Новости

Биг-Бэнг-2017, день 3-й (из 9-ти): SAME OLD WAR
(Автор - Aleriss, Фанарт - Ri., Видео - Мышь (Ketch))
Дин/Сэм, Бобби, слэш, AU, hurt/comfort, ангст, драма, романс, психология, мистика, R.

Изображение

Текущее время: 19 дек 2017, 02:09




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 29 ] 
"Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Название: Хозяин воронов*
Автор: ~Mr. President
Артер: Белый кролик
Категория: слэш, упоминание гет-отношений
Пейринги (основные): J2, Чад Майкл Мюррей/Элизабет Арнуа, Джаред Падалеки/Майло Вентимилья
Персонажи (основные): J2, Данниль Харрис, Джеффри Дин Морган, Кристиан Кейн, Сандра МакКой, Чад Майкл Мюррей, Элизабет Арнуа, Мэган Падалеки
Жанр: RPS AU, ангст, романс, детектив, мистика
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: мой только кофе
Размер: ~40 000
Краткое содержание: Предположим, нечисть, которой изобилует сериал «Сверхъестественное», реальна. Вот только кто будет с ней разбираться в реальном мире?
Предупреждения: инвективная лексика, смерть второстепенных RPF-персонажей, детали судебной медицины, упоминание употребления наркотических препаратов, все персонажи на несколько лет моложе своего актуального возраста.
От автора:
Для бро.
И с бесконечной благодарностью Белому кролику за поддержку, терпение и невероятные арты, которые, по сути, и «дописали» большую часть текста.

*(англ. – the raven master) почетная должность одного из бифитеров лондонского Тауэра; в обязанности «хозяина» входит забота о семи огромных воронах, обеспечение их кормом. И именно он обрезает птицам крылья, чтобы вороны не покинули Тауэр, так как, согласно легенде, это приведет к падению Британского королевства.



_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


26 дек 2014, 02:18
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Intro

Несмотря на удушающую жару, над чашкой поднимался пар, донося горьковато-карамельный аромат напитка. Чертовы вездесущие молекулы запаха, чертова кофейная зависимость, чертов обжигающий и прочищающий мозги наркотик. Дженсен пробовал бросать несколько раз. Сигареты – сделано; приятели – более чем успешно; спиртное – со скрипом, но, можно сказать, что да, почти удалось. Бросить человеческие отношения оказалось существенно проще, чем арабику.
Дома стояла подаренная кем-то из коллег черная жестянка смолотого «Ромбоутс», но варить его было откровенно лень, поэтому любимую отраву он чаще всего пил в крохотном заведении на углу улицы – их «Паулиг» из кофе-машины был неплох, а без пары чашек он не мог проснуться. Тем более, сейчас, когда снова начали одолевать сны. Ему часто снилась зима: грузные, удушающие, словно подсвеченные изнутри голубым сугробы; заглушающий всё, кроме скрипа снега от собственных шагов, гул метели и старый дом, едва видимый в надвигающихся сумерках, до которого ему было необходимо добраться. Словно там было что-то важное, необходимое до сумасшествия – тепло, свет, кто-то близкий, нужный и еще живой? Дженсен не знал. Он никогда не добирался дальше непроглядной тьмы сразу за дверями – глаза еще не успевали привыкнуть, рассмотреть что-то в угольной неизвестности, как он заставлял себя проснуться.
«Когда я сгорю, от меня останется пепел и любовь».
Последняя фраза в дневнике его сестры. Но Мак ошибалась – от нее остался только пепел. Он жалел, что она не снилась ему. Дико скучал по детскому ощущению «своего», чувству защищенности. После родителей и Маккензи… После Майкла, после Женевьев… Наверно, он был слишком слабым, раз столь небольшое количество «после» навсегда сделало его распахнутым настежь, беззащитным насквозь и одновременно – неуязвимым. Потому что терять больше нечего. Бояться нечего.
***

Густой, миндально-горький запах цветения, казалось, оставлял липкую пленку на коже. Город медленно плавился, лениво наблюдая, как соль океана каплями оседает на телах анджелинос*. Июнь поднимал марево с раскаленного асфальта и, казалось, приостанавливал все знаковые процессы в Городе Ангелов – дорожное движение, киноиндустрию и мысли.
Джаред проснулся от того, что стало нечем дышать. Он отпихнул влажную простыню и попытался нащупать пульт кондиционера под кроватью. Плотные шторы не пропускали в комнату ни единого солнечного луча, но от масляного, словно теплое молоко воздуха почти не помогали. Так и есть – кондиционер не пережил это лето. Джаред прошлепал в душ, чтобы – какой? кажется, четвертый – раз за день попытаться остыть на несколько градусов.
Писк телефона услышал даже через шум воды – профессиональное. И чуть не навернулся, скользя мокрыми ногами по кафелю. Звонили из участка – Морган держал племянника в тонусе даже во время законного выходного Джареда.
- Да… Падалеки, - мельком глянул на экран – семь вечера.
- Джаред, срочно дуй сюда, - Сандра «уже» закончила академию и «целых» четыре месяца проработала под началом капитана Моргана, но всегда так или иначе давала понять, что Джаред «всего лишь» стажер, тогда как она – офицер полиции**.
- Э-э-э…
- Да, я знаю, что ты выходной сегодня. Но, кажется, по Неразлучнику есть прогресс. Тут полный пиздец. Но Джеффри не забыл про твою тощую задницу, так что тащи ее сюда. Сейчас. Всё, Лохматый, мне некогда. Отбой.
Он наспех вытерся, натянул футболку и джинсы. Старался не шуметь, но, очевидно, его метания по комнате не остались незамеченными:
- Победи всех! – Майло сонно улыбался, приподняв голову с подушки.
- Черт… Извини, что разбудил, - Джаред виновато улыбнулся, - выспись за меня тоже.

* англ. – Angelenos - жители Лос-Анджелеса.
** самая младшая должность, которая автоматически присваивается человеку, поступившему на работу в полиции.

***

Дело Неразлучника – так убийцу парочек прозвали журналисты, и кличка, разумеется, сразу прижилась – уже полгода вела местная звезда и, как полагается звезде локального масштаба, редкостная стерва в глазах коллег – лейтенант Данниль Харрис. У Харрис не было никаких книжных или киношных полицейских особенностей – личных драм, пагубных пристрастий; штатного психолога посещала только по уставным предписаниям. Она была довольно симпатичной для копа, довольно башковитой для бабы и имела полезный талант – спать с нужными мужчинами.
За время расследования погибли две пары. Как выяснилось в ходе работы над делом – до того, как оно попало к Харрис, и та идентифицировала убийства как серийные - были зафиксированы еще две сходные смерти в пределах штата. Итого на данный момент - шестеро, четверо мужчин и две женщины. Всем до тридцати пяти, на первый взгляд, ничего общего между жертвами и никаких связей или контактов между парами при жизни: одна пара – бездетные карьеристы из Силиконовой долины в гражданском браке, вторая – состоящие в официальном браке мужчины, работающие на Фабрику грез, третья – супруги, которые владели небольшим магазином товаров для серфинга и воспитывали девятилетнюю дочь. Объединяло их лишь то, как все они завершили земной путь – в своих квартирах, запертых изнутри, без следов побоев и сопротивления. И без сердец. Которые, по мнению судмедэксперта, были удалены чем-то вроде электрокоагулятора*.
То, что творилось в участке, когда Джаред добрался до места, как нельзя точнее подходило под определение, данное Сандрой по телефону.
- О, прибился! Собирайся давай, все силы задействованы на облаву, - МакКой, хотя и была на две головы ниже Джареда, в полном обмундировании и бронежилете выглядела внушительно… И презабавно.
- А рассказать? – Джаред позволил тащить себя в раздевалку, то и дело натыкаясь на коллег Сандры, которые спешно застегивали жилеты, кобуру, ремни, словно всеми способами пытались привязать к себе жизнь. В такие минуты никто и никогда не говорил о страхе, даже стажеры вроде Джареда или офицеры-первогодки вроде Сандры. Просто потому, что нет смысла озвучивать очевидное.
Сандра показала ему фак и затолкала в раздевалку. Джаред как можно скорее переобулся, натянул рубашку и тяжеленный жилет. Как такая кроха, как Сандра, таскает это на себе… Оружия ему, разумеется, не полагалось. МакКой ждала его за дверью, собирала в тугой пучок свои длинные каштановые локоны, зубами держала еще одну резинку для волос.
- На, - протянула Джареду.
- Э-э-э… Не понял…
- Слушай, у тебя на башке неуставное… нечто, и это типа не проблема, потому что ты еще не в штате, а капитан – твой любимый дядюшка. Но вообще-то в таких ситуациях каждая секунда на счету, не до сдувания непослушной челки…
Сандра ни разу не была на серьезных операциях, но, разумеется, вела себя так, словно имеет немалый опыт в данном вопросе. И Джаред решил подыграть.
- Ладно, ладно! – он примирительно поднял ладони, забрал у Сандры резинку и соорудил на голове «неуставное нечто», напоминающее фонтан – коротенький, торчащий во все стороны хвостик на самой макушке. – Так сойдет?
- Краса-а-авец, - протянула Сандра.
- Ну, расскажешь теперь? Я ведь был таким послушным! Приехал по первому зову, трезвый, оставил в кровати крайне приятного человека и даже позволил тебе побыть моим стилистом! – Джаред видел, что Сандре не самой не терпится поделиться новостями последних часов.
- Короче, - Сандра притянула его к себе за воротник рубашки и затараторила почти без пауз, пока они пробирались на парковку к микроавтобусам, подготовленным для операции, - как я поняла, на днях Рыжая подогнала какого-то очередного своего ебаря то ли из федеральной полиции, то ли вообще из ФБР – никто про него ничего не знает, но сразу видно, что большая шишка. Тот с утра заявился в участок – рыжий, как Харрис, ничего так, смазливый, но морда такая, знаешь, недовольная – типа, вы все тут идиоты, одни мы, федералы, работать умеем. Собрал всю группу, которая по Неразлучнику работала, на летучку. На десять минут буквально, но после нее забегали все, как подорванные. Он нашел у погибших общее что-то. Не знаю, что, но половина участка сегодня перетряхивала данные по всем антикварным магазины в штате. В шесть вечера снова собрал группу, после этого Морган дал команду всем свободным офицерам выезжать по трем адресам – в Уилшере, Малибу и Вествуде**
- Ого, кажется, Харрис все-таки стоящая баба!
Сандра только фыркнула в ответ.
- Ну, попытай счастье. Правда, шансы твои невелики – она уже спит с Джеффом, поэтому ты ей ни по каким параметрам не выгоден.
- Эй, полегче, Сан… Личная жизнь Джеффри – его личное дело.
- Ладно, извини. Гарнитуру не забыл?
- Слушай, вот не буду тебя на свидание приглашать. А ведь собирался! Ты хуже мамы и Мэган, вместе взятых…
- Нет…
- Хуже, говорю тебе!
- Я не об этом. Не собирался ты меня никуда приглашать, Лохматый.
- Откуда выводы?
- Оттуда, что у тебя сейчас… Голубой период в эм… творчестве…
- МакКой, Падалеки, вы охренели оба, что ли! Марш в машину! – какой-то блондинистый пацан, имя которого Джаред никак не мог запомнить, придерживал дверцу микроавтобуса, давая понять, что все ждут только их двоих.

* медицинский прибор, источник высокочастотного тока для выделения и резания тканей и для остановки кровотечений.
**районы и пригороды Лос-Анджелеса.

***

Им досталась локация в Вествуде. Джаред неплохо знал этот район - многие приятели учились в UCLA, плюс – здесь были самые адекватные в плане соотношения цена-качество бары. Но из-за бешеного азарта и адреналина был словно пьяный и вряд ли смог бы опознать сейчас даже свой дом. Белобрысый казался не старше него самого, а указания раздавал, как будто…
- Морган попросил присмотреть. Чтобы ты, Блатной, не лез, куда не нужно, - блондин мрачно смерил Джареда взглядом.
- Оу, - Джаред насупился.
- МакКой, напомнила стажеру три базовых «не» во время операции: не пиздеть, не путаться под ногами и не умирать?
- На хер иди, Мюррей, - Сандра повысила голос, и другие полицейские в машине обернулись, некоторые шикнули на нее – пытались расслышать обрывки разговора по рации между Харрис, Морганом и еще каким-то мужчиной – голоса Рыжей и Джеффри Джаред даже через треск приемника мог разобрать, а третий был настолько тихим, что, как он ни старался, не мог разобрать ни слова. – Не обращай на Чада внимания, от него баба ушла недавно. Сублимирует, как может.
- Ха-ха, МакКой, может, еще о сумочках поговорим? - блондин и Сандра продолжали обмениваться колкостями. А Джаред пытался понять, что же нашел этот федерал в, казалось бы, безнадежном деле – серийными убийцами Штаты прославились на весь мир, а вот процентом раскрываемости таких дел, увы, прославиться не удавалось. Даже федеральной полиции, которая забирала их в 99% случаев – отобрать дело Неразлучника у Харрис просто не успели, хотя, судя по всему, де-факто руководил всем этот новый мужик, о котором говорила Сандра.
Какую связь, какой мотив тот нашел? Просто свежий взгляд на дело или на самом деле спец? Дико любопытно было посмотреть на работу профи – того, кто реально такие дела мог довести до ума…
Пара, за которой следила их группа, жила в небольшом одноэтажном доме недалеко от студенческого городка – как Джаред понял из обрывков информации, университетский преподаватель и беременная от него студентка.
Группа высыпала из миниавтобуса – семеро вооруженных полицейских, Джаред с Сандрой и недовольный своей «воспитательной» ролью Чад.
Джаред ни черта не понимал, но одно знал наверняка – именно это, всё, происходящее здесь – упорядоченный хаос, щедро сдобренный адреналином и всеми оттенками страха – пьянило, позволяло чувствовать себя, как никогда, живым. Из гарнитуры доносились какие-то непонятные кодировки, которые казались знакомыми. Черт, это же не…
- Обозначения операций до сих пор берутся из терминологии американского футбола, - кивнула Сандра, которая, нахмурившись, тоже слушала переговоры.
- Я думал все эти штучки из разряда теории или, в крайнем случае, используются для каких-нибудь крутых подразделений, вроде «Дельты»…
- Эй, вы двое, хватит трындеть! – Чад наблюдал, как остальные члены группы рассредоточились по периметру здания. – Бинокли вытаскивайте и хоть немного пользы принесите!
Сандра возмущенно фыркнула, но послушалась, потянула за собой Джареда, чтобы укрыться за песчаной насыпью.
Джаред лег и нервно поежился – чёрт, всё по-настоящему… Закрыл на мгновение глаза, чтобы сосредоточиться. Горьковатое дыхание океана смешивалось с запахом нагретого асфальта, бензина и цветочных духов Сандры.
- А использование парфюма на операциях тоже не по уставу! – выдохнул ей на ухо Джаред.
- Лохматый, ты ебанулся совсем! Следи за домом! – оттерла его плечом МакКой.
Пара сидела в гостиной и смотрела телевизор – через стеклянную часть стены было хорошо видно происходящее в доме. Девушка жалась к мужчине, а тот бережно обнимал её. Идиллия. Скучно… Джареду захотелось отмотать вперед этот период ожидания. Да, он был в курсе, что 90% работы в полиции – это заполнение отчетов, написание рапортов, оформление запросов, но, черт, как же любопытно было, что дальше, ну, быстрее, пожалуйста… Он попытался разобрать хоть что-то из перекрестных разговоров руководителей групп, Рыжей, Джеффри и почти неслышного парня, который, судя по всему, и был тем самым федералом. Набор цифр, обозначающий передвижение каждой из групп на локации, смешивался с какой-то не прекращающейся уже несколько минут беседой, суть которой, как понял Джаред, сводился к тому, что Данниль настаивала на своем видении - маньяк нападет на пару, которая ожидает ребенка, чтобы усилить удар и вызвать наибольший информационный и общественный резонанс, поэтому нужно перестать разбрасываться и, как можно скорее, перенаправить все группы в Вествуд; Джеффри не соглашался, приводя в пример пару, которая владела магазином – их девятилетняя дочь во время убийства находилась в доме, но осталась невредимой; а тихий, почти усыпляющий, мурлыкающий голос просил их обоих соблюдать тишину в эфире и довериться ему в том, что нужно сохранить наблюдение за всеми точками.
Ближе к полуночи Данниль дала команду соблюдать режим радиомолчания. И Джареду начало казаться, что все тело зудит – от тишины, отсутствия движения, нетерпения и долбаного песка. Он снова и снова рассматривал гостиную – девушка заснула на диване, приобняв живот, а мужчина пересел в кресло и налил себе бокал вина, все так же наблюдая за происходящим на экране. Джаред поймал себя на мысли: у их группы под наблюдением пара, которая по естественным причинам лишена возможности проводить вечер так, как следует его проводить зрелому мужчине и молодой привлекательной девушке. А что там у других групп? У них наверняка картинка интереснее. Он поерзал и уже открыл рот, чтобы попросить Сандру почесать ему спину, как что-то неуловимо изменилось… МакКой вздрогнула и прошептала что-то очень похожее на «твою мать, началось…». И Джаред увидел это.
Свет от телевизора неровно задрожал, мужчина потянулся к пульту, расценив эти колебания как помехи. Из гарнитуры снова посыпались наборы цифр, означающие для Джареда только одно – все группы находились в движении возле своих объектов. Что происходит? Где? Джаред приподнялся из-за насыпи, пытаясь еще четче сфокусировать настройки оптики. Сандра схватила его за руку и потянула вниз: «Сдурел???».
И тут он снова услышал через гарнитуру спокойный, почти убаюкивающий голос, который очень четко произносил… какой-то бред. Зеркала? Какие еще зеркала? Нет, ошибки не было.
«Повторяю всем группам: в помещении, где находится каждая из пар, согласно присланным с наблюдательных постов фотографиям , есть зеркала… Почти во весь рост, в деревянных рамах… Необходимо немедленно их снять и повернуть к любой отражающей поверхности – к другому зеркалу, к окну… Ни в коем случае не позволять кому бы то ни было попадать в обзор этих зеркал, пока я не дам команду! На всю операцию две минуты! Всем наблюдательным постам: убрать приборы ночного видения!»
Джаред по инерции бросил взгляд на часы – три минуты до полуночи. Решил досмотреть, во что бы то ни стало. Но подоспевший Мюррей едва ли не силой отобрал у него и Сандры бинокли и, навалившись сверху на них обоих, лишил возможности хоть как-то подсмотреть, что происходит в доме.
Джаред слышал только глухую пульсацию крови - от досады и дикого адреналина - обрывки цифр, стандартных, донельзя дурацких фраз, которые ему тоже когда-нибудь предстоит произносить – «Ram»* , «Clear»** - и испуганные крики потенциальных жертв. И снова тот тихий голос:
«Группа Уилшер, луч не прерван! Немедленно направьте зеркало на отражающую поверхность!»
Дальше были какие-то помехи и скачущий голос, кажется, принадлежащий офицеру Бакли – Джаред знал этого застенчивого бородача, потому что тот уже год безуспешно пытался приударить за Сандрой – который пояснял, что зеркало вмонтировано в стену, а не просто повешено на какие-то крепления, поэтому группе нужно еще немного времени, чтобы выломать его.
Помехи усилились, но Джаред понял, что времени не было, и счет по каким-то неясным, кажется, никому, кроме того долбанутого федерала, причинам шел на секунды.
- Забавно, - подумал Джаред, прижимая к себе Сандру, - сколько всего может произойти за три минуты…
А потом звук в гарнитуре вырубили, и от дома прошла мощная световая волна – даже почти уткнувшись носом в песок, Джаред видел, как разошлось и словно растворилось за их спинами неровное синее излучение.

*вскрыть дверь дома
** очистить помещение/подтвердить, что в помещении устранена и отсутствует опасность

Изображение


***

Наверно, стоит честно признаться, что из Джареда Тристана Падалеки брат и сын получился далеко не идеальный: после гибели отца на службе ему словно сорвало крышу, наложился переходный возраст и непростой характер, так что те несколько лет, пока Джаред числился в старших классах, были для семьи настоящим кошмаром. Средний сын Шерон Падалеки, казалось, был уличен во всех грехах, которыми может страдать семнадцатилетний подросток – в пьянстве, драках, употреблении легких наркотиков, беспорядочных связях с представителями обоих полов. Усмирить его мог только Джеральд, а после смерти отца ни старший сын, Джефф, ни сама Шерон долгое время не могли восстановить в семье хотя бы подобие равновесия и вернуть в нее Джареда. Отчасти положение спас сводный брат Джеральда – Джеффри Морган, благодаря усилиям которого Джареда все-таки приняли в Полицейскую Академию, несмотря на все прегрешения. А самая большая заслуга в том, что Джаред смог починить свою жизнь, как ни странно, принадлежала Мэган, младшему ребенку в семье Падалеки. Именно с ней еще со времен чересчур бурной юности у него сложились странно-доверительные отношения. Возможно, потому, что она никогда не просила его измениться, не требовала, не давила, а просто по-детски страдала вместе с ним, принимая его право изживать злость, непонимание и боль так, как могут только дети – нелогично, разрушительно, следуя неконтролируемому чувству противоречия и неверия в случившееся.
И сегодня он звонил именно ей. По сложившейся традиции на двоих.
- Спишь?
- А… Джи? Черт, ну, конечно, в пять утра-то… А ты чего сам не спишь? У тебя сколько сейчас? Тоже поздно ведь, - где-то там, за много-много миль Мэган потянулась, потрясла головой, чтобы окончательно прийти в себя.
- Начало третьего. Я сегодня был на своей первой операции…
- Ого, рассказывай! – продолжала Меган совершенно бодрым голосом – вот как у нее получалось так быстро проснуться?
- Я расскажу, да. Но я не за этим…
- Снова хочешь попросить?
- Угу…
- Ладно. Только расскажешь, в чем дело…
- Угу… В общем, мне нужно искупление грехов, - Джаред пытался сдержаться, но все равно улыбался. Много лет назад он сам предложил такую формулировку, нужно терпеть.
- Считай, получил. А теперь выкладывай!
И Джаред рассказал.
После того, как синее марево над их спинами рассеялось, в доме включили свет, и поднявшиеся из песка Джаред, Чад и Сандра смогли рассмотреть, как Трэвис Уэстер, который возглавлял группу, успокаивает невредимых, хотя и изрядно перепуганных жильцов, по гостиной рассыпаны осколки зеркала, а огромное окно, через которое они втроем наблюдали за комнатой, пересечено трещиной. Голову заполнил гул, который минуту спустя Джаред смог идентифицировать как голос Харрис, раздающий указания: операция завершена, успешно завершена, что она особо подчеркнула, все группы возвращаются в участок, более помощь команды не требуется.
Джаред потряс головой. И это что, всё? Какого хрена тут вообще произошло? Где Неразлучник? Его взяла другая группа? Что там было с зеркалами? Полный пиздец…
- М-м-м… Так все операции проходят? – не удержался и все-таки пристал с вопросом к Мюррею.
- Нет, - от комментариев «злобный блондин», как мысленно окрестил его Джаред за сегодняшний вечер, воздержался. Так как было очевидно: никто, кроме Рыжей, федерала и, возможно, Моргана, не понимал, что случилось.
- Уймись, Лохматый. Все живы. Значит, мы справились. Это главное, - Сэнди взяла его под локоть и повела к фургону.
До участка доехали в молчании. Группа была вымотана и морально, и физически – не каждый день полиция участвует в подобных операциях, для этого есть федералы и спецподразделения. А Джаред никак не мог перестать сопоставлять факты. Но как бы он ни перекручивал, чертов кубик Рубика в его голове не поддавался. Он застрял в раздевалке. Потом застрял в душе. Дурацкая черта – если он на чем-то циклился, то застывал, не мог идти дальше, не мог думать или делать что-то другое. Пришел в себя от холода в пустой раздевалке – не меньше получаса простоял, уткнувшись лбом в дверь шкафчика. В участке почти никого не было – ребята разъехались либо по домам, либо праздновать успешное завершение операции в «Эго-бар», который сотрудники участка присмотрели для себя давно и надолго. Он осмотрелся в поисках Сандры. И только тогда додумался включить телефон, которые всем было приказано вырубить на время операции. Три сообщения – два от оператора о непринятых звонках Сандры около двадцати минут назад, и одно от самой МакКой, которая присоединилась к отмечающим, раз Джаред «никаким другим способом не хочет завершить этот странный день». Джаред улыбнулся, и только начал набирать ответ, как на кого-то налетел.
- Извините, - буркнул Джаред, обходя пострадавшего, которого нечаянно толкнул в попытке, уткнувшись в телефон, выйти из участка, заставленного шкафами и столами.
- Неплохая прическа, - расслышал Джаред брошенное вслед. Остановился. Почему голова работает так медленно и так хаотично? Он узнал этот вальяжный, кошачий и очень тихий голос. И одновременно вспомнил, что завязанный по прихоти Сэнди «фонтанчик» на макушке никуда не делся, и, очевидно, после душа выглядел еще более комично.
- Спасибо, - Джаред обернулся, не мог не обернуться и не потребовать у этого сурового федерала-профи ответы хотя бы на часть своих вопросов. Но тот оказался… Обычным парнем. Хотя, ладно, кого Джаред обманывал – не обычным, смазливым, его правильные черты лица можно было бы назвать приторными, возможно, даже женскими, если бы не дичайший беспорядок в коротко стриженных русых волосах, торчавших в разные стороны и придававших парню вид сущего фрика, и если бы не глаза. Они говорили, что могут дать тебе то, что ты хочешь, но при этом ты никогда не узнаешь, чего хочет их обладатель – не раскроешь, не достучишься, не поймешь… Джаред смог выдержать взгляд только потому, что отвлекся на оправу очков на парне – круглую, насыщенно синего цвета, со странными металлическими вставками сверху. И вот этот очкарик их специалист? Он поймал Неразлучника? Или не поймал? Или…
Джаред уже собрался с силами, чтобы все-таки задать хотя бы один из мучивших его вопросов, но тут из кабинета Джеффри показалась Харрис, двумя пальцами, почти брезгливо удерживая небольшой смартфон черного цвета.
- Дженсен, когда ты уже сменишь мелодию звонка?
- Тогда же, когда и телефон. И потом, меня умиляет то, как ты морщишься, услышав «Yello»*… Мне приятно, что всякий раз, когда ты где-то натыкаешься на их композиции, ты вспоминаешь меня… Это так романтично, - очкарик подмигнул Джареду и забрал из рук Данниль девайс, разносящий по пустому участку сумасшедшую, но, кажется, любимую всеми мувимейкерами тему «The Race».
- На хер пошел. Слава новому веку и новым музыкальным веяниям – никто моложе пятидесяти уже не слушает этих твоих швейцарцев! – фыркнула Данниль и, не удостоив Джареда даже взглядом, развернулась, чтобы вернуться в кабинет.
- Палишься... И нет, не пойду. Бывал уже, - очкарик дождался, пока за Харрис, которая наверняка слышала его ответ, захлопнется дверь и только тогда ответил на звонок.
Но Джаред тоже слышал. Хотя для одного вечера ему было более чем достаточно странностей и намеков. Или недостаточно? Он проследил глазами за парнем с бардаком на голове, в ужасных стим-панковых очках, растянутом черном свитере… Черт, всё равно тянет.
Тот прогуливался по проходам между столами и тихо, сосредоточенно говорил по телефону. А Джаред решил во что бы то ни стало выяснить, кто этот «Дженсен» и что сегодня вообще произошло – и за пределами участка, и в его стенах.

- Хм… И все-таки ты просишь искупление за то, что типа запал на другого парня, когда ты вроде как с Майло, или за то, что собираешься втихую лезть в жизнь другого человека?
- Можно я не буду отвечать сейчас?



* швейцарский музыкальный коллектив в жанре электронной музыки, «The Race» - одна из ее самых известных и широко растиражированных в фильмах и рекламе композиций.

