Новости

Все саммари нашли своих фанартистов и виддеров!

:) СПИСОК САММАРИ ББ-2017 :)

Текущее время: 23 ноя 2017, 18:45




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 56 ]  На страницу 1, 2  След.
Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Название: Канкан Ламарка
Автор: snusmoomrik
Бета: myowlet
Арт: Мышь
Категория: слэш
Персонажи|пейринги: J2, Джеффри Дин Морган, Марк Пеллегрино, Чад Линдберг, Трейси Динвидди, Курт Фуллер, Джим Бивер, ОМП, ОЖП
Жанр: AU, романс, фантастика
Рейтинг: NC-17
Саммари: Теперь почти не имеет значения, что привело к возникновению мутаций. Важно только то, что слово "мутант" равно слову "изгой", хотя официально общество одинаково благосклонно ко всем гражданам. Но есть тысячи способов показать, насколько мутанты нежеланны. И насколько... желанны - только в очень специфической области жизни. При этом "нормальных" граждан мало волнуют чувства самих мутантов. И двери, которые для них открыты - это двери узкоспециализированных развлекательных заведений. Попасть туда для мутанта - очень хороший вариант развития событий. Да и то - при условии, что твоя мутация может хоть кого-нибудь заинтересовать.
Предупреждения: кинки, немного порно, мутанты, тентакли, чуток фэма. Обоснуй исключительно антинаучен. В тексте есть прямые аллюзии к известной книге
Посвящение: давно обещанный подарок для was :)
Благодарности: спасибо всем, кто поддерживал. Люблю вас, люди. Отдельное большущее спасибо Мыши за идею сцены в клубе :)

Скачать текст в формате doc: https://www.dropbox.com/s/t50tz7y4e4yzwg6/cancan.doc

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


Последний раз редактировалось snusmoomrik 23 дек 2013, 00:52, всего редактировалось 2 раз(а).

20 дек 2013, 18:55
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Посетитель очень отличался от остальных. Пеллегрино любил говорить "посетитель", а не "клиент", и в этом Джаред был с ним полностью согласен. Всё, что получали посетители за приличную сумму - лишь приватный танец разной степени откровенности, дезактивировать защитный экран было незаконно. Под запретом были и физические контакты любого рода, но Пеллегрино волновало лишь то, что происходило в стенах его заведения, дальше "артисты" могли вести себя, как им вздумается. Тот, кому не посчастливилось попасть на заметку копам, мог даже не рассчитывать на дальнейшую работу, он считался уволенным по умолчанию. Джаред усмехнулся. В этом была вся соль отношения к мутантам: официально они ничем не отличались от генетически нормальных, но фактически для них были открыты только двери увеселительных заведений. А если смотреть правде в глаза - только борделей. Да и то лишь для тех, у кого мутации были удачными. Поэтому Джаред был счастлив, когда им заинтересовался Марк Пеллегрино - владелец небольшого кабаре с приватными номерами.

- Могу я получить расширенную программу? - мягкий хрипловатый голос вывел Джареда из задумчивости.
- Конечно, сэр. Что именно Вам бы хотелось увидеть?

Пока на счёт не легла оплата, Джаред оставался в тени - до этого правила запрещали даже простой зрительный контакт.
Посетитель, в отличие от Джареда, не прятался - он не активировал одностороннее затемнение защитного барьера, и даже не скрывал лицо под виртуальной маской. Это уже само по себе было необычно - никто не афишировал свои походы в кварталы удовольствий. Все старательно не замечали слонов в комнатах, делая вид, что огромного района, вплотную подступившего к границам Даунтауна, просто не существует. Если же приличным законопослушным гражданам случалось столкнуться на входе в одну из сияющих неоном дверей, они друг друга просто не узнавали - все прятались под одинаковыми белыми виртуальными масками. Не носили маски только те, кто так или иначе здесь работал, или же выходцы из трущоб, не слишком дорожившие репутацией.
Впрочем, посетитель ничуть не походил на оборванца, решившего прогулять последние деньги. Джаред с любопытством разглядывал холёного, привлекательного мужчину средних лет. Он погрузился в изучение прейскуранта на узкой виртуальной панели, и Джареду понравился взгляд красивых тёмных глаз: в них сквозила лёгкая, незлая насмешка. С ним должно было оказаться... интересно. Интуиция Джареда не подвела.

- Я бы хотел посмотреть на твои индивидуальные особенности... Джаред, - имя он произнёс с секундной задержкой, видимо, только что прочитал личные данные. - Если это возможно.
Джаред позволил себе осклабиться во весь рот, пока посетитель не мог его видеть - такое откровенное проявление радости было просто неприлично, у человека должна остаться хоть крохотная иллюзия, что деньги, заплаченные им за представление - не самое главное. Джаред быстро вывел на наружный монитор стоимость индивидуальной программы, и посетитель спокойно кивнул, набирая код.

- Должен предупредить Вас, сэр, - Джаред следил за его быстрыми пальцами, - это зрелище не для... новичков, если вы понимаете, о чём я. Вы уже...
- Да, я уже, - перебил его посетитель с коротким смешком, - и неоднократно, поверь. Я просто хочу получить качественную программу за свои деньги. Можно? Делай всё, что угодно, - добавил он мягче.
- А я просто должен предупредить Вас, сэр, - пробормотал Джаред, понимая, что предупреждения на самом деле не нужны.

Посетитель отвесил полупоклон, иронично улыбаясь, и с комфортом устроился в большом мягком кресле.
Джаред глубоко вздохнул и закрыл глаза, услышав первые звуки музыкального сопровождения.

Полную программу заказывали редко - стоила она дорого, а посетители, как правило, были неприхотливы. Отличались они лишь в одном: кто-то оставлял защитный экран прозрачным, глядя на Джареда сквозь прорези белой маски, кто-то же отключал даже звук. Но почти все кончали в кулак через несколько минут, глядя на то, как Джаред ласкает себя в неярком красноватом освещении.

Музыка набрала силу, свет запульсировал и на секунду погас, а когда появился вновь, Джаред уже стоял в центре комнаты.
Посетитель слегка вздрогнул и подался вперёд, разглядывая Джареда. Тот мысленно кивнул сам себе: выход получился таким, каким был запланирован.

Джаред никогда не выбирал музыку заранее, просто позволял ей вести себя, а что и в какой последовательности делать, решал по настроению посетителя. Судя по цепкому, внимательному взгляду, в этот раз можно было делать всё. Возможно, это было мальчишеством, но Джареду действительно захотелось впечатлить посетителя, словно тот брал его на "слабо".

Двигался Джаред медленно, просто раскачивался под негромкую музыку, постепенно увеличивая амплитуду, и тонкая, почти не прикрывающая тело одежда выгодно обрисовывала красивые, в меру прокачанные мускулы.
Не прекращая двигаться, Джаред незаметно повёл плечами, и мягкая ткань поползла вниз, обнажая плечи и грудь. Освещение из красноватого стало золотистым, и одежда упала на пол, соскользнув по длинным, чуть расставленным ногам. Яркий жёлтый луч осветил лицо Джареда, и он впервые за несколько минут распахнул глаза. Реакция была ожидаемой - посетитель резко выдохнул, непроизвольно отшатнувшись к спинке кресла. Джаред улыбнулся и вопросительно склонил голову набок. В этот момент посетитель мог отказаться от дальнейшего просмотра, деньги при этом не возвращались. Но уходить он явно не торопился. Наоборот, вернул Джареду улыбку и подчёркнуто медленно оглядел его с головы до ног, напоследок посмотрев в глаза. Джареду понравился вызов, и лёгкий кивок посетителя дал понять, что от шоу он не отказывается.

Глаза, именно глаза могли выдать Джареда в толпе обычных людей, поэтому он привык носить стильные очки с затемнением, они стали неотъемлемой частью его гардероба. Кроме этого он не выделялся ничем, по крайней мере, пытался себя в этом убедить. Хотя всегда привлекал к себе взгляды - ростом, пластикой, необычной, броской красотой.
Сейчас же, без привычных очков и хоть какой-либо одежды, его нельзя было принять за обычного человека. Некоторых это пугало, некоторых - наоборот будоражило. Нынешний посетитель относился к последним. Он вновь откинулся на спинку кресла и приготовился смотреть.

Джаред позволил ему немного полюбоваться открывшимся видом, щедро демонстрируя свои очевидные отличия от человека. Его необычные глаза - удлинённого разреза и причудливого, изменчивого цвета, не напоминали человеческие даже отдалённо - вертикальный зрачок отметал все сомнения в его природе.
Изменившееся освещение выявило ещё одну особенность: кожа Джареда, золотисто-смуглая и гладкая, была покрыта тончайшей наружной плёнкой, и тёплый жёлтый свет выделял на ней тускло мерцавшую чешую, плотную и мелкую. Она была неразличима наощупь и не видна при обычном дневном освещении, поэтому Джаред прекрасно знал, какой эффект производит сейчас.
Его мутация была редкой и... очень удачной.

В текучем, неярком свете Джаред перестал думать о посетителе, напряжённо застывшем в кресле - просто гладил себя, улыбаясь чему-то своему, спрятанному внутри, и чувствовал себя так, будто лежит в тёплой круглой ванне, заполненной морской водой, и мечтает о настоящем море. Словно руки были не свои - Джаред ощущал ласку лишь кожей - шеей, грудью, животом, чувствительной дорожкой под пупком. Сполз вниз большими пальцами, вдавливаясь в гладкость лобка, и немного помедлил, прежде чем коснуться члена. Поглаживал себя, чувствуя тонкую щекотку внутри, когда больше не нужно ни к чему прикасаться, и с упоением принимал нарастающую эрекцию.

Когда Джаред напряг мышцы живота, упираясь пальцами под самые тазовые косточки, член встал полностью, и некоторое время Джаред просто мягко покачивался на своих волнах, борясь с желанием отдрочить без затей. Посетитель остался размытой картинкой, призрачным фоном, а Джареда с головой накрыло предвкушением.

Так и не прикоснувшись к твёрдому члену, Джаред плавно развернулся спиной к посетителю, чуть покачивая бёдрами, и медленно нагнулся, скользя ладонями по ногам и почти прижимаясь лицом к собственному животу. Точно между его расставленных ног выдвинулась из пола обитая красным бархатом широкая цилиндрическая опора, и Джаред лёг на неё затылком и плечами, так, что посмотрел перевёрнутым взглядом на посетителя, заёрзавшего в кресле. Неторопливо, будто нехотя, Джаред высунул узкий розовый язык и коснулся самым кончиком щели на головке, потянув за собой нитку прозрачной вязкой жидкости. Посетитель видел это прекрасно - Джаред просто знал. Он чуть согнул ноги в коленях и прихватил губами собственный член. Потом положил ладони на ягодицы, растягивая их и раскрывая кажущийся узким и нетронутым тёмно-розовый анус, гладкий и полностью лишённый волос.

Джаред слегка качнул бёдрами, входя твёрдым членом в собственный рот и прикрывая глаза. Он погружал член полностью, так, что мошонка касалась верхней губы, потом вытаскивал и теребил языком туго натянувшуюся уздечку.
Пожалуй, это был момент той самой сладкой мести - те, кто не давал мутантам полноценно жить, платили за его наслаждение, и Джаред рассмеялся бы, не будь он так занят. Он прекрасно понимал, что эти мысли - мальчишество и глупость, и к настоящей мести или даже просто вызову не имеют отношения, но ему нравилось так думать, а ласкать себя было так привычно, хорошо, и необыкновенно приятно, разумеется.

Освещение вокруг мягко пульсировало, и каждая световая волна выхватывала из полумрака большой чёрный дилдо, свисавший с низкого потолка на длинной гибкой трубке. Трубка была прозрачна, в ней переливалась и опалесцировала вязкая белая жидкость. Трубка плавно спускалась, нацеливая кончик дилдо прямо на Джареда, но из-за освещения казалось, будто она движется рывками.

Джаред ласкал себя, не обращая никакого внимания на происходившее вокруг, сжимал губами мокрый от слюны и смазки член, длинные каштановые волосы лились с края стойки ровной шёлковой завесой.

Чёрный латекс коснулся его кожи, осторожно, будто куском бездушной резины кто-то управлял. Отчасти так и было - дилдо был нашпигован чувствительной электроникой и настроен на биоритмы Джареда. Он скользил по гладкой ложбинке, выпуская капли мутной смазки, и мягко, но настойчиво пытался проникнуть внутрь, расталкивая мышцы. Джаред поймал пальцами мягко-упругий чёрный ствол и сам приставил к туго сжатому анусу, ни на секунду не прекращая облизывать собственный член. Чёрная головка совсем немного погрузилась в крохотное розовое углубление, выдавив наружу немного мутной смазки. Дилдо ввинчивался внутрь, вдавливался, и подавался обратно, выходя почти до конца и мягко возвращаясь. Через несколько минут он уже скользил свободно, погружался вплоть до границы прозрачной трубки. Потом он завибрировал, и Джаред вздрогнул, выпустив член изо рта и распрямив колени. Дилдо там, внутри, накачивал Джареда смазкой, и трубка на глазах пустела. Латексный член медленно покинул тело Джареда, и он ткнулся в подтекающий смазкой анус сложенными горстью пальцами. Мышцы подались, и Джаред принялся потихоньку проталкивать кисть внутрь, отчего по гладкой мошонке и члену вязко текли белые струйки. Наконец рука погрузилась в распяленный анус полностью, и член Джареда дёрнулся. Джаред осторожно сжал кулак и повернул руку, а потом приоткрыл глаза и посмотрел на посетителя. Тот сидел, вцепившись побелевшими пальцами в подлокотники, и Джаред знал, что ему отлично видно, как сквозь туго растянутую кожу проступают контуры его костяшек. Шоу подходило к завершению - постанывающий Джаред ласкал себя изнутри сложенной лодочкой ладонью, дыша сорванно и громко, и в какой-то момент его скрутило оргазмом - дёрнувшийся член выстрелил струёй, которую Джаред поймал, подставив язык.

Музыка угасла, и свет вернулся к привычному, приглушённому уровню. Джаред распрямился и повернулся лицом к посетителю - голый, потный, со спутанными волосами и льющейся по ногам смазкой.

Тот держался лучше, чем можно было себе представить. Он был откровенно возбуждён, но, судя по опрятному виду, не дрочил, даже не дотрагивался до себя. Джаред не знал, как реагировать. Пожалуй, он был растерян и совсем немного расстроен: посетитель не прикоснулся к себе, хотя недовольным не выглядел.

Джаред прикидывал, как поаккуратнее спросить о впечатлении, но тот опередил его:

- Мне понравилось, Джаред, - в короткой тёмной бороде пряталась лёгкая улыбка. - Впечатляющая гибкость и пластичность.

Джаред завернулся в одноразовое полотенце, а посетитель встал и бросил в пневматический желоб маленький кусочек пластика. Потом набрал код на панели и Джаред удивлённо распахнул глаза: судя по тону короткого сигнала, посетитель... перевёл дополнительную оплату. На личный счёт Джареда. Явно забавляясь удивлением Джареда, он улыбнулся и негромко сказал, уже почти выходя за дверь:

- Свяжись со мной, Джаред. Думаю, мне есть чем заинтересовать тебя.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 18:59
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

С крыши небоскрёба открывалась великолепная панорама ночного города, и обычно Джаред любовался ею, сидя в вожделенной ванне с тёплой морской водой и гидромассажем. Это была одна из его маленьких радостей и привилегий - подняться на крышу, когда заканчивались все запланированные выступления, и с наслаждением растянуться в личной джакузи Пеллегрино. На самом деле Марк здесь никогда не появлялся, а этой слабости Джареда потакал, потому что ценил его как одного из самых своих прибыльных танцовщиков. В крохотной жилой единице Джареда, разумеется, была душевая кабинка, но ограничение на потребление воды лишало его удовольствия поплескаться всласть.

Сейчас же привычная радость была лишь бледным фоном: Джаред сгорал от любопытства, вертя в пальцах прямоугольный кусочек пластика - старомодную визитку, которую мог себе позволить лишь эксцентричный состоятельный человек - необходимость в визитных карточках отпала давно, любую информацию о человеке, находившуюся в открытом доступе в сети, можно было получить когда угодно. На карточке насыщенного синего цвета отливали тёмным золотом нарочито неровные буквы: "Джеффри Дин Морган". Джаред прочёл имя несколько раз подряд и, убедившись, что это не обман зрения, пришёл к выводу, что это какой-то странный розыгрыш. Впрочем, теперь стало понятно, почему лицо Моргана показалось Джареду знакомым - его фото периодически мелькали в новостных лентах.

Морган был легендой и едва не божеством тех мутантов, которые так или иначе связали свою жизнь с индустрией развлечений. Он держал кабаре под названием "Кроличья нора", единственное заведение подобного рода, находившееся в престижной части старого города. Лишь здесь богатая публика появлялась без масок - посещение "Норы" было своеобразным показателем толерантности и продвинутости.

Имя Пеллегрино высветилось на экране мобильного, когда Джаред, уже одетый и аккуратно причёсанный, спускался на служебном лифте. Пришлось подниматься обратно.

- Заходи, - Марк махнул рукой, когда Джаред заглянул в приоткрытую дверь. Секретаря Пеллегрино на сегодня отпустил, в кабинете царил полумрак, а сам хозяин сбросил пиджак и пил пиво прямо из запотевшей тёмной бутылки.

Джаред от пива отказался - он вообще не слишком любил спиртное, а после выступлений не пил никогда. Кроме того, рядом с хозяином он предпочитал быть максимально собранным и внимательным, а алкоголь в этом был плохим помощником.

Джаред не знал, чего ждать. Вызвать его к себе для личного разговора хозяин мог лишь в случае, если был недоволен его работой, а сегодняшний случай можно было назвать странным, по меньшей мере. Словом, Джаред уже мысленно искал оправдания. В последний момент ему пришло в голову, что Марку не нравятся его почти ежевечерние (или ежеутренние) купания в джакузи, но потом подумал, что это было бы слишком мелочно. Марка нельзя было назвать жестоким или жадным, но в общении с подчинёнными он был достаточно жёстким. Поэтому Джареда насторожил его почти дружелюбный тон.

Марк болтал на отвлечённые темы, казался благодушным и беспечным, но Джаред слишком хорошо знал этот "двухслойный" взгляд Марка, когда под показным благорасположением скрывался самый настоящий сканер.

Как и предполагалось, игра в дружелюбие Пеллегрино надоела быстро. Метко бросив пустую бутылку в ведро, он спросил совершенно трезвым голосом:

- Джаред, о чём ты говорил с последним посетителем?


- Ну куда тебя несёт! - Джаред успел отпрыгнуть в последнюю секунду - он едва не налетел в дверях на Джима, консьержа и уборщика многоэтажного обшарпанного дома, где Джаред жил с тех пор, как закончил закрытое учебное заведение, а попросту говоря - интернат для мутантов. Пожалуй, это была единственная поблажка государства - закон о всеобщем образовании. Крохотная квартира досталась ему чудом, и держался он здесь только благодаря тому, что исправно оплачивал счета.

- Прости, Джим, - Джаред вжался в стену, пропуская консьержа, передвигавшегося с помощью хитрой конструкции - её можно было считать чем-то средним между экзоскелетом и компактной инвалидной коляской. За глаза Джима звали Кляксой из-за его странной мутации - его скелет сплошь состоял из мелких костей, не более фаланги пальца длиной, и долгое время он исправно ползал по вентиляционным шахтам, устраняя всевозможные неполадки - он пробирался в такие места, до которых не мог добраться ни один механический уборщик. Со временем мышцы ослабли, а суставы перестали работать, как следует, и работодатель нашёл ему новую должность. В противном случае Джима ожидала медленная смерть в нищете.

Джаред собирался проскочить мимо, но Джим ловко развернул свою коляску, перекрыв путь в подъезд:

- Что это ты такой взвинченный, парень?

С Джимом у Джареда были хорошие отношения, хоть старик и не отличался кротким характером, поэтому пришлось сделать глубокий вдох и перетерпеть с любезной улыбкой несколько минут ворчания.

Джаред ворочался без сна, хотя думал, что уснёт, едва коснувшись головой подушки. В полусонные мысли то и дело вклинивался недавний разговор с Пеллегрино, и Джаред пытался понять, не допустил ли где ошибки. Он не стал делать вид, что не знает, кто такой Морган, хотя его визит, разумеется, был полной неожиданностью, но от вопросов Марка, воспользуется ли он приглашением, тщательно уходил. Джаред знал, что все комнаты находятся под видеонаблюдением, чтобы обеспечить безопасность танцовщиков, но звук у камер всегда был отключен. Тем не менее, Марку вовсе не составило труда сообразить, что к чему - любой бы понял, что означает оставленная визитка, а уж как выглядит Морган, ему было известно более чем хорошо.
Джаред не жаловался на жизнь - недостатки можно было найти в чём угодно, но у него всё было неплохо. Просто... насмотрелся он в своё время на тех, кому не повезло. Да и сейчас они постоянно мелькали перед глазами - те, кто пока был жив, разумеется. Джаред был молод, здоров и красив - не то чтобы он придавал внешности значение, но знал, насколько она помогает держаться в десятке лучших. Наряду с неплохим опытом работы, разумеется. Да, ему было тесно в крохотной квартирке, но зато никто не нарушал его покой. Да, работа была странной, но она приносила стабильный доход, не говоря уж о приятном бонусе - собственном удовольствии. И всё же Джареда тянуло хоть одним глазком заглянуть за кулисы самого знаменитого и успешного кабаре. Джаред понимал, что Марку это не понравится, и долго взвешивал все за и против, но в конце концов решил просто посмотреть, что же из себя представляет заведение Моргана. Просто чтобы пригасить любопытство, как он сам пытался себя убедить.

Но попасть в "Кроличью нору" ему удалось лишь через неделю - после периода относительного затишья, словно нарочно, валом повалили клиенты, и Джаред выматывался так, что не добирался даже до своей любимой джакузи.

Странности начались с самого порога. Вернее, с его отсутствия. Джаред стоял перед... круглым входом, вырытым в небольшом, поросшем яркой зеленью холме. Позже он узнал, что существует и нормальный вход, сейчас же переминался с ноги на ногу, пока не увидел... сидевшего в траве крупного белого кролика, одетого в странную, явно старинную одежду: длинный жилет из красивой узорчатой ткани и необычный головной убор. Джаред видел такие на отсканированных антикварных картинках в сети. Кажется, он назывался цилиндр. Кролик между тем достал из кармана блеснувшие золотом часы на цепочке, сокрушённо покачал головой и поманил Джареда за собой, пятясь в тёмную глубину. Несколько секунд Джаред недоуменно пялился на всё это, а потом его разобрал смех: верно - раз "Кроличья нора", значит, должен быть и кролик. Стало легко, и Джаред шагнул вслед за кроликом, растаявшим в воздухе: разумеется, это была всего лишь голограмма, и это застигло Джареда врасплох, только потому, что он не ожидал чего-то необычного.

Стоило ему шагнуть внутрь, как под колени что-то мягко толкнуло, и Джаред не удержал равновесия - взмахнул руками, чувствуя, что покатый пол уходит из-под ног. Грудь сдавило, и не получилось даже вскрикнуть от испуга - Джаред стремительно летел вниз, лишь сердце колотилось, как сумасшедшее. Но уже через несколько секунд он понял, что падение контролируется - снизу волнами накатывали встречные воздушные потоки, а вокруг посветлело. Джаред с любопытством вертел головой, пролетая мимо необычных предметов, неизвестно как крепившихся на извилистых стенах: там была старинная мебель, потемневшие от времени музыкальные инструменты, а то и просто ряды полок, уставленные куклами, плюшевыми медведями и стеклянными банками - иногда пустыми, иногда - наполненными чем-то разноцветным. Он так увлёкся разглядыванием, что не успел испугаться, когда ухнул во что-то мягкое, окутавшее невесомым облаком. Ноздри защекотал почти забытый запах осеннего парка.
Джаред чувствовал себя ребёнком - неожиданное короткое путешествие здорово встряхнуло его и на какое-то время полностью выбросило из повседневной жизни. Он выбрался из кучи красно-жёлтых листьев - а это были именно листья - и принялся приводить в порядок одежду и приглаживать волосы.

- Ну, и как тебе это понравилось? - раздавшийся за спиной голос заставил вздрогнуть от неожиданности.

Джаред обернулся, да так и застыл: прямо перед ним возвышался... гриб. Огромный гриб на толстой ножке, а на его широкой шляпке с неровными, будто обкусанными краями сидел... сидело... без сомнения, это был мутант, но ничего подобного Джаред раньше не встречал. У мутанта были две пары ног и две пары рук - локти и колени торчали во все стороны, а кожа отливала бирюзовым цветом. Одет он был лишь в свободные, лёгкие шаровары - с двумя парами штанин, разумеется, и был отлично виден его разделённый на чёткие сегменты живот. Одну пару рук мутант скрестил на груди, а другой придерживал длинную трубку большого прозрачного кальяна - Джаред не курил, но знал, что это такое - в заведении Пеллегрино была комната с приглушённым светом и мягкими коврами, насквозь пропитанная тяжёлым сладким дымом.

Мутант рассмеялся, глядя на обескураженного Джареда; его глаза, и без того узкие на круглом лице, превратились в щёлочки, а из улыбающегося рта вылетело несколько ровных колечек дыма.

- Я... - Джаред отчего-то совсем растерялся и забыл заранее заготовленную маленькую речь - он не верил, что его запросто пустят внутрь даже после предъявления визитной карточки Моргана.

Но мутант лишь махнул рукой:

- Вижу, что к Додо... Ой... - мутант спохватился, карикатурно выкатив глаза и прикрыв рот рукой.

Но Джаред уже услышал:

- Додо?..

- Всё равно ведь узнаешь, - досадливо повёл плечом мутант. - Это прозвище хозяина, но ты не вздумай его так назвать, это... это из-за его увлечения, он не знает, что мы ему такую кличку дали.

- Хорошо, - покладисто согласился Джаред, - но всё же, куда мне идти?

- Да куда хочешь, - ответил мутант всё так же небрежно, опять натягивая на лицо выражение вселенского безразличия. - Погоди! - окликнул он, когда Джаред развернулся к нему спиной. - Откуси с какой-нибудь стороны.

- Чего?.. - оторопел Джаред.

- Гриба, конечно, - вздохнул мутант.

