Текущее время: 18 фев 2018, 23:49




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 
День 4. Перевод "5*2" 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 21:52
Сообщения: 100
Сообщение День 4. Перевод "5*2"
Примечание организаторов:
Уважаемые читатели, в связи с временными неполадками на форуме наблюдается ошибка - разлогинивание при переходе по ссылкам внутри форума. Пожалуйста, обратите внимание на этот нюанс и, чтобы оставить комментарий с отзывом или оценкой, переходите в подфорум игры пошагово: Список форумов » Фесты » Байки из склепа-6.
Иначе вас может разлогинить, а в подфоруме игры комментарии от Гостя запрещены настройками приватности.
Примите, пожалуйста, извинения за причиненные неудобства.



Название: 5*2
Автор: likiel
Оригинал: http://likiel.livejournal.com/14847.html
Переводчик: команда Бобби
Размер: 19 тысяч слов
Пейринг:Дженсен/Джаред
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, шмуп, романс
Саммари: Все мы знаем, что из-за забастовки сценаристов третий сезон «Сверхъестественного» содержал всего шестнадцать серий вместо запланированных двадцати двух. Но чего мы не знаем, так это того, что на самом деле предполагалось отснять двадцать эпизодов. Что-то случилось. Дженсен называет произошедшее Это. Джаред же просто не может подобрать подходящих слов, его чувства, кошмары… и синяки – лишь остаточное явление.
Рождение любви Джареда и Дженсена, для каждого из них – результат страшной трагедии. Давайте разделим ее на пять частей. И умножим на два. Поехали. В обратном направлении.
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Признаёмся, мы всё это на ходу сочинили

За перевод ставятся две оценки:
1. выбор текста;
2. качество перевода (соответствие оригиналу, корректность русификации, стилистика).


Изображение


Обращение автора:Привет!
Во-первых, спасибо вам за то, что прочитали мою работу!
Во-вторых, Pfiou ! Позволь сказать тебе, что эта история немного подзадержалась. Она должна была быть опубликована еще в прошлом году, на первом туре J2 non-AU little challenge, созданном aelia1980. Это сообщество чудесно, надеюсь, еще многие авторы, артеры и просто читатели его посетят.
В прошлом году из-за событий в реале я не смогла опубликовать изначальную версию текста, и после продолжительного пребывания в Израиле в доме моей матери, я решилась переписать его с нуля. После, в университете в Париже и на следующих моих каникулах в Эйре, я только и думала о «5*2».
Это мой второй Джей2 фик, но первый законченный. Другой тоже не-АУ, в нем 20 глав, и когда-нибудь я обязательно его опубликую.
На подобное построение текста «5*2» меня вдохновил одноименный фильм Франсуа Озона. Это французский фильм о любви и предательстве. О зарождении и гибели отношений, о том, как все от хорошего идет к плохому или наоборот.
Я хотела преподнести свою историю в обратной последовательности, потому что мой сюжет идеально ложился на придуманную Озоном структуру, и потому что все пять эпизодов, описанные мной, с ПОВ Джареда и Дженсена являлись ключевыми.
Мне нужны были «плохие парни», и ими стали Данниль, Кристиан и Стив. Я не знаю их лично и уверена, что они очаровательны. И то, что в моей истории им достались отрицательные роли, отнюдь не значит, что я их ненавижу, ладно? Как раз наоборот. Но «5*2» - это не только история о любви, в большей степени это история о предательстве. И мне просто нужны были злодеи, которые были бы близки с Дженсеном.
А сейчас я хотела бы поблагодарить кое-кого лично:
Лу, дорогой мой друг и артер, который прошел через многое, чтобы заставить меня закончить эту историю, спасибо за тонны вдохновения! И главное, спасибо за потрясающее, великолепные работы! Спасибо, дорогая! И, да, мы еще поговорим о нашем следующем совместном Биг Бенге!
Керолайн, firesign10, моя бета! Что бы я без тебя делала? Несмотря на очень длительный промежуток между первыми и последними присланными главами, ты не потеряла интерес к моей работе. И несмотря на очень сжатые сроки, ты справилась! Спасибо тебе!
Энди, aelia1980, спасибо за замечательное сообщество j2noauchallenge и за то, что ты дала нам возможность писать и читать замечательные Джей2 не-АУ истории. Я восхищаюсь тем, как ты разрулила ту ситуацию с нехваткой артеров.
Но самое большое спасибо Вам, тем, кто читает сейчас эти строки и кто, возможно, прочитал историю. Вы стали причиной моей сегодняшней широкой улыбки.
Всех целую, надеюсь, вам понравилась история.
Эрин.




5.

Дженсен

Войдя в их с Джаредом дом, Дженсен повел носом, с шумом втягивая воздух. Пахло просто потрясающее, а Эклз буквально умирал с голоду. Он не ел с самого ланча, который, следует заметить, был не слишком-то сытным. В последнее время Дженсен не мог позволить себе просто спокойно посидеть, наслаждаясь обедом, а все из-за того, что все носились как угорелые, в спешке переделывая график съемок третьего сезона. Теперь, когда забастовка сценаристов казалась делом решенным, Дженсен знал, что продюсеры больше всего на свете стремились отснять как можно больше эпизодов, прежде чем все закончится. Если бы Это не произошло, у них было бы двадцать серий вместо имеющихся шестнадцати.

Но Это произошло. И именно поэтому Дженсен обедал теперь в одиночестве, именно поэтому он все чаще ловил сочувствующие взгляды команды, поэтому его гримерам приходилось накладывать куда больше косметики, чем обычно, чтобы замаскировать резко выделяющиеся под глазами темные круги. И именно поэтому они не снимали больше диноцентричных серий в последние три недели.

Дженсен вздохнул и прошел внутрь, прикрывая и запирая за собой дверь. Раздался восторженный лай, и в следующую секунду Эклза чуть не сбили с ног выбежавшие в прихожую Сейди и Харли. Усмехнувшись, мужчина наклонился, чтобы немного потискать собак, прежде чем выпрямился и направился в гостиную. Он быстро осмотрел комнату, задержав взгляд на развалившемся на диване Джареде с книгой в одной руке и пультом от телевизора в другой. Дженсен облегченно выдохнул, с удивлением отмечая, что не заметил, когда успел задержать дыхание.

- Привет.

- Привет, - Джаред ответил со слабой улыбкой, которая была совсем не похожу на ту, прежнюю, с вечными ямочками, но которая все равно казалась искренней.

Дженсен подошел ближе и сел на диван рядом с ним. Левой рукой он проводил по задней стороне шеи Джареда, когда их взгляды пересеклись. В огромных зеленых Дженсена читался немой вопрос, ставший уже привычным после Этого. И Джаред ответил на него так же, как и всегда.

- Я в порядке.

Сейчас его голос был гораздо тоньше, чем раньше, и Дженсен время от времени замечал, что иногда ему приходится прислушиваться, чтобы разобрать, что говорит Падалеки. Громкий счастливый смех, восторженный тон, раздражающе громкое дыхание – все ушло. Это забрало их. Но будь Дженсен трижды проклят, если его лучший друг не вернет ему причитающееся назад в скором времени. Он наклонился, прислонясь своим лбом к Джаредову и пробормотал:

- Хорошо.

- Хорошо…

После Этого все это превратилось в своеобразный ежедневный ритуал. Дженсен приходил домой с площадки, с каким-то нездоровым нетерпением мечтая убедиться, что с Джаредом все в порядке, хотя лично весь день закидывал его СМСками. После - неважно, где он находил молодого человека и в каком виде - он всегда старался к нему прикоснуться, просто потому что после целого дня разлуки потребность в физическом контакте была буквально нестерпимой, а во взгляде его читался вопрос, который Дженсен Эклз никогда не задавал вслух. И Джаред всегда отвечал ему, успокаивал, усмирял его тревогу и никогда не жаловался на переполненную папку для СМС. Они оба знали, что несмотря на то, что только Джаред побывал в больнице, он был не единственным пострадавшим.

Спустя несколько секунд Дженсен откинул голову, отстраняясь, и задорно улыбнулся.

- Пахнет просто потрясающе. Ты готовил?

- Да… Я, эм… Я приготовил тебе сырное суфле.

- О, нет, серьезно? Сырное суфле? Господи, оно уже готово? Оно большое? Я могу съесть его прямо сейчас?

Дженсен понимал, что выглядит просто смешно, подпрыгивая на месте, лепеча что-то неразборчивое и постоянно сглатывая слюну, но, черт подери! Джаред воспользовался его слабостью! Сырное суфле для Эклза было равносильно маленькому оргазму, к тому же, он не ел его уже целую вечность.

Джаред усмехнулся и чуть подвинулся на диване. Сделав глубокий вздох, он медленно поднялся на ноги, не удержав гримасу боли, отразившуюся на лице. Дженсену пришлось прикусить кончик языка, чтобы не вскочить тут же, словно какая-нибудь сумасшедшая курица-наседка. Он знал, что после всего случившегося Джареду необходимо вновь почувствовать контроль над собственным телом, Дженсен не мог помогать ему во всяких мелочах. Ему придется позволить Джареду споткнуться и упасть, если он все еще хочет, чтобы Падалеки стал прежним.

И да поможет ему Бог. Если бы дело было только в Дженсене, он справился бы с болью, страхом и со стыдом, и сделал бы все на свете, чтобы Джаред даже значения этих слов позабыл.

Должно быть, что-то такое отразилось на лице Эклза, потому что Джаред посмотрел на него с короткой печальной улыбкой, прежде чем положил ему руку на голову, намекая, что пора бы встать с дивана. Дженсен даже не пошевелился. Пальцы Джареда пробежались, легко массируя, по его макушке, пригладили короткие волосы и задержались на затылке, в точности копируя недавний жест самого Эклза. Ни один из них не проронил ни слова, оба замерли, наслаждаясь мимолетным уютом момента. Противный звук, раздавшийся с кухни, дал Джареду повод убрать руку и потянуть друга наверх.

- Пойдем, Джен, а то твое суфле остынет.

Джаред был уже готов отнять свою руку, когда Джаред неожиданно потянул ее на себя. Падалеки с удивлением смотрел, как Джен переплетает их пальцы и подносит к губам. Эклз поцеловал тыльную сторону Джаредовой ладони, и Падалеки кивнул, как будто бы тот сказал что-то важное, что-то, с чем он согласился. На этот раз, когда он улыбнулся, улыбка вышла счастливой, хотя и не прежней – слишком мало времени прошло – но все такой же ослепительной для Дженсена.

- Пойдем, - мягко повторил Джаред, потянув их обоих на кухню.

На этот раз Дженсен послушно последовал за ним. Сердцебиение набатом стучало в ушах, и Эклзу казалось, что Джаред с легкостью его услышит.


Джаред.

Джаред с необъяснимой нежностью смотрел на Дженсена, уже приканчивающего порцию сырного суфле. Эклзу явно понравилось, раз уж он чуть не вылизал тарелку. Его зеленые глаза светились спокойствием, черты лица казались расслабленными и смягченными. Джаред почувствовал облегчение. Единственное, чего он теперь хотел для Дженсена – чтобы тот немного отдохнул и хоть ненадолго забыл обо всех своих проблемах. До недавнего времени Джаред и себя относил в категорию этих самых проблем. Но только не теперь.

Он быстро осознал, что истинное бремя Дженсена заключалось в том, что Джаред не позволял ему помогать себе. Падалеки понял, что темные круги под глазами лучшего друга, хмурые морщинки на лбу и удрученные взгляды, которые тот с завидной регулярностью бросал на него, появились не потому, что Джаред удерживал Дженсена на месте, приковывая к себе той заботой, в которой нуждался. Просто Дженсен не мог смириться с тем, что Падалеки наотрез отказывался принимать его помощь. То, что случилось три недели назад, навсегда изменило их жизни.

То, что случилось.

Джаред знал, что Эклз называет произошедшее коротким и емким «Это» безо всяких уточнений, сам он так и не смог подобрать подходящего слова. Иногда его буквально с головой затапливало чувствами, и самым сильным из них, самым необузданным был страх. Джаред ненавидел его просто потому, что за свою жизнь испытывал не слишком уж часто, чтобы привыкнуть. Сейчас, думая о той ночи, которая запомнилась липким ужасом, свернувшимся под сердцем, он боялся, что все может повториться. Он чувствовал себя в безопасности, только когда рядом был Дженсен, и даже сейчас, когда он оставался один дома, в то время как Эклз находился на съемочной площадке, он никак не мог избавиться от кошмаров.

Наверно, следовало дать себе немного времени. Так постоянно говорил Дженсен, когда Джаред просыпался посреди ночи, задыхаясь, с залитым слезами лицом и криком, застывшим на искусанных губах. В такие моменты Дженсен напевал ему придуманную на ходу колыбельную, несмело забираясь к Джареду под одеяло и придвигаясь почти вплотную. Утром они оба просыпались в кровати Падалеки и старались не задумываться о том, насколько это все неловко и неправильно, и Дженсен спрашивал, хорошо ли он спал. И ответ все чаще был положительным. Дженсен Эклз был личным ловцом снов Джареда Падалеки.

Джаред был уверен, что Дженсен прекрасно понимает, насколько ему страшно. Раньше они немного небрежно относились к своей безопасности, не запирали двери до самой ночи, а в доме не было даже самой простой сигнализации. Сейчас же Дженсен закрывал входную дверь на ключ, как только заходил в дом и проверял, надежно ли заперты все окна. Их дом обзавелся навороченной сигнализацией и новеньким замками.

Дженсен никогда его ни в чем не упрекал. Он никогда не называл Джареда параноиком или кем-то еще в том же духе, никогда не пытался ничего изменить, наверное, потому что большая часть всех предпринятых мер безопасности была его рук делом. То, что произошло, сломило их обоих, но каждый нашел свой собственный способ справляться: Дженсен заботился об их безопасности и о благополучии Джареда, а Падалеки просто позволял ему делать это. Механизм, работающий как часы. И Джаред не мог отрицать, что Дженсен с каждым днем все больше походил на себя прежнего, все больше исцелялся, заживал изнутри. Джареду и не нужно было ничего большего. Эклз был единственной причиной, по которой он старался держаться. И даже несмотря на то, что кошмары не отступали, несмотря на то, что каждое движение отдавалось болью, что он подпрыгивал на месте, если дверь захлопывалась со слишком громким щелчком, не смотря на то, что изнутри он был все еще сломлен, ему становилось лучше. Скоро, совсем скоро все вернется на круги своя.

- О чем ты думаешь?

Падалеки поднял голову, чтобы поймать направленный на него взгляд Дженсена. Смесь радости и беспокойства на лице. Джаред подавил вздох.

- Я думаю о том, чтобы оставить тебя с тарелкой наедине. Чувак, если бы ты слышал, какие звуки только что издавал.

Грязная улыбочка скользнула по губам Эклза, и Джаред закатил глаза. Ну конечно, его слова только раззадорили друга, вместо того, чтобы смутить. Это же Дженсен Эклз, парень, который признался, что у него встает на Джессику Рэбит. Извращенец.

- О, солнышко, ты и половины обо мне не знаешь, - ответил Дженсен с кривой ухмылкой, в его глазах сквозило веселье. – Это сырное суфле просто потрясающее. Лучшее из всего, что я когда-либо ел. Настоящий оргазм. Знаешь, странно, что моя мама отказывается его готовить, когда я прошу ее об этом.

- Да, действительно странно…

- Я имею в виду, ладно, когда я был подростком, я буквально объедался им, я ел его каждый Божий день, но я не толстел, ничего подобного, и потому я не понимаю, почему она…

- Джен! – Джаред прервал его на середине предложения, потому что его воображение разыгралось не на шутку и теперь подкидывало разнообразные картинки с Эклзом и его порнографичной едой в главных ролях. – Как… хм… Как ты можешь быть таким голодным постоянно? Ты, что, вообще не обедаешь?

Улыбка Дженсена чуть померкла, и он опустил взгляд в пустую тарелку. Он явно тянул время, неторопливо поигрывая своей вилкой.