Часть 1. Маска


Если бы год назад Джареду сказали, во что выльется его прихоть – узнать о странном федерале, который помог Харрис закрыть дело, узнать, как можно больше, узнать во что бы то ни стало, он бы не поверил. Сначала. А затем, вероятно, отказался бы от дурацкой затеи, даже получив искупление грехов от Мэган...
Сейчас, закончив Академию, получив удостоверение, табельное оружие и несколько приличных нагоняев от Джеффри за несданные вовремя отчеты, он ощущал себя ни черта не понимающим пацаном еще сильнее, чем на той первой операции.
…После подколок Харрис в ответ на его вопрос, что за скандинав участвовал в операции по поимке Неразлучника.
- Скандинав?
- Ну, ты к нему обратилась, назвала его «Дженсен», а это вроде как скандинавская фамилия – шведская или норвежская…
- О, малыш, - Рыжая снисходительно потрепала Джареда по волосам, но, тут же запутавшись пальцами в нечёсаной шевелюре, нахмурилась и отдернула наманикюренную ладонь от его головы. - Это имя. А что, понравился федерал? Увы, чертов Эклз недосягаем. Во всех отношениях. Надеюсь, я не разбила тебе сердце…
…После попыток выяснить, что случилось на той операции с Бакли : бородач три недели не появлялся в участке, а вновь выйдя на работу, открещивался от всех вопросов, связанных с той заминкой с зеркалом.
Джаред, разумеется, не успокоился и таскался за Эй Джеем, пока на одной из пятничных попоек тот не признался, что всё время, пока его не было на работе, он провалялся у какого-то чокнутого травника дома – туда его, с обугленными пальцами на правой кисти и обгоревшей по локоть левой рукой привез сразу после «отбоя» какой-то смазливый конопатый мужик. Ему никто и ничего не объяснил, а сам он до сих пор не склонен верить в то, чему стал свидетелем в Уилшере: осознав, что выломать раму из стены за оставшиеся секунды группа не успеет, он, следуя указанию направить зеркало на другую отражающую поверхность, не придумал на тот момент ничего умнее, чем на вытянутых руках поднести к зеркалу свой шлем с забралом из прозрачного пластика; какого черта произошло дальше, он не видел – постарался максимально отстраниться от зеркала, только почувствовал, как руки, сжимавшие шлем, опалило нестерпимым, острым, почти ледяным жаром.
… После двухмесячного окучивания несговорчивой Алоны Тал из архива, которая оказалась равнодушна ухаживаниям, но растаяла, когда по совету Сандры Джаред подарил ей сертификат обувного интернет-магазина. На первый взгляд, четверть зарплаты стоила того - с помощью Тал удалось найти некоего Дженсена Росса Эклза - дата рождения, результаты психологических тестов при приеме в полицию, параметры физической подготовки - но, к удивлению Джареда, не в документах, которые ссылались на федеральную службу, а в данных о калифорнийской полиции. И, кроме скупой информации о поступлении на службу, официальные источники больше не выдавали ничего.
… После весьма и весьма жесткой выволочки от Джеффри: за то, что ворошил закрытое год назад дело Неразлучника, едва получив удостоверение; за то, что приставал с расспросами об операции к Бакли и Харрис; за то, что наводил справки о федеральном агенте, что само по себе вообще не Джареда Падалеки ума и компетенции дело.
И вот это последнее обстоятельство, наверно, сыграло определяющую роль в том, что Джаред не бросил идиотскую затею – раскопать, что же случилось на самом деле той ночью во время операции по поимке Неразлучника.
Сандра нервно отстукивала пальцами по столу, пока Джаред, отодвинув чашки с недопитым кофе, пытался объяснить ей, зачем делает всё это.
- Делаешь что именно, а? Наживаешь неприятности себе и Моргану, который и так подставился по полной, взяв тебя в участок с таким прошлым и с такими показателями в Академии? Портишь отношения с Харрис, копаясь в ее деле у нее за спиной? А она не закроет глаза на это и не спустит на тормозах, как Джеффри… Пытаешься прикрыться какими-то пиздецки важными для работы данными, которые ты якобы получил, что-то вынюхивая весь последний год? Что-то мне подсказывает, Лохматый, что, судя по твоему трепу, ты просто-напросто запал на того фриканутого федерала… И всей этой херней и этими вот типа разговорами по душам со мной пытаешься получить индульгенцию – вроде как у тебя и в мыслях не было левака от Майло…
- Эй, эй… Может и так… Не знаю я. Может, ты и права. Может, и запал. Немного. Или не немного. Но дело не в этом федерале. Точнее, не только и не столько в нем. Ты же не можешь не признать, что на той операции всё было странно. И еще то, что мне потом Эй Джей сказал… Это всё чушь какая-то, мистика… Я не умею вести расследования, да. Никто из молодых офицеров вообще ничего толком не умеет, - Сандра презрительно прыснула в ответ, но спорить не стала, - да, черт, у нас только Харрис и Кейн реально секут в следствии. Но я точно вижу, когда что-то основательно пытаются упрятать.
- Это мне понятно. Ты видишь. Чудесно. Но зачем тебе раскапывать это упрятанное? Тебе лавры агента Малдера спать не дают?
- Ну, из вредности? Из юношеского максимализма? Из детского противоречия запрету?
- Из смазливого федерала, на которого у Падалеки…
- Сан!
- Молчу, молчу, - она примирительно сложила ладони на груди, - слушай, мне вот что кажется… Ты за собой признаков ОКР не наблюдал?
- Обсцессивно-компульсивного расстройства? В смысле, какие признаки?
- Ну, не знаю – надевать только синие носки, наступать только на квадратные плитки в метро, протирать влажными салфетками все поверхности и всего себя, прежде чем сесть на стул?
- Да ну тебя, - Джаред нервно рассмеялся. – А ты с чего вдруг спрашиваешь?
- А с того, Лохматый, что когда человек с таким расстройством что-то решил, он не побрезгует никакими средствами для достижения цели. Это опасная тропка. Мы, конечно, можем поржать на тему того, что у тебя встало на этого… как его…
- Эклза, - машинально пробубнил Джаред.
- Вот, Эклза… Но я не думаю, что ты настолько озабочен или эгоистичен, или туп, чтобы не осознавать, куда тебя всё это может привести. И, к сожалению, не только тебя.
- Знаешь что, Сан… - Джаред начал подниматься из-за столика, но подруга ухватила его за локоть, вынуждая сесть.
- Знаю, Лохматый. Не кипятись. Я не за свою жопу переживаю. И не собираюсь трусливо отсиживаться или отмахиваться от тебя, если тебе понадобиться помощь. Но подумай вот о чем. Ты тратишь уйму времени на эти закулисные расследования в ущерб личным отношениям, в ущерб своим делам, в ущерб отчетам… У Кейна, кажется, снова серийник наметился: двух альбиносов объявили пропавшими за последний месяц. А это значит, если дело начнут раскручивать, лейтенанту потребуется вся возможная помощь и в пределах участка, и вне его…
- То есть, ты думаешь, Эклза снова могут подключить?..
- Нет же, придурка кусок! Я не об этом. Я о том, что ты можешь упустить что-то действительно важное в погоне за этим необъяснимым действием ради действия, когда последствия не имеют никакого значения. Приди в себя. Полиция – это не место для стройных сериальных расследований…
- Господи боже, я согласен и тебе купить сертификат на новые туфли, только давай на сегодня закончим «стройный сериальный» диалог!
***

- Я не заказывала массажер! – Арнуа уже пять минут что-то втолковывала курьеру по телефону. – Я заказывала вибратор! Если Вы, работая на эту контору, не можете даже озвучить тот ассортимент, который развозите, это, блин, ваши проблемы! Так что если Вы везете мне именно «массажер», можете не трудиться – я не собираюсь его оплачивать!
Блондинка мило улыбнулась, засунула телефон в задний карман джинсов и с совершенно невозмутимым выражением на ангельском личике продефилировала в здание участка.
- А новенькая – та еще штучка! – Чад толкнул Джареда в бок.
- Что?
- Слушай, если ты даже на смазливую бабу, которая обсуждает девайсы на всю курилку, не реагируешь, значит, дежурство прошло паршиво…
Самое парадоксальное, что за прошедший год Чад Мюррей из «злобного блондина» стал для Джареда если не таким близким другом, как Сандра, то, как минимум, приятелем, с которым можно скоротать вечер в баре, обсудить обстановку в участке и совершенно точно – выехать на вызов. Так как при всем трепливом и склочном характере Мюррея Джаред доверил бы тому прикрывать спину в перестрелке.
- Не, нормально. Просто я еще кое-чем занят. Жрёт мозг, - Джаред выкинул в мусорную корзину пустой стаканчик из-под кофе.
- Ого! Джеффри доверил птенчику какую-то серьезную мокруху? – Чад картинно подвигал бровями.
- Нет, Джеффри не причем. Это мои… Личные тараканы.
- Личные? В смысле, на Арнуа ты видов не имеешь?
- Чад!
- Я просто уточняю! – тот примирительно поднял ладони. – И вообще, может, у меня серьезные намерения в отношении новенькой!
- Тогда ты опоздал – на нее уже Харрис глаз положила!
- Гонишь!
- Кто знает… Но меняю инфу на данные о новом деле Кейна, - Джаред уже не мог остановиться. Что там Сандра говорила про ОКР?
- Черт с тобой, - Чад затушил окурок, - пусть будет новое дело Кейна. Баба слишком хороша… Что именно ты хочешь знать?
- У меня сейчас совсем немного информации – кажется, за последние недели было совершено несколько убийств альбиносов, и это только в Калифорнии. Мне нужно понимать, были ли такие случаи за пределами штата, запрашивал ли Кейн помощь у федералов… Черт, нужно всё, что сможешь достать…
- Звучит так, будто я дилер, ей-богу, - Чад хмыкнул, - ладно, но я рассчитываю на соразмерную информ-услугу!
***

Есть города, увидев которые однажды, уже не можешь от них отказаться. С людьми такое тоже случается, но на порядки реже.
Джаред бы не смог отказаться от осеннего Лос-Анджелеса – от оседающего горьковатой солью на губах океана, который к ноябрю становится холодным даже для серферов, а потому с ним можно часами сидеть наедине, как никогда, осознавая конечность мира и себя в нём.

- Как ты понимаешь, что уже всё?
- Если ничего не чувствую к человеку…
- Хм… У меня, наверно, иначе… Для меня «всё» - когда человек перестает быть для меня особенным…


Он сам задал Майло вопрос. С чего вдруг? Тот – его персональная отдушина, его убежище, где он может укрыться от того, кем был – неудобным сыном и братом; и кем стал – офицером-неудачником, который в юности читал слишком много комиксов, а теперь даже в своих глазах выглядит котом, пытающимся поймать собственный хвост… И даже сейчас он просто ждал чертового знака, не способный принять решение ни в части личных отношений, ни в части работы.
- Джаред, завтра нужно быть в участке. Знаю, что у тебя выходной. Кейну требуется помощь в одном из расследований, - кажется, звонок Моргана вполне мог сойти за ожидаемое.
***

- … Как это? Тебе уже не нужно то, что я, не покладая члена, нарыл по делу Кейна? А как же пацанский уговор? – Чад от обиды, кажется, на глазах превращался обратно в «злобного блондина».
- Так получилось, что меня самого подключили к расследованию… Но в части Лиз всё остается в силе. Они с Сандрой общаются, я постараюсь выяснить, как у той на личном. Клянусь на трусах с Симпсонами! – Джаред шел по кишкообразному коридору в сторону мизерного помещения, отданного под судебно-медицинскую лабораторию, используемую только в крайних случаях, дабы не воевать с городскими патологоанатомами. Чад не отставал, несмотря на заверения приятеля.
- То есть, тебе известно, что Кейн уже консультировался по делу с тем же чуваком из ФБР, который участвовал в облаве на Неразлучника, и что полицейское управление штата вообще довольно часто подключает конкретно этого федерала… И всё бы по инструкции, но он никогда не забирает дела «наверх», позволяя все лавры собирать местной полиции… И дела все, скажем так, со странностями…
- В смысле? – Джаред остановился и весь обратился в слух.
- В смысле: сначала наши проводят какие-то масштабные мероприятия, ставят несколько штатов на уши, а как этот тип появляется – тишина. И на всех делах маркеры «Доступ закрыт. Ознакомление с материалами только при наличии разрешения ФБР форма хрен-знает-какой-номер». Про него самого вообще ни слова, система выдала только одно упоминание о нем в деле по наркотикам, которое в 2012 г. вела баба с испанской фамилией… Кортез, кажется.
- Охренеть… «Секретные материалы» какие-то…
- Именно!
- Ты как вообще это раскопал?
- Тал из архива хотя и со странностями, но передо мной не устоишь!
- Вот, блин, а меня она продинамила, - Джаред притворено нахмурился.
- Ха, чувак, ты явно не ее тип… И, как мне кажется, слишком давно не уделял внимание прекрасной половине… Навыки теряются, сам понимаешь!
- Эй… - начал, было, Джаред, когда из-за двери, ведущей в лабораторию, показался Кристиан Кейн, вечный соперник Харрис на негласное звание лучшего следователя: в отличие от Рыжей – утонченно-хамоватой, подчеркнуто-пренебрежительной в общении, но действующей строго по уставу - простой, скрытный, молчаливый, но снискавший славу одного из самых сумасшедших полицейских за всю историю существования участка, ведь никто и никогда не мог предугадать, как Кейн поведет себя в той или иной ситуации. И, разумеется, не стоит говорить, что большая часть действий чокнутого техасца была за пределами либо его личной компетенции, либо за пределами компетенции полиции штата, либо за пределами здравого смысла. Но коль скоро его методы приводили едва ли не к лучшему проценту раскрываемости, Джеффри прикрывал Кейна, как мог.
- Падалеки, наконец-то… «Викс»* захватил? – Кейн смерил взглядом и Джареда, и Чада. – Или макушкой Мюррея занюхивать будешь?
- Я… Эм… - Джаред похлопал себя по карманам, пытаясь вспомнить, когда и где в последний раз видел синюю баночку, приобретенную по совету Сандры.
- Не надо меня нюхать! – Чад вытащил из кармана свою упаковку с эвкалиптовой мазью и отдал Падалеки. – Но твоя часть уговора остается в силе, Блатной! Бывай!

* Бальзам «Викс» с ментолом и эвкалиптом используется присутствующими на вскрытии во избежание резких физиологических запахов, сопровождающих процесс.

***

Доктор Саманта Феррис, судебный эксперт, работающий по делам участка, уже начала запись процедуры вскрытия, поэтому Кейн тихо втащил Джареда в лабораторию и бесшумно прикрыл дверь.
Джаред спокойно относился к виду крови и внутренностей – хоть к чему-то бурная молодость его подготовила, но запах… Он сразу уловил нарочито едкий, хлорный – моющих и дезинфицирующих средств для помещения; свежий, пудряной – от халата и перчаток доктора; и тяжелый, затхлый, влажный – от тела на секционном столе. Джаред невольно поморщился. Кейн забрал у него баночку «Викса», мазнул себе под носом и протянул Джареду, тот автоматически повторил движение, стараясь прислушиваться к спокойному голосу доктора Феррис, чтобы отвлечься.
- … Судя по внешним признакам, имеем дело альбиносом… Примечание: необходимо провести анализы на количество тирозиназы*, чтобы проверить является ли причиной альбинизма в данном случае генетическая мутация… Кожа женщины нежно-розового оттенка, с просвечивающимися капиллярами, волосы короткие, с белым оттенком…
Саманта поправила пластиковые очки и наклонилась к телу, немного приподняла голову трупа и приоткрыла ему пальцами веки:
- Альбинос с красными глазами - проявлением эффекта горизонтальных нистагм и светобоязни… Кожа сухая, покрытая обильным пушком, что, с высокой долей вероятности, говорит о гипертрихозе**, вызванном генетическими особенностями и гормональным фоном у данного типа людей… Следов борьбы на теле не обнаружено – ни свежих синяков, ни ссадин… Примечание: Необходим анализ материала, извлечённого из-под ногтевых пластин…
Джаред старался не пялится на синюшные, вывороченные фиолетовым из-под прозрачной белоснежной кожи и выглядевшие из-за специфической пигментации особенно ирреальными срезы на мертвом теле – у женщины были полностью отсечены левая рука и левая нога.
Саманта сухо перечислила очевидные повреждения на теле, резюмировав, что причиной смерти, судя предварительному осмотру, могла стать обильная кровопотеря в результате повреждения ряда артерий, в том числе бедренной и плечевой...
Затем доктор Феррис взяла в руку скальпель.

*фермент, необходимый для производства в организме меланина, отвечающего за пигментацию.
** избыточная волосатость, преимущественно - в нехарактерных зонах.

***

- Ты как? – Санда впихнула ему в ладонь полный стаканчик с кофе. – Аккуратно, не разлей…
- Эм… Нормально, а что? – Джаред поежился и глотнул из стаканчика.
- Ничего… Мюррей трепанул, что ты последние полтора часа проторчал с Кейном у Феррис. А у Саманты, как я знаю, шоу не отличаются разнообразием…
- Ну, почему же… Сегодня, например, вскрывали женщину-альбиноса…
- Круто! – невольно вырвалось у МакКой. – То, что тебя поставили в помощь Кейну – отличный знак.
- Да пока неясно, какой именно это знак… Как я понял, ничего, особо отличного от стажерской работы, мне в этом деле не светит – опросы, запросы, отчеты; если потребуется – ордера, выписки и прочая муть. В принципе, грех жаловаться, Кейн вроде адекватный мужик…
- О чем ты на самом деле сейчас думаешь? – Сандра стряхнула пепел с сигареты.
«О том, как после смерти мой мозг будут разрезать на мелкие, с полдюйма кубики, чтобы убедиться в отсутствии или наличии гематом… О том, что я просрал отношения, наверно, с единственным человеком, которому было не всё равно… О том, что все дела местной полиции, к которым привлекают Дженсена Эклза, становятся недоступны к просмотру…»
- О том, есть ли у Чада шанс с этой новенькой блондинкой, Лиз, кажется? – Джаред подмигнул Сандре.
- О, господи… Мюррей ебанулся совсем… Хотя, знаешь, мне кажется, именно из этих двоих может выйти отличная пара! Арнуа – это Мюррей в юбке! В смысле, не в юбке… Она – это Чад, только симпатичный. Одна ее фотоколлекция чего стоит…
- Я даже немного опасаюсь спрашивать – фотоколлекция чего именно…
- Членов. Своих бывших.
Кофе Джаред все-таки разлил.
***

В течение недели Джаред узнал, что женщина, на вскрытии которой он присутствовал – третья жертва на территории штата за последние шесть недель. Двое других были мужчинами: у первого были отсечены правые конечности, у второго – голова. Общим у погибших было то, что все они были альбиносами, все в возрасте до тридцати лет, и в силу специфики внешности вели уединенный образ жизни. А также - тот или те, кто совершили эту серию убийств – почерк во всех трех случаях был идентичен: свидетелей похищений обнаружено не было, у всех жертв почти с хирургической аккуратностью были ампутированы части тела. Саманта подтвердила, что с вероятностью 90% раны обследованной ею женщине были нанесены тем же предметом – стальным, с плоским широким лезвием - что и повреждения двух других жертв, материалы по вскрытию которых были направлены местными властями на федеральный уровень, а оттуда волшебным образом – к Крису Кейну.
В чудеса Джаред не верил, и с тем, что ФБР отдавало серийные убийства обратно в полицию, сталкивался впервые. Он почти привык к тому, что во всех странных делах, о которых Джареду известно и которые расследуются под началом Моргана, так или иначе, всплывает связь с тем смазливым федералом.
Джаред сгреб последние сводки осмотра жилья жертв, еще раз по диагонали пробежался глазами по строкам, ничего ли не упустил, и побрел в сторону переговорной комнаты, которую на время расследования Крис оккупировал для совещаний, сбора информации и визуализации процесса: все стены помещения были завешаны картами, заметками и фотографиями. И хотя Джаред до сих пор полагал, что всё это - изрядная бутафорщина, притянутая из «Твин Пикс», «CSI» и прочего интертеймента для придания расследованию большей масштабности, потому что разглядеть в этом хаотичном нагромождении данных систему было, по его мнению, невозможно; тем не менее, сам он принимал активное участие в «оклеивании» стен переговорной, старался во всем прислушиваться к Кейну и держать свое мнение при себе. На сегодня всё: его уже тошнило от кофе, буквы в документах расплывались, и , черт, ему необходимо было хотя бы пару часов поспать, потому что завтра…
- Падалеки, ты какого фига тут ошиваешься до сих пор? Тебе же завтра на дежурство! – Кейн встретил его у дверей полутемной переговорной – небритый, помятый и насквозь пропахший сигаретами.
- Именно! – Джаред направился в комнату. – Поэтому вот последняя информация по квартирам жертв…
Он уже поворачивался к столу, чтобы избавиться от груды распечаток, но задел рукой кого-то, сидящего к комнате с самого края стола – так, что за Крисом и дверью Джаред не заметил постороннего.
Пока он пытался проморгаться и рассмотреть, на кого налетел, половина стопки документов, с таким, мать его, трудом рассортированных по алгоритму, на котором настаивал Кейн, разлетелась по полу.
- Бля… - Джаред с чувством выругался и полез под стол за страницами отчета. Крис оставил его оплошность без комментариев, а незнакомец полез помогать.
- Руки убери, на хрен! – Джаред, не поднимая головы, зло выхватил у того несколько страниц.
- Прости, куда убрать руки?
Джаред вспомнил сразу. Почему не догадался, с кем тут ночью может секретничать Кейн?.. Вспомнил голос и спокойные, вкрадчивые нотки. Потому что говорящий точно знает, что остальные будут прислушиваться. Джаред зажмурился и поднял голову. Приоткрыл сначала один глаз – дико стыдно, блин…
В свете, который падал через открытую дверь, рассмотрел веснушчатый нос – близко-близко – и торчащие во все стороны короткие волосы.
Открыл второй глаз. Лучше не стало. Собрал торопливо с пола оставшиеся страницы, буркнул «извините» и вылетел из кабинета.
***

- Чад, отвали, бля… У меня ПМС. А это значит, что я хочу только жрать, трахаться и убивать. В рабочих условиях ни первое, ни второе ты мне толком обеспечить не можешь. Поэтому не мешай мне прорваться к тиру, - Арнуа оттолкнула Чада, который попытался приобнять ее на виду у всего участка, и решительно направилась в сторону стрельбища.
- Нет, ты слышал? – Мюррей, обращаясь в Джареду, развел руками в притворной обиде. – С каких пор бабы стали материться чаще, чем мужики, и это стало ебаной нормой?
- Возможно, с тех самых, как одна статистка в овальном кабинете за один минет пошатнула доверие ко всем мужикам в этой стране, что-то там треплющим о демократии? – предположила Сандра, увлеченно заполняя какую-то бесконечную таблицу на рабочем ноутбуке.
- Как убежденный республиканец я вообще отказываюсь это комментировать! – парировал Чад. – Слушай, бабы вообще озверели… Это приближающееся Рождество? Неизбежный бумажный завал в связи с традиционными праздничными самоубийствами? Или что это вообще было?
- А? Я, кажется, мимо, - Джаред устало потер глаза.
- Дурное дежурство?
- Дурная голова… Забей, - после ночи самоедства за свое непрофессиональное, глупое поведение и суток на работе сил не оставалось даже не препирательства с Чадом и Сандрой.
- Ты нулевый вообще. Иди, покемарь на диване?
- Сдурел? – Джаред даже проснулся от предложения приятеля.
- А что? Начальство всё равно с тем рыжим федералом из «Секретных материалов» наглухо закрылось в оккупированной Кейном переговорке. Я сначала решил, что ты тоже там. Но, видимо, разговор только для взрослых…
- Эклз здесь???
- А ты, Падалеки, чаще опаздывай, пользуясь положением любимого племянничка, вообще все интересное проспишь! – несмотря на их дружбу, Мюррей до сих пор не упускал возможности пройтись по теме родственных связей между Джаредом и капитаном Морганом.
Но Джаред уже не слушал. Он должен поговорить с Эклзом. Потому что… Черт… Он не понимает, как можно работать, продолжать вкалывать, проводить сутки в участке и не знать, ради чего всё это… Что происходит? Они помогают ФБР? Они просто марионетки? Что-то ему подсказывало, что вряд ли Джеффри, Крис или Рыжая согласились бы на «кукольную» роль, вслепую выполняя указания Эклза… Они знали что-то. Но всё знал этот веснушчатый засранец. Или… или, возможно, Джаред все-таки читал слишком много комиксов и слишком мало спал в последнее время…
Раньше, даже совершая очевидные ошибки, он точно знал, что именно он делает – причины, последствия и шаг между. На этой алогичной юношеской уверенности строился он сам – весь, по кирпичикам. Когда уходил из дома, когда попадал в переделки, когда пытался пережить смерть отца – был уверен в том, что сможет, справится, по силам.
А сейчас он ни черта не понимал: что происходит с ним и Майло – он съехал от Джареда месяц назад, на следующий день после того дурацкого разговора, и теперь они встречались в лучшем случае раз в неделю; зачем пошел на поводу у Джеффри – честнее было бы отсидеть, понести наказание, расставить всё по местам и продолжить жить в условиях простого, но контролируемого порядка, вместо того, чтобы быть мальчиком на побегушках, частью чего-то странного, огромного и недоступного.
Мэган говорила: когда вязание безнадежно запутывается, ни в коем случае нельзя бросать начатое или рвать то, что уже готово… Нужно выбрать основную нить и медленно, аккуратно, узел за узлом распустить… Лишнее… Хаос…
***