- А если я... не хочу? - осторожно поинтересовался Джаред, опасаясь, что без этой сомнительной процедуры дальше хода не будет.

Но мутант лишь пожал плечами:

- Не хочешь - и не надо! Хотя... - он многозначительно понизил голос, - некоторые потом возвращаются за добавочной порцией.

Джаред и без того понимал, что гриб, скорее всего, содержит лёгкие галлюциногены, но вежливо кивнул:

- Спасибо, как-нибудь в другой раз.

Но мутант уже утратил к нему интерес - пускал ровные кольца разноцветного дыма, запрокинув голову к сводчатому потолку.

Теперь Джаред мог оглядеться и постараться понять, куда ему идти. Помещение было очень большим и в сечении представляло собой многогранник - и на каждой стороне была дверь или арка, ведущая неизвестно куда. Джаред немного потоптался, рассматривая наборной мраморный пол из чёрных и белых квадратов. Видимо, здесь на самом деле было всё равно, куда идти - Джаред понял, что синекожий мутант ничем ему не поможет, и поэтому направился к первой же двери, на которую упал взгляд.

За дверью оказался длинный коридор, не просматривавшийся до конца - он закруглялся влево, и Джаред даже ощутил лёгкое головокружение от быстрой ходьбы. Коридор освещался тускло - светильники были под самым потолком, и ноздри щекотал запах настоящего воска. Впрочем, после всего увиденного Джаред уже не удивлялся количеству вложенных в заведение денег. Казалось, что прошло уже очень много времени с тех пор, как он выбрал эту дверь, и он даже слегка запаниковал, когда впереди увидел свет. Джаред прибавил ходу и очутился около большого окна. Радость оказалась преждевременна: окно было глухим - без форточек и шпингалетов, даже без нормальной рамы - просто впаянный в стену кусок стекла. Джаред постучал по нему - звук раздался глухой и слабый, словно стекло было толщиной в руку. Да и вид за окном открылся странный: где-то внизу расстилался зелёный луг, а посреди стоял небольшой дом, окружённый живой изгородью. Прямо у входа красовался длинный прямоугольный стол, покрытый белой скатертью. Джаред присмотрелся: стол был уставлен десятками чашек с блюдцами, некоторые были наполнены чаем, некоторые - пусты. На коротких торцах стола расположилась странная компания: с одной стороны в большом плетёном кресле сидела девочка-подросток, одетая в пышное сине-белое платье с кружевами, с другой - некто худой и малорослый, в глухой чёрной одежде и таком же цилиндре, а рядом с ним примостился... огромный серый заяц, выглядевший куда более щеголевато: на нём была красная бархатная курточка и синий шейный платок, а в длинных ушах запутался клок соломы.

Если девочка сидела почти неподвижно, мрачно уставившись на своих визави, то они, наоборот, были очень оживлены: пытались запихнуть в большой белый чайник что-то серовато-рыжее и пушистое. Приглядевшись, Джаред обнаружил, что это "что-то" обладает хвостом и ушами, и понадеялся, что чайник всё же пуст.

Увиденное заставило вспомнить о предложении откусить кусочек гриба - Джаред подумал было, что ему так или иначе умудрились что-то подсунуть. Но как бы ни мучило любопытство, всё же у Джареда была цель, и он двинулся дальше, а на стены поглядывал уже с опаской.

Следующий поворот коридора привел к ещё одному окну, но выглядело оно совсем по-другому: в стене было пробито овальное отверстие размером чуть больше человеческой головы, и стекла не обнаружилось, зато... Джаред влип в окно лицом, вдыхая прохладный солоноватый воздух: там был самый настоящий морской грот с набегавшей на песок волной и быстро таявшей на камнях пеной. Джаред часто смотрел на море, надев виртуальный шлем - поездка стоила дорого, а у него были более насущные проблемы, чем ленивый отдых под жарким солнцем. Мечта оставалась мечтой, и Джаред просто отодвинул её подальше, но не выбросил из головы совсем. Теперь же он увидел это воочию, и, понимая, что на самом деле море находится очень далеко отсюда, испытал сильное желание попасть туда - к белому песку и тёплым волнам.

Джаред отпрянул от окна, и закружился на месте, ища хоть какое-нибудь отверстие в стене, размером побольше круглого окошка. Ничего похожего, разумеется, рядом не было. На противопложной стене обнаружилось ещё одно окошко, через него Джаред разглядел пышный цветочный сад - звонкие фонтаны среди розовых кустов. Было красиво, и даже очень, но Джареда не заинтересовало. Он вернулся к противоположной стене и вздрогнул от неожиданности: под окошком обнаружился хрупкий стеклянный столик на изогнутых ножках, а на нём лежал ключ - большой, явно старый, затейливо украшенный и потемневший от времени. А рядом оказалась узкая дверь, в которую едва бы протиснулась и кошка. Джаред готов был поклясться, что секунду назад ни столика, ни двери не было, но в этом месте, похоже, просто не было смысла чему-либо удивляться. Чувствуя себя глупо донельзя, Джаред вставил ключ в замочную скважину и... открыл дверь с одного оборота. В коридор ворвался явственный, отчётливый запах моря, и Джареду осталось только вздохнуть, закрыть дверь и положить ключ обратно на столик: в дверной проём едва удалось просунуть руку по плечо. Зато на столике рядом с ключом нашлась маленькая пузатая бутылочка с привязанной к горлышку этикеткой. Джаред взял двумя пальцами прямоугольничек бумаги и прочёл: "Выпей меня!"

- На твоём месте я бы воспользовался предложением.

Джаред едва не подпрыгнул, зажав бутылочку в кулаке. Впрочем, голос он узнал сразу же, и поздоровался, обернувшись:

- Добрый день, мистер Морган.

- Здравствуй, Джаред, - кивнул он, и добавил совершенно серьёзно: - только не пей это прямо сейчас, мне хотелось бы обсудить с тобой кое-что.

Джаред вспыхнул от смущения, когда понял, что продолжает по инерции сжимать бутылочку в руке. Он поставил её обратно на столик и спросил, хоть и понимал, что вопрос, по меньшей мере, наивен:

- Если я выпью это, на самом деле смогу... искупаться в море... там?

- Разумеется, - серьёзно ответил Морган, но в уголках глаз у него прятался смех. - Только сначала мы всё же поговорим с тобой о работе. Если ты хоть немного заинтересован.


В ожидании номера Джаред осматривался в кабинке люкс, вспоминая разговор с Морганом, оставивший странное впечатление - как и всё в это месте, впрочем. Сам Морган находился где-то рядом, по крайней мере, пообещал зайти сразу по окончании выступления.

Да, здесь всё было несоизмеримо роскошнее, чем у Пеллегрино. Джаред первый раз оказался по другую сторону защитного экрана - в жизни бы не подумал, что это с ним случится.

В "Кроличьей норе" выступления строились не по тому же принципу, что у Пеллегрино. Разумеется, здесь тоже можно было заказать индивидуальную программу, но стоило это баснословно дорого. Поэтому одно выступление могли наблюдать сразу несколько человек, о плате договаривались отдельно и действо наблюдали из персональных небольших и уютных кабинок. Раз в неделю устраивалось большое шоу в открытом зрительном зале, но здесь зрители могли любоваться лишь полуобнажёнными актёрами, а выступления носили лёгкий эротический оттенок, без переходов во что-то более откровенное. Впрочем, недостатка в зрителях никогда не было.

Теперь же Джареду предстояло увидеть один из номеров шоу Моргана - чтобы получить представление об уровне, как тот выразился. На самом деле Джаред немного не понимал, для чего это нужно. Место ему понравилось, а решится ли он поменять работу, зависело лишь от него самого. И никакие номера, даже самые необычные, не повлияют на его решение. По крайней мере, всё ему представлялось именно так. Кроме того, он был смущён вниманием Моргана - привык к тому, что внимание начальства не сулит ничего хорошего. Но отказаться от предложения было нельзя, и Джаред поудобнее устроился в глубоком кресле.

Защитный экран здесь охватывал круг посреди большого помещения и был мягко подсвечен бирюзовым, а всё остальное пряталось в густой тени - было понятно, что там скрываются индивидуальные зрительные места, такие же, как кабинка Джареда.

Больше всего Джареда впечатлило не внезапное появление танцовщика (хотя благодаря этому он понял, как выглядит для посетителей его собственное появление), и даже не его красота, а то, что он смотрел Джареду прямо в глаза, будто мог видеть его. Позже Джаред узнал, что это один из спецэффектов, сейчас же прикипел взглядом к ярким зелёным глазам. Да, парень был поразительно красив, и, скользя взглядом по его телу, Джаред вспыхнул - он был полностью обнажён, и в зелёно-бирюзовом свете, разрываемом короткими сполохами, походил на голограмму или статую, не выглядел человеком из плоти и крови. Ощущение усиливалось ещё и тем, что босые ноги танцовщика не казались пола, над которым клубился призрачный, пронизанный тонкими лучами света дым.

Парень почти ничего не делал, лишь еле заметно ловил телом ритм негромкой музыки и отстранённо улыбался. Джаред рассматривал его совершенное лицо и понимал, что поддаётся обаянию - видимо, как и остальные зрители.

Музыка стала громче, ритмичней, и танцовщик поднял руки, соединив кисти на затылке. Воздушный поток приподнял его ещё выше, и в мягкий зеленоватый свет вплелись тонкие рубиновые вспышки. С каждой вспышкой по гладкому торсу пробегала мышечная волна, похожая на короткую судорогу - словно парню было больно. Лицо тоже говорило о боли - улыбку заменили плотно сжатые губы и зажмуренные глаза. Через несколько секунд Джаред понял причину: парень теперь медленно вращался вокруг своей оси, и на талии у него наметились восемь вертикальных полосок, они располагались симметрично и охватывали тело со всех сторон: по три на пояснице и животе и две на боках. Рубцы - а выглядели они именно так - наливались изнутри светящимся алым и пульсировали, будто готовились лопнуть. Джаред даже слегка запаниковал - он не был готов ни к чему подобному и, пожалуй, не хотел видеть, как... О, чёрт. Рубцы разошлись одновременно, словно действительно лопнули по всей длине, но, вопреки ожиданиям, из отверстий не полилась кровь - к большому облегчению Джареда. Зато из них показались тонкие, гибкие отростки. Казалось, они своими острыми концами пробивают воздух, пронизанный разноцветными лучами. Танцовщик всё так же вращался с закрытыми глазами, а отростки - щупальца? тентакли? - продолжали свой путь наружу: выдвигались мелкими толчками, всё утолщаясь в сечении. Скоро отверстия, выпустившие их, стали вовсе незаметны, словно щупальца росли прямо из кожи, окружая странным кольцом стройную фигуру. Казалось, они живут отдельно от тела хозяина: свивались и развивались под музыку, обрамляя неподвижный торс. Они были темнее кожи тела, а на внутренней (или нижней?) их стороне Джаред разглядел по два ряда небольших кружков - присосок, очевидно. Вскоре слаженность движения щупалец распалась, и они задвигались каждый в своём ритме и направлении, словно опутывая тело прерывистой сетью. Танцовщик по-прежнему выглядел безучастным - его лицо разгладилось, а глаза были закрыты. Но тело двигалось - не в такт шевелящимся вразнобой отросткам, нет - парень прогибался в пояснице и вскоре будто лёг на воздух, согнувшись пополам - его поддерживал под спину воздушный поток. Джаред почувствовал, как к щекам прилила кровь: ему был отлично виден пока ещё расслабленный член и тёмно-розовая звёздочка ануса между широко раздвинутых ног. Отростки ласкали тело, скользили во всех направлениях, и теперь уже откровенно пробирались к пояснице. Два отростка, скользя по спине и животу, столкнулись кончиками и принялись медленно вдавливаться в сжатый анус, а ещё два подползли к плотно закрытым губам. Происходившее казалось нереальным: щупальца, обвивавшие гладкое тело, проникли в него с двух сторон одновременно, мягко, но неотвратимо преодолев сопротивление мышц. Словно зачарованный, Джаред смотрел, как толстое щупальце погружается в прекрасный розовый рот, глубоко, так глубоко, что не верится, а второе поршнем ходит между раздвинутых ног, и с каждым движением член наливается твёрдостью и выпускает тягучие прозрачные струйки. На одном из особо резких движений танцовщик застыл, а выплёскивавшиеся прозрачные струйки стали мутными. Это было долго, очень долго, и Джаред едва не всхлипывал от охватившего возбуждения, но... он не мог сейчас отдрочить, не позволил бы себе. Просто вспомнил Моргана в такой же ситуации и подумал, что это было бы непрофессионально. Но терпеть оказалось очень сложно, и когда тело танцовщика расслабилось и обмякло, постепенно погружаясь в темноту, Джаред вздохнул с облегчением, хотя вместе с ним испытал и лёгкое сожаление.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Привычный вид ночного города и расслабляющая тёплая вода, щекочущая пузырьками напряжённые мышцы, немного отвлекали от навязчивых мыслей о "Кроличьей норе", но не давали им уйти полностью. Морган, безусловно, добился желаемого - в душе у Джареда поселились сомнения. Нельзя сказать, что до этого он жил совершенно бездумно, но привык думать, что всё окружающее неизменно - и сложившееся отношение к мутантам, и его собственная судьба. Привык думать, что ему повезло, а на поднимавшуюся иногда мысленную муть старался не обращать внимания. Джаред не был инфантилен - мутанты вообще рано взрослели и приучались жить с пониманием, что в любой момент могут лишиться даже того немногого, что получали от государства и дополняли собственной работой. Получить работу было очень сложно. Даже тем, кто внешне ничем не отличался от обычных людей - на первый взгляд. Разве что какие-то особенности позволяли получить место, где требовались специфические характеристики - использовать мутанта было куда дешевле, чем покупать дорогостоящую технику.

Дома развлечений стали для многих мутантов решением проблемы поиска средств к существованию сами собой - там как нельзя более кстати приходилась особая гибкость, выносливость и прочие, сугубо индивидуальные особенности каждого.

Джаред был взволнован - и не только предположительной сменой места работы. Он прекрасно понимал, что те, кто имеют над тобой хоть какую-то власть, никогда и ничего не делают просто так. И нельзя было объяснить простым совпадением то, что Морган показал Джареду номер именно этого танцовщика. Дженсена.

Когда погас свет, Джаред сидел несколько минут в полной темноте, пытаясь успокоиться и не думать о виденном только что, но прогнать из головы странный и безусловно привлекательный образ не получалось. Морган застал его врасплох, но тут уж Джаред взял себя в руки, растерянности не показал, и не отказался от предложения выпить по чашке кофе. О выступлении он отозвался восторженно, ничуть не покривив душой.

Кофе оказался высшего класса, как и кабинет Моргана, что нисколько не было удивительным, впрочем. Джаред отпивал маленькими глотками и жмурился от удовольствия - он мог себе позволить только суррогат, настоящий кофе напоминавший весьма отдалённо. Морган заметил это и не стал ничего говорить, но в какой-то момент перед Джаредом оказалась ещё одна полная чашка, источавшая чудесный горький аромат.

Разговор был странным, по мнению Джареда - слишком отстранённым и далёким от темы. Морган расспрашивал о жизни Джареда, о его детстве, интересах, увлечениях, сложностях. Промелькнула мысль, что он зачем-то тянет время. Даже не мысль - предчувствие. И когда в дверь легко стукнули, Джаред уже знал, кто сейчас войдёт.

Вблизи, отмытый от грима и фиксирующего геля, одетый в простую белую футболку и джинсы, парень оказался ещё лучше, чем под разноцветными лучами крохотной сцены. По крайней мере, для Джареда. Он немного смущался, но не закрывался и не уходил от разговора, когда Морган затеял какую-то сложную комбинацию - Джаред чувствовал это, но понять, куда тот клонит, пока не мог. Впрочем, долгих хождений вокруг да около не было: Морган предложил Джареду и Дженсену... сделать совместный номер.

Джаред был абсолютно не готов к этому. Судя по растерянному взгляду - Дженсен тоже. Несколько секунд Морган смотрел на их ошеломлённые лица, а потом расхохотался:

- Парни, вы меня не так поняли!

Отсмеявшись, Морган пояснил:

- Никакого физического контакта! Просто сдвоенный номер - собственный защитный экран у каждого, никому и в голову не придёт вас пальцем тронуть!


Джаред сполз пониже и вода укрыла тёплыми пузырьками плечи - ночной осенний воздух был прохладен. После предложения Моргана разговор, и без того не слишком оживлённый, сошёл на нет, и Джаред приготовился прощаться. Морган не задерживал его, но ему удалось уговорить Джареда на встречу среди недели, когда Джареду будет удобно. Выглядело это обычным приглашением в гости - эй, парень, не смущайся, просто навести нас ещё разок. Отказываться было некрасиво - Морган ни на чём не настаивал, кроме того, Джаред считал, что он заинтересован в этой работе куда больше Моргана. До сих пор не верил, что вообще находится здесь. Предложение было странным, заманчивым, не похожим ни на одно из полученных Джаредом ранее. К этому вороху мыслей и эмоций прилагались два рукопожатия: крепкое и уверенное - Моргана и тёплое, чуть сбивчивое - Дженсена. Последнее было словно печать. Джаред знал, что уже согласился на контракт, оставалось лишь уладить дела с Пеллегрино.

Подставляя лицо тёплым струям душа, Джаред был мыслями очень далеко от пентхауса Пеллегрино, ставшего за несколько лет привычным, как собственная крохотная квартирка. Впервые за долгое время Джаред не чувствовал, что всё вокруг незыблемо. Это была словно... смена декораций. Если бы он был менее погружён в себя, то не вздрогнул бы, развернувшись под душем: Марк стоял в дверях огромной ванной комнаты, прислонясь плечом к дверному косяку и разглядывая Джареда с присущим только ему выражением - глумливым и надменным.
Нет, Джаред не стеснялся наготы, да и во взгляде Марка не было похоти - читалось только, что он знает Джареду цену. Но не более. От этого было легче, но неловкость Джареда заключалась в другом: он прекрасно знал, что Пеллегрино осведомлён о его купаниях, и быть застуканным не хотел. Впрочем, по здравом размышлении это казалось ребячеством, а значит, не вписывалось в характер Пеллегрино.

Марк подождал, пока Джаред обсушит кожу и волосы под струями тёплого воздуха, и заговорил лишь, когда он влез в джинсы:

- Ты ведь знаешь, насколько хорош, правда, Джаред?

Что-то сдавило в груди - душным предчувствием близких неприятностей. Джаред ни на секунду не обманывал себя, понимая, что никто легко не отказывается от хорошего дохода - а Марк и не скрывал, что Джаред очень неплохой источник дохода. Он даже принялся лихорадочно прокручивать в голове условия контракта, пытаясь вспомнить, есть ли там пункт о досрочном расторжении, но Марк опередил его, совершенно правильно истолковав замешательство Джареда:

- Ты даже не посмотрел туда, Джаред. А мелким шрифтом обычно набирают самое интересное.

Чёрт. Вот он, козырь Марка и полнейший идиотизм Джареда. Он тогда был так рад получить работу и крышу над головой, что контракт подписал, едва пробежав глазами первые несколько строчек. И теперь это стоило ему... От озвученной суммы он едва не присел - она оказалась так велика, что придавила физически. А ведь Джаред ещё толком и не говорил с Пеллегрино о расторжении контракта. Но тот любил держать всё под контролем и поэтому быть впереди на шаг - по крайней мере, собственных танцовщиков - ему удавалось без труда.

Домой Джаред возвращался в подавленном настроении. Не то чтобы он чётко решил расторгнуть контракт и подписать новый, но осознание выбора было приятно. Теперь же выходило, что никакого выбора и нет. У самого Джареда не было и близко нужной суммы, чтобы заплатить неустойку, а Морган вряд ли захочет выкладывать такие деньги. Пусть даже Джаред обладает уникальной гибкостью и привлекательностью.

Джаред провертелся остаток ночи и к утру совсем измучился. Настроение было отвратительным, впервые за несколько лет, пожалуй. Джареда все вокруг привыкли видеть весёлым, благодушным и подбадривающим в трудных ситуациях. Таким он и был, и поэтому очень не хотел, чтобы кто-то увидел его в дурном настроении. Встал он нехотя, без удовольствия принял прохладный душ, выключив воду до того, как запищит датчик перерасхода, и втиснулся на крохотный балкончик с большой чашкой горячего кофейного суррогата.
Джаред поёживался от холодного утреннего воздуха, кутаясь в клетчатый плед, когда-то подаренный ему старым Джимом. У кофе был гадкий привкус - слишком грубый и тяжёлый, а всё вокруг казалось особенно обшарпанным и неухоженным. Как правило, Джаред не обращал на это внимания, но сейчас накрыло раздражением и злым вниманием. Джаред подумал, что лучше, пожалуй, на работу сегодня не идти. Да, он заплатит положенный штраф, но это было лучше, чем сорваться перед посетителем. Поколебавшись немного (совсем не хотелось ни с того, ни сего расставаться даже с небольшой суммой), Джаред всё же набрал сообщение и дождался сигнала о получении. После этого он выключил телефон и отправился досматривать сны, выплеснув почти полную чашку чёрной бурды в унитаз.

Снилось ему что-то совершенно невнятное. Сон не отпускал долго, Джаред пытался вырваться из клейких объятий, балансируя на грани двух реальностей - открывал глаза с большим усилием, видел низкий потолок своей комнаты и проваливался обратно, в незнакомую, незапоминаемую жизнь. В конце концов он встал с закрытыми глазами и сунул голову под холодную воду. Едва не взвился от неприятных ощущений, зато проснулся окончательно. Спешить ему было некуда, но даже сквозь сон Джаред чувствовал досаду: у него появился свободный день, к тому же, оплаченный из собственного кармана, и вовсе не хотелось проваляться в постели до вечера, а потом огрызаться на любую мелочь. Включенный телефон принёс сообщение о снятой со счёта сумме, лично от себя Пеллегрино не стал добавлять ничего, и Джаред справедливо счёл себя на этот день совершенно свободным.

Нет, в "Кроличью нору" он не собирался. По крайней мере, не собирался нарочно. И без того было тошно. С мечтами о смене работы можно было попрощаться, даже не распробовав их в полной мере, а дополнительно портить себе настроение Джаред, разумеется, не хотел. Поэтому замаячивший перед глазами знакомый зелёный холм был совершенно необъясним - хотя бы с точки зрения нормальной логики.

Джаред стоял, уставившись на ровный травяной покров, устилавший бок холма. В нём не наблюдалось ни швов, ни стыков, ни, тем более, даже намёка на вход. Круглая нора исчезла бесследно. Джаред долго чесал в затылке, теребил кончик аккуратно заплетеной короткой косы и растерянно крутился на месте. Мало того, что он очутился здесь, не желая сюда идти, теперь ещё и не попасть внутрь. Это было обидно. Вокруг холма Джаред пошёл из чистого упрямства, нисколько не рассчитывая попасть внутрь, скорее он склонен был думать, что всё это - какой-то странный розыгрыш, как ему и показалось с самого начала.

Холм оказался не круглым, а вытянутым в длину, и заканчивался под плотной тенью густо посаженных деревьев - высоких, с пышными кронами. Скорее всего, они были выращены искусственно и привезены уже в нынешнем виде, но даже это стоило баснословных денег, не говоря уже о том, что деревья на самом деле могли вырасти прямо здесь.

Как бы там ни было, под деревьями было уютно. Холм плавно перетекал в красивый, выполненный под старину фасад с нормальным входом и большими окнами. Джаред немного поколебался, но глубоко вздохнул и взялся за ручку двери...

- Гони двадцатку, Дженсен! - заорали прямо над ухом и Джаред замер от неожиданности.

Он оказался в большом холле, очень похожем на тот, в который попал, свалившись в кроличью нору: высокий сводчатый потолок, множество дверей и арок, "клетчатый" пол с приглушённым блеском.

Радостный вопль издал странный парень, смутно знакомый Джареду: он прыгал вокруг... да, вот уж неожиданность - немного сконфуженного Дженсена, его-то Джаред запомнил с первого раза. Дженсен перехватил руку парня... одну из четырёх, и Джаред вспомнил привратника, восседавшего на шляпке гигантского гриба, только теперь цвет кожи у него был совершенно нормальный...

- Ух, ты! - опять заорал тот, не обращая внимания на одёргивавшего его Дженсена, - он меня вспомнил, я же говорил!

- Хорошо, что я хоть на это не стал спорить, - пробурчал Дженсен, раздражённо отмахиваясь от неугомонного парня.

Впрочем, тот тут же переключился на Джареда, протянув ему руку:

- Привет! Я Миша.

Обескураженный Джаред пожал протянутую руку, с трудом удержавшись от вопроса, но словоохотливый Миша сам выдал нужную информацию:

- Странно, что я не синий, да?

Ответить Джаред опять не успел, и Миша добавил с довольным видом:

- Классный вирт-грим, да?

Не согласиться Джаред не мог, да и кроме цвета кожи всё стало ясным, например, совершенно другие черты лица: у привратника была плоская, круглая физиономия с глазами-щёлочками, а настоящее лицо Миши оказалось достаточно скуластым, но с чётко выраженными, даже заострёнными чертами и большими, чуть ли не круглыми глазами такого яркого синего цвета, что Джаред заподозрил усиливающие цвет линзы.

Впрочем, это заняло его внимание лишь на несколько секунд: Дженсен всё ещё стоял тут же, позади Миши, и не успел стереть с лица слишком радостную улыбку, когда Джаред встретился с ним взглядом.

Руки они пожали друг другу молча, под непрерывную болтовню Миши, и спохватились, лишь осознав, что Миша резко замолчал.

- Рад, что ты не забыл о приглашении.

Джаред и Дженсен поспешно разорвали рукопожатие, для верности даже отодвинувшись друг от друга, словно их застали за каким-то неприличным занятием: в проёме одного из боковых коридоров стоял мистер Морган собственной персоной.

Все вразнобой поздоровались, и Дженсен с Мишей моментально исчезли, но продолжать разговор с Джаредом в холле Морган не стал.

Изображение



Сидя в удобном кресле для посетителей, Джаред чувствовал себя неловко: ему предстояло отказаться от прекрасного предложения; Морган же излучал оптимизм и доброжелательность, чем расстраивал Джареда ещё больше. Он не знал, с чего начать, а Морган словно подтрунивал над ним:

- Нравится здесь?

