Новости

Биг-Бэнг-2017, день 3-й (из 9-ти): SAME OLD WAR
(Автор - Aleriss, Фанарт - Ri., Видео - Мышь (Ketch))
Дин/Сэм, Бобби, слэш, AU, hurt/comfort, ангст, драма, романс, психология, мистика, R.

Изображение

Текущее время: 19 дек 2017, 02:13




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ] 
Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla 
Автор Сообщение

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Изображение

Название: Скажи «да»
Автор: ray of light
Бета: Nightmare___
Артер: Tamillla
Пейринг: J2, Джейсон Момоа, Женевьев Кортез, Данниль Харрис, Стив Карлсон
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс
Саммари: все началось с обычного пари
Предупреждение 1: ПОВ Джареда
Предупреждение 2: Минздрав предупреждает: курение, алкоголь, наркотики и промискуитет вредят вашему здоровью!
Отказ: ничего общего с реальностью


Последний раз редактировалось Tamillla 29 дек 2013, 02:22, всего редактировалось 3 раз(а).

29 дек 2013, 01:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", Ray of light
Изображение

Красив как бог, богат как Крёз — это без преувеличения обо мне.

Я единственный ребенок в семье, наследник огромного фамильного состояния и с детства привык получать всё, что захочу, по первому требованию. Сначала это были обычные игрушки, с возрастом интересы изменились, игрушки тоже. Стоит ли упоминать, что в свои двадцать восемь я уже был прожженным циником и верил только в деньги и власть. Мне всё давалось легко, женщин и мужчин привлекали мое состояние и внешность, а я пожинал желанные плоды — удовольствия. Поэтому, услышав однажды решительное «нет» в ответ на свои поползновения, я сильно разозлился.

Мне впервые отказали, причем в весьма категоричной форме и даже с некоторым пренебрежением. Какой-то жалкий клерк в корпорации отца, который в месяц зарабатывает меньше, чем я трачу на развлечения за вечер. Подумаешь, он не такой! Конечно не такой, иначе я не обратил бы на него внимания. Я всегда хочу только самое лучшее — и всегда получаю то, что хочу.

Да, я поспорил с Джейсоном, что парень станет моим в течение месяца, сумма смехотворная, какие-то двадцать штук, но дело тут не в цене, а в принципе.

Эклз, Эклз, Эклз. Дешевый костюм, купленный на распродаже, явно единственные ботинки. Мне, обладателю платиновых запонок и трусов от Гальяно, смешно смотреть на него. Да, это будет история новой Золушки, американский вариант, с учетом нынешней моды на толерантность.

У нас нет ничего общего. Никаких точек соприкосновения. Между нами только глубокая пропасть: денег и их отсутствия. Но вы бы видели эту Золушку! Эклз не просто хорош, он превосходен. Как отменное дорогое вино, как пижонская Бугатти, стоящая на офисной парковке — подарок отца на день рождения, как картина кисти Рафаэля в нашей столовой.

Впервые увидев его, я ощутил себя искателем приключений, который неожиданно выудил из морских глубин сокровище. Невозможно, и, тем не менее, воплощение совершенства передо мной. Эклз должен быть моим.

Я остановился перед его рабочим столом и замер. Так же замерли и все вокруг, притихли в немом ожидании. Не каждый день простые смертные могут лицезреть наследника империи так близко. В этот момент я ощущал себя королем-Солнце, спустившимся с трона к своим подданным.

А они, похоже, пытались понять, каким ветром меня сюда занесло, и что мне надо от их коллеги. Должно быть, так себя ведет мелкая рыбешка при приближении кита. Низшая ступень офисной эволюции и я, Небожитель.

«Ну что, Эклз, пробил твой звездный час. Геракла боги вознесли на Олимп за его заслуги, тебе же повезло из-за твоего смазливого лица. Ты еще не знаешь своего счастья», — думал я, рассматривая россыпь веснушек на его лице, длинные пушистые ресницы и пухлые губы, искривленные в недовольной гримасе.

Это был торжественный и пафосный момент, и, будь я лирическим героем, а Дженсен прекрасной мамзель, история имела бы банальное продолжение и вполне предсказуемый конец. Впрочем, возможно, всё было бы намного проще.

Сбросив оцепенение, я подошел еще ближе, склонился к Эклзу, сверкнул самой обольстительной улыбкой из своего арсенала и без робости и экивоков пригласил на свидание. У меня не возникло ни малейшего сомнения, что он примет предложение: такой шанс выпадает раз в сто лет. Но Эклз меня неприятно удивил. Он окинул меня очень неприязненным взглядом и процедил сквозь зубы:

— Иди на хуй!

Для человека, одетого в линялую сорочку в унылую полоску, это слишком громкое заявление и довольно опрометчивый ответ. Но какая экспрессия! Какой нерастраченный потенциал!

Честно говоря, его предложение меня бы устроило, хоть я и предполагал немного другой расклад. В общем, если бы мы были одни, я просто отшутился бы, что с удовольствием, но тут были чужие жаждущие сенсаций уши, и пришлось как-то отреагировать на посыл по неоднозначному маршруту. Вот так же прозревает незадачливый путешественник, принявший пиранью за мелкую, безобидную с виду рыбёшку.

Я мгновенно справился с нахлынувшими эмоциями, притворно вздохнул и засмеялся. Пусть думает, что я лишь хотел над ним поглумиться. Кажется, у меня отлично получилось. Лицо держать я умею с детства.

Золушка-то с характером!

На хуй, значит. Да я бы с радостью, но мне же не дали! А ведь у меня были большие планы, просто грандиозные — под стать моей огромной кровати! Впрочем — это дело времени, я никогда не ошибаюсь и не отступаю. Он еще не знает, с кем связался, точнее — кем пренебрег. Я Падалеки, а не Джон Доу!

Не хочет свидания? Это хорошо. Я тоже не любитель ненужных реверансов и пустой траты времени. Мы давно не девственники, и дорога к койке лежит не через кино, мороженое и робкие поцелуи.

Может, его заинтересовать деньгами? Продаются все, просто цена отличается. Отсутствие ценника лишь значит, что затрат будет много. Истина на все времена: деньги правят миром. И пусть я прозвучу как Капитан Очевидность, мне простительно.

Если он хотел поставить меня на место, то прогадал и только раззадорил. Если хотел пробудить равнодушие, то надо было просто согласиться. Ничто так не отбивает интерес, как слишком легкая победа. Но, похоже, Эклз любит создавать трудности и себе, и другим. Я панибратски хлопнул его по плечу (после такого потрясения имел право) и, посмеиваясь, вышел из офиса.

Отшить сына босса — это надо быть очень нестандартным человеком.

Я гордо удалился в закат, а на самом деле ушел строить коварные планы по завоеванию неприступной крепости. И у меня не было ни малейшего сомнения в своей скорой победе.

***


29 дек 2013, 02:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", Ray of light
Изображение


Зализывать свои душевные раны я направился к Джейсону Момоа, моему лучшему другу, с ним мы подружились в закрытой школе для золотых детишек, потом вместе учились в университете. Он всегда узнавал о моих победах на любовном фронте из первых уст. И вот он, отсмеявшись, заявил, что в этот раз у меня меньше шансов, чем у мыши на кошачьем съезде. Что с моим последним трофеем было гораздо проще, чем будет с этим храбрецом.

Все будет иначе. Я всегда добиваюсь желаемого. Эклз — мужчина, а я знаю все слабые и сильные стороны своего пола. Мы очень эмоционально ленивы, так что с Эклзом все будет проще, без ложных надежд, иллюзий и прочей ерунды. Он не будет хотеть от меня ребенка, кольцо стоимостью в маленькое состояние, фамилию и сердце в придачу. Я уверен, ему будет достаточно моего здорового члена, и плевать на романтику. Хотя кольцо я бы ему подарил — на член!

Мы с Джейсоном выпили текилы и допились до того, что я, огорченный подобным неверием в мои силы, поспорил с ним, что соблазню Эклза не далее как через месяц. Потом я выпил еще и заявил, что не просто соблазню, а еще и влюблю Эклза в себя, а потом демонстративно пошлю по известному адресу. Джейсону идея очень понравилась. Мне тоже.

Поэтому утром я испытывал только головную боль и никаких угрызений совести — ни малейших!

Успокаивал я головную боль двойным кофе и черничным пирогом в обществе своей подруги, Женевьев Кортез. Она довольно милая девушка и не хочет от меня ни кольца, ни фамилии, ни детей, ни секса, только живого человеческого общения, и мы оба любим сладкое. А еще Женевьев работает у моего отца и хорошо знает Эклза, о существовании которого я до вчерашнего дня и не догадывался.

И вот Женевьев, мой информатор в «стане врага», съев второй кусок черничного пирога и принимаясь за мою порцию, поведала мне, что Эклз работает у них полгода, что он любимчик женщин, потому что очень красивый и приятный в общении. Что у него есть невеста, некая Данниль Харрис, и что он любит исключительно женщин. То есть одну — эту самую Харрис. И что у меня нет никаких шансов. И она готова со мной поспорить на любые деньги, что парня натуральнее Эклза в их офисе просто нет.

Я скептически выслушал этот восторженный бред, заказал себе немного виски, чтобы взбодриться, и заявил, что готов поспорить на свой новый Харлей, на который она положила глаз, что соблазню Эклза в течение месяца. Зачем я опять спорил? Я очень не люблю, когда сомневаются в моих безграничных возможностях.

— Ха-ха! — ответила Женевьев, весьма довольная собой. — Через месяц он будет красоваться в моем гараже!

Как же, как же!

— Ха-ха! Ты меня не видела в деле! — парировал я и заказал себе еще виски. Тоже мне проблема — неприступный Эклз.

— Ну… Ты просто не в моем вкусе! — рассмеялась Женевьев, наматывая на палец прядь длинных черных волос.

На ее месте я бы не стал так категорично заявлять. Когда ей было пять лет, она говорила мне, что я прекрасный принц, и что когда она вырастет, то выйдет за меня замуж. Наши родители слушали этот восторженный бред с большим умилением, уже прикидывая, как бы они умножили свои капиталы при слиянии. Меня в том возрасте девчонки интересовали намного меньше, чем машинки, поэтому я никак не реагировал на ее пылкие признания. Правда, то же самое она говорила и Джейсону, если меня не было рядом. Когда мы подросли, это стало поводом для безобидных шуток, хотя мне иногда кажется, что Джейсон был бы совсем не против.

— Не, двоих я не потяну, не смогу сосредоточиться, — в тон ей ответил я и мечтательно улыбнулся. — Начнем с Эклза.

— Когда тебя отпугивали трудности? — притворно удивилась Жен, подначивая.

— Согласен только на тройничок! — пообещал я.

— Эх, мечты-мечты, — вздохнула она наигранно. — К сожалению, Эклза на него развести будет невозможно, в отличие от тебя.

— Зато мы всегда можем развести Джейсона, — пошутил я.

Мы дружно захохотали.

Несмотря на ее детскую влюбленность в меня, мы оставались всего лишь хорошими друзьями - слишком хорошо мы друг друга знали, чтобы всерьез увлечься. У Жен был возлюбленный, которого она от меня скрывала, но о котором много говорила. Какой-то загадочный супермен, судя по ее словам.

Жен, окрыленная перспективным пари и своим скорым выигрышем, призналась мне, что сама как-то пыталась затащить Эклза в постель, на каком-то офисном мероприятии — безрезультатно. И не только она, даже сама Коэн! Коэн и тоже — ничего! Он верен и морально устойчив, как солдат под присягой.

Верен и морально устойчив — очень смехотворно недальновидное словосочетание!

Мой пыл не охладили ни невеста, ни его сомнительная, для меня, моральная стойкость. Это не повод, чтобы отказываться от планов. То, что Дженсен остался равнодушен к прелестям красотки Коэн — как раз доказывало, что там не все чисто. Даже я бы не устоял перед ней. И это учитывая, что она абсолютно не в моем вкусе. Натурал, невеста — не смешите меня!

После разговора с Жен я навёл справки о невесте Эклза, должен же я был подготовиться. Ничего у них не было: она спала с его другом, а он посещал гей-бары — идиллия. Просто плакать хотелось от смеха, настолько всё было пристойно прикрыто. Хотя, может, у них большая дружная семья, и им четвертый просто не нужен, но, думаю, это не их вариант.

Джейсон, узнав про поставленный на кон Харлей, стал откровенно насмехаться, что они с Жен сделают меня через месяц. С его стороны было слишком рано почивать на лаврах. О чём я, не откладывая, сообщил и добавил, что скорее увижу, как они поженятся, чем проиграю. Кстати, отличная идея! О чем я незамедлительно и поведал. Джейсон протестующе засмеялся, но глаза предательски заблестели.

А что касается пари, так я еще даже не разворачивался!

Ну и что, что уже неделя прошла, а я все так же далек от цели, как и в первый день пари! Рим тоже не за день строился. Я пока только местность разведывал.

Что же касается самого объекта, то Эклз порядком усложнял мне задачу. Во-первых, его теперь невозможно было застать в одиночестве. Он, как будто чувствовал слежку, всё время находился среди толпы.

Во-вторых, в гей-баре я его больше не видел, хотя какое-то время ходил туда как на работу каждый вечер. Пару раз отказался от многообещающих планов на ночь, один раз нет. Парень подвалил ко мне как раз тогда, когда я собирался уходить. Точнее — он очень грамотно разлил на мои дизайнерские джинсы свой кислотный коктейль и принялся старательно оттирать пятно, а я подумал: «Почему бы и нет? Эклз все равно не придет, а усердие надо поощрять!» Тем более, парнишка был довольно привлекательным блондином с пухлыми губами, конечно, не Эклз, но тоже очень хорош. Я не стал его вести домой, взял комнату там же и развлекался до утра. Мне, в целом, понравилось, ему тоже, а то, что я почему-то представлял себе вместо него Эклза — досадные мелочи. Надо поскорее трахнуть эту неприступную красоту, а то Эклз мне теперь в каждом любовнике будет мерещиться.

Кофе из Старбакса напротив офиса и бесцельное ожидание мне порядком надоели, настало время действовать иначе. Ковровых дорожек мне никто не расстелил, пришлось проникать с черного входа: менять свою праздную устоявшуюся веселую жизнь и устраиваться к отцу на скучную работу. Как там писал классик: «Должна ли лилия прясть»? По моему мнению — не должна! Для этого есть Эклзы! Но что не сделаешь ради торжества справедливости?

Отец владел одной из крупнейших инженерно-строительных компаний. Полагалось, что когда-нибудь я займу его место, стану ее главой, но до этого момента я особо не интересовался делами отца и совершенно не стремился вникать в его бизнес.

Поэтому, когда я появился на пороге его кабинета со словами, что хочу у него поработать, отец очень обрадовался и был доволен моей сознательностью настолько, что даже на мгновение предложил мне вакантную должность исполнительного директора, вместо Марка Шеппарда, оставившего пост по причине болезни. Но быстро передумал, и мы сошлись на должности простого финансового аналитика, поскольку быть начальником Эклза категорически не входило в мои планы.

— Я хочу оказаться поближе к народу. Спуститься с Олимпа. Постичь изнанку жизни и тяжелый труд обычных служащих, начать с нуля, как когда-то ты, почувствовать то же, что и ты, — заявил я, нисколько не сомневаясь, что отец даст мне желаемое место. У него на этом был определенный пунктик, размером с его компанию.

Отец после моей проникновенной речи пришел в еще больший восторг и выделил мне кресло и стол с компьютером. С напутствием, что жизненные трудности только закаляют. Любимая тема отца: «Я начинал с нуля, а теперь я владелец заводов, карет и пароходов».

Да, огромное состояние моей матери — отличный трамплин, кто же спорит. Он познакомился с матерью на благотворительном приеме, и все завертелось. Тогда модно было бросать вызов семье и обществу, и мама, не задумываясь и ни о чем не жалея, кинулась в эти отношения, предпочла отца своей семье, благополучию и богатому жениху. Когда умер дед, все состояние перешло матери и, следовательно, отцу. К тому времени у него уже был собственный бизнес, маленькая строительная компания. Благодаря вливанию извне отец расширил свой бизнес и позже превратил свою компанию в одну из крупнейших.

Я, усаживаясь за свое рабочее место, радостно предвкушал удивление Эклза и был очень доволен собой. Еще бы! Конечно, мой выход начальником Эклза был бы эффектнее, но тогда бы я не находился с ним в одной комнате, нас бы разделяли стены и дистанция шеф-подчиненный.

Хотя нет, я бы вызывал его к себе довольно часто, просто неприлично часто!

Итак, я на его территории. Такого он точно не ожидал. Конечно же, теперь я должен был действовать хитрее, тоньше, чтобы он не смог меня ни в чем обвинить. Быть настолько обаятельным и неотразимым, чтобы он меня сам захотел. А он меня непременно захочет. Меня все хотят. Но если Эклз и удивился, то внешне это никак не отразилось. Он остался спокойным и собранным. Мне это было только на руку. Хотя, возможно, он уже мысленно строчил заявление об уходе, в красках представляя, как я буду портить ему жизнь каждодневными домогательствами.

Первая неделя пролетела незаметно и весьма скучно, я делал вид, что совершенно не обращаю на него никакого внимания, он соответственно делал вид, что мое присутствие не доставляет ему никакого дискомфорта.

В коллективе я быстро освоился, все женщины, от уборщиц до секретарши отца, строгой Сэры, были от меня без ума. Молодые видели перспективы, менее привлекательные просто любовались. Мужчины держали со мной дистанцию, еще не зная, как себя вести. Как с равным — в любом случае не выходило. Все помнили, что я вождь, сын вождя, и общались со мной соответственно — сдержаннее, чем с другими. Да и привычку купаться в деньгах скрывать не получалось, это проскальзывало даже в мелочах. Хотя я очень старался выглядеть проще, скромнее и не высовываться, настолько, насколько это возможно с моим высоким ростом и амбициями.

