Новости

Биг-Бэнг-2017 здесь :)

Изображение С Новым Годом и Рождеством! Изображение

Изображение

Текущее время: 18 янв 2018, 12:06




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 
"Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~ 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

Название: Игра на выживание
Автор: Erynia
Артер: ~MiRta~
Виддер: AssA
Жанр: детективный триллер
Категория: слэш, гет, фэмслэш
Рейтинг: NC-17
Размер: ~ 53000
Пейринг: J2 (они меняются), Джаред/Дэннил, Джаред/Сандра, Дженсен/ОМП и другие
Саммари: Больше всего Джаред боялся, что после Академии ФБР надолго застрянет в офисе перебирать бумажки, но все меняется, когда в городе начинают происходить отвратительные убийства, а в лучшего друга стреляют у него на глазах. Сам того не ожидая, Джаред оказывается втянут в извращенную игру психопата. Балансируя между работой и личными проблемами, пытаясь поладить с новым напарником и не сойти с ума, он приближается к цели. Вот только Джаред не знает, что маньяк дышит ему в спину, и каждый шаг может оказаться последним. Игра началась, но до конца дойдут не все.
Предупреждения: АУ, насилие (в том числе сексуальное, к Джеям отношения не имеет), жестокость (графично), ненормативная лексика, возрастной реверс (Дженсен младше), смерть второстепенных персонажей,
| Читать дальше
упоминаются педофилия, наркотики, суицид

Примечание: Все имена, названия улиц – ненастоящие. Все совпадения – случайность.

Ссылка на doc.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


Последний раз редактировалось Erynia 12 мар 2015, 01:49, всего редактировалось 4 раз(а).

12 мар 2015, 01:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 01:45
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Жизнь – череда выборов (с)
Неизвестный автор


Изображение

Этот оказался неправильный.

Нужно найти еще.

Пока он не поймет.

Он должен придти сам и получить то, что заслуживает.

Изображение

Слишком много звуков: вой сирен, плач, скрежет, хлопающие двери. И много разных голосов, злых, расстроенных, испуганных, скулящих. И один нетерпеливый – совсем рядом.

- Джей, что там? Ну что там, Джей? Скажи-и-и.

Незнакомая женщина упала на землю, обхватила лицо руками. Звук дергается в горле: гр-гр. Как старый пес Уилсонов, Боунс.

- Дже-ей, подвинься, я тоже хочу посмотре-е-еть.

- Не надо, Кейси, я не вижу, ничего не вижу, там ничего нет. Вообще ничего.

- Еще не видишь? Ну что там, что там, что-о та-а-м?

- ...а-а-а-м…

Он обхватывает ладонями виски, пытаясь заглушить неприятный звон, но тот все нарастает, расползается внутри, ближе, громче. Кейси дергает за плечо, что-то говорит, но слова размывает посторонний звук…


Под ухом звенело не переставая.

Джаред наощупь схватил убежавший к самому краю тумбочки телефон и недовольно зевнул в трубку:

- Па-далеки.

- На Черч-стрит. Живо!

- Алекс? - ошеломленно пробормотал Джаред, моментально проснувшись, мазнул взглядом по часам на стене. - Пять тридцать утра. Какого черта?

- Работать, вот какого. У нас труп, - угрюмо сообщил тот и затараторил: - Перекресток Черч и Рид, подъезд рядом с лавкой «Экспресс Шу рипейр». Дверь открыта. Пройдешь во внутренний двор. Все там. Морган тоже.

- Мо-орган? Черт, сколько у меня времени? - Джаред резко сел в постели.

- А как думаешь? - усмехнулся Алекс. - Жмурик ждать не станет, уж поверь, так что чем быстрее, тем лучше.

На язык просились вопросы. Много вопросов. Почему ему звонит Алекс, почему Морган хочет видеть на месте преступления именно его? Почему, почему, почему?.. Джаред кое-как выпутался из простыни, стянул со стула вчерашнюю рубашку – сойдет – джинсы, сгреб со стола ключи, удостоверение и кобуру с заправленным в нее пистолетом.

- А ты не в курсе, почему Морган, ну, позвал меня? - все же рискнул спросить он, торопливо застегивая пуговицы и вжикая молнией, роясь в куче одежды в поисках относительно свежих носков. А куда задевались кроссовки?

- Не-а. Зато я в курсе, что просто так не позвал бы точно. Шевелись, - Алекс отсоединился.

Джаред замер с телефоном в одной руке и незашнурованным кроссовком – в другой. До последней минуты он думал, что его работа заключалась в просиживании девяти скучных часов в просторном офисе на 23-ем этаже Федерал Плаза. Вот уже три месяца его домом являлся маленький закуток у окна со столом, компьютером и кучей ненужных канцелярских принадлежностей. С утра до вечера Джаред терпеливо выполнял бессмысленные указания своего куратора, перебирая бумажки, перечитывая дела и спускаясь по необходимости в архив, а в свободное время пил дрянной кофе из пластиковых стаканчиков и болтал с более занятым, важничающим Алексом.

Но, видимо, за последний час ситуация кардинально изменилась. Морган вдруг вспомнил, что Джаред такой же агент, как и остальные, и ему можно выезжать на происшествия. Хотя в такой счастливый поворот верилось с трудом, Джаред предпочел оставаться наивно обманутым. Он выдохнул, то ли испуганно, то ли с надеждой, и вышел, аккуратно закрыв дверь.

От своей квартиры на Хуберт-стрит до Черч Джаред доехал ровно за восемь минут тридцать две секунды, учитывая небольшую пробку на Гринвич из-за строительства. Припарковав свой «Форд Краун Виктория» рядом к упомянутой Алексом лавкой по починке обуви, он уверенно толкнул серо-зеленую дверь и через подъезд выбежал во внутренний двор.

Первое, что Джаред увидел – молоденький агент, несколько недель назад переведшийся к ним из Атланты, блевал у стены, пока вокруг него кипела работа: команда экспертов помечала флажками улики, по одному собирая их в отдельные пластиковые мешочки, щелкали фотоаппараты, снимая все до мельчайших деталей, Морган о чем-то тихо переговаривался с невысоким бледным парнем, видимо, обнаружившим труп: «Значит, вы ничего не видели?» Ответом ему послужил резкий нервный кивок и сиплое «нет, не видел».

Ребята из местного полицейского управления стояли в стороне, не вмешиваясь в работу федералов, Алекс вместе с Грэмом и Картером, двумя агентами из отдела особо тяжких преступлений, разговаривали между собой, попеременно бросая за желтую ленту профессионально-сочувствующие взгляды, а коронеры, серьезные, хмурые статуи, толклись позади, ждали команды, как ее ждут цепные псы. Вид у всех присутствующих был такой говорящий, что Джаред сразу сообразил – случилось что-то очень, очень нехорошее.

- Падалеки, чего встал? - крикнул Морган, отпуская свидетеля. - Опаздываешь, к тому же.

Джаред сделал глубокий вдох и подошел к нему:

- Простите, сэр. Спешил как мог, мне…

- Уже видел тело? - перебил Морган.

- Нет, сэр.

- Тогда приступай, - он как-то вымученно вздохнул, и Джаред почему-то обернулся в сторону агента из Атланты. Он ведь даже не знает, как зовут парня. И все равно думает об этом, хотя его куратор только что прямо сказал, что Джаред может осмотреть тело. Не учебная вылазка, не экзамен. Жизнь, уродливая, настоящая, ждала Джареда за лентой. Или, точнее, смерть. Неважно.

- Крепись, - Морган похлопал его по спине, - приятного мало.

Джаред кивнул, подходя к ограждению и на ходу натягивая ярко-голубые медицинские перчатки, которые ему услужливо протянул один из экспертов. В груди гордо билось предвкушение: его первое дело. Об этой работе Джаред мечтал почти с самого детства. И как бы ужасно там, за чертой, все не обстояло, как сильно не дрожали руки, он справится.

На секунду прикрыв глаза, Джаред приподнял полицейскую ленту и шагнул навстречу неизвестности. Глаза тут же начали жадно цеплять детали, неопытность и страх перед провалом мешали сосредоточиться на чем-то одном. Усилием воли и под шепоток скучающих коронеров Джаред обошел раскинутое на земле тело со всех сторон, делая для себя пометки обо всем, что бросалось в глаза, что казалось важным. Как по учебнику. Самое очевидное идет первым. Мужчина лежит на животе: белый, примерно двадцати пяти-тридцати лет, голова повернута вправо, длинная светлая челка прикрывает разбитый лоб, глаза широко распахнуты, зрачки застыли, расширенные, огромные – чистый концентрированный страх. Левая рука лежит параллельно телу, пальцы расставлены, чуть согнуты, на запястье розовый след шириной в три-четыре сантиметра средней глубины. Правая рука неестественно вывернута, похоже, даже сломана, и с таким же ободком вокруг запястья, только глубже. Одежда местами разорвана, местами... Джаред невольно опустил глаза – неожиданно и страшно. Конечно, в академии им показывали фотографии самого отвратительного характера, тренировали выдержку, испытывали как могли, но одно дело – застывшее изображение и страшные истории во время лекций, и совсем другое – еще не остывшая плоть и кровь, запах и… это: джинсы стянуты под ягодицы, ремня в шлевках нет, длинная рубашка милосердно закрывает бедра до середины, но ее будто и нет, все ясно, все на виду. И эта очевидность душит.

Желудок сжался в попытке выплюнуть несуществующий завтрак. Джаред сглотнул, загоняя мерзкий ком обратно, и все же рискнул посмотреть снова туда, где из-под пропитанного кровью лоскута рубашки выглядывал участок белой кожи в застывших бурых потеках. Двумя пальцами он приподнял край рубашки и тут же отвернулся, чтобы не видеть, но ужасающая картинка уже отпечаталась на сетчатке. Он несколько раз моргнул – вдруг померещилось, сонный же, без дозы кофе, да мало ли. Снова сфокусировал взгляд на одной точке. Нет, блядь, не померещилось, он действительно видит то, что видит: между ягодиц воспаленное, вспухшее, кровь и налипшие в коротких волосках блестящие частицы.

Джаред прижал ладонь ко рту, пережидая очередной спазм. Потом обернулся, пересекся взглядом с Алексом.

«Дело – дерьмо, Джей, - прочитал он по губам. - Пиздец какой-то».

И Джаред с ним был абсолютно согласен.

- Джаред? - негромко позвал Морган.

Это... это же парень, почему его?.. Он же мужчина. Не женщина. Это же неправильно, черт возьми. Варварство. Господи.

- Агент Падалеки, - Морган повысил голос.

- Его изнасиловали, - тихо, но четко сказал Джаред.

- Нахер жопу разворотили! - выплюнул Грэм, кривясь от отвращения и страха.

Картер смолчал, но хватило и взгляда. Холод и омерзение.

Еще бы. Наверное, каждый из них сейчас успел представить себя на месте этого несчастного. Интересно, как его зовут? Есть семья? Девушка? Дети? Кошмар какой-то.

- Продолжай, - Морган шикнул на Грэма.

Соберись, черт возьми. Это твоя работа. Так работай.

Изображение

Джаред присел перед телом, поднял левую руку. Неуверенно посмотрел на Моргана – тот одобряюще кивнул – потом перевернул его на спину. Кровь, довольно много. Столько всего сразу – отделить лишнее. Факты. Что он видит? Что из этого следует? Синяки, царапины, искусанные губы... он же... возможно. Значит, проверить. Главное, не забыть все. Черт, на него смотрят, от него ждут результатов. «Ты видел тело? Тогда приступай». Просто так высказать свои предположения не предлагают. Это проверка. Нельзя ошибиться. Так, как учили. Все просто. Джаред прокашлялся, чтобы голос не подвел, и медленно заговорил.

- Думаю, это случилось прямо здесь. На него напали, когда он шел со стороны Рид-стрит. Оттуда. Убийца, вероятно, прятался здесь, - Джаред махнул рукой в сторону, где стоял агент из Атланты, отошел туда сам, продолжил вдохновленно, рассказывая оживающую перед его глазами историю: - Схватил сзади, толкнул на землю, скрутил, скорее всего его же собственным ремнем – следы на руках могли остаться от этого или чего-то другого. Точно не знаю. Жертва отчаянно боролась: ногти повреждены, ссадины на лбу, колени и живот сбиты в кровь от трения с асфальтом, правая рука скорее всего сломана. И еще… Не думаю, что… то есть все выглядит так, как будто использовался какой-то предмет с блестящей краской, следы которой остались… там.

- Молодец, - похвалил Морган, подходя ближе, - что-нибудь еще?

Еще? Что он упустил? Ах да, самое отвратительное.

Джаред выплыл из адреналинового тумана, выпрямился, выдохнул.

- Он был жив и в сознании, когда его... когда с ним происходило это, - закончил он, сдергивая перчатки и бросая в урну у пожарной лестницы.

- Скорее всего, - мрачно подтвердил Морган и дал знак коронерам, что можно забирать тело. Те молча принялись упаковывать труп в пластиковый мешок. - Твои действия?

Все же проверка. Но почему именно сейчас?

- Что-нибудь нашли? В смысле, предмет, которым…

Морган угрюмо качнул головой:

- Нет, ничего пока. С уликами тоже негусто, вся надежда на результаты вскрытия. Возможно, под ногтями осталась ДНК, если, конечно, он не надел перчатки.

- Нужно проверить мусорные баки поблизости, он мог по дороге избавиться от улик, - Джаред задумался, - ищем ремень и орудие, которым... А что насчет личности убитого? - обратился он уже к Алексу, все никак не успокаиваясь. Внутри все бурлило от нетерпения, от восторга и одновременно – пережитого потрясения.

- Документов не нашли. Телефон – тоже. Либо этот урод забрал с собой, либо тоже где-то выкинул, - вяло отозвался тот.

- Значит, не знаем, кто это, - повторил вслух Джаред и снова спросил: - А каковы прогнозы? Это первый случай или есть еще?

- Пока что первый, - сказал Морган и шумно выдохнул. - И я очень надеюсь, что последний.

- Ну и, - Джаред вздохнул, - что будем, делать, сэр?

Морган посмотрел на него оценивающе, неохотно ответил:

- Пока не сделают вскрытие и не придут результаты из лаборатории или пока хотя бы не установим личность убитого, делать нечего. Гилрой!

Алекс встрепенулся.

- Да, сэр.

- Будешь работать с Падалеки над этим делом.

Джаред оторопел. Его не просто позвали высказать мнение, его подключают к расследованию? Да что, черт возьми, происходит?

Алекс тоже растерялся, но мотнул головой, улыбнулся:

- Конечно, сэр.

- Под твою ответственность, Алекс, - уже менее официально добавил Морган и тоже изобразил подобие улыбки: - Джаред, работаешь с Гилроем. Никаких выходок и самостоятельности, понял? Докладываете мне по ходу дела. Все, свободны.

- Сэр, - Джаред чуть опустил подбородок. - Разрешите спросить, сэр.

- Говори.

- Я бы хотел поговорить со свидетелем.

Морган вздернул густую бровь:

- Я уже опросил его. Он ничего не видел.

- Сэр, мне кажется, - Джаред сам офигел от собственной смелости. - Свидетель что-то недоговаривает.

- С чего ты взял?

- Не могу ничего утверждать, пока не поговорю с ним, но мне кажется, он видел, как все произошло.

- Объясни, - на лице Моргана появилось выражение очень похожее на удивление. Будто он что-то понял для себя, но попытался скрыть.

- Он видел тело?

- Конечно, он же обнаружил его, - фыркнул Алекс, снова морщась.

- Нет, я имею в виду, он знает, как именно все произошло?

- Нет.

- Знает, сэр. Иначе бы не был настолько напуган. Когда вы говорили с ним, он едва держал себя в руках. И когда сказал, что ничего не видел, отвел взгляд, боялся смотреть вам в глаза. И скула у него дергалась. Сэр, я думаю, что свидетель застал убийцу за расправой, и тот напугал его, скажем, пригрозил сделать то же самое и с ним. Его так трясло…

- Это естественно, он увидел труп, - снова вмешался Алекс.

- Можете мне не верить, я сам не уверен, но дайте возможность убедиться, он точно врет, были признаки, - беспомощно сказал Джаред и замолчал.

- Наглеешь, - заметил Морган, но без злости. - Хорошо, поезжайте к этому, - он заглянул в свой блокнот, - Дональду Резнику, - и направился в сторону выхода.

- Сэр, я хотел еще спросить, - начал Джаред, но Морган уже исчез за дверью.

- Мой тебе совет, не задавай вопросов, - Алекс опустил ладонь ему на плечо, - просто делай свою работу. Ты же именно этого хотел.

Джаред кивнул. Он хотел, но что-то не позволяло ему до конца насладиться своим первым днем в полевых условиях. Безымянный парень, тело которого запихали в черный мешок и погрузили в фургон. Как кучу мусора. И странное ощущение, будто он упустил что-то крайне важное.

Наверное, так всегда бывает, если в первый раз выезжаешь на труп.

- Бедный старик, - услышал он приглушенный голос Алекса.

Джаред выплыл из своих мыслей:

- Морган?

- А кто еще? Он же собирался в отставку через неделю. Идеальный послужной список, почти все дела раскрыты, почти никаких жертв, а тут, блядь, такое дерьмо.

- Ну может, мы возьмем его, - неуверенно протянул Джаред, не зная, что еще сказать. Еще никогда он не чувствовал себя настолько бесполезным.

Алекс хмыкнул:

- Ценю твой оптимизм, Джей, но сильно сомневаюсь. И потом, сам скажи. По-твоему, это похоже на единичный случай?

- Нет, не похоже, - вздохнул Джаред.

Убийца, кем бы он ни был, только разогревался. Страшно было даже подумать, что их ждет дальше.

Изображение

Дональд Резник хреново себя контролировал. Спалился сразу же, мямлил невнятно, пока открывал им дверь, дрожал и пятился к дивану.

- Мистер Резник, вам лучше сказать правду, - очень строго, но спокойно сказал Алекс, оттесняя его к окну. Никаких подводок, наводящих вопросов – прямо и сходу. - Скажите, вы ведь видели, как все произошло?

Тот побелел, затараторил сбивчиво:

- Я не… поймите, не хотел, просто Линди… потом ее муж вернулся и… по пожарной спустился… лестнице, а там этот парень лежит, света почти никакого, но уже светлело, поэтому немного видно было. В общем, я подошел, смотрю – штаны с него стянуты, хотел дотронуться, думал, он бухой, отрубился, бывает, но тут сзади… не разобрал даже, как, просто в спину ткнулся пистолет, голос хрипит, страшный, блядь, простите, но правда, такой страшный, я чуть не обделался. Говорит, ты ничего не видел, понял. И фонариком посветил на… и там кровь была. Скажешь кому, приду за тобой и то же самое с тобой сделаю, говорит. Я от страха чуть не хлопнулся прямо рядом. А потом… И все. Я только шаги расслышал, - Резник поднял на Алекса влажные глаза.

Джаред отлепился от стены, подошел к ним:

- Сможете описать его?

Резник замотал головой.

- Не видел. Только голос. Еще смутно, кажется, на нем ветровка темная была, с капюшоном, джинсы обычные, лица не видел.

- Рост примерно какой? Или что-нибудь еще? - почти не надеясь, спросил Джаред.

- Не знаю, простите. Я не вру, я действительно ничего не видел.

- Ладно, - Алекс полуразочарованно-полураздраженно вздохнул, - если вспомните еще что-то, позвоните мне, - пихнул визитку, - помните, вы свидетель, из города не уезжайте, никому не рассказывайте и с прессой тоже не разговаривайте, - он поманил Джареда за собой к двери.

Как только они оказались в темном коридоре за наглухо закрытой дверью, Алекс ткнул его в плечо:

- А ты оказался прав. Хорошо, что Морган тебя послушал.

- Он знал, просто хотел меня проверить. И ты тоже, Алекс.

Алекс улыбнулся:

- Неплохо для первого дня, Падалеки. Морган не ошибся в тебе.

Знать бы еще, чего именно Морган от него хотел. Но вслух Джаред сказал совсем другое.

- Умолкни, Гилрой. Прав-то я прав, но от Резника все равно толку никакого. Что дальше?

- А ничего. Пока. Вот сделают вскрытие, будет с чем работать. Надеюсь. Плюс, улики сейчас прогоняют. Эксперты нашли рядом с трупом пачку из-под сигарет, визитку на имя какой-то тетки-психолога, может, убийца обронил – хрен знает. И еще кучу всего по мелочи. Так что ты давай топай домой и прими душ, пожри чего-нибудь и дуй в офис. Не обижайся, Джей, но пахнет от тебя, скажем так, не розами.

Джаред сделал вид, что смертельно обиделся на замечание, и спросил:

- Слушай, а рядом с тем двором нет поблизости каких-нибудь клубов или баров?

Алекс не особо удивился вопросу, но все же уточнил:

- А зачем спрашиваешь?

Джаред пожал плечами.

- Да так, теория. Наш убитый ведь шел откуда-то, так? Резник сказал, уже светло было, значит, жертва где-то провела ночь. Может, он где-то тусил поблизости? Не знаю, заметил ты или нет, но одет он был явно по случаю вечеринки.

- Прости, чувак, я был слишком занят тем фактом, что парня выебали в задницу, шмотье разглядывать не стал, - проворчал Алекс.

- Неважно. Если наш парень действительно где-то развлекался, то его могут узнать. Бармен, например. Или официант. Может, на друзей выйдем, личность установим. Да мало ли.

Алекс на него посмотрел одним из своих взглядов, которые означают, что хватит умничать, но все же кивнул:

- Ладно, я проверю. А ты марш домой!

Изображение

Вода лупила по спине, согревала, расслабляла, напрочь отключала способность думать, стирала, уносила с собой все плохое. Капли в едином ритме долбились о поддон, разлетались, оседали на влажных стенах, сползая длинными ленивыми мазками по запотевшему от горячего пара стеклу. В ушах звенело, клонило в сон, и из ванной Джаред вышел размякший, отупевший. Тоскливо покосился в сторону разворошенной кровати, тяжело вздохнул, потер глаза и начал копаться в шкафу в поисках свежей одежды. На нормальный кофе времени уже не оставалось, опять придется пить бурду из автомата в офисе. Такие будничные мысли ненадолго отвлекли от произошедшего утром, почти на несколько секунд Джареду удалось забыть, что он видел в проулке, насколько все дерьмово, но память постепенно вернулась, а вместе с ней обвалом пришло и осознание. Теперь все серьезно. Убитый парень – чей-то сын или брат, или друг, бойфренд. Не манекен, не кукла. Не имя-фамилия на бумажке из архива. Живой человек. Убит. Жестоко, несправедливо. И от Джареда зависит, найдут они больного ублюдка, или кто-то станет следующим в списке жертв безжалостного маньяка.

Джаред уже собирался выходить, когда телефон в кармане начал вибрировать.

Незнакомый номер.

- Падалеки.

В ответ – вздох. Вмиг ошпарило знакомым ощущением.

- Привет, Джей.

Блядь. Дэннил. Судя по голосу, снова перебрала какой-то дряни и сейчас будет просить приехать.

- Привет, детка, - как можно мягче ответил Джаред, проворачивая ключ в замке.

- Извини, - тихий понимающий смешок, - работаешь, да? Отвлекаю. Стоило дождаться вечера, просто я не уверена, что смогла бы позвонить тебе вечером, Джей.

Чего она хочет? Они не виделись несколько месяцев, но вряд ли эта девушка могла измениться после многих лет. А значит…

- Пытаешься понять, почему я звоню? - прочитала его мысли Дэннил, и на бурные протесты Джареда пояснила: - Годовщина через два дня.

Кейси. Черт возьми, как он мог такое забыть. Идиот.

- Я… я помню, Дэн.

- Конечно, - она не стала спорить. - Я звонила Маккой, но она не в городе. Обещала приехать, правда. Ты с нами, Джей?

Как не вовремя, черт.

- У меня работа, - промямлил Джаред, скашивая взгляд на часы. Почти полдень. Надо позвонить Алексу. Может, что-то уже и есть.

- Я понимаю.

- Постараюсь, Дэн. Позвоню, ладно? - примирительно произнес Джаред, - целую, детка.

- И я тебя.

Джаред спустился на улицу, сел в машину, бросил телефон на сиденье рядом и откинулся назад, приводя мысли в порядок.

В такие моменты ему казалось, что отец оказал ему огромную услугу, расстроив их отношения. Первое время Джаред страшно злился, огрызался на отца, грубил матери и не выходил из комнаты. Ему казалось, что жизнь кончена, бессмысленна, и вообще он никому не нужен. И только сейчас он понимал, что юношеская влюбленность, какой бы сильной и настоящей она ни была, всего лишь влюбленность. Возможно, они с Дэннил протянули бы несколько лет, в лучшем случае, года три. А если бы Джаред не осознал, что его втягивают в бездну, сейчас они сидели бы вместе с Дэннил в ее гавеной квартире, а в худшем случае лежали в земле на глубине шести футов.

Телефон снова ожил. На этот раз звонил Морган.

- Готовы результаты вскрытия, - сообщил он по-деловому коротко и отключился.

Изображение

- Новенький? - усмехнулся патологоанатом – седой мужчина в мятом, некогда белом халате, с двухдневной жесткой щетиной, уставшим лицом и маленькими, близко посаженными глазами.

- Агент Падалеки, - представился Джаред, протягивая удостоверение – все никак не получалось привыкнуть к тому, что он теперь полноценный сотрудник Бюро. А осознание всякий раз радовало как-то по-детски, будто Джареду всего лет пять и ему подарили самую крутую игрушку.
- Доктор Бернстайн, - представился тот, вытирая руки об полотенце на крючке. - Итак, чем могу вам помочь, агент Падалеки?

- Результаты вскрытия по Джону Доу, привезли сегодня рано утром, - отозвался Джаред, чувствуя уже знакомое головокружение. Блядь, он опять забыл пожрать.

Доктор Бернстайн с понимающим видом вздохнул, подходя к крайнему столу:

- Что именно вы хотите знать?

- Все, - выпалил Джаред.

- Хорошо, - Бернстайн откинул простыню, и Джаред снова увидел это лицо: волосы зачесаны назад, кожа бледная, синеватая, видно каждую точку, каждую царапину.

- Джон Доу, возраст – около тридцати. Смерть наступила в результате обширного внутреннего кровотечения, - Джаред вздрогнул, снова на мгновение возвращаясь в прошлое, на перекресток Гринджей и Фликер, к искаженному от ужаса лицу и плачу.

- ... также имеются незначительные царапины и порезы, - невозмутимо продолжал тот, поднимая руки убитого, словно он кукла или манекен, на котором доктор показывает студентам технику вскрытия, - на локтях стесана кожа – от трения об асфальт, сбиты костяшки пальцев, под ногтями частицы песка, пока не установлено – откуда именно, частицы латекса, на животе кожа тоже повреждена, сильнее, чем в других местах, в ране найдены следы асфальта, на бедрах кровоподтеки, с внешней стороны, мошонка...

Джаред слушал, автоматически кивая, потом спросил:

- Можно установить, убитый занимался раньше анальным сексом?

Бернстайн вскинул густые брови:

- Хотите сказать, был ли убитый геем или натуралом, которого грубо изнасиловали?

- Именно, - Джаред сглотнул, вспоминая, что остается еще один вопрос, который непременно следует задать. Джаред понятия не имел, как, блядь, можно, о таком спрашивать другого мужчину, пусть и судмедэксперта.

- Вряд ли это возможно, агент Падалеки, - с некоторым раздражением принялся объяснять Бернстайн, - даже если бы мне удалось относительно восстановить нанесенные повреждения, я бы все равно не смог сказать вам, вступал ли этот мужчина в половой контакт с другим мужчиной раньше или нет. Сила и особая жестокость, с которой действовал убийца, не позволяют оценить...

- Вы установили орудие убийства? - прервал его Джаред, и Бернстайн развел руками:

- На стенках ануса обнаружены частицы металла. Полагаю, убийца воспользовался обломком трубы, - все так же деланно-равнодушно продолжал он, - судя по серьезности повреждений – примерно пять-семь сантиметров в ширину, в длину где-то тридцать пять, но из-за резких краев точно сказать не смогу, - закончил он, вытирая рукой вспотевший лоб.

- Это все?

- Я отправил в лабораторию песок из-под ногтей и частички латекса, - пожал плечами Бернстайн. - Исследовал тело на предмет отпечатков и других улик, но ничего нет.

- Спасибо, доктор Бернстайн, - Джаред развернулся и вышел из этой комнаты.

Только рухнув в кресло, он почувствовал, что снова может дышать.

Телефон в кармане заставил вздрогнуть. Звонил Алекс:

- Нашелся наш парень, Джей.


Изображение

Он любил свою работу, сам выбрал ее, шел к цели упорно и сделал все, чтобы оказаться здесь. Но иногда, стоило случиться такому дерьму, как с этим несчастным парнем, Алекс начинал ненавидеть то, что делает. За то, что система не без недостатков, и иногда с трудом вычисленные и пойманные ублюдки оказываются на свободе из-за упущенных мелочей, ошибок экспертизы или брешей в законах, так хорошо используемых адвокатами преступников. За то, что где-то в славном городе Нью-Йорке прячется больной урод, загнавший в парня обломок трубы.

Но больше всего Алекс ненавидел, когда два его таких разных мира – работа и личная жизнь – сталкивались или хотя бы соприкасались. Стоило Резнику начать мямлить, как он все понял, и в свете последних событий напуганный, но совершенно не чувствующий вины свидетель вызывал у Алекса далеко не светлые побуждения. Слушать, как тот совершенно спокойно рассказывал про женщину, которая изменяла мужу и спала с ним, казалось практически пыткой. Именно поэтому Алекс послал Джареда домой, а сам поехал к этой Линди. Перепроверить рассказ Резника все равно надо, но на случай, если он не сможет себя контролировать, Джареда лучше от себя убрать. Тот не особо сопротивлялся, видимо, слишком был занят собственными мыслями, поэтому к Линди Алекс поехал один.

Линди, Линда Корвин, оказалась довольно молодой, очень высокой худой женщиной с мягким взглядом и особой безвольностью во всем теле, что слегка удивляло – миссис Корвин не была похожа на изменницу. И уж точно не была похожа на ту, что могла бы предпочесть такого придурка, как Резник.

- Агент Гилрой, ФБР, - представился Алекс, показывая удостоверение. - Миссис Корвин, у меня к вам всего несколько вопросов.

Она посторонилась, пропуская его в гостиную.

- Если вы насчет убийства, я ничего не знаю, - немного резко сказала она и села на диван.

- Но вы знаете, что произошло убийство, - сказал Алекс, глядя на нее в ожидании реакции.

- Конечно, агент. Я знаю. Просто меня это не касается, я не вмешиваюсь в чужие дела. Тем более, убийства, - раздраженно заметила она.

Что ж, похоже, он ошибся в ней. Безволие – только маска. Эта женщина способна задавить кого угодно. И сделает это с грацией кошки.

- Я понимаю, мэм. Но я хотел спросить о другом. Мистер Дональд Резник.

Она даже не дрогнула:

- А что с ним?

- Ничего. Скажите, он вчера был здесь?

Линда Корвин усмехнулась:

- Он вам сказал, что мы были вместе?

Неужели, соврал?

- Он приходил, - она откинула локон с лица. - Но потом ушел. Около пяти, кажется. Я точно не помню. Мой муж вернулся, спутал планы, - улыбка стала ядовитой.

Алекс записал в блокнот.

- После этого вы с ним не виделись?

- Нет.

- Не разговаривали?

- Нет.

- Думаете, мистер Резник мог бы иметь отношение к убийству?

Линда Корвин посмотрела на него, как на бестолкового ребенка.

- Исключено. Дональд не способен на такое, - отрезала она и спросила недовольным тоном: - Что-нибудь еще, агент?

- Нет, - Алекс постарался улыбнуться, - это все. Спасибо, что уделили время.

Уже у двери его застал звонок. Звонили из лаборатории.

- Агент Гилрой, личность убитого установлена. Пробили отпечатки, совпадение...

Алекс вцепился в трубку, слушая информацию, несколько раз автоматически кивнул, потом прошептал Линде Корвин «до свидания» и выскочил в коридор. И уже оттуда позвонил Джареду. Тот взял не сразу и показался Алексу расстроенным. Теперь точно обрадуется.

- Нашелся наш парень, Джей.

Изображение

Алекс заехал за ним в морг, окинул строгим взглядом, отобрал ключи, заявив, что Джареда за руль не пустит. Джаред нехотя согласился, и они поехали проверять квартиру убитого. Джаред постоянно наблюдал, как это происходит, по архивным записям, да хотя бы в кино, в литературе: вот лежит труп, очередной Джон Доу, о котором ничего неизвестно, кроме того, что рассказало само тело или место, где его нашли, а вот он уже не просто один из десятка безымянных тел, у него есть имя, есть история. И сейчас то же самое должно произойти и с этим парнем. И Джаред стал частью этого одновременно волнительного и печального процесса.

- Как зовут убитого? - спросил он, когда Алекс выехал на Флэтбуш авеню.

Тот молча бросил Джареду на колени свой блокнот, пересек забитый участок до того, как сменился свет на светофоре, перестроился в левый ряд и, сбросив скорость, покатил мимо двух рядов деревьев и желтых школьных автобусов в направлении Гранд-Арми-Плаза.

- Кристофер Харран, двадцать восемь лет, программист. Адрес: Ривингтон 134, четвертый этаж, - прочитал Джаред из блокнота. - Что думаешь?

- Что я думаю? - с издевкой отозвался Алекс. - Я думаю, что парня выебал какой-то извращенец, и это нихрена не нормально.

- Я имел в виду, что ты думаешь мы найдем у него дома? - разъяснил Джаред.

- Не знаю, - Алекс крепче сжал руль, выворачивая вправо. - Может, ничего. А может, и зацепку. Кстати, все клубы, бары и возможные дыры, где можно выпить или хотя бы посидеть, я проверил. Харран совершенно точно не тусил в тот вечер поблизости. Да и район такой – не погудишь особо. Но это не значит, что ты ошибся, - зачем-то оправдался он, вызывая у Джареда еще больше удивления и вопросов.

Алекс был отличным парнем и неплохим другом, на него всегда можно было положиться в трудную минуту, просить об услуге или о помощи – не отказал бы. Но за несколько лет, что Джаред знал его, он ни разу не позволял эмоциям пробиться через стальной щит самоконтроля. А сегодня с ним явно что-то творилось, причем, ужасные обстоятельства смерти Криса Харрана к этому имели мало отношения – Алекс не стал бы так дергаться из-за работы. Что-то личное. А еще, конечно, сам Джаред. Алекс его... избегает? Похоже на то. Даже в глаза не смотрит, когда говорит. Может, он не согласен с решением Моргана, и считает, что Джареду не стоило участвовать в этом деле? Что он не готов? Не имеет нужного опыта? Что?

- Просто иногда, даже если ты поступаешь правильно, происходят всякие нехорошие вещи, и ты ничего не можешь сделать, - загадочно выразился Алекс.

Джаред совсем перестал понимать, что происходит, но решил подождать с вопросами и спросить после того, как они закончат с квартирой убитого.

На Манхэттенском мосту оказалось на удивление мало машин, и они перескочили на Кристи всего за минуту или меньше. Встали на светофоре, и Алекс, вздохнув, похлопал Джареда по плечу. Знакомый жест показался несколько охлажденным, но Джаред никак не выказал своего недоумения.

- Слушай, я понимаю, что тебе сейчас хреново, а дальше будет еще тяжелее, но я бы радовался. Да, Джей, мы безжалостные, бессердечные суки, привыкай. Любить свою работу – нормально. Хорошо даже, правильно. И не твоя вина, что у тебя первым делом пойдет жестокое нетрадиционное изнасилование. Просто, как я и говорил, иногда вещи случаются, - улицы проносились перед глазами с молниеносной скоростью: Эссекс, Стэнтон, Саффолк… Алекс умело протиснулся мимо стоящего ряда машин и вырулил на Ривингтон, прогнал мимо строительной площадки, резко затормозил у закрытой парковки за красным пикапом и добавил:

- Пользуйся, пока Морган не передумал. Поможешь взять этого ублюдка, станешь нормальным агентом. Блядь, Джаред, тебе на минуточку почти тридцать, а ты перекладываешь бумажки. И я прекрасно знаю, что ты умеешь, что знаешь и как можешь. Просирать потенциал за столом – это не для тебя. И... - Алекс замолчал, резко сменил тему: - Синие балкончики, мда, что-то район бедноват для успешного программиста.

- Может, у него дела не шли или откладывал, - нервно произнес Джаред и задрал голову.

В Академии они изучали десяток разнообразных курсов, их готовили ко всем возможным ситуациям, но только не к этому. К такому вообще никак нельзя подготовиться. Одно дело спасать манекен или осматривать подставную квартиру с липовыми уликами, но сейчас все совсем иначе. Они с Алексом собирались побывать в квартире убитого, и больше всего Джаред боялся сделать что-то не так. А говоря их языком – напортачить.

Именно об этом он и размышлял, пока хозяин квартиры, чертыхаясь, открывал замок.

- Спасибо, мистер Каналидас, - сухо поблагодарил Алекс, пропуская Джареда вперед.

В эту минуту в засыпающем мозгу пронеслась мысль, что Гилрой раньше тоже был другим, но работа его изменила. А значит, изменится и Джаред.

Квартира оказалась неубранной, повсюду валялись окурки, исписанные листочки с непонятными формулами. Очевидно, Кристофер Харран работал на дому и сейчас занимался проектом для какой-то фирмы. Ключевое слово «занимался». Больше не будет. Никогда.

Джаред осторожно прошел в маленькую гостиную, цепляя взглядом стол, облепленный стикерами ноутбук, оставленную чашку с недопитым кофе и надкушенную пиццу, прилипшую к тарелке… Типичная картина: одинокий холостяк, зацикленный на работе. Наверняка в ванной полная корзина грязного белья, а на кухне – пустой холодильник.

- Смотри, - Алекс всунул ему в пальцы листок. Джаред прочитал неровный почерк: «Клуб «Полная луна», 20-ое ноября».

- Двадцатое было вчера, - задумчиво пробормотал Джаред.

- Ага, похоже, наш парень все же решил сходить в клуб, только в другом районе. «Луна» эта в Бруклине, далековато от Черч и Рид.

- Убийца мог увидеть его там, выследить, - предположил Джаред, проходя в спальню.
Постель разобрана, окно нараспашку, ветер взвивает тонкие занавески.

- Вполне, вот только мы все еще не знаем, что Харран делал под утро на Черч.

Джаред выглянул на улицу – площадки на этажах соединялись между собой лестницами, на самом нижнем, правда, лестница не была выдвинута, хотя при желании можно и дотянуться, сдернуть вниз, а там все просто.

- Тебе не кажется странным, что Харран запер дверь, но забыл закрыть окно? - Джаред всунул голову обратно.

- Забыл, видимо, торопился, - Алекс равнодушно пожал плечами и взял с полки рамку. На фотографии были изображены сам Харран и темноволосая девушка.

- Похоже, геем Харран не был. Во всяком случае, открытым, - сказал Алекс и вдруг добавил уже тише: - Кажется, Кейт мне изменяет.

Джаред замер. Вот оно что.

- Уверен? - осторожно спросил он, глядя Алексу в глаза.

- Не знаю. Не хочу думать об этом, - Алекс со стуком опустил рамку на место. - Больше здесь ничего нет. Сейчас еще с соседями поговорим, может, кто-то что-то видел или знал насчет планов жертвы. Вечером прогуляемся в этот клуб, возможно, Харрана там вспомнят, с кем он приходил, с кем говорил, когда и с кем ушел. Пока что это единственная...

За их спинами тихо скрипнула дверца стенного шкафа. Джаред дернулся, но Алекс схватил его за руку, останавливая, сделал знак молчать, потом отпустил. «Нет», - прошептал он одними губами и потянулся за пистолетом. Джаред последовал его примеру.

- Насчет три, - еле слышно скомандовал Алекс, развернулся и...

Все произошло слишком быстро. Резкий скрип, удар, оскаленное дуло. Выстрел. Два выстрела. Один тише, другой будто у него в голове разорвался. Джаред пригнулся, уходя от пуль, дернул на себя Алекса и упал на пол. Мимо пролетела неразборчивая тень. В ушах гудело, ноги не слушались, глаза видели плывущую темноту. Когда Джаред проморгался, смутная фигура уже уходила через окно, исчезая на солнце, дверь шкафа болталась, безостановочно скрипя, а Алекс хрипел, заваливался на него, прижимая ладонь к простреленному – блядь – плечу.

Блядьблядьблядь! Джаред испуганно засуетился, стянул с полки пачку салфеток, дернул кучу и вжал в плечо Алекса. Тонкая бумага тут же пропиталась красным. Дерьмо!

- Я в норме, царапина, - прохрипел Алекс, перемазанными пальцами доставая телефон. - Ушел, ублюдок. Джаред! Мать твою, что ты делаешь?!

- Стоять! - Джаред выпрыгнул на лестницу, прицелился, чувствуя, как дрожит сжимающая «Глок» рука. Будто чужая. На учебках он вынимал пистолет сотни раз, но сейчас все происходило по-настоящему, и латиноамериканец, который был все дальше и дальше, не переодетый агент, а настоящий преступник.

- Джаред!

Он не осознавал, что делает. Просто оглянулся на Алекса, а потом метнулся вниз, спотыкаясь на ступеньках. Лестница скрипела и пошатывалась, но думать о последствиях не было времени, он уходил, этот урод, ранивший Алекса, и Джаред очень боялся, что не успеет. Он уже почти добрался до земли, сейчас действительно уйдет! Джаред, не думая, спрятал пистолет и, свесившись со второго этажа, махнул вниз, почти удачно приземлился на ноги и побежал.

Вылетев на перекресток, жадно огляделся, вытесняя стрелка из толпы, и помчался за ним, расталкивая людей. Не упуская из вида вихрастую макушку, Джаред загнал его в переулок – просто повезло. Запыхавшись, он выдернул пистолет из кобуры – господи, только бы не уронить! Пожалуйста. Держа его на мушке, Джаред прокричал во всю силу:

- ФБР, стоять на месте!

И ошалел, когда латиноамериканец, выматерившись на испанском, покорно рухнул на колени.

Вдалеке послышался вой сирен, а Джаред совершенно истерически рассмеялся.

Наручников у него, конечно, не было.

Изображение

Два часа, в течение которых он проторчал у дверей операционной, Джаред помнил плохо. Как только приехала полиция, он сдал задержанного в их руки, а сам запрыгнул в машину скорой помощи и поехал вместе с Алексом больницу. Пока ждал, позвонила Дэннил. Она сказала, что у нее не получается поехать домой, и что Сандра приедет из Пенсильвании. Предложила встретиться. Джаред пробормотал очередное «я позвоню» и снова уставился на дверь. Это была никакая нахрен не царапина. Медики в дороге вывалили на Джареда кучу умных слов, только он мало что запомнил, кроме как «проникающее ранение» и «потерял много крови». Но ведь Джаред видел, что Алекс в порядке! После того, как операция закончилась, он говорил с уставшим хмурым врачом, а когда сонного Алекса выкатили из операционной, сорвался следом. В палате, куда его устроили, Джаред рухнул в кресло и вырубился. Разбудил его голос.

- Падалеки! - Морган стоял, склонившись над ним, тряс за плечо.

Джаред подскочил на месте, но, увидев, что тот вполне спокоен, облегченно выдохнул:

- Сэр.

Морган напрямую спросил:

- Что произошло в квартире Харрана?

Джаред несколько раз быстро моргнул. Сейчас бы кофе покрепче, лучше даже две дозы.

- Мы с Алексом поехали на квартиру, осмотрели все, собирались уходить, но услышали скрип. Алекс хотел проверить, но мы не успели, на нас напали. Сэр, - отчаянно сказал Джаред, - у него был пистолет, я не успел...

- Я не об этом, - Морган смотрел с таким видом, будто имеет дело с ребенком. - То, что случилось, мне понятно. А вот какого черта ты помчался за стрелком? Будь добр, объясни.

Джаред растерялся и не нашел, что сказать, кроме как:

- Он бы сбежал, сэр. Я не мог допустить, чтобы он ушел. Не после того, что он сделал с Алексом.

Морган поднял глаза к потолку.

- Запомни, - он шлепнул ладонь на подлокотник кресла, - никакого геройства. А если бы он и в тебя попал? Что тогда? Мне не нужны трупы агентов, Джаред.

- Да, сэр.

Морган подобрел:

- Не переживай, ты не виноват в том, что случилось.

- Мне так не кажется, сэр, - признался Джаред, угрюмо опуская голову.

- С Алексом все будет нормально, - Морган сжал его плечо как утром, приободряюще. - Поваляется пару дней в больнице и снова начнет соваться в неприятности, ему не привыкать, - он изобразил улыбку, которая постепенно потухла. - Надеюсь, ты понимаешь, что какое-то время он не сможет с тобой работать?

- Понимаю, - с каким-то отстраненным видом отозвался Джаред. - Хотите, чтобы я работал один?

- Нет, точно не хочу, - Джаред загрустил. - Но и останавливать тебя не стану. Работай. Только осторожно, понял? Каждый шаг сначала согласовываешь со мной. А я подумаю, что с тобой делать.

Вопросов становилось больше. Неужели в бюро нет других свободных агентов? Грэм, Картер? Разве они не участвуют в расследовании? Почему Морган так отчаянно хочет, чтобы именно Джаред занимался этим делом? Что-то тут не чисто. И что значит это: «я подумаю, что с тобой делать?».

- Хорошо, сэр, - ответил он и вспомнил: - Тогда вечером я поеду в клуб, разузнаю, что смогу, - и сообразив, что Морган не знает, разъяснил: - На квартире Харрана нашли листок с адресом.

- Давай. Отчитаешься потом.

- А что насчет задержанного, сэр?

Морган улыбнулся улыбкой человека, давно не пробовавшего любимое лакомство:

- Его я беру на себя.

Изображение

Джеффри Морган никогда не считал себя особо везучим. В его жизни все разворачивалось по очень банальной и шаблонной схеме: ранний развод родителей и смерть матери пару лет спустя, равнодушный отец и сложный подростковый возраст, проблемы с учебой, недостаток общения – список просто огромный. Во взрослой жизни даже после восемнадцати лет в ФБР мало что изменилось. С личной жизнью по-прежнему не складывалось, а немногочисленные свидания заканчивались неловким отстраненным прощанием и стыдным обещанием позвонить. Вот только до этого почти никогда не доходило. На фоне неудач с женщинами, работа была единственный отдушиной, а работу Джеффри любил и умел делать. К сорока он привык к мысли, что в его жизни ничего не поменяется, но случайное знакомство с Хилари, его будущей женой, многое изменило.

Она была намного моложе, но это их не смущало. Головокружительный роман стоил Джеффри нового прозвища среди коллег и снижения в должности из-за частого отсутствия. Жизнь налаживалась, действительно выправлялась каким-то чудесным образом, работа отошла на второй план, Джеффри успел забыть каково это – участвовать в захватывающих погонях за подозреваемым или выслеживать маньяков-интеллектуалов.

