Текущее время: 28 июл 2017, 17:02




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Название: Ветераны псионных войн
Оригинальное название: Veterans of the Psychic Wars
Авторы: kalireynn and kellwyntar
Переводчик: Marta
Разрешение: запрос отправлен
Бета: Subvision
Арт: Anarda
Фандом: Supernatural (J2)
Пейринг: Дж2
Персонажи: Эклз, Падалеки, Морган, Андерсон, Пасдар, Экклстон, Момоа (его персонаж Декс) и другие.
Рейтинг: NC-17
Категория: слэш, AU, RPS
Жанр: фантастика, экшен, романс, ангст, hurt/comfort
Количество слов: ~41 тыс.
Предупреждение: смерть второстепенных персонажей.

Краткое описание: Идет жестокая война с пришельцами, и те из землян, кто чудом выжил, собираются под огромными куполами, стены которых создаются и удерживаются благодаря мысленной энергии людей с необычными способностями. Для каждого уникального специалиста предназначен не менее уникальный защитник, и, работая в паре, они представляют для пришельцев смертельную угрозу.

Ссылки на текст: в формате .doc | в формате .txt

Изображение


Последний раз редактировалось Marta 10 янв 2015, 18:50, всего редактировалось 1 раз.

25 ноя 2014, 01:20
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Изображение

– Имя?
– Джаред Тристан Падалеки!
– Здесь отвечай «Джей». Тебя ведь так обычно зовут?
– Да, но… это ведь армия, сэр.
– Не армия, сынок, а псионные войска. Дуй в автобус, а то мы уже опаздываем.
– Слушаюсь, сэр!
Пауза, и затем:
– Ладно, привыкнешь.

***

Автобус быстро заполнялся. Попутчики рассаживались, в основном, парами, одни смеялись или что-то увлеченно обсуждали, другие, явно связанные между собой, просто молчали, будто им уже и слов не требовалось, чтобы понимать друг друга. Джея накрыло волной эмоций, мыслей и чувств, хлынувшей от окруживших его людей. Псионы. Их уверенность друг в друге, ощущение целостности пока что были Джею недоступны – сколько себя помнил, он рос с постоянно напоминавшим о себе чувством неудовлетворенности, как будто ему чего-то не хватало для полного счастья. Ему объяснили, что для псиона это обычное дело, пройдет, когда он встретит напарника, предназначенного судьбой именно ему, поэтому Джей постепенно приучил себя не обращать внимания на это неуютное чувство.
Пары, заполнившие автобус, состояли либо из двух псионов, либо из псиона и хранителя, и Джей, никогда прежде не встречавший связанных между собой псионов – а хранителей он и подавно увидел впервые, – находился в некотором замешательстве. До Джея быстро дошло, что не все в автобусе поддаются его мысленному сканированию – когда он прикрывал глаза, то не всегда мог определить, где находятся некоторые из пассажиров.
Да, он слышал, что проникнуть в мысли хранителя может только псион, который с ним связан, но одно дело слышать, а другое – ощутить это на практике. Джей намеренно вздохнул поглубже, чтобы успокоиться. Хранители ведь тоже люди… пусть и не такие, как все.
Похоже, путь предстоял неблизкий, но Джей никак не мог заставить себя заговорить с кем-нибудь из соседей. Все в парах, казалось, интересовались лишь друг другом, и обратиться к кому-то из псионов с вопросом походило на вторжение в личное пространство.
Едва у Джея мелькнула эта мысль, он уловил быстрый взгляд девушки с соседнего кресла. Надо же, он не успел поставить защиту и скрыть тревогу.
– Всё нормально, – девушка-псион улыбнулась. – На самом деле мы не такие. Я Дария, а это Грег.
– Джей, – улыбнулся он в ответ, отмечая, что девушка не протянула руку для приветствия: псионы избегают прикосновений малознакомых людей.
Ему хотелось расспросить Дарию о многом, но стоило помнить, что некоторые вопросы были под негласным запретом. Например – откуда ты родом? У Дарии слышался калифорнийский акцент, вряд ли ей захочется рассказывать о доме, который остался за линией фронта, на вражеской территории. Джею вспомнилось, как Джефф не советовал ему затрагивать неприятную тему, особенно если твои родные жили под защитой Купола.
А сейчас, в этом автобусе, в окружении псионов, даже мыслями можно ранить друг друга.
– Извини, – тихо начала Дария. – Это, конечно, не моё дело, но если тебе хочется поговорить об этом… Кто такой Джефф?
И в самом деле, нужно тщательнее скрывать мысли в присутствии псиона.
– Мой брат, – ответил после паузы Джей. – Он погиб год назад, в битве при Литтл Рок.
Дария понимающе кивнула.
– Он тоже был псионом?
– Нет, вспомогательные войска.
– Я слышала о них много хорошего.
Что здесь еще добавить? В нынешние времена трудно найти семью, которая не потеряла бы родных и близких. Но сочувствие Дарии было искренним, и этих немногих слов оказалось достаточно.
– Думаю, скоро мы сами в этом убедимся, – Джей постарался изобразить улыбку.
«Непривычно здесь, Джей-воробей, – писал ему Джефф. – О доме говорить не принято. И ты тоже про дом не начинай. Если у человека семья осталась за линией фронта, то он старается даже и не вспоминать об этом. А если твои родные и близкие под защитой Купола, то как-то невежливо упоминать об этом в присутствии тех, кому повезло меньше. Так вот мы и живем в армии, притворяемся, что важнее нашей службы нет ничего на свете. Хотя, на самом деле, так и есть…»
Армейский автобус увозил их всё дальше на юг. Джей глазел в окно на проносящиеся мимо окрестности, селения, иногда улавливая обрывки мыслей людей, проезжавших мимо верхом или в конных повозках. Моторные двигатели нынче большая редкость, на машинах ездили, в основном, военные, и Джей даже немного загордился, хотя гордость эта была с привкусом горечи и тоски.
Время от времени они останавливались, чтобы заправиться или подобрать новых пассажиров, отдохнуть и перекусить. Наконец, примерно в девять вечера они прибыли на ночлег в военную часть, расположившуюся в бывшем аэропорту О’Хара. Превратившись теперь в главную армейскую перевалочную базу, аэропорт был ярко освещен, и даже ночью здесь кипела жизнь.
– Ты когда-нибудь видел самолёт, Джей? – спросила Дария, разглядывая из-за его плеча здания ангаров и громады аэропланов, выстроившихся в ряд вдоль взлетной полосы.
– На фотографиях видел. Я был совсем маленьким, когда они перестали летать.
– Я тоже. Интересно посмотреть на них вблизи, да?
– Ага.

***

На территории военной базы каждый был занят своим делом, и было настолько оживленно, что новобранцы поначалу растерялись. Спасибо водителю автобуса, он подсказал, как отыскать бывший второй терминал – оплетённое кабелями и укреплённое толстой арматурой, здание изменилось до неузнаваемости после того, как в аэропорту разместились военные. Пройдя через дверь с эмблемой псионных войск и надписью «Посторонним вход воспрещен», потом через пост с охранниками, новички впервые оказались во владениях военных-псионов.
Первое, что они увидели – просторный зал с экраном во всю стену, на котором отображалась карта Северной Америки. По карте, на первый взгляд хаотично, были разбросаны разноцветные пятна, то возникающие, то исчезающие, сменяющие месторасположение и цвет, ярко вспыхивая или угасая. Ближе к югу карта была сплошь залита красным цветом, а участки, полностью отошедшие врагу, окрасились чёрным.
На экране, понял Джей, отображались защищенные зоны и, что еще важнее, Купола, под которыми люди проживали в безопасности.
Под экраном было расставлено компьютерное оборудование неясного Джею назначения, а поодаль за несколькими столами сидели люди в военной форме, которые то и дело вскидывали взгляд на сводку событий на экране.
Кто-то из новичков начал было разговор, но все тут же притихли, когда из динамиков раздался холодный, официальный женский голос:
– Внимание, воздушная атака отбита, генераторы пять, семь и девять – отбой. Опора передачи в Сент-Луисе работает, нагрузку выдержала. Боевая готовность, код – синий.
Человек за одним из столов издал радостный и одновременно усталый возглас. Его сосед, отодвинув стул, поднялся и направился в сторону вновь прибывших.
– Привет, – поздоровался он. На плечах военного блеснули майорские звезды вспомогательных войск. – Я Дилан, добро пожаловать в наш Купол, комплекс номер семь. Простите, что заставили вас ждать, ночка выдалась напряженная. Проходите.
Быстрым шагом он провел маленький отряд через несколько коридоров и потом остановился перед дверью, на которой красовалась надпись «Вход только для персонала псионных и вспомогательных войск».
– Не то чтобы мы снобы или скрытничаем, – Дилан указал всем на надпись. – Но наше подразделение отличается от остальных армейских, поэтому мы стараемся не пускать сюда посторонних, – придержав тяжелую дверь внушительных размеров, он пропустил новобранцев внутрь. – В истории псионных войск случалось несколько неприятных инцидентов, когда к нам заглядывало высшее командование… Мы не всегда придерживаемся устава, – Дилан едва заметно улыбнулся и продолжил. – Мне полагалось как следует ввести вас в курс дела, прежде чем вы двинете дальше на фронт, но ваш автобус припоздал, а нам пришлось весь день отбивать внезапную атаку на Купола. Поэтому представьте, что вы уже прослушали краткую ознакомительную лекцию.
Дверь за ними резко захлопнулась, и Джей, слегка вздрогнув, смутился – опять он не успел скрыть от остальных свои чувства.
– Что за чёрт! – воскликнул кто-то.
Фоновый шум окружающего мира, тонкие мысленные волны людей, что наводняли базу – все это ушло разом. Даже мысли и эмоции псионов, стоящих рядом, словно подернулись дымкой.
– А-а, совсем забыл вас предупредить, – Дилан поморщился. – Эта зона под особой защитой. Впереди у нас седьмой генератор, и псионы, которые им заведуют, тоже находятся там. Здесь всё устроено, чтобы убрать лишний шум и любое постороннее вмешательство. Ничего, привыкнете.

***

Столовая, которую показал им Дилан, ничем не отличалась от любой армейской: у стены располагался длинный стол, уставленный блюдами, на одном его краю были приготовлены стопки подносов и тарелок. Правда, разноцветные стулья своим видом выбивалась из аскетичной обстановки. Джей решил, что это остатки мебели из аэропорта, с тех времен, когда его еще не переделали под военную базу.
Дождавшись очереди, Джей наполнил свой поднос и, заметив, что Дария с улыбкой машет ему из-за столика на четверых, который она уже заняла с Грегом, направился к ним. Пока он усаживался, Дария с изумлением разглядывала количество еды на его подносе.
– Что? – спросил он слегка настороженно.
– Неужели ты всё это съешь? – спросила она с любопытством.
Джей опустил взгляд на свой поднос: три куска пиццы, два сэндвича с арахисовым маслом и джемом, двойная порция спагетти и еще приличная миска овощей. Ну, и два пудинга.
– Запросто, а что?
– Так, ничего, – Дария удивленно покачала головой.

***

Изображение


***

Уснуть никак не получалось. Вроде бы и койка была удобная, но Джею не давал покоя постоянный ментальный резонанс, исходивший от персонала технического комплекса, что обслуживал Купол. Он глядел в потолок, чувствуя потоки мыслей других псионов, текущие к нему со всех сторон. Псионы, по большей части, спокойно спавшие в окружении тепла и заботы своих напарников, излучали слабое свечение, заметное в темноте, и Джей лишь отчетливее ощутил вокруг себя вакуум одиночества.
Внезапно до него донеслась вспышка волнения и тревоги, охватившей псионов из ночной смены, что обслуживали генератор Купола. Джей нахмурился: не похоже на обычный рабочий момент, он ощутил настоящий ужас, и сквозь этот поток панических эмоций пробивался один сильный разум, спокойный и решительный, правда, тоже окрашенный яркой вспышкой адреналина.
Джей расслышал мысленный приказ команды генератора еще до того, как по казарме разнесся нарастающий вой сирены. В помещении ярко вспыхнул свет, и на пороге возник Дилан в сопровождении девушки, которую Джей видел впервые.
– Подъем, леди и джентльмены! – громко объявил Дилан. – Всем псионам – на выход, следуйте за Кристиной. Это не учебная тревога. Если хотите, можете взять с собой вашего напарника. Быстрее!

***

Их привели в круглую комнату, обстановка в которой совершенно не вязалась с казённым армейским устройством на базе: на полу с мягким покрытием были разбросаны диванные подушки, вдоль стен по кругу стояли удобные кресла. В центре комнаты на невысоком постаменте был укреплен большой сферический кристалл, блистающий множеством граней. Собравшиеся в комнате псионы по знаку Кристины быстро выбрали себе кого-то из новичков.
– Я Кайл, – представился Джею невысокий парень и с весёлой улыбкой посмотрел снизу вверх на возвышавшегося над ним Джея. – Пошли вон туда, – Кайл подвел его к паре стоящих рядом кресел, и, плюхнувшись в одно из них, указал Джею на второе. – Расслабься.
Они устроились в креслах, создавая между собой более комфортный и тесный контакт.
– Что происходит? – спросил Джей.
– На Купол готовится мощная атака, похоже, прямо с орбиты – хотят высадить десант в защитной зоне, – он сочувственно кивнул потрясенному новостью Джею. – Да уж, есть от чего испугаться. Поэтому мы и собрали вас, чтобы дополнительно укрепить псионную защиту.
– Но я не знаю, как… – начал было Джей, но Кайл, подняв руку, остановил его.
– Зато мы знаем, для этого вам и нужны партнеры, – он улыбнулся и подмигнул Джею. – Я тебе помогу, обещаю, буду с тобой нежен, давай руку, – пальцы Джея дрогнули, коснувшись ладони Кайла, и тот тихо подбодрил: – Хорошо.
– Я так никогда не пробовал… – с трудом выдавил Джей, в горле у него вдруг пересохло, казалось, температура тела подскочила сразу на несколько делений.
– Дыши, – тихо повторял Кайл, гладя большим пальцем ладонь Джея. – Просто дыши, расслабься, позволь энергии самой сделать своё дело.
Откинувшись на спинку кресла, Джей почувствовал легкое головокружение и прикрыл глаза, охваченный незнакомыми ощущениями. Сила, которую он передавал через себя, сливалась с его собственной, нарастая с каждой секундой. Джей ощущал энергию, исходящую от Кайла; она проникала сквозь тело, сплавляясь с его собственной в единый поток, пульсирующий в такт его зачастившему дыханию.
– Отлично, – тихо проговорил ему Кайл на ухо. – Теперь сконцентрируйся на сфере.
Не решаясь заговорить, Джей лишь кивнул и перевел взгляд на сверкающий шар в центре комнаты: хрустальная сфера, засветившись ярче, стала переливаться радужными цветами. Зрелище завораживало.
– Сконцентрируйся, – повторил Кайл. – А теперь делай как я – направляй все силы, какие можешь собрать, на сферу.
Джей напрягся, чувствуя, что Кайл тоже прилагает усилия. Они быстро настроились на пульсирующие толчки энергии, которую сфера отсылала к оболочке Купола, и Джей вдруг почувствовал прикосновения мыслей других псионов, тех, кто охранял главный генератор. Он словно увидел, как их умноженные силы окутывают прочной броней энергетические вышки Купола, усиливая их, чтобы отразить атаку. По краю сознания пронеслась огненная вспышка – это был тот самый удар, неудавшееся нападение врага, которое удалось отразить.
Джей почти потерялся в нахлынувших ощущениях, и с реальностью теперь его связывали лишь пальцы Кайла, стиснувшие его ладонь. Он слился мыслями со всеми псионами в генераторной, действуя с ними сообща: перехватывал смертоносные ракеты, разбивал их на части, извлекая ядерные боеголовки и отправляя назад в космос, рассеивал остатки металла в верхних слоях атмосферы. Осознавать, что ты часть единого целого, что твоему сознанию подчиняется пространство, меняясь по твоей команде – это было ошеломляющее чувство.
Казалось, прошла вечность, прежде чем атака прекратилась. Псионы, обслуживающие генератор, осторожно высвобождали от контакта новичков, вызванных на подмогу, и Джей, наконец, пришел в себя. Он обессиленно откинулся на спинку мягкого кресла, избавляясь от текущих сквозь него сил Кайла. Выжатый как лимон, он ощущал сейчас лишь отголоски сил других псионов, покидающих его тело и сознание.
Кайл пожал ему руку, и Джей тяжело поднял на него взгляд.
– Мы сделали это, – тихо сказал Кайл.
– Ага, сделали, – улыбнулся Джей.
Он поднялся с кресла, но тут же пошатнулся, и Кайл, вскочив на ноги, быстро пришел на помощь.
– Эй, держись. Первое дежурство на генераторе всегда нелегко дается. Не торопись.
– Да, спасибо, – Джей выпрямился.
– Слушай, душевые в казармах сейчас забьются до отказа, – Кайл сделал паузу. – Хочешь, пойдем ко мне в общежитие, у меня ванна есть – можешь там полежать и откиснуть.
– С удовольствием!


25 ноя 2014, 01:21
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
***

Теплая вода настолько расслабила уставшее тело Джея, что он чуть не уснул. С трудом заставив себя выбраться из ванной, он обмотал бедра полотенцем и вышел в комнату.
Оторвавшись от книги, Кайл оценивающе провел взглядом вверх-вниз по складной фигуре Джея, впрочем, тут же отвернувшись, чтобы не смущать гостя.
– Ты такой высокий… Думаю, поместишься на моей кровати. А я диван займу, – сказал Кайл как ни в чем не бывало. – Смысл тебе тащиться в такое позднее время в казарму?
– Кайл, это было бы здорово, но мне неудобно…
– Ерунда, неудобно спать на потолке, – усмехнулся Кайл. – Дай мне хоть в ванную попасть, наконец.

***

Джей проснулся около полудня, ощутив бодрость и прилив сил. Он увидел Кайла, стоящего у окна – тот уже начал одеваться, натянув штаны от униформы, но рубашку еще не надел, и его светлая кожа буквально сияла в лучах проникавшего в комнату солнца. Услышав, что Джей проснулся, Кайл оглянулся и улыбнулся ему.
– Тебе дали увольнительную до завтра, из-за срочного вызова этой ночью. Обычно для столь напряженной работы не привлекают новичков.
– Мы отлично справились.
– Ты – на сто процентов, – с улыбкой подтвердил Кайл. Похоже, он собирался что-то добавить, но тут желудок Джея дал о себе знать, громко заурчав. – Как насчет плотного завтрака?

***

Столовая их подразделения была закрыта. Ночью всю энергию перенаправили на замену одного из генераторов, который они потеряли во время атаки прошлой ночью, и восстановительные работы еще не завершились. Так что им пришлось отправиться за завтраком в общую столовую базы О‘Хара.
Открыв дверь, отделявшую зону псионных войск от остальной базы, Джей вздрогнул: он уже привык находиться под защитой генератора, избавленный от множества сторонних вторжений в собственное сознание, и теперь весь этот психогенный шум, нахлынувший разом, едва ли не причинял боль. Кайл коснулся шеи Джея, легко разминая мышцы, и потоки энергии псиона теплом окатили его тело, усиливая защиту.
– Сейчас полегчает, – пообещал Кайл.
Дежурный по кухне отказался выдать дополнительный десерт, и Джей уже начал возмущаться, но тут Кайл, сдвинув брови и глядя прямо в глаза солдату за стойкой, произнес тоном, не допускающим возражений:
Три пудинга.
Вяло моргнув, дежурный по кухне молча поставил на поднос Джею три порции сладкого десерта.
– Пошли, – Кайл улыбнулся Джею.
– Что это было? – спросил тот, когда они сели за стол.
– Так, просто прикололся. Срабатывает на людях с некрепкой психикой, – довольно пояснил Кайл. – Во-первых, пудингов у них полно, во-вторых, даже если мы и получаем армейскую норму, псионам положена добавка.
За едой они весело болтали, и, хотя Джей заметил, что Кайл порой непочтительно высказывается об армии или начальстве, своей работе – а Кайл входил в команду обслуживания генератора – он предан всей душой. О своих сослуживцах Кайл отзывался с большой теплотой. А еще трудно было не заметить, что псион с ним флиртует.
Возвращаясь из столовой в комнату Кайла, Джей вынужден был пригнуться, чтобы не задеть головой дверной проем.
– Джей, ну ты и дылда, – снова подивился Кайл. – Наверное, чем-то болел в детстве?
– Не всем же быть коротышками, – не остался в долгу тот.
– Там, где полагается, размер у меня что надо, – псион ухмыльнулся. – А как насчет тебя?
Выгнув бровь, Джей приблизился к Кайлу и толкнул его на стену.
– Хочешь выяснить? – тихо поинтересовался он, почти касаясь губами его щеки.
– Ещё как! – выдохнул Кайл и поцеловал Джея, обхватывая его бедра ногой, притягивая к себе теснее. Довольно промычав ему в губы, тот вжался в бедра псиона и вдруг испуганно охнул, когда Кайл, сделав подножку, рухнул вместе с ним, но не дал коснуться земли, а вместо этого придержал, используя телекинез, и мягко опустил их тела на пол.
– Круто! – прокомментировал Джей.
Кайл, прикусив ему шею, одновременно пробрался ладонью за пояс его брюк, к паху, и Джей выгнулся в наслаждении.
– Очень круто! – хрипло проговорил он, отвечая Кайлу на поцелуй.

***

Резкий звон тревоги словно окатил Джея ведром ледяной воды.
– Что, опять атака?! – подскочил он на кровати, часто дыша. Но Кайл шлепнул ладонью где-то на тумбочке у кровати, и трель прекратилась.
– Нет, просто у меня дежурство через час. И у нас еще есть время…
– А долго тебе собираться? – поинтересовался Джей.
– Минут двадцать, – Кайл резко выдохнул, когда Джей прикусил ему ключицу. – Э-э… хватит и десяти.
***
Столовая псионных войск, наконец, заработала, и Джей направился туда, а Кайл сломя голову понесся на дежурство, безбожно опаздывая. Взяв поднос, Джей пошел к стойке, заметив за соседним столом несколько псионов-новобранцев, и среди них Дарию, приветливо махнувшую ему рукой.
– Сейчас пол девятого… Прошло больше двадцати часов, Джей, – начала она, когда Джей сел со всеми за стол. – Где ты пропадал? Мы всё гадали… Погоди, это что, засос?
Джей, прикрыв шею ладонью, не нашелся, что ответить.
– Э-э…
Дария рассмеялась:
– С другой стороны тоже.
Покраснев, Джей потянул воротник повыше, пытаясь прикрыть отметины, но потом бросил затею и усмехнулся виновато.
– Нужно ведь было как-то убить время.
– Вид у тебя уставший. Оно хоть того стоило?
– О да…

***

На следующее утро, уложив вещи, все новобранцы погрузились на военный поезд под присмотром Дилана, который должен был проводить их до самой Академии. После того, как перелеты стали почти невозможны, железные дороги, соединявшие защитные комплексы, стали быстрейшим средством передвижения. В предвкушении необычного путешествия, Джей поторопился занять место у окна, а Дария и Грег устроились на сиденье рядом.
Когда первое любопытство было удовлетворено, Джаред заскучал, разглядывая мелькавший за окном однообразный пейзаж – охваченные дымкой тумана холмы, редкий лес, одиноко стоящие дома. И вдруг все это резко сменилось жуткой выжженной равниной, куда хватало взгляда.
Джаред оторопело прильнул к окну.
– Что ещё за черт!
Бросив на него взгляд, Дария лишь грустно вздохнула, и за неё ответил Грег:
– Чтобы дождь и снег не попадали на Купол, осадки перенаправляли сюда. Воздух был заражен ядовитыми химикатами с орбиты, от пролившихся здесь дождей большинство растений погибло, некоторые мутировали. Пришлось выжечь огромные площади, чтобы остановить распространение заразы.
Джей неотрывно смотрел на проносящуюся пустошь до тех пор, пока, наконец, на равнине не появились признаки жизни. Прежде он никогда не задумывался о враге – он понимал весь ужас войны, и то, что она затронула всех и каждого, но на самом деле не особо интересовался, что из себя представляют захватчики, слишком уж это было отвлеченной идеей. Даже когда Джефф ушел на войну, он не часто рассказывал в письмах о тех, с кем они сражаются, гораздо охотнее брат делился подробностями об армейском быте.
Еще не повстречав ни одного захватчика, только лишь увидев следы их преступлений, Джаред похолодел, и по спине его пробежала дрожь.
Не говоря ни слова, Дария сжала его ладонь.

***

Замедлив ход, поезд остановился у платформы Академии псионных войск. Несмотря на легендарную славу учебного заведения, внешний вид Академии совершенно не впечатлял: однообразные здания-коробки учебных корпусов в окружении технических пристроек и огороженных площадок с разнообразным оборудованием и тренажерами, назначения которых Джей пока что не представлял.
Оказавшись на платформе, он заслышал звуки, походившие на автоматные очереди. На территории Академии?!
– Активнее, активнее, новобранцы, – весело подгонял их Дилан.
– Сэр, вы слышали…
Дилан бросил на него сердитый взгляд.
– Я сказал – активнее, курсант. Пошевеливайся.
Дилан ускорил шаг, и Джей, лихорадочно приготовив ментальную защиту для себя и товарищей, если потребуется, постарался не отставать.
Они прошли через главные ворота и сразу оказались перед тренировочным полем, загроможденным баррикадами и препятствиями. Джей разглядел лежащие повсюду тела, но не успел испугаться – до него дошло, что одежда поверженных солдат, а также земля вокруг забрызганы не кровью, а краской.
Человек пять нападавших, пока еще в незапятнанной краской униформе осторожно окружали спокойно стоящего в центре поля солдата. Кто-то из пятерки выстрелил ему в грудь, и солдат упал.
– Ну что, всех уложили?
– Нет, остался ещё один… ой! – не успел ответить ему один из «захватчиков», как повалился снопом: краска залила всю его грудь. Одинокий солдат, перемещаясь настолько быстро, что его движений было почти не различить, забрался на одну из баррикад, выстрелил раз, потом другой, спрыгивая обратно с препятствия. Затем он нанес ненастоящие раны, по-видимому, тренировочным мечом – Джей заметил, как на груди нескольких нападавших появились ярко-голубые полосы. Единственный «незапятнанный» нападавший стал разворачиваться к нему, но солдат, укрывшись за подстреленными им телами, через мгновение перекатился прямо под ноги «захватчику» и ткнул пистолетом в рёбра.
Раздался выстрел.
– Что за… – начал было «захватчик».
– Ты убит, солдат, – сказал стрелявший и в довершение свалил его на землю ловкой подсечкой.
Спокойно оглядев разбросанные по полю тела, победитель схватки удовлетворенно кивнул. Интересно, и как можно сохранять ледяное спокойствие, только что уложив за несколько секунд сразу пять человек? Джея это и пугало, и впечатляло одновременно – неужели в Академии хотят, чтобы и он такому научился?
В динамиках, расположенных по углам поля, раздался статический треск, и потом зычный голос объявил:
– Тренировка окончена. Всем кадетам полчаса на душ, после чего отрапортуйте командирам отделений о выполнении задания.
Перемазанные краской солдаты, вскочив с земли, быстро очистили площадку и стали расходиться по корпусам Академии. Победитель тренировочного боя тоже бегом потрусил к зданию, рассекая толпу курсантов, которые торопливо расходились перед ним, давая дорогу.
Из ближайшего здания к вновь прибывшим вышла навстречу хрупкая рыжеволосая женщина, ее безукоризненно сидящая форма псионных войск разительно отличалась от тех потрепанных тренировочных комбинезонов, которые были надеты на солдатах. Заметив ее, Дилан вытянулся в струнку.
– Новобранцы, майор Андерсон, – отрапортовал он почтительно.
Женщина оглядела моментально притихших новичков с совершенно непроницаемым видом. Ее утонченная холодная красота поразила Джея, он и сам не понимал, почему. Что-то неясное, едва уловимое задело его эмоции, пока он разглядывал незнакомку, но эти мысли тут же угасли: выставленные Андерсон щиты были непробиваемы.
Наконец, она кивнула.
– Отведите их в главный корпус и потом можете быть свободны. Если вы поторопитесь, то можете успеть на обратный поезд.
– Слушаюсь, мэм, – и Дилан, бросив новичкам: «За мной!» пошел вперёд быстрым шагом.
Майор Андерсон с задумчивым видом проводила взглядом удаляющуюся группу.

***

В административном корпусе им выдали униформу, документы кадетов псионных войск и распределили по казармам. После того, как они разместились, кадетам поопытнее, тем, что недавно вели тренировочный бой, судя по местами не отмывшейся с них краске, приказали показать новичкам устройство Академии.
К Джею приставили кадета с лёгким британским акцентом.
– Я Кристофер, – представился он с задорной усмешкой. – Здесь не на что особенно смотреть, но ладно, пошли.
Проведя его по территории в ускоренном темпе, Кристофер кратко ввел Джея в курс дела. Казармы псионных и вспомогательных войск располагались по обеим сторонам главного плаца. К ним примыкали корпуса для проведения лекций, тренировочные залы и полосы препятствий с такими сложными заграждениями, какие Джаред видел впервые. Визит в столовую Кристофер приберёг напоследок.
Они взяли подносы с обедом и поднялись на балкон второго этажа столовой, откуда Кристофер продолжил рассказывать Джею о базе, указывая в сторону зданий рукой и делясь сведениями и слухами о местном начальстве.
– Видишь того парня? – Кристофер кивнул в сторону человека, с мрачным видом пересекающего плац в направлении столовой. Джей узнал его – это был тот самый солдат, единственный выстоявший в тренировочном бою сегодня утром. – Это Джен, он хранитель, только псиона ему пока не подобрали. Будь с ним поосторожнее, псих каких мало.
– В каком смысле – псих?
– Убьет тебя во сне и глазом не моргнёт, вот в каком. Никогда не улыбается, слова не вымолвит, всё тренируется да тренируется, иногда его на задания отправляют за линию фронта, а как вернётся – опять за тренировки, – Кристофер криво усмехнулся. – Держись от него подальше.
Наконец, Джен вошел в столовую, и, когда он проходил под балконом, Кристофер швырнул в него кусочком моркови. Джен, не меняя курса и даже не подняв взгляда, на лету поймал ломтик в кулак.
Через пару секунд он, поднявшись на балкон, приблизился к их столику. Он был необычайно хорош собой, этот Джен, и его мрачный вид лишь ещё больше подчеркивал его красоту.
– Бросаться едой невежливо, ты в курсе? – произнес он раздельно, низким хрипловатым голосом.
Джей оторопело смотрел на него. Он чувствовал силу и мощь, исходящие от этого человека, но, попытавшись прощупать его мысленно, словно на стену натолкнулся – такое впечатление, что Джена просто не существовало. Не привыкшему иметь дело с хранителями, Джею стало не по себе.
– Я не бросал, это всё э-э… – он запнулся, сообразив, что выставить себя стукачом в первый же день в Академии – не лучший вариант. Повернувшись к псиону, он заметил, что того и след простыл – Кристофер обернулся невидимкой, проявив способности, о которых Джей и не подозревал.
Джен смерил его долгим взглядом.
– Понятно, прикололись над новичком, – взяв чашку Кристофера, он демонстративно вылил кофе на пустой стул. Полившись сверху вниз, коричневая жижа обрисовала контуры сидящего на нём человека. – Смешно.
Переведя взгляд на Джея, хранитель чуть повел бровью, потом развернулся и ушёл.
– Сволочь, – проворчал Кристофер, принимая свой обычный вид и безуспешно пытаясь вытереться салфеткой.
Джей перевел дух, радуясь, что легко отделался.
– Ты или Джен? – он усмехнулся.
Кристофер хмыкнул.
– Ладно, проехали.

***

Изображение

***


25 ноя 2014, 01:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Утро Джея началось с занятий по рукопашному бою с капитаном Болдуином. Джей почти не волновался перед тренировкой… до тех пор, пока не появилась улыбающаяся девушка-адъютант и сообщила новичкам, что капитан Болдуин был срочно отозван на фронт, и его место займет инструктор-старшекурсник.
Она кивком пригласила инструктора, и в зал вошел Джен.
– Мэм, – отсалютовал он.
Девушка вышла, и Джен, обернувшись к притихшим кадетам, молча окинул группу оценивающим взглядом. Волны эмоций – удивление, тревога – окатили Джея со всех сторон.
– Хорошо, – наконец сказал Джен. – Ты, – он указал на кого-то в строю. – Выбери себе трех товарищей и нападай на меня.
Кадет, на которого обратил внимание инструктор, был с Джеем не знаком, однако парень, оглядев стоящих строем кадетов, похоже, решил выбрать самого крупного – то есть, Джея, возвышавшегося над всеми дюйма на два.
Вскоре четверка новичков неуверенно сгрудилась вокруг Джена, который просто стоял и ждал, сунув большие пальцы рук за пояс.
Наконец, кадет, стоящий позади Джея, слегка пожав плечами, нанес Джену быстрый удар в бок. Пригнувшись, тот ушел от удара и, перехватив нападавшего за лодыжку, сбил с ног, рубанув ребром ладони по плечу. Падая, нападавший увлек за собой еще одного кадета, и они оба шлепнулись на маты.
Подозревая, что это плохая идея, Джей всё-таки решился напасть. Он не успел заметить, что именно сделал инструктор, но зато ощутил, как нога Джена встретилась с его животом, напрочь выбивая дух и отшвыривая в сторону.
Рефлексы псиона включились сами собой, и Джей разделился, формируя в паре шагов от Джена собственную точную копию из своей мысленной энергии. Он снова приблизился к инструктору, который в этот момент занимался оставшимися двумя кадетами, и обратил на себя внимание, намеренно перехватив его взгляд и надеясь, что Джен не замечает, как «второе я» Джея двигается за его спиной.
Наблюдавшие за боем кадеты стали перешептываться, но Джей понадеялся, что Джен и этого не заметит. Он заработал еще один болезненный, несмотря на специальные тренировочные ботинки инструктора, удар, теперь в бедро, отлетел в сторону, но тут «второй Джей» напал на хранителя сзади. Не скрывая удивления, Джен все же вывернулся из захвата, оборачиваясь к неожиданной угрозе.
Оба Джея выжидали на изготовке, но инструктор, остановив бой, оглядел трех стонущих на полу кадетов и псионов-двойников.
– Неплохо, – с одобрением произнес он. – Я приказал напасть на меня, но я ведь не уточнил, как.
Пока двойник Джея медленно таял в воздухе, Джен обратился к строю кадетов.
– Ваше оружие всегда при вас, псионы. Вы обладаете ценнейшими способностями, обращая их в серьезную угрозу. У вас есть хранители, отвечающие за вооружение – мечи, пистолеты, ружья, которыми мы тоже научим вас пользоваться. Но любое оружие потеряет силу, если вы не станете настоящими бойцами. Псионы и хранители представляют угрозу не потому, что отлично экипированы и вооружены, а потому что они готовы сражаться до последней капли крови, хоть с ядерной боеголовкой наперевес, хоть просто голыми руками. Уроки рукопашного боя сделают из вас настоящих солдат, потому что на поле битвы все средства хороши, – вздернув за шиворот одного из кадетов, все ещё лежащих на матах, Джен поставил его на ноги. – Разминайтесь, а потом я покажу, как я проделал все это.
Когда кадеты увлеклись тренировкой, повторяя движения, которые им показал инструктор, тот подозвал Джея.
– Я такого раньше никогда не видел, – отведя его в сторону, тихо произнес Джен. – Тебе нужны тренировки по применению холодного оружия, пригодится. Найди потом капитана Вога, передай, что я попросил записать тебя в его группу, – он слегка нахмурился. – Бойцовские качества твои далеки от совершенства, но это можно быстро исправить.
– Есть, сэр.
Джен еще сильнее свёл брови.
– Не «сэр», лучше «Джен». Я такой же кадет, как и ты. А теперь возвращайся к работе.
– Есть… Джен, – смущенно улыбнулся ему Джей, но хранитель уже развернулся к остальным новобранцам.