Впрочем, мне было не до налаживания контактов, все мои мысли занимал Эклз и его соблазнение. Пока что осада неприступной крепости не приносила никакого результата, но я не унывал. Я осваивался на новом месте, метил территорию. Особенно было неплохо на пятом этаже за мужским туалетом в тесной кладовке. Мне ее показала милая девушка администратор — Вэнди… Сэнди… Мэнди… (так и не запомнил ее имени), роковая брюнетка с полным отсутствием моральных принципов и большой многообещающей грудью, нагло пролезающей сквозь офисный дресс-код.

На работу Эклз всегда приходил раньше меня, что было неудивительно при его достаточно спокойном и размеренном образе жизни. При том, что наши столы стояли напротив, он намеренно игнорировал меня и никогда не трогал первым, зато я иногда не отказывал себе в удовольствии и задирал.

— Джееенсен, — тянул я (хотя про себя я привык называть его по фамилии, в лицо я звал его Дженсеном), — ты пьешь кофе из автомата? Тебе непременно надо обратиться к врачу. Я боюсь за твой изнеженный организм, — и оглаживал его заинтересованным взглядом.

А про себя думал, что с такими невозможными губами и взглядом, надо не в офисе штаны просиживать, на смешной для его возраста должности, а, как минимум, выхаживать по подиуму, рекламируя дорогие бренды, максимум — сниматься в кино. В каком-нибудь многосезонном сериале, в роли отважного охотника, или снайпера, или частного детектива — девчонки всех возрастов пищали бы от восторга и умиления.

Кстати, это идея — Эклз и кино! У меня много знакомых продюсеров, надо будет показать им Эклза, его колоритная внешность техасского ковбоя с пронзительным взглядом будет иметь успех. Но это потом, когда я устану от него. В качестве платы.

Вероятно, мое лицо в такие моменты приобретало особо мечтательное выражение, потому как губы Эклза мгновенно застывали в пренебрежительной ухмылке.

Изображение

Он отвечал мне нехотя, как будто одолжение делал:

— Падалеки, ты решил, что ежедневный подъем в семь утра придаст твоему бессмысленному существованию хоть какой-то смысл? Если уж пришел на работу, то работай.

Вот так вот — со стороны Эклза ни малейшего пиетета к сыну владельца компании, удивительное панибратство. В другом случае я бы пресек, а в этом мне было только на руку.

Я усмехался с чувством триумфа, который ощущал в те моменты, когда мне удавалось его задеть, вызвать на диалог. И произносил развязно, демонстративно потягиваясь и оголяя живот, проводя по нему широкой ладонью:

— Что ты, Джееенсен… я еще даже не ложился.

Дженсен демонстративно закатывал глаза и так же демонстративно погружался в работу. О, как он был в такие моменты сногсшибательно прекрасен, невозможно хорош, так, что я не мог думать о работе совершенно. Ситуацию спасала каморка и Мэнди, однажды меня спасла Коэн, но я вовремя понял, что с ней лучше не затевать необременительных связей и перестал экспериментировать.

— Труд превратил обезьяну в человека, — отвечал Эклз на риторический вопрос коллеги «когда же это закончится?», — хотя в твоем случае, Падалеки, это произойдет не так быстро. Ты не обезьяна, ты — лось.

— Лось? Лось? Эклз, тактическая ошибка — недооценивать противника! Я бы сказал — очень недальновидная, — посмеивался я.

Эклз молчал, не отвечая на мою последнюю реплику.

Публика в лице коллег усиленно делала вид, что ее не существует. Не понимала, как реагировать: то ли благословить, то ли растаскивать.

«Я не лось, я крадущийся тигр, затаившийся дракон. У меня море терпения и океан коварных планов. Ты еще не раз вспомнишь тот день, когда ответил мне «нет», — думал я, в отместку в своем воображении раздевая Эклза и вытворяя с ним всякие непотребства, о которых он, кажется, и понятия не имел, святоша.

Но чаще всего он не велся на мои провокации, а отмалчивался, зато, когда дело касалось рабочих вопросов — давал себе волю, не сдерживался и даже ругался. Мог доказывать свою правоту до хрипоты. Это очень хорошее качество, а если его применить в постели… Я собирался в ближайшем времени проверить. Кстати, почему его не повысили? Он же толковый работник. Надо будет потом сказать отцу, когда все закончится, чтобы присмотрелся к нему, хотя нет, у меня на него другие планы, более грандиозные.

Вечером я поехал отмечать день рождения Джейсона и очень хорошо погулял. Настолько хорошо, что утром проснулся между двумя блондинками в постели именинника, в отличном настроении, несмотря на количество выпитого. Правда, мы были в одежде, отчего я с удивлением отметил, что до секса у нас не дошло. Видимо, я отключился в процессе. Девушки очень веселились и спрашивали, кто такой Эклз и почему я, даже находясь в состоянии алкогольного опьянения и с двумя красавицами, вспоминал какого-то мужика. Действительно, «ха-ха»! Сам не знаю, почему. Может пухлые губы одной и зеленые глаза с длинными ресницами другой что-то мне навеяли? Как провел ночь именинник — не знаю, думаю, тоже оторвался, последний раз я его видел прыгающим голышом в бассейн.

Пришел на работу очень довольный и в колоритных засосах, которые я скрыл чьим-то весьма фривольным шарфиком, одолженным по случаю у Джейсона в квартире. Эклз своей благопристойностью вызывал оскомину и желание вытряхнуть его из этого состояния. Он оглядел меня снизу вверх, отмечая мои узкие джинсы, едва держащиеся на бедрах, приталенную дизайнерскую рубашку с легкомысленным узором, шарфик и почему-то не сдержался, одарил короткой лекцией о вреде бессонных ночей на неокрепший молодой организм, сел на свое место и до конца дня со мной не разговаривал.

А вот девушкам мой внешний вид очень понравился. О чем мне радостно сообщила немного позже милая Мэнди, с которой мы встретились на пятом этаже во время перерыва. На этот раз назло Эклзу. И он опять мелькал у меня перед глазами! Да что же это такое! Я разозлился. Мало того, что я его вижу на работе, так он еще постоянно незримо присутствует в моих постельных играх. Надо было срочно что-то делать! Иначе я так импотентом стану.

У меня еще не было возможности понаблюдать за Эклзом вне офиса, поэтому я позвал всех на пьянку в бар напротив, чтобы отметить мою первую рабочую неделю и просто потусоваться.

Один Эклз отказался, сославшись на срочные дела, чем испортил мне настроение. В итоге я напился и снова едва не переспал с Коэн. Этим можно было измерить степень моего опьянения. Если бы Жен, заметив ее откровенные заигрывания и мое невменяемое состояние, не увела меня домой, я бы от Коэн так просто не отделался. Коэн в отличие от милашки Мэнди смотрела в будущее глобально, запросы у нее гораздо масштабнее, и уже поэтому я старался держаться от нее как можно дальше.

На следующее утро я пришел на работу рано, не выспавшись, назло себе и Эклзу, хотя мог бы поваляться в кровати подольше. Залившись таблетками и мерзким кофе из автомата, я с тоской смотрел в окно, за которым моросил мелкий дождь. Хотелось спать и Эклза под бок, чтобы согрел.

Не знаю, что хотел сам Эклз, но он на меня вообще не обращал внимания, никакого. Очень демонстративно не обращал. Едва поздоровался, процедив сквозь зубы приветствие, и сел за стол. А я только делал вид что работаю и украдкой за ним наблюдал. Он хмурился, грыз карандаш, что-то строчил в блокноте, изображая всем своим видом бурную деятельность, а я почему-то пребывал в состоянии необъяснимой эйфории, когда у тебя вроде и повода для радости нет, а все равно радуешься, как под наркотиком. Я честно пытался работать, но взгляд все время возвращался к Эклзу, который своим присутствием мешал сконцентрироваться на ком-либо кроме себя.

О чем он думает? Почему вчера отказался? Что за срочное дело?

Эклз, по-видимому, был не большим любителем развлечений и расслаблялся нечасто. Дом-работа, работа-дом. Скука. Мне стало интересно, как же он проводит свободное время, неужели Библию читает? Учитывая, что по некоторым сведениям он из семьи священника — всё может быть.

***


29 дек 2013, 02:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", Ray of light
Изображение

Женевьев, несмотря на наше с ней пари и свою давнюю мечту увести у меня байк, с чего-то решила, что я в Эклза влюбился. Я влюбился — это смешно, я влюбился в Эклза — просто абсурдно.

Стало очень неудобно есть сладкое в ее компании. Она постоянно жужжала про Эклза и меня, влюбленного в Эклза. Говорила, что тот не сможет устоять против моих раскосых глаз, роскошной улыбки и кубиков на животе. У меня кусок поперек горла становился, пока у нее в мечтах радужные единороги от счастья били копытами на нашей с Эклзом свадьбе.

Мне было нехорошо от одной мысли, к чему могут привести ее благие намерения сделать мне хорошо, чтобы любовь победила все преграды. Единорогам и не снилось! Но я старался не размышлять в этом направлении. В целях сохранения душевного равновесия.

Я еще больше времени стал проводить с Джейсоном, тот хоть и не разделял мою любовь к сладкому, зато не строил таких бессмысленных и совершенно абсурдных предположений, как Жен.

Хотя, Джейсон не верил в мою победу. Утверждал, что я теряю хватку, и что надо было спорить на большую сумму. Впрочем, на мое предложение утроить в обмен на месяц Джейсон покрутил у виска. Сошлись на четверти к сумме плюс неделя.

***

Изображение

В один из дней Эклз преобразился. Во-первых, на нем была отлично сидящая рубашка, новая, приятной расцветки и узора, во-вторых, обут он был в приличные ботинки, и, в-третьих — он подстригся и довольно стильно, волосы теперь не висели, а топорщились в разные стороны, как иголки, что было Эклзу очень к лицу. Он как будто стал юнее и еще прекраснее.

Я спросил у всезнающей Мэнди, по какому поводу Эклз так вырядился? Выяснилось, что у него сегодня день рождения. И что все вокруг уже делают ставки, удастся ли на этот раз Коэн соблазнить Эклза или нет. В прошлый раз, якобы, не удалось. Я заверил Мэнди, что у Коэн никаких шансов, но вот если бы попыталась она, то все вполне возможно, на что Мэнди, поправив бюст и окинув меня томным взглядом, возразила, что она бы конечно могла, но ее пока все устраивает.

«Ну что, девчонки и мальчишки, сегодня я проставляюсь!» — произнес Эклз в ответ на наши поздравления.

Девчонки — это Женевьев, Лора, Кесси, Саманта и Мэнди, а мальчишки — я и близнецы Питер и Тони по кличке Твикс, потому что ходят всегда вместе. Это только те, кто был на месте, подозреваю, что народу будет больше.

— О, Дженсен, сколько же тебе стукнуло?! Тридцать два?
— Да ты уже дядечка!
— Тебе еще гулять и гулять!
— По такому поводу надо грандиозно напиться! — женский коллектив нашего этажа окружил Эклза и с упоением флиртовал, а я был непривычно молчалив и просто любовался: линией плеча, выточенным контуром профиля, выразительными умными глазами и таким многообещающим ртом.

«Эклз, Эклз, — думал я, — я готов стать твоим подарком, даже запаковаться, даже в торт залезть, без одежды».

Но, конечно же, я скинулся на какие-то дешевые по моим меркам часы и ждал вечера. Интересно, можно его напоить и соблазнить? Или просто напоить, а там само пойдет?

Соблазнить. Я на это очень рассчитывал и, судя по голодному блеску в глазах сотрудниц — не только я. Но это меня не огорчало, у них точно не было ни малейшего шанса.

В бар я зашел с опозданием: выбирал собственный подарок, зажигалку Дюпон. Не то, чем хотел бы одарить Эклза, но я резонно сомневался, что он принял бы часы за тридцать штук. Зажигалка вещь неприметная, особенно, если не знать ее истинной стоимости.

Я вроде и опоздал совсем немного, но оказалось что Эклз уже прилично под градусом, судя по его очаровательно косящим глазам и протяжному техасскому акценту. Ну вот — опаивать не надо, он сам сделал за меня всю «грязную работу». Теперь только сливки снимать.

— Ты ставишь меня в неловкое положение, Падалеки. Я только что пообещал, что брошу курить, — Эклз подозрительно посмотрел на зажигалку, прокрутил ее в руке и спрятал в карман, а я, засмотревшись на его пальцы и невольно представив их возможности, едва не сел мимо своего стула.

Эклз, несмотря на громкое заявление, через время закурил, причем настолько эротично, что я засмотрелся вторично. Опомнился только после того, как мне в руки кто-то из девушек сунул стакан и потребовал тост в честь именинника. Я что-то ответил, залпом выпил неразбавленный виски под одобрительные возгласы компании и сел обратно с мыслью, что сегодня — мой день. Второй стакан пошел еще легче первого.

— Падалеееки… — протянул Эклз с хрипотцой в голосе, которую я за ним не замечал никогда. Впрочем, я никогда не видел Эклза под градусом. — Повторим?

Да! Давай, сам иди ко мне в руки!

— С удовольствием, — я ощутимо хлопнул его по плечу, чего никогда не позволял ранее, и улыбнулся как можно более обворожительно — Эклз незамедлительно улыбнулся в ответ. Я умею быть обаятельным.

Кажется, я окосел не меньше Эклза, мне почему-то показалось, что Эклз со мной флиртует.

Я пребывал в предвкушении. Мысленно имел Эклза на всех доступных для этого плоских и не очень поверхностях и собирался воплотить эти будоражащие картинки в реальность как можно быстрее. Пусть только даст мне малейший шанс, я им непременно воспользуюсь.

Весь вечер я находился в состоянии эйфории, близость к Эклзу действовала на меня сильнее виски. Я пьянел от ощущений и желаний не меньше, чем от выпитого. Идеально, если бы мы были одни, но среди компании — пытка, учитывая, что разной степени неприличности картинки в моей голове будоражили и очень возбуждали. Я старался усилить контакт, насколько это вообще возможно, я почти лежал на Эклзе, практически вжимаясь в него. Наши ноги постоянно соприкасались, мы регулярно сталкивались плечами, локтями, руками, я слышал дыхание, чувствовал жар его тела и запах одеколона. Хотелось сделать какую-нибудь глупость, например, притянуть к себе и на глазах у всех поцеловать. Конечно, посмеялись бы и списали на выпитое, вон Коэн с Кетти целовались на брудершафт и ничего, никто не делал из этого сенсацию, похлопали и продолжили развлекаться.

Но я лишь смотрел на Эклза и улыбался в ответ, чувствуя головокружение, которого прежде не испытывал, отчаянно флиртовал, даже не скрываясь, вис на нем, смеялся как дурак над его шутками, дотрагивался, словно случайно, каждый раз продлевая касание, а он не велся. Делал вид, что не понимает столь явные намеки с моей стороны. А мне казалось, уже и остальные поняли, вон у Коэн был такой вид, будто увидела раздавленного червяка. Но меня совершенно не волновало чужое мнение, как и всегда. Только собственные желания.

Я, похоже, потерял голову от нахлынувших эмоций и виски. Хотя, виски тут не при чем. И все это случилось не в одно мгновение, а гораздо раньше, там, в кабинете, когда я засмотрелся на ресницы и веснушки. Любовь с первого взгляда.

Меня серьезно развезло, я готов был залезть на стол и станцевать стриптиз для именинника, девчонки меня активно поддерживали, Мэнди даже собиралась составить мне компанию, но неожиданно именинник взял бразды правления в свои руки, почему-то оказавшись самым трезвым в компании. И заявил, что надо заканчивать праздник: завтра на работу.

Эклз подхватил меня, едва стоящего на ногах, и потащил к выходу. Я почти не сопротивлялся. Ну, не считая, что попытался у стойки бара еще выпить, заехать кому-то в глаз, залезть на сцену, чтобы спеть песню, потому как вокалист не вытягивал ноты. Но я не лгал — пел тот отвратительно!

В общем, хорошо, что я оказался выше и сильнее и что рядом был Эклз, а то фингалом я бы не отделался.

Эклз решительно открыл дверцу моей машины и, забрав у меня ключи, затолкнул в салон. Потом сел на водительское сиденье и задумался, у него явно возникла дилемма, куда меня везти.

К себе? Или ко мне?

Только не ко мне! Если он увидит мою недешевую квартиру, то сбежит в панике.

И, словно в ответ на мои опасения, Эклз заявил:

— Падалеки, учитывая, что ты родился с серебряной ложкой во рту, то и испражняться должен бриллиантами!

На это я вполне искренне возмутился:

— Ничего подобного, у меня даже унитаз не из золота, несмотря на все инсинуации! — и вопреки своим же опасениям предложил:

— Хочешь, покажу?

Эклз ничего не ответил, о чем-то напряженно размышляя. Возможно, что покрышка на колесе моей машины стоит больше, чем его месячный доход.

Все же — лучше к нему.

Пришлось сделать приличный крюк, так как дом Эклза находился в не очень престижном районе, далеко от работы. И он даже не завел мою машину на стоянку! Бросил у подъезда.

Я готов был изображать жуткое опьянение, но и так был неприлично нетрезв. Так что Эклзу пришлось практически на себе тащить меня в дом.

Жил Эклз без излишеств, достаточно скромно. Слишком пусто и уныло, на мой взгляд, необжито. Аскетично, как в келье у монаха, только все необходимое. Мне даже показалось, что он здесь бывает нечасто.

Эклз завалил меня на кровать и устроился рядом. Другой кровати или чего-то похожего я не приметил.

— Джееенсен… — я повернулся к нему окрыленный и в надежде на продолжение, но Эклз резко оборвал мои поползновения: — Джаред, спи! — и отвернулся.

