем, где вторые половины, сразу с вещами поедем, натолкаем специй и укатим отсюда. А я мангалом закушу. Подозреваю, мерзость жуткая, но хоть что-то.
- Может, лучше донорской достать?
- Слишком опасно. Не забывай об охотниках. Где бы ты на их месте подкарауливал вампира, который не ищет жертвы на улицах?
Сэм поневоле согласился. Может, охотники до этого не додумались. Но скорее всего…
- А давай я съезжу, – предложил он. – Они меня не знают.
- К сожалению, нас они как раз знают, – поморщился Дин. – Всё, хватит языками чесать. Давай приманку готовить.
Измельчая и смешивая ингредиенты, Сэм пытался выяснить подробности о личности охотников, но Дин отмалчивался. А после того, как брату пришлось расстаться с небольшим, но ощутимым количеством крови, Сэм забросил расспросы из боязни нарваться на неадекватную реакцию. Потом Дин добрых десять минут просидел над полуприготовленной пастой, пытаясь собрать нужное количество слюны.
- Жаль, у нас лимона нет, – заметил Сэм, с сочувствием наблюдая за его бдением. – Должен же быть еще какой-то способ увеличить слюноотделение?
Дин шумно сплюнул в миску и метнул на него сердитый взгляд:
- А ты пальчик порежь, и у меня оно моментом усилится.
- Не думаю, что это хорошая идея, – осторожно сказал Сэм. – Давай ты просто представишь, что я порезал палец.
- Это тоже не очень хорошая идея, – в тон отозвался Дин. – У меня воображение богатое. Если увлекусь, могу от мыслей к делу перейти.
- Тогда лучше не надо.
Наконец, приманка была готова, и Сэм, завернув миску в полотенце, поставил ее на подоконник, под лучи солнца. Купленным по дороге чесноком он натер лезвия двух ножей, в крепкий солевой раствор опустил две толстые веревки, а за неимением деревянной куклы своей очереди на стуле ожидал самый обычный большой пластиковый пупс.
- Надеюсь, мангал разницы не заметит, – сказал Дин. – Этот чувак даже больше на ребенка смахивает, чем какая-то там чурка.
Изображение
Сэму раньше не приходилось сидеть полдня в номере с голодным до полусмерти вампиром. Опыт не из тех, что хочется повторять. Ближе к вечеру он сходил в столовую, которой обычно избегал, перекусил и принес еды Дину. Тот в одно мгновение умял здоровенную пачку чипсов и ведерко куриных крылышек, залив ужин двумя бутылками пива, но до самого заката Сэм поеживался, ловя на себе его голодные взгляды. Наконец, солнце скрылось, и небо залилось мутной предсумеречной краснотой. Они в четыре руки обмазали несчастного пупса неаппетитной жижей и уложили его на пол перед приглашающе распахнутым окном. Собранные сумки стояли на кроватях: скорее всего, битва выйдет отнюдь не беззвучной, и лучше убраться до приезда полиции. Статья обещала, что на приманку слетятся все мананангалы, сколько б их в окрестностях не было, и Сэм очень надеялся, что тварей действительно всего лишь две, а не втрое больше.
Вживую мананангалы оказались в сотни раз противнее, чем на гравюрах и неумелых рисунках очевидцев. Неслышно, словно огромные летучие мыши, они по очереди влетели в окно и опустились на пол около фальшивого младенца. Сэм думал, что от них будет исходить волна зловония, но запаха почти не почувствовал: наверное, воняли они только для Дина. Несоразмерно длинные заостренные языки тыкались в куклу в жуткой пародии на хоботок собирающей нектар бабочки. Зелье работало на все сто: твари так увлеклись, что на Винчестеров не обращали ни малейшего внимания. Дин с тихим рычанием прыгнул первым и, подмяв под себя одного из мананангалов, вцепился ему в глотку. Свою тварь Сэм прижал к полу и скрутил просоленной веревкой без особых проблем. Он думал, будет сложнее. С другой стороны, поймать верхние половины – не главное.
Оставив замотанного, как баран, мананангала валяться на полу, Сэм подошел к брату. Тварь под Дином лишь беззвучно разевала рот (немые они, что ли?), а Дин с выражением чистейшего отвращения на лице глотал вытекающую из прокушенной жилистой шеи черную кровь.
- Может, хватит? – позвал Сэм. – Тебе же плохо станет.
Дин с ворчанием оторвался от мананангала и быстро скрутил его второй веревкой.
- Ну, - запыхавшись, сказал он. – Давай приступим к расспросам.