***

Видя порой Джена в Академии то здесь, то там, Джей заметил, что хранитель держится со всеми отчужденно. Впрочем, окружающие и сами его сторонились, даже в столовой кадеты его избегали, немедленно пересаживаясь за другой стол, стоило Джену приблизиться к ним с подносом.
Джею даже обидно за него стало – конечно, по непроницаемому лицу хранителя трудно было судить о его реакции, но вряд ли кому-то понравилось бы, когда с тобой так обращаются.
Поэтому, спустя несколько тренировок по рукопашному бою, Джей взял со стойки свой поднос с обедом и, набравшись смелости, направился к столику Джена.
– Не против, если я тут присяду? – как бы невзначай спросил он.
Слегка удивленный, хранитель лишь пожал плечами в ответ. Джей, неловко улыбнувшись, сел напротив.
– Я Джей, новенький, может, ты помнишь меня? Родом я из Канзаса, но вырос в Миннесоте, – он поддел вилкой пару ломтиков картошки. Джен как будто слушал, но не выказывал желания поддерживать разговор. Чувствуя себя полным идиотом, Джей все же продолжил и пространно объяснил, зачем решил учиться в Академии. – Знаешь, я никогда не видел себя в роли солдата… Но мне сказали, что у меня способности, и что я нужен армии, вот я и записался. У меня даже хранителя нет… Я слышал, что хранителями обычно становятся родственники, ну, ты понимаешь, семья… Но у моих родителей нет никаких способностей, по крайней мере, я не замечал. Отец менеджер, мама учительница… У меня был ещё старший брат, но он тоже был… обычным. Так что, надеюсь, еще встречу своего хранителя.
Джен ткнул вилкой в веточку брокколи.
– Мне теперь придется перейти в ту особую группу по тактике обращения с холодным оружием, в которую ты посоветовал записаться. Капитан Вог тебе передал?
Хранитель медленно кивнул.
– Отлично, – улыбнувшись, Джей откусил сосиску. – И это всё, что ты ешь?
Часто заморгав, Джен посмотрел на свою тарелку и потом поднял взгляд на псиона. Еды на его тарелке, действительно, было совсем немного, да и то, в основном, сырые овощи.
– Хм-м… – Джей скептически покачал головой.

***

Занятия по холодному оружию посещали, главным образом, кадеты из вспомогательных войск и хранители, псионов здесь почти не встречалось, и Джей на первой же тренировке заметил разницу в отношении к Джену со стороны как курсантов-новичков, так и опытных бойцов: в отличие от писонов – ни капли самодовольного презрения, которым так и сочились Кристофер и его компания. Местные ребята явно выказывали Джену уважение.
После одной тренировочной схватки, когда трое хранителей безуспешно попытались одолеть Джена, Джей подслушал их разговор, пока отрабатывал свои приемы.
– Ты это видел, видел? Мне почти удалось стукнуть его пару раз!
– Ага, круто, старик.
Джея забавляло такое поклонение Джену, однако кадеты, похоже, говорили на полном серьезе. Впрочем, внешне они никак это не демонстрировали и общались со своим кумиром подчеркнуто солидно и деловито. По указанию Джена троица устроила нападение на Джея и, конечно, свалила его с ног, но стоило кадетам отпустить в адрес неудачливого псиона шуточку, как Джен нарочно громко кашлянул, и солдаты моментально заткнулись.
– А парень способный, – задумчиво произнес капитан Воуг, наблюдая за работой Джея. – Джен, поработай с ним один на один. Натаскай его как следует.
– Слушаюсь, сэр, – ответил тот без особого энтузиазма.

***

Джен понимал, что его предназначение – хранитель, и потому его прямая обязанность, каждый раз возвращаясь в Академию с поля боя, возиться с очередными новичками-псионами, ожидая, когда кто-нибудь ему подойдет, что найдется псион, который в состоянии с ним сработаться. В Академии о нём кружили порой невероятные слухи, и хотя многие из них были глупыми выдумками, кое-что действительно было правдой, и это Джену никак не помогало. Как не помогало ему и то, что он не выносил людского общества в целом и некоторых законченных придурков-псионов в частности.
Взять Габриэля – засранец, каких поискать, хотя и обладает мощными телекинетическими силами. Напарника ему постоянно не доставало по той причине, что назначенные ему хранители раз за разом погибали на поле боя. Возможно, Джен и смог бы его вытерпеть, хотя больше вероятности, что Габриэль вернулся бы в Академию в мешке для трупов, и командование это тоже понимало – нынче каждый псион на вес золота, даже такой придурок, как Габриэль. Удачи ему с будущим хранителем.
Кристофера, этого урода со способностью становиться невидимкой, Джен вообще не выносил за манеру устраивать подставы кадетам, особенно, новичкам. Зная его вредную натуру, Джен легко определял, где сейчас находится Кристофер по «следам преступлений». Каждый раз, проходя мимо него, хранитель с трудом сдерживал ухмылку, вспоминая залитое красной краской лицо псиона, в тот раз, когда Кристофер попытался и ему устроить пакость. Хотя разок все же пришлось приложить засранца о стену и вдолбить ему в голову, что к чему.
В общем, Джен предпочитал возвращаться с задания в целости и сохранности, и потому не собирался создавать боевую двойку с псионом, который люто его ненавидит. Хранителями дорожили в меньшей степени, ведь настоящую ценность представляли псионы, и потому вряд ли последует много вопросов, по крайней мере, таких, на которые трудно было бы найти правдоподобные ответы, вернись Кристофер с задания в одиночку, без хранителя.
А теперь в Академию прибыли очередные псионы-новички, которых предстояло натренировать. Предпочитая одиночные вылазки в тыл врага или работу с матерыми десантниками, Джен все же достаточно повидал новобранцев-псионов на поле боя, чтобы заранее предугадать их манеру поведения.
Джим – мягкотелый добряк, впрочем, он обладал, как утверждали, какими-то супер-силами, иначе он бы не попал в псионные войска. Лучше бы Джим остался там, откуда приехал – в маленьком городке под Куполом, где он скорее бы пригодился. Не подходил он для жестоких сражений, и если Джима в первом же бою не прикончат, то сделают это в следующем, Джен готов был поспорить.
Способности Кристин впечатляли и могли весьма пригодиться – она умела контролировать электрическую энергию. Однако Джена смущало то, что девушка без тени сомнений готова была поджарить всё живое. Такая жестокость в бою не помешала бы, если бы не одно «но»: Кристин слишком высокомерна, и вряд ли с ним бы сработалась. Джен никогда не ладил с высшими офицерами, те же чувства он испытывал и к Кристин. Вдобавок, она слишком резко, необдуманно принимала решения, а на поле боя это может привести к недооценке противника. Нет, хранитель не горел желанием становиться с ней в пару.
И, наконец, Джей. Пока что у Джена никак не получалось классифицировать его способность – это было что-то новенькое. Джен столкнулся с подобной псионной энергией впервые, но она явно могла пригодиться на поле боя и таила большой потенциал. До сих пор хранитель не придумал, как бы лучше ее использовать, к тому же псион попался бестолковый и совершенно невежественный в области военного дела.
О людях Джей всегда был лучшего мнения, чем они того заслуживали, Джена удивляло – неужели псион и правда получает удовольствие от общения с подобными типами? Надоедливый и приставучий, как бездомный щенок, Джей был слишком открытым и не умел прятать свои мысли и чувства. Джену спокойнее бы спалось по ночам, не перехвати он жизнерадостный взгляд псиона тем ранним солнечным утром, когда новички, едва переступив порог Академии, натолкнулись на жестокую драку на тренировочном поле. Вид пусть и учебного боя моментально стер с лица парня яркую беззаботную улыбку и лучащийся добродушием взгляд. И то, что Джен об этом думал теперь постоянно, тоже его мало радовало.
Вздохнув, хранитель проверил приготовленное оружие, поправил воротник форменной куртки и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Через десять минут у него занятие с Джеем, и да поможет ему Бог.

***

– Говорят у тебя приватные занятия с Дженом? – начал Кристофер, плюхаясь на соседний с Джеем стул в столовой. – Ну, и как они проходят?
Тот пожал плечами.
– Обычный тренировочный бой. Я никогда в жизни столько не дрался.
– Вот бедняга, – Кристофер ухмыльнулся. – Если бы мне назначили занятия с самым кровожадным психопатом в Академии, я бы, наверное, уволился в запас. Уже составил завещание?
Джей нахмурился.
– Это обычная тренировка. Джен просто хочет научить меня хорошо драться.
– Ага, удачи. Может, тебе повезет больше, чем его предыдущему ученику. Джен у нас любимчик у старших офицеров… догадываюсь, почему, – хмыкнул Кристофер. – Красота – это страшная сила. Парень очутился в лазарете, а Джен всё равно остался в должности инструктора. Учти, я тебя предупредил.
Джей уставился на него.
– Кристофер, ну ты и козёл, зачем ты врешь? Джен прекрасно знает свое дело.
– Понятно, вижу, ты тоже на красавчика запал.
Закатив глаза, Джей покачал головой.
– Пошёл ты, Кристофер.
Быстро доев последний кусок на тарелке, Джей поднялся и вышел из-за стола.
Не оглядываясь, он использовал свою силу, чтобы ослабить крепления под стулом Кристофера, и стоило псиону облокотиться на спинку, как стул под ним с треском развалился.
Довольно усмехнувшись, Джей поспешил на занятия с хранителем.

***


25 ноя 2014, 01:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
– Я же сказал – двигайся вправо, – голос Джена звучал глухо, будто издалека.
Джей, скорчившись, стоял на коленях, его вырвало: желудок запротестовал, приняв на себя всю силу удара инструктора. Отдышавшись, он поднял взгляд на Джена, который протягивал ему бутылку воды.
– Умойся. И в следующий раз не ешь перед тренировкой.
– Прости, – поморщившись, Джей прополоскал рот, пока хранитель убирал в сторону запачканный мат, меняя на другой.
– Не извиняйся, – Джен протянул ему руку, помогая встать. – В следующий раз будь внимательнее. Давай повторим.
Кивнув, Джей стал в боевую стойку, и на этот раз, когда Джен резко выбросил вперед руку, переместился вправо. Уже выучив прием благодаря терпеливым наставлениям инструктора, Джей схватил его за лодыжку и резко потянул. Джен попытался вывернуться, но псион успел хорошенько стукнуть его в бок.
– Уже лучше, – похвалил Джен. – Еще раз.

***

Изображение

***

Как-то, возвращаясь в казарму, Джей наткнулся на Кристофера – тот что-то вещал с умным видом группе новичков-псионов.
– Капитан Вог нормальный мужик, – говорил Кристофер. – Он знает, что делает, и как человек ничего. Но если вы будете отставать по программе, то попадете к старшекурснику-инструктору. Отстающих обычно отправляют к Джену, и тогда вам не поздоровится.
– Я столкнулся с ним на тренировке сегодня, – откликнулся один из новичков. – Он… довольно жесткий.
– Ты хотел сказать – чокнутый? – подсказал Кристофер. – У него целый список неприятных инцидентов с учениками, – псион многозначительно кивнул.
– Каких, например?
– Ну-у… – протянул Кристофер. – Я слышал, что он постоянно подкидывает работу врачам в лазарете, отправляя туда кадетов с тренировки. А в первую его ночь в казарме хранителей… Джен ведь был там младше всех, и никто еще не знал, какой он ненормальный – «старички» хотели его принять в семью по традициям, ну, вы понимаете, но Джен все не так понял, и в результате одному кадету руку сломал, а у другого количество зубов ощутимо сократилось. И это было только начало… – псион покачал головой. – Да, он хорош в своем деле, никто не спорит и, сволочь, красив как Бог, я уверен, вы заметили, вот потому и…
– Заткнись, Кристофер, – резко перебил его Джей, вмешиваясь в разговор. – Не знаю, отчего ты точишь зуб на Джена, но он хороший парень. Хватит сочинять.
Кристофер хмыкнул.
– А еще он красавчик, да, Джей? – он с намёком подмигнул остальным кадетам. – У нашего Джея приватные уроки с Дженом.
– Кристофер, слушай… – начал Джей.
– Нет, это ты меня послушай, Джей! – оборвал его Кристофер. – Подумай сам – да, Джен любимчик офицеров, но он опасен, и из-за него люди погибают. Пожалуйста, вступай в ряды его фанатов, но я советую быть реалистом и держаться от него подальше. Он не псион, он не один из нас!
Глубоко вздохнув, Джей мысленно досчитал до десяти, чтобы успокоиться.
– Знаешь, Кристофер, лучше я буду одним из них, чем вместе с такими, как ты.
Псион окинул его долгим взглядом.
– Прекрасно, поступай, как знаешь.

***

После того запоминающегося разговора в казарме псионов начались разлады. Некоторые из псионов стали на сторону Кристофера, и Джей их отчасти понимал – они просто с настороженностью и недоверием относились к хранителям. Джей видел, откуда берется это раздражение: псионы привыкли легко считывать информацию с любого человека, и закрытость хранителей выбивала их из колеи.
Некоторые из псионов были убеждены, что хранители вообще не люди, Джей и такое слышал.
Кристофер теперь изводил Джея подколками насчет Джена любыми способами и при любом случае. Джей, в свою очередь, стал избегать общества псионов, если это было возможно. Вместо этого он еще упорнее тренировался, а еще изучал теорию и военную тактику в уютной библиотеке Академии. Если он замечал в столовой Джена, то нарочно садился за его столик, лишь бы досадить Кристоферу.
Как-то утром, заглянув в казарму, чтобы забрать форму для послеобеденной тренировки, Джей заметил Яна, псиона из Уэльса – тот состоял в боевой двойке с Гвен, отличным хранителем, и они всегда тренировались в паре. Не то чтобы Джей дружил с Яном, но псион держался в стороне от конфликта между Кристофером и Джеем, не принимая ни одну из сторон.
– Хотел тебя предупредить, – тихо сказал Ян. – Говорят, что Кристофер задумал очередную пакость, – и до того, как Джей успел ему ответить, Ян, повысив голос, окликнул Гвен и заторопился прочь.
В унылом расположении духа Джей побрел в столовую. Дом и семья остались где-то там, далеко, а среди кадетов ему не находилось места – с псионами сойтись не получалось, среди солдат вспомогательных войск он тоже чувствовал себя чужаком. И единственная радость, оставшаяся Джею – поесть за компанию с тем, кто и пары слов не вымолвит, а если и выдаёт что-то, то только касательно боя и тренировки. С тем, кому Джей, наверное, уже надоел неимоверно.
В одиночестве сев за стол, Джей поставил перед собой поднос с бургерами и жареной картошкой и принялся вяло жевать. Он потянулся было за вторым бургером, когда на столик упала чья-то тень. Подняв взгляд, Джей увидел Джена, стоящего перед ним с подносом.

Изображение

– Привет, – удивленно поздоровался он.
– Привет, – взяв тарелку со своего подноса, хранитель поставил ее перед Джеем, а сам сел напротив. На тарелке возвышалась приличная горка тертой моркови.
– Джен, старик… Зачем мне это? – озадаченно уставился на него Джей.
Хранитель выгнул бровь и, зачерпнув с тарелки ложку моркови, с аппетитом ею захрустел.
Джей неуверенно улыбнулся.
– Ты пытаешься мне сказать, что я тоже должен это есть? Сырые овощи? Фу, гадость.
Хранитель смотрел на него в упор, не говоря ни слова, пока Джей, вздохнув «Вот чёрт…», не потянулся за морковкой.

***

Окинув зал взглядом, Джей приметил хранителя за столиком – как всегда, в одиночестве и, как всегда, всего лишь с чашкой кофе. Джей давно понял – и совершенно не одобрял, – что Джен пропускает завтрак.
Хранитель кивнул вместо приветствия, не особо интересуясь большим количеством еды на подносе Джея, который, невинно улыбнувшись, взял одну из тарелок и поставил прямо перед ним. Джен вскинул на псиона непонимающий взгляд.
– Ты в курсе, что завтрак – наиболее важная часть дневного рациона? – спокойно заметил Джей.
Хранитель уставился на него фирменным прожигающим взглядом, но Джей ответил ему таким же, в добавок ехидно улыбаясь.
Наконец, Джен закатил глаза и сдался, протягивая ладонь, в которую псион вложил нож с вилкой.
– Слышал, что на подмогу нашим прибудет отряд с прифронтовой базы в Техасе, – завел он непринужденную беседу. – Интересно на них поглядеть, да?
Джен перестал жевать.
– Ну… да, – сказал он. – Хм-м…
– Хотел бы сегодня поработать над тем двойным ударом, что мы вчера отрабатывали, – продолжал разговор Джей. – Мне кажется, у меня ничего не выходит.
– Ты все время переносишь вес на левую ногу. Нужно ударить ногой и тут же отступить назад и нанести второй удар, а ты упускаешь момент. Отработаем прием до того, как приступим к новому, – и хранитель снова занялся едой на тарелке.

***

Где-то в обед Джей, увлекшись тренировкой, шлифовал приём псионной защиты, создавая вокруг себя невидимый купол и таким образом отбрасывая твердые мячики, что швыряли в него солдаты со всех сторон. Задачей упражнения было не только отразить мячи, но и направить их обратно под определенными углами обратно в нападавших.
Заливаясь потом от напряжения, Джей не услышал, как открылась дверь в зал, но Джен тут же приказал всем остановиться.
– Пойди, выпей воды, Джей, ты хорошо поработал, – похвалил он и развернулся к вошедшему.
Вооруженный до зубов незнакомец в потрепанной форме вспомогательных войск по-волчьи осклабился, адресуя улыбку Джену. Он возвышался над всеми на голову, почти так же, как Джей, только был покрепче телосложением. Его темные волосы, скрученные в дреды, рассыпались по плечам и никак не вязались даже с нестрогим уставом вспомогательных войск. Хотя над аккуратной бородкой-эспаньолкой незнакомец явно потрудился.
– Сержант Декс, – холодно поприветствовал его хранитель. – Я так понимаю, пришли посмотреть на тренировку новичков вашего корпуса?
– В точку, – Декс вразвалочку прошел в зал. – Вижу, ты у них инструктор. Помощь нужна?
– Устроим показательный бой?
– Именно.
– Хорошо, – Джен обвел курсантов взглядом. – Всем отойти к стенам.
Джей ожидал, что он направится к стойке с тренировочным оружием, но вместо этого Хранитель снял с крючка собственный меч, который убирал подальше перед началом занятий. Закрепив его на поясе, Джен вышел на середину зала.
Сержант, по-прежнему ухмыляясь, пошел ему навстречу. Они обнажили мечи, и лучи солнца остро блеснули на заточенных лезвиях. Джей наблюдал за происходящим со смешанными чувствами: от Декса он улавливал удовольствие, предвкушение схватки и еще такие теплые чувства к хранителю, каких он ни у кого в Академии не замечал.
Но когда они двинулись навстречу друг другу, Джей вообще думать перестал, увлеченный происходящим.
Джен ожидал атаки со знакомым спокойствием. Легко отскочив в сторону в ответ на обманный прием сержанта, он блокировал удар коленом и направил встречный хук Дексу в челюсть. Сержант, низко припав, чтобы избежать удара, одновременно сделал хранителю подножку, и тот упал, перекатился и тут же вскочил на ноги, хватаясь за меч. Зал наполнился звоном металла, клинки мелькали почти неуловимо взгляду.
Джей не сразу заметил, что задержал дыхание, и заставил себя глубоко вздохнуть. Судя по своим псионным ощущениям, страха сержант не испытывал, лишь ликование от хорошей схватки, концентрированное внимание на противнике. Несмотря на ярость ударов, никто из участников не получил и малейшей царапины, но это казалось лишь вопросом времени. Джей вздрогнул и поморщился, когда острое лезвие прорезало воздух в дюйме от лица Джена.
Снова разойдясь в стороны, бойцы закружили, не спуская друг с друга взгляд, пока хранитель не атаковал снова серией ударов, которые, как запоздало понял Джей, были тщательно спланированы. Джен старался заставить Декса раскрыться, и тот понимал это (Джей считывал его мысли и эмоции), но никак не мог хранителю помешать. Как ни странно, сержант испытывал от этого не огорчение, а радость, даже тогда, когда Джен выбил из его рук меч, и тот зазвенел, покатившись по полу.
Внезапно сержант схватил Джена за ногу, нарушая его равновесие и, казалось, уже получил над ним преимущество, но тут хранитель вывернулся в захвате и, падая, подставил Дексу подножку. Сержант рухнул на пол рядом с Дженом, который быстро приставил лезвие меча к его горлу.
Все потрясенно молчали, и в повисшей тишине Декс дважды громко стукнул ладонью по полу.
Кивнув, Джен вскочил на ноги с мечом в руке и предложил сержанту руку, помогая подняться.
– Неплохо, – только и сказал ему Декс. Затем он повернулся к наблюдавшим за ними солдатам. – Ладно, теперь вы покажите, чему научились.

***

Вернувшись к вечеру в казарму, Джей буквально рухнул на свою койку. Ныли даже такие мышцы, о существовании которых он и не подозревал, а еще от напряжения мысленной энергии для отработки новых навыков жутко болела голова.
Так что он на самом деле был не в настроении препираться с Кристофером, чьё присутствие ощутил едким привкусом настороженности ещё до того, как псион показался из дальнего угла казармы.
– Что, трудный день с пехотой, Джей? – спросил Кристофер, останавливаясь у его кровати. – Видимо, ты слишком хорош, чтобы тренироваться с нами. Зачем ты вообще в нашу казарму возвращаешься?
– Чтобы спать, – ответил Джей, не в силах пошевелиться.
– Ну, так и вали отсюда! – псион был в гневе, и Джей не мог объяснить причину.
Кристофер схватил его за руку, и этот внезапный физический контакт отразился в голове Джея резкой болью.
– Хватит! – рявкнул Ян, подбегая с другой стороны казармы. – Отстань от него, Кристофер.
Тот зло отбросил руку Джея.
– Ты хоть не начинай, Ян. Ты что не видишь, как он себя ведет? Он становится таким, как они…
– Джей превращается в настоящего бойца, дурак ты набитый. Для этого мы все здесь и собрались. А если ты неизвестно почему ненавидишь Джена, то при чем здесь Джей? Отвали от него, понял?!
– Ну и ладно! – выпалил Кристофер и выбежал из казармы.
– Спасибо, – сонно пробубнил Джей в подушку.
– Забей ты на него, – Ян похлопал его по плечу, и через прикосновение к Джею полилась мягкая приятная энергия. – Лучше поспи.

***

В следующие пару недель атмосфера в казарме не улучшилась, скорее, наоборот, и потому Джей чувствовал себя как дома, лишь оказываясь на тренировках, рядом с солдатами и Дженом. Мастерство его росло день за днём, что не могло не радовать, к тому же, у Джея иногда получалось, хотя и не часто, разговорить хранителя на темы, далекие от военных.
И постепенно, к удивлению Джея, утомительные тренировки, пусть и с конечной целью сделать из него машину для убийства на поле боя, стали приносить удовольствие.

***

– Остановись! – приказал капитан Вог. Отпустив солдата, которого удерживал, Джей сделал шаг назад, вытирая пот с лица рукавом. – Готовы? Давайте еще раз.
Солдат пошел на него снова, в этот раз пригибаясь ниже, но Джей, блокировав удар, ответил контратакой, двигаясь уверенно, не задумываясь, и это было новое для него, восхитительное чувство – действовать на уровне рефлексов благодаря бесконечным тренировкам с хранителем, а не смущаться и неуверенно тормозить при виде незнакомого приема.
Джей и представить прежде не мог, что схватка может приносить такое удовольствие.
Новый шквал ударов, блокировок, и Джей все равно вышел победителем, снова. Подозвав их, капитан Вог объявил пятиминутный перерыв. Джей подошел к хранителю – тот наблюдал за его боем у стены зала, – и взял стоящую рядом на полу бутылку воды.
– Неплохо, – прокомментировал Джен. – Но ты должен приглядывать за локтем, ты слишком открываешься. А это дает противнику много шансов.
Отпив глоток воды, Джей с пониманием кивнул.
– Следующий бой проведу я, – продолжил хранитель. – Хочу показать, что я имею в виду.
Джей приуныл: побеждать себе равных – приятное чувство, но вот против Джена у него не было никаких шансов.

***

Волна боли, ужаса, гнева и горя вырвала Джея из глубокого сна. Моментально подскочив на кровати в шоке от увиденного, он не сразу понял, что это были не его чувства.
Еще не проснувшись окончательно, Джей кое-как оделся и как в тумане побрел к выходу из казармы.
– Джей? Ты куда собрался? – окликнул его Ян, садясь на своей койке.
– Джен, – пробормотал тот. – Я нужен ему.
– Ты же в одном ботинке, – заметил псион.
Застыв на мгновение, Джей часто заморгал, затем стряхнул с ноги ботинок и продолжил путь босиком, пересекая тренировочное поле. Острые камни, которыми была усыпана земля, кололи его босые ступни, но Джей, не обращая внимания, быстро шагал, переходя на бег, в сторону казармы вспомогательных войск. Туда, где жил Джен.
В комнате хранителя стояла тишина, и потому отчетливо было слышно его частое, прерывистое дыхание. Вспомнив слухи о том, что какой-то кадет, осмелившийся приблизиться к Джену, пока тот спал, очутился в лазарете, Джей опустился на колени рядом с его койкой и с осторожностью положил ладонь на грудь хранителя.
– Джен… Джен, проснись! Это просто страшный сон, всё хорошо…
Но тот не просыпался, и Джей продолжал ощущать волнами исходящие от него боль и смятение. Бормоча что-то невнятное успокаивающим тоном, Джей забрался на койку рядом с хранителем и, поколебавшись, обнял его, сначала слегка, а потом и просто сгреб в охапку, замечая, как тот постепенно успокаивается.
Измотанный тревожными чувствами не меньше Джена, Джей и не заметил, как уснул.


25 ноя 2014, 01:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Изображение

Еще не проснувшись окончательно, Джен вдруг обнаружил рядом с собой чьё-то присутствие: на него весьма ощутимо навалилось тёплое тяжёлое тело. Он замер, едва дыша, пытаясь быстро сообразить, что бы это значило, и что ему делать дальше. Кто бы ни организовал эту злую шутку, удивительно, как удалось ему подобраться так близко, да еще и обнять во сне, и при этом не разбудить. Это встревожило Джена, но в то же время, угрозы он совершенно не ощущал.
Погоди-ка… У Джена перехватило дух – это же Джей!
Это голова Джея лежит на его плече, щекоча щёку чересчур длинными прядями, и это теплое дыхание Джея согревает ему шею. Это Джей собственной персоной обнимает его за талию, и это нога Джея небрежно закинута ему на бёдра.
Хуже всего было то, что Джену это нравилось, к тому же, он и припомнить не мог, когда в последнее время так крепко и спокойно спал.
Но если тебе нравится щенок, это еще не означает, что ему позволено забираться к тебе в постель. Джен совершенно растерялся: какого чёрта, почему он даже не проснулся?
Осторожно убрав руку псиона со своего живота, Джен выпутался из одеяла и из-под долговязого тела Джея. Оставшись один на кровати, Джей уютно свернулся калачиком и, выровняв дыхание, продолжил спать как ни в чем не бывало.
Подождав секунду, Джен облегченно выдохнул и, взяв с вешалки свежую униформу, направился в ванную. Приняв душ как можно быстрее, он вернулся в комнату – Джей по-прежнему спал, теперь раскинувшись на постели и занимая все доступное там пространство.
Пристегнув кобуру к поясу, Джен с ботинками в руках на цыпочках вышел из комнаты, напоследок как можно громче хлопнув дверью.

***

– Сконцентрируйтесь, – окинув взглядом строй кадетов-псионов, майор Андерсон нажала кнопку на своем столе, и комнату наполнил неровный неприятный звук. Он то удалялся, то приближался, неожиданно прерываясь, перемежаясь резким статическим треском, громким до боли в ушах. – Вы обязаны сохранять самообладание во враждебных условиях. Я даю вам тридцать секунд на подготовку, но, уверяю, враги не будут настолько щедры.
Джей прикрыл глаза: устанавливать защиту легко, он делал это несчетное количество раз. Так удобно, спрятавшись от всего мира, как под колпаком, слышать мысли и чувства окружающих тебя людей, струящиеся рядом, но не проникающие в твое сознание.

Изображение

Однако сегодня задача была сложнее.
Джей создал стену покрепче, представив, как сплавляется вместе с ней, убрал из сознания все мысли, насколько возможно, чтобы спрятаться от чужого вторжения.
Вдруг майор Андерсон с силой шлёпнула его по уху, и Джей, ойкнув, упустил контроль: тщательно выстроенная стена разрушилась.
– Не теряйте концентрации, кадет, несмотря ни на что! – резко приказала ему Андерсон. – Повторить упражнение.
Шумно выдохнув, Джей снова стал работать над защитой, не обращая внимания на надоедливые звуки и покалывание в ушах. Теперь получилось быстрее, точнее, и Джею удалось удержать мысленную стену даже когда Андерсон, оттянув сзади воротник, высыпала ему за шиворот чашку колотого льда.
– Гораздо лучше, – услышал Джей словно издалека похвалу майора и позволил себе на мгновение испытать удовольствие, при этом не отпуская ментальную защиту из-под контроля.
Андерсон вернулась за стол, в своё кресло, и Джей сразу же услышал ее мысленную атаку, сталкивающуюся с его броней, мощный телепатический удар, который почти проломил его стену. Удары ощущались буквально физически, следуя один за другим. Но чем жестче атаковала Андерсон, ломая его разными способами, тем крепче Джей держал оборону.
Наконец, она отступила, и в комнате стало неожиданно тихо.
– Упражнение закончено, – громко объявила Андерсон. – Джей, после обеда жду вас в моём кабинете.
– Слушаюсь, мэм, – ответил тот, осторожно ослабляя мысленную преграду.
Только сейчас он заметил, что насквозь промок, не только от растаявшего льда, но и от выступившего пота, а еще Джей заметил, что большинство псионов в классе выглядели так, будто ничего особенного и не произошло, похоже, они справились с упражнением легко и просто. Расстроенный, Джей и представить боялся, насколько же он отстал от своих сокурсников-псионов: обороняться от невидимой атаки – это вам не кулаками в спортзале махать.
Наскоро приняв душ, Джей в мрачном настроении отправился в столовую. Он, не глядя, поставил себе на поднос тарелку с какой-то бурдой и, заметив за одним из столиков Джена, подсел к нему и стал молча есть.
Хранитель нахмурился, но заговорил лишь через несколько минут:
– Проблемы?
Джей вскинул удивленный взгляд: Джен никогда не заговаривал первым. Он внимательнее оглядел соседа, который быстро уплетал свою еду, как обычно, уставившись в тарелку.
– Мне кажется, я облажался, – наконец, ответил Джей нехотя. – Сегодня утром у нас были занятия с майором Андерсон. Упражнения давались мне с такими усилиями, что в конце урока она приказала зайти к ней после обеда, – Джей тяжко вздохнул. – Я старался изо всех сил, но, наверное, недостаточно.
– Хм-м… – выдал хранитель после некоторого размышления. Вид у него был непривычно смущенный. – Ты ошибаешься.
– Что?
– Майор Андерсон ничего не делает просто так и не ошибается. Если она недовольна, то все соки из тебя выжмет, но добьётся выполнения задания. Я уверен, ты все сделал правильно, иначе бы Андерсон дала тебе знать.
– А-а… – пока Джей обдумывал сказанное, хранитель вышел из-за стола, не закончив обед. Прокручивая в мозгу его слова, Джей не особо обратил внимание, куда тот направился: хранитель определенно вернется, ведь он всегда берет столько еды, сколько может съесть.
Джен никогда не бросал слова на ветер, и раз он так сказал, значит, за свои слова отвечает. Приободрившись, Джей набросился на еду с неожиданно проснувшимся аппетитом. Только сейчас до него дошло, как измотался он за день и насколько голоден.
С тихим стуком Джен опустил на стол перед псионом еще один поднос, после чего вернулся к своей тарелке. Кроме горы овощей, которой, Джей понял, ему уже не избежать, на подносе стояли его любимые блюда, а ещё – двойной десерт.
Он с благодарностью улыбнулся:
– Спасибо, старик! Я и в самом деле ужасно голодный.
Джен лишь выгнул бровь в ответ.

***
Помня уверенные слова хранителя, Джей в приподнятом духе направился к кабинету майора Андерсон. Через приоткрытую дверь он еще из коридора разглядел ее, стоящую у окна с печальным видом. Охваченная горем, такой невыразимой болью потери, что Джей и представить не мог, сейчас Андерсон казалась хрупкой и беззащитной.
Но едва она развернулась к двери, между ней и псионом выросла ментальная броня, и тяжелые ощущения мигом пропали.
– Кадет, – она приветствовала его кивком головы. – Присаживайтесь, – наблюдая за Джеем, как тот устраивается на стуле, она словно собиралась с мыслями, чтобы продолжить. – Сегодняшнее упражнение было чем-то вроде проверки, и вы её прошли, – начала она. – Наверное, вы заметили, что вашим сокурсникам упражнение далось легче, но это потому, что я направляла на них едва ли десятую часть своих сил, в отличие от вас, – Андерсон сухо улыбнулась. – Вы выдержали мою лучшую атаку, кадет. С большим трудом, но вы сделали это. Я под впечатлением. С этого дня вы переходите к обучению со старшими псионами, начальная подготовка вам больше не нужна. Вот ваше новое расписание.
Джей, не веря своим ушам, взял протянутый ему листок.
– Я… спасибо, майор.
– Вы свободны.

***

Этой ночью Джей, хотя и смертельно уставший, долго не ложился, полуночничая в приятной компании Гвен и Яна. Они сидели прямо на земле, привалившись к стене казармы, лениво переговариваясь и потягивая по очереди содовую, которую Гвен стащила с кухни.
И потому волна ночного кошмара хранителя не застала Джея врасплох, как в прошлый раз. Гвен оборвала фразу на полуслове.
– Джей… Ты побелел как простыня, – она схватила его за руку. – Что случилось?!
Ян нетерпеливо махнул на нее рукой.
– Джен? – спросил он, напряженно следя за псионом. Тот лишь утвердительно мотнул головой, не в силах говорить, и Ян, понимающе кивнув, забрал бутылку из его руки. – Тогда иди, – сказал он тихо.
– Я… ага, – перед глазами Джея всё расплывалось, в голове шумело.
Ему нужно быть с Дженом.