- Я не могу заставить себя есть на съемочной площадке, даже во время ланча, - наконец признался он тихо. – Просто, это другое. Не так, как было с тобой. Ты не сидишь напротив меня, не таскаешь мою еду и не пьешь мою колу… никто из команды не хочет сидеть рядом с человеком, у которого над головой чуть ли не осязаемая туча висит, так что… Так что, я иногда пропускаю ланчи. Довольно часто, ага.

У Джареда внутри все скрутилось в тугой узел. Сердце подскочило к самому горлу и рухнуло вниз.

- Джен…

- На площадке все по тебе скучают, - продолжил Дженсен, словно бы не услышав Падалеки. – Я скучаю по тебе. По крайней мере, я вижу тебя каждый вечер, но это…

- Другое, - закончил за него Джаред.

- Другое, - повторил Эклз.

Атмосфера в помещении неуловима изменилась. Не накалилась, не пошла неловкими трещинами тишина, ничего такого. Но что-то определенно изменилось, и от этого Джаред почувствовал себе неуверенно. Вот он, тот самый момент, которого он так долго ждал, момент, о котором он думал с тех самых пор, как вернулся из больницы. И все зависело только от него, Дженсен ясно дал это понять, он ни на чем не настаивает, не требует от Джареда ничего, кроме честности. Дженсен дал ему возможность решить, чего он сам хочет, и был готов принять все, что Джаред ему предложит.

И Джаред уже принял решение.

Оно пришло не за минуту, даже не за час, но после недели, проведенной на больничной койке, после другой, проведенной на своей собственной с отвратительнейшим чувством беспомощности, и после последней, за которую он уже успел устать от своей слабости и бесполезности, Джаред уже не мог понять, почему ждал так долго. Ждал, чтобы сделать следующий шаг по направлению к Дженсену. К своему лучшему другу. К тому, кто поддерживает его, заботится о нем.

Джаред шумно прочистил горло, и взгляд Дженсена моментально сфокусировался на нем.

- Дженсен… Я, эм… Я…

Ладно, возможно теперь он вспомнил, почему так долго не мог набраться храбрости. Трудно чувствовать себя уверенно, когда боишься потерять что-то очень важное для себя. Давно знакомые беспокойные морщинки разлиновали лоб Дженсена.

- Что такое, Джей? Что-то не так?

Джаред бросил на него короткий взгляд. Эклз прямо сидел на стуле, руки лежали на столе раскрытыми ладонями вверх. Вся его поза вопила о напряжении, владеющим мужчиной, казалось, он готов в любую секунду вскочить на ноги. Его зеленые глаза обшарили лицо Джареда, силясь найти какой-нибудь признак дискомфорта, но когда поиски не увенчались успехом, взгляд чуточку потеплел.

Неосознанно Джаред покачал головой. Думать, будто этот мужчина мог когда-нибудь его оставить, было все равно, что утверждать, что небо зеленое.

- Я идиот, - сказал он наконец, потому что – вдруг – показалось совершенно необязательным думать прежде, чем говоришь.

Брови Дженсена взлетели вверх.

- Ладно, - немного неуверенно, со слабым смешком.

- Ага… Послушай, у меня была запланирована целая речь. Я хотел сделать ее особенной, хотел прочувствовать, что ты – первый, кому я это говорю, и я хотел быть первым, кто скажет это тебе. Последние две недели я провел, пытаясь придумать, как сказать, как много ты значишь для меня, как все то, что ты сделал для меня, делает тебя совершенно особенным в моих глазах.

Джаред видел, как понимание вкрадывается в сознание Дженсена. Эклз не расслабился, но его глаза почему-то казались зеленее и ярче, чем когда-либо раньше. Скулы мужчины слегка порозовели.

- Я должен был сказать это в ту самую минуту, как только мы вышли из больницы. Я не должен был слушать тебя и давать себе время на раздумья, потому что тут не над чем раздумывать. Я вел себя, как депрессивная, впервые втрескавшаяся девчонка.

- Джаред...

- Я люблю тебя.

Это мгновенно заставило Дженсена замолчать, правда, и Джареда тоже. Теперь, когда самые важные слова были произнесены, все остальные казались ненужными, бесполезными. Его лицо горело так сильно, что почти до боли. Джареду казалось, что к нему устремилась вся кровь, что есть в организме, а еще Падалеки думал, что на сегодня подвигов достаточно. Теперь все зависело только от Дженсена.

Только когда чужая рука нежно взяла его за подбородок, а ноги бесцеремонно развели в стороны, чтобы оказаться как можно ближе, Джаред осознал, что Дженсен поднялся со своего места и теперь стоял, вклинившись между его бедер. Молодой человек мысленно похвалил себя за то, что купил именно эти барные стулья.

Руки Дженсена показались еще теплее, когда он заключил в них лицо Падалеки, а голос еще более мягким, когда он заговорил.

- Ты не представляешь, как долго я хотел это услышать.

Джаред закрыл глаза и попытался кивнуть между сжимающих его голову ладоней.

- Прости.

- Не извиняйся, Джей. Я рад, что ты сказал это именно сейчас. Это замечательно.

- Я… Я должен был сказать это раньше, еще в больнице…

- Нет. Не должен был. Ты был таким уязвимым тогда, и после всего случившегося… Не думаю, что я готов был услышать это тогда, - сказал Дженсен мягко.

- Потому что ты чувствовал себя виноватым?

На самом деле, это не был вопрос, но Эклз все равно ответил.

- Да.

- Ты знаешь, в этом не было твоей вины.

Вот это уже совершенно точно не был вопрос. Джаред накрыл ладони Дженсена своими.

- Знаю. Но я ничего не могу поделать с тем, что чувствую.

Казалось, Джаред готов был поспорить, но спустя мгновение он только кивнул и наклонился вперед, чтобы коснуться лбом Дженсенова. Они дышали одним воздухом, и Падалеки чувствовал, как большой палец Дженсена вычерчивает узоры за его ухом. Его глаза по-прежнему были закрыты, когда Джаред отпустил себя.

- Ты знаешь, Дженсен? Я люблю тебя по-настоящему. Я люблю тебя, потому что ты единственный, кто знает, какой я на самом деле. Я люблю тебя, потому что ты всегда хочешь заботиться обо мне, и никогда не требуешь ничего, никогда ничего не ждешь от меня… Ты относишься ко мне, как будто я драгоценность какая-нибудь. Я люблю тебя, потому что твои глаза вроде… сверкают, когда ты счастлив, а когда ты плачешь… Я не могу этого вынести. Я люблю тебя, потому что ты пахнешь кожей и мандаринами. Я люблю тебя, потому что кроме моих родителей меня никто не называл никогда малышом, а ты называешь, будто бы делал это всю жизнь. Я люблю тебя, потому что ты любишь меня. Мне так с тобой повезло.

Джаред настолько потерялся в своих объяснениях, что чуть не подпрыгнул на месте, когда губы Дженсена коснулись его собственных. Поцелуй вышел полным страсти, нужды и желания, но в то же время невероятно сладким, потому что ни один из них еще не мог до конца поверить, что все это происходит с ними, а не с кем-нибудь еще. Губы Дженсена непристойно посасывали рот Джареда, и это было просто умопомрачительно, это было так, словно никакого завтра не существовало. Адреналин и возбуждение кружили голову. Неожиданно Дженсен с силой дернул Падалеки за волосы. Джаред издал что-то среднее между стоном и хрипом, и Эклз, воспользовавшись моментом, скользнул языком ему в рот. И, черт побери, теперь это точно был стон, ноги Падалеки уже давно жили своей жизнью, обвив Дженсена со спины, сам он выгнулся вперед, касаясь ощутимой выпуклостью в паху живота Дженсена.
О Господи, это было что-то невероятное, что-то не от мира сего. Дженсен сосал язык Падалеки, как если бы тот был самой вкусной на свете конфетой, чуть прерываясь только для того, чтобы забраться внутрь поглубже, впитывая каждый оттенок вкуса. Дженсен целовал его так же, как делал с ним и все остальное: с энтузиазмом, жадностью и озорством. Странное ощущение, будто бы он был главным блюдом Дженсена, было необычным и новым, но все равно потрясающим и медленно, но верно сводящим с ума.

Джаред не знал, как долго они стояли так, буквально съедая друг друга и облапывая все участки тела, до которых только могли дотянуться. Может быть, час, а, может – каких-нибудь десять минут. Все, что знал Падалеки, так это то, что Дженсен вдруг начал отстраняться. Издав протестующий возглас, он потянулся следом за ускользающими губами. Дженсен шутливо чмокнул его напоследок, прежде чем пробормотал:

- Ты просто охрененный на вкус, я не могу поверить…

Ну вот. У Джареда стояло.

- …но, если мы не остановимся прямо сейчас, я за себя не ручаюсь…

Ну, так и в чем проблема?

- А ты все еще выздоравливаешь. С тобой надо осторожно, аккуратно…

Ага. Серьезно? Ни минуты промедления!

- Тебе уже лучше. Скоро я смогу так тебе вставить, что ты будешь меня чувствовать на протяжение нескольких дней. Но сейчас… нам следует быть осторожнее.

- К черту! Я хочу тебя. Сейчас.

Дженсен кивнул, и, по правде говоря, Джаред не мог сказать, что конкретно в данный момент он любит его. У него по-прежнему стояло, но Эклз не предпринимал ничего, чтобы хоть как-то это исправить. Ну, да, возможно, его ребра могут немного пострадать, но разве оно того не стоит?

- Конечно, стоит, малыш.

- Я сказал это вслух? – с ужасом поинтересовался Падалеки, и Дженсен, ублюдок, рассмеялся ему прямо в губы.

- Да… - в несколько секунд Дженсен расстегнул Джаредову ширинку, и дыхание Падалеки на мгновение оборвалось. – А на счет твоей маленькой… хм… твоей большой проблемы… - правая рука Эклза скользнула в его штаны, но к огромному разочарованию Джареда, Эклз даже не прикоснулся к его члену. Вместо этого, оттянув вниз резинку боксеров сзади, его пальцы медленно коснулись расселины между ягодицами.

- Ох. О-о-ох.

Свободной рукой Дженсен потянул Джареда на себя, заставляя приподняться и замереть в неудобном положении: руки обвиты вокруг плеч лучшего друга, ноги полусогнуты в коленях, грудь касается дженсеновой, голова покоится в изгибе его шеи.

Ни один из них не озаботился тем, чтобы нормально раздеться. Дженсен мурлыкал что-то себе под нос, пока его пальцы скользили под бельем Падалеки, вычерчивая узоры на нежной коже и время от времени ныряя в расселину между ягодицами.

- Такой горячий… Такой чертовски сексуальный… Не могу дождаться, когда окажусь в тебе…

Ха. Кто бы мог подумать, что Дженсен Эклз – любитель грязных разговорчиков. Впрочем, Падалеки следовало догадаться раньше со всеми этими его стонами во время еды.

- Но прежде чем я сделаю это, я немного поиграю с тобой, прямо как сейчас. Я вылижу тебя сверху донизу, я буду вылизывать твою нежную маленькую дырочку до тех пор, пока ты не кончишь. Хочешь этого, Джей, а?

- Ннгх.

Член ныл, оставленный безо всякого внимания. Черт подери. Он не сможет кончить без рук. Раньше… Раньше никогда не получалось. Пальцы Дженсена наконец остановились, замерли. На самой его дырке.

- Блядь, - выдохнули они почти синхронно ломаными голосами. Поцеловав Джареда в шею, Дженсен начал выводить крохотные круги прямо вокруг тугого отверстия, заставляя Падалеки задыхаться и отрывисто шептать:

- Джен… Пожалуйста… я не могу… пожалуйста.

- Ш-ш-ш, все в порядке.

Дженсен чуть надавил средним пальцем на сжавшееся отверстие, потом ввел его аккуратно – один, два, три раза – и тогда это случилось. Джаред кончил. Он кончил, черт подери, даже не прикоснувшись к себе, Дженсен даже его не трахнул, если уж на то пошло. Но это было охрененно. Это было просто потрясающе, спасибо большое!

Напротив него Дженсен громко хохотнул. Джаред прикрыл глаза.

- Я опять сказал это вслух?

- Ага.

Позже, этой же ночью они будут лежать на кровати Джареда и спорить, какая спальня будет общей и что делать с другой. Они будут выпрашивать друг у друга поцелуи и ласки так, будто делали это всю жизнь, за исключением того, что на их лицах еще долго останется выражение благоговения и счастливого удивления от того, что произошло. Моймоймой.

О том, что случилось с Джаредом, они будут говорить осторожно и мягко, потому что раны еще слишком свежие, но однажды страх, затаенный в глубине глаз Падалеки потихоньку начнет исчезать. Сердцу Дженсена, захваченному предательством и яростью, понадобится чуточку больше времени, но они со всем справятся, и однажды все покажется им далеким эхом чужих воспоминаний.

Годы спустя они смогут отпустить Это и вспоминать только то, что, когда Джаред валялся на больничной койке, Дженсен пришел к нему и впервые сказал, что любит его.


4.

Дженсен.


Дженсен был бледным, как сама смерть, его колотило крупной дрожью. Дыхание было неровным, а взгляд с трудом фокусировался на мужчине, стоящим перед ним. В любое другое время Эклз с легкостью бы распознал приближающуюся паническую атаку, но сейчас в его голове была абсолютная пустота, Дженсена мутило, лихорадило и знобило одновременно. Ему казалось, что он оказался вне своего тела, но все равно ощущал сдерживающие его оковы. Хотелось кричать, с ревом выплюнуть легкие, и в то же время – свернуться калачиком где-нибудь подальше, где о нем никто не вспомнит. Хотелось умереть. Хотелось, чтобы Джаред поправился.

<i>Это все моя вина,</i> - думал мужчина отстраненно, хотя внутренний голос, казалось, кричал это ему в самое ухо.

- Дженсен, не знаю, о чем ты думаешь, но ты начинаешь пугать меня.

Дженсен поднял налитые кровью глаза на стоящего перед ним Тома Уэллинга и после окинул взглядом весь больничный коридор. Прямо за спиной друга стоял Майк Розенбаум. Выглядел он нервным и каким-то больным. Они оба смотрели на Дженсена, как будто тот в любую секунду мог взорваться. Возможно, они были правы. Прямо сейчас Эклз был готов разлететься на тысячи ошметков.

- Не беспокойтесь обо мне. Не я сейчас лежу на больничной койке, - выдавил Дженсен наконец. Голос прозвучал грубо, надтреснуто, и Эклз даже умудрился этому удивиться, ведь кричал от боли он только внутри своей собственной головы.

Друзья обменялись обеспокоенными взглядами, и Том сделал крохотный шаг вперед.

- Джен, мы все переживаем за Джареда, но ты должен… - Уэллинг оборвал себя на полуслове, заприметив что-то дикое, опасное в выражении лица стоящего напротив мужчины.

- Нет! – остервенело возразил Дженсен. – Нет, не все. Где она?

- Думаю, внизу в кафетерии, - немного нервно ответил Майк. – Послушай, Джен, не делай того, о чем потом пожалеешь. Я знаю, что ты чувствуешь, но…

- Ни черта ты не знаешь!

- Эй! – вклинился Том и шагнул вперед, оказавшись как раз между Майком и Дженсеном; по правде говоря, это было последнее место, где он хотел бы оказаться. – Успокойся, мы с Майком ничего не сделали Джареду, мы просто хотим помочь вам обоим!

- Нет, нет, все нормально. Джен, старик… Я не должен был говорить этого, прости, - покорно пробормотал Майк.