- Ты не уймешься, так ведь? – Эклз поджидал за углом высотки, очевидно, заметив неумелую слежку Джареда.
- Похоже на то, - черт, ну почему каждый их разговор выходит таким глупым, нестройным… и вообще не о том. Джаред натянул высокий ворот свитера на нос, что в сочетании с жутким беспорядком в его отросшей уже до плеч шевелюре, очевидно, создавало весьма комичный эффект.
- Прятаться уже бесполезно, - улыбнулся Эклз.
- Не прячусь я… Замерз, - буркнул Джаред из свитера.
- В двух кварталах отсюда варят хороший кофе. Прогуляемся? – и зашагал вперед, не дожидаясь ответа неудачливого преследователя. Джаред не собирался анализировать: Эклз на самом деле так хорош во всех этих сыскных штуках, что засек его, или же сам Падалеки так беспомощен профессионально, так вымотан событиями последних двух суток и неделями сверхурочных по делу Кейна, что совсем бесполезен в слежке, даже в предрождественской толчее на улицах…
- Ладно. Что конкретно хочешь знать? – в крохотном семейном кафе, зажатом между двумя небоскребами, Эклз выпутался из какого-то безразмерного, болотного цвета пуловера и теперь выжидательно рассматривал Джареда такими же безразмерными болотными глазищами; становилось не по себе, ей богу - словно знал всё, что будет сказано, наперед; и непонятно, зачем собирался слушать – ему явно не требовалось подтверждение своей правоты.
Джаред вытащил нос из воротника, принюхался к миниатюрной чашке кофе и едва не ляпнул, что вообще-то и от сэндвича не отказался бы…
- Кто такой Неразлучник? Почему после якобы успешной операции по его поимке дело не было доведено до суда? Что с Бакли произошло во время той операции? Чем вообще ты занимаешься? Ты на самом деле работаешь на ФБР? Ты…
- Эй, пока достаточно, - Эклз оглянулся вокруг и продолжил почти неслышно, в своей обычной манере, вынуждая Джареда едва ли не заползти на стол, чтобы расслышать каждое слово. - Бакли получил сильнейшие ожоги по моей вине. Я не смог раньше распознать, с чем именно мы имели дело, раньше предупредить, раньше организовать изъятие зеркал… Это долгая история.
- У меня много времени.
- На самом деле у тебя нет времени, Падалеки. Половина состава, находящего в распоряжении Моргана, занята делом альбиносов. И у меня нет времени. По той же причине.
- То есть на внятные объяснения я могу не рассчитывать…
- Так, Джаред, - Дженсен сделал глоток и зажмурился, всего на секунду отвлекаясь, - вот на что ты можешь рассчитывать: мы с тобой третий раз в жизни видимся, ты не знаешь меня, я – тебя. Я не обязан тебе ничего объяснять. Но что-то мне подсказывает, что ты не уймешься. И своей неуемной активностью вкупе с неверными выводами можешь нанести существенный вред… И если на вред моей, так называемой, карьере мне уже давно наплевать, то о своей, а заодно карьере Кейна и Моргана рекомендую задуматься. Поэтому давай так, по-понятному: я действительно работаю на ФБР в качестве консультанта, дело Неразлучника не было доведено до суда, поскольку, скажем так, во время операции он был… устранен.
- Финтишь ты, Эклз… Я не видел тела преступника, хотя присутствовал на операции. Почему были задействованы все три группы? Неразлучник действовал не один? Причем тут зеркала? Как Бакли мог получить ожоги, если в доме ничего не горело, а он сам рассказывал, что такие повреждения ему нанес свет из зеркала… Чем на самом деле ты занимаешься?
- У Бакли был болевой шок. А ты все-таки раскрутил его на откровенность, похвально, - Дженсен ухмыльнулся.
- Так что…
- Что?
- Я хочу в твою группу. Хочу работать над убийствами альбиносов. По-настоящему, Эклз. Понимая, какого хрена происходит.
Дженсен не удержался – засмеялся, весело и беззлобно.
- Ты в группе, Падалеки. В группе Кейна. Бюро официально отдало дело на откуп полиции Лос-Анджелеса. Нет никакой «моей» группы. Ты, кажется, упустил тот момент, где я сказал, что являюсь всего лишь консультантом…
- Консультантом по каким вопросам, позволь поинтересоваться? – Джареду казалось, что еще чуть-чуть, и он сорвется – как много раз до, на улице, несколько лет назад – когда от злости тряслись руки, голос, дыхание…
- Прости. Это не твое дело.
Еще секунда, и Джаред бы ударил. Но он смог молча, сдерживая все язвительное, обидное, что рвалось сейчас наружу, за мгновение выбраться из-за стола и пулей вылететь из кафе.
- …Пока не твое, - совсем тихо проговорил Дженсен, когда дверь за Падалеки захлопнулась.
И так же тихо, обращаясь, кажется, к пустому креслу справа:
- Он еще не готов, Майкл… Да, да, уел… Нравится…

Изображение


***

Следующий день у него был выходным – Джаред планировал купить подарки на Рождество, выспаться и попытаться хоть отчасти погасить жуткую злобу на Эклза, на себя, на дурацкую ситуацию, в которой оказался…
В этот раз Кейн позвонил сам – попросил выйти на работу и пообещал выбить из кадров дополнительные выходные для Джареда на время праздников.
Он искренне недоумевал, чем может помочь великому Кейну, тем более при наличии у того гениального консультанта по сверхсекретным вопросам… Он - Джаред Тристан Падалеки, 24 лет от роду, постоянно забывающий заполнять формы, вечно просирающий сроки сдачи материалов, с полным бардаком на голове, в голове и в жизни… Кофе им, что ли, некому принести, снобам чертовым…
Но в участке он все-таки появился. И вообще удивился, что Крис нашел возможность позвонить: разрывались телефоны; Арнуа матом отшивала Уэстера, поясняя, что имела она его фалометрию с Кейном, и дело Криса вообще-то – не единственное, что случилось в Лос-Анджелесе, поэтому она не собирается откладывать допрос своего подозреваемого; Чада с Эй Джеем инструктировал руководитель «Дельты» Джим Бивер, те слушали с открытыми ртами; дверь в переговорную комнату с заклеенными стенами была распахнута, и там на повышенных тонах что-то обсуждали Джеффри, Крис и двое мужчин, которых Джаред раньше не видел, но, судя по костюмам и невозмутимым физиономиям – федералы… Локальный апокалипсис как он есть – сочетание громкого расследования серии убийств, о котором уже неделю трепались все СМИ, с привычно учащающимися в праздники кражами, самоубийствами и несчастными случаями на дороге, а также - с постоянной калифорнийской чумой – запрещенными препаратами всех цветов и воздействий…
И Джаред неожиданно для себя улыбнулся – вот он, клубок, к которому страшно подступиться, потому что, на первый взгляд, никогда не распутаешь…
Он проследовал в переговорную и, поприветствовав находившихся там мужчин, уселся на стул рядом с Крисом. Раз он «в группе Кейна», тем более, тот сам вызвал его – что ж, наверняка он имеет право знать, какого хрена тут происходит.
Насколько смог понять Джаред, беседа была продолжением той, которая сутки назад состоялась в этой переговорной с участием Эклза: ссылаясь на данные, полученные от «консультанта», Кейн настаивал на серьезности и ритуальной составляющей тройного убийства, а также необходимости подключить силы ФБР для поимки подозреваемого, причем в самые ближайшие дни, так как, по словам Дженсена, это было необходимо сделать до Рождества, а значит, операцию нужно было провести в течение пяти дней. Точных данных о том, какие могут быть сложности при задержании, не было, но Эклз предупреждал, что подозреваемый имеет обширные знания по черной магии, магии вуду, причем подчерпнутые не из книг или интернета, а в ходе его длительного пребывания на африканском континенте…
Федералы внимательно слушали, кивали и размеренно поясняли, что накануне Рождества у них есть проблемы, посерьезнее магии вуду: никто не отменял ни террористических актов, риск которых возрастает в праздники, сопряженными с большим скоплением народа в общественных местах, ни, простите, сами по себе праздники, их они хотели бы все-таки провести с семьями, а не следуя очередной бредовой идее Эклза, который, мягко говоря, имеет в Бюро сомнительную репутацию, и отсылки на его комментарии следует использовать крайне аккуратно, если лейтенант Кейн мечтает о хоть сколько-нибудь успешной карьере…
Джеффри пытался разнять стороны и при этом никого не убить.
А в голове Джареда, который уже трое суток нормально не спал, роились и переплетались мысли и обрывки разговора, превращая Эклза в нечто среднее между Малдером, Скалли и Лизуном из «Охотников за привидениями». А что? Консультант по всяким там черным магиям… Бу! Да и маловато как-то в Дженсене было человеческого, если на то пошло…
- То есть, вы нам отказываете, и именно это я могу указать в рапорте? – резюмировал Крис.
- Не нужно кусать руку, которая кормит, лейтенант Кейн, - тот федерал, который из двоих, судя по всему, стоял выше по служебной лестнице, поправил галстук на широкой, короткой шее, - Бюро никогда не отказывало в помощи местным властям при наличии веских оснований и соблюдении регламента. На данный момент из оснований у вас – три трупа, по которым самостоятельно полиция не достигла никакого прогресса в расследовании, и подозреваемый, кандидатура которого подкинута, скажем так, консультантом с весьма спорными методами работы на основании… Чего? Общения со спиритической доской? И если полиция Лос-Анджелеса расписывается в том, что не может задержать одного человека, то, вероятно, проблема не в черствости Бюро, а в неспособности отдельных представителей полиции работать в принципе… Доброго дня, коллеги, - «галстук» встал и направился к выходу из комнаты.
- Агент Фуллер, на пару слов… - Джеффри вышел вслед за федералами и провел их в свой кабинет.
Кейн казался спокойным. Пока вдруг не выдал: «М-да… Лучше трахаться с мужиками, чем быть таким вот пидарасом по жизни, как считаешь, а, Падалеки?».
Именно в этот момент в переговорную попытался втиснуться местный гик – ай-ти специалист, судя по надписи на бейдже, но пользуемый всем участком по вопросам, в 70% никак не связанным с его непосредственными обязанностями – Гейб Тайгерман. В руках на стопке распечаток он, как реликвию, нес открытый ноутбук, из-за которого и показалась его вихрастая макушка и два глаза с совершенно офигевшим выражением:
- Парни… Эм… Я могу попозже зайти, если у вас тут… Ну, личное…
- Ничего личного, Гейб. Всё для любимого участка… Что у тебя? Удалось что-нибудь найти?
- Да как сказать, - Тайгерман поставил ноутбук перед Крисом и Джаредом и разложил вокруг распечатанные фотографии.
- Это маски смерти из Лесото, - он указал на фотографию, на которой были запечатлены несколько кожаных масок, изображающих сморщенные от боли или кричащие человеческие лица. – Эта, черная – с Берега Слоновой Кости, изображает получеловека-полузверя, видимо, с этой целью к ней и приделаны маленькие ручки и ножки… Крипота какая-то…
Тайгерман поежился, Кейн, очевидно, понимая лучше Джареда, для чего проводится вся эта демонстрация, кивнул, и парень продолжил:
- И еще по тем параметрам, которые ты указал, подходит маска судьи племени Лу, - он ткнул в фотографию маски из кокосового ореха со свисающими с нее клоками шерсти животного. – Все они, так или иначе, относятся к «злым» маскам, но это типично европейская категория: сами африканцы, особенно приверженцы вуду, считают любое действие или предмет средоточием силы. А она может быть использована и во благо, и во вред… И что-то еще было… А! Если к маскам относятся пренебрежительно – как к дизайнерскому аксессуару или чтобы умышленно указать духу маски на его место – у нее закрывают или закупоривают глаза и рот… Вроде всё.
Тайгерман взлохматил свою и без того находящуюся в полном беспорядке шевелюру и замолчал, как было всегда, когда от суммирования данных, нарытых им в сети, нужно было переходить к неформальному общению.
- Спасибо, Гейб, правда, - Тайгерман благодарно улыбнулся Кейну, аккуратно забрал ноутбук и поспешил ретироваться.
- Маски? – Джаред разглядывал фотографии и, чем дальше, тем сильнее они страшили его. Кажется, глупее этого мог быть только страх перед куклами. Или клоунами.
- Маски... – Кейн откинулся на спинку стула. – Эклз считает, что некий фанатик, обладая определенными знаниями, пытается воссоздать африканский ритуал возрождения одного из духов масок… Судя по тем материалам, которые нашел Тайгерман – одного из этих трех…
- То есть, части тела, отрезанные у альбиносов – это...
- Да, это одно из звеньев ритуала - подношения, обещания духу того, что, выйдя в этот мир из маски, он обретет плоть…
Впервые за время работы по этому делу кто-то объяснял Джареду, что именно происходит. И, если честно, он не был уверен, что рад получению тех знаний, которыми поделился Крис.
***

Ближе к Рождеству океан становился серым, хмурым, принося в город ветра. И крайне безрадостные мысли. Например, о том, что вместо подарков, примирения с Майло и поездки к матери Джаред получает участие в операции по поимке очередного больного на всю голову придурка, помешанного на расчлененке и африканских масках. Не этого ли он хотел, следуя настояниям Джеффри – стать немного Питером Паркером, дружелюбным пауком, хранителем спокойствия этого сумасшедшего города? Чтобы, возможно, отец увидел его оттуда, с небес и не был в нём разочарован…
Для подстраховки к операции привлекли Бивера и троих его парней, плюс – Крис, Эй Джей, Трэвис, Чад и Джаред. Сандра обозвала их «шовинистскими свиньями», а Элизабет пригрозила Мюррею неделей без секса в знак солидарности с подругой, но Кейн был непреклонен в отношении состава команды для задержания.
Глендейл встретил их солнечной погодой: долина Сан-Фернандо сделала этот спальный район поистине идеальным местом для отдохновения от суеты даунтауна и голливудских холмов – уберегая, упрятывая, убаюкивая… Не лишенным иронии было то, что именно здесь располагалось самое известное в ЭлЭй кладбище. Джаред рассматривал через окно миниавтобуса спешащих по улицам жителей : они поглощали мороженое, обсуждали планы на праздники, и у них всё было зашибись…
Машина остановилась в пустом проулке, в отдалении от места, где проживал подозреваемый. Кейн дал команду всем подключить гарнитуры. Джаред вытер потные ладони, проверил ремни на жилете и «смит энд вэссон», торчащий из кобуры. Пиздец. Он идет брать маньяка…
Первым пошел Джим и его ребята – «Дельта» умела почти бесшумно и незаметно входить в любые здания. Крис дал команду всем рассредоточиться по периметру небольшого одноэтажного домика пастельно-желтого цвета и наблюдать за окнами и выходами.
Джаред не сразу понял, что говорит Джим – гарнитура была неудобно вставлена в ухо, а пошевелиться и поправить девайс он опасался, чтобы не дай бог не выдать своего местонахождения.
- … Повторите, - наконец разобрал он голос Криса.
- Повторяю, в гостиной сооружено что-то вроде алтаря, здесь пустые емкости с остатками крови, осколки какой-то черной то ли краски, то ли лака и, кажется, деревянные руки и ноги, как от куклы… Подозреваемого в здании не обнаружено…
Крис выругался, попросил Джима с ребятами покинуть помещение, дал команду Бакли вызвать немедленно Феррис и «ее группу фриков» для забора образцов, а остальным не покидать посты, пока не приедут эксперты. После этого Кейн отключил гарнитуру. Со своего места Джаред видел, как Крис достает телефон и кому-то звонит.
«Эклзу…»
Черт, что-то явно пошло не так.
***

Джареду не нравился Марк Пеллегрино, но тому явно нравился Джаред. И, ладно, Джаред был не против этой симпатии. Тем более, что Марк явно стал местной звездой: Крис приглашал того на кантри-концерты, Харрис беззастенчиво с ним флиртовала, Арнуа при каждом удобном случае угрожала Мюррею, что уйдет от него к Марку, Сандра всерьез предложила переиначить для него прозвище, которое они когда-то дали Чаду, и теперь для МакКой Пеллегрино был ни кем иным, как «знойным блондином»…
И Джареду льстило, что Марк ходил с ним курить, расспрашивал про те дела, в которых Падалеки принимал участие, слушал внимательно, словно Джаред, который всего ничего работал в полиции, действительно мог тому что-то новое рассказать… Нравились их совместные подколы, шутки над Чадом, и то, как запросто Марк мог касаться Джареда, приобнимать по-приятельски. Они обошли, казалось, все клубы Лос-Анджелеса, и Джаред, как никогда, был рад тому разнообразию в постели, которое следовало за этими рейдами – на хрен Майло, на хрен просранные праздники, на хрен бесконечные аресты, задержания и тонны отчетов между, на хрен Эклза с его зелеными человечками… И глазами…
Странно, но Джаред не помнил, когда в последний раз видел Дженсена. Не то, чтобы его это напрягало – наоборот, чем меньше двинутый консультант появлялся в участке, тем более нормальные дела попадались Джареду и тем реже он чувствовал себя пустоголовым стажером, которого держат только для механической работы.
- Малыш, как насчет «Circus Disco»* сегодня? - Марк игриво подмигнул ему из-за соседнего стола. – У меня еще один допрос, а потом я весь твой… Ну, или не весь, а избранные части меня…
- Ого, - Элизабет присела на край стола Марка, - а почему дамам не предлагается культурная программа и филейные части?
- Потому что сегодня вторник, детка, - ответил Марк и развел руками, - ничего не могу поделать, это день мальчиков.
- Не провоцируй ее, Пеллегрино! – заржал со своего места Чад.
- Поздно! – Арнуа уже что-то увлеченно искала в телефоне. – Так, это натуральные… Вот!
- Хм… То есть, я так понимаю, на Мюррее ты это уже использовала? – уточнил Марк, разглядывая внушительных видов страпон на экране ее телефона.
- Да!
- Нет!
- Не хочу об этом ничего знать!
- А еще фотки?
Общий гомон и смех прекратились, когда в участок, стараясь быть неприметным и кутаясь в очередное вязаное безумие серого цвета, зашел Эклз. И Джаред не обратил бы на это никакого внимания, если бы не застывший, внезапно ставший холодным и отстраненным взгляд Марка – словно тот увидел старого, непримиримого врага. Он обернулся и успел заметить, как Дженсен смотрит на них двоих – на него и на Пеллегрино – странно, словно испуганно, нервно. Эклз почти сразу отвел глаза и последовал в сторону кабинета Джеффри, но у самой двери развернулся и вышел из участка. Ебанутый – одно слово. Джаред пожал плечами.
- Марк, я, пожалуй, в деле! – ответил он Пеллегрино, который снова улыбался, словно и не было этой тени, вызванной появлением Эклза.

* Один из самых вместительных ночных клубов Лос-Анджелеса. Снаружи здание клуба чем-то напоминает цирк. Вечера вторников полностью посвящены вечеринкам для представителей сексуальных меньшинств.

***

Текила и полный зал шикарных парней – рецепт инвариантно удачного вечера. Когда вам говорят, что в Калифорнии все помешаны на внешнем виде, не верьте. Все не помешаны на этом, во внешней красоте и состоит смысл жизни жителей золотого штата. И Джаред в очередной раз наслаждался всеми благами, которые приготовил для него Город Грез. Например, вот тот парень у барной стойки – в облегающей майке и торчащими в разные стороны волосами. М-м… Нет, пожалуй, на нем слишком мало одежды и слишком много силикона. Но издали похож, чёрт… Похож на кого? Джаред помотал головой и дал бармену знак принести еще два шота текилы. Марк тусовался в одном из соседних залов – после слишком нарочитых вопросов о том, кто такой Эклз, и какие с ним отношения у Джареда, оставалось два варианта: послать Марка подальше с его бабьей ревностью и лишиться тем самым лучшего «партнера по преступлениям», который когда-либо у него был, или же сослаться на то, что заприметил смазливого парня на ночь, извиниться перед Пеллегрино и свалить на другой танцпол. Хотя, кажется, единственным его партнером на сегодняшнюю ночь станет бутылка «Патрона»… И телефон, который… м-м-м так приятно вибрирует в переднем кармане джинсов… Стоп. Телефон. Джаред выудил смартфон из брюк и попытался сфокусироваться на экране – три смс с незнакомого номера. Все отправлены с разницей в минуту и идентичны по содержанию: «Через 10 минут у входа в клуб. Пожалуйста»… Но долго потешить себя мыслью о загадочном стеснительном поклоннике Джареду не удалось – увидев подпись он, кажется, даже протрезвел «Дж. Эклз». Джаред спрятал телефон, выдохнул, залпом выпил оба шота и направился к выходу. Эклз? Какого хрена? «Пожалуйста»?
У входа, разумеется, никого не было. Джаред тихо выматерился и уже собрался вернуться, как его осторожно, но настойчиво взяли за плечо и оттащили в проулок рядом со зданием клуба. Он, конечно, мог сопротивляться, но пальцы, которыми его удерживали, были слишком теплыми, а запах - слишком знакомым - хвоя и кофе.
Дженсен припер его спиной к стене и просто стоял напротив. Руки спрятал сразу в ту безразмерную хрень, которые так любил на себя напяливать. Горб у него, что ли… Или крылья?
Джаред пьяно хохотнул своим мыслям.
- Ты помнишь меня?
Если бы не серьезность, с которой был задан вопрос, Джаред бы счел, что Эклз издевается.
- Лучше, чем хотел бы, - фыркнул в ответ.
- Хорошо. Когда мы виделись с тобой последний раз?
- Сегодня днём…
- До сегодняшнего дня?
- Не помню… Давно, наверно… Слушай, какое это имеет отношение… ко всему? Я отдыхаю вообще-то!
- Вспомни, Джаред. Это важно. Когда в последний раз кто-то в участке упоминал обо мне, называл мою фамилию?
- Вот пристал, - Джаред начинал раздражаться, потер виски… Черт, когда… Было дело… Было какое-то совершенно нелепое, не вяжущееся с нормальным дело… Кажется, Кейна… Да, Крис еще ему что-то объяснял. Никто ему ничего не говорил, а Крис объяснил, что происходит… Почему так сложно… У него же было совсем немного дел за время работы в полиции…
Дженсен терпеливо ждал.
- Это было дело Кейна… Убийства… Серийные убийства альбиносов… Кейн звонил тебе, когда мы поехали брать подозреваемого, - казалось, ему физически больно вспоминать.
Дженсен выдохнул и слабо улыбнулся.
- Ты молодец… Ты… Просто нечто… Осталось самое сложное, Джаред… Как звали подозреваемого?
- Я не… - Джаред уже готов был завершить предложение возмущенным «не знаю» - не говорил ему суперсекретный Кейн, как звали подозреваемого. Но он же входил в группу, ездил на задержание… Правый висок ломило просто нещадно.
- Тебе плохо? – Дженсен тронул за плечо.
- Нормально… Просто слишком много текилы, - Джаред сбросил руку.
- Текилы, да… Как звали подозреваемого, Джаред?
Голова просто раскалывалась. Джаред сполз по стене. Почему он должен это вспоминать? Почему он не может вернуться в клуб и продолжить отдыхать с Марком? С Марком…
Казалось, боль растеклась от виска к затылку и затапливала его изнутри. Он не хочет вспоминать.
- Не… Заставляй… Меня, - прохрипел он. Дженсен сидел рядом и удерживал его за плечи.
- Прости, ты должен… Прости, прости, пожалуйста… Ты не представляешь, какое фантастическое везение, что ты помнишь… Давай, Джей… Пожалуйста…
Почему-то от его «Джей» захотелось разреветься и разбить затылком стену, чтобы через трещины в черепе боль вытекла…
- Я знаю, что больно… Но это яд, это плохое… Ты должен его переболеть… Как его звали? Как звали того человека?
У Джареда перед глазами мелькали картины, которые были словно из фильмов – он в них присутствовал, но не помнил, что именно в них делал, как там оказался: вот он сидит в кафе с Эклзом, размахивает руками и, судя по всему, что-то требует, вот Тайгерман показывает ему и Кейну фотографии с африканскими масками, вот Кейн проводит летучку для участников операции, они рассматривают чертежи дома и фотографии подозреваемого… Высокий, поджарый, старше Джареда, голубоглазый, русоволосый… Крис говорит, как того зовут, но звук никак не появляется. Джаред всматривается в зернистую от многократного увеличения фотографию…
Боль перетекает в глаза, уши, нос и рот… Кажется, что он не может дышать, видеть, слышать, что все органы чувств разом атрофировались от болевого шока… Но он узнал. Узнал его. Он должен сказать Эклзу.
- Марк… Это Марк, - произносит Джаред, кажется, кричит, но от боли не слышит собственного голоса.
Когда через несколько минут он начинает снова слышать, видеть и чувствовать, он ощущает, что Эклз обнимает его. Джаред понимает, как это выглядит со стороны: он в «день мальчиков» у стены клуба сидит и обнимается с одним из самых смазливых мужиков, которых когда-либо встречал… Он спокойно относился к тому, что подумают о его ориентации, но черт знает этого Эклза - у фриков же тонкая душевная организация. Поэтому он настойчиво отодвинулся.
- Как ты? – Дженсен выглядел искренне обеспокоенным.
- Жить буду… Что с Марком, Эклз? Что тут происходит? – и да, Джаред почти был готов к тому, что получит привычный ответ на этот вопрос.
- Я расскажу. Расскажу тебе. Мне потребуется твоя помощь. А потом я отвечу на все твои вопросы, идет?
- На все? – Джаред недоверчиво сощурился.
- На большую часть, - улыбнулся Дженсен.
- Ладно… Выкладывай.
И Дженсен рассказал о том, как они поступят.
Не будь Джаред настолько пьян и не перенеси он только что приступ дичайшей боли, которая вымотала его и морально, и физически, он бы начал спорить или, что вероятнее всего, послал бы Эклза на хрен. Но Дженсен предлагал ему правду. О деле Неразлучника. О том, кто такой Марк Пеллегрино. И Джаред готов был потерпеть все его идиотские указания еще чуть-чуть.
Джаред написал Марку смс с просьбой присоединиться за зданием клуба к нему и отличному косяку. Тот не отвечал около получаса, так что Дженсен начал нервно кусать губы и сбивчиво бормотать, что Пеллегрино никак не мог узнать… А потом вдруг замолчал и прижал палец к губам, давая знак Джареду и отходя в тень здания.
Через несколько минут Марк появился в поле зрения.
- Малыш, где обещанный гашиш? – Пеллегрино хлопнул Джареда по заднице, не переставая покачиваться в такт музыке. – Или малыш звал меня сюда на самом деле не за этим? А, скромняжка?
Марк подошел совсем близко, и Джаред снова ощутил, как боль накатывает от правого виска…
- Джаред, отойди от него! – Дженсен произнес это, как обычно, очень тихо, но даже за гулом машин и звуками клуба Джаред услышал и отпрянул, как они и договорились, как можно дальше, перекатившись по асфальту.
Марк неестественно выгнул голову, глядя на Эклза, который нацелил на того «глок».
Расстояние между Джаредом и Марком было приличным, и счет шел на секунды, но его вновь окатило дикой болью, словно растирая все мысли в крошево. Последнее, что Джаред услышал, было три выстрела.
***

- Джаред! Падалеки, здоровый вроде лось, а вырубился, как девица!
- Я… не… - Джаред открыл глаза и сразу наткнулся взглядом на заросший рыжей щетиной подбородок и какие-то странно красивые для подбородка с щетиной губы… Так, веснушчатый нос. Хвоя. Кофе. Скорая помощь. Полицейская машина. Ну, здравствуй, Эклз.
- Не девица? – кажется, головой он лежал на коленях у конопатого федерала.
- Не лось! – как можно суровее произнес Джаред. И, кажется, тот его обнимал, причем одна ладонь у Эклза была перебинтована и сочилась красным.
- А Марк? – Джаред попытался приподняться, но в голову словно набили стекла – каждое движение давалось с трудом. Дженсен кивнул в сторону здания клуба.
Марк Пеллегрино лежал с простреленными глазницами и сквозной дырой вместо рта.
- А ты где умудрился-то? – Джаред ткнул в забинтованную руку.
- Нужна была моя кровь, чтобы наверняка... – пожал плечами Дженсен.
- Эй, бля… Ты обещал рассказать всё… Хватит уже морду загадочную делать! Я, между прочим, пострадал! Правда, не понимаю, как… Но зато пиздецки ощущаю…
- Я вроде как с призраками и всякой нечистью имею некие… отношения, - как обычно, очень спокойно и крайне обтекаемо пояснил Дженсен.
- Это вот хорошо, что я сижу сейчас… Ты прикалываешься? – Джаред внимательно посмотрел на Дженсена. Потом на труп того, кто когда-то был Марком Пеллегрино. Потом на Чада, который стоял у входа в клуб и беседовал с каким-то мужчиной в неоновом костюме. – Ты не прикалываешься… Охренеть… Но я знал… Почти знал!
Дженсен тихо засмеялся.
- Но как? Ты же… человек?
- По-твоему, чтобы раскрывать серийные убийства, нужно совершать их самому?
- Что? Нет! Странная логика…
- Да, твоя. Я человек. Но это не мешает мне разбираться - неплохо для мира людей – в потустороннем…
- Но… Всё остальное! Ты обещал рассказать, черт бы тебя подрал, сверхъестественный Дженсен Эклз!
- Я обещал. Тебе. И я выполню обещание. Но сейчас тебе необходимо в больницу. Сестра! – Дженсен обратился к женщине у машины экстренной помощи. – Офицера полиции необходимо доставить в больницу, настоятельно рекомендую сделать томографию головного мозга и сосудов…
- Эй, Эклз, мы не закончили! – Джаред пытался приподняться самостоятельно и высказать рыжему всё, что думает, но головная боль была невыносимой, и он позволил уложить себя на носилки. – Мы, блин, не закончили!
- Я знаю, Майкл… Я всё знаю, но, кажется, ничего не хочу с этим делать, - очень тихо произнес Дженсен кому-то за плечом, провожая глазами машину скорой помощи, которая увозила Джареда.