Но потом произошло убийство Кристофера Харрана, и мир снова опасно накренился, обещая новые приключения и опасности. События закрутились с бешеной скоростью, Джеффри едва успевал следить за ними. Жестокое убийство, молодой неопытный агент в центре событий, перестрелка. После ранения Алекса Гилроя его позвал к себе ассистент директора Грейвз:

- Что происходит, Джефф? Я даю тебе это дело, а ты лажаешь, как долбаный новичок. У тебя на руках дрянное убийство и ни единой зацепки, подозреваемых тоже нет, уже один агент в больнице, а другой – какого черта ты вообще подключил этого Падалеки? – понятия не имеет, что делать. Объяснять тоже ничего не хочешь. Что происходит, Джефф?

- Я разберусь, Билл, - процедил Джеффри. - Просто дай мне время.

Грейвз недовольно поджал губы, но ничего не сказал. Джеффри молча поднялся и вышел, едва не сбив с ног секретаршу.

Он собирался уйти, может, даже завести ребенка, пока не слишком поздно. Хилари всегда хотела детей. Поехать с ней куда-нибудь к морю, где солнце, яркие цвета и никакой работы. Во Флориду.

Убийца спутал не только все планы, но и впихнул в гущу событий Джареда, и, хотя тот, несмотря на подсунутые в колеса палки, справлялся куда лучше ожидаемого, все же в результате его действий пострадал другой агент. А еще нельзя забывать, что Джаред пока не знает всего и неизвестно, как он себя поведет, когда выяснит причину своего участия в расследовании. И вообще, пока все слишком туманно.

Может, Джеффу повезет и половина его опасений не сбудется, а ублюдок, покалечивший парня, сядет раньше, чем случится что-то еще. В таком случае, может Джареду и не придется говорить всей правды. Если, конечно, он сам не догадается со временем и потребует объяснений.

Именно об этом думал Джеффри по пути в комнату для допросов, где его ждал задержанный. Сантьяго Геррерра из банды «Северных волков». В основном, продажа и распространение героина. Джеффри толкнул дверь, проглотил презрительно-испуганный взгляд латиноамериканца и сел напротив.

- Добрый день, Сантьяго. Я агент Морган.

Геррерра дернул наручники, сплюнул на пол между прикованных рук.

Джеффри не обратил внимания на этот жест и со слабой улыбкой спросил:

- Расскажешь, что делал в квартире Кристофера Харрана?

- Не знаю такого, - с сильным акцентом ответил Геррерра и заправил за ухо сальную прядь, до предела натянув цепь.

- Я перефразирую: что ты делал на Ривингтон 134, четвертый этаж, квартира номер, - Джеффри сверился с записями Джареда, - 42?

- Не понимаю, о чем ты, - ухмыльнулся Геррерра.

Решил играть дурачка? Ладно.

- Сантьяго, тебе грозит приличный срок, в курсе? Ты стрелял в моих агентов, одного из них ранил. Это покушение на убийство, ты сядешь. Надолго.

Геррерра молча ковырял ногтем край стола. Сочтя за хороший знак, Морган продолжил:

- Пойдешь мне навстречу, расскажешь про Харрана, я попытаюсь помочь. Откажешься, - Джеффри снизил голос до шепота, - и я лично позабочусь о том, чтобы тебе приготовили уютное местечко в Райкерс.

Геррерра удивленно моргнул:

- У вас ничего нет. Я чист.

- У нас есть достаточно, чтобы засадить тебя на десять с лишним лет. Пистолет с твоими пальцами, пуля, изъятая из раны, свидетель. А за попытку бежать тебе накинут еще несколько лет, но уверяю, долго ты там с такими соседями не протянешь. Наркоманов в тюрьме не очень любят, знаешь ли.

- Я не наркоман, я только продаю. Иногда, - быстро поправился Геррерра и заткнулся.

- Тем более. А Кристоферу Харрану ты тоже продавал?

- Продавал. Харран любил героин, агент Морган, - с вызовом посмотрел тот.

- Врешь, - прошипел Джеффри, ударяя кулаком по столу. - Он не был наркоманом. Мы проверили.

- Значит, покупал не для себя, - раздраженно заметил Геррерра. - Я ему лично два дня назад привез немаленький пакетик. А когда узнал, что его замочили, решил забрать, чтобы не пропадало добро.

- Откуда узнал?

Геррерра растянул сухие губы в подлой ухмылке:

- У вас свои источники, у меня – свои.

Джеффри поднялся.

- Что со мной будет? - спросил Геррерра, скрещивая пальцы. На секунду Джеффри показалось, что он собирается молиться.

- Это не мне решать. Наркотики – не мой профиль. Тобой займутся вот эти ребята, - дверь открылась, появилось двое агентов.

- Он ваш, парни, - с улыбкой сообщил Джеффри.

Лицо Сантьяго исказилось от злобы, он дернулся, видимо, забыв, что прикован.

- Но ты же обещал! - процедил он, брызжа слюной. - Ты сказал, если я расскажу про Харрана...

- Извини, - Джеффри направился к выходу.

- Ах ты лживая тварь, подлый ублюдок, - выкрикнул вслед ему Геррерра и перешел на испанский. Кажется, он назвал его сукой и подстилкой.

В коридоре Джеффри выпил подряд три стаканчика дерьмового кофе из автомата, прежде чем пронзительный звон в висках стих.

Когда он вернулся в свой кабинет, у окна стояла высокая тонкая фигура. Джеффри прикрыл дверь.

- Дорогая, что ты здесь делаешь? - взволнованно спросил он.

Хилари повернулась к нему, смущенно улыбнулась:

- Думала, вырвать тебя на ужин, раз уж ты пропустил завтрак и обед.

Он бы очень хотел сейчас бросить все и ускользнуть с ней в какой-нибудь уютный ресторан, хотя бы на время забыть о Джареде, Алексе, Крисе Харране и его убийце. О сложенном листочке, который с самого утра лежал в кармане пиджака, жег пальцы.

- Прости, - он подошел к ней, обнял, поцеловал в лоб. - Не могу. Работа.

Хилари понимающе кивнула, сжала в хрупких ладонях его пальцы, грея, а потом повернулась и вышла, негромко хлопнув дверью. Джеффри еще долго смотрел ей вслед, прежде чем рухнуть в кресло.

Изображение

Джаред бог знает сколько просидел в этом чертовом кресле. Алекс все никак не приходил в себя, Джаред дергался, переживал, но врач сказал, что это нормально, он просто спит. Ближе к вечеру позвонил Морган, сообщил, что, возможно, Кристофер Харран покупал героин с целью перепродажи. Но что покупал, точно. Еще добавил, что задержанный Джаредом Сантьяго Геррерра вряд ли причастен к убийству Харрана. Голос у него при этом был такой тусклый, такой безжизненный, что Джаред чуть было не спросил, что случилось, но вовремя остановился. Выслушав куратора, он подтвердил свои намерения сходить в клуб и вдруг вспомнил про результаты анализов. Морган на вопрос ответил не сразу, будто отвлекся. Кровь Харрана на наличие наркотиков или каких-либо запрещенных веществ проверить пока не успели, обещали к утру закончить – что-то там про неполадки с техникой и проблемы с образцами.

Джаред пообещал Моргану позвонить, если что-то узнает, отключился. Вздохнул. Что же ему так паршиво не везет, а? То этот Геррерра стреляет в них, а теперь в лаборатории запороли единственные образцы.

Из коридора послышались голоса. Джаред вытянул шею – как он и думал. Кейт разговаривала с врачом. Ее бледное лицо на фоне темных, мокрых – только после ванны? – волос выглядело еще более неживым. Увидев Джареда, она кинулась навстречу и с размаху влепила ему пощечину. Джаред ошарашенно моргнул, прижал к горящей щеке ладонь, отошел на шаг назад, а врач перехватил ее руку, не подпуская к Джареду.

- Это все ты виноват! - кричала она, вырываясь. - Алекс доверял тебе, он поехал с тобой, потому что думал, что ты сможешь его прикрыть!

- Мне жаль, Кейт, я не хотел, - беспомощно произнес Джаред. - Ты же знаешь, я бы никогда...

Она вырвалась, кинулась вперед и застыла в шаге от Джареда. Подняла на него влажные глаза.

- Он там из-за тебя, - прошептала она. - Это ты должен лежать там. Не он. Ты. Ты!

Джаред был не против. Черт возьми, если бы он только мог что-то изменить, отмотать время, он кинулся бы навстречу Геррерре и закрыл собой Алекса. Он бы не сомневаясь так поступил.

- Миссис Маршалл, с вашим мужем все в порядке, - вмешался врач. - Можете убедиться сами. Он спит, но скоро должен очнуться, - он взял ее за руку и повел в палату.

Джаред простоял в коридоре минут десять, прежде чем Кейт вышла. Она подошла к автомату, опустила в щель пятьдесят центов:

- Я никогда не прощу тебе этого, - сказала она спокойно, очень серьезно.

- Он знает, Кейт. Алекс знает. Сам сказал мне перед тем, как...

Джаред не знал, почему сказал это. Вырвалось. Накопилось. Хотелось ранить ее, чтобы ей тоже было больно, чтобы вина жрала ее точно так же. Ему было стыдно и неловко, но он не жалел об этом.

Кейт замерла.

- Это тебя не касается, - хрипло процедила она. - Кем ты вообще себя возомнил?

- Другом человека, которому ты причинила боль, - Джаред выдержал взгляд.

- Не смей во всем винить меня. Ты не имеешь права. Ты... - она задохнулась от возмущения и расплакалась.

Джаред неуверенно приобнял ее, чувствуя, как тонкие пальцы впиваются ему в плечи.

- Боже, Джаред, прости, я не хотела... я ошиблась всего раз... Господи, - она уткнулась ему в грудь.

- Все в порядке. Все будет хорошо, - говорил Джаред и гладил ее по волосам. Они действительно были мокрые.

После того, как Кейт успокоилась и вернулась в палату, Джаред позвонил Дэннил.

- Джей, - она даже не скрывала, как рада его слышать.

- Дэнни, - со всей нежностью, на какую был способен, произнес Джаред,- привет.

- Привет, агент, все хорошо?

Джаред хотел рассказать ей про Криса Харрана, Алекса. Хотел, чтобы его выслушали, пожалели. Он заслужил небольшую передышку, черт возьми.

- Джаред? - немного взволнованно спросила Дэннил. Можно было чувствовать, как она вся подбирается, нервно сжимает трубку.

- Все нормально, Дэн, все хорошо. Где встречаемся?

- Сандра остановилась в «Челси Пайнс Инн». Давай завтра вечером в фойе отеля. В семь.

- Я приеду, приеду, - зачем-то дважды сказал Джаред и услышал, как Дэннил улыбается:

- Я соскучилась, Джей.

- Я тоже, малыш. Я тоже.

Перед тем, как уехать, Джаред заглянул в палату. Кейт спала в том же кресле, опустив голову на грудь Алекса.

Изображение

Джеффри только прикрыл глаза, когда в долгожданной темноте одновременно раздалось тихое гудение, а потом в комнате стало ощутимо светлее. Он перевернулся на бок, чтобы не мешать Хилари, подтянул к себе ненавистный телефон, удивленно моргнул, увидев высветившееся на дисплее имя, встал с постели и ушел в ванную. Заперев дверь, вывернув краны, Джеффри присел на холодный бортик и под шум воды наконец нажал на кнопку «ответить».

- Прости, что так поздно, но раньше позвонить не мог.

Джеффри крепче обхватил выскальзывающую трубку, вслушался. Голос в телефоне не казался обеспокоенным или нервным. Скорее виноватым и одновременно заинтересованным.

- Что-то случилось? Стилз…

- Нет, он тут ни при чем. У меня все в порядке, но я слышал, тебе подвернулось непростое дело.

- Не самое подходящее слово, скорее деликатное, - автоматически поправил Джеффри и, опомнившись, спросил: - Как ты узнал? Нет, стой. Дурацкий вопрос.

- Дурацкий, - усмехнулись под ухом.

- Ну? - не выдержал Джеффри.

- Ну – что?

- Перестань, ты бы не стал звонить посреди ночи, извиняться, спрашивать про мое дело, если бы не хотел чего-то.

- Ты прав, - голос стал серьезным, - я хочу. Помочь.

- Рад слышать, - Джеффри закрыл воду, заговорил тише. - Мне бы пригодились твои навыки и опыт, учитывая… непростые обстоятельства.

- Я думал, деликатные.

- Нет, я сейчас не про само дело, тут другое, у меня сложная ситуация - он не знал, как объяснить и просто признался, - если честно, я не знаю, что делать.

- Хорошо, тогда я приеду. Через два дня. Обсудим твою ситуацию.

- Буду благодарен, хотя, - Джеффри вдруг озарило, - нет, подожди. У меня появилась идея. И есть небольшая просьба.

- Слушаю.

- Но перед тем, как я тебе все расскажу, мне нужно знать, в чем дело.

- Quid pro quo, Джефф?

Джеффри не сдержал улыбки, но в телефон строго сказал:

- Эта шутка перестала быть смешной еще пару лет назад, Дженсен. Так почему тебя так интересует это расследование?

Изображение

Когда он вернулся в спальню, Хилари уже не спала.

- Что случилось? - спросила она взволнованно, откладывая книгу.

Джеффри забрался в остывшую постель, прижал ее к себе, сонную, теплую, поцеловал.

- Прости, что разбудил.

Она ответила понимающим вздохом, опустила кудрявую голову ему на грудь и почти сразу уснула.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 02:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

Перед клубом Джаред заехал домой принять душ и переодеться – удивительно, но с самого края в шкафу нашлась свежая и даже проглаженная футболка, последняя. Вместо куртки сверху он натянул свободную рубашку – она создавала ощущение защищенности, что ли? Неважно от чего. Просто очередной бзик, которому сейчас хотелось уступить.

Погода портилась, ожидался дождь. Краткий разговор с Морганом – Джаред потерял счет, который по счету за день – не дал ничего нового. Все еще тихо по лабораторным, а латиноамериканец, стрелявший в Алекса, обычный дилер и вряд ли имеет отношение к смерти Кристофера Харрана. Хотя досконально проверить все же придется, чем обязательно займутся завтра Грэм и Картер. Они же поговорят с друзьями и родственниками убитого, теперь, когда его личность установлена. У Харрана ограниченное количество контактов, так что проверка займет не очень много времени и вряд ли даст какие-то весомые результаты. Девушку с фотографии в квартире пока опознать не удалось. Получалось, что вся надежда на клуб и то, что за ним кроется.

Когда Джаред вышел на улицу, с неба уже капало. Он сел за руль и покатил в сторону Дуэйн-стрит, разгоняя редкие капли с лобового стекла вместе с пылью. В уме крутились тревожные мысли: про Дэннил, скрытного, хмурого Моргана, неправдоподобно веселого Алекса и это дело. И Джаред снова и снова возвращался все к тем же вопросам: почему Морган так подозрительно себя ведет? Почему разрешает новичку, не далее, как вчера раскладывавшему бумажки по папкам, работать по настолько сложному делу? И если ему так важно участие Джареда, что он плевать хотел на порядки и общепринятые правила, то почему он не подключает его к Грэму и Картеру? Чтобы учился у более опытных агентов, чтобы не налажал, чтобы…

Неизвестность тревожила, будила и без того упрямую паранойю. Сейчас Джареду казалось, что он очень далеко от разгадки, дальше не бывает. В академии все давалось легче, даже самая сложная задача со временем казалась простой, знакомой, появлялись версии, подозреваемые, улики… Но сейчас, в настоящем мире, с настоящим убийством, Джаред не знал, за что хвататься: пробивать Геррерру и его окружение, искать девушку с фотографии в квартире Харрана или не тратить время на смутные ниточки и тянуть за те, которые в итоге помогут распутать клубок? И что делать, если анализы придут чистыми? С таким он еще не сталкивался. Этого он боялся. В том, что так и будет, был уверен.

Припарковавшись на другой стороне улицы, Джаред перебежал дорогу и подошел к охраннику, показал удостоверение и нырнул в очередное царство выпивки, дыма, громкой музыки и запрещенных субстанций.

В «Полной луне» гремело техно, слепили глаза вспышки, пахло потом и возбуждением. К девяти вечера в клубе уже было порядком накурено. Сквозь толпу дергавшихся на танцполе людей и дрожащие от вибрации столики Джаред начал продвигаться к бармену. Если кто и вспомнит Харрана, так это именно бармен, человек, которому выбалтывают свои проблемы, второй по степени ознакомленности с личным после психологов и личных терапевтов.

Продравшись к стойке, Джаред шлепнул значок перед лицом ошалевшего бармена и прокричал сквозь музыку и хор голосов:

- Агент Падалеки. ФБР!

Бармен спокойно, вежливо спросил, отставив пустой стакан:

- Чем могу помочь, агент?

- Как вас зовут?

- Крис, - уверенно назвался тот. - Хардинг.

Джареду еще ни разу не приходилось так быстро соображать. Он считал, что вполне готов к такому разговору, прогнал в уме примерный сценарий, вопросы, которые нужно задать и которые могут возникнуть в процессе. Но на практике все совсем не так, как кажется, а уж при наличии такого количества отвлекающих факторов легче, наверное, разливать выпивку и делать хитрые коктейли за деньги.

- Я ищу кое-кого, его тоже зовут Крис, Харран, - осторожно начал Джаред.

Морган говорил, что в прессу пойдет только часть информации. Согласно специалисту по связям с общественностью, выпускать всю правду сейчас слишком опасно. Если люди узнают, что с парнем случилось на самом деле, поднимется самая настоящая паника. Убийца заляжет на дно, и они никогда не возьмут его. До газет Джаред пока не добрался, а вот кусочек вечерних новостей выхватил, пока торчал в больнице. Сообщали об убийстве молодого мужчины, детали умолчали.

- Это тот, кого замочили на Рид-стрит? - послышалось сбоку, и Джаред встретился с равнодушным и одновременно любопытным взглядом.

- Вы что-то знаете, мистер...

- Стайн. Генри Стайн. Слышал, что парня здорово покромсали. А еще, что его не просто убили.

- И как же тогда его убили? - стараясь оставаться спокойным, спросил Джаред. Именно такого рода осечки Морган должен контролировать, но раз уж Джаред здесь сам по себе, в жопу профессионализм.

- Не знаю, просто... говорят, что это было очень жестокое убийство, - пожал плечами Стайн. - Много крови, все дела.

Джаред в душе порадовался тому, что тот не знает, почему именно было много крови.

- А вы были в тот вечер здесь, мистер Стайн? - кашлянув, спросил Джаред.

- Ага. Видел его. Харрана этого. Он сидел вон там.

- Один?

- Нет. С ним был какой-то другой мужик и девчонка тоже. Они пили пиво, разговаривали.

- Вы слышали, о чем?

- Немного. Я сидел близко, было не так шумно, как сегодня, - Стайн указал на дальний столик у северной стены. - О работе, программах. О клиенте. Да обо всем. Трепались.

- Это все? Больше вы ничего не видели?

Стайн задумался, отставив пиво:

- Потом девушка с парнем ушли в сортир, ну, понимаете.

- Описать сможете? - почти безнадежно спросил Джаред.

Стайн с готовностью отозвался:

- Девчонка горячая была, все при ней, знаете, из тех, кого шлепают на обложки журналов.

- Цвет волос, черты лица, приметы? - вздохнул Джаред.

- А-а, ну высокая, темные волосы, глаза... не знаю, какие у нее были глаза, обычные. Единственное... - Стайн замялся.

- Да?

- Шрам на щеке, тонкий, но заметный. Я еще подумал, как жаль. Такое лицо и...

Джаред задумался. У девушки с фотографии шрама не было точно. Может, снимок старый, а шрам уже потом появился?

- Парень, тот другой, вроде называл ее Мо, - вспомнил Стайн.

- А что насчет самого парня?

- Парень как парень. Волосы светлые, не очень высокий... Обычный, одним словом.

- Что дальше? - перебил Джаред, понимая, что разговор идет не в том направлении.

- Харран этот остался один. Через пять минут к нему подсел какой-то мужик, вроде испанец. Минут пять посидел, разозлился и ушел.

- О чем они говорили?

- О делах. Латинос переходил все время на испанский, я только понял, что «сделка не состоялась», и что Харрану «угрожают неприятности».

- Спасибо, мистер Стайн, вы мне очень помогли.

Тот отсалютовал ему пивом и пошел в сторону сортиров. Бармен поднял на Джареда взгляд:

- Что-нибудь хотите, агент?

- Нет, спасибо, - отказался Джаред. - А вы знали Харрана, Крис?

Тот кивнул:

- Приходил сюда почти каждый вечер. С друзьями или один, часто приносил с собой ноутбук и работал в удаленках, это комнаты в задней части клуба для… Неважно. Крис говорил, что ему там хорошо работается. В общем, да. Я часто его видел. Он брал что-то выпить, иногда просто коктейль почти без алкоголя или минералку, сидел там часами.

- А двадцатого вы его видели? Вчера?

- Да, как сказал Генри, он приходил с друзьями, с Моникой и Рэем. Потом к нему подсел незнакомый мужчина, смуглый такой, длинноволосый, в татуировках, на вид – настоящий преступник. Я еще удивился, как он прошел мимо охраны. Поговорили – ушел. Харран по привычке заперся в удаленке, вышел около часа ночи, народ уже разбредаться начал.

- Спасибо, Крис.

- Здесь не занято?

Джаред обернулся. Напротив стояла девушка в облегающем лиловом платье, она соблазнительно улыбалась ярко накрашенными губами и ждала его реакции.

- Садитесь, - Джаред передвинулся вправо. Она опустилась на табурет, закинула ногу на ногу, бросила небрежным жестом на стойку маленькую сумочку и подозвала бармена:

- Мне мартини, чистый, без оливок, три кубика льда, пожалуйста.

Тот кивнул и отошел вглубь готовить заказ. Девушка снова обратила внимание на Джареда.

- Как тебя зовут, красавчик? Я Никки.

- Даже не на-дей-ся, - по слогам произносит Кейси, заразительно смеется, не стесняясь, на виду у всех тискает Сандру за сиськи и задницу. И не он один. Вокруг полуголые девицы, плеск хлорированной воды, пьяный смех, литры пива, и гудит музыка, дурацкая, неритмичная, но все так упоролись, что им плевать. И Тони тоже плевать, что Алисса лижется с каким-то лузером у бассейна, потому что он и сам зажимает у стены какую-то грудастую телку.

Именно поэтому Джаред ненавидит долбаные вечеринки. Все упиваются в дурь и трахают друг друга, а на утро – слезы, обвинения, осадок таблеток на дне стаканов и никто ничего не может вспомнить. Кто-то сыто усмехается, кто-то боится говорить о том, что случилось. А кто-то уходит вовремя домой и спит в своей постели, а не в чужой блевотине. Джаред именно такой. И какого хрена от тут делает, непонятно.

- ... неа, - свистит Кейси, ржет и затыкает ртом хихикающую Сандру.

А Джаред смотрит на нее. На рыжую в короткой юбке и классной майке, под которой свободная грудь. На пальцы, которые нервно сжимают сигарету, на перевитую хвостом дракона тонкую щиколотку.

- Серьезно, Джей, не глупи, - бормочет Кейси, то кусая губы Сандры, то оглядываясь в поисках места, куда ее отвести для быстрячка.

А Джаред все равно смотрит, не может оторваться, пока рыжая не улыбается ему в ответ многообещающей улыбкой и не подмигивает густо накрашенным глазом.
Подходит сама.

- Как тебя зовут, красавчик? - сладкий шепот и клубничное дыхание, губы мягко прижимаются к его подбородку. Щекотно, классно. Хочется еще.


- Эй, ты в порядке? - вырвал из памяти голос.

- Все нормально, - Джаред отшатнулся от прикосновения длинных пальцев.

Никки оглядела его жадно. Джаред сглотнул. Сколько у него уже не было секса? Пару месяцев? Полгода? И не вспомнишь. Что он теряет? Сейчас он просто парень в клубе, девушка сама предлагает развлечься, в этом нет ничего такого.

- Послушай, ты очень красивая девушка, - пробормотал Джаред, сползая с табурета, - но я при исполнении. Как-нибудь в другой раз.

Никки разочарованно прикусила губу, провожая его в спину пытливым взглядом.

Вырвавшись на свежий воздух, Джаред подставил лицо дождю и стоял так, пока не начал мерзнуть. Сев в машину, он убрал со лба колкие волосы и покатил домой.

Поднимаясь в лифте, он снова позвонил Моргану, рассказал про Стайна и то, что узнал о Харране. Про Монику и Рэя, разговор с Герреррой. Предложил вызвать Стайна и Хардинга, чтобы опознали Сантьяго. На что Морган усталым голосом сообщил, что Геррерра больше не их забота, теперь им занимается наркотдел. А даже если Хардинг и Стайн его опознают, это еще ничего не доказывает. Разве только то, что Геррерра и Харран встретились в клубе, спорили из-за чего-то. Этим его к убийству не привяжешь. Нужны доказательства. Улики. А у них нет ни того, ни другого.

- Не знаю, сэр, - заплетающимся от усталости голосом пробормотал Джаред, вставляя ключ в замок, - я, собственно, и не думаю, что это наш парень.

Морган помолчал, потом сказал:

- Иди спать, Джаред. Завтра поговорим.

Прозвучало это по-отечески заботливо, так, как должен был бы сказать его отец и как никогда бы не сказал. А еще все так же раздражающе таинственно.

- Да, сэр. Спасибо, сэр, - быстро сказал Джаред и отключился.

Квартира встретила его холодными стенами и пустым холодильником. Стащив мокрую рубашку, Джаред прошел на кухню, плюхнул в миску хлопьев, залил молоком и рухнул на диван. Следовало хорошенько обдумать полученную информацию, отсортировать на важное и второстепенное, выделить то, что может помочь при расследовании, отбросить остальное. Джаред зачерпнул ложкой хлопья, поднес ко рту – фу, скисло! Морщась, отложил миску, сбегал на кухню, достал пачку крекеров из шкафа и вернулся в гостиную.

Когда они были еще детьми, Кейси уверял, что когда-нибудь станет очень известным писателем, а его книги займут первые строчки по числу продаж. Джаред смеялся, а Кейси со всей серьезностью записывал в блокнот какие-то отдельные слова и бессмысленные предложения, утверждая, что эти подсказки помогут потом вспомнить и собрать в кучу подзабытые идеи. Таких исписанных абракадаброй блокнотов и тетрадей за десять лет у него накопилось немало.

Джаред не знал, зачем снова вспомнил об этом, но, отложив полупустую пачку, придвинул к себе блокнот, перевернул страницу и приготовился писать. Может, это действительно помогает?

Итак, что у него есть. Молодой мужчина, Крис Харран, программист. Убит. Родители живут в Огайо, друзей пока что двое – Моника и Рэй. С ними поболтает Грэм. Джаред сам хотел, но Морган не пустил, сказал, чтобы не брал на себя все сразу, вел линию клуба и Геррерры, попытался найти девушку с фотографии. Как ее найти? Фотография не подписана, квартиру прочесали – никаких упоминаний о ней или других фотографий. Может, друзья Харрана ее знают? Тогда Грэм выяснит все сам и доложит Моргану, а тот скажет Джареду. К тому же, она может вообще оказаться ни при чем.

Теперь квартира: что можно сказать по ней? Харран жил один, не любил убираться, у него царил вечный бардак, пыль не вытиралась по нескольку дней. Также он связан с Сантьяго Герреррой – мелким торговцем, по словам которого Харран покупал у него героин. Много. Сам употреблял? Перепродавал? Анализы покажут, если он был наркоманом, но по внешним признакам не похож.

Теперь самое главное: кто мог хотеть убить Харрана, да еще и таким жестоким способом? Случайная он жертва или именно тот, кто и должен был умереть согласно безумной логике маньяка? Джаред вырвал листок из блокнота и написал цифру один. Поставил скобку. Ручка потекла, пачкая пальцы и заливая лист чернилами. Чертыхнувшись, он выбросил ручку, взял другую и продолжил. Пока что получалось так.

Подозреваемый номер один: Сантьяго Геррерра. В ночь перед убийством Харрана они о чем-то спорили в клубе, есть свидетели: бармен, Крис Хардинг, и Генри Стайн, посетитель. У Геррерры был мотив? Пока точно неизвестно. Если да, то какой? Может, Харран задолжал ему за героин? И Геррерра умолчал об этом долге, чтобы не выглядеть виноватым? Стайн что-то упоминал про сделку и неприятности. Похоже, что все же дело в деньгах. А если так, у Геррерры есть мотив. Вот только зачем убивать? С трупа долг не спросишь. И все же Геррерра мог. Вероятность причастности к убийству – средняя.

Подозреваемый номер два: неизвестная девушка с фотографии. Джаред обвел этот пункт кружком и подчеркнул, поставил знак вопроса, как наименее вероятный. А включил ее потому, что не давала покоя. Кто же ты?

Подозреваемый номер три: Неизвестный. Не имеет отношения к Харрану, не знаком с ним. Психопат, маньяк. Харран – случайная жертва. И если отмести Геррерру, то вероятность… Джаред зевнул. Сколько он не спал? Так, сосредоточься на работе.

Конечно, может оказаться, что Геррерра и его дружки жестоко расквитались с Харраном за неудачную сделку. Или эта девушка как-то причастна к его смерти. Но Джаред доверял своему чутью и сейчас оно говорило – третий пункт. И если так, то самый главный вопрос. Имеет ли какое-то значение то, как Харран умер и от чего? И будут ли еще жертвы? Ведь пока их не станет двое, убийство Криса Харрана – просто убийство. Отвратительное – да. Жестокое – обязательно. Но единичное убийство. Не серия. А какой там процент раскрываемости единичных преступлений, любых? Маленький. Очень-очень маленький. Так что убийцу Криса Харрана могут и не найти. Он останется безнаказанным.
Интересно, какой его, Джареда, ждет ад за желание получить на руки вторую жертву? Чтобы взять убийцу Криса, нужно, чтобы пострадал кто-то еще. Бред. Так не работают. Надо…

Глаза закрылись на середине мысли, Джаред не стал сопротивляться.

Изображение

Он чертовски устал. Девчонка оказалась болтливая, шумная, постоянно скакала с темы на тему, уклонялась от ответов. За битый час удалось узнать только то, что с Харраном их связывала дружба, Крис не был наркоманом, или она попросту этого не знала, и что девушка на фотографии – его сестра Элисон, которая умерла несколько лет назад и которую Крис очень любил.

- Моника, вы ходили в клуб «Полная луна» позавчера, двадцатого числа? - Грэм вклинил вопрос в поток восклицаний.

Та бодро кивнула.

- Ага. Втроем ходили. Крис там часто торчал, ну и позвал нас тоже.

- Для чего? - устало спросил он, понимая, что бесполезно ее вообще о чем-либо спрашивать.

- Да так, - она цокнула языком. - Погудеть. Обсудить работу. Мы же именно так познакомились. Я ведь даже…

Ее голос постепенно заглушили злые мысли. Вот он, федерал с опытом, блядь, сидит и допрашивает какую-то левую девицу, а зеленый Падалеки ведет дело. В каком мире это правильно? И что, черт подери, нашло на Моргана, что он взял и швырнул какого-то щенка в самую гущу событий? А если он убьется? Что тогда?

- Агент Грэм, я могу идти?

- Да, Моника, можете идти.

- Спасибо, - она вскочила и подлетела к двери.

Грэм встал, открыл ей.

- До свидания.

Из соседней допросной вышел Картер.

- Пол? - с надеждой позвал Грэм, но ответом ему послужило резкое движение руки под горлом – напарник давал понять, что у него ничего нет.

Именно с этим Грэм и направился к Моргану.

- Это какая-то фигня, Джефф, - налетел он на него с двери. - У нас ничего нет! То есть вообще. Эти два так называемых свидетеля – бесполезная трата времени. У нас нет ни нормальных подозреваемых, ни мотива, с анализами пиздец, прости, я знаю, что ты не любишь всю эту херню, но иначе никак. Еще и Геррерра отмазался. А что там твой Падалеки? Тоже тонет в этой куче дерьма?

Морган поднял голову, захлопнул папку перед собой:

- Джаред работает.

- Работает, конечно, - он едва сдерживал себя. - А какого черта он вообще тут, а? Мальчишка, который перекладывал бумажки, теперь ведет расследование?

Морган даже не моргнул:

- Имеешь что-то против?

- А если имею? Да. Джефф, он же нихрена не умеет, вон Гилроя подстрелили из-за него, а ты все равно доверяешь ему?

- Доверяю.

- Я тебя не понимаю, - с горечью сказал Грэм. - Я вижу, что ты что-то скрываешь.

- Тебе лучше уйти, - уже менее приветливо произнес Морган. - Выйди, Грэм. По-хорошему.

- Ладно, я уйду, но ты совершаешь ошибку, - предупредил он, развернулся и вышел.

За закрытой дверью Грэм не услышал, как Джеффри Морган шумно выдохнул в пустоту:

- Я знаю.

Изображение

Грэм прав. Джеффри понимал это. Но не мог ничего поменять, пока не убедится в одном или в противоположном. А для этого ему требовалась помощь. И он очень надеялся, что конверт в ящике стола разрешит хотя бы часть его проблем и даст ответ на самый важный вопрос.

Изображение

Сандра сильно изменилась. Стала более серьезной, перекрасила волосы в спокойный каштановый, сменила гардероб.

- Джей, - она кинулась к нему, обняла за шею, вставая на мысочки. - Я так соскучилась.

- Я тоже, бунтарка, - усмехнулся Джаред, прижимая ее к себе. От Сандры пахло знакомо, домом, беззаботной юностью. Хотя от той девчонки с короткой стрижкой и острым взглядом не осталось ничего.

- ... не верю, - бьет по вискам приглушенный плач, - Джей, он не мог... я, - кожа на предплечьях ноет, оцарапанная ногтями. - Боже, Кейси.

И он пытается ее успокоить, наклоняется к бледному лицу, гладит распухшие щеки, не понимая, что Сандра целует его.

- Нет, Сэнди, не надо, - шепчет Джаред, отталкивая ее, - мы не должны.

- Мне одиноко, Джей, так одиноко, - плачет она и вжимается всем телом.


- ... Джей? - Джаред вздрогнул. - Ты меня слышишь?

- Да, я… прости, задумался, - сконфуженно пробормотал Джаред. - А Дэнни не пришла?

- Уже тут, - раздался хриплый голос за спиной, и прохладные руки обхватили его за талию.

- Привет, рыжая, - улыбнулся Джаред, поворачиваясь и крепко обнимая ее, вдыхая запах фруктового шампуня и любимых духов.

Они виделись несколько месяцев назад, тогда Дэннил выглядела хуже. Сейчас... сейчас она казалась почти нормальной. Той девчонкой с вечеринки, куда Джаред случайно заглянул много лет назад.

- Соскучился, да? - она вывернулась из его объятий и налетела на Сандру. - Отлично выглядишь, Эс!

- Ты тоже, - сдержанно улыбнулась Сандра и добавила: - Я заказала нам столик в ресторане. Говорят, там отличная кухня.

- Пойдем, - Дэннил подхватила Джареда под руку, прижалась к плечу – привычка. Сандра окинула их почти осуждающе, но промолчала. Слишком хорошо понимала и помнила, как все обстояло раньше.

Еда оказалась действительно вкусной. Джаред, так и не сумев вынырнуть до конца из работы и периодически проваливаясь обратно, пил только воду, изредка кивал, нехотя отвечал на вопросы. Девушки вместе опустошили бутылку вина. Хотелось спать, разговор не клеился, воспоминания получались неяркие, корявые, убогие. Будто Кейси и не было никогда, они его выдумали. То и дело повисала пауза, забить ее было нечем, чувствовались напряжение и усталость. А еще они будто стали чужие друг другу. И даже человек, которого уже не было, ради которого они собрались сегодня, не мог объединить их.

Джаред думал о работе, Дэннил тихо разговаривала с Сандрой. Они отделились друг от друга еще давно, но только сейчас это стало очевидно. Когда-то Джаред мог сделать или сказать любую вещь, но сейчас даже находиться за одним с ними столом казалось невозможным, хотя от этих девушек Джаред никогда не держал секретов. Работа вмешалась в его жизнь, проникла во все слои, пустили корни.

Остаток вечера запомнился смутно. В какой-то момент Джаред очнулся от своих мыслей и увидел, что Дэннил плачет, а Сандра ее обнимает. Джаред чувствовал себя последней сволочью, потому что не понимал, что происходит. Из памяти милосердно стерлись все слова, неловкая сцена прощания с Сандрой и просьба Дэннил подвезти ее.

Очнулся Джаред уже у двери не в свою квартиру.

- Заходи, - тихо позвала Дэннил, и в нос сразу ударила мешанина запахов: пот, никотин, духи, что-то химическое.

- Дэн, я... - хотел сказать он, но заткнулся. Лучше не говорить. Просто молчать. Вываливать на нее свои проблемы он просто не имеет права. Не после того, как просидел рядом истуканом весь вечер, не понимая, что и зачем здесь делает.

Снова ощущение, будто пропало время.

Маленькая спальня, темная, окна закрыты. Дэннил боится впустить сюда даже воздух.

- Я пойду…

- Нет, - пальцы на локте жаркие, лихорадочные. - Останься. Пожалуйста.

Джаред знал, что так будет, еще когда заходил в вестибюль в отеле.

Он толкнул ее на кровать – огненные шелковистые пряди рассыпались по подушке. Сказать ей, что все еще любит ее, скучает, хочет вернуть, как все было? Она и так знает. К тому же, он здесь не ради слов или объяснений. И это им двоим тоже известно. Джаред опустился на колени, притянул Дэннил ближе к себе, сжав крепкие сильные бедра, и нырнул между ног. У нее все еще родинки, россыпь мелких точек, светлых, красноватых, как высохшие капли крови на коже Криса Харрана.

- Спасибо, - скользнул под кожу сдавленный шепот.

Под утро Джаред тихо выскользнул из квартиры. Звонок Моргана застал его у машины.

Джаред поехал к нему в чем был, а Морган, похоже, вообще не ложился. Пихнул ему конверт.

- Что это? - спросил Джаред.

- Билет до Вашингтона, - и Морган добавил, не дожидаясь вопроса: - Я нашел тебе нового напарника.

Изображение

- Эклз? Дженсен Эклз?

- Ага. Слышал о нем?

Алекс закашлялся.

- Кхм-кхм. Как тебе сказать… слышал, да. Даже пересекался где-то год назад. Он отличный специалист.

- Но?

- Мне казалось, у нас не все так дерьмово, - Алекс шумно выдохнул. - Спасибо, детка.

- Это Кейт? - не выдержал Джаред. Он остановился у одной из аудиторий, заглянул в окошко – никого. Оглядевшись, толкнул дверь и спрятался внутри от толпы снующих по коридорам людей.

- Да, - с опозданием ответил Алекс, - мы поговорили. Кажется, после больницы намечается отпуск. Сгоняем куда-нибудь к солнцу и морю. Второй медовый месяц устроим. Прости, Джей, давай ты как-нибудь сам.

- Рад за вас. Так что там Эклз? - нетерпеливо произнес Джаред, наслаждаясь прохладой и тишиной.

- Да ничего, говорю же, он профессионал.

- Я о нем никогда не слышал, - задумчиво протянул Джаред, прижимая трубку сильнее – слышимость была дерьмовая.

- Меня это не особо удивляет, - хмыкнул Алекс и тут же добавил: - Эклз, он… Лектера помнишь? Ганнибала?

- Э-э, ну помню, - Джаред широко зевнул, прикрыл рот ладонью – в самолете поспать не удалось, мысли не давали расслабиться ни на секунду, шестеренки крутились, версии вырабатывались. - Который Хопкинс?

- Он самый. В общем, Эклз… он похож на него чем-то.

- Маньяк, что ли? - полушутя поинтересовался Джаред.

- Да нет, не то. Увидишь, сам поймешь.

- Алекс?

- Хм?

- Сделай одолжение, не упоминай больше Лектера. Мне с этим Эклзом работать, а ты, описывая его, приводишь в пример известного, пусть и вымышленного психа. Это нихрена не помогает, знаешь ли. И потом, сравнение с Лектером в тему один, ладно, два раза, но не постоянно. Фильмы, книги, сиквелы – люди будто помешались на нем. Чем им не нравятся Мэнсон или Дамер, к примеру?

- Э-э...

- А этот Эклз всего лишь человек, - закончил Джаред уверенным тоном.

В трубке раздался сдержанный смешок:

- Ну допустим не совсем «всего лишь», но, в общем, да, ты прав. Видимо, старик совсем сник, если подключает Эклза, мда. Ладно, Джей, звони, если что, а то я совсем заскучал тут, - пожаловался напоследок Алекс, и прежде чем Джаред успел ответить, в трубке появились надоедливые гудки. Запихнув телефон в карман джинсов, Джаред с опаской выглянул наружу: людей стало меньше, общий гул переместился в аудитории, коридоры опустели, двери захлопнулись на ближайший час – после интенсивных утренних тренировок и краткой передышки начались лекции.

За три года мало что изменилось: те же огромные аудитории с высокими потолками, уходящими вверх рядами кресел, широкими экранами во всю стену; вечные курсанты, любознательные, упрямые, слабые, умные – очень разные – в одинаковых темно-синих футболках с логотипом и стопками книг в руках; закрытые лаборатории, ненавистная анатомичка – «вонючка», как привык ее звать Джаред за не проходящий запах смерти – стрельбище, специальная площадка для физической подготовки. Даже скол на двери пятой аудитории остался в точности таким же – в форме угольника с закругленными концами. Джаред прошел дальше по коридору, свернул налево.

- Простите, я ищу профессора Эклза, - обратился Джаред к проходившей мимо незнакомой женщине.

- Он в третьей, у него лекция, - ответила та и исчезла за дверью.

Джаред поискал глазами по табличкам – вот и тройка – заглянул внутрь: судя по тому, что на экране сменяли друг друга кадры с изображением жертв Чикагского душителя, профессор Эклз вел историю серийных убийств. Курсанты сидели неподвижно и слушали, по всей видимости, с большим интересом. Со своего места Джаред не мог разглядеть самого Эклза, но представил себе серьезного человека в дорогом костюме, умудренного опытом, прожженного федерала вроде Моргана лет пятидесяти или даже старше, говорящего монотонно, пафосно, с долей пренебрежения по отношению к неоперившимся специалистам, подчеркивая их никчемность.

Джаред топтался снаружи, не зная, что делать. Дождаться, пока Эклз закончит, или войти прямо сейчас? В конце концов, у него срочное дело, а это всего лишь лекция о человеке, который уже никому не причинит вреда. Чего не скажешь о Мяснике – да, проклятые журналисты уже дали имя ублюдку, тем самым еще больше подмазав его эго. Джаред постоял за дверью еще с минуту, понаблюдал за замершими, словно кролики, курсантами, потом плюнул и повернул ручку – хрен с ним.

- Простите, - начал он, вытаскивая удостоверение, - агент Падалеки, я... - и резко замолчал, не моргающим взглядом уставившись на парня в очках: - Извините за вторжение, мне нужен профессор Эклз, - закончил Джаред нервно и прикусил губу.

Студенты зашептались, а он принялся разглядывать парня: довольно высокий, не как Джаред, но высокий, взгляд за очками скучающий, отлично вписывается в общую картину художественно торчащих во все стороны волос и расхлябанную пофигистичную позу. На носу светлые точки, под глазами видно сильнее, потому что кожа совсем прозрачная. Джинсы, рубашка без галстука, тонкий пиджак, все дорогое, броское. Видимо, курсант, но из элитных, решил на папочкино бабло поиграть в новую игру. Знает он таких. Сам был им когда-то.

- Я ищу профессора Эклза, - повторил Джаред чуть громче, продолжая смотреть парню в глаза.

Тот покосился то ли с издевкой, то ли раздраженно, поправил очки.

- Я понял, - сказал хрипло и прошел за стол с видом хозяина.

Джаред растерялся.

- Вы не знаете, где он? - он уже и сам начал накручивать себя, к тому же необъяснимо дергал этот прилизанный хлыщ с настороженным взглядом и слишком яркими, как с обложки бабского журнала, раздутыми губами.

Ему не ответили.

- Похоже, профессор Эклз слишком загордился, если вместо него лекцию читает невоспитанный пацан в модных шмотках. Или он уже такой старый, что ему здоровье не позволяет? - выпалил Джаред и через секунду понял, что совершил ужасную ошибку.

Курсанты сначала замерли, потом вытаращились на него и принялись шептаться. Девушка из первого ряда захлопала большими удивленными глазами и даже чуть приоткрыла рот. Джаред повернул голову в сторону стола и напоролся на каменный взгляд. Постепенно до него начало доходить.

- Профессор Эклз считает, что не хаму из Техасской глубинки учить его манерам, - сказал парень совершенно спокойно, только уголки губ дрогнули.

Да не может быть. Это… этот мальчишка – Дженсен Эклз? Независимый и самый лучший консультант бюро, профессор – почти ребенок? Очкарик с конопушками и силиконовыми губами. Молокосос. Его Алекс всерьез называет Лектером? Бля.

Изображение

Джаред моргнул, прочистил горло и спросил резко:

- Ты Эклз?

Тот усмехнулся, обнажая ровные белоснежные зубы.

- Старика на толчке ты придумал, а не я, - он отодвинул стул и медленно опустился на него. - Ты от Джеффа? - Про полную аудиторию любопытных ушей Эклз, казалось, вообще забыл.

- Что? Да, от Моргана, - Джаред не понимал, откуда сочится это раздражение в голосе. Или все же разочарование? Может, все дело в том, что он совсем иначе представлял себе человека, который должен помочь ему взять маньяка-садиста? Или злился и боялся, что Эклз теперь откажется с ним работать? Или все сразу?

- Дело принес? - между тем равнодушно поинтересовался Эклз, не дожидаясь, пока он скажет что-то еще.

Джаред молча сунул ему слегка помятую папку. Эклз, даже не взглянув, зашвырнул ее поверх других и обратился к молчавшим курсантам, давая понять, что разговор окончен:

- Кто мне скажет, каким именно орудием пользовался Душитель из Чикаго? Кэти.

Джаред, ничего не сказав, вышел и только в коридоре позволил себе выпустить негодование. Да что еще за звезда, блядь? Самонадеянный мальчишка, что он вообще себе позволяет? И как он вообще узнал, что Джаред родом из Техаса?

- Агент Падалеки? - его робко тронули за плечо.

Джаред обернулся. Та самая девушка из первого ряда стояла перед ним, прижав к груди учебник.

- Да, - слишком резко ответил Джаред. - Извините...

- Карен.

- Карен. Что-то случилось?

- Вы не обижайтесь на Дженсена, он клевый, умный, - Карен смущенно улыбнулась.

Что она вообще делает в ФБР? Ей надо работать моделью, красоваться на обложках, а не изучать маньяков.

- Просто к нему нужно найти подход.

- Да, хорошо, спасибо, - слишком резко и невпопад ответил Джаред.

Дженсен. Что еще за?.. Ах да, Эклз. Его же так зовут. А девчонка по нему, кажется, сохнет.

- Простите, Карен, - он постарался говорить спокойно, - вы что-то хотели?

- Да, Дженсен, то есть профессор Эклз, попросил передать это вам, - Карен протянула ему визитку.

Джаред повертел пластик – сзади мелким аккуратным почерком был выведен адрес и время: 17:00.

- Спасибо, - не поднимая головы сказал Джаред.

Девушка развернулась и пошла обратно.

Джаред запихал визитку в карман и поспешил к выходу.

Изображение

- Твой парень тот еще фрукт. Плохая была идея, Джефф. Вряд ли мы с ним поладим.