- Необычно, - уклончиво ответил Джаред. Он не соврал - ему действительно пока сложно было определить для себя, какие чувства вызывает окружающая обстановка.

- Что-то напоминает, может быть? - никак не успокаивался Морган.

- А должно? - осторожно поинтересовался Джаред.

- Расслабься, - рассмеялся Морган, - просто воплотил мечту.

Джаред понимал, что все эти странные интерьеры - не просто абстрактная причуда, и, возможно, даже поинтересовался бы, что всё это означает, но сейчас он не мог думать ни о чём, кроме предстоящего объяснения.

- Мистер Морган, - Джаред наконец собрался с духом, - вы предлагали мне работу...

- О, - перебил его Морган оживленно, - ты отдохнул и решился?

- В том-то и дело, - вздохнул Джаред, а потом выдал сплошным потоком, чтобы не передумать:

- Мистер Морган, я очень хотел... хочу у Вас работать, но контракт... такая огромная неустойка... а я...

- Погоди, погоди, парень! - остановил его Морган. - Ты что-то путаешь. Неустойку я заплатил неделю назад...

- ... Заплатили?.. - перехваченным голосом переспросил Джаред, в мгновение ока почувствовавший себя полностью обескураженным.

- Стоп, - Морган встал из-за стола и подошёл к сидящему в кресле Джареду, тот тоже попытался встать, но Морган положил руку ему на плечо, усаживая обратно, - кажется, кого-то из нас намеренно ввели в заблуждение, и этот кто-то - точно не я.

- Я разговаривал с Марком, - продолжил Морган, понимая, что сейчас чувствует Джаред, - нет, мы не знакомы, - усмехнулся он, упреждая незаданный вопрос, - но выйти на меня не так уж сложно, правда?

- Так вот, - Морган обогнул кресло, направившись к маленькому бюро, на котором стоял графин виски и красивые стаканы толстого резного хрусталя, - должен рассказать тебе кое-что.

Морган налил немного виски в два стакана и протянул один Джареду. Тот взял его автоматически, и так же автоматически отхлебнул - при том, что ситуация требовала трезвого ума, а алкоголь действовал на Джареда достаточно сильно. Одно радовало - даже при сильном опьянении от похмелья он не страдал никогда. Сейчас же происходило что-то совершенно непредвиденное, и глоток крепкого напитка прошёл мимо восприятия, лишь едко царапнув горло и разлившись в груди теплом.

Морган тем временем опять уселся за стол:

- Знаешь, Джаред, когда я только задумывал всё это, мне хотелось, чтобы шоу было самым лучшим. Я разработал всё сам - от интерьеров до постановки номеров. Некоторое время я даже сам занимался поиском артистов, но потом пришлось от этого отказаться, я не могу успеть всё, да и попросту устал. Но у меня есть скауты, как ты понимаешь, и они очень хорошо знают своё дело.

Джаред кивнул - об этом он знал не понаслышке: Пеллегрино заполучил его именно таким способом.

- Но проверить каждого рекомендованного танцовщика я не могу, увы! Поэтому выбираю наугад, и чутьё редко меня подводит.

Морган ненадолго замолчал, усмехнулся сам себе, а потом продолжил:

- Я знаю, о чём ты сейчас думаешь: это некрасиво - переманивать артистов, обещая им лучшие условия и большую зарплату. Но согласись - другого способа нет, да и таковы законы выживания.

Не то чтобы Джаред был против, но на самом деле и не пытался следить за ходом мысли Моргана. Тот лишь немного виновато улыбался, глядя на него.

- Джаред, - Морган поставил пустой стакан на стол, - я должен попросить у тебя прощения. Когда я посмотрел твой номер, понял, что ты очень хорошо впишешься в моё шоу. Но я всегда оставляю выбор за артистом, как ты понимаешь, и никого не принуждаю. Да, не скрою, я очень хочу видеть тебя на одной из наших площадок, но... Словом, через неделю после нашей встречи Пеллегрино уведомил меня, что ты попросил о расторжении контракта, и он даже готов тебя отпустить, если я заплачу неустойку...

Джаред издал протестующий звук, но Морган жестом остановил его:

- В этом и заключается моя вина - я должен был связаться с тобой лично. Перепроверить. Но Марк сказал, что ты немного расстроен, решение далось тебе нелегко, и поэтому тебе нужен перерыв в две-три недели, а после этого ты появишься сам.

Всё это Джаред слышал, как сквозь вату в ушах. Он не был готов ко всему этому - к развернувшимся на пустом месте интригам. Он одновременно сердился и на Пеллегрино, и на Моргана, решивших всё за него, но понимал, что отступать теперь действительно некуда - он шёл сюда, огорчённый отсутствием выбора, и теперь оказалось, что выбора у него на самом деле нет, хотя в этом случае расклад должен был его устраивать. Неустойка была заплачена, и Джаред чувствовал себя отвратительно: работа, которую он так хотел получить, лежала у него в кармане, но это уже не радовало. Или почти не радовало - в глубине души Джаред понимал, что сейчас слишком раздражён и обескуражен, чтобы принимать решения. Кроме того, откровенно взбесила подлость Пеллегрино - в отличие от небрежности Моргана, совершенно чётко продуманная. Ещё больше бесило, что он почти две недели работал на Марка, фактически будучи уже актёром Моргана, более того - Морган искренне считал, что Джаред отдыхает и собирается с силами, и не торопил, желая получить его положительно настроенным и готовым к работе.

Его продали, будто неодушевлённый предмет. Всё приятно волнующее отошло на задний план - Джареду указали его место.

- Мистер Морган, - Джаред знал, что стоит повременить с ответом, но был слишком взвинчен, - мне не оставили выбора. Неустойку я вернуть не могу...

Морган выставил раскрытую ладонь в протестующем жесте, но Джаред не стал его слушать:

- Но если Вы не против, я... отработаю сумму. А потом уйду, простите.

Кабинет заполнила неуютная тишина. Совершенно ординарное событие, которое могло стать вполне приятным и радостным, на поверку вышло просто гнетущим. Разочарование Джареда было таким ощутимо горьким, что его можно было попробовать на вкус.

Морган молчал недолго - он смотрел на Джареда с мягкой улыбкой и совершенно очевидно не сердился, но сказанное им было неожиданно:

- Знаешь, Джаред, я привык к тому, что приятных сюрпризов в жизни почти не осталось. Но ты - нечто особенное. Как тебе удалось остаться таким наивным?

Джаред не знал, обижаться или улыбаться, но главное - Морган уже разрядил обстановку.

- Я не давлю, Джаред, - Морган встал из-за стола, - протягивая руку, - решение за тобой. Но я думаю, тебе не стоит торопиться. И ещё я буду не против, если ты на самом деле захочешь взять несколько дней отдыха, которого тебя лишили.

Пытаясь найти тот странный коридор, Джаред прекрасно понимал, что это глупость и ребячество, но искушение так плотно засело в мыслях, что избавиться от него можно было лишь одним способом - ему поддавшись. Да, да, Джаред никак не мог выбросить из головы воспоминания о круглом окошке без стекла, солёной влаге и запахе моря. Он отчётливо понимал, что это какой-то изощрённый обман, и был уверен, что в круглом пузырьке с призывной надписью находится какой-то слабый галлюциноген; но... во-первых, Джаред, всегда избегавший подобных средств, не сомневался, что в таком знаменитом заведении здоровью посетителей не нанесут ущерб, а во-вторых - очень хотелось не только взглянуть на море, но и почувствовать его. Было ещё и в-третьих: В голове царил такой сумбур, что не оставалось сил даже на злость, не говоря уж о принятии решений. Словом, Джареду мысль о непродолжительном времени, проведенном в искусственных грёзах, сейчас казалась как никогда привлекательной.

Поплутав минут двадцать в похожих один на другой коридорах, Джаред уже думал было расстаться с мыслью о морском бризе и тёплых волнах, как вдруг заметил знакомое окно - то самое, забранное толстенным стеклом. Заглянул туда из любопытства: теперь за столом было пусто, хоть чайные приборы по-прежнему оставались на местах, но стулья и кресла словно отшвырнули в спешке, а живая изгородь выглядела так, будто сквозь неё волоком тащили что-то тяжёлое. Дом тоже выглядел странно - окна и двери были распахнуты, а крыша покосилась. Казалось, дом ходит ходуном и вот-вот развалится на части. Из квадратной трубы вдруг вылетело чёрное облако, и на кромку взобралось странное существо - большая ящерица в испачканном сажей старомодном костюме. Ящерица неловко балансировала на кирпичной кромке, собираясь спрыгнуть на покатую крышу, но из дымохода показалась гигантская рука и ловко ухватила беглеца за хвост. Джаред поёжился и отпрянул от окна: он прекрасно знал, что делает ящерица, пойманная за хвост. Откуда? Знал, в общем.

Стараясь не думать о только что увиденной странности, Джаред снова двинулся по коридору, но теперь уже гораздо более уверенно, он помнил этот отрезок пути.

Изображение

Окошко было на месте, и на этот раз ключ лежал столике рядом с тем самым пузырьком тёмного стекла. Джаред постоял в нерешительности, затем взял в руку ключ и открыл дверь, с удовольствием поймав порыв солёного ветра, а потом раскупорил пузырёк. Запах был непривычный, но приятный. Отбросив колебания, Джаред поднёс пузырёк к губам и...

- Ты действительно собрался это выпить?!

Джареда моментально выдернуло из эйфорического предвкушения - не столько недоумением в голосе, сколько самим голосом. Осталось медленно, со смутным сожалением закрыть пузырёк резиновой пробкой и вернуть на столик.

- Не суждено мне, значит, - вздохнул он притворно, хотя на самом деле был рад.

- Ну, ничего страшного с тобой бы не произошло, конечно - смущённый Дженсен сейчас занимал Джареда куда больше, чем виртуальное удовольствие, - но... Вот чёрт! - вдруг спохватился он, - слушай, я не должен был вмешиваться, прости!

- Да брось, - Джаред беспечно махнул рукой. К нему вернулось ощущение радостного ожидания - в конце концов, ему предстояло работать вместе с Дженсеном, пусть и оставалось пока много невыясненного.

Дженсен словно мысли читал:

- Ты ведь говорил с До...

Джаред не удержал короткий смешок - Дженсен слегка покраснел и тут же поправился:

- С мистером Морганом о работе? Ещё раз прости, что вмешиваюсь, но...

- Всё в порядке, - Джаред не дал ему договорить, - буду у вас работать.

- Здорово! - Джаред обернулся: за Дженсена ответил в своей обычной шумной манере вездесущий Миша. Впрочем, Джареду так было даже легче: не пришлось объяснять, что работать он собирается, только чтобы вернуть неустойку.

- Отметить надо! - между тем продолжал радостно шуметь Миша, хлопая Джареда по плечам всеми четырьмя ладонями.

- А ты мне всё ещё двадцатку должен, - невозмутимо напомнил он Дженсену, попытавшемуся его оттащить от Джареда, - вот и удачный повод!

- Бессовестный ты, - рассмеялся Дженсен.

- Абсолютно, - осклабился Миша, и Джаред рассмеялся вслед за ними.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Если бы кому-нибудь в голову пришло спросить у генетически нормальных, почему мутанты предпочитают жить в своей добровольной "резервации", никто бы не ответил ничего внятного. Возможно, сказали бы, что никто их не выгонял из приличных районов. Всем было легче и привычнее думать, что всё сложилось само собой, и мутантам просто нравится жить отдельно, среди своих. Никто не задумывался об этом - брезгливо-снисходительное отношение сложилось само собой.

Но многоэтажные ночлежки в трущобах потихоньку заполнялись странными тихими жильцами, безропотно платившими квартплату из своих скудных пособий и небольших, как правило, заработков, а ближе к границам даунтауна подступали отлично отремонтированные, а иногда и заново отстроенные многоэтажные притоны, обтекаемо именуемые "развлекательные заведения". Спектр услуг был широк, в зависимости от смелости, рассчётливости и предприимчивости владельцев - кто-то держал лишь танцовщиков и не допускал контакта с клиентами, кто-то - самые настоящие бордели, где можно было выбрать кого угодно и что угодно, вплоть до очень рискованных развлечений. Полиция смотрела на это сквозь пальцы, и если в редких случаях устраивались облавы, можно было с уверенностью сказать, что стражам правопорядка просто не заплатили за слепоглухонемой рейд по беспокойным ночным улицам.

Тем не менее, город в городе жил по своим законам, и контакты обычных горожан с мутантами были привычны, просто мутанты научились не замечать брезгливых взглядов и поспешности или же наоборот - подчёркнутого равнодушия. Все вели взаимовыгодную торговлю и принимали такое положение дел.

Постепенно границы резервации расширились, поглотив несколько "нейтральных" кварталов, и на стыке двух территорий возникло странное место, именуемое Тамбур. Здесь законов не было - в обычном понимании. Полицейские наряды дежурили лишь на границах, потому что сюда достаточно часто забредали подростки из богатых семей в поисках наркотиков, продажной любви и острых ощущений. Многие их находили, но поделиться впечатлениями уже не могли - с перерезанным горлом это довольно затруднительно.

Своебразным, хоть и не всегда действенным предупреждением могла служить стандартная белая виртуальная маска - стоило поразмыслить, прежде чем нападать на неизвестного, прячущего лицо. Если Большая Шишка решала поразвлечься, вокруг всегда ошивалась толпа ловко замаскированных телохранителей, и играть в такую лотерею решались немногие.

Но для мутантов это был родной дом. Никто не стал бы нападать на своих, разумеется, за исключением случаев, когда с этими своими что-то не поделили.

Джаред раньше не бывал здесь никогда, и теперь вовсю крутил головой, а Дженсен с Мишей то и дело подхватывали его под локти с двух сторон, при этом хохоча и комментируя происходившее вокруг.

Тамбур был весьма оживлённым местом, даже среди бела дня тут без зазрения совести заключались многочисленные незаконные сделки - от продажи любых наркотиков до торговли собственным телом. Но занимались подобным лишь те, кто отчаялся получить хоть какое-нибудь рабочее место или же счёл, что за тяжёлую физическую работу платят слишком мало. Некоторые избрали комбинированный способ заработка - договаривались о сделке и подпускали поближе к себе лишь затем, чтобы вытащить кредитку и незаметно передать помощнику - в одиночку такое провернуть было очень сложно. После этого сделка рушилась - например, с незадачливого клиента требовали слишком большую сумму. Пропажа кредитки обнаруживалась далеко не сразу, а до того момента, как счёт блокировался, кредитку успевали выпотрошить настоящие мастера своего дела и несколько раз пропустить деньги через безымянные счета, открытые лишь для этого и аннулированные сразу после завершения аферы. Процент за это брали немалый, но без сомнений - игра стоила свеч.

Впрочем, под неярким осенним солнцем опасные кварталы выглядели мирно и безобидно: двери небольших магазинов были гостеприимно распахнуты, в витринах пабов красовались зелёные и черные доски с завлекательным меню, а многочисленные прохожие были заняты своими делами.

Несильный порыв тёплого ветра принёс откуда-то из боковых переулков соблазнительный запах специй и овощей, и Джаред невольно сглотнул слюну - он так нервничал утром, что не смог впихнуть в себя даже тост со сладкой соевой пастой, которую очень любил. Выручил его вездесущий Миша, озвучивший голодные мысли вслух:

- Эй, братва, я уже с ног валюсь от голода!

- Со всех четырёх? - в один голос полюбопытствовали Джаред с Дженсеном и расхохотались, глядя на обескураженного Мишу.

- Сговорились, да? - с наигранной мрачностью поинтересовался тот.

На самом деле парни сами удивились подобной синхронности, но оба быстро включились в игру, оставив размышления на потом.

- Что ты, Миша! - невинным голосом ответил Джаред, подмигивая Дженсену, - никто и не думал сговариваться. - И добавил, когда Миша расслабился: - мне вот другое интересно: как ты решаешь, какую ногу ставить первой?

Ржущие во весь голос парни догнали обиженно рванувшегося вперёд Мишу и с двух сорон хлопнули по плечам, но он вырывался и злобно шипел:

- Точно сговорились, засранцы!

На самом деле Миша ходил на двух ногах, как большинство людей, а добавочную пару "носил", скрестив в позе лотоса и максимально опустив колени вниз. Вторая пара рук пряталась ещё легче - для выходов Миша надевал просторный плащ из плотной синей ткани, скрывавшей его анатомические особенности, а хитрая застёжка до самого горла создавала ощущение бесшовности одежды и не позволяла плащу случайно распахнуться.

Беззлобно подкалывая друг друга, парни свернули в переулок, из которого доносились манящие запахи, и тут Джаред на самом деле едва не споткнулся о Мишу, буквально застывшего на месте.
В следующую секунду Джаред рванулся вперёд, но его успел схватить за руку Дженсен и прошептал быстро:

- Не вмешивайся.

- Но... помочь надо, - забормотал растерявшийся Джаред, - их всего две...

- Достаточно и одной, - не к месту, по мнению Джареда, хохотнул Дженсен, - и добавил мягче: - мы рядом, если что. И вмешаться успеем.

Он пробормотал ещё что-то, но Джаред не расслышал, его внимание поглотила развернувшаяся впереди картина: шагах в десяти от них в узком переулке жались к стене две девушки, а вокруг собрались пятеро юнцов - совсем сопливых мальчишек, Джаред раскидал бы их за минуту. Но рядом стоял Дженсен, придерживая его за руку, и беспокойства не излучал, разве что лёгкую заинтересованность. Миша тоже выглядел заинтересованным, более того, его глаза подёрнулись необъяснимой для Джареда мечтательной дымкой.

Поверив на слово, Джаред решил, что они действительно всегда успеют вмешаться, и повнимательнее посмотрел на девушек. Одна из них была высокой и яркой - красивая брюнетка с раскосыми глазами и скульптурными скулами. Что-то смутно знакомое кольнуло Джареда, словно он видел девушку раньше или должен был знать. Вторая едва доставала головой ей до плеча, и, судя по беспокойным движениям, длинная юбка скрывала не вполне человеческие ноги, а широкая пелерина прятала острый горб. Личико у девушки было нежное, со светлой кожей, а из-под тёмной вязаной шапочки выбивались волнистые волосы красивого пепельного оттенка.

- Цы-ыпочки, - пьяно тянул один из парней, - цып-цы-ып! У меня для вас что-то есть!

Девушки по-прежнему молчали, прижимаясь одна к другой и слушая непристойные предложения, до тех пор, пока один из мальчишек не решил познакомиться с ними поближе: хлебнул из ядовито-зелёной пластиковой бутылки - в таких обычно продавали "взрыв" - смесь энергетического напитка и лёгких наркотиков - и запустил её в голову высокой девушке. Дальнейшее произошло так быстро, что Джаред едва успел заметить движение. Просто бутылка оказалась перехвачена в нескольких сантиметрах от лица девушки, а незадачливый хулиган лежал на земле, физиономией в единственную не высохшую после утреннего дождя грязную лужу, хрипел и булькал. Шею его обвивало толстое тёмно-зелёное кольцо, покрытое... крупной чешуёй. Картинка в голове у Джареда сложилась тут же, а девушка произнесла низким голосом, чуть растягивая слова:

- Скажите спасибо, - тут она медленно разомкнула губы в улыбке, больше похожей на оскал, - что я не голодна. Но... положение может измениться очень быстро...

Перепуганные, вмиг протрезвевшие мальчишки бросились, кто куда, даже не вспомнив о своём пленённом друге. Тот лежал, ни жив, ни мёртв, абсолютно трезвый и сто раз попрощавшийся с жизнью.

Девушка разжала хвост - а это, безусловно, был хвост - оставив на шее несостоявшегося насильника широкий красный след, и несчастный парень бросился удирать едва ли не ползком под хохот и улюлюканье Джареда, Дженсена и Миши.

После этого храброй девушке устроили бурную овацию, на что та отреагировала благосклонно: изобразила реверанс и протянула вперёд руку, потерев один о другой большой и указательный пальцы:

- С вас причитается за выступление, мальчики!

- Вот это моя мальшка! - искренне восхитился Дженсен, поочерёдно обнимая подошедших девушек.

Миша лишь придержал высокую девушку за плечи, зато вторую прижал к себе нешуточно - только тогда Джаред заметил свою ошибку - за спиной у неё был не горб, а встопорщившиеся крылья, точно такого же цвета, как волосы - Джаред увидел выглянувшие из-под пелерины кончики перьев.

- Привет, сестрёнка, - Джаред снял очки и отзеркалил взгляд золотистых глаз с вертикальными зрачками.

- Привет, - теперь девушка расплылась в дружелюбной улыбке.

Нет, они не были знакомы, но "чешуйчатые" распознавали друг друга моментально, хотя из всех мутантов им было легче всего маскировать свои особенности одеждой благодаря нормальному человеческому сложению.

Джаред пожал протянутую ладонь, узкую и сильную, и ненадолго задержал её в своей руке, разглядывая.

- Эй, тормозни-ка, приятель! - с наигранным возмущением вклинился в это безмолвное общение Дженсен, - вас даже не представили, а ты уже отбиваешь у нас девушек!

- Ну так представь нас, - резонно предложил Джаред.

- Вот ещё, - деланно отвернулся Дженсен, но тут же сказал с теплом в голосе:

- Это Трейси. А это Шу, - Джаред пожал руку второй девушке.

- А это Джаред, - церемонно провозгласил Миша, и Джаред склонил голову, - будет с нами работать, если я не выживу его через пару дней. Потому что с такими темпами все девушки будут его!

Джаред собрался было возразить, изобразить возмущение - не всерьёз, конечно же, но Шу нежно обняла Мишу и прощебетала:

- Меня у тебя никто не отобьёт, Гусеничка!

Миша покраснел до корней волос и его ответные слова потонули в общем хохоте - на этот раз смеялись и девушки.

- Вижу, вы тут все друг друга стоите, - Джаред помотал головой, отсмеявшись, и Трейси стянула с плеча чёрную трикотажную блузку, высвободив одно из небольших перепончатых крыльев:

- Привыкай!

Кожа между перепонками натянулась, словно Трейси потягивалась, разминая крыло, а потом оно вновь исчезло под одеждой, будто ничего и не было.

Изображение

Джаред ощутил лёгкую неловкость, но Миша уже тащил девушек под руки, рассказывая на ходу:

- Сейчас Дженсен угостит всех! Он всё равно должен мне двадцатку...

Джаред с Дженсеном только переглянулись, шагая позади приметной троицы, и Джаред прыснул, не в силах сдерживать смех.

- Он всегда такой, - махнул рукой Дженсен.

Джаред согласно кивнул, дескать, тебе лучше знать, но про себя решил, что сам всех угостит - всё же не каждый день подписываешь контракт с владельцем легендарного кабаре.

Пока они петляли переулками, следуя за Мишей и девушками, Дженсен успел кое-что рассказать - и о самом кабаре, и о Моргане, и о Трейси с Шу - у них был совместный номер. Вообще знакомиться со всеми танцовщиками было вовсе не обязательно, но Джаред слушал внимательно, понимая, что ему очень повезло: Дженсен оказался очень покладистым, не заносчивым, и язык у него был подвешен, что надо.

Последний, особенно узкий и кривой переулок неожиданно вывел на широкую площадь, выложенную большими каменными плитами - ещё один кусок старого города, исподволь оказавшийся на "нейтральной" территории.

- Вот! - провозгласил Миша, - то, что надо! - и устремился к открытому лотку, возле которого толпился народ.

Там продавали дешёвое горячее пойло в пластиковых стаканчиках - смесь самого паршивого вина, воды и заменителя сахара, приправленную усилителем вкуса. Гадость была редкостная, но здесь почему-то отлично шла - грела кровь, поднимала настроение и - на удивление - от неё не болел живот.

Вопреки своим словам, за выпивку на всю компанию Миша заплатил сам. Джаред, не планировавший пить среди дня, с удивлением обнаружил в своей руке полупустой стаканчик и решил, что не будет по этому поводу переживать. Ему было весело - вокруг смеялись, пили и флиртовали напропалую. Контраст между переулками и площадью был разителен - словно всё неприятное и тёмное осталось там, на подступах к площади, между холодных бетонных и каменных стен. Впрочем, весёлая и яркая толпа занимала лишь середину площади, по периметру же перемещались совсем не радостные личности - собранные, угрюмые, и опасные. В основном это были сутенёры, мелкие воры и наводчики - генетически нормальные по большей части.

Всё это Дженсен рассказывал Джареду на ходу, то и дело придерживая его за руку или за плечо - здесь нужно было внимательно следить за своими карманами, да и вообще не стоило расслабляться. Среди мутантов было не так уж много способных действительно постоять за себя, а тем более - напасть первыми. Но каждый играл на выживание, как мог, и мутанты, в большинстве своём не ждавшие от генетически нормальных ничего хорошего, не могли осуждать своих собратьев, даже если не одобряли подобное поведение.

Джаред чувствовал себя внезапно прозревшим. Когда его выпустили из интерната, он совсем недолго поболтался в общежитии, куда получил направление, поработал грузчиком в супермаркете, а потом попал в заведение Пеллегрино и первое время думал, что почти в раю. Марк почему-то не тронул его, и позволил осматриваться, наблюдать за приватными выступлениями опытных танцовщиков и совершать свои ошибки самому. Джаред впитывал всё, как губка, и первые его номера были очень неловкими, но клиенты, как правило, приходили не за этим: все шероховатости компенсировала молодость, красота и свежесть.
Джаред даже немного зациклился, работая над собой и улучшая качество номеров, словно боялся выглянуть наружу и оказаться в совершенно другой жизни. Не то чтобы это пугало, но... не хотелось приспосабливаться к чему-то ещё.
Всё сложилось само собой и незаметно превратилось в крохотный замкнутый мир. Джареду хватало новостей из интернета и сплетен от словоохотливых соседей, а в выходные дни, как правило, он отсыпался или помогал Джиму - у того всегда находилось множество мелких дел по хозяйству. Джаред не роптал, наоборот - было приятно заботиться о ком-то почти родном.
И теперь Джареду казалось, что вокруг раздёрнули плотные шторы.