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


26 дек 2014, 02:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Глава 2. Дыхание


Последнюю неделю января он провел в больнице. Предварительно получив нагоняй от Моргана за свои «геройские игрища»; ноутбук, который привез Майло – они почти не разговаривали во время его визита, но Джаред знал любовника слишком хорошо, чтобы не понимать – после выписки стоит ожидать не слишком приятных вестей с фронта кажущихся когда-то незыблемыми отношений; контрабандную бутылку «Джеймсона» от Чада и коричное печенье, испеченное мамой Сандры.
- С днем рождения, мелкая! – он чувствовал себя прекрасно, но, очевидно, долбанутый Эклз что-то напел докторам, и те упорно день за днем сканировали ему мозги, пичкали таблетками, от которых Джареда постоянно клонило в сон, и отказывались выпускать хотя бы на ночь.
- М-м-м… Оно не считается состоявшимся, пока не получены все подарки… Но я и так знаю, что мама подарит пижаму, а Джефф – читалку. Ты хочешь? Я позову…
- Нет. Может, попозже. Когда выпишусь… Ну, чтобы не волновать их…
- Ладно, - Мэган вздохнула, - я, как обычно, молчу и ничего не знаю…
- Умница. А чего унылая такая?
- Не унылая. Злая… - в окошке скайпа Джаред видел, как сестра деловито сложила руки.
- Ого. Искупление?
- Давай, - Меган скрутила волосы в пучок, закрепила конструкцию карандашом и начала. – Я, правда, злая, Джи… Знаешь, смотрю все эти фильмы молодежные: есть героиня, и вокруг нее толпа друзей – они заняты ее проблемами, помощью, состраданием, ее интересами, устройством ее личной жизни… Но это хрень полная. Всем наплевать друг на друга. Все дико одиноки и тонут в этом одиночестве… Подыхают в нем, но все равно не сдаются – не желают просто так знать, может, тому, кто рядом грустно или больно… Может, у тебя сосед – гениальный писатель, переживающий потерю и потому не способный сейчас написать ни строчки… Может быть, ему нужно просто немного участия, заинтересованности искренней в том, что он делает. И он создаст шедевр. Но всем похуй, бро… Понимаешь?
- Это и называется взрослением, мелкая…
- Когда человек начинает вести себя, как сука?
- Наверно, когда человек начинает понимать, в чем заключается сучье поведение…
- … Но все равно ведет себя, как сука?
- Хрен знает, Мэг… Ты не одна. Я с тобой. У меня не особо получается… Я сам урод какой-то в том, что касается отношений с людьми…
- Эй, не напрашивайся на комплименты! – Мэган слабо улыбнулась в камеру. – Люблю тебя, хотя ты и придурок…
***

Ему снилось, как с неба льется песчаный ветер – как порывы воздуха собирают с иссохших низких гор ржавое марево, приподнимают, скручивают в спирали, позволяя рыжей дымке замереть на мгновение, а затем плавно, завитками, опускают на такую же ржаную, хрусткую на губах и под ногами землю. Джаред никогда не был в пустыне, но сразу узнал – цвета, ландшафт и запах. Горячей мертвой земли, пыльный, горьковатый.
Он проснулся от дикой жажды. И дурацкого ощущения, будто забыл что-то важное во сне, нужно вернуться, ухватить за кончик – мысль, образ, ассоциацию, которая преследовала его там – и он вспомнит…
Море песка, кажущееся безжизненным, но полное звуков и шорохов, притаившихся хищников и многих-многих тайн, ни одну из которых не разгадать незадачливому офицеру Падалеки… О Марке. О культе вуду. Об Африке. О Неразлучнике. Обо всем. И всё это обещал рассказать Эклз, который всю неделю либо не брал трубку, либо держал телефон выключенным.
***

Второе февраля, когда Джаред появился в участке, стало для него настоящим днем сурка* - суета, телефонные звонки, забитые комнаты для допросов, никаких следов и упоминаний о Пеллегрино или Эклзе. Словно ничего странного не произошло. Словно он не лежал за клубом с такой головной болью, что от шока свело все мышцы, не видел зияющих дыр в черепе Марка, не чувствовал, как Дженсен обнимает его, пытаясь успокоить, унять дикую, кажущуюся нереальной, нездешней боль…
На месте была только Сандра:
- Ты как? Живой? – обняла и принялась разглядывать его.
- Эй, эй… Не пялься так ужасно… Мне ничего нового не пришили и ничего старого не отрезали! И вообще я почти не пострадал! – попытался отшутиться Джаред.
- Хм, - Сандра наигранно нахмурилась, - не пострадал, говоришь? Ну, тогда придется добирать в участке, раз в больнице не смогли тебя «настрадать» - Морган намекнул, что тебя до жопы документов по делу альбиносов ожидает… Кейн, кажется, закрыл все основные рапорты, даже по той хрени у клуба… Но ты, судя по всему, еще какое-то время будешь отстранен от полевой работы…
- Да ладно? – Джаред направился в сторону кабинета Джеффри, чтобы прояснить ситуацию.
- Не кипятись, - МакКой ухватила его за рукав рубашки, - я так понимаю, что под видом разбора бумажных развалов он тебе дает возможность еще немного отдохнуть после… Того, что случилось… Слухи по участку ходят один жутче другого, а Кейн только отмалчивается…
- Да не устал я, Сан! И что такого случилось-то? Бля… И почему мне кажется, что сука-Эклз наплел Джеффри что-то про тут ночь, - он раздраженно отодвинул руку подруги от себя, не замечая, что теперь Сандра пытается развернуть его и указать на что-то позади Джареда.
- Ему едва не удалось превратить тебя в овощ, Падалеки… Так что суке-мне не пришлось ничего «плести»… И да, рад видеть тебя в добром здравии, - Дженсен присел на один из столов, скрестив и руки, и ноги, защищаясь и нападая, щурился и теребил нитку на темно синем свитере, уставший и довольный одновременно, и Джаред не знал, не ожидал, не мог понять, как реагировать, только чувствовал, как отпустило – злость, раздражение и мучившее все эти дни ощущение, что обманули, снова обвели вокруг пальца, как ребенка, пообещали…
- Чувствую, что весна в этом году будет ранней, - буркнул Джаред, но не удержался от улыбки.
Сандра перевела взгляд с Джареда на Эклза и обратно:
- Так, кажется, тут какими-то шифровками обсуждается великий членский заговор… Я за кофе… - она направилась в сторону комнаты отдыха. – Я помню, что тебе без сахара с корицей, но фиг тебе, а не кофе, заговорщик лохматый!
Сандра показала Джареду язык и вышла из рабочего помещения.
После минутного молчания Джаред не выдержал:
- Я не умею разговаривать с тобой. Всегда хрень какая-то выходит… Но ты обещал...
- Обещал, - Дженсен кивнул, а потом подошел, мягко развернул к себе тыльной стороной ладонь Джареда и щекотно начал выводить на ней маркером какие-то закорючки. – Это что-то вроде моего офиса. Там относительно безопасно разговаривать. И завтра у меня будет время. Вечером в девять подойдет?
И смотрит выжидательно – не только глазами: щурится, ближе наклоняется, хмурится чуть, нитку чертову совсем вытащил из рукава, - всем собой ждет ответа.
Джаред помотал головой, как от морока. Рыжий зазнайка… волнуется, что ли? И лишь заметив, как Дженсен закрылся: отступил на шаг, поджал губы, дернул зло нитку – понял, какой видится со стороны его реакция на вопрос.
- Да, да, буду я, - заторопился, сжал накрепко ладонь с адресом, смазал пальцами несколько букв, кивнул, чтобы Дженсен точно понял, что в деле он, в деле, пусть не думает даже снова в молчанку играть.

* традиционный народный праздник в США и Канаде, отмечаемый ежегодно 2 февраля. Считается, что в этот день нужно наблюдать за сурком, вылезающим из своей норы. По его поведению можно судить о близости наступления весны. Согласно поверью, если день пасмурный, сурок не видит своей тени и спокойно покидает нору — значит, зима скоро закончится и весна будет ранняя.
Также одноименный фильм 1993 года о некоей петле времени, из которой нет выхода — 3 февраля просто не наступает.

***

- А выкладывай! – Чад отсалютовал ему шотом виски… Кажется, уже восьмым. Очевидно, Эклз что-то наплел и Мюррею – коллега был уверен, что в ту ночь за клубом Падалеки показал себя, как минимум, Рэмбо и всех спас. Кого «всех», Чад пояснить не мог, только загадочно щурил глаза и подливал спиртное в стопки.
- Черт… Ладно. Мне человек один нравится, - что? В Джареде на тот момент была уже половина его «стоп-дозы» , и с одной стороны, он еще соображал, что ни о чем случившемся возле клуба рассказать не может, потому что чего-то не понимает сам, во что-то не верит, а какие-то вещи Чаду знать не стоит; с другой, уже чувствовал, что если хоть с кем-то не поделится дурацкой реакцией своей башки на конопатого выскочку-федерала, то натворит глупостей… В глупостях он был профи, м-да…
- Оп-па… Это несколько не то, чего я ожидал, но продолжай, - девятый шот.
- А всё, нечего рассказывать –то… Я никак в толк не возьму, какого хрена нравится – не флиртует, не одевается и не ведет себя вызывающе, чтобы, ну, знаешь, внимание на себя обратить… Наоборот даже… А зацепило, как давно не было. Как, наверно, вообще не было…
- Дай угадаю, - Чад минуты две сидел в позе мыслителя, переставляя пустые рюмки на барной стойке, но в итоге вынужден был признать. – Не, вот так, чтобы как ты описал… Сдаюсь. Среди знакомых мне на работе баб – а я уверен, что это с работы, так как в реальную жизнь ты сто лет уже носа не высовываешь, и баб в управлении я точно знаю почти всех – таких нет… Или… Подожди, ты продолжаешь изображать всеядного? Это мужик? Да?
- Ну… - Джаред смутился.
- Э, нет. Так дела не делаются: как втрескаться в мужика – пожалуйста, а как это озвучить – глазки в пол!
- Слушай, прекращай. Мне действительно некомфортно.
- Стой. Не мешай мне своими задротскими репликами угадывать твою пассию… М-м-м… Не, пожалуй, даже среди мужиков. У Кейна был шанс… Но он с этими шляпами своими ковбойскими как-то не тянет на «не одевается вызывающе», да и его танцы на столе на рождественской вечеринке тоже как-то диссонируют с твоей одой. Это не из нашего участка. Но близко. Ну, кто??? Я обещаю не набивать твой ящик гандонами для анального секса и не подсовывать вишневую смазку в карманы! Ну, скажи-и-и! – Чад умоляюще сложил ладони.
- Черт с тобой. Всё равно либо раскопаешь, либо вынудишь меня признаться. Эклз.
- А-а-а, - разочарованно протянул Мюррей и налил себе еще стопку.
- Что? – не понял его реакции Джаред.
- Да я должен был догадаться. После него вообще все ходят, как после дозы – обдолбанные, чокнутые, и ни одной связной мысли в башке. И методично страдают, ага, как в ломке…
- В смысле «после него»? – Джаред безуспешно пытался не выглядеть слишком заинтересованным.
- Эй, уймись, ковбой. Я ни разу не слышал – а ты знаешь, я в курсе всего, что творится в родных стенах – чтобы кто-то добрался до тела. Но каждый, кто, так или иначе, сталкивался с ним по работе вне зависимости от возраста и пола был в конкретном неадеквате после общения с Эклзом. Так что я должен был заметить эти твои… Сердечки в глазах…
***

Джаред пришел по указанному адресу на полчаса раньше. Стоял возле закодированной двери и курил, чтобы хоть как-то унять дикий адреналин и полную мешанину в мыслях.
- Ценю твою пунктуальность, - улыбнулся Дженсен. И Джареду одновременно захотелось и улыбнуться (Эклз наверняка видел, что тот уже какое-то время ошивается возле двери), и огрызнуться (в участке всем было известно, что Джаред опаздывает везде, куда можно опоздать без прямой угрозы жизни).
- Ага, - он кивнул и зашел в полутемный кабинет, где толком можно было разглядеть лишь письменный стол, заставленный лэптопами и заваленный черепками, очками с разноцветными линзами, амулетами и прочим хламом, и стену возле стола - на них падал свет от престарелой настольной лампы. Джаред видел подобные в кино – кажется, в «Семи» герой Фримена сидел в библиотеке как раз под такой.
- Ты, как кот, - усмехнулся Дженсен, - опасливо ко всему принюхиваешься, оглядываешься, проверяешь…
Джаред собирался ответить, что-то вроде того, что Дженсен задолбал уже сравнивать его с животными – то с лосем тогда у клуба, то теперь вот еще… Но прикипел взглядом к освещенной части стены за столом – она вся была покрыта фотографиями с изображениями причудливых, разноцветных, узорчатых не то пород, не то микроорганизмов, не то…
- Снежинки? – ляпнул прежде, чем сообразил, кому это говорит.
Дженен покачал головой.
- Это молекулы самых распространённых наркотиков.
- Эм… А это какое имеет отношение… ко всему?
- Я начинал в отделе нравов. Потом пять лет в отделе по борьбе с наркотиками. Ирония, но люди под кайфом часто улавливают – чисто интуитивно – разрывы и истончения между мирами. В общем, так я оказался там, где я есть. А это, - он кивнул на фотографии – напоминание. О том, что реально.
«После него все, как после дозы…»
Джаред помотал головой.
- Нет, не так… Не обрывками. Истончения между мирами? Черт, не заставляй меня не понимать еще больше…
- Задавай вопросы, Джаред. Я расскажу. Но, мягко говоря, я нечасто это делаю. И то, что очевидно для меня, может быть крайне неясно для тех, кто не в курсе… Помоги мне…
Дженсен старался быть дружелюбным, участливым. Но в этом было что-то настолько неестественное, наигранное, противоречащее его обычной манере поведения.
- Знаешь, всё это не имеет смысла, - Джаред уселся на пол, прислонившись спиной к стене.
- Что именно?
- Работа эта… Видимость работы… Разговоры глупые, ни черта не стоящие секреты, придание искусственной важности рутине…
- А раньше был смысл?
- Наверно…
- В чём?
- В том, чтобы хоть в чем-то следовать своим желаниям: понимать, когда хочется понять, посылать на хер, когда хочется послать, получать ответы, когда задаешь вопросы…
- Это значит, что ты больше не хочешь знать правду?
- Это значит, что я не хочу знать только ту полуправду, которую ты обтачивал в башке все эти дни, пока избегал меня.
- Так ты просто возмущаешься, что я не позвонил первым? – Дженсен собирался продолжить наверняка чем-то колючим, саркастичным, как он умел, превратить демарш гостя в шутку. Но Джаред сейчас смотрел на него зло, серьезно, обидно.
- Зачем тебе это? На самом деле, Джаред… Зачем?
- Зачем-зачем… Я хотел быть супергероем, когда был маленьким. И, наверно, всё еще хочу… А в том, что ты делаешь есть что-то такое... Марвеловское… Я хочу быть частью этого. Может быть, это сделает меня… Нормальным. Настоящим.
- «Марвеловское»? – Дженсен тихо рассмеялся.
***

- Не думаю, что смогу пояснить внятно… Просто попытайся допустить, что существует нечто большее, чем то время и пространство, в которых находимся мы, - Дженсен сел на пол у противоположной стены.
- Слушай, ты говоришь с человеком, который признался, что мечтал стать супергероем… Я верю в Супермена и Человека-паука, поэтому вряд ли твои слова могут шокировать меня. И не после того, что я видел при задержании Неразлучника и тогда у клуба…
- Сколько себя помню, я постоянно видел странных людей и существ, говорил с ними. Пытался рассказать о них родителям… Но, как ты понимаешь, мои истории были отнесены к категории детских фантазий о воображаемых друзьях. Через три года моих непрекращающихся вопросов и разговоров о том, что видел так же отчетливо, как тебя сейчас, я оказался в кабинете детского психолога. Но он не смог помочь – видения не прекращались. И я-то был уверен, что так у всех, что это нормально, спорил, плакал, доказывал, что не вру… Поэтому после были психоаналитик и психиатр. Они пытались вылечить мое восприятие и мой мозг. Методы были довольно щадящими, но, как я теперь сращиваю, все-таки повлияли на мои способности к социализации…
- Это я заметил, ага, - хмыкнул Джаред.
- Не помогаешь…
- Молчу, молчу, - Джаред примирительно поднял ладони.
- В общем, к шестнадцати годам я сторонился всех, потому что перестал различать, что из видимого мной реально, а что является продуктом компенсации, фрустрации, сублимации и еще длинного перечня разнообразных «ций» из заключений мозгоправов… А потом у меня появился друг. Майкл. Простой парень. Перевелся в школу почти перед выпуском и его, как и «зомби - Эклза», никто не воспринимал всерьез. Он был умный, веселый… Рассказывал постоянно какие-то приколы: о своей семье, о переездах, о предыдущих школах. Много позже я понял, что у него самого жизнь была не сахар, и эти его маленькие истории с неизменно забавным финалом и ему позволяли оставаться на плаву, держаться… Но они отвлекали меня. От зацикленности на собственной неполноценности, в которой к тому моменту меня полностью убедили. И со временем я успокоился. Поверил, что смогу стать нормальным, приносить пользу людям, чтобы они увидели: я – как они, меня не нужно бояться. Мы вместе поступили в полицейскую академию… Хотя я был уверен, что психологические тесты я либо завалю, либо меня попросту до них не допустят из-за обширного портфолио… Но мне просто повезло. Или не повезло - Майкл частенько потом подкалывал меня, что препод, отвечающий за тестирование, на меня просто запал… И как позже выяснилось, и тут не ошибся… Короче, тогда я уже настолько свыкся с постоянно звучащими вокруг разговорами между существами, которых больше никто не видел, с их обращениями ко мне, что воспринимал это спокойно – не как болезнь, а как неотъемлемую часть своей жизни, что-то вроде снов наяву… Иногда существа просили помочь. Простые просьбы. Передать что-то другим существам или кому-то из реальных людей. Меня забавляло это. Что они говорят часто на незнакомых языках, а мне понятно. Или не говорят вообще – а будто сразу вкладывают мне в голову какую-то информацию… Не буду углубляться в детали, но по крупице, существенно медленнее, чем нужно было, я начал понимать, что и кого я вижу… Я мог улавливать просветы между мирами, через которые призраки, духи, нечисть проникали в наш мир, говорить с ними, и это, с одной стороны, было потрясением - мир буквально перевернулся… А с другой, я словно уже знал это. И лишь уверился в своих догадках…
- Эм… У тебя выпить есть?
- Слишком?
- Не… Я ожидал чего-то подобного…
Дженсен поднялся и вытащил из ящика стола фляжку.
- Извини, с этикетом вышел промах, - глотнул, сел рядом с Джаредом и передал ему темный флакон.
- Ты типа первый сделал глоток, чтобы я не опасался быть отравленным после такого?
- Падалеки, - Дженсен засмеялся, - как тебя в полицию-то взяли?
- По блату, - буркнул Джаред, но все-таки улыбнулся. – Твое здоровье!
Какое-то время он перекатывал фляжку в ладонях, сделал еще пару глотков.
- Допустим, теперь более-менее понятно, что ты за консультант. Но, может, раз мы уже достигли определенного уровня доверия и вроде как даже устроили совместную попойку…- Джаред сделал паузу, настороженно глядя на Эклза.
Кивнул. Ну, надо же - низошел, сноб конопатый!
- …все-таки пояснишь, что произошло при поимке Неразлучника… Или кого именно вы там ловили?
- Я слишком поздно понял, с каким именно духом мы имеем дело. В их мирах существуют определенные порядки, сходные с нашими. И наличие мест разрывов или истончений между мирами – не всегда априори означает, что к нам через них проникает зло. Я бы даже сказал, наоборот. Эти «двери» охраняются в интересах обеих сторон. Но это не панацея - у тьмы всегда остаются возможности проникнуть в наш мир. Одна из них – особые заговоренные зеркала, которые в определенные фазы Луны способны пропускать свет нескольких миров и стать «черным входом» для особо настойчивых существ…
- Принято. Так хоть что-то встало на свои места: и свет тот синий, и ожог Бакли, и отсутствие задержанного, когда, по словам Харрис, операция была завершена успешно…
Упомянув Данниль, почему-то жутко захотелось спросить, какие отношения связывают ее и Эклза. Как-нибудь понейтральнее…
Дженсен расценил молчание Джареда по-своему:
- Про Марка ты осознанно оставил на потом? Или не хочешь об этом?
- Хочу, - Джаред передал фляжку и решил еще немного подумать над нейтральной формулировкой вопроса о личной жизни федерала. - Но если в случае с Неразлучником часть вопросов прояснилась после твоего рассказа о себе, то по поводу Марка я все равно не могу понять, как он был связан с маской и с теми вопросами, которые ты задавал у клуба…
- Ты знаешь что-нибудь об убийствах альбиносов в Африке?
- Крис говорил, что те части, которых лишились найденные тела – подношение богу маски. Как обещание, что у него будет тело в этом мире.
- Верно. Это пусть и упрощенный, но очень мощный обряд. Часть африканских народов, особенно на востоке континента считают, что альбиносы – носители особой, исключительной энергетики: их кровь способна излечивать болезни, плоть является источником бессмертия… Их называют «зеру» - призраки. Их боятся и презирают в равной степени – являясь изгоями, они считаются самым желанным подношением «богу на земле». Чтобы бог вернулся, его нужно задобрить, уверить в преданности. И Марк Пеллегрино использовал ритуал для возрождения духа получеловека-полузверя из маски с Берега Слоновой Кости…
- Подожди, получается, Марк сам?..
- Да, он отдал свое тело в распоряжение духу маски.
- Так какого хрена он приперся работать в участок, который его пас? И как он вообще проделал этот фокус???
- Он питается воспоминаниями: может насаждать новые, менять старые, пережевывать настоящие и заменять искусственными. Чем острее они – пикантнее, эмоциональнее, ярче – тем лучше для духа. Он вживил себя в жизнь всех сотрудников участка. Это и питание, и отслеживание прогресса, точнее, его отсутствия, по своему делу, и доступ к информации обо мне… Пусть совсем о крохах, но…
- Ты снова что-то мудришь, - Джаред покачал фляжкой, с грустью отметив, что, судя по звуку, текилы осталось всего на пару глотков, - с какой стати он тобой заинтересовался? Он знал, что ты сечешь все эти призрачные штуки?
- Знал…
- И ты что, один такой весь из себя… сверхъестественной?
- Не один. Но мог нанести ему существенный урон, разоблачи я его до того, как зверь достаточно напитается и обретет полную силу, чего, к счастью, и произошло. Хотя он основательно выгрызал меня из памяти у всех…
- Хм… Да, не особо и основательно – я же тебя помнил, - Джаред решил, что ладно, в честь вечера суперсекретных разоблачений Дженсен имеет право на последний глоток и передал тому фляжку. Тот помедлил, забрал, легко мазнув холодными пальцами по ладони Джареда.
- Основательно, поверь мне… Он выел существенную часть информации из твоей головы, Джаред. И то, что ты сохранил часть воспоминаний, несмотря на боль, было действительно чудом.
Джаред вспомнил дикий, лишающий воли паралич, когда казалось, что невыносимую боль причиняют даже мысли. Поежился.
- Я помнил, наверно, потому, что Кейн – первый и единственный, кто хоть что-то мне объяснил по тем убийствам. Я зацепился за этот факт, а потом просто за него все остальное вытащил… Про тебя…
- Эм… Да, наверно, - Дженсен торопливо поднял фляжку и сделал глоток.
- Эй, стоп…
- Что?
- Ты обещал. Говори, в чем дело, не финти… Вот ни хрена я не верю в твои типа-неуверенные «да, наверно».
- Верь. Сомневаюсь, что тебе будет комфортно слышать о причинах, которыми в таких случаях принято пояснять избирательное запоминание у пострадавших.
- Ну? – Джаред изобразил самое снисходительное выражение, на которое был способен.
- Запоминают, несмотря на мощнейшую промывку памяти, людей, на которых полностью, скажем так, сфокусированы – родителей, детей возлюбленных, - Джаред сидел близко и даже в полумраке комнаты мог распознать смущение собеседника.
- О! - странно, блин, сам он в отличие от Дженсена не чувствовал никакого дискомфорта о того, что его застали врасплох, но тем не менее брякнул:
- Ну, может, я просто забыл… забыть тебя. Как забываю рапорты вовремя сдавать. Я вообще рассеянный!
Дженсен рассмеялся. Заразительно и очень искренне.
- Всё может быть, Падалеки…
- Так я прошел проверку?
Дженсен внимательно посмотрел на него, прищурился.
- Слушай, ну это несерьезно… Ты же не думаешь, что я поверю – ты мне всё это рассказал, чтобы я от тебя отстал. Короче, я согласен, какие бы коварные планы ты ни вынашивал. Я в деле. Так и быть, побуду твоим Робином какое-то время, раз я такое «чудо», и всё помню… Хотя тебя хрен забудешь…
Джаред, кажется, мог бы трепаться еще долго, если бы его совершенно бесцеремонно не заткнули, целуя едкими от текилы губами, чувственно, робко, словно опасаясь, что оттолкнут.
***

- Почему мы вместе, Джей?
- Что?
- Не обижайся на вопрос. И я обещаю, что не буду обижаться на ответ, который уже знаю… У нас отличный секс, и ты патологически боишься неодобрения, неприятия, а я – одиночества. Но мы оба заслуживаем большего.
Майло сидел на подоконнике и вертел в руках незажженную сигарету. Как если бы надумал себе, что больше не имеет права курить в квартире Джареда.
И, черт, только этого ему не хватало после вчерашнего дурного разговора с Эклзом, его финала и невозмутимой реакции Дженсена, который, отстранившись, ответил на вопрос Джареда:
- Не прошел. Я не прошел…
А потом без дальнейших пояснений выпроводил Джареда, сославшись на собственную занятость и «без того насыщенный вечер» для Падалеки.
…После того, как на дежурстве подстрелили Чада, и весь день участок сходил с ума – от сплетен, беспокойства и мата Джеффри….
- Ты слишком его…
«Чей?» - собирался спросить Джаред, но осекся.
- Брось, у нас с ним ничего не было.
- Это не значит, что ты ничего не хотел, - не вопрос, утвеждение - мягкое, без обид и упреков. – И дело не в сексе, Джей. Между нами что-то начало ломаться уже давно… Что-то важное, без чего - как ты сказал? – человек перестает быть особенным для тебя. Я не особенный для тебя. Сейчас. Может быть, никогда и не был…
Джаред собирался опровергнуть слова Майло – мелочно не хотел, не был готов сейчас остаться наедине с мыслями обо всем случившемся за последние сутки, но вспомнил все свои пусть и не особо удачные, но настойчивые попытки сблизиться с Дженсеном, которых он не оставлял уже больше года, и понял, что не сможет отрицать ничего из сказанного любовником.
- Тебя просто хотеть - неуемного, ироничного и полного жизни. Но я, кажется, не готов к тому, что в твоей голове не будет места для меня…
- Это всё как-то слишком сложно, - насупился Джаред, чтобы хоть что-то сказать.
- Ты разберешься - ты умный. Бывай.
***

- Ты дурак, бро! – первое, что выпалила Мэган, после того, как Джаред, совершенно растерявшись после ухода Майло, набрал ее номер, рассказал обо всем случившемся за сутки и попросил искупление грехов. - Ты испытываешь голод только к тем людям, которые от тебя ушли. И чем больнее и острее был разрыв, тем неутолимее твой голод по ним… Но какого хрена ты не бережешь их, пока они еще твои?
- Не знаю, мелкая. В этот раз ни черта не знаю… Реально хреново из-за того, что с Майло так получилось. Хотя и понимаю, что правильно, честно, что я сам должен был понять, поговорить с ним. Но я сам осознал только после того, как Майло озвучил…К Дженсену, кажется, это было еще до того, как я начал с ним общаться, если так можно назвать наши столкновения и глупые разговоры. Потребность… Ни с чего. Просто увидел, и сразу стало мало его.
- Хм… Потребности моего почти-моногамного-брата мутируют: теперь обострение наступает не после, а вместо… Что делать будешь?
Джаред молчал. Он только что променял идеального бойфренда на весьма смутную перспективу работы с фриком, который охотится за призраками – действительно, что тут скажешь.
***