Убеждение методом физического воздействия взял на себя в основном Дин, а расспрашивал в основном Сэм, потому что брат часто сглатывал и не горел желанием лишний раз открывать рот. Расспросы, впрочем, получились очень недолгие, очень грязные, и исход их представлялся весьма сомнительным, потому что твари действительно были немыми. И едва ли умели писать. Очередной раз всадив нож мананангалу под ребра, Сэм глянул на брата, занятого тем же, и пожал плечами. Что делать, он просто не представлял. Ну хоть ты к машине привязывай, пускай впереди летят и дорогу показывают, честное слово.
Но тут твари одновременно вздернули головы и беззвучно завыли. Беззвучно, но вой буквально вибрировал в воздухе несколько секунд, и когда он стих, Винчестеры замерли, не зная, чего ожидать. Но ничего не произошло – ни сразу же, ни через двадцать минут, по истечении которых мананангалы стали смутно напоминать груды рваного тряпья.
- Меня сейчас стошнит, - честно признался Дин и сплюнул на пол.
Не успел Сэм и рта раскрыть, как в дверь постучали. Кажется, ногой. Дин тут же собрался и придержал обоих слабо трепыхающихся тварей. Прихватив пистолет, Сэм осторожно приоткрыл дверь, ожидая увидеть кого угодно – хоть администратора, хоть полицию, хоть охотников. Но за дверью стояли…ноги.
Сэм не смог винить себя в том, что выронил пистолет и начал ржать. Впрочем, отсмеяться ему нижние половины мананангалов не дали, потому что сшибли на пол, протиснулись в номер и набросились на Дина. Вскочив, Сэм схватил с тумбочки приготовленный целлофановый пакет со смесью соли, пепла и жгучего перца и щедро сыпанул на скачущие вокруг брата ноги. Те свалились, как подкошенные, и слава богу, потому что от разлетевшегося по номеру перца на братьев напал неудержимый чох.
- О боже, – наконец, выговорил Дин, вытирая слезы. – Это моя самая дурацкая в жизни охота.
- Да? – всхлипнул Сэм. – А как же та, когда ты с папой поскальзывался, врезался мордой в ветки и в конце концов провалился под лед?
- Я ее выдумал, придурок.
- Я так и думал.
В соответствии с инструкциями они натолкали в нижние половины мананангалов остатки жгучей смеси, и твари рассыпались кучами жирного черного пепла. Сэм оглядел номер: стулья опрокинуты, торшер разбит, коврик разодран, всё измазано пастой, кровью и сажей, в воздухе кружатся хлопья пепла.
- Знаешь, – вздохнул он. – Надо убираться. И срочно.
Впрочем, сразу же выехать не получилось, потому что Дина долго выворачивало в ванной. Когда он, наконец, появился на пороге, то больше напоминал уже даже не вампира, а зомби из второсортного ужастика.
- Не пошло, – выдохнул он и с сожалением подобрал с пола разбитые очки.
- Я уже понял, кэп, – Сэм сочувственно поморщился. – Поехали. Выедем за город, может, найдешь, чем перекусить.
- Не чем, а кем, – поправил Дин.
- Я в курсе.
- Лично я возвращаюсь в Лоуренс, – Дин закинул сумку на плечо. – Могу подвезти, раз уж ночь на дворе, а там разбежимся, лады?
- Конечно, – вздохнул Сэм.
Мысль о скором расставании с опасным неуравновешенным напарником почему-то совершенно не грела.
Изображение
Заправка среди бескрайних полей им попалась часа в три ночи. На ней не было ни единой машины, а в большом окне минимаркета маячил только силуэт продавца.
- Идеально, – прищурился Дин. – Сиди здесь.
Сэм послушно сидел. Сидел, когда в полной тишине зазвенел колокольчик на двери. Сидел, когда силуэт двинулся было вперед, а потом резко метнулся за прилавок, а за ним второй – намного крупнее.
Намного крупнее?
Когда по ушам ударил высокий визг, Сэм не выдержал. Показалось, что кричит ребенок. Он выскочил из машины и, промчавшись мимо пустых парковочных мест, ворвался в магазин. За момент до этого прозвучал выстрел. Когда Сэм оказался внутри, Дин как раз поднимался с колен, зажимая плечо, а за прилавком, выронив дробовик, тряслась совсем юная девчонка – на вид лет шестнадцати. Сэм думал, будто примирился с мыслью, что буквально на его глазах кто-нибудь станет брату ужином, но тут с него моментом слетело всё тщательно накопленное в дороге самообладание.
- Дин, – он схватил брата за здоровое плечо. – Не надо, умоляю. Она же совсем ребенок!
- Я есть хочу, – прорычал Дин.
Девчонка взвизгнула и зарыдала в голос.