В общем-то, если бы я не заснул, а воспользовался удачным стечением обстоятельств, то, возможно, эта история закончилась бы тем же утром. Но, к сожалению, через минуту я уже спал крепким сном, как был, в офисном костюме и пижонских ботинках. Стратегическая ошибка.

Меня никогда не будили словами:

— Что ты тут делаешь?!

Эклз спросил это почти в священном ужасе. Даже удивительно стало, чего он так перепугался.

Я рад был бы ответить, да сам с трудом припоминал, как здесь оказался. Но в отличие от Эклза очень хорошо помнил, что ничего между нами не было. То, что я стягивал с него ночью одеяло, а он прижимался ко мне во сне и закидывал мне на бедро ногу — не считается.

С похмелья его фантазия разыгралась, несмотря на то, что я был одет, обут и уже этим не тянул на возможного любовника. Похоже, он был вчера более пьян, чем казался, и удивительно, как он в таком состоянии вел мою машину. Теперь понятно, почему он привез меня к себе.

— Ты меня сюда привез! — я потянулся и встал. Лицо Эклза в этот момент выражало такую гамму эмоций, что я даже растерялся. Яснее ясного: придумал себе то, чего не было — и запаниковал.

Похмелье напомнило о себе головной болью и сухостью во рту. По этой причине хотелось убраться отсюда поскорее, а не торчать, выясняя отношения, которых еще нет.

— Дай мне пять минут, я приведу себя в порядок и уйду.

Эклз красноречиво промолчал, что я воспринял как согласие.

В ванной царил идеальный порядок, ничего лишнего, на полке лежало только самое необходимое: мыло, одинокая зубная щетка, паста и бритвенные принадлежности — да уж, не сравнить с моей.

Я придирчиво осмотрел свою помятую физиономию, умылся холодной водой, прополоскал рот зубной пастой, слегка причесал влажными пальцами волосы, которые уже прилично отросли, поискав глазами расческу в боковом шкафчике. И тут я понял, что взгляд зацепился за что-то любопытное: на полке лежали часы «брайтлинг». Нет, не дешевая подделка, а настоящие, стоящие не одну тысячу баксов. Я на мгновение завис, обрабатывая полученную информацию. Вот темная лошадка!

Догадки у меня возникли разные, начиная с того, что у Дженсена был в прошлом богатый любовник/любовница. И еще не менее абсурдные: он внебрачный сын какого-нибудь богача, или в свободное время подрабатывает хастлером. Представить его в этой роли можно было с трудом, поэтому я отбросил ее как совершенно нелепую. И задумался, что же скрывал Эклз? А он определенно что-то скрывал.

Я взял часы — металл приятно холодил пальцы — покрутил, выискивая дарственную гравировку, ничего не нашел. Представил Эклза в дорогих шмотках, понял, что картинка вышла очень горячая, и мне надо залезть в холодный душ, освежиться. Но это уже дома, надо было побыстрее убираться, иначе я за себя не ручался.

Я аккуратно положил часы в шкафчик, еще раз умылся холодной водой и вышел из ванной в почти приличном состоянии. Легкая щетина и мятая одежда, едва заметный синяк под глазом — досадливые мелочи похмельного утра. Скоро я окажусь дома и смогу привести себя в божеский вид.

О часах я Эклзу ничего не сказал.

— Кофе, — Эклз кивнул в сторону кухни. — Я сделал тебе двойной без сахара. Как ты любишь.

— Какая забота! — усмехнулся я, потягиваясь так, что рубашка задралась, оголяя живот. — Я могу тебе отплатить минетом. Ты же деньгами не возьмешь!

— Простого «спасибо» будет достаточно, — Эклз скользнул по мне взглядом и почти сбежал в душ.

Пока его не было, я выпил кофе и с наслаждением закурил. Судя по пепельнице, стоявшей на подоконнике, хозяин не будет против моей вольности. Вообще непонятно, с чего он разволновался? Сам же привез. Уложил. Правда не раздел и не разул. Должно быть во избежание — перестраховался.

А вот с чем действительно придется разбираться, так это с моей машиной, так легкомысленно оставленной вчера у подъезда. Ее должно быть уже разобрали на запчасти, пока я невинно спал рядом с Эклзом. Я выглянул в окно. Машины ожидаемо не было.

Бугатти против Дженсена. Счет 0:1 в пользу последнего. Ночь с Дженсеном вылилась мне в приличные деньги и самое отвратительное — я остался неудовлетворенным. Теперь заполучить его — уже, как говорится, дело чести.

Я был так озадачен подобным коварством мироздания, что не заметил появления Эклза и вздрогнул от неожиданного:

— Джаред… Нам надо поговорить, — Эклз смотрел в этот момент куда угодно, только не мне в глаза. Казалось, он что-то для себя решает. — Думаешь, я не понял, почему ты у нас работаешь? — Эклз в упор меня разглядывал, выдерживая многозначительную паузу.

Возможно, я должен был что-то возмущенно ответить, но промолчал.

Он, усмехнувшись, продолжил:

— Избалованный мажорный мальчик на крутой тачке с большими амбициями будет работать простым аналитиком? Шутишь?

Ну, не такой уж избалованный и уже не такой крутой, другой Бугатти у меня еще нет. Я, правда, не стал сообщать Эклзу об угоне машины. Конечно, отсиживать свой зад на смешной должности не было пределом моих мечтаний. Мог бы и проникнуться моими жертвами, на что я ради него пошел.

— Ты думаешь, что это невозможно? — возразил я, надеясь, что прозвучало вполне искренне. Мне не составило труда принять приличествующий моменту вид. — Когда отец удалится от дел, я буду главой компании. Мне этот опыт пригодится.

Эклз подошел ко мне почти вплотную, именно так, как я планировал к нему подобраться.

Настолько близко, что можно было встать, притянуть его к себе и прекратить этот бессмысленный, на мой взгляд, разговор единственно доступным способом — поцеловать так, чтобы он ответил. Мне даже показалось, что Эклз меня намеренно провоцирует. Я сидел, он стоял, его ширинка была ровно напротив моего рта, и уже одно это не настраивало меня на серьезный разговор. Можно было даже не вставать, а так притянуть. Я даже не знал, что меня остановило.

Я не воспользовался вчерашним шансом, так может стоило воспользоваться сегодняшним?

— Наше знакомство вышло не очень удачным, — я отвел взгляд от его паха и посмотрел на губы, которые притягивали не меньше.

Вероятно, мой взгляд стал почти безумным от нахлынувших эмоций, потому что Эклз шумно вздохнул, нервно провел рукой по волосам, отошел и присел, отгораживаясь, теперь нас разделял стол. — Значит то, что я не по мальчикам, не катит?

— Нет, не катит, — с легкостью согласился я. Он мог обманывать кого угодно, разыгрывая свою гетеросексуальность, но меня не обмануть, я видел его насквозь. — Ты был в гей-баре. И не говори, что зашел туда случайно, — я ликовал, такого ошеломленного выражения лица за ним еще не замечал.

Но Эклз быстро оправился.

— Ты следил за мной? Я ждал там своего знакомого, — и, видя мою скептическую усмешку, добавил: — Просто знакомого. Ничего, как говорится, личного.

— Я тебе не нравлюсь? — спросил я, в общем-то, не надеясь на честный ответ. — Если не брать в расчет мои деньги?

Он опустил голову и красноречиво промолчал.

Я тоже. Ответ был важен, но иногда, разумнее — отступить и выждать.

— Спасибо за кофе, — я поставил чашку на стол и добавил зачем-то: — Если что, между нами вчера ничего не было. Не стоит так драматизировать. Я отключился раньше, чем смог восхититься моментом.

Сказав это, я направился к двери и вышел. Так как я был при параде, гордо удалиться не составило труда. К слову, Эклз не кинулся меня останавливать, даже не дернулся в мою сторону. Что можно было приравнять к полнейшему фиаско, но в нашем случае — это скорее была отсрочка перед капитуляцией, а не поражение.

Я мысленно потирал руки. Несомненно, Эклз уже готов, как хорошо прожаренный бифштекс.

Я позвонил Джейсону, попросил приехать за мной и грандиозно напился c ним. А затем мы отправились в клуб на закрытую вечеринку. Домой я попал только под утро и в очень приятной компании необремененных моральными устоями девушек. И в тот момент мне честно было не до Эклза и его сложной душевной организации.

Когда я, выспавшийся и готовый к труду на благо родной компании и соблазнению Эклза к собственному удовольствию, появился в офисе, Женевьев сообщила мне, что Эклз уволился. Мне мгновенно расхотелось работать, я, сославшись на плохое самочувствие, поспешно покинул офис и направился к Эклзу домой.

Я воспользовался ключом, лежащим под ковриком, и вошел. Я не полиция, мне ордер не нужен. Эклза внутри закономерно не оказалось, не то чтобы я всерьез рассчитывал, что он там от меня прячется, но проверить стоило. Беглое сканирование местности показало, что объект готовится к поспешной эвакуации: вещи были сложены в дорожный чемодан. Я присел на край кровати, потом лег на нее и, задумавшись о коварстве Эклза, непозволительно быстро заснул.

Когда я проснулся, Эклза не было, чемодана тоже. Выходит, рано я стал почивать на лаврах. С другой стороны — это лишь подстегнуло меня к ответным действиям. С Эклзом пора было заканчивать и переключаться на другой объект.

Найти беглеца не составило большого труда: звонок нашему начальнику безопасности Клифу — и я уже держал распечатанное досье на Эклза, и был твердо уверен, что конечный пункт его путешествия — Даллас.

Я чувствовал себя бывалым охотником, часами выслеживающим добычу, и предвкушал. То, что Эклз от меня на этот раз не сбежит, а его поступок иным словом назвать было затруднительно, не вызывало сомнений. Я мог бы поставить все свои наличные — Эклз сбежал не от меня, а от себя. А от себя далеко не убежишь.

На звонок мне открыла дверь очень миловидная девушка, неуловимо напоминающая Эклза. Я обольстительно ей улыбнулся и вдруг понял, что не знаю, как себя с ней вести. Поэтому я просто спросил о том, могу ли я увидеться с Дженсеном.

Девушка, до этого приветливо смотревшая на меня, внезапно нахмурилась и спросила:

— А вы ему кто?

Я ответил предельно честно, насколько позволительно было в этой ситуации:

— Друг.

— Близкий?

— Ну, расстояние с рулеткой я не измерял, — я одарил ее улыбкой, всегда оказывающей нужное воздействие.

— Вы с ним спите? — невозмутимо продолжила допрос сестра Дженсена: в этом у меня отпали последние сомнения. В досье было сказано, что сестра у Эклза одна — Маккензи.

«Еще нет, но очень пытаюсь», — но ответил я с притворным негодованием: — Что за нелепые домыслы?

— Да? — ничуть не смутилась Маккензи. — Как жаль! В любом случае, его тут нет и не было.

— А мне говорили, что был! — я не собирался так легко сдаваться.

— Вас ввели в заблуждение, — пожала плечами Маккензи, — он приезжал прошлым летом. Два дня назад, когда я говорила с ним по телефону, он не упоминал о возможном приезде. Судя по всему, вам от Дженсена что-то нужно.

— Мне ничего от него не нужно, у меня все есть, — поспешно заверил я со всей присущей мне убедительностью.

Маккензи придирчиво осмотрела меня с ног до головы. Не знаю, понравилась ли ей картинка, но она тут же выпалила:

— Я говорю не о деньгах, — она сделала паузу и припечатала неожиданно: — Джаред.

Ничего себе! Ай да Эклз!..

— Я ничего не хочу от Дженсена, Маккензи, — мне было очень любопытно, что наговорил про меня Эклз своей сестре, — напротив, у меня есть кое-что для него.

— Тогда вы должны мне убедительно объяснить, зачем вы его ищете, иначе я вам ничего не скажу, — предупредила она.

— Любовь считается аргументом в мою пользу? — я снова обольстительно улыбнулся.

— Вы меня ничуть не убедили, — не колеблясь, ответила она и добавила: — Но я хочу кое-что сделать для брата, потому что сам он этого делать не будет.

Я выжидающе молчал.

— Ладно, — Маккензи пристально на меня посмотрела, как будто пыталась что-то понять для себя, — он у Стива.

— У кого? — на самом деле, я знал о существовании этого товарища, как и то, что он встречается якобы с невестой Дженсена.

— У своего друга Стива Карлсона, он музыкант, — пояснила Маккензи.

— Не знаю такого, — почти не соврал я. Музыку я его точно не слышал.

— Я не удивлена, — сказала Маккензи, — Дженсен скрытный. Думаю, найти его адрес не составит вам труда, раз вы нашли этот.

— Спасибо за помощь, — поблагодарил я Маккензи вполне искренне.

— Дам еще совет, чтобы наверняка, — произнесла Маккензи перед тем, как закрыть дверь, — попробуйте по утрам бегать.

Бегать? Бегать?

— Бегать?! Вы серьезно, я в отличной форме! Я хожу в спортзал и вообще…

Но Маккензи уже закрыла дверь, и я с таким же успехом мог разговаривать с ее газоном.

Как и предполагала Маккензи, адрес я знал через двадцать минут после приземления, а через час я уже стоял напротив дома Стива, прикидывая возможные варианты встречи с Эклзом.

Надо отдать должное сестре Эклза, она не соврала. Эклз действительно поселился у Карлсона.

Его я увидел минут через пятнадцать, после того, как припарковал машину неподалеку от дома Карлсона. Эклз вынес мусор, выкурил сигарету, задумчиво посмотрел вдаль и вернулся в дом. Я к нему подойти не рискнул. Мне показалось, что еще не время.

Ему тоже надо дать передышку.

Поэтому я поехал к Джейсону и там разрывался между желанием вернуться и оставаться на месте. В первом случае я был бы просто жалок. Но мне снова захотелось увидеть Эклза и поговорить с ним, и я не мог себе объяснить причину этого желания, кроме незакрытого гештальта. Я говорил себе, что надо с ним переспать, чтобы выкинуть его из головы и жить дальше как раньше.

Только присутствие Джейсона сдержало меня от опрометчивого шага.

Неделю я терпеливо выжидал, а потом не выдержал, подъехал к дому Стива и, как только увидел Эклза, вышел из машины и решительно направился к нему. Если сравнить со своим первым появлением перед Эклзом, то теперешнее было не таким эффектным. Я не снисходил, а почти бежал, боялся, что он уйдет. Какой король-Солнце, спускающийся к своим жалким подданным? Роли поменялись, бродяжкой, просящей подаяния — вот кем я себя чувствовал. И влюбленным дураком. Это было открытие века — Джаред Падалеки может любить. Жен была права — я влюблен в Эклза. В момент осознания я испытал немалый шок.

Я смотрел на Эклза неотрывно, по-дурацки улыбался и никак не мог справиться с эмоциями. Почему я не заметил раньше, чувство же не могло возникнуть сейчас, оно лежало на поверхности, как в слепом пятне, я просто не замечал очевидное. Мне ужасно хотелось сделать что-нибудь сумасшедшее. Например, схватить его на руки и закружить, притянуть к себе, поцеловать, броситься в ноги и не отпускать, и прочие глупости, которые приходят в голову только идиотам и влюбленным.

Удивительно, не видел человека несколько дней, а такое чувство, что не видел годы. Я не помню, чтобы кому-то так радовался при встрече. Неожиданное чувство.

Странно, Эклз как будто осунулся и совершенно не выглядел довольным жизнью, хотя я успел заметить мелькнувшую радость от моего неожиданного появления. Правда, это длилось недолго, всего каких-то жалких пару секунд. Он в отличие от меня опомнился быстро:

— Сестра?

Это был даже не вопрос, а утверждение, я не стал опровергать и делать вид, что не понял, о чем он.

Я кивнул, пнул лежащий под ногой камень и вздохнул.

— Дженсен, — осторожно начал я, — я очень рад тебя видеть… — и запнулся, впервые не зная, как продолжить фразу.

Как найти правильные слова, чтобы передать то, что я чувствовал в этот момент?

Пока я подыскивал, безмолвно, как истукан, Дженсен по-приятельски хлопнул меня по плечу и развернулся в сторону дома.

Со стороны, должно быть, наша встреча казалась комичной, но мне было все равно.

Я промолчал, не останавливая, только смотрел, пока он не скрылся за дверью, мне надо было разобраться в собственных эмоциях, которые буквально оглушили меня, и понять, что же делать дальше. Я сел в машину и поехал домой, а не, как обычно, к Джейсону за моральной поддержкой: хотелось побыть самому и переосмыслить то, что произошло. Я был ошарашен и совершенно разбит. Когда все начиналось как вызов, я и полагать не мог, что последствия для меня будут такими непредсказуемыми, что Эклз окажется таким крепким орешком. Что мне захочется его не просто так, а потому что.

Я отключил телефон, отменил все визиты и принялся расхаживать по квартире, в попытке унять растущее раздражение. Я был зол! В первую очередь — на себя: попался в собственную ловушку, совершенно упустил момент, когда начал чувствовать к Эклзу большее, чем просто влечение и азарт. Нужно было срочно найти выход из этой ситуации.

В мире больших денег любое препятствие устранялось двумя путями: деньгами или силой.

Силой или деньгами.

Мои деньги Эклза не интересовали, вряд ли бы его обрадовало предложение переспать со мной за плату. Силой взять — мне это не доставило бы удовольствия. Как разрубить этот гордиев узел и найти верное решение?

Я поставил диск Юки Курамото и развалился на кровати, размышляя и пытаясь дать себе честный ответ: есть ли у меня шанс выйти из этой истории с наименьшими для себя потерями или я всю оставшуюся жизнь буду дрочить на светлый образ Эклза? Что мне надо сделать? Что там Маккензи говорила напоследок, бегать? Может, намекала, что Дженсен бегает по утрам? Ну что же, этим меня не испугать. Начну прямо завтра.