Две недели Джаред вкалывал, как проклятый – разрывался между рутиной в участке, дежурствами, побывками в больнице, где Мюррей щеголял простреленным предплечьем, попытками успокоить Сандру, которая пыталась успокоить Элизабет... И, конечно, всё это время от Дженсена не было никаких вестей. Хотя чего он ожидал? Что он сможет самостоятельно разобраться в этом «прошел-не прошел проверку»? Что после того, как Эклз рассказал о себе хотя бы толику правды, они станут закадычными друзьями? Что после того, как Дженсен сам поцеловал его…
А вот «что после…» ему не дали додумать вопли МакКой и Арнуа – Чад появился в участке после госпитализации и сразу был всесторонне облапан и расцелован.
- Эй, эй, я не израсходуюсь, никакого ажиотажа! Лиз, колись, уже нашла мне альтернативу? – Чаду явно было лестно внимание Сандры и такая реакция подруги на свое появление.
- Сандра, я показывала тебе фото достоинства нашего однорукого героя? - не задумываясь, уточнила Элизабет.
- Не-а…
- Я ответила на твой вопрос, Мюррей?
- Черти чокнутые, я, кажется, соскучился по всем вам, - заржал Чад.
А вечером Джаред, по настоянию Моргана, выехал на вызов – от частного лица поступила информация о трупе, найденном в парке Гриффит. Сумасшедший боженька сумасшедших, спасибо тебе - Джаред радовался первому «своему» трупу, как подарку на Рождество.
Кажется, этот день не мог стать еще лучше.
***

- Падалеки, ты, конечно, можешь еще попрыгать возле тела, и я даже буду тебе благодарна, потому что тогда моей группе будет вообще не с чем работать – считай, свободная ночь. Так что ты продолжай, не стесняйся! – Саманта стояла возле оцепленной желтой лентой площадки и неодобрительно поглядывала на неопытного коллегу.
- Я сваливаю! – Джаред картинно поднял руки вверх. – На цыпочках сваливаю! Прошу занести в протокол!
Саманта покачала головой и приступила к осмотру места происшествия: ее команда уже произвела замеры, сделала необходимые снимки, чтобы зафиксировать положение тела, сняла слепки нескольких следов возле трупа – Феррис тихо материлась и утверждала, что, как минимум, половина принадлежала Джареду.
- Следов волочения нет, значит, его убили здесь, - Саманта внимательно осмотрела труп мужчины перед тем, как коронеры упаковали его для оправки в лабораторию, - судя по степени выраженности трупного окоченения, без поправки на низкую температуру воздуха, которая нивелируется более медленным охлаждением трупа в результате асфиксии – а я все-таки ставлю на то, что именно она послужила причиной смерти - можно ориентировочно судить о том, что смерть наступила около двенадцати часов назад…
- Ребят, необходимо прочесать территорию на десять ярдов в обе стороны, - Джаред старался, чтобы его голос звучал обыденно, но получалось хреново - сейчас он испытывал почти детский восторг, произнося те фразы, которые раньше слышал только в сериалах.
Двое коронеров из группы Феррис в песочного цвета форменных костюмах и перчатках направились исполнять указание.
- То есть, у нас белый мужчина, около сорока лет, со следами удушения, без документов; время смерти – около пяти утра, - резюмировал Джаред.
Саманта покачала головой:
- Постараюсь вызвонить специалиста по зубам и максимально быстро проанализировать соскобы из-под пальцев… На разбор остального материала – отпечатков, фотографий – потребуется чуть больше времени. Ты хотя бы пока пальцы по базе пробей, вдруг удастся идентифицировать быстрее, чем придут результаты сверки слепков зубов…
- Да знаю я, - взбрыкнул Джаред.
Черт, ну, да, да, это первое убийство, которое он будет вести самостоятельно, да, он немного рассеян, и опыта не хватает, но это не повод настолько ему не доверять.
- На вскрытии тебе лучше быть. Это я так, в порядке доброго совета. Вдруг ты, так сказать, свежим взглядом что-нибудь дельное заметишь…
Джаред закатил глаза – уважение к полу, возрасту и опыту Саманты не позволяли привычно послать в ответ на ироничные замечание.
***

Два часа, которые потребовались на транспортировку тела в лабораторию и подготовку к вскрытию, Джаред провел, как на иголках – отправил на сверку отпечатки пальцев пострадавшего, накатал запрос в дорожное управление с просьбой предоставить доступ к данным с камер в районе парка за последние двое суток, выкурил в одиночестве несколько сигарет и едва удержался, чтобы не позвонить Дженсену. И только потому, что прикинул, как он, возбужденный и дурной от первого самостоятельного дела будет нелепо выглядеть в глазах человека, который видел столько и такого, чего сам Джаред даже постичь не сможет…
Он зашел в подвальное помещение лаборатории, только перед дверью спохватившись, что снова забыл про чертов «Викс».
Саманта омывала труп большой желтой губкой. Спокойно, технично, не делая ни одного лишнего движения.
Джаред всегда поражался, читая или наблюдая в фильмах, что погибших описывали как «умиротворенных», «кажущихся спящими» - ни к одному из виденных им трупов такие характеристика нельзя было применить даже с натяжкой.
Они всегда пахли – подтаявшим мясом, гнилью, калом…
Лицо мужчины на секционном столе было синюшным, шея – в багрово-фиолетовых потеках, расходившихся непосредственно от следа удушения, и нет, он и близко не походил на спящего.
- Начинаем, - Феррис включила запись, озвучив стандартные данные для отчета – время, дату, место обнаружения, свои данные как судебного эксперта.
- Труп мужчины, 40-41 год, рост 5,91 футов, вес 176.37 фунтов, без характерных врожденных или приобретенных внешних отметин, волосы светло-русые, глаза голубые. Ориентировочное время смерти 5 утра 28 февраля. На верхней части тела имеются следы ярко выраженного цианоза* кожных покровов. В области шеи уже появляются трупные пятна темно-фиолетового цвета. В соединительных оболочках век наблюдаются мелкоточечные кровоизлияния, зрачки расширены умеренно. Также при обследовании тела были обнаружены следы мочи, по-видимому, непроизвольно выделившейся. Примечание: к отчету необходимо приложить результаты анализа мочи. Всё вышеуказанное указывается на механическую асфиксию от сдавления как на возможную причину смерти. Следов борьбы непосредственно на теле не обнаружено. Примечание: к отчету необходимо приложить анализ соскоба из-под ногтевых пластин.
Саманта надела пластиковые очки, взяла скальпель и сделала основной разрез от верхней части грудины до паха. Темная кровь хлынула из разреза. Джаред непроизвольно задержал дыхание, надеясь, что сможет избежать железистого, затхлого запаха.
Патологоанатом четко озвучивала порядок и результаты разрезов на теле.
- … Венозное полнокровие внутренних органов, а также тот факт, что кровь в трупе жидкая, объясняется нарушениями процесса свертываемости, в частности перенасыщением углекислотой, что подтверждает версию об асфиксии.
- А вот это странно… Еще в парке заметила, но сейчас видно четче, - Феррис остановила отложила инструменты и сменила перчатки.
- М? – Джаред подошел к трупу.
- По всем показателям, как я теперь точно могу сказать, имеем дело с удавлением руками. Видишь? Под кожей уже сформировались гематомы в форме пальцев… Но я впервые наблюдаю, чтобы после сдавливания руками образовывалась странгуляционная борозда*, пусть слабовыраженная, но человек, по моему опыту, не способен на сжатие с такой силой. Черт знает, что такое…
Саманта покачала головой и вернулась к процедуре.
«Человек не способен на сжатие с такой силой». А кто способен? Нужно позвонить Дженсену. Обязательно нужно ему позвонить.

*след от сдавления петли или тупого твердого предмета кожи шеи. Борозда образуется за счет давления материала петли на кожу и подлежащие ткани. Происходит слущивание поверхностных слоев кожи (эпидермиса), после снятия петли поврежденные участки кожи быстро подсыхают и уплотняются.

***

Его разбудил настойчивый звонок телефона. И, едва разлепив глаза, первые секунды никак не мог сообразить, где находится.
На жутком зеленом диване в комнате отдыха, ага. Джаред нащупал телефон, безнадежно пытаясь рассмотреть входящий номер - перед глазами всё расплывалось после ночи в лаборатории, а затем в базе данных отпечатков пальцев.
- Падалеки, - буркнул он в трубку.
- Ты уже читал полный отчет о вскрытии? – А поздороваться? А хоть что-то человечье сказать? Не?
- А ты его вообще откуда взял? – насупился Джаред – обидно, черт, ждать всю ночь, а потом проспать готовность документов.
- Морган прислал. Там есть кое-что по моей части, - хотя, нет, не нужно ему здороваться – Джаред и так узнает тихие, обманчиво-вкрадчивые оттенки его голоса. – Приезжай через час ко мне.
- А номер почему другой? – Джаред еще спал, и последнюю фразу его сонная голова еще не проанализировала, поэтому он продолжал дуться по инерции.
- Через час, Джаред.
- Чтоб тебя, - начал, было, тот, но Дженсен уже положил трубку.
Ледяной душ, торопливый обмен шпильками с Чадом, который по причине травмы все еще не привлекался к «полевым работам», получение копии отчета – и через пятьдесят минут он стоял у двери с кодовым замком и слушал шум океана. Дженсен открыл сам, не дожидаясь, когда Джаред решится дать о себе знать.
- Кофе на, - сунул в руку пластиковый стаканчик вместо приветствия.
- И тебе доброе утро, - начал ершиться Джаред, но вдруг осекся, принюхавшись к горячему напитку, - с корицей?
- И без сахара. Ты, кажется, такой пьешь?
- А ты, блин, откуда знаешь? – возмутился Джаред.
- Невыносим, знаешь? – улыбнулся Дженсен.
- Сам такой, - огрызнулся Джаред – было приятно, неожиданно, неудобно – совсем его с толку сбил, придурок конопатый.
- Успел просмотреть материалы? – на этот раз в комнате с захламленным столом и стенами было светло, через жалюзи проглядывали лучи утреннего солнца, высвечивая пылинки в воздухе.
- Нет, - Джаред пристыженно уткнулся в стакан с кофе.
- Это хорошо, там лишнего много. И, если не знать, куда именно смотреть, можно пропустить важное, - Дженсен уселся за стол.
Джаред, игнорируя кресло напротив, присел рядом на стол, подвинув один из ноутбуков.
- Самое главное, - Дженсен пролистал несколько страниц в папке, - вот: судя по отчету судмедэксперта, удушение было произведено руками, но с оговоркой, что давление было такой силы, которая не встречается в случае, если один человек душит другого… Дальше, был взят соскоб с шеи – из области странгуляционной борозды – был шанс, что если сдавливание было такой силы, что вызвало повреждение кожных покровов пострадавшего, то, возможно, повреждения могли возникнуть и на коже подозреваемого. Но никаких сторонних тканей или секретов на шее пострадавшего не было.
- Убийца был в перчатках? - предположил Джаред.
- Верно. Это самое очевидное предположение. Если бы не одно «но»: под ногтями пострадавшего обнаружены частицы кожи и кровь, как если бы он впился обеими руками в кого-то…
- И??? – Джаред отставил стаканчик с недопитым кофе.
- И это можно было бы списать на, например, драку до случившегося в парке, или на сексуальный контакт незадолго до смерти. Правда, следов какого бы то ни было сопротивления или побоев на теле не обнаружено, а за крайние перед смертью сутки секса у пострадавшего не было, судя по отчету. Проверка ДНК подтвердила, что материал под ногтями принадлежит самому пострадавшему…
- Хм… Может быть, он впился ногтями в ладони, например, в процессе удушения?
- И это тоже было бы самым разумным выводом. Но, исходя из результатов осмотра трупа и вскрытия, на теле не было ран, в результате которых ткани могли оказаться под ногтями…
- М-да… То есть, либо у нас убийство среди близнецов, либо… какая-то хрень, - уныло подытожил Джаред.
- Именно. И у меня, к сожалению, есть предположение, что именно за «хрень». Поэтому давай надеяться на то, что это все-таки близнецы. Нужно срочно установить личность пострадавшего и выяснить, как у него на семейном фронте.
- Я запросил поиск отпечатков пальцев по федеральной базе. А по базе штата всю ночь искал сам. В Калифорнии он точно не привлекался. Данные по отпечаткам зубов сегодня будут, - отчитался Джаред перед фотографией кетамина на стене за спиной Дженсена – молекула наркотика выглядела, как щепотка сосновых иголок во льду.
- Эй, ты всё сделал правильно, - Дженсен почти невесомо положил ладонь Джареду на колено, но, словно спохватившись, поспешно убрал руку.
- Это вот что сейчас было?
- Я же убрал…
- Вот именно, какого хрена убрал? – Джаред смотрел злющими, чуть покрасневшими от бессонной ночи глазами.
- Джаред, прости, я…
Джаред целовался так же, как и смотрел – зло, провоцирующе и без возможности отстраниться – как если бы устал бегать от Дженсена и от себя.
- М… - Дженсен облизал губы, - вкус корицы и балбеса - неплохой подарок на день рождения…
- Что? – Джаред запоздало вспомнил скупые данные из выписки, которую, кажется, сто лет назад, получил от Алоны, пытаясь хоть что-то выведать о Дженсене. – Первое марта, черт… Я на самом деле балбес! Что ты хочешь в подарок?
Джаред почувствовал, что Дженсен улыбается, целуя его в ответ.
***

Результаты проверки федеральной базы отпечатков и отчет медика с анализом слепка зубов пришли почти одновременно.
Себастьян Роше, актер, домашний адрес и телефон в Лос-Анджелесе, четыре года назад был задержан в Нью-Йорке за вождение в состоянии алкогольного опьянения. С фотографии, которая была приложена к отчету, на Джареда смотрел интересный веселый мужчина – глаза смеялись даже на сигналетическом снимке*, сделанном при аресте.
В дом Себастьяна в Брентвуде Джаред поехал один – почему-то отчаянно хотелось не накосячить, не забыть ничего важного, собрать досье и поговорить с Дженсеном на равных. Вообще, конечно, и всяких других действий в отношении Дженсена хотелось, но… Но он был намерен не продолбать то, что, кажется, впервые в жизни получалось на самом деле правильно.
На пороге простого по сравнению с большинством стоящих рядом дома его встретила хорошенькая азиатка – растерянная и беспрестанно теребившая край блузки жена Роше. Они уже говорили по телефону, и Джаред знал, что супруга покойного моложе него. Но сейчас она казалась совсем юной и крохотной по сравнению с Джаредом. Ему нравились женщины такого типа – хрупкие, женственные брюнетки. Нравились когда-то, жизнь назад. Он представился, показал документы и через минуту уже сидел в светлой гостиной, а Алисия – так звали хозяйку дома – немного суетливо смешивала для него лимонад.
- Знаете, я снималась в этих детективных сериалах. И никогда не думала… - начала, было, она, но осеклась, присела на диван напротив Джареда.
- Миссис…
- Алисия, просто Алисия. Себ уважал мое право не менять фамилию. И… Я всё расскажу… Что нужно…
- Хорошо. Алисия, у вас есть предположения, что Ваш муж делал в пять утра в парке Гриффит?
- Мне нет нужды предполагать. Себ не говорил, но я знала, что он ходил на встречу с тем человеком…
- Каким человеком?
- Около месяца назад в наш дом приходил мужчина – меня не было, когда он пришел. Но я слышала голоса из кабинета Себа, когда вернулась. Решила не беспокоить - когда он работал над ролью один или в паре с кем-то из актеров, это было его время.
- Это был кто-то из актеров, с которыми работал мистер Роше?
- Сначала я так подумала – они говорили очень эмоционально… Для спокойного, ироничного Себа это было не свойственно. И в речи второго мужчины было кое-что специфическое – какой-то европейский акцент. Я распознала потому, что сам Себ говорит немного напевно. Знаете, на французский манер? Говорил… - Алисия замолчала.
- Алисия, у второго мужчины был такой же акцент, как у Вашего мужа?
- Нет. Больше глухих звуков, немного каркающий…
- Как выглядел посетитель?
- Я не видела. Они говорили очень долго. И я уже спала, когда посетитель ушел.
- С чего Вы решили, что это была не репетиция?
- Они беседовали о семье Себастьяна, - Джаред насторожился. – И второй мужчина утверждал, что всё знает, и Себ должен понять, что у того нет выбора. Я решила, что посетитель достал какой-то компромат на родителей мужа - у него сложные отношения с матерью, отца вообще не знал. Или на самого Себа – в молодости он, скажем так, ни в чем себе не отказывал. Но мужчина словно хотел, чтобы Себастьян что-то ему показал, требовал, называл трусом…
- Алисия, у Вашего мужа есть братья или сестры? – начал издалека Джаред, пытаясь до конца проверить версию о близнецах.
- Нет, мать родила его довольно поздно. И это было чудом, потому что медики долгие годы диагностировали у нее бесплодие. Себ часто говорил, что у нас всё получится, потому что он особенный – родился вопреки всему… И у нас не было секретов друг от друга. Так что, да, я уверена, он был единственным ребенком.
- Не было секретов, но, тем не менее, муж не рассказал Вам о посетителе? – Джаред так расстроился, что невольно сорвался на Алисии.
- Рассказал. Он объяснил, что мужчина якобы обладал информацией об отце Себа. Но на проверку тот начал нести какой-то бред. Поэтому конструктивного диалога не получилось, и это не заслуживает моего внимания…
- Но он повторно согласился встретиться с этим мужчиной. И Вы уверены, что в парке мистер Роше был именно с ним…
- Да, Себ изменился после той ночи. Он не знал, что я слышала часть разговора… Не думал, что я вернулась домой раньше и могла заметить, сколько времени они провели в кабинете. Он начал писать и звонить в какие-то архивы, летал в Лондон, замкнулся, отстранённым стал…
- Но откуда Вы знаете, что в парк Гриффит он направился на встречу именно с тем посетителем?
- Я переживала… Сейчас понимаю, что недостаточно уделяла внимание этому, могла догадаться, должна была почувствовать, - Алисия закрыла лицо руками.
- Алисия, пожалуйста, помогите нам. Я понимаю, как тяжело терять близкого человека…
- Извините, - она утерла слезы кончиками пальцев, - глупо так: я никогда не могла расплакаться толком для сцены, а сейчас отыграла бы их виртуозно… За день до того, как всё случилось, на наш городской номер звонили, чтобы назначить встречу. Я взяла трубку из другой комнаты… Это не очень мне свойственно, и я не горжусь своим поступком… Но Себ стал сам не свой, а на домашний телефон нам звонят раз в год только с поздравлением на Рождество – из благотворительного фонда, которому помогал муж. Звонивший не представился, но я узнала акцент и голос… Он назвал только время и место.
- А где Вы сами были с 4 до 7 утра 28 февраля?
- Здесь. Подтвердить это никто не может.
- У меня последний на сегодня вопрос: у Вас в доме или на улице установлены камеры?
* опознавательная фотосъемка живых лиц и трупов производится в целях их последующего опознания, криминалистической регистрации и розыска.
***

Сутки, потраченные на просмотр материала с камер у дома Роше и вблизи парка Гриффит, оказались проведенными впустую – кроме самого потерпевшего и его супруги в тот вечер, когда, по словам Алисии, в гостях был посторонний мужчина, в дом никто не входил и не выходил; что касается съемки со смежных с парком улиц, в зону обзора камер не попал даже сам Себастьян. Джаред пересмотрел еще раз – целиком сутки, плюс день до и после, результат оставался прежним. На камеры вблизи парковой зоны изначально было немного надежды – слишком большая проходимость территории и явно недостаточное для такой площади количество техники – они могли помочь только в случае, если знаешь, кого ищешь. А Джареду не за что было зацепиться – часть парка, в которой предположительно было совершено убийство, не просматривалась, можно было опираться только на обзор подходов к ней. Себастьяна на пленке не было – очевидно, он пришел не по искусственной гравийной дороге, а пробрался через заросли к месту встречи. Так мог поступить и преступник. Джареду отчаянно нужно было знать, как тот выглядит – судя по всему, убийца тщательно выбирал место встречи, и точно не раз был в парке. Вот только попытки угадать его по съемкам за неопределенный период изначально являлись провальными – если убийца жил в ЭлЭй и периодически наведывался в парк в течение нескольких лет, значит, шансы были близки к нулю. Но если он был приезжим, то место в парке должен был выбрать незадолго до встречи… И тогда, если посмотреть материалы за неделю, может быть, за весь февраль, надежда выявить преступника оставалась. Алисия говорила, что у того был акцент. Хотя это ни черта не показатель времени, проведенного в Лос-Анджелесе…
В «монтажную», заставленную мониторами, тихо поскреблись.
- Гуманитарная помощь беженцам из Здравого Смысла, – Сандра водрузила на стол розовую коробку с логотипом «Данкин Донатс» и два пластиковых стакана с кофе. – Нашел что-нибудь?
- Хрен знает, - Джаред принюхался к глазури на пончике – ваниль и леденцы. – М-м-м… Лучше, чем секс…
- Брехло, - хохотнула Сандра, глядя на уминающего пончики коллегу. – Тебе бы отдохнуть надо. И, Джаред, не убивайся над этим делом…
- В смысле? – он отвлекся от медитации на шоколадный крем.
- В смысле, я тут слышала… Короче, Рыжая считает, что Морган специально дал тебе очевидный «глухарь», чтобы ты понял, что не подходишь для этой работы, перестал играть в полицейского и позорить его. Мне кажется, тут тупо ревность бабская – ты сейчас отираешься с её федералом чаще неё самой, и…
- Сан, стоп. Остановись, пожалуйста, - Джаред отодвинул стакан с кофе. – Я благодарен тебе, но предпочел бы не быть в курсе тех сплетен, которые ходят обо мне…
- Прости, я не хотела. Ты просто ухватился за это дело, словно пытаешься что-то кому-то доказать…
- Да что с тобой такое? Я опаздываю – это потому что я племянник Моргана, я сутками торчу на работе, пытаясь хоть чему-то научиться на реальном убийстве – снова не так, снова, бля, я всем мешаю… Я тебя люблю, МакКой. И ты почти как сестра мне. Но, давай, сделаем вид, что ты мне ничего не говорила, и что в участке есть заботы важнее, чем цвет и чистота моего нижнего белья…
- Извини. Мне не стоило…
- Да. Тебе не стоило.
Сандра тихо вышла из комнаты.
Обидно. Черт, как же обидно. И Джаред бы понял, правда, понял, если бы Джеффри сам сказал ему об этом. Об очевидном… О том, что Джареду не стоило и пытаться: паршивая овца – что взять. Первым, самым ярким было дикое, почти неконтролируемое желание – бросить. Прекратить попытки жить не своей, правильной жизнью. Закинуться таблетками. Он до сих пор помнит, где можно достать без палева. И на хер всех: Джеффри, участок и участливую Сандру, Рыжую и её Эклза…
«Её Эклза…»
- Ни хрена! - из упрямства, из вредности, из всего того, что неоднократно вытаскивало Джареда на поверхность. Он снова включил запись с камер наблюдения у дома Роше – за день до гостя, в день посещения и на следующие сутки. В пятый раз он заметил. И ругал себя всеми мыслимыми словами за невнимательность: Себастьян Роше, который выходил из дома тем вечером, когда у него в гостях был таинственный незнакомец, обратно не возвращался. Но следующим утром снова преспокойно выходил из дверей особняка. Кончик нитки, за который можно потянуть, был найден. Вот только Джаред никак не мог понять, как распутать так, чтобы не порвать. Нужно было спросить Дженсена. Рассказать о семье Роше. О долбаных слухах в участке. О «Слепой ярости» с Хауэром.
Джаред снова и снова набирал оба номера, с которых с ним общался Эклз. В ответ на все вызовы, звучал лишь стандартный ответ сети о недоступности абонента.
***