Мир Дженсена вдруг накренился и начался вращаться вокруг с бешеной скоростью: головокружение, только недавно оставившее его, вернулось вновь. Словно сквозь вату Эклз слышал, как Майк и Том в панике зовут его по имени и ловят практически у самого пола. Все, что Дженсен мог видеть – испуганный взгляд Джареда, когда он вошел в его палату. После он пытался успокоить Падалеки собственными силами, но не справился и, скрепя сердце, обратился за помощью санитара. И единственное, о чем Дженсен мог думать с тех пор, постоянно прокручивая картинку перед мысленным взором: огромные, влажные глаза, со страхом смотрящие на него. Со страхом перед ним. Перед Дженсеном.

Если Джаред и не ненавидел его, Дженсен с легкостью справлялся сам.

- Джен? Эй, Дженсен? Ты в порядке? Позвать медсестру?

- Нет, - он был чертовски рад, что его голос прозвучал не настолько слабо, как он предполагал. Ему еще нужно кое-что сделать, нельзя разлеживаться на больничной койке, в конце концов, не он был тем, кого сломали, что бы там себе не вопило его разбитое сердце. Сделав глубокий вздох, Дженсен прямо посмотрел на своих друзей.

- Прости, что сорвался. Я знаю, это не ваша вина, и без вас двоих Джаред мог бы до сих пор валяться в луже собственной крови. Мне жаль, вы не должны влезать во все это дерьмо…

Том и Майк выглядели непривычно уставшими. Рука Розенбаума заметно дрожала, когда он вытянул ее вперед, осторожно касаясь плеча Дженсена.

- Вы оба наши друзья, Джен. А для чего еще нужны друзья?

Горькая усмешка тронула губы Эклза.

- Это не твоя вина, старик.

- Моя.

Все трое замолчали на несколько долгих минут. Дженсен знал, что друзья пытаются помочь ему, пытаются облегчить вину, заживо пожирающую его изнутри; но что бы они не делали, ничто не способно изменить того, что он чувствует. Джаред был сломлен, испуган, беззащитен. Он был избит настолько, что лицо представляло собой одно сплошное кровавое месиво. Его оставили уязвимого, хрупкого; его оставили истекать кровью на полу их собственного дома, на котором буквально днем раньше они резвились с собаками. Их дом – синоним защищенности, веселья и комфорта внезапно превратился в страшную, темную громадину. Неправильную.

И Дженсен ничего не мог с собой поделать.

- Я позвоню ему, - наконец собрался с мыслями он.

Двое других мужчин заметно напряглись. Том не выглядел ни капельки удивленным, он только бросил на Эклза красноречивый взгляд, говорящий что-то вроде «наконец-то». Майк пожевал губу.

- Хорошая идея. Будет лучше, если ты спустишь пар, прежде чем соберешься поговорить со своей… с Данниль, - неловко закончил он.

- Хочешь, чтобы мы остались? – серьезно спросил Том.

- Не думаю.

- Ладно. Мы найдем тебя, если доктор попросит или если Джей снова очнется.

- Спасибо, я буду снаружи. И, Том?

- Да?

- Не позволяйте ей покинуть больницу.

Двое мужчин переглянулись, заприметив жесткое, почти что жестокое выражение лица друга. Том сглотнул.

- Ладно.

Дженсен кивнул и направился к выходу. Ему пришлось задействовать всю свою силу воли, чтобы спокойно пройти мимо двери, ведущей в палату Джареда. Оказавшись снаружи, мужчина моментально забился в укромный уголок рядом со входом в супермаркет. Выхватив из кармана телефон, он торопливо набрал номер. Спустя четыре гудка на том конце провода раздался голос Кристиана Кейна. Второй раз, за сегодняшнюю ночь.

- Дженсен?

- Заткнись, - тут же выплюнул Эклз.

Тяжелое дыхание прорезало тишину, и Дженсен начал прежде, чем Кристиан попытался заговорить вновь.

- Ни слова. Ни одного гребанного слова. Сейчас ты заткнешься и будешь слушать. Ты выслушаешь меня, сукин ты сын. Я знаю, что это твоих рук дело. Я знаю, что ты был со Стивом и, возможно, двумя этими мелкими шавками, Чарли и Риком. Ты спланировал все с этими суками. Вы пришли в мой дом и причинили боль Джареду. Вы избили его до такой степени, что его невозможно узнать! Вы оставили его истекать кровью. Вас было четверо против одного, гребанный ты ублюдок!

С каждым словом голос Дженсена становился все громче и громче. Кровь грохотала в ушах, бешено неслась по венам. Мужчина сжал свободную руку в кулак, так что короткие ногти вонзились в ладонь. Дженсен отдал бы все на свете, чтобы в эту самую секунду Кристиан оказался перед ним. Наверное, мужчина на том конце провода тоже это прекрасно понимал и потому послушно молчал.

- Я всегда знал, что ты мерзкая ревнивая сука, но, Господи! Я и предположить не мог, что твои комплексы приведут к тому, что ты не сможешь принять то, что Джаред стал частью моей жизни! Думаю, тут есть и моя вина, я ошибочно полагал, что ты человек, в то время как со своими друзьями вы оказались не более, чем грязными животными!

- Дай мне минуту, Дженсен…

- Заткнись, черт тебя подери! Я не давал тебе слова!

- А я не собираюсь просто молчать и выслушивать все это дерьмо! - заорал Крис в ответ. – Ты думал, никто ни о чем не догадается? Ха? Думал, мы просто будем ждать в сторонке и маяться дурью, пока этот маленький кусок дерьма тебя развращает? Мы все знали, что он порвал со своей девушкой, только потому что мечтает оттрахать тебя! Он задурил тебя настолько, что ты забыл о своих настоящих друзьях! А потом Данниль сказала, что ты все реже и реже появляешься в ЛА! Что ты предпочитаешь остаться в Ванкувере с ним! Ты пренебрегал своей девушкой, ради этого пидора, и она боялась, что ты порвешь с ней! Мы просто присматривали за тобой, Дженсен!

Дженсен отнял трубку от уха и едва успел приметить стоящую рядом урну, прежде чем его в нее вывернуло. В желудке не было ровным счетом ничего, кроме желчи, но Дженсен почувствовал себя только хуже. Он посмотрел на экран мобильного: Кристиан все еще был на линии. Приложив трубку к уху, Дженсен начал тихим угрожающим тоном, полным ненависти:

- Все кончено, Кристиан. Ты, Стив, Рик и Чарли… Если я еще раз увижу хоть одного из вас, вы об этом пожалеете. Если вы еще хоть раз подойдете ко мне или Джареду, то, что вы сделали с ним, не сравнится с тем, что я сделаю с вами. И запомни: вы не в безопасности. Ни один из вас. Свидетели видели, как вы выходили из дома. Мы оба знаем, что Джаред не пойдет в полицию, но я никогда не перестану его убеждать сделать это, слышишь? Никогда. Если вы попробуете связаться с кем-нибудь из моих друзей или сделать еще какое дерьмо, вы пожалеете, что не оказались за решеткой. Предупреждаю тебя, держись от нас подальше, и передай это своим ублюдкам.

Дженсен повесил трубку прежде, чем Кристиан успел что-нибудь возразить. Он замер на несколько долгих минут, вглядываясь в ночное небо. Ни луны, ни звезд. Дженсен сморгнул собравшиеся в уголках глаз слезы и быстрым шагом отправился обратно в больницу. Выпив воды в кафетерии, чтобы перебить привкус желчи во рту, он на лифте поднялся на этаж, на котором располагалась палата Джареда. Дженсен как раз шел по коридору, собираясь проверить, не проснулся ли Падалеки, когда неожиданно услышал голос Данниль. Проследовав на звук, он оказался в темной больничной палате.

- Что ты имеешь в виду, говоря, что ты не будешь даже пытаться? Крис, не смей так со мной поступать! Я не говорила вам избивать его до полусмерти, и что теперь? Дженсен твой друг, ты же знаешь, он не имел в виду то, что сказал, ну! Ты не можешь позволить ему разрушить свою жизнь с этим… этим…

Что-то с грохотом разбилось внутри головы Дженсена, оставив после себя смутное ощущение, что он больше не в силах контролировать собственное тело. Эклз проскользнул в тень комнаты и подошел к ней почти вплотную. Прежде чем Данниль успела сообразить, что происходит, он выхватил телефон из ее рук и со всей силы швырнул в стену. Она коротко вскрикнула и уставилась на него огромными от ужаса глазами.

Долгую секунду они просто смотрели друг на друга. Дженсен не знал, что ей сказать. Глубина ее предательства была слишком велика. Он смотрел, как она сглотнула и глаза ее повлажнели. Данниль сделала крохотный шаг вперед, но Дженсен тут же отступил назад.

- Дженсен… Я… Все не так, как кажется, ладно?

- Серьезно? – переспросил он холодно.

Она выглядела насмерть перепуганной, но Дженсену было все равно. Он не чувствовал ровным счетом ничего.

- Нет. Я… Послушай, я не думала, что все так получится, я не хотела, чтобы Джа…

- Заткнись.

Она моментально захлопнула рот и шокированно уставилась на Дженсена, но в ее глазах он все равно сумел различить недовольство. И в этот самый миг слова, которыми кровоточило его сердца с того самого момента, как он узнал о ее роли во всей этой херне, наконец вырвались наружу.

- Как ты смеешь стоять здесь и говорить мне, что ты не хотела причинить ему боль? Как ты смеешь произносить его имя при мне?

Лицо Данниль начало багроветь, губы сжались в тонкую ниточку. Она злилась, и Дженсен видел это. Ни тени сожаления в ее глазах.

- Видишь, даже сейчас? Вот поэтому мы и должны были сделать это, - мрачно пробормотала она.

- Ты… Какого черта…

- Ты думаешь, я слепая, Дженсен? Или глухая? Ты думаешь, я не замечаю, как он смотрит на меня, когда я появляюсь в доме, который вы называете вашим. Думаешь, я не вижу, как вы обустроились в своем «гнезде», напополам разделив холостяцкую жизнь, как вы изображаете из себя пару? – последнее слово она выплюнула так, словно это было самое страшное ругательство. – Думаешь, я не слышу, как он называет тебя по имени? Не вижу, как он тебе улыбается? По-твоему, я не заметила, как легко он бросил Сэнди?

- Сука…

- НЕТ! Черт тебя подери! Думаешь, можешь стоять тут, как сильный мира сего, когда на самом деле все это произошло из-за тебя? Я твоя девушка, гребаный ты кретин! И у тебя больше нет на меня времени, все, что я слышу, когда звоню тебе, это «Джаред сделал то, Джаред сказал это». Ты отменяешь наши свидания, чтобы остаться с ним, хотя вы и так проводите двадцать четыре часа в сутки вместе! Ты… ты позволяешь ему прикасаться к себе, обнимаешь его на всех этих ваших конвенциях и интервью, в то время как других друзей даже не касаешься на публике! Он, черт подери, пытался тебя поцеловать, но тебе даже на это было плевать!

Данниль буквально визжала, тяжело и громко дыша. Ее лицо раскраснелось, глаза сверкали гневом, пока она перечисляла все проступки Дженсена.

- Люди говорят о нас! Они смотрят, и они видят, точно так же как я, Крис и Стив. Джаред пидор, Дженсен, и он только и мечтает о том, как бы тебя трахнуть, а ты просто позволяешь ему флиртовать с собой каждый гребанный раз! Что мне оставалось? Знаешь, как тяжело мне было? Все только о вас и болтают на вечеринках, как мило вы смотритесь вместе, как здорово, что вы настолько близки! Ты хоть представляешь, насколько это унизительно? Люди уверены, что мой парень – чертов фрик, который спит со своим партнером по съемкам! Но это не самое худшее! Самое худшее – это ты, Дженсен! Самое худшее – смотреть, как он превращает тебя в того, кем ты на самом деле не являешься. Потому что я все видела, Дженсен. Я видела, как ты прикасаешься к нему, как ты буквально боготворишь его. Все это видели… - она сделала паузу, чтобы перевести сбившееся дыхание. В ее глазах по-прежнему не было ни капли раскаяния. – Я должна была что-нибудь сделать.

Дженсен не знал, что Том с Майком стоят прямо за ним, пока неожиданно не уперся спиной в грудь Уэллинга. Когда он успел так сильно отступить? Когда она умудрилось оттеснить его назад? Его мозг буквально плавился, переваривая все то, что она сказала. Всю ненависть и жестокость, на которую она, как он думал, никогда не была способна. Но было что-то еще, что-то, что не давало ему покоя.

Когда он врезался в Тома, тот нечаянно разжал ладонь, роняя что-то. Связка ключей от машины в воцарившейся вдруг неуютной тишине со звоном упала на пол, и Дженсен успел заметить, как Данниль глазами отследила это падение. Дженсену показалось, что его вдруг ударили под дых.

«Я должна была что-нибудь сделать…»

- Ты украла мои ключи, - едва слышно пробормотал он.

Данниль заметно напряглась, Майк смутился, а вот глаза Тома неожиданно расширились в понимании.

- Полицейские сказали, что не было никаких следов взлома… Они сказали, что Джаред, скорее всего, сам открыл дверь нападавшим. Но это не так, верно? У них были мои ключи.

- Дженсен…

- Когда я потерял их в ЛА, ты сказала, что нашла их в своей квартире… Но на самом деле… Ты украла их и сделала дубликат, так?

- Я…

- И отдала их Кейну! Сука!

Оглушенный яростью, Дженсен попытался броситься на нее, но Том и Майк удержали его. Глаза застилала кровавая пелена, дыхание сбилось, сердце колотилось с бешеной скоростью. Весь груз ее предательства и боли навалился вдруг на него. Все о чем он думал… Почему, почему, почему? Уже в третий раз за эту ночь сознание затуманивалось, а пол неумолимо раскачивался под ногами.

- Дженсен, нет!

Том снова поймал его на лету, и в следующую секунду Дженсен ощутил прикосновения его пальцев. Все было как в тумане. Уродливом кровавом тумане.

- Джен, ну же! Оставайся с нами!

Не удивительно, что Джаред ненавидит его, отстраненно думал Эклз. Неудивительно, что он боится его, это все произошло из-за него. Теперь сама идея рассказать Падалеки о своих чувствах казалась кощунственной, неправильной. Иисусе, он никогда не думал, что будет ненавидеть себя из-за своей любви к Джареду.

- Дженсен, дыши!

Нет, я не хочу.

На самом деле, сейчас больше всего на свете он хотел разыскать причину, по которой все закончилось именно так, но что уж теперь? Случилось то, что случилось. Дженсен знал, что меньшее, что он может сделать для Джареда – избавиться от ублюдков, причинивших ему боль. Он должен убедиться, что его лучший друг снова в безопасности, он должен сделать все возможное, чтобы помочь ему забыть сегодняшнюю ночь.

После всего случившегося Дженсен уже не был уверен, что Джаред захочет хотя бы выслушать его, не то, что жить с ним под одной крышей, но он просто обязан попытаться. Он должен попытаться убедить Джареда позволить ему о нем заботиться. Позволить показать, что то, из-за чего он пострадал, никогда не было и никогда не будет ужасным и стыдным, что бы там ни говорили Кристиан, Стив и Данниль. Есть только они вдвоем. Джаред и Дженсен. А все остальное неважно.

- Дженсен, дорогой… - он улловил, как Данниль пробормотала это и сделала крохотный шаг к нему.


- Стой, где стоишь, Данниль! – тут же рявкнул Том. Его голос был полон отвращения, и Дженсен постарался сфокусироваться на нем. Пока Уэллинг помогал ему принять устойчивое положение, Дженсен заметил, что его руки буквально трясутся от ярости. Он также заметил, что Майк по-прежнему молчит, не глядя в лицо женщины.

- Как ты смеешь так со мной разговаривать? – гневно выплюнула она.

- Неужели ты не понимаешь, что мы можем арестовать тебя за соучастие в преступлении на почве ненависти? – спросил Том, его все еще потряхивало от отвращения. Дженсен наблюдал, как Данниль бледнеет, наверное, и вправду не думала об этом. Она обернулась и умоляюще посмотрела на Дженсена. Актер почувствовал, как горький истерический смешок оцарапал горло и сорвался с губ.