С этими мыслями я заснул.

***


29 дек 2013, 02:02
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", Ray of light
Изображение

Утром я натянул спортивный костюм и вышел на улицу. Поймав такси, я направился к парку напротив дома Стива, сел на скамейку и принялся терпеливо ждать. Ожидание длилось недолго. Эклз выскочил из дома в спортивных шортах и майке — большего удовольствия он мне доставить не мог, разве что вообще раздеться.

Я отбежал в конец парка и повернул на его дорожку, так, чтобы столкнуться нос к носу. Получилось очень правдоподобно и болезненно. Сам не ожидал такого эффекта. Эклз схватился за колено, я за бедро. Приличия были соблюдены, можно было приступать к той части, ради которой я был там.

Изображение

Эклз, надо отдать ему должное, не растерялся, высказал все, что он думает по поводу моего появления на его территории. Но я остался невозмутим, пристроился сбоку. Бежать и ругаться не очень удобно, поэтому на какое-то время Эклз замолчал.

— Какой ты сложный, пилить через полгорода для того, чтобы побегать, — выдал Эклз, которому, похоже, надоело мое молчаливое сопение.

— Я не особо утруждался, приехал на такси, так как мою машину увели у твоего дома, — ответил я, продолжая бежать рядом.

— Надо было быть проще к народу, — усмехнулся Эклз, вполне доброжелательно, — может, обошлось бы.

— Надо было отправить меня на такси, — парировал я, с радостью отмечая тот факт, что Эклз не тяготился моим присутствием. — Такие сложности были необязательны.

Он даже пытался подшучивать.

— У тебя же должен быть свой огромный стадион, или тебя на экстрим тянет? Вчера машину увели, сегодня лицо могут поправить. Не боишься?

— Я Падалеки, а не Рокфеллер, у меня есть маленький стадион, — возразил я и чуть не поскользнулся. Если бы Эклз не подхватил меня под локоть, я бы точно упал носом в лужу. — Но ты прав, угон машины научил меня быть ближе к народу, и да, не боюсь: рядом с тобой ничего не страшно, мой герой.

— Хоть что-то у тебя маленькое, — Эклз отпустил мой локоть с поразительной поспешностью, — не в пример твоему эгоизму и самомнению.

— Да, как верно ты отметил — у меня есть еще кое-что большое, — я лучился самодовольством. — Хочешь, покажу? Даже потрогать дам, а потом тебе и попробовать захочется.

— Пожалуй, откажусь, поверю на слово, — стремительно отмахнулся Эклз. — Если ты преувеличиваешь — это останется на твоей совести, принцесса.

— Я бы не был таким доверчивым к людям. Это чревато, — парировал я и грациозно навернулся. На этот раз Эклз не спешил меня поддержать. Так что упал я очень неудачно и, кажется, подвернул ногу.

Эклз обернулся на мой стон и вопреки ранее продемонстрированным по отношению ко мне сдержанности и равнодушию, прекратил бежать и вернулся. Хотя я его не просил.

Он присел на корточки, потрогал мою лодыжку, очень неделикатно, так, что я взвыл. Убедившись, что я не лгу, Дженсен помог мне подняться, подставил мне плечо и повел в сторону дома Стива. Про ожидающее меня у парка такси я благоразумно промолчал. А таксист, ну что, подождет и уедет. Я заплатил ему с лихвой.

Уже дома, посадив меня на табуретку, Эклз стал осматривать ногу. Хотя, мог бы вызвать скорую и распрощаться с незадачливым ухажером. Но Дженсен меня удивил. Он ушел в ванную комнату, чем-то там шуршал, а через минуту принес эластичный бинт и принялся осторожно меня разувать.

Тут надо пояснять, почему, несмотря на боль, которая стала немного легче, стояк появился тут же? Я хотел его уже несколько месяцев, точнее — с нашей первой встречи, я фантазировал, я мечтал, я планировал и вот — Дженсен передо мной на коленях, как в самых горячих моих фантазиях. Когда он облизнул губы, я чуть не застонал, только на этот раз от болезненного возбуждения. Поэтому я попытался переключиться на больную ногу и его руки, перевязывающие ее.

Напоследок он мазнул большим пальцем по голени, успокаивая, и это уже можно было назвать почти лаской. Но Дженсен быстро опомнился и отодвинулся от меня, лицо его осталось непроницаемым. Он вышел ненадолго, принял душ и переоделся, принес чистую футболку с надписью «Я Бэтмен», сунул ее мне в руки и принялся расхаживать по комнате, пока я переодевался. Футболка пришлась мне впору. Вряд ли Стива, тот вроде меньше Эклза. Но я не стал задумываться над этим вопросом — главное, что Эклз сегодня проявил невиданное великодушие по отношению ко мне.

Что думал Эклз в этот момент — невозможно было определить, но его последующие слова повергли меня еще в больший шок: — Ты можешь остаться на время, пока тебе не станет лучше. А завтра поедешь домой.

— Ты приготовишь ужин? — я непроизвольно улыбнулся, представив голого Эклза в одном переднике на кухне — эта картинка была достойна непременного воплощения. Оставив исполнение этой фантазии на будущее, я стал с удовольствием разглядывать одетого Эклза, что приносило не меньшее наслаждение.

— Я бы на твоем месте не обольщался — я не шеф-повар, к которому ты привык. У нас все просто: пиво и чипсы, — не преминул съязвить Эклз.

Шеф-повара у меня не было, только у родителей, ко мне приходила раз в два дня пожилая мексиканка Мария-Луиза и готовила мне еду, она же убирала в квартире. Скромный пентхауз, ничего запредельного, всего каких-то семь комнат и большое панорамное окно в гостиной. У Джейсона раза в три больше по площади!

— Удивительно, как ты еще не растолстел, — в тон ему ответил я, посмеиваясь и совершенно не обижаясь.

— А я обычно не ужинаю, — хмыкнул Эклз и удалился на кухню, готовить завтрак.

Мне очень захотелось посмотреть на этот процесс, я поднялся и поскакал на одной ноге за ним, рукой опираясь на стену.

На самом деле, болело не очень сильно — не перелом же и явно не стоило такого щедрого гостеприимства. Но мне это было только на руку, что бы там не двигало Эклзом.

Наблюдать за Эклзом, готовящим еду, было несомненным удовольствием. Зачем мне на кухне Мария-Луиза, когда есть такой сексуальный повар? Ерунда, что он готовит только простейшее, сейчас яичницу с беконом, я на самом деле не такой и привередливый, как некоторые себе вообразили.

Он двигался плавно, ни одного лишнего движения, как кот на ветке дерева. Большой, рыжий кот.

— Чему радуешься? — спросил Дженсен, пододвигая ко мне тарелку с завтраком.

— Ты похож на большого рыжего кота, — не раздумывая, выдал я.

— Ну, куда лучше, чем быть похожим на большого рыжего лося, — заметил Дженсен. Выходит, у него есть один пунктик, который не дает ему покоя — мой рост. Похоже на реакцию Джейсона, который как-то пытался встречаться с баскетболисткой на голову его выше. Один в один.

— Да, мы были бы колоритной парочкой. Не понимаю, почему ты все время меня отшиваешь, — полушутя ответил я, доедая завтрак. Дженсен приуменьшил свои кулинарные таланты, еда у него получилась отличная.

Дженсен не ответил на мою явную провокацию, потому что в этот самый момент на кухню заявился хозяин квартиры — Стив, заспанный и слегка помятый. Меня оглядели с головы до ног, но не заинтересованно, а очень даже предвзято, взглядом возможной свекрови, которая пытается найти недостатки в потенциальной невесте сына.

Не знаю, чего там во мне разглядел Стив, но представился он вполне доброжелательно, а после нескольких чашек кофе мы поладили. Стив оказался довольно интересным собеседником, и незаметно мы проговорили о музыке до обеда, потом Дженсен и Стив ушли по какому-то делу, я завалился на диван и под телевизор заснул.

Когда я проснулся, за окном уже было темно, телевизор не работал, Эклз и Стив находились на кухне и о чем-то оживленно спорили. К сожалению, подслушать не было никакой возможности — для этого надо было вставать.

Я взял со столика пульт, чтобы не слышать их голоса и не испытывать искушение, и включил первую попавшуюся программу.

По телевизору шло какое-то развлекательное шоу. Миловидная девушка рассказывала о своей безответной любви и спрашивала совета студии. Пожилая матрона советовала ей найти более достойный объект, девица лет пятнадцати — заставить ревновать.

— Падалеки, я вижу, ты отлично проводишь время! — голос Эклза за спиной прозвучал так неожиданно, что я, несмотря на больную ногу, очень резво соскочил с дивана и уронил пульт.

— Яааййй... — застонал я вместо ответа, осторожно присаживаясь. Вот это меня угораздило!

— Болит? — обеспокоенно спросил Эклз, как будто ему было очень небезразлично.

— Не настолько, чтобы я отказался от обещанного мне ужина, — ответил я. Мне не очень хотелось есть, больше знать, о чем они так оживленно спорили со Стивом.

— А, помню-помню, — добродушно усмехнулся Эклз, — пиво и чипсы.

— Я оказался вдалеке от своего любимого шеф-повара и его еды, — напомнил я, чуть не добавив «по твоей милости».

Эклз показал, что память у него отменная, и слушал он меня на пробежке очень внимательно:

— Сам виноват, надо было воспользоваться своим маленьким стадионом, а не пилить на другой конец города!

— Это была дополнительная нагрузка, — отшутился я, прикидывая, чтобы это все значило, его гостеприимство и прочее. Как будто его развернули на сто восемьдесят градусов.

— Я хотел предложить «Хороший, плохой, злой», но, судя по тому, что ты смотрел до моего появления, тебя это вряд ли заинтересует, — голос Эклза был наполнен легким злорадством.

— Я с удовольствием посмотрю с тобой порнушку, — произнес я, с ужасом осознавая, что на самом деле, я дошел именно до той стадии, когда мне уже без разницы что, главное — с ним. Даже Губку Боба.

И только я собирался это озвучить, как в наш занимательный диалог вмешался Стив:

— Ребята, вы не поубиваете друг друга, пока я смотаюсь за пивом?

— Друг друга — нет, а вот за твои вещи я отвечать не рискну. Падалеки бывает очень неуклюжим. Сегодняшнее эпичное падение — яркое тому подтверждение, — ответ был предназначен больше мне, чем Стиву, тот уже звенел ключами в прихожей.

— Я засмотрелся на твой божественный зад, — надо было видеть лицо Эклза, когда он это услышал. Демонстративно закатил глаза и ушел на кухню.

— И вообще твои слова — гнусная инсинуация, между прочим, я даже встаю с трудом! — крикнул я. И подумал: «В отличие от члена». Тот бодро реагировал на присутствие Эклза и на что-то надеялся. Лучше — вызвать такси и поехать домой. Там хотя бы не будет раздражающего фактора.

Эклз вернулся с большой тарелкой еды и демонстративно протянул ее мне со словам:

— Ваш ужин, сэр.

— Эклз, ты же уволился? Пойдешь ко мне дворецким? — я забрал протянутую тарелку. Картошка и мясо — не все так печально.

— Я не сделаю этого даже за весь урожай риса в Китае! — театрально возмутился Эклз и ушел на кухню за своей порцией.

— А зря, из тебя вышел бы отличный Дживс! — заметил я без лести. Готовил Эклз, кстати, отменно.

Очень вовремя появился Стив с пивом, кажется, только это спасло меня от праведного гнева Эклза, и через время мы сидели перед телевизором и смотрели «На несколько долларов больше» с Клинтом Иствудом.

Точнее, это Эклз со Стивом смотрели и очень живо комментировали, меня же больше привлекало не происходящее на экране, а Эклз, сидящий рядом. Что мне экранные страсти и Клинт Иствуд, когда рядом со мной сидит он.

Пиво, кстати, было так себе, о чем я, забывшись, тотчас же сообщил. Видели бы вы лицо Эклза в этот момент — так смотрят на человека, не оправдавшего ожиданий: с горьким разочарованием.

— Клинт Иствуд — мировой мужик! Играл с ним на прошлой неделе в... — тут я прикусил язык, потому что теперь на меня смотрел с неодобрением Стив. — Я хотел сказать, что фильм отличный, актер хороший.

Я чувствовал себя маленьким ребенком, который хвастается новой дорогой игрушкой перед детьми, которые игрушки видели только на картинках. Я забыл, что они не бывают там, где бываю я, не общаются с теми, с кем привык общаться я, что наши миры — пересекаются только в определенных точках. И, несмотря на это, я сидел сейчас с ними, пил дешевое пиво, а не зажигал с Джейсоном в казино или на вечеринке. Мне было комфортно и удивительно спокойно. Не надо было соответствовать, от меня ничего не ждали, кроме того, что я не стану выпячивать то, что могу купить почти все одним росчерком пера. И я очень постарался не выпячивать.

Задумавшись, я едва обратил внимание на стук входной двери, закрывшейся за Стивом.

Мы с Эклзом остались одни, перед жужжащим телевизором, который уже ничего не показывал. Отличная возможность, но я впервые малодушно медлил.

Эклз потянулся за пультом, я за Эклзом, и так удачно получилось, что наши руки соприкоснулись, а лицо Эклза оказалось в дюйме от моего, глаза в глаза. Не знаю, кто первый начал, он или я, возможно, он позволил, возможно, я правильно среагировал, но через секунду мы уже яростно целовались — такого ошеломительного поцелуя у меня никогда не было. Без ложной скромности признаюсь, мне было с чем сравнивать. От симпатичной кухарки в детстве до первых красавиц. Но ни одна не будила во мне такую невероятную гамму эмоций. И робость тоже. Даже в мой первый раз я был менее застенчив, чем сейчас. Несмотря на мое живое участие в процессе, я реагировал на ласки Эклза, как озабоченный подросток, у которого всех побед на любовном фронте — скачанное тайком от родителей горячее немецкое порно. Должно быть, у меня просто давно никого не было, должно быть, все просто совпало, и я не помешался на Эклзе, и чувства пройдут, после того, как я добьюсь своего, как было до него множество раз, одна и та же история, конец которой неизменен — скука и пресыщение. Все превращается в серость, теряет краски.

Сейчас же, все ощущалось слишком ярко: и вкус его притягательных губ, и трепет пушистых ресниц, и упругость тела под моими ладонями — настоящее, реальное, желанное. Я уже не смог бы остановиться, даже если бы меня очень попросили. Полгода, двадцать два дня и пара часов — и вот я уже сжимал его в объятиях. Это было бы смешно, если бы не было так прекрасно, это самая затяжная победа на моем любовном фронте.

Чтобы усилить ощущения, я перетянул его к себе на колени и продолжил прерванное: забираясь руками в штаны, оглаживая ладонями ягодицы, притягивая ближе к паху и чувствуя ответное желание. То, которое не спрячешь. Но, словно почувствовав мое самодовольство по этому поводу, Эклз резко перехватил инициативу, и вот — уже меня сминали, оглаживали, стискивали, так неожиданно подчиняя своей воле. И я позволил, отступил, расслабился, раскрылся. Мне в тот момент было все равно, кто будет главным в этой игре, он или я — без разницы, ощущение его ладоней на моей коже, сладость губ, жаркий шепот — это было предпочтительнее всего. Я подставлялся и раздвигал ноги, открывая себя для изощренных ласк, позволяя все.

Эклз не был нежным и ласковым любовником, мне вообще показалось, что у него давно никого не было, и он просто дорвался, точнее — это я почувствовал пятой точкой, когда он, не особо церемонясь, ворвался одним резким движением, так что я не успел должным образом подготовиться к боли, правильно среагировать, сдержаться. У меня давно не было мужчин, а в такой роли я был вообще впервые, как-то не хотелось даже пробовать, но Эклзу я об этом сообщать, естественно, не собирался. Тем удивительнее было видеть его реакцию, когда он осознал, что я, в общем-то, не такой развращенный, как он себе представлял. Он остановился и посмотрел в глаза, я бы назвал его взгляд «потрясенный» или «шокированный». Я не знаю, чего он там ожидал увидеть, я же не девчонка, ей-богу, чтобы плакать от легкой боли, но он отстранился и молча полез под кровать, чем привел меня в некоторое замешательство. Я даже пожалел о сложившейся раскладке, потому как зрелище было очень впечатляющим: стройные ноги, узкая талия, упругие подтянутые ягодицы, покрытые легкой россыпью веснушек. Хотелось протянуть руку и потрогать, притянуть к себе и трахнуть, наконец-то, как мечтал, но я не успел. Эклз достал из-под кровати смазку — вот значит как! — и повернулся ко мне. Знаете, как выглядит голодный хищник? Я теперь знаю точно. Такого выражения лица, как у Эклза, я не видел ни у одного своего любовника. Я не испугался — восхитился и возликовал. Это все нерастраченное — мне!

Смазки Эклз не пожалел, налил щедро, осторожно коснулся влажными пальцами и надавил на вход, медленно ввел палец, наблюдая за моей реакцией, и я не выдержал, подгоняя:

— Дженсен, хватит!

Он засмеялся и склонился к моему члену, выдыхая на него теплом:

— Нетерпеливый? А если я сделаю так? — и накрыл ртом член, обхватывая его своими пухлыми губами, хватило пары движений вверх-вниз, чтобы я, не сдерживаясь, закричал и позорно кончил прямо Эклзу в рот. Он даже не стал отстраняться, проглотил все и потянулся ко мне за поцелуем, нависая надо мной на руках, его стоящий член проехался по моему животу, и я почувствовал вновь нарастающее возбуждение.