- Я и сам не в восторге, но ты прекрасно понимаешь...

- Не уверен, что получится, но попробую. Я позвал его вечером к себе якобы обсудить дело. Постараюсь присмотреться, но уже сейчас могу сказать – сильно сомневаюсь в этом.

- Хорошо, если так. И Дженсен...

- Знаю. Я позвоню. Передавай привет Хилари.

- Обязательно.

- Это Дженсен?

- Передавал тебе привет, - Джеффри бессильно улыбнулся, оборачиваясь к вошедшей Хилари. Та подошла, прижалась.

- Не скажешь, что тебя беспокоит? - произнесла она чуть ли не с мольбой в голосе, заглядывая в глаза.

- Ничего, просто работа.

- Хорошо, - Хилари вздохнула, - и во что твоя работа на этот раз вляпалась?

На этот раз его улыбка вышла совсем другой.

- Не знаю, Хил, не знаю.

Изображение

Джаред собирался немного поспать до вечера, но его планы нарушил звонок.

- Результаты экспертизы наконец пришли, - сообщил Морган убитым голосом. - В крови Харрана обнаружены следы туронила, это наркотик. Вызывает временный паралич. Рубит эта дрянь почти сразу, так что Бернстайн сейчас внимательно осматривает тело на предмет места прокола. А вообще… Харрана накачали до такого состояния, что он не мог помешать нападавшему, даже если бы очень постарался.

- Его заставили все чувствовать, - выдохнул Джаред, оглушенный шокирующей новостью. - И кричать он не мог, двигаться, ничего.

- Ублюдок все просчитал, садист чертов, - с ненавистью прошептал Морган и спросил совсем другим тоном, начальственно: - Видел Эклза?

Джаред вздрогнул. Блин, неприятно само имя слышать.

- Да, сэр, видел, - не скрывая неприязни, ответил Джаред. - Хотел спросить, это необходимо? Мне с ним работать?

Морган долго молчал, наконец с шумом, длинно выдохнул:

- Поцапались?

Выходит, это было ожидаемо? Морган знал, что они не поладят. И все равно отправил Джареда в Вашингтон. Просто замечательно.

- Не совсем, просто...

- Да, Джаред, это необходимо, - чеканя каждое слово, произнес Морган. - Что тебе сказал Дженсен?

Дженсен, значит.

- Ничего, я должен встретиться с ним. Вечером.

- Давай, поторопись. Нам нужна помощь. Действительно нужна, Джаред.

- Да, сэр.

Он бросил телефон на кровать и направился в душ. До назначенной встречи оставалось два часа.

Изображение

Эклз жил в престижном районе. Джаред расплатился с таксистом и прошел в вестибюль. Внутри было уютно, тепло, приветливо.

- Могу вам помочь? - строго спросил консьерж, откладывая газету.

- Да, мне в двадцать третью, меня ждут, - скомкано ответил Джаред и показал удостоверение.

- Вы к Дженсену? Проходите, - ответил тот с непроницаемым видом и уставился обратно в грубые мелкие строчки.

Джаред подошел к лифту, нажал на кнопку вызова и принялся следить за стрелкой над головой, тихонько насвистывая мелодию из репертуара «Guns n’ roses». Интересно, консьерж – уже второй человек, не считая Моргана, который зовет Эклза по имени. Они видят этого выскочку как-то иначе?

Он поднялся на второй этаж, прошел по длинному коридору, цепляя глазами одинаковые, блестящие от чистоты таблички, и остановился перед номером 23. Позвонил. Эклз открыл секунд через пятнадцать.

- Привет, проходи, - он посторонился, пропуская Джареда.

- Добрый вечер, - пробормотал Джаред, ступая внутрь, с любопытством вращая головой.

Квартира Эклза напоминала несбывшиеся мечты капризного ребенка. В глаза бросились огромный паззл во всю стену – Карта мира в несколько тысяч мелких идентичных кусочков – модели самолетов за стеклом, несколько фигурок оригами, сложенные стопкой настольные игры – монополия, скрэббл, твистер; на маленьком столике раскинулась несобранная до конца модель чудного механизма с застрявшим посередине полосы препятствий шаром, из добавочной комнаты в самом конце гостиной выглядывал бильярдный стол – создавалось ощущение, что Эклз не мог определиться с хобби, которое нравилось ему больше всего, пробовал все подряд, жадно хватаясь за любое развлечение. И, к тому же, делал все с раздражающей аккуратностью. Зануда в очках. И плевать, насколько он умный.

Эклз молча исчез за поворотом, пока Джаред изучал все вокруг: на контрасте с превращенной в игрушечную площадку гостиной квартира в целом была обставлена со вкусом: дорогая мебель, несколько картин неизвестных Джареду художников, полки забиты книгами: психология, криминалистика, даже несколько классических детективов – Гарднер, Стаут, Чейз. Ничего лишнего и одновременно удушающее пусто.

Надо бы, конечно, извиниться. Эклз Джареду не нравился, но в конце концов это Джаред обозвал его на виду у всех... неважно как.

- Я хотел, - он не выдержал давящей тишины и прошел за Эклзом на кухню. - В аудитории… глупо получилось. И я правда не думал, что ты такой, - честно признался Джаред, наблюдая, как ловкие руки передвигаются с одного места на другое, поднимая крышки, посыпая специями шипящее соком мясо, взбивая салат, нарезая тонко-тонко морковь.

- Ничего. Я давно привык к тому, что мне обычно завидуют, - равнодушно отозвался тот и подбросил, поймал на раскаленную сковороду тонкий поджаристый блин.

Странный все же. Ему вообще есть дело до того, что он говорит и кому?

- Может, начнем с начала? - предложил Джаред, неуверенно протягивая руку. - Джаред.

Если Морган хочет, чтобы они сработались, нужно задавить гордость и забыть то, что случилось днем. Не проблема.

Эклз остановился, посмотрел немного напряженно, будто раздумывая, потом отложил нож и протянул руку:

- Дженсен. - Сильное рукопожатие, но настороженное, вряд ли он Джареду доверяет или станет доверять в будущем. Или кому-либо вообще.

Эклз отпустил его руку, предложил:

- У нас есть минут семь, пока мясо готовится. Выпьешь со мной? Я знаю, что ты приехал на такси, так что отказ не прокатит.

Джаред ошеломленно уставился на него:

- А как ты узнал?

- У тебя кошелек из кармана торчит, значит, ты его только вытаскивал, чтобы заплатить. Очевидно же, что за проезд. - усмехнулся тот.

Джаред посмотрел на карман – ничего не торчит. Что за?..

- Я пошутил, - Дженсен позволил себе улыбнуться, поняв, что его слова восприняли всерьез, - я видел, как ты подъехал.

- Я так и понял, - вернул улыбку Джаред, чувствуя, что снова заводится.

Он все же больше мальчишка, чем серьезный профессионал. Самовлюбленный и загордившийся. И судя по тому, что Джаред уже видел, очень одинокий.

- Выйдем на балкон? - Эклз прошел к бару, плеснул им виски из ополовиненной бутылки и поманил за собой.

Балкон оказался просторный, напротив, очень близко, переливался в сумеречном свете величественный Капитолий. Эклз глотнул, отставил свой стакан и уперся локтями в перила, глядя вперед, в розовое, с желтыми прослойками небо.

- Давно в Бюро? - спросил он, повернув голову.

- Не очень, - Джаред пригубил виски. Если они действительно собираются работать, ему нужна трезвая голова. - А ты? - с вызовом спросил он.

- Два года преподаю в академии.

Джаред поперхнулся. Сколько же ему лет?

- Двадцать шесть.

- Что, прости?

- Мне сейчас двадцать шесть лет, - Эклз будто прочитал его мысли. - Просто перескочил пару классов и колледж на два года раньше закончил.

- Понятно, - протянул Джаред.

Несчастные несколько минут растянулись в маленькую вечность. Джаред чувствовал себя неуютно, молча пил свой виски, отвечая на стандартные вопросы Эклза, глядя, как постепенно темнеет небо. Про работу они не говорили вообще. Когда Джаред почти сформулировал следующий вопрос, Эклз отлип от перил, сказал:

- Пойдем внутрь. Ужин готов.

Джаред прихватил пустой стакан и вернулся в теплую гостиную.

- Я не успел посмотреть дело, - сообщил Эклз, когда они сели за стол, - поэтому лучше будет, если ты расскажешь мне все сам, как видишь, представляешь. Мельчайшие детали, все, - он пододвинул к себе тарелку, взял нож и вилку.
И все же он очень странный.

- Ладно, в общем, у нас труп мужчины. Его... - Джаред помедлил, - изнасиловали.

Эклз даже не моргнул, спокойно отрезал кусочек запеченного в тесте мяса, отправил в рот, старательно прожевал, проглотил. Как будто это не рабочая встреча, а дружеский ужин, и Джаред только что сказал ему что-то повседневное. Спросил, как прошел день или как сыграли «Лэйкерс».

- Что еще?

- В крови нашли туронил, жертва была в сознании и все чувствовала, но не могла пошевелиться.

- Что об этом думаешь? - Эклз поднял на него глаза. Во взгляде читался ни то вызов, ни то интерес.

- Думаю, что этот человек – садист, - уверенно сказал Джаред и добавил с едва сдерживаемой злостью. - Дрочит на боль других. Псих.

- Это все?

- Нет, но... - Джаред возмутился, - по-твоему, это нормально?

- Нет, ненормально. Но о чем говорит поведение убийцы?

- Не знаю, я уже думал над мотивом. Может, месть. Может… да не знаю я, может быть что угодно, - сдался Джаред.

- Месть – возможно, что еще?

- Тот, кто это сделал, был зол на убитого, - предположил Джаред, пытаясь зацепить вилкой уже отрезанный кусочек.

- Ты уверен?

- В смысле? - Джаред часто заморгал. Глаза болели от света и недосыпа.

- Уверен, что злость была направлена именно на жертву?

- Нет, не знаю, может быть, наверное, - как-то трудно соображать в таких условиях и с живым гением рядом, - я не уверен, нельзя точно сказать, пока... если, - поправился Джаред, - не будет второго убийства. Иначе – это просто случайность, - Джаред подавил зевок, - нельзя определить почерк по одному случаю.

Вот он и сказал вслух то, что его мучило все это время. Они ничего не могут, пока этот ублюдок не убьет снова. И, возможно, еще. Пока не вырисуется картина, общие детали во всех случаях. Конечно, можно попытаться найти орудие убийства или проследить, куда ведет версия с наркотиками, но вряд ли этого будет достаточно. И они оба, и Морган, и Алекс, и даже упрямый Грэм и пассивный Картер – все понимают это.

- Хорошо, - Эклз продолжил с аппетитом есть. - Думаю, второе убийство будет и довольно скоро. Может, даже оно происходит сейчас, пока ты здесь.

Джаред молча доел салат и запеканку. Не давала покоя мысль: вдруг Эклз ошибается и больше не будет убийств и кошмарных подробностей вскрытия? Что тогда? Как и где искать урода, покромсавшего парня?

- Значит, ты поможешь мне? - спросил он тихо.

- Попробую, - Эклз плавно поднялся и вместе со своей тарелкой двинулся на кухню. Джаред взял свою и последовал за ним.

- А ты часто помогаешь... ну Бюро или полиции? - пробормотал Джаред, опуская свою тарелку в прорезь посудомоечной машины прямо за тарелкой Эклза.

- Берусь, если случаи интересные, - нейтрально ответил тот и добавил: - Или если попросят, как в твоем случае.

И все же не особо приятно слышать, что тебе оказывают услугу.

- А мой, в смысле, этот случай тебе интересен? - заплетающимся языком спросил Джаред. Комната перед глазами вдруг начала плыть. Какого черта?

- Определенно, - с улыбкой произнес Эклз, подталкивая Джареда к дивану в гостиной.

Перед тем, как пол под ногами ухнул вниз, Джаред в этом безумном кружении уловил краем глаза падающую на него картину с грустной африканкой, будто пытающуюся его проглотить. А потом под головой оказались мягкие подушки, стало спокойно, очень тихо и темно.

Изображение

Он дождался, пока Джаред окончательно вырубится, осторожно уложил его, подумав, укрыл пледом, взял телефон и вышел на балкон.

- Ты был прав.

- Насчет чего? - спросил усталый голос.

- Его определенно что-то мучает. Пока не понял, в чем именно дело. Может, просто дело это, может, что-то другое. Может, причин несколько. А еще он хрен знает когда спал в последний раз. Пришлось принимать меры.

- Дженсен...

- Ему надо выспаться, Джефф. Потому что если он сейчас реагирует враждебно на смешную детскую провокацию, то я боюсь даже представить, что с ним будет, когда мы начнем работать по-настоящему.

- А что насчет того, что мы обсуждали?

- Не знаю. Пока сложно что-то утверждать. Парень амбициозный, хочет пробиться, доказать что-то, в первую очередь, себе. В его сумке лежит блокнот с записями. Джаред действительно искренне хочет поймать маньяка, Джефф. И мне кажется, он ничего не знает.

- Тебе кажется? - поддел Морган.

- Если ошибся, можешь выкинуть все мои книги и опыт – меня – на помойку. Этот парень устал, он раздражен сверх меры, упрям, практически невыносим, он нервничает и боится, ему неприятно, но он ничего не знает. Не больше, чем ты или я, или любой, кто занимается этим делом.

- Хорошо, тогда может снять его с дела? Убрать подальше, спрятать? - задумчиво спросил Морган.

Дженсен оглянулся на спящего Джареда, на торчащие из-под пледа ступни в побитых кроссовках.

- Нет. Ни в коем случае. Во-первых, то, что сам Джаред может и не обладать информацией, ничего не значит. Во-вторых, отстранением сейчас ты нанесешь ему вред, он будет сомневаться в себе, и потом, Джаред тебе нужен, если ты хочешь поймать этого урода.

Морган помолчал, потом поинтересовался:

- Могу я понимать это, как твое согласие работать по этому делу с Джаредом?

Дженсен прикрыл ладонью уставшие глаза.

- Дженсен?

- Я хотел помочь тебе разобраться, даже позвонил первым, помнишь? Но потом ты мне рассказываешь про Джареда и факты, которых никто, кроме тебя, не знает, высказываешь подозрения, к которым пришел благодаря этим фактам, и…Черт, это странно, Джефф, и теперь я уже не знаю. В прошлый раз все закончилось совсем не так, как мы думали.

- Джаред в этом смысле абсолютно нормальный, уверяю тебя.

- Да, про Стилза ты говорил то же самое, - невесело напомнил Дженсен. - Уже после того, как выяснилось, что все совсем наоборот.

На что Морган неуверенно ответил:

- Насколько мне известно, Джаред не заинтересован.

- Стилз тоже не был заинтересован, Джефф.

- Все, что я хочу сказать, мне нужна твоя помощь, Дженсен. Нас втягивают в очень вонючее дерьмо, без тебя мы нахлебаемся и в итоге утонем в нем. Тем более, если я прав насчет своих подозрений. Бюро не нужен еще один скандал.

Дженсен снова мазнул сонным взглядом по Джареду – тот успел перевернуться на бок, лицом к спинке дивана, подтянул ноги к груди и шумно выдохнул – и сдался:

- Хорошо. Я попробую. Но учти, как только что-то пойдет не так, я ухожу.

- Идет. И, это... полегче там с парнем, он не привык.

- Пока, - Дженсен вернулся в комнату, сел в кресло. Во сне лицо Джареда казалось почти спокойным, только пальцы напряженно сдавливали края пледа. Дженсен достал из портфеля папку, которую уже прочел дважды, открыл и снова перечитал отчет. Потом начал делать пометки прямо на полях.

Когда он уходил в спальню, Джаред все еще спал.

Изображение

Кто-то громко разговаривал в его голове. Джаред поморщился, попытался приглушить звуки ладонями, но голоса впивались иглами в виски.

- Не стоило приходить сегодня, я не один.

- Ты всегда занят, Дженсен.

Сто-оп. Дженсен? Джаред подскочил на месте. Он сидел на диване, на коленях валялся скомканный пушистый плед, вокруг все еще была квартира Эклза. Сам Эклз стоял в дверях в одних трусах и разговаривал с каким-то парнем. Солнце проникало в комнату через незанавешенное окно. Стоп? Солнце? Диван? Плед? Эклз? Он что, отрубился?

- Не сейчас, Мэтт. Я позвоню, ладно? - на глазах у сонного Джареда Эклз притянул к себе парня и поцеловал. В губы. С силой. Требовательно. Джаред застыл, пытаясь понять. Может, он еще спит? Нет, не похоже. Он не знал, сколько длился поцелуй точно – целую минуту или всего несколько секунд. Наконец они отлипли друг от друга, и парень, Мэтт, ушел. Эклз захлопнул дверь, развернулся и встретился с ним взглядом.

- Доброе утро. Хорошо спал?

По хитрой улыбке Джаред понял, что уснуть ему помогли.

- Какого хрена, Эклз? - взбешенно спросил он, вскакивая с места.

Тот даже не вздрогнул, спокойно ответил:

- Ты не спал уже несколько дней. Заметно. Извини, но работать с тобой в таком состоянии я не мог.

Даже не оправдывается. Сука.

- Мои личные проблемы тебя не касаются ... что это было, блядь?

- Пара безобидных таблеток.

- Больше никогда так не делай, - прошипел Джаред и выпалил. - Я тебя видел.

Снова этот непонятный взгляд: сдерживаемая злость, презрение? Нет, что-то другое.

- И что?

- Я не знал, что ты из… этих.

- Это проблема? - еще тише спросил Эклз. Чем ниже становился его голос, тем враждебнее он звучал.

- Пока держишь дистанцию – нет.

- Не волнуйся, я не заинтересован, - Эклз взял с полки разрывающуюся трубку. Нахмурился, стал очень серьезным.

- Да, ладно, хорошо.

- Не повезло, - сказал он Джареду, отключившись.

- Что ты имеешь в виду? - буркнул Джаред, приглаживая встрепанные волосы.

- Джефф звонил, второе убийство. Вылетаем в Нью-Йорк немедленно.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 02:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

Мэри Колтер плакала. Грэм неловко обнимал ее, гладил по волосам и думал, что ублюдок, сотворивший это дерьмо с ее братом, сейчас, возможно, наблюдает и дрочит на ее отчаяние. Или подыскивает очередного парня, чтобы унизить и убить.
Когда девушка немного успокоилась, он задал единственно важный вопрос.

- Мэри, ваш брат работал стилистом, он… не знаете, ему нравились мужчины? - как можно осторожнее спросил Грэм. Морган звонил недавно, сообщил, что Падалеки и Эклз скоро будут в Нью-Йорке, и что им нужно установить точки пересечения между двумя жертвами для более точного профиля подозреваемого. Следовало выяснить все о двух парнях до малейших деталей, включая любимый сорт кофе. Грэм ориентировался на их же с Картером допрос друзей Харрана, аккуратно выяснил все, что мог, про брата Мэри Колтер и теперь подошел к самому главному. Учитывая тот факт, что ориентацию Харрана они так и не смогли подтвердить до конца, именно эта ниточка могла оказаться ключевой, и Грэм рискнул.

Мэри заморгала, вытерла слезы.

- Хотите знать, был ли Адам геем? Нет, у него были девушки, много подружек, - помотала она головой. - Он просто любил свою работу, знаете, но любил не поэтому. В колледже может что-то и было, но я уверена, что Адам был обычным. Я его сестра, я бы знала, - добавила она уверенно.

Грэм вздохнул, поднялся с места.

- Спасибо, Мэри, вы мне очень помогли.

- Агент Грэм. Вы ведь его найдете? Убийцу.

Грэм постарался ответить ровным голосом:

- Конечно.

На улице он достал из кармана мятую пачку, зажигалку, выбил одну сигарету из ряда толчком ладони, прихватил губами фильтр, поднес дрожащий огонек к кончику, прикуривая. С усталостью затянулся. Стало легче, прогрело до нутра, вытесняя неприятное горькое послевкусие от разговора с Мэри Колтер. Грэм набрал Моргана, отчитался, отмолчался на сердитые вздохи, узнал об утреннем собрании в Бюро, пообещал переслать краткие сведения о проведенных допросах и отключился.

Следующий звонок сделал Курту. Тот ответил сонно:

- Ты в порядке?

- Нормально. Слушай, давай я завтра приеду? Сил никаких, это дело… - Грэм шумно выдохнул.

- Конечно, поезжай домой, выспись. Постарайся забыть хотя бы на время. Эллиот?

- Да, спасибо, то есть я попробую, - невнятно пробормотал Грэм, - до завтра.

- Пока.

Садясь в машину, Грэм размышлял о том, что делал бы сейчас, если бы не Курт. Кидался на всех, на Падалеки в первую очередь. Да, парень ему не нравился, а образовавшаяся вокруг него гребаная таинственность бесила еще сильнее, чем попытки Джареда расследовать это дело. И если им повезет когда-нибудь взять урода-насильника, то явно не стараниями этого сопляка. И тем не менее именно с Падалеки будет работать Эклз. И где хренова справедливость?

Грэм покопался в бардачке. Там завалялась мятная жвачка. Неохотно разжевывая острую пластинку, он поехал домой.

Изображение

Эклз прогнулся и ловко скользнул за ограждение, как будто постоянно так делал. Как Морган или Алекс, или любой другой федерал, выезжающий на труп. Трупа уже не было, а про Гилроя думать не хотелось. Джаред звонил ему из номера перед отъездом, наорал из-за Эклза:

- Как ты мог забыть упомянуть, что Эклз – мальчишка? - вопил он в трубку, - что он из этих?

- Во-первых, успокойся, - холодным тоном произнес тот, - во-вторых, я не понимаю, о чем ты.

- Эклз – гей. Блядь, я сам видел его с каким-то парнем, они целовались!

- Я не знал этого. И потом, знаешь ли, на работе не принято вываливать личную жизнь. Для тебя это проблема?

- Что именно?

- Что Эклз спит с парнем.

- Они целовались, - зачем-то поправил Джаред, - блядь, Алекс, какого… - он орал до тех пор, пока его не перекричала схватившая телефон Кейт.

- Алекс поговорит с тобой, когда остынешь, - безапелляционным тоном заявила она, ее голос оборвался злыми гудками. Когда Джаред перезвонил, абонент оказался недоступен.

- Что б тебя, - обозленно прошипел он и зашвырнул телефон за кровать.

Сейчас он чуток поостыл, вихрастая – профессор, блядь – макушка Эклза, мелькавшая при свете фонаря, раздражала только в пол-силы. И все же раздражала, черт возьми.

- Что мы вообще здесь делаем? - недовольным тоном спросил Джаред, оглядывая мутный переулок: темное место, основной фонарь разбит, только дальние работают, мусорный контейнер глушит и звуки, и любое действие, а даже если и не до конца, звонкий грохот списывают на возню крыс или бродячих животных. И никто не зайдет, если не надо отлить или поебаться по-быстрому. Идеальное место для сброса тела.

Эклз молча крутился по очерченному пятачку, будто не слышал.

- Ты не из этих случайно? - недовольный косой взгляд Эклза заставил уточнить. - Ну знаешь, телепаты-экстрасенсы всякие. Приходят на место, где случилось что-то нехорошее, и говорят, где искать след.

- Нет, не из этих, - с нажимом произнес тот после почти минутного молчания, продолжая ходить вокруг.

- Тело в морге давно, эксперты собрали все, что нашли, - вяло пробормотал Джаред, наблюдая за Эклзом. И какой толк от этого профи, если он топчется без толку и молчит? Хоть бы умное что сказал, а то получается, что Джаред зря мотался в Вашингтон посреди пекла на работе, когда мог бы избежать вывиха мозгов и взять на себя часть допросов Грэма и Картера. Те и так Джареда не переносят, теперь точно не станут любить больше.

- Убили не здесь, - Эклз остановился, повернулся к нему. - На стене отпечаток видел?

- Видел, конечно, - Джаред удивился. - Думаю, его уже обработали. Наверное, это жертвы.

- Это не кровь, - Эклз принюхался и спросил: - Что скажешь?

- Про то, что это не кровь?

- Вообще, по этому месту.

- Здесь тихо, с улицы конца не видно, тем более, в темноте. Удобное место для того, чтобы избавиться от тела. Звук не проходит, если закричать. И самое главное, - Джаред задрал голову, - на первом этаже нежилые помещения – переводческая контора, значит, закрывается часов в шесть, пустая квартира. Так что вероятность, что кто-то что-то видел, резко падает.

- Хорошо. Как думаешь, почему?

- Почему – что?

- Почему он убил в другом месте, но потом привез сюда? Почему не оставил тело там, где убил?

- Не знаю, - Джаред нахмурился, думая, - может, потому что там, где он его убил, было слишком людно? Убийца не хотел, чтобы Адама быстро нашли.

- Или испугался, потому что в прошлый раз ему помешал свидетель, - подсказал Эклз и тут же задал следующий вопрос: - А как насчет географии?

- Рорк-стрит далеко от Черч и Рид, почти другой конец города. Разброс большой получается.

Эклз кивнул.

- Пока сложно что-то сказать, у нас только два случая, - ляпнул Джаред, не подумав, и ужаснулся. Они все же о живых людях говорят, блядь, о парнях вроде него самого или любого другого.

Но Эклз не особо удивился, спросил так же равнодушно:

- Думаешь, будут еще?

Джаред снова посмотрел на красное пятно на грязной стене.

- Уверен. Когда есть один случай, это просто один случай. Если есть второй, значит, будет и третий, если не остановить. А что думаешь ты? - он встретился с блуждающим взглядом Эклза, чуть мутным за очками.

- Здесь ничего интересного, - пожал плечами тот.

Удивил, блядь.

- Поедем пока к Джеффу, а уже завтра начнем искать по совпадениям, может, увидим связь, - распорядился Эклз и вышел из переулка.

Джаред пошел следом.

Изображение

Морган встретил их с искренней улыбкой во все лицо.

- Дженсен, - Джаред подавил смешок, когда Морган прижал к себе Эклза, - рад видеть.

- И я тебя, Джефф,- пробормотал тот, и Джаред с удивлением заметил, что Эклз смутился. Пожалуй, не считая естественного напряжения при перелете, это была самая искренняя, самая открытая эмоция, которую он себе позволил за двое суток. По крайней мере, в присутствии Джареда.

- Садись, рассказывай, как дела, как в Академии? - Морган пригласил его на диван, будто не замечая Джареда.

- Неплохо. Как Хилари?

- Хорошо, отлично, галерея полностью себя оправдывает, - с удовольствием поделился Морган, а Джаред насупился. Значит, Эклз знает, как зовут подругу его босса, а Джаред, который видит Моргана чуть ли не каждый день, а сейчас – чаще, даже понятия не имеет, кто она и чем занимается. Прекрасно.

- Джаред, подойди, - вспомнил о нем Морган, - ну что, подружились? - Джаред почувствовал на себе строгий, учительский взгляд.

- Нормально, Джефф. Мы даже успели немного поговорить, - вместо него с хитрой улыбкой ответил Эклз.

- Ага, а после этого или точнее, в процессе, ты меня накачал, - мстительно напомнил Джаред и сложил руки на груди.

- Я тебе уже объяснил, почему так поступил, - не остался в долгу Эклз.

Морган оглядел обоих взглядом уставшего родителя, не способного помирить своих отпрысков.

- Хватит. Джаред, тебе нужно было отдохнуть, Дженсен действовал по моему указанию. Так, ладно. Отведи Дженсена к Эрни, пусть выдаст ему оружие. Потом повезешь в отель, а сам домой и чтобы до утра не появлялся тут, понял? Вы уже были на Рорк?

Оба не глядя кивнули.

- Хорошо, - продолжил Морган воодушевленным тоном. - Завтра у нас будут результаты вскрытия Колтера и ответ из лаборатории, Грэм введет вас в курс дела, а потом, надеюсь, будем работать. Все, мальчики, по домам.

Эклз загадочно улыбнулся.

- Ты совсем не изменился, Джефф. До завтра, - он повернулся и вышел.

- Позаботься о нашем госте, - обратился Морган к Джареду, когда Эклз скрылся за поворотом. - И я тебя очень прошу, держи себя в руках.

Джаред нехотя кивнул и вышел следом.

Изображение

Эрни без вопросов и лишних слов выдал Эклзу пистолет, после чего Джаред отвез его в отель «Корона», а сам поехал домой. До утра следовало посмотреть новые материалы по делу хотя бы поверхностно, чтобы не тормозить на собрании и не радовать Грэма своей тупостью.

Квартира встретила привычной тишиной. На автоответчике обнаружилось два сообщения: от матери и от Дэннил. Джаред в полусне прослушал оба, со вздохом стер сообщение Дэннил. С ней всегда так – стоит им провести ночь вместе, как она начинает дергать его, названивает, будто это что-то изменит. Конечно, Джаред всякий раз чувствует себя бессовестной скотиной, но это к лучшему. Нет у них с Дэннил будущего и не может быть, как бы они не хотели, потому что всегда найдется что-то или кто-то, кто помешает. А тешить себя надеждами, что редкий секс как-то вернет их прежние отношения, неразумно. Или просто слишком больно.

Он ей позвонит, но не сейчас. И может даже встретится, когда разберется с работой. Они никогда не были хорошей парой, но секс у них всегда был охренительный.

А сейчас в душ и читать.

Вода оказалась горячей, била напором, и Джаред с удовольствием подставил струе пыльное лицо. Он не знал, сколько времени простоял так, очнулся, только когда вода стала холоднее, а потом и вовсе ледяной.

Выскочив из ванной, Джаред прямо в полотенце, обмотанном вокруг бедер, метнулся к ноутбуку. Как он раньше не подумал об этом. Нажатием нескольких клавиш он вывел на монитор внутреннее поисковое окошко, нетерпеливыми пальцами вбил: «Дженсен Эклз». У вас нет доступа для просмотра этой информации, обезличено сообщалось в надписи в окне. Джаред чертыхнулся, повторил попытку – черт. Да что за секретность? Эклз ведь даже не полевой агент, не под прикрытием, так почему же его досье, наверняка скучное и безсобытийное, нельзя прочитать?

Джаред открыл стартовую страницу браузера, набрал то же самое. Пожалуйста! Гугл тут же закидал рабочий стол вкладками: биография, фотографии… Джаред прикипел взглядом к экрану – среди относительно свежих фотографий встречались и более старые, детские, с родителями. Лопоухий мальчик с вымученной улыбкой не имел ничего общего с Дженсеном Эклзом, профессором, автором нескольких книг. И все же Джаред не мог оторваться, смотрел, листал, пытаясь найти ответы на свои вопросы в несущественных деталях биографии или официальных фотографиях с сайта Академии. А потом ему в голову пришла очередная идея. Телефон нашелся в кармане брошенных на пол джинсов, а нужный номер среди редко используемых контактов.

- Падалеки, ты что ли? - с явной издевкой усмехнулись в трубке.

- Привет, дружище, как дела?

- Иди нахуй, дружище, - все так же любезно ответили ему и добавили уже по-деловому серьезно. - Джаред, тебе не идет вся эта вежливая херня, лучше сразу выкладывай, что надо.

- Пробить одного человека.

- Угум, а что именно?

- Все. Все, что сумеешь найти.

- А имя у этого человека имеется, или я его угадать должен?

- Эклз. Дженсен Эклз.

- Ладно, посмотрю, что можно сделать. Позвоню.

- Спасибо, Сип.

- Я тебе уже сказал, куда идти, не?

Джаред улыбнулся.

- Я помню.

В трубке раздались гудки.

Уснуть не получалось, и Джаред до самого утра ворочался, собирая воедино осколки информации. По второму убитому, Адаму Колтеру, информации оказалось чуть больше. Первое и самое главное: они были кардинально разные с Харраном. У Колтера имелась куча друзей, он работал в салоне красоты, родственников, кроме младшей сестры, никаких. Ориентация нормальная, значит, все же дело не в ней. Примерно одинакового с Харраном возраста и телосложения, но цвет глаз, волос разный, а значит, четких предпочтений в плане внешности у Мясника нет. Ремень, неустановленный предмет, которым… Это по предварительным данным совпадает. В день убийства Адама в последний раз видели в салоне, когда он уходил в конце рабочего дня. Убили где-то между девятью и двенадцатью вечера, точнее будет ясно после вскрытия. После этого тело отвезли на Рорк-стрит, где его и нашли под утро мусорщики. Вроде никаких точек соприкосновения за исключением способа убийства и его жестокости.

Джаред поднял глаза на часы. Почти семь. Пора ехать обратно.

В комнате заседаний уже дожидались Морган, ненавистно бодрый Эклз, угрюмый Грэм, молчаливый Картер и еще десять агентов, смутно знакомых. Возможно, Джаред пересекался с ними у кофейного аппарата или даже сидел на одном этаже с ними. Неважно.

Морган заговорил первым.

- У нас есть все основания полагать, что человек, убивший Кристофера Харрана и Адама Колтера, убьет снова. Пресса прозвала его Мясником, серийным убийцей. Я предлагаю сделать все, что в наших силах, чтобы эти ужасные преступления прекратились как можно скорее. Дело ведем я, агент Падалеки, Джаред, встань, - попросил Морган, и Джаред нехотя поднялся, - нам помогают независимый консультант из Квантико Дженсен Эклз и агенты Эллиот Грэм и Пол Картер из отдела особо тяжких. Я отказываюсь верить, что этот ублюдок не ошибается, что его нельзя выследить. Просто нужно знать, где искать. Именно поэтому я пригласил профессора Эклза. Дженсен, пожалуйста, представь нам профиль подозреваемого.

Эклз с гордым видом занял место Моргана, улыбнулся, будто не мог без этого, и заговорил в микрофон:

- Мы ищем белого мужчину тридцати-тридцати пяти лет, уверенного в себе, очень умного человека с садистическими наклонностями. Он может быть женат или разведен. Если первое, то брак скорее неудачный. Судя по передвижениям, у него много свободного времени, возможно, он фрилансер, не зависящий от рабочих часов, или сменный работник. Живет или работает вот где-то здесь, - он отметил на карте две точки – места сброса тел – также выделил дом Криса Харрана и салон красоты, где работал Адам Колтер, соединил их, создав подобие закрытого квадрата. - Скорее всего, субъект часто подвергался насилию сам или видел его, из-за чего случилось нарушение психики. Также он обладает знаниями в медицине. Возможно, физически неполноценен, из-за чего и прибегнул к помощи туронила. Что касается характера нанесенных ранений – либо он был под чем-то, и это убийство в состоянии аффекта, либо Кристофер Харран – не первая жертва.

- Почему? - спросили из глубины зала.

Эклз ответил:

- Отсутствуют какие-либо признаки сомнений, повреждения нанесены без колебаний. Этот человек убивал, пытал и раньше. Или же, как я упоминал ранее, он имеет отношение к медицине, возможно, хирург.

В воздух метнулась рука молоденького агента из задних рядов:

- Как насчет его ориентации?

Эклз ответил сразу.

- Скорее всего у подозреваемого проблемы с самоопределением. Возможно, он не может принять себя и это сводит его с ума. Но утверждать, что он – гей или хотя бы бисексуален, я не буду.

Еще рука.

- Мотив?

- Пока неизвестно.

- Какой это человек?

- Обычный, у него нет внешних изъянов, уродства, вы не запомните его в толпе, он ничем не выделяется. Хотя, как я упоминал ранее, допустимо, что он физически слаб. И еще одно, - Эклз стал еще более серьезным. - Я считаю, что следует установить слежку в тех местах, где нашли тела.

- С какой целью? - прилетело из толпы.

Эклз принялся охотно объяснять. Кажется, ему особенно нравилось вбрасывать умные высказывания и наблюдать за вытянувшимися от удивления или непонимания лицами слушателей. Джареда такое поведение не восхищало, а бесило еще сильнее.

- Убийцы такого типа обычно любят брать с собой что-то, принадлежащее убитому ими человеку. Это может быть как и часть тела – зуб, ухо, кусочек кожи, клок волос – так и какой-нибудь предмет, например, заколка или платок, ручка. В нашем случае, в обоих случаях, ничего не пропало. Хотя утверждать это с абсолютной уверенностью было бы глупо, так как невозможно установить пропажу такой мелочи. И в случае, если все действительно на месте, а мы никак не можем этого проверить, он может вернуться, чтобы пережить снова свои преступления и получить от этого сексуальное удовлетворение. Именно поэтому нужно следить за местами сброса тел, на случай если он там появится.

Морган снова занял место Эклза:

- Кристофера Харрана убили пять дней назад, Адама Колтера – два. Если убийца продолжит держаться такого графика, у нас есть один-два дня, чтобы его найти или хотя бы понять, по какому принципу он выбирает жертв, чтобы обезопасить этих людей. На этом пока все.

Люди начали разбредаться, зал постепенно опустел. Морган сошел вниз, позвал их к себе.

- Джаред, вы с Дженсеном поезжайте в морг, результаты вскрытия пришли.

Джаред кисло улыбнулся и потянул за собой Эклза.

Доктор Бернстайн встретил его как родного.

- Агент Падалеки, я ждал вас.

- Это профессор Эклз из Квантико, - представил Эклза Джаред. - Ну что, док, что скажете?

- Боюсь, ничего нового. Причина смерти та же. В крови снова туронил.

- Значит, ничего нет? - разочарованно протянул Джаред.

- Кое-что все же есть. Кроме частиц уже знакомого металла и крови Адама Колтера, я выделил кровь другой группы.

- То есть, значит…

- Чья кровь, установили? - вмешался молчавший до сих пор Эклз, за что заработал косой взгляд от Джареда.

Доктор Бернстайн оглядел его сверху-донизу, сделал свои выводы, ответил:

- Установили. Она принадлежит первой жертве, Кристоферу Харрану.

- Теперь понятно, почему мы не нашли орудие убийства, - медленно сказал Джаред, пытаясь переварить услышанное.

- Он использовал то же самое на Адаме Колтере, - закончил его мысль Эклз.

- Возможно, на ком-то еще.

- Да, я тоже пришел к такому заключению, - Бернстайн ответил им обоим. - Тем более, что это именно те самые частицы, что и в прошлый раз. Ошибки быть не может.

- Вот и твоя связь, - сказал Эклз, когда они вышли из морга.

- О чем это ты?

- Мы ее пока не видим, но кто-то – да. Человек, убивший Кристофера Харрана, убил Адама Колтера, использовав тот же метод, то же самое орудие, при этом он намеренно смешал кровь двух этих мужчин, пытаясь сказать нам что-то важное.

- И что? - Джаред завел двигатель.

- Это нам только предстоит узнать. Этот человек, убийца, подозреваемый, субъект, называй как хочешь, он видит что-то в этих мужчинах, это его тревожит.

- И как нам?.. - трубка противно загудела, Джаред замолчал, схватил телефон:

- Дэн, я сейчас не могу…

- Прости, Джей, - прошептала Дэннил.

Джаред напрягся.

- Дэн? Дэннил?

- Что-то случилось? - поинтересовался Эклз, цепляя ремень безопасности.

- Надеюсь, что нет, - еле слышно произнес Джаред и сорвался с места.

Изображение

В шестнадцать кажется, что весь мир против тебя, а внезапный вялотекущий бракоразводный процесс ставших абсолютно чужими родителей оставляет в душе самую настоящую зияющую рану похлеще первого расставания с девчонкой. И когда эта рана становится слишком глубокой, а невнимание – слишком обидным, начинаешь совершать глупые поступки из чистого упрямства и желания доказать свою значимость, взрослость и правоту.

На вечеринке у Тони Стоуна, куда его силком приволок вечно веселый и беззаботный Кейси, дохрена людей, многих Джаред вообще встречает в первый раз. Есть ребята постарше, более опытные, серьезные или наоборот. Бухие или под кайфом и не очень. Раздетые – не очень. Нормальные – не очень. Но в этой мешанине потных, липких, пьяных тел Джаред по-настоящему видит только ее. Гибкая, тонкая, вытянутая и одинокая. Красивая, в конце концов. Независимая. А он еще не верил, что рыжие – его пунктик. Кейси оказался прав, как обычно. Эту девчонку Джаред уже замечал, она в городе не так давно, но уже успела побывать мокрой мечтой каждого подростка, иногда – его родителей. Кира Донован из параллельного втюхалась в эту Рыжую, теперь страдает. Именно об этом рассказывала Сандра, еще добавила, что никто не знает ее имени. И вот теперь Джаред стоит в этом мерзостном гудеже, не в силах оторваться от нее.

- Серьезно, Джей, не глупи, - ворчит Кейси, будто мысли читает. - Она взрослая, чувак, и долбанутая, мне Рэм говорил. Ты даже до второй...

Джаред не слушает. Плевать на Кейси, на Рэма, Киру, на всех плевать.

Куда-то деваются секунды, пространство вокруг сжирает две минуты пятнадцать секунд времени, Джаред открывает болящие от света, дыма глаза и видит только губы, они плывут в сторону тихим шепотом у уха, влажно-липко касаются над подбородком, и горячее тело вокруг.

Джаред всматривается в нее, в этот взгляд, мутно-пофигистичный. Явно под чем-то.

Вот она, гребаная разница в несколько часов. Утром мама снова заперлась в спальне, отец уехал в неизвестном направлении, а Джаред, как последний трус, сбежал, чтобы не слышать сдержанных всхлипов, доносившихся через стену до омерзения отчетливо. Кейси приютил его и сам за него все решил – Джаред только вяло кивал, пока тот собирался и подталкивал к двери. Вечером, сейчас, Джаред тут, его целует на виду у всех офигенная девчонка и все круто. Утрись, Кира Донован, и зарой свои лесбанутые мечты!

- Скучаешь? - мурлычет Рыжая по-кошачьи, цепляя его плечо пальцами.

- Не особо, - Джаред дергает этим плечом, слишком резко, будто ужалило, глазами ищет в толпе светлую вихрастую макушку Кейси. Ему надо многое сказать этому... этому... блядь, да она точно ненормальная.

- По-о-осмо-о-три-и-м, - тянет дразняще, трется о бедро Джареда, как кошка, - обещаю, тебе понравится.

Никаких сомнений. Джаред отлипает от влажной стены.

- Пойдем.

Комната маленькая, зато кровать хорошая, широкая – есть место для маневра. Дверь за Джаредом захлопывается, вспыхивает настольная лампа, погружая все вокруг в романтичный, нелепый полумрак, за стеной включается музыка и слышится тихий смех.

Джаред не успевает опомниться – они на кровати. Рыжая целует без спешки, плавно скользя вдоль тела, прижимаясь упругой грудью и бедрами, а Джаред так же неторопливо и осторожно отвечает на поцелуй, гладя ее по выгнутой спине, очерчивая пальцами мягкие изгибы ее великолепного тела. Охренеть.

Какое-то время они просто целуются, жадно, перехватывая инициативу, изучая друг друга, никуда не торопясь, словно впереди их ждет все время мира – бесконечная вечеринка Тони-мать-его-Стоуна. Смена их общего настроения происходит слишком неожиданно и быстро, они даже не успевают прочувствовать этот краткий момент сладкого озарения — можно идти дальше, можно взять больше. Джаред на спине, в затылок уткнулась мягкая подушка, а руки прижаты к простыне, стиснутые сильными пальцами. Рыжая, ловко оседлав его бедра, двигается навстречу, нетерпеливо, резко, ее ведет голод, азарт. Джаред шумно вздыхает, сжимая в ладонях обтянутые джинсой тугие ягодицы, выдыхает со свистом и... отпускает себя.

Ему нравится, что она делает это именно так — мягко, но настойчиво, нежно, с твердой уверенностью получая то, за чем сюда шла. Вкус сладких вишневых губ, ощущение чужого умелого языка во рту помогают забыть обо всех проблемах, о вечно воюющих из-за пунктов брачного договора родителях, о ничего не понимающих учителях, о придурках из школьной футбольной команды. Джаред расплывается, обмякает, ему хорошо, легко, немного страшно, но это правильный страх – предупреждение, что дальше что-то более серьезное. Не трах на одну ночь уж точно. Он окончательно теряет бдительность, растворяясь в приятных ощущениях, в ритме сплетенных тел. И только когда Рыжая, продолжая замедленно двигаться на его бедрах, тянется и берет с полки пакетик с белым порошком – откуда он вообще, блядь, взялся – Джаред словно выстреливает пружиной из эротической фантазии. Реальность захватывает внимание обратно, безжалостно возвращая твердый пол под ногами.

- Хочешь? - она, эта гребаная реальность, трясет пакетиком перед глазами, давит задницей на его член до сладкой боли и предлагает целый новый мир.

- Нет, - Джаред обнимает ладонями ее точеные бедра, стискивает настойчиво, - мне не надо.

Рыжая равнодушно жмет худыми плечами, сползая Джареду на колени. У нее коротко сострижены ногти, она высыпает дорожку прямо ему на живот, наклоняется, щекоча волосами чувствительную кожу, зажимает длинным пальцем, унизанным кольцом, ноздрю, аккуратно и умеючи вдыхает примерно половину порошка через другую и наоборот, а остальное растирает по деснам. Раньше Джаред такое видел только в кино. Теперь кокаин нюхает сидящая на нем полуголая и совершенно незнакомая девчонка. И это чертовски странно. И в каком-то смысле круто, хотя довольно страшно.

Рыжая заметно веселеет, царапает ногтем покрасневший нос, подмигивает. Красивые карие глаза блестят, зрачки расширились. Все, «улетела».

- Я не настаиваю, - она ложится на Джареда грудью, выдыхает в лицо: - Хочешь продолжить?

- Хочу.

Поцелуй выходит правильный – немного злой, расстроенный из-за паузы, но настойчивый, до последнего дыхания. Отлипнув от влажных губ, ошалевший и без дозы Джаред спрашивает совсем не то, что собирался:

- Как тебя зовут?

- Дэннил, - слышит он одновременно с щелчком ремня и вжиком молнии.

Дэннил. Дэнни. Дэн.

В какой-то момент – он точно не помнит, до сокрушительного оргазма или после – пакетик с волшебным порошком возвращается. Под Джаредом услужливо разверзается бесконечно темная бездна, куда он медленно и мягко соскальзывает с кончиков тонких пальцев…


- Джаред.

- Что? - рявкнул Джаред, резко тормозя. Дэннил, ее шальная улыбка, ее горячее тело и белые крапинки кокаина, застрявшие в волосках у него в паху, все еще стояли перед глазами, будто это было вчера.

- Я говорю, может, мне следует сесть за руль? - спокойно предложил Эклз, откидываясь на спинку сиденья.

- Нет, - Джаред пытался понять, насколько вылетел. Судя по тому, что они уже на Линсей, прилично отъехали от больницы. Наверное, Эклз решил, что он спятил.

Джаред вдруг подумал про больницу. В прошлый раз, когда он оттуда уезжал, подстрелили Алекса, сейчас – этот звонок и Дэннил. А ведь тогда Алекс сел за руль, а теперь Эклз предлагает то же самое. Следуя какой-то сумасшедшей логике, Джаред почти верил, что если не уступит Эклзу, все обойдется. Все обязательно…

- Тогда, может, скажешь, куда мы едем? - настойчиво продолжил доводить Эклз.

- Если хочешь выйти... - враждебно настроился Джаред, но его прервали лаконичным и безапелляционным:

- Нет, я останусь.

- Как хочешь, - он вцепился в руль изо всех сил.

В голове теперь гудел другой голос.