***

Второй раз за неделю проснувшись рядом с псионом, Джен уже не так удивился, и всё же ему хотелось знать: как это Джею удалось неслышно забраться к нему в кровать, пока он спал, обмануть все его рефлексы. Которые никогда, черт возьми, не подводили. Вдруг Джен ощутил, что чувствует – хотя нет, «чувство» не то слово, скорее, просто знает, что псион спит, крепко и спокойно, и что у него побаливает при ходьбе лодыжка, не слишком, терпимо. Джен в отчаянии стукнул кулаком подушку. О, да, он прекрасно понимал, что происходит, и отрицать бесполезно. Постоянно ошиваясь рядом – тренируясь вместе с ним, болтая в столовой, – псиону постепенно удалось забраться к нему в душу. И, похоже, в мозги. Ясно как день – теперь он связан с псионом. Трудно сказать, что Джену не нравилось в случившемся больше всего: то, что кто-то читал его мысли, или то, что именно Джею не повезло заполучить настолько больного на голову хранителя.
Тихо ругаясь, он осторожно высвободился из объятий псиона и направился в ванную. Ночь прошла гораздо спокойнее, чем обычно, Джен отлично выспался и чувствовал прилив сил. Выйдя из душа и вытершись полотенцем, он натянул униформу и вернулся в комнату в полной уверенности, что псион и не думал просыпаться. Обуваясь и застёгивая портупею, Джен наблюдал за крепко спящим Джеем, понимая, что так псион не то что завтрак, но и занятия пропустит, за что получит от Андерсон нагоняй. И отчасти виноват в этом будет он, Джен. Да, конечно, Джей большой мальчик и должен думать головой, но…
Джен вздохнул – нет, это будет нечестно. К тому же, если Джей не успеет поесть до закрытия столовой, то еще с голоду умрет, чего доброго.
Подойдя к кровати, он потряс псиона за плечо.
– Джей…
– А? – вздрогнув, тот завозился на постели спросонья, глядя на хранителя сквозь спутанную чёлку. – Ч-что… Джен?
– Столовая скоро закроется, – напомнил Джен. – Нужно торопиться.
Бросив взгляд на часы, псион выругался и стал второпях выпутываться из простыней. Сдержав улыбку, Джен ждал, придерживая дверь открытой, пока Джей, наконец, на ходу пригибаясь под его рукой, вылетел пулей из комнаты с ботинками в руках.
Наблюдая за тем, как псион быстро удаляется по коридору, прихрамывая – у него действительно болела нога – Джен проворчал себе под нос «Вот же чёрт!» и припустил вдогонку.

***

Взявшись за ручку двери, Джей притормозил, собираясь с духом, потом широко распахнул дверь.
Джена он увидел сразу: сержант сидел, скрестив ноги, на кровати, аккуратно разложив перед собой разобранный пистолет и ножи. Уложив на колени боевой меч, Джен медленно водил по нему точильным камнем.
Приподняв бровь, он вопросительно посмотрел на псиона, стоящего в проеме двери с сумкой в руках.
Прочистив горло, Джей вошел внутрь, осторожно прикрывая за собой дверь.
– Мне надоело до чертиков срываться сюда посреди ночи, – сказал он. – Вот, захватил с собой зубную щетку и одежду.
– Джей… – растерянно протянул хранитель.
Джей понимал, что возразить Джену нечего, просто тот не может подобрать слов, да и что тут скажешь?
Водрузив сумку на стол, Джей выставил стул вперед и оседлал его, скрестив на спинке руки.
– Знаешь, нам нужно об этом поговорить.
– О чем? – в голосе хранителя по-прежнему слышалась неуверенность.
Джей с шумом выдохнул.
– Мы связаны, старик. Я проникаю в твои мысли и чувства, да и ты, уверен, меня чувствуешь.
Повисла долгая пауза, но Джей терпеливо ждал, понимая, что в такие минуты Джена лучше не торопить.
– Да, чувствую, – выдал тот, наконец. – Но я… правда, не знаю, что дальше с этим делать
– Да что угодно, как пойдет, – псион криво улыбнулся. – Лишь бы сработало.
Джен опустил взгляд на свой меч.
– Ладно, – он снова стал прохаживаться по лезвию камнем. – Только хватит стягивать с меня одеяло.
– Вот зараза, – ухмыльнулся Джей.
– Придурок, – буркнул Джен, не поднимая головы.

***

Едва лекция закончилась, Джей поспешил к майору Андерсон, пока она не покинула аудиторию.
– Можно поговорить с вами с глазу на глаз, майор? – спросил он, немного нервничая.
– Конечно, кадет. Жду вас у себя через четверть часа.
Через положенное время Джей постучался в дверь ее кабинета, и майор, холодно улыбнувшись, пригласила его войти, указав на стул.
– Итак, что стряслось? – спросила она.
Джей прочистил горло.
– Мэм, я… – он запнулся, неожиданно сообразив, что будет говорить это псиону, пережившему смерть своего хранителя.
– Не тяните, кадет.
– Я теперь связан, – он перевел дух.
– С кем? – поинтересовалась Андерсон бесстрастно.
– С Дженом.
– С Дженом? – она слегка выгнула бровь, выдавая своё удивление. – С Дженом… Эклзом?
– Так точно, мэм.
– Понятно.
Андерсон молча разглядывала его несколько секунд, и Джей ощутил ее жгучее желание задать какой-то вопрос. Однако майор быстро подавила свой порыв.
– Сам не знаю, как это получилось… – начал Джей, но Андерсон вскинула руку, заставляя его смолкнуть.
– Нет-нет, кадет, это просто отличная новость. Через пару дней я выдам вам расписание занятий парами. Это всё?
– Да, майор.
– Вы свободны.

***


25 ноя 2014, 01:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Приблизившись к своей комнате, хранитель остановился: он разглядел свежие царапины на поверхности двери, а еще он почувствовал за дверью присутствие Джея.
Вообще-то, Джен «видел» все перемещения псиона за день, ощущал его и в этом здании, но старался не замечать эту невидимую связь и не задумываться, что она означает.
Хотя и уставший от долгих тренировок до нытья в каждой мышце, псион в целом был в норме, так что волноваться не о чем.
Джен с осторожностью приоткрыл дверь – вообще-то, его собственной комнаты – и вошел внутрь.
Обстановка изменилась: койку отодвинули к стене, к стойке с оружием, а на ее месте стояла теперь широкая кровать, на которой лежал походный баул с вещами, а на полу рядом стоял деревянный ящик. Джей, как ни в чем не бывало, развешивал в шкафу Джена свою одежду.
– Джей, какого чёрта… – начал хранитель, не зная, как и продолжить.
– Меня официально поселили к тебе в комнату, – улыбнулся ему Джей. – Как раз кстати, теперь не придется постоянно таскать сюда свои вещи. Я попросил поставить мне вторую койку, а принесли вот эту. А еще мне дали какой-то ящик.
Джен потрясенно глазел на него несколько секунд, потом, присев, откинул крышку ящика. Заглянув через его плечо в содержимое ящика, псион охнул от неожиданности: там лежали коробки презервативов всевозможных вариаций и даже вкусов. Вдобавок несколько видов лубрикантов в немалом запасе.
– Джен, клянусь, я ничего не знал… – промямлил он, но тот лишь махнул на него рукой.
– Ты разве не читал устав, насчет секса хранителя с псионом? – сухо спросил он.
– Э-э… нет, я об этом не задумывался даже, – покраснев как вареный рак, Джей ощутил волну удовольствия от Джена – оттого, что вогнал псиона в краску, пусть ни один мускул и не дрогнул у хранителя не лице.
– Ладно, замяли тему.
– Но Джен, что это значит… В смысле, я что, должен теперь?…
– Нет, это просто записано в уставе, и хватит об этом. Начальству все равно, просто они перестраховываются на случай… ну понимаешь, вдруг мы захотим… На любой случай, в общем. Просто забудь об этом, старик, – и Джен, пожав плечами, пнул ящик ногой под кровать.

Изображение

Джей поселился рядом с ним. Проник в его личное пространство, в его комнату, в его команду… в его жизнь.
Джен мысленно вздохнул, подозревая, что ничего хорошего из этого не выйдет. И все же, слова возражений терялись, стоило Джену вспомнить, как здорово просыпаться каждый раз в уютном тепле, чувствуя себя в покое и безопасности.

***

– Вы не против, если мы к вам присоединимся? – нерешительно поинтересовалась Дария.
За ее спиной собрались несколько кадетов-псионов, переводя взволнованные взгляды с Джена на Джея.
– Конечно! – бодро ответил Джей.
Остальная компания расселась рядом за столом, продолжая хранить неловкое молчание, и Джей ощутил легкое удивление хранителя и одновременно его удовольствие.
– Итак, – начала Гвен, прерывая общее молчание. – Прошел слух, что в Академии появилась новая боевая двойка. Я видела, что ее внесли в расписание тренировок.
– Интересная новость, – задумчиво сказал Ян, окидывая взглядом Джея. – О чем мы все не договариваем, но страстно хотим узнать – правда ли, что вы, господа, теперь связаны и тренируетесь вместе?
Несколько псионов потрясенно посмотрели на Яна, и тот слабо улыбнулся. Продолжая равномерно поглощать завтрак, Джен внешне никак не реагировал на происходящее, но Джей чувствовал, что разговор ему нравится. Не нужно было состоять в паре с хранителем, чтобы заметить, как тот старается не выдать себя, медленно нарезая тост на аккуратные ломтики.
– Да, это правда, – подтвердил Джей.
Кивнув, Ян широко улыбнулся, затем в глазах его мелькнул хитрый огонек:
– Джей, с меня плитка настоящего шоколада, если позволишь, чтобы я первым рассказал эту новость Кристоферу.

***

Тренироваться в боевой двойке оказалось на удивление захватывающим занятием, тем более теперь, когда Джей, повысив мастерство псиона, научился ставить защиту шире, а его навыки рукопашного боя подкреплялись весомой поддержкой Джена и его бойцовских качеств. Работать с хранителем было сплошным удовольствием – действовать, двигаться сообща, становясь единым целым, и скоро уже ни одна боевая двойка не могла устоять против отточенной техники Джена и псионных способностей Джея.
Насколько радовали Джея нарастающая сила и мощь их пары, настолько же он был рад укрепляющемуся чувству единения с хранителем. Отныне почти все их тренировки проходили совместно, это уже входило в привычку и казалось совершенно естественным.
После месяца учёбы по новому расписанию все боевые двойки прошли жесткую трехдневную череду изнурительных проверок, экзаменов, тестов, и Джен с Джеем чуть из кожи не выпрыгнули, демонстрируя свои лучшие качества на пределе.
Наконец, отобрав наиболее подготовленные боевые двойки, командование составило список кадетов, готовых для отправки на передовую.
Джена и Джея отправили в Техас.

***

Изображение

***

К техасской базе поезда не ходили, и потому их небольшой отряд сначала подвезли на автобусе, а там, где шоссе закончилось, их встретил сержант Декс со своими бойцами, чтобы проводить к месту назначения.
Погрузив поклажу на вьючных лошадей, они двинулись дальше пешком.
Небо здесь выглядело странно, как-то… неправильно. Прожив почти всю жизнь под защитным куполом, Джей привык к радужным переливам в небе, обозначающим безопасную зону. Радуга меняла цвет лишь изредка, когда шел дождь или снег, или когда от поверхности отражались вражеские атаки. Купол был для них крышей мира. Однако здешнее небо удивляло резкими, режущими глаз цветами, а местами словно потеки краски спускались к земле по невидимой прозрачной преграде.
Джей передернул плечами: отряд приближался к самому краю защитной зоны, туда, где заканчивалась беспечная юность, проведенная под безопасным Куполом на Севере, и так внезапно оборвавшаяся со смертью старшего брата.
Буквально перед их носом на прозрачном куполе возникли яркие вспышки, оставляя перед глазами затухающие светящиеся круги.
– Это артиллерия, – ободряюще, почти весело пояснил Декс. – Передовая совсем рядом, но скоро мы минуем их позиции. Как раз одна боевая двойка отправилась наружу, чтобы разобраться с проблемой.
Джей ощутил всплеск эмоций Джена: волнение и несвойственную ему злость.
– Кого отправили? – последовал его вопрос.
– Фредерика и Такеши, – ответил ему Декс. – Они вернулись три дня назад.
Без всяких сомнений, новость буквально шокировала хранителя, однако на лице его не дрогнул ни единый мускул, и продолжил он всё тем же ровным тоном:
– Подозреваю, что Фредерик был не в восторге, что орудия артиллерии действуют в пределах Купола.
– Это еще мягко сказано, – усмехнулся Декс, потирая подбородок. – Он ругался как минимум на шести языках, остальных я и не знаю. Собрали своё барахло да и потопали обратно за линию фронта. Фредерик сказал, что всё исправит, как только выйдет. А еще пообещал выяснить, кто эту подлянку им устроил и потом всё дерьмо выбить из гада на тренировке.
– Хм-м… – Джен вскинул взгляд на новую вспышку отраженного удара на оболочке Купола. – Я тоже поучаствую.

***

При близком рассмотрении поверхность Купола представляла собой просто слабое колебание воздуха. На некотором удалении друг от друга по периметру защитного комплекса располагались опоры Купола – пилоны. Опутанные арматурой, гораздо больше размером, мощнее, чем те, что располагались внутри безопасной зоны, пилоны были покрыты пугающе глубокими следами от вражеских обстрелов, кое-где залатанными.
Маленький отряд приближался к техасскому защитному комплексу. Купол главной безопасной зоны соприкасался с другим небольшим куполом, под которым располагались инженерные сооружения и административные здания. Они преодолели почти невидимую завесу Купола, под которым кипела жизнь – местные сотрудники деловито сновали туда-сюда. Однако не они отвлекли внимание Джея: он вдруг ощутил бурю чувств, накатившую на Джена – радость, облегчение, предвкушение встреч, к удивлению Джея, хранитель рад был сюда вернуться.
Нет, эти чувства нельзя было сравнить с радостью возвращения домой, Джен не чувствовал себя на базе как дома, и все же, на линии фронта ему было гораздо привычнее, здесь вёлся настоящий бой, а не бескровные тренировки Академии.
Суровая правда жизни, а не подделка, такая же, как и вся жизнь Джена, как и он сам.
Видавший виды грузовичок подбросил их к самому центру Купола. Пилон здесь выглядел по-другому – обычно он представлял собой колонну, укрепленную наваренными балками и арматурой, уходящими в землю. А этот походил на кольцо, стоящее на ребре.
Много слышав прежде об «оке Купола», Джей увидел его впервые и, словно зачарованный, наблюдал, как Декс вбив секретный код на контрольной панели и прижав ладонь для считывания биометрических показателей, дождался зеленой вспышки, означавшей, что в нем признали человека, а не пришельца.
Невидимая завеса пошла яркими бликами с синим отливом, и Декс легко шагнул внутрь. Джей последовал за ним с нехорошим предчувствием, и не зря: внезапно его оглушил раскатистый взрыв.
– Что это было?! – услышал Джей за спиной испуганный возглас Кристофера.
– Очевидно, их артиллерия, – спокойно пояснил Декс.
По Куполу ударило еще несколько снарядов, и затем яркие вспышки на его поверхности постепенно угасли.
– Зря они стараются, – презрительно хмыкнул Джен.

***

Как бы Джей не представлял себе заранее комнату Джена, все равно его ожидания не оправдались.
Похоже, Джен смирился с мыслью, что Джей к нему переезжает, однако они еще ни разу не обсуждали ситуацию – что значит для них обоих эта связь, и как теперь сложится их жизнь и партнерство? И если Джей был не уверен, хочется ли ему затрагивать эту тему, то Джен определенно не собирался об этом говорить.
– Ты здесь живешь? – задав вопрос, Джей немедленно ощутил нежелание Джена выносить их отношения на публику.
Хранитель молча мотнул ему головой, что, видимо означало приглашение войти внутрь.
В комнате царила идеальная чистота. Джей давно заметил, что Джен хранит свои вещи в строгом порядке, и потому любая вещь у него всегда была под рукой. Но комната в казарме Академии была безликой и полупустой, а эта явно демонстрировала, кто в ней хозяин.
Одна стена была полностью увешана оружием: пистолеты различных видов, мечи, ножи, еще какие-то штуки, предназначения которых Джей не знал – все ухоженные и начищенные до блеска. Рядом на стене висела боевая защита хранителя различных камуфляжных цветов.
В комнате стоял запах оружейного масла и едва уловимый запах самого Джена. По тому чувству непринужденности, с которым хранитель двинулся к полкам в гардеробе, чтобы освободить место для вещей псиона, Джей понял, как ему уютно и легко здесь, в своем личном пространстве. У хранителя, отметил Джей, полностью отсутствовала гражданская одежда, лишь камуфляжная униформа да спортивная одежда для тренировок, ничего больше.
В глаза Джею бросилась маленькая безделица, лежащая точно посередине пустой прикроватной полки, которая выпадала из общего ряда простых и самых необходимых вещей военного. Склонившись, Джей некоторое время разглядывал разорванную серебристую цепочку с маленьким дымчатым камешком в виде кулона, пока не ощутил острую боль потери и гнева – не собственного, Джена, через секунду понял он. Вскинув голову, Джей увидел, что хранитель, прекратив раскладывать вещи в шкафу, наблюдает за ним с безучастным выражением на лице.
Выпрямившись, Джей передумал задавать вертевшийся на языке вопрос, вместо этого задав более насущный:
– А как насчет кровати побольше? – указал он на узкую одинарную койку. – У тебя ведь жильцов прибавилось.
Джей ощутил, как возникшее было напряжение в хранителе сходит на нет.
– Сейчас принесут новую кровать, если Исаак поторопится.
– Ты про того лейтенанта по хозяйственной части?
– Ага, – Джен забросил в ящик последнюю пару носков. – Иди, вещи разбери, теперь места хватит.
– Спасибо, старик, – улыбнулся Джей, раскрывая походную сумку.
Может, всё как-нибудь само наладится? Главное, что Джен не против, и пока Джею этого достаточно.

***

Мало-помалу к вечеру прибыли остальные боевые двойки и новички – у самой линии фронта передвигаться большими группами было небезопасно. Последний отряд сопровождала майор Андерсон. Когда Джен и Джей подошли встретить отставших товарищей, майор беседовала с незнакомой Джею светловолосой девушкой.
Внезапно Джей мысленно ощутил вспыхнувшее в Джене удовольствие и восхищение, а следом почувствовал легкий толчок в спину. Оглянувшись на смотревшего на него с намёком Джена он последовал его примеру и успел встать по струнке до того, как за их спинами раздался зычный голос:
– Добро пожаловать, кадеты!
Джей нашел взглядом говорившего: темноволосый подтянутый мужчина в идеально сидящей форме, судя по нашивкам, генерал псионных войск. Джей его совершенно не чувствовал – генерал был явно из разряда хранителей. На остальных псионов, Джей заметил, генерал оказал тот же шокирующий эффект. Впрочем, на Джея с Дженом генерал бросил одобрительный взгляд. Джей едва удержался от улыбки, видя ту серьёзность, с которой Джен относился к происходящему.
Пока генерал разглядывал строй кадетов, майор Андерсон и светловолосая незнакомка, приблизившись, стали по бокам от него.
– Я генерал Натан Пасдар, – представился хранитель. – Это капитан Дюваль, и если вас прикрепят к персоналу по обслуживанию генератора, вы будете под ее началом. Майор Андерсон будет тренировать тех из вас, кто приписан к фронтовым дежурствам. После окончания курса тренировок вы будете подчиняться полковнику Моргану. Все вы подчиняетесь мне, однако, если вам повезет, то со мной встречаться вы будете редко, – генерал невесело усмехнулся. – Добро пожаловать в Техасский Защитный Комплекс. Все свободны.

***


25 ноя 2014, 01:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
– Я понимаю, – начала майор Андерсон. – Многие из вас давно состоят в паре и связаны, – она взглядом остановила незнакомого Джею псиона, который хотел было заговорить. – Некоторые из вас – опытные бойцы и не первый год на фронте. Но учтите, что завышенная самооценка наносит еще больший вред, чем неопытность, – она окинула взглядом строй. – Оденьте повязки.
Послушно завязав глаза, Джей призвал на помощь все свои силы и чувства. Он насторожился: в аудитории присутствовали чужие хранители, мысли которых он не мог распознать, и, хотя он понимал, что его окружают люди, все же это было неуютное чувство.
Джей сконцентрировался на Джене. Задачей упражнения было провести тренировочный бой, работая в паре со своим хранителем, откликаясь на его действия, защищая его, но при этом не имея возможности на него смотреть.
Вот он, Джен, рядом, принял боевую стойку, на зависть спокойный и уверенный в себе. Джей ощутил движение, а затем по спине его разлилось тепло: приблизившись, хранитель положил ладонь ему между лопаток.
– Мы справимся со всем, что нам приготовили, – прошептал он Джею. – Двигайся вместе со мной. Разверни защиту, как мы в Академии отрабатывали. Не волнуйся, я не позволю им даже коснуться тебя.
Глубоко вздохнув, Джей кивнул, ставя защиту для них обоих.
– Джен, Джей – начнете первыми, – окликнула их майор Андерсон.
– Слушаюсь, мэм, – четко ответил хранитель и начал продвигаться вперед.
Джей ощутил, как зрители расступились, давая им дорогу, его коснулись отголоски их мыслей, и еще он уловил след мыслей Джена. Лишенный зрения, Джей положился на мысленную связь с хранителем, и уверенные движения Джена, его сила и стремительность – всё это завораживало Джея и даже немного отвлекало.
А затем на них обрушилась атака солдат из вспомогательных войск, которые выступали в роли врагов, и Джей, быстро переключившись на бой, стал считывать поток напряженных мыслей хранителя, чтобы понять, куда тот направляется, куда обрушивает удар. Следуя за ним, Джей выставлял невидимые барьеры в нужную сторону, чувствуя, как Джен отбивает нападения солдат отовсюду, как тренировочные взрывы рикошетят от мысленного купола над их боевой двойкой. Схватка буквально пьянила Джея.
Внезапно майор Андерсон дунула в свисток, останавливая бой, и Джей едва не вскрикнул от резкого шокирующего звука.
– Отлично, – похвалила она. – У вас хорошо получается работать в паре. Возвращайтесь в строй и обратите внимание, как работают другие двойки, особенно те, что опытнее вас, – сухо добавила майор Андерсон. – После обеда вернемся к упражнению, и на этот раз усложним задачу...

***

За обедом собрались все, кто участвовал в утренних упражнениях, уставшие и понурые, особенно те, у кого дела в паре не заладились.
– Слушайте, ну и стерва эта майор Андерсон, – возмущался Грег. – Всегда такая холодная и безжалостная, и ни разу даже не улыбнётся… хотя вокруг столько всего забавного происходит, – он с намёком кивнул на Джея: тот глаз с Джена не сводил, и Дарии пришлось ткнуть его в бок, чтобы вернуть в реальность.
– Может, сначала поинтересуешься у старожилов, что и к чему, прежде чем раскрывать свой болтливый рот? – едко заметил ему Кристофер. – Майор Андерсон – хороший человек и сильная личность, и тебе до нее еще расти и расти.
– А тебе-то откуда знать? – ощетинился Грег. – Она ведь никогда защиту не убирает …
– Заткни пасть! – веско произнёс Джен своим низким хрипловатым голосом. Джей вскинул удивлённый взгляд – к нему донеслись одновременно волны гнева Джена и Кристофера.
– Но… – начал было возражать Грег, однако быстро смолк, когда Джен стал угрожающе подниматься из-за стола.
– У майора Андерсон был хранитель, – Кристофер тоже поднялся с места. – Так вышло, что он погиб, однако у нее хватило сил, чтобы справиться с этим и жить дальше, Андерсон – единственный псион, который пережил смерть своего напарника-хранителя. Так что, будь любезен, веди себя с ней поуважительнее.
Грег, потрясённый, молча наблюдал, как Джен и Кристофер садятся обратно за стол.
– Я ничего не знал…
– Теперь знаешь, – буркнул Кристофер.
Грег хотел было что-то добавить, но Дария, перехватив его взгляд, покачала головой и тихо сказала:
– Заканчивай.
Неожиданно к их столу приблизился незнакомый Джею офицер.
– Кристофер, – приказным тоном произнес он. – Тебя немедленно вызывают к генералу Пасдару.
Кристофер удивленно воззрился на посланника.
– Слушаюсь, сэр.
И Кристофер ушел в сопровождении офицера.
– Что бы это значило? – поинтересовалась Дария.
– Наверное, отправляют на задание, – пояснила Гвен. – Видимо, потребовались именно его способности.

***

Послеобеденная тренировка прошла в очень жестком темпе. Снова надев на глаза повязку, Джей сражался с майором Андерсон, отбиваясь от ее псионной атаки, пока они с Дженом одновременно отбивали атаку солдат. Когда упражнение закончили, Джея трясло и мотало как былинку на ветру, а голова раскалывалась до тошноты. Они отошли к стене зала, чтобы передохнуть, и Джен протянул ему бутылку воды.
– У тебя хорошо получалось, надо только поработать над силой твоих способностей.
– Правда? – голос его предательски дрогнул, и Джей недовольно поморщился.
– Правда. Я не представляю, кто бы еще мог так долго продержаться против майора Андерсон, – хранитель пожал ему плечо. – Давай, псих, пей, а то еще отрубишься, а я не собираюсь волочь твою задницу обратно комнату.
Задетый такими словами, Джей хмыкнул, однако с жадностью глотнул из бутылки.
Следующими к бою приступили Гвен и Ян, у которого настолько хорошо получалось, что Джей даже позавидовал. Гвен и Ян как раз гостили в Штатах, когда связь между континентами прервалась, и Джей задавался вопросом – случалось ли этой паре драться прежде? Трудно сказать, потому что ни Гвен, ни Ян не выказывал желания беседовать о своем прошлом.

***

– Выглядишь как выжатый лимон, – раздался голос за его спиной, и Джей обернулся. Перед ним с подносом в руках стояла женщина средних лет, кажется, он видел ее в первый день на базе – она работала в команде псионов, обслуживающих генератор. Джею пришлись по душе добродушие в ее хрипловатом голосе, чувство тепла и поддержки, которое она излучала, и все же он пока не мог составить о женщине определенного мнения.
– Эллен, верно? – привстав со стула, он жестом предложил ей присоединиться к их компании.
– Верно, – она криво улыбнулась. – Вы тренируетесь с Андерсон, да?
– Ага.
– Она попросила меня присмотреть за тобой на тренировках. Твои силы и способности впечатляют, но… – она вежливо кашлянула. – Я просто хочу сказать, что тебе надо поработать над техникой защиты. Если вы не против, я могу помочь.
Джей посмотрел на Джена, и тот одобрительно кивнул.
– Я бы с радостью! – согласился Джей.
Эллен предложила позаниматься после обеда, и Джею эта идея не понравилась, но, к его удивлению, Джен встал на сторону Эллен.
– Послушай, на поле боя тебе придется сражаться в любом состоянии, – сказал хранитель, когда они отыскали подходящий для занятий пустой спортзал. – Уставший ты или полный сил, врагов это не волнует. Конечно, когда ты отдохнешь, то будешь в лучшей форме, но ты должен быть готов к тому, что придется сражаться на пределе возможностей, – он ободряюще хлопнул Джея по плечу. – Выспишься, когда война закончится.
Эллен ухмыльнулась.
– Ладно, готов?
– Наверное, да, но… – Джей успел выстроить защиту, и все же вздрогнул от налетевшего на него удара. – Черт…
– Видишь? В этом твоя проблема, – голос Эллен звучал глухо, будто издалека, и через мгновение последовала ее новая атака. – Нужно не просто удержать удар, но перенаправить его. Ты подставляешься под нападение как стена, а нужно уклониться, сделать так, чтобы направленная на тебя сила обогнула тебя, не причинив вреда. Попробуй, ударь меня.
Он с осторожностью выполнил ее просьбу, к тому же задачу Джею облегчало то, что он видел Эллен перед собой – и все же ее сознание ускользнуло от восприятия, поэтому направленный удар даже не задел ее. Джей попробовал снова, но сознание Эллен, только что буквально теплое и физически ощутимое, моментально растворилось, уходя от удара.
– Это потрясающе! – воскликнул Джей, и Эллен довольно усмехнулась.
– Тренируйся, парень, и у тебя получится. А я могу научить тебя секретам.
– Он быстро учится, – сказал Джен, и Джей улыбнулся, прочтя в его мыслях твердую уверенность.

***

Спустя час занятий Джей еле держался на ногах, и то лишь благодаря адреналину. Эллен, дождавшись, когда он ухватит суть техники, которую та использовала, решила остановить тренировку – ей пора было приступать к дежурству на главном генераторе. Она ушла, Джен покинул их еще раньше, отправившись на пробежку вместе с солдатами вспомогательного корпуса, и Джей, оставшись один в полутемном зале, еще раз окружил себя видимому лишь ему одному силовыми полями защиты, наслаждаясь завораживающим зрелищем.
Ощутив колебание воздуха, услышав скрип открываемой двери, Джей, не оборачиваясь, различил ритм шагов Джена, входящего в зал.
– Пора сделать перерыв, – хранитель медленно приблизился к нему. – Тебе надо поспать, старик, ты совершенно выбился из сил.
– Но я все равно могу сделать вот так, смотри, – и Джей накрыл невидимым силовым куполом себя и Джена. – Если кто-нибудь выстрелит в тебя, то пуля тебя не коснется.
– Отлично. Но сейчас никто в меня не стреляет, – помедлив, Джен положил руку ему на плечо. – Пошли, Джей, ты должен управлять своей силой, а не наоборот, – он легко погладил ему большим пальцем шею, и к Джею вместе с дрожью, пробежавшей по всему телу, пришло понимание, что хранитель встревожен и очень устал.
А затем и на него самого навалилась усталость, он даже пошатнулся, пробормотав:
– Черт...
– Ничего, бывает, – тихо успокоил его Джен. – Давай в кровать, быстро.
– Мне казалось, ты говорил, что я отосплюсь, только когда война закончится.
– Считай, что на нынешнюю ночь она закончилась.
По дороге в казарму Джен держался с псионом поблизости, и, пока Джей стягивал с себя пропитавшуюся потом форму, успел принять душ. Сидя на кровати, Джен терпеливо ожидал появления Джея, и когда тот вышел из ванной и забрался в кровать, тут же откинулся на подушку.
– Джен…
– Спи.
– Но я…
– Спать, я сказал.
– Ладно…

***

Через пару дней спокойной и рутинной жизни на базе Джей вдруг проснулся среди ночи в шоке от необъяснимого ужаса. Что-то было не так, явно, чудовищно неправильно, однако он никак не мог понять причину.
– Джей! – голос хранителя пробивался к нему словно через густой туман. Он ощутил на плечах руки Джена: тот, навалившись на него, пытался прижать к постели. Только сейчас Джей осознал, что силится вырваться, куда-то бежать, и Джен выкрикивает его имя.
Прежде, чем ответить, Джей замер и глубоко вдохнул.
– Я в порядке, – с трудом выдавил он.
– Какого хрена, Джей! – хранитель был испуган и в полной растерянности.
– Я не знаю… – он, и правда, не знал, что вызвало эти ощущения. В повисшей тишине раздавались лишь глухие залпы далекой артиллерии, но это вряд ли стало причиной для беспокойства. На базе тоже всё было тихо, и все же… – Хм-м…
– Что?
– Это случилось не только со мной, почти все псионы на базе почувствовали и проснулись среди ночи.
– Кто-нибудь из них знает, что происходит?
Направив поток мыслей, Джей установил контакт, обмениваясь информацией со знакомыми псионами.
– Нет.
– Ладно, – Джен неуверенно ослабил хватку на плечах псиона, но все же остался лежать рядом, от его теплого тела исходила уверенность и сила, успокаивая. – Сейчас мы ничего не сможем сделать, но командование наверняка в курсе и во всём разберется, – сказал он тише. – Попытайся уснуть.

***

В последующие несколько дней гнетущее тревожное чувство, владевшее всеми псионами на базе, лишь усилилось, и потому занятия давались Джею с гораздо большим трудом. Так что когда их с Дженом последняя за день тренировка завершилась, Джей облегченно вздохнул.
Едва они вернулись в казарму, как в дверь их комнаты постучался адъютант с приказом для Джена немедленно явиться к генералу Пасдару.
– Что могло случиться? – Джей нахмурился. – У тебя проблемы?
– Расслабься, старик, я ничего такого не натворил, – успокоил его тот. – Пойду, узнаю, из-за чего сыр-бор, – и он быстро вышел из комнаты.
Неподвижно сидя на кровати, Джей мысленно следовал за Дженом, прислушиваясь к его чувствам и эмоциям: хранитель не то чтобы нервничал, но был взволнован и охвачен любопытством.
Затем Джен вошел в кабинет к генералу, и Джей ощутил сильную вспышку гнева и тревоги, охватившую сознание хранителя. Не прошло и пяти минут, как он вернулся в казарму.
– Зачем тебя вызывали? – с нетерпением поинтересовался Джей.
– Схватили Кристофера и… с ним происходит что-то странное. Отправляюсь за линию фронта, чтобы его вернуть.
Джей постарался ничем не выдать охватившую его панику.
– Когда?
– Утром.

***

Джена разбудил шум дождя за окном и еще – теплое дыхание Джея, уткнувшегося носом ему в шею. Во сне они, сами того не замечая, тесно сближались, хотя днем редко прикасались друг к другу. Псион положил голову хранителю на плечо, рукой обнял его за талию, и Джен, хотя и пытаясь мысленно отрицать, всё же наслаждался уютом и теплом рядом с Джеем, из-за чего так не хотелось выбираться из постели.
Во сне они становились ближе друг к другу. Джену отчаянно хотелось скользнуть обратно в спокойный безмятежный сон, к которому он уже начинал привыкать, однако сумрак рассвета за окном уже рассеивался, и пора было приступать к выполнению задания.
Едва Джен шевельнулся на кровати, Джей стиснул его в объятиях и, подняв голову, сонно заморгал.
– Еще темно, – пробормотал он. – Спи, хватит вертеться.
– Прости, старик, – со вздохом ответил Джен. – Мне нужно вставать, а ты можешь дальше спать, если хочешь.
– Ну да, конечно, – недовольно поморщившись, Джей поднялся, свешивая ноги с другой стороны кровати. – Останусь спать, а ты, как всегда… без завтрака… ты же ничего не ешь… так что нет.
– Спросонья ты само красноречие. Теперь понятно, почему тебя считают юным дарованием среди псионов, – сказал хранитель с серьезным видом.
Джей швырнул в него подушкой.

***


25 ноя 2014, 01:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Джей стоял у окна тренировочного зала, наблюдая за едва различимым силуэтом Джена, удаляющегося прочь от базы. Он настолько ушел в свои мысли, что майору Андерсон пришлось окликнуть его трижды.
– Простите, майор, – наконец, виновато отозвался Джей.
Никому из псионов не хотелось расстраивать ее и травмировать лишний раз тоскливым видом, все понимали, что ее мысленная броня натянута до предела и вот-вот сорвется от невыносимого горя потери своего напарника, так что стать причиной агонии псиона никто не рисковал, внутренне страшась подобной участи и для себя.
– Что вы там увидели интересного, кадет? – спросила она тихо.
Соврать ей тоже никто не смел.
– Джена отправили на выручку Кристоферу, – объяснил Джей. – Смотрю, как он выходит из базы.
Она окинула его долгим изучающим взглядом, затем кивнула.
– Постарайтесь сконцентрироваться, кадет.
– Слушаюсь, мэм.