Эклз посмотрел ошалевшим взглядом, приподнял меня за ягодицы и одним ловким движением вошел до конца, на этот раз боли не было, только предвкушение наслаждения. Это было роскошно! И ритм, и напор, и скорость — как будто два идеально подогнанных и слаженных механизма, как будто мы с ним уже это делали неоднократно.

Потом, уже засыпая под боком у Эклза, я размышлял, как отреагируют мои родственники, если я им скажу, что хочу быть с Эклзом. Выгонят ли меня из дома? Лишат наследства? Проклянут? Заставят поспешно жениться на какой-нибудь приятельской дочке? Благословят?

Я почему-то представил, как зашел в кабинет к отцу и на его вопрос, что мне подарить на день рождения, ответил:

— Подари мне Эклза! Хочу, чтобы он был моим.

А отец невозмутимо, не отрывая глаз от бумаг:

— Думаю, что это возможно будет устроить. А может лучше новый Бентли? У тебя есть время подумать.

А я:

— Не хочу Бентли, хочу Эклза.

На самом деле, я не уверен, что отец смирился бы с таким выбором. Для него это стало бы сильным потрясением и большим разочарованием. Он закрывал глаза на мои шалости, пока это не наносило урона репутации фамилии, пока я вел себя в рамках приличия. Эклз не вписывался ни в какие рамки. Его не поняли бы, не одобрили бы, не приняли. Да и сам он не захотел бы находиться среди таких, как я.

Мать была бы на моей стороне, как и теткино наследство, если бы пришлось идти на крайние меры. Без денег я не остался бы. Работать у отца мне не нравилось, время показало, что мне совершенно неинтересно его дело. У меня должно быть свое. Я разбирался в машинах, девушках, акциях и искусстве. Надо открыть галерею! Мои связи принесли бы мне хорошую клиентуру, мой вкус и чутье помогли бы мне в выборе работ, я смог бы сделать это дело прибыльным и не зависеть от отца. А галерею назвал бы «J2», мы жили бы с Эклзом в снятом доме и каждый вечер трахались как кролики.

Вот с такими мыслями я и заснул, а когда проснулся, Эклза в кровати опять не было. Только на этот раз я лежал в чем мать родила, и у меня определенно вчера был секс: зад болел, а вот нога прошла, как по волшебству. Если бы не повязка, то можно было бы решить, что вчерашнее падение мне приснилось.

Я резво вскочил с кровати, натянув на себя трусы и вчерашнюю футболку, сходил в уборную, с радостью отметил красноречивые засосы, украшавшие мою шею, а потом направился на поиски Эклза.

Эклз сидел на кухне одетый. В домашнюю одежду, но это ничего не меняло, смотрелся он застегнутым на все пуговицы. Это меня насторожило. Он собрался уходить или, что вероятнее — просто решил отгородиться от меня?

Эклз почему-то выглядел невеселым и сосредоточенно жевал спичку — очень эротичное зрелище, несмотря на напряженность момента. Когда Эклз держал что-нибудь в губах, будь то сигарета, ручка, спичка, я терял волю и разум и думал только об одном — секс, много секса.

Я потянулся к нему в естественном порыве, так захотелось повторить вчерашнее. Но Эклз, к моему безграничному неудовольствию, упреждающе выставил руку, останавливая мою попытку склонить его к утреннему сексу.

Стало понятно, что меня ждет напряженный разговор, и что мои вчерашние мысли — просто абсурдные мечты. Никаких «нас» не будет. Кажется, пока я крепко спал, утомленный ночным марафоном, он напряженно размышлял. И пришел к неутешительному выводу.

Я присел на табурет и стал ждать, чувствуя себя в крайне подвешенном состоянии.

Эклз выплюнул спичку:

— Джей, то, что произошло вчера — моя оплошность. Я не хочу никаких отношений. Мне это не нужно.

Я усмехнулся, все это было так предсказуемо. Мне захотелось немного его спровоцировать, развести на откровенность. А в этом случае лучше всего давить на больное.

— Ты просто трус, боишься, что я выброшу тебя, как ненужную вещь, как только ты мне наскучишь. Потому что, по сути, ты никто и звать тебя никак. И у тебя ничего нет, кроме твоей смазливой внешности.

Затаив дыхание я ждал незамедлительной бурной реакции на свои слова, но ее не последовало. Как будто я не задевал его своим предположением.

— И? — Эклз, в отличие от меня, оставался спокойным и невозмутимым. Ни тени эмоций. Как будто мои слова — очевидны, и он с ними согласен.

А я вот, честно говоря, взбесился. Я не понимал, что происходит. Ведь вчера было все хорошо. Что не так? Почему он на этот раз меня отталкивает?

Я вскочил, опрокинув табуретку, оперся ладонями о столешницу, чтобы ближе видеть его лицо, ситуация начинала меня серьезно раздражать. Но я изо всех сил старался сдержаться:

— То есть ты согласен?

— Допустим, — все также спокойно ответил Эклз. Он не отвел взгляд.

— Мое мнение неважно? — спросил я.

Если бы я не знал Эклза несколько месяцев и не держал его вчера за яйца в прямом смысле слова, то заподозрил бы, что он переодетая баба. Ну как так можно? То не дам, то дам, то опять не дам. Да мне даже женщины такие сложные не попадались! Мне всегда было ясно, что им надо, и я старался соответствовать. А что нужно от меня Эклзу — я не мог понять вообще.

То есть — ему от меня как раз ничего не нужно, это я понял, по крайней мере, он очень хотел меня в этом убедить, но зачем он меня вчера подпустил ближе? И если все сводилось к разовому сексу, то зачем было настолько затягивать и провоцировать меня?

У меня появилось такое чувство, что он сам не верит тому, что сказал. Знать бы, что его побудило, почему он пришел к таким выводам сегодня. Не успел же отец, пока я спал, явиться сюда и побеседовать с Эклзом? Может, его настроил Стив? Хотя нет — вот это точно абсурд. Тут что-то другое.

— Ну, раз я такой трус, то нет, только мое, — пожал плечами Эклз.

— Вот значит как, — я опустил голову и смотрел в одну точку, пытаясь справиться с лицом и не показать, насколько меня на самом деле задевают его слова.

Был способ проверить искренность его намерений, возможно, ни к чему хорошему это не привело бы, но я не собирался его так просто отпускать. Не в этот раз. Собственно говоря, я собирался сделать то, что делали некоторые из моих женщин, чтобы не дать мне уйти, и, конечно же, это никогда не срабатывало. После, я все равно говорил им: «Прощай, детка, нам было хорошо вместе, но врозь будет еще круче». Но попробовать стоило.

Я поднялся, резко притянул его к себе, прикоснулся к губам, вкладывая в поцелуй все, что чувствовал, что мог и не мог сказать. Не давая опомниться и оттолкнуть, прижимая к себе, углубляя поцелуй, оглаживая спину, плавно спускаясь вниз по позвоночнику к ягодицам, засовывая руки в штаны, приспуская их, вжимая его в свой стояк и чувствуя ответный.

Это было восхитительно, он, вопреки всему ранее сказанному, хотел меня. Впрочем, это все равно ничего не доказывало, я так же хотел тех, кто пытался меня таким образом удержать. Физиология и ничего больше, а потом я выкидывал их из головы и не вспоминал, переключившись на новые игрушки и горизонты.

Я лизнул его в ключицу, вызвав резкий вздох, и, внутренне готовясь к тому, что мои действия будут восприняты негативно — ведь Эклз очень непредсказуемый товарищ — дотронулся до его члена. Я думал, что, в лучшем случае, Эклз меня просто оттолкнет, и на этом все закончится, но он в очередной раз доказал, что я про него ничего не знаю: хрипло застонал, поощряя, подталкивая — и это послужило сигналом к действию.

Я опустился перед Эклзом на колени, стянул его штаны до щиколоток и, выпустив стоящий член, наклонился и втянул головку в рот. Эклз издал приглушенный звук и схватил меня за волосы, но, не отталкивая, как я думал, а направляя, усиливая свои ощущения, проникая глубже мне в горло. Я принялся сосать с удвоенной силой, наслаждаясь его стонами и вслушиваясь в тяжелое дыхание. Ему не понадобилось много времени, чтобы кончить, а мне не понадобилось к себе для этого даже прикасаться.

Какое-то время я просто прижимался к нему, опустошенный оргазмом и желанием отсрочить неизбежное, а потом с сожалением отстранился.

— Тебе не понравилось? — я облизнул губы, на которых еще остался вкус Эклза и поднялся. Фраза вышла тоже классическая. После этого вопроса обычно следовал мой ответ про новые горизонты.

— Понравилось, — выдохнул он, рассматривая меня совершенно нечитаемым взглядом и подтягивая штаны.

— Это ничего не меняет, — Эклз на мгновение прикрыл глаза. Как будто разговор начал его утомлять.

— Нам же хорошо вместе, — вышло слишком жалко. Со мной эти слова тоже никогда не давали желаемого эффекта, напротив, после них хотелось как можно быстрее распрощаться.

— Джаред, отношения строятся не только на сексе, и я уже говорил тебе, что не хочу продолжения, — устало произнес Эклз. — Я сделаю тебе кофе, и на этом мы распрощаемся.

— Я не люблю кофе, не стоит, — отрезал я, сдерживаясь, чтобы не ударить его. В этот момент я чувствовал к нему сильнейшую ненависть, такую, что замещала собой любовь.

Я схватил свой телефон и выскочил, как был, в трусах и дурацкой футболке Эклза «Я Бэтмен», на улицу. Эклз за мной, естественно, не последовал, впрочем, это было неудивительно, это было предсказуемо — он все сказал. Точка. Почему-то я ему безоговорочно поверил. Надо было послушаться Эклза в первый раз, наплевать на свою гордость и пойти по указанному адресу, не сворачивая и не возвращаясь. Тем более что сейчас моя гордость пострадала куда больше.

Я был бы сейчас счастливейшим человеком. А теперь я несчастный влюбленный дурак, которому ни деньги, ни внешность не помогли получить действительно желаемое. Какая насмешка судьбы. Какая долбанная вселенская гармония.

Я перешел через дорогу в парк, где мы вчера бегали с Эклзом. Сел на пустующую скамейку, судорожно набрал номер Джейсона и попросил его забрать меня как можно быстрее.

Джейсон не заставил себя ждать, приехал быстро, не удивлялся моему виду, не задавал ненужных вопросов, просто вел машину, как будто ничего не случилось, и безудержно болтал о своих похождениях, отвлекая меня от ненужных, болезненных мыслей.

Через полчаса мы уже заливались виски у Джейсона дома, и я рассказал ему все, ничего не утаивая и не приукрашая. Не ожидая от него жалости или ненужных мне сейчас советов.

Пили мы много, Джейсон заснул прямо на полу, перед большим панорамным окном, где мы удобно устроились. Я укрыл его пледом, поднимать и перетаскивать его на кровать у меня не было ни сил, ни желания, и отправился на поиски новой порции выпивки. А потом в забытьи звонил Жен и требовал ответа, что со мной не так, и почему я влюбился в него, а не в нее. Как будто она была во всем виновата. Как будто она это все придумала. Сонная Жен спросила меня, засчитывается ли ей выигрыш или нет, потому как с Эклзом я вроде переспал, но не влюбил в себя, и более того — влюбился сам. Она тоже умела молниеносно реагировать на выпады, несмотря на свой кроткий, в общем-то, нрав.

Я сказал, что ничья, и отключил телефон, потом прилез к Джейсону под бок и уснул.

Проснулся я рано, разбудил Джейсона и поехал домой, но не к себе, а к родителям.

Разговор с отцом вышел на редкость болезненным, но я не собирался отступать от своих планов, с Эклзом или нет, я найду свое место в жизни. Мне показалось, что отец хоть и был расстроен моим решением, но принял его. Мать меня поддержала, ее любовь к искусству сыграла не последнее дело в выборе стороны.

Теперь осталось только следовать намеченному плану.

Я старался не думать об Эклзе, но получалось плохо, он мне виделся почти в каждом встречном, я постоянно слышал его голос, смех, он мне снился ночами — и это было ужасно! Однажды мне померещился Эклз, сидящий за рулем Ягуара, что было из области фантастики.

Я перестал обращать внимание на других людей, мне никого и ничего не хотелось. По вечерам я сидел дома и читал, вместо того, чтобы идти развлекаться, как раньше, а утром просыпался рано и шел в тренажерный зал. Единственное, что осталось неизменным — сладкое в обществе Жен. Точнее, ела она, мне совершенно не хотелось, так что я просто сидел, слушал ее воркование, смотрел, как она съедает очередную порцию, и мне почему-то становилось спокойно.

Мы не обсуждали Эклза, вовсе о нем не говорили, как будто эта тема была под запретом, хотя я, безусловно, ничего такого Жен не запрещал. Мне хотелось увидеть Эклза, поговорить, прикоснуться к нему, сказать, как я отчаянно в нем нуждаюсь, но я понимал, что все кончено, и надо двигаться дальше. Я честно пытался не думать о нем и старался обходить места, где он мог бывать, чтобы не давать себе ни малейшего шанса.

Я почти смирился.

Я усиленно погрузился в работу и пытался найти в ней утешение. В этом мне, как ни странно, помогла Жен, она нашла мне помещение и обустроила его, подобрала персонал и вместе со мной выбрала первые картины нескольких малоизвестных, но интересных художников.

На открытие мы пригласили много народа, больше, чем вмещал в себя выставочный зал, но нам это было только на руку. Галерею я назвал «J2», как и планировал, Жен только понимающе хмыкнула. Когда меня спрашивали, что означает название, я загадочно улыбался и молчал, давая почву для размышлений и догадок.

Был вечер пятницы, Жен оделась в длинное узкое черное платье, которое ей удивительно шло, и туфли на шпильках, обычно она предпочитала что-нибудь более удобное. А я по случаю приоделся в белый костюм.

Как будто специально, на контрасте. Мы почти все время находились вместе, и поэтому многие решили, что мы пара, а журналисты вообще спрашивали, когда мы поженимся и обзаведемся потомством. На эти вопросы мы тоже не отвечали. Сами додумают, досочинят. Мне было все равно, что они напишут про нас, главное, чтобы подогрели интерес к галерее.

В целом открытие удалось. Народу пришло немерено, я уже произнес вступительную речь, поговорил с гостями, дал интервью журналистам, пообщался с приятелями и теперь стоял у одной из картин, изображающей непонятно что. На табличке под ней была надпись «Вселенская гармония», но как по мне, там была нарисована филейная часть.

Гости ходили довольные, я потягивал брют и разговаривал с перспективной покупательницей, пожилой, но очень молодящейся дамой, заинтересованной в приобретении одной из работ — как вдруг увидел его.

Сначала я решил, что принимаю желаемое за действительное, но нет — это точно был Эклз собственной персоной. Сердце сделало кульбит и на мгновение остановилось, я чуть не подавился, судорожно пытаясь унять нервную дрожь и отвечать даме нормальным голосом, не выдавая своего шока.

А было от чего. Появление Эклза на этом мероприятии уже само по себе событие, но… Он изменился. Не так, как в день своего рождения, а кардинально, и не в том дело, что я его давно не видел. Просто теперь он выглядел совершенно другим человеком. Все: одежда, ботинки, рубашка — все кричало о больших деньгах. Он шел походкой человека, крепко стоящего на ногах и уверенного в себе и завтрашнем дне, хозяина жизни, привыкшего к роскоши, а не выигравшего внезапно в лотерею. Рядом с ним под ручку семенила на высоченных шпильках какая-то смутно знакомая блондинка. Кажется, я видел ее на обложке Максима.

Я извинился перед дамой, сказав, что пришлю к ней Жен, и отошел.

Потрясение было очень сильным. Мне нечем было дышать, я расстегнул рубашку, судорожно схватил с подноса проходящего мимо официанта стопку и залпом осушил ее — оказалась водка, чистая, неразбавленная, именно то, что мне сейчас было необходимо. Вторая пошла легче, третью я не заметил. Мне было все равно, что подумают гости, я, не отрываясь, смотрел на Эклза. Он меня еще не увидел, поэтому я не представлял, как он отреагирует. Я не мог понять, что происходит и как происходящее объяснить.

Эклз меня обманул, если выражаться пристойно, не скатываясь на обсценную лексику портовых грузчиков.

Почему он так старательно прикидывался никем, работая на фирме отца в должности простого аналитика? И главный вопрос, занимающий меня не меньше: что за комедию он передо мной разыгрывал?

Впрочем, теперь понятно, почему он меня тогда так эпично отшил. В принципе, я даже могу объяснить его нежелание связываться со мной, он явно преследовал какую-то цель, и ему действительно не нужны были отношения, они бы только отвлекали. Но вот что это за цель? Что он у нас разнюхивал? Зачем прикидывался другим человеком? Почему все-таки переспал со мной?

В любом случае сейчас мы были с ним на равных, и это развязывало мне руки.

Так что я решил выяснить хотя бы один вопрос незамедлительно. Сухо кивнув подошедшему ко мне манерному критику и отодвинув какую-то прыткую журналистку, я, сжимая кулаки, решительно направился к Эклзу.

Он в этот момент что-то рассказывал своей спутнице, улыбался и был роскошен как никогда. Я без церемоний отодвинул девушку, развернул Эклза к себе лицом и со всей силы заехал ему в челюсть. Удар у меня был поставлен хорошо, просто превосходно, и, к тому же, он не успел среагировать.

Девица завизжала, Эклз отлетел прямо на стоявшую позади скульптуру, и в его глазах на мгновение отразилось изумление, сменившееся непонятной мне эмоцией.

А потом он улыбнулся.

От этого я разозлился еще больше.

Гости всполошились, вокруг нас образовалось кольцо зевак, кто-то пытался меня остановить, но мне было безразлично, я сбросил сдерживающие руки и с рычанием кинулся на Эклза, который лежал в углу, стирал кровь с губ и все так же улыбался.

Именно это стало последней каплей.