Из задумчивости его вывела Трейси, громко рассмеявшаяся над очередной шуткой Миши. Джаред тряхнул головой, сбрасывая остатки оцепенения, и увидел множество мелочей, складывавшихся в общую картину: яркое, но не жгучее осеннее солнце, камни старого города, толпы весёлых людей - и не совсем людей, впрочем, все были здесь вперемешку; лотки с едой и выпивкой, наглые нищие, цеплявшие прохожих за рукава, парочка уличных проповедников Церкви Единения, музыканты со своими старыми инструментами.
А ещё совсем рядом оказался источник тех самых соблазнительных запахов, выманивших их из переулков на площадь - лоток с горячей лапшой и жареными в воке овощами.

- Всё, не могу больше терпеть, - признался Джаред, - с голоду сейчас умру!
Разумеется, ни Дженсен, ни Миша, ни девушки допустить такого не могли, и вскоре в руках у каждого исходил паром пластиковый лоток с лапшой в остром соусе. Тут уж за всех заплатил Джаред, как и планировал, а всяческие возражения отверг, не слушая.
Кроме лапши, продавец бесплатно выдал им воду и салфетки, и оставалось только найти относительно тихое местечко для импровизированного обеда. Сделать это на людной площади было не так легко, но зоркая Шу потащила Трейси за руку, а следом потянулись и парни: как раз освободилась пара широких уступов большой каменной тумбы. Раньше она служила пьедесталом для какого-то памятника, сброшенного во времена уличных беспорядков и дележа территории, теперь же на тёплых плитах сидели, лежали, пили, целовались, выясняли отношения - словом, никто не переживал по поводу утерянной исторической ценности.

От горячей острой лапши горели рот и щёки, и все по очереди прикладывались к большой бутылке с водой, но никто не собирался сдаваться, и вскоре пустые контейнеры отправились в большой мусорный бак, а наевшаяся до отвала компания поудобнее устроилась на ступеньках, впитывая тёплые солнечные лучи. Всех разморило, даже громкие звуки отошли на задний план, но подспудно все были настороже, и жались друг к другу поближе: одно плечо Джареда подпирал широкой спиной Дженсен, на другое положила голову Трейси, а Шу свернулась калачиком на коленях у Миши, плотно сложив крылья и устроив их у него под рукой - той, что оказалась ближе всего.

Так хорошо Джареду не было никогда в жизни. Первый раз он почувствовал себя среди своих, словно... вернулся домой, даже не верилось, что знакомство едва состоялось. В интернате у него была пара друзей, а точнее - товарищей по несчастью, когда дружеские отношения завязывают вынужденно, по необходимости, на крайний случай - а такие случаи были знакомы всем интернатским. Иначе говоря - всем мутантам. Или почти всем. Там, где Джаред работал, он едва знал в лицо десятую часть танцовщиков, а единственным, с кем он общался, как с близким, был старый ворчливый Джим. Десяток приятелей, с которыми Джаред по привычке здоровался на улице или в магазинах, да любопытных соседей можно было просто не считать.

- Мир вам, братья и сёстры!

Все зашевелились, стряхивая тёплую лень, и уставились на возмутителя спокойствия - одного из проповедников, закончившего вещать и сейчас сжимавшего в руках точно такой же контейнер с лапшой, с какими они расправились полчаса назад.

- Можно присесть?

Проповедники Церкви Единения не пользовались популярностью среди генетически нормальных, да и мутанты их не особо жаловали, правду говоря. Учение Единения гласило, что мутации посланы человечеству за распутство, и уличные проповедники призывали всех в лоно церкви, чтобы покаяться и совместно замаливать свои и чужие грехи. Особой удачей считалось обратить мутанта. Поэтому проповедников рассматривали, в основном, с брезгливым интересом, откровенно оскорблять или игнорировать побаивались: ходили слухи, что Церковь Единения причастна к бесследным исчезновениям мутантов, которые, разумеется, никто и не думал расследовать.

- Так можно?

Проповедник был худ и высок, в линялой сутане с капюшоном, скрывавшим лицо почти полностью.

Миша переглянулся с Джаредом, Дженсен неопределённо кивнул в пространство, а Трейси скорчила дурацкую рожицу. Но все зашевелились, и проповедник, поблагодарив кивком, уселся на освободившееся место, и на ближайшие пару минут превратился в бесплатное развлечение для всей компании. Он всё никак не мог пристроить бутылку с водой, салфетки у него улетали, а когда он поставил на колени лоток с едой, чтобы открыть упакованные в бумагу палочки, тот предсказуемо съехал вбок. Джаред только успел придержать его за край, но священник неловко взмахнул рукой, и лоток полетел прямо на Джареда, обжигающе горячая еда с размаху опрокинулась на обнажённую кожу - Джаред был в белой футболке с короткими рукавами.

Громкий возглас священника смешался с шипением Джареда и причитанием девушек, парни же предпочли действовать: Миша помог Джареду очиститься - благо, на одежду ничего не попало, а Дженсен аккуратно полил остатками воды испачканную руку. Всё это Джаред перенёс стоически, лишь немного поморщился, когда Трейси промокала вспухшую покрасневшую кожу салфеткой.

Пришедший в себя священник громко просил прощения и суетился вокруг, всем своим видом выражая раскаяние; в конце концов Джаред просто отмахнулся от него:

- Да всё нормально! Уже ничего нет, следа не осталось!

В доказательство он продемонстрировал почти чистую руку - ближе к предплечью были видны лишь небольшие розовые пятна, бледневшие на глазах.

Обычно Джаред не афишировал эту свою особенность - очень быструю регенерацию, но священник выглядел настолько расстроенным, что Джаред сделал это автоматически.

Тот осёкся на полуслове и уставился на руку Джареда шокированно:

- На самом деле не болит?

- Нет, - терпеливо сказал Джаред ещё раз, - лапша была не такой уж и горячей.

- Ты не думал прийти в лоно церкви, брат мой? - вдруг спросил проповедник без всякого перехода.

Джаред закатил глаза: проповедников на улицах он всегда обходил десятой дорогой, терпеть не мог выслушивать нудные монотонные призывы к смирению и объединению.

Но тот разошёлся не на шутку, забыв даже о голоде, и принялся вдохновенно вербовать Джареда, для убедительности - или гарантии, что тот никуда не денется - схватив его за руку. Сначала Джаред лениво отмахивался, потом попытался аккуратно вытащить руку из неожиданно цепких пальцев; когда же понял, что так просто от этого не избавится, попытался стряхнуть. Когда и это не вышло, Джаред, уже даже не делая вид, что слушает, сжал руку в кулак и дёрнул, стараясь соразмерять силу. От неожиданности проповедник ухватился за стиснутые пальцы Джареда обеими руками и едва не упал на него. Джаред успел схватить его за плечо; капюшон сполз на затылок и Джареда обожгло узнаванием - врезавшееся в память лицо и вспыхнувшее следом имя.

Интернат Джаред старался не вспоминать. Нет, никто не издевался над обделёнными жизнью детьми, но никто и не щадил, а уж тем более не пытался сделать их существование хоть сколько нибудь сносным. Все обладали разными мутациями, при совпадениях старались держаться вместе, и Джаред никогда не отталкивал никого из "чешуйчатых", пытавшихся завязать с ним знакомство. Рэй был одним из таких - всё его тело покрывала плотная чешуя, а пальцы рук и ног...

- Что с тобой сделали?.. - определённо, сегодняшний день для Джареда был самым настоящим днём потрясений, и если вылазка в незнакомый район пока что принесла лишь положительные эмоции, то неожиданное столкновение с однокашником оказалось едва ли не шоком. Ситуация мгновенно поменялась - теперь уже Рэй пытался вытащить руку из руки Джареда, державшего мёртвой хваткой и расширенными глазами рассматривавшего его ладони. Между большим и указательным пальцами у Рэя были грубые, толстые шрамы. Раньше здесь пульсировали и растягивались при движении тонкие кожистые перепонки.

- Джаред!.. - потрясённый Джаред выпустил руку Рэя - теперь уже не оставалось сомнений в том, что это он.

- Не хотел, чтоб так вышло, извини! - Рэй пробормотал что-то ещё, и, прежде чем Джаред опомнился, накинул капюшон и смешался с толпой.

Ничего не произошло, но настроение было безнадёжно испорчено. У Джареда перед глазами стояли искалеченные ладони Рэя, и попытки делать вид, что всё прекрасно и ему по-прежнему весело, никого не обманули. Миша тут же попрощался, сказав, что ещё успеет насмотреться на физиономию Джареда, и утащил за собой протестующих девушек.

Дженсен вопросительно посмотрел на Джареда - навязываться он не хотел, но и уходить просто так - тоже. Поэтому предложил немного проводить Джареда, или посидеть вдвоём в менее шумном и людном месте. У Джареда заколотилось сердце - так ему хотелось ответить согласием; но... Но.

- Дженс, - Джаред сам не верил в то, что отказывается, - можно мне... воспользоваться предложением в другой раз?

Взгляд у Джареда был таким виноватым, что Дженсен не обиделся, но и не смог скрыть отчаянную заинтересованность. Джаред подозревал, что выглядит точно так же.
Пройтись с Дженсеном по прохладным вечерним улицам ему сейчас хотелось больше всего на свете, только прежде следовало завершить одно дело.


Марк прятаться не стал. Сидел в полутёмном кабинете, пил пиво из горлышка, бросив пиджак на спинку стула. Всё как всегда. Впрочем, Джаред понимал, что не сможет предугадать его поведение, и на лёгкий разговор не настраивался. На самом деле он даже не был уверен, что этот разговор стоит заводить, но ощущение незаконченности царапало изнутри, и совершенно не получалось его игнорировать.

Джаред не знал, что скажет Марку. Хотелось бросить ему в лицо какую-то убийственную фразу, что-то очень хлёсткое и болезненное, но к моменту, как Джаред переступил порог, запал перегорел. Достаточно было себе представить лицо Марка с обычным брезгливо-отстранённым выражением, чтобы пропало желание попытаться задеть его.

- Не маячь в дверях, - Марк указал кивком на гостевое кресло, но Джаред от приглашения отказался, лишь сделал пару шагов внутрь кабинета.

- Ждёшь объяснений? Или извинений, может быть? - только Марк мог пропитать ядовитым сарказмом совершенно безобидные слова - произнесенные им, они становились едва ли не противоположными собственному значению.

Джаред почувствовал себя тоскливо. Марк достаточно прозрачно намекал сейчас на его, Джареда, предательство. Дескать, кто тебя заметил, взял под крыло, позволил научиться всему, что ты сейчас умеешь? Где бы ты без меня был, неблагодарный маленький засранец? На самом деле вариантов ответа было больше, чем два, и в словах Марка откровенно сквозила попытка надавить на совесть Джареда, тогда как...

- Да, - ответил Марк на незаданный вопрос, - я не хотел тебя отпускать. Но видишь ли...

Марк встал и подошёл к Джареду вплотную. Джаред сглотнул, когда по щеке мягко прошлись костяшки пальцев. Лицо Марка было совсем близко, в полумраке светились отражённым светом неласковые глаза, а пальцы почти ласкали лицо Джареда - лёгкими прикосновениями к скулам, уголкам глаз; чуть задержались на губах - и исчезли, когда Джаред едва сдержался, чтобы не отпрянуть. В этот момент ему показалось, что в глазах Марка промелькнуло сожаление.

Марк кивнул своим мыслям и даже криво улыбнулся:

- Меня всегда спасает то, что я умею предугадывать шаги окружающих. Не продержался бы иначе на плаву, понимаешь?

Куда Марк клонит, Джаред не совсем понимал, был немного сбит с толку его непривычным поведением.

- Всё ведь когда-нибудь заканчивается, Джаред. - Марк допил пиво и продолжал вертеть бутылку в пальцах. - Я понял, как только увидел Моргана здесь, что ты у меня не останешься. Мне с ним не тягаться.

Эти слова почти шокировали Джареда - Марк никогда не был так откровенен, и уж тем более, никогда не признавал чьё-либо, пусть и очевидное первенство. Кажется, он забавлялся реакцией Джареда:

- Ты был отравлен, Джаред, с того самого момента, как он заговорил с тобой. Твой уход был лишь вопросом времени. И я... сам отпустил тебя. Хоть в чём-то останусь первым. А твоя отработка - эй, парень, ты ведь не бесплатно всё делал, верно? Да и потом - я не должен облегчать тебе жизнь.

Возвращаясь домой, Джаред не чувствовал, что вопрос закрыт. Вернее, понимал это, но был очень недоволен собой - почти всё время он промолчал, так и не решившись хоть в чём-то обвинить Марка. Получалось, что и не в чем - он опередил Джареда, пусть признание было странным, и говорить вслед о вынужденной отработке казалось просто мелочным. Кроме того, Марк повёл себя неожиданным образом, и Джаред впервые разглядел за надменной маской живого человека, у которого наверняка не самая простая жизнь, и который, на самом деле, по-своему был к Джареду добр. Но всё это должно было остаться в прошлом - хорошем, плохом ли - теперь не важно. Джаред не хотел тащить с собой в новый период жизни старые привычки и рефлексии. Сейчас хотелось принять душ и рухнуть на свою узкую койку. И, может быть, воспользоваться щедрым подарком Моргана - побездельничать несколько дней.

Но сюрпризы этого дня, похоже, ещё не закончились. Когда Джаред, по-прежнему погружённый в свои мысли, автоматически приложил к двери ключ-карту, кто-то легко тронул его за плечо. Джаред просто взвился вверх, а от вопля его удержало лишь интуитивное узнавание: он успел заметить боковым зрением тощую высокую фигуру в балахоне с капюшоном.

Джаред от досады чертыхнулся, а Рэй придержал его за руку:

- Джаред, прости, пожалуйста! Совсем не хотел пугать...

Обилие впечатлений немного пригасило острое чувство, испытанное Джаредом днём на площади, когда он узнал Рэя, и сейчас оно вернулось - у Джареда было слишком много вопросов.

- Я вообще извиниться хотел, за то, что сбежал днём, - продолжил Рэй, и Джареду вдруг стало неуютно:

- Ты что, следил за мной?

Рэй отпираться не стал:

- Понимаешь, я обрадовался, когда тебя узнал, а потом... Ну...

Рэй мялся, и Джаред не помогал ему, просто ждал. Вспомнившееся было детство опять стало серым фоном, а здесь был совсем другой Рэй - едва ли знакомый Джареду худой долговязый парень в сутане, выглядевший не слишком здоровым и радостным. Называть его проповедником язык не поворачивался, ну никак не укладывалось в голове.

Возможно, следовало пригласить Рэя к себе и поговорить за чашкой кофе - а разговор явно назревал. Но у Джареда не было желания возобновлять давнее приятельство, а значит, не стоило проявлять заинтересованность, даже если она вызвана обыкновенной вежливостью.

- Джей, - Джаред поморщился от детского прозвища, - Джей, я ведь не просто так предложил тебе влиться в лоно церкви.

Этот вариант был самым отвратительным из всех возможных - вербующий проповедник, пользующийся призрачным правом давней дружбы.

Джаред даже воздуха в грудь набрал, чтобы отшить Рэя, но тот опередил, опять вцепившись в его руку:

- Ты не знаешь, что упускаешь, Джей! Твоя жизнь изменится, ты почувствуешь себя нужным!

Голос у него был хриплым, а пальцы впились в ладонь Джареда до болезненных ощущений, и Джаред мягко, но решительно взял Рэя за локоть свободной рукой, но застыл, так и не попытавшись отцепить его от себя: от движения широкий рукав обнажил руку выше запястья, где кожа была усеяна круглыми тёмными следами. Джареда словно в ледяную воду опустили.

Рэй заметил это, не мог не заметить, и сам отпустил руку Джареда.

- Меня спасли, Джей, - сказал он совсем тихо. - Церковь спасла меня, понимаешь? Меня бы уже и в живых не было...

Джареду часто доводилось видеть подобные следы. Тёмные, не бледнеющие маленькие круги оставляли дешёвые синтетические наркотики - "кнопки". Это была дрянь неизвестного происхождения, и среди живущих на пособие расходилась очень бодро - мелкие дилеры не оставались без навара даже в самых бедных районах. "Кнопки" прижимали к голой коже, и они через несколько секунд намертво прирастали за счёт осмотической реакции, а потом медленно рассасывались, отравляя кровь и вызывая стойкие галлюцинации. Мозг постепенно умирал, и на определённой стадии человеку уже нельзя было помочь. Самое страшное заключалось в том, что "кнопки" так или иначе пробовали почти все, и каждый считал, что всегда может остановиться. Но некоторые были очень нестойки к действующему веществу - и быстро оказывались на голых койках хосписов, откуда путь, как известно, оставался только один.

Джаред попробовал это лишь однажды, в самый первый год после интерната. Наркотик подействовал на него очень странно: вместо эйфории Джаред впал в тёмное пограничное состояние и неделю провёл, забившись под свою узкую койку, почти без еды и питья. Казалось, наркотик вытащил наружу все его страхи, вплоть до абсолютно аморфных, неизвестно откуда пришедших - просто волны ужаса без образов. Когда действие закончилось, измученный Джаред, едва не выблевавший внутренности вместе со слизью и желчью, поклялся себе никогда больше ни к чему подобному не притрагиваться. Именно тогда проявилась одна из его особенностей - повышенная регенерация. След от "кнопки" побледнел и исчез в течение нескольких дней, тогда как у других оставалась "память" на всю жизнь. Вместе с этой проявилась и ещё одна особенность, но об этом Джаред не хотел думать вовсе.

Рэй так и стоял с виноватым видом, а Джаред не знал, что сказать. Теперь стало понятно рвение, с которым Рэй пытался завербовать Джареда, но это не объясняло другого:

- А что с твоими руками? Что произошло?

Рэй колебался, было заметно, как ему не хочется говорить.

- Не осуждай меня, Джей, - наконец решился он, - я просто хотел быть как все. Ты бы... тоже захотел, если бы...

Он вдруг досадливо мотнул головой и отступил в тень:

- Прости ещё раз, Джей. Это на самом деле была плохая идея.

И прежде, чем Джаред собрался его окликнуть, Рэй быстро исчез в переулке.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Дни Джареда изменились. Он не воспользовался предложением Моргана немного отдохнуть, наоборот - позвонил ему на следующее утро и сказал, что готов к работе. Всё было и просто, и сложно - мысли Джареда занимала не только подготовка к выступлениям и привыкание к новому месту, он не мог перестать думать о новых... друзьях? Они слишком быстро и прочно завоевали его внимание, чтобы называться просто новыми коллегами по работе. Да и вообще, эта формулировка Джареда очень смешила. Но так или иначе, он каждый день приходил в "Кроличью нору" и подолгу разговаривал с Морганом или Дженсеном, или с другими любопытствующими танцовщиками и танцовщицами, из тех, кто был в это время свободен, и сам заваливал вопросами всех, кто готов был ответить. Впрочем, в этом ему не отказывали, даже наоборот - разрешали наблюдать за выступлениями и всячески пытались завоевать его внимание. Чутьё не подвело Моргана и в этот раз - обаяние Джареда действовало на всех.

Но по настоящему среди множества новых впечатлений и желания побыстрее войти в колею Джареда занимал только Дженсен. Даже если это было манипуляцией со стороны Моргана, Джаред об этом не думал. Разумеется, он одинаково дружелюбно общался со всеми, но исключение делал лишь для тех, с кем провёл первый солнечный день нового периода жизни: немного замкнутым, но надёжным и спокойным Дженсеном, весёлым и несколько взбалмошным, но благодушным Мишей, яркой и уверенной в себе Трейси и нежной, тихой Шу.

Вполне предсказуемо, все они жили в том же районе, что и Джаред, немного ближе к границам даунтауна. Трейси и Шу снимали квартиру вместе, но понять, какие между ними отношения, было невозможно, все лишь знали, что они неразлучны, и беззлобно подтрунивали над этим. Миша жил отдельно, как и Джаред, а Дженсен занимал лишь койку в общежитии, где в комнатах находилось по шесть-восемь человек. Дело было не в маленьких заработках или экономии, просто Дженсен так привык. Сейчас же ситуация изменилась. Почему-то он смутился, когда Джаред спросил его об этом, и ушёл от ответа.

Новый режим сложился сам собой. В "Норе" Джаред обнаружил прекрасный тренажёрный зал и старался прийти пораньше, чтобы всласть поупражняться, пока в помещении пусто и прохладно. Потом он принимал душ - здесь не нужно было беспокоиться о лимите воды - и отправлялся встречать Дженсена или девочек - в зависимости от того, кто в этот день должен был прийти пораньше. Так или иначе, до середины дня он совершенствовал технику танца, а потом шёл смотреть чей-нибудь номер, если позволяли.


- Давай скорее, Джей, поторопись! - Миша размахивал руками, пытаясь привлечь внимание Джареда, будто недостаточно было его громкого театрального шёпота.

Впрочем, Джаред последовал за Мишей без дополнительного приглашения: тот пообещал ему показать номер Трейси и Шу. Ни одна, ни другая не изъявляли желания разрешить это Джареду; он прекрасно понимал, что девушки смущаются, и почти пообещал себе, что не будет делать что-то против их желания, но проиграл собственному любопытству.

Миша был в костюме и вирт-гриме, и ему могло здорово нагореть от Моргана за оставленное рабочее место, поэтому Джаред действительно поторопился и вслед за Мишей проник в узкий боковой коридор, где располагались запертые индивидуальные кабинки. Здание в сечении представляло собой вытянутый эллипс, все коридоры были замкнуты, каждый из них выходил на какую-нибудь из маленьких сцен или окружал её, а искусно замаскированные двухсторонние стёкла в каждой из кабинок служили дополнительной защитой - кроме обычных энергетических барьеров для каждого из артистов. На самом деле никто до конца не мог понять, как же построено здание, чем Морган очень гордился.

Миша повозился с ключами (связка ключей от всех дверей - неоспоримое преимущество работы привратника) и распахнул перед Джаредом одну из самых маленьких дверей - пришлось даже пригнуть голову, чтобы не задеть притолоку. Видимо, этой кабинкой пользовались нечасто - ноздрей коснулся спёртый воздух, и Миша, пошарив ладонью по стене, включил кондиционер.

Изображение

Джаред остался один в полутьме. Каждый раз это отзывалось предвкушением, с самого первого момента, когда Морган позволил ему увидеть выступление Дженсена. На самом деле Джаред не боялся быть застуканным и оштрафованным, он уже понял, что Морган позволяет актёрам делать почти всё, что им вздумается, и при этом наверняка был в курсе всего происходившего. Такая демократичность, как ни странно, окупалась с лихвой: все дорожили своей работой, и не злоупотребляли доверием босса. Кроме того, Миша и Трейси уже все уши Джареду прожужжали вечеринкой, которую Морган позволял устраивать танцовщикам в конце недели: в их распоряжение был отдан большой зал в цокольном этаже, и условие ставилось только одно: в начале следующей недели все должны быть готовы к работе, без поблажек и оправданий. Но Джаред пока лишь слышал об этом: сам он ещё не выступал, а принятым в это своеобразное братство он мог считаться только после первого выступления.

Между тем в зале за толстым стеклом мягко зажглись светильники, а где-то дальше по коридору хлопнуло две или три двери: номера Трейси и Шу пользовались популярностью.

Светильники разгорелись в полную силу и на миг едва не ослепили зрителей, вспыхнув белым, а когда освещённость вернулась к прежнему уровню, на блестящем полу в круге защитного экрана лежала Трейси, свернувшись калачиком. Можно было разглядеть плотно прижатые к спине крылья и широкую полосу серо-зелёной чешуи вдоль позвоночника, переходящую в длинный гибкий хвост.

Трейси казалась спящей, её лицо было безмятежно, на губах играла улыбка. Освещение менялось, и чешуя то мягко светилась, то слепила алмазными вспышками. Завораживающая игра света почти отвлекла зрителей от движения в верхней части защитного экрана, и появление Шу стало неожиданностью. Она тут же перетянула внимание на себя - раскрытыми и отогнутыми назад крыльями, белизной гладкой кожи, хрупкостью обнажённого тела. Шу выглядела удивлённой - и сама была удивительной. Она обходила Трейси со всех сторон, присаживалась на корточки, заглядывая в лицо, подбиралась поближе и сразу же испуганно шарахалась, застывая у самой границы круга на одной ноге, будто настоящая птица.

Разумеется, в какой-то момент она "разбудила" Трейси неловким взмахом крыльев, и та, длинно потянувшись, открыла глаза. Девушки замечательно отрабатывали свой номер - удивление и заинтересованность на их лицах были совершенно настоящими. Момент, когда Трейси поднялась на ноги, ускользнул, был слишком размыт для восприятия, и Шу забила крыльями, словно испуганная птичка перед змеёй.

Они кружили, то прижимаясь к стенам экрана, то почти касаясь друг друга, и сплошное мелькание крыльев - то прозрачных перепончатых, то пушисто-белых, билось в столбе света, будто пульс сердца, и его подхватывали розовые вспышки и глухой неровный ритм странной музыки.

Когда вспышки почти слились, а музыка обернулась глухим гулом, Трейси ещё одним неуловимым движением скользнула снизу вверх по телу Шу, и мягкие белые крылья прочертили нежными кончиками по её запрокинутому лицу. Теперь почти невозможно было разобрать, где чьё тело: мягкое свечение смуглой кожи и мерцание чешуи перетекало в гладкую белизну, розоватый отлив и жемчужный свет тонких перьев. Девушки кружили, вжавшись друг в друга, Трейси подхватила Шу под бёдра, и тонкие светлые щиколотки сомкнулись на узкой тёмной талии, а пепельные волосы укрыли короткие чёрные завитки. Была слышна лишь музыка - теперь тягучая, вязкая, словно застывающий янтарь, в котором медленно вращались две тонкие фигурки, слившиеся в одну; и Джаред готов был поклясться, что слышит, как девушки стонут. Вспышки выхватывали узкий просвет между двумя профилями, и с каждой секундой он сокращался, притягивая к себе всё внимание и заставляя сердце неровно колотиться. Когда показалось, что поцелуй неизбежен, над головами у девушек взметнулись крылья, укрывая их причудливым воздушным пологом. Свет погас, оставив зрителей в неведении. Последней ушла музыка, словно подтверждая, что продолжения не будет.


До выступления с Дженсеном оставалось чуть больше недели. Джаред нервничал, но держал себя в руках, ориентируясь на собранного, внешне спокойного Дженсена. Они проводили вместе очень много времени - не только репетировали, но и шлялись вдвоём по вечерам. Иногда к ним присоединялся Миша или Трейси и Шу - девушки узнали о том, что Джаред видел их номер - разумеется, Миша не смог таким не поделиться, - но сердиться не стали, понимая, что работа остаётся работой, а дружба - дружбой.