***

К полудню Джен, оседлав байк, удалился от Купола базы на приличное расстояние. Электрический мотор работал тихо, однако передвигаться по изрытой взрывами земле бесшумно не получалось – колеса с грохотом вырывали брызги камней, оставляя заметные следы. Джен понадеялся, что моросящий дождь вскоре скроет их от вражеских глаз. Добравшись до границы зоны, которую более-менее еще контролировали силы обороны, Джен припрятал байк в одному ему известной пещере в скалах и дальше отправился пешком.
Он двигался быстро, но с осторожностью, и дважды ему пришлось срочно искать укрытие, спасаясь от проходящего мимо вражеского патруля. Джен не волновался за свою безопасность: не оставляя следов и не создавая шума, он никогда не попадался захватчикам на глаза. Даже заметив псиона во вражеских рядах, Джен и ухом не повел – все равно тот бы его не обнаружил, именно поэтому хранителя и послали на задание. Ни один псион не смог бы проникнуть в его мысли и заметить его присутствие, никто, кроме Джея.
Бесконечно долгий день и еще более долгую ночь Джен только и размышлял об этом, продвигаясь по вражеской территории с помощью многолетних привычек и рефлексов. Скрытый сумраком ночи, он старательно путал следы, и если погоня пойдет по одному из ложных направлений, то попадет или в хитро задуманную ловушку-камнепад, или под усиленный артобстрел, который, если Джен рассчитал правильно, как раз должен был начаться к тому времени.
Дождь перестал, но небо, все еще затянутое тучами, не пропускало света звезд, и пустошь освещалась лишь красными всполохами артиллерии, отражающимися в облаках. Забравшись в сырую холодную пещеру под обломком скалы, Джен устроил привал.

***

Джен осторожно выдохнул: уже пару часов он сверлил взглядом стену пещеры в нескольких дюймах от своего лица, боясь шевельнуться и выдать себя. Надо было использовать шанс, чтобы вздремнуть – похоже, этой ночью больше не удастся сомкнуть глаз. Раньше Джен так и поступал, но в этот раз у него не получалось: земля была такой холодной, жесткой и… рядом не было Джея. Если сформулировать разрозненные мысли в конкретный вывод, то он был неутешительным – отвлекаясь на размышления о псионе, Джен терял хватку.
А от него сейчас зависело очень многое: псионы на базе все как один утверждали, что с разумом Кристофера происходит что-то странное, и хотя псион этот и был порядочной скотиной, но все же Кристофер – один из своих, и только одному Джену было под силу вытащить его из плена.
Но, черт побери, впервые в жизни Джену захотелось сейчас оказаться в другом месте – вернуться в свою комнату, где его ждет теплая постель, а в ней человек, который…
Надо же, Джею удалось прогнать его ночные кошмары, так что Джен даже привык спать без перерыва, ночь напролет. Но дело было не только в этом: с Джеем, постоянно болтающимся поблизости, он ощущал себя… хорошо. Как будто его разорванная в клочья душа, постепенно залечиваясь, все меньше ранила его изнутри острыми надломленными краями.
Джен подозревал, что добром это не кончится.

***

С расстройства стукнув кулаком в подушку, Джей сел на кровати, стараясь не думать о пустой постели – там, рядом, должен был лежать Джен. Он боролся с нарастающим тревожным чувством до дрожи в мышцах, но так и не смог отвлечься от мыслей о Джене, и где он сейчас.
Погибнуть Джен не мог, Джей был уверен, он бы сразу это почувствовал, а еще он знал, что смерть хранителя псионы переживали почти как свою собственную. О такой перспективе Джей и думать не хотел.
В то же время, Джей не решался определить, где Джен сейчас и что делает: если он начнет мысленно сканировать территорию в поисках хранителя, то сразу выдаст его местонахождение вражеским псионам. Нет, Джей не мог так рисковать.
Забывшись, он водил рукой по простыне, где еще утром лежал хранитель – чёрт, ну когда же это прекратится… вздохнув, Джей заставил себя встать с кровати.
В комнате отдыха в казарме было пустынно, лишь трое малознакомых Джею коллег сидели за столом, занятые беседой. Конечно, хранитель Уилл не особо разделял его чувства, однако псионы Блэр и Джим, зная, что Джей – напарник Джена, мысленно ему посочувствовали. Уилл, впрочем, тоже понял, что Джею сейчас хреново: толкнув ногой стул из-за стола, он пригласил Джея в их компанию, а Блэр налил ему выпить. С благодарностью приняв стакан, Джей с радостью отправил в рот первый обжигающий глоток бурбона.

***

Джен припал к земле в центре старой воронки от бомбы, сливаясь с местностью. Лучше бы ему думать о задании, да и ночлегом стоило уже озаботиться, чтобы накопить силы на обратную дорогу. А он только и делал, что отвлекался мыслями на Джея: «Что он делает сейчас? Вдруг тоже не может уснуть?» Чувство разлуки с псионом было невыносимым, как и желание защитить и уберечь его.
Рядом прошел вражеский патруль, и с края воронки посыпались ручейки сухой земли. Джен замер, не дыша – ну вот, опять, он не заметил их приближение, не сконцентрировался. Если так пойдет дальше, он погубит и себя, и всю операцию по спасению Кристофера.
Как только патруль удалился на безопасное расстояние, Джен, выбравшись из ямы, прокрался еще ближе к лагерю. Вражеские псионы не могли засечь его присутствие – у них и хранителей не имелось, в отличие от землян-псионов пришельцы еще только привыкали к земной тактике боевых двоек, однако все равно стоило соблюдать осторожность.
Вот и внутренний периметр, окруженный плотным кордоном солдат. Джен подивился усиленной охране, необычной даже для лекторов – что такое секретное могли они скрывать?
Едва дыша, Джен подобрался ближе, на ходу вытаскивая нож из чехла на лодыжке. Скрывшись в чернильной тени большого валуна, он тщательно выбирал себе цель: шанса на ошибку не было, осечка – и сигнал тревоги поднимет на ноги всю вражескую базу.
Пропустив мимо себя еще один патруль, Джен перевел дух, и когда, наконец, солдаты скрылись вдали, он резко метнул нож, целясь ближайшему из кордона лектору в голову.
Нож воткнулся точно в нужное место – хорошо известная Джену смертельная для лектора точка на голове, и охранник без звука сполз на землю.
Вытащив нож из трупа, Джен двинулся было вперед, скрываясь в тени, отбрасываемой похожим на большой тент сооружением, но тут расслышал тихий скулёж и неразборчивую речь, узнавая по голосу Кристофера.
Звук доносился из невысокой странной формы палатки ближе к центру лагеря. Джен, перебежав к нему, спрятался в тени одного из опорных столбов сооружения. Ткань тента походила на обычный пластик, и Джен легко и тихо разрезал ее, прикрывая собой свет, пробившийся изнутри палатки.
Так и есть, Кристофер находился там, в одной из клеток, в которых лекторы обычно держали своих злосчастных пленников. Перед клеткой стоял лектор, разглядывая сгорбленного и всхлипывающего землянина.
Аккуратно прикрыв разрез лоскутом ткани, Джен обошел палатку снаружи, оказываясь у входа. Стоящий к нему спиной лектор не успел даже обернуться на подозрительный звук, свалившись замертво.
Отерев нож от крови, Джен достал электронную отмычку, стараясь не обращать внимания на потрясенного его появлением Кристофера.
– Эй, – позвал он псиона. – Успокойся, я сейчас вытащу тебя отсюда.
В ответ Кристофер закатился истерическим смехом.
– Ха, Джен! – завопил он. – Сначала мне посылают галлюцинации, а теперь еще и Джена!
– Тихо ты! – зашипел на него хранитель.
Неожиданно Кристофер посерьёзнел.
– Нет-нет, призрак Джена, и не надейся, не буду я молчать, и никуда я с тобой не пойду. Хочешь, чтобы я вас к нам в лагерь привел?! – псион прижался лицом к прутьям клетки, сверкнув на Джена потемневшим безумным взглядом. – Можешь травить меня, пытать, шипеть свои угрозы, мне плевать, лучше сразу убей!
Псион ненадолго затих, но Джену показалось, что лагерь уже пришел в движение. Впрочем, у него еще было время, потому что охрана не слишком торопилась: наверное, Кристофер буйствовал так уже не раз.
По инструкции Джен должен был вколоть ему успокоительное, но неизвестно, чем лекторы напичкали псиона, поэтому Джен не мог рисковать и добавлять новый ингредиент в этот химический коктейль.
Вздохнув, он решил действовать по-своему – сейчас не до сантиментов.
Достав пистолет, он быстро открыл замок клетки, и, едва только распахнулась ее дверь, стукнул Кристофера рукоятью пистолета с точно рассчитанной силой. Он подхватил псиона, не дав ему рухнуть на землю, и взвалил на плечо. От Кристофера нестерпимо воняло потом и чем-то еще, Джен не смог определить, что это за странный запах, да и раздумывать было некогда – он побежал.

***

Периодически подливая в стакан, Джей цедил свой бурбон, не обращая внимания на людей, сидящих рядом, однако позволяя их чувствам и эмоциям проникать в его сознание. И тут его осенила идея: убрав полностью защитные преграды со своего сознания, он впустил в него абсолютно все кружившие в эфире мысли, желая получить лишь один контакт с единственно важным человеком.
Нахлынувшие на него потоки мыслей были подобны рёву водопада, и Джей вздрогнул от резкой боли в голове, все же концентрируясь, тщательно разбирая полученные данные. Он превратился в живую антенну, принимая, анализируя мысленные голоса, пока не нашел именно тот, который хотел услышать.
Вот он, Джен.
Джей почувствовал его усталость, ноющую боль старой раны, его частое тяжёлое дыхание, его тревогу. Хранитель быстро бежал, и ему оставалось бежать еще долго, он нес что-то тяжелое… кого-то. Это был Кристофер. Вдруг он ощутил то, чего совсем не ожидал: Джен изнывал от желания быть сейчас рядом с ним, с Джеем.
И тут водоворот мыслей и эмоций окружавших его людей, отголоски боев за границей купола, наконец, сломали плотину, которую пытался выстроить в своем сознании Джей, и его мозг, не выдержав напряжения, отключился, спасая хозяина.
Теряя сознание, Джей уронил голову на стол, и его стакан, выпав из безвольных пальцев, скатился на пол.

***

Непрерывный фоновый поток мыслей, омывающий ее сознание, на мгновение прервался, и Эллен нахмурилась: может, она что-то пропустила, пока в полной изоляции отрабатывала вахту в генераторной?
– Только не это, неужели он настолько глуп… – пробормотала она, настроившись на волну Джея и разобрав, что происходит. Бегом ворвавшись в комнату отдыха, она обнаружила там бессознательное тело псиона.
– О, чёрт… – Джим, тоже заметив это, начал было подниматься из-за стола.
– Вы что, не чувствуете, что он творит?! – повысила голос Эллен, прожигая присутствующих сердитым взглядом. – Джим, неси ведро и бутылку воды в его комнату. Уилл, Блэр – поднимайте Джея и тащите туда же.
– Но… – начал Блэр.
– Что не ясно?! – рявкнула на него Эллен.
– Э-э… ничего, – виновато промямлил тот.

***


25 ноя 2014, 01:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Джей со стоном очнулся, не понимая, где находится. Его тошнило, как после знатной попойки, а когда желудок вдруг жестоко скрутило, и он склонился с кровати над ведром, до него не сразу дошло, что кто-то помогает ему, придерживая за плечи.
– Я подозревала, что этим закончится, – раздался над ухом тихий голос Эллен. – Вот, выпей, – она поднесла стакан холодной воды к его губам. Ополоснув рот, Джей жадно выпил воду залпом.
– Я его не чувствую… – расстроенно сказал он.
– Потому что я блокировала тебя. Сейчас я на секунду ослаблю защиту.
Нестройный хор голосов, мыслей, эмоций устремился к нему со всех сторон, настолько болезненно давя на мозг, что Джей едва сдержал крик. Но где-то там, далеко, он заметил Джена, встревоженного, но живого и невредимого. Эллен снова блокировала доступы психической энергии от окружающих, и над Джеем словно захлопнули крышку, он даже охнул от неожиданности, когда все звуки разом стихли.
– Утром будешь паршиво себя чувствовать, – сухо заметила она. – Головой думать надо было. Хотя я тебя понимаю, – Эллен снова наполнила стакан водой. – Выпей еще, а потом поспи.

***

С наступлением рассвета Джен, убедившись, что погоня отстала, наконец, решил сделать привал, чтобы проверить Кристофера. Тот был по-прежнему в отключке, что, с одной стороны, было хранителю на руку, пока они спасались бегством, но с другой стороны, это начинало тревожить – не так уж сильно Джен его и стукнул. Выбиваясь из сил под свинцовой тяжестью псиона, Джен решил для себя, что после возвращения на базу как следует займется Кристофером – не мешало бы псиону скинуть десяток фунтов.
Вздохнув, Джен отпил несколько глотков воды и убрал фляжку подальше. Задерживаться надолго не имело смысла, и, включив рацию на приём, Джен поднялся и снова закинул Кристофера на плечо. Он не собирался передавать свои координаты по рации, рискуя выдать себя, однако получать сообщения было безопасно, да и переговоры десантников в эфире придавали Джену бодрости.
Он слегка удивился, разобрав голос Декса – сержант должен был находиться со своей бригадой, и у них на связи обычно Лорни или Фланаган. Не успел он заподозрить неладное, как хриплый уставший голос Декса произнес:
– База, это сержант Декс, двигаемся с востока. Расчетное время прибытия два часа. У нас шестеро пострадавших.
Это все объясняло: Декс сопровождал на базу конвой с ранеными. Судя по всему, они выиграли небольшой бой, однако шестеро солдат выбыло из строя – Декс точно был в ярости.
Передвинув на плече безвольное тело псиона, Джен прикинул: если сержант неподалеку и с транспортом… Зная, что с востока к базе Декс может вернуться лишь одним путем, Джен с удвоенной скоростью устремился в нужном направлении. Если он успеет перехватить конвой, то сможет передать Кристофера кому-то из медиков, к тому же, не пришлось бы тащить на себе псиона до самой базы.
Примерно через час, заслышав звуки двигателей, Джен с облегчением взялся за рацию.
– Декс, это Джен, – произнес он. – Я прямо у вас на пути, впереди. Приём.
– Оставайся там, мы тебя подбросим, – последовал ответ после короткой паузы. – На рыбалку ходил? Приём.
– Ага, барракуду выловил. Приём.
– Мои поздравления, – опять пауза. – Кажется, мы тебя видим. Сейчас подъедем. Отбой.
Джен увидел быстро приближающийся джип, сопровождаемый колонной мотоциклистов. Притормозив рядом, машина окутала его облаками пыли.
– Ничего себе, Джен… – сержант тут же окликнул одного из врачей. – Что стряслось?
– Похоже, Кристофера чем-то накачали. Мне пришлось его вырубить, чтобы доставить обратно, но он должен был давным-давно очнуться.
Осторожно сняв псиона с плеча Джена, сержант уложил его на носилки.
– Ладно, теперь им есть кому заняться. Залезай, – когда Джен откинулся с облегчением на пассажирское сиденье, Декс передал ему упаковку сухого пайка. – Выглядишь уставшим.
– Волоку эту задницу с полуночи, – поморщился Джен.
– Всего-то один тощий псион, а ты уже вымотался? – поддразнил его сержант. – Пора бы тебе…

Изображение

Рация захрипела, готовясь выдать сообщение, и они оба смолкли.
– Это группа быстрого реагирования, – прорвался чей-то голос сквозь треск автоматной очереди. – Нас обстреляли из засады, – последовали координаты. – Боюсь, что мы не… – грохот взрыва в микрофоне прервал передачу, и потом повисла тишина.
Джен и Декс переглянулись.
– Отвези Кристофера, – резко бросил ему хранитель. – Они совсем рядом.
Кивнув, сержант подозвал одного из солдат конвоя.
– Тайсон, дай Джену свой байк, быстро!
Соскочив с подножки джипа, Джен быстро оседлал байк и, поддав с ревом газу, помчался обратно по дороге.

***

Головная боль Джея не имела ничего общего с последствиями похмелья: все его нервные окончания болезненно реагировали на проносящиеся мимо людские мысли. Поморщившись, он усилил защиту до того уровня, когда все посторонние раздражители оказались в приглушенной дымке, и тогда только выбрался из казармы, оказываясь под ярким полуденным солнцем.
– Джей! – окликнула его Дария. Даже издалека, сквозь защиту Джей разобрал ее радостное волнение. – Ты уже слышал? Ну, конечно, ты ничего не знаешь, – ответила она на свой же вопрос, когда смогла прочесть его мысли. – Джен говорил по рации с сержантом Дексом – он возвращается на базу вместе с его конвоем.
– Отличные новости! – у Джея даже голова закружилась от облегчения, и Дария поддержала его, смеясь.
– Сейчас убегаю по делам, но позже я тебя найду. Вас обоих! – и девушка умчалась торопливой трусцой.
Вскоре Джей увидел конвой, двигающийся по дороге к центру базы, и среди солдат различил фигуру Декса. Морщась от вторгающихся в его сознание мыслей большого количества людей, Джей почти закрыл свою защиту, заставляя мысленные потоки огибать его мозг, словно ручьи. Он никак не мог нащупать Джена, однако заметил Кристофера, живого и невредимого, значит, Джен его все-таки спас. Войдя в контакт с сознанием псиона, Джей вдруг испытал тошнотворное чувство – похоже, с Кристофером случилось что-то мерзкое и нехорошее… Но где же Джен?
– Декс! – закричал он, подбегая. – Мне сказали, что Джен приехал с тобой, но я его нигде не вижу.
– Неподалеку взвод попал в засаду, и Джен отправился им на подмогу. Не волнуйся, надолго он не задержится, – успокоил его сержант.
– Что-то не так… – к горлу Джея подкатил ком.
Декс окинул его долгим взглядом.
– Хочешь, расскажу тебе одну историю? – начал он неторопливо. – Знаешь, как я с Дженом познакомился?
– Нет…
– Лет пятнадцать назад, как раз перед тем, как мы потеряли Техас, я находился на линии фронта. Поступило сообщение, что группа наших затерялась при отступлении, никто не знал, из какой они части, однако урон врагу они наносили приличный, партизанили, в общем. Меня с отрядом послали им на выручку, чтобы отыскать и скоординироваться …

***

Капрал Декс осторожно, в полном молчании пробирался через искореженный взрывами лес, его команда следовала за ним по пятам, к облегчению Декса, так же бесшумно: они действовали в тылу врага, и лишний шум им был ни к чему.
Поиски длились уже второй день и как будто привели к успеху, судя по обнаруженным ловушкам и многочисленным трупам врагов, что оставлял за собой партизанский отряд. Декс был впечатлен.
Остановившись у большого валуна, Декс расслышал вдруг звук перезаряжаемого ружья. Мгновение назад вокруг не было и следа человеческого присутствия, однако ружье как неоспоримый факт было нацелено ему в лоб.
И держал его мальчишка лет десяти, обычный деревенский пацан с выгоревшими на солнце волосами, чумазый и исхудавший. Однако ружье в его руках не дрогнуло.
– Стой на месте, – произнес он спокойно и уверенно. – Еще шаг, и ты ее активируешь.
Опустив взгляд, Декс увидел «её» – мину, которую мальчишка тщательно спрятал под песком и сухими листьями.
– Спасибо, что предупредил, – медленно кивнул Декс. – А где остальные?
Пацан посмотрел на него с пугающе бесстрастным и спокойным выражением на лице.
– Нет никаких остальных, – сказал он. – Все погибли.
– Когда?
– Когда здесь прошли враги.
– И ты здесь один с тех пор, как Техас захватили?
– Ага, – обойдя свою ловушку, пацан направился в лес.
– Постой.
Остановившись, тот спросил, не оглядываясь:
– Чего?
– Лучше тебе вернуться с нами.
– Нет, они убили мою семью, и я убью их всех.
– Всех? Один?
– Да!
Декс не находил слов.
– Ты… – он помолчал. – Ты все равно должен пойти с нами. У нас есть еда и оружие, и мы можем хорошенько тебя натренировать, воевать научим.
Мальчик обернулся.
– Обещаешь? Не отправишь меня в приют или еще в какую-нибудь дыру?
– Даю слово.
Пацан смотрел на него какое-то время, раздумывая, а Декс терпеливо ждал – торопиться было некуда.
– Ладно, – согласился наконец тот.

***

– Так я и познакомился с Дженом, – закончил рассказ Декс. – Когда мы повстречались, он уже полгода жил в тылу и в одиночку извел почти взвод пришельцев. Мы привезли его на базу, и я три недели уговаривал начальство, пока те не сдались и не разрешили его оставить. Мы научили его всему, что знали сами, и к пятнадцати годам никто, даже я не мог бы с ним соперничать в мастерстве, – сержант хлопнул Джея по плечу. – Я рад, что ты и Джей, ну… нашли друг друга, если ты понимаешь, о чем я. У Джена жизнь была не сахар, и я думаю, ты для него подходящий напарник. Уверяю тебя, Джен сможет о себе позаботиться. Он вернется.
Джей хотел было ответить, но внезапно его пронзила такая боль, заполняя всё тело, что он стал задыхаться, хватая ртом воздух. Его затрясло, теряя контроль, Джей рухнул на землю, и когда, наконец, сознание прояснилось, и он смог как следует соображать, он увидел перед собой Декса, встряхивающего его за плечи.
– Джей… Джей!
– Он ранен, – прохрипел тот. Все тело разрывалось от боли, сотрясаясь мелкой дрожью, а мышцы сковало судорогой. Возникшая было связь с хранителем вновь таяла, затуманенная болью и кровавой пеленой. – Тяжело ранен.

***


25 ноя 2014, 01:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Изображение

Байк Джена резко затормозил, подняв колесами облака пыли, и хранитель на ходу соскочил с седла, не заботясь о своем железном коне. Он уже заметил солдат пехоты, сгрудившихся вокруг псиона Мияты, с трудом удерживающего защиту под давлением окружавших его со всех сторон лекторов. Сам Мията, присев на корточки, склонился над неподвижным телом своего хранителя. Грань защитного купола различимо подрагивала в пыльном воздухе, еще выдерживая удары пуль, но уже слабея под натиском рукопашной схватки с врагами. Солдаты сражались браво, не щадя сил, но численное преимущество оставалось за пришельцами.
Поняв, что пора исправить ситуацию, Джен атаковал.
Долгая дорога к базе вымотала его, однако тело двигалось на уровне рефлексов, и он, не задумываясь, уклонялся от ударов, нанося собственные так быстро, что враги не сразу заметили прибывшее подкрепление, а когда до них дошло – разделились, пытаясь зайти к цели с двух сторон. Выхватив пистолет, Джен подстрелил ближайшего лектора с рассчитанной точностью, а потом продолжил, укладывая лектора за лектором как раз там, где пехота почти сдала оборону. Патроны кончились, и, не дожидаясь, пока пришельцы подойдут вплотную, Джен, убрав пистолет в кобуру, в мгновение вытащил из ножен меч.
Вражеская атака стала захлебываться, и, воодушевленные нежданной подмогой, солдаты накинулись на пришельцев с удвоенной яростью. Постаравшись прикрыть мысленным куполом и Джена, Мията отразил несколько нападений на хранителя, мешая лекторам ранить его. Не прошло и получаса, как ситуация поменялась кардинально, и теперь уже солдаты пехоты окружили остатки пришельцев, скрывавшихся в засаде.
– Никогда еще в жизни не был так рад встрече с тобой, – крикнул Джену лейтенант Верони. Ребра ему стягивала тугая повязка, кое-где на ней проступили пятна крови, однако лейтенант все ещё держался на ногах.
– Тебе надо поскорее вернуться на базу, – ответил Джен. – У вас много раненных.
– Да уж, нам… Что это за звук?! – Верони огляделся. – О, нет, артобстрел! Всем в укрытие!
Метнувшись по сторонам, солдаты пытались спрятаться кто где, и большинство направилось под защитный купол вокруг Мияты, который, не отходя от своего хранителя, стоял с низко опущенной головой, наращивая в себе как можно больше мысленной силы. Хорошо зная, что лишь купол очень маленькой площади в состоянии отразить пушечный выстрел, Джен со всех ног бросился к Мияте и почти успел, однако взрыв опередил его.
Джену заложило уши от грохота, поначалу ему показалось, что у него получилось, судя по реакции окружавших его людей, постепенно приходивших в себя после разрыва снаряда. Но затем перед глазами вдруг всё померкло, а когда он попытался сесть, тело отказалось подчиняться.
Неизвестно почему, но Джен совершенно не чувствовал боли, может, потому что он умирал?
Могло быть и хуже, мелькнула у него отстраненная мысль. Он все же мастерски провел бой, спас людей, так что можно было умирать без сожаления. Кроме одного-единственного: даже теперь, когда, казалось, все остальные чувства покинули его, он ощущал слабую ниточку связи с Джеем, продолжая быть частью единого целого. Джей не перенесет его смерти – Джен видел псионов, оставшихся без хранителей. Как-то раз он попытался спасти одного такого псиона от самоубийства и не справился: невозможно помешать псиону уничтожить собственную жизнь, если тот действительно этого захочет. Единственным осиротевший псионом на его памяти, обладавшим неимоверной волей и желанием жить, была Андерсон, навсегда сломленная женщина, несмотря на всю ее показную браваду.
Нет, только не Джей, никогда этому не бывать! Джен заставил себя собраться и сфокусировался на звуках, почти растаявших во тьме. Он должен вернуться, должен, ради Джея.

***

Еще до того, как заметил Джена, лежащего на носилках, Джей понял, что тот очень плох. Он всё еще опирался на Декса, ожидая конвой с ранеными у главного генератора, хотя и справился уже с фантомной болью ранения своего хранителя настолько, что мог связно соображать. Вокруг пострадавших в схватке сомкнулся тесный круг врачей и медсестер, метавшихся от носилок к носилкам, криком подзывая к тяжелораненым. Один за другим врачи собирались у носилок Джена, затем к ним присоединились и медсестры.
Напряженно вслушиваясь в отрывистые слова-команды медиков, Джей наблюдал за их суетой, и на миг ему удалось разглядеть застывшее тело Джена, его лицо, бледное и окровавленное. Столько красного… на Джене, на других раненых. Плац у генератора наполнился стонами, в воздухе стоял запах крови и обугленной плоти.
– Держу, держу тебя, – рядом тут же возник Декс, заметив, что Джея затошнило, и быстро оттаскивая его в сторону. – С непривычки со всеми бывает, – добавил он с сочувствием, когда Джей пришел в себя.
Не в силах выносить больше это жуткое зрелище, Джей отправился на поиски солдат, которые привезли Джена на базу.
– Что произошло? – схватил он за рукав одного из них.
Изрядно потрепанный и уставший солдат вспомогательных войск – сержант, судя по его заляпанной кровью форме – непонимающе уставился на него, не сразу сообразив, что Джею нужно.
– Засада, парень… На нас напали с двух сторон сразу.
– Он был с вами?
– Нет, – сержант нахмурился. – Джен подоспел позже, ему удалось прорвать окружение… он спас нас всех.
– Чёрт бы его побрал! – и Джей побежал обратно к лазарету, заметив, что раненых уже отправляют туда.
Прошло несколько часов, пока в операционной из Джена вытаскивали осколки шрапнели, и еще несколько часов, прежде чем он стал приходить в себя, подавая признаки жизни. Отмахиваясь от медиков, пытающихся выставить его из палаты, Джей молча ждал, наблюдая за показателями на мониторах.
Наконец, Джен очнулся и, ничего не соображая от боли и туманящих сознание лекарств, завозился в опутывающих его тело бесчисленных пластиковых трубках.
– Ну, здравствуй, – тихо сказал Джей, кладя ему ладонь на грудь, на единственное оставшееся без бинтов место. – Успокойся… Ты ранен.
Джен смотрел на него мутным взглядом, видимо, мало что понимая.
– Джей?
– Да.
– Джей, ты? Что…
– Тебя подстрелили, Джен, – он слабо улыбнулся. – Ну где еще мне быть?
Простонав, Джен заозирался вокруг, и Джей, окунувшись в чувства своего хранителя и тут же ощутив пронзительную боль во всем теле от фантомных ран, понял, наконец, что тому нужно.
– Вот, – тихо сказал он, протягивая хранителю стакан с водой, стоящий у изголовья кровати и поднося его трубочкой к губам, чувствуя облегчение Джена, когда тот жадно отпил несколько глотков, и его молчаливую благодарность. – Всегда пожалуйста, – добавил он, улыбаясь. – А теперь спи, – и веки Джена медленно закрылись.

***

– Эй… – тихо окликнули его, и Джей, подняв голову, заметил стоящую в дверях палаты Дарию.
– Привет.
Войдя неслышно, девушка подвинула стул поближе к нему и села рядом, поставив на пол сумку.
– Джен сильный, он справится, – сказала она ободряюще.
– Да уж… – Джей вздохнул. – По-другому ему нельзя.
– Понимаю, – склонившись над сумкой, Дария достала оттуда пластиковую упаковку с едой. – Кажется, здесь все на твой вкус, ешь.
– Я не голоден.
– Ты здесь уже девять часов, Джей, и я не в курсе, когда ты был в столовой последний раз. Быстро ешь, а то… когда Джену станет лучше, я пожалуюсь ему, как ты себя вел, – открыв коробку, Дария протянула ее Джею, и тот, бросив на нее недовольный взгляд, потом все же сдался и со вздохом забрал у нее еду. – Вот и молодец, – Дария поднялась со стула. – Забегу к вам в комнату и принесу тебе чистую одежду и зубную щетку.
– Спасибо тебе.
– Всегда пожалуйста, – Дария мягко улыбнулась. – Дай знать, если еще что-то нужно.
Через какое-то время – Джей потерял ему счет – она вернулась, нагруженная сумкой с его вещами и туалетными принадлежностями. Решительно стащив псиона со стула, Дария подтолкнула его в маленькую душевую комнату, прилегающую к палате.
– Пора и о себе позаботиться, Джей, поверь, ты уже воняешь, – заявила она. – А я побуду рядом с Дженом и обещаю, что позову тебя при любых изменениях.
Чувствуя, что от нее так просто не отделаешься, и глядя на спокойно спящего Джена, Джей с неохотой подчинился.
Душ он принял в считанные минуты, но и за это время Дария успела сделать в комнате перестановку: выйдя из душевой, Джей с удивлением наблюдал, как две медсестры перемещают всю медицинскую аппаратуру по одну сторону от Джена, а по другую сторону устанавливают еще одну больничную кровать.
– Сюда что, еще одного пациента кладут? – недовольно поинтересовался Джей.
Дария улыбнулась:
– Нет, глупый, это для тебя. Так всегда делают, я просто поторопила их немного.
Разобравшись с приборами, сестры покинули палату, и Дария, подвинув кровать на расстояние вытянутой руки от кровати Джена, закрепила на ней колёсики.
– Он твой хранитель, Джей, – тихо сказала она. – Здесь это хорошо понимают, поверь мне.
– Я… – Джей покачал головой. – Спасибо тебе.
Когда девушка оставила палату, Джей устроился на своей кровати, дотягиваясь до руки Джена и сплетая пальцы их рук. Дария была права: ему это, и правда, необходимо.
Сколько себя помнил, Джей жил с ощущением пустоты в душе, он настолько привык к этому состоянию, что считал его само собой разумеющимся и привык не обращать внимания, заставляя себя жить дальше и прячась за вечной своей улыбкой.
А потом появился Джен, и что-то потянуло его к странному хранителю с самой первой их встречи. Без колебаний отдав Джену лидерство, Джей с восхищением наблюдал за всеми действиями хранителя, будь то учебная схватка или тихая беседа. Как бы Джею хотелось узнать, что прячет ото всех Джен за своим непробиваемым фасадом – а он прячет, теперь Джей это просто чувствовал. Он бы сделал что угодно, лишь бы Джен раскрыл ему душу, потому что с этих пор они с Джеем – единое целое.
Лишь повстречав Джена, он понял, что достиг главного – теперь его жизнь обрела смысл. Нет, Джей не мог это потерять.
– Останься со мной, Джен, – прошептал он. – Ты мне нужен… – и, помолчав, добавил: – Я люблю тебя.
Усталость взяла над ним верх, и Джей уснул.

***

Следующим утром Дария принесла Джею завтрак и заодно – подробности инцидента, отправившего Джена в лазарет.
– Лекторы сделали с Кристофером что-то странное, – сказала она, хмурясь. – Накачали его препаратами, и наши не уверены, какими именно. Он бредит, видит галлюцинации, а его силы вышли из-под контроля, – Дария бросила взгляд на Джена. – Похоже, он вытащил его оттуда как раз вовремя: судя по обрывкам фраз Кристофера, которые можно разобрать, лекторы собирались его использовать, чтобы прорвать защиту Купола.
– Чё-ерт, – выдохнул Джей и посмотрел на бледное лицо Джена. – А что произошло после того, как он спас Кристофера?
– Отряд пехоты попал в засаду. Их сопровождала боевая двойка Мияты и Сакурая, и все же врагам удалось их подстеречь в засаде. Джен подоспел в последний момент, прорвал окружение… Тогда он еще был цел и невредим, Мията это подтвердил. Но потом неожиданно рядом разорвался снаряд, Мията пытался прикрыть Джена щитом, но не успел.
– Их артиллерия или наша?
– Не знаю, про это ни слова.
– Вот дерьмо.
– Да уж… – она слабо улыбнулась. – Он поправится, Джей, не волнуйся. Но на будущее один совет…
– Никогда не отпускать своего хранителя одного?
– Именно так.
– Поверь, я сам того же мнения, – сердито нахмурился Джей. – Мията хорош, не спорю, но у него на руках был собственный раненный хранитель, да и солдат требовалось прикрыть. Не могу избавиться от чувства вины… Джена бы не ранило, если бы я был тогда рядом.
– Возможно, – Джей начал было возражать, но Дария остановила его жестом. – Я не спорю с тобой, просто… Уходить в размышления о том, что могло бы или не могло быть – не выход, знаешь? Это уже произошло, и прошлого не изменишь. Джен жив, идет на поправку, лучше подумай о вашем будущем.

***

Разбуженный отзвуками артиллерийской канонады, Джей вслушался в монотонный писк медицинских мониторов. Дотянувшись до соседней кровати, он коснулся руки Джена – холодной и влажной от пота. Проникнув в сознание хранителя, уже не такое замутненное лекарствами, как накануне, Джей понял, что тот давно очнулся из-за нестерпимой боли, но пытается это скрыть.
– Привет, – мягко сказал он. – Хочешь, чтобы я позвал сестру?
– Нет… – открыв глаза, Джен посмотрел на Джея. – Я в порядке.
– Тебе больно, Джен, – Джей нахмурился. – Всего один укол и…
– Ничего страшного, – хранитель отвел взгляд.
– Ты ведь знаешь, что я чувствую твою боль. Старик, я серьезно.
Джен метнул в него недоверчивый взгляд.
– Ты тоже ее чувствуешь?
– Ага…
Помолчав, Джен вздохнул, и Джей уловил его недовольство.
– Ладно, зови сестру, – буркнул, наконец, он.
Получив дозу обезболивающего, Джен облегченно выдохнул – а вместе с ним и Джей, когда боль начала отступать.
Под сверлящим взглядом хранителя Джей не удержался от вопроса:
– Ну, что?
– Ты заноза в моей заднице, вот что.
Джей хмыкнул.
– Ради бога, как скажешь, – и он с довольным видом откинулся на подушку.