Моя злость сменилась дикой яростью.

Я хотел возмездия. Меня еще никто никогда так не унижал.

Я слышал голоса, сливающиеся в гул, щелчки камер, крик Жен, но мне было все равно, а потом — я просто забыл, забыл, что вокруг нас полно народу, для меня тут были только я и Эклз, который должен мне правду, и которую я собирался из него выбить.

Я навалился на него и от души приложил головой о пол, зарядил в бок, потом меня оттащили мои же охранники — и тут началось самое интересное.

Эклз, которого никто не держал, резво вскочил и с рыком набросился на меня, ударив головой в живот. Меня скрутило от сильной боли, я едва удержался на ногах, но успел вцепиться в волосы Эклза, которые немного отросли за тот период, что я его не видел.

Он толкнул меня вперед, и я красочно, затылком, врезался в тонкую перегородку, сломавшуюся от нашего веса и силы удара, Эклз упал на меня, придавливая и вжимая в пол.

Это последнее, что я запомнил. Это и свои ощущения: несмотря на ярость и гнев я испытал какой-то иррациональный восторг от его близости. И, возможно, если бы мы были одни, то все переросло бы в бурный секс, но увы.

Очнулся я в больничной палате, под капельницей, рядом сидела Жен, в том же вечернем платье, и тихо плакала.

Я, не считая боли в затылке, чувствовал себя вполне сносно.

— Почему я тут? — я совершенно не помнил, как здесь оказался.

— Ты подрался с Дженсеном, потом потерял сознание, и мы привезли тебя сюда, — пояснила Жен.

Вот свою эпичную драку с Эклзом я помнил очень хорошо, как и свои ощущения, которые сопровождали это действие.

— Мы — это кто? — уточнил я. Джейсона в городе не было, неужели родители? Этого только не хватало!

— Я и Дженсен. Он оказался самым вменяемым человеком из всех, — ответила Жен и всхлипнула. — Когда он тебя толкнул на перегородку, ты упал и отключился, я сильно испугалась, и Дженсен тоже.

— Жен, — проскрипел я, — ты чего? Со мной, правда, все в порядке.

Она опять всхлипнула:

— Какой же ты идиот, Джаред, не мог подождать и потом разбираться со своим Эклзом? Ты представляешь, что будет завтра в прессе?

— Зато какой пиар нашему заведению! — утешил я ее и улыбнулся. Я даже представлять не хотел, если честно. Хотя приблизительно догадывался, что они могут написать и к каким выводам прийти.

— Мне, пока ты был без сознания, звонили твои родители, им уже кто-то сообщил, я еле отговорила их приезжать, — Жен вздохнула и продолжила: — Доктор сказал, что с тобой все будет хорошо, тебе поставили капельницу, чтобы очистить кровь, и через час можно будет ехать домой.

— Спасибо, — вот это действительно замечательно, не хватало мне еще плачущей мамы и выволочки от отца. И я не мог удержаться от вопроса, который крутился в голове с момента, когда я пришел в себя:

— Как Эклз?

— Да ничего с ним не случилось, синяк под глазом и все! — воскликнула Жен и, поколебавшись, добавила: — Ждет тебя в коридоре. Хотя я говорила ему уйти. Но он не послушался, сказал, что должен тебе что-то объяснить, а то потом будет поздно.

Удивительно было видеть настолько бурное негодование подруги, Эклз же был ей симпатичен, она даже пыталась его привлечь.

— Он изменился, — сказал я в ответ, почему-то улыбаясь как дурак. Должно быть, Эклз меня приложил достаточно сильно, ничем иным я не мог объяснить свое состояние. Недавно я хотел его убить, а сейчас лежал и радовался тому, что он был рядом.

— Да, мы все в нем ошибались, — вздохнула Жен и, наконец, тоже улыбнулась. — Коэн от огорчения съест свой лифчик, что не смогла его заполучить.

— А мне что съесть? — вопрос был чисто риторический.

— Что мне ему сказать? — спросила Жен, не отвечая на мою последнюю реплику.

— Я не могу… или могу? Жен, я не знаю, хочу ли я его видеть или нет, — честно ответил я. Я на мгновение испугался и просто не знал, как с ним таким себя вести.

— Тогда я пойду скажу ему, чтобы убирался, — Жен решительно поднялась.

— Не стоит, — остановил я. На самом деле мне было очень любопытно послушать его оправдания. — Зови, мне не терпится узнать, что же он мне хочет сказать. Иди домой и не переживай за меня. Я еще побуду тут, а потом вызову такси.

Я не выпроваживал подругу, просто хотел, чтобы она поехала домой и отдохнула. День был трудный.

— Только пообещай мне, Джаред, что не полезешь в драку снова, — попросила Жен, дотрагиваясь до моей руки и сжимая ее.

Я в очередной раз задался вопросом, почему не влюбился в нее. Было бы значительно проще.

— Ну, у меня иголка в руке, вряд ли я смогу, — усмехнулся я. Вообще-то меня бы ничего не остановило, если что, но Жен об этом знать не нужно. И бодро провозгласил: — Зови!

Жен улыбнулась мне и вышла.

Изображение

А я удобнее устроился на кровати и замер в ожидании.

Дверь медленно открылась, и Эклз вошел. Я так же самодовольно отметил темнеющий синяк под глазом, как когда-то отмечал поставленные ему засосы. Он был в помятом костюме, в порванной рубашке, но все равно смотрелся так, будто только сошел с подиума. Правда немного похудел, но ему шло. Удивительно, как он смог настолько перевоплотиться, что никто ничего не заподозрил? Что я ничего не заподозрил? Я усмехнулся, вспомнив наше первое знакомство, когда с видом короля, решившего одарить жалкого подданного своей благосклонностью, я подошел к нему и пригласил хорошо провести время. Где были мои глаза? Где было мое чутье? А Клиф? Что за начальник безопасноcти такой? Уволить его! Или он тоже знал? А отец? Как Эклз тогда, должно быть, потешался надо мной. Над моим самодовольством и самоуверенностью.

Эклз медленно подошел к кровати и сел на стул, на котором минуту назад сидела Жен. Я ждал, молчал, выдерживая паузу, и, не скрываясь, рассматривал его: та же россыпь веснушек, лучистый взгляд, пушистые ресницы и манящие губы, которым я посвящал бы сонеты, будь он прекрасной дамой, а я влюбленным поэтом средневековья, хотя, за подобную красоту его бы точно сожгли на костре как колдунью.

Я отвернулся, чтобы сбросить с себя наваждение, и почувствовал, как Эклз осторожно дотронулся до моей руки. Ощущения совсем не походили на те, когда меня касалась Жен: эти были похожи на удар током, те — на легкий ветерок. Я на короткий миг потерял связь с реальностью, мне захотелось сжать ласкающую руку, притянуть Эклза к себе, прижаться к нему, забыть обо всем.

Неимоверными усилиями я заставил себя не шелохнуться и смотрел на капельницу. Оставалось совсем немного.

— Мне надо объясниться, — начал Эклз глухо, как сквозь толщу воды.

Мысленно я восхищался своей выдержкой: несмотря на бурю эмоций, я ничем не выдал своего волнения.

— Я хотел, чтобы ты понял… — продолжил Эклз медленно.

— Ты кажется, мне уже все сказал, и я все понял, что изменилось? — прервал я его откровения. Я превосходно помнил наш последний разговор, и он мне очень не нравился.

— Все, все изменилось, — Эклз тяжело вздохнул. Он вообще выглядел так, будто совершал над собой неимоверное усилие. — Тогда я не мог поступить иначе. Обстоятельства…

— Ты отлично повеселился, — напомнил я.

— Джаред, я ни минуты… — попытался заверить меня Эклз.

— Не стоит, — опять перебивая, отрезал я.

Эклз опустил голову и принялся рассматривать свои ботинки, шикарные, а не те, в которых он выхаживал по офису, а я смотрел на его стриженый затылок и млел.

— Ты вел себя как избалованный ребенок в общей песочнице, — произнес Эклз, — весь песок мой, все играют со мной, а эта лопатка моя, потому что она мне понравилась.

Я красноречиво промолчал, не опровергая очевидное, потом спросил:

— Отец знает?

— Это была его идея, — ответил Эклз, поднимая голову.

— Что?! — я почувствовал, что задыхаюсь от удивления, до меня не сразу дошло, что именно имел в виду Эклз.

— О нет, ты неверно меня понял, — Эклз поймал мой взгляд и улыбнулся, — он просто хотел, чтобы я поработал у него в компании.

— Почему не генеральным? — вполне искренне удивился я, не улыбаясь ему в ответ, хотя, признаюсь, его улыбка подействовала на меня как обычно — завораживающе.

— Я проспорил твоему отцу, — Эклз остановился, как будто подбирая слова. — Звучит нелепо, — он провел рукой по лбу, вздохнул и ответил быстро, словно боясь передумать, — меня просто взяли на слабо.

В этот момент он был как никогда похож на мальчишку. Я против воли улыбнулся, хотя и не планировал. Сколько возможностей давала его эта особенность, почему я не знал о ней раньше?

— Зная азартность своего отца — верю, — отец был заядлым спорщиком, удивительно, как с таким характером он не только преуспел, но еще и не разорился. Однажды мы с ним поспорили, кто больше раз присядет. Я выиграл с небольшим отрывом: 400 против 370, и отец подарил мне на день рождения машину.

— Мы с твоим отцом по субботам играем в гольф, нас познакомил Шеппард, он друг моего отца. Я какое-то время жил в Англии, потом вернулся домой, чтобы открыть свой бизнес, — пояснил Эклз. — И вот как-то мы разговаривали о делах, и я предложил твоему отцу один очень прибыльный проект. Он ответил, что поддержит меня, только если я поработаю на его предприятии на малооплачиваемой должности и перестану выпендриваться и строить из себя пупа земли. Это было после того, как он в очередной раз мне проиграл.

— Да, отец не любит проигрывать. И ты сразу согласился? — изумился я. Можно подумать, что с выгодным предложением он не нашел бы других инвесторов.

— После того, как он заявил, что мне все досталось по праву рождения, и я никогда ничего не добивался сам, в отличие от него, самостоятельно построившего свою империю, — Дженсен усмехнулся, — у меня просто не было выбора. Тем более, я не видел в том, что он хотел, ничего невозможного.

— О да, любимая тема отца, он может говорить на нее часами, — поддакнул я, немного оттаивая.

— Я не мог тебе ничего объяснить, — произнес Дженсен, — то есть мог, конечно, но, когда увидел твою заинтересованность — не стал. Было любопытно. И потом, ты был таким выпендрежником, что хотелось поставить тебя на место. Как вспомню нашу первую встречу…

— А ты очень удачно поставил — послал меня на хуй, — напомнил я.

— Думаю, ты был удивлен, — со смешком произнес Эклз. — Тебе вряд ли так отказывали.

— Мне вообще никак не отказывали, — возмутился я и добавил: — Я поспорил с друзьями, что соблазню тебя.

— Это было очень неблагородно с твоей стороны, — снова усмехнулся Дженсен. — Тебе удалось.

— Соблазню и влюблю, — прошептал я внезапно охрипшим голосом. Про «публично брошу» я естественно умолчал.

— Удалось, — кивнул Эклз и посмотрел на меня таким горячим взглядом, что я окончательно размяк и потерял способность ясно мыслить.

Нас разделяла только капельница, иначе я бы кинулся на него незамедлительно, и на этот раз не для того, что бы ударить.

— Но я же читал твое досье, ездил к тебе домой. Простая семья, обычная сестра, типичный дом, ничего сверхъестественного, — сказал я, стараясь успокоиться и переключиться на другую тему. — Клиф выдал мне всю информацию о тебе, и там не было ни слова о том, что ты богатый Риччи.

— Маккензи бы сильно огорчилась, — усмехнулся Эклз добродушно, — это дом ее мужа, но она счастлива с ним, и мы ее поддерживаем. А в досье написано только то, что не привлекало внимания. Ваш начальник безопасности Клифф был в курсе пари, так что, когда ты пришел с запросом, он выдал тебе нужную информацию, и ты ничего не заподозрил, потому что был уверен, что это правда.

— Мне следовало раньше догадаться, — ответил я и быстро добавил: — Я видел твои часы.

Не то чтобы мне хотелось признаваться, что я рылся в его вещах, но мне было любопытно, как он отреагирует и что именно скажет. — Я решил, что это подарок от бывшего или ты в часы досуга подрабатываешь телом.

Эклз хмыкнул, похоже, последнее мое предположение позабавило его особо.

— Мне их подарил отец, и я не хотел с ними расставаться. Это была вещь из моей настоящей жизни. Меня оправдывает то, что я никак не ожидал, что ты окажешься у меня, а потом я про них просто забыл. Было очень трудно сконцентрироваться.

— Ага, ты был занят тем, что отбивался от моих приставаний, — беззлобно поддразнил его я.

— Напротив, я буквально невероятным усилием воли сдержался, чтобы не начать приставать к тебе. Учитывая, что ты меня всячески провоцировал, я, можно сказать, совершил подвиг, — Дженсен на мгновение отвел глаза, а потом посмотрел так откровенно, что я пожалел, что лежу не дома в своей кровати, а в больнице.

Эклз же продолжил, уже другим тоном, более многообещающим:

— Мне очень хотелось разложить тебя на какой-нибудь горизонтальной поверхности и наказать.

Мы одновременно посмотрели на капельницу и переглянулись. Осталось совсем немного.

— А почему потом не сдержался? — не удержавшись, спросил я.

— Не смог, — выдохнул Эклз, окидывая меня с головы до ног. — Ты само совершенство.

—Так зачем же решил все прекратить? — я все-таки задал тот самый вопрос, терзавший меня очень сильно.

— Джаред… — Эклз наклонился ко мне и поцеловал так, что мне уже не нужны были никакие ответы. — Я испугался. Слишком большое искушение, — произнес он после того, как отстранился от моих губ. Я свободной рукой коснулся его лица, провел пальцем по синяку, обвел контур губ, почти задыхаясь от желания и предвкушения.

— Ты в порядке? — хрипло спросил Эклз, перекрывая капельницу.

— В полном! — я чувствовал себя превосходно, значительно лучше, чем пару часов назад.

— Я сейчас позову медсестру. И мы сможем продолжить наш увлекательный разговор, — сказал Эклз.

— А разве мы еще не все обсудили? — притворно удивился я.

— Есть кое-что, что мы не закончили, — произнес Эклз, в его голосе послышались обещание и провокация. — Я задолжал тебе минет.

— Я на это очень надеюсь! — воскликнул я, воодушевленный его предложением.

— К тебе или ко мне? — спросил Эклз с таким явным нетерпением в голосе, которое раньше я у него не замечал никогда. — Покажешь свои хоромы?

— Тогда едем ко мне. Я вроде должен показать тебе украшенный бриллиантами сортир, — ответил я, вспоминая день его рождения и наш пьяный бессмысленный диалог. — Правда, в нынешних обстоятельствах, это будет неактуально: шока ты все равно не испытаешь, в свете открывшихся обстоятельств. Впрочем, ладно, в любом случае у меня нет подобного безобразия.

— Могу познакомить тебя с Демьеном Херстом. Он сможет исправить это досадное упущение твоих дизайнеров, — Эклз обворожительно улыбнулся.

— А я тебя с Клинтом Иствудом, — парировал я и сообщил доверительно: — У меня все же найдется, чем тебя удивить, не прибегая к таким крайним мерам.

— Я обязательно постараюсь выразить подходящее случаю восхищение, — в голосе Эклза чувствовалось то же нетерпение, которое испытывал я.

Наш диалог был по-своему абсурден, но это не имело значения — значение имело лишь обещание в его взгляде и голосе.

— Тогда поехали, — ответил я. Эклз сам отсоединил мне капельницу, заклеил пластырем место укола. Как для человека, которого недавно хорошо приложили об стену, я весьма резво вскочил и потянул Эклза к выходу.

Мы выбежали из больницы, держась за руки, как подростки, и целовались у машины Эклза, под неодобрительные взгляды сидящих на скамейках пожилых леди.

Когда Эклз подошел к Ягуару, я даже не удивился, вспоминая, как увидел его на этой машине. Увидел и подумал, что мне померещилось.

Еще никогда дорога к дому не казалась мне такой бесконечной. Я сидел рядом с Эклзом и чувствовал, что последние негативные эмоции ушли прочь, не оставив за собой ни малейшего следа. Я не оправдывал Эклза, но помнил, как и сам поступал, поэтому просто решил не оглядываться назад. Мы были квиты.

И, возможно, мне надо повторить свою первую попытку?

— Дженсен, — осторожно начал я, поворачиваясь к нему, — как ты смотришь на то, чтобы пойти со мной на свидание?

— Ты хочешь есть? — с удивлением поинтересовался Дженсен. — Можем заехать в какой-нибудь ресторан по дороге или лучше в забегаловку, а то вид у нас слишком помятый.

— Нет, я имею в виду, пойдешь ли ты со мной на свидание? — терпеливо пояснил я. Есть мне совершенно не хотелось.

Эклз заразительно засмеялся, останавливаясь на светофоре и разворачиваясь ко мне:

— Вторая попытка, Джаред?

— То есть это — да? — уточнил я, как можно небрежнее. Не то чтобы я сомневался в ответе, вопрос был задан исключительно ради следующей фразы Эклза.

— Не боишься, что я тебя снова пошлю? — серьезно спросил Дженсен, но в глазах плясали смешинки.

— Попробуй, — в тон ему ответил я и облизнулся, показывая кончик языка. — Так что?

Дженсен вместо ответа схватил меня за рубашку, резко притянул к себе, обжигая дыханием, и поцеловал. Машины сзади недовольно засигналили.