- С этой шлюхой ты встречаться больше не будешь, - взгляд отца становится еще более плотным, нечитаемым. Джаред сжимает пальцы в кулак так сильно, что ногти до боли впиваются в ладони глубокими полукружьями.

- Не смей так о Дэннил! - Кровь кипит под кожей, хочется выпустить всю злость, излиться вулканом, избить в месиво, стереть в лохмотья костяшки. Проклятый ублюдок! Долбаный контролирующий, эгоистичный...

- Чертова тупая наркоманка. Это она виновата во всем. И угораздило тебя связаться именно с ней, - Джеральд, это именно Джеральд, безжалостный, хлесткий юрист, а не любящий отец, притягивает к себе коробку с сигарами.

- Я сказал...

Чик-чик.

- Нет, это я говорю, - подрезанная сигара нервно двигается во рту. - Послушай, Джаред, ты еще молод, не понимаешь всего, поэтому я скажу прямо. Я тоже был в твоей шкуре, тоже любил развлекаться, не без этого. Думаешь, мне не в кайф было стягивать кокс с тугих задниц девочек? Или я не хочу этого сейчас? Еще как хочу, но в этом вся разница.

- И в чем же она? - спрашивает Джаред, слегка остыв.

- Я выбрал другую жизнь: достаток, семью, стабильность.

- Ты из-за любви к семье трахаешь свою секретаршу? - невинно интересуется Джаред и скалит зубы.

Пощечина – не так больно, сколько обидно.

Но Джеральд не бьет его, улыбается пугающе-спокойной улыбкой:

- Я сказал, что хотел. Больше ты ее никогда не увидишь.

- Это ты не увидишь меня, - Джаред разворачивается, в спину ему летит:

- Ты куда собрался?

- Переночую у друзей.

- У тебя больше нет друзей. Джаред! Джаред!! Хрен с тобой, можешь не возвращаться. Слышишь? Неблагодарный щенок!
Джаред демонстративно хлопает дверью – грохот в ушах переходит в нарастающий звон. Кажется, стекло разбилось. Плевать.


- Оставайся в машине, - собственный голос прозвучал приглушенно, незнакомо, как тянущийся из глубины, из-под толщи воды.

Эклз никак не среагировал.

Джаред залетел в подъезд и помчался наверх, перескакивая пролеты. Какой этаж? Второй, третий или выше? Блядь, он не может вспомнить! Как он может не помнить? Седьмой. Должен быть. Время снова остановилось, как тогда, одиннадцать лет назад.

- Я вышла, - голос срывается, ее еле слышно.

- Когда и где мы встретимся? - трубка сейчас треснет, так крепко Джаред ее сжимает вспотевшими пальцами.

- Нет, Джей. Мы больше не встретимся.

- Что значит?..

- Я больше не желаю тебя видеть, - Дэннил почти кричит в трубку, отчаянно, высоко.

- Это отец? Это Джеральд, да? Что он сделал?

Пауза длится целую вечность, растягивается в бесконечную, бескрайнюю пустоту, обступает Джареда со всех сторон, не давая выдохнуть. Ответ резкий, злой.

- Не понимаю, о чем ты.

- Все ты понимаешь. Он угрожал тебе? Сказал, что убьет? Может, заплатил, как долбаной шлюхе, а? Пихнул в трусы доллары. Может, попробовал сам тоже?

- Прощай, Джаред.

Он швыряет трубку, едва сдерживаясь, чтобы не наорать на возникшую в дверях Сандру. У нее круги под глазами, она все еще плачет. Джаред обнимает ее, прижимает к себе. Джеральд не прав. Неправнеправнеправ. Он просто не может быть прав.
Джаред не сразу понимает, что по лицу текут слезы.


Дверь в квартиру оказалась открытой. Джаред ворвался в темный коридор, спотыкаясь, пошел на свет. Ванная. Конечно. Пытаясь побороть головокружение и подступающую нервную тошноту, он толкнул дверь. Блядь. Сколько раз приходилось видеть эти жуткие фотографии, читать о вещах, от которых волосы дыбом на затылке становились, но сейчас, когда это не кто-то безымянный, не имя в файле, а Дэннил...

Джаред медленно выдохнул, прошлепал по мокрому полу и выключил воду. Стараясь не смотреть на ее лицо, аккуратно подхватил, вытащил из ванны и опустил на пол. Вода пошла волнами, расплескалась вокруг, потекла загадочными линиями по выцветшей плитке.

Изображение

Дэннил не дышала. Рядом валялась блестящая упаковка из-под каких-то таблеток, полупустая бутылка вина стояла на полке среди кремов, гелей, шампуней. «Прости, Джей». Блядь. Джаред попытался сделать искусственное дыхание, раз-два, как учили. Надавить, вдохнуть в приоткрытый рот. Надавить, вдохнуть. Надавить… Не сильно, чтобы не повредить ребра.
Черт, она же голая. Джаред метнулся в спальню, взял полотенце, укрыл, убрал волосы с белого лица. Никаких записок – несчастный случай. Просто глупая ошибка. Могло произойти с кем угодно. Дэннил не хотела, она не могла…

Джаред остервенело выдохнул ей в легкие воздух, прощупал пульс – еле слышный. Что он делает? Дрожащими пальцами набрал 911, назвал оператору адрес, отбросил трубку и так и остался сидеть, промокший, перепуганный, прижимая ее к себе, бледную, еле живую. Еще несколько секунд.

«Прости, Джей».

Ошибка. Глупость. Не могла.

Где же блядские медики?

С улицы донесся знакомый вой, через несколько секунд сзади послышались торопливые шаги. Наконец-то.

В ванную ввалились люди в синей униформе с равнодушными лицами и сумками в руках. Джареда оттащили назад сильные руки, медики закопошились над Дэннил, проверили зрачки, пульс, понюхали дыхание, огляделись вокруг:

- Похоже на очередную попытку, - тихо констатировал один из них.

«Нет, - хотелось кричать Джареду, - она просто уснула в гребаной ванне, она не...»

Из сумок появились какие-то ампулы с незнакомыми непонятными названиями, откуда-то взялись носилки, капельница…

Ему что-то говорили, объясняли, Джаред автоматически кивал, пытаясь отцепить от себя пальцы.

- Везем в «Грегори», нужно сделать промывание.

А потом стало очень тихо. И в эту тишину вклинился знакомый голос.

- Пойдем отсюда.

Джаред ошарашенно повернулся и увидел Эклза. Именно он держал его все время, не давая вырваться.

- Она просто уснула, - упрямо сказал Джаред. - В ванне с бокалом вина. Такое случается постоянно.

- Может, - не стал особо спорить Эклз. - Давай, я отвезу тебя к ней.

- Дэннил, ее так зовут, она моя...

- Ты не обязан рассказывать мне, Джаред.

- Нет, мы не... то есть давно, а-а… сейчас она хороший друг.

- Понятно.

Когда они спустились, точнее, Эклз доволок его до машины, и Джареду даже не было стыдно, красно-белая машина с мигалками уже уехала. И увезла ее с собой.

- Я поведу, - Эклз сел за руль, пристегнулся.

Джаред не стал спорить.

- «Святой Грегори», они поехали… - закрыв глаза, он беспомощно вжался гудящим затылком в подголовник и замолк.

Изображение

Грэм уже ничерта не соображал. Бесконечные допросы по единой схеме и сценарию с печально предсказуемым исходом, беготня от городу в поисках непонятно чего и это дело в целом окончательно доконали его. Он еще не помнил такого случая, чтобы при прилагаемых усилиях целого отдела получался такой позорный, едва не нулевой результат. Ничего из того, что ему и Картеру рассказывали родственники и друзья, знакомые убитых мужчин и просто случайные свидетели – клиенты салона, где работал Колтер, или продавец ларька, где Харран перед смертью купил сигареты – не могло хотя бы близко считаться полезным. То, какой цвет предпочитал носить Адам Колтер, или информация о том, что Кристофер Харран любил итальянскую кухню, не давало ничего. И шокирующее известие о том, что ненормальный псих выебал парней одним и тем же предметом, тоже не особо помогало, разве что убеждало в том, что они имеют дело с совершенно больным человеком. И что им всем придется плохо, если подонок не сядет в скором времени. Или вообще не сдохнет. Грэм мечтал, чтобы тварь застрелили при задержании. Да он сам с удовольствием разнес бы его жалкие мозги по стенкам или лучше продырявил яйца, чтобы истекал кровью, корчился от боли, мучился, как Крис и Адам.

С тихим скрипом прикрылась за спиной дверь. Почесав колючую щеку, Грэм с остервенением вычеркнул из списка в блокноте еще одно имя, проходящее по делу Адама Колтера, вздохнул. Очередные полчаса в жопу, а все ради того, чтобы снова услышать уверенное заявление о том, что Адам спал только с женщинами, а в свой последний день ни с кем не ссорился на работе и выглядел вполне довольным жизнью. Ах да, никаких подозрительных звонков или визитов. И херня в этом роде.

Грэм оттолкнул от себя блокнот, встал – ручка скатилась на пол, но он даже не обернулся, сразу двинулся к лифтам. Проходя мимо допросной, где мучился с какой-то крашеной девицей Картер, остановился, постучал, вошел, не дождавшись ответа, и жестом позвал его наружу. Тот нехотя поднялся, но все же вышел. Грэм усмехнулся – ну хоть не одному страдать – напарник выглядел так же хреново: мятая рубашка с пятном кофе на груди, отсутствующий взгляд робота, пробившаяся щетина на заострившемся подбородке.

- Ну как у тебя?

- Тебе сокращенную версию или расширенную? - Картер смотрел таким несчастным взглядом, что Грэм едва поборол желание погладить его по волосам. Но вовремя опомнился. Спросил как можно равнодушнее:

- Так плохо?

- Нет, Эл, не плохо, - Картер закатил глаза, - никак. Вот просто… по нулям. Не понимаю, как так вообще может быть. Все улики мимо, никакого отношения к жертвам не имеют. От свидетелей толку – ноль. Визитка во дворе, где нашли Харрана, оказалась там случайно. Я говорил с этой мозгоправшей, она Криса не знает, в журнале посещений его имени нет, на камерах видеонаблюдения – тоже. Записи нормальные, техник смотрел, сказал, пропущенных или замененных кусков нет. На пачке из-под сигарет одни только отпечатки и ДНК самого Харрана, а тот песок, что из-под ногтей наскребли – ничего особенного. Специалист сказал, в городе его можно найти местах в двадцати, если не больше. Намного больше. Стройки там, детские игровые площадки, аквариумы, некоторые производители даже в песочные часы засыпают… Проверили записи с камер с таких площадок в радиусе передвижений жертвы за последние несколько часов до смерти, поспрашивали людей… Тупик, короче. В случае Колтера все еще хуже. Мы даже не знаем, где его убили, два часа его жизни восстановить так и не удается. Куда он ездил после работы, зачем? Будто провалился куда-то. А местечко на Рорк и тело Адама ничего не говорят о том, где все произошло. Ну и туронил. Достать не так легко, нужно иметь разрешение, рецепты, доступ к местам хранения. Значит, ублюдок работает в больнице или имеет отношение к медицине, но мы это уже и так подозревали. Это тысячи-тысячи имен, Эллиот. Десятки больниц, плюс бывшие сотрудники, черный рынок… Пока мы всех проверим, будет слишком поздно. Я уже просто не знаю, что делать, - Картер прикрыл ладонью глаза. - Ах да, от нашего гения-консультанта и его дельных советов толку тоже никакого. Круглые сутки ведем наблюдение за Черч-Рид и Рорк. Никого, кто хотя бы относительно напоминал человека, которого мы ищем. И это слова Эклза, не мои.

- Иди домой, Пол. Обними жену, покрути каналы, поспи, - Грэм сжал его плечо. Дружески.

- Ага, - отозвался Картер совсем уж угрюмо и вернулся к скучающей девице.

Грэм нажал кнопку вызова, принялся ждать, тихонько насвистывая. Вот отчитается перед Морганом и поедет домой. Курт ждет уже полчаса, даже ужин приготовил. Сегодня ничто не должно им помешать. Одна ночь. Черт возьми, он имеет право на передышку! А завтра он поговорит с постоянной клиенткой Адама, может, она что-то новое расскажет.

С относительно позитивным настроем Грэм вышел на двадцать третьем этаже и пробежался по пустому затихшему коридору до большой комнаты с понатыканными, как иголки в подушечку, столами. Внимание привлекла ячейка у самого окна. Он не поленился подойти ближе, пригляделся: до тошноты идеальный порядок, папки все в ряд, карандаши, ручки не валяются где попало, а торчат из органайзера, никаких стикеров или напоминалок на мониторе компьютера, в ящиках стола почти пусто, наушники аккуратно скручены и лежат рядом с клавиатурой.

Фыркнув, Грэм повернулся и вышел из комнаты, свернул вправо на углу, шел, пока не остановился у двери с табличкой: «Д. Д. Морган, ССА». Он как раз собирался постучать, но его отвлекли голоса. Один принадлежал Моргану, второй показался смутно знакомым. Грэм встал в стороне так, что в узкую щель, через которую пробивался слабый свет, стало видно, что происходит в кабинете.

- Ты должен рассказать ему, - Эклз задумчиво вертел в руке обычный лист бумаги – с такого расстояния Грэм не мог разобрать, что на нем написано. - Он имеет право знать.

- А если ты ошибся насчет парня? Что тогда?

Эклз посмотрел на Моргана так, будто тот сказал нелепость:

- Я не ошибаюсь, Джефф. И потом, в случае Харрана мы не можем быть ни в чем до конца уверены, но когда убивали Адама Колтера, он был у меня дома. А мы прекрасно знаем, что два этих убийства – дело рук одного и того же человека. И если второго убийства он не совершал, то и первого, соответственно, тоже.

Грэм, стараясь не издавать ни звука, вслушался. О ком это они вообще?

- У него может быть сообщник, - Морган достал из ящика стола конверт и протянул Эклзу. - Если ты не заметил, парень далеко не дурак, Дженсен.

- Нет, не дурак, - согласился тот, вынимая из конверта такой же лист бумаги, сложенный вдвое.

- Значит, мы все еще не знаем наверняка, - подытожил Морган, вздохнул, продолжил. - Черт, я надеялся, что вместе мы разберемся хотя бы с этим.

Эклз отложил конверт с его содержимым в сторону, уперся ладонями в край стола, опустил голову.

- Джефф, говорю тебе, это не он. Знаешь, кого я вижу, когда смотрю на него? Я вижу парня из хорошей семьи, который пробился к верхам и еще не совсем понимает, что это значит. Я вижу зеленого новичка, который очень хочет раскрыть это дело, выслужиться перед тобой и доказать что-то самому себе. Я вижу непростой характер, проблемы, много проблем, беспрерывно подавляемый гнев. Я вижу неплохого агента в будущем, если не станет дурить. Но вот чего я абсолютно точно не вижу, когда смотрю на Джареда, так это маньяка-насильника или его соучастника.

Грэм еле сдержал удивленный вскрик. Неужели?.. Нет, не может быть. Падалеки как-то связан с этим уродом? С Мясником? Поэтому Морган с ним носится? Держит на расстоянии, никому ничего не говорит, а сам следит за каждым его шагом через Эклза и надеется на… что? Этот мальчишка что… подозреваемый? Да нет, невозможно.

Тем временем Эклз снова взял в руки листы, развернул по очереди, нахмурился – ему явно не нравилось то, что он читает.

- Он не растерялся, когда я предложил ему осмотреть тело, не сблевал, как остальные. Дженсен, он привел множество полезных фактов. И описал, как все произошло, будто сам стоял там.

- Ты сам сказал – парень не дурак.

- Не знаю, - Моргана не отпускали сомнения, - ты не видел его там с телом. Он будто получал удовольствие от всего этого кошмара.

- Вспомни свое первое дело, Джефф. Это всегда смесь ужаса и кайфа. Ты видишь кровь, чувствуешь вонь, и тебя мутит, но одновременно с этим осознаешь, что вот оно, твое первое расследование. Первая серьезная работа. Можешь ненавидеть себя, но ты до черта рад, что это тело лежит передо тобой, умоляя найти все скрытые на нем и в нем секреты, найти того, кто сделал это с ним, - Эклз резко замолчал.

- Не знай я, что ты нормальный, решил бы, что маньяк.

Эклз хмыкнул.

- Я сам так иногда думаю. А на случай, если я все же ошибся, и Джаред имеет какое-то отношение к Мяснику, я буду приглядывать за ним, - пробормотал он и уткнулся в текст.

Грэм пожевал губу. Он бы многое отдал, чтобы знать, что там.

- Ценю твой оптимизм, - Морган криво улыбнулся. - Как насчет содержания этих записок? Есть мысли?

- Парочка имеется, но поскольку Мясник адресовал их Джареду, каждое слово может иметь совершенно уникальное значение, понятное только им двоим. Как код…

Грэма вышвырнуло куда-то далеко, там, где темно, липко и очень жарко. Вот, значит, что. Пока они всем отделом ведут бессмысленные допросы, чертов маньяк строчит писульки Падалеки? Да куда вообще Морган смотрит? Почему не прижмет щенка, пока не поздно, пока не появилась третья жертва?

- Именно поэтому чем раньше Джаред узнает об их существовании, тем лучше для нас, - закончил Эклз.

- Ладно, я скажу ему. Завтра.

- И еще. Записки напечатаны, не написаны от руки.

- Думаешь, для того, чтобы Джаред не смог узнать почерк?

- Возможно, хотя маловероятно, так как Мясник вероятно использует для общения с Джаредом систему, знакомую узкому кругу людей. Если бы он не хотел, чтобы Джаред его узнал, не оставлял бы настолько явных подсказок. Хотя… - Эклз потер лоб, снял очки, - пока Джаред не прочитает их, ничего нельзя исключать. В конце концов, может, Мясник просто не умеет или не любит писать. Сам прекрасно знаешь, в нашей работе возможно все, - он вздохнул, добавил озабоченно: - И все же нужно было сказать ему сразу, Джефф. Сейчас, боюсь, как бы ты не преподнес эту новость, как бы не аргументировал свое решение… Все стало куда сложнее.

- Как он? Держится?

- Вроде пока ничего. Знаешь, кто эта девушка?

- Нет. Если честно, я вообще ничего о нем не знаю. Я бы показал записки сразу, если бы хоть немного был знаком с парнем. Но Джаред – не Грэм или Гилрой, или любой другой из моих ребят. Я не знаю, чего от него ожидать.

- Я пока тоже, - тихо сказал Эклз и уже увереннее заявил: - Но выясню.

Из соседнего пустого кабинета Грэм уже набирал хорошо знакомый номер:

- Рассел, привет. Эллиот Грэм. Он самый. Хочешь эксклюзив?

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 03:01
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

До больницы ехали молча. Эклз сосредоточенно вел, иногда, когда думал, что Джаред не замечает, обеспокоенно косился в его сторону, будто боялся, что он психанет. Джаред пытался взять себя в руки, но руки дрожали, мысли путались, тяжесть давила на легкие, не давая сделать такой необходимый вдох.

Дэнни не могла. Немогланемогланемогла.

- … среди мусора… сама разберется… надоест, - назло гудело эхом.

Дорога смазалась в тусклое плавучее пятно, в какой-то момент она застыла, и появились голоса, много голосов, разных, они все перемешались, слились в бессмысленный шум, кто-то во всю мощь врубил свет, а Эклз пропал – Джаред точно не помнил, когда и куда. Кажется, после того, как он говорил с врачом. Или все же до?

А дальше тягуче потянулась неизвестность, уродливой, колючей проволокой сжимаясь вокруг горла.

Он провел в больнице всю ночь – сначала ждал врача, потом, когда пустили, забился в палату и дежурил у койки, держал за руку, гладил пальцами по прохладной коже, нервно перебирая в уме все возможные варианты и причины дурацкого поступка. В висках билось на повторе: «почему, зачем, как?» Никак не укладывалось, что она могла, что действительно хотела вот… этого.

За него на все вопросы отвечал другой голос.

- Думаешь, долго так протянет? Да только посмотри на нее! Она и сейчас едва держится, а без какого-либо контроля – несколько дней, пусть месяц, и ее найдут в вонючем притоне среди мусора, когда уже будет смердеть. Или она сама разберется, когда ей надоест отравлять все вокруг себя. Как ты этого не видишь. Раскрой глаза!

Нет, Дэннил не стала бы, они все ошибаются. Эклз, Джеральд, врачи. Все.

Так и не додумавшись до устраивающей его версии и поняв, что мысли об этом сводят с ума, Джаред попытался переключиться на работу. Убийце-садисту плевать, что происходит в его личной жизни, ждать не станет, передышки не даст. А значит, уже завтра где-нибудь в Нью-Йорке могут обнаружить новый труп. И Джаред должен быть готов к этому. Итак, снова…

В какой-то момент в слабые попытки распознать мотивацию Мясника вклинились совершенно другие мысли. Перед глазами всплыло хмурое, какое-то незнакомое лицо Эклза, лишенное привычной невозмутимости и самоуверенности, его хватка снова ощущалась на плечах дурным грузом, будто стоял позади и удерживал от зовущей бездны.

Джаред гнал от себя эти тени, сопротивлялся им, пытался думать о другом. Он не горел желанием вспоминать о том, что произошло после того, как Дэннил увезли, ему было неловко, стыдно, неприятно возвращаться в крохотную ванную, в затхлую квартиру, где не хватало воздуха, света и пахло смертью. Джаред силился забыть о том, что случилось потом уже на улице, когда он смотрел невидящим взглядом вслед удаляющейся машине с красными полосами по бокам или давил набухающую где-то под ребрами панику сухими глотками. Или висел жалким тряпьем на Эклзе и в темноте салона глотал распирающие горло всхлипы.

Стряхнув с себя скребущиеся под кожей невеселые мысли, Джаред нехотя выпустил худые пальцы, вышел в гудящий коридор, спустился к Алексу. Гилрой выглядел довольно бодро, слабо улыбался сухими губами, жаловался на дерьмовую больничную жратву, чесал повязку на плече и задавал вопросы по делу, которые, как ни хреново признавать, отвлекали, убивая неубиваемое время.

Когда Джаред вернулся в палату, Дэннил еще крепко спала. Сколько они ей дали снотворного? Он упал в кресло, сжал в ладони заметно потеплевшую руку и принялся ждать, наблюдая, как прозрачная жидкость из пакета капля за каплей перетекает ей в кровь.

Кап-кап-кап-кап…

К утру его, сонного, уснувшего лицом в одеяло, с боем вытолкала пришедшая проверить пациентку медсестра, сказав, чтобы не появлялся до того, как начнутся часы посещений. Не в силах спорить с ней, Джаред спустился в холл, купил кофе из автомата, выпил залпом, поморщился и вышел на улицу. Свежий воздух ворвался в легкие, помогая им раскрыться, кофеин сработал как надо, придавая бодрости.

«Форда» на стоянке не оказалось, поискав по карманам, ключей Джаред тоже не обнаружил. Постепенно до него дошло, что их там и не было. Да что за?.. Пришлось ловить такси. Ничего, спросит с Эклза при следующей встрече.

Дома он открыл дверь, добрел до кровати и свалился не раздеваясь.

Изображение

Уснуть не выходило. Растерянное лицо Джареда не желало рассеиваться, становясь только ярче: мокрые потускневшие глаза, заострившийся нос, дрожащие губы. Совсем не такой, каким Дженсен привык его видеть. Следом за Джаредом выплыла и незнакомая девушка на дне ванны, по полу покатились таблетки, послышались всхлипы, сначала тихие, потом громче, что-то вдалеке треснуло или хрустнуло. Добавился голос. Вмешался совсем из другого времени.

- Мы никогда не должны были переезжать сюда. Посмотри, что они сделали с ним! А я ведь говорила, говорила тебе! Но ты не слушал, ты меня не слушал. Я тебя ненавижу, слышишь, ненавижу! Если он выкарабкается… Я не знаю, что сделаю, если он не проснется. Это ты виноват, ты во всем виноват!

Он попытался вытряхнуть его, но голос становился еще громче, еще настойчивее.

- Этот проклятый город, эта школа, этот чертов мальчишка. Я чувствовала, я знала…


Дженсен пролежал около часа в темноте, встал, сделал себе кофе, включил компьютер. От работы его отвлек звонок.

- Дженсен, - Джефф даже не извинился, не спросил, разбудил или нет, и Дженсен понял, что случилось что-то очень плохое.

- Третья жертва? - спросил он, ставя чашку с недопитым кофе рядом с исписанными листами.

- Нет, пока. У нас… ситуация. Я знаю, что мы подождать, но, боюсь, придется действовать сейчас. Я не хочу, чтобы Джаред узнал об этом… так.

- Как? В чем дело, Джефф?

Морган вздохнул, начал говорить. Дженсен внимательно выслушал, потом сказал.

- Я его привезу.

Изображение

Что-то отвратительно настойчиво звенело под ухом. Звенело так громко, что доставало даже из-под подушки. Джаред оттолкнул телефон, простонал, поняв, что это дверь, сполз с кровати, пошел открывать. На пороге стоял Эклз. Немного помятый и такой же сонный, что особенно радовало.

- Который час? - проворчал Джаред, впуская его.

- Почти восемь. Джаред, - Эклз вдруг замолчал, сделал вид, что осматривается, но Джаред понял – дело не в квартире.

- Ну?

- Кое-что случилось. Джефф... он...

Джаред мигом протрезвел:

- Что-то с Морганом?

- Нет, - Эклз вел себя странно и выглядел не как прежде. С виду собранный, но нервничал или злился – сложно сказать. - Я считаю, что он сам должен был тебе сказать и сразу, но не получилось. И теперь есть осложнения.

- Не понимаю.

- Думаю, будет лучше, если поедем к Джеффу, и он сам объяснит. Собирайся.

- Мне нужно в душ, - невпопад брякнул Джаред.

- Я подожду, - Эклз улыбнулся знакомой улыбкой.

Джаред не понял, сколько провозился – пять минут или полчаса. Во всяком случае, когда он вышел из ванной, освеженный, готовый к работе, Эклз сидел там же, где Джаред его и оставил. Более того, кажется, он вообще не сдвинулся с места. Он оглядел Джареда ленивым взглядом, напомнил:

- Джефф ждет.

Джаред кивнул и ушел в спальню, где быстро оделся, собрал со стола оружие, удостоверение.

- Может, скажешь уже, в чем дело? - спросил он, возвращаясь к Эклзу.

- Не думаю, что это хорошая идея.

- Было бы удивительно, если бы ты думал иначе, - огрызнулся Джаред, выходя в коридор.

- Вот поэтому я и не скажу, - усмехнулся тот, протягивая ключи. - Я пригнал твою машину.

- Значит, я поведу, - не остался в долгу Джаред.

- Как хочешь.

- А еще ты мне должен тридцать пять баксов, - мстительно добавил Джаред.

Воцарившаяся тишина напоминала о вчерашнем дне, о том, что случилось. Проснувшись час назад, Джаред почти поверил, что ему все приснилось, что если сейчас позвонить Дэннил, она рассмеется в трубку и предложит встретиться. Эклз своим появлением все испортил, а ключи, прилетевшие к Джареду, безжалостно рассеяли последние сомнения.

Не приснилось. Все было. А значит, как только он закончит с Морганом, поедет в больницу. Дэннил, наверное, уже проснулась, ей будет приятно увидеть знакомое лицо в толпе чужих. Именно в таком настроении Джаред подкатил к зданию Бюро. И резко тормознул от удивления.

Он еще никогда не видел такого количества людей. В основном, журналистов, ожидающих чего-то. Или кого-то.

- Черт, - не успел Джаред порадоваться тому, что Эклз в чем-то просчитался, как репортеры роем налетели на машину, в открытое окно сунулись микрофоны, диктофоны, глаза ослепила камера, волной ударили разношерстные голоса.

- Агент Падалеки, это правда, что Мясник делает это из-за вас? Вы получали от него письма? Вы знаете, кто он? Почему вам поручили заниматься этим делом? Какое отношение к убийствам имеет мисс Харрис? Она ваша девушка? Почему она сейчас находится в больнице? Можете подтвердить, что Мясник охотится за вами и вашими близкими? - посыпались вопросы.

Джаред остолбенел.

- Что скажете?..

- Агент Падалеки ничего не знает, у вас ложная информация, - раздался спокойный, зомбирующий голос Эклза, а потом Джареда затолкали в здание.

- Что это было? Они сдурели? - вывернувшись, спросил Джаред, наблюдая, как репортеры облепляют стекло, как мухи.

- Нет.

- Что значит?..

- Джефф все объяснит. Пойдем.

- Ну уж нет! - вызверился Джаред. - Скажи сейчас.

Эклз остановился.

- Мясник оставил на местах преступлений запечатанные записки. Они для тебя. Сначала Джефф считал, что ты как-то связан с ним...

- Я что?

- Не перебивай. Мясник писал тебе, Джаред. Просто так такие вещи не случаются.

- Что значит «писал?» Что писал?

- Послания, возможно, загадки. Маньяки любят вводить в заблуждение. Играть.

- И Морган решил, что я с ним заодно? - Джаред рухнул на стул в холле. В голове не укладывалось. Он, конечно, знал, что что-то не так, что Морган не просто так носится с ним, но такого даже представить себе не мог.

- Постарайся понять. Рядовой агент становится в центре такого шумного расследования. Неужели сам не удивился, не спрашивал себя, почему Морган взял тебя?

- Ну да, - протянул Джаред и спросил заторможенно: - А как так вышло, что об этом узнала пресса?

Эклз помрачнел:

- Тебя сдали, кто-то из своих, пока не ясно – кто.

- Понятно, - Джаред чувствовал себя полнейшим идиотом.

- Я не сказал тебе в квартире, чтобы твое удивление перед ними, - Эклз кивнул в сторону беснующейся за дверью толпы с микрофонами, камерами и диктофонами, - выглядело естественным. Будем все отрицать.

- А что дальше? - Джаред хоть и злился, но совершенно растерялся.

Эклз подтолкнул его к лифту.

- Дальше ты прочитаешь эти письма и расскажешь нам, что они означают.

- А если не смогу? - с вызовом посмотрел Джаред.

- Тогда мы все ошиблись, и делать тебе здесь абсолютно нечего, - жестоко припечатал Эклз.

Изображение

Еще никогда Джаред так сильно не хотел разбить кому-нибудь рожу. И разбил бы, если бы не Морган и Эклз, оттащившие его от Грэма до того, как он успел вмять кулак в его лицо во второй раз.

- Сука, - шипел Джаред и рвался, выкручивал до боли руки, срывал голос, забыв о том, кто именно сейчас в комнате. В любом другом случае он не позволил бы себе такого при начальстве, да даже про Эклзе, но слишком многое накопилось. Мясник, Дэннил, проклятые письма и журналисты со своими гребаными вопросами. - Продажная сука! Тварь, да я тебя прикончу своими руками!

- Вышел, быстро, - тихо приказал Морган Грэму, и когда тот исчез в коридоре, бормоча что-то про себя, обратился к Джареду, разворачивая к себе лицом. - Джаред, успокойся, садись, поговорим.

Джаред свалился в кресло, все еще часто дыша. Морган прошел к своему столу, а Эклз остался стоять рядом, чтобы остановить, если он попытается последовать за Грэмом.

- Я понимаю, ты злишься, - начал Морган примирительно.

- Нет, сэр, не понимаете, - Джаред впился в подлокотники. - Вы... вы скрывали от меня такое, сэр, это неправильно, вы не имели права.

Морган смотрел на него мягко, его глаза знакомо улыбались – видимо, оценил, что Джаред при всей своей нервозности и злости с ним держался официально.

- Ты имеешь права материть меня, Дженсена, Грэма – кого хочешь, - продолжил он, - но сначала послушай.

- Слушаю, сэр, - Джаред нарочито подчеркнул это «сэр».

- Вот, посмотри, - Морган протянул ему два сложенных листка – видимо, те самые письма Мясника, из-за которых поднялся этот шум.

- Открой. - Джаред едва не вздрогнул от прозвучавшего у самого уха приказа, зыркнул на Эклза недобрым взглядом и развернул лист. Обычная бумага из блока формата A4, посередине напечатано шрифтом, вроде 11, одно предложение: «Джареду Падалеки, 23-ий этаж Федерал плаза, место у окна». И ниже: «Поймай меня».

- Есть идеи?

- Поймай меня, - еще раз вслух прочел Джаред, и его унесло волной далеко в зеленый двор к собачьему лаю, солнцу, смеху.

Джаред бежит, прижав к груди пластмассовый пистолет. Кейси выскакивает на него откуда-то сбоку, сбивает с ног, и они вдвоем падают на влажную траву. Кейси заползает сверху, и они понарошку борются, пуская в ход нечестные приемы, смеясь и кувыркаясь, кусаясь и пачкая одежду. Наконец, Кейси удается завладеть пистолетом, и он, запыхавшись после битвы, выдыхает горячо в лицо:

- Попался, Джей.

Потом встает, засовывает за пояс перемазанных в земле и травяном соке джинсов пистолет и, хитро сощурившись, дразнит:

- Поймай меня.

Джаред устало перекатывается на колени, поднимается и бежит за ним. В голове гудит насмешливое: «поймай меня»…


- Джаред? - на пути обрывков памяти встал настырный голос Моргана. - Я еще раз спрашиваю – есть какие-то предположения?
Кто мог написать это?

Джаред отложил листок.

- Я не уверен, сэр. Возможно, но…

- Что? - Эклз рядом даже не пошевелился.

- Похоже на приглашение. Мясник дразнит меня, нас. «Поймай меня» – этим он выражает свое сомнение. Считает, что мы недостаточно умны, что не сможем найти его. Это явный вызов, сэр.

- Хорошо, допустим, но как насчет более… узкой трактовки? - Морган вздохнул, пытаясь скрыть разочарование. - Что если за этой фразой скрыто что-то большее? И если все так просто, почему писать именно тебе?

- Не знаю, сэр.

- Эти письма адресованы тебе, Джаред, - Эклз повернулся к нему, вжал ладони в спинку кресла, запирая с двух сторон. - Не Джеффу, не кому-либо другому из Бюро. Тебе. Что эти слова значат? Нет, не надо приводить пример из учебника, - голос Эклза изменился, стал более глубоким, пугающим даже, его лицо придвинулось ближе, совсем близко. - Ты уже не в Академии, это не какой-то там тест, тебя не проверяют сейчас на знание теории. Скажи то, чего мы не знаем. Это что-то знакомое, Джаред, что-то твое.

- Мой друг детства, он... мы так играли, когда нам было лет по двенадцать, - Джаред сглотнул.

- Где он сейчас? - Морган оживился, даже с места встал, не спуская с Джареда пристального взгляда профессионала.

- Умер.

- Давно?

- Давно, двенадцать лет назад.

- Джаред, - Джаред вскинулся даже, настолько удивил его переход от официального тона к более дружескому, - не хочешь ничего рассказать о своем детстве?

- Нет, сэр, - ком в горле вернулся. - А можно мне вторую?

Морган молча протянул ему вторую записку.

Та же бумага, тот же шрифт, адрес. И сама записка: «Ты знаешь».

- Как насчет этой фразы? - почти безнадежно поинтересовался Морган. - Что ты можешь такого знать?

- Простите, сэр. Слишком общая, даже если и было что-то, мне не вспомнить, - Джаред вернул ее Моргану.

- Дженсен, что-нибудь добавишь?

Эклз кивнул.

- Мясник пишет Джареду. Нет, не думаю, что это случайный выбор. Он знает Джареда. Возможно, Джаред тоже с ним знаком, может, они встречались всего раз, может, видятся каждый день. Может, всего одна ночь для кого-то значила больше.

- Я тебе говорил, - от неожиданности Джаред даже забыл, что Морган все еще находится в комнате, - я не такой, как ты.
На что Эклз едва приподнял губы в ехидной улыбке.

- А я и не утверждаю обратное, - и продолжил как ни в чем ни бывало. - Обе записки очень личные. С намеком на глубокую связь, только для двоих. «Поймай меня» – согласен с Джаредом, похоже на вызов. Но если это не просто стандартная фраза, тогда это кто-то очень близкий, кто-то, кто мог знать, как и с кем Джаред играл в детстве. Может, конечно, совпадение, но…

- Бред, - не удержался Джаред. - Это произошло двенадцать лет назад.

- «Ты знаешь» – подсказка, намек – может, прямой, то есть Джаред действительно знает его и должен вспомнить. Или Джаред знает что-то еще. Предвижу третью записку, а значит, и третье убийство, - будто не слыша Джареда, закончил Эклз.

- Джаред, послушай, - Морган устало вздохнул. - Грэм будет отстранен за слив информации. Я такого больше не допущу. Но мне нужно, чтобы ты занялся этим делом всерьез. Я понимаю, что тебе тяжело, что твоя девушка… знакомая, - Морган поправился, увидев недовольство во взгляде Джареда, - в больнице, а ты сам – цель маньяка и одновременно для некоторых подозреваемый и соучастник, но тебе придется собраться и довести работу до конца. Будет не просто. Ты еще не готов к такой работе, у тебя нет должных навыков, журналисты на хвосте, но у нас нет выхода.

Джаред встал.

- Хорошо, но я буду работать один.

- Исключено. Мы не знаем, чего он от тебя хочет, каких действий ждет. Будешь работать с Дженсеном над психологическим портретом Мясника. Теперь, когда у нас две жертвы, и вы оба в курсе всех фактов, должно стать проще.

- Чего именно вы от меня хотите, сэр? - Джаред потер лоб. Спать хотелось так сильно, что он боялся рухнуть прямо здесь.

- Для начала, составь список тех, кто мог написать эти письма, - подсказал Эклз. - Друзья, родственники, бывшие соседи, подружки, случайные партнеры. Все, кто жив, кто мог держать на тебя обиду, кого ты отверг.

- Безумие какое-то, - прошептал про себя Джаред, вслух возразил: - Да нет никого.

- Хорошо подумай, кто-то должен быть. Скорее всего, кто-то незначительный, незаметный для тебя.

- Никого. Нет, - отдельно, по слогам и очень спокойно произнес Джаред, не прекращая зрительного контакта. Эклз взгляд выдержал, не моргнул даже. Профессионал, блядь.

- С репортерами не разговаривай, все отрицай, - добавил от себя Морган.

Джаред повернулся и вышел. Плевать, что нарушение субординации. Плевать, что подумают Морган и Эклз. На все плевать.
Только в холле получилось полноценно выдохнуть.

Голова закружилась, тошнило, мысли перемешались. В горле горячо клокотало.

- Джаред, - Эклз возник из ниоткуда за долю секунды. Или Джаред, грузясь, потерял куда больше времени, чем думал.

Горечь во рту стала нестерпимой. Джаред отскочил в сторону, процедил сквозь зубы:

- Нет, не приближайся. Я не могу ударить Моргана, не имею права трогать Грэма, но если ты не уберешься, Эклз, клянусь, тебе я вмажу.

Эклз молча подвинулся в сторону, Джаред, стараясь не бежать, направился к лифту.

Кабина подъехала почти сразу. Когда двери закрылись, создавая между ним и Эклзом такой необходимый сейчас барьер, Джаред со всей силы вмазал кулаком куда-то в сторону. Протяжный звон окружил его, поднялся наверх и смолк, следом уже догнала отрезвляющая боль.

Изображение

Губа ныла. Хренов щенок – Грэм потрогал распухший рот. Кто его только подпустил к расследованию, если он заинтересованная сторона, да к тому же еще и подозреваемый? Как Морган мог такое допустить? Неужели старик совершенно потерял нюх или, правильнее будет, голову? Из-за какой-то дешевой девицы с якобы тягой к искусству. Грэм нахмурился своему отражению, потом снова прижал влажное полотенце к губе, поморщился.

Курт опаздывал. После того, как Грэм передал информацию Расселу, прошло часов десять. Он даже не сразу понял, почему и как, но новость взорвала радио и телевидение, а блог Рассела сдох из-за количества просмотров. Правда, Грэм не думал, что Морган его отстранит, все же дело серьезное, нормальных агентов под рукой нет, только этот выскочка из Вашингтона, хренова звезда, и Падалеки, слепой мышонок, тыкающийся по углам, бесполезный.

В любом случае, пара дней дома даже хорошо. Уломать бы еще Курта взять выходной и завалиться с ним в кровать. Забыть про ублюдка, кромсающего парней, про работу, просто отвлечься немного.

Звонок в дверь Грэм услышал не сразу.

- Уже иду.

Тень наползла на дверь, а в отражении очков он увидел, как взрезав воздух, свистнул нож.

Изображение

Дэннил выглядела бледной. Улыбнулась виновато.

- Джей, я...

- Нет, Дэнни, не стоит, - Джаред взял ее за руку, сжал.

- Но я действительно…

Джаред сглотнул горечь:

- Я знаю, знаю.

Дэннил обмякла на подушках, выдернула пальцы.

- Когда тебя выписывают?

- Завтра утром.

- Я приеду.

- Не надо. Я могу и сама.

- Но...

- У тебя работа, - жестко возразила она, становясь прежней, той, которую Джаред когда-то так сильно любил. - Я сама разберусь со своими проблемами. Ни то чтобы они у меня были.

- Не надо так, Дэн, - жалобно произнес Джаред. - Ты же знаешь, я хочу лучшего для тебя.

- Тебе лучше уйти, - Дэннил отвернулась и добавила слабо: - Пожалуйста.

Джаред без единого слова вышел в коридор, спустился вниз, но оказалось, что Алекса уже выписали. Поэтому он поехал домой, лег, закрыл глаза…

Ему снился Кейси. Белое лицо, всклокоченные волосы, пена у рта. Джареда утягивало обратно звуками, вспышками, голосами, кадры услужливо ложились в ряд, восстанавливая, склеивая в цельную пленку, как старый фильм, его прежнюю жизнь.

Они торчат в подвале уже больше часа. Слушают громкую, злую музыку, целуются и покуривают наскоро скрученную дурь – для разминки, как объясняет Кейси, когда, кашляя, протягивает Джареду свой же косяк.

Им хорошо, легко, просто. Родители не доебываются, тренировку отменили из-за непогоды, а до настоящего вечера остается несколько свободных часов. Впереди маячит уик-энд, это здорово ободряет, учитывая, как сильно Джареду не хочется возвращаться на поле и вообще в ебаную реальность.

Кейси несет абсолютную двинутую херню, хохочет так, что в глазах слезы. Сандра смотрит на него влюбленными глазами и тоже тихо посмеивается. Джаред увлеченно целуется с Дэннил, забыв обо всем на свете, даже о неприятной ссоре с отцом этим утром. В голове постепенно образовывается легкий приятный туман, на коленях сидит любимая девушка, напротив – лучший друг, способный понять любой задвиг. О большем и мечтать нельзя.

Когда боль и тревога растворяются в бешеном коктейле, кипятящем кровь, все остальное вдруг становится неважно. Джаред решает, что это ненадолго, что отец с матерью разберутся со своими проблемами, а сам Джаред свалит в колледж, забыв обо всем, как о кошмарном сне. Или не свалит, уедет куда-нибудь с Дэннил и плевать на высшее образование. Пусть отец хоть синеет от злости.

Дэннил в ответ на эти бунтарские мысли слегка оттягивает его за губу, прикусывает до слабой, трезвящей боли. Ее глаза блестят, обещая что-то новое, что-то запредельное.

Его отношения с Дэннил сейчас на той опасной грани, когда либо идешь дальше, взваливая на себя всю ответственность, либо возвращаешься к исходной точке, круто обламывая себя и свою девушку неожиданным решением, влияющим на обоих в равной степени. Болезненное расставание, скандал и безумный, вышибающий пробки прощальный секс, когда оба слишком хорошо осознают свои действия и поступки, когда кокаин кажется особенно сладким или горьким, или безвкусным. Это ночь, после которой становится понятно, что это самое гребаное решение оказалось ошибкой, и они друг без друга никак. И сразу кажешься себе взрослее, а груз, сдавливающий плечи – тяжелее.

Джареду хорошо с ней, Дэннил отвлекает его от реальности, от бессмысленных визитов к психологу и ставшего привычным ора в доме. Стоит урвать момент, как они тут же оказываются друг с другом, практически не вылезают из постели или, в их конкретном случае, не слезают с тех горизонтальных и вертикальных поверхностей, куда их заносит в порыве – Джаред едва успевает запасаться резинками. Он не дурак – оказаться в семнадцать с крикливым младенцем на руках ему не улыбается.
Хорошо, что Дэннил тоже это понимает.

- Видел о' Коннора сегодня? - Кейси пихает локтем в бок. Джаред шипит, толкает в ответ, и они вдвоем тупо ржут. Потому что им очуметь как весело.

- Этот громила сегодня устроил выступление насчет Джефферсона в раздевалке. Говорит, сейчас пойду и вставлю ему, - Кейси хрипит, подражая о' Коннору, и от удивленных взглядов Дэннил, Сандры и Джареда отбивается кашляющим смехом: - При-д-х-урки тра-а-хнутые.

- Тебе бы только трахаться, - Дэннил возвращает Джареда к поцелуям.

- Сказала хищная сука, соблазнившая моего лучшего друга, - несерьезно ворчит Кейси, доставая с полки жгут и все остальное для «путешествия».

- Может, не стоит? - Джаред крепко держит Дэннил за бедра и обеспокоенно переглядывается с меланхоличной Сандрой.

- Иди на хуй, Падалеки, - с чувством сообщает Кейси, затягивая локоть и делая себе укол какой-то серьезной хрени.

- Сам иди, - обиженно бормочет Джаред.

Кейси не отвечает, уже ловит свой дремучий кайф: ресницы дрожат, а пальцы царапают по старой древесине, цепляясь, как за якорь. Придурок. Его глаза загораются уже в тот момент, когда он видит блестящую на кончике иглы каплю, до того, как чувствует, как несколько граммов чистого кайфа разносятся по всему телу.

Дочувствуется в итоге, блядь, до комы.

- Эй, придурок, - зовет Джаред. Кейси часто моргает, пытаясь сфокусировать на Джареде «уплывающий» взгляд, а потом вдруг заваливается на пол, перепугав сидевшую рядом Сандру. Джаред кидается к нему, прижимаясь ухом к груди, пальцы зажимая на шее. Другой рукой он набирает 911, молясь за жизнь этого идиота и совершенно не думая о том, что будет, когда приедет помощь. Туман в голове постепенно рассеивается, и вместо искусственного веселья в душе поселяется леденящий страх.
Пульс под пальцами окончательно пропадает еще до появления парамедиков.


Звонок вытеснил перепуганные лица Дэннил и Сандры, сочувствующие лица полицейских и медиков, перекошенное лицо отца и печальное – матери. Джаред не хотел там больше оставаться и вернулся в свою спальню, схватил вибрирующий телефон и не глядя мазнул пальцем по дисплею. Либо Морган, либо Эклз. Больше некому.

- Падалеки.

С тихим голосом в трубке мир перестал быть прежним.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 03:15
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

Дженсен тысячу раз успел пожалеть, что ввязался. Конечно, копаться в мозгах у психопата всегда увлекательно, держит в тонусе после скучных лекций и бестолковых студентов, но слишком уж много осложнений, секретов и возможных нехороших последствий. И если бы не просьба Джеффа и один роковой пропущенный звонок, Дженсен отказал бы любому. Но на то это и был Морган – ему Дженсен сказать «нет» не мог. И даже после того, как его закрутило и впихнуло в самую гущу событий, он колебался.