- Пожалуйста, пойдем, – Сэм взял его под локоть и потянул. – Обещаю, на следующей заправке обязательно… Черт, да я зайду и сам приведу тебе кого захочешь, только не трогай ее.
Дин массировал плечо и молча раздувал ноздри.
- Ты же сам говорил, что не такой плохой, как я о тебе думаю, помнишь? Так докажи, слышишь? Докажи, что это в самом деле так.
Дин стряхнул его с себя, круто развернулся и вышел за дверь, хлопнув ею с такой силой, что посыпалось стекло. Сэм немного задержался:
- Ты в порядке?
Девчонка, крепко зажмурившись, быстро закивала. Было видно, что она совсем не в порядке и просто ждет-не дождется, когда они исчезнут. Сэм вздохнул. Телефон у нее наверняка есть. Позвонит кому-нибудь.
Дин уже завел двигатель и тронул «Импалу» с места, едва Сэм успел захлопнуть за собой дверцу.
Воздух в салоне будто вибрировал. Сэм мог поклясться, что ощущает голод и злость брата каждой клеточкой кожи.
- Как твое плечо? – куртка на плече Дина топорщилась окровавленными лохмотьями.
- Сейчас дробь выйдет, и всё заживет. Она даже с двух метров и то промазала.
Сэм выразительно глянул на пропитанную кровью ткань.
- Ой да ладно, – Дин поймал его взгляд. – Если б я с такого расстояния отхватил весь заряд, картина была бы совсем другая, сам знаешь, – он еще раз скосил глаза к плечу и вздохнул. – Но мелкая сучка должна мне кожанку.
- Если бы я никогда не сталкивался со сверхъестественным и вдруг увидел, как на меня оживший «Рассвет мертвецов» прёт, я б тоже промахнулся, – задумчиво сказал Сэм.
Дин украдкой глянул в зеркальце и поджал губы:
- Иди ты.
Потом Сэм долго молчал и таращился в окно. Он одновременно хотел, чтобы новая заправка показалась как можно скорее и чтобы она не показалась никогда. Зря он поехал. Если бы не опасность попасть в руки недружелюбно настроенным охотникам, которые наверняка, точно как Гордон, считают, будто Винчестеры организовали преступный тандем…
Собственно, разве это не так? Он Дина на цепь не сажал, Дин его в заложники не брал. Всё по доброй воле. Тандем и есть.
- Пообещай, – сказал он. – Если там окажутся несовершеннолетние…
- Знаешь, – сквозь зубы проговорил Дин. – Ты очень рискуешь, указывая мне, кого есть, а кого нет. А несовершеннолетним я бы посоветовал ночью спать, а не по заправкам мотаться.
- Ты говорил, что не ешь детей.
- А ты говорил, что в следующий раз сам выйдешь и мне кого-нибудь приведешь, – Дин глянул на сложенную нужным участком наружу карту около лобового стекла. – Через десяток километров какой-то мелкий поселок, вот там и можешь сдержать свое обещание. И если в доме, который я выберу, будет жить одинокая мамаша с ребенком, значит, притащишь мне одинокую мамашу с ребенком. Хотя, – он мрачно улыбнулся, – в таком случае было бы неплохо, чтобы детей оказалось побольше.
Места для замаха оказалось маловато, но Сэм, больно ударившись локтем о стекло, изо всех сил впечатал кулак Дину в висок. Думал, что в висок. Но Дин успел пригнуться, и удар смазался. Умом он понимал, что драться в движущейся машине, мягко говоря, не лучшая идея, но мозг после услышанного словно закоротило. Если бы в это мгновение под рукой оказалось мачете, он бы воспользовался им безо всяких колебаний. Руку пронзило болью от костяшек до локтя, Дина мотнуло в сторону, но он не только не потерял сознание, его даже не оглушило. Он резко затормозил, и Сэма, который уже приготовился ударить еще раз, бросило вперед, потом вдавило в спинку сиденья.
- Т-ты тварь, – задыхаясь, проговорил он.
- Ссссэмми, – угрожающе прошипел Дин.
Сэм машинально повернул к нему голову и получил два не очень сильных, но молниеносно быстрых удара в лицо. Из носа побежала кровь.
- Ублюдок.
Волна слепой ярости быстро схлынула, оставив после себя только тяжелую безнадежную усталость. Сэм вытер губы тыльной стороной ладони. Всё, хватит. Сейчас он выйдет из машины и дальше пойдет пешком. Если повезет, ближе к утру поймает попутку. А Дин пусть едет дальше сам и делает всё, что заблагорассудится. Сэм за шесть лет не стал ни капельки сильнее, он понимал, что по-прежнему – слепо и беззаветно – любит старшего брата, и даже если Дин начнет охотиться и на детей тоже, он все равно не сможет его убить.
И вот тогда я решил, что никогда не перестану любить тебя. Что бы ты ни сделал.