Он все-таки задремал, сидя перед дверью. Ему снилась мешанина из фотографий в базе данных на экране лэптопа, которые все мелькали, и он не мог перестать смотреть, словно быстрая смена незнакомых лиц гипнотизировала его, глаза резало от напряжения, но больше всего – зудело под кожей то, что он не может сам, по своему желанию встать, прекратить мельтешение… Джаред схватил стакан с кофе и вылил на ноутбук, минуту ничего не происходило, а затем монитор пошел рябью, на столе расползалась обжигающая кофейная лужа, заливая руки Джареда, колени…
Возвращение из сна, как ему показалось, также было далеким от реальности – перед ним стоял Дженсен в каком-то очередном бесформенном балахоне и разглядывал его, словно готов был пялиться на спящего Джареда и дальше, если бы тот не проснулся.
- Занят был, - ровно сказал Дженсен, что, кажется, в переводе на человеческий означало: «Привет. Извини, что пропал на несколько дней и вынужден был выключить телефоны, так что тебе пришлось караулить возле двери…»
Что на это ответишь?
Судя по циферблату, Джаред провел на ступенях пять часов. Пять долбаных часов своего законного выходного. Дженсен отпер дверь и зашел в здание, не обронив ни слова – предполагалось, что Джаред сам поймет? Что он может пройти в кабинет? Валить на все четыре стороны, несмотря на ожидание? Дженсен же решил ему помочь с этим делом? Или нет? Да пошел он, в самом деле!
- Туалет где? – буркнул он, ввалившись за Дженсеном в комнату. Тот кивнул направо.
Когда через несколько минут Джаред вернулся, тот сидел за столом, щурясь поочередно в мониторы сразу двух ноутбуков. Мелькнула мысль, что он не вовремя. Но, черт, Дженсен мог бы сказать об этом. Или не мог… Или не должен был отчитываться перед Джаредом, объяснять что-то … И Джаред понимал, что ведет себя сейчас, как капризный ребенок, требующий внимания, но ничего не мог с собой поделать.
- Мне помощь нужна…
Дженсен снова кивнул, не отрываясь от экранов.
- Короче, я проверил версию с близнецами. По словам жены и по данным из базы, погибший был единственным ребенком. Но версию о семье совсем сбрасывать со счетов нельзя – за месяц до гибели с жертвой связывался неизвестный мужчина, и у них был разговор о семье покойного. По мнению супруги, именно с этим неизвестным он встречался в день и на месте гибели. Я проверил данные с камер наблюдения – из дома Роше и с улиц, прилегающих к парку…
Дженсен отвлекся от ноутбуков, глядя на Джареда.
- Ничего. Но есть неувязка. Себастьян Роше дважды вышел из дома, не вернувшись в него ни разу. Я проверил все камеры и все входы в дом: съездили еще раз на место с Чадом, раздобыли чертежи здания - никаких тайных ходов, проверили дополнительно уже на месте; черным входом в дом Роше никогда не пользовался и даже ключа от него не имел. В работе камеры не было перебоев или подтасовок, Тайгерман подтвердил, что там все чисто.
Дженсен кивнул и снова погрузился в изучение данных на мониторе.
- Эклз, да что с тобой такое? – Джареда уже порядком достало это странное поведение.
- Я читал твой отчет. Ты не упомянул сейчас самое главное. Но у меня есть догадки, кого и как искать.
- Самое главное? – Джаред прокрутил в голове краткую выжимку, в которой хотел передать все самое основное, чтобы не утруждать мегазанятного и мегаважного консультанта чтением кучи документов из его отчета. – Самое, блядь, главное? И?..
Но Дженсен только поднял вверх указательный палец. Что, вероятно, в переводе на человеческий означало: «Подожди, пожалуйста. Я через несколько минут… Или не минут… Но когда-то скоро объясню тебе, что происходит, чтобы ты не чувствовал себя таким бесполезным идиотом. Спасибо».
И в другой день Джаред, вероятно, смог бы понять или просто не реагировать остро на перепады настроения Эклза, но в голове уже бурлил опасный коктейль из слов Сандры, дикой усталости, злости и собственных дурацких заблуждения в том, что у них с Дженсеном может что-то получиться…
В тишине комнаты отчетливо был слышен океан и стук клавиш под пальцами Дженсена. И его собственное, глубокое и частое от едва сдерживаемых эмоций дыхание.
- Эклз, черт бы тебя подрал, - Джаред подошел и развернул к себе кресло, на краю которого сидел Дженсен. И… Что дальше, Джаред? Что? Ударишь этого двинутого на всю голову, высокомерного, конопатого…
Дженсен не возмутился, не спросил в своей привычно-ироничной манере о намерениях Джареда, только смотрел выжидающе, открыто, словно был готов принять все, что сейчас с ним сделает Джаред.
И эта безоговорочная доступность – возможно, очередная ловушка или проверка, которую Джаред снова не пройдет, потому что слишком устал их распознавать – сломала его, погасила почти неконтролируемую жажду разрушения, стремление встряхнуть этого долбаного федерала, да, Дженсен наверняка ответил бы на удар, именно это и было необходимо… Было. До молчаливого согласия, которое смыло последние крупицы здравого смысла.
Положив ладони Дженсену на затылок, Джаред привлек его к себе и жадно поцеловал. Дженсен ответил сразу, запустив пальцы Джареду в волосы.
Джаред все еще боялся, что вот сейчас, через минуту его оттолкнут, поэтому пытался получить как можно больше – сгреб Дженсена за плечи, стараясь вытряхнуть того из безразмерной рубашки, путался в пуговицах, потому что, дьявол, как же хотелось добраться, ощутить под ладонями теплую кожу. Он не сразу почувствовал, как Дженсен мягко упирается ему в грудь, отстраняя. Что ж, это было предсказуемо. Но извиняться Джаред не собирался, фиг ему, снобу этому! Но сноб снова удивил его своим поведением – на этот раз приятно. Слишком приятно: Дженсен торопливо расстегивал свою рубашку, и прежде, чем Джаред успел хоть что-то – сказать, что справился бы сам, спросить, как далеко тот готов зайти – Дженсен поцеловал его жестко, до боли кусая губы, оставляя поцелуи-укусы на шее Джереда.
«Да, меня не было, но занимался я, в том числе, и твоим долбаным делом. И мне сложно с кем бы то ни было в этом мире говорить. Не дави на меня, черт… Я хочу рассказать. Но не могу. Не сразу… Я не умею быть нормальным… Но учусь. Для тебя…»
Джареду слишком нравился перевод яростных, почти злых поцелуев Дженсена.
Он сдвинул с половины стола разложенный там хлам – вероятно, даже по какой-то системе – опасливо глянул на Дженсена: о, всё зашибись, хулиганство одобрено темным, голодным взглядом. И что? На самом деле можно? Точно? Дженсен расстегнул джинсы.
«Падалеки, не испытывай мое терпение…»
Джаред опрокинул его на стол, прильнул, целуя шею, грудь, живот, стаскивая с Дженсена джинсы и белье.
- Какого хера ты ходишь в таких шмотках… Идиот… Такой идиот… Дурной и красивый…
Кожа Дженсена, с россыпью шрамов и веснушек пахла лимоном и хвоей. И Джаред никак не мог остановиться и перестать целовать ее.
Дженсен тихо выдохнул.
«Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам!»
Он потянулся к «молнии» на джинсах Джареда. Тот с сожалением оторвался от губ Дженсена и заинтересованно наблюдал за процессом. Больше всего сейчас Джаред хотел, чтобы Дженсен сказал хоть слово, даже понимая его дурацкую манеру общения.
Дженсен поднял глаза и, не разрывая тактильного контакта, облапал задницу Джареда, ухмыльнулся, обнаружив в левом презерватив, и, кажется, со всем ехидством, которое было ему отпущено природой, посмотрел на Джареда.
«То есть, ты ничего больше делать не умеешь, так?»
- Чертов Эклз! – рыкнул Джаред, так и не дождавшись от того хотя бы звука, - Инопланетянин конопатый…
Дженсен зло прикусил его горло, вжимая в себя, и замер на мгновение, принимая Джареда, выгнулся, впуская глубже, ощущая вибрацию слившихся воедино тел.
«Если ты сейчас будешь трепаться, вместо того, чтобы двигаться…»
Джаред чувствовал напряжение каждого мускула, чувствовал, как разливается в паху жар, подталкивая к краю, вдыхал цитрусово-хвойный запах кожи Дженсена, покрытой испариной, и ощущал чужое желание как свое. Дженсен был повсюду: снаружи, внутри, на губах, под пальцами... И тихий, полный удовлетворения выдох Дженсена, осевший на его губах, отпустил Джареда – в острое, горячее удовольствие.
- Скажешь что-нибудь?
- М-м-м… Давай в следующий раз попробуем в кровати, - Дженсен поморщился и вытащил из-под спины несколько карандашей.
***

Мэган позвонила посреди ночи – Джаред только что вернулся к себе счастливый, как дурак, и совершенно безмозглый после секса.
- Мне пофиг, спишь ты, трахаешься или дежуришь… - кажется, сестра плакала.
- Эй, ты чего? Что случилось? – Джаред опустился на пол в прихожей. – В скайп вылезти? Ты в порядке?
- Да, давай… И нет, я не подверглась насилию. Глупости человеческой я подверглась. В том числе, собственной. Просто не думала, что она настолько… Что так больно от нее может быть…
- Ну, она велика. Если такая штука придавит, сама понимаешь…
- Бро!
- Молчу, молчу… Искупление?
- Да. Я с парнем рассталась.
- У тебя парень был???
- Джи, заткнись. Потом будешь большого и важного старшего брата изображать...
- Когда ты дорасскажешь?
- Когда ты балбесом быть перестанешь! Просто встречались. Ничего особенного. Он, скорее, мне нужен был, чтобы быть «нормальной». Чтобы «как у всех». Никаких особых усилий для этого не прилагала. Люди настолько отвыкли от просто хорошего к себе отношения, что любое его проявление уже воспринимают как намек, флирт или приглашение. Но, очевидно, ему тоже нужна была «нормальность», подразумевающая секс на заднем сиденье авто с последующим рассказом об этом всей футбольной команде…
- Мэган, ты…
- Бро, он не такой идиот, чтобы слишком агрессивно приставать к дочери, племяннице и сестре полицейских. Но я узнала о себе много нового. И всё бы ничего, но когда я маме и Джеффу сказала, что вроде как на выпускной иду одна, потому что Маннс – мудак…
- Мэг…
- Ни слова о том, что я должна следить за речью!
- Ты сегодня сурова, - Джаред улыбнулся, и наконец смог выдохнуть. Сестра на экране телефона тоже улыбнулась.
- Мама начала говорить, что я, наверно, не так его поняла, потому что ей, видите ли, он не показался такой сволочью, которой я пытаюсь его представить. Джефф, конечно, вознамерился, начистить Джейсону физиономию, но не преминул при этом добавить, что я сама хороша – беру с тебя пример, одеваюсь, разговариваю и дружу, черт знает с кем. Вроде как, чего я еще ожидала, и сама дура.
- Джефф все еще против, что мы общаемся?
- Джефф на правах старшего мужчины в доме каждый раз пытается найти виноватого. Обычно виноватыми оказываются все.
- Ты совсем выросла, мелкая. И я отпускаю тебе все грехи. Потому что ты самая лучшая…
- Подлизываешься?
- Не-а. Мне просто хорошо. Знаю, что я сейчас не в тему…
- Дженсен?
- Дженсен.
- М-да… По твоей физиономии всё видно, придурок озабоченный.
***

- Если ты хочешь и дальше работать над этой категорией дел – ключевое слово «если» - должен понимать, что рутины тут в два раза больше, чем в обычной мокрухе. Нужно не просто получить информацию о весьма нестандартных происшествиях, но и сделать это так, чтобы не спугнуть свидетеля, и он смог рассказать именно то, что нужно. Потому что сверхъестественное сразу отметается сознанием как несуществующее, а потому не имеющее отношения к убийствам, исчезновениям и прочим «реальным» преступлениям. Фанаты «Секретных материалов» и «Дневников вампиров», конечно, попадаются, - Дженсен улыбнулся, - но толку от них, как правило, еще меньше, чем от тех, кто не верит в существование нечисти.
- Уяснил. Но вообще-то можно без прелюдий…
Дженсен пожал плечами и поступил в своей долбанутой манере – разорвал пополам список знакомых Себастьяна, составленный с помощью Алисии и агента Роше. Джаред решил даже не заикаться по поводу того, что вообще-то копировальную технику и телефоны с камерами уже изобрели. Равно как и по поводу вчерашнего вечера.
- Может, скажешь, кого именно мы ищем? – Джаред взял бумажный огрызок и начал вчитываться в перечень из восемнадцати фамилий с номером телефона и адресом напротив каждой.
- Белого мужчину. Старше сорока. С акцентом. Судя по всему, ирландским или шотландским.
- Эм… Я, конечно, впечатлен твоими профайлерскими талантами, но я о другом спрашивал… Гоблины, феи, кобольды, баньши, брауни? Кого ловим?
- Ответно впечатлен твоим знанием европейской нечисти, - Дженсен остановился посреди улицы, заинтересованно разглядывая напарника, - но мои догадки пока будут лишними. У тебя еще недостаточно опыта, чтобы задавать нужные вопросы и не выдать себя, если нарвешься в процессе опроса на подозреваемого или тех, кто знает о нем. Полезнее будет, если ограничишься заданным человеческим профилем.
Джаред очень старался, но, кажется, все равно нахмурился.
- Извини? – Дженсен так искренне пытался быть нормальным человеком, что Джаред не мог не боднуть его в плечо в ответ:
- Да не извиняются за такое. Ты собственно о моей заднице беспокоишься.
- Собственно, именно о ней, - нет, все-таки Джаред не понимал, как тому удавалось сохранять такое убийственно серьезное выражение лица.
***

Апельсиновое солнце исходило соком, превращая вечерний океан в безграничный стакан рома. Джаред вымотался за день, взмок на набирающей с каждым днем весеннюю силу калифорнийской жаре, возненавидел лимонад, которым угощали в благопристойных актерских домах, и самого себя, задавая одни и те же вопросы, пока не перестал отличать одного интервьюируемого от другого. Дженсен обратил его внимание на то, что необходимо узнать о семье и родителях каждого опрашиваемого. Но узнать ненавязчиво, между делом… На восьмом круге Джаред уже не церемонился – открыто и едва ли не в первую очередь спрашивал о родственниках и готов был убить саркастичного владельца бара, завсегдатаем которого был покойный, а также добрая половина тех, кто значился в списке.
- Я тащусь… С какой стати к смерти посетителя моего бара полиция пытается приплести моих родителей? – коренастый коротышка в кислотной футболке с длинными рукавами явно чувствовал себя хозяином положения, отвечая на вопросы Джареда на своей территории.
Бар на бульваре Робертсон, судя по обстановке, был весьма пафосным и недешевым местом. Понятно, что при необходимости, владелец мог обратиться за услугой к любому из завсегдатаев и толпе их адвокатов. Джаред устало потер переносицу, наплевав на все семинары в Академии, где в них усиленно вдалбливали мысль, что на допросах нельзя показывать ни эмоций, ни трудностей, которые испытываешь…
- Мистер Шеппард, вопросы могут показаться Вам не относящимися к делу…
Владелец бара хмыкнул.
- …Но, полагаю, отвечать на них Вам приятнее здесь, нежели в участке, - продолжил Джаред.
- Повторяетесь, офицер Падалеки, - Шеппард снял с полки за своей спиной бутылку, - не стоит мне заливать про участок, гражданский долг и прочее. Я готов содействовать. Себ был редкостным засранцем. Но я уважал его за то, что тот никогда не скрывал этого. Любил молоденьких баб, машины, хорошее спиртное… Могу предложить Вам виски. Предпочитаю ирландский, знаете - тройная очистка. И главное – пэдди* не мешают односолодовый спирт со всякой сранью…
Джаред насторожился при упоминании об ирландцах.
- Но я не возьму никак в толк, к чему вдруг полиция заинтересовалась моим бельишком… Я в числе подозреваемых? Нет, я не против. Это даже сексуально. Просто хотелось бы понимать расстановку сил. Итак, мне звонить адвокату? – Шеппард налил виски в стакан и протянул Джареду.
Джаред пригубил напиток.
- О, нормальный мужик… А то я уже начал волноваться! Так что: я вам все секреты семейства Шеппард, вы мне – какого хрена они вам понадобились. Идет?
- Мистер Шеппард…
- Марк, пожалуйста. Вы мне уже, как родной, офицер, - Шеппард подмигнул и отсалютовал Джареду стаканом с янтарным напитком.
- Так вот, Марк, спасибо за виски. Он на самом деле отличный. Но я бы предпочел продолжить разговор в другое время и в расширенном составе…
- Люблю нестандартные решения…
- Как насчет беседы вне протокола сегодня перед открытием Вашего заведения? К нам присоединится, - Джаред пытался не делать слишком долгую паузу, но никак не мог подобрать для Дженсена оптимальное представление, чтобы оно было и внушительным, и не вызвало подозрений, если Марк Шеппард – тот самый фрик, который совершил убийство в парке Гриффит, - мой коллега.
- О, мы ожидаем большого босса! Как скажете, офицер, - Марк плотоядно облизнулся.

* шутливое прозвище всех ирландцев, которым по негласному правилу только они имеют право называть друг друга.

***

В участке царил привычный хаос. С Дженсеном они договорились пересечься здесь перед встречей с Шеппардом. К сожалению Джареда, ни Чада, ни Сандры, ни Элизабет на месте не оказалось. Трэвис выложил ему за две сигареты все сплетни о случившемся за вчерашний день, когда Джаред отдыхал, и за большую часть сегодняшнего: у Кейна большое дело на пару с Бакли – во время операции по изъятию наркотиков началась перестрелка, ухлопали пару мафиозных «шишек»; Чад с Арнуа - на дежурном выезде, и позу «выезда» даже Трэвис уже не хочет знать – достали всех, сволочи озабоченные; у МакКой выходной, а в участке из своих только доведенный до ручки Морган и злющая Харрис.
Джаред нашел глазами Дженсена - через полупрозрачные перегородки в переговорной комнате было видно, что тот о чем-то говорит Джеффри. Об убийстве Роше? О Джареде? Капитан наверняка осведомлен о «даре» Дженсена…
- Почему злющая? – на автомате спросил Джаред у Трэвиса.
- Ты бы не особо рассчитывал, Блатной, - Данниль сейчас стояла рядом и, очевидно, слышала крайние реплики коллег. Красивая, эффектная, неизменно надушенная чем-то терпким, напоминающем о земле, полыни и коже, и – Джаред почему-то только сейчас распознал это – очень грустная.
- На что? – уточнил он на всякий случай.
- Чуваки, вы тут разбирайтесь, а я пойду, ага, - Уэстер, как и почти все в участке, побаивался Харрис.
Данниль кивнула в сторону Дженсена – Моргана сейчас не было видно с этой стороны переговорной, очевидно, Джеффри начал ходить по кабинету, что всегда с ним происходило, когда приходилось выслушивать неприятные новости – утверждал, что так они добираются до него медленнее, и он успевает лучше к ним подготовиться.
- Извини, Харрис, но это типа не твое дело…
- Вот что, котик, - Данниль положила наманикюренную ладошку Джареду на плечо, - видишь ли, ты и я – мы одинаковые. Мы полны дерьма. Бракованные. Каждый по своей причине, но результат один. А он – чистый. Как бы ни пытался казаться сволочью… И мы рассчитываем, что рядом с ним мы сами станем чище. Поэтому никак не можем от него отказаться. Один тот факт, что он выбрал нас, делает нас лучше в собственных глазах, но… Таких, как мы, не изменить…
- Я вроде не просил совета, - Джаред, не особо нежничая, отпихнул руку Данниль.
- А это не совет, Падалеки. Это наблюдение…

Изображение


***

По дороге до бульвара Робертсон они молчали. Свои подозрения в отношении Марка Джаред изложил несколько часов назад по телефону. За десять минут до их выезда Гейб притащил распечатку из телефонной компании – звонок в дом Себастьяна Роше за день до его смерти был сделан в 2:17 ночи со стационарного телефона в баре Шеппарда. И если сейчас Дженсен подтвердит свои догадки в ходе беседы с подозреваемым, то, выходит, Джаред раскрыл это безнадежное, по мнению коллег, и свое первое самостоятельное дело… Дженсен весь путь провел, уткнувшись в планшет. Единственное, что тот сказал, было:
- После мне нужна будет пленка, на которой Роше дважды выходит из дома…
Джаред по инерции уже собрался возмутиться - он сам наизусть помнит каждый кадр – но одумался. Ну, да, да, доверял он Эклзу во всех его двинутых теориях.
«Честный бар» - гласила вывеска - «честные порции по честным ценам».
- Я всё стесняюсь добавить «для честных разговоров», - приветствовал их Марк, - Ну, знаете, место и без того не бедствует, а так и вовсе желающие затопчут… В Городе Ангелов, видите ли, честность на вес золота… Марк Шепард, владелец этого приюта обездоленных душ, но не тел, - он протянул руку Дженсену. Эклз сначала обвел взглядом заведение, затем внимательно рассмотрел крепкого низенького брюнета с цепким взглядом. Руки в ответ не подал, но со всей нормальностью, на которую, как сейчас понимал Джаред, был способен, произнес:
- Дженсен Эклз. Интересный выбор интерьера, мистер Шеппард...
Тот картинно скривился:
- Марк, пожалуйста. И, заметьте, я не интересуюсь Вашим званием, не требую предъявить удостоверение. А всё почему – я слишком добросердечен, чтобы хоть в чем-то отказать столь… достойным представителям власти…
Шеппард проводил их за один из столов в зале.
- Если возможно, Марк, мы бы предпочли побеседовать в более уединенном месте, - спокойно начал Дженсен.
- Всё мое заведение и есть «более уединенное место»: здесь не работают мобильные телефоны, никакие записывающие и прослушивающие устройства. А допуск имеют только те, кого владелец знает лично, - не без гордости в голосе парировал Шеппард, - Вы, кажется, обратили внимание на обстановку заведения и на телефонные будки… Так вот, это не дань стилю, как бы мне ни хотелось признать обратное… Кофе, лимонад, виски?
Джаред хотел попросить кофе, так как, судя по просьбе Дженсена, озвученной по пути, ночь предстоит долгая. Но сейчас чувствовал свой прокол – Эклз с первых слов вывел Шеппарда на разговор об «особенностях» бара, а Джаред провел с тем около часа, так и не вытащив из подозреваемого никаких фактов… Да, днем он еще не знал о звонке из бара, да, он не обладал всей информацией и догадками Дженсена, но настроения эти моменты все равно не повышали. Он покачал головой в ответ на вопрос Марка.
Дженсен глянул на него и попросил два кофе.
- Анита, киска, три кофе для папочки и его гостей! – крикнул Шеппард официантке. – Я весь обратился в слух, господа… Задавайте свои вопросы не для протокола…
- Какие отношения у Вас были с Себастьяном Роше? - судя по выражению лица Марка, тот был разочарован.
- Я уже отвечал на этот вопрос офицеру Падалеки…
- Если Вас не затруднит, расскажите как можно подробнее – нам важны любые детали: его привычки, близкие друзья, родители?
- Методы современной полиции вгоняют меня в ступор, ей богу… У вас там новая установка - Фрейда штудировать и списывать всё на дерьмовые отношения с родителями? – фыркнул Марк.
- Раз уж Вы начали с родителей…
- Не начал. Но офицер Падалеки, судя по всему, мое генеалогическое древо собрался рисовать, настолько интересовался моими родителями при нашей первой встрече… Теперь – вопросы о родителях Себа…
- Почему Вас так беспокоит этот вопрос, Марк?
- А Вы, мистер Эклз, хотите сэкономить мои траты на психоаналитика?
- Отнюдь. На аналитике, стоматологе и андрологе экономить не стоит, - машинально ответил Дженсен, принюхиваясь к напитку, который принесла миловидная шатенка.
- Люблю цинизм, - засмеялся Марк. – Ладно, считайте, вы меня уломали приподнять кимоно*…
Он глотнул кофе, смакуя вкус на языке.
- Вы правы. Наши семьи – одна из тем, на почве которых у меня с Себастьяном сложились приятельские отношения. Около половины посетителей бара – из актерской среды. Вторая половина – скажем так, те, кто любит спокойно решать свои дела. Со всеми я знаком лично. Я не приветствую, когда в обход моему мнению и желанию кто-то приводит «друзей друзей». Репутация заведения, пожалуй, единственное святое для меня. Короче, много народа сюда ходит. Еще больше мечтает попасть. Но с ним мы сразу как-то уцепились друг за друга. У него был его этот акцент дурацкий, - Марк притворно поморщился и прокартавил, - «accent français»… Из-за его матери. Я тоже довольно долго избавлялся от своего – ирландского. Поэтому два европейца неюного возраста, встретившись на другом конце земного шара, как-то сразу нашли общий язык… Выяснилось, что помимо происхождения, у нас общие грешки… И одинаковые семьи – ни он, ни я не знали отца. Являемся единственными сыновьями женщин, которые родили нас довольно поздно, когда почти потеряли надежду на материнство…
- Офицер Падалеки сообщил, что, судя по Вашим словам, с 4 до 7 утра 28 февраля Вы были в баре, и, как минимум, семеро свидетелей готовы под присягой подтвердить, что из бара Вы не отлучались ни на минуту в этот промежуток времени, - Дженсен так и не притронулся к кофе, но заметно оживился после рассказа Шеппарда.
- Всё верно. Причем я даже не со всеми из них спал! - ухмыльнулся Марк.
- Чудесно, а с часа до трех ночи 27 февраля?
- То же самое – я был в баре, подтвердить это может, как минимум, человек пять их завсегдатаев заведения… Про 26 февраля и про 25 тоже не расскажу ничего нового. Но, может быть, вы меня просветите, в чем собственно дело, раз я вроде как выбился в фавориты среди подозреваемых? – казалось, сложившая ситуация Марка вовсе не беспокоит.
Джаред вопросительно взглянул на Дженсена, тот кивнул.
- Мистер Шеппард… Марк, около двух часов ночи 27 сентября из Вашего бара был сделан звонок на домашний телефон Себастьяна Роше. И у нас есть свидетель, который может подтвердить, что звонивший назначил Себастьяну встречу, на которой тот был убит, - начал Джаред.
- Ну и чудненько. Значит, вам есть, откуда начать свои танцы… Что? – удивился Марк, - Кто-то звонил с телефона бара, что вообще-то крайне распространенное явление, учитывая, что мобильные тут не пашут. Половина посетителей знала Себа. Ему назначили встречу, на которой Себ – упокой Господи его разнузданную французскую душонку – был убит… Убить его мог, кто угодно, как вы понимаете, господа. Звонивший, третье лицо, которое было в сговоре со звонившим, или просто агрессивный «друг Тины»**, который случайно наткнулся на Себа, разгуливающего в ночи по городу… Я даже не буду звонить своему адвокату – не чувствую для себя опасности, знаете ли. А сейчас простите, мне нужно… Эм…. Фиалки полить…
Шеппард встал из-за стола.
- Одну минуту, Марк, - Дженсен тоже поднялся, - Вы не дали офицеру Падалеки договорить. Свидетель, о котором идет речь, может опознать голос и акцент звонившего. Поэтому мы были бы очень признательны, если бы завтра Вы заглянули в участок для экспертизы – запись голоса не займет много времени. Разумеется, мы просим Вас не покидать черту города, и тем более – штата. И да, полагаю, Вам стоит все-таки побеспокоить своего юриста.

Изображение



* образное выражение, соотносимое с японской культурой, означает крайнюю степень доверия, передачу сугубо личной информации, переход отношений от формальных к дружеским.
** (слэнг) дружить с Тиной – принимать метамфетамин.