С одной стороны, явно интересное дело, хочется разобраться, раскопать правду за чудовищными поступками маньяка. С другой, Джаред. В отличие от Джеффа, который продолжал подозревать своего агента даже сейчас, Дженсен уже давно и крепко определился со своей позицией. Джаред Падалеки – простой парень с юга. Да, резкий, прямолинейный и хрен с ним вообще уживешься, но он не убийца и даже не соучастник. Возможно, он тоже жертва или его нарочно подставляют, или что-то третье. Вариантов много.

Что Дженсена тревожило сильнее всего, у них уже имелось два убийства и ни единой серьезной зацепки. Не бывает так, чтобы совсем ничего. Что-то да найдется. Обязательно. С этим Мясником Дженсен чувствовал себя участником шахматной партии. Вот он, Джаред, с виду – пешка, которую двигают как хотят. Но партия сложная – никогда не знаешь наперед, что может случиться. Вот они в самом начале, все фигуры на своих местах, а вот нету уже двух. И хотя до конца еще далеко, не просчитаешь, сколько ходов до того, как противник поставит тебе шах и мат – уже следующий ход может стать последним или резко приблизить конец. Именно этого Дженсен и боялся. Они еще не сделали ответный ход, но маньяк ждать не станет. Следующая жертва вот-вот может появиться. И вот ее появление либо задвинет дело в окончательный тупик, окончившись полной и сокрушительной победой противника, либо сделает резкий скачок вперед в пользу закона.

Дженсен выглянул в окно. На улице шел противный колючий снег. Дженсен поежился. Он скучал по Мэтту, по своему офису, глупым вопросам студентов. Ему не хватало привычной рутины. Они совсем недавно закончили разговаривать с Джеффом, и Дженсен в очередной раз подчеркнул, что не стоило скрывать от Джареда правду. Морган уже не возражал, только молча слушал, иногда вставляя слабые замечания. Они решили, что, учитывая непростую ситуацию, Дженсен завтра начнет просматривать файлы с делами потенциальных убийц, десятки чертовых файлов, и что-то Дженсену подсказывало, что он ничего в них путного не найдет. И то же самое чувство упрямо направляло его в сторону Джареда. Эти записки казались слишком личными, даже интимными, вряд ли кто-то со стороны имеет к ним отношение. А это значит, что вместо стопки бесполезных файлов Дженсену следовало покопаться всего в одном. И по возможности порасспрашивать самого Джареда о его прошлом, друзьях, знакомых, подозрительных случаях, выходя за рамки включенной в личное дело информации и при этом стараясь не выводить Падалеки из себя и не провоцировать. Дженсен вздохнул. Всего на секунду, всего одну в голове пронеслась трусливая мысль – лучше десятки, даже сотни файлов, чем неуравновешенный мальчишка с муторным прошлым.

Почти весь день он потратил на создание более подробного психологического портрета Мясника на основе первоначальной версии с учетом всех деталей, опросов свидетелей по двум жертвам, последнего разговора с Джаредом, его личного опыта и знаний касательно поведения убийц. В итоге получалось слишком много нестыковок и противоречий. Что-то не вязалось, и Дженсену предстояло выяснить, что именно из всей этой кучи полезной и не очень информации мешает картине правильно сложиться и сократить объем работы до нескольких весомых рабочих версий.

Между делом он названивал Джареду, но тот не отвечал. И Дженсен не стал больше пытаться, решив, что нужно дать ему время успокоиться. Последняя встреча у лифта закончилась чуть ли не дракой, вряд ли Джаред в ближайшее время захочет говорить, тем более, работать вместе. К тому же, он наверняка сейчас в больнице, а значит, Дженсену придется все делать самому. На этой равнодушно-рациональной ноте он решил отправиться спать, а утром уже детально обдумать свои дальнейшие действия. Что-то ему подсказывало, что Джаред без особого восторга встретит его намерение расковырять давние раны. А значит, денек предстоит не то чтобы легкий, и отдых сейчас просто необходим.

Дженсен уже почти добрел до спальни, когда в дверь позвонили. Длинно, настойчиво, требовательно. Он глянул на часы: без пятнадцати три. Это не обслуживание, знакомых в городе, которые могли бы явиться посреди ночи, у него нет. Возможно, кто-то ошибся комнатой, но Дженсен почему-то сомневался, что это именно тот случай.

Звонок повторился – еще более нагло, с явным вызовом. Дженсен подошел к двери, заглянул в глазок – никогда не стоит забывать об осторожности. Это Нью-Йорк, всякое может случиться, даже если это приличный отель с охраной, а не дыра при заправке с разболтанной ручкой без нормального замка. К счастью или совсем наоборот, за дверью, лениво привалившись к стене и вжав палец в кнопку, стоял Джаред.

Дженсен вжался лбом в холодное дерево, прикрыл глаза, вдохнул, выдохнул. Сдернул цепочку. Открыл дверь. И сразу понял, что что-то очень сильно не так.

Джаред поднял на него мутные глаза, широко улыбнулся, протянул.

- Здра-а-авствуйте, профессор, - он отлепился от стены, и его тут же утянуло обратно.

Дженсен схватил его за рукав куртки и втащил в номер.

- Эй, полегче, - возмутился Джаред, отталкивая его руку, качаясь.

Дженсен присмотрелся. Глупая улыбка, несоображающий взгляд, одежда в беспорядке, пропахла пивом, дымом и черт знает чем еще, координация нарушена… Сомнений не оставалось. Джаред нажрался. Нет, он был непозволительно, отвратительно, невыносимо пьян.

- Джаред, что ты тут делаешь? - как можно сдержаннее поинтересовался Дженсен, пропуская его внутрь и закрывая за ним дверь.

- Да, вот, пришел… это… работать, - Джаред дополз до дивана, со всего роста плюхнулся на подушки, растянулся по-хозяйски. - Чувак, а ты, смотрю, крутой до хрена, ага.

- Ты это к чему? - Дженсена мало волновало, что Джаред имел в виду, он пытался разобраться, что тот делает у него ночью, да еще и в таком возмутительном виде. За то недолгое и крайне запомнившееся время, что они были знакомы, Дженсен для себя уяснил несколько важных вещей. И в том числе, что Джаред вспыльчив, язвителен, упрям и в общем-то совершенно невыносим по всем параметрам, но вот такие глупые поступки и резкие преображения, шумные истерики не в его стиле. Дженсен совсем не удивился бы, если бы Джаред наорал на него или дал в рожу, как клялся с холле Бюро, обвинил в сокрытии, но напиться и явиться ночью? Работать? Нет, такое поведение не вписывалось в то представление Джареда Падалеки, которое себе составил Дженсен. А это означало, что либо он жестоко ошибся в его оценке, либо случилось что-то еще. Что-то, что в понимании Джареда намного хуже убийцы, пишущего ему письма.

- Да, блин, я когда в Ди-Си приехал, меня в какую-то дыру заселили, а ты, - Джаред рассматривал комнату с любопытством и восхищением ребенка, - а ты тут шикуешь по полной. Пятизвездочный, да?

- Да. Джаред… - Дженсен не успел договорить, снова раздался звонок – на этот раз стационарный телефон. Наверняка снизу.

Дженсен поднял трубку, представляя, какое впечатление Джаред произвел на обслуживающий персонал отеля. С трудом сдержал улыбку:

- Да.

- Мистер Эклз, - взволнованно затараторил голос. - К вам должен был подняться мистер Падалеки, то есть агент Падалеки. Он не совсем… адекватен, - говоривший тщательно подбирал слова, - я бы и не пустил его, но он настаивал, показал значок. Пришлось разрешить ему. Я звоню, чтобы спросить: все в порядке? Мистер Эклз, - в голос добавились тревожные нотки.

- Да, спасибо. Я разберусь, - коротко и сухо сказал Дженсен и положил трубку.

Когда он вернулся к Джареду, тот уже тянул к себе пепельницу, а другой рукой копался в кармане – видимо, в поисках сигарет и зажигалки, которых Дженсен при нем раньше не замечал. Да и не похож он был на курильщика. И это в очередной раз доказывало, что какое-то событие вывело Джареда из себя настолько, что он стал себя вести, как подросток-бунтарь. И Дженсену не терпелось узнать, что именно случилось за несколько часов, повлекшее за собой… это.

Наконец, Джаред нашел нужное. Прикусив губами сигарету, вытянул из пачки – почти пустой пачки – щелкнул зажигалкой – дешевая пластмасса из ларька – пробубнил:

- Я закурю?

- Кури, - разрешил Дженсен и сел в кресло напротив, наблюдая.

Джаред резко наклонился к дрожащему огоньку, подпаливая кончик, откинулся на спинку дивана, затянулся. Не напоказ, не красуясь, а умеючи, как человек, который любит, но подзабыл это ощущение. Как тот, кто хочет, но по каким-то своим причинам сдерживает себя.

Дженсен уже собрался звонить Моргану, попытаться выяснить, что произошло, но вовремя остановил себя. Он слишком хорошо понимал, как редко людям вроде Джеффа удается отдохнуть, побыть с близкими, и посчитал, что не имеет права мешать ему. Тем более, что Морган может и не в курсе. Может, Дженсен не так все понял, может, не случилось ничего нового, и Джаред просто догнался виной, решил, что это из-за него или для него Мясник калечит парней, и набрался. Если подумать, Дженсен сделал бы то же самое. Но в том-то и дело, что они совершенно разные, и то, что мог сделать Дженсен, Джаред…

Джаред неряшливо стряхнул пепел мимо пепельницы на светлый ковер и принялся насвистывать мелодию. Слишком тихо и мимо, чтобы разобрать, что именно. А потом вдруг поинтересовался очень серьезно:

- Вот скажи, какого ты зовешь Моргана по имени? Вы что типа... того? Я всегда подозревал, что подружка – просто удобная отмазка. Правда, я скорее думал, что старику просто стыдно признаться, что у него никого нет, а не то, что он…

- Нет, мы не того, - резко перебил Дженсен, - и перестань называть его стариком, он всего на двенадцать лет старше тебя.

А потом спросил: - Может, объяснишь, какого черта так нажрался?

- Оу, простите, мистер психолог, что не спросил у вас разрешения, - лицо Джареда неприятно переменилось, щеки втянулись, губы искривились в насмешке. - Мамочка, - выплюнул он почти со злостью.

Дженсен промолчал. Джаред продолжил, добивая сигарету:

- Плевать мне на Моргана. И на тебя. На всех. Знаешь, я думал, ты крутой, ну всякое там психология, профили, типа как Лектер в кино – сразу поймешь, кого искать и где – а ты, оказывается, нихрена не можешь, как я. Морган. Ты бесполезный, Эклз. Ты – никто, просто еще одна широко разрекламированная пустышка, - Джаред запрокинул голову и вдруг расхохотался. Он смеялся громко, надрывно, смех перемежался кашлем и всхлипами, сигарета, тлея, подрагивала в пальцах, как живая. Он сидел наискось, так что Дженсен сумел разглядеть блестящую влагу в широко распахнутых глазах и на длинных темных ресницах.

- Просто не… можешь, - в смехе прорезались отдельные слова. - Ты не… найдешь его. Никто не найдет. Ты не спас их, не спас ее и я… Ты не спасешь никого из них.

Дженсен не вмешивался, ждал, когда пройдет.

Джаред замолк так же неожиданно, как и все началось.

Окурок упал на диван, осыпаясь крошкой по обивке, оставляя некрасивые пятна.

- Я просто, - Джаред резко выпрямился, вжал ладони в лицо, выдохнул шумно и вдруг сполз на пол, подтянулся ближе к Дженсену.

- Джаред.

Джаред встал на колени перед ним, схватил его за плечи, беспомощно заглянул в глаза.

- Я как та девица из фильма, которая трахалась по мужикам, а потом они умирали, и все думали, что это она, а она сама не помнила ничего, - Джаред встряхнул его. - Я все помню, я не убивал их и я не знаю, кто это сделал, Дженсен, не знаю. Я… и она тоже… я…

- Хорошо, - Дженсен не шевелился, не отводил взгляда, не пытался убрать его руки, считывал каждую эмоцию, и они ему сигналили воплем: подыграй.

- Я делал плохие вещи, - вдруг сказал Джаред почти трезвым голосом. - Очень… плохие вещи. Из-за меня погиб человек. Они все погибли из-за меня.

- Джаред, - Дженсен отсинхронил его, опустил ладони на его плечи и заговорил очень медленно и четко. - Слушай меня. Ты не виноват.

- Я не виноват…

- Это Мясник. Ты ничего не мог сделать, слышишь? Ты не виноват.

- Это Мясник, - послушно повторил Джаред и вдруг замолчал: лицо застыло, взгляд остекленел.

Дженсен встряхнул его:

- Джаред!

Тот пришел в себя, растянул губы в пугающей улыбке, прошептал:

- Муравьи.

- Что, прости?

Джаред обхватил ладонями его лицо, придвинулся близко-близко.

- Я давил муравьев в детстве, мне нравилось бегать за ними и топтать. Крохотные муравьиные трупики. Ха-ха. Я убийца? Я люблю собак, вообще всяких животных. Я не хотел, я должен был успеть, я должен был… Дженсен, скажи, пожалуйста, кто я? - Джаред наклонился вперед, заставив Дженсена вздрогнуть, мазнул сухими губами по его носу и губам и сполз ему на грудь. Пальцы стекли на плечи, дыхание выровнялось.

- Джаред?

Он не отвечал. Дженсен осторожно высвободился из-за под тяжелого горячего тела, схватил под мышки, подтащил к дивану, устроил. Джаред пробормотал что-то и, уткнувшись лицом в подушку, снова отрубился. Дженсен сходил в спальню, вернулся с пледом и укрыл им Джареда. Потом, подумав, расшнуровал и снял с него кроссовки. Едва сдержал улыбку – носки у него были то ли с дракончиками, то ли ящерицами – рисунок за старостью почти стерся.

Дженсен устроился за столом, открыл блокнот и прошелся по своим записям, сделанным как раз до появления Джареда. Ему все же удалось сузить список до трех основных версий.

Версия номер один: Мясник – это сам Джаред.

Версия номер два: Мясник – это кто-то, кого Джаред знает, и они работают вместе.

Версия номер три: Мясник – это кто-то, кого Джаред знает, но Джаред не причастен к убийствам. Мясник хочет, чтобы Джаред стал частью его преступлений и пытается привязать его к убийствам посредством записок. Джаред – суррогат, на которого Мясник проецирует свою вину, преступления…

Дженсен не заметил, как прошло время. Стрелка часов перемахнула двенадцать, было четыре утра. Он зевнул, обернулся. Джаред спал на спине: рот приоткрыт, под веками нервно дергаются яблоки, руки сжаты в кулаки, лицо мокрое от слез.

Что-то его сильно тревожило даже во сне. Дженсен, подумав, перечеркнул версию один, поставил знак вопроса под второй и жирно подчеркнул третью – как самую вероятную.

Он забрал блокнот с собой в спальню, бросил его в ящик прикроватного столика и оставил дверь в спальню открытой. Не раздеваясь лег на кровать и почти сразу уснул.

Где-то рядом, не переставая, трезвонил телефон. Дженсен спросонья протянул руку, нащупал трубку, прижал к уху, сонно пробормотал:

- Да.

- Дженсен, - голос Моргана звучал взволнованно, - что случилось? Я звоню уже полчаса.

- Извини, я просто, - Дженсен длинно зевнул, - спал, не слышал.

- Ты срочно нужен.

- Что случилось?

- Грэм мертв, убит, заколот в своей квартире.

- Черт. Мясник?

- Пока не знаю, но не похоже.

- Ладно. Давай адрес.

- Приезжай в офис. Не знаешь, где Джаред? Не могу его найти.

Даже сонным Дженсен почувствовал, что при упоминании Джареда Джефф заметно напрягся.

- Он у меня.

- У тебя? - возникла неловкая пауза. - А, ладно. Бери его, приезжайте.

- Это не то, что ты думаешь, Джефф, - Дженсен сел, потер глаза. - Этот придурок явился посреди ночи пьяный вдрабадан, нес бред, пытался...

- Что?

- Ничего, так, ерунда. В общем, он спит на диване. А я ведь предупреждал насчет этого. Следовало рассказать ему сразу про эти чертовы записки.

- Ладно, ты был прав, доволен? - Морган повысил голос. - А теперь поднимай его, и дуйте сюда. У нас маньяк на свободе и мертвый федерал – не время дрыхнуть.

- Хорошо, мы… - Дженсен встал с постели, прошлепал в гостиную и застыл на пороге. На полу перед диваном валялся плед, на самом диване никого не было.

- Черт.

- Дженсен?

- Его нет.

- Что значит?..

- Джаред, он ушел, я, видимо, не услышал.

Раздался вздох.

- Так, меняем план. Ты ищешь Джареда, я займусь Грэмом. Дженсен, ты должен его найти. Срочно.

Дженсена осенило:

- Стоп. Ты же не думаешь, что Грэма?.. Конечно, Джаред злился из-за подставы, но…

- Нет, не думаю, но ты все равно должен его найти и как можно быстрее.

- Почему? - кольнуло нехорошим предчувствием.

Вздох повторился, только на этот раз еще дольше и громче. Воздух резко загустел.

- Потому что Грэм не единственный, кто умер.

Изображение

Дженсен чувствовал себя идиотом. Он должен был понять, почувствовать, что дело не в чертовых письмах, не в Мяснике и его маленькой извращенной игре. Что за пьяным бормотанием лежит что-то большее, что-то настолько ужасное… Он же не мальчишка без мозгов, не хренов курсант, он должен был, должен!

Джаред говорил с ним, но Дженсен не услышал, не придал значения отчаянному шепоту, не так понял слова – подвел Джеффа. И что теперь? Как искать маньяка в огромном городе, если тот не оставляет никаких подсказок, не допускает ошибок и опережает их во всем, а у Дженсена ничего, кроме слетевшего с катушек новичка-агента и двух трупов, от которых никакого толку? Уже трех. Трех трупов. Он еще не говорил с Джеффом, но почему-то не сомневался, что Грэма убил Мясник. Вот только зачем? Почему именно его?

От отчаяния Дженсен до боли укусил изнутри щеку. Пора признать. Он проигрывает, и никто не знает, насколько хуже станет после того, как Мясник сделает свой следующий шаг. Дженсен ненавидел проигрывать.

Голос вернулся как всегда невовремя.

- Ты только держись, детка, слышишь? Как только тебе станет лучше, мы уедем, обещаю.

Дженсен зло мотнул головой, загоняя прошлое обратно, дернул медсестру в сторону, спросил про Джареда. Та молча указала в сторону одной из палат и убежала по своим делам.

Джаред стоял у окна. Плечи опущены, взгляд в одну точку. Он даже не обернулся, когда Дженсен вошел в палату, остался на месте, сгорбленный, нелепо маленький. Сломанный.

Дженсен остановился у койки, провел пальцами по холодной металлической перекладине и тут же отдернул руку. Бросил взгляд на гладко застеленную постель. Конечно, белье уже сменили санитары, но в мусорном ведре в углу валялся среди прочего мусора мятый ремешок с данными предыдущего пациента. Надпись почти стерлась, остались только последние буквы. Дженсен прочитал: «…ис».

Джаред чуть повернул голову, как если бы прислушивался, спросил севшим, будто от простуды голосом:

- Как ты меня нашел?

- Джефф рассказал, что случилось. Остальное легко. Поскольку ты не отвечал на звонки, сначала я проверил твою квартиру, а потом поехал к ней, - Дженсен избегал называть вслух имя, опасаясь бурной реакции, - а в конце уже сюда. Дежурная сестра сказала, что ты тут уже несколько часов, и они не могут тебя вытащить.

Джаред резко обернулся, в глазах блеснула влага.

- Просто охренительная работа, Шерлок, - его лицо исказила гримаса такой глубокой боли, что Дженсен почти почувствовал эту горечь на языке.

- Только не жди аплодисментов и прочей восторженной херни, все равно не дотягиваешь до современных модно-популярных социопатов. Я вот все думаю, с чего это тебя некоторые зовут Лектером? По мне, никакого сходства, если конечно…

- Мне жаль, Джаред.

Джаред резко замолчал, по скулам прокатились желваки.

- Те-бе… жаль? - по слогам произнес он. - Морган сказал то же самое. И Алекс. Даже рвался приехать. И Сэн. И… Мне ведь тоже жаль. Всем жаль. Удивил, Эклз. Бля, да, я в шоке. Просто не знаю даже, что сказать.

- Попробуй начать с того, что чувствуешь, - Дженсен сделал шаг навстречу, но Джаред выставил вперед руки, давая понять, что не надо.

- Вот только не надо этой психологической херни, а?

- Любишь это слово?

- Какое?

- «Херня». Ты не виноват в том, что случилось.

- Виноват, - Джаред наконец отошел от окна.

- Ты ничего не мог сделать.

Джаред только фыркнул, начал беспокойно мерить шагами комнату.

- Пришел в больницу под видом посетителя, ничего такого. Каким-то образом пробрался в раздевалку, думаю, если правильно выбрать время, это вполне реально, переоделся в форму, переждал, когда дежурная сестра отвлечется на чтение какого-нибудь дерьмового глянца, где советуют, что надеть, какую помаду мазать, чтобы тебя стопроцентно трахнули, даже если ты первая уродина, прошмыгнул в палату и добавил что-то в капельницу. Скорее всего, что-то быстро растворимое, так что вскрытие нихрена не покажет. Естественные причины, бла-бла, осложнения, он-на с-сама, - Джаред захлебнулся, вздрогнул, продолжил: - Вернулся в раздевалку, переоделся и тихо ушел с остальными. Никто ничего не заметил. Никто его не увидел. Да и как? Часы посещений, разве он вызвал бы подозрения? Чей-то брат или отец, или…

Дженсен поймал его за плечи:

- Все, Джаред, хватит. Остановись.

Джаред от неожиданности замолк, вперился безумным, темным взглядом, прошептал:

- Проклятый ублюдок. Он знал, он понял, что мне все равно, что мне плевать на этих парней, что мне пофигу, как они умерли, что письма… Поэтому он убил ее. Господи, Дженсен, - Дженсен вздрогнул, настолько беспомощно и умоляюще прозвучало его имя, сказанное Джаредом, сказанное в первый раз, неосознанно, - он убил ее, убил…

- Ты не называешь имени.

- Ч-что?

- Назови имя, Джаред.

- Какое имя? О чем ты вообще?

- Ее имя. Вслух. Скажи. Сейчас.

Непонимание в глазах сменилось злостью. Джаред дернулся назад, рявкнул:

- Да пошел ты, Эклз!

- Имя, Джаред, назови его, - Дженсен вжал его в стену, не дал увернуться, спрятать страх во взгляде.

- Дэннил! Он убил ее, ее больше нет. Дэнни. Дэн. Боже, - Джаред задрожал, скорчился, начал оседать на пол. Дженсен поймал его на полпути, и они вместе опустились на пол. Джаред прижал к груди колени и спрятал от Дженсена лицо.
Дженсен попытался до него дотронуться, но его словно током ударило.

Прошло сколько-то времени. Может, минута или всего несколько секунд.

Джаред поднял голову.

- Я найду его, убью, - сжал кулаки, переменился в лице. - Вытряхну из него жизнь, буду смотреть, как он задыхается, как выкатываются из орбит глаза. Я… - Джаред сдался неожиданно, уткнулся лицом ему в грудь.

Дженсен неловко приобнял его за плечи, провел ладонью по волосам.

- Тш-ш, тихо.

- Он убил ее, убил… Дэнни…

Изображение

От Джареда пахло сомнением, отчаянием, немного потом. Рубашка Дженсена намокла от слез, на коже точно останутся следы-полулунки от ногтей. Джаред посмотрел на него выжатым взглядом, на губах пузырилась слюна, и Дженсен не понял, как это произошло, просто вспомнился чертов недопоцелуй, пьяное дыхание, шальная улыбка. Он наклонился и прижался губами к дрожащему рту. И Джаред дернулся, но замолчал, раскрылся навстречу удивленно, неосознанно. Напряжение покинуло его тело, он расслабился, отключился от внешнего мира и проблем, и Дженсена затянуло следом в эти несколько секунд безмятежья, огороженного от всего остального непроницаемым пузырем. А потом все разом изменилось. Джаред напрягся, распахнул глаза, резко оттолкнул Дженсена и сам отпрянул. Слезы в глазах тут же высохли, вспыхнуло бешенство, он вскочил на ноги, споткнулся, едва на упал, но схватился за раковину, выпрямляясь, буравя ненавидящим взглядом.

Дженсен попытался встать следом, но понял, что не надо.

- Я не просил, - прохрипел Джаред, - мне не нужна эта пидорская херня, - столько отвращения и презрения за раз Дженсен еще не встречал. Прежде чем он успел что-то сказать или сделать, хлопнула дверь. Джаред ушел.

Дженсен отдышался, достал телефон, набрал Моргана.

- Я нашел его. Нет пока. Дай мне время, Джефф. Я разберусь. Что у тебя? Я приеду.

Изображение

Тело Грэма так и лежало на ковре. Джефф и один из его агентов, кажется, Картер, стояли в стороне и о чем-то говорили. Экспертов уже не было, уехали, собрав улики, сняв отпечатки. Коронеры остались, ждали, когда можно будет забрать труп.

Морган заметил его первым, сделал знак подойти.

- Что там Падалеки?

Дженсен неопределенно мотнул головой – не сейчас – оглядел комнату, задержал взгляд на запачканной кровью стене, на фотографии в рамке на полке, на столе, накрытом на двоих.

- Что скажешь? - поняв, что он не собирается говорить про Джареда, Джефф переключился на работу.

Дженсен склонился над телом.

- Орудие нашли?

- Нет, в квартире его нет, в мусорных баках тоже посмотрели. Видимо, забрал с собой или выкинул где-то по пути. Пару кварталов проверим.

- Хорошо.

Дженсен перевернул Грэма на спину, осмотрел рану в груди и множественные другие, выхватил застывшее выражение ужаса в мертвых глазах. Подошел к двери, одновременно начав говорить.

- Грэм открыл, не проверив. Вероятно, кого-то ждал и был уверен, что звонит его гость.

- Или гостья, - вмешался Картер.

Дженсен не удостоил его взглядом, повторил с нажимом:

- Гость. Они собирались ужинать.

- Приборы чистые, и еда осталась на кухне, в духовке нашли сгоревший кусок мяса. Значит, этот гость не пришел, - заключил Морган.

Дженсен кивнул.

- Вместо него, когда Грэм открыл, за дверью стоял убийца. Он ударил Грэма ножом в горло справа, вскрыв артерию. Кровь брызнула сюда, - Дженсен указал на кривые густые росчерки на стене, - Грэм не успел издать и звука, упал сначала на колени, хватаясь за шею, потом лицом в ковер и умер за считанные секунды. Вот здесь, - опустился и рукой обвел вкруговую потемневшее пятно на ковре.

- Остальные удары были нанесены уже после смерти, - Джефф указал на раны, в которых почти не было крови, - да, Дженсен, я в курсе. Я же хренов федерал, черт возьми. Ценю твою скрупулезность, но у нас нет на это времени, поэтому прошу, скажи мне что-нибудь, чего я еще не знаю. Хоть что-нибудь.

Дженсен выпрямился, поправил ворот пальто.

- Это Мясник.

- Уверен? - бровь Моргана удивленно взметнулась вверх. - Как-то не похоже. Нет записки, нет следов сексуального насилия, быстрая смерть, орудие другое. С чего ты взял, что это он?

- Это он, - повторил Дженсен упрямо. - Записки нет, потому что причина, по которой мертв агент Грэм, и причина, из-за которой убиты Крис Харран и Адам Колтер – абсолютно разные. Хотя все три убийства совершены на почве ненависти.

- Не совсем понимаю.

Дженсен принялся объяснять, чувствуя, что это помогает ему отвлечься от мыслей о Джареде. О соленом, со вкусом боли поцелуе, о прогремевших громом словах. О том, где он сейчас, что делает.

- Харран и Колтер – два спланированных убийства, два тщательно продуманных и исполненных наказания. Грэм – спонтанно, рискованно, дерзко, нагло. Два типа преступника – организованный и дезорганизованный. Почему? Как? Его могли заметить соседи, возможно, даже запечатлели камеры, но Мяснику было плевать. Почему? Потому что что-то настолько вывело его из себя, что он просто не думая примчался сюда и убил агента ФБР, выплеснул свою злость в последующих ударах. Это избыточное убийство.

- И что его по-твоему так разозлило?

- Вариантов не особо много. Я считаю, что ему не понравилось предательство Грэма, но не потому что это удар по репутации Бюро или самому Джареду. Нет, он разозлился из-за того, что Грэм вмешал прессу в его маленькую интимную игру, рассчитанную только на двоих.

- Редко встретишь маньяка, который не хочет известности и которого не толкает к новым убийствам слава, - задумчиво произнес Морган.

- Правильно, но у нашего просто другие цели и причины. Он делает это не для того, чтобы его заметили. Он хочет остаться в тени. А Грэм допустил злостное нарушение и поплатился за это.

- Хорошо, - Джефф поскреб лоб, - допустим, все именно так, как ты говоришь. Но почему тогда Мясник не продолжил с Грэмом свой ритуал? Разные причины, но способ убийства мог быть один. Все же странно.

- Нет, не думаю. Во-первых, место преступления. Он действовал быстро, наверняка сорвался с места, как только услышал новости, но он все же не дурак и пытать Грэма не в темной аллее на задворках, а там, где вокруг другие люди, которым может показаться подозрительным любой шорох… Нет. Хотя я считаю, что он мог бы рискнуть. Основная причина все же в другом.

- И в чем же?

- Агент Грэм был геем.

Морган сделал вид, что не удивлен. Картер, который за все время присутствия Дженсена, почти не говорил, спросил очень тихо, сдерживая гнев:

- Значит, Грэма не выебали в задницу, потому что он и сам до того ебался в задницу? Что за извращенная логика?

- Картер!

Дженсен кивнул.

- Вы с Грэмом сами установили, что и Харран, и Колтер предпочитали женщин. А для того, чтобы объяснить, почему субъект вдруг поменял почерк, нам нужны различия. Чем эти двое мужчин отличаются от третьего? Колтер и Харран спали с женщинами. Грэм – с мужчинами. Это самое большое, самое важное различие между ним и первыми двумя жертвами. Это третье убийство Мясника, но не его третья жертва, - закончил Дженсен.

- А если ты ошибся? - не успокаивался Картер. - Не обижайся, Эклз, твоя гениальная теория строится на одном единственном предположении, которое может оказаться ошибочным.

Дженсен не стал спорить.

- Может, и так. Проверьте его контакты, найдите среди них того, кто может оказаться бойфрендом. Даже если Грэм ни с кем не встречался в последнее время, фотография указывает на то, что отношения были в прошлом, - Дженсен замолчал, потом добавил уверенно: - Хотя, если учесть запланированный на вечер ужин, кто-то все же был.

- Я работал с ним три года, я бы понял, - Картер не хотел сдаваться.

- Никогда не знаешь, какие страшные секреты скрывают от тебя самые близкие люди, -Дженсен собирался сказать что-то еще, но Джефф опередил его:

- Ладно, проверим камеры, опросим соседей, Картер займись. И не только за последние два дня, следует охватить хотя бы две недели для уверенности.

- Сделаю, - мрачно отозвался Картер и собирался выйти из комнаты, когда на него вдруг налетел незнакомый парень с всклокоченными волосами.

- Эллиот, господи, боже, - парень с ежиком, парень с фотографии, бросился к телу, но Картер его удержал.

- Мистер…

- Кармайн. Курт Кармайн.

- Мистер Кармайн, вы знали Эллиота Грэма? - строго спросил Морган.

Тот слабо кивнул, всхлипнул.

- Он был… Боже, я не могу поверить.

- Где вы были вчера вечером около одиннадцати?

- Я… - Кармайн растерялся, - я… вы же не думаете, нет, я…

Дженсен подошел к Моргану, прошептал:

- Поговори с парнем, Джефф. Может, он что-то знал, может, у твоего агента были проблемы, долги, враги, не знаю. И может, я действительно ошибаюсь, и то, что Грэма убили в разгар расследования, по которому он слил конфиденциальную информацию журналисту, глупое совпадение. Но если все же нет… У нас не было ничего до этого момента. Убийство Грэма – это ключ. Это та ниточка, которая, возможно, приведет нас к нему. Это единственное, что у нас есть. И учитывая, что ему пришлось отвлечься на Грэма, либо мы выиграли немного времени…

- Либо третья жертва может всплыть в любой момент, - подытожил Морган и спросил ему вслед: - Ты куда?

Дженсен обернулся. Они долго смотрели друг другу в глаза. Джефф понимающе кивнул, и Дженсен направился к лестнице.

Изображение

Джаред не особо понимал, что здесь делает. Башка все еще раскалывалась, в мыслях царил полный хаос, во рту было сухо-кисло. Он довольно смутно помнил, что именно произошло вчера и почему этим утром он проснулся на диване в чужом номере, тем более, номере Эклза. Именно поэтому Джаред ушел без шума, пока тот спал, сел в такси и зачем-то вместо домашнего назвал этот адрес.

Теперь он стоял в вестибюле отеля и понятия не имел, что делать дальше.

Девушка на ресепшн оглядела его подозрительным взглядом, но повела себя профессионально вежливо.

- Могу вам чем-то помочь? - она улыбнулась, но Джаред прекрасно понимал, что ее пальцы вот-вот нажмут на тревожную кнопку под стойкой. Еще бы, у него наверное тот еще видок.

- Мэган, - Джаред прочел ее имя на блестящем бэйдже. - Моя знакомая остановилась здесь несколько дней назад, - он показал ей удостоверение, чтобы успокоить. - Мне нужно знать, она здесь или уехала.

- Фамилия? - увидев синие буквы «ФБР», она вмиг стала серьезной и убрала руку из-под стойки.

- Маккой. Сандра Маккой. - Джаред ни на что не рассчитывал. Сандра упоминала в их последнюю встречу, что задержится в городе по делам, но с того дня прошла почти неделя, наверняка она давно уехала.

Мэган застучала по клавиатуре.

- Комната 203, - сообщила она вскоре.

- Спасибо, - Джаред ей улыбнулся так тепло, как только мог.

Он не стал ждать лифта, побежал по лестнице.

Сандра еще здесь. Она поймет. Поможет ему. Это фигово поступать с ней так снова, но ему больше не к кому идти.
Когда он шел по коридору, телефон в кармане завибрировал. Джаред не глядя сбросил звонок и остановился перед дверью с табличкой 203.

Открыла ему завернутая в простыню блондинка.

- Да, - она хитро улыбнулась, опираясь на приоткрытую дверь.

- Внизу перепутали наверное, - пробормотал Джаред и собрался уйти, но девушка остановила его:

- Кого ищешь, красавчик?

- Моя знакомая снимала этот номер. Видимо, переехала в другой, а в системе не поменяли.

- А как зовут эту твою знакомую? - не отставала она.

- Сандра, - ни на что не надеясь, ответил Джаред, но блондинка вдруг кивнула, повернулась внутрь, крикнула:

- Мак, к тебе пришли.

Джаред все еще считал, что это какое-то дурацкое недоразумение, но сначала приглушенно донесся голос Сандры из глубины номера, и меньше, чем через минуту показалась она сама. С мокрыми волосами, обернутая в большое махровое полотенце.

- Джаред, - Сандра приобняла его одной рукой, другой придержала спадающее полотенце.

- Сэнди, привет, - Джаред так и топтался на пороге, не зная, куда себя деть.

- Заходи, я сейчас, только оденусь, - и бросив взгляд блондинке, Сандра убежала в спальню.

- Значит, ты Джаред?

- Ну да.

- Эмбер, - она протянула руку.

Джаред неуверенно сжал тонкие пальцы.

- Ага.

- Ты всегда такой немногословный, Джаред? - Эмбер заозиралась вокруг, будто что-то высматривая, спросила: - Куришь?

- Нет, - Джаред пронаблюдал, как Эмбер прошла к холодильнику в углу комнаты, взяла с него пачку сигарет и зажигалку. Потом устроилась в самом углу дивана, подтянула к себе голые ступни, спокойно закурила.

- Будешь?

- Сказал же, не курю, - нервно произнес Джаред, не спуская глаз с двери в спальню.

Эмбер похлопала ладонью рядом с собой, приглашая сесть. Джаред осторожно примостился с другого края. Она молча протянула ему пачку, а когда Джаред, плюнув на все, вытянул сигарету, дала прикурить.

Все это казалось странным. Нереальным, как во сне. Или дурной комедии.

- Мак о тебе много рассказывала, - она потянулась в сторону, стряхнула пепел в пепельницу. - Знаменитый Джаред, разбивший ей сердце. До сих пор не может забыть этого.

- Ты всегда такая, блядь, прямолинейная? - с вызовом поинтересовался Джаред.

Эмбер придвинулась к нему, выдохнула дым в лицо.

- Блядь, всегда, - и добавила: - Выглядишь херово.

- Не твое, блядь, дело, - не остался в долгу он.

Телефон снова ожил, Джаред упрямо нажал на «отклонить». Он еще не готов разговаривать.

Сандра вышла из спальни.

- Вижу, ты уже познакомился с Эмбер, - она смущенно улыбнулась.

- Типа того, - буркнул Джаред, затушив сигарету в пепельнице.

Эмбер встала.

- Я вас оставлю, - подошла к Сандре, прижалась губами к губам, дерзко, напоказ, заявляя на нее свои права. - Все равно моя очередь идти в душ.

И удалилась в ванную, не выпуская из пальцев горящей сигареты.

- Я знаю, что ты думаешь, но все совсем не так, - начала Сандра. - Я…

- Давно? - перебил Джаред.

- Два с лишним года. Это не эксперимент, как в колледже, Джей, - Сандра вздохнула, - я люблю ее. По-настоящему люблю. Возможно, когда-нибудь в будущем мы поженимся.

- Зря я пришел, - Джаред встал, чтобы уйти, но Сандра остановила его, мягко усадив обратно.

- Что случилось? Ты ужасно выглядишь. Все в порядке?

- Дэннил… - в глазах защипало, стало трудно дышать.

Сандра поймала его за подбородок, заставила смотреть себе в глаза.

- Снова перебрала? Джаред, ты не можешь вечно разгребать ее дерьмо.

- Она… ее нет, Сэн, она умерла.

Глаза Сандры сразу заблестели, губы зашевелились, но она не издала ни звука.

Джаред обнял ее, прижал к себе. Сандра уткнулась лицом ему в грудь, наконец выдохнула слабое, заглушенное «нет» и замолкла.

Из ванной доносился шум воды, где-то на улицах Нью-Йорка, возможно, мучительно умирал незнакомый парень, но сейчас все это не имело значения.

Джаред гладил по волосам Сандру и чувствовал, как огромный склизкий ком в горле постепенно рассасывается вместе с выплаканными на двоих слезами.

Изображение

- Мистер Кармайн… - Джеффри опустился в холодное кресло напротив, пододвинул всхлипывающему парню пачку салфеток. Тот выдрал сразу несколько, прижал к распухшему носу, сморгнул слезы, просипел:

- Спасибо.

Джеффри сочувственно вздохнул. Сейчас он не думал о Грэме или о Джареде, о том, что, возможно, больной ублюдок уже выслеживает свою следующую жертву. Нет. Он думал о том, что слишком устал, что слишком стар для всего этого дерьма, что если бы не тянул с отставкой, сейчас они с Хилари валялись бы на пляже и потягивали возмутительно дорогие коктейли. Но вместо этого он сидит в допросной с бойфрендом одного из своих агентов и понятия не имеет, что делать дальше.

- Мистер Кармайн, - попробовал он снова, - как долго вы встречались с Эллиотом Грэмом?

- Больше трех лет, почти три с половиной года, - всхлипнул тот.

- Что вы можете рассказать о вашем партнере? У него были какие-то проблемы? Карточные долги, ему кто-то угрожал? Хоть что-нибудь? - собственный голос еще никогда не казался ему настолько жалким.

Кармайн испуганно помотал головой:

- Эллиот не играл, не ввязывался в разборки, нет. У него была только работа. В последнее время он ходил удрученный и…

- Он говорил, в чем дело?

Торопливый кивок:

- Какое-то расследование, маньяк… Эл не хотел мне говорить, знал, что я расстроюсь, - он снова потянулся за салфетками, промокнул глаза, продолжил: - Он плохо спал, разговаривал во сне. Это дело тревожило его, как если бы он по-другому к нему относился, знаете?

- Как по-другому?

- Как будто это что-то очень личное.

- Мистер Кармайн, - Джеффри показал ему фотографию Джареда, просто так, чтобы отпустить, наконец, глупые подозрения, - вы знаете этого человека?

Тот долго рассматривал фотографию. Спросил:

- Нет, а кто это?

- А фамилию Падалеки слышали?

Тот задумался.

- Да, несколько раз. Кажется, Эллиот упоминал ее в связи с расследованием… - Кармайн внезапно замолчал.

- Что?

- Ничего, просто этот Падалеки не нравился ему. Но я понятия не имею, почему именно. Тоже связанное с работой вроде.

- Как насчет этого? - следующей стала фотография Рассела Кроуфорда.

- Нет, не знаю.

- Грэм что-нибудь говорил вам о своих намерениях? Что он собирается встречаться с журналистом? Вы знали об этом?

- Нет, я ничего не знал, - он испуганно замотал головой. - Поверить не могу, что он не сказал мне.

- Последний вопрос. Вы собирались ужинать тем вечером?

- Да, Эллиот сказал, что ждет меня, что хочет отдохнуть. Но… я не смог приехать. Позвонил ему, Эллиот не брал. Я оставил голосовое сообщение. Можете проверить. Господи, если бы не дурацкая работа, я бы поехал, Эллиот был бы жив, - Кармайн без стеснения разрыдался.

- Нет, Курт, скорее вы оба были бы мертвы, - жестко возразил Джеффри.

- Я могу идти, агент Морган?

- Да, можете идти.

Перед тем, как идти к себе, Джеффри снова позвонил Джареду, но ему никто не ответил.

Он возвращался в свой кабинет с желанием разнести все вокруг. Снова пусто. Снова ничего. Кроме того, что, похоже, Дженсен оказался прав насчет Грэма во всем. А значит, может у них действительно появился шанс найти этого ненормального.

Тень у окна поначалу вспугнула его. Секундой позже Джеффри осторожно прикрыл дверь, встал посреди комнаты, прошептал:

- Хил, что ты здесь делаешь? Что-то случилось?

Она обернулась, на лице читалось смущение и что-то еще.

- Просто хотела увидеть, не знала, когда будешь дома, вот и… - она улыбнулась.

Джеффри подошел к ней, обнял:

- Прости, знаю, что обещал быть раньше, но это дело…

- Нет, я не поэтому пришла, я знала, что ты задержишься.

- В чем дело, малыш?

Хилари подняла на него глаза.

- У меня есть новости.

- Что-то плохое? - кажется, он перестал дышать.

- Глупый, - она тихо рассмеялась, взяла его руку и приложила к своему животу. - Что-то хорошее.

Изображение

Джаред не понимал, как оказался здесь. Почему остановился, вышел из машины, почему пошел за девчонкой с дурацким именем. Кэнди. Идиотизм. И он идиот.

Когда они оказались во внутреннем дворике, Кэнди цокнула жвачкой, деловито поинтересовалась:

- С чего начнем, красавчик?

Джаред в сотый, кажется, раз отключил телефон, положил ладонь ей на волосы, надавил, заставляя опуститься на колени.
Секундой позже щелкнула пряжка, вжикнула молния.

Идиот.

Нужно было ехать мимо, домой, принять душ. Смыть с себя все это дерьмо, весь день целиком. Хотелось содрать с себя кожу, облачиться в новую. И забытьзабытьзабыть.

Кроме Сандры и ее печальной улыбки, когда они прощались.

Не стоило останавливаться, выходить из чертовой машины, идти сюда с этой Кэнди.

Молодая. Высокая, худая. Светлые волосы. Большие зеленющие глаза. Широкие плечи. Длинные ноги. Она знала свое дело, сосала умеючи, уверенно, но осторожно, не брала целиком, будто боялась или ждала разрешения. Скорее, приказа. Джаред не сдержался, нетерпеливо сжал в горсти короткие пряди, грубо дернул назад, а потом качнул вперед, надевая ее пухлый испачканный рот на свой член. Стало чуть легче, отвлекло от мрачных мыслей, отравляющих мозг. От Дэннил. И Эклза. Больницы. Поцелуя, вкус которого горел на губах до сих пор.

- Хватит, - Джаред рывком поставил ее на ноги, толкнул к стене, задрал крохотный лоскут, что обтягивал вместо юбки, провел ладонями по напряженным бедрам, ткнулся полувозбужденным членом ей между ног – на головке поблескивали его сперма и ее слюна. Передумал, развернул к себе лицом, вжался всем телом, вошел, шумно выдохнул вместе с ее стоном, подался обратно и въехал снова, резче, злее, до боли, ее и своей. Тело перед ним замерло в деревянном равнодушии, только длинные руки обернулись вокруг его шеи – для удобства. Не его – ее. Джаред приподнял ее, прислонил к стене, толкнулся несколько раз и почувствовал, что ничего не выходит. Разом стало неприятно, ужасно стыдно, но голос отвлек.

- Я помогу, - хрупкие ладони скользнули ему за спину, оголили задницу, раздвинули, пальцы незаметно скользнули внутрь – Джаред даже не сразу понял, что именно происходит, потом уже сообразил, когда член начал крепнуть, увеличиваться внутри. Он забился в теплом теле, погнал навстречу стонам, задохнулся, дернулся и спустил, как неопытный мальчишка. Застегнулся, протянул сложенные триста баксов.

- Извини, - и повернулся, чтобы поскорее уйти.

При слабом свете фонаря в ее руке что-то блеснуло – презерватив, который она, размотав, сняла с пальцев и отбросила куда-то в сторону.

- Как тебя зовут, псих? - Она, шлюха-без-имени, Кэнди, заговорила с ним нормальным голосом впервые с их встречи. Он у нее оказался приятный, хрипловатый.

- Джаред, - почему-то он не стал лгать.

- Я Эм. Слушай, - она поправила юбку и процокала к нему на каблуках неумелой походкой. - Ты не похож на моих обычных клиентов. Они законченные уроды, которые свинчивают в темные проулки, потому что их месяцами динамят жены, им скучно или херь вроде этого. Им лишь бы пихнуть свой несчастный член в дырку, неважно, какую, и спустить – так, пять минут удовольствия и все. Они не платят так, как ты, им нет дела до того, плохо девушке или больно, неудобно, и уж совершенно точно они никогда не жалеют о содеянном.

Джаред не знал, что сказать. Поэтому повторил слабо.

- Мне жаль.

- Что с тобой случилось?

- Плохой день, - Джаред, сам не зная, почему, продолжал отвечать совершенно незнакомому человеку.

- Джаред, - она подошла совсем близко – на шпильках они были почти одного роста – и погладила по щеке болезненно знакомым движением, - ты вроде как неплохой парень. Знаешь, в менее проебанном мире мог бы стать моим бойфрендом, мы занимались бы любовью в твоей квартире при свечах и под приятную музыку, а не трахались у мусорных баков в вонючей подворотне. Но жизнь – штука дерьмовая, вряд ли мы когда-нибудь снова встретимся, так что просто прими совет. Что бы тебя ни мучило, что бы ни привело сюда этим хреновым вечером, разберись с этим и поскорее. Потому что в следующий раз на моем месте может оказаться кто-то другой. Менее понятливый и… - она сделала паузу, подбирая нужное слово, - гибкий. Кто-то, кто за грубое обращение сдал бы тебя копам, да еще и приукрасил события красивой слезливой сказочкой про изнасилование, например.