«И я тоже, Дин, – больше не глядя на брата, Сэм потянулся к двери. – Я не забыл, что ты тогда сказал. Жалко только, что это забыл ты».
Ему на плечо опустилась ладонь.
- Отвали.
Сэм попытался сбросить ее, но тут пальцы сжались с такой силой, что он скорчился от боли. «Я ухожу», – хотел сказать он, но едва обернулся, как слова замерли на залитых кровью губах.
Искаженное, похожее на предсмертную маску лицо. Взгляд издыхающего от голода хищника. Снова.
Когда брат выволакивал его из машины, Сэм почему-то думал только о том, что если Дин решит сначала полакомиться уже пролитой кровью и начнет вылизывать ему рот, то получится очень неловко. Но Дин не стал терять время – завалил его на капот, вжал лбом в теплый металл и потянул с плеча рубашку вместе с футболкой, разорвав ворот.
- Пусти… – прохрипел Сэм. – Ты… тут… на капоте… увидят же…
Дыхание, обжегшее ему шею (в лучших традициях, блин, жанра), было холодным, как лед.
- Тебя тут едят, Сэмми, – усмехнулся Дин. – В буквальном смысле. А ты о чем думаешь?
- О том, что ты сказал мне после рассказа об этой идиотской выдуманной охоте, – Сэм перестал трепыхаться и ценой судороги в затылке приподнял голову. – Помнишь? Что с нами может произойти что угодно, с тобой или со мной, но я навсегда останусь тебе любимым младшим братом. Что ты никогда не станешь относиться ко мне по-другому. Никогда. Ты сказал, чтобы я это не забывал. Помнишь, Дин? Я-то помню. И кем я для тебя в итоге стал? Запасом на случай голодовки?
- После такой речи я должен устыдиться, отпустить тебя и забиться в нору переживать, правильно? – Дин потерся холодным лбом об его плечо. – А вот знаешь что, братишка, хрен тебе.
От треска рвущейся под клыками кожи к горлу подкатило. Сэм очень хотел потерять сознание так же быстро, как в прошлый раз, но милосердное забытье почему-то не спешило, и он лежал на капоте целую вечность, слушая звуки, с которыми его кровь перетекает в голодный рот. Даже когда сознание помутилось и перед зажмуренными глазами побежали картинки из далекого прошлого, звуки эти пробивались и туда, не позволяя полностью отключиться.
Тяжелое тело с безвольно запрокинутой головой.
Запах лекарств и виски.
Мелкий, ты платьице кукле шьешь или меня?
Разноцветные воздушные змеи рвутся в синее небо.
Золотистые волночки в коротких русых волосах.
Рельсы сверкают под лучами полуденного солнца.
Если их сорвать, они не умрут. Их окуривают серой, сушат, и они вечно выглядят совсем как живые.
Цветные ленты раскачиваются на ветру.
О-го-го, мы все умрем.
Воспоминания промелькнули в обратном порядке, и Сэм думал, что действительно умирает, но когда он открыл глаза, то постепенно осознал, что лежит на спине на заднем сиденье, подогнув ноги, а небо за стеклом по-утреннему серое.
Дальнейшее было словно подернуто туманом. Сэм только помнил, что удивлялся, почему они всё никак не приедут, если до Лоуренса всего несколько часов пути, а еще злился на Дина, который время от времени возникал в поле зрения с бутылкой воды и не давал выпить столько, сколько хотелось, хотя жажда терзала Сэма немилосердно. И, кажется, один раз машина остановилась надолго, и вдалеке слышались крики, но Сэм ни в чем не мог быть уверен наверняка.
Полностью он пришел в себя только в доме Бобби, а небо за окном снова было темное. Сэм сел на постели, поморщился от боли и потрогал пластырную повязку.
- Проклятье, сынок, – покачал головой Бобби. – Какие мы идиоты.
- И тебе привет, Бобби, - Сэм нашел на тумбочке пакет сока и жадно присосался к нему.
- Мы идиоты. Я – потому что посоветовал тебе привлечь его к делу, прежде всего. И не догадался тащить тебя оттуда за шкирку после первого раза. Ты – потому что не смылся после первого раза сам.
Сэм отодвинул опустевший пакет и перевел дыхание:
- Зато мы убили мананангалов. И не пришлось тратить время на поимку вампира. Кстати, как я сюда попал?
- Дин привез, – Бобби поморщился. – Разумеется, не прямо сюда. Выгрузил в мотеле парой километров южнее и позвонил с твоего мобильника. Пытался извиняться, но я его и по телефону чуть не прикончил.
- Он не виноват, – вздохнул Сэм. – Я просто постоянно забываю, что он перешел на сторону зла не просто из чистой вредности. Я опять его довел.