В квартире я сразу потянул Эклза в спальню, по дороге стягивая c нас одежду, и буквально бросил Эклза на кровать, нависнув сверху, вдавливая в матрас, кусая смеющийся рот, шею, ключицу.

Я был выше Эклза и немного сильнее, но он не выглядел в сравнении со мной меньше и слабее, он был превосходно сложен, держал себя в хорошей форме и мог без усилий скинуть меня, если бы захотел, но он лишь раздвинул ноги и обхватил ими меня, приглашая и позволяя.

Я немного отстранился и задал самый глупый вопрос из возможных:

— Уверен?

— Джаред… — прошептал он тоном, который я раньше от него никогда не слышал. Посмотрел на меня потемневшими глазами, очень выразительно, и сказал:

— Я давно не… — Эклз запнулся.

Я только счастливо выдохнул:

— Эклз… — и запечатал рот поцелуем.

Я стал бережно расстегивать уцелевшие пуговицы на его рубашке, прихватил зубами ткань, поцеловал открывшуюся кожу, спускаясь вниз, к вожделенному, у меня от волнения дрожали руки. Эклз никак мне не помогал, лежал смирно и смотрел на меня, облизывая пересохшие губы, и улыбался, почти как тогда в галерее.

Я расстегнул ему брюки, снял их вместе с трусами и сразу втянул в рот уже вставший член — Эклз всхлипнул и толкнулся мне в рот. Я нашарил рукой лежащую под подушкой смазку, кое-как открыл, не выпуская член изо рта, выплеснул на ладонь вязкую липкую жидкость, размазал между ягодицами и стал медленно поглаживать пальцами вход, с каждым движением проникая все глубже. Эклз не был моим первым мужчиной, ни в каком смысле, но я чувствовал себя так, будто секс у меня впервые.

— Джаред, я не юная девственница, может быть, уже перейдешь к основной части? — приглушенно произнес Эклз, подгоняя, и застонал, когда я втянул член глубже в горло и надавил пальцем на простату.

— Ты уверен? — вновь спросил я. Мне очень хотелось оказаться внутри, вбиваться без остановки, пока в глазах не потемнеет от наслаждения, но и спешить не хотелось, такой беспомощный Эклз будил во мне непередаваемые эмоции.

Я продолжал движение пальцами, старательно работал языком и смотрел на реакцию Эклза. Он закрыл глаза, рвано дышал, облизывал губы, разводил ноги шире, давая мне больше простора, и подавался вперед. Картинка, на самом деле, была очень горячая, так что я с трудом сдерживался, чтобы не перевернуть его на живот, вбивая в матрас снова и снова.

— Джаааред… — простонал Эклз, открывая глаза, — я могу и передумать.

Я молниеносно вытащил пальцы, лег на него, хватая за ноги, приподнимая их и пристраивая головку ко входу.

— Да без проблем, Дженсен. Держись, — и вломился внутрь до самого основания. Так, что самому стало на мгновение не очень комфортно.

Он сдержал стон боли, только дернулся подо мной, немного обмякая и расслабляясь. Я притормозил, давая возможность привыкнуть к своему немаленькому размеру, и стал двигаться медленно, осторожно, насколько возможно, почти выходя, целенаправленно толкаясь под нужным углом, но долго я не мог находиться в таком состоянии, отчаянно хотелось другого ритма, напора, чтобы не останавливаясь и не прекращая. Я балансировал на грани оргазма, ловил каждую реакцию Дженсена, не заботясь о своем удовольствии, стараясь отсрочить неизбежное, продлить удовольствие — свое и его. Когда я услышал его хриплое дыхание и ощутил, как сжимаются мышцы, то стал вколачиваться в него без остановки, снова и снова, так, что в глазах потемнело от предвкушения разрядки. Я чувствовал дрожь Эклза, его короткие свистящие стоны и то, как он излился мне на живот, кусая за плечо — стали последней каплей: я кончил так, как никогда и ни с кем до этого.

Это было изумительно и прекрасно.

Какое-то время мы расслабленно лежали, прижавшись друг к другу, и комфортно молчали, надо было встать и пойти помыться, но двигаться не хотелось совершенно.

Нашу идиллию нарушил резкий телефонный звонок моего телефона.

Звонил Джейсон, на фоне его голоса слышны были крики чаек, шум моря, смех и разговоры. Похоже, Джейсон там не скучал, и, зная его любовь к развлечениям, я примерно представлял масштабы этого веселья, поскольку принимал живейшее участие почти во всех его эскападах, но теперь я бы не променял ни мгновение с Эклзом на такое времяпрепровождение.

— Как ты, дружище? Я читал, что открытие удалось на славу. С кем ты там подрался? Это и есть твой Эклз? Смотритесь вы очень горячо. На ютубе уже выложили видео, — тараторил Джейсон, телефон стоял на громкой связи, и Эклз, лежащий рядом, слышал каждое слово. — Прямо два марала, не поделивших территорию.

Эклз хмыкнул, похоже, сравнение Джейсона его позабавило.

— В жизни мы горячее, — ответил я, блаженно потягиваясь и проводя по спине Эклза вниз к ягодицам собственническим жестом. Несмотря на изнеможение и то, что я только что кончил, я снова чувствовал прилив желания. Мне хотелось Эклза постоянно, как наркотик, сильнее наркотика.

— Ты уже успел его прилюдно послать? — весело поинтересовался Джейсон. — Нашел уже новый объект? Тут такие красивые девчонки, приезжай ко мне, оторвемся.

Я напряженно замер, остановив руку в районе копчика, и панически пытался придумать, как же исправить сложившуюся ситуацию. Джейсон подставил меня своим вопросом, и я совершенно не представлял, как на это отреагирует Эклз. Я прокашлялся, собираясь сказать Джейсону, чтобы не шутил так, надеясь, что он поймет, что Эклз со мной, но не успел.

— Он передумал, — решительно ответил Эклз, выключил телефон и отбросил его подальше. А потом медленно повернулся ко мне, и по его лицу невозможно было прочитать ничего. Я внутренне подобрался, готовясь к тяжелому разговору, но вопреки моим опасениям Дженсен вдруг искренне рассмеялся и спросил:

— И когда должно было произойти это эпичное событие?

У меня как будто гора с плеч свалилась. Я облегченно вздохнул.

— Никогда! — поспешно заверил я Эклза. — Не в этой жизни, — и навалился на него сверху, придавливая к кровати. — Молилась ли ты на ночь, Дездемона?

Эклз вместо ответа издал приглушенный рык и попытался скинуть меня с себя, но я обхватил его руками и смеялся в стриженный висок.

***


Последний раз редактировалось Tamillla 07 янв 2014, 00:55, всего редактировалось 1 раз.

29 дек 2013, 02:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", Ray of light
Изображение

Мы встречались с ним уже несколько месяцев. Утром я ехал в галерею, а Эклз куда-то по своим делам, вечером мы собирались под одной крышей, и в один из дней я просто предложил Эклзу съехаться, все равно он спал у меня. Квартиру он снимал, не ту, конечно, в которую привез меня после своего дня рождения, но далеко от моей. Эклз, поломавшись, согласился. Я хорошо его уговаривал. Джейсон и Жен были в курсе наших отношений, но остальным мы не говорили. Родители ничего не знали о нас, и я не спешил ничего им рассказывать. Как говорится: «Меньше знают — крепче спят».

Все свободное время я проводил в галерее, дела шли в гору. Я переманил к себе Мэнди, и теперь она общалась с привередливыми клиентами и нервными художниками. Все было замечательно.

Ровно до того момента, пока Мэнди не взбрело в голову освежить свои воспоминания о каморке на пятом этаже. Я как-то совершенно не ожидал никаких поползновений с ее стороны, хотя в том, что произошло после, я должен был винить только себя и свое поведение раньше.

Эклз всю неделю работал до поздней ночи, уходил на работу рано утром, виделись мы редко, только в кровати, и я немного заскучал. В тот день в галерее было очередное открытие, и я напился. Точнее, так получилось независимо от моего желания. Просто гостей было много, и с каждым приходилось пить и разговаривать. Так что, к концу вечера, когда гости разошлись, я уже был прилично пьян и утомлен. Я упал на большой надувной диван в центральном зале и парил в пьяном мареве, мне ничего не хотелось, даже ехать домой: Эклза там еще не было, и неизвестно вообще, когда он должен был появиться.

Этим Мэнди и воспользовалась. Она подошла ко мне, расстегнула мне штаны и села сверху. Я протестующе замычал, но Мэнди только засмеялась на это и прижалась плотнее — и тут я увидел Эклза. Он стоял напротив меня у двери. Я протрезвел моментально, как будто весь алкоголь испарился из крови под его напряженным взглядом. Эклз был в деловом костюме, очевидно уставший после нескольких встреч, и не понимаю, почему он не поехал сразу домой, а завернул в галерею. Не знаю, как долго он смотрел, но мне он ничего не сказал, ни одного слова. Впрочем, я тоже не смог из себя ни одного выдавить, даже на банальное «это не то, что ты думаешь...» не хватило. Но ведь я же действительно был не виноват! Да мы даже ничего не успели сделать! Да я вообще не в том состоянии, чтобы что-то могло быть!

Мэнди, увидев Эклза, сбежала, оставив нас наедине, и я так и лежал, расстегнутый, с невставшим, кстати, членом, и понимал, что последствия исправить будет очень сложно — практически невозможно. Эклз не поверит мне, что я не собирался. Да я сам себе не очень-то верил.

Если бы ситуация была обратной, и это я застал Эклза в подобном положении, я не знаю, что бы сделал, что-нибудь нехорошее точно, а Эклз просто подошел, застегнул мне брюки и без всяких церемоний потащил в машину. Ехали мы в гробовом молчании. Я не мог, а он не хотел со мной разговаривать. Дома он свалил меня на кровать, раздел, а сам ушел спать в другую комнату. Даже дверью не хлопнул. Это мне показалось очень плохим знаком.

Утром я проснулся от дикой головной боли и чувства, что случилось что-то непоправимое. Эклза рядом не было, и я пошел его искать. На кухне его не оказалось, я выпил воды и пошел дальше, думая о том, что Мэнди надо уволить, а на ее место нанять какую-нибудь несимпатичную старушку, разбирающуюся в живописи. Чтобы не было ни малейшего соблазна.

Эклз обнаружился в дальней комнате, ее обычно занимал Джейсон, когда оставался у меня. Он уже принял душ и одевался.

— Дженсен... Я не смог... — начал я оправдываться.

Он хмуро молчал. Надо было что-то делать, а я абсолютно не представлял, что.

— Дженсен, ничего не было! — попытался я, ни на что особо не надеясь: вид у Дженсена был весьма решительный. — Я был пьян!

Он так же молча натянул штаны, рубашку, сосредоточенно застегнулся и пошел за пиджаком.

Я поплелся за ним следом. Я не большой любитель оправдываться, особенно, когда я ничего не сделал, но тем не менее продолжал:

— Дженсен! Я просто был пьян. Случайность! Я ничего не хотел! Она просто воспользовалась моим состоянием. Она ничего не значит... — я старался, чтобы голос не звучал истерично, но не был уверен, удавалось ли. — Скажи что-нибудь.

Я схватил его за руку. Хотелось повторить, что я не виноват, что это нелепая случайность, что я был нетрезв, а Мэнди этим воспользовалась, что Эклз тоже виноват, но я не стал.

— Джаред, не трогай меня! — ответил он, отталкивая меня, и вышел, захлопнув дверь.

Я опустился на пол и схватился за голову, покачиваясь из стороны в сторону. Как глупо вышло! Эклз не простит. Но прощать же нечего! Я ничего не сделал! Было очень обидно. Я поднялся и стал целенаправленно опустошать бар, смешивая все, что смешивается и не смешивается, хотелось напиться до потери сознания.

Неделю я пил не просыхая, а Эклз не отвечал на мои звонки и сообщения. Я продолжал их писать, несмотря ни на что.

В один из дней я проснулся от бодрящего звонка в дверь, пришлось вставать, чужих охрана бы не пустила. Я накинул на себя халат, умылся, прополоскал рот зубной пастой и пошел открывать. На полном автопилоте. Похоже, пока я спал, приходила Мария-Луиза и убрала последствия моего запоя. Как оказалось, очень своевременно: на пороге стояла мама. В руках у нее была старая газета с открытия, трехмесячной давности. Да, прошло всего три месяца, и я опять без Эклза. Судя по виду, мама была настроена решительно и это настораживало. Я внутренне подобрался, готовясь оправдываться, но не пришлось: как оказалось, ее интересовала не моя эпичная драка с Эклзом, а наше с Жен фото крупным планом.

Отодвинув меня с прохода, мама прошла в гостиную и села в кресло, бросив газету на стол. На первой полосе на всю страницу было наше с Жен фото и заголовок: «Два наследника империи объявили о предстоящей свадьбе на открытии галереи «J2»».

Читал, помню. Мы потом с Жен очень веселись.

— Джаред, ты ужасно выглядишь, — начала мать спокойным тоном, который, тем не менее, не предвещал ничего хорошего.

Я промолчал: с матерью лучше не спорить, об этом мы с отцом были очень хорошо осведомлены.

— Нам надо серьезно поговорить, — продолжила она, указывая на кресло напротив. — Ты стал таким взрослым…

После этой многозначительной фразы я присел. Мало ли что.

— Мама, что ты хочешь мне сказать? — осторожно спросил я, настраиваясь на то, что мать начнет меня воспитывать, предвкушая речь о вреде разгульного образа жизни, и оказался совершенно не готов к ее последующим словам.

— Тебе надо жениться, — коротко сказала мама, выразительно посмотрела на меня и добавила, отметая мои возможные возражения: — Это не обсуждается. Ты большой мальчик и прекрасно понимаешь, что есть вещи, которые должны произойти независимо от наших желаний.

— Но я не хочу! — воскликнул я. Это было немыслимо! — Я еще не готов. Да я вообще не хочу!

Мама выразительно посмотрела на меня и усмехнулась.

Я же впервые столкнулся с тем, что она мне не потакает. Это было неожиданно.

— Мы с отцом считаем, что тебе пора остепениться и найти достойную девушку, — невозмутимо произнесла мама, проигнорировав мой ответ.

— Достойную чего? — ехидно спросил я. Они что, выбирали мне невесту на семейном совете? Надеюсь, не дочку Шеппарда, страшненькую толстую девицу.

— Всего! — отрезала мать не терпящим возражений тоном.

— Но мама, ты же сама пошла против воли родителей и выбрала папу! — напомнил я и добавил: — Я уже взрослый человек и сам способен принимать решения.

— Так если ты взрослый человек, учись отвечать за свои поступки! — воскликнула мать, раздраженно указывая на газету.

— Мам? Ты это серьезно? Это же древние сплетни желтой прессы, не более. Ни я, ни Жен не собирались ничего такого… — ответил я с нервным смехом. — Она просто помогала мне открыть галерею. Мы же друзья, ты же знаешь!

— Тебе пора жениться, — отрезала мама невозмутимо. Я тут же перестал смеяться.

— Что?! — искренне изумился я. Мне резко стало не до смеха. Она что, серьезно?

— Тебе придется жениться, — повторила мама с той убежденностью в голосе, которую трудно было чем-то поколебать.

— Что? — снова выдохнул я, все это походило на какой-то нелепый средневековый фарс.

— Женевьев превосходная партия и влюблена в тебя с детства, — невозмутимо продолжила мама, открыла свою сумочку и вытащила оттуда бархатную красную коробочку в форме сердца. — Это кольцо подаришь Женевьев на помолвку. Подготовкой свадьбы займемся мы с ее родителями, они уже дали согласие. Свадьба будет в следующую субботу, у тебя еще есть время развлечься.

У меня в этот момент было ощущение, что на меня обрушился потолок комнаты.

— Вы это решили с отцом без меня? — спросил я осторожно. Быть такого не может!

— Он всячески эту идею поддерживает, — добила мама, оглядывая меня с неодобрением. — Приведи себя в порядок и иди поговори со своей невестой.

— А невеста знает? — усмехнулся я. Отчего-то у меня было предчувствие, что для Жен эта новость тоже гром среди ясного неба. — Или я еще должен Женевьев упрашивать?

— С этим ты как-то сам разберешься, ты же взрослый, — сказав это, мама поцеловала меня в щеку и ушла.

Я с недоумением уставился на коробку с кольцом, потом перевел взгляд на газету, потом поискал глазами мобильный. С Жен надо было поговорить незамедлительно. Не то чтобы меня сильно пугала перспектива женитьбы. В принципе, я был уверен, что родители, прояви я настойчивость, выкинули бы эту нелепую идею из головы, но надо было обсудить эту новость с Жен.

Жен ответила минут через пятнадцать, я сразу без предисловия спросил: «Что будем делать?»

Она вздохнула и сказала, что нам надо поговорить. Назначила встречу через час в кафе, в котором мы обычно обедаем и положила трубку.

Я заказал столик на двоих и пошел приводить себя в порядок. Бриться я не стал, умылся, почистил зубы, помыл волосы, вытащил из вороха вещей мятые джинсы, дизайнерски порванные на коленях, провокационную футболку цвета фуксии с v-образным вырезом, натянул ботинки на шнуровке, шапку на голову. Вид не очень презентабельный, но я же и правда не собирался делать предложение Жен.

Когда я уже был одет и обут, я вспомнил про оставленную матерью коробку, открыл ее — на подушке лежало платиновое кольцо с голубым бриллиантом размером с черри, обрамленное мелкими синими сапфирами.

«Когда я вырасту, я выйду за тебя замуж!». Мне стало до истерики смешно. Не думаю, что Жен в восторге, что ее детская мечта может стать явью. Я захлопнул коробку, зачем-то положил ее в карман и пошел на встречу, очень надеясь, что вместе мы придумаем, как отговорить наших родителей от этой бредовой затеи.