***

- Я понимаю, что прокурор не выдаст сейчас ордер на арест Шеппарда, но даже я чувствую, что с ним что-то неладно! – Джаред расхаживал по комнате, пока Дженсен изучал видео с камер в доме Роше на одном из рабочих ноутбуков, которых, кажется, с каждым посещением Джаред насчитывал в его офисе всё больше. – Но кофе у него реально вкусный. Зря ты не попробовал.
Дженсен не ответил, уткнувшись в монитор. И Джареду оставалось только тяжело вздохнуть – если рыжий зазнаище окопался в своих мыслях, фиг его оттуда вытащишь.
- Не зря, - словно очнувшись, через четверть часа ответил Дженсен. – Что ты знаешь о волках?
- Э-э-э… Они не водятся в Калифорнии! – недоуменно выпалил Джаред. – Но, признаю, ты застал меня врасплох.
- Извини, - Дженсен улыбнулся.
- Типа, ты сейчас будешь рассказывать о всяких своих магических штуках? – Джаред притворно нахмурился.
- О всяких своих магических штуках я тебе расскажу в другом месте после того, как разберемся с делом, - совершенно невозмутимо парировал Дженсен. - Для волков типичен семейный образ жизни: они живут стаями от трех до сорока особей — семейными группами, состоящими из пары вожаков — альфа-самца и альфа-самки, их родственников, а также пришлых одиноких волков. Но довольно часто чужак-одиночка стремится либо создать свою стаю, либо оспорить роль вожака в той стае, куда он пришел. Своя стая - это статус, это безопасность, это продление рода… Их основной ареал обитания – северная и центральная часть Европы и России.
- И к нашему делу это относится, потому что?.. Мы имеем дело с волком? С оборотнем? Как их… Мэган читала… У нас тут долбаные «Сумерки», что ли?
- С перевертышем. По сути, это следующая ступень развития оборотней. И от самых древних своих предков они переняли стремление создать стаю. У нас, судя по всему, одиночка, который пытается собрать свиту, - Дженсен развернул к Джареду экран ноутбука, на котором застыл кадр – у Себастьяна Роше, который в ночь после беседы с незнакомцем, выходит из своего дома, глаза светятся серебристо-белым светом.
- Я подумал, что это брак пленки, - потер макушку Джаред.
- Увы. Это сверхъестественный вид существ, способных моментально регенерировать и менять свой облик, используя незначительную долю генетического материала другого человека. Достаточно волоса или…
- Слюны. Черт, я днем пил виски, когда говорил с Шеппардом.
- Я знаю. Но по этому поводу можешь не переживать, - ухмыльнулся Дженсен, - подмену тебя я распознаю…
- Если сейчас был комплимент моей уникальности, то он принят! – засмеялся Джаред.
- Можно, и так сказать, - буркнул смущенный Дженсен и снова повернул к себе монитор.
- То есть, Марк Шеппард – наш одиночка?
- Не утверждаю. Но ты прав – с ним что-то неладно: поведение, технические «особенности» бара, знакомство с убитым и общая история в семье, звонок, сделанный из его заведения, - слишком много совпадений.
- Но ты еще до беседы с ним подозревал, что мы имеем дело с перевертышем, так ведь? – не унимался Джаред. – Ты же ориентировку дал, точно подходящую под Шеппарда…
- Это была всего лишь догадка. Из-за образцов тканей из-под ногтей покойного. И из-за акцента, о котором говорила его жена…
- Не финти. Ты даже возраст почти точно указал. Эклз, делись давай сакральными знаниями. Не сбегу я, - Джаред уселся на край стола.
- Ладно, черт с тобой, - Дженсен отодвинулся от Джареда, насколько позволяло пространство между столом и стеной. – У одного из моих предшественников, который занимался такими нестандартными кейсами, было похожее дело… В 60-70х годах в ряде европейских стран была вспышка странных смертей – люди умирали от насильственных причин, но на телах не было обнаружено никакого постороннего генетического материала. А затем этих людей видели живыми. Некоторых – с новорожденными. Один весьма сильный альфа родом из Ирландии потерял тогда свою стаю, и всеми способами стремился восстановить её: уговорами, шантажом уже взрослых особей как одиночек, так и членов других стай; если перевертыши отказывались, их ожидала участь Себастьяна Роше. Но в гораздо более жестком варианте: отвергнувшим предложение разрывали горло, вырывали легкие, сердце… Также альфа не брезговал естественными процессами возобновления стаи. Проблема в том, что далеко не все потомки людей и перевертышей обладают талантами оборотней. Того альфу и его очевидных последователей удалось ликвидировать. Но, кажется, сейчас мы имеем дело с одним из его потомков, которому перепала часть отцовских талантов…
- Он приглашал Себастьяна к себе в стаю? То есть, Роше тоже был перевертышем? – Джаред придвинулся чуть ближе.
- Да, очевидно, покойный – один из потомков альфы. Но, судя по записям с камер, он был человеком. И от ветреного сверхъестественного папаши ему перепали только способности к лицедейству… А вот выходивший из здания в ночь разговора первый «Себастьян», был перевертышем, который прикинулся хозяином дома. Зашел он наверняка с черного входа, где камер почти нет, - Дженсен отодвинулся вместе с креслом еще немного, хотя и так уже почти был вжат в стену. - Можно попробовать посмотреть еще раз запись с камер на близлежащих улицах, но даже если перевертыш засветился хотя бы на одной из них, это вряд ли даст понимание реальной личины… А, значит, прямых улик против Шеппарда – если допустить, что это все-таки он – у нас нет. То есть, его не можешь взять ни ты, ни я. Нужно подождать результатов сверки голоса…
- С делом всё понятно. Но отодвинулся зачем? – Джаред ухватился за ручки кресла, на котором сидел Дженсен – не сбежишь.
Дженсен минуту молчал и, не мигая, смотрел на Джареда снизу вверх:
- Не могу нормально соображать, когда ты близко…
***

Он не сразу осознал, что это лисица – юркая, рыжая, верткая и с огромным подвижным хвостом – вбегает в лес. И очень хотелось рассмотреть ближе и зверя, и разноцветные осенние деревья, но словно что-то мешало последовать дальше.
Джаред дернул плечом, силясь сбросить удерживающие его ладони…
- Эй, приятель, ты валил бы в комнату отдыха, - Чад растолкал его, заснувшего на стуле в «монтажной».
- Муть какая-то снится, - у Джареда не выходила из головы теория Дженсена и пустые серебристые глаза Роше на одном из кадров. Он ухватился за идею проверить все доступные записи с близлежащих улиц, чтобы засечь, в каком обличии перевертыш пришел в дом Себастьяна. Необходимо было себя чем-то занять, пока Шеппард не прошел голосовую экспертизу, а из архива не пришел ответ на его запрос о списке лиц, рожденных в 60-70 годах, имеющих аналогичную с Шеппардом и Роше ситуацию в семье и проживающих на данный момент в США, чтобы затем сопоставить получившийся список с перечнем крайних контактов погибшего и подозреваемого. Если «волк» набирает стаю, есть вероятность, что Себастьян Роше – не единственный кандидат.
- Когда спал нормально в последний раз? Ты меня извини – я не специалист в мужской красоте, и всё такое - но после того, как окопался в этом деле, выглядишь, как… пиздец, - Чад поставил перед ним спасительный стакан с кофе.
- Угу. Ты тоже ничего, - Джаред отхлебнул обжигающий напиток, глядя на часы. – Черт, Шеппард уже здесь?
- Твой темпераментный чернявый пенёчек? Тут. И адвоката притащил – сурового дедулю в костюме.
- Чад!
- Ну, ладно, не совсем дедулю, но Моргану тот уже мозг проел.
- Черт, - Джаред залпом допил кофе, выматерился, высунул обожженный язык и вывалился из комнаты.
И почти сразу наткнулся на Марка: тот направлялся в «монтажную» для записи голоса в сопровождении Мэтта Коэна, известного своими экстравагантными выходками, крайне придурковатого, но весьма талантливого специалиста по фоноскопии*, который, хотя и появлялся в участке только для забора данных и дополнительных пояснений «не для протокола» в особо сложных случаях, каждый раз умудрялся устроить мини-апокалипсис, не прикладывая никаких усилий, на относительно тихой и почти всегда мирной территории Джеффри Моргана.
- Офицер Падалеки, вижу, ночь пошла в дело, - Марк в отличие от помятого Джареда выглядел весьма довольным и бодрым в легкой футболке с короткими рукавами, шортах и шлепках. Не до конца проснувшийся Джаред почему-то залип на татуировках Шепарда – плечи подозреваемого, которые сейчас не были скрыты одеждой, украшали сине-зеленые драконы на фоне пламени.
- Добрый день, офицер, меня зовут Митч Пиледжи, я представляю интересы мистера Шеппарда, - при звуке своей фамилии Марк снова скривился, а Джаред, рассматривая высокого лысеющего мужчину в очках и добротном костюме, казавшемся нелепым в такую жаркую погоду, еле сдерживался, чтобы не ляпнуть что-то вроде «можете раздеться». - Насколько я понимаю, Вы инициировали экспертизу голоса для моего клиента?
- Верно, - кивнул Джаред, не уточняя, что необходимость такой экспертизы, равно как и подписки и невыезде были озвучены в «Честном баре» Дженсеном.
- На каком, простите, основании это сделано? Насколько я успел изучить материалы, никаких обвинений мистеру Шеппарду предъявлено не было. Более того, он, как мне известно, оказал следствию полное содействие…
- Брейк! Митч, котик, будет тебе. Офицер Падалеки стоит на страже порядка. И своего сексуального напарника, - Марк подмигнул Джареду.
У Чада, который в это время пытался ретироваться из «монтажной», заметно вытянулось лицо – за спинами Шепарда и Пиледжи он умудрился показать Джареду два больших пальца, что в переводе на «мюррейский» язык означало примерно следующее: «Мужик, ну ты даешь! Либо с тебя пьянка и рассказ, что там у тебя за дела с «сексуальным напарником», либо в ближайшее время с моей легкой руки… языка участок додумает всё сам».
Мэтт тем временем подключал приборы, а Пиледжи, даже не ослабив галстука, с недовольным видом погрузился в чтение сопроводительных для процедуры документов.
- Без обид, офицер Падалеки. Митч здесь только потому, что я никак не мог ослушаться Вашего друга… Думаю, вы понимаете, что таким не отказывают, - Марк искренне веселился.
Кажется, из-за Мэтта и его экспертизы мини-апокалипсис неизбежно начал наступать – Марк точно не заткнется по поводу него и Дженсена, а Чад точно не забудет об этом так просто.

* в криминалистике вид специальных исследований, изучающих следы звука. Фоноскопия голоса человека позволяет установить социальные характеристики говорящего; эмоциональное состояние; регион формирования устной речи; физические характеристики; психофизиологические особенности и способы произнесения речи, а также примерный облик говорящего.

***

В списке, который получился в результате сопоставления биографий и опроса свидетелей, помимо Роше и Шепарда было семеро человек. Из них в Калифорнии проживал один – некто Джеймс Патрик Стюарт, два года назад зарегистрирован в Энсино, долина Сан-Фернандо. Староват для ориентировки, составленной Дженсеном, хотя… чем чёрт не шутит.
Тем более что результат экспертизы выбил из колеи – голос принадлежал не Марку Шеппарду, Алисия совершенно точно указала: ни один из представленных ей аудио-образцов не соответствовал тому голосу, который она дважды слышала в своем доме.
Телефон потенциальной жертвы был недоступен. Равно как и телефон Дженсена. Уже неделю. Сначала Джаред пытался не реагировать и не беситься, затем не выдержал, поехал к зданию, где находился офис Эклза, но и там его ждала неудача – арендатор, по информации от управляющей компании, не появлялся уже несколько дней. Потом старался успокоиться и убедить себя, что Дженсен со всеми своими «призрачными» талантами, опытом работы в полиции и ФБР в состоянии о себе позаботиться. А сейчас, услышав уже невыносимый информинг оператора о том, что «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети», снова малодушно подумал о таблетках – нет, они были следствием - о своей ненормальности, о том, что никогда не будет достаточно хорош для своей семьи, для Дженсена, для работы в участке; о том, что он подводит всех, терпит одну неудачу за другой. Как будто окружающие чего-то ждут от него: Дженсен – что Джаред перестанет врать самому себе; Мэган – что Джаред начнет думать башкой и хотя бы немного о людях, на которых ему везет, пусть он того не заслуживает; мама и Джефф – что Джаред повзрослеет; Джеффри – что Джаред перестанет ломать себя и доказывать что-то ради памяти отца, не чувствуя к полицейской работе ни желания, ни призвания... Но он никогда не оправдывает доверия – «что Джаред…» всегда останавливается на «что».
Он обратился в участок Энсино, чтобы те проверили адрес Стюарта.
- О! Мы наводим шмон в доме профессора Ксавьера? – Чад нагло подслушал окончание разговора.
- Что? – вытаращился на него Джаред.
- Патрик Стюарт, чувак! Крутой актер! Нафига ты попросил народ из Энсино его дом проверить?! Поехали к нему сами, я давно мечтаю об автографе!
- Чад, уймись, а? Ты еще скажи, что карточки с «Людьми Икс» коллекционируешь… Ха! Ты коллекционируешь! – ухмыльнулся Джаред.
- С меня пиво… И, ладно, молчу про тебя и Эклза, - Чад примирительно поднял руки.
- Соблазнительно, - нарочно тянул Джаред, изображая раздумье, - но нет…
- Охренел?
- Давно. Но вынужден тебя разочаровать – это другой Стюарт, - уже не сдерживаясь, ржал Джаред.
- Говнюк лохматый! – Мюррей обиженно швырнул в него пустой стакан из-под кофе и демонстративно удалился в курилку, не пригласив коварного осквернителя детских фантазий.
***

На второй неделе он закончил опрос всех знакомых Роше по тому списку, что Дженсен когда-то, несколько жизней назад разорвал пополам. Все либо выросли в полной семье, либо имели алиби на ночь гибели Роше и вечер, когда в дом жертвы приходил неизвестный, либо все выходили чертовыми перевертышами… Телефон Дженсена молчал. И это было по-детски обидно – Джареду всерьез казалось, что он нравится чокнутому федералу. Он отправил запросы об остальных шестерых «потенциальных жертвах» в другие штаты на предмет странных звонков и вопросов о семье от незнакомых людей; выслушал жалобу Элизабет на «зашоренность в постели Чада Майкла-Сама-Невинность Мюррея», мысленно посочувствовал приятелю, примерно прикинув, что именно имела в виду Арнуа; познакомился с парнем Сандры – Брок оказался адекватным мужиком, который пылинки сдувал с подруги, но отчего-то неуловимо напоминал Эклза, поэтому Джаред быстро сбежал со встречи, сославшись на усталость.
Очень хотелось поговорить с Мэган. В очередной раз признаться, что та была права. Что он придурок. Что ничего не ценит и ни хрена не понимает в людях и в жизни… Вот только это не поможет сложить звезды так, чтобы Эклз взял трубку.
Лос-Анджелес погружался в майскую жару и смог. Ничего настоящего в городе Грез, Джаред… Ты знаешь наверняка, правда?
В МакДоналдсе за соседним столом сидела юная пара – парень и девушка, обоим не больше четырнадцати.
- Знаешь, чего я сейчас хочу? – девушка накрутила на палец длинный локон.
- А? – парень, кажется, не понимал намеков. Впрочем, ответ был неожиданным и для Джареда, ставшего невольным свидетелем сцены.
- «Шериданс»! – томно выпалила девушка и, видимо, для пущей убедительности затолкала свой айфон в стакан с колой. Размешала газировку девайсом и, отставив получившуюся конструкцию, продолжила. – Это что-то типа «Бейлиз», но прикольнее!
- М-м… «Эппл» - отстой, - резюмировал парень, кивнув на залитый телефон, торчащий из картонного стакана.
- Тебе сказать нечего? – завороженно наблюдая черными от расширенных зрачков глазами за утопленным куском брендовой пластмассы, нараспев спросила девушка.
- Нечего, - парень засмеялся, словно шутка действительно была удачной, и никак не мог остановиться. А через несколько минут к его веселью присоединилась и девушка.
И только тогда до Джареда дошло – оба подростка были под кайфом. Шевельнулось, что нужно отвезти их в участок, вызвать родителей, составить протокол задержания в состоянии наркотического опьянения… Черырнадцать лет, черт… Разом шибануло воспоминаниями о собственной буйной молодости. И своими недавними мыслями о «снеге». Он спешно выбрался на улицу и набрал дежурного – не смог сам разобраться с подростками, не имел права.
На третью неделю он перестал ждать и злиться. На Дженсена - за то, что тот снова исчез без пояснений посреди расследования; на Джеффри – за то, что дело на самом деле оказалось заведомо провальным, и теперь Джаред это понимал, убив на поиски месяц, но не сдвинувшись ни на йоту с той точки, в которой его оставил Эклз - доказательств вины Марка Шеппарда найдено не было. Но не на себя - за то, что поверил.
Именно поэтому он и среагировал так, когда вывалившись после дежурства из участка, натолкнулся на Дженсена. Джаред, казалось, забыл за это время, как сносит крышу это дурацкое, невозможное сочетание: ожидание одобрения и осознание собственного превосходства, бесформенные серые футболки в несколько слоев и до приторности идеальные черты лица, полнейший беспорядок на голове и взгляд, которого достаточно для уверенности – ты в полной безопасности…
- Поговорим? – как обычно, очень тихо - так, что даже Джаред с трудом расслышал.
- Прости, за это время я как-то запамятовал, как с тобой говорить, - обида накатила неожиданно, сам от себя не ожидал. Джаред последовал мимо Эклза в сторону дома.
- Джаред… - тот шел рядом и не оставлял попытки привлечь внимание.
- Ну, мы уже говорим, - Джаред прервал, даже не собираясь слушать очевидное. Он хотя и не учился в Квантико, но прикинуть, что могло произойти в жизни и мыслях Эклза, был в состоянии. - Я в курсе, что ты мне ничего не должен. Должен я – быть тебе пиздецки благодарным за помощь с делом… И за остальное…
- За остальное? Ты хочешь меня поблагодарить за секс? – Дженсен недобро сощурился.
- Типа того, - как можно более безразлично выплюнул Джаред.
- Не за что, собственно. Удачи с делом, - Дженсен развернулся и зашагал в противоположную сторону.
Джаред несколько минут наблюдал, как тот удаляется, смешиваясь со спешащими по делам клерками и старлетками. И не выдержал – последовал за Дженсеном, сохраняя дистанцию.
Очевидно, чего-то подобного Эклз и ожидал – через два квартала зашел в то крошечное кафе, зажатое между высотками, где они впервые говорили, где Джаред требовал информации о Неразлучнике и – отчаянно – внимания «рыжего выскочки»…
Джаред несколько минут не решался зайти – хотелось слишком многое сказать, но в то же время все слова казались сейчас неуместными. Главное, что чертов Эклз вернулся. Живой. К нему.
- Прости, у меня все предохранители к хренам перегорели за эти недели – могу сказать, что угодно и кому угодно, - уселся напротив Дженсена, который блаженно жмурился, вдыхая кофейный аромат из крошечной чашки. Перед Джаредом стояла кружка с американо.
- Это мне? – напиток пах корицей.
- Пей. Кофе не для трёпа, кофе - для кайфа…
Джаред послушно уткнулся в кружку.
- У меня были дела. Личные. Извини, что не предупредил, - пробормотал Дженсен, когда его чашка опустела.
- Мог бы, - начал, было, Джаред – успокоиться не получалось.
- Нет, не мог. Я не твоя нянька и не твой… Прости, - осекся Дженсен.
- …И не мой, верно, - невесело хмыкнул Джаред.
- В моей голове диалог выглядел иначе… Расскажешь о деле?
- Оценил, - кивнул Джаред, - но, уверен, ты держал руку на пульсе. И в курсе, что я в тупике: Алисия не опознала голос Шеппарда, стараниями Митча Пиледжи Марк отлично проводит время в своем изолированном от средств наблюдения мирке, найденная по косвенным признакам потенциальная жертва из Энсино по месту регистрации несколько недель не показывалась, но и о пропаже Джеймса Патрика Стюарта никто не заявлял…
- Хм… Пойдем? – Дженсен оставил на столе деньги за кофе и, словно подбирая слова, нерешительно уточнил:
- Не в офис.
Джаред дико хотел спать, расколотить чашку, которую держал в своих ладонях и… Дженсен снова удивил его:
- Домой… Я приглашаю тебя домой. Ко мне домой.
От удивления Джаред умудрился, не подумав, брякнуть:
- С какой стати?
Дженсен напрягся. Сейчас он пошлет тупого сонного и безнадежного офицера Падалеки и будет прав - Джаред закусил губу, проклиная себя за несдержанность.
- Ты не знал… Не мог знать. Но мне был необходим общий вектор, чтобы попытаться захотеть собрать свою жизнь. И ты дал мне этот вектор… В твоем упрямом позитиве, в историях о друзьях из участка, которые ты рассказывал, в твоей неоправданной наглости… Коты так же приходят и заявляют свои права, если решают для себя что-то, не особо заботясь о мнении и желании окружающих... Как я сейчас сращиваю, это была хорошая схема поведения. Почему-то именно твои неосознанные методы сработали, и со временем я успокоился. Ты отвлекал меня от того дерьма, что я видел и творил… И как бы я ни привык быть сволочью, теперь я хочу отвыкнуть…
Посетители кафе начали оглядываться на них. Дженсен, выпалив речь, которую, очевидно, долго обдумывал и мысленно репетировал, повернулся и направился к двери, как ни в чем ни бывало. Взявшись за ручку, оглянулся на застывшего Джареда:
- Идешь?
***

Когда Дженсен отпер дверь, Джареда окутало облаком хвойного, зябкого, неуютного аромата - такого густого, затягивающего, что его как будто можно было разрезать на неровные безвкусные ломти. Джаред в нерешительности сделал шаг назад – обратно, к горьковатому запаху океана и теплого влажного песка.
- Передумал? – Дженсен тоже остановился и не заходил в дом.
- Нет, просто… - Джаред взлохматил волосы на макушке, подбирая в сонной голове слова, которые бы ничего не испортили еще сильнее.
- Слишком неожиданно? – предположил Дженсен.
Джаред кивнул.
- Наверно, для меня наступило время наполнять жизнь… У тех, кто живет спазмами, нет возможности хранить, сортировать, анализировать. Словно в папку «спам» складываешь письма-воспоминания, письма-события, письма-эмоции… И не остается ничего во «входящих». Всё, точка, работать не с чем.
- Я буду писать тебе письма, - Джаред подошёл сзади и уткнулся носом в вечно встрепанные и торчащие в разные стороны русые волосы. Потерся – колючий.
Почти весь дом занимала единственная комната с минимумом мебели. Из «нормальных» предметов Джаред опознал только огромный потертый диван в середине, плазменный телевизор на стене и «ловца снов», нацепленного на плоский светильник. На белых стенах были развешены карты, схемы, фотографии, диаграммы… И помещение живо ему напомнило переговорную в участке в периоды мозговых штурмов. В двух противоположных углах стояло по ноутбуку с кучей каких-то технических прибамбасов, которые словно паразиты, опутывали через все usb-порты каждый из девайсов. Еще один угол был занят каким-то странным свернутым в рулон одеялом. И запах… Джаред принюхался: лимон или мелисса, мята и еще что-то древесное. Немного места оставалось в доме на крохотную кухню – ее было заметно с порога, и ванную, которой тоже вряд ли выделили хоть сколько-то пригодного для нормальной эксплуатации пространства в этом абсолютно лишенном уюта жилье.
- Не обижайся, но это самый не подходящий для жизни дом, который мне когда-либо доводилось видеть, - Джаред прошлепал босыми ногами в комнату и плюхнулся на диван. Дженсен, кажется, собирался что-то сказать, что остановился.
- Что?.. Слушай, а диван классный! – Джаред ерзал на мебели, пытаясь развалиться на ней с максимальным комфортом. – Присоседишься?
- Ты не дослушал тогда… - Джаред не понял сразу, что тот имеет в виду.
Дженсен уселся на пол у стены напротив.
- Если ты о том вечере, когда говорил о призраках, то это ты не дорассказал!
Дженсен кивнул.
- Ты прав. Неправильно будет… Уже неправильно то, что ты себе напридумывал по поводу моей роли в делах полиции, по поводу меня. По поводу…
- Нас? Ну, договаривай.
- Не злись, пожалуйста. Ты просто должен знать - я не положительный герой в этой истории.
- Не-а… Так не пойдет. Если мы сейчас будем мериться «плохостью», не уверен, что ты выиграешь…
- Джаред…
- Молчу, молчу!
- Не могу сказать всего, но даже тот факт, что мы просто говорим на эту тему, что могу поделиться с тобой… Это невероятно много…
Дженсен молчал несколько минут. Джаред уже подумывал, что надо бы затаскивать упертого психа на диван, обнимать и… спать - сутки на дежурстве, невероятное облегчение от появления Дженсена и фантастически удобный диван оказались способными перевесить его выдержку и почти неотступное желание физической близости с одним вполне конкретным федералом… Он растянулся в полный рост, нащупал возле спинки дивана саше и принюхался к небольшому мешочку.
- Сирень, вербена, мелисса и осиновая стружка, - подал голос Дженсен, - тут много таких - помогают установить контакт с адекватными представителями потусторонних сил и отпугнуть тех, кому здесь официально не рады…
- Так вот чем у тебя весь дом пропах… Но приятно. Странно, но мне нравится…
Джаред осекся - по сосредоточенному выражению лица собеседника понял, что Дженсен готов говорить.
- Первый год работы в полиции я был так увлечен тренировкой «зрения» - прочитал кучу оккультной литературы, совершенно бредовой в большинстве своем, слушал, как призраки говорят между собой, задавал вопросы, голову наизнанку выворачивал, чтобы понять, как у них всё устроен - что продолбал тот момент, когда Майку понадобилась моя помощь… Я несколько недооценил степень его привязанности ко мне и пропустил ту стадию, когда симпатия дружеская переросла в нечто большее. А я был просто зациклен на развитии способностей… Как же, возможность доказать себе и окружающим, что все эти годы я не врал, не бредил! И я не говорил ему о том, что вижу. Просто еще больше замкнулся. Отстранился. Он расценил это по-своему. Попытался поговорить, но я не мог рассказать, вспылил… А он шагнул с крыши высотки. Но он не ушел. Тем, кто совершает самоубийство, сложно уйти. Миры устроены странно, но гармонично. Если для тебя не готово место, тебе просто некуда уходить.
- Он здесь… сейчас?
- Да. Говорит, что я идиот. А ты догадливый. Он вообще всё это время был на твоей стороне, предатель.
- О… Привет, Майк, - Джаред интенсивно замахал рукой.
Дженсен улыбнулся:
- Если бы ты знал, что он говорит в ответ… Я начинаю чувствовать себя лишним…
- Что ты ощущаешь, когда общаешься с ними?
- Словно ничего по эту сторону реальности не имеет смысла. И что я теряю с ней связь – уменьшаюсь, скукоживаюсь… Поэтому я опасаюсь общаться с ними длительное время. Боюсь просто исчезнуть. Майк - исключение. Но когда удается сбросить морок их мира, всё вокруг словно обретает краски, запахи… И я чувствую себя живым, как никогда.
- Тебе помогало это? Ну, когда в полиции работал, в Бюро?
- Нет. И да. Нет, потому что из-за этого я потерял слишком многих. Да – потому что именно это помогло выстоять и идти дальше. Понять, что нечисть не причем. Вина только на мне – я не смог правильно распорядиться, справиться, жить в гармонии с этим предназначением. Именно мои ошибки в результате этой неспособности привели к потерям… Думал, что перевод в Управление ООН по наркотикам и преступности в Вене как-то обелит меня в собственных глазах. И мне казалось, что я немало сумел сделать: помог многим зависимым соскочить, принимал участие в подготовке того скандального документа – доклада Управления 2009 года, который вместо уголовного преследования и наказания людей, употребляющих наркотики, предлагал им медико-профилактическую помощь и лечение, поощрял внедрение экспериментальных моделей правового регулирования оборота наркотиков. Несколько лет спустя концепцию растащили на цитаты и сочли работающей.
- Но это же просто… Черт, я сейчас реально горжусь, что знаком с тобой!!!
- Только сейчас?
- Ты понял, что я имею в виду. Почему тогда не строил карьеру дальше?
- Знаешь, почему Коппола выкинул в окно все свои награды? Потом он снял «Апокалипсис»… Но это было потом…
- Выпендрежник?
- Отчасти. Он устал был предсказуемым, ожидаемым… Устал от ловушки своих прежних удач, от того, что всем всё равно, плевать на то, что еще он хочет и может сказать. От него хотели нового «Крестного отца». А его мнение никого не интересовало…
- А ты хотел..?
- А я хотел быть нормальным. Не притворяться им, не казаться им, нет. Мне всегда было безразлично общественное мнение. Я хотел сам себя чувствовать нормальным – хотел быть принятым. Путано объясняю, извини… Черт, ты засыпаешь…
Дженсен легко поднялся, вышел из комнаты и уже через минуту вернулся с огромным пледом.
Джареду не дали ни возразить, ни воспользоваться моментом – откуда-то со стороны кухни донеслись уже привычные и почти совсем не раздражающие звуки «The Race», Дженсен чертыхнулся и поспешил ответить на звонок.
- И Вам добрый день, Марк… Что? Вы не будете против, если я включу громкую связь, чтобы офицер Падалеки был в курсе?
Дженсен сел рядом, так что теперь Джаред прекрасно слышал Шеппарда:
- … Так вот, вы мне нравитесь. Серьезно – как Рокки и Бульвинкль! А я всегда имел слабость к мультикам – они оздоравливают психику… Но даже у меня есть пределы терпения. Я рассказал всё, что знал о Себастьяне, я прошел экспертизу, я не поехал к маме на день Рождения – а если бы вы знали мою маму, вы бы поняли, какая это жертва – я не стал натравливать на вас Митча… И вот очередной тип под видом посетителя пытается что-то втереть мне о своей семье и выспросить о моей… Мне казалось, такие низкопробные игры – не наш с вами уровень.
- Марк, с чего Вы взяли, что человек, который задавал Вам вопросы, имеет отношение к полиции?
- Слушайте, я не знаю, из полиции он или нет, удостоверения он не предъявлял, но у меня нюх на тех, кто что-то вынюхивает в ответ… И я более чем уверен, что он по вашей наводке тут оказался. Решили проверить информацию? Или проследить за мной?
- Стоп, - Дженсен напрягся, - Вы не ответили на вопрос: почему Вы решили, что мужчина, задававший Вам вопросы о семье, имеет отношение к офицеру Падалеки или ко мне?
- Господи, я себя чувствую героиней сериала… Си-Си Кэпвелл уже вышел из комы? Да потому, что в ответ на мой посыл на хрен и комментарий, что я все уже рассказал, кому следует, он рассыпался в извинениях и попросил фамилии тех, кто занимается расследованием – слишком много дел, накладки, бла-бла-бла… После того, как я озвучил ваши, посетитель изменился в лице – удивился, вроде как уразумел что-то и быстро свалил… И спорю на бутылку хорошего «Бушмиллз»: что-то не так с этим мужиком, носом чую…
- Вы можете описать посетителя? – вклинился Джаред.
- Офицер Падалеки, рад слышать, так сказать, в добром здравии, а то я уже начал думать, что Вы молчите, потому что эм… заняты. Высокий, сухопарый. Ощущение, что имеет европейские корни – небольшой акцент, вроде, как у «желтых Джонов»*, и манеры… Глаза карие, волосы каштановые… Чем-то на меня похож – как если бы меня растянули на дыбе… Ни татуировок, ни шрамов, ни украшений на видимых частях тела нет. Не бедствует – шмотки простые, но брендовые.
- Спасибо за информацию, Марк, мы примем меры, - Джаред плюхнулся обратно на диван и устало потер лицо, пытаясь проснуться. – Это будет слишком нагло, если я попрошу кофе?
- Нет... В смысле - нет, никакого кофе. Тебе необходимо выспаться, - Дженсен отложил телефон. - Нужно проверить в участке и в Бюро, не было ли каких-то распоряжений на разработку подозреваемого в обход офицера, который ведет расследование. Я займусь, пока ты отдыхаешь.
- У нас только невнятное описание со слов Шеппарда, что очень удобно, учитывая его «глухой» бар… Кроме его слов, нет ничего. Можно, конечно, еще раз вынуть мозг дорожному управлению и попытаться договориться с владельцами рядом стоящих заведений о материалах с их камер наблюдения, но это потребует времени.
- Ты не думал, что возможно, Марк не хищник, а жертва?
- Думал. Но вот в чем фигня: после его посещения участка, я изучил данные со всех камер…
- И?
- И никаких «белых глаз»…
- Хм…
- …Потому что он никогда не поворачивался к камерам так, чтобы его глаза было можно полностью рассмотреть…
- За нашим игривым другом имеет смысл установить наблюдение. Я поговорю с Морганом. Окружной прокурор должен одобрить слежку. Но для этого нужно, чтобы Шеппард пришел в участок и подписал показания о своем разговоре с незнакомцем. Или хотя бы подтвердил такое намерение через своего юриста. А Марк вряд ли на это настроен…
- Мы можем пригласить его как свидетеля, чтобы с его помощью попытаться опознать альфу по фотографии… У нас еще семеро потенциальных деток перевертыша, проживающих на территории США. Почему бы нам не предположить, что один из них и приходил к Шеппарду. Пока тебя не было, я запросил данные по всем семерым…
- Мне стоит чаще пропадать, - Дженсен улыбнулся. – Это стимулирует тебя на очень и очень правильные действия.
- Эй! – Джаред потянул к себе плед вместе с Дженсеном, который сидел поверх мягкой ткани. – Давай используем какие-нибудь другие мотивационные схемы?
Дженсен целовал нежно, сдерживаясь, и Джаред успел подумать только о том, как отчаянно, голодно ему не хватало этой близости, ощущение которой каждый раз затапливало его горячим, лишало способности соображать; о том, как хочется забраться в голову, под кожу, чтобы уже невозможно вытравить, чтобы невозможно было оставить глупого влюбленного офицера Падалеки на несколько недель без всяких объяснений, чтобы не касаться так целомудренно, как будто Эклз не понимает, что с ним делает… Но уже в следующее мгновение поцелуи стали жадными, требовательными, и, черт, это идеальная мотивация!
- Мы даже… не поговорим о показателях … эффективности? – умудрился пробормотать между поцелуями Джаред.
- Тебе было мало разговоров сегодня?
- Ну… – Дженсен забрался теплыми ладонями под футболку, и Джаред в принципе был готов признать правоту всего, что тот сейчас говорил… Всегда. Всегда говорил.
- Они смотрят сейчас? – его не хватило на конкретизацию – Майкл, призраки, духи. Дженсен тихо засмеялся и на секунду отстранился.
- Постоянно… Тебя это заводит? – не удержался, оставил несколько поцелуев на ключице Джареда.
- Нет… Ты заводишь…

*Yellowjohn — очень распространенные в Ирландии прозвище англичан, дословный перевод ирландской фразы «Seón Buidhe» — трусливые англичашки.