- Ну конечно она не понимает! Попытайся понять, Том, люди вроде нее думают, что это нормально избивать тех, кто хоть в чем-то отличается от них. Они думают, что это правильно, - с жесткой иронией ответил он. Когда она открыла рот, чтобы ответить, Дженсен прервал ее. С этим пора кончать.

- Знаешь что, Данниль? Ты гораздо лучшая актриса, чем многие о тебе думают. Я имею в виду, я никогда не видел, как тебя загоняли в угол. Уверен, тебя раздражало то, что я провожу время с Джаредом, и я знаю, что ты хотела, чтобы я серьезнее относился к нашим… отношениям. Я даже знаю, что ты хотела быть у меня на первом месте, но я и не предполагал, что в с Крисом так похожи. Вы оба – ревнивые конченые гомофобы.

Рыжая бросилась на него, явно собираясь ударить, но Дженсен только подался навстречу, перехватывая ее запястья и сжимая их в железной хватке.

- Не прикасайся ко мне. И, осторожнее… Или я могу забыть о том, что ты женщина.

- Пусти! Как ты смеешь со мной так обращаться? Я твоя девушка!

- А как еще с тобой обращаться? И, да, ты больше не моя девушка, поняла? Ты – ничто для меня! – он разжал руки и грубо оттолкнул ее от себя. Боль смешалась на ее лице с недоверием, как будто она не могла представить себе, что из-за случившегося Дженсен с ней порвет.

- Ты… Ты не можешь оставить меня, Дженсен! Не из-за этого!

- Серьезно? Ладно, если от этого тебе станет легче, дело не только в том, что произошло! Почему, думаешь, я хотел прилететь в ЛА? Все это время я пытался найти способ разорвать эти отношения. На протяжение многих месяцев я знал, что ты мне не подходишь!

- НЕТ! Ты лжешь! Это все из-за него, так? Из-за него мы отдалились, из-за него ты забыл, что любишь меня!

Краем уха Дженсен уловил смутный звук за спиной, но не обратил на него внимания.

- Я никогда не любил тебя, Данниль! Никогда! Отношения с тобой – самая большая моя ошибка. Я хочу, чтобы ты исчезла из моей жизни! Прочь с глаз моих! Сейчас же!

- Нет! Дженсен, пожалуйста! Пожалуйста! Мы только хотели тебя защитить. Мы пытались тебе помочь! Пожалуйста… Я сделала это, потому что люблю тебя!

- Тогда никто не должен любить меня так, как ты! – прокричал Дженсен, и голос его сорвался на последнем слове. Отвращение, злость и ярость, до недавнего времени пожиравшие его изнутри, мирно улеглись где-то в области груди. – Никто не должен любить меня так, - пробормотал он, заканчивая.

- Что здесь происходит?

Вспыхнул свет и доктор Стендаль, хирург Джареда, вошел в комнату в компании двух медсестер. Он не выглядел воодушевленным, в то время как две молодые дувушки буквально лопались от любопытства. На мгновение в помещении повисла тишина, прежде чем к удивлению всех присутствующих на вопрос врача ответил Майк.

- Простите, док, у нас был вопрос, который срочно нужно было решить. Теперь все нормально.

Его слова отдавали металлическим скрежетом, и никто не посмел ему возразить. Что больше всего поразило Дженсена и Тома – в первый раз с самого начала их спора – Розенбаум прямо посмотрел на Данниль. Доктор Стендаль по-видимому не мог решить, спрашивать, какой конкретно вопрос они тут так яро обсуждали, или нет, но напряжение, витающее в комнате, подсказало ему единственно верный ответ.

- Рад это слышать. Мне бы не хотелось выставлять вас за дверь, однако мы не хотим, что бы кто-то нарушал покой наших пациентов.

- Есть, сэр, - одновременно отозвались Том и Майк. Данниль по-прежнему молчала.

Доктор повернулся к Дженсену, и беспокойство скользнуло по его лицу.

- Дженсен, ты ужасно бледный.

Эклз только покачал головой и горько усмехнулся.

- Нет, все в порядке.

- Не пытайся врать врачу. Вообще-то я искал тебя, но, думаю, тебе лучше немного отдохнуть. Ты не был таким бледным два часа назад.

- Нет, док,я… Стойте. Что вы имеете в виду, говоря, что искали меня? Зачем?

Доктор Стендаль устало улыбнулся, указывая на дверь кивком головы.

- Похоже, одного пациента вам все же удалось разбудить. Джаред проснулся и спрашивает тебя.

Сердце застряло где-то в горле. Дженсен бросил взгляд на Тома и Майка, и те одобряюще ему кивнули. Не теряя больше ни секунды, Эклз последовал за врачом и ни разу не оглянулся назад.


Джаред

Когда Джаред очнулся во второй раз ему – прямо как в первый – было просто нереально плохо. Боль, ставшая уже привычной, больше не разрывала на части, но насквозь пронизывала все его тело и левую половину лица. С ужасом Джаред вспомнил о своем первом пробуждении, когда доктору пришлось ввести ему седативное, чтобы прекратить начавшуюся паническую атаку, и закрыл глаза, с отвращением думая о своем срыве. Сейчас, когда он вспомнил все, слезы, которые он проливал тогда, казались самой страшной вещью, которая ни за что не должна была повториться. Джаред не хотел плакать, он не хотел делать ничего, что доказало бы, что он еще что-то чувствует. Почему все это случилось именно с ним?

Глаза его были по-прежнему закрыты, когда слух уловил чей-то крик. Хотя, скорее даже визг. Мерзкое нежеланное ощущение скрутило низ живота, дыхание участилось, приборы, фиксирующие его пульс, запищали с удвоенной силой. Кто-то определенно был зол. И этот кто-то был в непосредственной близости от Джареда. Что, если это Кристиан, Стив или те двое незнакомцев? Что, если… Если они пришли закончить начатое?

Джаред открыл рот, чтобы позвать на помощь, но с губ сорвался только тихий, задушенный вздох. Пульсирующая боль в левой половине лица заметно усилилась, складывалось ощущение, что голова вдруг оказалась в огне. Молодой человек неловко похлопал по краю кровати и нащупал кнопку для вызова медсестры. Ему необходима помощь, прежде чем один из тех парней найдет его, одного, уязвимого…. Ему необходимо…

- Мистер Падалеки? Рад видеть, что вы очнулись.

Джаред открыл глаза, и если доктор и заметил в них дикий страх до того, как Падалеки сумел скрыть его, то ничего не сказал.

- Не знаю, помните ли вы меня со своего первого пробуждения? Я…

- Доктор Стендаль… Я… Я помню… - пробормотал Джаред.

- Здорово! Это очень здорово, мы боялись, что сотрясение могло оказаться серьезнее, чем мы предполагали изначально.

- Эммм… Послушайте… Мне жаль…

- Мистер Падалеки, - мужчина оборвал его суровым и в то же время каким-то отеческим тоном. – Вам незачем извиняться за свою паническую атаку, да и вообще незачем извиняться. По правде говоря, то, что вы очнулись так скоро, учитывая ваши повреждения, стало для нас настоящим сюрпризом. И то, что вы оказались одни, в незнакомой комнате после всего, что произошло… Такое всякого доведет до ручки. Вы не должны стыдиться или смущаться.

Джаред почувствовал, как в глазах защипало, и приложил всю свою силу воли, чтобы сдержать слезы. Охрипшим голосом он уточнил:

- Вы можете называть меня Джаредом.

Мужчина улыбнулся и кивнул.

- Хорошо, Джаред, я рад, что тебе уже лучше, хотя пульс все равно учащенный… - забормотал доктор, проверяя его состояние. – Уверен, Дженсен будет чрезвычайно рад увидеть тебя в сознании.

Пульс Джареда моментально подскочил, но доктор Стендаль предпочел не комментировать это.

- Поче… Дженсен все еще… Могу я… увидеть его? Пожалуйста, док, могу я увидеть Дженсена?

Доктор быстро проверил еще какие-то показатели и тут же совершил ошибку, заглянув Падалеки в глаза и напоровшись на его фирменный «щенячий взгляд». Внешне он остался совершенно равнодушным, но губы тронула едва заметная улыбка.

- Почему бы и нет. Я предполагал, что это будет первая вещь, которую ты захочешь сделать. К тому же, Дженсен не покидал больницу с тех самых пор, как тебя привезли.

Джаред залился краской и не смогу удержать теплой улыбки, тронувшей его губы. Доктор Стендаль только многозначительно хмыкнул.

- Я приведу его.

- Спасибо.

Доктор вышел из палаты, и, пока дверь была открыта, Джаред смог прислушаться к отголоскам криков, которые его разбудили. Он непроизвольно вздрогнул, но теперь, когда Дженсен мог появиться на пороге в любую секунду, прежний дикий страх отступил. В любое другое время Джаред бы устыдился одной только идеи, чтобы его безопасность может зависеть от другого человека. Он ненавидел оставаться в тени, ненавидел вздрагивать от страха, когда дверь закрывалась со слишком громким стуком, ненавидел жить в ожидании какого-нибудь подвоха. Он терпеть не мог чувство беспомощности, как ненавидит его маленький ребенок, нуждающийся во всемогущем взрослом, способном его защитить. Это – не про него.

В глазах всех и каждого Джаред был богатырем, защитником, шесть футов и четыре дюйма силы и выносливости. Настоящий лидер, громила, абсолютно ни от кого не зависящий. Вот он, Джаред; он любил преподносить себя в подобном свете и всегда пытался защитить тех, кто в этом нуждался. И если за это его любили чуточку больше… Что ж. Он никогда об этом не задумывался.

До тех пор, пока не встретил Дженсена Эклза. С ним Джаред быстро понял, что все, о чем он мечтал раньше, медленно, но верно тускнеет в свете того, в чем он нуждался теперь.

Джаред никогда не забудет тот взгляд, которым его наградил Дженсен в их первую встречу. Никто, ну, кроме родителей чертовски давно, наверное, не смотрел на него так, и особенно – при первой встрече. Обычно люди оценивающе его оглядывали, впечатленные его габаритами или мышцами. Некоторые пугались его размеров, пока не узнавали его получше и не осознавали, что он абсолютно безвреден.

Женщинам нравилась та юность, что сохранилась в чертах его лица. Но их желание потискать его обычно не имело ничего общего с той похотью, что он непроизвольно вызывал одним своим видом. Мужчины же практически всегда воспринимали само его существование, как вызов собственному эго, и как бы Джаред ни старался, лучше не становилось. Из-за подобного он потерял многих друзей. Даже когда мужчины понимали, что он не настроен ни с кем тягаться, им все равно было некомфортно в его присутствии. И поэтому Джаред и любил Чада Мюррея. Этот парень был настолько самовлюбленным и уверенным в собственных «сексуальности», «офигенности» и «мужских силах», что никто не мог его смутить или переубедить.

Но тогда, когда Джаред только представился, теплый, успокаивающий взгляд, которым его одарил Дженсен, был совершенно неожиданным. Он буквально выбил его из колеи.

Поначалу Джаред подумал, что новый знакомый просто пытается быть вежливым, но когда он рассказал Дженсену, что ему двадцать два и что в этом бизнесе он с семнадцати, что он променял безопасность и уют отчего дома на место, называемое Городом Ангелов, то был поражен мягким, каким-то покровительственным сиянием его глаз. Которое, впрочем, мужчина тут же спрятал.

Когда они отсняли пилотную серию, а первый сезон казался делом решенным, они с Дженсеном сблизились так быстро, что казалось, будто они знают друг друга годы, а не считанные недели. Переезд в Канаду, в Ванкувер, оказался самой волнующей и невероятной вещью, которую Джаред когда-либо совершал. Он безумно любил Сверхъестественное, Сэма, Дина, команду и фанатов, но еще сильнее он обожал свою работу. Но жить ради нее в другой стране? Быть так далеко от семьи, от Сэнди, которая не была в восторге от идеи Джаредова переезда и ни капли не скрывала этого? Джаред сходил с ума, и именно тогда он впервые по достоинству оценил новоприобретенного друга. Дженсен развеял все его сомнения, оказал такую необходимую поддержку. Дженсен дарил Джареду чувство защищенности, замедлял целый мир, когда тому казалось, что он вращается слишком быстро. Он делился теплом и заботой, трепал младшего товарища по голове и нашептывал на ухо обещания, в которых так отчаянно нуждался Джаред.

Никто никогда не вел себя так с Джаредом раньше. Впервые с тех самых пор, как он был подростком, Джаред чувствовал, что есть тот, на кого он может положиться, вместо того, чтобы быть вечной опорой и защитой. Ему казалось, что у него вдруг появилось право нуждаться в ком-то сильнее себя. И ему это нравилось.

Если подумать, он должен был догадаться, что нечто настолько восхитительное не сможет длиться вечно. Но никогда Джаред не думал, что все закончится именно так: с переломанными ребрами в больничной палате.

Дверь открылась практически бесшумно, и Джаред тут же обратил взгляд на Дженсена, застывшего в проеме и пристально смотрящего на него. Они глядели друг на друга целую минуту, прежде чем Джаред отвел взгляд. Эклз вошел в палату, прикрыв за собой дверь. Он встал рядом с кроватью, но по-прежнему не произносил ни слова. Джаред боялся вновь посмотреть на него, боялся увидеть на его лице отражение своих самых страшных опасений.

Кристиан сказал ему, что он не нужен Дженсену. Черт подери, он буквально вбил это в Джареда. Кристиан сказал, что если Дженсен узнает о его желаниях, ему будет противно даже смотреть на него. И хотя Падалеки знал, что его друг не был гомофобом, это отнюдь не значило, что он спокойно отреагирует на его намерения. И Джаред ни за что не хотел терять их дружбу. Но, возможно, было уже слишком поздно теперь, когда Дженсен сам дал Крису ключи от дома, который должен был принадлежать только им двоим. Тишина зависла на несколько долгих гновения, готовая уже превратиться в неловкую, когда Дженсен заговорил:

- Джей. Рад видеть, что ты очнулся. Ты заставил нас поволноваться.

Тон мужчины был спокойным и теплым. Но было что-то еще, что-то, что Джаред никак не мог разобрать. Не зная, что сказать, он кивнул, по-прежнему не в силах заглянуть другу в глаза.

- Думаю, ты помнишь, что произошло там, в доме? – как-то вопросительно начал Дженсен, Джаред напрягся, но согласно кивнул.

По крайней мере, не будет никаких недомолвок, горько подумал он. Краем глаза он увидел, как Дженсен устало трет лицо ладонями, и неожиданный укол жалости пронзил его сердце.

- Джей, я знаю, ты зол. И ты имеешь на это полное право, и я знаю, что это, скорее всего, последняя вещь, о которой ты хочешь говорить прямо сейчас, но мне нужно, чтобы ты меня выслушал, ладно? Есть вещи, о которых ты не знаешь, но которые должен услышать.

- Ну разумеется, - иронично ответил Джаред и тут же в ужасе прикусил губу. Он не хотел нападать на Дженсена, но по правде говоря, в одном стоящий рядом с его кроватью мужчина был прав: последнее, чего он сейчас хотел, это разговаривать о случившемся. Он просто… хотел, чтобы Дженсен замолчал и побыл рядом с ним. В абсолютной тишине.

И хотя его взгляд по-прежнему был прикован к стене, Джаред заметил, что Дженсен чуть подвинулся. Когда Эклз заговорил, голос его был грубым, каким-то тяжелым и полным эмоций. И эта интонация поразила Джареда едва ли не больше самих слов.

- Ты можешь ненавидеть меня; черт подери, я не виню тебя за это, но, пожалуйста, позволь мне объясниться, потому что, даже если я смогу принять твою ненависть, я не смогу смириться с твоим страхом передо мной.

Недоуменный взгляд Джареда обратился прямо на Дженсена.

- Ненависть? Я не ненавижу тебя!

Неверящее выражение на лице Дженсена было единственным ответом, и Джаред повысил голос.