- Не пойму, как ты умудряешься, – удивился Бобби. – Пытаешься заворчать его до смерти?
«Пытаюсь не дать ему убивать людей», – хотел сказать Сэм, но только пожал плечами. Рано или поздно Бобби узнает. Если знают другие охотники, то узнает и Бобби. Сэм только испытывал трусливое желание быть в этот момент подальше от Южной Дакоты.
- Я побуду у тебя до завтра, – попросил он. – Если честно, чувствую себя погано.
- Неудивительно. Я уж думал тебя в больницу тащить.
Бобби был только рад приютить его, как всегда. Хоть на ночь, хоть на месяц.
Всю ночь Сэму снилась могила Дина. Не сам брат, нет, только деревья, крест с табличкой, поросший травой холмик и букетик ярких красных цветов с желтой серединкой. Теперь он вспомнил. Гелихризум. Сухоцвет. Потом он увидел пальцы Дина, перебирающие лепестки, но целиком брат так и не показался. Как будто Сэм видел всё его глазами.
Наутро Сэм убедил Бобби, что чувствует себя прекрасно, воссоединился с «Чарджером» и выехал в Лоуренс. Дин ждал его – появился из-за деревьев в тот самый момент, когда Сэм подошел к могиле.
- Надо же, – сказал он. – Опять получилось.
- Есть такая штука, сотовая связь называется, – отозвался Сэм.
- Я не брал твоего номера, чтобы не было соблазна позвонить.
- Ты все-таки нашел еду по пути. Кажется, я помню, как кто-то кричал.
Дин больше не походил на зомби, цвет лица у него был здоровый, страшноватые глаза блестели. Куртку он починил, плечо украшала едва заметная заплатка.
- Да, – отозвался он. – Хотя бы для того, чтобы исчезло желание доесть тебя. И отвечая на твой невысказанный вопрос, нет, никаких несовершеннолетних.
Тему сменить, что ли?
Дин приблизился и поднял с травы слегка потерявший вид букетик.
- Я помню, как ты мне рассказывал про эти цветы, – сказал он. – Когда папа затащил нас на День рождения дочки своей знакомой, и мы играли в прятки с какой-то жуткой считалкой про Вьетнам и что мы все умрем, а потом ты так хорошо спрятался, что я думал, тебя украли. Ты еще мне все уши прожужжал этими цветами и мужиком с косичками.
- Они на тебя похожи, знаешь, – сказал Сэм. – Их сорвали, но они не умерли и выглядят точно, как прежде.
Дин смерил его взглядом и закатил глаза:
- Ох, кто про что, а Саманта про цветы.
- Ну это же не я их себе на могилку ношу, – парировал Сэм.
- Так хоть создается впечатление, что до меня кому-то есть дело, – огрызнулся Дин.
- Прости.
- Ты прости, – брат коснулся шеи. – Ну, за это. И за то, что я тебе наплел. Я не хотел, правда.
- Я знаю. Это говорил голод, а не ты.
- Ладно, – Дин достал что-то из кармана и бросил Сэму. – Лови!
Сэм машинально поймал сверкнувшую в воздухе вещицу и разжал пальцы.
Кулон.
- Тебе… – он не спешил надевать кулон. – Тебе не обязательно уезжать.
- Брось. Может, годиков через пять-десять ты и перестанешь пытаться вырвать у меня добычу изо рта, но идея со всех сторон паршивая.
Сэм не стал спорить. Он и сам знал, что брат абсолютно прав.
- Прибереги его для меня, – Дин кивнул на кулон. – Может, я соскучусь… По нему, разумеется, не по тебе. Соскучусь, найду тебя и возьму его поносить.
- Да, разумеется, – Сэм надел кулон и не успел опустить руки, как брат уже был рядом и сжимал его в медвежьих объятиях.
- Ты знаешь, когда я бываю здесь, – проговорил Дин, щекоча дыханием (теплым на этот раз) его ухо. – Принесешь мне на могилку букетик сухоцветов, выпьем по пиву, поболтаем. Я поздравлю тебя с Днем рождения и подарю лучший в мире волшебный пендель.
Сэм затрясся от беззвучного смеха, морщась от боли и обнимая Дина в ответ. Только в их безумном мире можно души не чаять в том, кто пару раз едва тебя не сожрал. Только в их безумном мире можно распивать пиво на собственной могиле.
- Ну ладно, – Дин отстранился и хлопнул его по здоровому плечу. – Я не прощаюсь. Увидимся.
- Увидимся, – отозвался Сэм.
Дин бесшумно скрылся среди деревьев, а через несколько минут издалека донесся рокот «Импалы». В отличие от своего хозяина, она еще не научилась исчезать беззвучно.
На краешке металлической таблички («Дин Винчестер 24 января 1979 – 2 мая 2001») играл солнечный лучик. Наверное, тот самый, что когда-то играл на рельсах бесконечной железной дороги, по которой братья так любили бродить, когда были детьми.
Изображение