***


25 ноя 2014, 01:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
– Ты уверен, что готов? – спросил Джей.
– Да, – выдал Джен сквозь стиснутые зубы.
– Ладно.
Коснувшись кончиками пальцев запястья хранителя, Джей направил к нему поток своей силы, окружая его тело невидимой поддержкой, и Джен, оттолкнувшись от кровати, встал на ноги, пошатываясь. Заметив, что его болезненные ощущения усилились, Джей сконцентрировался, блокируя боль.
– Спасибо, – Джен прерывисто выдохнул. – Ну, пошли.
Окончательно установив контакт, Джей мог теперь поддерживать Джена, и не прикасаясь к нему, но все равно старался держаться поблизости, пока они, медленно пересекая поле с препятствиями, не оказались у тренировочного корпуса.
В просторном зале стоял шум и гам – сейчас здесь разминались несколько групп из вспомогательных войск и боевые двойки псионов с хранителями, тренировка была в самом разгаре, но стоило им с Дженом войти, как все застыли, и воцарилась тишина. Все присутствующие уставились на них, так что Джей даже занервничал.
А потом началось: солдаты загалдели, кто-то громко хлопал в ладоши, кто-то подбежал к Джену, чтобы лично поблагодарить за спасение. Никто не попытался коснуться его и потому не натолкнулся на невидимый защитный барьер, который Джей выставил между Дженом и остальными на случай чересчур активных приветствий.
Однако Джен очень быстро пресёк эту суматоху.
– Ну, хватит, – сказал он своим привычным низким хрипловатым голосом. – Что, засранцы, расслабились? Рано радуетесь.
Раздался смех, и солдаты вернулись к прерванной тренировке. Понимая, что Джен держится вертикально лишь благодаря его невидимой поддержке, Джей помог ему добраться до стула.
– Чем я еще могу помочь? – тихо спросил он.
– Всё нормально.
– Джен… – Джей смолк под сердитым взглядом хранителя.
– Знаешь, что? Вали отсюда. Ишида! – повысив голос, крикнул Джен. – Ты сегодня как мешок с дерьмом. Иди-ка, поработай с Джеем, и советую на этот раз сделать все правильно.
Волнуясь, Джей встал в боевую стойку. Ростом Ишида был гораздо меньше, однако Джей знал, это был ловкий и опытный солдат. Конечно, серьезных травм опасаться не стоило, тем более под неусыпным надзором Джена, но и болваном Джею выглядеть не хотелось.
Блокируя атаки Ишиды, Джей вспомнил одно движение, которое здесь бы пригодилось, но которое у него никак не получалось. Джей не понял, как это произошло – он словно наблюдал за собой со стороны, однако через секунду Ишида уже лежал на матах.
Оглянувшись на Джена, он заметил его слабый кивок головой, а мысленно – удовольствие и гордость за своего псиона. Ухмыльнувшись, Джей повернулся к Ишиде, протягивая ему руку и помогая подняться.

***

Чувствуя, как боль, всё усиливаясь, захватывает его мысли, и понимая, что если сдастся ей сейчас, то напомнит себе в очередной раз, как серьезно его ранило, Джен решил отвлечься и стал разглядывать смутную тень на потолке. Сегодня после обеда его, наконец, выписали из лазарета, снабдив строгими инструкциями касательно физических нагрузок. Пусть боль и не отпускала, зато как хорошо было избавиться от назойливых медиков с их гребаными бесконечно верещащими приборами. Джей тоже был доволен, судя по тому, как псион тесно прижался к нему во сне, нежно его обнимая. Одну руку Джей положил Джену на грудь, туда, где сердце, словно уверяясь, что хранитель здесь, живой и невредимый.
Казалось, Джей считает его чем-то необыкновенным и драгоценным, и Джен не представлял, что с этим делать, потому что, глядя на себя в зеркало, он не видел там ничего особенного, лишь человека в шрамах и бинтах, угрюмого и нелюдимого, которого научили убивать тысячью способов. Никакой он не особенный, и защита ему не требуется, так что Джен совершенно не понимал, что Джей в нем нашел, и даже не пытался следовать загадочной псионной логике. Раненный, истекающий кровью, он воспринимал упрямую заботу и внимание псиона, постоянные попытки укрывать своего хранителя щитами как следствие связи псиона и хранителя в боевой двойке. Потом понял, что были и другие причины, и раздумья над ними смущали Джена и сбивали с толку.
Вздохнув, Джен расслабился в уютном тепле тела псиона – его собственного псиона. Джей ясно дал понять, что не бросит его и никуда не уйдет, и что Джена он тоже никуда от себя не отпустит. Он доказал это, не отходя ни на шаг от его кровати в лазарете, пока Джен находился между жизнью и смертью. Кажется, псиона не пугали ни видимые шрамы своего хранителя, ни те, незримые, до которых он пока не добрался. Может, у них что-то и получится. По крайней мере, он поможет Джею справиться с тяготами войны, и любой угрозе жизни псиона сначала придется иметь дело с Дженом.
Джен согрелся в объятиях псиона, боль стала стихать, и он окончательно расслабился. Завозившись на кровати, Джей обнял его крепче. Каково это – быть для кого-то нужным и бесценным? С трудом представляя, Джен решил, что останется с Джеем и попробует это выяснить.

***

Силы Джена крепли с каждым днем, и он уже приступил к тренировкам, осторожно добавляя нагрузку. И это хорошо, что Джен вернулся к любимому занятию, отвлекающему от размышлений, потому что, хотя Джен и выставил мысленный блок, мешая псиону заглянуть ему в душу, Джей заметил: хранителя что-то беспокоило.
Сегодня они проводили учебные стрельбы для курсантов-хранителей.
С непроницаемым видом Джен наблюдал за палящими по мишеням солдатами, иногда исправляя им стойку, давая советы. Один из кадетов – кажется, его звали Спенсер, вместо того, чтобы стрелять, отпускал шуточки в сторону соседа и даже никак не отреагировал на Джена, который подошел к нему вплотную.
– У тебя есть серьезные причины остановить тренировку, кадет? – спросил Джен обманчиво спокойным тоном.
Шум от выстрелов немного стих – кадеты поблизости прислушивались к разговору.
– Мне показалось, что я настрелялся… сэр, – ответил Спенсер. – Хотел сберечь патроны на тот случай, когда мы перейдем к стрельбе по движущимся мишеням.
Посверлив его взглядом несколько секунд, Джен нажал кнопку на пульте и приблизил к себе его мишень. Джей тоже глянул на лист картона: выстрелы Спенсера лежали тесно друг к другу, кое-где дыры от пуль перекрывались.
– Хорошо, но мало, – веско произнес Джен. – Здесь должна быть одна дыра, и чтобы каждый выстрел лёг в одну точку, иначе для хранителя ты недостаточно хорош.
Спенсер вытаращился на него.
– Слушаюсь, сэр, – и как только Джен отвернулся, проворчал себе под нос, но так, чтобы его услышали: – Хотелось бы посмотреть, как ты это сделаешь.
Джен резко обернулся, и Спенсер слегка побледнел. Ни слова не говоря, Джен заменил расстрелянную мишень на новую и отвел ее как можно дальше.
Повисла мертвая тишина, и Джен, казалось, едва целясь, отстрелял всю обойму. Затем, вставив новые патроны, он стал стрелять с другой руки, обеими, пока, наконец, и эти патроны не закончились, и тогда он подтянул к себе мишень.
В десятке зияла одна дыра с дымящимися краями, лишь немногим больше, чем след от одной пули.
– Ещё вопросы? – поинтересовался Джен.
Спенсер вытянулся в струнку:
– Никак нет, сэр!
– Хорошо. А теперь займись делом и старайся.

Когда хранитель вернулся к нему, чтобы продолжить наблюдение за кадетами, Джей улыбнулся ему так широко, что скулы свело. Еще не оправившись после ранения, Джен казался слабой тенью себя прежнего, но сейчас хранитель вновь ожил, даже сил у него как будто прибавилось.
К концу занятий Спенсер притянул к себе мишень, чтобы с гордостью продемонстрировать Джену только две дыры с рваными краями, и хранитель одобряюще кивнул. Спенсер так и сиял, разглядывая свою мишень.

***

Изображение

***

– Готов? – спросил Джен тихо.
– Ага… – проглотив ком в горле, кивнул Джей.
– Любой волнуется, когда впервые покидает защитную зону, – приободрил его Уилл.
– Да, это не жизнь под Куполом, там совершенно другой мир, – добавил Блэр, пожимая Джею плечо, – но ты справишься, поверь.
Джей опять кивнул:
– Конечно.
Джен перевел взгляд на полковника Фланнигана.
– Мы готовы.
– Капитан, отдавайте приказ, – скомандовал тот.
– Рота, стройся, – четко произнес капитан Лорни.
Джею пришлось укрыться под мысленным куполом, чтобы отразить волны напряжения и паники, что испытывали солдаты-новички, становясь в шеренгу.
– Возьмитесь за руки, – приказал Лорни и сам взялся за ладонь ближайшего солдата и по другую сторону – за ладонь Блэра.
Несколько новичков, смущаясь, не торопились выполнить приказ, и тут громила Декс весело выкрикнул, забрасывая руки солдатам на плечи, моментально прогоняя тревоги Джея и поднимая всем настроение:
– Обнимемся, парни, – и Декс игриво подмигнул.
– А ну, давай потискаемся, засранец, – подхватил капрал и обнял за плечи другого солдата.
Сохраняя нейтральное выражение лица, Джен тронул ладонь Джея и незаметно ободряюще пожал ему пальцы, Блэр взял руку Джима, и, наконец, полковник Фланиган стиснул руку Джея в своей ладони, замыкая цепь их связи.
Джей ощутил, как его охватывает незнакомое тревожное чувство. Сквозь тело пронеслась шокирующая волна энергии, и он словно увидел на долю секунды псионов из команды генератора Купола, устроившихся на кушетках вокруг призмы, почувствовал, как они мысленно проникают в его мозг, признавая за своего. А еще его коснулась теплая волна ободрения и поддержки от Эллен, направленная только лишь на него, Джея. И тут же Джен потянул его за руку, и они сделали первый шаг, расставаясь с Куполом.
Едва они оставили безопасную базу, веселье солдат поубавилось, сменяясь настороженным молчанием. Эхо артиллерийской канонады звучало здесь громче, в воздухе пахло гарью и озоном.
Джей передернул плечами.
– Удачи, полковник, – услышал он голос Уилла.
– Тебе тоже, хранитель, – последовал ответ Фланнигана.
– Мы справимся, – тихие слова Джена предназначались лишь для ушей Джея.

Уилл вел колонну через изрытые взрывами поля, поглядывая по сторонам. В отличие от него, Блэр меньше обращал внимания на окружение, и дело было не только в уверенности из-за невидимого защитного поля вокруг псиона, была и другая причина – казалось, он был в предвкушении какого-то события, хотя и явно нежеланного. Это сбивало Джея с толку.
Однако пора было и Джею выполнять свою работу, и он, расправив мысленный щит, укрыл им всех четверых. Его не удивило, что мысли и чувства солдат, полковника Фланнигана выделялись особенно резко на фоне темной зловещей энергии, сеющей смерть и ужас на поле сражения.
Внезапно Джей задрожал, ощутив надвигающуюся на него незнакомую, чужеродную энергию.
– Джей, – голос Джена звучал как издалека. – Что случилось?
– Там что-то есть, – еле выдавил Джей. – Оно…
– Дыши, – он ощутил ладонь Джена на своем плече. – Что это?
Джей даже не заметил, что зажмурился. Сделав прерывистый вдох, он открыл глаза.
– Со мной такое первый раз… оно прямо перед нами.
– Ладно, – кивнул Джен. – Сейчас пойдем и проверим. Осторожнее, не вздумай вырубиться.
Он бросил взгляд на Уилла, и тот согласно кивнул, предоставляя возможность новичкам самим разобраться с ситуацией. Джей сконцентрировался, пытаясь скрыть собственное присутствие, на тот случай, если впереди их ждет вражеский псион. Пригнувшись, они прокрались к краю обрыва, и Джен первым заглянул вниз. Вспышка холодной ярости хранителя пронизала Джея насквозь – тот, не оглядываясь, достал из кобуры пистолет. Подобравшись к нему ближе, Джей тоже посмотрел вниз.
Стены расщелины, покато уходившие вниз, были покрыты осевшим пеплом и потеками крови, уже запекшейся бурыми пятнами на светлых валунах. На самом дне ущелья лежали груды тел, в основном, человеческих, обугленные, изуродованные до неузнаваемости. Вражеских трупов Джей заметил немного. Трое выживших лекторов бродили среди трупов, и один из них, склонившись над мертвым солдатом, разодрал ему живот когтистой лапой, выпуская кишки.

Изображение

Джей с трудом сдержал рвотный позыв, тяжело сглотнув, но этого оказалось достаточно: вскинув головы на звук, пришельцы потянулись за оружием. Они опоздали – Джен уже стрелял, уложив на землю всех лекторов тремя выстрелами.
Утирая рот, Джей отвернулся, стыдясь своей слабости. Хотя Джена и не шокировало увиденное внизу, а только разгневало, сознания Джея коснулись печаль и сожаление хранителя из-за того, что Джею пришлось всё это увидеть.
– Всё нормально, старик, – тихо сказал Джен. – Для первого раза ты неплохо держишься.
Джей повернулся к нему.
– Ничего, – он глубоко вздохнул. – Всё под контролем.
Джен кивнул.
– Останься, а я должен спуститься вниз.
– Я с тобой, – тут же заявил Джей.
Джен посмотрел на него оценивающе, потом крепко сжал ему плечо.
– Я понимаю тебя, но давай в следующий раз.
Перебравшись через край обрыва, Джен не торопясь, осторожно соскользнул вниз. Перешагивая через тела, он снимал с шеи каждого солдатские медальоны, пряча их в карман на бедре. Закончив с солдатами, Джен перевернул ногой тела лекторов, внимательно их осмотрев, и до Джея докатилась волна отвращения от его хранителя. Наконец, Джен взобрался обратно наверх.
– Возвращаемся, – бросил он.
– Хорошо, – Джей бросил взгляд на карман, в который Джен сложил солдатские медальоны. – Кто-то сделал это и для моего брата… нам прислали такой.
– Где он погиб? – спокойно, но с сочувствием поинтересовался Джен.
– В битве при Литтл-Рок.
Джен уставился на него.
– Надо же… – он вздохнул. – Ну… тогда это был я.
– Что «ты»?
– Я ходил в Литтл-Рок, чтобы собрать с погибших медальоны. Один отсылают семье, а другой… – он помолчал. – Я покажу тебе, когда мы вернемся на базу.
Джей хотел было расспросить его подробнее, но тут поймал мысли Блэра – псион был совсем рядом и приближался, взволнованный, видимо, услышав выстрелы. Вслед за волнением Блэра Джей уловил его облегчение, когда они вышли из-за скалы и оказались у него на виду. Следом за Блэром бежал Уилл с оружием наизготовку.
– Что произошло? – спросил Уилл.
– Отряд из Дельты проиграл бой, – мрачно сообщил Джен. – Три врага выжили, но ненадолго.
Уилл кивнул:
– Я сообщу по рации.
– Ты в порядке? – спросил у Джея Блэр.
– Да, просто это было… омерзительно.
– Точнее не скажешь.

***


25 ноя 2014, 01:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Через неделю, за которую пришельцы им встречались еще несколько раз, группа вернулась на базу. К превеликой радости Джея, до того, как явиться с рапортом к начальству, им позволили принять душ и перекусить. После недели на сухих пайках он дождаться не мог настоящего горячего обеда и с наслаждением нагрузил в столовой поднос доверху, не обращая внимания на саркастическую ухмылку Джена.
После того, как они поели, их вызвали в кабинет полковника Моргана для отчета. Вместе с Морганом вопросы задавала майор Андерсон, которую интересовали мельчайшие подробностями их похода. Очевидно, результат начальство удовлетворил, и им, наконец, позволили уйти.
Когда они вышли из кабинета, Джен взял Джея за руку, увлекая за собой:
– Пошли, у нас есть одно незаконченное дело.
Проведя Джея между зданиями генераторного комплекса, Джен направился к казармам, позади которых оказалась неприметная пристройка, о существовании которой Джей прежде и не подозревал.
Открыв дверь, расположенную с торца здания, Джен вошел внутрь помещения, освещенного свисающими с потолка лампами, и Джей, последовавший за ним, застыл, затаив дыхание: на прикрепленных вдоль длинной стены крючках висели солдатские медальоны. Некоторые из них, наполовину оплавленные, закопченные, были покрыты пятнами крови. Приблизившись, Джей разобрал на медальонах имена, принадлежавшие псионам или солдатам вспомогательных войск.
Опустившись на колени перед рядом пустых крючков, Джен достал из кармана пригоршню солдатских медальонов, что собрал на поле боя, и стал развешивать цепочки, сначала снимая с каждой по одному медальону.
Покончив с этим, Джен постоял на коленях еще немного в молчании, потом поднялся.
С трудом сглотнув ком в горле, Джей спросил:
– Вторые медальоны вы отправляете семьям?
– Да…
– А медальон моего брата тоже здесь?
Кивнув, Джен пошел вдоль стены и остановился, когда нашел, что искал.
– Вот.
На жетоне почти ничего нельзя было разобрать из-за присохшей крови и копоти. Жетон, что им прислали, был совершенно чистый, а этого не касались с той поры, как сняли с погибшего, и Джей едва разобрал надпись: Падалеки, Джефф.
Джей заметил, что дрожит, лишь когда ладонь Джена легла ему между лопаток, окатывая теплом.
– Мне жаль, – тихо сказал Джен.
– Да… – голос Джея надломился.
– Пошли-ка отсюда, – Джен успокаивающе погладил его по спине. – Расскажешь мне о своем брате.

***

Снова начались тренировки, как будто и не было этого недельного похода, однако нагрузки усилились, и теперь на их боевую двойку направляли еще большее количество противника. На третий день после возвращения в зале появились майор Андерсон и зловеще улыбающийся сержант Декс, который выглядел особенно внушительно и грозно рядом с хрупкой фигуркой майора.
Джей растерянно уставился на них: сражаться с ними будет нелегко. Джен, приготовившись к нападению, напротив, так и излучал удовольствие от предвкушения хорошей схватки.
Прозвучал свисток, и солдаты во главе с майором Андерсон высыпали из зала наружу, на тренировочное поле. Их боевой двойке дали пять минут на то, чтобы тщательно защитить себя и команду, и Джей нетерпеливо поджидал «вражеских» действий.
Затем раздался второй свисток, и учебный бой начался. Он показался Джею самым долгим, тяжелым физически и напряженным из всех, что у него случались на открытой местности. Майор Андерсон внушала ужас Джею своей мысленной силой, а Джен, уложив всех солдат-противников за считанные секунды, минут на десть сцепился с Дексом в единоличной схватке, и хранителю удалось с большим трудом одолеть громилу сержанта, прежде чем он смог присоединиться к Джею и помочь разобраться с Андерсон. Несмотря на ее яростную и беспощадную тактику, Джею удалось, наконец, пробиться сквозь ее защиту, и тогда Джен мягко, почти с нежностью коснулся ее шеи тренировочным мечом.
Быстро хлопнув дважды по земле ладонью, она признала поражение и, когда Джен ее отпустил, поднялась и дунула в свисток.
– Великолепно, – произнесла Андерсон каким-то неживым голосом. После тяжелого боя ее блокировка ослабела, и Джея вдруг пронизало ощущение ее невыносимой тоски и потери. – Все свободны.
Джен сделал ему знак, и Джей быстро последовал вслед за ним, покидая поле.

***

Майор Андерсон, хмурясь, перебирала бумаги на столе, но стоило Джею приоткрыть дверь ее кабинета, как она, вскинув голову, заговорила первая, опережая его рапорт.
– Спасибо, что пришел, Джей, – начала она, машинально потирая край стола. – Я хотела бы обсудить твой первый поход на вражескую территорию, – она снова не дала ему сказать, подняв руку. – Уилл и Блэр дали тебе великолепную оценку, так что никаких проблем, не волнуйся. Но я бы хотела услышать о твоих личных впечатлениях.
Джей ответил не сразу.
– Это было… отвратительное зрелище. Мы обнаружили полностью уничтоженный взвод наших солдат, и среди трупов бродили три лектора, они… в телах солдат…
Андерсон понимающе кивнула.
– Детали меня не интересуют, мне важнее знать, что ты чувствовал, и как себя ощущаешь теперь.
– Ну… – Джей потер шею. – Думаю, я в порядке, правда. Всё это… – он тяжело вздохнул, – ужасно, но мы ведь на войне, для этого мы здесь и собрались.
– То есть, ты полагаешь, что и в дальнейшем сможешь вынести подобные зрелища? – она сверлила Джея взглядом, напряженно вчитываясь в его эмоции.
– Да, мэм.
– Хорошо… – и затем, после паузы и безо всякого предупреждения, нанесла ему мысленный удар.
Отразив его рефлекторно, Джей вскочил на ноги, быстро окружая себя защитой.
– Мэм, что это было…
– Великолепно! – тоже поднявшись из-за стола, Андерсон посмотрела ему в глаза. – Всегда будь начеку. Теперь ты полностью готов к службе. Удачи, псион, – сняв с его воротника временный значок кадета, она закрепила на том месте лейтенантский крест псионных войск. – Береги себя, – и, помолчав, добавила: – И береги своего хранителя.
Переполненный чувствами, не в силах подобрать подходящие слова, Джей просто отсалютовал.

***

– А, Джен, – сидящий за столом генерал Пасдар поднял взгляд на вошедшего. – Присаживайся.
Джен послушно опустился в кресло для посетителей.
– Сэр?
– Я просмотрел отчеты по вашим с Джеем тренировкам и рапорт о вашей миссии на прошлой неделе, – Пасдар натянуто улыбнулся. – Сплошные лестные оценки. А это значит, что пришло время тебя повысить, – генерал бросил ему через стол какой-то мелкий предмет, и Джен поймал его на лету. – Мои поздравления, лейтенант.
Раскрыв ладонь, Джен растерянно уставился на новенький блестящий значок лейтенанта вспомогательных войск.
– Спасибо, сэр…
– Теперь ты под началом полковника Моргана, – Пасдар сделал паузу, потом продолжил глухо:– Будь осторожен, береги своего псиона, лучше тебе не знать, что будет, если ты его потеряешь, – и, не дождавшись ответа хранителя, отдал резкий приказ: – Свободен!
Выйдя из кабинета генерала, Джен быстрым шагом вернулся в казарму, и, оказавшись в своей комнате, поменял значок кадета-инструктора на форменной куртке на лейтенантский знак отличия. Странное это было чувство – после стольких лет в армии вдруг оказаться частью единого целого, боевой двойки.
Подумав о совете генерала, он вспомнил прежнего Пасдара, еще капитана, работающего в боевой двойке со своим братом-псионом. Душа компании, добродушный, открытый… Когда ему чудом удалось выжить после гибели брата, Пасдар не свел счеты с жизнью только благодаря посторонней помощи и в результате занимается сейчас бумажной работой.
Нет, генерал, конечно, держался молодцом, но он стал гораздо жёстче, и, как бы ни скрывал это, был глубоко несчастным человеком. Джен сомневался, что смог бы выдержать такую жизнь – взаперти на территории базы. И еще он не сомневался, что потеря Джея просто разорвала бы его на части.
Джей должен выжить, любой ценой, и никакие другие варианты не рассматриваются.

***

Джей вышел из административного корпуса на свежий воздух, до конца еще не понимая, что произошло, и не в состоянии собраться с мыслями. С одной стороны, он не был уверен, что заслужил звание лейтенанта так рано, с другой стороны, Андерсон никогда бы не одобрила его повышение, если бы не считала, что Джею это по плечу. Ей и старшим офицерам виднее, раз их боевую двойку отправляли в настоящую, а не учебную вылазку за линию фронта.
У него самого опыта не доставало, но зато Джен, он был уверен на все сто, лучший хранитель в мире.
Джей направился в столовую, но, повернув за угол, заметил Эллен, подзывающую его к себе с порога генераторной.
– Слышала, что тебя посылали на задание, – сказала она. – И как все прошло… Ух-ты! – Эллен уставилась на его новые знаки отличия на воротнике. – Поздравляю, Джей, – она улыбалась словно через силу, старательно прикрыв от него всё, что сейчас испытывала. – Будь осторожнее, пожалуйста, береги себя, береги Джена… Возвращайся живым, – хлопнув его по плечу, она отвернулась и, не дождавшись его ответа, вошла в здание.
Нахмурившись, Джей проводил ее взглядом, а потом трусцой побежал к столовой. Некоторые из псионов уже собрались за столиком, беседуя за чашкой кофе, и Джей, взяв сэндвичей, присоединился к ним.
– Джей, поверить не могу! – воскликнула Дария, оглядев его. – Ты сделал это! Посмотрите, Джей у нас теперь лейтенант!
Смущенно улыбаясь, Джей принимал поздравления, пока очередь не дошла до Кристофера, подошедшего к нему с кислым видом.
– А ты шустрый, – едко произнес псион. – Отличный метод сделать быструю карьеру… – Кристофер с намеком посмотрел на остальных псионов. – Надо было мне тоже переспать с Дженом.
Джей хотел было ответить, но за него это сделала Дария:
– Да уж, всем известно, что ты об этом только и мечтаешь, Крис, – и она подмигнула Джею. – Завидуй молча.
Кристофер не сразу сообразил закрыться, и на всех присутствующих накатила волна обиды и ревности. Надувшись, Кристофер развернулся и побрел прочь.
За столом повисло неловкое молчание, которое, наконец, нарушил Грег:
– Кхм… кто-нибудь уже видел состав лиги пейнтбола в этом сезоне? – с воодушевлением поинтересовался он. – Мне кажется, что двенадцатая рота, «Драконы», неплохо выступили.
– Ну, да… – подхватила Гвен. – А разве не «Ястребы» были вверху списка?
– Были, но четвертую роту отослали на поле боя, и они, похоже, не вернутся до конца сезона, – пояснил Ян. – Не хочет кто-нибудь из вас присоединиться к лиге боевых двоек?
– Может, нам присоединиться? – задумчиво протянул Джей.
– Не получится, – огорошил его Ян. – Джену запретили играть за команду.
– Как? За что?
– Я слышал, что в один из сезонов Джен и сержант Декс выступили в команды-соперницы, которые в результате разделили первое место, – Гвен усмехнулась. – Декс, конечно, хорош, но не настолько, поэтому запретили играть одному лишь Джену. Правда, ему доверили хранить переходящий кубок. Ты же помнишь, мы видели его тогда, на поле – он сразил всех, кто присутствовал на тренировке, так что согласись, Джен более чем хорош.
Джей улыбнулся.
– Да, он лучший.

***
Изображение

***
– Джей! – позвал Джен, заглянув в комнату, и Джей, отложив письмо, поднял голову. – Нам приказано явиться к Моргану.
Прибыв в кабинет полковника, они застали его у настенной карты – Морган перемещал флажки по территории, которая была закреплена за их базой.
– Джен, Джей, смотрите сюда, – подозвал он, едва те вошли. Джей с Дженом присоединились к полковнику у карты, и Морган продолжил: – Это ваш сектор, – указал он на район на небольшом удалении от базы. – Хочу, чтобы вы сегодня же направились туда, обошли периметр и собрали данные о количестве вражеских единиц в этой зоне. Если у них обнаружится псион, выведите его из строя. Если это просто солдаты, то мы пошлем туда отряд вспомогательных войск, и наши парни о них позаботятся. Появятся проблемы – вызывайте подмогу из ближайшего сектора. Есть вопросы?
– Никак нет, сэр! – ответил Джен.
– Хорошо. Вам сообщат, когда вы сможете вернуться на базу. Свободны.

***

На этот раз они с Дженом проникали сквозь толщу Купола в одиночестве, и вокруг на мили истерзанных боями полей не было ни души. Все, кто дорог Джею, остались там, за защитной стеной базы, и до их мыслей Джею было не дотянутся. Рядом оставался только Джен, самый близкий человек, надежный и уверенный, настоящий.
Они добирались до своего сектора пару дней бодрым шагом. Следы от прошедших боев были здесь намного разрушительнее. Осторожно обходя куски расплавленного в стекло песка, Джей тревожно вслушивался в звуки артиллерии, грохотавшей теперь совсем близко.
Главной приметой начала их с Дженом территории служили руины какого-то городка. Джен уверенно вел его к окраине, где виднелись обломки едва сохранившегося здания, торчавшие из земли на высоту не более метра.
– Сюда, – позвал его Джен, присаживаясь у куска кирпичной кладки, бывшего когда-то углом дома. – За мной, – и Джен скользнул под плиту перекрытия.
Последовав за хранителем, Джей почти съехал в зияющую под плитой дыру. До него донесся звук чиркающей спички, и потом, когда глаза Джея привыкли к слепящему пламени свечей в подвале, он с любопытством осмотрелся.
Одну стену занимали полки с книгами, покрытыми толстым слоем пыли, в основном, с крестами на корешках. В углу была сложена в груду сломанная мебель. Рядом стояли ящики, один из которых был наполовину заполнен свечами. У другой стены стояли несколько баулов с эмблемой псионных войск. Достав еще одну свечу из ящика, Джен зажег ее и осторожно установил в высоком канделябре.
– Что это за место? – спросил Джей.
– Когда-то здесь была церковь, теперь… – Джен махнул в сторону военной поклажи, – мы используем подвал, чтобы прятаться, и храним тут припасы. Такие убежища устроены по всей фронтовой зоне – в пещерах, в руинах поселений, где получится. Перекантуемся здесь, – он бросил свою походную сумку к остальным и туда же сложил оружие. – Клади свои вещи, полчаса на отдых, и пойдем, осмотрим территорию.
Границы их зоны контроля были довольно размыты, то проходя вдоль разбитого шоссе, то обрываясь в пыльных равнинах, и только Джен мог отыскать метки среди бомбовых воронок. Джей, слепо доверяя своему хранителю, послушно следовал за ним, мысленно обыскивая зону – он уже научился отличать следы присутствия чужеродных псионов. До его сознания доносилось эхо прошедших битв, неясно, словно галлюцинации – казалось, война пропитала сам воздух над полями.
Зачарованное состояние улетучилось, когда Джей ощутил ладонь Джена на своей шее, и это легкое прикосновение послало волну дрожи по всему телу.
– Соберись, – приказал Джен, потом добавил мягче. – Я понимаю, тебе трудно.
Сделав глубокий вдох, Джей медленно выдохнул, успокаиваясь.
– Да… давай двигаться.
Продолжая оставаться начеку, Джей постарался отгородиться от потоков психической энергии, что скопилась на полях сражений, иначе можно было, затерявшись в эмоциях и воспоминаниях, свихнуться от боли и отчаяния.

***


25 ноя 2014, 01:35
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
– Я кое-что заметил, – вполголоса сказал Джей.
– Где? – Джен огляделся.
– В южном направлении. Там… – на лице Джея застыла гримаса отвращения, – лекторы. И у них есть псион, но не думаю, что он меня заметил.
Джен кивнул.
– Можешь точнее указать их расположение?
Джей шумно выдохнул, концентрируясь.
– Они у реки. Остановились, наверное, на привал.
– Пошли.
Когда они подобрались к врагу как можно ближе, Джей тщательно укрыл свои мысли от посторонних, прячась как можно лучше. Выйдя к реке выше по течению, они двинулись молча к стоянке лекторов вдоль берега, маскируя шаги под ночные шорохи и всплески, стараясь не поскользнуться и не свалиться в реку – в районе сражений вода была чрезвычайно токсична.
Они подошли к лагерю почти вплотную, и Джей похлопал хранителя по плечу. Обернувшись, Джен жестами показал ему, что собирается делать. Пока Джен снимал гранаты с пояса, Джей окружил его защитным экраном. Показавшись из засады, Джен метко швырнул несколько гранат.
Они упали почти одновременно на ближней и дальней стороне лагеря, а одна граната разорвалась в центре стоянки. Едва осела пыль от взрывов, Джен, выхватив пистолеты, двинулся на лекторов, снимая оставшихся в живых одного за другим быстро и аккуратно. Прежде чем вражеский псион, придя в себя, закрыл щитом остатки спешно сгрудившихся вокруг него лекторов, Джен уничтожил большинство пришельцев в лагере. Джей принялся за свою работу, пока псион-лектор, видимо, оглушенный взрывом, не успел подготовиться к атаке.
Убрав пистолеты в кобуру, Джен молниеносно выхватил меч, готовясь пробиваться сквозь вражескую защиту, и Джей, желая помочь, направил мысленный удар точно туда, куда вонзился меч хранителя. Вдвоем им удалось прорваться сквозь линию солдат, пока они не добрались до псиона.
Однако вражеский псион продолжал удерживать оборону и атаковал в ответ, пытаясь вывести своих солдат из-под удара и дать им возможность напасть на землян. Тогда Джей, разделившись, направил двойника в тыл псиону, атакуя сразу с двух сторон. Разрубив последнего солдата, Джен устремил все внимание на собственного псиона, пробуя на прочность вражеский щит. Укрыв его ментальной защитой, Джей помогал вести бой, пока, наконец, Джен не обнаружил слабину псиона и прорвался сквозь невидимую стену всего на секунду, но ее оказалось достаточно: сделав резкий выпад, Джен разрубил псиона почти надвое.
Бой был окончен.
Отерев лезвие меча о край палатки лекторов, Джен обернулся к Джею.
– Неплохо, – вот и все, что сказал хранитель, однако Джей чувствовал, как тот доволен и гордится своим псионом.
Джей, не веря своим глазам, оглядел валяющиеся на земле тела: они убили почти двадцать лекторов за несколько минут.
Он усмехнулся, глядя на Джена – кажется, они сработались.

***

По прошествии нескольких недель их нелегкой вахты Джей начал привыкать к обстановке. Битвы если и случались, то быстрые и успешные, и порой даже казалось, что жизнь за линией фронта проще и спокойнее – никаких напряженных тренировок, зато случались частые беседы с Дженом, в которых они обсуждали каждый бой, разбирая свои просчеты, вспоминая удачи. Когда военные темы заканчивались, они могли болтать о чем угодно или просто молчали. Ночевали они в подвале старой церкви на импровизированной кровати из сваленных в кучу подушек, покрытых пыльной бархатной портьерой.