По негласной договорённости Джаред и Дженсен по очереди провожали друг друга, это сложилось само собой. Просто прощались у одной из дверей - пожимали друг другу руки и расходились. Джаред видел, что Дженсен испытывает неловкость, когда он поднимается на ступеньки и заглядывает в холл общежития, поэтому старался себя контролировать, не смущать Дженсена лишний раз. И всё же Джареду довелось побывать там - Дженсен не пришёл утром, и Джаред, наскоро отработав свою часть программы у зеркала, убежал искать Дженсена: тот не отвечал на звонки, а пытаться разузнать что-то у Моргана, который наверняка был в курсе событий, казалось наглостью. Впрочем, вот так срываться в середине дня тоже было наглостью, да ещё изрядной глупостью, но запоздалое понимание не изменило спонтанного решения.

У порога Джаред помедлил, но всё же решился, толкнул глухую тяжёлую дверь тускло-серого металла, и...

- Смелее, красавчик!

- Эй, я его первая заметила!

Дальше два высоких женских голоса перешли в совсем уж неразборчивый визг, и Джаред принялся с любопытством разглядывать виновниц шума. Одна из них была маленькой и щуплой, чем-то похожей на рассерженную белку, другая, напротив - мягкая и круглая, всем своим видом напоминала ленивую кошку, которая не прочь иногда напакостить исподтишка.

Они стояли одна напротив другой, вздыбившись, и ругались тонкими голосами, настолько громкими, что у Джареда едва не заложило уши. Он озирался в тесном холле: кумушки выясняли отношения прямо у лифтовой площадки, и совершенно не хотелось попадать под этот перекрёстный огонь, а уж тем более - спрашивать, как найти Дженсена. Идея показалась нелепой, и Джаред собрался было тихо исчезнуть - упоённые разборками дамы вряд ли бы это заметили, но в этот момент глухо звякнул сигнал, и из разъехавшихся створок лифта вышел... Дженсен, навьюченный пластиковыми коробками. Он выглядел немного раздражённым и усталым, а его джинсы и футболку можно было выкручивать - казалось, он угодил под струю воды, даже кроссовки оставляли мокрые отпечатки. Из коробок тоже сочилась грязная вода.

На несколько секунд все застыли - и кумушки в запале бытовых страстей, и досадующий на собственное нетерпение Джаред, и затигнутый врасплох Дженсен.

Впрочем, дамы тут же переключились на него:

- Дже-енсен, - пропела "кошка", явно подлизываясь, - Всё помогаешь этой старой кошёлке? От неё только грязь и неприятности! Лучше бы мне помог! А я тебя завтраком накормлю...

- Не помогай ей, Дженсен! - вздыбилась "белка", - и завтрак её не ешь! Она вчера плюнула в мою кастрюльку с овсянкой!

- Врёшь! - едва не прошипела "кошка", - ничего подобного не было! Не докажешь!

- Ещё как было! Твоя слюна свернулась и посинела!

Тут Джаред, до этого с трудом державшийся, расхохотался во всё горло, а покрасневший до корней волос Дженсен принялся теснить его к выходу, балансируя горой коробок и бурча себе под нос:

- Да твоя бы вообще кастрюлю насквозь проела!

За дверью Джаред схватил ртом воздух, мотая головой и борясь с остатками смеха, но с молчаливого согласия отобрал у Дженсена половину коробок и благополучно сгрузил в бак для утилизации пластика, стоявший тут же, в крохотном тупичке за домом. Разумеется, на белой футболке осталось мокрое пятно с бурыми потёками по краям, но Джаред беспечно махнул рукой: до дома было десять минут ходу.

Дженсен выбросил остатки и только тогда прямо посмотрел на Джареда. Тот виновато развёл руками:

- Ну прости, я подумал, может что-то случилось...

- Да ничего не случилось - Дженсен махнул рукой, - я у Додо отпросился... Сам не планировал, конечно. Вот черт...

Неловкость в голосе Дженсена Джареда озадачила, но тот сразу пояснил:

- Не подумал, надо было тебе сказать. В голову бы не пришло, что станешь меня искать.

Пока Джаред осмысливал услышанное - получалось, что Дженсен перед ним извинялся - он добавил:

- Помогаю иногда... соседям. Есть у меня тут... В общем...

Слушая сбивчивую речь обычно чётко излагавшего свои мысли Дженсена, Джаред не совсем понимал, почему тот настолько смущён. Всё ведь было так просто - соседка-старуха, занимавшая крохотную клетушку рядом с комнатой, которую Дженсен делил с несколькими парнями, так же, как и он, предпочитавшими дешевизну комфорту, устроила небольшой потоп. Дженсен рассказывал, пока они поднимались в лифте, но масштаба катастрофы Джаред себе не представлял. Весь боковой отсек коридора по щиколотку был залит грязной водой с сильным запахом застоявшегося водоёма; от протекания на нижний этаж спасла лишь герметичность стыков - здание было старым, переделанным под общежитие из какой-то пищевой фабрики.

Сама виновница происшествия в мокрой одежде потерянно суетилась у дальней стены, пытаясь согнать воду широким куском пластика в какой-то узкий проём - в тускло освещённый коридор падал оттуда дневной свет. Едва услышав шаги - а скорее, хлюпанье, она бросила пластик и присела на корточки, испуганно прикрыв голову руками.

- Дез, это я, не бойся! - Дженсен приблизился к ней, касаясь стены кончиками пальцев для равновесия.

Было действительно очень скользко, Джаред уже с раздражением почувствовал воду в кроссовках, но отступать было некуда.

- Дез, - между тем уговаривал старуху Дженсен, усевшийся на корточки рядом с ней, - не бойся, это Джаред, мой друг.

Дез подняла голову не сразу, но Джаред и до этого понял, в чём дело: на шее у неё был прозрачный "хомут", заполненный водой - дыхательный фильтр для амфибий. Да, Дез была амфибией. Такие среди мутантов встречались редко, и Джаред знал, что к старости лёгкие у них почти отказывают. Водные фильтры были достаточно дороги и требовали частой замены; собственно, нынешний потоп объяснялся тем, что Дез устроила в своём крохотном закутке импровизированный аквариум, в котором коротала ночи. Это помогало ей экономить на фильтрах; но никто не был в восторге от такого соседства - часто менять воду Дез тоже не могла из-за боязни перерасхода, и даже сквозь плотно законопаченные щели комнатушки пробивался затхлый запах.

Джаред с Дженсеном включились в работу быстро. К счастью, в дневное время почти все покидали помещение, а этаж Дез и вовсе был пуст. Она до смерти боялась, что слух о происшествии дойдёт до коменданта и её выбросят на улицу за нарушение режима. Конечно, ей в голову не приходило, что комендант в курсе всех событий в своём общежитии, но смотрит на многое сквозь пальцы, иначе Дез действительно давно бы ночевала на улице. Вернее, уже не ночевала бы. Но жалобы жильцов, буде таковые появились бы, комендант игнорировать не мог, поэтому опасения Дез были не так уж безосновательны.

Причиной потопа стала крохотная щель между перегородкой и полом, сочившаяся по капле вода через некоторое время просто смыла преграду. Теперь несчастная Дез вынуждена была надеть новый фильтр и поскорее придумать, как восстановить свою водную "постель".

Всё время, пока Джаред работал рядом с Дженсеном, сбросив кроссовки и закатав джинсы, он не мог выбросить из головы навязчивую мысль о том, что должен как-то помочь Дез. Он и не подумал бы о чём-то подобном, если бы сам с этим не столкнулся. Теперь это стало и его проблемой, отчасти из-за отношения Дженсена - Джаред видел, как тот переживает. Поэтому, закончив уборку и максимально комфортно устроив Дез в наспех высушенной комнате, Джаред не стал слушать её благодарности, а потащил Дженсена к лифтам, толком даже не объяснив, что собирается сделать.

На улице Джаред, ёжась в сырой и грязной одежде, предложил такому же мокрому и встрёпанному Дженсену:

- Пойдём ко мне, высушимся! Болеть нельзя, Додо голову снимет!

Дженсен расхохотался, и Джаред понял, что автоматически произнёс прозвище Моргана, даже не зная, что оно означает. Впрочем, не это сейчас занимало его мысли.

- Мы могли это сделать и у меня, - Дженсен пожал плечами, - раз уж ты всё равно пришёл.

- Да, но мы уже вышли, - привёл Джаред аргумент, казавшийся ему незыблемым.

Видимо, Дженсен тоже счёл аргумент приемлемым, потому что возражать не стал.


Джима на месте не было, скорее всего, ездил с проверкой по этажам; и подняться в квартиру удалось без задержек и объяснений. Да и не придумал бы Джаред сейчас ничего правдоподобного, а правда звучала в этом случае не слишком убедительно.

Джаред пропустил Дженсена вперёд и пока тот осматривался в крохотной комнате, принёс свой неизменный старый плед и предложил:

- Ты пока разденься и в плед завернись, а я вещи отнесу в прачечную.

Дженсен отчего-то смутился, если вообще можно было выглядеть более смущённым, чем он выглядел всё это время, и Джаред истолковал это по-своему:

- Вот я идиот! Тебе же в душ нужно!

Если Дженсен и думал о чём-то другом, то этого не показал, но и от душа не отказался, только постарался вымыться как можно быстрее: пока Джаред, наспех переодевшись в старые линялые джинсы, оставленные для подобного случая и такую же футболку, смотался к общим стиральным машинам в подвале и запустил самый малый цикл, гадая попутно, не попадёт ли ему от Джима, Дженсен, посвежевший, с влажными волосами, уже сидел в самом углу джаредовой койки, завернувшись в плед чуть ли не по макушку. Джареда это рассмешило, и в душ он отправился с улыбкой на лице. Что-то было в поведении Дженсена, оставлявшее ощущение чуть ли не родства. Может, так проявлялась откровенная симпатия между ними - подумав об этом, Джаред поскорее закончил с водными процедурами и, наспех натянув одежду на влажное тело, предложил Дженсену чаю.

Дженсен, ополовинивший чашку, уже не выглядел таким настороженным, но стоило Джареду заговорить о Дез - напрягся вновь. Опять царапнуло странное чувство, но с ним можно было разобраться позже, и Джаред изложил свой план:

- Дженс, слушай, я ведь не бедствую, давай я куплю фильтры для Дез, ей на некоторое время хватит, а перегородку мы сегодня же починим, если ты не против...

Джаред осёкся - настолько ярко отреагировал Дженсен: он не донёс чашку до рта, да так и застыл, вытаращившись на Джареда. Он явно просчитывал варианты, собираясь сказать о чём-то, и Джареду очень хотелось, чтобы вся эта неловкость между ними наконец разрешилась.

Дженсен принял решение: поставил чашку, провёл рукой по уже подсохшим волосам.

- Джей, ты правда... тебе правда... - Дженсен глотнул воздух, - не противно всё это?

Что это "всё", Джаред понял без перевода: всё это, всё, что окружает Дженсена - нищета, мелкие дрязги и неприятности соседей, вынужденно оказавшихся рядом и ставших... Ставших семьёй.

Всё сложилось. Стало понятно постоянное смущение Дженсена, его неловкость и нервозность: он боялся, что Джаред не примет его семью. Совершенно не к месту вспомнились ругавшиеся в холле дамы, и Джаред расхохотался, искренне и совершенно необидно - Дженсен, истолковавший всё правильно, подхватил его смех.

- Значит, они тебе не противны? - уточнил Дженсен, отсмеявшись.

- Не-ет, - помотал головой Джаред, утирая кулаком слёзы, - ну, разве что я больше не смогу есть овсянку. Да и не особенно я её любил.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Дженсен опять опаздывал. Теперь Джаред мог предположить, в чём дело, и не волновался, но его огорчала безотказность Дженсена - да, многие из его соседей были немощны и почти беспомощны, да, Дженсен помогал им добровольно, считая своей семьёй, но нужно было потихоньку приучить его к мысли, что общежитие без него не рухнет. Именно это было основной причиной, как теперь понял Джаред - Дженсен считал, что без него там не справятся. Словом, он продолжал ютиться в общежитии вовсе не из соображений экономии - Джаред прекрасно видел, как вспыхнули его глаза, когда он предложил снимать квартиру вместе.

В тот день они ещё долго разговаривали, забыв об остывающем чае, и Джаред попытался убедить Дженсена, что он вовсе не обязан устранять неполадки и и улаживать неприятности двадцать четыре часа в сутки. Можно просто навещать бывших соседей - как и навещают генетически нормальные своих родственников, а не живут с ними постоянно.

Да, семья была больной темой для всех мутантов. Их отбирали у матерей сразу же после рождения. Вернее, просто не показывали. Чаще всего несчастной женщине говорили, что ребёнок родился мёртвым или умер сразу же после родов, и вгоняли лошадиную дозу психотропного препарата, под которой она подписывала отказ от претензий к родильному отделению. Новорожденных же определяли в закрытые интернаты для детей с особенностями развития.
Всё это объяснялось заботой государства о своих гражданах: дескать, семье будет гораздо легче совсем без ребёнка, чем с ребёнком-мутантом, а самому ребёнку будет лучше в кругу себе подобных, где никто не станет показывать на него пальцами и обижать.

Возможно, изначально всё было по-иному, но со временем приняло именно такую уродливую форму, поэтому мутанты так ценили тех, кто оказывался с ними рядом, и негласно считали семьёй.

Поэтому Джаред не стал давить и сам закрыл тему, переключив внимание Дженсена на поход в магазин - за куском пластика и пеноуплотнителем для ремонта импровизированной "кровати" Дез.


- Ах, какая удача!

Джаред обернулся, заранее поморщившись от звуков этого голоса:

- Не ожидал застать тебя, Джаред!

- Здравствуйте, мистер Фуллер, - сдержанно кивнул Джаред.

Пришлось пожимать протянутую руку и с усилием разнимать рукопожатие: с Куртом Фуллером Джаред был знаком несколько лет - тот исправно посещал заведение Пеллегрино, хорошо платил и был одним из немногих, кто не прятал лицо. Теперь оказалось, что он наведывается и в "Нору" - из-за Дженсена, разумеется. Надо ли говорить, насколько он обрадовался, узнав о готовившемся совместном выступлении Джареда и Дженсена.

Джаред Фуллера недолюбливал за навязчивую обходительность и откровенно похотливый взгляд, в котором ещё сквозили и нотки безумия - такое сочетание не делало общение приятным. Но необходимо было держаться вежливо: Джаред знал, что мистер Фуллер - какое-то научное светило, к тому же, он иногда оплачивал баснословно дорогие индивидуальные номера, и с этим приходилось считаться. Но особенно раздражало то, что свои посещения он объяснял "чисто научным интересом". Разумеется, поверить в это было невозможно.

Фуллер, как обычно, нёс ерунду, ощупывая Джареда масляным взглядом, и тот едва сдерживался, не зная, под каким предлогом от него отделаться. Наконец подошёл Дженсен, и окрылённый Фуллер терзал их восторженными излияниями ещё минут десять, и терзал бы гораздо дольше, не появись долгожданное спасение в лице Чада Линдберга. Линдберг казался абсолютным придурком, а возможно, и был им. Но при этом он слыл - и не без оснований - одним из самых крутых программистов в городе; Морган платил ему очень щедро. Чад обеспечивал всю виртуальную поддержку выступлений танцоров, и сегодняшний день предполагалось полностью посвятить подготовке к выступлению Джареда и Дженсена.

Чад ворвался в разговор в своей обычной шумной манере, долго тряс руку Фуллера, рассказывая ему что-то совершенно бессвязное - по крайней мере, так казалось со стороны; и в конце концов тот сдался, уступив этому напору - торопливо попрощался, пожелав успехов в работе, и исчез.

Едва это произошло, лицо Чада стало серьёзным - ровно на несколько секунд, пока он смотрел Фуллеру вслед. Когда он повернулся к облегчённо выдохнувшему Дженсену и засиявшему от радости избавления Джареду, в глазах у него уже светился обычный полусумасшедший кураж. На приветствия и благодарности парней он ответил лишь взмахом руки, в которой была зажата бутылка пива, и небрежным:

- Ерунда! Мне сейчас с вами работать, а я предпочитаю работать с живыми.

Работа Чада заключалась в сканировании мышечных реакций и перегонке их в цифру. А уж с оцифрованной информацией он творил настоящие чудеса.

На самом деле достаточно было одного основного сеанса сканирования и одного контрольного, но Чад подошёл к вопросу со всей возможной ответственностью и сейчас готовился ко второму контрольному сеансу: парни отчего-то слишком нервничали, и Чад решил, что второй сеанс убедит их в невозможности технического сбоя. Морган возражать не стал, и теперь Джаред и Дженсен торопливо скидывали одежду, стараясь не смотреть друг на друга. Когда Чад сосредоточенно опутывал их проводами и лепил на голую кожу датчики, они тоже старались не сталкиваться взглядами. Потом стало немного легче: эй, парни, повернитесь ко мне, а теперь присядь, Джаред! Отлично! Согни ногу - улыбнись - а теперь голову поверни, да не зажимайся, никто тебя не съест!

Когда с индивидуальными реакциями было закончено, осталось совместная часть. Джаред плохо помнил, как пережил первые два раза: в ушах звенело, перед глазами всё расплывалось, и Дженсен, словно одеревеневший в его руках, никак не способствовал нужному настрою.

- Ну, не вмерзайте в пол, парни! - подначил Чад, - я бы сам вас пообнимал, но боюсь, моя матрица никому не нужна!

Джаред решился посмотреть Дженсену в глаза, не прочитал в них ничего определённого, кроме неловкости, и разозлился сам на себя. В конце концов, сейчас это была всего лишь работа, а Джаред считал, что Морган обратил на него внимание не только из-за природных данных, но и хорошего профессионального уровня. А с чувствами, которые пробуждал в нём Дженсен, можно было разобраться немного позже, после окончания репетиций и - Джаред глубоко вдохнул - премьеры совместного номера.

Дженсен сам обнял его. Сердце у Джареда прыгнуло от неожиданности, но внешне он отреагировал спокойно: ободряюще улыбнулся и привлёк к себе Дженсена, не оставляя даже намёка на расстояние. Он был горячим, гладким, гибким, даже провода и датчики не ощущались, словно не было их. Только игра мышц и биение сердца. И откровенная, блаженная улыбка, пробившаяся сквозь смущение. Джаред подозревал, что сам улыбается точно так же.

- Эй, чуваки, ну на самом деле! Сколько можно! - Чад говорил немного сердито, - не первый же раз! Двигайтесь, двигайтесь! Хочу быстрее с вами закончить...

- Признайся, Чад, - отреагировал Джаред, - у тебя просто закончилось пиво и ты хочешь поскорее добраться до холодильника!

- Нет, - Чад притворно вздохнул, - меня просто уже тошнит от сотен сердечек над вашими головами.


В день премьеры Морган лично осмотрел площадки для выступлений, проверил исправность оборудования и довёл невозмутимого Чада чуть ли не до нервного тика: перед этим его наперебой "экзаменовали" Миша и Трейси, умеющие быть невыносимо дотошными, когда нужно.

Джаред и Дженсен в этой суете не участвовали. Они даже не виделись утром; каждый отсиживался в своей крохотной гримёрке. Заглядывать к ним никто не стал; впрочем, на самом деле не происходило ничего невероятного; просто и для Джареда, и для Дженсена это был первый подобный опыт. Было ещё кое-что, но об этом по молчаливому согласию не говорили, полагая, что займутся всем невыясненным позже.

Как и любой номер в "Норе", этот начался с полного затемнения. Тишина и темнота не были тревожащими, наоборот - настраивали на что-то непривычное, усиливали предвкушение. Первые звуки появились так мягко, что создали впечатление музыки, давно звучавшей в отдалении. И словно "замаскировали" смутные пока, еле различимые даже не вспышки света - слабые и мягкие отсветы. Музыка крепла, и вместе с ней "росли" друг напротив друга столбы света - один золотисто-жёлтый, другой - прозрачно-холодный бирюзовый. Свет пульсировал и переливался, становясь гуще, насыщенней и ярче, и обманутые переливами цветов зрители наверняка вздрогнули, как по команде, когда разглядели в каждом столбе человеческую фигуру. Непрозрачные переливы вскоре сконцентрировались у самого пола, оставив залитые светом фигуры на обозрение.

Сначала они просто медленно вращались, позволяя рассмотреть себя - две версии совершенства: залитый тёплым золотом Джаред и укутанный прохладной бирюзой Дженсен. Потом разом ожили, гипнотизируя ломаной грацией, отзеркаливая каждый жест, двигаясь будто вразнобой, но подчиняясь одному ритму. Это был своеобразный бесконтактный поединок.

Музыка стала громче, а мягкий свет почти слился в третий неощутимый столб - как раз посередине пустого пространства. Фигуры танцовщиков двигались всё медленне и постепенно бледнели, теряли плотность; а между ними клубилось почти непрозрачное облако, пронизанное зеленоватыми молниями.

Танцовщики стремились друг к другу, пытались пробить бесплотными телами призрачные барьеры, но лишь становились прозрачнее и в какой-то момент рассыпались двумя снопами ярких искр.

Плотное облако в центре зала вспыхнуло изнутри, распалось, расползлось клочьями ватного тумана, и две только что исчезнувшие фигуры повисли друг напротив друга. Они потянулись навстречу и отпрянули, словно в испуге, едва соприкоснувшись кончиками пальцев. Началось осторожное кружение, лёгкие прикосновения, проба границ.

Джаред был напористей, резче и решительней, Дженсен ускользал от него, позволяя чуть дотронуться, но не более. Всё же Джареду удалось настичь Дженсена и обхватить, прижав к себе покрепче, но тот упёрся руками ему в грудь, избегая, не желая соприкосновения. Джаред настойчиво тянулся вперёд, обвиваясь вокруг Дженсена неправдоподобно гибким телом, а он словно боролся с искушением, держался до последнего. Когда между обнажёнными телами не осталось и миллиметра просвета, Дженсен запрокинул голову и вокруг его тела взметнулись длинные тонкие щупальца; выстрелили, распрямляясь, как пружины.

В одно мгновение Джаред и Дженсен поменялись ролями: Джаред пытался отстраниться, вырваться из живых пут, а Дженсен обвивал его вновь, притягивая поближе. Они боролись в клубах дымного света, и мелькание обнажённой кожи сводило с ума, а в растрёпанных волосах бликовали, не смешиваясь, два цвета - бирюзовый и золотистый.

Через некоторое время Джаред сдался, будто обессиленный; опустил голову и перестал отталкивать Дженсена. Но тому не нужна была пустая покорность. По телу Джареда заскользили самые кончики щупалец, откровенно лаская, и Дженсен не останавливался до тех пор, пока Джаред запрокинул голову и беззвучно застонал. Дженсен толкнул его в грудь, и он лёг на воздух, сильно прогнувшись в спине. Дженсен провёл по его напряжённому животу рукой, коснулся лица; навис, вторгаясь коленом между сдвинутых бёдер. Джаред подчинился, раскрываясь, и Дженсен поднялся повыше, удерживая его ноги широко раздвинутыми и потихоньку проталкиваясь двумя тонкими кончиками тентаклей в плотно сжатый анус. Джаред уже не казался безучастным - он извивался всем телом, а твёрдый член лёг на живот, вздрагивая от каждой попытки вторжения. Дженсен придвинулся вплотную и придержал Джареда за бёдра, уже по-настоящему вторгаясь двумя тентаклями в потёкший заранее заготовленной смазкой вход; она слабо блестела, отражая короткие вспышки, и стекала струйками от каждого плавного толчка внутрь. Дженсен действовал мягко: удерживая ноги Джареда широко разведенными, он несильно ткнул членом растянутый анус, не убирая оттуда тентакли. Джаред застыл, переживая ощущение, и Дженсен принялся углубляться, нежно поглаживая грудь Джареда раскрытой ладонью.

Джаред оплёл ногами бёдра Дженсена и рванул его на себя, впечатав пятки в ягодицы, и отстраниться уже не дал. Теперь было непонятно - музыка ли подчинила их себе, или они пленили её своим ритмом; но движения лились непрерывно, и казалось, что в воздухе разлит неслышимый крик.

Развязка была близка: Джаред метался, закрыв глаза, и притиснул Дженсена к себе так сильно, что тот едва мог двигаться; член, прижатый к животу, исторгал тонкие мутноватые струйки, мышцы застыли каменным рельефом. Захваченный наслаждением Джареда, Дженсен сделал ещё несколько движений и резко вышел из него, придавив ладонью оба члена. Две струи смешались на животе Джареда, и Дженсен нагнулся, целуя его, почти обвисшего на воздушной подушке. Поцелуй выглядел наградой, только невозможно было уловить разницу между победителем и побеждённым.

Свет погас не сразу, ещё некоторое время позволяя видеть два плотно слившихся силуэта.

Изображение

У двери Джаред немного помедлил, вытащил мобильный из кармана, потом спрятал. Через секунду снова вытащил и отправил сообщение Дженсену: "когда появишься?" Почти сразу же получил в ответ лаконичное "позже", и понял, что дальше медлить просто некрасиво, поэтому собрался с духом и толкнул дверь. И моментально оглох от радостного вопля пары десятков глоток.

Миша явно поскромничал, когда рассказывал Джареду о еженедельных сборищах танцовщиков: он ожидал, что это просто большое помещение, приспособленное танцовщиками самостоятельно, но оказался в самом настоящем клубе, организованном без скупости и со знанием дела. Джаред восхитился Морганом в очередной раз - тот на самом деле был мудрым человеком.

Но долго размышлять ему не дали - на локтях тут же повисли полузнакомые девушки, одетые лишь слегка, а перед самым носом возник уже знакомый маленький пузырёк тёмного стекла с этикеткой "Выпей меня!"

- Нет-нет! - запротестовал Джаред вместо приветствия. Он уже переборол себя один раз, там, в полукруглом коридоре перед заветным окошком, и больше даже не думал о подобном - всё же любые наркотики были для него запретной темой. - Не буду я это пить!

- Ты просто обязан, Джаред! - вездесущий Чад возник словно из воздуха. - Никто тебя не отравит, не переживай!

- Но я... - Джаред не собирался вот так на ходу рассказывать о глубинных страхах, - Чад, я...