- Но я не… твою мать, - вырвалось у него и сразу следом: - Прости.

- Хватит извиняться, я же говорю, разберись. Нам, шлюхам, не привыкать делать то, что мы делаем. А вот тебе… Заодно подумай о том, что произошло сегодня. Сделай выводы. Может, найдешь ответы на свои вопросы.

Джаред слабо улыбнулся.

- Я думал, ты спортсменка, - и пояснил, - ну, плечи, мускулатура.

- Нет. Студентка. Психфак. Но в школе я состояла в команде по плаванию.

- Эм – это Эми или Эмили? Амелия?

Она, ничего не сказав, улыбнулась и быстро скрылась за поворотом.

Джаред достал телефон и набрал Моргана.

Хватит прятаться.

Изображение

- Дженсен…

После того, что произошло между ним и Джаредом в больнице, после того, как он видел Грэма в луже крови, упавшего лицом в ковер, после всего этого дерьма, которое ему еще предстояло расхлебывать, Дженсен надеялся услышать что-то хорошее, что-то новое, но вместо этого…

- … ты оказался прав. Насчет Грэма. Я сам говорил с бойфрендом.

Дженсен положил телефон перед собой, включил громкую связь.

- Мне не хотелось бы выглядеть самоуверенной задницей, Джефф, но я вообще редко ошибаюсь, - разговаривая, он ходил по комнате и массировал гудящие виски – спать не удавалось совсем, слишком много мыслей. - В данном случае, я имею в виду, что если бы ты мне доверился с самого начала, мы могли бы, возможно, выиграть время и уже поймать ублюдка. Теперь, образно выражаясь, мы сидим на бомбе, которая в любую секунду может сдетонировать и поднять нас на воздух. Третья жертва, Джефф, я говорю о третьем парне, которого скоро вывернут наизнанку. Теперь уже не образно – буквально. Если еще не вывернули. А все, что ты можешь сказать, это то, что я и без тебя знаю. При всем уважении, это никуда не годится.

Морган проглотил замечание, которое явно собирался высказать еще в середине его пламенной речи, и продолжил чуть напряженно:

- Твоя теория подтверждается, даже Картер согласен. И с тем, что мы теперь имеем… Что дальше, Дженсен?

Лгать Джеффу на хотелось.

- Не знаю. Вчера я составил примерный портрет Мясника на основе того, что есть. Сегодня добавил кое-что в связи с убийством Грэма. Но этого мало. И многие факты теперь противоречат друг другу. И если переход от организованного типа преступления к неорганизованному можно объяснить спешкой, а избыточность ран Грэма уже после смерти – яростью, вызванной его выходкой с Расселом, то я все еще не знаю, по какому именно принципу субъект выбирал именно Колтера и Харрана. Внешне они не особо похожи, профессии разные. Харран был родом из Огайо, Колтер родился и вырос здесь, в Нью-Йорке. У Криса почти не было друзей, Адам же, наоборот, был очень общительным. И все же Мясник выбрал именно этих двоих, увидел в них что-то общее. И мы должны тоже. Ты и сам прекрасно понимаешь, что если мы не установим этот один фактор и как можно скорее, мы не сможем обезопасить третью жертву. Джефф… мне кажется, мы упускаем что-то очень важное. Я не вижу его, у меня просто не складывается целиком картина преступления. Я все время мысленно возвращаюсь туда и каждый раз меня выбрасывает обратно. Я почти уверен, что у Джареда есть все необходимые ответы, но с ним просто невозможно…

- Молчит, да?

Дженсену не хотелось говорить Джеффу о своем промахе, поэтому он просто сказал:

- Я не видел его с больницы. Решил дать еще немного времени, учитывая обстоятельства. Завтра. Что насчет записей с камер?

- Картер смотрит. Пока ничего, но он только начал. Недавно привезли. Такое ощущение, что кто-то очень сильно хочет, чтобы мы не успели, - Джефф беспомощно ругнулся.

- От бойфренда есть толк?

- Почти никакого. Они встречались довольно долго, проблем у Грэма, насколько он знает, не было. Только работа. Фотографию Джареда не узнал, но о нем слышал от партнера, похоже, Грэм много жаловался на Джареда, считал, что тот должен сидеть на бумажной работе, а не ловить убийцу. Фотографию журналиста тоже не узнал, о затее Грэма не подозревал. В день убийства они должны были ужинать вместе, но он не смог вырваться с работы. Словом, ничего.

- А как насчет Рассела?

- Завтра.

- Хорошо, а лаборатория? Пальцы проверили?

- Чисто. В квартире только отпечатки Грэма и Кармайна. Алиби последнего подтверждается. Он работал. Опять тупик. Я просто не понимаю, Дженсен, как ему это удается, черт возьми? Все ошибаются.

- И он тоже, Джефф. Уже.

- Я просто хочу, чтобы это поскорее закончилось, - вздохнул Морган.

- Джефф, я знаю тебя почти два года, как мне кажется, знаю довольно хорошо.

- Ты это к чему?

- Я не могу понять. Ты отличный агент, любишь и умеешь делать свою работу, тогда почему он все еще на свободе? Что изменилось?

Морган молчал. Видимо, обиделся. Или думал над ответом. В любом случае, не стоило Дженсену этого говорить. Они может и друзья, но Джефф старше его и опытнее, и Дженсен не должен был выходить за рамки.

- Поговори с Джаредом, - Джефф наконец подал голос. - Я понимаю, что ему сейчас нелегко, но пока что он – наша единственная связь с Мясником.

- Поговорю.

Гудки в трубке показались особенно угрюмыми, а наступившая тишина – слишком плотной.

Дженсен вернулся к дивану, взял блокнот с записями, просмотрел. Человек, который подходил бы по всем параметрам на роль Мясника, должен был быть самым настоящим психом. Тяжелое детство, насилие в семье, проблемы в школе, проблемы с самоопределением, проблемы, проблемы, комплексы…

Дженсен смотрел в свои записи и пытался представить его себе. Рост, цвет волос, одежду. Женат он, разведен, есть ли дети… Не знай он, что такие люди существуют, не смог бы поверить, что это происходит. И все же что-то не вписывалось, выбивалось из слаженной цепочки… И вдруг его осенило. Размашистым почерком Дженсен сделал еще одну запись. Конечно, такие случаи – большая редкость, но это не значит, что их не бывает вовсе. Как же он раньше об этом не подумал. Завтра же надо сказать Джеффу. И Джареду. Это многое меняло.

Глаза слипались. Дженсен с надеждой посмотрел в сторону спальни. Несколько часов, всего несколько часов должны зарядить его, впереди тяжелый и вероятно насыщенный день. И с Джаредом тоже надо разобраться…

Номер отеля. Ночь. Звонок. Джаред – Дженсен будто сходу вляпался в самый эпицентр гребаного дежа-вю. Вот только никакое это было не дежа-вю, и Джаред действительно стоял за дверью. Снова. За долю секунды сон сдуло к чертям.

Дженсен медленно отвел в сторону цепочку, распахнул дверь.

- Привет, - Джаред не выглядел пьяным, не казался нелепо веселым. Нет, он был очень серьезным. Решительным.
Совершенно незнакомым.

- Привет, - Дженсен посторонился, впуская его. - Заходи.

Джаред прошел внутрь и встал посреди комнаты, позволяя Дженсену рассмотреть его внимательнее. Он так и не переоделся, от него пахло дымом, виски, немного потом, больницей, а еще примешался какой-то новый запах – что-то сладкое. Щетина проступила темнее, круги под глазами стали более подчеркнутыми, волосы совсем растрепались.

Дженсен не очень представлял, с чего начать, поэтому в душе обрадовался, что Джаред избавил его от этой участи, заговорив первым:

- Говорил с Морганом. Он сказал про Грэма. Мясник, значит?

- Да.

- Уверен?

- Не сомневаюсь.

Джаред ненадолго замолчал, потом спросил:

- Я сяду?

- Конечно.

Он занял место на диване. Дженсен сел с другого края.

- Закурить есть?

Дженсен молча подтолкнул свою пачку и зажигалку. Джаред завозился, раскурил лениво.

Не дежа-вю пугающе пошагово повторяло себя, только с незначительными изменениями.

- Вообще, у меня не очень-то это получается…

- Курить?

- Нет, - Джаред нервно поскреб лоб, - нет, не курить. В общем, я пришел сказать, что мне… я не должен был… вчера, ну ты понял. Глупо вышло. Извини.

- Маньяк оставляет тебе послания. Девушка умерла. Психанул. Напился. Понятно.

- Я не это имел… Это тоже, но… И Дэннил не моя девушка. Была. Мы…

- Ты не обязан объяснять. И извиняться тоже не за что в любом случае, - Дженсен поерзал на месте, просунул руку между подушек и достал другую пачку другой марки – эти Джаред принес с собой и курил вчера.

- Ты оставил, - Дженсен бросил сигареты, Джаред сходу поймал, потер пальцем буквы в названии.

- Не помню.

- Может так даже лучше.

- Может.

Джаред со вкусом затянулся, аккуратно стряхнул пепел в пепельницу.

- Хотел бы я не помнить того, что произошло в больнице, - и тут же подавленно замолчал.

Дженсен сделал вид, что не задет.

- Ты психовал, я просто попытался тебя отвлечь. Ничего такого.

- Нет, ты не понял…

- Я прекрасно тебя понял, Джаред, - подчеркнуто холодно произнес Дженсен.

- Нет, ты нихрена не понял как раз, - Джаред повысил голос, избавился от окурка. - Я не хотел… чтобы так. Я не… блядь, почему мы вообще об этом говорим?

- Наверное потому, что ты пришел ко мне посреди ночи. Опять, - равнодушно заметил Дженсен.

- Я уйду, если хочешь.

- Можешь остаться.

- Я правда так не думаю, - чуть позже сказал Джаред, глядя ему в глаза.

- Хорошо, - Дженсену вдруг захотелось отвернуться, спрятаться от этого проникновенного взгляда. И одновременно ни на секунду не отрываться от грустных глаз за длинными пушистыми ресницами. Выдержка трещала по швам. В голове творилась какая-то немыслимая херня.

- Дженсен…

Он снова назвал его Дженсеном. Смотрел этим своим новым взглядом, без примесей, без сомнений. Открыто, обнаженно. А потом вдруг подался вперед, нелепо вмазался губами в губы. Без напора, на пробу, будто случайно, как прошлой ночью, но Дженсен знал, что это не так. Как знал, что в больнице нихрена не пытался Джареда отвлечь. Он хотел поцеловать, попробовать на вкус этот рот. Хотел так сильно, что не смог остановиться.

Но сейчас, как бы это ни было тяжело, сможет.

Дженсен мягко, но настойчиво отстранил Джареда, создавая между ними безопасное расстояние. Качнул головой, хотя хотелось другого. Ответить, взять, показать, как можно.

- Не стоит, Джаред.

- Это не… я не пытаюсь, - Джаред часто дышал, на покрасневшем лбу блестел пот, и Дженсен вдруг подумал, что, возможно, он все же выпил. Не как в прошлый раз, но достаточно, чтобы решиться.

- Я не в твоем вкусе, Эклз? - Джаред уже смотрел иначе, снизу-вверх, напряженно, зло. Изменился не только взгляд, но и язык тела: чувствовалась настороженность, как у дикого зверя перед прыжком. - В этом дело? Что-то не похоже, ведь это ты начал первый. В больнице. Помнишь?

- Тебе это не нужно, Джаред. Ты просто расстроен, потому что твоя девушка умерла.

Джаред не шевелился какое-то время, сидел, будто оглушенный, потом вскочил на ноги.

Дженсен осознавал, что этой жестокостью скорее всего обрекает на мучительную смерть одного или нескольких мужчин, так как Джаред после этого с ним разговаривать точно не станет, а без него шансы найти Мясника падали и сильно. И все же Дженсен понимал, что у него нет другого выхода. Печального повторения истории со Стилзом не хотелось, а значит, Джаред должен уйти, пока не случилось того, о чем и Дженсен, и Джаред потом будут сожалеть.

В голове настойчиво гудел голос, убеждая, что так правильно:

- В чем дело, Дженсен? Разве ты не этого хотел? Смотрел на меня, когда думал, что я не вижу, дрочил по ночам, представлял меня в своей постели без одежды… Давай же, хватит притворяться…

Дженсен встал, пошел за ним.

- Джаред…

Джаред, уже почти дойдя до двери, остановился.

- Так будет лучше, поверь мне.

Джаред повернулся, сделал несколько шагов навстречу.

Дженсен знал, что последует за этим и приготовился.

Так действительно лучше. Пусть Джаред его ненавидит и считает сволочью.

Джаред размахнулся и вмазал ему со всей силы. Дженсен едва удержался на ногах.

- Даже представить не можешь, как сильно я мечтал это сделать, - сообщил ему Джаред, расплываясь в нездоровой, пугающей улыбке.

Дженсен потрогал разбитую губу. Одно хорошо, Стилз со своими пошлостями убрался из головы, вернув мыслям ясность. Теперь он точно знает, что делать дальше.

Дженсен посмотрел на окровавленные пальцы, усмехнулся.

- Думаешь, я хотел чего-то другого? - и зарядил Джареду в подбородок. - Ты меня достал своим нытьем!

Джаред схватился за полку, чтобы не упасть.

- Я рад, что мы оба приняли правду, - и кинулся на Дженсена.

Как в дрянном фильме Майкла Бэя, они влетели в журнальный столик. Стекло под ними с тихим треском раскрошилось на миллион осколков, и они рухнули на усыпанный блестящими кусочками ковер.

Дженсен заслонился рукой от искрящего дождя, попытался уйти в сторону, но Джаред не пустил. Пнул металлический каркас ногой, взобрался на Дженсена и принялся бить без разбора, выдыхая между ударами:

- Самоуверенный… ублюдок… ты… не знаешь… меня… не знаешь… ее… что ты… вообще… можешь… понимать.

Дженсен не останавливал, только блокировал удары, понимая, что Джареду нужно выпустить это из себя – словами и действиями.

Когда у Джареда устала рука, и он, тяжело дыша, отполз в сторону, Дженсен опрокинул его на спину, пришпорил коленями бедра, руки пригвоздил к ковру, не давая пошевелиться.

Джаред внезапно задрожал под ним, и Дженсен понял, что он смеется.

- Я знал, что это все херня, Эклз, - он вжался пахом в пах. - Ты хочешь меня. Сам посмотри, у тебя стоит.

- У тебя тоже, - хрипло отметил Дженсен, нависая над ним.

Вокруг валялись осколки, на ковре темнело мокрое пятно. В прозрачных кусочках Дженсен увидел свое отражение. Царапины на лице, кровь запеклась на губе. Джаред выглядел не лучше: разбита бровь, довольно глубокий порез на локте.

- Чего ты боишься, Эклз?

Джаред лежал под ним, растрепанный, потный, тяжело дышал, пряча глаза за влажной длинной челкой. А потом приподнялся навстречу, будто собираясь поцеловать.

- Я думал, тебе не нужна моя пидорская херня, - спокойно напомнил Дженсен.

- Заткнись и поцелуй меня.

- Это не игра, Джаред.

- Хорошо, потому что мне, блядь, уже надоело играть.

Глаза в глаза. Почти соприкасаясь губами. Только почти. На грани.

- Сейчас тебе кажется, что ты хочешь, что это выход, но завтра утром…

- Засунь эту психологическую херню себе в задницу, - посоветовал Джаред и упрямо впился в рот уже по-настоящему, отчаянно, с голодом, не сдерживаясь.

- Я хотел… всегда… с самого начала… еще в Вашингтоне. Красивый. Боялся, не понимал, почему, бесился, сходил с ума, - разобрал Дженсен в коротких выдохах.

И сдался. Поцеловал. Как хотелось, во всю силу. Несмотря на осознание – нельзя. Несмотря на сомнения и страх. Забил на заморочки, через боль окунаясь в удовольствие.

- Не хочу, чтобы ты жалел.

- Не стану, - прокатилось шепотом по коже. - Хочу… - звякнула пряжка ремня. - Пожалуйста.

Невыносимо.

- Не тормози.

Дженсен выдернул свой ремень из шлевок, отшвырнул в сторону. Обоим не терпелось почувствовать друг друга. Они почти одновременно просунули руки в штаны – Джаред сжал его член, Дженсен – его. Другой рукой Джаред обнял его за шею и притянул к себе, вжимаясь в губы, требуя еще.

Изображение

Дальше.

Больше.

Они упали на ковер прямо в осколки, откатились в сторону, где было безопаснее.

Дженсен перекувырнулся на мягком, подмял под себя Джареда, огладил напряженные бедра, опустился сверху, просовывая пальцы ему в рот.

И вскрикнул от неожиданности – Джаред прикусил чуть ли не до крови, зло, без жалости.

- Псих, - восхищенно пробормотал Дженсен.

- Дженсен, - Джаред перевернулся на живот, подставляясь. - Пожалуйста.

- С ума сошел, так нельзя сразу.

Джаред схватил его за локоть, прорычал:

- Сделай мне больно.

Дженсен подумал, что у обоих серьезные проблемы, и отпустил себя.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 03:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

- Откуда они у тебя?

Они лежали на ковре среди битого стекла, вокруг валялась разбросанная одежда. Джаред только сейчас заметил шрамы Дженсена, мазнул пальцами по запястью.

- Порезался. Давно, - нехотя отозвался Дженсен и задал встречный вопрос: - Так почему ФБР?

- Не знаю.

- Перестань, что-то должно было повлиять на твое решение. Какое-нибудь событие. Расскажи мне.

Джаред перекатился на бок, чтобы лучше видеть лицо Дженсена, зачесал рукой волосы, убирая со лба.

- «Секретные материалы».

- Ты это серьезно? - Дженсен сдержанно улыбнулся.

Джаред кивнул, рассматривая его. На теле виднелись тонкие порезы, синяки – следы их недавней борьбы и не только. Он улыбнулся, вспоминая.

- Мы смотрели, когда были детьми. Я и Кейси. Мечтали, что когда вырастем, пойдем учиться вместе в Академию, - Джаред загрустил.

- Что случилось? С твоим другом.

- Передозировка, - Джаред попытался говорить так, чтобы голос звучал ровно, но получалось хреново. - Ему было всего шестнадцать.

- Мне жаль.

- Двенадцать лет прошло, я даже толком его не помню, - отмахнулся Джаред.

- И все же почему Бюро? - Дженсен явно не собирался отставать.

- Не знал, что у нас сеанс психоанализа. Типа расскажи, как умер твой домашний питомец, как это на тебя подействовало, бла-бла.

- Скорее, расскажи, что произошло с тобой в детстве или чуть позже, из-за чего ты принял решение служить своей стране, - поправил Дженсен.

- Да нет никаких историй, эта схема далеко не всем подходит.

- Всем, - упрямо возразил Дженсен. - За каждым важным решением стоит что-то. Может, ты и не понимаешь этого, не осознаешь, но…

Джаред приложил палец к его губам.

- Помолчи, а? Я думал, мы тут трахаемся, а не трахаем друг другу мозги.

- Это из-за Кейси? Ты из-за него решил стать федеральным агентом? Чтобы воплотить детскую мечту?

Джаред закатил глаза, сдался.

- И да, и нет, - он принял вертикальное положение, потянулся за сигаретами. - Когда я был маленьким, видел кое-что страшное.

- Что?

- На нашей улице случилась авария, - Джаред резко вдохнул дым, окунаясь в воспоминания. - Было солнечное утро. Страшная жара. Мы с Кейси играли во дворе, качались на качелях…

По подстриженному газону носится, радостно потявкивая, собака, с тихим свистящим звуком крутятся разбрызгиватели, орошая сухую пожелтевшую траву, из открытого настежь окна гостиной доносится хриплый голос новостного диктора, с холодным равнодушием вещающего об автомобильной аварии на Айова-стрит: «... К счастью, ни водитель, ни пассажиры не пострадали... А теперь о спортивных новостях вам расскажет мой коллега Крис Доннелл...»

- Моя очередь, Джей, - Кейси трясет его за плечо, пытаясь стащить на землю.

Мимо, утробно воя, проносится старый грузовик с облупившейся по бокам краской.

- Ну Джа-аред, - хнычет Кейси, вцепившись пальцами в его футболку, не давая оттолкнуться от земли.

Джаред со вздохом нехотя сползает с нагревшегося сиденья. Кейси чуть младше, ему следует уступить.

- Только не очень высоко, - строго предупреждает Джаред.

Кейси с радостным взвизгом устраивается на его месте, сжимает потными ладошками толстые плетеные веревки.

- Подтолкнешь меня? - просит.

Джаред с улыбкой выполняет просьбу. Кейси взлетает над его головой с счастливым, немного испуганным криком, и он вслух засчитывает на «раз». Качели возвращаются, и снова Джаред мягко давит Кейси на спину ладонью, посылая в полет. Два. На счет «шесть» они слышат мешанину непонятных звуков со стороны улицы.

В общем гвалте Джаред только разбирает отчетливый визг тормозов, тихий неопределенный хлопок, похожий на тот, когда прокалываешь иголкой воздушный шарик, а потом истошный вопль женщины и смутно знакомый звон. Возможно, все эти звуки звучат немного в другом порядке, но Джаред просто дожидается, пока качели прилетят обратно, тормозит их уже у земли и, игнорируя недовольное бормотание Кейси, бежит на шум.

- Джаред, подожди, - Кейси слезает с сиденья и несется следом…


- Что ты увидел? - Дженсен смотрел на него очень серьезно.

Джаред передал ему надкуренную сигарету.

- Людей, много-много людей.

На углу Гринджей-стрит собралась целая толпа. Люди испуганно перешептываются, охают и обсуждают случившееся. Разглядеть с тротуара, что именно произошло, Джаред не может, и ему приходится продираться сквозь плотный живой барьер, пока он не выбирается к огороженному островку посередине дороги. Первым делом Джаред замечает покряхтывающий красный пикап, рядом с ним, заломив руки и плача, видимо, стоит водитель, а под передними колесами машины валяется погнутый трехколесный велосипед.

- Это был ребенок? - очень тихо спросил Дженсен, возвращая сигарету.

Джаред кивнул.

- Я не сразу его увидел, только потом, когда проследил дальше взглядом…

Оторвавшийся от ручки велосипеда гудок откатился к самому тротуару и теперь блестит ярко-желтым боком в грязной луже. И только сложив все маленькие детали воедино, Джаред понимает, что есть еще кое-что, что-то настолько ужасное, что его сознание отказывается воспринимать. Недалеко от пикапа в страшно-неестественной позе лежит маленькое тело с вывернутыми по-дурацки руками и ногами: под встрепанной русой головой размазалась густая, темно-красная жижа, и Джаред отчетливо чувствует, как завтрак рвется обратно из желудка, застряв противным комком где-то в горле.

Подъехавший патруль, быстро оцепив перекресток, разгоняет зевак, следом за ними, истошно гудя и мигая, подъезжает скорая. Вылезшие из нутра машины парамедики, толпясь вокруг тела, достают из своих чемоданчиков все необходимое для оказания помощи, в то время как двое полицейских поднимают водителя пикапа с земли и, застегнув на нем наручники, заталкивают на огороженное прутьями заднее сиденье патрульной машины.

Джаред завороженно наблюдает за разворачивающимися перед его глазами событиями и даже не сразу понимает, что ему что-то говорят.

- Тебе не стоит этого видеть, - чьи-то сильные пальцы мягко, но настойчиво сжимают плечо, и Джаред вскидывает испуганный взгляд на совсем молодого хмурого патрульного. «Лейтенант Диаз», читает Джаред золотистые буквы на нашивке.

- Идем, - он отводит Джареда в сторону, чтобы тот не видел, как расстроенные неудачей парамедики, сложив обратно свои стетоскопы, укладывают в черный плотный мешок обезображенное тело, аккуратно придерживая за ноги и голову.

Кейси ждет его на другой стороне тротуара, стоит почти у самой дороги, обиженно поджав пухлые губы и пальцем ноги ковыряя землю.

- Что там? - бурчит он, когда Джаред подходит ближе.

- Ничего интересного, - через силу улыбается Джаред и подталкивает его в сторону дома. Когда за ними закрывается входная дверь, патрульная машина и скорая уезжают, забрав труп. По асфальту все дальше растекается бурое пятно.

Обеспокоенная мать Джареда встречает их в холле, усаживает за стол и угощает молочным желе. В ее глазах блестят слезы…


- В тот день я ел желе в последний раз, - Джаред протянул ему почти докуренный огрызок.

- Кто был этот мальчик? - Дженсен затянулся в последний раз и затушил окурок об дно лежавшей рядом перевернутой пепельницы.

- Его звали Марк Фостер. Ему исполнилось пять, его родители переехали в Сан-Антонио за две недели до его смерти, купив дом на Фликер-стрит, где раньше жила другая семья. Собирались начать с чистого листа. В тот злосчастный день водитель пикапа Бад Моррис возвращался домой с ночной смены и задремал за рулем, поэтому выскочивший из-за угла велосипед заметил слишком поздно. Если бы он среагировал несколькими секундами ранее, Марк остался бы жив, а сам Моррис отделался бы легким испугом и внутренним запретом на вождение в полусонном состоянии. Но ему круто не повезло: мальчик умер на месте от, как показало вскрытие, обширного внутреннего кровотечения. Я тогда не понимал, конечно, как такое возможно, чтобы осколок кости прорвал легкое, я даже не знал, что такое «легкое». Но отец объяснил мне, что Марк умер почти мгновенно, и это меня немного успокоило. Конечно, став старше, я понял, что он меня обманул.

- Что стало с водителем?

- Дело закрыли довольно быстро. Бада Морриса осудили за убийство по неосторожности на пять лет с правом досрочного через четыре. В тюрьме его несколько раз пытались убить, об этом даже писали в газетах, но Моррис выжил и на шестой год – ему добавили несколько месяцев за агрессивное поведение – вернулся к семье. Жена, правда, вскоре бросила его, не выдержав давления, и сбежала с детьми к любовнику. Но Бад не отчаялся. Он нашел себе другую женщину, завел новую семью, устроился на работу в охранную фирму и, кажется, забыл про кошмар, - Джаред сделал паузу, продолжил: - А вот я очень хорошо помню тот день – особенно четко стоят перед глазами неровные обломки прорвавших грудную клетку ребер Марка и побелевшее, перекошенное от ужаса лицо Бада Морриса с остекленевшим взглядом, когда он, вцепившись в решетки увозившей его машины, наконец осознал, что натворил. Так что да, можно сказать, что смерть Марка и желание наказывать таких людей, как Бад Моррис, повлияли на мое решение. Ты был прав, - Джаред замолчал.

- Это все?

Он нехотя добавил:

- Мне до сих пор снятся кошмары, иногда просыпаюсь в поту и не могу понять, где нахожусь.

Дженсен молчал. То ли не знал, что говорить, то ли намеренно не высказывал того, что думает. И Джаред ему был за это благодарен. Еще одного сеанса психологической фигни с кучей умных предположений, вроде «детская травма» и «потеря близких людей», он не выдержал бы. Хватало того, что пришлось два раза в неделю таскаться к психологу после смерти Кейси.

Дженсен, видимо, тоже что-то для себя решил, поэтому сменил тему. Не то, чтобы удачно, но все же.

- Расскажи мне о ней.

Джаред снова закурил. Сказывалось длительное воздержание – к сигаретам тянуло страшно. И почему он только бросил?

- Дэннил? Я любил ее. Нет, я был влюблен в нее. Безумно. До полного сумасшествия. И мне было все равно, что она не совсем нормальная, поначалу я даже не замечал ничего. Не желал замечать. Я не мог насытиться ею, не мог спать, если ее не было рядом. Я жил ею. Дышал. Тогда мне казалось, что мы никогда не расстанемся.

- Почему расстались? Наркотики?

- После того, что случилось с Кейси, мой отец узнал обо всем. Нас в тот день задержали, меня, Дэннил и Сандру – в подвале хватало наркоты. Сандру сразу отпустили, меня отмазал отец, Дэннил осталась ночевать в участке. На следующий день ее, правда, все же выпустили, думаю, отец вмешался, потому что большая часть этого дерьма принадлежала ей, срок грозил приличный… - Джаред сделал паузу, затянулся, продолжил: - Я ждал ее звонка, но она не позвонила. Тогда я позвонил сам, но Дэннил отказалась со мной встречаться. Мой отец… он умел убеждать людей. Мог найти подход к любому. Он был адвокатом, хватким, иногда безжалостным человеком. Может, приплатил ей сверху, может, хватило того, что избавил от тюрьмы – я не знаю. Меня для надежности он запер в клинику, а когда я вышел, ее уже не было в городе. Я искал по друзьям, знакомым, ходил к ее дилерам. Ничего. В следующий раз я увидел Дэннил только через несколько лет, когда уже учился в колледже. Встретил случайно на вечеринке братства. Я никогда не верил в судьбу и прочую фигню, но тут не сомневался, что нам выпал второй шанс. И хотя мы сами изменились, отца уже не было рядом, ничто не мешало жить как угодно, с того ужасного дня в подвале наши отношения уже никогда не были прежними, хотя чувства остались.

Дженсен выудил из кучи одежды его носок. Поднес ближе:

- Ее подарок?

Джаред удивился:

- С чего взял?

- Так, предположение. Так ее?

Джаред кивнул, улыбнулся:

- Дэн любила драконов. Не пропустила ни одной серии «Игры престолов», читала книги. Я не понимал, с чего ее так плющит, но все равно называл «Дейнерис». Ей нравилось, хотя она всегда была рыжей, - Джаред добил сигарету одной сильной затяжкой, смял окурок рядом с тем, что они выкурили чуть раньше, - Знаешь, я до сих пор ее люблю, хотя ее больше нет. Никогда не переставал любить, даже когда понимал, что она ломает мне жизнь, склоняет к обрыву. Может, все дело в этом, в ней, может, поэтому я никогда…

- Что?

- Не рассматривал альтернативные варианты.

- Джаред, это… - Дженсен ощутимо напрягся, собрался что-то сказать, но Джаред перебил его:

- Успокойся, я знаю, что между нами ничего серьезного, просто… Это не первый раз.

- Ты же сам сказал, что у тебя никого не было. Несколько раз. За одно только предположение пытался испепелить меня взглядом, - услужливо напомнил Дженсен.

- Никого и не было, но в школе один парень как-то полез ко мне. Я, конечно, отшил его, даже послал. Видимо, они видели во мне то, чего я сам еще не видел. Он, - Джаред поправился, - он видел.

Дженсен резко сел:

- Как его звали?

- Кого? - не понял Джаред. - Парня?

- Да, Джаред, как его зовут? Ты помнишь?

- Конечно, помню, он же мой одноклассник. В чем дело?

- Имя!

- Грегг. Лосински.

- Нужно срочно его найти. Ты знаешь, где он сейчас? Я звоню Джеффу, - Дженсен засуетился, принялся искать телефон, потянулся в сторону и выгреб его из-под груды осколков, - черт, сейчас пять утра. Ладно, через пару часов, когда проснется.

- Дженсен, я не понимаю…

- Грегг Лосински может оказаться тем, кого мы ищем.

- Что значит?.. Ты думаешь, он Мясник? - не поверил Джаред.

- Почти уверен.

- Нет, невозможно.

- Почему?

- Грегг был из футбольной команды. Трахал девчонок из группы поддержки, да любую, он жил ради сисек.

- Или не понимал, чего хочет, боялся. Ты сказал, он приставал к тебе.

- Он просто нажрался, вряд ли соображал, что делает.

- Или выпив, дал свободу своим желаниям, - не унимался Дженсен. - Надо проверить. Он наш первый серьезный подозреваемый за все время. Нужно поговорить с ним и как можно скорее.

- Дженсен, это было очень давно, - Джаред попытался вразумить его. Он отказывался верить в то, что кто-то из его знакомых мог оказаться маньяком.

- У него как раз было достаточно времени выносить и спланировать свою месть.

- Месть кому?

- Тебе.

- Но… зачем? - только и смог выдавить Джаред. - Вряд ли он вообще меня помнит, тем более, какой-то пьяный недопоцелуй.

- Парень пытался тебе открыться, ты его оттолкнул, обозвал, тем самым унизив. А такие вещи не забываются, поверь, я знаю. Чего я не могу понять, так это почему ты ничего не сказал нам с Джеффом? - Дженсен смотрел строго, даже с осуждением. - Если бы ты сразу рассказал нам про Грегга, мы, возможно, уже взяли бы убийцу. Грэм мог бы остаться в живых.

Джаред начал заводиться. Даже после всего, что между ними произошло, Дженсен умудрялся вызывать у него самые кровожадные желания.

- Я ничего не сказал, потому что даже не помнил об этом, вот только сейчас… Это не Грегг, это не может быть он.

В голове зазвенели голоса прошлого, тысячами искр рассыпались перед глазами фейерверки…

- Нет, вот ты мне сам скажи, - Джаред морщится, пытается уйти, но Грегг Лосински, верзила-долбарь Грегг, из-за размеров которого недовольно шепчутся в раздевалке девчонки, теснит его к стене.

- Серьезно, Падалеки, неужели если под этих, - тычет пальцем в парней у ворот, которые держатся за руки, - подложить красотку с сиськами и задницей, как у порнозвезды, они все равно будут лизать жопы друг другу?

- Не знаю, Грегг. Мне как-то похуй, - спокойно отвечает Джаред.

- А скольких ты сам-то обработал, адвокатик? - еще немного, и Грегг коснется влажным от всей этой выпитой херни ртом его щеки.

- Я с Дэн, чувак, ты же знаешь, - Джаред наконец высвобождается, идет мимо двух парней, которые пробираются через пьяную полуголую толпу на второй этаж к спальням.

- Ты многое теряешь из-за этой рыжей сучки, - летит вслед, и Джаред решает простить Грегга на этот раз. Он слишком пьян для защиты чести девушки, Лосински надрался еще хуже и уже лапает какую-то блондинку, которая разевает рот как рыба в ответ на неумелые подкаты Грегга.

- Тухляк, - Кейси выбегает ему навстречу, за ним, смеясь, скатывается с лестницы Сандра, последней догоняет Дэннил.

- Валим, пока Лосински не начал пихать свой член куда попало…


- Джаред.

Он вздрогнул, сморгнул воспоминания и уставился больными глазами на Дженсена.

- Говорю тебе, это не он.

- Может быть.

- Нет, - настоял Джаред. - Точно не он.

Дженсен потянулся, зевнул.

- Почти половина шестого. Завтра или уже сегодня мы найдем Лосински и все выясним, а пока можем пойти в душ вместе и… - он подмигнул.

- Ну уж нет, - Джаред встал, начал собирать свою одежду, стараясь не наступать на стекло. - Дело не в том, что мне не хочется, мне очень хочется, черт, как представлю тебя… Просто я не думаю, что моя задница выдержит еще один раунд безумия. Может, позже.

Дженсен тоже поднялся, прошел мимо, едва коснувшись бедром бедра, вызвав дрожь.

- К счастью для тебя и твоей задницы, возможны варианты.

Джаред жадно оглядел широкую мускулистую спину, плавно сужающуюся книзу, подтянутую задницу. Как же хотелось… Он схватил Дженсена за руку, не пуская дальше.

- Только не надо этого «я тебя, теперь давай ты меня для блядского равновесия».

- Забудь про равновесие. Я хочу, - Дженсен освободился, поманил его за собой в спальню.

Джаред остался на месте, голый, грязный, весь в синяках и ссадинах. Челюсть помнила кулак Дженсена, задница горела, в волосах запутался какой-то пахучий цветок из разбитой вазы.

Так он и стоял, пока из недр спальни не раздалось тихое, очень Эклзовское:

- Дважды предлагать не стану.

Джаред поспешил через спальню в ванную, отодвинул дверцу душевой и нырнул внутрь.

Изображение

Он никак не мог проснуться, в голове шуршали голоса. Когда Джаред все же приоткрыл глаза, то увидел Дженсена. Он стоял у входной двери и с кем-то разговаривал. Джаред натянул джинсы, подкрался ближе, чтобы лучше разглядеть гостя, которого Дженсен собой почти целиком загораживал. В холле стоял парень, которого он уже однажды видел в похожей ситуации. В Вашингтоне в первое утро после знакомства с Дженсеном. Как его звали? Мик или как-то на «М».

- Не стоило приезжать.

- Я соскучился.

- Ты же знаешь, Мэтт, я работаю, - Дженсен заметно нервничал. Напряжение читалось в позе, в малейшем движении, даже в руке, которая сжимала ручку двери.

- Вижу, как работаешь, - Мэтт смотрел мимо него прямо на Джареда.

Джаред уже собирался вернуться в спальню, но тут Дженсен обернулся на него и очень спокойно сказал Мэтту:

- Тебе следует уйти.

- Ты теперь его натягиваешь? - хмыкнул тот. - Он – твоя работа?

- Мэтт, - голос Дженсена стал настолько неприятным, колючим, чужим, что Джаред невольно поежился. - Уйди.

Мэтт что-то фыркнул себе под нос и вышел в коридор. Дженсен закрыл за ним, шумно выдохнул. Он какое-то время стоял так, прогнувшись в спине, оттопырив задницу, уперевшись руками в дверь.

У Джареда в джинсах стало ощутимо теснее. Очень-очень некстати. Их ждала работа, он и без этого, похоже, проспал достаточно и времени разбираться со стояком сейчас не было. Кстати, о сне. Джаред весьма смутно помнил, как оказался в постели Дженсена. Кажется, после второго раунда в душе его сморило и он прилег всего на несколько минут, проспав в итоге до десяти. Интересно, почему Дженсен не разбудил его?

Дженсен наконец отлип от двери, двинулся ему навстречу. В одних трусах, сонный, взъерошенный, расслабленный, он казался таким домашним, таким теплым, не имеющим ничего общего с холодным, безэмоциональным Эклзом, что Джареду захотелось закрыться с ним в спальне и больше не выходить оттуда. Никогда.

- Прости, - начал Джаред, когда они поравнялись. - Я совсем забыл о нем.

- Все равно я не собирался больше с ним спать, - без тени сожаления произнес Дженсен.

- Разве он не твой бойфренд?

- У меня не бывает бойфрендов, Джаред. Только секс, - Дженсен прошел мимо него в спальню.

Джаред то ли с облегчением, то ли с разочарованием отметил, что давление в джинсах спало. Все же не стоило забывать, о том, кто перед ним. Может, член Джареда и побывал в этой заднице всего несколько часов назад, но это еще ничего не значило.

- Одевайся, - Дженсен распахнул шкаф, начал выбирать одежду для обоих. - Это сойдет.

- Едем к Моргану? - Джаред послушно влез в светлые джинсы и гладкую черную футболку. Не совсем по размеру, но можно потерпеть, пока не заедет к себе и не переоденется.

- Нам повезло. Грегг живет в Джерси. Сначала поговорим с ним.

- А Морган? Разве не надо его сначала предупредить?

- Может, ты прав, и Грегг не наш парень. Тогда мы только зря потеряем время на эту поездку. Но если Лосински тот, кто нам нужен, все расскажем Джеффу, как только вернемся, - объяснил Дженсен.

Джаред согласился, что это вполне разумное решение.

До Нью-Джерси они добирались два с лишним часа – попали в пробку в самом конце Милстон роуд. Джаред припарковался чуть ниже по улице, и они пешком поднялись до невысокого дома с синим облезлым забором и запущенным газоном.

- Уверен, что это здесь? - Джаред с сомнением покосился на занавешенные темные окна.

- Система выдала этот адрес.

Они взбежали по просевшим ступенькам и остановились на коврике – надпись «Добро пожаловать» почти стерлась.

- Может, это другой Грегг Лосински?

- Сейчас узнаем, - Дженсен взглянул на хлипко повисшую на проводах кнопку звонка и постучал в дверь.

- Уже иду, - раздался тихий голос, и спустя несколько секунд наружу высунулось бледное лицо, наполовину прикрытое отросшей серой челкой.

Джаред уже где-то видел эту девушку раньше, но где?

- Да? - во взгляде метнулся страх.

- Здравствуйте, - начал он, показывая удостоверение. - Я агент Падалеки, это Дженсен Эклз, консультант. Можно войти?

- Проходите, - она посторонилась, пропуская их в узкую темную прихожую.

- Грегг Лосински здесь живет? - Джаред решил не тянуть.

- Он не дома, - она встала посреди неубранной гостиной, сложила руки на груди, будто защищаясь. Из-под растянутой кофты показалось худое запястье с темной некрасивой отметиной.

- Как вас зовут, мисс? - спросил Дженсен, но Джаред уже знал ответ.

Не зря она ему показалась знакомой.

- Эбигейл?

В блеклых глазах мелькнула тень узнавания.

- Джаред? - она подошла, прижалась к нему.

- Эбигейл Флинн, ну надо же, - Джаред обнял ее, чувствуя, как под пальцами расслабляется хрупкое тело.

- Лосински, - поправила она.

- Так вы с Греггом?..

Эбигейл скромно улыбнулась, но при этом ее глаза оставались грустными:

- Грегг сделал предложение на выпускном. Поженились сразу после школы. Вместе уже почти десять лет.

- А где он? Грегг на работе?

- Нет, я не знаю, - Эбигейл растерялась. - Не видела его почти две недели.

- Это он с тобой сделал? - Джаред кивнул на изуродованную руку.

Эбигейл тотчас же попыталась скрыть ее под одеждой.

- Нет, я готовила на кухне, это… это ожог, - пролепетала она. - Сковорода…

- Грегг бьет тебя? - Джаред мягко сжал ее пальцы. - Эбигейл, пожалуйста. Мне ты можешь сказать правду.

- Мы просто поссорились, он не хотел, - она попыталась вырваться, но прядь, скрывающая пол-лица, качнулась в сторону, открывая пятно под глазом. Не такое темное, уже поджившее.

- Расскажи, что случилось?

- Нет! - Эбигейл выдрала руку, рухнула на диван, обняла себя за плечи. - Грегг хороший, он просто… ему тяжело после аварии.

- Что за авария? - вмешался Дженсен. Он все это время молча стоял рядом, а теперь заметно оживился.

- Около года назад Грегг возвращался с работы, его сбила машина. Водителя не нашли. Но он поправился, у нас все хорошо.

- Тогда почему он ударил тебя? - Джаред переглянулся с Дженсеном. Тот кивнул.

- Грегг почти полностью восстановился физически, но… - Эбигейл резко замолчала.

Дженсен сел с ней рядом, приобнял за плечи.

- С ним что-то не так. Прости, я должен спросить: между вами есть интимные отношения?

- Мы не можем… Грегг больше не может. Я пыталась помочь, - она заплакала.

- Эбигейл, что-то случилось примерно две недели назад. Что-то, из-за чего Грегг разозлился. Что это было?

Она утерла слезы. Шумно вздохнула.

- Грегг был у своего врача, вернулся злой. Тогда он и изменился. Я говорила с ним, с врачом, он сказал, что Грегг абсолютно здоров физически, но что-то мешает ему, не дает… он ведь совершенно здоров, даже хромота прошла. Грегг обычно такой добрый, милый, - Эбигейл снова спрятала лицо в ладонях.

Дженсен встал, направился к выходу, тем самым давая понять, что закончил.

Джаред опустился перед Эбигейл на колени.

- Эбигейл, послушай, нам нужно поговорить с Греггом. Это очень важно.

- Джаред, - она смотрела на него блестящими от слез глазами, - я не знаю, где он. Правда, не знаю.

- Я верю тебе. Просто… если он вдруг появится, позвони мне, ладно? - Джаред набросал свой номер на листке бумаги и оставил на столике в прихожей.

Эбигейл молча кивнула.

- До свидания, - вышло как-то вымученно, неловко.

Когда они вышли на свежий воздух, Дженсен сразу полез в карман за сигаретами.

- Мне жаль, - очень тихо сказал он, выпуская кольцо дыма.

Джаред ничего не ответил. Все еще пытался разобраться, как одна из самых ярких девочек школы могла так сильно измениться. Превратиться в безвольную куклу.

- Я знаю их, Дженсен. Они хорошие люди. Я не понимаю, как так, - пробормотал он в отчаянии.

Дженсен избавился от сигареты, не докурив.

- Поехали. Нужно все рассказать Джеффу.

Изображение

Морган смотрел на них по очереди. Это длилось около минуты. Потом он задал один единственный вопрос, всего два слова:

- Вы уверены?

Дженсен заговорил первым.

- Грегг Лосински – парень из футбольной команды, нет, звезда футбольной команды, оприходовавший всех девчонок, внезапно начинает понимать, что ему нравятся мальчики. Для него наступают тяжелые времена: давление со стороны тренера из-за команды, друзья-гомофобы, цепляющие каждого парня с не совсем традиционной внешностью или одеждой, аксессуарами. Расписанные непристойностями дверцы шкафчиков. Избитые в кровь лица. Издевательства. Жестокие шутки. Никто не знает, что Грегг Лосински один из них. Никто не понимает, как ему тяжело находиться в раздевалке с тридцатью другими парнями, ходить с ними в душ, хвастаться количеством девчонок, побывавших в постели, и освистывать «вонючих педиков». Все это сводит его с ума, толкает к обрыву. На вечеринке Грегг напивается и пытается поцеловать своего одноклассника, но тот не отвечает взаимностью, гонит его. Какими-нибудь грубыми словами. Грегг помнит эти слова. Не может забыть. Он живет с ними годы, это грызет его, они преследуют повсюду, снятся ему, хотя со стороны он выглядит самым обычным парнем. Время идет, что-то меняется, а что-то остается прежним. Теперь у него есть работа, жена, но Грегг ведет тайную жизнь, встречается с парнями, спит с ними, возможно, даже за деньги. Казалось, он должен забыть о том случае в школе, о подростковой жестокости, но тут случается авария, после которой его психологические проблемы проявляются физически. Грегг больше не может спать с женой, ни с кем не может. Единственное, что не дает сорваться, знание, что это временно. Что пройдет. Но тут врач сообщает ему, что дело не в физиологии, что он практически здоров, что проблема в нем самом. Что со временем, возможно, все станет, как раньше, но пока он ничего не может сделать, не может помочь. Грегг должен сделать это сам. Он приходит домой, впервые поднимает руку на жену. Голоса в голове оживают, прошлое возвращается, теперь Грегг винит во всем одного человека. Джареда. Парня, который унизил его в школе, парня, из-за которого Грегг не мог и не может быть нормальным, - Дженсен перевел дух, продолжил: - Мы не знаем точно, что связывало его с Харраном и Колтером или существовала ли такая связь вообще. Предположу, что они скорее суррогаты – те, кто в фантазии Грегга заменяли Джареда, те, кто отказывал ему. Раз за разом. Грегг проигрывал с ними тот злосчастный вечер, а затем насиловал и убивал. Почему и как он их выбирал, я тоже пока не определил, может, по внешним признакам или по какой-нибудь незначительной детали, важной только для него. Не знаю. Обычно при таких сценариях субъект использует суррогатов, если не может добраться до своей настоящей цели или не готов пока еще с ней встретиться из-за страха и неуверенности. В нашем случае, конечная цель – это Джаред. Сценарий номер два при этом наиболее вероятный. А записки на телах жертв – способ заставить Джареда чувствовать вину за смерть этих парней, дополнительно помучить его.