- Я не ненавижу тебя, черт тебя дери! И не боюсь! С чего бы? Это же не ты избил меня до полусмерти, ты наверняка даже не знал о том, что они планировали. Я… Я просто не понимаю, Дженсен. Если… Если ты хотел избавиться от меня, мог бы просто сказать! Если все это время тебе было неуютно рядом со мной, нужно было просто сказать мне, а не просить их…

- Эй! Секунду, Джей, о чем ты говоришь? – грубо прервал его Дженсен.

- Да ладно тебе! Можешь прекратить претворяться, окей? Кристиан… Кристиан сказал мне, что ты не знал, как попросить меня исчезнуть… Сказал, что тебе было некомфортно, со всеми этим прикосновениями…

Джаред не ожидал, что Дженсен вдруг повернется вокруг своей оси и с силой впечатает кулак в стену, но он повернулся и впечатал, и это отрезвило их обоих. В напряженной тишине палаты сердцебиение Дженсена казалось оглушительным по сравнению с едва различимым дыханием Джареда.

- Чувак, - пробормотал наконец Падалеки.

- Прости.

- Ничего не сломал? – спросил Джаред, стараясь скрыть беспокойство в голосе. Дженсен повернул голову и криво усмехнулся.

- Нет.

Они сердито уставились друг на друга, и Дженсен сказал тихим, чуть надтреснутым голосом:

- Все, что тебе сказал этот сукин сын, все это ложь. Он, Стив и те два ублюдка, что были с ними, они лгали, Джаред, понимаешь? Я никогда с тобой не претворялся, никогда. Все мои эмоции, все действия всегда были искренними, ты никогда не заставлял меня чувствовать себя неуютно. Ты никогда не вызывал у меня отвращения. Они ведь так сказали, да? – Дженсен горько усмехнулся. – Ты разве забыл, что это я всегда нарушаю твое личное пространство? Это я тебя обнимаю без предупреждения, треплю твои волосы и чмокаю в шею, пока ты готовишь, разве нет? Я прикасаюсь к тебе ровно столько же, сколько и ты ко мне, если не больше, и я никогда не хотел, чтобы было по-другому.

Благодаря своим актерским навыкам Джареду удалось сохранить беспристрастное выражение на лице, хотя мысли его неслись со скоростью света. Что имел в виду Дженсен, говоря «я никогда не хотел, чтобы было по-другому»? Возможно ли, что он чувствует то же, что и Джаред? Как это случилось? Джаред всегда думал, что одинок в своих чувствах, потому что был уверен, что Дженсен, несмотря на то, что его знаки внимания иногда выглядели слегка… нетрадиционными, любил его как члена семьи, как лучшего друга и не больше. Или это только он так думал? Знал ли об этом Кристиан? Он поэтому лгал? Поэтому он пришел в их дом? Джаред уже открыл рот, чтобы задать все интересующие его вопросы, но вместо этого губы сложили совсем другое.

- Тогда зачем ты дал им свои ключи?

Дженсен замер. Глаза Джареда непроизвольно расширились, и страх, преследовавший его с той самой минуты, как он проснулся, обрушился ушатом ледяной воды. Противный писк, издаваемый прибором, контролирующем его состояние, усилился, и если бы Джаред мог чувствовать что-то кроме боли во всем своем изломанном теле, то он бы понял, что дрожит.

Мириад эмоций отобразился на лице Дженсена, но застывшие на нем спустя пару мгновений понимание и облегчение буквально выбили Джареда из колеи.

- Ты поэтому так испугался тогда? Джаред? Поэтому? – Дженсен придвинулся к нему почти вплотную, слишком близко, слишком.

- Я… эм… я…

Дженсен сел рядом с его бедром, но даже не пытался его коснуться, и за это Джаред был ему благодарен. Он не знал, сможет ли вытерпеть сейчас хоть какое-нибудь прикосновение. К тому же Эклз так и не ответил на его вопрос.

- Джей? Пожалуйста, я должен знать. Я отвечу на все твои вопросы, но мне просто необходимо знать…

Ну конечно, подумалось Джареду, Дженсен с точностью угадал, о чем он думал – этот мужчина знал его буквально наизусть, лучше, чем его собственные родные. И потому нет смысла лгать.

- Я не боялся тебя, Джен. Я боялся за тебя. Я был не в том состоянии, а ты буквально ворвался в комнату… Это было неожиданно, ты выглядел дико, и я подумал, что это из-за меня. Но я знал, что ты никогда не причинил бы мне боли. Я знаю это. Но потом я вспомнил, что это ты дал Кристиану ключи, ничего не сказав мне, ты отдал ему ключи от нашего с тобой дома, Дженсен… - непрошенные слезы собрались в уголках глаз Джареда, но он все равно не сводил упрямого взгляда с лица Дженсена.

- Я… Я думал, что Крис сказал правду, - продолжил он надтреснуто. – Он сказал, что это ты дал ему свои ключи, потому что устал от меня. Что я душу тебя собой, утягиваю, как он это назвал… В гейское болото, и ты… Ты хочешь уйти. Он сказал, что ты хотел, чтобы ключи были у кого-то еще, чтобы до меня дошло и чтобы я убрался из твоей жизни.

Не в силах больше сдерживать слезы, Джаред позволил им сорваться с ресниц. Они катились по его щекам, пока он отчаянно пытался подавить рыдания, сотрясающие тело. Джаред поднял неповрежденную руку и провел дрожащей ладонью по лицу. Он не закончил, и они оба это понимали, точно так же как понимали то, что сейчас ему не нужна ничья жалость. Когда Падалеки поднял глаза, он увидел, что пальцы Дженсена изо всех сил сжимают тонкое больничное одеяло, уже готовое треснуть по швам. Джаред отвел взгляд и устало продолжил:

- Я не хотел, чтобы ты видел меня таким. Я был не в себе, старик, и когда ты попытался меня успокоить, я запаниковал. Я не испугался тебя. Я не возненавидел тебя, Дженсен. Я просто… Запутался.

На комнату опустилась оглушительная тишина, Джаред смотрел на стену, Дженсен – на Джареда. И чем дольше длилось молчание, тем сильнее нервничал Падалеки. Он не хотел, чтобы Дженсен извинялся или еще что; он мог понять, почему тот дал ключи Крису. Он просто хотел, чтобы все это закончилось. Он смог справиться с кошмарами. Он сможет справится со флэшбеками, когда они придут. Но он не вытерпит неизвестности. Не вытерпит того, что происходит между ними.

Но Дженсен по-прежнему молчал. Молчал и смотрел прямо на него. И когда Джаред уже набрался смелости, чтобы посмотреть на друга, то замер, загипнотизированный его изумрудными глазами. Они были темнее, чем обычно, и, казалось, впитывали каждую деталь его лица, словно в последний раз. Джаред моргнул, пытаясь прогнать наваждение, и тогда Дженсен заговорил.

О ключах. О Кристиане. О Данниль и о ее предательстве. И чем дольше он говорил, тем яснее Джаред осознавал, что они оба страдали. Что они оба прятали шрамы, ночные кошмары и страхи на протяжении очень долгого времени. Неприкрытая вина и страдание в голосе Дженсена заставили Джареда захотеть причинить как можно боли Крису и Стиву. Впервые. Это не должно было его удивить, но все равно удивило.

Порезать Дженсена, и Джаред будет истекать кровью, и наоборот. У друзей так не бывает, даже у лучших. У братьев? Возможно, но как бы они того не хотели, они не были Сэмом и Дином.

Они были просто Джаредом и Дженсеном. Утонувшие друг в друге с самой первой встречи, союзники, опора, лучшие друзья. Лучшее все. Дженсен был смехом Джареда по утрам перед первой чашкой кофе, он был легкой улыбкой на его губах на границе сна и яви. Дженсен занимал все его мысли, он был основой, якорем. С Дженсеном все был по-другому. Правила больше не существовали. Он был благословением и проклятием, началом и концом, злом и добром, он был всем. Он был любовью. Он был Джареда. И когда Джаред это понял, случилось сразу три вещи.

Дженсен признался, что любит Джареда.

Он наотрез отказался слушать то, что Падалеки скажет в ответ.

И Джаред в очередной раз в него влюбился.

Когда все было сказано, Дженсен поднялся, чтобы уйти, не обращая внимания на протесты Падалеки.

- Джен…

- Тебе нужно отдохнуть, Джей.

- Но Джен!

- Ты вымотался, я приду завтра утром, хорошо?

- Нет, не хорошо! Дженсен, пожалуйста…

- Джаред.

- Ты, правда, не хочешь, чтобы я ответил сейчас? – без особой надежды поинтересовался Джаред.

- Правда, - строгий тон Дженсена никак не сочетался с мягким светом в глубине его глаз. – Я не хочу, чтобы ты отвечал сейчас, Джей. Не так.

- Так?

- Не когда ты лежишь весь переломанный на больничной койке. Не когда все это только-только произошло... Я хочу, чтобы ты все обдумал, ладно? Обдумал. Я хочу, чтобы ты взял паузу, чтобы все хорошенько пересмотрел. Я не хочу, чтобы на тебя что-то давило. И самое важное, Джей, я хочу, чтобы ты знал, что что бы ты не решил, ты меня не потеряешь. Мы лучшие друзья. И ничто этого не изменит.

- Но Джен…

Дженсен наклонился и приложил палец к губам Джареда. Затем он осторожно поцеловал пострадавшую сторону его лица: сначала висок, а потом щеку – как раз в том месте, где обычно появляются ямочки, когда Джаред улыбается.

- Помолчи. И подумай.

Дженсен вышел из комнаты, ни разу не оглянувшись, и только по его тяжелой поступи Джаред понял, насколько нелегко ему это далось. Падалеки откинулся на подушки, смаргивая вероломные слезы, выступившие в уголках глаз.

- Идиот, - прошептал он в пустоту.

_________________
Если собрались сглупить, сделайте это с умом (с)


Последний раз редактировалось Команда Бобби 03 май 2014, 22:26, всего редактировалось 1 раз.

10 апр 2014, 00:00
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 21:52
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 4 перевод "5*2"
3.

Дженсен.


Как только машина затормозила перед Ванкуверским Госпиталем, Дженсен бросился внутрь, предоставив Данниль расплачиваться с водителем. Его буквально било в истерике от беспокойства, а отношение Харрис ко всему происходящему только подливало масла в огонь.

После разговора с Томом, Дженсен не тратил ни секунды и сразу же заказал два билета на прямой рейс до Ванкувера за два часа до вылета. Он видел, как Данниль презрительно поджимала губы, пока он умолял агента по телефону, объясняя ему что-то про экстренную ситуацию, но предпочел не заострять на этом внимание.

Когда Дженсен получил наконец то, что хотел, он сразу же принялся собирать вещи, однако Данниль остановила его и предложила подождать хотя бы до завтрашнего утра. Только после того, как Дженсен пригрозил улететь без нее, она поняла, что он взял билеты только в один конец.

Три часа в полете между Лос Анжелесом и Ванкувером прошли в напряжении и молчании. Дженсен был буквально на краю, он не мог проверить свой мобильный во время всего полета и потому не знал, изменилось ли как-нибудь состояние Джареда. Он был зол и напуган, в то время как Данниль только ворчала что-то себе под нос, сидя рядом с ним.

Когда они приземлились в Ванкувере, Дженсен уже рванул было в больницу, но Харрис уперлась, требуя забросить багаж домой, и ему пришлось сдался. Когда они оказались перед его и Джареда домом, волна ужаса и злости захлестнула Дженсена с головой. Копы были снаружи и внутри. Эклз не остановился, когда мужчина в форме попросил его задержаться, и сразу бросился в гостиную, где чуть не поскользнулся на луже. На луже крови. Крови. Крови Джареда.

Дженсен помнил, как его тошнило, как какой-то мужчина что-то ему говорил, как сильные руки его поддерживали, как что-то бормотала Данниль. Он помнил, как спрашивал о Сэйди и Харли, и как буквально плакал от облегчения, лицом зарываясь в их мех, когда женщина в форме привела собак к нему.

Когда они с Данниль покинули дом и сели в такси до госпиталя, перед глазами Дженсена со страшной регулярностью вспышками проносились ужасающие картинки: кровь на полу, разломанная мебель, глубокие царапины на полу в туалете, где были заперты Сэйди и Харли. Теперь тишина в салоне была наполнена болью и священным ужасом. Дженсен не знал, насколько сильно пострадал Джаред, а вся эта кровь…

Оказавшись наконец в здании больницы, Дженсен первым же делом бросился к ресепшену и потребовал у перепуганной медсестры номер палаты Падалеки. Должно быть, его появление выглядело немного угрожающим, если судить по ее округлившимся от ужаса глазам и по тому, как медбрат попытался его успокоить, но Дженсена это не волновало. Он бросился к лифту и нажал кнопку этажа, на котором должен был находиться Джаред, Данниль молча следовала за ним. Он только сейчас осознал, что все это время она была какой-то слишком тихой, и уже собрался спросить ее об этом, когда двери лифта разъехались в разные стороны, представляя их взору Тома и Майка, стоящих неподалеку.

- Дженсен! Слава Богу, ты здесь, - выдохнул Розенбаум.

Дженсен в мгновение ока оказался рядом с ними и тут же принялся сыпать вопросами, которые крутились у него в голове с самого звонка Тома.

- Где Джаред? Он в порядке? Это серьезно? Какого черта вообще произошло? Как вы узнали об этом? Почему…

- Вау! – воскликнул Майк, поднимая вверх руку и пытаясь остановить этот нескончаемый словесный поток. – Сбавь обороты и успокойся, Джен. Джаред… в порядке, он все еще без сознания, с ним врачи.

Слова Майка не доходили до замутненного сознания Дженсена, и, похоже, это отобразилось на его лице. Том успокаивающе положил руку ему на плечо, пытаясь усадить в пластиковое кресло, стоящее прямо под единственным окном в коридоре.

- Дженсен, мы с Майком не узнали ничего нового с тех пор, как я звонил тебе, кроме того, что нет никаких повреждений, угрожающих его жизни, - мягко сказал Том, усаживаясь в соседнее кресло.

Дженсен молча кивнул. Его мозг не мог в полной мере оценить слова «Джаред» и «угрожающие его жизни», стоящие рядом в одном предложении, но тем не менее Эклз заметил, что друзья оставили без ответов остальные его вопросы. Глубоко вздохнув, Дженсен выпрямился в кресле и медленно перевел взгляд уставших глаз с одного товарища на другого.

- Что произошло?

Том и Майк обменялись взглядами, которые Дженсен сразу же распознал как «давай пожалеем нервы бедного парня». Он видел их раньше, но никогда – относящимися к нему самому, и тогда они его забавляли. Но сейчас Дженсен хотел, чтобы друзья были честны с ним.

- Не смейте! – начал он строго. – Не скрывайте от меня ничего! Я хочу… Нет, я должен знать все! Поняли?

Майк выглядел встревоженным, а взгляд Тома, казалось, пронизывал Дженсена насквозь. Что бы Уэллинг не увидел в глазах Эклза, он только медленно кивнул и начал говорить.

- Джаред позвонил вечером. Он пригласил нас с Майком к вам домой, ну, знаешь, поиграть в новый x-box, что он подарил тебе на день рождения. Думаю, ему было немного одиноко, и мы согласились подойти часам к восьми и захватить чего-нибудь из еды.

Сердце Дженсена болезненно сжалось от одной только мысли о том, что Джаред чувствовал себя одиноким или, не дай бог, брошенным, пока он был в Эл Эй. Черт! Он ведь не хотел лететь, надо было слушать свое сердце. Если бы он остался, тогда бы, возможно, Джаред…

Дженсен немедленно пресек мысли, которые поползли в опасном направлении, и попытался сосредоточиться на голосе Тома.