- Джей, - Чад взболтал пузырёк, - это всего лишь миристика. Улучшенная формула, гарантирую!

- Мири... что?..

- Миристика, - менторским тоном сообщил Чад, - вытяжка мускатного ореха.

Потом вытащил пробку, понюхал и добавил значительно, будто запах о чём-то говорил:

- Наркотик фараонов! Не какая-нибудь ерунда...

- Фараонов?.. - У Джареда уже голова шла кругом от шума и яркого света; тем более, он заметил за спиной Чада Трейси - та усиленно размахивала руками и крыльями, пытаясь привлечь его внимание.

- Э-э... - на секунду задумался Чад, - ну, как тебе объяснить. Были такие чуваки с накрашенными глазами, очень давно и...

- Чад! - расхохотался Джаред, - я знаю, кто такие фараоны!

- Тем более, - не смутился Чад, - сам понимаешь, они бы дрянь глотать не стали.

- Сомнительная рекомендация, - усмехнулся Джаред, но тут Трейси оттёрла Чада и чмокнула Джареда в нос:

- Дже-ей, ну пойдём к нам, - и потащила его за руку.

- Нет! - запротестовал Чад и схватил Джареда за другую руку, - пусть выпьет сначала, все пили!

Трейси фыркнула, собираясь возразить, но Джаред вдруг понял, что должен сделать это сейчас, один раз в жизни поддаться искушению, а после забыть об этом навсегда.

- Давай сюда, - Джаред забрал из руки Чада пузырёк, понюхал, и опрокинул в себя под крики:

- Йу-ху! Вот это наш парень! - и прочее в подобном роде.

Когда жидкость без вкуса и запаха проскользнула в горло, Джаред прикрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям. Пусть он никогда и ничего не употреблял, но знал, что подобные вещи должны действовать очень быстро, если не мгновенно. Но ничего не происходило, только вдруг заложило уши и глухо бухнуло сердце, словно пропустив удар. Звуки вернулись в тот же миг, тело прошибло испариной, а к горлу подкатила тошнота.

- Э, нет! - запротестовал внимательно наблюдавший за ним Чад, - ты не сблюёшь, даже не думай! Формула же улучшенная, - зачем-то сообщил он Трейси, явно настроенной разобраться с ним прямо на месте.

- Вот, заплом! - Чад выхватил у кого-то из руки высокий запотевший стакан и сунул Джареду.

Джаред глотнул - это оказалась ледяная вода. Тошнота мгновенно осела, а всё вокруг стало несоразмеримо ярче и привлекательней.

- Ну теперь действительно пойдём! - Трейси не оставила ему времени разобраться с новыми ощущениями, схватила за руку и потащила к столику, где подпрыгивала от нетерпения Шу. Вокруг были малознакомые и совсем незнакомые лица, но Джаред уже не чувствовал себя скованно: он вдруг ярко ощутил каждое прикосновение, даже самое лёгкое и случайное, а пальцы Трейси, крепко сжимавшие его руку, приносили сладкую щекотку, отзывавшуюся где-то в глубине тела. Пригашенным сознанием Джаред понимал, что это действие наркотика, но сопротивляться уже не мог, да и не особенно хотел.

Он не знал, сколько времени провёл здесь, что пил и с кем разговаривал, если разговаривал вообще. Всё обострилось до дрожи, каждый шутливый поцелуй подвыпивших девушек и каждое соприкосновение горячих тел с его кожей (когда он успел избавиться от футболки, Джаред так и не понял) дарили вспышку возбуждения. Хохочущая Шу вертелась у него на коленях, задевая мягкими крыльями лицо, и отбивалась от "нападавших" парней и девушек, а Трейси с наигранно воинственным видом "защищала" подругу. В конце концов волна схлынула, и Трейси, вскинув кулак в воздух, повернулась к Джареду и Шу. Глаза у неё сияли, она выглядела взбудораженной и была особенно привлекательна сейчас.

- Правда ведь, я заслужила награду? - крикнула она, перекрывая шум, и в одно мгновение нависла над взвизгнувшей Шу.

- Да, - ответил за Шу Джаред. Он не знал, почему у него это вырвалось, но Трейси, видимо, особенно не раздумывала, нагибаясь к Джареду поближе.

- Это меня тоже устроит, - сказала она очень тихо, но Джаред услышал.

Губы Трейси коснулись его губ, а шея подверглась сладкой атаке тёплого рта Шу.

Джаред ощутил с невероятной отчётливостью приятную тяжесть двух гибких тел, полную готовность девушек к чему угодно и абсолютную слаженность их движений. Ладонь Трейси сдвинула его руку на плечи Шу, и он сам, совершенно не думая, скользнул пальцами под тонкую блузку на еле заметных бретельках. Маленькая круглая грудь легла в руку, словно так было нужно, и Джареда прошибло тонко и горячо, когда он почувствовал, как твёрдый сосок упирается в самый центр ладони, терзая нервные окончания.

Всё отодвинулось на задний план, и стало совершенно безразлично, что он находится в забитом народом помещении и собирается сделать сейчас то, что...

Шу прогнулась, откидывая голову ему на плечо, и Джареда подбросило: он упирался твёрдым членом прямо в поясницу Шу и не встречал никакого сопротивления. Наоборот - девушка едва не таяла от удовольствия.

- Дже-ей, - прошипела на ухо Трейси, прижимаясь горячей щекой, - ты ведь не разочаруешь девушек, правда?

Всё так и складывалось до этого момента - слишком непривычен был сладкий угар. Но Трейси чуть сместилась в сторону, и Джареду показалось, что он сейчас провалится сквозь землю: прямо напротив стоял Дженсен, и выражение его глаз объяснить было невозможно. Джаред знал одно: если бы Дженсен к нему в эту секунду прикоснулся, он бы кончил себе в штаны. Или потерял сознание.

И когда Дженсен сделал шаг по направлению к нему, Джаред прошептал сам себе:

- Нет.

Почему "нет", он не знал, но Дженсен, оказавшийся совсем рядом, вызвал на секунду просто панический страх. И смутное, непривычное, жадное желание.

Музыка грохотала в ушах, тело сотрясало крупной дрожью; Трейси, моментально сообразившая, в чём дело, резво отодвинулась от Джареда, так и не успев поцеловать его по-настоящему, и сняла с его колен податливую Шу. Впрочем, уходить она не спешила - осталась рядом на диванчике, поглаживая по волосам разомлевшую подругу.

Кажется, Джаред потянул Дженсена за пояс джинсов, и потемневший, потяжелевший взгляд стал поощрением и доказательством, что Джареду всё это не почудилось. Так сладко было ощущать прижавшееся гибкое тело, так непривычно, будоражаще - не думая ни о чём, не сомневаясь, не смущаясь.

Яркое освещение стало глуше, а от губ и пальцев Дженсена протянулись к Джареду тонкие светящиеся нити, запутываясь, обрываясь на ходу, нежно обжигая кожу и лопаясь беззвучно, оставляя в воздухе фантомные следы - мелкие огненные брызги. Джаред не заметил, не понял, когда Дженсен избавился от футболки и очутился у него на коленях, так же, как Шу несколько минут назад - вжимаясь задницей в его бёдра, а затылком - в плечо. Его обнажённый торс был опутан этими тонкими нитями, тянувшимися всё дальше, к шее и лицу, а Джаред просто не мог этого вынести - провёл раскрытыми губами по светящейся скуле, задержлся на виске, и ему показалось, что теперь он сам опутан этим липким светом. Дженсен закинул руку, обхватывая Джареда за шею, не открывая глаз, и Джаред безвольно сполз, размяк совсем от жара его тела, от крепкой задницы, в которую он вдавливался членом, от того, как Дженсен извивался, дышал шумно, сглатывал, тут же хватая воздух ртом. Волнами накатывало нестерпимое возбуждение, вспыхивало внутри тяжко и сладко, а потом пробило навылет - раз, другой, пока не потемнело перед глазами.

- Джей! - по щеке увесисто шлёпнула чья-то ладонь, и Джаред подскочил, едва не крича от подмены ощущений: на колени перестало давить, сердце колотилось, как бешенное, а воздух всё никак не желал наполнить лёгкие.

- Джей, - уже мягче сказал Дженсен, придерживая его за подбородок.

Джаред с трудом сфокусировал зрение: Дженсен был полностью одет, сосредоточен, и смотрел на него немного хмуро.


Дальнейшее Джаред помнил смутно. Лишь дичайшую смесь чувств, когда Дженсен тащил его домой чуть ли не на плече. Его смешило до колик буквально всё, а особенно почему-то - именно забота Дженсена. Будь он чуть более трезв, понял бы, что Дженсена всё это уже раздражает, если не злит; и он не бросил Джареда посреди улицы только потому, что действительно о нём заботился. Джареда вело от подставленного крепкого плеча и обхватившей талию руки, он силился сказать хоть что-то, показать, что ему не всё равно, но с губ срывалось лишь невнятное мычание, и Джареда не пугала даже эта немота, настолько он был не в себе.

Как они очутились в квартире, Джаред тоже не помнил, разумеется, такие мелочи сейчас его не занимали. Кроме того, он расслабился, успокоился подспудно и сполз по стене прямо у входной двери, намереваясь тут же и заснуть. Но Дженсен растромошил его - Джаред мимолётно удивился, увидев Дженсена - успел забыть уже, что происходит и каким образом Дженсен оказался у него дома - и пришлось плестить под душ. Дженсен плюнул на смущение и раздел засыпающего на ходу Джареда, но стоило тому попасть под прохладные струи, он открыл глаза, посмотрел почти осмысленно и втащил одетого Дженсена в душевую кабинку. Отбиваться было бесполезно, и Дженсен ухитрился стянуть футболку, а вырваться из захвата сильных рук не получалось, да и не особенно хотелось.

Некоторое время они стояли под скудными струйками, не шевелясь, - абсолютно голый Джаред и Дженсен в промокших джинсах и кроссовках, а потом Джаред чуть нагнулся и потёрся щекой о щёку Дженсена. Всё это было как в вакууме, не слышался даже шум воды. Обоих сотрясало изнутри бешеным пульсом, и казалось, что так можно умереть на месте. Джаред больше не боролся с собой - поцеловал Дженсена, куда получилось - в шею, под самой скулой, потом в подбородок с лёгкой щетиной, и в губы - насквозь прошибло, хоть едва прикоснулся. Дженсен издал странный горловой звук, что-то жалобное, и поцелуй возобновился, но теперь уже оба дрожали, как в ознобе, и хлипкая кабинка ходуном ходила от неожиданного натиска.

Дженсен оторвался лишь на секунду, и Джаред моментально вырубился, словно повернули выключатель.

Пробуждение встретило Джареда тишиной. Зыбкой тишиной на грани сна и яви, которая исчезает мгновенно, стоит только пошевелиться. Несколько секунд Джаред балансировал в ней, пока тело не пробудилось окончательно, и тогда открыл глаза, возвращая себе звуки.

В квартире было пусто. В голове тоже - Джаред не помнил абсолютно ничего, не соображал даже, утро сейчас или вечер. Впрочем, судя по мягкому свету, сейчас всё же было утро. Ощущение Джареду не понравилось - чувство времени никогда не подводило его. Но что бы там ни произошло, голова у Джареда не болела, тело было в полном порядке, и спать больше не хотелось. Он полежал ещё несколько секунд, потягиваясь и запрокидывая голову, потом всё же встал, зевая, и умылся под очень тонкой струйкой холодной воды - чтобы почистить зубы, пришлось подставить под неё пластиковый стакан, а не полоскаться прямо под краном, как Джаред привык. Соображал он сейчас туговато, и странность кольнула, лишь когда вытирал лицо полотенцем: такая тонкая струйка говорила о сработавшем датчике перерасхода, что обычно не происходило утром. Впрочем, долго об этом думать не пришлось: раздался щелчок открываемого замка, и Джаред застыл с полотенцем в руках, нос к носу столкнувшись с... Дженсеном, несущим охапку одежды.

На секунду Джаред даже подумал, что бредит. Но Дженсен смущённо улыбнулся, протискиваясь в квартиру:

- Я думал, успею, пока ты спишь.

Джаред отмер и едва не застонал, не зная, куда деваться: всё происходившее вчера вечером вернулось в память моментально, и Дженсен отреагировал, положив одежду на кровать и хлопнув его по плечу:

- Да всё нормально, Джей. Просто ты перебрал вчера, и все переживали, мало ли, как на тебя подействует... Морган бы головы с плеч поснимал. Но...

Дальше Дженсен говорить не стал, осёкся на полуслове, но Джаред всё и так понял. Губы ещё покалывало от вчерашнего поцелуя, и очень хотелось проверить, не приснилось ли это.

Губы у Дженсена оказались действительно сладкими - Джаред чувствовал, что его заливает краской до корней волос, но втиснул Дженсена почти голым телом в узкий простенок между кроватью и балконом, дрожа от жадности и новизны ощущений. Дженсен не сопротивлялся - отвечал на поцелуй, запустив пальцы в спутавшиеся волосы Джареда, теснил его язык горячим языком, скользил по кромке губ, прихватывал зубами, дышал шумно - всё это было неловко, неумело, жарко и восхитительно до бессвязного мычания.

Дженсен сам разорвал поцелуй - так же решительно, как и ответил на него. Просто отклонился и запечатал губы Джареда большим пальцем, заставив судорожно вздохнуть. Джаред, совсем поплывший и дёргающийся от колкого, быстро схлынувшего наслаждения, сфокусировался с трудом и посмотрел в серьёзные глаза Дженсена - тот так и не отводил взгляд всё время, пока Джаред возвращался на землю.

- Ты в этом уверен, Джей? - вопрос не отрезвил Джареда, но заставил действительно включить мозги, как бы не хотелось ни о чём не думать.

Был один нюанс - или одна особенность, но сейчас это не казалось Джареду препятствием. Остановило другое: если Дженсен об этом спрашивает, значит...

- Эй, Джей, - хохотнул Дженсен, не теряя серьёзности взгляда, - я бы не спрашивал без причины, сам понимаешь. Просто для меня это важнее, чем может показаться. И... всё не так просто. Нужно рассказать тебе кое о чём.

Джаред осмысливал услышанное. Это было уже слишком. Слишком похоже на него - он тоже собирался рассказать Дженсену кое-что, прежде чем повалить его на кровать: поцелуй почти лишил рассудка, но этого "почти" оказалось достаточно, чтобы оценить важность момента.

- Ты первый, - сказал Джаред, опускаясь на кровать и увлекая за собой Дженсена.

Места было очень мало, и Дженсена, почти усевшегося Джареду на колени, постоянно хотелось трогать, гладить, целовать, и это ужасно отвлекало. Дженсену тоже было тяжело с этим бороться - он подставлял поцелуям горло и скулы, а когда Джаред опять поцеловал его в губы и опрокинул на себя, постанывая и явно забыв о грядущем разговоре, с огромной неохотой отстранился, оставив приходить в себя лежащего навзничь Джареда, мокрого от испарины, и вытащил из вороха соскользнувших с кровати вещей термокапсулу с кофе.


Время до вечера тянулось слишком медленно, Дженсен ушёл, сказав, что выбил для Джареда выходной; и вернётся так быстро, как позволит сегодняшний график. Так что Джаред мог сколько угодно думать о неожиданном сходстве их секретов.

Кому-то это показалось бы смешным, но уж никак не Джареду. Но секрет был - проще не придумаешь: и Джаред, и Дженсен до этого дня оставались... девственниками. И Джаред подозревал, что даже причины у них были сходными. На отсутствие привлекательности они не жаловались, наоборот - всегда находился кто-то, желавший затащить их в койку, но Джаред, по наивности пытавшийся встречаться с понравившимися генетически нормальными, очень хотел, чтобы всё было по настоящему. Всё так и происходило - красиво и романтично - до первой попытки лечь в постель.

Существовало негласное правило, без которого секс по обоюдной симпатии был невозможен - если речь не шла о сексе за деньги, конечно. Все новорожденные получали код, генетическую метку, признак, чётко разграничивавший мутантов и генетически нормальных. Достаточно было приложить палец к маленькому участку кожи в самой середине груди, где сходятся мышцы, и немного подержать. Если перед тобой был генетически нормальный, то под пальцем появлялся маленький кружок, светящийся изнутри ослепительно-белым, во всех же остальных случаях свечение было цветным - в зависимости от доминантной мутации. Возможно, это не всегда становилось препятствием, но у подавляющего большинства генетически нормальных были основательно промыты мозги с самого детства - всё это делалось аккуратно, и человек сам не понимал, откуда у него столь сильное предубеждение. Но так или иначе, добравшиеся до постели с Джаредом девушки, в предвкушении прикладывавшие пальчик к его груди, через несколько секунд уже судорожно всхлипывали, собирая разбросанные вещи и наспех одеваясь. С парнями дело обстояло по-другому: как правило, они не пугались, а пытались сразу оговорить сумму за секс, напрочь отметая мысль о том, чтобы заниматься любовью с мутантом на равных.

Впрочем, мутанты тоже пытались заводить с Джаредом интрижки - но и только, а это его не интересовало. Но большинство просто не решалось подкатить к привлекательному парню. В конце концов, Джаред просто перестал реагировать на заигрывания и замкнулся в своём маленьком мире, а сексуальное напряжение, обусловленное юным возрастом и отличным здоровьем, сбрасывал на работе. Это давно перестало его смущать, даже веселило.

Самым сложным во всём этом было почти полное отсутствие прикосновений. Первый раз обняв Дженсена, увешанного датчиками Чада, Джаред понял, что попался, и ему уже не выбраться. Ирония заключалась в том, что Морган сдержал своё слово: совместным выступление выглядело только для зрителей. На самом деле ни Джаред, ни Дженсен не покидали границ своих защитных экранов, а их зависшие в воздухе переплетенные тела были лишь результатом потрясающей работы Чада - всё же он был суперпрофессионален, что не мешало оставаться ему фантастическим придурком.

Но, глядя на себя, распростёртого в воздухе перед пылающим от страсти Дженсеном, Джаред чувствовал, насколько он голоден по этой страсти - барьер прорвался, и держаться в рамках стало невозможно.

Странно было осознавать, что вечером прийдёт Дженсен, не будет прятаться, убегать в своё общежитие и надевать непроницаемую маску, вернувшись, и что они могут по-настоящему заняться любовью, если кто-то из них не пойдёт на попятный.

Остаток дня Джаред провёл на балкончике, устроившись в маленьком раскладном кресле и нацепив виртуальный шлем. В ушах мягко шумел прибой, море облизывало пальцы босых ног, и солнце неспешно клонилось к закату. Запись была зациклена - солнце никогда не заходило за горизонт, и близкие волны всегда были окрашены розово-золотым. Джаред в очередной раз думал, каково это - действительно растянуться на тёплом настоящем песке, и увидеть, как настоящее солнце на самом деле закатывается, а вечер сменяется ночью.

В этот раз к привычным ощущениям через некоторое время добавилось ещё что-то, Джаред не мог понять, что, но было очень приятно. Даже в полном виртуальном погружении всегда оставалась ниточка, связывавшая с реальностью, стряхнуть искусственное оцепенение можно было в любой момент, и Джаред всё порывался встать до сигнала таймера. Когда же он с трудом дотянулся до шлема и поддел его кончиками пальцев, то почувствовал чьё-то близкое присутствие. Испугаться он не успел, подспудно понимая, что это не может быть кто-то чужой.

Джаред поёжился от ночной прохлады и открыл глаза: прямо на полу у его ног сидел Дженсен, мягко поглаживая пальцем подъём стопы, отчего у Джареда покалывало где-то внизу живота. Неизвестно было, сколько времени Дженсен просидел вот так на холодном голом полу, но недовольным он не выглядел, наоборот - улыбался и вообще излучал отличное настроение.

Изображение

Всё было решено, всё оказалось так просто - достаточно было им оказаться рядом.

Джаред зачарованно следил, как Дженсен касается губами его колена, потом ведёт ладонью по животу; встаёт с пола и тянет его за руку в комнату. Утренняя сцена повторилась, только теперь Дженсен не отстранялся, не пытался выскользнуть из объятий, а сам целовал Джареда, запустив руку в его волосы, тщательно высушенные и гладко расчёсанные, шёлково скользящие в пальцах. Ласкать друг друга было невыносимо хорошо; Джаред почти растёкся от жадных, долгих, ненасытных поцелуев, в ушах у него звенело и низ живота наливался сладкой тяжестью, и Дженсен пытался избавить их обоих от остатков одежды, при этом стараясь не отлипать от Джареда. Тот помог, и соприкосновение обнажённых тел током шибануло по нервным окончаниям. Но оторваться друг от друга действительно не получалось, и Дженсен, так и лёжа сверху на распластавшемся по кровати Джареду, елозил бёдрами по его животу, пока Джаред не сделал, как в созданной Чадом фантазии: обхватил его ногами за талию, втиснув пятки в ягодицы, и принялся двигать бёдрами навстречу. Напряжение между ними, возросшее до невыносимого, прорвалось наружу сдвоенным воплем немыслимо острого оргазма; наслаждение стократ усиливалось осознанием того, что это по-настоящему - первый раз - не в собственный кулак и не на потеху заплатившим за это зрелище посетителям.

В тот вечер они не пытались пойти дальше. Достаточно оказалось раскрытия друг перед другом, такого необходимого осознания, что дальше всё будет делиться на двоих. Никто не говорил о чувствах, но Дженсен согласился переехать, и Джаред, сгорая от неловкости, спросил Джима, не сдаётся ли в этом же доме квартира чуть побольше. Впрочем, неловкость быстро прошла, и опасения, что Джим не примет Дженсена - тоже. Похоже, Дженсен за годы жизни в общежитии наловчился находить общий язык с личностями гораздо жёстче Джима.

"Переезд" в новую квартиру, мало чем отличавшуюся от старой, занял один вечер - все вещи Дженсена они с Джаредом принесли в двух не слишком больших коробках. Но всё было не важно на фоне абсолютно новых отношений.
Быт наладился сам собой - ни у Джареда, ни у Дженсена это никогда не отнимало много времени. Вместо этого всё время отнимало изучение друг друга, все мысли были заняты друг другом, и казалось, что долго такое напряжение выдержать нельзя. В первую же неделю они повздорили по какому-то совершенно пустяковому поводу и рассорились до такой степени, что Дженсен убежал в своё бывшее общежитие, в чём стоял, а Джаред промаялся весь день, борясь с желанием плюнуть на собственную гордость, побежать за Дженсеном и приволочь его домой за шкирку. Когда за окном стемнело и Джаред, не выдержав, решительно распахнул входную дверь, Дженсен едва не свалился на него - стоял на лестничной площадке уже с полчаса. Мирились они всю ночь на двух одеялах, брошенных прямо на пол - никакая кровать не выдержала бы этого бурного примирения, не говоря уж о стандартных хлипких койках.

О, это было совершенно особым пунктом. Каждый изучал другого по своему, привыкая к горячему гибкому телу в руках, к податливости или неожиданному сопротивлению, в зависимости от настроения. Гибкость Джареда сводила Дженсена с ума - он и сам был очень пластичен, но Джаред мог выгибаться под совершенно немыслимыми углами, и Дженсен будил его среди ночи, усевшись сверху и поглаживая плечи - Джаред любил спать на животе, сунув руки под подушку. Иногда он просто вздыхал, зарываясь лицом в постель, иногда мычал спросонья, но Дженсен не оставлял его в покое - целовал глубокую ложбинку между лопаток, запустив руку в длинные волосы, и нетерпеливо раздвигал коленом сдвинутые ноги, подпихивал бедро, вынуждая Джареда подогнуть ногу и оттопырить задницу. Из открытой балконной двери лился лунный свет, смуглое тело Джареда казалось совсем тёмным, и Дженсен становился на одно колено, нависал над ним, пропихивая облизанную ладонь под живот и обхватывая член Джареда, твёрдый и горячий. Прижимался щекой к выступающей лопатке, коротко вдалбливаясь членом в сжатый пока анус. Можно было сползти вниз и втиснуться языком между гладких ягодиц, заласкать до полуобморока, довести до всхлипываний, а потом вогнать в мокрое и жаркое и кончить, едва вставив. И трахнуть второй раз, не вынимая, наслаждаясь только одним этим ощущением умопомрачительной тугости. Но чаще всего на это не хватало терпения - Дженсен давил членом, елозил щекой по уже влажной от испарины коже, играл с Джаредом, зная, что тот сам играет с ним - ему ничего не стоило пустить Дженсена в себя, позволить проскользнуть, не встретив сопротивления; но он забавлялся, едва проснувшись от нетерпеливых ласк, сжимал мышцы так сильно, что Дженсен почти стонал от отчаяния и съедающего изнутри желания. А потом впускал потихоньку, выдавая себя судорожным дыханием. Дженсен же, войдя до упора, в струнку вытягивался, чтобы достать до приоткрытых губ. И словно замок закрывал, впечатываясь губами в рот Джареда, трахая языком без разгона, сходу, почти не в силах двигаться: Джаред сам выдаивал его, сдавливая бархатно, но бежалостно; и перед тем, как Дженсен выплёскивался, кончал ему в ладонь. После Дженсен долго целовал его, всё ещё продолжая размазывать уже загустевшую сперму по животу и не прикасаясь к члену, чтобы не сделать больно.