Жен уже сидела за столиком, пила латте и без удовольствия ела черничный пирог. Я кивнул на ее приветствие, упал на стул, подозвал официанта и заказал себе двойной кофе и двойной виски безо льда.

— Ты уже знаешь о том, что наши родители задумали нас поженить? — спросил я без вступления. — Как тебе эта новость?

— Очень неожиданно, — ответила Жен со вздохом.

— И что будем делать? — поинтересовался я.

Жен минуту молчала, странно смотрела на меня, как будто решая, говорить или нет, потом выдохнула:

— Я думаю, мы должны согласиться.

— Что? — я подскочил на стуле, едва не задев локтем официанта, принесшего поднос с моим заказом. — Я не хочу жениться. Даже на тебе.

— Какой ты бесчувственный эгоист! — притворно всхлипнула Жен и добавила уже другим тоном: — Думаешь только о себе.

Я залпом выпил виски и внимательно посмотрел на Жен: кажется, она не шутила.

— А что, есть еще варианты, кроме меня?

Судя по печальному взгляду Жен родители подобрали ей еще одного кандидата, и он, похоже, был в глазах Жен хуже меня.

— Ну... Например, Пелегрино. Я его терпеть не могу, меня от одного его вида мутит. Джаред...

Жен запнулась, а потом произнесла на одном дыхании с мексиканской импульсивностью, доставшейся ей от отца:

— Давай поженимся. У меня есть выбор: или ты, или Марк. Отец от меня не отстанет. А убегать из дома я не хочу, меня все устраивает. Я не борец, я привыкла жить так, как живу, и не хочу ничего менять. Ты самый приемлемый вариант.

— Я безгранично счастлив! — не удержался я от сарказма и добавил: — Ну, у меня выбора, в отличие от тебя, никакого. Или ты, или ты. И мне оба варианта решительно не нравятся.

Женевьев горько усмехнулась:

— Я же не предлагаю тебе настоящий союз. Мое увлечение тобой давно прошло. Джаред, это фиктивный брак, — ее голос звучал на удивление ровно. Я в очередной раз восхитился предприимчивостью Жен и умением сдерживать свои эмоции. — Мы поженимся, чтобы они от нас отстали, а потом разведемся.

— Почему ты уверена, что я соглашусь? — спросил я, хотя уже знал, что да, соглашусь.

Жен вместо ответа всхлипнула:

— Помоги мне. Я не буду тебя ни в чем ограничивать.

Я хмыкнул. Да она бы и не смогла, даже если бы захотела.

— А как же твой парень? — в удивлением спросил я. — Как он к этому отнесется?

— Да нет никого! Я выдумала его, чтобы не выглядеть на твоем фоне никому ненужной одиночкой.

— Жен, ты очень симпатичная, просто еще не встретила того самого, — начал я. — При других обстоятельствах я был бы рад…

— Джаред, твоя жизнь практически не изменится, — голос Жен приобрел трогательные нотки, как в детстве, когда она хотела у меня что-нибудь выпросить. — Мы же друзья, Джаред. Зато тебя больше не будут донимать родственники, у тебя официально будет жена.

Я подозвал официанта и оплатил счет, раздумывая над ее словами.

В принципе, если отбросить романтику, точнее, ее отсутствие, Эклза и прочее... То, что предлагала мне Жен, было совершенно нормально в нашем мире. Брак по расчету, брак по договоренности, взаимная выгода и никакой любви.

Именно так я и планировал, пока не познакомился с Дженсеном. В любом случае, он ко мне не вернется, пусть это будет попыткой начать другую жизнь, без него, такую, к которой я привык.

— Давай попробуем, — с этими словами я поднялся, вытащил из кармана коробочку с кольцом и положил на стол.

Жен открыла и понимающе усмехнулась:

— Шерон выбирала? — на ее маленькой руке кольцо выглядело массивно и устрашающе.

Вот на этом эпичном моменте нас и сфотографировал какой-то пронырливый журналист.

Вернувшись домой, я позвонил Джейсону, но он не брал трубку, тогда я набрал смс: «Я через неделю женюсь на Жен, ты будешь свидетелем?». Джейсон ничего не ответил.

Поскольку Джейсона в городе не было, я позвонил Тому, который в отличие от Джейсона не являлся моим лучшим другом, но пить с ним было очень комфортно. Веселились мы с Томом неделю, почти не просыхая, у него на вилле, заказывая себе на вечера проституток. Про Эклза я старался не думать.

В пятницу, перед свадьбой, я не выдержал и послал Эклзу сообщение о том, что ни в чем не виноват и что мне без него плохо. Ответа я, собственно, и не ждал. Потом написал, что женюсь, и пригласил его на свадьбу. Звонить не стал, это было бессмысленно. Эклз и на сообщение о свадьбе мне ничего не ответил. Ну и подумаешь! Джейсон тоже молчал, и я позвал свидетелем Тома.

А потом я опять напился, на этот раз уже сам, в гордом одиночестве.

Утром ко мне приехал свидетель, и пока он пил кофе, я сходил в душ и переоделся в праздничный костюм, который вчера привезла мама. Выглядел я уже почти пристойно, кроме легких теней под глазами ничто не указывало на то, что вчера я много выпил. Я зашел в свою комнату, взял мобильный: искушение позвонить Эклзу было очень велико. Поколебавшись, удалил его номер из телефона и стер все сообщения.

К церкви мы приехали без опоздания, хоть я и сказал водителю не торопиться, но как назло водитель попался шустрый. Том развлекал меня все дорогу до церкви, похоже, всерьез опасаясь, что я запаникую и сбегу.

Народ уже толпился у входа, ждал жениха и невесту, родители стояли неподалеку, общаясь с гостями, но я не стал к ним подходить. Мне совершенно не хотелось выслушивать пожелания долгой счастливой жизни и прочую ерунду. Я бы вообще предпочел не участвовать в этом фарсе, если бы не просьба Жен. Какая счастливая семейная жизнь?

Зато я зачем-то выискивал в толпе Эклза, которого тут определенно не было и быть не могло. Вряд ли он принял мое пьяное приглашение. Должно быть, стер не читая. Джейсона, кстати, тоже не было, по совершенно непонятной мне причине.

Мы с Томом и гостями вошли в церковь. Я подошел к алтарю, у которого уже стоял священник в ожидании церемонии, ждал выхода Жен и старался держать лицо — это, признаюсь, удавалось с трудом. Почему-то сейчас мое согласие на эту затею казалось мне неразумным, но я продолжал терпеливо ждать невесту.

Жен была прекрасна, как все невесты, и, безусловно, прекрасней, чем обычно, и походила на маленькую принцессу в длинном платье с кринолином и фатой, в которую можно было завернуть двадцать таких Жен. Фату несли маленькие девочки в белых платьях ангелов. Если бы это была бы чья-то чужая свадьба, я бы прослезился, наверное, если бы моя настоящая, я бы испытывал восторг, а так я лишь сжал ее маленькую холодную руку в своей и повернулся к священнику.

Тот поприветствовал всех присутствующих и стал монотонно читать вступительную молитву.

Я все это время думал об Эклзе, который в данный момент находился в другом месте и которому не было до меня никакого дела, и поэтому совершенно пропустил вопрос священника: «Есть ли причины, по которым эти двое не могут пожениться?» Тишина в ответ была знаком к произнесению брачных обетов. После того, как священник спросил меня «готов ли я взять эту девушку в жены», а я только собирался выдавить из себя ожидаемое всеми «да», послышались громкие крики: «Протестуем!»

Двери церкви с шумом распахнулись, я обернулся посмотреть, что же там такое происходит, и увидел Джейсона с Эклзом.

Они были растрепаны, пьяны и тащили друг друга к алтарю, под шопот гостей. Я едва сдержался, чтобы не засмеяться в голос: зрелище было комичным и нелепым одновременно. Все замерли в немом ожидании. Наши родители переглянулись между собой и с тревогой посмотрели на нас с Жен. Священник терпеливо ждал.

А я просто потерял дар речи, это было немыслимо! Невозможно и, тем не менее, они стояли тут, Дженсен и Джейсон, пошатываясь, в обнимку. От них разило алкоголем и непонятной мне решимостью.

— Мы с Дженсем категрически не согласны! — покачнувшись, начал Джейсон и икнул, указывая на нас с Жен. — Я счас все раскжу!

Священник выразительно на него посмотрел, но промолчал, давая возможность объясниться.

— Да, эти двое не могут пожениться! — уже тверже произнес Джейсон, указывая на меня и Жен. Эклз ему поддакнул.

— Интересно почему? — спросила Жен, в ее голосе слышалось в трудом скрываемое удивление. Я тоже был под впечатлением от поступка Джейсона, но сильнее любопытства была радость: Эклз все-таки пришел.

— Потому что я тебя люблю! — громко сказал Джейсон. — Жен, не выходи за него, выходи за меня!

— Что?! — изумленно воскликнула Жен. На ее лице отразилась непередаваемая смесь эмоций.

— Я тебя давно люблю! — выкрикнул Джейсон с невиданной мне горячностью в голосе. — Выходи за меня замуж! У меня даже кольца есть! Дженс, дай кольца.

Эклз вытащил из кармана коробочку и протянул ее Джейсону.

— Что скажет невеста? — невозмутимо спросил священник, обращаясь к Жен.

— Соглашайся! — послышались радостные крики из толпы.

— Мы будем очень рады! — сказали родители Джейсона, которые стояли рядом с моими. У отца с матерью на лице было написано огромное изумление, но было непохоже, что они сильно огорчились.

В этот момент Джейсон схватил Жен за руку, резко потянул на себя и поцеловал. Удивительно, что они не упали.

— Кажется, она сказала «да» — отметил Эклз священнику и наконец посмотрел на меня и улыбнулся: — Джаред?

— Да? — спросил я пересохшими губами.

— Ты уйдешь со мной? — спросил Эклз совершенно трезвым голосом. Я улыбнулся в ответ, с трудом сдерживая смех. Я прекрасно представлял, как наш уход будет выглядятеть со стороны, но меня это уже не заботило.

— С удовольствием! — ответил я, схватил его за руку и потянул к выходу под изумленными взглядами моих родителей и гостей. Кажется, только Джейсону с Жен было не до этого: они продолжали целоваться.

Когда двери церкви закрылись за нами, мы все-таки расхохотались.

— Как ты нашел Джейсона? — спросил я с удивлением, когда отдышался.

— Это он меня нашел у Стива, — ответил Эклз. — Очень вовремя. Я как раз раздумывал, что лучше одеть к тебе на свадьбу: галстук или бабочку.

Я скептически хмыкнул. Вряд ли он действительно собирался появиться. Подозреваю, что Джейсон проявил чудеса ораторского искусства, чтобы убедить Эклза пойти с ним. Да, я явно задолжал Джейсону: и за то, что он избавил меня от ненужной мне женитьбы, и за Эклза.

— Не смог определиться? — усмехнулся я. — Так почему ты приехал?

— Хотел посмотреть на жениха, — произнес Эклз, прищурившись.

— Ты же больше не сердишься, да? — с надеждой спросил я, хотя это и так было очевидно, иначе Эклза бы тут не было. — Между нами ничего не было. Я даже...

Дженсен дотронулся до моего рта, и я замолчал, прекратив оправдываться.

— Джаред, помнится, ты меня приглашал на свидание, кажется, сейчас самое время, — обворожительно улыбнулся он.

Я вместо ответа притянул его к себе, запустил пятерню в отросшие волосы, и через мгновение мы уже целовались как сумасшедшие.

— Да… — произнес Эклз, отстранившись и облизываясь так, что у меня от предвкушения практически задрожали колени.

— Что да? Я роскошен? Я великолепен? Я восхитителен? — спросил я, провоцируя и улыбаясь.

— Ты... все такой же невыносимый самодовольный... — начал Эклз, приближаясь.

— Ты бы послал меня снова? — перебил я его уже серьезно.

— Нет, я бы сказал тебе «да», — честно ответил Эклз и весело добавил, несколько смягчая пафосность момента: — Возможно, после этого ты бы от меня отстал, и я бы жил тихой привычной жизнью.

— Скучной, — дополнил я.

— Правильной, — поправил Эклз.

— Пресной, — возразил я.

— Однообразной, — согласился Эклз и потянул меня к своей машине.

Чем бы ни было то, что между нами — все только начиналось.

Изображение


29 дек 2013, 02:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 авг 2010, 17:40
Сообщения: 55
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Tamillla спасибо, приятная история, понравилась! :heart: арты очень интересные)))

_________________
Стыдно убивать героев, чтобы расшевелить равнодушных и разжалобить жестокосердных. (Е. Шварц)


29 дек 2013, 11:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Спасибо большое! Очень фик понравился, не ожидала, что Дженсен не простой тоже окажется, интересно получилось :inlove: оформление понравилось тоже :vict:


29 дек 2013, 15:10
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2013, 19:45
Сообщения: 4
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Спасибо! Легкий романтичный фик, читалось легко :)
Необычные арты, с удовольствием и интересом рассматривала, спасибо!


29 дек 2013, 18:49
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2012, 20:36
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Просто нет слов. Терпеть тоже нет мочи, хочется срочно написать о своих восторгах. Я не знаю, что такого магического в артах, но они меня покорили. Я буквально влюблена в цветовую гамму и образы. Баннер похитил мое сердце навсегда! Побежала срочно читать фик).


29 дек 2013, 19:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Renata спасибо!!! нам очень приятно :flower:

Гость
пасиб))) Да, Дженсен он такой))) :cool:

Оле Лукойе

иии)) пасиб)))) :beer:

Житель
оу))) мне так приятно))) Спасибо! :dance3:
Надеюсь, сама история вам тоже понравится!


29 дек 2013, 21:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 окт 2010, 21:13
Сообщения: 206
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Очень приятная,романтическая история.Спасибо,понравилось :hlop: :hlop:
Интересное оформление,необычное :inlove:


30 дек 2013, 01:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Роскошная история :hlop:

Великолепное завершение ББ


30 дек 2013, 13:05
Пожаловаться на это сообщение

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Laluna 1
спасибо! :beer:


30 дек 2013, 18:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2012, 20:36
Сообщения: 68
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Tamillla, сама история мне тоже понравилась).

ray of light, огромное спасибо за эту историю! Читать чистый ПОВ было несколько странно, однозначно непривычно, но приятно. Джаред оказался таким милым, трогательным и вообще ни разу не циником). Вообще история прочиталась легко, на одном дыхании, не травмируя нервную систему. Безумно понравилась Женевьев! Редко, преступно редко юзают ее образ, а он весьма универсален. Спасибо за такую Жен, как у вас. За всех героев. Читать было приятно и за героев не страшно). :flower:


30 дек 2013, 18:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2012, 20:47
Сообщения: 8
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Очень-очень-очень понравилось. Огромное спасибо за Ваш труд. Но у меня не отображаются арты, так обидно.... :(


30 дек 2013, 22:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Спасибо огромное за отзывы! Счастлива, что история понравилась. :inlove: Арты замечательные! :flower:
Всем новогоднего настроения :flower:
Автор.
Не могу зайти под своим ником(


30 дек 2013, 23:22
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 янв 2013, 21:19
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Спасибо! История понравилась. Такая добрая. Дженс - кладезь загадок, Джаред - милаха. Автор и артер - молодцы!)))) :heart:


06 янв 2014, 02:51
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2011, 20:42
Сообщения: 104
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Ray of light,
Очень милая романтическая история, чудесные Джеи :inlove:
Спасибо за хорошее настроение. :flower:

Tamillla,
Оформление необычное, интересное цветовое решение, хотя оно выглядит мрачновато для такого фика, ИМХО. Понравились баннер и второй арт. Спасибо :flower:


06 янв 2014, 23:17
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 07 апр 2011, 02:46
Сообщения: 36
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
tanAD
пасиб)))) :flower:

Celleste

спасибо))) арт сделан мрачновато, но в арте они беспрерывно трахаются во всех тех местах,где в фике этого не делали. так что он радостный по содержанию :D
нам очень радостно, что история вызвала приятное настроение! :beer:


08 янв 2014, 03:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 11 окт 2013, 19:29
Сообщения: 80
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Очень милая история и необычный запоминающийся арт. Спасибо автору и артеру.


08 янв 2014, 14:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Классная история, я в восторге! Такие хорошие эмоции и неожиданные повороты.


08 янв 2014, 20:58
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Хорошая история!) сижу улыбаюсь)


12 янв 2014, 15:31
Пожаловаться на это сообщение
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2008, 00:37
Сообщения: 2324
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
В этой теме Гость оставил отзыв, который не прошел премодерацию.
Уважаемые участники, напоминаю, что критика и негативные отзывы у нас принимаются только от зарегистрированных участников. Для анонимной критики существуют специальные площадки.

Ваш орг ББ и админ форума


12 янв 2014, 17:42
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 03 июн 2011, 00:38
Сообщения: 17
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Renata,Гость, Оле Лукойе,Житель,Laluna 1,Гость,Житель,Amaterasu Omikami,tanAD,Celleste,NGol,DeaniSammy,Гость Спасибо за прочтение, очень приятно. :flower: :)
[Гость], не знаю что вы написали, но спасибо за внимание и прочтение :flower:


13 янв 2014, 18:47
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Чудесная история!
Романтическая, радостная, нежная - читать ну просто одно удовольствие. :heart:
Арты ужасно сексуальные, и цветовая гамма очень нравится, сумеречная такая :inlove:
Спасибо вам огромное за такое удовольствие!!


18 янв 2014, 14:28
Пожаловаться на это сообщение

Зарегистрирован: 20 апр 2012, 15:31
Сообщения: 17
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Скажи "Да", J2 au, автор - Ray of light, артер - Tamillla
Понравилась и история, и арты, спасибо! :heart: :heart: :heart:


04 фев 2014, 01:56
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.051s | 17 Queries | GZIP : Off ]