- Входная дверь была открыта нараспашку, и мы услышали, как где-то выли собаки, и тогда… Тогда мы поняли, что что-то не так. Мы вошли и отправились прямиком в гостиную. Мы звали Джареда и…

Том сглотнул и уставился куда-то в сторону, в то время как Дженсен отчаянно пытался побороть дрожь, пробирающую до самых костей. Майк продолжил за друга низким усталым голосом:

- Джаред лежал на полу, кровь была на его футболке и рядом с головой. Его левая рука была перекинута через лицо, словно он пытался защититься от удара или еще чего, и явно сломана. Его страшно избили, он не двигался. Я подумал…

Дженсен почувствовал головокружение, когда слова Майка сформировали ясную картинку у него в голове. Розенбауму не нужно было продолжать предложение. Дженсен и так знал, о чем тот подумал, и мысли эти казались ему просто кощунственными.

Но ведь все могло случиться именно так. Джаред мог умереть сегодняшней ночью, в то время как Дженсен был – где? В Эл Эй, в очередной раз претворяясь влюбленным в кого-то еще, просто потому что он не в силах принять то, что просто есть. Из-за него Джаред мог умереть в одиночестве.

Джаред мог умереть.

Иисусе.

Прежде чем он осознал это, Дженсен вдруг оказался лежащим на полу, не в силах вспомнить, как упал. Кружилась голова, и было тяжело дышать. Как сквозь вату он слышал голоса Майка и Данниль, чувствовал руку Тома на своей шее, но все силы покинули его. Дженсен не прилагал ни каких усилий, чтобы подняться, он не хотел думать. Ради чего стоит сосредоточиться? Что еще имеет смысл кроме его ужасающей, переходящей через все границы трусости?

Джаред все еще жив…

Дженсен открыл глаза, хотя и не помнил, чтобы закрывал их. Вот оно. Вот его точка отсчета. Вот что важно. Джаред жив, а Дженсен так сильно любит его. Он еще может все исправить.

- Мистер Эклз? Сэр?

Этот голос Дженсен не узнал. Он скосил зеленые глаза влево и увидел темноволосого мужчину со спокойными добрыми глазами, пытающегося до него достучаться.

- Глубокой вдох, мистер Эклз… Вот так. Голову между коленей. Хорошо, да.

Дженсен послушно следовал инструкциям мужчины – доктора, очевидно – на протяжении нескольких минут, пока не накопил достаточно сил, чтобы подняться. Он чувствовал себя слишком уставшим, чтобы смущаться от того, что утратил контроль над собственным телом, и слишком обеспокоенным из-за Джареда, чтобы обратить на это хоть какое-нибудь внимание.

- Как вы себя чувствуете, мистер Эклз? Я Доктор Арчер Стендаль, на текущий момент – хирург Джареда.

Вся слабость Дженсена вдруг улетучилась в никуда, когда он услышал эти слова, и по венам заструился адреналин. Эклз повернулся к мужчине и моментально засыпал его вопросами:

- Как он? Ему нужна операция? Зачем? Повреждения серьезные? Он в сознании? Можно мне к нему?

- С Джаредом все будет в порядке. Ему нужна операция, так как его левая рука сломана в двух местах. Переломы довольно серьезные, но ни одна из полученных им сегодня травм не оставит видимых последствий. Как я сказал, у него сломана рука, кроме того сломаны два ребра и еще несколько просто ушиблены. Нужно наложить двенадцать швов на правую сторону лица и еще около двадцати – на живот. К счастью, тупой объект, которым его ранили, оказался недостаточно длинным, чтобы повредить внутренние органы, однако Джаред потерял много крови. Его ноги и бедра сильно ушиблены, складывается ощущение, что по ним и по спине прошлись бейсбольной битой, но, повторюсь, никаких других переломов у него нет. Сейчас Джаред не в сознании, и, не думаю, что он очнется до завтрашнего вечера. Если хотите увидеть его, то лучше подождать, пока закончится операция, на которую мне, кстати, необходимо ваше разрешение, мистер Эклз.

Неловкая тишина повисла между всеми присутствующими. Дженсен не отрывал от доктора взгляда, пока тот отвечал на его вопросы, и теперь эмоции буквально душили его, сбивая с толку. Ему казалось, будто он отыгрывает очередной дубль. Такое не могло случиться в реальной жизни, и особенно – не могло случиться с Джаредом. Ни за что на свете.

Однако здесь некому было крикнуть «Стоп, снято», здесь не было никаких специальных красных отметин на полу, по которым нужно ориентироваться. Только пятна крови Джареда у них дома, которую пролили ублюдки, за каким-то чертом решившие причинить ему боль.

Дженсен глубоко вдохнул.

- Хорошо… Хорошо. Спасибо, Доктор Стендаль. Не могли бы вы… Не могли бы вы поподробнее рассказать об… операции? Есть риск?

Доктор Стендаль с ног до головы оглядел Дженсена, видимо, оценивая его физическое и моральное состояние, затем улыбнулся и принялся рассказывать.

Выслушивая разъяснения, краем глаза Дженсен подметил, что Данниль выглядит необычайно бледной и хмурой. Том и Майк казались шокированными рассказом о состоянии друга, но, приглядевшись, Эклз понял, что есть в их реакции что-то… странное. В то время, как Майк казался чуть ли не больным, Том выглядел… растерянным и испуганным, и это окончательно выбило Дженсена из колеи. И почему Данниль такая нервная?

Как только Дженсен дал отмашку на операцию, Доктор Стендаль ушел, предварительно наказав ему отдохнуть в комнате ожидания и чего-нибудь перекусить.

Как только мужчина их покинул, Данниль вцепилась в руку Дженсена.

- Почему им нужно твое разрешение? Почему они просто не могут сделать эту операцию?

Дженсен поморщился от того, что пальцы Данниль сжали его ладонь слишком сильно.

- Потому что я его доверенное лицо.

Прежде чем Дженсен успел отдернуть руку, Данниль поспешно убрала свою, словно обжегшись о его пальцы. Ее глаза были полны боли и… ненависти – и впервые с самого начала всей этой путаницы, Дженсен полностью сосредоточил на ней свое внимание.

С трудом удержав лицо и мысленно похвалив свои актерские способности, он спросил самым бесстрастным голосом, на который был способен:

- В чем дело?

Казалось, кто-то щелкнул каким-то переключателем внутри нее. Данниль резко подалась вперед, ее лицо оказалось в нескольких дюймах от его, и она буквально зарычала:

- В чем дело? В чем дело?! Я даже не слышала об этом, а я, между прочим, твоя девушка! Почему ты являешься его доверенным лицом? Ты же не член семьи, не подружка какая-нибудь! Почему именно ты?

Дженсен резко отодвинулся и холодно, уверенно прошипел:

- Джаред – моя семья. Точно так же, как я – его. Мы работаем вместе, мы живем вместе. На мой взгляд, все очевидно. Я могу решить за него, точно так же как он решил бы за меня, если бы со мной случилось подобное. В чем проблема?

Лицо Данниль из просто красного превратилось в багровое. Взгляд Дженсена заледенел, когда он продолжил:

- Мы можем рассчитывать друг на друга. Так всегда было. Ты, правда, хочешь выяснять отношения? Сейчас? Когда он в больнице? Ты хоть понимаешь, как мелочно и эгоистично это выглядит?

- Ты… - начала Данниль, но ее прервал громко завибрировавший телефон.

Когда она достала его из сумочки, ее взгляд на несколько долгих секунд задержался на определившимся номере, но потом она совладала с собой и вновь посмотрела на Дженсена.

- Я должна ответить. Мы не договорили, - и с этими словами она ушла вдоль по коридору, направляясь, очевидно, в кафетерий. Дженсен смотрел ей вслед, и что-то неприятным скользким узлом скручивалось у него в животе. Он не знал пока, что именно, но чувствовал, что что-то упускает. Что-то важное. Несмотря на то, что Данниль всегда была ревнивой собственницей, то поведение, которое она ему сейчас продемонстрировала и демонстрировала с того самого момента, как ему позвонили из Ванкувера, выходило за всякие рамки. И было что-то странное в том, как она проверяла свой телефон. Как будто… в ожидании чего-то.

Он не мог пока точно знать, чего, и от этого узел в животе затягивался только туже.

Постаравшись абстрагироваться от мыслей о своей девушке, Дженсен обернулся, только чтобы увидеть, что Майк и Том смотрят на него со странными нечитаемыми выражениями на лицах.

- Что? – спросил он, чувствуя себя на краю пропасти.

Том и Майк снова обменялись какими-то, понятными только им двоим взглядами, и Дженсен зарычал от досады. Он уже открыл рот, чтобы потребовать объяснений, когда двое полицейских показались в другом конце коридора.

- Мистер Эклз?

- Да?

- Офицеры Оливер и Джонсон, мы были в вашем доме…

- Да, я… я узнал вас.

Двое мужчин, ростом ниже Дженсена, но не намного, были теми самыми офицерами, что пытались остановить его, когда он бросился в дом, пытаясь самолично удостовериться, что этот кошмар ему не приснился.

- Мистер Эклз, мы бы хотели задать вам несколько вопросов, если вы не возражаете.

Дженсен удивленно моргнул, но кивнул.

- Хорошо. Вы с мистером Падалеки на данный момент проживаете в доме вместе, так? – начал один из офицеров профессиональным тоном.

- Да, это так.

- И дом принадлежит мистеру Падалеки?

- На самом деле, нет. Во всяком случае, не с января. У нас совместная закладная. Так что он наш.

Он мог почувствовать, как эта новость буквально пригвоздила к месту его друзей, однако офицера остались совершенно беспристрастными.

- Были ли еще у кого-нибудь кроме вас ключи от дома?

- Что? Нет! Конечно, нет. И прежде чем вы спросите, у нас есть правило. Мы не делаем дубликатов, не спрашивая друг друга. Джаред сказал бы мне, если бы сделал.

Офицер Джонсон кивнул.

- Мистер Эклз, мы не нашли никаких следов незаконного проникновения. Ни одного разбитого окна, сломанного замка или выломанного косяка. Так что, похоже, ваш друг знал тех, кто это сделал, мы думаем, он сам их впустил.

- Чт… Не… Нет… Что?

- Мистер Эклз…

- О, Господи… О, Боже!

- Мистер Эклз!

- Дженсен!

Не было никаких стен, удерживающих его, так почему же так тяжело двигаться? Не было никакого мешка на голове, но почему тогда так трудно дышать? Дженсен чувствовал, как его мир меняется, теряя краски и погружаясь в серую тень, гармонию ужасающей пустоты. Опасность, опасность, опасность… Это слово было не единственным, которое он знал, но единственным, что не переставая крутилось в его голове.

Но когда его голова вновь оказалась между коленей, когда он вновь начал глубоко и медленно дышать, что-то дикое и темное, страшное и порочное, непонятное и необузданное со скоростью света пронеслось мимо жалких остатков его вменяемости. И эта страшная вещь, полная злобы, отчаяния и ненависти, взвыла, заглушая непрерывающуюся мантру.

Кто?

Опасность, опасность, опасность…

Кто?!

Нет…

КТО?


Разнообразные образы вспыхивали у Дженсена в голове с пугающей ясностью. Странное сообщение, полученное Данниль еще в Эл Эй. Странное поведение Тома и Майка, их нервные взгляды, украдкой брошенные на доктора Стендаля. Входная дверь их дома, открытая нараспашку, сломанная мебель, кровь на полу в гостиной. Офицеры, говорящие, что, скорее всего, Джаред знал нападавших, что, скорее всего, он сам их впустил, он доверял им. И, наконец, улыбка Джареда, широкая, но немного грустная, когда Дженсен только собирался в Лос Анжделес. Кажется, это было целую вечность назад.

Пронзительный голос, что рвал душу, немного утих, но продолжал нашептывать.

Кто?

Никто не мог обвинить Дженсена Эклза в глупости. Никто не мог его даже наивным назвать. И тем не менее, о, Господи, он ничего не понял.

Он так долго лгал самому себе по поводу своих чувств к Джареду, что даже не понял, что прокололся. Ему не удалось никого одурачить. Никого.

Дженсен смутно слышал, как Том поблагодарил полицейских прежде, чем те ушли. Он отстраненно думал о мире, который посмел продолжить существовать как ни в чем не бывало, вместо того чтобы свернуться клубком, и рыдать, и кричать, как хотелось ему самому. Прошла минута или целая вечность - Дженсен не мог сказать точно. Том бормотал что-то еле слышно. Он через силу выплевывал правду, уродливую ужасную правду, которую, как думал Дженсен, не таил с самого своего звонка несколько часов назад.

- Я хотел бы думать, что я не прав, Джен, но я знаю, что видел. Я пытался придумать тысячу других объяснений, но ничто не приходило на ум. Они были там, когда я выглянул в окно на кухне… Кристиан, Стив и еще два парня, прилипалы эти, я не помню, как их зовут… У них была сумка, я не видел, что в ней было, но… Это были они, Джен. Это были они.

Ну конечно. Но мрачный, витающий в мыслях голос не унимался.

Кто! Кто! Кто!!

Дженсен не думал, он просто позволил этому голосу, этой части себя, что хотела знать, хотела мстить и обвинять, взять верх. Как со стороны он смотрел на самого себя, вытаскивающего мобильный телефон и скрывающего свой номер, прежде чем позвонить человеку, которого считал другом больше десяти лет. Один, два, три, четыре, пять гудков спустя голос Кристиана Кейна, раздраженный и уставший, выпалил Дженсену прямо в ухо:

- Черт подери, Данниль, прекрати мне звонить! Все будет нормально! Этот маленький пидор даже не вякнет, чего тебе еще надо? Теперь оставь меня в покое!

Гудок, и голос в голове, наконец, затих.

Дженсен рассмеялся, потому что просто не смог заплакать.


Джаред.


Джаред был совершенно один среди бумажных цветов. Все они были зеленые, и этот самый зеленый казался ему чертовски знакомым. Когда Джаред огляделся и кончиками пальцев коснулся травы, ну или на чем он еще там сидел, его поразила необычайная мягкость цветов. Почти как кашемир. И этот зеленый цвет был просто потрясающим. Джаред откинулся на спину со странным ощущением, будто что-то мягкое клубком укладывается у него внутри. И откуда берутся такие мысли?

Успокоившись, он посмотрел в фиолетовое небо, раскинувшееся над ним. Белые, похожие на крем облака, были настолько разными и необычными, что Джаред вполне мог бы проваляться, наблюдая за ними, часы напролет. Это было райский уголок, уютный и тихий. Выдуманный рай, куда люди сбегают, прячась от собственных кошмаров, проскользнула нечаянная мысль, и Джаред моргнул, нахмурившись. Облака нахмурились в ответ.

Хорошо, это странно, но все равно не стоит того, чтобы рушить подобную гармонию. Джаред вновь успокоился и блаженно улыбнулся небу, не желая больше его расстраивать. Словно поощряя его, бумажные цветы замурлыкали что-то тихонько, и улыбка Джареда стала еще шире. Все в этом месте казалось настолько идеальным и расслабляющим, а он так чертовски устал… Интересно, почему он до сих пор не задремал?

Джаред понял, что больше не улыбается, когда удручающий мотив мурлыканья цветов достиг его ушей. Дыхание сбилось. Что бы не напевали зеленые бумажные цветы, их пение расстраивало Джареда. Стирало улыбку с его губ и из его сердца. Пусть это прекратится, попросил он у ветра, но тот только равнодушно взвыл ему прямо в лицо.

Непрошенные, предательские слезы начали скапливаться в уголках глаз, и словно в ответ на это, кремовые облака, которые уже не были белоснежными, как раньше, оросили землю каплями дождя, готовыми рассказать историю.

Джаред знал эту историю. Он ненавидел эту историю. Он не хотел слушать ее снова, но как бы сильно его пальцы не впивались в бумажную траву, одна слеза сорвалась с ресниц и покатилась вниз по щеке.

В это же самое время первая капля упала ему на лицо, и когда она коснулась кожи, случилось то, что случилось.

Он очнулся.