Изображение

Многие навыки срабатывали теперь у Джея на автоматизме, и, оказываясь на обширном поле боя, он мог уже, не опасаясь увлечься мрачными картинами, раскрывать доступ к своему сознанию гораздо шире, чтобы сканировать как можно большие пространства. И все равно, порой он тонул в переполнявших его эмоциях и мыслях бившихся здесь солдат, и тогда Джен гладил его по шее, вытягивая из видений в реальность, словно якорем.
Может, это и странно, но здесь, среди опустошенных боями полей, Джею было хорошо.
Спустя шесть недель, перед рассветом, Джея разбудило предчувствие вражеского проникновения в их с Дженом сектор. С лекторами был все лишь один псион, а это означало, что они с Дженом сами справятся, и звать на помощь солдат вспомогательных войск не имело смысла.
Наскоро поев, они быстро собрались. Джен тщательно вооружился, и, выбравшись из подвала, они пошли навстречу колонне пришельцев.
Плотно укрыв хранителя ментальным куполом, Джей бросился вместе с ним в атаку, даже не глядя отражая нападения солдат на Джена и устремив основное внимание на псиона, который показался ему слабой копией тех, кого Джей уничтожал прежде.
Двигаясь легко, быстро и неуловимо, Джен одного за другим уничтожал лекторов, пытавшихся укрыться под щитом их псиона. Со временем приноровившись, Джей научился устанавливать границу защиты Джена чуть ли не вровень с острием его оружия, и это помогало хранителю двигаться свободнее, удачнее отражать нападения врагов.
Неожиданно резкий, мощный удар – Джей даже не подозревал, что враг-псион настолько силен – врезался в его броню. Едва прошло первое потрясение от атаки, Джей быстро сконцентрировался, восстанавливая стену защиты. Ощутив поток боли, заструившийся со стороны хранителя, Джей резко оглянулся: Джен, как ни в чем не бывало, все так же уверенно и быстро наносил удары. Но тут волна боли усилилась, и на глазах Джея лектор нанес хранителю рану, полоснув по груди мечом. Скривившись, Джен все же отразил удар и следующее его движение оказалось для врага смертельным.
Переполненный гневом, Джей развернулся к псиону. Разделившись, он напал на лектора с двух сторон и, проломив брешь в защите, мстительно устремил на него силу телекинеза, о которой в себе раньше и не подозревал, буквально вывернув мозг пришельца наизнанку.
Схватка завершилась, и Джей нашел взглядом Джена: тот, хмурясь, осматривал поле боя. А потом Джей увидел кровь, сочащуюся из разреза в бронежилете на груди хранителя – пятно быстро увеличивалось в размере. Кровь капала и с края рукава, и Джей заметил в левом плече Джена дыру от пули.
– О, господи, Джен…
Тот, отрицательно мотнув головой, взялся за рацию.
– Требуется прикрытие в секторе семь, – произнес он спокойно. – Ранен хранитель, возвращаемся на базу, – выслушав ответ, Джен повесил рацию обратно на пояс. – Пошли обратно.
Прикрыв глаза, Джей обернул купол защиты вокруг Джена, прижимая невидимый слой к его ранам как можно плотнее, чтобы остановить кровь.
– Хорошо.
Они добрели до базы, когда уже сгустились сумерки. По пути им пару раз встретились вражеские патрули, от которых приходилось тщательно скрываться. Джен постепенно слабел от потери крови, а на самых подступах к базе Джей почти тащил хранителя на себе, забросив его здоровую руку себе на плечо.
Но они все-таки дошли, и Джен будет жить.

***

– Заткнись, Джей, сколько раз тебе повторять – я в норме, – буркнул Джен, поправляя бандаж на плече, когда они входили в столовую. – Мне на тренировках порой хуже доставалось.
– Но мне от этого не легче, – не успокаивался Джей. – Это была моя вина! Нужно было смотреть в оба, а я …
– Ну, хватит, Джей! – Джен сверкнул на него яростным взглядом. – Хочешь загладить вину – сделай для меня доброе дело: постой в очереди, возьми нам побольше еды и тащи сюда. И чтобы овощи были. Да, и пирог не забудь! Жду тебя за столом.
– Хорошо, но…
– Еду и пирог, быстро! – рявкнул на него Джен и направился к одному из столиков.
Вздохнув, Джей подошел к прилавку раздачи.
– В воздухе запахло грозой, – раздался за его спиной голос Яна.
– Понимаешь, из-за меня Джена ранили… – отозвался Джей.
– Разве это ты его подстрелил? – спокойно поинтересовался Ян.
– Конечно, нет, но…
– Может, мечом зацепил?
– Да нет же, просто псион лекторов пробил мою защиту, – с горечью признался Джей.
– Ну и что, бывает, – пожал плечами Ян.
– Джен тоже так говорит, но…
– И он прав, – Ян оборвал его. – Это война, и без ранений здесь не обходится. Главное, что вы оба живы, и Джен поправляется. Так что радуйся и отнеси ему, наконец, пирог.

***

Джей вздохнул, лежа в полной темноте. Он никак не мог заснуть и, хотя чувствовал, что Джен тоже не спит, не хотел тревожить его разговорами. Джену и так не сладко – боль не отпускала, хотя хранитель старался не подавать виду. Боль, которая была его, Джея, виной.
Он опять тяжко вздохнул.
– Серьезно, старик, – тихо проговорил Джен. – В чем проблема?
Джей медлил с ответом, пока не услышал требовательное: «Джей!».
– Ну, ладно… Я совершил ошибку, из-за которой тебя ранили, и я не могу себе этого простить.
– В чем заключается твоя ошибка?
– Я переоценил свои силы и совсем не ожидал, что лектор ударит меня с такой силой.
– Ясно, – осторожно подвинувшись ближе, Джен обнял его, поглаживая ладонью шею. – Слушай внимательно, потому что я больше не буду повторять. Идет война, ранения здесь неизбежны, и порой ты не можешь их предотвратить. И если ты совершил ошибку, то извлеки из нее урок, вот и все, – и после паузы Джен добавил: – А сейчас давай спать, а?

***


25 ноя 2014, 01:36
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Их отправили на очередное задание за линию фронта, и эти два месяца дались Джею нелегко: зная теперь, что случается, когда он теряет контроль и недооценивает врага, Джей постоянно держался настороже, не позволяя себе ни слабинки, концентрируясь до предела. Теперь схватки их боевой двойки проходили безупречно, однако Джей подозревал, что силы его уже на пределе.
У него стало лучше получаться сканировать территорию, и места тяжелых боев уже не оказывали на него такой гнетущий эффект, как прежде. Калейдоскоп мыслей и эмоций, оставшихся здесь, больше не мешали мысленно проверять поле боя. К тому же, у Джена хорошо получалось контролировать состояние Джея: если требовалось быстро вернуть псиона из оцепенения, Джен поглаживал ему шею, перебирая пряди волос.
Однако эти прикосновения заставляли тело Джея реагировать весьма неуместным образом, что создавало проблему. Он хотел Джена, и дело было не просто в их псионной связи или в сексе. Конечно, Джей замечал, как хорош Джен, наблюдая за ним порой на тренировках, за тем, как легко и изящно хранитель двигается, поигрывая мускулами. Сам Джен, изломанный войной, угрюмый и нелюдимый, даже и не осознавал своей красоты и того, как она действует на окружающих.
Дело, правда, было не в этом. Вообще-то, если бы Джею нужен был просто секс, то народу на базе для этого хватало. Нет, он хотел именно Джена, и чем сильнее разгоралось это желание, тем сложнее его становилось скрывать с каждым днем. Особенно на задании, где им приходилось жить бок о бок. Закутавшись в одеяло, лежа ночью в одиночестве на земле в сырой, холодной пещере, Джей боролся с искушением приблизиться к Джену, который, такой теплый и привычный, спал поодаль, и, что еще хуже, всегда был начеку, ожидая, когда Джей заснет первым. Так всегда было, кроме тех случаев, когда хранителя накачивали лекарствами в лазарете.
Джей легко понимал чувства Джена и, судя по ним, хранителю он не был неприятен и вполне устраивал его как боевой напарник. И Джен как будто не возражал, что этот напарник забирается к нему в голову. Но чувств и эмоций, отвечающих на желание Джея, у хранителя и в помине не было, и это расстраивало и сбивало Джея с толку больше всего. Джею не хотелось бы испортить товарищеские отношения с хранителем какими-то туманными скабрезными намеками или, еще чего не хватало, вынудить Джена спать с ним только потому, что они вдвоем связаны.
Так что Джей, окончательно измотавшись из-за постоянной тревоги за жизнь хранителя и невеселых мыслей по поводу их отношений, воспринял как подарок судьбы приказ возвращаться на базу. Не терпелось сменить скудные сухие пайки на добротную столовскую еду и получить возможность как следует отдохнуть и расслабиться в тишине собственной комнаты.
Забравшись в тайный склад за необходимыми припасами – картонная коробка так хитро была спрятана в расщелине пещеры, что он и не сразу заметил – Джей с интересом рассматривал нацарапанную букву «Д» на крышке.
– Что это за «Д»? – спросил он Джена.
– «Декс», это он оставил, просто сказал нам «Привет!», – достав нож, Джен разрезал скотч, стягивающий коробку.
– Кажется, там… – Джей смолк, вслушиваясь в отклик сознания на долетевшие чужие мысли.
Заметив его реакцию, Джен с ножом наперевес направился к выходу из пещеры.
– Сколько их? – тихо поинтересовался он.
Второй сигнал от незнакомого сознания был уже четче, и Джей с облегчением улыбнулся:
– Все в порядке, это Моррена приближается. Они с Малькольмом пришли сменить нас.
Джен хмыкнул.
– Как раз вовремя.

***

– Господи Иисусе, – просипел кадет-хранитель, буквально выползая из тренировочного зала. – Да что с ним такое?!
– Проблемы, Спенсер? – Декс с интересом уставился на него. Он как раз направлялся в казарму, но если появлялся лишний повод заглянуть на тренировку, а тем более, если возникали проблемы, Декс был тут как тут.
– Старик, – отдышавшись, продолжил Спенсер. – Джен точно сошел с ума. Любой, кто сейчас попадется ему под руку, попрощается с жизнью.
– То есть ты хочешь сказать, что он слегка вышел из нормы? – подмигнул ему Декс.
– Охренеть как вышел, – закивал Спенсер. – Чуть руку мне не сломал.
Выгнув бровь, Декс бодро направился в зал – и немедленно пригнулся, потому что рядом с ним в стену врезался еще один хранитель, не в лучшем состоянии, чем Спенсер.
Джен стоял посреди большого мата в окружении кадета-хранителя и двух псионов. Вдруг он сделал неуловимое движение, и хранитель моргнуть не успел, как оказался на полу, а Джен повернулся к псионам.
Хрустнув шеей, Декс нарочито громко звякнул мечом, доставая его из ножен.
– Джен...
Тот, обернувшись, поприветствовал его кивком, и, отбросив тренировочный меч, вытащил из ножен свой собственный, боевой. Декс шагнул к нему навстречу, и кадеты-псионы поспешно ретировались с места схватки.
Даже не читая мысли, как псионы, Декс заметил, что Джен разгневан, это читалось в его яростном взгляде и в резких движениях. Сделав глубокий выпад, Декс привлек внимание Джена, скрестив с ним мечи, и закружил по залу. Нанеся хранителю обманный удар, Декс ожидал, что Джен блокирует его, но тот принял удар, даже не охнув, и тут же ударил с такой силой в ответ, что Декс еле устоял на ногах, неловко попятившись.
Снова хрустнув шеей, Декс спросил спокойно, прокручивая меч в захвате:
– Хочешь затупить лезвие?
Сердито сунув меч в ножны – Декс последовал его примеру, но более аккуратно обращаясь с оружием, – Джен продолжил рукопашный бой. Сделав обманное движение, Декс получил шквал ударов в ответ, заставивших его буквально затанцевать на мате. Джен дрался великолепно, но Декс заметил, что техника его была смазанной – хранителем двигала скорее ярость, чем расчет.
Метнувшись навстречу, Декс нанес Джену ощутимый удар в живот, потом, не успев отскочить, получил ответный удар в солнечное сплетение. Согнувшись от боли, Декс успел поймать руку Джена руку, выкручивая ее, но хранитель ловко применил подножку, и сержант повалился на мат, увлекая Джена за собой. Успев подставить руку при падении, хранитель перекатился и ловко вскочил на ноги в паре шагов от него.
Они ходили кругами, высматривая слабину противника, и Декс, более расчетливый в этот раз, увернулся от предсказуемого броска Джена и сбил его с ног. Падая, Джен уцепился за униформу Декса, и сержант рухнул на хранителя сверху с таким расчетом, чтобы как следует прижать его к мату всем своим весом.
Джен раздраженно стукнул затылком о мат, и Декс чуть ослабил хватку, подмигивая.
– В чем проблема? – тихо спросил он, не желая, чтобы остальные в зале слышали их разговор.
– Полковник Морган не допустил нашу двойку к новому заданию, – буркнул Джен. – У Джея проблемы со сном, и Морган утверждает, что мой псион не в форме, типа, нам следует немного отдохнуть. Сказал, что вызовет нас через неделю.
– Вот козел, – пробормотал Декс. – А у него есть на то причины?
Джен неуверенно пожал плечами.
– Ну... вроде того.
– Просто эта причина тебе не нравится?
– Он же мой псион…
– Ага, – сказал Декс. – И с таким вот измотанным псионом тебе придется иметь дело на поле боя? Полковник Морган, может, и козел, но не дурак. Вам надо как следует отоспаться, вот и все дела.
Джен тяжело вздохнул, на секунду прикрывая глаза.
– Наверное, ты прав.
Поднявшись на ноги, Декс протянул руку.
– Давай, – потянув Джена за руку, он помог ему подняться. – И хватит калечить моих солдат, а то мне снова придется надрать твою вредную задницу.
Джен скривился в ухмылке, по-видимому, его плохое настроение улетучивалось.
– Хотел бы на это посмотреть, – и он снова стал в боевую стойку.
Губы Декса растянулись в широкой улыбке.
– Смотри, дождешься.

***

Джей дремал, еще не совсем проснувшись, наслаждаясь ощущением уютной мягкой постели в полной безопасности базы. Не нужно рыскать в поисках лекторов, вообще ничего не нужно делать.
Он снова стал проваливаться в глубокий сон, успокоившись в объятиях Джена. Пальцы хранителя, едва касаясь, перебирали пряди его волос, и до Джея не сразу дошло, что от Джена исходит переполняющее хранителя чувство любви и желания. Только благодаря натренированным в полевых условиях рефлексам Джею удалось сдержаться, чтобы не подскочить на месте, продолжая притворяться спящим.
Джен хотел его… Этого не может быть! Или может? Джен прекрасно знал, что псион его постоянно сканирует, выходит, он старательно скрывал от Джея свои чувства?
Заметив, что псион просыпается, Джен моментально блокировал свои мысли, демонстрируя спокойную картину дружеской привязанности, к которой Джей уже привык.
– Доброе утро, – хрипло проговорил Джен. – Поторопись, а то на завтрак опоздаем.

***

Едва они покончили с завтраком, Дария, заметив, что Джея что-то гложет, потянула его за рукав прочь из столовой, и, заведя в первую попавшуюся пустую комнату, прикрыла за ними дверь.
– Что происходит, Джей? Не подозревала, что длинная очередь в столовой настолько выбьет тебя из колеи.
– Я… – Джей в отчаянии всплеснул руками. – Я только сегодня утром выяснил, что Джей настоящий засранец.
– Э-э… та-ак, – Дария удивленно заморгала. – В каком смысле?
– Он меня уже затрахал просто! То есть… – он сделал паузу, – совсем наоборот. Джен постоянно рядом, он прикасается ко мне так, что… сводит с ума, потому что он секс ходячий, и я люблю его, но хуже всего знаешь что? – Джей гневно ткнул пальцем в сторону воображаемого Джена. – Он тоже в меня влюблен! И хочет меня!
Пытаясь понять эту выразительную речь, Дария разглядывала Джея какое-то время.
– Погоди-ка, объясни – он влюблен в тебя, но это проблема потому, что…
– Потому, что он это скрывает! Если я не сплю, он блокирует от меня свои чувства, потому что он единственный хранитель-псих, у которого это получается!
Дария успокаивающе похлопала его по плечу.
– Да ладно, ты и сам псих не меньше, – она мягко ему улыбнулась. – У меня есть для тебя совет. Он довольно серьезный, так что слушай внимательно, хорошо?
– Хорошо...
– Займись с ним сексом, сам сделай первый шаг.
Джей потрясенно уставился на девушку.
– И как я сам до этого не додумался?
К вечеру у него уже созрел план.
Пропустив Джена первым в ванную, Джей затем сам отправился принять душ, поджидая, когда хранитель достаточно расслабится и потеряет контроль. Джен обычно не засыпает первым, дожидаясь, пока уснет псион, поэтому Джею необходимо быть очень-очень осторожным.
Он исподволь проник в сознание хранителя, рассеивая его внимание, как поступал, когда Джен был ранен, и требовалось заглушить боль, погружая в успокоительный сон. Хотя Джен и не страдал сейчас от боли, все же Джею удалось увести его из полудремы в забытьё.
Вот так.
Пора действовать.

***


25 ноя 2014, 01:37
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Изображение

Очнувшись, Джен обнаружил, что сидит, неловко скрючившись, на стуле, и что плечи уже затекли от долгой неподвижности. Он хотел пошевелить руками, чтобы размять мышцы, и вдруг понял, что не может этого сделать: похоже, его связали. В испуге распахнув глаза, он повертел запястьями, ощущая холодное прикосновение металла.
– Тише, тише, – раздался за спиной тихий голос Джея, и Джен слегка успокоился.
– Джей? – покрутив шеей, он попытался оглянуться на псиона. – Что происходит?
– Ты столько сил прикладываешь, оберегая меня, – Джей медленно провел пальцем по его плечам, едва касаясь. – Мы хотим выразить тебе свою благодарность.
– Мы? – непонимающе переспросил Джен, и потом знакомое сильное ощущение накатило на него энергетической волной. – Джей, что ты делаешь?
– Говорю тебе «спасибо», – сказал псион, выходя из-за спины Джена и становясь перед ним. – За то, что заботился обо мне.
– Джей…
И затем чьи-то ладони легли ему сзади на плечи, уха коснулось теплое дыхание:
– Спасибо.
Если бы не ставший давно привычным голос, Джен засомневался бы в том, кто скрывается за спиной. Тем более что вот он, его псион, стоит перед ним.... Но голос однозначно принадлежал Джею.
Склонив голову набок, Джей встретился взглядом с довольно глядящим на него двойником, показавшимся из-за плеча.
– Кажется, сейчас тебе положено спать.
– Джен, – это произнес стоящий перед ним Джей, и хранитель метнул к нему взгляд, обнаружив, что псион, приблизившись, стоит теперь между его ног. – Не беспокойся обо мне. Ведь проблема – в тебе.
Джен вспыхнул, и Джей улыбнулся слегка, уголком губ.
– О, надо же, ты покраснел.
– Заткнись, – Джен безуспешно попытался скрыть картину, мелькнувшую в его мозгу, на что двойник, стоящий позади, рассмеялся.
– Не волнуйся, – сказал он, пустив хрипотцы в голос и понижая тон. – Мы и туда доберемся.
– Джей…
– Знаешь, у меня есть идеи, как заставить тебя произнести мое имя не так сурово… – промурлыкал Джей, занявшись пуговицами своей рубашки.
Джен сглотнул, а когда губы другого Джея прижались к его шее, под линией волос, по телу хранителя пробежала дрожь.
– Джей…
– Уже лучше, – расстегнув последнюю пуговицу на рубашке, Джей стянул ее с плеч и, небрежно бросив на пол, шагнул ближе.
– Что тебе нравится, Джен?
Джей, что позади, оставил на шее Джена поцелуй напоследок и встал рядом с валяющейся на полу рубашкой.
– Если тебе не хочется произносить это вслух, я попробую догадаться, – обогнув стул, Джей-двойник – чуть прозрачный, почти незаметно глазу – присоединился к настоящему Джею, и теперь перед Дженом стояло два абсолютно похожих псиона, смотревшие на него с одинаковым выражением на лице.
Джен неуверенно поерзал на стуле, и улыбка Джеев растянулась в ухмылку.
– Ну, ладно, – сказал тот Джей, что без рубашки. – Думаю, по ходу выясним.
Он прикрыл на секунду глаза, и Джей-двойник, возившийся с пуговицами своей рубашки, слегка затуманился, а потом сразу оказался без рубашки.
– Так гораздо лучше, – довольно кивнул Джей, и двойник, обняв его за шею, притянул для поцелуя.
Стиснув подлокотники пальцами, Дженсен не мог отвести взгляд от картины: Джей целует… Джея. Полупрозрачные пальцы, проведя по загорелой коже, взялись за ремень, притягивая настоящего Джея ближе, и тот издал стон, дрожью отразившийся в теле хранителя.
Заставив себя разжать пальцы, Джен прерывисто выдохнул. Заслышав это, Джеи разорвали поцелуй и отстранились друг от друга, разгоряченные и раскрасневшиеся.
– Не волнуйся, до тебя тоже очередь дойдет, – успокоил настоящий, а двойник тем временем, медленно опустившись на колени, взялся за ремень Джея. Быстро справившись с пряжкой ремня и молнией, он спустил вниз штаны, и Джей переступил через них, высвобождаясь. У Джена перехватило дыхание. Повернувшись к хранителю, Джей улыбнулся: – Просто перестань думать, – и тут же охнул, откинув назад голову, потому что двойник, взявшись за его бедра, провел языком вдоль всей длины члена.
Тяжело задышав, Джен дернулся в наручниках и заерзал на стуле: в определенных местах в штанах стало тесновато. Однако ни одно из движений не приносило облегчения, и всё, что хранителю оставалось – наблюдать за спектаклем, который демонстрировал Джей, запустив пальцы в копну волос своей призрачной копии. Затвердевший член блестел от слюны двойника, ритмично засасывающего его в рот.
Джену хотелось – неимоверно хотелось – большего.
– Джей…
Двойник, не торопясь выпустил член Джея изо рта, напоследок лизнув головку, отчего Джей вздрогнул, не сразу приходя в себя. Он перевел потемневший от желания взгляд на хранителя:
– Джен…
– Джей, пожалуйста, я… – он звякнул наручниками о подлокотники. – Пожалуйста.
Тот шагнул к нему, и двойник опустил руки, убирая их с бедер Джея.
– Чего бы тебе хотелось, Джен?
Кадык скользнул вверх-вниз по горлу Джена, он стиснул поручни кресла так, что пальцы побелели. Уложить бы Джея на их хлипкую кровать, изучить, касаясь пальцами, языком, каждый дюйм его тела. Узнать бы Джея близко, до предела, поделиться своими секретами, что хранил глубоко в душе. Коснуться Джея и больше никогда не выпускать из объятий. Джену хотелось всего и сразу, и от этого невозможного желания ему перехватило горло, так, что он и слова не мог вымолвить.
– Я…
Джей ласково ему улыбнулся.
– Ну, чего же ты хочешь?
И, глядя на голого псиона, стоящего перед ним, Джен неожиданно нашел ответ, такой простой ответ, о котором он прежде и помыслить не мог, но которым всё – Джену вдруг стало кристально ясно – должно было неизбежно закончиться.
– Тебя, – ответил он. – Я хочу просто тебя.
Лицо Джея расцвело улыбкой, а затем наручники щелкнули, расстегнувшись, и упали на пол с глухим стуком. Не теряя времени, Джен протянул к нему руки, легко коснулся пальцами груди псиона. Взявшись за цепочку солдатского медальона, он слегка потянул вниз, и Джей послушно наклонился.
Через несколько мгновений, с трудом оторвавшись от мягких губ Джея, хранитель отстранился, чтобы сказать что-то, но Джей покачал головой:
– Джен, хватит думать.
А затем, подавшись вперед, накрыл рот Джена своими губами, неуверенно проникая внутрь языком, сплетая его с языком Джена. Хранитель, не глядя, ухватился за бедро Джея, притягивая к себе ближе, и тот сделал шаг, не прерывая поцелуй. Охнув от неожиданности, Джен и опомниться не успел, как долговязый голый псион устроился у него на коленях, прижимаясь как раз к тем затвердевшим местам, что волновали его сейчас более всего.
– На тебе слишком много надето, – проговорил Джей, почти касаясь губ Джена, пока позабытый было двойник псиона старательно расстегивал на Джене рубашку.
– По-моему, ты сам приковал меня к стулу, – возразил Джен и тут же резко выдохнул: пальцы Джея, проведя по груди, ущипнули его за сосок.
– Наверное, я что-то делаю не так, раз ты еще в состоянии соображать, – усмехнулся Джей, и, склонившись, прикусил Джену ключицу.
– Я… – Джен не договорил – другая, полупрозрачная рука сменила настоящую на его груди, а Джей занялся ремнем хранителя.
Но вдруг остановился.
– Джен, я… Я хочу быть уверен, что…
Хранитель помотал головой, пытаясь выровнять дыхание, как будто на занятиях в спортзале, хотя и бестолку: весь его самоконтроль, так давно натренированный, катился к черту, не справляясь с дрожью возбуждения во всем теле.
– Ты вроде был уверен минуту назад.
Джей отвел взгляд.
– Ты тоже вроде был уверен минуту назад.
Джен чуть нахмурился.
– Ты опять мои мысли читаешь?
– А что? – слегка покраснев, Джей впервые с момента пробуждения Джена в наручниках на стуле показался смущенным и неуверенным. – Раньше ты не возражал.
– Ну, ладно, – протянув руку, Джен повернул к себе лицо псиона за подбородок, встречаясь с ним взглядом. – Если ты сейчас остановишься… Я тебя убью.
Джей улыбнулся:
– Вот теперь понятно.
Действуя увереннее, он расстегнул молнию на брюках и запустил ладонь под резинку трусов Джена, смыкая пальцы на его члене как раз в тот момент, когда двойник псиона снова напомнил о себе, ущипнув за соски. Беззвучно застонав, Джен выгнулся в кресле. Движения руки псиона походили на его собственные, и в то же время это были другие ощущения. «Я ещё ни с кем…» – мысленно начал Джен, но затем все позабыл, теряясь в ощущениях, когда пальцы Джея сжались крепче, заскользив по стволу вверх-вниз.
– Джен, все нормально, я понял тебя, – шепнул ему на ухо двойник, и настоящий Джей, наклонившись, лизнул головку его члена.
Джен не успел подумать, что лучше бы сдержать вырвавшийся у него стон – голова шла кругом, он терял контроль, отчасти ненавидя свое предательское тело, отзывающееся на ласки по собственному усмотрению. Но тут Джей снова повторил это движение, еще и еще раз, остро-сладкое ощущение пронизало Джена от паха до самой макушки, и он понял: нет, тело ведет себя по правилам, только правила эти установил Джей, так поступал с ним псион с самого начала, просто другими способами.
Обвивая языком член, вбирая его в себя, Джей проследовал пальцами ниже, гладя яички, в то время как двойник дразнил Джену соски, выкручивая почти до боли. Уже не пытаясь сдержаться, Джен застонал, хватаясь за поручни кресла, желая хоть как-то удержать разбегающиеся мысли: он не представлял, что бывает так хорошо.
Остановившись на мгновение, Джей выдохнул, холодком окатывая влажную кожу, и Джен, подняв голову, тяжело сглотнул и посмотрел вниз на псиона: выражение лица его изменилось, в глазах, горевших желанием, Джен прочел нечто большее, чем просто жажда секса.
– Джен, – опять попросил Джей, – скажи мне, чего ты хочешь.
«Всё, что пожелаешь», – подумал Джен, часто дыша, но в слух произнес:
– Джей, я…
– Я не хочу делать ничего такого, что было бы тебе неприятно, – сказал Джей. – И если тебе самому не нравится, то…
Он смолк, не закончив фразу, однако Джен утвердительно кивнул, густо краснея под пристальным взглядом Джея.
– Все хорошо, – сказал Джей, кружа пальцами по бедрам Джена, успокаивая, намекая этим движением на нечто большее.
– Я… – Джен отвернулся. – Я просто хочу тебя. Только тебя. И я раньше никогда…
– Это я понял, – произнес псион. Джен ощутил, как завибрировал вокруг воздух от распространяемой ментальной энергии, а затем тяжесть рук двойника на его плечах исчезла. – Только ты и я, Джен. Так было и так будет – только ты и я.
Не поднимая глаз, Джен утвердительно мотнул головой, чувствуя, как Джей встает с колен.
– Давай же, – протянул руку псион. – Пойдем со мной в постель.
Словно не видя руки, Джен смотрел на Джея, пытаясь разгадать игру эмоций на его лице. У него никогда не получалось проникать в его мысли, как у псиона, но Джен учился, день за днем, месяц за месяцем. Да, в потемневших глазах Джея плескалась огнем страсть, но еще больше там было понимания и нежности. Опустив взгляд на ладонь псиона, Джен взялся за нее, позволив поднять себя на ноги. Ему почти не верилось в то, что он прочел на лице Джея, это не для него, искореженного войной человека, ему не положено, он не заслужил…
Но тут руки псиона легли ему на плечи, встряхнув хорошенько: Джей видел его насквозь.
– Это для тебя, – сказал он. – Всегда только для тебя.
– Я не… – заслуживаю, хотел возразить Джен, но псион покачал головой.
– Чушь, – оборвал его Джей, не дождавшись продолжения фразы, и так читая мысли. – Ты заслуживаешь гораздо большего.
Ладони на плечах Джена были теплыми и надежными, Джей притянул его к своей груди, щекоча ресницами щеку.

Изображение

– Позволь мне доказать, – прошептал он.
Вжавшись лицом в его шею, Джен вдохнул аромат Джея, медленно расслабляясь в его объятиях, и псион обнял его крепче, поддерживая.
– Ладно, – согласился Джен наконец.
Джей облегченно выдохнул:
– Вот и хорошо, потому что больше я не остановлюсь.
***


25 ноя 2014, 01:38
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Подавив зевок, невыспавшийся Джей вошел в столовую. Следовало догадаться, что особая миссия, занявшая почти всю ночь, оставит для сна совсем мало времени.
«Оно того стоило», – улыбнулся он про себя.
Заполнив едой поднос, он присел за столом рядом с Дарией.
– Привет, – поздоровался Джей, и от девушки в потоке ее мыслей донеслись до него смешанные эмоции: удивление, радость и даже… зависть?
– Доброе утро, Джей, – она радостно приобняла его. – Насколько я поняла, твой план увенчался успехом?
– О, да, – он расплылся в довольной улыбке. – Все прошло замечательно.
– Мы все это заметили, – кисло заметил Кристофер, садясь напротив Дарии. Его мысли были скрыты за глухим барьером.
– Твои мысли ночью были… скажем так, нараспашку, – шепнула ему Дария.
Непонимающе уставившись на нее, Джей не сразу понял, что она имеет в виду.
– А, вот в чем дело, – он постарался, хотя и безуспешно, скрыть самодовольную улыбку.
– Да, «в этом», – передразнил его Ян. – Не хочу лезть с советами, я и сам порой к ментальному насилию прибегаю, но… в следующий раз прикрути громкость мыслей, будь так любезен.
– А ещё опытным псионом считаешься! Не научился даже щиты ставить как следует, – вмешался в их разговор недовольный Кристофер, и в это время Джей ощутил за спиной Джена, приближающегося к их столу с нагруженным подносом. Молча сев на соседний стул, его хранитель поставил перед собой маленькую миску овсянки и стакан сока – довольно скромный завтрак на фоне горы вафель Джея, щедро облитых сиропом.
– Брось, Кристофер, это же прикольно, – подмигнула Джею Дария.
– О чем речь? – поинтересовался Джен.
– Похоже, я потерял над собой контроль прошлой ночью и забыл выставить защиту на свои мысли, – пояснил ему Джей. – Ума не приложу, как это могло случиться, – улыбнулся он Джену.
Тот слегка смутился, но потом губы его изогнулись в довольную ухмылку.
– И не говори, загадка природы, – произнес он невозмутимо.
Дария весело рассмеялась, а Кристофер, переведя взгляд с Джена на Джея, сердито насупился.

***

Сирена тревоги, оповещающая об атаке пришельцев, ворвалась в их безмятежное утро без предупреждения, и Джей услышал, как хранитель сонно пробормотал:
– Какого черта…
Пока Джен собирал свое оружие, Джей подобрал с пола одежду и швырнул ему:
– Держи.
Поймав на лету брюки, Джен, торопливо натянув их, приладил к поясу кобуру. Джей заметил, что его собственные брюки подозрительно великоваты в поясе и до щиколоток не достают, но было поздно что-то менять – Джен уже распахнул дверь.
– Никого, идём, – позвал он, выглянув в коридор.
Во внутреннем дворе царил хаос, хотя, если присмотреться, вполне организованный: солдаты вспомогательных войск занимали оборонные позиции, а боевые двойки устремлялись к полковнику Моргану, чтобы получить задание. Их боевой двойке поручили охранять подступы к центральному генератору.
Каждый, заняв свое место, настороженно оглядывался. На какое-то время повисло напряженное молчание, и затем из громкоговорителей раздался внушительный голос генерала Пасдара:
– Что ж, вполне убедительно. Учебная тревога отменяется, все могут разойтись.
Со всех сторон послышались громкие стоны, а кое-где и проклятия, и персонал базы направился обратно в казармы. Джей уловил от своего хранителя смесь раздражения с облегчением, однако его собственная досада из-за раннего подъема таяла на глазах, потому что его отвлекала приятная взору картина: идущий впереди Джен. Так вышло, что они случайно поменялись штанами, пока спешно одевались в темноте, хранитель был шире псиона в бедрах, и ткань брюк соблазнительно натянулась на его ягодицах. А в лучах фонарей голая спина Джена, перечеркнутая крест-накрест кожаными ремнями портупеи, смотрелась весьма привлекательно.
Оказавшись в комнате, Джей глаз не сводил с Джена, пока тот спокойно и аккуратно, словно драгоценности, раскладывал свою амуницию.
– Давай спать, – предложил хранитель, но, развернувшись и оказавшись лицом к лицу с Джеем, недоуменно спросил: – Ты чего?
– Хм-м…
Джей, не торопясь, окинул взглядом тело хранителя, любуясь рельефными мускулами. Наконец, он мысленно ощутил исходящее от хранителя понимание, а следом – удовольствие и предвкушение, и Джен, сократив между ними расстояние, прижался к псиону своим горячим телом и мягко положил ладонь ему на шею, притягивая для поцелуя.
Сон может и подождать.

***

Джей тяжело вздохнул.
– Прости, что разбудил, – пробормотал он, потирая глаза. – Я просто никак не могу…
– Переживаешь за Малкольма и Моррену? – спросил Джен, раскинувшийся на своем псионе, не открывая глаз и не делая попытки пошевелиться.
– Да… – сказал Джей. – Прости.
– Они в порядке, – успокоил его хранитель. – Завтра появятся, не волнуйся.
– Ты-то откуда знаешь, – вздохнул Джей. – Они давно должны были отметиться, и никто из псионов не может до них…
– Да забудь ты про это! – строго оборвал его Джен. – Тебе сказано – отдыхай.
– Как я могу... – запротестовал было Джей, потом сдался: – Ладно, ладно, молчу.
– Бывало, и мы задерживались, но всё ведь обошлось. Спи, Джей.
– Я стараюсь. Лежу битый час, а из головы никак не идет, что…
Подняв голову, Джен уперся подбородком в грудь псиона.
– Джей.
– Ну, что?! – буркнул Джей, но тут же извинился: – Прости.
– Разве тебе не полагается управлять своими мыслями, вас что, этому не обучали?
– Иди знаешь куда, Джен…
Уставший, Джей не успел и взглядом проследить за молниеносным движением хранителя, как тот уже всем весом придавил псиона к матрасу, глядя ему прямо в глаза.
– Джей.
– Что?
– Заткнись, а?
Предпочитая не болтать, а действовать, Джен накрыл губы псиона своими губами. Прикрыв глаза, Джей расслабился, приоткрывая рот, поддаваясь власти хранителя, чтобы хотя бы ненадолго забыть о друзьях, отрезанных от всего мира на вражеской территории.
Разорвав поцелуй, Джен перевел дух и уткнулся лбом в лоб Джея.
– Хватит думать, псих, – сказал он, и Джей, распахнув глаза, всмотрелся ему в лицо. Когда никто хранителя не видел, он позволял эмоциям отразиться на лице, обычно непроницаемом, и сейчас Джею даже не требовались псионные способности, чтобы понять, что хранитель озабочен и волнуется за него.
– Прости, – опять повторил он. – Прости… – и резко смолк, потому что ладонь Джена забралась под резинку его боксеров.
Улегшись удобнее, Джен крепче сжал пальцы вокруг члена Джея, и тот, откинувшись на подушку, постарался как можно больше очистить свое сознание, доводя его до состояния белого листа. Да и сделать это оказалось несложно, когда Джен стал мягко водить вдоль члена рукой, одновременно целуя в шею.
Лежа с закрытыми глазами, Джей ощутил над собой движение хранителя, и потом вздрогнул от неожиданности, когда Джен, прикусив ему сосок, задвигал рукой резче, жестче. Он прерывисто выдохнул, и хранитель издал довольный возглас.
– Давай, Джей, – сказал он, в его голосе смешались желание, нежность и страсть, эмоции, которые Джею были понятны и без проникновения в мысли хранителя. – Просто забудь.
***
Настали тяжелые времена. Бои участились, став еще кровопролитнее, и порой, проходя той же дорогой через несколько дней, они не узнавали привычные места. Артиллерия теперь грохотала все громче и почти без перерыва.
Джея с Дженом отправили на очередное патрулирование их участка. Дни выдались нелегкие, один напряженнее другого – вторжения пришельцев участились, да и на подмогу из соседних секторов их тоже стали вызывать чаще. Погода стояла жаркая и сухая, и сгустившаяся в воздухе гарь, пепел и пыль, оседая на одежде, смешиваясь с потом, скатывалась на теле в грязь.