Примечание: оригинальная версия считалки http://americanblog.blog.tut.by/2010/01 ... italochki/


Последний раз редактировалось Кана Го 24 ноя 2015, 03:47, всего редактировалось 2 раз(а).

04 дек 2013, 06:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 28 дек 2010, 14:49
Сообщения: 132
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
((( это очень очень печально и красиво и почему-то не безнадежно, наверное слишком много любви

_________________
я на Дайри http://www.diary.ru/~12012011/


04 дек 2013, 10:27
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 18:03
Сообщения: 90
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
прочитала на одном дыхании
в этой работе прекрасно абсолютно всё - от первой до последней строчки, арт, клип...
я не помню, когда я последний раз читала настолько офигенный кейсовый джен - до мурашек, светло, грустно, очень-очень правильно.

кстати, это очень здорово, что текст дженовый, потому что, имхо, любой рейтинг все испортил бы.

огромное спасибо автору, артеру, виддеру за то, что подарили мне два часа чистого удовольствия ))


04 дек 2013, 10:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
озабоченный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 авг 2008, 19:52
Сообщения: 307
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
изо всех сил стараюсь не плакать, потому что на работе щас. очень трогательная история. печальная, светлая, читается так легко, и невозможно жалко обоих. Пронзительно, нежно, ааа, я щас все равно реветь буду. Кана Го спасибо.
Schwester, спасибо тоже) Жюли_Юли арт очень подходит, классно
Белый кролик, видео тоже здоровское. Спасибо вам, всей команде, отличная работа.


04 дек 2013, 10:49
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 29 май 2012, 22:11
Сообщения: 24
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
:vict: круто! Спасибо огромное!
текст - вкусный, яркий. Ребята узнаваемые.
Такое удовольствие получила. Всплакнула даже в конце.
И нападающие ноги - ыыыы, каких только тварей на свете не бывает! :flower:
Оформление понравилось - уместное такое, правильное, создающее атмосферу.
Общее впечатление - от прочитанного и иллюстраций - удовлетворение. Еще раз спасибо всей команде.