Никогда в жизни он не испытывал подобной муки. Болело все: ребра, голова, руки, ноги, спина – изнутри и снаружи. Джаред открыл рот, пытаясь вздохнуть, но дышать было слишком больно, и Господи, дикий страх просто разрывал все его существо на ошметки. Туманные воспоминания о том, что случилось, заполонили голову, мешая сосредоточиться на дыхании.

Что-то мокрое и холодное скатилось вниз по шее. Отлично. Какая ирония: он не может дышать, но по-прежнему может плакать. Стыд уходил под напором страха, душившего Джареда в тисках, и Падалеки поднять левую руку, чтобы отереть слезы, но не смог пошевелить даже пальцем. Взгляд метнулся к загипсованной конечности, из горла вырвался неконтролируемый хрип. Он все еще не мог дышать.

Но кое-что он сделать все-таки мог.

Джаред закричал, и чуть не задохнулся от кислорода, хлынувшего в легкие. Если это единственный способ дышать, да будет так.

Через несколько секунд в комнату ворвался мужчина в сопровождении двух женщин, и Джаред забыл, кажется, все на свете, даже собственное имя: страх парализовал его, приковав к кровати. Единственное, что он помнил – как кричать, и его голос – грубый, отчаянный и испуганный – был страшен. Джаред заметался в агонии, когда кто-то попытался прикоснуться к нему. Он слышал, как чужие голоса умоляли его успокоиться, но он просто физически не мог этого сделать.

Это случилось, когда он уже начал замолкать. Вдруг заботливая рука оказалась у него на лбу, и даже не смотря на накатившую с новой силой истерику, Джаред тут же ее узнал. Но теплота и нежность, обычно сопровождающие это прикосновение, на этот раз не сработали – да, он перестал кричать, но вместо этого теперь захлебывался беззвучными рыданиями, как потерявшийся ребенок.

Он хотел спросит Дженсена: почему? Почему Дженсен не сказал ему, что Джаред ему мешает? Почему он не попросил Джареда отпустить его, почему из всех людей он дал ключи Кристиану? И чем вообще Джаред заслужил подобное?

Джаред знал, что это все эти вопросы были буквально написаны у него на лице, и на долю секунды он увидел страшное, виноватое выражение на лице Дженсена, прежде чем тот наклонился к нему и успокаивающе забормотал:

- Прости меня. Мне так жаль, малыш, пожалуйста… Пожалуйста, ты должен успокоиться и отдохнуть, Джей. Я буду рядом, когда ты проснешься, я обещаю, пожалуйста, отдохни… Просто отдохни.

И вопреки здравому смыслу Джаред вдруг расслабился. Он смотрел, как мужчина в белом халате, представившийся доктором Стендалем, вводит что-то ему в вену.

Уже засыпая, Джаред почувствовал, как Дженсен убирает руку, и пробормотал что-то про «бумажные цветы». Зеленые глаза его лучшего друга удерживали его на границе сна и яви до тех пор, пока он окончательно не соскользнул в темноту.


2.

Джаред.


"Интересно, что сейчас делает Дженсен", подумал Джаред, наверное, в сотый раз с тех пор, как его лучший друг и по совместительству партнер по сериалу утром улетел в Лос Анжелес. Падалеки вздохнул, чувствуя себя четырнадцатилетней девочкой во время самого расцвета Backstreet Boys.

Черт, он просто смешон – Дженсен уехал не навсегда, он скоро вернется. Он сказал – неделя. Они расставались и на куда более длительное время.

"Но ты всегда мог позвонить ему, как только захочешь", - напомнил Джареду противный внутренний голосок. Да, это так, но эту поездка была очень личной, Дженсен хотел расставить все по местам и порвать с Данниль. Джаред знал, что у них давно уже не все гладко. Дженсен не делал в последнее время никаких попыток к сближению, никак не показывал, что хочет ее увидеть, но, похоже, Данниль намека не поняла и только настоятельно попросила его прилететь в Эл Эй. И Дженсен решил, что это идеальная возможность покончить с этим раз и навсегда, но вот Данниль…

Джаред был практически уверен, что она не отступится от его друга. Она не настолько глупа. Джаред признавал это неохотно, хотя и знал, что Дженсен ее не любит.

Конечно, Дженсен никогда не говорил, что любит Джареда, а не Данниль, но эй, почему бы не помечтать? Джаред снова вздохнул. Их отношения с Дженсеном, ну ладно, их романтические отношения с Дженсеном ограничивались недосказанными фразами, больше, чем просто дружескими прикосновениями и многозначительными взглядами. И ничего из этого не изменится, пока кто-нибудь из них наконец не возьмет ситуацию в свои руки. И это точно будет не Джаред. Он без стыда признавался себе, что боится подобной уязвимости, подобной близости. Сэнди удалось поумерить его пыл в подобных вопросах.

Дженсен прикладывал все силы, чтобы вернуть Джареду уверенность в себе. Тот никогда еще не был так близок ни с одним мужчиной, если говорить уж совсем честно, он вообще ни с кем еще не был так близок. И мало-помалу их прикосновения становились все более явными, взгляды все более откровенными, и Джаред даже не заметил, как от совместного засыпания на диване они перешли к тому, что Дженсен чмокал его в шею, пока он был занят готовкой.

Так не могло больше продолжаться.

Так что в какой-то степени в этих еще несформировавшихся отношениях Джаред ощущал себя женушкой, потому что какая-то маленькая, ревнивая, неуверенная в себе его часть до смерти боялась того, что Данниль удастся перекроить мнение Дженсена о нем самом.

Раздраженный, Падалеки взглянул на часы. Оставалось еще полчаса до того, как должны были прийти Майк с Томом и принести пиццу с пивом, так что он решил поиграть немного с Сейди и Харли во дворе. Позвав своих малышек, он вдруг уловил едва различимый звук со стороны входной двери. Собаки остановились прямо перед ним и неожиданно почти синхронно замерли в стойке, Джаред удивленно вскинул брови. Дверь была закрыта и заперта, так что не было ни одной причины начинать паниковать. Его взгляд метнулся от двери к собакам, и спустя несколько секунд легко узнаваемый звук проворачивающегося в замочной скважине ключа заставил его подпрыгнуть от неожиданности. Мгновение спустя Харли зарычал.

Прежде, чем Джаред успел осмыслить ситуацию и тем более отреагировать на нее, входная дверь распахнулась, впуская внутрь Кристиана Кейна, Стива Карлсона и еще двух парней, которых Джаред ни разу не видел. Падалеки только удивленно смотрел, как Стив закрывает за ними дверь.

Ошеломленный, он замер, и только громкий лай Сейди да злобное рычание Харли привели его в чувство.

- Какого черта вы здесь делаете? И как, черт подери, у вас оказались ключи от моего дома? – спросил Джаред жестко, выпрямляясь во весь свой немаленький рост; он был полон негодования и возмущения.

Двое незнакомцев и Стив стояли молча, повернувшись к Кристиану, который в свою очередь разглядывал, словно мысленно фотографируя, снимки семей Джареда и Дженсена и их совместные фотки, находящиеся в гостиной. И чем дольше его взгляд блуждал по всевозможным поверхностям, тем яснее Джаред видел отвращение, написанное на лице Криса.
Это злило.

- Кейн! У тебя есть ровно минута, чтобы объясниться, прежде чем я вызову копов!

Кристиан повернул наконец голову к Джареду и холодно улыбнулся.

- На каком основании, Падалеки? Мы даже дверь не взламывали. Дженсен сам дал нам ключи.

Джаред отчетливо расслышал слова, но просто не смог заставить себя в них поверить. Медленно, словно, чтобы принять их, ему нужно было почувствовать их вкус на собственном языке, он повторил с недоверием и плохо скрытой болью:

- Дженсен дал вам ключи? Зачем?

Взгляд Кристиана был холоден, в то время как улыбка растянулась от уха до уха, когда он уловил несчастные нотки в голосе Падалеки.

- Потому что ему было неуютно от мысли, что никто не может попасть сюда, кроме вас двоих.

От этих слов Джаред буквально впал в ступор, он никак не мог подобрать слов, чтобы ответить и… и…

- Он знает, что ты хочешь его трахнуть.

Джаред попятился, как если бы его толкнули в грудь. Желчь подступила к горлу, кишки, казалось, скрутились внутри в тугой комок. Эти слова были настолько… грубыми, даже жестокими, и совсем не вязались с теми чувствами, что Джаред испытывал к Дженсену. Что хуже, они сорвались с губ Кейна при посторонних, они унизили Джареда, сделали уязвимым.

Но другая часть Падалеки, та самая, что всегда помогала ему вживаться в образ Сэма, неожиданно сохранила холодный рассудок и возможность анализировать ситуацию. И сейчас Джаред словно балансировал на краю, сомневаясь, потому что было что-то не то во всем происходящем. Кристиан смотрел на него с неописуемой ненавистью, и Джаред почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок.

- Видишь ли, мы с Дженсеном говорили об этом на протяжении недель. Все это гейское дерьмо, к которому ты его принуждаешь… В самом начале, он согласился жить в этом вашем доме, только чтобы помочь тебе разобраться в себе после разрыва помолвки. Но так как ты у нас гребанный пидор, тебя это никогда особо не волновало, верно? Ты постоянно прикасаешься к Дженсену, ты даже пытался поцеловать его прямо перед камерами… А бедная малышка Сэнди… Хотя, может, она даже радовалась, что ты исчез с горизонта.

Джаред чувствовал, как жгучая ярость наполняет его вены. Этот ублюдок… Этот ублюдок даже не представляет…

- Дженсен все реже и реже виделся с нами, своими настоящими друзьями, с теми, кого он знает на протяжении многих лет. Ты душил его, он все делал с тобой, вместо того, чтобы делать это с нами, своей девушкой или хотя бы с семьей! Он вынужден был отрываться с твоей жалкой задницей и даже не мог сказать «нет». Я имею в виду, вы же две гребанные звезды, если что-то между вами пойдет не так – шоу наступит конец, так? Бьюсь об заклад, ты изображаешь ангелочка, чтобы получать все, что душе угодно, - Кейн глубоко вздохнул, делая паузу и явно показывая значимость следующих своих слов. Его взгляд пересекся с Джаредовым. – Хватит.

И только тогда Джаред заметил объемную сумку в руках Стива и одного из незнакомых парней. На какое-то мгновение его взгляд словно примерз к ней, прежде чем вновь скользнул на лицо Кристиана. Ни капли раскаяния или сожалению относительно того, что он собирается сделать. Только ненависть, жестокость и отвращение. Джареда затошнило от одной мысли, что он находится с этими людьми в одной комнате.

Но если Крис и его ублюдки хотели унизить его, что ж, надо дать им настоящий повод, а не то надуманное дерьмо, что они только что вывалили на него. Свое сердце можно не принимать в расчет, особенно после того, как Джаред узнал, что Эклз охотно вручил свои ключи тем, кто ненавидит его друга.

- Ты гребанный псих, Кейн. И нет никакой загадки в том, почему ты до сих пор одинок и почему таким и останешься навсегда. Нет смысла даже говорить с тобой, ты ублюдочный гомофоб, и если кто и должен в этой комнате чувствовать себя неловко и мерзко, так это я. От вас четверых меня блевать тянет.

Лицо Кристиана медленно начало багроветь, в то время как Стив извлекал из сумки четыре бейсбольные биты. Джаред как наяву слышал голос своего старшего брата в голове: «Не позволяй им думать, будто они причиняют тебе боль одним своим присутствием. Даже когда они начнут, не выдавай себя. Задиры только и ждут этого. Но они не должны получить это».

- Позволь разочаровать тебя. Дженсен – единственный, кому нравится целовать меня в шею, когда я готовлю. Единственный, кто перебирает мои волосы, пока я засыпаю, единственный…

Джаред был прерван точным ударом бейсбольной битой в живот. Наверное, это самое дикое, что происходило с ним за все жизнь. Шок, ужас и чувство несправедливости навалились на него, как тяжесть целого неба – на плечи Атланта. Они жаждали крови, и он знал то. Знал, но все равно не мог молчать.

- Ты маленькая ревнивая сучка, Кейн, да?

На этот раз бита обрушилась прямо на лицо, и Джаред упал с удивленным вскриком. Краем сознания он уловил, что один из парней закрывает Сейди и Харли, бросившихся на подмогу хозяину, в туалете, и беспокойство за его малышей придало Джареду сил, чтобы подняться на ноги, только для того, чтобы снова быть сбитым с ног одним ударом по почкам.

Боль начала обволакивать его целиком, оскорбления и угрозы сыпались на него градом, заставляя чувствовать себя еще более опустошенным и беспомощным. Джаред кричал, но не умолял.

К сожалению, он так и не потерял сознания, до тех пор пока незваные гости не решили, что с него достаточно, и не ушли.


Дженсен.


Дженсен оглядел роскошный отельный номер, в котором они остановились с Данниль. Он устало провел рукой по лицу и бросил короткий взгляд на закрытую дверь террасы, за которой несколько минут назад скрылась его девушка.

Крайне неохотно взяв билет на десять этим утром, уже после полудня он был в Эл Эй. Если честно, Дженсен даже не знал, чего ожидать от Данниль, которая распланировала целое романтическое путешествие, которое должно было стать настоящим сюрпризом. Дженсен должен был просто расслабиться и получать удовольствие, но его отнюдь не прельщала перспектива находиться в номере с огромной двуспальной кроватью, засыпанной лепестками роз и двумя бокалами шампанского на тумбочке.

Он сослался на страшную усталость, чтобы избежать объяснений, почему он не стремится оказаться с ней в одной постели, но Данниль не была бы собой, если бы оставила все, как есть. И надеяться тут не на что.

Знакомое чувство вины угнездилось внизу живота, когда Дженсен представил, каким мудаком выглядит в ее глазах. В свое оправдание он мог сказать только, что каждый раз, когда он пытался начать серьезный разговор, она меняла тему или просто уходила от ответа, даже если ради этого ей приходилось спровоцировать очередную мелкую ссору.

Например, по поводу Джареда..

Казалось, за последние несколько недель он стал любимой темой Данниль. Ее гневные тирады не раз отдавали такой злостью и ненавистью, что Дженсену казалось, будто бы она поставила своей целью от А до Я расписать ему, как много времени он проводит со своим партнером по съемкам. Далее следовали стенания по поводу того, как ей надоело, что все спрашивают о Джареде и Дженсене, вместо того, чтобы спрашивать о <i>ней</i> и Дженсене, и как Падалеки подло его монополизировал. После них обычно шли обвинения в том, что Дженсен не прилетает больше ни в Эл Эй, ни тем более в Ричардсон, что он пропустил все концерты Кейна и что, даже когда он зависает со своими друзьями, Падалеки всегда крутится где-то поблизости.

Все чаще Дженсен ловил себя на том, что прикусывает язык, чтобы не ответить ей что-нибудь резкое и грубое. Он терпеть не мог, когда кто-то оскорблял его лучшего друга, но слушать, как Джареда поливают грязью из-за его, Дженсена, решений, слушать, как из самой важного для него человека Падалеки превращают в неподъемную ношу, висящую на его шее… Это было выше его сил.

Так что не было ничего неожиданного в том, что, увидев двуспальную кровать, он вспылил. И теперь Данниль сидела на веранде и страшно на него дулась, а ему даже не было жаль. К тому же он был уже на грани, так как битый час не мог разыскать чертов пульт от плазмы, висящей на стене.

Завибрировавший на кофейном столике мобильный Данниль отвлек Дженсена от мрачных мыслей. Он поднял телефон, и на экране тут же появилось оповещение о новом сообщении от незнакомого абонента.

«В В. На пути к дому. Позвоню, как закончим».

Дженсен моргнул и повернулся к Данниль, как раз вошедшей в комнату и все еще обижено сопящей себе под нос. Та замерла, заметив в его руках свой телефон. Дженсен приподнял бровь.

- Тебе только что пришло сообщение с незнакомого номера.

- Правда? – Данниль уже протянула руку, чтобы выхватить мобильный. – Дай, посмотрю… Хм… Ошиблись номером, наверное.