Далее события завертелись как в калейдоскопе.
Сначала в их зону вторглись сразу две колонны противника, причем с разных сторон, рассылая перед собой в различных направлениях разведгруппы. Битва вышла нелегкая, однако их боевая двойка одержала верх. Но когда они пробирались к тайному убежищу, чтобы передохнуть, то напали на след еще одной крупной группировки. Вражеские псионы сумели их засечь, и вот тогда запахло жареным.
Пришлось спасаться бегством, и когда, казалось, им удалось оторваться от преследования, выяснилось, что вражеский план был намного коварнее: вторжение этих двух колонн было лишь обманным маневром, чтобы отвлечь псиона, и пока Джей, захваченный битвой, ослабил внимание, основной группе пришельцев удалось преодолеть защитную линию. Отступая, им едва удалось отбиться, и Джей с трудом выстоял против лектора-псиона – с таким сильным противником ему еще не приходилось сражаться.
– Вот дерьмо, – Джей окинул взглядом окрестности. – Кто знает, сколько их еще там.
– Ага… Знаешь, надо…– Джен не договорил, потому что с хрипом ожила рация:
– … Вражеское вторжение из множества секторов. На Купол ведется прямая атака, от восьмого до двенадцатого пилонов. Почти со всеми боевыми двойками утеряна связь…
Они бросились к базе.

Земля вокруг пилонов была сплошь покрыта телами, вражескими и солдатами с базы. Джен и Джей тут же ринулись в бой, отвлекая на себя как можно больше противников. Разделившись надвое, Джей окружил защитными куполами солдат и занялся пришельцами-псионами, принимая на себя их удары и давая возможность своим солдатам вырваться из окружения.
Трудно сказать, сколько уже длился бой, когда вдруг раздался оглушительный грохот: подорвали один из пилонов. Отдача от мысленного вторжения оглушила Джея не меньше, чем визг искореженного металла, от которого заложило уши.
Не задумываясь, он разделился снова, перед глазами затуманилось от усилий установить контакт со всеми своими двойниками и при этом не потерять мысленный контроль над обстановкой. Приказав последнему появившемуся двойнику заслонить собой прорыв в Куполе, Джей, широко раскинув руки, направил свою ставшую неудержимой ментальную силу от двойника к двойнику, образуя цепь, чтобы удержать Купол в сохранности.
Мощь Купола обрушилась на Джея со всей силы, и мир его потонул в ярком свете.

***

Заметив, куда направился Джей, ощутив движение и концентрацию псионных сил, отозвавшихся эхом в его теле, Джен понял, что это не к добру.
Постепенно прибывало подкрепление с базы и соседних секторов, и Джен схватился за рацию:
– Говорит Джен, всем боевым двойкам, кто меня слышит. Выстраивайтесь между нападающими и Куполом, отбивайте их атаки, – он лихорадочно оглядел поле боя и, наконец, понял, почему никто не отдает приказов: бездыханное окровавленное тело капитана Вога лежало поодаль. Да где же остальные командиры, вашу мать?!
– Рота три, четыре, семь – прорывайтесь с запада, – выкрикнул он в рацию. – Остальные заходите с востока. Продвигайтесь как можно ближе вдоль Купола, у вас это получится, а лекторы не смогут подойти настолько близко. Боевые двойки, направляйтесь к ближайшей пробоине, защитите Купол. Быстро!
Наконец, в эфире послышались приказы и других командиров, и солдаты стали действовать слаженнее. Подбежав к Джею, Джен встал возле своего псиона, отбивая атаки лекторов, старающихся подобраться к нему. Хотя тело Джея и светилось пугающим белым ореолом, на Джене и его сознании это никак не отражалось.
Всё прибывающие солдаты и боевые двойки стали оттеснять пришельцев прочь от Купола шаг за шагом, и Джен обернулся к псиону, глядя на него с тревогой.
– Мы сделали это, Джей, теперь ты можешь остановиться.
Но, похоже, псион его не слышал.
– Прикажите команде генератора как-нибудь разорвать эту долбаную связь. Отпустите его! – проорал Джен в рацию, но ответом ему были лишь статические помехи.
Видимо, пришло время узнать, как влияет на человека мертвая зона Купола.
Не раздумывая, Джен бросился всем телом на щит, и ему показалось, что вспыхнувший перед глазами свет можно потрогать руками – обжигающе горячий, тягучий как смола. С мрачным упорством Джен проталкивался сквозь вязкую массу, пока не дотянулся до Джея, положив ладонь ему на шею.
По телу хранителя прокатилась волна ошеломляющей силы, и тяжесть Купола навалилась на него как скала. Когда последовавшая яркая вспышка постепенно сошла на нет, Джей упал.

***

Глухие, отдаленные взрывы падающих снарядов – первое, что услышал Джей, приходя в себя, хотя ритмичный гул в голове почти перекрывал окружающие звуки. Он заставил себя открыть глаза: сквозь стены дыма и копоти проглядывали языки пламени. На языке он ощутил кровь, и, стоило ему шевельнуться, попробовать встать, опираясь на руки – немедленно к горлу подкатил тошнотворный ком.
-… вай, Джей, – донеслись до него обрывочные фразы Джена сквозь шум в ушах. Хранитель сидел перед ним на корточках, осторожно поддерживая за плечи. – Давай же, нам нужно идти, старик. Возвращаться на базу.
Закашлявшись, Джей сплюнул на землю кровь, и эти слабые движения отняли у него последние силы, он в изнеможении обвис в руках Джена.
– Я не могу, – прохрипел он. – Я не…
– Заткнись, – зашипел на него тот. – Чтобы я этого не слышал, не может он… Даже, мать твою, и думать не смей, – поднявшись, он потянул псиона вверх за руки и присел под ним, взваливая его себе на спину. – Вставай, быстро!
Выпрямившись, он сделал несколько осторожных шагов.
– Мы сможем сделать это. А когда вернемся, я еще надеру твою тощую задницу.
Слабый намек на улыбку мелькнул на губах Джея, до него донеслись взволнованные, тревожные мысли хранителя, скрытые за невозмутимым фасадом, а затем едва удерживаемые ментальные блоки Джея прорвало, словно плотину, кружившие в эфире мысли и эмоции обрушились на него разом, и он погрузился во тьму.


25 ноя 2014, 01:39
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Пришел в себя Джей уже в лазарете, в окружении попискивающих приборов. Ноздри защекотал запах лекарств и хлорки. Свет в палате был приглушен; звуки, посторонние людские мысли от лазарета отсекались мощным защитным барьером, но до Джея все равно донеслись слабое эхо артиллерийской стрельбы, раздававшейся почти в ритм с его пульсом.
Постепенно из шума за дверью палаты Джей выделил голоса, один из них, резкий и напористый, принадлежал его хранителю, и Джей стал выбираться из полудремы в реальность, стараясь разобрать слова.
– … Купол пробили у девятого пилона, и Джею пришлось разделиться на четверых, чтобы прикрыть собой брешь. Это чуть не убило его! – горячился Джен. – Он не может пока сражаться, сэр. Не-мо-жет! Ему требуется отдых.
– Поверь, я бы с радостью оставил вас в покое, лейтенант, но эта последняя атака… Мы потеряли слишком много людей, – Джею не требовались способности псиона, чтобы определить, что второй голос, ровный и спокойный, с легкой ноткой сожаления, принадлежал генералу Пасдару, проявлявшему железное самообладание на фоне рвущегося из Джена страха и гнева, волнами накатывающего на Джея. – Нет никакой возможности обойтись без его способностей. Ничего, Джей молод и силён, он поправится. И я абсолютно уверен, что ты, Джен, как лучший хранитель в наших войсках, обеспечишь ему безопасность.
– Но, сэр…
– Свободен, лейтенант. У меня еще полно дел. Как и у тебя.
– Есть, сэр, – с горечью отрапортовал Джен, а затем, тихо ступая, зашел в палату.
– Привет, – с трудом выдавил Джей: слова застревали в пересохшей глотке.
– Ты очнулся? – волна облегчения, донесшаяся от хранителя, окатила мозг Джея живительной прохладой. – Я уже решил, что ты неделю спать собрался, – иронично заметил хранитель, одновременно с нежностью проводя пальцами по щеке псиона. – Как ты себя чувствуешь?
– Как побитый, – признался Джей. – И пить хочу ужасно, – повернув голову, он поцеловал ладонь Джена, вдыхая запах крови и копоти, впитавшийся в кожу. – Я слышал ваш с Пасдаром разговор.
Матрас провис под тяжестью присевшего рядом Джена.
– Тебе нужен перерыв, – сказал он, вздохнув. – Вот, держи.
Взяв в рот трубочку, Джей с блаженством отпил холодную воду, омывающую пересохшее горло. Напившись, он кивнул, и Джен отставил воду на край столика.
– Я скоро поправлюсь, – успокоил его Джей и, дотянувшись, похлопал Джена по плечу, надеясь и, видимо, зря, что тот не заметил мелкой дрожи в пальцах: его сознания коснулись волнение и страх хранителя. – Пасдар что-то говорил про большие потери…
Джен не сразу решился ответить.
– Та дыра в Куполе была не единственной, могло быть и хуже, но один из псионов в команде генератора принял удар на себя, спас тем самым остальных. Она была… У нас очень большие проблемы, и если ей не найдут замену… – хранитель пытался подобрать слова, и Джей уловил в его мыслях горе и потерю.
– Она? Ты о ком? – осторожно спросил Джей. Раз Джен так горюет, то это может быть… Нет, только не это…
– Эллен, – тихо ответил Джен, и Джей несколько секунд переваривал информацию, не в силах поверить услышанному. Потом подумал: «Эллен», и это было равносильно взрыву, на минуту он словно разучился дышать.
Джен накрыл ладонью руку Джея на своем плече.
– Джей, послушай…
Он с силой зажмурился, словно надеясь, что когда откроет глаза, то окажется не в лазарете, и что Эллен будет жива.
– Я… я в порядке, – сказал Джей, потому что он должен быть сильным. Он будет сильным. На войне гибнет столько людей, он просто не ожидал, что удар придется на Эллен, находившуюся в полной безопасности за двойной стеной Купола, под охраной своего напарника. Ах, да, напарник… – Что с Алоной?
Джен вздохнул, выражение лица его стало жестче.
– Она жива, – начал он, и по эмоциям хранителя Джей понял, что лучше бы Алоне уйти вслед за Эллен. – Но сейчас в коме. Врачи пытаются сделать все возможное, но… – хранитель смолк, пожав плечами, и Джей кивнул. Только у генерала Пасдара хватило сил пережить смерть своего псиона. Похоже, что Алона никогда не очнется.
– Я хочу навестить ее, – сказал Джей, но хранитель покачал головой.
– Она все равно без сознания, Джей, – мягко сказал он. – А тебе нужен отдых, потому что этот ублюдок снова собирается отослать нас на задание, как можно быстрее, едва ты сможешь держаться на ногах. Так что я совершенно серьёзен – тебе нужно вернуть форму.
– Но…
– Даже и не думай, – оборвал его Джен, сверля взглядом, но резкость его слов смягчили едва скрываемое волнение и тепло руки хранителя на его собственной. Расслабившись, Джей откинулся на подушке.
– Вот так, – Джен поднялся со стула. – Поспи, а я вернусь, как только смогу.
Прикрыв глаза, Джей устроился поудобнее, и Джен, поцеловав его в лоб и оставив за собой ментальный след любви и нежности, омраченный тревогой, быстро покинул палату.
Лишившись уверенности и поддержки хранителя, Джей попытался сконцентрироваться на том, чтобы выровнять дыхание, очищая сознание, раскладывая по полочкам разрозненные мысли. Не смотря на защитные стены лазарета, до него все же доносились обрывки чужих мыслей, мечущихся, пронизанных невыносимой болью, разрывающей сознание. Он словно видел картину боя через тысячи глаз: хаос, взрывы, черный дым, кровь, и посреди всего этого – Джен, двигающийся легко, почти грациозно, в полном контакте со своим псионом. Вдвоем они были непобедимы.
Поток мыслей Джея вновь стал путаться: кровавая бойня у пилона и яростно дерущийся хранитель, и тут же вспомнились нежные прикосновения Джена, всего несколько дней назад, в них было столько любви, столько тревоги за своего псиона. Он постоянно ощущал присутствие хранителя рядом: мысленно или физически, Джен ни минуты не упускал его из виду, оберегая.
Свернувшись клубком, притянув к себе колени, Джей размышляя о своем напарнике: и как только Джену удается сохранять невозмутимый вид, когда внутри него бушует столько эмоций?
Тяжко вздохнув, Джей до боли прикусил губу, чувствуя на языке кровь.

***

Выйдя из здания лазарета, Джен поглядел вверх, на Купол, что прикрывал базу. На фоне затянутого дымом неба снаружи поверхность его поблескивала, вспыхивая то здесь, то там под ударами вражеских псионных атак. Сводки уверяли, что Купол по-прежнему держит оборону, несмотря на потерю в команде генератора.
Пока напарник оставался под присмотром врачей, Джену необходимо было отчитаться о выполненном задании. Детально и без эмоций составив записи их похода и спешного отступления, он отдал бумаги дежурившему в администрации клерку, и тот, удивленно вскинув брови при виде его грязной, запятнанной кровью гимнастерки, молча, без всяких возражений тиснул печать на рапорте.
У полковника Моргана никаких приказов насчет их боевой двойки не имелось, по крайней мере, на ближайший час, так что у Джена образовалось свободное время. Устало переставляя ноги, он добрел до своей комнаты в казарме. Сначала аккуратно разложив оружие и амуницию, он, уже не так церемонясь с одеждой, просто сбросил ее на пол и направился в ванную.
Грязь и кровь, смываясь с тела струями воды, кружили водоворотом в поддоне душа, и Джен подождал, пока вода не станет чистой, затем быстро вытерся полотенцем и натянул чистую униформу. Ему хотелось поскорее вернуться к Джею, но сначала нужно было подкрепиться: напарнику он нужен в хорошей форме.
По пути в столовую он заглянул в оружейную. Завидев его, сержант вскинул руку в приветствии:
– Проблемы, сэр?
Джен выложил оружие на стол.
– Кое-что повредилось, если до вечера не сможете починить, то потребуется полная замена.
Понимающе кивнув, сержант пообещал:
– Слушаюсь, сэр, сейчас же этим займусь.
Джен поблагодарил его кивком головы и пошел в столовую.
Для ужина время было раннее, и помещение пустовало. Не то чтобы ему очень хотелось есть, но Джей точно рассердится, если узнает, что хранитель не следит за питанием, да и сухие пайки надоели до смерти, так что Джен, наполнив тарелку, сел за первый попавшийся стол и принялся механически жевать, не обращая внимания ни на кого вокруг. Джей был в лазарете, а больше его никто сейчас не интересовал.
Шаркающие шаги, раздавшиеся за спиной в полной тишине зала, вывели Джена из раздумий, и он по привычке схватился за кобуру, но, оглянувшись, увидел, что собрался пристрелить Гвен и Яна, ковылявших к его столику. Джен облегченно выдохнул.
Ногу Гвен покрывала сеть швов, и она морщилась от боли при каждом шаге. Ян вопросительно выгнул бровь, и Джен пожал плечами: не то чтобы он дружил с парочкой, но ладно, пусть садятся.
Усадив сначала Гвен, Ян сел с ней рядом.
– Привет, – уэльский акцент Яна непривычно смягчал его тон. – Не знал, что вы вернулись. А где твоя вторая половина?
Джен сжал губы.
– В лазарете, – мрачно ответил он. – Мы подоспели к базе этим утром.
Ян поморщился.
– Что с ним?
– Переутомление. А с вами что?
Ян пожал плечами.
– Попали в засаду между двумя колоннами.
– Разведка подвела, – проворчала Гвен, со злобой ткнув вилкой в своей тарелке в кусок какой-то неясной еды. – Чудом прорвались.
Ян пожал ей руку, и она скривилась, но положила вилку на тарелку.
– Как долго вы пробудете на базе? – он спросил.
Джен пожал плечами.
– Наверное, как только доктора смогут вытолкать Джея из кровати, – ответил он, сердито хмурясь в тарелку.
Ян хмыкнул.
– Если так пойдут дела, повезет, если хотя бы до утра на базе пробудете. Нас вот вечером отсылают. Теоретически – только на разведку, но… – он не закончил фразу.
Джен кивнул, зная, что Ян имеет в виду: в нынешней обстановке разведывательная операция обязательно закончится стычкой с врагом, независимо от приказа. Лекторов становилось все больше.
– Да уж… – сказал он.
– Мы справимся, – уверенно произнес Ян, берясь за вилку. – Всегда справлялись.

***

Закончив с обедом, Джен опять заглянул в лазарет, проверить, как там Джей. Псион спал беспокойно, ворочаясь на кровати, стиснув в кулак больничное одеяло. Однако врачи констатировали улучшение состояния, так что Джен, тихонько присев рядом на стуле, накрыл рукой ладонь Джея, и, похоже, физический контакт помог: псион затих на кровати, задышав глубже и спокойнее.
Надолго задерживаться было нельзя – Джену приказали срочно явиться в кабинет полковника Моргана, но ему хотелось посидеть рядом еще немного.
Наконец, когда часы неумолимо показали, что прошел час, и что Морган его давно ждет, Джен тихо поднялся со стула и крадучись вышел из палаты. Фонари во внутреннем дворе приглушили, и многочисленные вспышки под сводом Купола отражались на асфальте разноцветными прихотливыми узорами. Расправив униформу перед тем, как войти в кабинет полковника, Джен постучал и, не дожидаясь ответа, вошел внутрь.
Полковник сидел за столом, рассматривая один из отчетов, пачка которых высилась на краю стола. Морган бросил взгляд на отсалютовавшего ему хранителя.
– Рад видеть тебя живым, Джен, – сказал он. – Вольно.
– Сэр, – Джен остановился у стола, глядя прямо перед собой.
– Я прочел твой рапорт – вы оба отлично сработали, разрыв Купола стал бы для базы катастрофой.
– Сэр.
Морган перевернул несколько страниц очередного рапорта, помолчал.
– Ты настаиваешь на отпуске. Почему? – спросил он, наконец.
– Мой псион исчерпал все свои ресурсы, сэр. Мы не сможем организовать эффективное взаимодействие, если он не восстановит свой ментальный потенциал.
Морган вздохнул.
– Я бы с радостью пошел тебе на встречу, лейтенант, и, если повезет, я постараюсь устроить вам отпуск, но не сейчас. Учитывая, что Купол работает вполсилы, а нападения лекторов активизируются с каждым днем, мы не можем позволить вам с Джеем оставить базу. Я не сообщу начальству, что вы нарушили приказ, вернувшись с задания раньше времени, но завтра утром вы направляетесь обратно патрулировать вверенный вам сектор.
Дженсен стиснул в кулаки заведенные за спину руки.
– Сэр…
– Выходите в семь утра, лейтенант. Свободен.


25 ноя 2014, 01:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Машинально отсалютовав, Джен вышел, сохраняя нейтральное выражение на лице, пока не добрел до лазарета. Полковник Морган считался лучшим командиром во вспомогательных войсках, потому его и приставили к боевыми двойками, но Морган не являлся ни псионом, ни хранителем и потому не понимал, просто не мог разглядеть среди всех эти цифр и отчетов подлинную сущность силы псиона, ценность связи между псионом и хранителем. Конечно, Джен не мог забраться в голову Джея, как это получалось у псиона, но и без суперсил он мог сказать: напарник еще не восстановился.
Джен торопливо поднимался, прыгая через две ступеньки: если Морган хочет, чтобы они выдвинулись в семь утра, ему и самому не мешало бы отдохнуть. Распахнув дверь в коридор, Джен заметил суматоху, услышал топот ног и повышенные голоса. Он сразу понял, что дело в Джее и, задвигая подальше страх и волнение, помчался к палате псиона. У дверей толпились медики, и Джен грубо растолкал их, чтобы попасть внутрь.
Он оценил обстановку в долю секунды: два санитара кружили рядом с кроватью, пытаясь утихомирить рвущегося из их рук псиона, два других санитара, только что, видимо, отлетели к стене, по пластиковой обшивке которой пошли трещины.
– А ну, отвалите от него! – рявкнул Джен и направился к кровати, отталкивая санитара, который хотел было преградить ему путь. – Джей, старик, что происходит? – он прижал ладонь к груди псиона, стараясь направить к нему успокаивающие мысли. Один из санитаров схватил Джея за запястье, чтобы привязать к кровати, и Джен ощутил нарастающее в псионе сопротивление. Мгновение – и санитар пролетел через комнату, врезавшись в стену рядом с двумя другими санитарами, сползая на пол.
Джен бросил на медиков свой лучший испепеляющий взгляд.
– Я же приказал – всем в сторону! – прорычал он. – Быстро!
– Сэр, он вышел из-под контроля, и мы должны…
– Он мой псион! – прикрикнул на них Джен. – Я сказал – вышли все из палаты! Я сам разберусь.
Персонал лазарета нехотя подчинился, унося бессознательные тела трех санитаров, а Джен обернулся к псиону.
– Джей… Джей!
Но тот продолжал метаться на кровати, и Джен схватил псиона за плечи, крепко удерживая, пытаясь помешать ему ранить себя. Джен легко бы справился и с двумя, но Джей был выше и сейчас проявлял невероятную силу. Джен надавил ему на плечи еще сильнее, а потом, сдавшись, улегся на псиона всем телом, прижимая к кровати, заговорил с ним, надеясь, что псион узнает его голос.
– Джей, старик, вернись ко мне.
И постепенно Джей затих. Затаив дыхание, Джен не отпускал его, сам стараясь успокоиться. Через несколько минут Джей шевельнулся под ним, приходя в себя.
– Джен?
– Эй… – подняв голову, Джен посмотрел ему в глаза. – Что случилось? Ты прилично всех напугал.
– Мне просто… приснился страшный сон. Кажется, – Джей прикрыл глаза. – Ты здесь давно?
– Только пришел, – сказал Джен и съехал на бок, оставаясь рядом на кровати. – Знаешь, ты заставил меня поволноваться.
– Прости, – вздохнул Джей, прижимаясь к хранителю всем телом. – Ты можешь… побыть со мной хотя бы несколько минут? Я понимаю, у тебя, наверное, полно дел, но…
– Столько, сколько ты захочешь, – сказал Джен, касаясь губами лба Джея. – Сколько ты захочешь.

***

Лежа в полной темноте, Джей прислушивался к ударам сердца хранителя, размеренным, спокойным. По его просьбе Джен снял рубашку, и теперь под щекой Джея была не грубая ткань униформы, а теплая кожа на груди хранителя, которую пересекал неровный тонкий шрам, протянувшийся далее наискось почти до бедра. Ранение, которое Джей до сих пор себе так и не простил.
Крепкие мышцы, гладкая кожа… Тело хранителя было идеальным атласом человеческой анатомии, и Джей мог бы проследить касанием каждый мускул и изгиб. Благодаря тесному контакту Джею легче получалось проникать в сознание хранителя, и он держался за его мысли как за спасительный якорь, оказавшись в бешеном шторме окружающих его чужих мыслей и эмоций. Джен слегка задремал – он позволял себе уснуть, лишь убедившись, что его псион крепко спит, и его тревожные мысли, гневные эмоции, усталость тела, все эти чувства и ощущения потоками омывали сознание Джея. И все же самыми сильными из них были любовь и забота о своем псионе.
Джен никогда не говорил о своих чувствах, какой смысл, если Джею и так все известно, даже тогда, когда хранитель пытался их скрыть. Об этом говорило и тело хранителя, то, как он слаженно двигался вместе со своим псионом в бою, доверяясь силе Джея и защищая его одновременно.
Джей не сразу заметил, что дрожит, всем телом, и когда Джен обнял его крепче, он заставил себя выровнять дыхание, успокоиться, сдерживая навернувшиеся на глаза слезы.

***

Джен проснулся до рассвета. Ему удалось вздремнуть несколько часов, да и то урывками – тревога за псиона не отпускала, и расслабиться не помогала даже выработанная годами привычка засыпать когда и где угодно, если потребуется. Сон Джея казался спокойным, однако лицо его время от времени искажали неясные тягостные сновидения.
Осторожно спустив ноги с кровати, Джен поднялся, натянул рубашку и привел униформу в порядок. Перекинув ремень через плечо, он с ботинками в руках выскользнул из палаты, тихо притворив за собой дверь: пусть Джей отоспится как следует, до подъема еще далеко.
Удостоверившись, что портупея, кобура и униформа сидят как надо, Джен с мрачным выражением на лице вошел в кабинет генерала Пасдара – дверь была открыта настежь. Никогда прежде он не действовал, пренебрегая субординацией и минуя начальство в лице Моргана, но на кону стояла жизнь и здоровье Джея, а кто как не генерал, сам когда-то бывший хранителем, понимал, что означает потерять напарника-псиона. Пасдар поймет, он обязан понять – Джей слишком важная фигура, чтобы так запросто его потерять.
Генерал сидел за столом, разбирая документы, на лице Пасдара нельзя было прочесть ни одной эмоции, и все же по глазам было видно, что он неимоверно устал. Стукнув для приличия в дверь и привлекая внимание, Джен отсалютовал.
– Вольно, – сказал генерал и отложил бумаги, опершись на стол локтями и соединив пальцы рук. – Слушаю тебя.
– Сэр, наша двойка не может выступить сегодня утром, – Джен проглотил ком в горле. – Джей в плохой форме, прошлой ночью его едва удалось привести в чувство. Если мы сразу нарвемся на открытое столкновение… Я не уверен, что он вернется на базу живым, – Джей не стал добавлять, что в этом случае он и сам живым не вернется – он будет драться до последней капли крови, только бы не увидеть Джея поверженным, и генерал должен был это знать.
Откинувшись на спинку кресла, Пасдар с минуту пристально разглядывал Джена.
– Понятно, – вздохнул он наконец. – Мне известно, через что ты сейчас проходишь, лейтенант… – он сделал паузу, проведя ладонью по волосам. – Джен, когда я был хранителем, я тоже каждый день встречал со страхом, тревожась за жизнь моего псиона, моего брата. И когда он погиб… Весь мир для меня перестал существовать.
Поднявшись, он обошел вокруг стола и остановился перед хранителем.
– Но все мы, отправляясь служить в армию, знаем о риске. Мы боремся за спасение человеческой расы... всё ещё боремся. Да, битва нелегкая и несправедливая, но мы последняя и единственная надежда для всех, кто остался в тылу. Я полагаю, ты уже не раз убеждался, что ваша двойка на многое способна, и вы с Джеем далеко еще не исчерпали свои ресурсы. Я уверен, вы справитесь.
Джен покачал головой. Натянув на лицо свою лучшую маску безразличия, он все же не справился с дрогнувшим голосом:
– Сэр, даже если вы дадите нам пару дней, он… Джей и тогда еще не будет в форме.
Пасдар вздохнул.
– Ему придется. Мы не одолеем врага без вашей помощи – генератор работает не на полную мощность, мы понесли большие людские потери, а враг продолжает атаковать, причем, с каждым днем все яростнее. Ты хорошо помнишь, что случилось с твоей семьей, когда лекторы прорвали оборону. Ставки очень высоки, и вы нужны нам на поле боя.
Джен посмотрел на Пасдара пустым взглядом.
– Сэр, – сказал он без тени эмоции в голосе и затем, даже не отдав генералу честь, развернулся на каблуках и вышел из кабинета.
***


25 ноя 2014, 01:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Как ни странно, оказавшись вне прозрачных защитных стен Купола, Джей почувствовал себя лучше. Он устремил все внимание на то, чтобы сконцентрироваться на окружающей обстановке, усилить невидимую псионную защиту вокруг себя и Джена, который, не оборачиваясь, вел их боевую двойку на восток. Вокруг, куда ни кинь взгляд, простирались безжизненные равнины, испещренные взрывами, лишь кое-где под струями дождя поблескивали жилки грязного расплавленного стекла.
Внезапно его сознания коснулись мысли чужака, и Джей моментально закрыл доступ к своему мозгу: сейчас, оказавшись на открытом пространстве, они были слишком уязвимы, да и желания ввязываться в бой ни у него, ни у Джена не было. Заметив, что псион застыл на месте, Джен тут же достал пистолет и меч, осматриваясь, но Джей не смел ни на миг сфокусироваться на хранителе, чтобы его успокоить – это было слишком опасно.
Наконец, мысленный сканер псиона-чужака оставил их в покое, и Джей облегченно выдохнул.
– Чисто, – тихо сказал он, и Джен кивнул, пряча оружие.
Было уже далеко за полдень, когда они, следуя приказу, достигли первого места назначения. Скалистый обрыв полого спускался к вражеской территории, и, подобравшись к краю, Джей разглядел приближающийся издалека отряд пехоты. Солдаты-люди и солдаты-пришельцы на большом расстоянии выглядели почти одинаково – ползущие, словно муравьи, фигурки в темной камуфляжной форме, сливающейся с мертвенно-серой поверхностью земли. Однако лекторы всегда отряжали достаточное количество псионов, чтобы сопровождать и защищать солдат, сканировать перед ними дорогу и окрестности. Людям такая тактика была не под силу – не хватало псионов.
Мягко толкнув Джея в плечо, Джен указал на две группы пехоты, уже достаточно приблизившихся к ним.
– Проверь их.
Прикрыв глаза, Джей просканировал их мысли, стараясь делать это осторожно на случай вражеской контратаки.
– В северной колонне – шестнадцать, – сказал он. – В южной восемнадцать, там псионов вроде не заметил.
– Боевая двойка, сектор семь, – проговорил Джен в микрофон рации. – Обнаружена колонна лекторов без псионной поддержки… – он передал координаты обоих вражеских формирований и, подождав ответ, дал отбой.
– Северная двигается к базе, – он отполз от края скалы и испытующе посмотрел на Джея. – Если я правильно понял их намерения, они держат курс на седьмой пилон и скоро пройдут по этому ущелью. Они, конечно, пустят впереди псионов, – размышлял Джен, размашисто шагая вдоль разлома, – но если ты сможешь скрываться от их сканирования до тех пор, пока они не окажутся в ущелье, тогда мы их легко сделаем.
Догнав, Джей примерился к шагу хранителя и заглянул ему в лицо.
– Я смогу, – уверенно произнес он, хотя его и не оставляли сомнения: сейчас его силы вели себя непредсказуемо.
Они намного опередили вражеский отряд и, выбрав хорошую позицию для нападения, поджидали лекторов у обрывистого края. Пока Джей собирался с силами, тщательно скрывая свое присутствие от разведки пришельцев, Джен, лежа на плоском пыльном валуне у самого края, разглядывал колонну в портативный бинокль.
– Пришельцы двигаются в нашем направлении, – подтвердил он.
Они замерли в ожидании, не обращая внимания на окутавшие их клубы пыли, что принес легкий ветерок из долины. Джей старательно отгораживался ментальной стеной, и все же страх сковал его, когда по краю сознания пронеслась волна, раз, потом другой, жесткая, агрессивная, пронизывающая. Он чуть не потерял над собой контроль от неожиданности, но, кажется, его не обнаружили. Просто слишком осторожный лектор-псион.
Вечерело. Солнце постепенно садилось, тени удлинялись, и свет уже почти не достигал каменистого дна ущелья, вытянутого на восток. С одной стороны, это давало им преимущество в открытом бою, с другой означало, что когда лекторы достигнут скалистого откоса, их темная камуфляжная форма сольется с погруженным во мрак ущельем, и солдат сложнее будет засечь.
Джен отполз от края и, убрав бинокль в карман, достал из ножен меч. Проверяя патроны в пистолете, он готовился к схватке явно в приподнятом настроении. Приблизившись к Джею, сидящему на корточках, хранитель опустился перед ним на колени.
– Готов? – спросил он тихо.
Джей кивнул, и Джен, наклонившись, поцеловал его. Прикрыв глаза, Джей ощутил поток тепла и нежности, исходивший от напарника, и так странно было обнаружить перед собой в контрасте хмурое непроницаемое лицо воина, когда Джей распахнул глаза. Пора было настраиваться на бой.