04 дек 2013, 11:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 19:24
Сообщения: 18
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Потрясающе! Спасибо большое))
Пока нет внятных слов, эмоции захлестывают.
Но спасибо всей команде. Текст, арт, видео и песня просто на одной волне.

_________________
Дневник http://sirinrosher.diary.ru/


04 дек 2013, 11:59
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 11 ноя 2012, 20:46
Сообщения: 83
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Буквально проглотила ваш текст, в конце не смогла сдержать слез. Он настолько прекрасный, что даже не знаю как выразить эмоции. Спасибо огромное за него, видео чудесное, позволяющее прочувствовать атмосферу текста.
В целом очень классная командная работа. :heart:
Сохранила себе в копилочку, хочу перечитать.

_________________
making beautiful boys since 1979


04 дек 2013, 13:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Неттл Спасибо большое. Хорошо, что ощущения безнадежности нет, потому что я его и не хотела. Да, я люблю драму, но хэппи энды я люблю еще больше, а если не хэппи, то хотя бы такие)
Miss_Ank Спасибо! Мне нравится писать джен, а добавлять к экшну чувств - особенно)
ValkiriyaV Спасибо! Я сама не думала, что - в целом - так грустно получится. Но в конце, когда писала, если честно, сама чуть не всплакнула)) Бывает же)
Miss-ouri Спасибо большое) Ну, про бегающие ноги это, разумеется, художественный домысел, но в филиппинской мифологии такие твари действительно есть. Насколько богата человеческая фантазия)
nover Спасибо, я рада, что мы с командой так замечательно сработались :heart:
solnzaNet Спасибо, рада, что такие положительные впечатления.


04 дек 2013, 14:11
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Спасибо всей команде за великолепно проделанную работу. Очень понравилось,слов нет,одни эмоции :super:


04 дек 2013, 14:42
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 июл 2012, 18:49
Сообщения: 56
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Спасибо большое всей команде - просто сердце вынули, честное слово.

_________________
making beautiful boys since 1979


04 дек 2013, 15:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
И вот тогда я решил, что никогда не перестану любить тебя. Что бы ты ни сделал.
Пусть с тобой что-то случится или со мной что-то случится.
Я никогда не стану относиться к тебе по-другому.

Эти слова остались правдивыми, когда это "что-то" случилось.

Пронизано любовью, невозможно печально, и хочется плакать, и не могу, потому что конец такой... светлый.
Спасибо!


04 дек 2013, 15:46
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Потрясающая офигенная работа всей команды: и фик, и его визуализация прекрасны. Историю не читаешь, а проживаешь вместе с героями, настолько в ней настоящие, живые эмоции, обязательно буду перечитывать, спасибо!!! :heart:


04 дек 2013, 16:50
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
лизёна Спасибо! :flower:
amady :heart:
RD11 У них и вправду всегда так получается, что бы ни случилось)
Гость Спасибо большое!


04 дек 2013, 17:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 фев 2010, 20:51
Сообщения: 33
Откуда: Красноярск
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
:buh: :buh: :buh: :heart:

_________________
Мррр-Пф-Фф!


04 дек 2013, 18:16
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 354
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Кана Го в каждом слове я ощущала тоску Сэма и безграничную любовь к Дину. Черт, к концу я просто разрыдалась. Спасибо огромное :heart:
Жюли_Юли, Белый кролик спасибо за визуализацию :heart:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


04 дек 2013, 18:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2011, 20:27
Сообщения: 64
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
У меня нет слов! Я только что прочла текст и меня до сих пор потряхивает от эмоций. А сейчас я посмотрела еще и клип и эмоции усилились! Вы сделали крутую историю - все вместе - фик, арт, клип - это очень сильно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Огромное спасибо за ... за то, что братья остались братьями не смотря ни на что! Спасибо за то, что вы их увидели такими и об этом нам рассказали. Шикарная работа! :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:


04 дек 2013, 19:44
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 24 ноя 2010, 13:55
Сообщения: 131
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Спасибо!
Автору за такой спновский текст. :heart:
Видеру за чудесный клип. :heart:
Артеру за крест и ветки в разделителях. :heart:
История невозможно винчестеровская. :(


04 дек 2013, 19:57
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
CurlySun Спасибо вам!
reda_79 Если честно, я даже не подозревала, что фик всем покажется таким грустным. :pity: Думала, вроде, никто не умер и даже надежда на последующие встречи вырисовывается, но видно, такая уж общая атмосфера вышла)
michellerma Спасибо большое, мы все вместе очень старались.
Swenigora Я рада, что история получилась именно такая, спасибо.