- И у него пока что неплохо получается, - Джаред отвернулся к окну.

В голове не укладывалось, что все же это Грегг, но чем больше Дженсен говорил, тем яснее Джаред понимал, что он во всем прав.

- Это все? - Морган строго покосился на обоих.

- Время совпадает, - Дженсен принялся перечислять. - Крис Харран был убит через несколько дней после того, как Грегг побывал у врача.

- Применение туронила объясняется физической слабостью, - дополнил Джаред. - Грегг не смог бы побороть двух рослых, физически сильных парней. И он использовал для изнасилования трубу, так как сам не способен совершить половой акт.

- Странно, что он не имеет отношения к медицине, - Дженсен нахмурился, - но в сети сейчас можно найти все, включая подробные инструкции, как с первого раза проткнуть сонную артерию, а если Грегг тренировался, например, на фруктах, да как угодно, то все остальное уже неважно. Туронил он тоже мог приобрести через интернет. Легко проверить, если, конечно, не брал под другим именем.

Морган все еще не выглядел убежденным.

Но Дженсен, похоже, не собирался отступать.

- Говорю тебе, Джефф. Это он. Авария сделала Грегга уязвимым. А недавно он узнал, что секс для него уже никогда не будет прежним. Здесь все может зависеть от конкретных слов, от формулировки, даже от взгляда, жестов, но суть в том, что в ту самую минуту ненависть, годами зревшая внутри, накопленная из неудач и отчаяния, поглотила Грегга целиком. Джаред. Во всем виноват только он. В том, что Грегг не стал профессиональным футболистом или не ходил в колледж. В любой мелочи, в том, что на светофоре выпал красный или разбилась любимая чашка. Грегг просто сломался, - Морган чуть подался вперед, и Дженсен уверенно продолжил: - Ошибки быть не может. Связь с Джаредом в наличии. Побудитель есть. И мотив тоже. Туронил, труба, как орудие преступления… Все сходится. Грегг Лосински подходит идеально. Я даже…

- Что?

- Исключил одну из версий, она в нашем случае не подходит.

- Допустим, ты прав, тогда ответь мне, почему Лосински убивает в Нью-Йорке, а не в Джерси?

- Потому что Джаред живет здесь, а не в Нью-Джерси. Все упирается в Джареда. Это представление разыгрывается для него.

- Дженсен, - Морган вздохнул, - нам нужно что-то, кроме предположений и теорий. Нам нужны улики. Хоть что-то, чтобы подтвердить причастность Лосински.

Дверь распахнулась, вбежал запыхавшийся Картер.

- Сэр… я, кажется, я нашел ублюдка, - он затараторил. - От тех записей никакого толку, но у нас появился свидетель. Девушка вышла из клуба покурить, мимо прошел человек, сел в машину, на выезде задел ее «Камаро» и смылся. Она щелкнула машину на телефон, чтобы найти владельца и заставить оплатить ремонт. Описала его, как фигуру в темном худи с капюшоном. Лица не разглядела. Сказала, что позвонила, потому что вспомнила еще одну деталь. На руках этого человека была красная краска. Мы увеличили эту фотографию, номера, конечно, заляпаны, не пробьешь, но это синий пикап, а этот клуб в квартале от квартиры Грэма. Может, совпадение, может, действительно краска, но если нет, это может быть Мясник, сэр. Остается найти хозяина синего пикапа этой модели, цвет не просто синий, синий металлик, год выпуска, их должно быть не очень много и… Может, это и ничего, но…

Морган остановил его движением руки.

- Картер, отдышись и проверь Грегга Лосински, какая у него машина, - приказал он. - Еще посмотри список его онлайн-покупок. Нам нужно знать, заказывал он туронил или нет.

Картер кивнул, развернулся и вышел.

- Думаешь, после всех предосторожностей, он мог бы купить наркотик – вот просто так, никак не заметая следы? - спросил Дженсен.

- Нет, но я на это очень надеюсь, так как нам больше ничего не остается, - ответил Морган, не спуская глаз с двери.

Минуты потянулись.

Когда Картер влетел обратно в кабинет, Джаред встал с места: он чувствовал – вот оно. Сейчас все разрешится.

- Пикап, синий металлик, сэр! И Лосински действительно брал туронил, - Картер наклонился вперед, уперся ладонями в колени, тяжело дыша.

- Спасибо, Картер, - Морган повернулся к Джареду и Дженсену: - Думаю, этого достаточно. Будем задерживать.

Джаред покачал головой.

- Они с женой поссорились, Грегг ударил ее и уехал. Она не знает, куда.

Морган поднялся из-за стола.

- Вот вам и объяснение, почему у нас все еще нет третьей жертвы. Размолвка с женой, выходка Грэма и стычка с девушкой на стоянке – все это спутало его планы. Он затаился. Пережидает.

- Нет, сэр, - Джаред обменялся с Дженсеном взглядами, это уже вошло в привычку, - вы не так поняли. Грегг уехал еще до того, как начались убийства. У него должно иметься другое место, о котором мы не знаем. Ведь Адама Колтера убили не там, где его нашли. И он должен где-то хранить орудие убийства. Какой-нибудь подвал или заброшенный склад, где ему никто не помешает.

- Джаред прав, - подхватил Дженсен. - Дом в Джерси не подходит. Слишком маленький, подвала нет, чердачного помещения тоже, к тому же, жена рядом. А Греггу нужно уединение. Тишина. В первый раз ему помешал свидетель, Резник, поэтому Адама он убил уже в другом месте и перевез тело.

- Грегг работает на стройке, - задумчиво произнес Джаред. - Ночью там никого не бывает.

Дженсен не согласился.

- Слишком много времени ушло бы на транспортировку тела. Туда-обратно. Нет, Грегг приезжает к вечеру в Нью-Йорк, накачивает Адама туронилом, везет куда-то близко, совершает над ним насилие и сбрасывает тело на Рорк. Нужно искать собственность в Нью-Йорке, возможно, рядом с салоном, где работал Колтер. Найдем место – появятся доказательства.

Морган одобрительно кивнул.

- Надо поговорить с лечащим врачом Лосински, может, он расскажет какие-нибудь новые детали, о которых не знала жена.
Джаред достал телефон:

- Я найду его, договорюсь о встрече.

- Кстати, а что насчет жены?

- Эбигейл свяжется со мной, если Грегг вдруг вернется, - отозвался Джаред.

- Хорошо, - Морган улыбнулся из последних сил, - вы сегодня отлично поработали, парни. Я определенно знал, что делаю, когда вас сводил.

Джаред едва сдержал ухмылку, Дженсен остался предельно серьезным. Картер, о котором Джаред успел забыть, фыркнул.
Морган тем временем продолжил раздавать указания:

- Джаред, вы с Дженсеном побеседуете с врачом, а ты, Картер, отслеживаешь Лосински. Все передвижения. Машину, счета. Если он где засветится, докладываешь мне сразу же. А еще проверь, есть ли на его имя собственность в Нью-Йорке, любая.

- Родственников тоже, в первую очередь, родителей, - подсказал Дженсен
.
- Понял, сэр, - Картер вышел из кабинета.

- Мы пойдем встретимся с врачом, - Джаред ничего не успел сказать, потому что Дженсен потащил его к двери.

Изображение

Дженсен набросился на него, как только захлопнулись двери лифта. Толкнул к стене, сжал член через джинсы, дал почувствовать себя через одежду.

Джаред в ответ бессильно зарычал, утягивая в поцелуй, ладонями нетерпеливо скользя по спине, опускаясь ниже к тугой заднице, обхватывая снизу, стискивая. От такого Дженсена, требовательного, напористого, такого, каким видел его только он – не Морган, не Мэтт, не десятки каких-то левых парней – только Джаред… от этого ехала к чертям крыша и взлетала до потолка гордость.

- Хочу, - выдохнул в рот Дженсен и принялся выдавливать пуговицы на его джинсах.

- Сейчас? - всполошился Джаред. - Но кто-то может войти.

Дженсен, хитро улыбнувшись, ловко развернул его к себе спиной, сдернул штаны, прижался бедрами, шепнул у самого уха, задевая губами волосы.

- А плевать, - низкая хрипотца проняла до самых кончиков пальцев, до мурашек по всему телу.

Вжикнула молния.

- Стой, Дженсен, Дженсен, Дженсен, Дженсен, че-е-ерт! - глухо выстонал Джаред, когда Дженсен поддел его и вломился со всей дури, распластывая по стене.

Больно. Невыносимо. Хорошо. Странно.

На панели слева переключился свет. Лифт слегка тряхнуло на переходе между этажами.

Дженсен наугад стукнул кулаком по верхним кнопкам.

- Поехали, - и погнал, даже не дав привыкнуть.

Господи, что же они делают.

Безумие.

Хорошо.

Невозможно.

Дженсен драл его, как слетевший с катушек наркоман. Без пощады и тормозов. Натягивал до упора, почти целиком снимал с себя и снова вгонял так глубоко, что хотелось кричать и дыхание будто останавливалось. С ним Джаред чувствовал себя ненасытным мальчишкой, которому всегда хочется девчонку, вот только он уже давно перестал быть подростком, а вместо девчонки из него вытрахивал все мозги Дженсен, пока они находились в движущемся лифте дорогого отеля.

- Всегда… мечтал… надругаться… над этими… штанами, - Дженсен горячо выдыхал ему в затылок между резкими движениями бедер, а Джаред изо всех сил старался не смеяться, хотя в глазах собрались слезы.

Лифт миновал очередной этаж, кажется, третий.

Кончая, Дженсен прикусил его за плечо.

Наверное, прошло всего около минуты. Может, чуть больше.

Джаред откатился вбок, подтянул джинсы.

Дженсен как раз успел застегнуться перед тем, как двери распахнулись.

Одновременно с этим где-то рядом зазвенело.

Дженсен как ни в чем не бывало достал телефон:

- Да, Джефф. Я с Джаредом. Подожди, включу громкую.

- Вы поговорили с врачом Лосински? - запертый в кабине, голос Моргана показался непривычно звонким.

- Нет, он не в городе, - вместо Дженсена ответил Джаред. - Какая-то научная конференция. Вернется только через три дня.

- Как успехи у Картера? - спросил Дженсен.

- Пока глухо. Слежка ничего не дала. Что касается возможного укрытия, ни у Лосински, ни у его родителей или родственников нет собственности в Нью-Йорке. Ближайшая из них – ферма в Хьюстоне у кузена, - Морган и не старался скрыть, как сильно разочарован.

- Мы найдем его, Джефф, - уверил Дженсен.

- Хорошо бы, - вздохнул тот, - что собираетесь делать?

- Заеду в отель, переоденусь, и поедем к свидетельнице Картера. Той, что сфотографировала пикап. Может, удастся узнать что-то еще. А там видно будет.

- Хорошо, - Морган не стал возражать, - Держите в курсе.

Послышались гудки. Дженсен отключил телефон, пихнул в карман.

- Ты конченый, блядь, псих, в курсе? - слабым голосом прошипел Джаред, вываливаясь в коридор.

- Ну да, - Дженсен и не думал скромничать.

Он не глядя ткнул карту в прорезь, открывая дверь. Джаред вошел следом.

- Я в душ.

- Хорошо, - Джаред пытался привести в порядок мысли и ответил автоматом.

- Давай со мной, - предложил Дженсен. - Я тебе задолжал, - его взгляд опустился ниже.

Джаред стащил кроссовки, отшвырнул, потянул наверх футболку, но тут в кармане завибрировало.

- Иди, - махнул он Дженсену, - я сейчас, - и сказал в трубку:

- Да.

- Падалеки, ты какого хрена не отвечаешь? Звоню с самого утра.

- Сип, привет. Работал. В чем дело?

- Склероз уже, да? - с деланым сочувствием вздохнул Сип. - Ты меня просил проверить кое-кого, помнишь?

- Теперь – да. Что-то нашел? - Джаред выпрямился, поудобнее обхватил телефон.

- Ага. Спасибо, чувак. Знаешь, бить пароли и прочую хуиту становится скучно, а тут ты с подарочком. Прямо Рождество, блядь.

- Сип!

- Ладно, не злись. Короче, поначалу этот твой Эклз чистенький – ну просто не придраться. Даже штрафов за парковку нет.

- Но? - Джаред застыл.

- Но если капнуть глубже, найти дерьмо можно везде, - философски заметил Сип.

- Сип, я жду.

- Дженсен Эклз родился в Далласе в 89-ом. Родители Алан и Донна Эклз, бла-бла. Ходил в школу…

- Мне жаль тебя разочаровывать, кибергений, но все это есть в сети, я читал.

- Подожди, это не все. Есть еще кое-что. В деле отсутствует одна запись, мне удалось ее восстановить.

- Теряю терпение, Сип.

- Эклз посещал школу в Далласе, так? Потом поступил в университет?

- Ну да.

- А вот и нет. В 2005-ом году Эклзы недолго жили в Огайо. Дженсен почти месяц ходил в другую школу, а потом они вдруг снова переехали.

- Ничего странного не вижу, - уже не совсем уверенно пробормотал Джаред.

- Я проверил. У родителей хорошо шли дела. Галерея, где работала Донна, процветала, практика Алана – тоже, но они вдруг взяли и вернулись в Даллас.

- Ну и?

- А то, что это странно. И поскольку я такой умный, я раскопал, что в 2005-ом в этой самой школе произошел непринятый инцидент, который быстро замяли. После него один из учеников перевелся в другую школу.

- Что за школа?

- Эм, Кримсон Хай.

Джареда будто током ударило. Он уже где-то читал это название.

- Сип, мне нужен список учеников, посещавших эту школу в 2005-ом в этот самый месяц. Сейчас же.

- Я знал, что ты это скажешь, уже выслал на твой ящик. Все, давай, мне пора.

Джаред перескочил на другую вкладку, кликнул на письмо от Сипа, прокрутил до файла. Да грузись же. Вот, список. Эллен Гроув, Тоби Ловер, Эмметт Колби, Энн Сайкс, Кэтрин Майлз. Беатрис Кроу. Карен Билсон. Ли Янг… Дальше. Дальше. Не то. Эндрю Соамс. Эрни Салливан. Кристофер… нет, не может быть. Харран.

За спиной послышались глухие шаги.

- Ты идешь? - Дженсен стоял в одном полотенце. Веснушки на носу проступали особенно ярко, волосы разметались, губы влажно блестели.

- Я не могу, - Джаред сглотнул, - надо позвонить, срочно.

- Мясник? - Дженсен тут же нахмурился.

- Нет, личное. Потом объясню.

- Хорошо, - Дженсен указал подбородком, - у тебя телефон на полу, в курсе?

- Уронил. Ты меня напугал, - Джаред с трудом сдерживался, чтобы не вмять кулак в красивое лицо лживого ублюдка.

- Если что, я жду.

- Мне нужно позвонить, - тупо повторил Джаред.

- Ты уже говорил.

- Знаю, просто… важный звонок.

- Ладно.

Дженсен вернулся в спальню. Через какое-то время вдалеке послышался плеск воды. Джаред так и стоял, не в силах пошевелиться. Наконец он заставил себя поднять телефон.

- Сип, мне нужна еще одна услуга, - он обулся и вышел из номера, захлопнув дверь.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 04:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Изображение

Дверь открыл парень лет тридцати в мятой, будто изжеванной рубашке и со следами соуса на тонких рыжеватых усах.

- Эндрю Соамс? - спросил Джаред неуверенно.

Если это тот Соамс, что ходил в Кримсон Хай вместе с Кристофером Харраном, то он чертовски изменился.

- Можно Энди, - прохрипел тот, попятившись назад в прихожую. - А вы из ФБР? Агент?..

- Падалеки, да.

- Простите, здесь не очень убрано, - Эндрю упал на продавленный диван прямо в рассыпанные кусочки чипсов. Раздался тихий хруст.

- Я не отниму у вас много времени. Мне нужно спросить о вашем друге, Кристофере Харране, - Джаред осторожно примостился на стуле с раскачанной ножкой.

- Да, Крис, я читал в газетах, ужасно.

- Вы были хорошими друзьями, да, Энди?

- В школе, - Эндрю почесал затылок. - Играли вместе в футбол, клеили девочек, все дела. Вместе приехали в Нью-Йорк, пошли в колледж. Ну вы понимаете.

- Да, понимаю.

- Не смотрите на меня так, агент Падалеки, - Эндрю нахмурился, - я не всегда был таким. Просто большой город, тем более, Нью-Йорк… Он ломает людей, перемалывает и вылепляет под себя. То же и произошло со мной, Крису повезло чуть больше. Или уже можно считать, что нет. Оказывается, из нас двоих – я везунчик, - последние слова прозвучали со смесью горечи и радости.

Но у Джареда не было времени утешать Соамса, ему требовались ответы. Сейчас же.

- Энди, - он заговорил медленнее, разжевывая каждое слово. - Что произошло с Дженсеном Эклзом в школе Кримсон Хай весной 2005-ого года?

- Не понимаю, о чем вы, - Эндрю занервничал.

Джаред опустил ладони на окаменевшие плечи, сжал, заставил смотреть себе в лицо.

- Расскажи, что случилось, Энди. Почему Дженсен Эклз перевелся из вашей школы? Что Крис с ним сделал? Что скрыл директор? Давай же, парень, я был вами, я знаю, на что способны подростки, не молчи!

- Это была шутка, идиотская выходка, - залепетал Эндрю, - мы не думали, что все так закончится.

- Что вы натворили?

- Вы должны понять, агент, мы были детьми, просто глупыми детьми.

- Что вы сделали, Энди? Запостили видео из раздевалки, пока он мылся, спрятали его одежду? Что? - Джаред встряхнул его.

И Эндрю Соамс нехотя заговорил.

- Крис был капитаном футбольной команды, я – его правой рукой. Вы сами сказали, что знаете, как это. Вечеринки, выпивка, девчонки, мы вели счет, мерились членами и прочая фигня. А потом к нам в школу пришел новый ученик. Дженсен Эклз был тихим заучкой, мы его даже не замечали. Разве что Крис... Он по каким-то причинам не мог выносить парня. Старался толкнуть в коридоре, поддразнить там… А потом он мне по пьяни признался, что Эклз, кажется, сохнет по нему. В том самом смысле.

- Что дальше? - Джаред почувствовал, как глубоко внутри закипает ярость, как Крис Харран в его сознании из несчастной жертвы постепенно превращается в подлого ублюдка, заслужившего свою омерзительную участь.

- Это был Огайо, агент Падалеки. Если бы пошли слухи, Крис никогда не отмылся бы, все потерял, - Эндрю заметался взглядом по столу, притянул к себе сигареты.

- Дурацкий розыгрыш, - он щелкнул зажигалкой, закурил. - Жестокий, очень глупый поступок, но тогда нам казалось, что это просто игра, что ничего плохого не случится. В общем, Крис начал слать ему сообщения, заигрывал с мальчишкой, где-то неделю оказывал знаки внимания, когда никто не видел, а потом назначил свидание на футбольном поле. Ночью. Вот только Эклз не знал, что кроме Криса там окажется вся команда.

- Вы избили его, в этом все дело? Всей кучей – одного парня? - сквозь зубы выдавил Джаред.

Эндрю помотал головой:

- Эклз, конечно, пришел, не мог не придти. Разоделся, как девчонка, которая… Я помню, как он смущенно улыбался, как боялся даже посмотреть Крису в лицо. Каким изумленным выглядел, когда Крис поцеловал его. Нежно так, будто ему действительно нравилось. Как девочку, когда разводишь ее на секс. Мы сидели в своем укрытии и ржали как придурки.

- Продолжай, - Джаред даже не заметил, как в руке что-то хрустнуло. Чей-то стакан, который он, сам того не зная, сжимал все это время.

- В общем, да, Крис поцеловал его, не знаю, наверное, это длилось несколько секунд, может и минута для достоверности, а потом рассмеялся, заржал на все поле, отплевался демонстративно, ну и мы вышли следом. Никогда не забуду лицо мальчишки – он побледнел, отшатнулся, упал на траву. Я еще думал, что джинсы эти модные он не отстирает. Не помню, что точно Крис говорил. Что-то про «жалкого педика», про то, что все теперь узнают.

- Дальше, - Джареду пришлось использовать всю свою выдержку, чтобы не сорваться.

- Мы оставили Эклза на поле. Клянусь, даже пальцем не тронули. Крис на обратном пути все плевался и жаловался, что на то, чтобы отмыть вкус Эклза у себя изо рта, уйдет неделя и десять девочек как минимум. Я не слушал. Мне было дерьмово, агент Падалеки. Мне уже не казалось, что это просто невинная шутка, - Эндрю Соамс впервые посмотрел ему в глаза сам, и Джаред поверил.

- Это все?

Эндрю пожал плечами.

- Насколько я знаю. Эклз в школе больше не появлялся. Ходили слухи, что он свихнулся, что пытался броситься с крыши, провел месяц в клинике, ходил к психиатру. Родители приходили в школу, но ничего не добились. Отец Криса тогда был большой шишкой, так что… нет. Последнее, что я слышал, Эклз вернулся с семьей в Техас.

Джаред встал.

- Спасибо, что уделил время.

- Постойте, я думал, вы хотите узнать о Крисе.

- Я узнал достаточно, - Джаред остановился почти у самой двери и резко завернул в ванную. Закрылся, впечатался спиной в дверь и сполз на холодный пол.

В мыслях всплывали отрывки из представленного Дженсеном профиля, разных разговоров:

«Это кто-то, с кем ты знаком, хотя можешь и не помнить этого, но он тебя знает точно. Кто-то близкий. Возможно, попытается стать частью расследования, держаться рядом… Слишком аккуратно, нет признаков сомнений – это не первое его убийство… Я порезался, это было давно… Что-то влияет на выбор, какая-нибудь история из детства, событие…»

Паззл сложился, и это пугало Джареда до дрожи. Что теперь? К Моргану? У него только догадки и никаких доказательств. Но рассказать надо все равно. Немедленно. Он будет знать, что делать. Как поступить. Надо спешить, пока…

- Агент Падалеки? - раздался за стеной встревоженный голос.

Джаред никак не мог поверить. Все это время Мясник, этот больной ублюдок, хренов садист, крутился рядом, участвовал в расследовании, имел доступ к файлам, результатам экспертизы. Все это время находился под носом у Джареда, наблюдал за ним во сне, в уме вскрывал, как какого-нибудь головастика потехи ради, пока Джаред беспомощно тыкался по углам в поисках улик, зацепок, свидетелей, напивался из-за Дэннил, переживал… Боже, Дэн. Это ведь тоже он ее. Не сама – все он. И Грэма. И этих парней. И ведь еще спрашивал Джареда обо всем, о маленьком Марке, Кейси, слушал внимательно и дрочил на его боль, психопат чертов. И с ним он... Джаред едва успел согнуться над унитазом перед тем, как его вывернуло. Утер губы, выпрямился и пополз, едва переставляя ноги, к раковине. Освежил лицо, прополоскал рот. Надо к Моргану, рассказать, надо брать. Дженсен. Профессор Академии ФБР, строгий умный парень в очках и с аккуратными шрамами на запястьях.

Убийца. Насильник. Мясник.

Вибрирующий в кармане телефон отвлек от мрачных мыслей. Незнакомый номер.

- Па-далеки, - кашлянул Джаред.

- Он вернулся, боже, он здесь, - послышались рыдания.

- Эбигейл?

- Грегг здесь, он хочет меня убить, Джаред, пожалуйста.

Джаред дернул дверь.

- Я еду.

- Я не дома. Он убьет меня, убьет.

Он едва не сбил с ног Соамса, бормотнул извинения и помчался вниз, продолжая говорить:

- Эбигейл, слушай меня. Где ты?

- Я… не знаю, как он нашел меня… Джаред…

Джаред выбежал на улицу, скатился по ступенькам к машине, сел, пристегнулся, завел двигатель.

- Адрес.

- Делмар, Пайндейл-авеню 18.

- Где сейчас Грегг?

- Он внизу, я заперлась… Но долго не смогу, он ворвется, он…

- Отлично, молодец, не выходи оттуда, поняла? - Джаред забил в навигатор адрес. - Я скоро буду.

Сначала Эбигейл, остальное подождет.

Когда Джаред отъезжал, в окне наверху мелькнуло бледное лицо Эндрю Соамса.

Изображение

Когда Дженсен вышел из ванной, Джареда в номере не оказалось. Зато его ждал пропущенный звонок. От Джеффа.

Дженсен перезвонил. Морган ответил сразу.

- Джефф, ты что-то узнал? - с надеждой спросил Дженсен.

- У меня плохие новости.

- Джаред?

- Нет, не он, я думал… разве Джаред не с тобой?

- Был со мной. Я потом объясню. Так что случилось?

- У нас третий, - убитым голосом сообщил Морган.

- Хорошо, - Дженсену стало стыдно от того, с каким облегчением прозвучал собственный голос. - Я сначала в морг, а потом…

- Нет, ты не понял. Этот несчастный… - Джефф шумно выдохнул, - Дженсен, он выжил.

- Где? - Дженсен уже натягивал футболку на необсохшее тело.

- Больница Святого Винсента. Мне нужно, чтобы ты…

- Узнаю, что смогу.

- Так что между вами происходит? Между тобой и Джаредом.

- Не знаю, Джефф. Джаред уехал, ничего не сказав. Мне кажется, он знает обо мне.

- С чего ты взял?

- Я профайлер, не забыл? Меня учили замечать особенности поведения. Так вот, когда я видел Джареда в последний раз, он вел себя странно. До этого ему кто-то звонил. После этого звонка Джаред смотрел на меня не так, как раньше.

- Хотел убить? - попытался шутить Джефф.

- Он избегал меня, будто боялся или не доверял больше.

- Ты как-то говорил, что мне не стоило скрывать от Джареда правду о посланиях Мясника. Теперь моя очередь. Тебе следовало сразу рассказать Джареду, по каким именно причинам личного характера ты участвуешь в расследовании. Но для начала поговори с жертвой, а уже потом разбирайся с собственными проблемами, - Морган отключился прежде, чем Дженсен успел задать следующий вопрос.

Изображение

Адрес, который назвала Эбигейл, привел его в пригород. Когда Джаред, припарковавшись, вышел из машины, уже шел снег. Подняв ворот куртки так, чтобы не сыпало за шиворот, он перебежал дорогу и начал высматривать нужный дом. Номер 18 по Пайндейл оказался темным, неприветливым – чужим уродом среди аккуратных белых красавцев. И только в одном окне мелькал слабый свет. Джаред надеялся разобраться с Греггом без применения оружия, но на всякий случай вытащил пистолет. Постучал. Никто не открыл. Джаред толкнул дверь. Она со скрипом качнулась внутрь.

Он нащупал выключатель, быстро осмотрел первый этаж – пусто. Сбегал наверх, проверил все комнаты, но и здесь тоже никого не оказалось. Может, Эбигейл выбралась, убежала? Или Грегг добрался до нее? Может, они помирились, он ее уговорил пойти с ним? Когда Джаред еще ехал в машине, с ним связался Морган. Он не сказал всей правды, только то, что должен встретиться с Эбигейл, и сейчас об этом сильно жалел. Подкрепление не помешало бы. Если вдруг что-то пойдет не так, они даже не знают, где он и не смогут найти.

Джаред выбежал на улицу. Снег к тому времени усилился, валило крупными хлопьями. За домом послышался шум. Джаред обошел сзади – звуки доносились из подвала. Одной рукой он откинул дверь в сторону, наклонился, вглядываясь. Было слишком темно, но между свисающих с потолка крюков и всяких разных вещей, которыми оказалось заставлено помещение, он различил в самом низу фигуру, сидящую в инвалидном кресле.

Джаред отвел к бедру пистолет.

- Здравствуй, Грегг.

Грегг не ответил. Даже не пошевелился. Джаред начал спускаться, одновременно говоря с ним:

- Знаешь, я много раз представлял себе Мясника, но еще ни разу им не оказывался ты. Без обид, Лосински, но ты никогда особо не блистал умом. Качок из футбольной команды, перетрахавший всю группу поддержки. Серьезно? Это настолько неоригинально, что даже как-то неловко. Поэтому мне в голову не могло придти, что ты водишь за нос ФБР, полицию, одного из лучших психологов-профайлеров страны и вселяешь ужас в сердца людей одним только упоминанием твоего имени. Я все думал – Мясник умен, он не оставляет улик, раскидывает повсюду ложные следы, как же так? Что в этом ублюдке такого особенного, чем он отличается от остальных психов? А потом, когда мы уже вышли на тебя, я вспомнил кое-что. У тебя нихрена не получалось с девчонками, ты явно не сумел привлечь парня, учителя завышали тебе оценки, чтобы ты не отвлекался от игры… Зато у тебя отлично получалось подчиняться. Тренеру, тем же девочкам, отцу… И у меня в голове будто щелкнуло, - Джаред нагнулся, уходя от висевшего над головой крюка. - Где вы познакомились, Грегг? В баре случайно разговорились? Или на каком-то анонимном сайте для больных уродов в теме «Как отомстить придурку, который не дал мне в школе?» Чем он тебя зацепил, Грегг? Признанием? Какие слова использовал, чтобы привлечь твое внимание, встряхнуть твой заскучавший член, а? «Давай будем жестоко ебать парней, у меня даже на примете есть первая жертва». Так все было, да? Он продумывал все до деталей, ты послушно, как собака, исполнял, или он все же не удержался от соблазна? Он убил Криса Харрана? А ты Адама Колтера, чтобы обеспечить ему алиби? Он использовал туронил, чтобы мы думали, что Мясник слаб или инвалид. Кто-то вроде тебя, да, Грегг? Ты такой идиот, что даже не понял, что он тебя с самого начала подставляет, заставляя покупать наркотики на свое имя, создавая след. Ты не соображал, что рано или поздно мы разберемся во всем, и ты сядешь до конца жизни, а он будет себе мотать видео или разглядывать украденные трофеи и дрочить на это, пока тебя будут ебать всей тюрьмой или что похуже. Но все, даже он, совершают ошибки. Ты вообще хоть подозревал об этом? Знал, что Эклз выберет первой вашей жертвой парня, который поимел его в школе на виду у десяти других козлов вроде тебя?

Грегг молчал. Джаред уже совсем приблизился к нему, почти дотронулся до кресла, чтобы развернуть, чтобы увидеть его лицо. Он хотел посмотреть Греггу в глаза, чтобы попытаться понять, почему.

- Где Эбигейл, Грегг? Ты ее тоже убил, да? Все кончено, тебе лучше сразу сдаться.

Он так сосредоточился на том, что впереди, что не услышал шагов за спиной. Только понял, что что-то не так, когда в шею воткнулось острое, и тело перестало его слушаться. Джаред как подкошенный рухнул на землю. Перед тем, как его окончательно срубило, он услышал тихий смех:

- Я понятия не имею, о чем ты, Джаред, но, кажется, ты совсем свихнулся.

Изображение

Дженсен чувствовал себя неуютно. Он вообще не любил больницы с детства и уж тем более ему совсем не хотелось проводить там допрос человека, выжившего после… такого.

Отчасти именно поэтому Дженсен радовался, что Джаред не с ним, так как ему совсем не хотелось, чтобы его видели слабым или неуверенным. Уязвимым. На самом деле звонок, после которого Джаред сорвался в неизвестном направлении, стал большим облегчением.

И даже если Дженсену не показалось, и Джаред теперь все знает, так все равно лучше. Когда все закончится, он Джареду сам объяснит, а пока…

Парень, жертва, поправил себя Дженсен – меньше эмоций – лежал в реанимации, утыканный иглами капельниц, бледный, едва живой. Ему было всего двадцать два. Его звали Адам Миллер, и он чем-то напоминал старого знакомого Дженсена, когда-то лучшего друга, который первым отвернулся от него, когда Дженсен признался, что он не такой, как все.

- Мистер Миллер, - Дженсен прикрыл за собой дверь. - Адам?

Заплывший глаз приоткрылся, кадык дернулся, разбитые губы шевельнулись, но не послышалось и звука.

- Дженсен Эклз, консультант ФБР, - представился Дженсен, - могу я вам задать несколько вопросов?

Адам Миллер моргнул.

- Это значит «да?»

Сигнал повторился.

- Адам, - Дженсен постарался говорить спокойно и тихо, - вы видели того, кто напал на вас?

Адам снова моргнул.

- Сможете его описать? Не сейчас, потом, - успокоил он, когда Адам протестующе замычал, а в серых глазах отразился ледяной ужас пережитого кошмара.

Стоя перед этим несчастным парнем, Дженсен от всей души ненавидел ублюдка, сотворившего с ним такое. Он подошел ближе и опустил ладонь на плечо Адама. Тот вздрогнул, и Дженсен прочувствовал, насколько напряжено его тело. Как же ему должно быть плохо, если даже обезболивающие препараты не дают нужного эффекта.

- Адам, обещаю, - прошептал Дженсен, едва держа ровным голос, - мы найдем его. Мы уже знаем, кто он. Мы ищем, мы возьмем этого урода и засадим в тюрьму, где с ним сделают то же самое, что он с вами.

Из глаз Адама потекли слезы, губы лихорадочно зашевелились.

- Он… он… о-кх… - он закашлялся, забился, изо рта брызнула кровь, испачкав Дженсена, зашумели мониторы. Примчалась медсестра, попыталась Адама удержать, а Дженсен стоял в стороне, кусая кулак, чувствуя во рту вкус собственных слез.

- Вам лучше уйти, - прокричала медсестра, - выйдите, сейчас же!

В палату вбежал врач, начал на ходу раздавать указания.

Дженсен вышел за дверь, сел в кресло. Хотелось поговорить с Джаредом, все ему рассказать, а потом вдвоем найти Грегга Лосински и прекратить череду бессмысленных жестоких убийств. Не хотелось оставаться сейчас одному, пока рядом в палате умирал Адам Миллер.

- Мистер Эклз, - его тронули за плечо. Дженсен поднял голову – перед ним стояла растерянная медсестра.

- Нам удалось его стабилизировать, но это ненадолго. Он хочет вам что-то сказать.

Дженсен вернулся в палату. Увидев его, Адам приподнялся – его лицо исказилось гримасой боли. Дженсен подошел, взял его за руку.

- Он… - губы задрожали.

- Что ты хочешь мне сказать, Адам? Скажи мне, скажи.

Адам снова попытался.

- Он… а, - прохрипел он, - он… а.

- Я не понимаю.

- Не… это, - и Адам, обессилев, обмяк на подушках и закрыл глаза.

Стоя за дверью, Дженсен наблюдал, как вокруг Адама Миллера суетятся врач и сестры, и перекатывал на языке сказанные им слова. Онаонанеэто. В этом не было никакого смысла. Может…

- Мистер Эклз, - врач вышел к нему. - Вы просили сообщить, если что-то важное.

- Я слушаю.

- Мистер Миллер почти не говорит, только слоги, поэтому мы не сразу поняли. Кажется, у него нарушение речи, вызванное шоком. Мы пока не знаем, какой именно тип, как я сказал, Адам почти не говорит, но похоже…

- Спасибо, доктор, - в голове Дженсена закрутились с бешеной скоростью шестеренки, подбирая варианты. - Онаонанеэто. Нет он… Нет. Это не на… Это не он, а…

Дженсен спустился на стоянку, забился в машину. Он снова попробовал дозвониться до Джареда, но попал на голосовую почту. Тогда он набрал Джеффа.

- Мы ошиблись, мы не там смотрели.

- В чем дело, Дженсен? Что ты узнал?

- Помнишь ту версию, что я исключил, когда мы подозревали Лосински? Я был настолько уверен, что это Грегг, что отмел этот вариант, а зря. Туронил мог также означать, что Мясник слаб физически, но не потому, что он инвалид, а потому что это естественно для него быть слабым. Слабее жертвы. И выбор орудия убийства – это не импотенция. Всего лишь один фактор, и этот фактор – пол преступника. Это она, Джефф, не Грегг. Наш субъект – женщина. Как я не понял сразу.

Морган молчал. Потом спросил:

- Ты уверен?

- Адам Миллер сам сказал мне. Женщина-садист – это редкий случай. И она должна хорошо знать Джареда, вариантов становится гораздо больше, чем если бы это был мужчина, - Дженсен от отчаяния закусил губу. - Любая его знакомая: студентка, с которой он переспал в колледже, или девушка из приемной, безнадежно влюбленная соседка… Она может водить синий пикап, или Картер вообще ошибся, и он не имеет отношения к делу. Вариантов десятки, если не сотни, - Дженсен отдышался, потом спросил: - Ты говорил с Джаредом?

- Да, он сказал, что едет к жене Лосински, она вспомнила что-то насчет Грегга.

- Джефф, нужно его предупредить, он же ничего не знает.

- Я пытался, Дженсен, но он больше не берет трубку.

Дженсен почувствовал тревогу в его голосе.

- Что такое, Джефф? Что ты мне не рассказываешь?

- Помнишь насчет суррогатов? Что Мясник боится встречаться со своим обидчиком и поэтому заменяет его другими?

- Ну, стандартный расклад.

- Я не об этом. Кажется, он дозрел. При Адаме Миллере не было конверта, но его доставили сейчас сюда. В последней записке Мясника говорится: «Ты – следующий».

Дженсен еще никогда так быстро не перебирал информацию, складывал кусочки. Картинка сложилась, теперь он видел все.

Дерьмовая получалась картинка, блядь.

- Джаред, когда вы говорили?

- Примерно полчаса назад. Ты думаешь о том же, что и я?

- Я думаю, - Дженсен постарался остаться спокойным, - что Мясник готов к заключительной фазе. И Джаред спешит прямиком в ловушку.

- Давай туда. Пулей, Дженсен. Я пришлю людей на подмогу.

Дженсен швырнул телефон на сиденье рядом и сорвался с места.

Изображение

Джеффри только закончил разговаривать с Дженсеном, как телефон снова ожил. Он взглянул на дисплей, устало прикрыл глаза, выдохнул:

- Привет, малыш.

- Я приготовила на ужин запеканку с грибами, твою любимую.

- Прости, Хил, но я не могу сейчас приехать, - он бы все отдал, чтобы провести этот вечер с любимой женщиной, но проклятая работа в очередной раз вмешалась в его личную жизнь.

- Джефф, ты же обещал, - ее тон совсем не изменился – она и не верила, что он сможет приехать.

- Я знаю, знаю, но это действительно важно. Клянусь, в последний раз.

Хилари шумно вздохнула. Попросила:

- Будь осторожным.

Джеффри не сдержал улыбки.

- Конечно, Хил, - он мысленно обнял ее и поцеловал.

Все же она потрясающая.

Следующий звонок Джеффри сделал знакомому детективу в полицейское управление Джерси.

- Фил, привет это Джефф Морган. Слушай, мне нужна твоя помощь.

Изображение

Дженсен гнал как сумасшедший. Мимо с визгом проносились другие машины, водители сигналили ему, матерились, но Дженсену было все равно. Он несся по шоссе, дворники размывали стекло, и Дженсен смотрел прямо перед собой, повторяя на автомате. Только бы успеть. Только бы успеть. Перед глазами всплывали картинки, одна другой страшнее. Вот Джаред лежит на земле в неестественной позе с застывшим взглядом. Рядом валяется труба, которая больше не нужна убийце, ведь цель достигнута. Долгожданная развязка наступила.

Нет, он должен успеть. Еще есть время. Она не могла…

Дженсен сглотнул и придал газу, резко заворачивая за угол. Бросил машину посреди улицы, взбежал по ступенькам и забарабанил кулаком в дверь. Если Эбигейл еще не начинала, возможно, ему удастся с ней договориться. Отвлечь ее от Джареда.

Никто не открыл. Дженсен дернул ручку – заперто. Заглянул под коврик, проверил горшки с цветами – ключа не оказалось. А потом он вдруг понял, каким был идиотом. «Форда» Джареда нигде поблизости нет. Значит, либо он еще не приехал, и его телефон не отвечает по какой-то технической причине, что маловероятно, либо…

- Я могу вам чем-то помочь? - послышалось грозное сбоку.

Дженсен повернул голову – у ворот стоял взрослый седой мужчина и неодобрительно смотрел на него.

- Как вас зовут?

- Карл, - ответил тот. - Бреммер. Могу я знать, в чем дело, мистер?

- Дженсен Эклз, ФБР, наше дело связано с миссис Лосински. Не знаете, где она?

Лицо Карла изменилось, стало мягче:

- Боюсь, ты ее упустил, парень. Она уехала. Еще утром.

Дженсен выдохнул. Медленно проговорил свой следующий вопрос:

- Она была одна?

- Да, - Карл нахмурил лоб. - Я поздоровался с ней, но она ответила мне как-то сухо, правда, сразу извинилась, сказала, что торопится. Я еще удивился, почему Грегг не с ней. Они очень милая пара. Было бы жаль, если…

- Не знаете, куда она уехала? - перебил Дженсен.

Карл покачал головой:

- Понятия не имею.

- Хорошо. Спасибо, - Дженсен помчался к машине, на ходу связываясь с Джеффом.

- Что у тебя? - голос Моргана прозвучал еще хуже, чем раньше.

- Она не здесь, Джефф.

- А что Джаред?

- Его тоже нет, не думаю, что Джаред вообще приезжал сюда. Только зря потеряли время. Они могут быть где угодно.

- Мы найдем его, Дженсен.

- Я нисколько не сомневаюсь, что найдем, Джефф, я боюсь, что будет уже слишком поздно. Черт! - Дженсен не сдержался, ударил раскрытой ладонью по рулю, поморщился. В зеркале мелькнуло его собственное лицо с высохшими брызгами крови Адама Миллера.

Если он сейчас же не начнет соображать, кровь Джареда тоже окажется на его совести.

Где-то близко послышался вой сирен, и через минуту или около того к дому Лосински подъехало несколько патрульных машин, изнутри выбрались полицейские, один из них направился к Дженсену, постучал в окно. Дженсен опустил стекло.

- Агент Эклз?

- Да, - без сил выдавил он.

- Мы здесь, чтобы помочь вам с задержанием Эбигейл Лосински. Где она?

- Не знаю, - сказал Дженсен и тише повторил уже для себя, - понятия не имею.

Изображение

За Джаредом гналось чудовище. Огромное мохнатое существо на выкрученных ногах и с кроваво-красными губами во все лицо быстро передвигалось по узкому темному тоннелю, тесня его к выходу. Джаред спотыкался, падал, вставал, продолжал бежать, но оно не отставало, становилось только ближе, тянуло к нему свои безобразные переломанные пальцы-клешни и звало по имени: «Джаред, Джаред».

Тоннель закончился внезапно, раскрошился на тысячу крошечных осколков. Под ногами зашумело море, и мелкие камни, скатившись с краю, посыпались градом в мутную воду. Джаред оглянулся в ужасе – чудовище уже почти настигло его, а бежать больше некуда.

- Поцелуй же меня, дурачок, - прошептали губы, раскрываясь, готовясь проглотить его целиком.

Джаред дернулся в сторону, не удержался и полетел вниз к шуршащему морю, к острым, как стекло, скалам. Он закрыл глаза, ожидая столкновения…

… и пришел в себя. Вздрогнул, полусонный, отклонился назад, почувствовал, что падает, и тут же перегруппировался, резко подавшись вперед. С тихим стуком ударились о пол ножки стула, к которому он оказался привязан, сам стул слегка тряхнуло, и Джареда болтнуло обратно и снова вперед, пока движение окончательно не прекратилось. Джаред проморгался. Темно. Сыро. Холодно, тянет чем-то… Стоп. Это же подвал. Он сам приехал сюда, чтобы найти Грегга, а потом… Джаред помотал головой, и его чуть не стошнило. Его что, били по голове? Почему он не может вспомнить?

Яркий свет ударил в лицо. Джаред зажмурился, слушая приближающийся стук каблуков, открыл глаза, снова закрыл. Постепенно привыкнув к освещению, он попытался разглядеть фигуру вдалеке.

- Ну привет, Джаред, - Эбигейл выступила в полоску света, худая, с белым, как у мертвеца, лицом.

- Эбигейл? - Джаред дернул руками, проверяя, насколько крепко стягивал ремень. Черт, слишком туго, - где Грегг? Я видел его. Скажи, что происходит? Ты в порядке? Я… - и тут Джаред заметил то, чего предпочел бы не видеть. Хрупкая рука сжимала трубу, при таком свете засохшие потеки выглядели неестественно ярко, их можно было даже принять за краску, но Джаред слишком хорошо осознавал, во что вляпался. Это была кровь. Их кровь. Кристофера Харрана, Адама Колтера, Адама Миллера. Возможно, чья-то еще.

Эбигейл остановилась перед ним, поигрывая трубой.

- Ты действительно такой тупой или прикидываешься. Одна из ваших штучек в ФБР, да? Тянешь время? Думаешь, это что-то изменит? - ее голос чуть не сорвался.

- Я не понимаю, о чем ты.

- А ты скромник, Джаред, - она внезапно расхохоталась, и от этого безумного смеха у Джареда по коже побежали мурашки. - Знаешь, я может и поверила бы твоему невинному оленьему взгляду, если бы не… ну, скажем так, вся моя гребаная жизнь.

Джаред действительно не понимал или не желал понимать. Он приехал сюда спасти ее, надеялся, что избавит от мужа-садиста и убийцы, и это как-то поможет ему смириться с тем, что он не сумел помочь Дэннил, не защитил ее от самой себя. Но вместо этого Джаред должен сообразить, как выбраться из лап психопатки, по возможности сохранив при этом жизнь себе и Греггу. Интересно, где он? Как много знает? Или Грегг все же в этом замешан? И что тогда Эклз? В чем заключается его роль? Неужели Джаред во всем ошибся, и Дженсен…

При мыслях об Эклзе у него снова закружилась голова. Джаред поборол очередной приступ тошноты, слабо позвал:

- Эбигейл, пожалуйста…

- Нет, ты не в праве меня ни о чем просить, понял? - презрительно фыркнула она. - И роскоши сдохнуть в неведении тебе тоже не видать. Давай, Джаред, я расскажу тебе одну историю, и если ты не прикидываешься дурачком, то сейчас услышишь много интересного.

Эбигейл покрутилась перед ним, обошла сзади. Джаред в уме прикинул, что если выбить трубу у нее из руки, то… А что дальше? Что, черт возьми, потом? Учебки в академии тоже не для всех, многие сходили с дистанции, навсегда прощаясь с карьерой в ФБР, но Джаред выстоял, он прошел все испытания в условиях, максимально приближенных к реальности. И какая от этого польза? Он в вонючем подвале с психованной садисткой, никто не знает, где он, никто не придет, а сам Джаред тоже ничего не может. Разве что заговорить ей зубы… Ведь его учили этому.

- Хорошо, - он посмотрел ей в глаза, пытаясь достучаться. - Расскажи мне. Я слушаю.

Эбигейл, похоже, повелась, заговорила.

- Помнишь последнюю тусовку лета? У Боумана? - даже при таком стрессе от Джареда не укрылось, что Эбигейл сильно нервничает. Главное, правильно это использовать.

- Не особо.

Джаред лгал. Он помнил вечеринку так ясно, как будто это было вчера.

Лето. Жара. Джаред не помнит, которое это по счету пиво. Голые девицы. Какой-то идиот бегает по газону с голой задницей и грозит обоссать, Дэннил смеется тихо, успокаивающе, пытается подбодрить, но Джареду херово, потому что он поссорился с Кейси, и тот косит пьяным взглядом с другой стороны бассейна, смотрит напряженно, по-чужому, даже враждебно, и его пальцы собственнически скользят по спине Сандры. Грегг Лосински приволок какую-то размалеванную куклу, хозяин дома блюет прямо в бассейн, а девчонки с воплями выскакивают оттуда и бегут как есть в сторону дома.