Она пожала плечами и убрала телефон в карман. Дженсен смотрел на нее несколько долгих секунд безо всякой причины, а потом резко тряхнул головой. Бросив нервный взгляд на кровать, он решился. Сейчас или никогда.

- Послушай, Данниль, я, правда, думаю, что нам надо поговорить.

Она бросила на него проницательный взгляд и направилась к своей сумке.

- О чем? – раздраженно поинтересовалась она.

- О нас, - в тон ей ответил он.

Данниль даже прервала свои раскопки в сумке, чтобы посмотреть на него.

- Послушай, Дженсен, вся следующая неделя наша. Я организовала целую поездку, чтобы помочь нам разобраться в наших с тобой отношениях. Теперь, когда мы только вдвоем и этот твой Джаред не дергает тебя каждую секунду, у нас есть достаточно времени, чтобы поговорить обо всем, о чем ты только захочешь, но сейчас я бы хотела примерить новые вещи, которые купила. Поможешь? Пожалуйста.

Дженсен замер, как от удара на словах о его лучшем друге, но он слишком устал, чтобы снова с ней спорить, а потому просто кивнул в знак согласия. Следующие сорок минут он смотрел, как его девушка то в одном, то в другом наряде дефилирует по номеру. Наверное, в нее влюбляются все, кто еще не нашел свою вторую половинку.

"В этом нет никакого смысла", - подумал Дженсен, заметив, как Данниль каждый раз кривится, когда он отводит взгляд, заметив, что она раздевается. - "Джаред под моей кожей. Я даже не помню, как хотел кого-то другого, не хочу помнить. Я хочу домой. Пора покончить со всем этим".

- Данниль!

Она резко замерла, и ее зрачки едва заметно расширились. Дженсен поглубже затолкал чувство вины и попытался взять себя в руки, но прежде чем он успел вымолвить хоть слово, зазвонил его телефон. Он хотел проигнорировать его, точно так же как и облегчение, отразившееся на лице его девушки, но она не позволила:

- Возьми трубку. Только недолго: у нас запланирован спа.

Едва сдержав стон разочарования, Дженсен нажал прием и буквально прорычал:

- Что?

- Дженсен?

Смутившись, Эклз посмотрел на экран, и только потом опять поднес трубку к уху.

- Том? Чувак, что случилось? У тебя голос как после катастрофы.

Слабый смешок, надломленный и глухой, заставил Дженсена напрячься.

- Том? Что случилось? – повторил он, повысив голос.

- Джен… Это Джаред… Что-то произошло.

И в эту секунду мир рухнул.


1.

Дженсен.


-Эй, дурень, ты не брал мою красную рубашку? Ту, что я купил на прошлой неделе? – громко поинтересовался Дженсен, и его слова эхом разнеслись по пустой комнате.

Приглушенное «Неа!» послужило единственным ответом, и Дженсен только закатил глаза, зная, что скорее всего в эту самую секунду Джаред как раз прячет вышеупомянутую рубашку. Вздохнув, Эклз застегнул молнию на сумке.

Едва спустившись на первый этаж и войдя в гостиную, он заметил Йети, с несчастным видом развалившегося на диване и бросающего убийственные взгляды на багаж в руках Дженсена.

Прежде чем Эклз успел сказать хоть слово, Джаред чуть ли не заскулил:

- Тебе обязательно ехать?

Если бы его голос не был настолько несчастным, Дженсен бы рассмеялся. Но как самый лучший на свете друг, он только запустил пальцы в волосы Джареда, нежно провел ими по всей длине и кивнул. Карие глаза на мгновение встретились с его зелеными, затем Джаред отвернулся, прикусив нижнюю губу. Дженсен мысленно застонал. Как будто он не хочет остаться, тем более когда его буквально переполняет желание нагнуть Падалеки на любой доступной поверхности и… Вот только, чтобы дать этим мечтам хотя бы крохотный шанс, ему нужно раз и навсегда порвать с Данниль.

И тогда…

Тогда Дженсен расскажет все Джареду, и если тот захочет, они никогда не расстанутся, никогда. Они всегда будут вместе. Предпочтительно – голые и в кровати. Впрочем, можно и не в кровати, Дженсен не очень привередливый. Потерявшись в собственных мыслях, Эклз только где-то через минуту понял, что Джаред что-то ему говорит:

- … и мне просто не нравится, что я не смогу разговаривать с тобой неделю. Неделя это долго, это целых семь дней, я имею в виду, мы разве проводили раньше семь дней, не разговаривая и не переписываясь? Я не помню такого. Я понимаю, что тебе нужно разобраться в ваших с Данниль отношениях безо всяких помех. Я просто хочу знать, что с тобой все в порядке, понимаешь? Как я смогу знать, если мы даже разговаривать не будем?

Дженсен фыркнул, прерывая этот бубнеж, и присел на кофейный столик прямо перед мужчиной, в которого так отчаянно был влюблен. Когда Джаред сел ровно, Дженсен поймал его пальцами за подбородок и заставил посмотреть себе прямо в глаза. Твердым голосом он приказал:

- Джей, сейчас же прекрати волноваться.

Джаред только надул губы, но Дженсен на это не купился.

- Не могу. Я буду волноваться. Все как в тот раз, когда я порвал с Сэнди, тебе не кажется? Но нам нужно это. И я имею в виду не Данниль и себя.

Дженсен с интересом наблюдал, как щеки Джареда краснеют. Легкая улыбка тронула его губы.

- Это всего лишь неделя. Я вернусь, прежде чем ты успеешь соскучиться. К тому же, ну что может случиться?


Джаред.

Его подбородок по-прежнему был надежно зафиксирован, и поэтому Джаред только поджал губы на последний вопрос. Много чего может случиться за целую неделю. Дженсен может осознать, что он скучал по сиськам, или просто поддаться искушению. Он может понять, что с Данниль у него есть будущее, что она может подарить ему ребенка, настоящую семью, он может остаться с ней насовсем. Он…

- Эй!

Джаред смущенно моргнул, прекрасно понимая, что все его мысли сейчас, должно быть, были написаны поперек лба. Он попытался вывернуться, но взгляд зеленых глаз удержал его на месте.

- Джаред, у нас с Данниль не было ничего уже много месяцев, понимаешь? И я не собираюсь, как-то это исправлять. Я не люблю ее.

Джаред мог чувствовать, как лицо заливает краска от тех слов, что так и не были произнесены, а его сердце колотилось так громко, что Джаред был даже удивлен, что Дженсен ничего не заметил. Не зная, как выразить то, что он чувствует, Джаред только обернул ладонью запястье лучшего друга, так и не отпустившего его подбородок. Они смотрели друг на друга с любовью, обожанием и бесконечной преданностью, пока Дженсен не прочистил горло, возвращая их к реальности. Отпустив Джареда, он поднялся на ноги и тут же потянул Падалеки на себя.

- А теперь будь куколкой и обними меня на прощание, сучка.

Джаред невесело усмехнулся, ударяя по протянутой руке, в отместку Дженсен звонко шлепнул его по заднице. Наконец Падалеки заключил лучшего друга в крепкие, удушающие объятия, млея от того, как пальцы Дженсена пробежались по его спине. Будь его воля, он бы так и стоял, и никуда и никогда не отпускал бы Дженсена.

- Это всего лишь неделя, малыш.

Хорошо, что Дженсен не мог увидеть его лица.

- Я сказал это вслух, да? – убито пробормотал Джаред.

Дженсен усмехнулся.

- Я не против.

Они постояли еще несколько секунд, прежде чем разорвали объятие. Джаред запустил дрожащие пальцы в волосы, Дженсен поднял сумку. Они обменялись понимающими улыбками.

- Не потеряй ключи.

Дженсен снова фыркнул.

- Ни за что.

Пока Дженсен шел к входной двери и дальше – к припаркованной перед домом машине, Джаред не мог оторвать от него глаз. Его аромат еще витал в комнате, поддразнивая ноздри, а на коже легко ощущались недавние прикосновения. Только что что-то закончилось, а когда Дженсен вернется назад, что-нибудь обязательно начнется…


Конец. Или начало?

_________________
Если собрались сглупить, сделайте это с умом (с)


10 апр 2014, 00:05
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2011, 12:36
Сообщения: 156
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Спасибо за перевод!!!Очень понравилось! :heart:
5/5

_________________
Если Ваша фамилия начинается на «Х», оканчивается на «Й» и содержит «У», никто не подумает, что Ваша фамилия Хэмингуэй...


10 апр 2014, 17:15
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2010, 14:52
Сообщения: 86
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Оригинальный текст, увы, банален, скучен и однообразен до утомления, совершенно лишен собственного лица и вменяемых человеческих характеристик, зато построен на всяких нелепо "интригующих" фигурах умолчания при полном стилистическом бессилии интригу реализовать.
3/4-


10 апр 2014, 17:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 дек 2011, 13:10
Сообщения: 293
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
5/3
Ставлю пятерку за выбор текста и три за перевод. Обилие Эклзов и Падалеки (порой в одном предложении с Джаредом и Дженсеном, а иногда просто Дженом) и мелкие ляпы вроде этого: "В огромных зеленых Дженсена читался немой вопрос" (глаза имелись в виду, видимо...) изрядно испортили впечатление от самого текста.

_________________
... в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...


10 апр 2014, 18:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 21:52
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Sometime
fire*n*dust
Alushka74
большое спасибо за оценки и замечания, за похвалы и критику. мы будем работать над собой и стремиться к совершенству)

_________________
Если собрались сглупить, сделайте это с умом (с)


11 апр 2014, 00:01
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2011, 15:04
Сообщения: 95
Откуда: Биробиджан
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
4/5

_________________
— Урра! Отлично сработано, ребятки. Давайте завтра не придем? Возьмем отгул на денек? Вы пробовали шаурму? В двух кварталах отсюда делают какую-то шаурму. Не знаю, что это, но мне хочется. (c) Тони Старк


11 апр 2014, 08:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 апр 2013, 14:17
Сообщения: 102
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
очень понравилась работа. необычное построение, такое..закольцованное) и после конца всегда хочется к началу, которое уже по другому ощущается :inlove:
5/5


11 апр 2014, 12:39
Профиль

Зарегистрирован: 23 мар 2014, 15:53
Сообщения: 40
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
5/5

_________________
http://marisabella-15.diary.ru/


12 апр 2014, 19:20
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 мар 2010, 15:18
Сообщения: 86
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3|4


13 апр 2014, 02:03
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 мар 2011, 18:56
Сообщения: 330
Откуда: с севера
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3/3


13 апр 2014, 16:44
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 дек 2013, 20:40
Сообщения: 33
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3/5

История очень претенциозна, ее губит обратный порядок, и я психологически не верю в основной конфликт.
К переводчику вопросов нет, за исключением одного (и он скорее ко всем читателям).

Мне интересно, всем понятно, почему вставать на Джессику Рэбит может только у извращенца? ))))


16 апр 2014, 23:33
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 21:52
Сообщения: 100
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
shiko_
переводчик перевел стрелки на автора, а кое-кто из участников команды сознался, что прелести Джессики Рэббит его тоже вдохновляют :shy2:
Atlantida
hnap
marisabella-15
Lolly
KoTeHoKBuH
большое спасибо за оценки и комментарии)

_________________
Если собрались сглупить, сделайте это с умом (с)


17 апр 2014, 01:56
Профиль

Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 19:36
Сообщения: 74
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
4/4


20 апр 2014, 22:49
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 дек 2008, 18:30
Сообщения: 174
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3/4
| Читать дальше
лет так семь назад такой фик пошёл бы на "ура", а сейчас - извините :weep3:
и да, я понимаю, что семь лет назад этот конкретный фик ещё не был написан

_________________
ООО "Ведро Ктулхутят"


20 апр 2014, 23:01
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 май 2011, 16:12
Сообщения: 343
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Самое интригующее в тексте: принцип повествования. И все. Увы =(

3/4

_________________
kotik.diary.ru


29 апр 2014, 02:01
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2011, 19:54
Сообщения: 77
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3/3


01 май 2014, 19:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 авг 2010, 21:22
Сообщения: 426
Откуда: Харьков
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Слабый изначально текст

3/3

_________________
Я на Дайри - http://wegan.diary.ru/


03 май 2014, 19:17
Профиль WWW

Зарегистрирован: 02 апр 2013, 22:04
Сообщения: 282
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
"...ноги Падалеки уже давно жили своей жизни, обвив Дженсена со спины" - тут читатель чувствует себя тем самым попугаем из анекдота, который должен увидеть, "как это происходит" , не говоря уже о "выпуклости в паху живота". К счастью, авторы сразу по тексту тебе и разъясняют: "О Господи, это было что-то невероятное, что-то не от мира сего". :nunu:
Без оценки: до конца не осилила.


03 май 2014, 22:17
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2011, 20:42
Сообщения: 104
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
5/5
Очень интересная вещь! :inlove: Автор вообще заслуживает уважения, что довёл работу до конца, а не бросил, как делают многие.
И вообще это стоило перевести даже ради этого фрагмента из 4 :heart: :
| Читать дальше
Джаред никогда не забудет тот взгляд, которым его наградил Дженсен в их первую встречу. Никто, ну, кроме родителей чертовски давно, наверное, не смотрел на него так, и особенно – при первой встрече. …

Но тогда, когда Джаред только представился, теплый, успокаивающий взгляд, которым его одарил Дженсен, был совершенно неожиданным. Он буквально выбил его из колеи.

Поначалу Джаред подумал, что новый знакомый просто пытается быть вежливым, но когда он рассказал Дженсену, что ему двадцать два и что в этом бизнесе он с семнадцати, что он променял безопасность и уют отчего дома на место, называемое Городом Ангелов, то был поражен мягким, каким-то покровительственным сиянием его глаз. Которое, впрочем, мужчина тут же спрятал.

…Дженсен дарил Джареду чувство защищенности, замедлял целый мир, когда тому казалось, что он вращается слишком быстро. Он делился теплом и заботой, трепал младшего товарища по голове и нашептывал на ухо обещания, в которых так отчаянно нуждался Джаред.

Никто никогда не вел себя так с Джаредом раньше. Впервые с тех самых пор, как он был подростком, Джаред чувствовал, что есть тот, на кого он может положиться, вместо того, чтобы быть вечной опорой и защитой. Ему казалось, что у него вдруг появилось право нуждаться в ком-то сильнее себя. И ему это нравилось.

Огромное спасибо за перевод! :flower:


06 май 2014, 00:39
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 21:28
Сообщения: 436
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
5/5 :flower:

_________________
Подкрадывающаяся незаметно


06 май 2014, 10:20
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 окт 2013, 15:03
Сообщения: 64
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Спасибо за перевод!
5/5

_________________
В детстве я верил, что однажды встану,
а дураков нету - улетели все. (с)


07 май 2014, 21:44
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июн 2011, 14:09
Сообщения: 1375
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
4\4

_________________
Вы, кто на нас уже не делает ставки,
Мы в ваш продуманный план свои вносим поправки.


08 май 2014, 18:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 сен 2013, 22:20
Сообщения: 36
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
я за них очень переживала! спасибо за замечательную историю! 5/5

_________________
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...


09 май 2014, 00:55
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2012, 10:39
Сообщения: 277
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
5/5


09 май 2014, 11:11
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31 май 2011, 11:33
Сообщения: 152
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
3/3


09 май 2014, 22:58
Профиль

Зарегистрирован: 07 янв 2013, 18:28
Сообщения: 63
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
Огромное спасио всем проголосовавшим)))
Спасибо за оценки :heart: :heart: , я понимаю, текст вышел... хм... на любителя :D


11 май 2014, 12:15
Профиль

Зарегистрирован: 07 мар 2014, 11:55
Сообщения: 28
Сообщение Re: День 4. Перевод "5*2"
А мне очень понравился :heart: , пусть и поздно, но эта история читалась на одном дыхании :inlove: Спасибо большое за перевод :friend: :vict: :flower:


03 авг 2017, 19:29
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.045s | 15 Queries | GZIP : Off ]