04 дек 2013, 20:05
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 05 мар 2011, 09:43
Сообщения: 64
Откуда: Омск
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Джендженджеееен!!!!
Я была готова только за одно это полюбить эту историю.
Но только начала читать...и все.
От первой до последней строчки!
Великолепно, восхитительно, божжественно!!!1 :beg: :beg: :beg: :beg: :beg: :beg:

_________________
http://www.diary.ru/~yardi68/


04 дек 2013, 20:54
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июн 2009, 04:01
Сообщения: 428
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
:hlop: :hlop: :hlop:
потрясающая работа! Оторваться невозможно.
спасибо огромное всей команде за цельную,невероятно пронзительную и полную любви историю.
Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик спасибо :heart: :heart: :heart:


04 дек 2013, 21:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 08 апр 2013, 20:57
Сообщения: 82
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Кана Го, :hlop: ,замечательная история,потрясла до глубины души!
Жюли_Юли-чудесный арт и разделители!
Белый кролик-отличный клип!
Спасибо всей команде! :inlove:


04 дек 2013, 21:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 10 май 2013, 20:32
Сообщения: 38
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Спасибо большое за такую историю! :heart: :heart: :heart: она очень классная, хоть и грустная, меня аж на слезу чуть не пробило!
Винты это Винты, какой бы не оказалась их история - всегда вместе, всегда друг за друга!


04 дек 2013, 22:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Yardi Спасибо огромное!
Anarda Спасибо, мы рады, что вам понравилось)
KIrin@ Мне приятно, что сумела порадовать :flower:
Norda Совершенно с вами согласна :buddy: Спасибо!


04 дек 2013, 22:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 янв 2013, 20:40
Сообщения: 75
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик спасибо огромное за эту работу. Это нереально прекрасно. Очень трогательно и пронзительно! Эмоции через край :heart: :heart: :heart:


04 дек 2013, 22:45
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 май 2013, 12:40
Сообщения: 6
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Хочу оставить внятный и связный отзыв здесь)) Потому что когда я читала я много чего писала и в порыве чувств стиралось-писалось, вообщем засело глубоко внутри и сформироваться долго в сова не могло.
Я люблю джен по спн :inlove: очень люблю, особенно, когда Дин не совсем человек)) спасибо, автор, огромное за те положительные эмоции, которые я получила. Может мой комментарий будет маленьким, но сейчас я попытаюсь заменить количество качеством.
Красиво, нежно, лирично-проникновенно, трогательно, порой до боли печально, а порой до слез смешно.
Завораживающие, захватывающе, будоражащие, пробирающее до самых кончиков нервов, заставляющее плакать и смеяться, кричать от радости и всхлипывать от горя, терпеть злость... Словарного запаса моих слов не хватает, чтобы описать все эмоции, которые мне довелось испытать, пока я читала этот рассказ.
Это необыкновенные ощущения, и хочется испытать их еще и еще. И хоть конец и открытый, и грустный, но мне все равно видится в нем свет)))
Теперь у меня есть еще один замечательный джен в копилке…как же я люблю джен по спн, в самом лучшем духе Винчестеров :inlove: :inlove:
Клип, отдельная песня - атмосферный, то теплый, то жестокий. И завораживающий, особенно под эту музыку))) Идеально подобрана)))
Спасибо вам, за то что получилось такое чудо)))


Я очень рада, что оформление понравилось, прям очень-очень :shy2: спасибо вам всем большое)))


04 дек 2013, 23:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
Жюли_Юли :kiss:


04 дек 2013, 23:48
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
homka8559 Спасибо большое!


04 дек 2013, 23:49
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: «Сухоцвет», СПН, Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик
потрясающий текст и арт. сейчас настолько редко можно встретить такое - чтобы зацепило и запомнилось. и таких каноничных и бесконечно трогательных мальчиков с их фирменным чувством юмора.
Кана Го, Жюли_Юли, Белый кролик, это прекрасная работа. спасибо, спасибо вам за нее.


05 дек 2013, 01:22
Пожаловаться на это сообщение
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 77 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.052s | 17 Queries | GZIP : Off ]