- Джей, - Джаред, вынырнув из водоворота звуков и мыслей, переводит взгляд на Дэннил.

- Прости, я немного… того сегодня, - он виновато сутулит плечи, смотрит на нее из-под челки.

- Вижу. Что-то не так?

- Все так, - Джаред тянет выстраданную улыбку, прижимает к себе Дэннил, утыкается носом в ее волосы.

- Не уходи, Джаред, - стучит в голове голос Кейси, - пожалуйста, мы можем…

- Да пошел ты, Кейси, - собственный голос кажется ему настолько чужим, озлобленным, что Джаред зажмуривается крепче.

- Пойдем, - Дэннил ведет его в дом, Джаред тащится за ней, как зомби.

И отрубается в чьей-то комнате, даже не раздевшись.

Он просыпается от странного и незнакомого ощущения. От тихого бормотания, горячих губ на шее.

- Какого? - Джаред тянется, чтобы включить свет, но он и так знает – это не Дэннил.


- Я работаю медсестрой, - Эбигейл оборвала поток воспоминаний, - и поверь, каждый день вижу столько дерьма – на всю жизнь хватит. Ножевые ранения, несчастные случаи, аварии, домашние ссоры. У меня в памяти полный набор гадостей, и большинство из них люди совершают сами, принося страдания любимым, - она отошла к окну и продолжила оттуда. - Знаешь, по статистике женщины чаще убивают своих мужей за измену, чем оскорбленные изменой жен мужчины.

- Я не понимаю, зачем ты мне это рассказываешь, Эбигейл, - нервно сказал Джаред и снова напряг руки, пытаясь ослабить ремень, надеясь, что он затянут не так крепко, как казалось.

- Сейчас поймешь. Женщины плачут, Джаред, они говорят, что это случайность, что они ничего не подозревали, что правда их шокировала, все вышло внезапно, - она сделала паузу, выдохнула, как если бы ей было тяжело говорить. Джаред воспользовался секундной слабостью.

- Я знаю, - как можно мягче произнес он и заглянул ей в глаза, пытаясь воззвать к ее совести, разуму, но все, что он видел – темнота и безумие.

- А я тебе расскажу, чего ты не знаешь, Джаред, - совсем другим голосом отозвалась Эбигейл. - Видишь ли, все эти женщины лгут. Или слепые идиотки. Потому что я знала, Джаред. С самой первой встречи я знала, что Грегг не такой, как все. Казалось бы, идеальный расклад. Он – парень из футбольной команды, а я – девчонка, которая задержалась с ним подольше одной ночи. Я отдалась ему, отдала всю себя. Я вышла за него замуж…

- Мне жаль, - Джаред попытался вклиниться, но она не позволила:

- Знаешь, что самое дерьмовое? У меня случаются эти… - Эбигейл зажмурилась, как от отвращения, от отвращения к самой себе, - состояния. Тревога, паника – называй, как хочешь. И лежа рядом с Греггом, я всегда думала, что не может все быть хорошо, я не могу быть девчонкой футболиста и одновременно королевой школьного бала, получать хорошие оценки и иметь много друзей. Что-то не так. Может, этот парень – извращенец? Может, он трахается со мной, но грезит о плетках или детях, или… - она захлебнулась словами, слезы выступили на глазах, - может, он любит что-то не совсем стандартное, более дерзкое?

- Эбигейл…

- Иногда я проверяла его полки, шкаф, искала детскую порнографию, искала что-то, чтобы успокоить паранойю, потому что задыхалась, но Грегг оставался идеальным. И я постепенно успокоилась, знаешь, начала пить таблетки, сходила к психологу, он сказал, что это лечится, что можно облегчить мое состояние, нужно только глотать гребаные таблетки, - по трубе потекла свежая кровь, ее кровь. - И таблетки, видимо, помогли, потому что когда Грегг однажды вставил мне сходу не туда, я сквозь боль и слезы просто решила, что он слишком пьян и просто промахнулся. Что иногда такое происходит со всеми. И поскольку мне уже было все равно, а я его любила и не хотела расстраивать, я стерпела эти пять минут неловкости и унижения. Грегг меня поцеловал и вырубился на мне, даже толком не вынув. А я выбралась из-под этой вонючей потной туши и пошла в душ. Вода оказалась не очень теплая, мне было неприятно, холодно, больно, но я была счастлива, Джаред. Грегг любил меня, думала я. Пока не пришла домой на следующий день и не увидела, как мой любимый Грегг дрючит на нашей кровати соседского чистильщика бассейнов, - Эбигейл оглушительно рассмеялась и спросила Джареда: - Как тебе такая сказочка, Джаред?

Джаред прикрыл глаза.

Темная комната. Жарко, пот градом. Чья-то кровать. Ладонь, горячая, скользит по его спине, задерживается на заднице. Губы касаются мокрой шеи.

- Дэн, - сонно бормочет Джаред.

- Джаред, - хрипят сверху, и веет теплом.

- Какого? - Джаред отлетает в сторону, вжимается, застревает между стеной и возбужденным здоровым телом. Крепкая рука давит ему на член через штаны, голос хрипит:

- Давай, Джей, ты же хочешь, тебе понравится.

- Отъебись, хренов педик! - орет Джаред, пытаясь оттолкнуть.

- Тш-ш, тише, - шепчет Грегг, целуя, просовывая колено между ног, - расслабься ты, черт.

- Лосински, ты совсем ебанулся, - Джаред сбрасывает его с себя, идет к двери. Оборачивается, бросает свирепо: - Меньше бухать надо! Да что с вами со всеми, блядь, такое?


- Блевать тянет? - улыбка стала еще более сумасшедшей. - А мне каково было, а? Два пидора в моей постели!

Джаред поморщился: тошнота то проходила, то возвращалась, след прокола на шее отчаянно чесался.

- Я понимаю, - тяжело дыша, говорил он. - Грегг ранил тебя, унизил, но при чем здесь эти парни? В чем они виноваты?

- А ты еще не понял? Как ты вообще попал в ФБР с такими гнилыми мозгами? - Эбигейл утерла слезы. - Они нравились ему, идиот. Как когда-то нравился ты. И они тоже отказали Греггу – как ты, - безжалостно добавила она: - Это все ты виноват, Джаред. Во всем виноват только ты. Ты убил их. И своего коллегу-педика. Одним поступком много лет назад уничтожил все эти жизни, - она замолчала.

- Эбигейл, - Джаред не помнил, которая это по счету попытка.

- Просто я хотела, чтобы ты знал, чтобы понял, прежде чем…- Эбигейл исчезла в той части подвала, где было темно, выкатила к нему коляску, и Джаред с ужасом осознал, что в кресле сидит Грегг с залепленным ртом.

- Бедный Грегг, а ведь он так старался, так хотел… - ухмыльнулась Эбигейл, и тут же ее лицо исказилось от злости. - Ты хоть представляешь, что это для него значило – рисковать своей карьерой, репутацией, признать, кем ты являешься, просто чтобы тебя поцеловал мальчик?

Джаред вздрогнул.

- Эбигейл…

- Заткнись, а то начну рано, - предупредила она. - Ты, сука такая, хоть понимаешь, что с ним сделал? И что пришлось терпеть мне все эти годы?

- Я не хотел…

- Ты уехал! Оставил нас. Твоя сучка тоже свалила. Знаешь, она оказалась настолько слабой, что мне даже не пришлось ничего делать, она все сделала сама.

Джаред дернулся, как от пощечины.

- Думаю, пора дать Греггу то, о чем он мечтал все эти годы – тебя, - Эбигейл присела перед ним, начала расстегивать ремень. Грегг поднял голову и слабо промычал что-то в ленту.

- Заткнись, - прикрикнула на него Эбигейл, стаскивая штаны с Джареда и двигая коляску ближе к креслу.

- Эбигейл, давай поговорим, - отчаянно прохрипел Джаред. - Скажи, чего ты хочешь?

- Чего я хочу? Как насчет вернуть мне мою жизнь? Мою молодость? Все, что ты должен был сделать – согласиться тогда. Грегг понял бы, что ему это не нужно, что ему нужна только я. Поимев тебя, он больше никогда не вспомнил бы о глупом гордом мальчишке. Но ты проебал свой шанс.

- Ты же знаешь, я не позволю тебе сделать этого, - очень уверенно сказал Джаред, готовясь действовать. Даже если ничего не выйдет, он хотя бы будет знать, что попытался.

- О, а я ничего и не собираюсь делать, пока. Для начала ты трахнешь Грегга, как он об этом всегда мечтал, пока спал со мной. Не знаю, может, он предпочел бы сделать это немного по-другому, но, - Эбигейл оскалилась, и Джаред только сейчас заметил темное пятно на джинсах Грегга спереди, - но, - довольная собой, она улыбнулась, - похоже, я ему не оставила особого выбора.

Джаред подавил рвотный позыв.

- Ты совсем больная.

- Все равно он ему больше не нужен, - донеслось до него в полусне, а потом события начали происходить с бешеной скоростью.

- Ну что, Джаред, поиграем?

Изображение

За годы сотрудничества с ФБР Дженсену часто доводилось участвовать в полевых операциях. Работать над психологическими портретами преступников вместе с отделом аналитиков, участвовать в спасении заложников с настоящими переговорщиками и даже внести вклад в дело Зодиака. Один из преподавателей говорил Дженсену, что ты никто, пока не впутаешься в какое-нибудь старье. Так что Дженсен часто оказывался в опасности или спасал от нее других, но еще никогда он не стоял настолько близко к убийце и ее жертве.

Увидев машину Джареда, он немного успокоился. Значит, они с Джеффом не ошиблись насчет местанахождения ее логова. Дженсен подошел к дому и поспешил на голоса, доносящиеся откуда-то сзади.

В подвале было темно, над потолком мерно раскачивалась лампочка, то высветляя напряженное, грязное лицо Джареда, привязанного к стулу, то безумные глаза Эбигейл Лосински – Мясника, и в самом конце появлялся третий, Грегг Лосински, губы которого яростно шевелились за крепко прилепленной лентой.

Изображение

А еще отвратительно пахло смесью самых разных запахов: мочи, пота, крови.

Дженсен шагнул вперед, почти вслепую направляя пистолет перед собой.

- Стой, - прокричала Эбигейл и метнулась от света, что-то грохнуло – через несколько секунд Дженсен увидел, что она теперь стоит за Джаредом, звук принадлежал упавшему обрубку трубы, а у шеи Джареда теперь опасно блестел нож. Возможно, тот самый, которым она перерезала горло Грэму.

Дженсен сглотнул. Медленно, чтобы не спугнуть, не спровоцировать ее, отвел в сторону руку, произнес.

- Смотри, - отбросил пистолет в сторону, - я не вооружен.

Она вроде немного расслабила руку, а Грегг как раз еле слышно простонал. Эбигейл в ответ дернулась, и Дженсен, когда лампочка в очередной раз прошла цикл, увидел капли крови на шее Джареда.

-Эбигейл, - Дженсен понимал, что от его слов или движений может зависеть, выживет Джаред или нет.

Он выждал, чтобы лампа улетела назад, сделал еще шаг вперед.

- Ты ведь не хочешь этого, - он замер в ожидании. Сейчас, через считанные секунды, он узнает, правильно выбрал или нет.

Лицо Эбигейл приобрело заинтересованное выражение. Дженсен воодушевленно продолжил.

- Ты хочешь совсем другого, - подкрепил он свою догадку, добавив уверенности в голосе, даже наглости.

- Да? - она истерично взвизгнула, вжимая лезвие в уязвимую кожу у артерии – Дженсен перестал дышать, Джаред тоже не шевелился и даже закрыл глаза.

Неужели он ошибся?

- Может, расскажешь тогда, умник, чего же я хочу?

Дженсен выдохнул. Откашлялся. Или сейчас или никогда. Лампа качнулась назад, Дженсен сократил расстояние между ними еще на шаг, рукой нащупывая рукоять запасного пистолета под курткой.

- Ты не хочешь убивать его… так, - Дженсен сделал вдох, пытаясь переключиться, отстраниться от собственных слов, от того, что собирался сказать.

- Да? А мне кажется, очень даже, - Эбигейл процарапала лезвием тонкую дорожку, на этот раз минуя артерию. Она играла с ними.

- Ты не хочешь, чтобы он умер быстро, - Дженсен воспользовался ее удивлением и приблизился на шаг вперед. Грегг неподвижно сидел в кресле: голова опущена, он совсем плох. Нужно спешить.

- Ты хочешь, - Дженсен улыбнулся ей, прощупывая этой улыбкой, как многое может себе позволить, - ты хочешь, - повторил он, - чтобы Джаред страдал. Как страдала ты. Как все еще страдаешь. Ведь это он виноват, да?

- Да, - растерянно подхватила Эбигейл, и Дженсен с облегчением отметил, что нож слегка сдвинулся в сторону, как если бы она собиралась его убрать.

- Ты хочешь, чтобы Джаред мучился, как эти парни. Ведь именно Джаред, а не какие-то безымянные подделки – твоя цель, - спокойно продолжил Дженсен, сокращая расстояние между ними. - Ты убивала их для того, чтобы подготовить Джареда. Чтобы он представил, что ждет его самого. И эта труба… Ты хочешь сделать все правильно, Эбигейл. Тебе не нужен нож, это слишком быстро, ты ничего не почувствуешь, ты… - Дженсен помедлил секунду, решаясь – всего лишь предчувствие, - ты не сможешь освободиться, - лицо Эбигейл вытянулось, черты заострились, она опустила нож и взглянула на Дженсена взглядом, который он привык видеть с годами. Что-то среднее между обожанием и ненавистью, но с чуточкой поклонения.

Воодушевившись, Дженсен перешел к завершающей части:

- Ты ведь этого хочешь, да? Закончить начатое, замкнуть эту проклятую петлю и освободиться.

Она кивнула, нож почти выскользнул из ее пальцев.

- Я знаю, что ты чувствуешь, - как можно мягче произнес Дженсен, останавливаясь в нескольких шагах от нее, Джаред и Грегга. - Обманутая мужем-изменщиком, одержимая призраками прошлого. Это не значит…

- Что? - Дженсен почувствовал, что что-то не так – ее голос изменился, тело дернулось обратно.

- Это не значит, что нужно убивать, ты это хотел сказать? Ну у меня для тебя новости, гений. Я знаю, что со мной не все в порядке, но, - нож вернулся на прежнее место, мазнул рядом с артерией – лицо перекосила гримаса, Эбигейл ухмыльнулась сквозь слезы, - но я не настолько больна, чтобы придерживаться плана. Сойдет и это.

Нетнетнет. Нужно действовать, нужно придумать.

- Подожди! - крикнул он. - Я солгал.

- И в чем же именно? - без особого интереса спросила она.

- Ты не хочешь убивать Джареда. Зачем? Ведь дело даже не в нем.

- Ты ошибаешься, Эклз, - не совсем уверенно пробормотала Эбигейл, но Дженсен понял, что угадал.

- Я знаю все о тебе, Эбигейл.

- Ты ничего не знаешь обо мне, слышишь? Ничего!

- Когда мы встретились в первый раз, Джаред назвал твою прежнюю фамилию – фамилию отца, Флинн. Ты сказала, что теперь Лосински. Я запомнил, что при этом ты сильно напряглась.

- И что с того? - она нервно дернула плечом.

- По дороге сюда я пытался узнать тебя получше, и мне удалось.

- О чем это ты? - кажется, Эбигейл искренне растерялась, даруя Джареду секунды драгоценного времени.

- Твоя мать – алкоголичка, а отец умер, когда тебе было пятнадцать. Он был уважаемым врачом, педиатром. Несчастный случай, отравление угарным газом.

Эбигейл стояла неподвижно, но от Дженсена не укрылось, что она вот-вот психанет.

- Ты не говорила, что до того, как взять фамилию мужа, ты несколько лет носила фамилию матери. Такие мелочи, Эбигейл, рассказывают о человеке куда больше, чем может показаться поначалу.

В ее глазах заблестели слезы.

- Когда это началось? Тебе было десять, двенадцать лет? Или твой отец предпочитал моложе? - Дженсен заметил, что Джаред теперь тоже смотрит на него: - Сначала ты не понимала, почему он приходит к тебе в комнату посреди ночи. Думала, что он расскажет сказку, но он ведь приходил не за этим? Как часто это случалось? Один-два раза в неделю или каждый вечер? Он давал тебе таблетки, или ты все время оставалась в сознании? Постепенно ты начала бояться, не хотела, чтобы он приходил, но он приходил все равно. Ты пыталась его остановить, но не могла. И ты смирилась. Когда это прекратилось? Почему? Ты стала старше? Перестала его возбуждать?

Эбигейл хотела кинуться на него, но сдержалась. Оставалось ее дожать.

- Ты нашла какого-нибудь наивного мальчишку, напоила, потащила с собой в постель. Использовала краску или настоящую кровь? Свою собственную, чтобы все выглядело и ощущалось по-настоящему? Чтобы навсегда забыть о том, что отнял у тебя отец? Но перед этим ты убила его. Вот только это не помогло. Ты ненавидела мужчин. Всех без исключения. Тебе был противен секс, тебя передергивало от прикосновений, от ласкового шепота любовников. Ты пробовала с девушками, но тебе не нравилось. Свою ненормальность ты скрывала за яркими цветами, безупречным внешним видом и достижениями в учебе. Никто не знал, что среди них находится убийца. А потом что-то поменялось, ты влюбилась, вышла замуж, вот только Грегг предал тебя точно так же, как твой отец.

Эбигейл заплакала.

Дженсен подошел к ней, отобрал нож и обнял, выдохнув в волосы:

- Дело не в Джареде. И не в Грегге. Все дело в твоем отце. Ты не можешь смириться с прошлым, ты возвращаешь его раз за разом, но не можешь освободиться.

- Могу, - Эбигейл толкнула его, прицелившись Джареду в голову из его пистолета.

Дженсен выхватил свой.

Раздалось два выстрела.

Эбигейл Лосински, выронив дымящийся пистолет, стекла на пол, опрокинув стул с Джаредом.

За спиной послышался топот, в подвал ввалились вооруженные агенты ФБР, за ними, тяжело дыша, спускался Джефф.

Эбигейл Лосински лежала неподвижно – на виске остывала бурая кровь. Джаред лежал на спине и глухо стонал – на куртке, там, где плечо, проступало темное пятно.

Дженсен стоял посреди всего этого хаоса, в руке остывал пистолет.

Изображение

На этот раз его преследовала собака. Джаред бежал через поле, не оглядываясь, не останавливаясь. Где-то совсем рядом лязгнули челюсти, едва не цепляя край рубашки. Джаред споткнулся, упал лицом в грязь.

- Джаред, - раздалось над головой, - Джаред.

Что-то бибикало под ухом. Джаред открыл глаза. Палата. Он в больнице.

- Полегче.

Джаред завертел головой, ища взглядом Дженсена. Тот стоял рядом, вид у него был обеспокоенный. Увидев, что Джаред пришел в себя, он облегченно произнес.

Изображение

- Очнулся?

- Д-да, - Джаред моргнул несколько раз, окончательно выплывая из сна. - Что случилось? Эбигейл?..

Дженсен покачал головой.

- Башка раскалывается, - Джаред зажмурился, попытался сесть.

- Лежи, ты нехило приложился, но врачи говорят, ничего серьезного. Даже сотрясения нет. Везунчик, - усмехнулся Дженсен.

- Да уж, - Джаред все же сел в постели, потер глаза. - Что вообще произошло?

- А ты не помнишь?

- Смутно.

- Ну, Эбигейл собиралась тебя застрелить из твоего, заметь, пистолета. Я выстрелил в нее, она – в тебя. Я попал, она – не очень. Ты упал, стукнулся о бетон и отрубился, - очень серьезно сказал Дженсен и добавил: - Как рука?

- Рука? - Джаред только сейчас понял, что у него на плече повязка.

- Я же сказал, не очень, - пояснил его удивление Дженсен.

Джаред огляделся в поисках сигарет.

- Как ты меня нашел?

- Так же, как собирался найти Грегга. Дом, в подвале которого тебя держала Эбигейл, принадлежал ее отцу. Исходя из этого, я выстроил мой с ней разговор, - Дженсен протянул ему пачку.

- Почему один? Без подкрепления.

- Я был недалеко, Джефф не успел бы вовремя.

- Грегг? - Джаред закурил.

- Умер по дороге в больницу. Несовместимые с жизнью травмы, сам понимаешь.

Джаред выругался тихо, спросил:

- Что-то еще?

- Пока его везли, он пришел в себя, спросил про Эбигейл. Похоже, он по-настоящему любил ее.

- Жаль, что она этого не понимала, - без капли жалости произнес Джаред. - Знаешь, что самое дерьмовое? Тебе кажется, что ты знаешь людей. Я знал их, Дженсен. Я знал Грегга, знал Эбигейл, может, не настолько хорошо, но… - Джаред выдохнул так сильно, что стало больно в груди, - Я не понимаю, как такое вообще возможно.

- Иногда, - Дженсен отобрал у него сигарету, - иногда люди совсем не такие, какими поначалу кажутся.

- Когда мы с Кейси были совсем детьми, мы спали с включенными ночниками. Нет, я знаю, что ты думаешь. Это действительно смешно. Я ведь даже заглядывал под кровать, проверял, там никого не было. Ничего. Но все равно не мог себя заставить щелкнуть выключателем. А все потому, что помнил слова отца.

Дженсен вернул сигарету Джареду. Спросил тихо:

- И что за слова?

- Зло существует. Монстры не живут под кроватью, зло в людях. В каждом дурном поступке, мысли, намерении. Зло в крике или грубом слове. Люди – монстры. Пьяный водитель за рулем – зло. Муж, избивающий жену или пробирающийся ночью в спальню ребенка – чудовище. Это не ведьмы или колдуны, оборотни или страшилки из сказок. Это хуже.

- Почему?

- Потому что в сказках добро обязательно побеждает, - еле слышно произнес Джаред и замолчал.

- Вообще-то, настоящие сказки довольно мрачные, - возразил Дженсен. - И мы победили, хотя ты можешь и смотреть на это иначе.

- Заткнись, - беззлобно бормотнул Джаред в ответ.

За окном выползло из-за тучи солнце, и первые лучи окрасили стены в светло-розовый.

Джаред слабо улыбнулся и посмотрел на Дженсена. Тот поддержал его ответной улыбкой.

А потом солнце снова закрыло хмурое облако.

- Дженсен, я ведь думал…

- Ты думал, что я – Мясник, - это было скорее утверждением, нежели вопросом.

- Нет, я…

- Если бы я не знал, что я тут ни при чем, тоже подумал бы на себя. Я умен, у меня есть все необходимые навыки, возможности, психологическая травма, а главное, мотив. Как много ты знаешь? Про меня и Криса.

Джаред потупился:

- Все. Про сообщения, поцелуй на поле. Он унизил тебя, а ты… Эндрю Соамс сказал, тебя запихнули в психушку, но ведь было что-то еще?

Дженсен вздохнул, потер сквозь рукава шрамы.

- Мне было шестнадцать, я влюбился. Не совсем понимал, что со мной, только то, что хочу быть рядом с ним. Я не думал тогда… Есть вещи сильнее разума, Джаред. И есть глупые поступки. От них никто не застрахован. Даже я.

- Ты порезал себя.

- Я не хотел убить себя, если ты об этом. После того, что случилось на футбольном поле, я прибежал домой, закрылся в своей комнате. Не мог дышать, буквально задыхался, а ножницы оказались рядом. Вместе с болью пришло облегчение, как если бы я проделал дырки, дал легким раскрыться.

- Ты винил Харрана за это.

Дженсен кивнул.

- Да. Очнувшись в больнице, я думал, что убью его, - Джаред вздрогнул. - Но потом ближе к выписке Крис пришел ко мне в палату… Бледный, напуганный, его руки дрожали. Он не знал, что так будет. Сидел в кресле и смотрел на меня, в глазах плескалось настоящее сожаление. И я простил его.

- Так ты не ненавидел его?

- Нет. Более того, Крис иногда звонил мне, как позвонил за несколько дней до своей смерти. Оставил сообщение, ему казалось, что за ним следят. Так что если бы я вовремя ответил на тот звонок, Крис может и был бы жив сейчас, - Дженсен вздохнул.

- Ты не мог знать.

Телефон Дженсена завибрировал.

- Да? Понятно, нет, я в больнице. Хорошо.

- Кто звонил? - спросил Джаред, хотя знал ответ.

- Джефф. Адам Миллер скончался десять минут назад, - Дженсен постарался говорить ровно, но все же под конец голос сорвался.

Джаред выдернул все капельницы, встал.

- Что ты делаешь?

- Не могу здесь оставаться. Сойду с ума.

- Нельзя. Пару часов назад у тебя пуля была в руке, а сейчас ты хочешь уйти?

- Курить здесь тоже запрещено, но это не остановило ни меня, ни тебя.

- Джаред…

- Ты не можешь мне запретить, - весомо заметил Джаред, пытаясь стащить больничную пижаму. - Лучше помоги, и свалим отсюда.

Дженсен подошел, развязал тесемки.

- Где моя одежда?

- Забрали как улику. Вот, возьми это.

Джаред с ненавистью оглядел палату.

- Пошли отсюда.

Изображение

Дженсен наблюдал, как Джаред сонными движениями стаскивает с себя одежду и швыряет кучей на пол, становится под горячие струи, подставляет лицо воде и стоит так, пока мокнет повязка на плече.

- Ты не понимаешь, Дженсен, я не могу без тебя…

Вместо сумасшедшей Эбигейл перед глазами стоял совсем другой человек, рисовалось прошлое, от которого Дженсен бежал, но так и не сумел скрыться.

Джаред выключил воду, взял полотенце и прошлепал мимо него по влажному полу.

- Я просто хочу спать, - по-детски пожаловался он и, стараясь не навредить руке, вытянулся с краю, закрыл глаза.
Дженсен дождался, когда он уснет, лег рядом.

Он мог позволить себе маленькую слабость.

Изображение

Джаред поправил сползшую с плеча перевязь и толкнул дверь в прихожую.

- Агент, - Китти, секретарша Моргана, подняла на него глаза, улыбнулась. Джаред улыбнулся в ответ.

- Джаред. Падалеки.

Он почему-то подумал, что Китти и Морган могли бы стать неплохой парой, и единственная причина, почему этого не произошло – Джеффри Морган не был одинок, как казалось Джареду. Еще он думал, что эти мысли совсем не к месту, но зато спасали от других, куда более неприятных размышлений. Когда он проснулся, Дженсена в квартире не оказалось. Джаред собирался ехать в отель, но его к себе вызвал Морган.

- Агент Морган вас ждет, - Китти уткнулась в монитор, а Джаред прошел в кабинет.

Морган сидел в своем кресле. Голова опущена, на столе – стопка отчетов. Наверное, там лежит и отчет Джареда по делу Мясника. Хотя учитывая произошедшее, вряд ли это прозвище остается уместным.

- Джаред, проходи, садись, - Морган выглядел веселым, хотя и улыбка не могла скрыть запавших под глазами теней – признака хронического недосыпания.

- Как рука?

- Все спрашивают про чертову руку, но никто не хочет знать, как все остальное, - Джаред все же сел.

- Да, - Морган помрачнел, нахмурился, - извини. Ну как ты вообще?

- Нормально.

- Я хотел тебе сказать, - Морган чуть подался вперед, будто собирался нашептать Джареду очень важный секрет, - ты отлично поработал, сынок.

- Спасибо, сэр, но я не согласен. Они все умерли, даже сам Мясник, он… она.

- Но ты жив, - возразил Морган.

- Не вижу повода радоваться.

- Скажу тебе по секрету, ты справился куда лучше, чем я во время первого дела.

- И что вы натворили, сэр? Подстрелили жертву вместо преступника?

- Нет, - Морган снова улыбнулся, но улыбка вышла грустной. - Я напортачил с уликами, из-за этого задержанного пришлось отпустить. А пока мой руководитель исправлял эту ошибку…

- Погиб кто-то еще, - закончил Джаред за него.

Морган кивнул.

- Что теперь? - спросил Джаред, хотя и боялся этого вопроса.

- Вернешься к своей старой работе.

- Хорошо, - он резко встал.

- Не спросишь, почему я тебя отсылаю обратно?

- Вам виднее, сэр.

- Ты мне нравишься, Джаред. Из тебя выйдет отличный агент.

- Спасибо, сэр.

- Это ненадолго. Пока закончится вся эта возня с твоим переводом, как раз подлечишься.

Джаред не стал скрывать улыбку. А еще он очень хотел поделиться этой новостью с Дженсеном.

- Спасибо, сэр, я могу идти?

- Да, конечно, - Джаред встал, развернулся, но догнало в спину:

- Я знаю, что это не мое дело, но могу я дать тебе совет?

Джаред обернулся:

- Конечно, сэр.

- Дженсен не из тех, кто долго держится за что-то или кого-то. Просто… имей это в виду.

- Да, сэр.

- Вот, - Морган протянул ему тонкую оранжевую папку, самую обычную – Джаред держал сотни таких в руках. - Почитай, может, найдешь ответы на некоторые свои вопросы.

- Да, сэр, спасибо, сэр.

- И еще одно, - Джареду показалось, что Морган помрачнел, но и одновременно с этим продолжал улыбаться: - Когда ты приступишь к своим обязанностям в качестве полноценного агента, меня здесь не будет.

- Понял, сэр.

- Свободен, агент.

Джаред вышел из кабинета, прикрыл дверь, улыбнулся Китти и вышел в коридор. Сначала он шел, потом ускорил шаг, а в конце побежал.

Изображение

Квартира встретила его разгромом средней тяжести – тут и там лежала разбросанная одежда, по дороге в гостиную Джаред споткнулся о загнутый угол ковра, а в ванной нашел чашку с недопитым кофе и вспомнил, при каких обстоятельствах она туда попала. Он подобрал с бортика мятую рубашку – пуговицы все послетали – приблизил к лицу, вдохнул смешанный запах, их общий с Дженсеном. И вернулся в спальню. Постель оказалась разобрана, простыни еще хранили слабое тепло. Джаред растянулся, закрыл глаза.

Вот Дженсен помогает ему стянуть джинсы, потом его руки скользят вверх, цепляя пуговицы на рубашке. Их взгляды встречаются, и Джаред здоровой рукой хватает его за шею – кожа под волосами влажная – притягивает к себе и целует быстро, пока не передумал. А Дженсен уже одной рукой орудует у него в трусах, и Джаред всхлипывает тихое «быстрее». Пуговицы с треском летят в стороны, и они валятся на кровать…

Джаред резко сел, потом встал, взял ключи с полки. Квартира впитала Дженсена, его запах, его вкус, все, связанное с ним. И не хотела отпускать. Джаред остановился посреди гостиной, а потом быстро вышел в коридор.

По пути в отель Джаред думал о том, что ему сказал Морган, и эти мысли заставляли превышать скорость.

В отеле Дженсена тоже не оказалось. Портье взглянул на Джареда и равнодушно сообщил, что мистер Эклз уехал час назад. Кажется, в аэропорт. Джаред поблагодарил его, вернулся в машину. Хотелось увидеть его в последний раз, притянуть к себе, поцеловать так, чтобы запомнить. Папка, которую передал Морган, лежала на сиденье рядом. Джаред открыл, пробежался по файлу, вдохнул, набрал Дженсена. Тот ответил не сразу.

- Джаред, - недовольно, - что-то случилось?

Джаред прикусил губу. Случилось, черт возьми. Но он не знал, как об этом рассказать Дженсену, как объяснить, чтобы не выглядеть брошенной девчонкой.

- Мог бы попрощаться, - не выдержал все же он.

- Мог бы, - совершенно спокойно ответил Дженсен, - но ты спал, я не захотел будить, - и спросил вдогонку: - И скажи честно, если бы я попрощался, стало бы легче?

- Да пошел ты, Эклз. Пошел… знаешь куда?

- По тому, как ты себя ведешь, заключу, что нет, - даже голос не дрогнул, сволочь.

У Джареда на языке вертелись вопросы, один другого жальче. Когда я тебя увижу? Мы можем быть вместе? Может, ты переедешь в Нью-Йорк?

В конце концов он откинул их все и пробормотал как можно сдержаннее:

- Мне не стоило звонить. Дело закрыто. Вопросов нет. Хотя нет – есть. Все дело в нем, да? Ты боишься, что я поступлю с тобой, как он? Ну так я не он, Дженсен. Я нормальный.

Сначала было очень тихо, а потом Дженсен произнес.

- В следующий раз, Джаред… - он не договорил, хотя Джаред прижал трубку к уху крепче, будто чувствовал, что Дженсен сейчас скажет что-то очень важное. Или уже сказал.

Послышались гудки, но они длились совсем недолго, потому что Джаред уже набирал другой номер.

- Один билет до Вашингтона, вылет как можно скорее, - попросил он, и когда девушка с улыбкой в голосе подтвердила бронь, отключился.

Он опустил телефон в специальное отделение, завел мотор и поехал в аэропорт.

И хотя снова собирался дождь, Джаред улыбался.

Конец

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


12 мар 2015, 04:26
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 янв 2013, 21:19
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
я ещё не успела прочитать текст, но арты к нему потрясающие! *не могла не написать* *убежала читать*


13 мар 2015, 02:33
Пожаловаться на это сообщение
Профиль ICQ
Киськина мать
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 авг 2009, 03:57
Сообщения: 431
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
читала всю ночь! спасибо за историю, за арты - удивительно ))

_________________
Человек умеет, может, знает гораздо больше, чем он думает. И думает он намного лучше, чем ему кажется.
Жить - удовольствие. И не говори, что тебя не предупреждали :)


13 мар 2015, 03:40
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2014, 23:28
Сообщения: 47
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Я еще не прочла. АРТы! Просто потрясающие. Глядя на них хочется бросить все и читать!

_________________
Случайности не случайны.


13 мар 2015, 12:43
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2014, 21:50
Сообщения: 11
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Арты шикарны! Просто невероятно классные)))Изображение


13 мар 2015, 20:13
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Все, дочитала- охренеееть! Шикарный текст!!! Какая непростая история, очень верибельно описана обстановка, герои интересные. Эбигейл загипнотизировала своей болью, Эклз отшлифовал нюансы. Почему-то ждала засады от жены Моргана.
Образ Эклза очень интересен! А арты шикарно подошли -поддерживали картинку в голове в каждый момент чтения!

Гайз, у вас получился восхитительный творческий тандем! Читала взахлеб, дико раздражаясь на отвлекающий реал))) душа просит сиквела, ибо очень мне интересна история парней дальше!
спасибо!!!!


13 мар 2015, 20:42
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 ноя 2013, 19:12
Сообщения: 34
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Божечки, это прекрасно. Обожаю детективые аушки. И размер теста очень порадовал. Давно не читала таких интересных макси. И Джеи понравились. :inlove: Спасибо большое :beg:


14 мар 2015, 15:05
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 апр 2014, 17:47
Сообщения: 47
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Ыыы, я прочитал ))) Хорошо провел время ))
Арты классные и оформление в тему - это я оценил уже после прочтения, т.к. скачивал файл.

Начиналось читаться тяжко, никак не мог уловить, в чем суть истории, а потом как засосало! )) А еще эта вся таинственность и неопределенность )) Хорошо получилось заинтриговать, даже это немного бесило, какого хрена они все чета друг от друга скрывают!!расрас ))) Хотелось скорее скорее дочитать, узнать, кто же там Мясник )
Хотя
| Читать дальше
я заподозревал, что маньяком может оказаться баба, когда в тексте несколько раз повторялось про физическую слабость насильника ))

А еще у меня пара вопросов:
- почему, если жертв начачивали лекарством, у них на запястьях были раны? Или это я не так понял? Просто, если они обездвижены, то и не будут вырываться и их не надо связывать. Или это она так запутывала следы?
- а еще первый свидетель меня озадачил. Он говорил, что слышал голос убийцы, когда тот ему дуло приставил к спине (это же не пистолет был, да?). Убийца ему угрожал, это поэтому он не сказал, что был женский голос? Я еще провел параллель с тем, что он скорее всего был таким любовником-подкаблучником и боялся сильных баб, ведь его любовница, от которой он уходил, как раз была такой с виду скромной, а на деле суровой.


Жалко жертв. Но вообще хорошо, что все померли после такого. Эт я про конец говорю.

_________________
http://risowator.diary.ru/


14 мар 2015, 16:34
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 02 фев 2015, 15:34
Сообщения: 80
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Замечательный текст,держит в напряжении,не отпускает до самого конца.Отлично,авторы!!!!Отдельно хочется сказать об артах.Бесподобно,четко вписываются в атмосферу произведения.Очень понравилась работа всей команды.


15 мар 2015, 11:05
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
tanAD
я когда сама арты увидела, очень обрадовалась, что они получились в стиле текста) - мрачные, с красным во всех работах)
LenaElAnSedспасибо, Лен. Да, мы так... слились, можно сказать. Ссинхронились.)))
~Maritsa~спасибо))) передам артеру))) он будет рад)
vinnipushe4kaспасибо, мы рады))))

Гостьдорогой гость, а кто ты?))) просто так легче отвечать)))
я очень рада, мы все рады))) текст вобрал в себя несколько похожих случаев, может, поэтому кажется верибельным.) Образ Эбигейл основан на собирательном персонаже из сериалов/книг похожей тематики.)))
жена Моргана максимум может уйти от Джеффа, если устанет. Но она продержалась, она понимала, она молодец.)
Образ Эклза тоже собирательный.)))) А арты и меня изначально очень порадовали. Особенно мне в самом начале понравился Джаред над трупом.)))

кстати, у нас все же не тандем, у нас трио, у нас еще и офигительный виддер же.))
насчет сиквела. Когда-то давно он планировался, но сейчас уже не знаю( поэтому финал открытый.)

Мистер Псих

благодарю))) да, если честно, я сама очень мало читала Джей 2 детективов, поэтому очень хотелось написать.)))) А размер сам такой получился))) у меня больше нет настолько объемных текстов.)))

рисоватор

хей))) я рада, что прочитал))) извиняюсь, что файл был только вордовый. Дело в том, что я сама не особо умею работать с ПДФ, а помочь мне было некому, я все сама.) Поэтому в ворде только текст, который еще и на яндексе добавил кучу лишних пробелов, чего я не сумела изменить, как бы ни старалась. Поэтому сорри за технический бардак.)

Арты действительно классные, и я рада, что все это отмечают.))) Они очень мои.)))

Цитата:
Начиналось читаться тяжко, никак не мог уловить, в чем суть истории, а потом как засосало! )) А еще эта вся таинственность и неопределенность )) Хорошо получилось заинтриговать, даже это немного бесило, какого хрена они все чета друг от друга скрывают!!расрас ))) Хотелось скорее скорее дочитать, узнать, кто же там Мясник )


вот это важнее всего.)) начало... знаю.) во1, оно длинное, постепенное и много вопросов наверняка, надеюсь, я на все ответила в конце, а если не ответила, значит, это не нужно было.)))

Цитата:
я заподозревал, что маньяком может оказаться баба, когда в тексте несколько раз повторялось про физическую слабость насильника ))


не ты один)))) я всячески старалась увести читателя от этих мыслей, ну или хотя бы если понятно, что это женщина, то чтобы не было понятно, какая именно. На самом деле, физическая слабость действительно часто означает просто физическую слабость, инвалидность и т.д.

Цитата:
- почему, если жертв начачивали лекарством, у них на запястьях были раны? Или это я не так понял? Просто, если они обездвижены, то и не будут вырываться и их не надо связывать. Или это она так запутывала следы?


отвечу как можно понятнее) как я писала выше, я планировала на ранних стадиях что-то вроде сиквела. В таком случае, Эбигейл должна была выжить, попасть в тюрьму, а Джаред бы ходил к ней, чтобы узнать все детали, как часто делают копы/федералы для ясности. Или умерла бы все равно, но они нашли бы дневник, где она все писала. Это так, например. В этом самом сиквеле должны были раскрыться детали всех 4 убийств, возможно, ее отца тоже. На фоне - продолжение истории Джареда и Дженсена. Детали, вроде песка под ногтями первой жертвы, следов на запястьях, где были убиты, как заманены и т.д. Поскольку судьба сиквела не ясна, я могу только сказать одно: как существует перебор, избыточность убийства (множественные удары ножом после смерти), так и эта избыточность может проявляться в остальном. Эбигейл страдала серьезной паранойей, чтобы успокоить себя, она кроме наркотика, еще и связывала их по рукам, что было совершенно излишне, но делало ее более уверенной в себе.)

Цитата:
- а еще первый свидетель меня озадачил. Он говорил, что слышал голос убийцы

слышал, правильно, но спишем все на стресс, шок и ужас осознания, что с ним тоже может случиться. Он просто не понял, что это женский голос, да и вместо пистолета мог быть игрушечный, к примеру.) У страха глаза велики (c)

Жертв очень жаль, да( но действительно жить после такого...

спасибо еще раз)))

tamriko561 спасибо большое, мы старались))))

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


16 мар 2015, 18:35
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 апр 2014, 17:47
Сообщения: 47
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Erynia
извиняюсь, что файл был только вордовый
Да не, все отлично, потому что у меня не оч читает ПДФ и пидорасит их обычно с артами. Так что док самое оно, а потом уже в выкладке интересно смотреть, вспоминать моменты ))

надеюсь, я на все ответила в конце
Да, все понятно, у меня больше вопросов не возникло )) Все хвосты подчищены ))
Я люблю следить за сюжетными линиями и мне нравится, когда авторы их вытягивают, когда что-то упоминалось в начале, а потом это всплывает в конце.
А, хотя вопрос, но не оч существенный, просто уточнение. Там был момент в конце, когда она с трубой в руках стояла, там Джаред заметил, что по трубе потекла свежая кровь. Это она себя ей поранила специально или на эмоциях и не заметила?

отвечу как можно понятнее)
А, т.е. она их сильно перетягивала и раны появлялись не потому что они дергались, а из-за ее жестокости?

Клип тоже посмотрел )) Классный. Вот, наверное, его надо было перед прочтением смотреть, чтобы краски в голове были поярче, а то у меня совсем мрачняк вырисовывался. А клип такой бодрый, чем-то на Ганнибала похож - красивые моменты с кровищей.

_________________
http://risowator.diary.ru/


16 мар 2015, 19:02
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
рисоватор
Цитата:
Так что док самое оно

Ну и отлично)
Цитата:
Я люблю следить за сюжетными линиями и мне нравится, когда авторы их вытягивают, когда что-то упоминалось в начале, а потом это всплывает в конце.

я и сама очень серьезно к этому отношусь и стараюсь вытягивать все хвосты) здесь было сложнее, потому что объем намного больше моего привычного.) ну и из-за сиквела я оставила пару хвостов, чтобы было о чем в нем писать.)
Цитата:
Там был момент в конце, когда она с трубой в руках стояла, там Джаред заметил, что по трубе потекла свежая кровь. Это она себя ей поранила специально или на эмоциях и не заметила?

да, она на эмоциях ее слишком сильно сжала, и поранилась.

Цитата:
т.е. она их сильно перетягивала и раны появлялись не потому что они дергались, а из-за ее жестокости

да)
Цитата:
Вот, наверное, его надо было перед прочтением смотреть

да, наверное) я специально просила, чтобы в клипе не было спойлеров))) клип оч бодрый, отлично лег на текст)

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


16 мар 2015, 19:24
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Написано очень здорово, есть интрига и динамика. Только почему Джаред сначала не мог вспомнить о том случае, когда Грегг его поцеловал, а потом вдруг оказалось в разговоре с Эбигейл, что Джаред отлично помнит день, когда Грегг зажал его на диване и начал приставать??? И если Джаред такой уж гомофоб, каким показан в начале, он никогда бы не забыл подобного случая, к тому же Джаред слишком быстро сдался Дженсену при его резких высказываниях и реакции на новость, что Дженсен - гей.


18 мар 2015, 16:03
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Erynia Спасибо огромное, потрясающий детектив, читала на одном дыхании, очень понравилось и Джеи замечатльные :ura:


18 мар 2015, 18:01
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31 авг 2014, 02:17
Сообщения: 5
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Очень была рада новому тексту от Erynia и не зря. Получился отличный детектив, в ходе которого я успела заподозрить всех и каждого, но только не того, кто оказался виновным в итоге,
| Читать дальше
в Дженсене серьёзно заставили усомниться, я уже готова была возмущаться :D
, потрясающе! Большое спасибо за эмоции! :)

Похвалы артеру и виддеру за очень соответствующее оформление и живой видеоряд :)


20 мар 2015, 23:48
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 00:04
Сообщения: 188
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Большое спасибо. Люблю детективы, а с серийными убийцами особенно. Было очень интересно.
Отдельное спасибо артеру, это не арты-это картины! Так красиво. Спасибо.
А продолжения не будет? Как там парни уживутся? И я не поняла, Дэнниль сама вены перерезала, вроде, а как здесь наша маньячка примазалась, или она ее в больнице добили как и думал Джаред?


21 мар 2015, 21:52
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 01:41
Сообщения: 433
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
SeerThestral

Цитата:
в ходе которого я успела заподозрить всех и каждого, но только не того, кто оказался виновным

вот это очень приятно)))) автору совсем не хочется, чтобы его сюжет распознали раньше развязки))
Цитата:
в Дженсене серьёзно заставили усомниться

на то и рассчитывала) обыграть штамп "в постели с врагом")))
спасибо))))

Tanhay
вам спасибо)) мы старались ради вас и всех, кому это может быть интересно)
про продолжение я писала выше, что оно возможно, но пока не планируется) Дэннил все сделала сама( а маньячка как раз сказала, что она сама, даже не пришлось вмешиваться.

_________________
I've been abducted and you're banging patchouli(c)


22 мар 2015, 02:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW

Зарегистрирован: 30 мар 2014, 00:04
Сообщения: 188
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Спасибо за ответ. Перечитала еще раз текст, очень хорошо написано, герои такие реальные. И Эбигайль с мужем жаль, они, думаю, любили друг друга, может не так, как это требовалось партнеру, но сожалею, что у них не вышло, было бы лучше и им и окружающим.
Еще раз спасибо, если будет продолжение прочитаю с удовольствием, и ждать буду.


22 мар 2015, 18:09
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Спасибо за этот потрясающий текст.
Детективная линия очень обрадовала. Грамотно выстроен сюжет, концовка неожиданная, а не это ли самое главное?! Интересные психологические портреты главных героев. Текст ровный, читается очень легко, не оторвешься. Мне хорошо попал под настроение, и поэтому я словила двойной кайф.
Оформление великолепное, глубокие (не знаю, можно ли так описать) рисунки, и замечательный трейлер.
Еще раз спасибо вашей команде за это произведение!


27 мар 2015, 21:49
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 355
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Игра на выживание", J2-AU, NC-17, Erynia&AssA&~MiRta~
Erynia я зачиталась *сирдца* Очень увлекательная и динамичная история. Переживала, что может не быть хорошего конца для них - для Джареда, для Дженсена. Очень рада, что они справились, а то, что пока не вместе... Джаред упрямый)), все будет).
Спасибо! *крепко целует*

AssA & ~MiRta~ спасибо за оформление:)

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


03 апр 2015, 19:49
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.052s | 22 Queries | GZIP : Off ]