Иногда Джаред после этого засыпал, а Дженсен обтирал его влажным полотенцем и тоже засыпал рядом; а иногда он мстил. О, как он мстил! Если Дженсену не давала покоя гибкость Джареда, то Джареда магнитом тянули тентакли Дженсена - то, как они скрывались в теле без следа, а пазухи закрывались полностью и выдавали себя лишь еле заметными подкожными уплотнениями. И ещё они были очень чувствительны к ласкам. Особенно Джареду нравилось, перевернувшись на спину, усаживать Дженсена на себя и водить пальцами под его пупком, там, где под нежной кожей прощупывалась длинная мышечная складка. Дженсен дышал учащённо, громко, и Джаред знал, что он краснеет, хоть в полумраке этого не было видно - краска заливала лицо, шею и грудь, и Дженсен подавался вперёд, по инерции борясь с собой, но было уже поздно: кожа под пупком расступалась, выпуская длинное щупальце, и Джаред приподнимался на локтях, глядя, как оно ползёт поперёк его груди, проезжаясь каждым присоском и оставляя соски вспухшими; Дженсен целовал каждый поочерёдно, словно зализывал колющее возбуждение, а после целовал Джареда в губы, лаская языком нежную изнанку рта, пока Джаред, согнув колени и приподнявшись над постелью, мягко поддавая бёдрами, насаживал Дженсена на себя. Становилось не до игр и любопытства; Джаред брал его глубоко, распирая, раскачивая на себе, двигаясь в каком-то своём странном ритме; Дженсен завораживал его - словно светящийся изнутри, нежный, мокрый, взъерошенный; и Джаред хрипел, спустив в него и стиснув бёдра до синяков:
- Кончил в тебя. Дженс, я кончил в тебя.
Это служило спусковым крючком - от этого хриплого севшего голоса Дженсен кончал сразу же, не прикасаясь к себе, с твёрдым ещё членом Джареда внутри и ощущением вытекающей спермы.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Всё шло своим чередом. Джаред прижился в "Норе" и уже не думал никуда уходить; пока не думал, по крайней мере. Его всё устраивало, и ещё он боялся спугнуть едва зародившиеся отношения - Дженсен был для него даром небес. Немного мешала абстрактная ревность - первый раз в жизни Джаред осознал, что ему не хочется делить кого-то с любопытствующими посетителями, равно как и самому уже не очень хочется раздеваться перед ними. Останавливал здравый смысл - пока что это оставалось очень хорошим источником средств к существованию, да и придумать более престижное место было просто невозможно.

Была ещё одна вещь куда хуже ревности - навязчивые поклонники. У Пеллегрино Джаред с этим не сталкивался - там все спешили удалиться, едва получив своё удовлетворение, здесь же полюбившихся танцовщиков достаточно часто поджидали у служебного входа. Разумеется, территория просматривалась камерой наблюдения, и пылкие поклонники не переходили границ, но избавиться от них было не так легко. Охрана могла вмешаться в ситуацию в любой момент, но танцовщики предпочитали до этого не доводить, понимая, что с постоянными посетителями лучше быть предельно вежливыми.

Фуллер был как раз из числа таких поклонников, и это омрачало Джареду жизнь. Больше всего на свете хотелось зарядить ему кулаком в физиономию, особенно когда он похлопывал Дженсена по плечу, норовя сползти пальцами пониже. Как правило, тут Джаред не выдерживал, но Фуллер сам убирал руку, усмехаясь с непонятным выражением лица:

- Зря беспокоишься, Джаред. У меня чисто научный интерес.

Джареду очень хотелось высказать ему прямо в лицо всё, что он думает по поводу этого научного интереса, но приходилось сдерживаться. Деньги Фуллер предложил лишь один раз - очень большие деньги за то, чтобы Джаред и Дженсен трахнулись перед ним вживую; но встретил такой возмущённый отпор, что больше об этом не заикался. И всё же Джареду очень не нравилось исходившее от него ощущение.

Пару раз его подкараулил Рэй, опять сбивчиво и горячечно предлагая влиться в лоно Церкви, и Джаред попытался пробиться к нему, увидеть прежнего Рэя, но встречал лишь стандартные фразы, а если удавалось заглянуть чуть глубже - видел страх и ничем не объяснимую вину в глубине глаз. Попытки Рэя завербовать и Дженсена Джаред, разумеется, пресёк в корне.

После двух выходных очень не хотелось покидать крохотную, но ставшую уютной квартиру. Джаред проснулся раньше Дженсена и лениво раздумывал, глядя на него, дышавшего во сне ровно и неглубоко: осторожно встать и приготовить по чашке кофе, а потом уж будить, или... Джаред тихонько потянул вниз одеяло. Дженсен что-то проворчал спросонья, но глаза не открыл, и Джаред провёл рукой по его спине, собираясь разбудить весьма приятным способом, но в это время коротко пропищал телефон. Джаред поколебался несколько секунд, но всё же потянулся за телефоном, испытывая неприятное чувство: никто не будет звонить в такую рань без веской причины.

Проснувшийся Дженсен, давя зевоту, заглянул через плечо Джареда и прочёл короткое сообщение от Трейси: "Джей, прости, что так рано. Шу пропала".

Кроме испуганной Трейси у входа в "Нору" их встретил непохожий на себя Миша - хмурый и неулыбчивый. Выяснилось, что Морган задействовал свои связи, чтобы полиция занялась поисками Шу немедленно - по закону никто не стал бы искать даже пропавшего генетически чистого раньше истечения первых суток, о мутантах говорить вообще не приходилось.

Никто не отменял выступлений, но все ходили в подавленном настроении, а Миша отпросился домой после обеда, что было совершенно неслыханно. Выглядел он, по правде говоря, заболевшим, но Джаред решил, что он просто сильно расстроился из-за Шу - все знали, что Миша питал к ней особую симпатию, пусть и без надежды на взаимность.

Джаред развлекал Трейси, как мог, да и Дженсен не оставался в стороне, за что Джаред был очень ему благодарен. Поздним вечером, закончив выступления, они попробовали вытащить из дому Мишу, но тот даже не высунул нос из-под одеяла, пробормотав еле слышно что-то вроде "просто отвалите". Пришлось оставить его в покое.

Трейси проводили до дверей, и она крепко обняла сначала Дженсена, потом Джареда. В этом объятии было только дружеское тепло - после той памятной первой вечеринки Трейси с Джаредом откровенно поговорили и пришли к выводу, что им хочется сохранить едва зародившуюся дружбу, и дальше у них ни в чём не возникало неловкости.

Поиски не принесли никакого результата, и к концу третьих суток Трейси уже не удавалось бороться с истерикой. О выступлениях не было и речи - Морган не стал её штрафовать, понимая, что тем самым показывает свою слабость, но иначе поступить в такой ситуации не мог.

Весь вечер Трейси провела у Миши - у него поднялась температура и он отказывался от еды, только литрами глотал холодную воду. Понимая, что ничем не помогут, слоняясь без дела, Джаред с Дженсеном отправились домой, по дороге в сотый раз перебирая предположения, куда же могла подеваться Шу. Джаред всё время порывался искать её самостоятельно, но Дженсен отговаривал его, хоть и не слишком убедительно - на самом деле у них не было ни одной зацепки, и бессмысленно было бросаться в пустоту.

У подъезда стоял Рэй, и у Джареда на секунду больно сдавило сердце предчувствием. Он уже приготовился услышать знакомую песню о лоне церкви, но Рэй сказал вместо приветствия:

- Я знаю, где держат Шу.

Рэй, сидевший в раскладном кресле посреди маленькой квартиры, смотрелся совершенно чужеродно, и Джаред непроизвольно хмурился, сжимая руку Дженсена - они сидели напротив на застеленной кровати. С каждой секундой Джареду всё больше хотелось, чтобы Рэй исчез и уже не появлялся в его жизни, а лучше бы не появлялся вовсе. Рассказывал он чудовищные вещи, и от судорожно сжимавшихся кулаков Джареда его спасал только Дженсен, крепко обхвативший того за плечи, да ценная информация, которой он готов был делиться.

Нельзя сказать, что вырисовывалась чёткая картина, но многое было ясно и без дополнительных пояснений. Рэй был из тех мутантов, которые не могли принять свою натуру. После интерната Джаред потерял его следы, да и не особенно искал - просто перешёл из одного периода жизни в другой. А Рэй, как и все выпускники, получивший скромную сумму на счету для старта новой жизни, потратил её почти целиком на пластическую операцию - нашёл частного хирурга, державшего практику в непролазных трущобах Тамбура, и избавился от перепонок на руках и ногах. Грубые шрамы, оставшиеся на всю жизнь, его не смутили. Можно было убрать их полностью, но Рэй к этому моменту уже понял, что от своей натуры ему не избавиться, даже если сделать полную пересадку кожи. Он пошёл ещё на одну уступку себе - сделал татуировку на глазных яблоках, скрывавшую вертикальные зрачки. Разумеется, это не принесло удовлетворения, и Рэй решил, что парочка "кнопок" сильно ему не повредит. Кнопок, конечно же, оказалось больше, чем две, и вскоре Рэй потерял им счёт, а предплечья и места на сгибе локтей покрылись незаживающими круглыми следами. Спасло его то, что как и у всех чешуйчатых, у него была достаточно высокая регенерация. Организм сопротивлялся наркотику, и почти опустившийся, но понимавший, что нужно брать себя в руки Рэй в один из дней набрёл на проповедников Церкви Единения. Это показалось ему спасением - он обрёл смысл жизни. И многие слухи о Церкви, оказавшиеся абсолютной правдой, его не смутили, наоборот - он посчитал это единственно правильным.

Джаред слушал, испытывая смешанные чувства: Рэя было очень жаль, но то, о чём он рассказывал дальше, вызывало недоумение и отвращение: неужели он не понимал, что вербуя мутантов для церкви, он не просто предаёт их, а... отдаёт на заклание. Впрочем, Рэй считал, что помогает науке, а, следовательно, действует на благо всего человечества. Церкви нужны были именно такие - выполняющие приказы без колебаний.

Но было совершенно непонятно, как всё это связано с похищением Шу. Когда Джаред прямо спросил Рэя об этом, он замялся, явно не решаясь выдавать информацию, а когда всё же заговорил, Джареда ожидал очень неприятный сюрприз: Рэй работал на... Фуллера. Да, выдающееся светило науки не брезговало услугами несчастного мутанта. Рэй отказать не мог - именно Фуллер несколько лет назад помог ему, устроив в клинику бесплатно. Рэй прошёл курс реабилитации, и посчитал себя обязанным Фуллеру по гроб жизни. Его не смутил даже совершенно очевидный факт: Церковь Единения на самом деле не более чем придаток исследовательского центра, занимавшегося непонятными Рэю вещами. Он не задумывался почти ни о чём, просто шёл и вербовал указанного Фуллером мутанта. Или устраивал похищение - так было гораздо быстрее и проще.

В этот раз произошёл прокол. Похитив Шу и передав её Фуллеру, Рэй не удержался и принялся наблюдать за её друзьями. Впервые за долгое время он почувствовал угрызения совести, увидев, как убивается Трейси. Чувство вины усилило присутствие Джареда: кроме того, что он был другом детства, Фуллер заинтересовался им, и Рэй отказал ему первый раз. Поэтому считал теперь, что будет справедливо рассказать Джареду, где держат Шу. Получалось, что он сильно рисковал, помогая в таком деле, но на него давило чувство вины.

Джаред был просто оглушён свалившейся информацией. Он не мог понять одного:

- Ради чего, Рэй? Ради чего ты всё это делаешь?

Рэй потёр ладонями виски. Взгляд у него был больной, затравленный. Ответил он после длительной паузы, глядя Джареду в глаза:

- Белый код, Джей. Фуллер обещал мне белый код. Но теперь уже неважно, я должен исправить хоть что-то.

- Но ведь с кодом рождаются?..

- Нет, Джей, - покачал головой Рэй, - в том-то и дело, что нет.


Решать нужно было быстро, и Рэй ушёл, сказав, что будет ждать, сколько нужно.

Джаред метался по комнате, доказывая Дженсену до хрипа, что нужно воспользоваться шансом, Дженсен же утверждал, что стоит подключить к делу полицию. Джаред боялся, что они не успеют, что с Шу в любую минуту может что-то случиться, и в конце концов убедил Дженсена.

Следуя за Рэем по незнакомым ночным улицам - Рэй шёл впереди, а Джаред с Дженсеном на два шага позади него - Джаред всё пытался услышать осмысленное. С самого раннего детства все усваивали одну мысль: с кодом рождаются, и обязательная инъекция, которую получает новорожденный - лишь индикатор. Никто не вдавался в подробности, это было слишком сложно, достаточно было знать, что происходившая в организме реакция однозначно указывала на отсутствие или наличие мутантных генов. И то, что сказал Рэй, рушило представления о мире. Вся жизнь оказывалась сплошным обманом. Потому что инъекцию делали не сразу - сначала проводили генетический анализ, он-то и показывал мутантные гены, а метку вводили нужного цвета, сверяясь с давно разработанной таблицей. На самом деле не было никакой "цветовой" реакции. И генетически нормальные, и мутанты в этом были абсолютно одинаковы.

Сейчас Джаред пытался выбросить это из головы, уговаривал себя сосредоточиться - первым делом нужно было спасти Шу, остальное вполне могло подождать. Ещё один день ничего не прибавлял к доброму столетию.

Исследовательский центр занимал целый комплекс многоэтажных зданий в промышленной части города. Джаред никогда здесь не был, а весь длинный запутанный путь думал о своём, и теперь вертел головой, пытаясь сориентироваться. Но едва разбавленная светом фонарей темнота и одинаковые здания вокруг этому не способствовали. Судя по тому, как был напряжён Дженсен, он испытывал то же самое.

Разумеется, Рэй не стал идти к главному входу, и они ещё немного поплутали по переулкам, пока вышли к наглухо закрытой стальной двери без опознавательных знаков. Рэй приложил электронный ключ к светившемуся на торце окошку, и через несколько секунд дверь отъехала в сторону. Джаред не знал, досадовать ему или радоваться - всё это время он до конца не верил в то, что Рэй не лжёт и действительно может помочь. И Джаред в глубине души уже жалел, что убедил Дженсена, разделив с ним ответственность. Не то чтобы сработавшая карточка Рэя была стопроцентно убедительна, но дело точно переставало быть абсолютной пустышкой.

Карточка исправно работала и дальше - открывала все двери с задержкой в несколько секунд, и каждый раз Джаред замирал в ожидании неудачи, а потом успокаивался, услышав тихий облегчённый выдох Дженсена - до следующего препятствия.

Коридоры были похожи один на другой, и Джаред даже не пытался считать их или запоминать повороты - везде были одинаковые обшитые светлым пластиком стены, ровно освещённые в приглушённом ночном режиме, и от этого нарастало неприятное чувство постоянного скрытого взгляда в затылок. Запоздало Джаред подумал о том, что коридоры, как и все помещения в здании, наверняка под наблюдением, но вслух говорить ничего не стал - Рэй выглядел сосредоточенным и шёл уверенно.

Техническая часть закончилась и коридоры стали шире, а в боковых ответвлениях виднелись стеклянные двери, прозрачные в верхней части и матовые снизу. Рэй остановился у самой последней двери и поманил Джареда и Дженсена рукой. Когда они заглянули в помещение, Джаред непроизвольно рванулся вперёд, едва не впечатавшись в толстенное стекло: в маленькой комнате, тускло подсвеченной, как и всё вокруг, не было ничего кроме койки и забранного стеклянной же перегородкой медицинского оборудования. На койке лежала Шу, подтянув колени к груди и свесив почти до пола одно крыло. Вторым она прикрывалась, как коротким одеялом - в помещении поддерживалась искусственная прохлада. Шу выглядела особенно маленькой и хрупкой сейчас, её глаза были закрыты, но она не казалась спящей - поза не была расслабленной.

- Давай! - почти рявкнул Джаред, едва не вибрируя от нетерпения, - открывай, что стоишь!

Рэй засуетился, приложил карточку к чувствительному участку на двери, но реакции не последовало - индикатор даже не изменил цвет. Дженсен сжал руку Джареда, но тот не обратил внимания, лишь зло прошипел:

- Не тормози, ещё раз!

Рэй уже откровенно нервничал, руки у него дрожали, а лицо, и без того бледное, стало почти восковым. Но он упрямо прикладывал карточку раз раз за разом, пока Дженсен не положил руку ему на плечо:

- Хватит.

Джареда словно окунули в ледяную воду, ужас и абсурдность ситуации дошли до него моментально: мало того, что он поддался порыву Рэя, совершенно не представлявшего, что и в какой последовательности делать, и не планировавшего пути отступления, он ещё втянул в это Дженсена; и теперь, глядя на несчастную Шу, Джаред почувствовал себя идиотом. То, что их не схватили до сих пор, можно было объяснить лишь неправдоподобным везением. Или же...

Укол в шею был настолько лёгок, что Джаред засомневался, на самом ли деле что-то почувствовал. Но когда провёл рукой по шее, мышцы едва слушались, словно спросонья, а перед глазами вдруг повисла тёмная муть. Джаред развернулся, едва удержавшись на ногах, но никого не увидел. Тогда он догадался перевести взгляд ниже - и вздрогнул: Дженсен лежал на полу, а Рэй нагнулся над ним , то ли пытаясь поднять, то ли щупая пульс. Джаред покачнулся и перед тем, как окончательно сползти в темноту, услышал знакомый голос:

- Отлично сработано, Рэй. Даже от тебя бывает хоть какая-то польза.

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

В темноте было неуютно. Сначала Джаред просто не чувствовал тела, потом всё вернулось разом - обрушилась чудовищная боль, словно... словно тогда, много лет назад, когда в кожу вросла одна единственная, казавшаяся совершенно безобидной "кнопка". Не было голоса, не было зрения и слуха - лишь чёрная, глубокая, глухая боль, бесформенный ком забытых детских ужасов. Кричать не получалось - не было даже рта, убежать было невозможно, не чувствуя ног. Лишь боль и страх, страх и боль.

- Интересная реакция, - раздалось где-то в этой темноте, резануло по барабанным перепонкам, и пелена перед глазами словно лопнула.

- Я же говорил, что у меня чисто научный интерес, - усмехнулся склонившийся над Джаредом Фуллер.

Да, это был именно Фуллер собственной персоной. Он рассматривал Джареда, склонившись над ним совсем низко, и Джаред ловил расплывающимся зрением взгляд водянисто-серых глаз, цепкий, пристальный.

Джареду попытался выругаться, но не получилось даже шевельнуть губами.

- Вот как, - усмехнулся Фуллер, касаясь рукой его щеки. Джаред внутренне сжался от острой неприязни, но двигаться по-прежнему не мог, - даже ты сразу не восстановишься от полной дозы.

- Честно говоря, - Фуллер исчез из поля зрения, - я даже не надеялся, что ты выживешь. Твоему другу повезло гораздо меньше.

Джаред попытался рвануться, и ему удалось даже слабо замычать - теперь он чувствовал своё лицо, хоть и слабо, и не мог управлять мышцами.

- О, - Фуллер вернулся, - прости! - его голос сочился сарказмом, - я упустил из виду, что у вас нежные чувства!

Он что-то сделал над головой Джареда - послышался тихий писк электроники - и Джаред почувствовал, что верхняя часть койки медленно приподнимается. Сердце гулко бухало внутри казавшейся пустой грудной клетки, и Джаред скорее представлял, чем ощущал сейчас своё тело.

Первым увиденным был Дженсен, лежавший на такой же стандартной койке у противоположной стены. Его глаза были закрыты, кожа очень бледна, а обнажённое тело охватывали в трёх местах белые пластиковые ленты. Джаред понял, что он тоже привязан, как и Дженсен - ленты охватывали плечи, талию и щиколотки. Но всё это Джаред заметил мельком, он вглядывался в лицо Дженсена, пытаясь уловить любые признаки жизни, и не мог понять, дышит ли тот.

- Жив твой друг, - притворно вздохнул Фуллер, - пока, по крайней мере. Но он далеко не такой здоровяк, как ты. Мой прогноз - до вечера. Ах, да - он не очнётся, даже не надейся.

Голос Фуллера то приближался, то удалялся, и Джаред краем сознания понимал, что нельзя впадать в истерику, а нужно собраться и быть готовым ко всему. Просто ему показалось, что мышцы лица стали слушаться, пусть и с задержкой в минуту.

Разумеется, Фуллер на такие мелочи внимания не обратил, а продолжил, упиваясь своей властью:

- Как ты думаешь, Джаред, почему люди отказались от генетически модифицированных продуктов? О, тебе даже не знакомо это название, правда? Потому что это произошло задолго до твоего рождения, а именно эти лекции ты пропустил. Что? - Фуллер поднёс к уху сложенную лодочкой ладонь, - такие лекции не читают? Тогда считай, тебе повезло.

Зыбко-серые глаза Фуллера с расширенными зрачками оказались прямо напротив глаз Джареда, и картинка сложилась тут же. Если бы Джаред чувствовал своё тело, то ощутил бы, что его прошибло холодным потом. Потому что ясно стало: Фуллер безумен. Свихнувшийся фанатик, чем бы он ни занимался.

Фуллер не отводил взгляда ещё несколько секунд, а потом сказал, скривив губы в саркастической ухмылке:

- Я восполню этот пробел. Ты этого не заслужил, как и твой друг, но кое в чём ты мне поможешь. Так что в лобик я вас целовать не буду, но сказку на ночь расскажу.

Глаза приблизились, став совсем уж расплывчатыми серыми пятнами, и Фуллер прошептал на пределе слышимости:

- На долгую, долгую ночь. Так вот...

Джаред слушал краем уха, куда больше занятый другим ощущением: у него слабо покалывало шею, словно медленно отпускало онемевшие мышцы.

- ... О генетически модифицированных продуктах. Сейчас никому нет дела до недавней истории, Джаред, а зря, очень зря. Вы ведёте себя так же, как те, кто жил сто, двести или тысячу лет назад, не имеет значения. Вам всё равно, что есть и каким способом это произведено, и неважно, как сильно загрязняется атмосфера от выхлопов, а почва - от тонн мусора. Главное - собственная драгоценная персона, не так ли? Вот и сто лет назад так думали, Джаред, - Фуллер посмотрел укоризненно, будто Джаред лично был виноват в тысячелетнем загрязнении атмосферы. А он напряжёно вглядывался в неподвижного по-прежнему Дженсена. Зато теперь был уверен, что Дженсен жив: в изголовье работал маленький монитор, фиксирующий процессы жизнедеятельности.

- И делали всё, чтобы человеку жилось комфортнее. Модифицировали пищу, улучшали пищевые добавки, создавали комплексы чудодейственных витаминов и вакцины от всех болезней. Понимаешь, Джаред? От всех болезней. И в конце концов человеческий организм разучился бороться с элементарными инфекциями. Если ты думаешь, что это длительный процесс, то ошибаешься - достаточно двух поколений, третье будет почти нежизнеспособно. Дети стали рождаться ослабленные, с почти отсутствующим иммунитетом. Ну, и добавь сюда катастрофическую загрязнённость среды обитания. Рождаемость снизилась, а процент выживания среди новорожденных подошёл к критической черте. Только тогда наши нерадивые предки по настоящему испугались и зашевелились.

Фуллер прервался, вглядываясь в лицо Джареда. Видимо, разглядел, что хотел, потому что кивнул сам себе:

- Начались масштабные исследования, Джаред. Биохимия и фармацевтика немного улучшили ситуацию, но нужен был куда больший охват и куда более высокая эффективность. И тогда вспомнили о... правильно, Джаред, - Фуллер потрепал его по волосам, и Джаред отчётливо почувствовал это прикосновение, - старой доброй радиации. Первые эксперименты закончились неудачей, но кому-то пришло в голову поиграть со спектром излучения. В конце концов исследователи добились своего - молекулы ДНК начали отплясывать, как ненормальные, и теперь оставалось лишь заставить их плясать не так, как им хочется, а так как надо.

Фуллер был очевидно горд собой - он явно считал Джареда очень недалёким и "адаптировал" свою импровизированную лекцию для одного слушателя. Джаред же, продолжая лежать неподвижно, старался ничем не выдать боль во всём теле и вернувшийся голос. Видимо, организм Джареда воевал с отравлением более успешно, чем Фуллер себе представлял. Джаред не мог повернуть голову, чтобы посмотреть, есть ли над его койкой такой же монитор, как у Дженсена, но Фуллер был слишком увлечён собой, или же у него давно не было слушателей.

- Но спустя некоторое время удалось добиться и этого, и начались эксперименты. А вот тут, друг мой, - Фуллер подтянул какой-то рычаг у него над головой, и Джаред замер. Но Фуллер продолжал, как ни в чём не бывало: - произошло самое интересное. Поскольку ситуация была почти катастрофической, экспериментировать на животных сочли нецелесообразным, к тому же, во все времена нашлось бы множество защитников зелёных и пушистых, и облучение испытывали непосредственно на людях. Чтобы не провоцировать лишних скандалов - на выходцах из низших слоёв, а ещё на неизлечимо больных, наркоманах и алкоголиках. Поначалу всё шло прекрасно...

У Джареда вдруг сильно заныла спина и застучало сердце, а лицо покрылось обильной испариной от боли, но он позволил себе лишь осторожно вздохнуть.

- Дети родились вполне здоровые, по крайней мере - более жизнестойкие, чем можно было предположить, и после недолгих совещаний портативными установками оборудовали все более-менее крупные клиники. Всё шло великолепно, Джаред! Гениальное человечество решило проблему века. Но помнишь, что я говорил о третьем поколении? - Фуллер удовлетворённо кивнул сам себе, - Вот с третьего поколения и начались сюрпризы. Впрочем, если бы исследователи ещё немного времени уделили теории, то сами бы к этому пришли, и мутаций можно было бы избежать.

Джареду вдруг показалось, что Дженсен слегка пошевелился. Сам он уже вполне чувствовал своё тело, даже мышечная боль утратила остроту; единственной проблемой остались притягивающие его к койке пластиковые ремни. Джаред на пробу шевельнул рукой - мышцы подчинились.

- Как ты понимаешь, разразилась катастрофа. Все установки были уничтожены, но излучение запустило необратимый процесс: теперь нельзя было сказать наверняка, проявятся ли у ребёнка внешние мутации. Да, Джаред, - Фуллер сделал эффектную паузу, - да. Это и есть сегодняшняя трагедия человечества - генетически нормальных нет. Просто кому-то повезло меньше, и он родился с плавниками или копытами.

Джаред потихоньку потягивался, когда расхаживающий по комнате Фуллер удалялся от него, и замирал вновь, стоило тому опять приблизиться. Дженсен еле заметно дышал, и от этого у Джареда колотилось сердце - значит, его организм тоже справлялся с ядом, пусть и медленнее, чем у Джареда.

- Но опять же! - Фуллер поднял вверх указательный палец, - опять же - срабатывает правило третьего поколения. Каждый третий ребёнок обладает качествами, сильно отличающими его от первого поколения. Срабатывает парадокс: он их наследует, но по-своему. Или он рождается уродом, или особью с улучшенными качествами, в зависимости от того, насколько подходили друг другу его родители. Словом, Джаред, результат получен, пусть и очень грязный. Исключая побочные эффекты, человек так или иначе приспособился к окружающей среде - рождаемость стабилизировалась, процент выживания высок. Только сам понимаешь - исследования не афишируются. Нам нужна свобода действий и много свободного материала.