Изображение

Они расположились примерно на середине дороги, пролегающей по дну ущелья. Коснувшись кончиками пальцев шеи хранителя, Джей окружил его защитным куполом, готовясь к атаке. Лишь только первая черная тень легла на дорогу перед ними, Джен выскочил из засады. Джей увидел, как на хранителя брызнула чья-то кровь, и сам ощутил на языке медный привкус.
В этот момент грохот далекой артиллерии, что преследовал их постоянно, зазвучал в его ушах невероятно громко, перекрывая все остальные звуки. Джей потерял над собой контроль, и тут же Джен упал, лишившись псионной защиты. Его отчаянная попытка снова прикрыть Джена привела лишь к тому, что он собственной силой отшвырнул хранителя – Джей в шоке наблюдал, как тело Джена, перекувыркнувшись в воздухе, врезалось в стену ущелья. На какое-то бесконечное, ужасающее мгновение Джен застыл неподвижно, пока, наконец, не пришел в себя, выхватывая пистолеты и стреляя сразу с двух рук, метко сражая лекторов одного за другим и не обращая внимания на горячую вспышку боли в боку.
Времени на раздумья – что же пошло не так? – у Джея не было: разделившись, он остался на краю ущелья и, создавая невидимые стены, прикрывающие Джена от пуль, отправил полупрозрачного двойника в тыл пехоте, чтобы помочь хранителю, который с трудом отбивался, окружаемый со всех сторон пришельцами.
Обычно ему гораздо легче, чем сегодня, удавалось координировать действия с двойником, сегодня же пришлось потратить драгоценное время, чтобы установить контакт, и в эту минуту вражеская пуля царапнула плечо Джена – уронив пистолет, тот отступил назад, спотыкаясь. На лице хранителя и мускул не дрогнул, он не отвел взгляд от теснящих его солдат, однако благодаря их мысленной связи, Джей тоже ощутил боль. Когда Джен остановился, чтобы сменить в пистолете обойму, у ног его уже лежало шесть тел.
Во время этой краткой передышки вражеский псион успел сконцентрироваться, и очередной выстрел Джена ударил в невидимый прочный барьер. На секунду хранитель встретился с Джеем взглядом, а потом, убрав пистолет в кобуру, достал меч.
Джей снова разделился.
Новый двойник, Джей номер три, был почти прозрачным, словно призрак. Джей наблюдал с откоса, как двойник бросился на помощь хранителю, ведущему рукопашный бой, как он прикрыл хранителя, одновременно создавая собственные псионные атаки у острия меча Джена, пробивая защитную стену псиона.
Джен действовал блестяще и непредсказуемо, и Джею удавалось следовать за ним только благодаря их связи, на уровне рефлексов. К счастью, лекторы таким даром не обладали. Упал один вражеский солдат, за ним второй, и следом Джей обнаружил в защите псиона-лектора брешь, направил туда мощнейший всплеск энергии, и сразу четыре лектора упали замертво, обливаясь кровью.
Казалось, псион пришельцев остался в одиночестве, но тут до Джея дошло – и до Джена, видимо, тоже, что они упустили из виду густую тень, появившуюся в ущелье после заката: где-то там скрывались еще четверо оставшихся в живых лектора.
В отчаянии Джей завертел головой, пытаясь их разглядеть, но вокруг были лишь каменистые стены. Тогда он сконцентрировался на битве хранителя с псионом. Джен наносил молниеносные удары с разных сторон, пробуя защиту вражеского псиона, пытаясь найти для Джея слабые места, чтобы пробить броню.
Но Джей снова терял над собой контроль и отчаянно цеплялся за свою силу, которая предавала его. В ушах волнами нарастал шум, и двойник, что блокировал ущелье с тыла, задрожав, растворился в воздухе. Связь с хранителем тоже таяла, и Джея охватил холодный ужас.
Однако это временное смятение оказалось кстати: чуть ослабив контроль, Джей передохнул, и потому смог ощутить, наконец, присутствие выживших лекторов. Двое незаметно карабкались к нему по откосу, доставая на ходу оружие, чтобы напасть со спины, двое других приблизились почти вплотную спереди, отвлекая внимание на себя.
Внизу, на дне ущелья Джен отступал под жесткой атакой вражеского псиона, не в силах оказать ему сопротивление без поддержки напарника.
Он предал своего хранителя.
Откинув голову в беззвучном крике, Джей собрал остатки сил и направил их хаотично в стороны, совершенно теряя над собой контроль. Не подчиняясь хозяину, потоки мысленной энергии вырвались наружу, обращаясь в пламя, с треском плавя скалы и валуны вокруг и превращая четырех лекторов в горстки пепла за долю секунды. Вражеский псион, оглушенный волной неведомой энергии, споткнулся, и этого Джену было достаточно – он метнулся вперед, пробивая защиту и разрубая лектора пополам.
Мир вокруг пошатнулся, Джей рухнул на пыльную землю, и камешки, сорвавшиеся со склона от падения его тела, со стуком покатились ко дну ущелья.

***


25 ноя 2014, 01:42
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Изображение

Обнаружив, что защитные стены, выстроенные вокруг него Джеем, разом пропали, Джен похолодел от ужаса. Спотыкаясь о камни, разбивая руки в кровь, он закарабкался вверх по склону. Странное ощущение охватило его – словно из-под ног выбили землю, и не стало привычной опоры. Пару раз он едва не сорвался, поставив ногу на неустойчивый камень, и тот с глухим стуком скатывался вниз.
Наконец, выбравшись на ровную поверхность, Джен увидел картину полностью. По краям зияющей в земле воронки были раскиданы обугленные растрескавшиеся камни, и на них Джен разглядел останки обожженной плоти, разорванной в клочья. А на дне воронки неподвижно лежал Джей.
Пошатываясь на нетвердых ногах, Джен подобрался к нему и тяжело опустился рядом на колени.
– Джей? Джей, старик, очнись.
Он ощупал псиону грудь, пытаясь уловить стук сердца, дыхание, хоть какие-то признаки жизни. Смертельно бледный, Джей все ещё дышал, из носа стекала тонкая струйка крови. Распластавшись рядом на земле, Джен уложил голову на грудь псиона, вслушиваясь в биение сердца.
Какое-то время все, что ему слышалось – ритмичный гул крови в собственных ушах, но потом он разобрал слабые толчки сердца псиона и с облегчением выдохнул.
– Нужно… уходить… – с трудом выговорил он, борясь с подступающей тьмой такого спасительного забытья. – Пошли, Джей, нам нужно укрыться. Пусть думают, что мы погибли.
Вытащив из-за пазухи солдатский медальон, Джен на секунду задержал на нем взгляд. Когда он осиротел, армия заменила ему и семью, и родной дом. Он так яростно сражался ради них, так беззаветно, а в благодарность они просто выжали из него и Джея все соки и бросили подыхать. Вздохнув, он дернул цепочку с шеи и швырнул медальон в грязь. Туда же через минуту полетел и медальон Джея. Пошатываясь, он поднялся на ноги и втоптал цепочки в землю каблуком ботинка.
Покончив с этим, Джен, подгоняемый страхом, что их могут вскоре обнаружить, собрал последние силы и взвалил Джея на плечи. Устоять под весом псиона было нелегко, не то что двигаться, и все же Джен начал медленно переставлять ноги, шаг за шагом удаляясь от опасного места. Если их обнаружат свои, если вернут на базу – станут посылать в бой снова и снова, и так до тех пор, пока Джей не погибнет. А этого Джен не мог допустить. Если они хотят выжить, им необходимо скрыться.

***

Яркая вспышка озарила небо в восточном направлении, а через некоторое время до базы донесся и звук взрыва. Мощная псионная атака окатила Купол, отзываясь радужными отблесками на его поверхности. Бегом ворвавшись в генераторную, генерал Пасдар рывком распахнул дверь.
– Что случилось?! – выкрикнул он.
Но ответ получил не сразу: капитан Дюваль, дежурившая у генератора, с трудом подняла голову, утирая рукой кровь, бегущую из носа.
– Скорее всего, это не псионная атака, сэр, – она закашлялась. – Стирис сказал, что по ощущениям это было похоже на Джея.
Пасдар побледнел.
– Просканируйте местность. Найдите его!
– Пройдет несколько минут, пока кто-то будет в состоянии сделать это, сэр.
– Отлично, – генерал повернулся к подоспевшему адъютанту. – Пошлите всех, кто свободен, в сектор Джея, обыщите каждый клочок земли там, куда отправили на задание их боевую двойку. Немедленно!

***

Эту пещеру Джен присмотрел несколько месяцев назад – снаружи лишь узкая расщелина, она открывалась внутрь довольно просторным каменным залом, позволяя удобно скрыться от чужих глаз. Они с Джеем не раз делали там привал, и потому припасли достаточно провианта и амуниции на случай экстренного отступления, если прижмет.
В пещере было холодно и сумрачно, но Джен все равно был отчаянно рад, когда, наконец, втиснулся внутрь со своей нелегкой ношей. Джей ни разу не шевельнулся, но, слава Богу, дышал, часто и едва заметно. Покачнувшись, Джен опустил псиона на землю и проверил его пульс: кожа на ощупь была липкой и холодной, слабые удары сердца раздавались теперь чаще, и Джен не был уверен, хороший это или плохой знак. И все же Джен радовался хотя бы тому, что псион всё еще жив.
– Ну вот, на этот раз ты действительно попал, – тихо сказал он, то ли Джею, то ли самому себе.
Скатав валиком одеяло, он осторожно подложил его Джею под голову, и, устроившись у него под боком, обняв и согревая своим теплом, укрыл обоих вторым одеялом.
Обычно он ощущал рядом присутствие Джея – по каким-то обрывкам мыслей в голове, по движению волны незримой энергии, окутывающей тело, и это присутствие было всегда едва уловимое, ненавязчивое. Но сейчас Джен не чувствовал ничего, совершенно, а когда пытался мысленно дотянуться до Джея, то натыкался на отупляющую, черную пустоту.
Сглотнув, Джен еще крепче обнял псиона: Джею нужно очнуться, он должен прийти в себя, он может – в конце концов, он ведь еще дышит… Нет, Джен не собирался снова потерять самое дорогое на свете.
Он ненадолго задремал, постоянно прислушиваясь сквозь сон к слабому, частому ритму сердца Джея под своим ухом.
Постепенно выныривая из сна, Джен распахнул глаза в полную темноту пещеры – снаружи уже сгустились сумерки. Джей по-прежнему часто дышал, но кожа на ощупь как будто потеплела. Стараясь не потревожить его и не нарушить их теплый кокон из одеял, Джен потянулся за фляжкой и, открутив крышку, постарался влить Джею несколько глотков воды.
Отпил и сам немного, а потом поставил флягу недалеко от импровизированной подушки Джея и снова натянул на обоих одеяло. Место, что предназначалось в его душе и в мыслях псиону, все еще пустовало, и это безмолвие словно затягивало Джена в свое болото, заставляло забыться вместе с псионом. Джен постарался стряхнуть с себя это наваждение, концентрируясь на сердцебиении Джея.
Ему удалось еще немного поспать, но и в беспокойных снах его преследовали взрывы артиллерийских снарядов, вражеские атаки. Так что Джен даже испытал облегчение, вынырнув из сна и обнаружив, что первые лучи рассветного солнца проникли в их убежище. Джей лежал неподвижно как статуя, губы его пересохли, лоб на ощупь горел огнем, и Джен поднес к его губам флягу, вливая ему в рот пару глотков воды.
Отставив флягу, Джен достал из сумки сухой паёк и, совсем не ощущая голода, заставил себя проглотить несколько кусков концентрата, механически двигая челюстями. Он по-прежнему чувствовал себя уставшим и не выспавшимся, его клонило в сон – странное состояние, обычно он восстанавливался гораздо быстрее, даже после такого тяжелого боя, что им пришлось принять. Джен перевел взгляд на бледное, безжизненное лицо Джея и в волнении сглотнул: тесно связанный со своим псионом, он, видимо, испытывал отчасти то же, что и Джей.
Если он срочно что-нибудь не предпримет, то свалится без сознания рядом с Джеем, и тогда поисковые отряды с базы обнаружат их окоченевшие трупы. Надо что-то делать, иначе он Джея потеряет.
Быстро хлебнув из фляжки, Джен повернулся к псиону и, крепко обняв его, выровнял свое дыхание. Затем, вслушиваясь в удары сердца в груди псиона, он отрубил все посторонние мысли, оставляя для себя лишь этот частый ритм. Решившись, он позволил манящей черной пустоте увлечь себя, падая навстречу неведомому пространству. Джей оставался где-то там, и он собирался его найти.

***

Земля под его ногами подрагивала от взрывов, над головой расстилалось небо, окрашенное багряными сполохами. Эхо взрывов, казалось, приближалось отовсюду, отдаваясь в ушах, хотя вокруг не было ни души и ни намека на боевые действия. Сколько хватало глаз, земля была покрыта осколками стекла, глянцево блестящего под ярким красноватым светом солнца.
Присев, Джен осторожно поднял один из осколков, разглядев в одной из граней движущееся изображение: словно его самого снимали скрытой камерой. Вот он в своей прежней комнате в Академии, еще до того, как к нему переехал Джей. Сидит со скрещенными ногами на узкой койке и начищает ружье, разложив разобранные части перед собой на кровати. Подняв взгляд, он смотрит прямо в объектив камеры, что-то говорит, а затем сцена постепенно тает, по поверхности разбегаются искры, и стекло вновь лишь тускло поблескивает.
Вернув осколок на прежнее место, Джен посмотрел на свои ладони – с кончиков пальцев по ним стекали струйки крови, надо же, он и не заметил, как порезался об острое стекло. Красные капли брызнули на землю, отразив солнечный свет, и, казалось, засияли.
– Джей, – позвал он, но его голос потонул в грохоте разрывов. – Джей!
По долине пронесся ветер, поднимая клубы сверкающей стеклянной пыли, жалившей кожу Джена иглами. Заметив, что кровь закапала на землю чаще, он даже не дрогнул.
– Ну, ладно, Джей, – тихо проговорил он, гораздо громче думая об этом. – Это не мой кошмар, а твой. А это означит – ты где-то здесь. Может… везде, – он опустил взгляд на струйки собственной крови, растекающиеся по растерзанному пространству сознания Джея. – А пустота – это… это просто метафора, – он повернулся туда, откуда прилетел ветер. – Что бы тут ни происходило, я подожду, я никуда без тебя не уйду.
Ветер донес до него еле различимый голос:
– Отпусти меня, Джен.
– Нет!
Протянув к ветру руки, Джен ждал.
Земля закачалась под его ногами, пошла трещинами. От гула Джену заложило уши, и затем его вдруг отшвырнуло в тот момент, когда их двойка сражалась с колонной пришельцев, и Джен упал, неожиданно лишившись псионной поддержки Джея.
С огромной высоты он вдруг провалился в ледяную воду, и резкий холод стянул грудь обручем, мешая дышать. Джен вынырнул – высокие волны, накатывая на него, грозили утопить, и он закашлялся, стараясь держаться на плаву. Вынырнув очередной раз на поверхность, он огляделся – хватило мгновения, чтобы заметить голое бледное тело Джея, болтающееся на волнах, такое хрупкое и безжизненное.
Преодолевая течение, стремящееся унести от него Джея прочь, Джен поплыл к нему изо всех сил. Одной рукой обхватив его поперек груди, приподнимая Джею голову над водой, Джен греб свободной рукой, направляясь к далекому берегу.
Казалось, прошла целая вечность, пока им удалось выбраться на песчаную кромку у воды, и только когда Джен вытащил Джея из бушующих пенных бурунов, он понял, что это не песок вовсе, а мелкая стеклянная пыль. Кровь по-прежнему струилась из ран Джена, и от его ладоней, прижавшихся к груди Джея, остались багровые отпечатки.
– Даже и не думай, Джей, – бормотал он, – я серьезно, – он прижал ладони крепче, желая вложить в прикосновение всю силу их незримой связи. – Очнись!

Но очнулся он сам. В пещере было темно, холод пронизывал до костей. Под щекой громко колотилось сердце псиона.
– Джей, – еще не до конца понимая, что это уже не сон, а реальность, Джен опять прижал ладони к груди Джея. – Ну же, давай, возвращайся…

***

Прошло еще несколько часов, и дыхание Джея постепенно выровнялось, пульс уже не частил и вошёл в норму. Бледные щеки окрасились легким румянцем. Это были хорошие знаки, и все же сознания Джена по-прежнему не касались мысли псиона, а когда он мысленно устремлялся к Джею, его встречала одна лишь холодная пустота.

Когда, наконец, Джей шевельнулся в его объятиях, приходя в себя, Джену показалось, что его мир засветился изнутри. Теперь он сам проникал в сознание псиона, ощущая его пробуждение, чувствовал, как в собственном теле отдаются эхом дрожь в мышцах Джея, его растерянность и слабость. Эмоции захлестнули Джена, и тогда он сосредоточился на своем ровном дыхании, стараясь не наседать на Джея сразу. Псион чуть отодвинулся, и Джену сразу сделалось легче, буря эмоций улеглась, и он, приподнявшись на локте, заглянул в лицо Джею.
– Привет, – сказал он тихо.
Джей пытался собраться с мыслями, Джен чувствовал его смущение, пока псион восстанавливал в памяти события прошедшего дня, бой, поражение, до и после, постепенно успокаиваясь.
– Кажется, я неверно рассчитал свои силы, – прохрипел псион, и Джен резко ощутил его жажду, обжигающую горло.
– Нет! – горячо возразил он, вне себя от радости, что Джей очнулся, что приходит в себя. Он протянул псиону воду: – Это был тактически верный ход.
Джей взял флягу дрожащей рукой.
– Джен, я тоже рад, что очнулся, но можешь ты думать не так громко, а?
Джен почувствовал, как раскалывается от боли голова псиона, как обостренно воспринимает он звуки, чувства, мысли, и постарался пресечь свой мысленный поток, хотя, по правде говоря, он и не подозревал, что умеет это делать.
– Джен, пожалуйста
Джен непонимающе уставился на него.
– Я, правда, прекратил, Джей, – сказал он и смолк, вдруг вспомнив видение. – Чё-ерт…
– Что? – спросил Джей, и его пальцы на фляге побелели от напряжения.
Джей прижался лбом ко лбу псиона.
– Наверное… теперь мы связаны, – он постарался обуздать свои мысли, утихомирить водоворот эмоций – облегчение и тревогу, гнев и любовь, – что разрывали его на части. Все, что доносилось сейчас от Джея – боль и растерянность.
– Мы и так были связаны, уже давно, – Джей пожал плечами. – Я не понимаю…
– Наша связь стала взаимной, – попытался объяснить Джен. – Я… не знаю, что это было, но чтобы заставить тебя очнуться, я сделал что-то, и теперь наша связь стала крепче. Теперь и я могу читать твои мысли.
От Джея вновь волной докатилась боль, и еще недоумение, он был поражен новостью, и Джен, направив к нему поток мыслей, подумал: «Ты не рад? Если ты не хочешь, то я…» Он не продолжил мысленную фразу. Если Джею не понравилась эта новость, то он постарается, он не будет использовать новую силу, он не станет… И тогда пришла очередь Джея взволнованно ответить ему мысленно, окружая своей энергией, окутывая ободряющим теплом: «Даже и думать не смей! Конечно, я рад, очень!»
Уйдя в мысленное общение, Джен не сразу заметил, что дрожит всем телом, спрятав лицо на груди Джея, а тот успокаивающе водит ладонью по его спине.
Отстранившись, Джен прочистил горло:
– Я в порядке.
– Ага, приблизительно в таком же, как и я, – хмыкнул Джей, и хранитель неуверенно пожал плечами.
– Ладно, зато у нас есть время, чтобы поставить тебя на ноги, – сменил тему Джен. – Давай-ка чего-нибудь пожуем.

***


25 ноя 2014, 01:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2011, 01:33
Сообщения: 147
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
– Ну?! – генерал Пасдар стремительным шагом ворвался в генераторную и впился взглядом в капитана Дюваль. – Вы нашли его?
Та, поднявшись со стула, ответила ему не менее яростным взглядом.
– Если мы бы нашли его, сэр, то я бы вам сообщила! Дария провела тщательное сканирование сектора семь и прилегающих к нему секторов – засечь Джея не удалось. Насколько я понимаю, поисковая группа тоже вернулась ни с чем?
– И да, и нет, – вздохнул Пасдар и как-то сразу сник. – Сержант Декс нашел их солдатские медальоны в воронке от сильного взрыва. Рация Джена не отвечает – или выключена или сломана, – генерал устало потер переносицу. – Я так надеялся, что…
Дюваль тоже вздохнула.
– Если мы что-то узнаем, я сразу скажу вам, сэр. Но если до сих пор ничего не нет, то…
Пасдар выпрямился, натягивая на лицо привычную суровую маску, словно это не он минуту назад позволил себе проявить слабость.
– Я знаю.
Посмотрев на дверь, ведущую к призме генератора, Дюваль перевела взгляд на Пасдара.
– Есть новости от разведки?
– Ничего заслуживающего доверия, только общие фразы – ожидается мощная вражеская атака. Будьте наготове. Я дам вам знать, если что-то появится.
– Слушаюсь, сэр.

***

Следующие несколько дней они провели в пещере: Джей, по большей части, спал, а Джен не отходил от него ни на шаг, прижимаясь к нему всем телом. Когда первое потрясение Джея, обнаружившего новую способность своего хранителя, прошло, он стал признавать преимущества их взаимного контакта. Пробудившись после долгого забытья, он стал чувствовать себя более уверенно и спокойно, правда, пока Джей не разобрался, была ли в этом заслуга ментальной связи с хранителем. Он старался ничем не утруждать сейчас свой разум, лишь медленно восстанавливал свои защитные способности, которые пока что плохо поддавались контролю. Так что да, Джей не торопился.
Судя по мыслям хранителя, Джен тоже никуда не собирался, забыв о приказе командования и не планируя возвращаться на базу – сейчас его голова была занята своим псионом и его проблемами.
Джей привык делиться эмоциями с напарником, почти не замечая, как мысли текут от Джена или обратно, и почти не задумывался об этом. От Джена невозможно было скрыть ничего, даже когда он был просто хранителем, не научившись еще проникать в сознание напарника. Едва Джей подумал о базе, как мысли Джена буквально закровоточили, словно рана, а потом хранитель закрыл доступ в мысли, и Джей, сканируя, наткнулся на ледяной вакуум.
– А какого числа нам положено возвращаться на базу? – спросил он как бы невзначай. Они только что проснулись, разбуженные первыми лучами солнца, просочившимися в пещеру.
На этот простой вопрос хранитель мысленно закрылся от него так глухо, что Джею это очень не понравилось. Но затем Джен слегка расслабился и позволил Джею уловить его слабую тревогу, но не более. Лицо хранителя оставалось спокойным, и все же Джей заметил, как напряглись мышцы на его стиснутых челюстях.
– Джен? – он нахмурился, все больше тревожась.
– Вообще-то… мы не будем возвращаться, – медленно ответил Джен. Горькое чувство вины и одновременно упрямой решимости проникли в сознание Джея. – Я не связывался с базой, и там, очевидно, решили, что мы погибли в бою, останавливая колонну.
– Поверить не могу… Как ты мог?! – только сейчас Джей заметил, что у него сняли цепочку с солдатским медальоном. – Где твоя рация?
– Выключил, – Джен посмотрел на него умоляюще. – Мы не в том состоянии, чтобы пройти через это снова. Джей, ты погубишь себя… а я не могу этого допустить. Я чуть не потерял тебя, – он покачал головой. – Когда ты восстановишь силы, мы проберемся через линию фронта и уйдем в тыл. Подыщем местечко подальше отсюда и будем просто жить.
– Но как же… война?..
– Война еще долго будет длиться, с нами или без нас, а ты уже достаточно послужил родине.
– Ничего со мной не случится, я справлюсь. Я должен…
– Никому ты ничего не должен!

Изображение

Положив ладонь хранителю на шею, Джей притянул его к себе, лицом к лицу:
– Ты прекрасно понимаешь, что я прав.
И вдруг словно прорвало плотину – Джен открылся, наконец, заполняя сознание Джея ошеломляющей волной любви и страха за его жизнь. Джей обнял его, крепко прижимая к своей груди.
– Мы пока не будем ничего предпринимать, ладно? – сказал Джен, окатывая теплым дыханием шею псиона.
– Но Джен… – начал было Джей, и тут в пещеру ворвался сноп лучей от яркой вспышки снаружи, а через несколько секунд докатился звук взрыва огромной силы. Резко оттолкнувшись от него, Джен схватился за пистолет, что всегда держал под рукой, и вжался в стену у входа в пещеру, прислушиваясь к происходящему снаружи. Последовала новая вспышка, за ней другая, такая же сильная, и Джей тоже вскочил на ноги.
Повернувшись к нему, Джен бессильно опустил руку с пистолетом:
– Это на базе.
Еще неуверенный в своих силах, пошатнувшихся после недавней битвы, Джей направил поток мыслей, сканируя пространство вокруг и как будто довольный тем, как отреагировало его тело, ответил:
– Бьют по щиту… Очень сильно… – прервав вдруг сканирование, он побледнел: – Долго они не продержатся. Нужно срочно идти на подмогу.
– Нет! – тут же возразил Джен. – Ты еще не оправился после недавнего боя.
– Да! – твердо сказал Джей. – Я ухожу.
– Я не пущу тебя. Не заставляй меня применять силу, кто-то должен удержать тебя от самоубийства.
Дотянувшись до хранителя, Джей легко коснулся его руки, направляя свои силы, образуя вокруг Джена защитный купол, показывая, что восстановился, и что это чистая правда – врать теперь хранителю не имело смысла. Он встретился взглядом с Дженом:
– Доверься мне.
Джен тяжело вздохнул:
– Передай мне меч.

***

Они двигались к базе быстрым шагом, тщательно следя, не покажется ли враг. Серое непроглядное небо, зловещее и гнетущее, давило на них свинцом, и Джей, понимая, что эти ощущения – побочный эффект от мощной псионной атаки на базу, все же не мог унять нарастающей тревоги.
Их ожидало еще одно шокирующее открытие: достигнув зоны, где обычно проходил слой защитного Купола, прикрывавшего базу, они обнаружили, что Купол исчез. Потрескавшиеся, кое-где расплавленные пилоны были разбросаны по обожженной выщербленной взрывами земле. Не говоря ни слова, Джей и Джен прибавили шаг, а затем – побежали.
Повсюду царил хаос кровопролитного сражения.
Мертвые тела лекторов вперемешку с людскими покрывали обширную территорию, от некоторых тел до Джея доносились признаки жизни, но их было совсем немного. Прямо перед ними предстали вражеские отряды, наседавшие на внутренний защитный слой генератора, уже явно не выдерживающий атаки.
В самой гуще боя они разглядели генерала Пасдара – меч в одной руке, пистолет в другой. В шаге от него держалась майор Андерсон, и Джей ощутил, как она полностью отдается сражению, не тратя теперь силы на привычную маскировку своих чувств. Она исполняла роль псиона при генерале Пасдаре, позволяя ему драться, как прежде, и доказать, что его не зря называли легендой.
Джею также показалось, что он заметил светлую копну волос Дарии в гуще боя, а затем он различил резкий напор силы Яна. Однако ему некогда было тратить время на размышления, что здесь делает Дария, псион из команды генератора, и где команда генератора вообще. Разрушенные пилоны при падении могли пробить слишком большую брешь, и восстановить Купол будет почти невозможно.
Криво улыбнувшись, Джей обменялся взглядом с Дженом, а тот, печально улыбнувшись в ответ, достал из ножен меч.
Они ринулись в бой.

***

Ощутив, что надвигается новая псионная атака, капитан Дюваль собрала все свои силы, прикрывая псионов из команды генератора. Больше половины из них были на грани, едва в сознании, пытаясь отразить атаки со всех сторон. Отерев стекающий на глаза пот, она всмотрелась в линию нападавших.
На южном фланге что-то произошло, колонна лекторов смешалась, а затем их псионная атака захлебнулась, постепенно ослабевая. Просканировав зону, она нашла лишь вражеские сознания, и все же там явно шел бой – последовала яркая вспышка, и один из вражеских псионов упал замертво. Лекторы спешно расступились, уходя от неожиданной угрозы, и тогда Дюваль увидела их: паля из пистолета, Джен уверенно вел за собой псиона, управляясь мечом со смертельной грацией и разрезая строй лекторов словно масло. Джей тенью следовал за ним, настолько синхронно повторяя движения хранителя, что Дюваль на секунду показалось, что у нее двоится в глазах.
Почти не задумываясь, она блокировала очередную волну атаки, продолжая следить за Джеем, направляющим мысленные удары неимоверной силы, одновременно с разящими ударами хранителя. Однако мозг Джея, к ее удивлению, сканированию не поддавался.
Пробившись, наконец, через строй лекторов, Джен и Джей, не сговариваясь, устремились прямо к ней, двигаясь все так же синхронно.
– Ну что, соскучилась за нами? – крикнул ей Джей, когда они достаточно приблизились.
Дюваль разразилась истерическим смехом:
– Вы опоздали, лейтенант!
Ее даже испугал тот факт, что сознание псиона было по-прежнему наглухо от нее скрыто.
Джен и Джей переглянулись.
– Мы возьмем на себя псионов, – сказал Джей. – Помоги нам их обнаружить и укажи, где они именно находятся, а с остальным мы сами разберемся.
Джей произнес это приказным тоном, но Дюваль не особо волновала субординация, когда перед ней предстал чертовски хороший план.
– Держи первого, вон там! – и Дюваль кивнула на ближайшего вражеского псиона, направляющего удар на Купол.
Джей с Дженом разом обернулись и снова ринулись в бой. Довольно улыбаясь, Дюваль обратилась к псионам в генераторной:
– Находите лекторов-псионов и указывайте на них Джену и Джею, быстро! – прокричала она и блокировала псионный удар со вновь прибавившейся силой. Может, у них всё-таки получится победить?

***

К рассвету пал последний враг.
Сидя на обломках баррикады, Джен наматывал бинт на предплечье: одному из лекторов все же удалось прорваться сквозь защиту Джея, впрочем, рана была пустяковая. Джен стиснул зубы – одной рукой управляться не так-то легко. На земле у его ног раскинулся Джей, до сих пор часто и тяжело дыша. Он завершил битву почти без потерь, только на щеке слабо кровоточила рана – след от шальной пули, которую псион едва успел отразить.
– Я был уверен, что увижу тебя снова, – раздался рядом голос Декса.
Затянув узел на повязке, Джен опустил руку.
– Я бы встал, но… – и он жестом указал вниз: на его бедро была наложена тугая повязка, на штанине ниже виднелись пятна крови.
Невнятно ругнувшись, Декс перебрался через завалы, подходя ближе.
– Я подумал, что вам захочется снова их надеть, – с этими словами он швырнул что-то в сторону Джена.
Тот машинально вскинул руку, поймав предмет, и тут же зашипел от боли, потянув рану. Раскрыв ладонь, Джен уставился на их с Джеем солдатские медальоны, уже отмытые и начищенные до блеска. Декс лишь усмехнулся.
– Они посылали тебя за нашими медальонами? – Джен поднял на сержанта взгляд, и тот пожал плечами:
– Пришлось повесить их на Стену Славы, пока вы официально считались погибшими, – пояснил он. – Подумал, что вы захотите получить их обратно.
Кивнув, Джен взял с ладони медальон Джея и бросил тому на грудь. Надев свой через голову и сунув его под рубашку, Джен ощутил холодное прикосновение металла, правда, быстро согревшегося в тепле тела. Джей со стоном пошевелился, чтобы взять в горсть цепочку – сил у псиона совершенно не осталось.
– Как обстановка? – спросил Джен у сержанта, мотнув подбородком в сторону поля боя.
Джей выложился до предела и держался на честном слове. Он ослабил хватку только после того, как был уничтожен последний псион, и теперь обессиленно лежал на земле, а Джен не покидал его ни на миг. Каждый, кто мог держаться на ногах, помогал сейчас расчищать завалы или продолжал удерживать оборону Купола, так что подсчитывать убитых и отыскивать раненых было некому.
– Оборону держим, новых атак не наблюдается, – сообщил Джекс. – Купол работает, примерно на три четверти своей мощности.
Прочистив горло, Джей спросил, даже не пытаясь приподнять голову с грязной земли:
– А что с людьми? Что с нашими друзьями?
До Джена донеслись его нехорошие предчувствия. Пока шел бой, у них оставалось время лишь на то, чтобы разить и убивать, а теперь Джей, выжатый до предела, не мог даже просканировать окрестности, чтобы соединиться мыслями с другими псионами с базы.
– Потери у нас тяжелые, – мрачно ответил Декс. – Малкольму и Моренне удалось задержать первую волну лекторов, достаточно, чтобы мы успели восстановить внутренний Купол.
Ощутив горестную эмоцию псиона, Джен осторожно кивнул, ожидая продолжения.
– Кто еще? – спросил он.
Декс поморщился, ответив не сразу.
– Дария и Грег.
– О нет…– вырвалось у Джена, и следом, через связь с псионом, его затопила ошеломляющая волна горя и потери, Джей даже дышать перестал.
– Дария… – прошептал он.
– Мне показалось, я видел ее в одной из схваток, – сказал Джен. – Кто отправил ее в открытый бой?
– У нас не хватало псионов, чтобы защищать солдат из вспомогательных войск, – пояснил Декс. – К тому времени мы потеряли уже два взвода, и командиры попросили помочь псионов-добровольцев из команды генератора.
С трудом подняв руку, Джей утер слезы, проложившие чистые дорожки по пыльной, закопченной коже лица.
– Кто еще? – спросил он твердым голосом.
– Остальные живы. Ян в порядке, а Гвен сейчас в операционной, говорят, что поправится.
За их спинами послышались шаги, и Декс, подняв взгляд, тут же отсалютовал.
– Сэр, – произнес он и, бросив прощальный взгляд на Джена и Джея, зашагал к казарме.
– Мы уже похоронили вас, ребята, – сказал генерал Пасдар, останавливаясь перед ними. Его мундир был запятнан кровью, грудь и руку стягивали бинты. Он попытался улыбнуться: – Вы подоспели вовремя.
– Сэр, – холодно поприветствовал его Джен.
– Я думаю, что все кончено, – продолжал генерал, все так же улыбаясь. – Пришельцы бросили на нас все имеющиеся у них силы, своих лучших псионов, но мы удержали оборону. Мы просто обязаны были победить. А сейчас прибывает новое подкрепление.
Джен окинул взглядом поле битвы – сотни искореженных тел, кое-где уже показались с носилками санитары, подбирая раненых.
– Вы называете это победой? – приподнявшись, он осторожно, оберегая ногу, опустился на колени рядом с Джеем – кровь из раны на его щеке, наконец, остановилась.
– А чем же еще это назвать? – удивился Пасдар, но Джен даже не посмотрел в его сторону.
– Я бы назвал это адом.
– Ну, тогда вы прошли через этот ад, – сказал генерал. – Вы ведь уничтожили почти всех псионов, которых лекторы бросили на нас. Армия вами гордится. Я лично вами горжусь.
– Я сделал это не для армии, генерал, и не для вас, – закинув руку псиона себе на плечи, Джен помог ему встать на ноги. – Пошли, Джей.
Шатаясь от слабости, Джей медленно переставлял ноги, вместе с хранителем направляясь к казарме.

***

Изображение


25 ноя 2014, 01:44
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 12:08
Сообщения: 3
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Отличный перевод прекрасного текста. Четкий, ровный, эмоциональный. Спасибо.
Отдельное спасибо за прекрасные коллажи!


25 ноя 2014, 18:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 авг 2014, 22:08
Сообщения: 96
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Боже.. Это невероятный текст. Просто слов нет. И нужно некоторое время, чтобы прийти в себя.
Огромное спасибо за перевод! Это, наверное, самый гладкий и самый потрясающий перевод из всех, что я читала.
И конечно, отдельное спасибо за великолепное оформление!


25 ноя 2014, 19:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2011, 00:17
Сообщения: 313
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Захватывающая история и красивые иллюстрации! Прочитала с удовольствием! Спасибо большое за перевод!


25 ноя 2014, 23:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 329
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
спасибо за прекрасный перевод интереснейшей истории
читается взахлеб

иллюстрации и оформление захватывают

замечательная работа


25 ноя 2014, 23:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Спасибо! И текст и фанарт - интересны


26 ноя 2014, 14:20
Пожаловаться на это сообщение

Зарегистрирован: 11 окт 2013, 19:29
Сообщения: 80
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Спасибо за перевод и за оформление, чудесная работа!


26 ноя 2014, 16:04
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 25 апр 2012, 10:39
Сообщения: 277
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Marta, Anarda Огромная благодарность за чудесное погружение в этот фантастический мир. Очень красиво сделан перевод, читать легко и приятно. Арты замечательные и хорошо дополняют текст. У вас получилась отличная авторская двойка


26 ноя 2014, 17:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Ветераны псионных войн, J2-AU, перевод, Marta, Anarda
Marta, спасибо за перевод такой замечательной истории :kiss:

И спасибо артеру :super:


26 ноя 2014, 19:30
Пожаловаться на это сообщение
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.047s | 11 Queries | GZIP : Off ]