Джареда затрясло - он прекрасно понял, о чём говорит Фуллер.

Тот заметил и осклабился, отчего его взгляд приобрёл совсем уж безумный вид:

- Всё просто, мой замечательный мальчик. За теми, кто удачнее, следят. Да, да, Джаред, никто не терял тебя из виду после окончания интерната. Некоторые сотрудничают с нами добровольно - я думаю, ты уже знаешь, что такое на самом деле Церковь Единения. Но ты - явно не тот случай, - Фуллер покачал головой, - если бы Рэю удалось тебя завербовать, всё пошло бы как по маслу, поверь, я и не с такими находил общий язык. Но ты не пошёл навстречу - а я как раз убедился в том, что твои признаки проявились очень чётко, словом, ты созрел для изучения. Ты знаешь, что самое смешное в этом, Джаред? - Фуллер опять склонился над ним, - мне совершенно всё равно, какие клетки изучать - живые или мёртвые. Ты не уникален - если появился ты, значит, появились и другие, и я получу их, будь уверен.

Глаза Фуллера светились настоящим безумием, и Джаред вдруг чётко осознал, что дрожит он не только от злости. Тело затапливало вязким жаром, мышцы сводило, а по коже струился ручьями пот, и Джаред никогда в жизни ещё так не был так рад этим признакам.


Сознание возвращалось к Дженсену медленно. Пошевелиться он не мог - был словно придавлен бетонной плитой и едва дышал, а мышцы разрывало на части, но не получалось даже стонать, горло не слушалось. В ушах сначала стоял ровный гул, потом начали пробиваться какие-то звуки - будто кто-то долго и монотонно говорил, но слов Дженсен разобрать не мог. Через некоторое время голос стал чётче, но открыть глаза не получалось, и оставалось лишь слушать что-то совершенно неразборчивое. Дженсен даже задремал, провалился в неглубокий сон, потому что боль отступила и даже сменившая её дурнота была облегчением. Поэтому из забытья Дженсена выхватил резкий звук - то ли вскрик, то ли звук падения, а потом прямо над ухом раздался знакомый голос:

- Дженс?!

Дженсен попытался открыть глаза, но всё ещё не мог - веки болели и казались очень тяжёлыми. Он почувствовал прикосновения, затем давление на тело немного ослабло и его осторожно усадили; вернее, плавно поднялась верхняя часть койки, и Дженсену стало легче дышать.

- Дженс, - услышал он ещё раз, немного тише.

Заставил себя открыть глаза, потому что это был голос Джареда, и...

- Джей... Джей?!..

Дженсену показалось, что он сейчас умрёт от ужаса: Джаред маячил перед глазами, расплывался пятном; он был абсолютно обнажён и выглядел так, словно... с него живьём содрали кожу. Горло у Дженсена перехватило, но Джаред беспечно махнул окровавленной рукой и глупо хихикнул:

- Ну извини, душ принять не успел!

Беспечный тон, расслабленная поза и улыбка сделали своё дело - Дженсен немного успокоился. В конце концов, Джаред не терял сознание, не корчился и не орал от боли, а значит... Дженсен присмотрелся и понял, что кожа Джареда цела, но полностью покрыта сукровицей, а кое-где - тонкими подсохшими лохмотьями.

- Перелинял, - развёл руками Джаред и смущённо улыбнулся, - сейчас найду нашу одежду, выглядит жутко, я знаю.

Дженсен перевёл взгляд на стоявшую у противоположной стены койку: одноразовая простыня на ней промокла от розоватой жидкости, в которой угадывались тонкие куски сброшенной кожи. Пожалуй, для Дженсена это было шоком. Ему бы и в голову не пришло, что Джаред может сбрасывать кожу, словно настоящая змея. Не покрыты наружной плёнкой у него были только голова, ладони и стопы. Дженсен подумал, что не перенёс бы вида окровавленного лица Джареда.

Впрочем, сейчас предстояло подумать о другом: прямо под ногами Дженсена ничком лежал Фуллер со связанными за спиной руками. Всё оказалось просто. Светоч науки слишком увлёкся импровизированной лекцией и не заметил, что Джаред пришёл в себя. Более того, подвергшийся стрессу и атаке токсичных веществ организм отреагировал на свой манер: сбросил наружный слой кожи, что с Джаредом происходило всего пару раз в жизни. Это было сродни сбрасывающей хвост ящерице - поступиться частью себя, чтобы выжить. Вместе с выведенными токсинами организм отторг и кожу, принявшую этот удар на себя. Это и помогло Джареду вывернуться из пут - скользкая кожа сослужила хорошую службу. А дальше просто повезло - Джаред приложил Фуллера лбом о стену и связал ему руки.

Пока Джаред натягивал джинсы и одевал ещё слабого Дженсена, Фуллер не подавал признаков жизни. Зашевелился он, когда Джаред напоил Дженсена водой и помог встать на ноги.

Фуллер с надсадным стоном перекатился на спину и с глумливой усмешкой уставился на Джареда, поддерживавшего Дженсена под спину. Под левым глазом у него расплывался огромный синяк, но в остальном он был совершенно невредим. Джаред сделал предостерегающий жест, но Фуллер и не думал подниматься. Лишь сказал спокойно:

- Ты очень глуп, Джаред. Вам отсюда не выбраться, сам понимаешь - все помещения под наблюдением. Ты и шага отсюда не...

Остаток слов потонул в диком грохоте, Джаред подхватил Дженсена и упал вместе с ним на пол, стараясь откатиться как можно дальше. Когда перестали сыпаться мелкие куски бетона а каменная крошка осела на пол, Джаред поднял голову. В стене, примыкавшей к коридору, зияла огромная дыра и ещё клубилась пыль. По ту сторону послышались кашель и ругань, а потом в проём шагнул Чад Линдберг собственной персоной, облачённый в маскировочый костюм без опознавательных признаков и увешанный разнокалиберным оружием, как ёлка - гирляндами. Довершала картину лихо повязанная красная бандана, из-под которой во все стороны торчали светло-русые пряди. Вид у Чада был предельно самодовольный, и Джаред расхохотался, не выдержав, а Дженсен продержался ещё пару секунд.

Но Чад не обиделся. Лишь улыбнулся снисходительно, кивнул сам себе и с чувством произнёс:

- Всегда хотел это сделать.


Долгих разбирательств не было. Курта Фуллера обвинили в незаконной деятельности и превышении служебных полномочий, но признали невменяемым, благодаря чему он попал в закрытое лечебное заведение, а не в тюрьму, но было совершенно ясно, что не выйдет он оттуда до конца жизни - об этом позаботились адвокаты Моргана.

Но самую удивительную роль в этих событиях сыграл всё же Чад, он стал настоящим героем дня. Оставалось только благодарить Небеса за его маниакальное увлечение электронными виртуальными технологиями. Он исподтишка вешал крохотные датчики на всех, с кем так или иначе общался, и в любой момент мог отследить передвижения интересующего человека, получив картинку на мониторе.

Тревогу забила Трейси - она не смогла дозвониться до Джареда. Когда не ответил и Дженсен, стало ясно, что это не совпадение. Трейси подняла на ноги всех, до кого дозвонилась, тут и выяснилась "скромное" увлечение Чада, оказавшееся настоящим спасением. Разумеется, никто не удивился, увидев датчики Джареда и Дженсена рядом, но вот что делал рядом с ними Фуллер? Когда Чад выяснил, что находится в отдалённом районе, где он и засёк парней, Морган помрачнел. Никто точно не знал, чем занимается исследовательский центр, но было ясно, что охрана там на высоте. После короткого совещания решено было задействовать полицию, но тут Моргана постигла неудача: полицейские всё ещё искали Шу, и предоставить новых людей не могли даже ему. Позже Чад сокрушался, что вёл себя с девушками по-джентельменски и не прицепил к ним датчики - Шу нашли бы без промедлений, да и парни не стали бы подвергать себя риску. Но сейчас Чад лишь одному ему известным способом уговорил Моргана заняться спасением парней самостоятельно. Разумеется, на месте Морган тысячу раз пожалел, что позволил Чаду решать вопросы по своему - никому бы в голову не пришло, что ему захочется поиграть в крутого парня и разнести стены взрывчаткой вместо того, чтобы взломать электронные замки. Впрочем оказалось, что он здорово подстраховался на все случаи жизни: крохотные датчики, оставшиеся в сброшенной на пол одежде Джареда и Дженсена, зафиксировали импровизированную лекцию Фуллера, да не просто зафиксировали, а транслировали запись в блог Чада, и мировая сеть была взорвана беспрецедентной сенсацией. Так что банальное вторжение в засекреченный научно-исследовательский институт на её фоне совершенно померкло. Словом, причастные к этому так и не сошлись во мнении - придурок Чад или гений. Все были просто благодарны ему.


В коридоре больницы подпирала стену заплаканная Шу, рядом о чём-то тихо переговаривались Трейси с Морганом. Джаред с Дженсеном появились, когда из палаты выходил лечащий врач. Все окружили его, наперебой задавая вопросы, но он лишь покачал головой:

- Пока что ничего не могу сказать. Жар мы сняли, организм борется с воспалением, сканирование даст более ясную картину.

- Можно к нему зайти? - тихонько всхлипнула Шу.

Доктор посмотрел на неё, склонив голову, видимо, собирался возразить, но не устоял перед жалобным взглядом огромных голубых глаз:

- Хорошо, но не больше пяти минут.

В палату зашли все вместе и сгрудились у кровати. Джаред потихоньку чертыхнулся, а Трейси прижала руку к губам. Зрелище на самом деле было пугающим: Миша лежал на боку, одетый лишь в светлые больничные штаны с завязками, а вся спина у него представляла собой огромную воспалённую рану. Воспаление разгорелось за сутки, что Джаред и Дженсен провели в плену у Фуллера, и Миша впал в полубредовое состояние, из которого не выходил. Он вздрагивал, не открывая глаз, и периодически что-то неразборчиво бормотал. Джареда прошило странным чувством - будто он должен знать, что сейчас происходит. По наитию он протянул руку к покрытой вздувшейся кожей спине и провёл пальцами по позвоночнику, игнорируя предупреждающие возгласы. Миша от прикосновения дёрнулся, и кожа на его спине лопнула, стоило Джареду убрать руку, а из рваных краёв полилась сукровица, мгновенно испортив свежую постель. Миша задышал ровнее, так и не очнувшись, а Джаред улыбнулся:

- Эй, кто поближе - позовите врача. Мне кажется, сканирование делать не прийдётся.

Через десять минут сцена повторилась - все стояли у кровати, разглядывая Мишу, но на этот раз он был чисто вымыт и тихо спал на перестеленной постели, свесив с края кровати пока ещё непослушные влажные крылья.

Тишину нарушило сдержанное фырканье: Морган пытался сдержать смех, закрывая ладонью рот.

- Прийдётся переквалифицироваться в архитекторы, - пояснил он, отсмеявшись, - Привратник с крыльями - перебор даже для "Норы".

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:38
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение

Перед рассветом становилось особенно тихо, и Джаред обычно просыпался от этой тишины. За год он так и не привык к переменам и надеялся, что не привыкнет никогда. Потому что каждый день становился чудом. Долго лежать неподвижно не получалось, и первое же движение приносило зыбкую утреннюю прохладу, ни с чем не сравнимый запах моря. Дом стоял в уединённом месте, крохотной бухте, защищённой от ветра, но за ночь насыщенный солью морской воздух пропитывал комнаты зябкой сыростью, если с вечера оставляли открытое окно. Джаред не торопился выбраться из-под одеяла, только осторожно поворачивался набок и смотрел на спящего Дженсена, едва различимого в серых утренних сумерках. В голову сами собой приходили непрошеные образы, картинки сменяли друг друга и Джаред не всегда успевал понять, почему вспомнилось то или иное.

Сегодня ни с того, ни с сего вспомнился Рэй, которого Джаред простить не смог. По молчаливому согласию ни он сам, ни Дженсен не упомянули о причастности Рэя к похищению, но Джаред попросил его больше не попадаться на глаза. Записи камер наблюдения исследовательского центра оказались повреждены в то время, когда Рэй вёл Джареда и Дженсена по коридорам, и Джаред прекрасно понимал, кто и почему это сделал. Так что Рэй получил своё алиби, и мог рассчитывать только на молчание, но никак не на прощение. Он быстро исчез из поля зрения, понимая, что второй раз так не повезёт.

Да и вообще всё постарались замять как можно скорее, что оказалось не так уж сложно на фоне разразившейся массовой истерии - человечеству предстояло жить с осознанием своей искусственно изменённой природы. Один не в меру тщеславный учёный в очередной раз подтвердил простую истину о том, что человеческий фактор - самая непредсказуемая вещь на свете. Поэтому пострадавшим - Шу, Джареду и Дженсену - без возражений выплатили затребованную адвокатом компенсацию, чтобы дело не передали в суд.

Что делать с такой суммой, свалившейся из ниоткуда, Джаред не знал. Опять помог Морган - так был куплен небольшой дом на побережье, в который Джаред и Дженсен влюбились сразу же, а оставшимися деньгами распорядились максимально разумно - часть вложили в акции, часть - на закрытый счёт под проценты.

Джаред разрывался на части - с одной стороны, ему ужасно хотелось поскорее уехать и обживать новый дом, с другой - осталось слишком много нерешённых мелких дел. Впрочем, с Дженсеном происходило то же самое. Хотелось помочь нищим старикам, вроде Дез и Джима, но они отказались от помощи наотрез, словно сговорились. Пришлось сделать единственное, что было возможно в этой ситуации - потихоньку подбрасывать на счёт деньги, маскируя под выплаты какого-нибудь фонда помощи.

Дел в городе почти не осталось, и можно было спокойно перебираться в новый дом. Джаред понимал, что когда-нибудь он наиграется и привыкнет, но пока что чувство новизны не проходило.


Дженсен сонно вздохнул, и Джаред тут же переключил внимание на него. И к этому тоже невозможно было привыкнуть - Джареду безумно нравилось начинать так каждый день. До сигнала будильника оставалось не так много времени, и можно было просто не обращать на него внимания - полчаса не сыграли бы никакой роли, но Дженсен педантично относился к распорядку дня. Джаред даже подумывал записать вместо звонка будильника фразу "Доброе утро, профессор Эклз!", намекая на его усиленное штудирование учебников: Дженсен собирался выучиться на архитектора, вдохновлённый примером Моргана, спланировавшего свой театр собственноручно.

Джаред аккуратно потянул в сторону одеяло и Дженсен зябко поёжился, пробормотал что-то, переворачиваясь на спину. Джаред знал это состояние, когда кожи касается кажущийся ледяным воздух, но всё равно невозможно пошевелиться, сбросить остатки сна.

Стараясь трогать очень легко, Джаред провёл рукой по голому животу Дженсена, а потом нагнулся и лизнул под пупком, улавливая еле заметный вздох. Через пару минут Дженсен уже не притворялся спящим, а Джаред плотно прижимался ртом к его животу, поглядывая вверх, на запрокинутое лицо Дженсена. Под губами и языком Джареда быстро набух нежный рубец, от настойчивых мокрых ласк разошёлся длинной щелью, готовясь вытолкнуть уже пульсирующее щупальце, но Джаред подтянулся повыше, прижался бёдрами, вдавливая твёрдый член в горячую упругость мышечной пазухи. Дженсен задышал поверхностно, быстро, очень громко в предутренней тишине, и Джаред прижался к нему ещё плотнее, целуя в губы. Член неглубоко, ритмично скользил, подпираемый снизу распрямлявшимся потихоньку тентаклем, и достаточно было нескольких движений, чтобы оргазм подкатил совсем близко. Подтёкшей смазки хватило на небольшую лужу на простыне, но Джареда не заботила испорченная постель; он аккуратно раздвинул ноги Дженсена, проехавшись ладонями по гладкой коже внутренней поверхности бёдер, и толкнулся в слабо подавшийся давлению анус. Дженсен проснулся окончательно - ахнул и поднял голову; взгляд у него был тёмный и нежный, немного пугающий из-за расширенных зрачков. Джаред подхватил его, усаживая на себя, с наслаждением ощущая каждое мелкое погружение в туго обволакивающий бархат. Трахал он неторопливо, не отпуская Дженсена, обхватившего руками за шею, не отводя взгляда от влажных глаз и целуя коротко, каждый раз прихватывая зубами то верхнюю губу, то нижнюю. Ему нравилось доводить Дженсена до бессвязной ругани и стонов, лишь удерживая в руках и мерно всаживая член в почти безвольное сейчас тело, в горячее, желанное, одуряющее. Нравилось, что сорвать в обморочный оргазм его можно одним движением, когда пожелаешь - и Джаред сжал мокрыми от смазки пальцами твёрдый, словно камешек, сосок. Дженсен глотнул воздух, а Джареда самого прошило, ударило горячей волной, и кончил он до того, как Дженсен излился ему и себе на живот.

Лежать в быстро остывшей липкой луже было не слишком приятно, но Джареда сейчас переполняла сумасшедшая благодарность, и он вдавил слабо протестующего Дженсена спиной в постель, собираясь вылизать с головы до ног. Когда-то он такое уже проделывал, и к концу Дженсен охрип от смеха и воплей - щекотки он не выносил; поэтому сейчас попытался из-под Джареда выбраться и удрать из постели. Выбраться ему не удалось - не слишком старался, но романтический порыв сбил, и возня перешла в небольшую потасовку. Дженсену удалось даже перевернуть Джареда на спину и мстительно вдавить спиной в ту же самую лужу, но при этом у Джареда оставалось такое блаженное выражение лица, что Дженсен изобразил смущение и спросил тихо, словно робея:

- Джей, слушай, всё хотел спросить... - убедившись, что Джаред слушает, он нагнулся и прошептал в самое ухо:

- Ты когда линяешь, у тебя яйца тоже облазят?

Джаред зарычал и вдавил его лицом себе в плечо, но Дженсен пробубнил оттуда:

- Неэффективно, ты же знаешь... я ещё час без воздуха смогу...

Джаред поцеловал Дженсена - без перехода, просто повернул голову и прижался губами к губам.

- Уже лучше, - оценил Дженсен, целуя его в ответ.

В это время зазвонил будильник, но никто не обратил на него внимания.

Изображение

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Изображение Изображение
Скачать саундтрек

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


20 дек 2013, 19:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2009, 19:58
Сообщения: 334
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
потрясающий арт..а нельзя ли выставить файл для скачивания текста?


20 дек 2013, 20:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2013, 20:08
Сообщения: 81
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
ЧЬОРТ ПОБЕРИ! тентакли, дискриминация...все что не очень лю...
НО арты бесподобны, и тексты snusmoomrik великолепны, так что читать обязательно буду. так что полноценный отзыв позже)


20 дек 2013, 20:38
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 03 дек 2013, 20:17
Сообщения: 8
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Восхитительная история и потрясающие арты. Спасибо!


21 дек 2013, 00:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2011, 17:45
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Красивая сказка)
Очень понравились описания выступлений и красивый реверанс в сторону Алисы в стране чудес. Отдельное вам за них спасибо!
Немного не моя история с пропажей и спасением - слишком быстро все и немного скомкано, да и изменившая жизнь всех вокруг прошла фоном. Да и концовка получилась очень сладкой. Но это уже на любителя :)
Отдельное спасибо артеру - коллажи просто потрясающие. Особенно с ребятами на выступлении! Великолепно!


21 дек 2013, 12:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 290
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Девушки, огромное спасибо за выкладку! :heart:
Чудесная, фантастическая история и дивные иллюстрации! :inlove: :inlove: :inlove:
Это как грузовик с печеньками во плоти: мутации, тентакли, яркие образы и интересные характеры. Очень-очень все понравилось, а уж сцена совместного выступления Джареда и Дженсена до сих пор перед глазами стоит! :heart:

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


21 дек 2013, 17:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2010, 01:30
Сообщения: 232
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
...и все-таки простынка | Читать дальше
я слышала сну... и теперь я могу умереть) слышала, как она читает стихи, как дышит - как нараспев и первое, и второе.
я не знаю, что сказать тебе. потому что любые слова будут пустыми и неуместными.
потому что это так много, что я не могу вынести.
сцены из "Алисы", странные "другие" люди, которые держатся и цепляются друг за друга, Трейси и Шу, ТЕНТАКЛИ!!! (я знала, знала, что если кто-то и может их написать так - без избыточной физиологии, мягко, нежно и очень органично в истории про джеев - это ты). и еще много-много твоих деталей и твоих точек - про кофе и тоску по нему, про то, как спит джаред...
это очень моя сказка, не только потому, что ты сделала мне такой невероятный подарок... а потому что для меня она не только о джеях. и от этого история еще больше любима :heart:

и отдельное спасибо моему виртуальному мамсу за коллажи :kiss:

_________________
was in u


21 дек 2013, 18:53
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
очень гармоничная работа! Арты и текст - полное совпадение. Отсылки к Алисе вообще чудо! Спасибо за такое удовольствие вашей команде
snusmoomrik начитка прекрасная, у вас чудесный голос.


21 дек 2013, 20:00
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 июл 2008, 21:19
Сообщения: 13
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
:)


Последний раз редактировалось Brun 23 янв 2014, 22:22, всего редактировалось 4 раз(а).

21 дек 2013, 21:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2010, 01:30
Сообщения: 232
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
прошу прощения у автора за то, что вклиниваюсь в комментарии.

Eleine Brune, у меня небольшой комментарий по Вашему отзыву, если позволите:

| Читать дальше
этот текст - авторский, не перевод.

а автор "Наемников" marina_ri, не ValkiriyaV.
:)

_________________
was in u


21 дек 2013, 21:48
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 июл 2008, 21:19
Сообщения: 13
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
was Спасибо.


21 дек 2013, 22:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Очень красивая история, читается на одном дыхании. И чудесный прекрасный арт! Спасибо большое! :heart:


21 дек 2013, 22:40
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
_ZaiKa_
Увы, я в закачке полнейший профан. Но постараюсь что-то сделать.

Fotini77
Жду, буду рада :)

Soler
Спасибо :) Это же сказка, а я считаю сказки с несчастливым концом несправедливыми)

Alushka74
Спасибо тебе ещё раз :) :heart: :kiss:

was
Ну ты же понимаешь, что я косноязычен и счастлив? :) :heart: :kiss:

Гость
Спасибо! :)

Eleine Brune
Спасибо за внимание к тексту :)

Гость
Спасибо! :)

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


22 дек 2013, 01:09
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2011, 02:07
Сообщения: 53
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Ащщщщ :heart: Сну!!! :squeeze:
мутанты мой дичайщий кинк :beg:
я села, прочитала залпом и ЫЫЫ :shy2: а что ещё можно сказать на такой прекрасно-кинковый текст :alles: :alles: :alles:
я люблю такие миры, люблю таких джеев - как жаль, что у нас их так катастрофически мало пишут (
люблю твой слог! :heart:
и название!!! - у меня от одного названия текста оргазм мозга *_* и твоя начитка Мандельштама, какой у тебя голос - я весь у ваших ног, Сну! :dance3:

Мышь, спасибо большое за визуализацию :write:

_________________
падафил


22 дек 2013, 01:10
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Тёмная Нимфаaww :inlove:
Спасибо тебе! :) :squeeze: Рада, что доставила))) Давно у меня в голове эти Джеи крутились, да))

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


22 дек 2013, 01:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2013, 20:08
Сообщения: 81
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Ох, и славная сказка! И, главное, отдельное мое спасибо за то что у парней все в итоге хорошо! Обожаю хорошие концы! :vict: а уж у парней по другому и быть не должно!
как уже говорила, автору верю сразу, потому что помню как впервые прочла Чикаго, а после влюбилась в Тихуану...вот кинковая Необходимая формальность буквально недавно попалась на глаза и запала в сердце :inlove:
теперь вот такие танцовщики жовто-блакитни станут моими любимцами!
ах с каким бы удовольствием я бы посмотрела мульт с этим их коронным танцем! :dance3: эти разноцветные столбы света, это ж какой дисней получился в тексте! а этот Моргановский рц! вот бы погулять по тем коридорам)
очень интересная мутация у Джима...до сих пор не могу себе представить что это и как это :alles:
а лекция Фуллера это же просто правда жизни!
в общем обожаю такие подробные сказки, прям как у Толкина!
про арты еще раз скажу - визуализация очешуительно прекрасна! спасибо за радость! :flower: :heart: :heart: :heart:


22 дек 2013, 03:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 354
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
snusmoomrik спасибо большое за интересный мир и таких героев :heart:

Мышь замечательный арт :flower:

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


22 дек 2013, 20:14
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
озабоченный читатель

Зарегистрирован: 09 июл 2008, 23:36
Сообщения: 95
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Пыталась написать корректный, вразумительный, уравновешенный комент. Вот честно, пыталась. Да собственно какого...
Дорогой автор, это феерично!!! Шикарный фик с прекрасным сюжетом и собственной атмосферой. Читалось на одном дыхании. Большинство моих кинков поглажены, почесаны, приласканы и что там еще можно с ними сделать. Ну и нежно любимый мною ХЭ... Спасибо!!!!

Мышка, спасибо за арты, они прекрасны.


22 дек 2013, 20:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 янв 2013, 21:19
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
snusmoomrik
Спасибо. Прошлись по кинкам знатно!!!)))


23 дек 2013, 00:51
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2011, 21:49
Сообщения: 85
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Канкан Ламарка. snusmoomrik&Мышь
Добавила ссылку на скачивание :)

Fotini77
Спасибо за отзыв! :) :heart: Очень рада, что понравилось :) Вот да, я не могу оставить их без ХЭ, нимагу! :D И очень рада, что Чикаго понравился :)

Цитата:
теперь вот такие танцовщики жовто-блакитни станут моими любимцами!


дадада!!! Они прекрасные :heart:

Цитата:
очень интересная мутация у Джима...до сих пор не могу себе представить что это и как это


как у змеи - мелкие позвонки)

reda_79Спасибо! :heart: :friend: :heart:

барбСпасибо! :) Мне ужасно приятно, очень рада, когда попадаю в масть))

tanADСпасибо! :) :heart: :friend:

_________________
Разве это не повод для? Так почему вы не?
http://snusmoomrik.diary.ru/


23 дек 2013, 01:02
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 56 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.045s | 17 Queries | GZIP : Off ]