***

- Где ты обычно спишь? Точно ведь не здесь, хотя должен признать – диван добротный во всех отношениях, – Джареду было очень лениво выбираться из-под пледа, ехать к себе, а потом в участок, поэтому он предпочел наблюдать за тем, как почти бесшумно собирался на работу Дженсен.
- Футон*, - Дженсен кивнул в сторону того, что Джаред вчера принял за свернутое одеяло. – Тебя подбросить? В принципе, все необходимое тут есть – сменная одежда, щетка – так что можешь оставаться, сейчас у меня дела, но по вопросу слежки за Шеппардом загляну в участок ближе к вечеру.
- Хм… А мне нравится быть твоей дамой сердца - сервис, как в пятизвездочном отеле! – заржал Джаред. За что сразу получил – в пятку вцепились и начали щекотать. – Эй, нечестно!!!
В качестве мелкой мести вылез из-под пледа и демонстративно продефилировал на кухню, открыл холодильник, нагнулся и начал придирчиво изучать содержимое.
- Никакого стыда вообще … Ни капли, ноль, зеро, отрицательные величины стыда, - Дженсен сейчас точно также придирчиво изучал открывшийся вид на обнаженную спину и ягодицы Падалеки. – Сок на самой нижней полке…
- У тебя точно важные дела с самого утра? - уныло пробубнил Джаред, вылезая из холодильника и демонстративно начав обшаривать все ящики в поисках стакана.
- Точно, - Дженсен подошел сзади, из-за спины Джареда отрыл один из шкафов, в котором хранилась немногочисленная посуда. Не удержался – зарылся носом в растрепанные со сна волосы любовника, легко поцеловал шею… И еще раз… - Падалеки, если ты сейчас же не оденешься…
- То что? – промурлыкал Джаред, откровенно подставляясь под ласку.
- То Майкл до конца жизни будет обзывать меня озабоченным старпёром…
- Ну, вас - у меня упало всё! – Джаред выпутался из объятий и направился в комнату за одеждой.
- Майкл говорит, что ты нагло врёшь – ничего не упало, - продекламировал из кухни Дженсен.
Принципиальный идеологический вопрос так и остался нерешенным, потому что предмет спора был наспех упакован в джинсы, а оппоненты ретировались в разные части города.
Марку была направлена повестка о его привлечении в качестве свидетеля для опознания мужчины, который, по его словам, приходил в бар и задавал вопросы о семье. Владелец «Честного бара» был столь любезен, что вновь позвонил Дженсену и посетовал, отчего же столь приятные молодые люди не уделили ему внимание лично, а воспользовались бездушной бюрократической машиной для вызова в участок, но подтвердил, что в пятницу он и Митч Пиледжи будут вовремя и попросил выбрать для опознания фотографии попикантнее. На следующий день разрешение на скрытое наружное наблюдение за Шеппардом было получено.
За двое следующих суток Джаред убедился в том, что Марк не соврал, как минимум, по поводу трех вещей: тот действительно почти не выходил из бара – судя по всему, в заведении была отдельная комната отдыха, которая позволяла владельцу буквально жить на работе; в «Честный бар» на самом деле выстраивались огромные очереди, несмотря на жесточайший и непреклонный фейс-контроль, а также - что этот бар, кажется, и впрямь был одним из самых информационно-безопасных мест в городе: у дорожной службы в его окрестностях не было камер, а окружающие заведение рестораны отказались без ордера и соответствующего предписания суда выдать пленки с камер для ознакомления, ссылаясь на тщательную охрану частной жизни собственных посетителей. Несколько раз к Джареду, изнывающему от жары и скуки в автомобиле недалеко от бара, на время присоединялся Дженсен. Но тот никак не способствовал ни рабочему процессу, ни мозговой активности офицера Падалеки, потому что теперь – когда вот, вернулся, можно, не всё равно – держать руки при себе стало почти нереально. На предложение забить на всё, вломиться в бар, попросить сфотографироваться с Марком на телефон и сразу прояснить вопрос с «белыми глазами», Дженсен терпеливо отлепил от себя ладони неуемного полицейского и заученно пробубнил:
- Альфа-перевертыши обладают невероятной физической силой. Я не уверен, что даже вдвоем мы справимся, если это действительно Шеппард и если он разгадает наш ход. Эта разновидность нечисти не защищается. Они только нападают.
- Давай группу Бивера позовем? – не унимался Джаред.
- На каком основании? Чтобы их привлечь для поимки Пеллегрино, пришлось подтасовывать доказательства. Сейчас даже подтасовывать нечего – у нас только догадки, предположения и сомнительные для нормальных людей умозаключения…
В четверг вечером они сидели в офисе Дженсена и подводили итоги: за двое суток слежки от Марка не поступало повторных жалоб на приставучих незнакомцев, никаких странностей и потасовок возле бара не наблюдалось, сам Шеппард совершенно точно все это время провел в заведении, лишь изредка высовывая на улицу свой любопытный ирландский нос , чтобы проследить за завозом спиртного или отшить чересчур активно рвущихся в бар особ, которых владелец не знал и знать не хотел. По договоренности с Морганом было установлено еще две камеры в комнате для допросов, в которой предполагалось провести завтрашнюю встречу с Шеппардом. Во время его пребывания в участке Дженсен будет отслеживать данные со всех камер, на которых засветится Марк. Оба идейных вдохновителя этой авантюры будут вооружены – Дженсен выставил на стол ряд девятимиллиметровых серебряных патронов.
- Их только так можно убить?
- Не только. Холодное оружие тоже подходит. Но перевертыши быстрые и никогда не подпускают к себе достаточно близко. Поэтому да, серебряные пули… Можно еще из иридия, но его сложнее достать…
- Всё-всё, я уже пожалел, что спросил, - Джаред в притворном ужасе зажал уши.
- Ты должен это знать. Должен. Если хочешь и дальше заниматься этим…
Утверждение Дженсена слишком напоминало вопрос.
- Я в деле. Просто… Из меня всегда был паршивый ученик. И не особо толковый слушатель…
- Нормальный из тебя слушатель, - пожал плечами Дженсен, стараясь понизить градус серьезности темы.
В дверь позвонили. Джаред поплелся к видеофону и, каково же было его удивление, когда он увидел в нем «говорящую голову» Марка Шепарда, повернутую в профиль.
- Котики, я тут уразумел, что вы за мной вроде как следите… Давайте-ка поговорим. Что-то общение с вами перестает быть томным…
Джаред сразу подумал о карьере. Карьере Дженсена. Моргана. О том, что разрешение на наблюдение за Марком Джеффри получил только под честное слово Дженсена, что это действительно необходимо, и только из-за давней дружбы с прокурором Гэмбл.
Он инстинктивно набрал комбинацию замка, впуская посетителя.
Из коридора, ведущего в кабинет, он видел, как Дженсен поднял голову из-за компьютера и прислушался.
- Джаред? – голос звучал обеспокоенно.
Но причин Джаред так и не успел выяснить – в офис влетел Марк Шеппард.
И уже в следующее мгновение мир Джареда Падалеки попал в шейкер – один из тех, в которых готовятся коктейли в «Честном баре».
Потому что сам он завис на мысли: «Куда делись татуировки с рук Марка?».
Дженсен обманчиво спокойно, но очень громко, непривычно, нереально громко произнес: «Джаред, не подходи к нему».
А Шеппард хитро ухмыльнулся и с невероятной для своего роста и возраста прытью развернул Джареда спиной к себе и впился ему в шею обеими руками.
Джареда учили блокировать такие атаки, да и слабым парнем он никогда не был, но та сила, с которой Шеппард сжимал сейчас его гортань, давала понять, что научился он в итоге далеко не всему.
- Рад встрече, - из-за его спины поприветствовал Дженсена Марк.
Если бы Джаред сейчас впервые увидел Эклза, он бы решил, что тот равнодушен и абсолютно бесстрастен к происходящему – Дженсен стоял на расстоянии футов семи от них, пряча руки в своей безразмерной льняной рубашке мышиного цвета, его лицо не выражало никаких эмоций, кроме вежливой заинтересованности – словно сейчас за спиной Падалеки стоит не перевертыш, который вот-вот раздерет ему горло, а разносчик пиццы…
- К сожалению, не могу выразить ответную радость, - тихо проговорил Дженсен. – Как я понимаю, у нас возникло… Назовем это, непримиримым противоречием?
Марк за его спиной засмеялся и сильнее сжал пальцы на горле Джареда.
- Я бы не сравнивал твои отношения со всеми нами с браком, Эклз… Мы для тебя – неудобные шкодливые животные. Которых ты по своему усмотрению тыкаешь носом, лишаешь еды, кастрируешь… Тебе ведь похер, что каждому из нас нужно… Почему мы делаем то, что делаем…
- Хорошо. Почему ты делаешь то, что делаешь? – глаза Дженсена сейчас следили только за бешено бьющейся жилкой на шее Джареда.
- Знаешь притчу о лягушке и скорпионе**? – прорычал Марк из-за спины Джареда.
Дженсен кивнул.
- Тогда ты можешь попытаться понять… «Потому что я – скорпион». В этом моя суть. Волк должен забрать жизнь врага. Забрать дыхание. Выгрызть, выдавить его из глотки соперника. И если ты не часть стаи или стоишь на моем пути, ты враг. Всё честно, поэтому прости…
Марк внезапно выпустил когти и Джаред почувствовал, как шею остро опалило горячим, на грудь потекло, и снова этот чертов запах – железа и болезни – пропитал его футболку. А через секунду кто-то нажал на шейкере кнопку сверхбыстрого режима.
Дженсен закричал. Джаред впервые слышал, как тот кричит, зло, отчаянно:
- Майкл, сделай то, что я всегда запрещал!
Марка буквально на один вдох отбросило назад от Джареда, но этого мгновения, когда он разжал смертоносную хватку, было достаточно – серебряные пули, выпущенные из «глока», который Дженсен прятал в одежде, прошили грудь Шепарда в нескольких местах.
Джареда дико тошнило от собственной крови, и он помнил, что рану нужно пережать. Он опустился на пол рядом с телом Марка Шеппарда, которое быстро меняло очертания, вытягиваясь, возвращая перевертышу исходный облик… Это было… Это было настолько невероятно, настолько не похоже на то, что он раньше видел в ужастиках – с тела, словно змеиная шкура, слезала личина владельца «Честного бара», осыпалась мелкими чешуйками кожи.
- Джаред…
Он узнал того мужчину, который оказался внутри чужой оболочки – он видел это лицо на фотографии. Один из семи потенциальных деток альфы. Джеймс Патрик Стюарт…
- Джаред, посмотри на меня!
Нужно сказать Дженсену… Сказать Моргану… Он раскрыл дело. Он знает имя убийцы.
- Джаред, черт бы тебя подрал, не смей терять сознание!
Он на самом деле чем-то похож на Шепарда – чокнутый ирландец удивительно точно описал своего родственника…
- Джаред, не спи. Ты знаешь правила. Ты не должен засыпать. «Скорая» уже едет. Ты должен слушать мой голос! – Дженсен все-таки невероятно красивый мужик… Золотой. Нужно подняться и вот прямо сейчас его поцеловать… От него пахнет… Мелиссой. И хвоей. И этот запах заглушает вонь крови…

Когда они говорили в этом кабинете тогда, зимой, в первый раз, Джаред сказал о себе:
- Ещё учась в школе, мне было страшно просто прожить жизнь и не оставить в ней следа. Это мой самый худший кошмар. И он сбылся. Увы. Всем нашим самым большим страхам суждено сбываться.



*традиционная японская постельная принадлежность в виде толстого хлопчатобумажного матраца, расстилаемого на ночь для сна.

**
притча о лягушке и скорпионе | Читать дальше
Однажды лягушка гуляла по берегу большой и глубокой реки. К ней подошел скорпион. Он хотел переправиться на другой берег реки.
- Перевези меня через реку, – предложил он лягушке. – Давай, я сяду тебе на спину.
- Я еще не сошла с ума! – сказала лягушка. – Ты сядешь мне на спину, только я отплыву, как ты тут же меня ужалишь.
- Уважаемая лягушка, – ответил вежливо скорпион. – Если я тебя ужалю, ты утонешь, тогда утону и я, ведь я не умею плавать. А я совсем не хочу умирать.
Такие доводы показались лягушке очень разумными, поэтому она разрешила скорпиону сесть себе на спину.
Когда они были на середине реки, скорпион все же ужалил лягушку.
Умирая, она спросила:
- Зачем ты это сделал, ведь ты умрешь вместе со мной?
Скорпион ответил:
- Потому что я – скорпион.


_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


26 дек 2014, 02:23
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Глава 3. Советник

В палате было подозрительно тихо и темно, только за дверью слышались шаги, разговоры персонала и отдаленные звуки сирены скорой помощи. Джаред терпеть не мог больницы. Из-за химического запаха лекарств, дезинфекции и железного, мясного – крови и страха. Они все и всегда пахли одинаково и были одинаковыми по сути – места скопления боли, горя и несбывшихся чаяний. Эту причину он придумал много жизней назад, когда в такой больнице от пулевого ранения скончался отец. Потому что каждый раз здесь он чувствовал себя слабым, беспомощным подростком, у которого земля ушла из-под ног.
- Что у тебя болит? – Дженсен зашел в комнату буквально через минуту после того, как Джаред пришел в себя. Наверняка Майкл все то время, что Падалеки находился на операционном столе, а затем отходил от наркоза, присматривал за ним. Джаред попытался улыбнуться и повернуть голову к посетителю - тут же болезненно скривился: обезболивающие действовали уже слабее, и он в полной мере ощутил, что его горло сначала основательно драли когтями, едва не пропоров сонную артерию и не раздробив гортань, а затем слой за слоем зашивали, так что теперь вместо шеи был ворох бинтов, под которыми кожа нещадно потела, чесалась и ныла.
- Ты… Ты у меня болишь, - Джаред вдохнул узнаваемую смесь кофе и хвои с горьковатой полынной нотой.
- М? - Дженсен сел рядом.
- Я разбил о тебя всю голову…
- Он же не… Идиот! Напугал, - на подоле и рукавах светлой рубашки алели разводы. Дженсен проследил взгляд Джареда. – Прости. Не успел переодеться. И за…
- Дженсен, пожалуйста. Ты не виноват. Ты спас меня… Снова…
- Не я. Майкл спас всех нас.
- Я не очень понял, что там произошло, если честно… Меня насторожило только то, что у Шеппарда не было этих его драконов на плечах.
- Давай попозже поговорим. Тебе нужно отдыхать, - он поднялся, чтобы выйти из палаты.
- Нет! – Джаред дернулся и попытался схватить Дженсена за руку. – Нет… Побудь немного. Пожалуйста. Я знаю, что это тяжело… Сам не терплю больницы. И веду себя сейчас эгоистично, но… Просто поговори со мной… О чем угодно… О том, что Майкл спас всех нас…
- Хорошо. Не буду тебя сейчас грузить нюансами «зрения» призраков, но псевдо-Шепарда Майкл увидел. И у меня был только один вариант, как выиграть секунду на то, чтобы убить перевертыша до того, как он убьет тебя… Призраки самоубийц чертовски опасны. Они – это неучтенная нигде энергия, которая уже вышла из-под контроля нашего мира, но еще не переместилась в мир духов, потому что для них там еще не готово место. Они – сила, активность которой легко может нарушить баланс между мирами, спровоцировать новые разломы и натворить еще очень много по-настоящему плохих вещей… Поэтому таким духам категорически запрещено вмешиваться в существования обоих миров – и того, из которого они почти ушли, и того, в который они почти попали. Но на тот момент вмешательство Майкла, который оттолкнул от тебя волка, было единственным шансом на спасение… Так что нас обоих спас чертов Розенбаум.
- Обоих?
- Не думаю, что перевертыш остановился бы на тебе. А я не уверен, что смог бы ему противостоять, если бы ты… пострадал серьезнее. Его инстинкты были настолько сильны, что он не только задушил Себастьяна Роше, когда выяснилось, что тот лишен оборотного дара и не собирается налаживать с новоявленным братишкой родственные отношения – нужно дождаться анализа ДНК, но полагаю, именно такой результат мы получим - не только следил за нами, пока мы следили за баром Марка, не только узнал меня, но и готов был убить… Того, кто видит нечисть. Это черевато серьезными последствиями…
- Почему? – Джаред не мог перестать задавать вопросы, не мог перестать слушать голос Дженсена.
- Долгая история.
- Когда-нибудь расскажешь?
- Куда я от тебя денусь, Падалеки… Кстати, готовься морально, завтра к тебе нагрянет добрая половина участка. Обещай не мешать анальгетики с виски, который обязательно протащит в больницу Мюррей…
- Но я так и не догнал про татуировки… Получается, перевертыши могут имитировать только наследственные признаки?
- А говорил, что в полицию по блату попал, - Дженсен натянуто улыбнулся. Только сейчас Джаред обратил внимание, каким измученным и уставшим тот выглядел.
- Черт… Прости. Тебе самому нужно отдохнуть, а я хуйню всякую спрашиваю.
- Не нужно. Но мне скоро придется уйти, - Джаред вздрогнул, - я вроде как не должен тут находиться – не родственник, и, кажется, без халата в послеоперационную не пускают…
Дженсен виновато потер шею.
- Я не связывался с твоими. Решил, что Джеффри скажет им, если сочтет нужным.
- Спасибо. За всё…
Дженсен молча поднялся и направился к выходу из палаты. И Джаред не смог удержаться – все-таки кольнуло обидой. Что Эклз уходит… так.
- Я был на стольких похоронах… Но вне зависимости от количества это не становится менее… Больно… Неправильно… Неуклюже… Да, именно неуклюже – знаешь, как бывает, когда некуда деть руки при публичном выступлении или важном разговоре… Или неудачном сексе… На похоронах мне некуда деть всего себя. И не думаю, что это когда-то изменится. Для меня.
Джаред напрягся – что бы сейчас ни имел в виду этот придурок конопатый, с головой, доверху набитой тараканами, в таком состоянии его никуда нельзя отпускать.
- Так, рыжий, а ну, марш отсюда, - круглая низенькая негритянка в форме медсестры вломилась в палату и, кажется, была решительно настроена отогнать от больного всех посетителей.
- Да, мэм, я уже ухожу…
- Дженсен… Ты… Мы ведь еще поговорим? – он терял что-то, терял прямо сейчас, терял безвозвратно, но не мог найти ту нить, потянув за которую, смог бы распутать.
- Конечно, - Эклз едва заметно кивнул и под осуждающим взглядом медсестры покинул комнату.
***

Мюррей вломился в палату в зеленом халате и с зеленой же бутылкой «Джеймсона». Сандра в этот день дежурила, но передала с Чадом пакет жевательных мишек. А Элизабет – длинный кактус в крохотном горшке.
- Она считает, что такая форма растения… м-м-м быстро восстанавливает тонус! – глубокомысленно изрек Чад, одарив Джареда, и приняв два пластиковых стакана виски.
- Тонус чего? – не удержался Джаред.
- Тонус всего! – не поддался на провокацию Мюррей.
- Кстати, просто для твоей информации : эти стаканчики, хотя и стерильные, но вообще-то предназначены для забора мочи…
- Завидуй молча, - показал язык Чад. – Кстати, будешь?
От спиртного, памятуя о словах Дженсена, Падалеки отказался.
Мюррей рассказал, что в ближайшие дни навестить Джареда придет Джеффри, а Харрис, узнав о том, что Падалеки снова пострадал при задержании убийцы и снова выжил, назвала его Кенни МакКормиком; что Кейн нашел себе какого-то блондинистого патлатого мужика, и теперь Чад старается стричься как можно короче, дабы не попасть в зону риска; что Саманта, проведя накануне вскрытие Стюарта, чуть ли не силой пришлось удерживать – та рвалась в больницу, чтобы поговорить с Джаредом о результатах…
- Эй, ты меня слушаешь вообще? – Чад бесцеремонно ткнул Джареда в бок.
- Ага, - он слабо улыбнулся, - не знал, что Рыжая смотрит «Южный парк».
- Мужик, ты уловил главное! – Мюррей отсалютовал очередным стаканом с виски. – Твое здоровье!
- Ты хотел сказать, мой тонус? – Джаред покосился на ужасное растение.
- Возвращайся, придурок. Без тебя не так весело… И тебе просто до хрена бумаг нужно будет заполнить по делу, - Чад поиграл бровями.
За неделю в больнице Джаред возненавидел жевательный мармелад, таблетки, бесконечную череду посетителей, в которой не хватало главного человека – единственного, в ком нуждался. Он был благодарен друзьям, Джеффри, который не выдал его даже Мэган, а кактус Арнуа на самом деле поднимал ему настроение. Но именно сейчас дико, до безумия было необходимо поговорить с Дженсеном. Джаред боялся – боялся опоздать. Казалось, что каждый день, когда он не выясняет причины состояния Эклза, в котором тот покинул палату, Дженсен отдаляется от него. Телефон Эклза уже привычно был вне зоны действия сети. Но Дженсен обещал. Он говорил, что сдерживает обещания, данные Джареду… Значит, еще не все потеряно. Сумасшедший калифорнийский боженька, вымазанный лосьоном с высоким УФ-фактором , пусть они справятся и смогут остаться вместе… Остаться? А они вместе?
Его рабочее место было почти целиком покрыто разноцветными стикерами: ценные указания вперемешку с напоминаниями, еще напоминаниями и уже почти угрозами сдать в архив документы, закрыть отчетами все крайние активности в ходе расследования, и сверху всего этого бумажного безобразия – открытка со следами помады. Ну, как минимум, Сандра и Лиз были рады его возвращению. Он аккуратно разрыл с краю стола крохотное, в несколько дюймов местечко и водрузил туда поднимающий тонус кактус.
- Ха! Вы оба вернулись! – Арнуа шлепнула его по заднице. – Привет, Лохматый! Висеть на тебе не буду, прости – шея выглядит устрашающе даже под повязкой.
- Так плохо? – Джаред попытался натянуть ворот рубашки повыше.
- С возвращением, - Джеффри обнял почти по-отечески. – Ладно, хватит выглядывать из-за углов, можете потискать везунчика…
Морган кивнул в сторону Мюррея и Тайгермана, которые тянули головы из переговорной комнаты, не решаясь вмешаться в семейную сцену.
Чад, конечно, тут же завопил, что все приглашены на пьянку по поводу возвращения Джареда и успешного раскрытия им первого убийства, а Гейб в своей привычной гиковой манере буркнул что-то вроде «такому количеству жизней позавидует любой босс», пожал Джареду руку и снова скрылся в переговорной.
В течение дня он честно попытался разобраться хотя бы с документами по делу, выслушал монолог Саманты на тему «ты должен объяснить, что за хрень попала на мой секционный стол!» -Феррис использовала именно слово «хрень», был несколько раз насильно вытащен в курилку Эй Джеем и подвергнут изощренному перекрестному допросу им и Трэвисом – слухи о ранении Джареда, кажется, за время больничного разрослись настолько, что возвели его в статус местного неубиваемого Капитана Америка. Харрис проронила только «отличный кактус», что, учитывая их неоднозначные отношения, наверно, можно было отнести к приятельской шпильке.
- Его нужно назвать! – резюмировала Сандра, придирчиво разглядывая несчастное растение.
- Кенни, - автоматически пробубнил Джаред из-под груды бумаг.
- Почему Кенни? – МакКой бережно обняла Джареда со спины.
Он едва не буркнул «спроси у Рыжей», но вовремя прикусил язык – Харрис всегда оказывается там, где ее вспоминают.
Телефон заурчал откуда-то из-за папок с документами.
- Пока ты там шляешься, меня тут, может, окольцуют, пользуясь тем, что я травмирован и не могу сопротивляться? – номер не определился, но Джаред не сомневался в том, кто звонит.
- Хочешь сказать, тебя все-таки удастся уломать на согласие? – Дженсен улыбался сейчас, Джаред точно знал.
- Это какой-то с подвохом вопрос. Не буду я на него отвечать! – Джаред старался выдержать паузу, не быть назойливым, но чертова неделя явно подкосила его силу воли. - Можно к тебе?
- Завтра… Давай завтра. Приезжай часам к восьми. Какие планы на сегодня? – Дженсен словно не хотел вешать трубку, и в то же время вел себя так, будто ничего не произошло.
- Дрочить! Раз приехать можно только завтра, что мне еще остается, - нарочито грустно выдохнул Джаред.
Сандра отвесила ему подзатыльник.
- Прости. Не сегодня… Не могу сегодня.
***

Он заранее позвонил Алисии, поэтому в Брентвуде Джареда ожидали. Супруга Себастьяна Роше заметно осунулась за недолгое время с их последней встречи в участке, нервничала, беспрестанно поправляла волосы. Он с благодарностью принял бокал с ледяной колой и постарался максимально сжато, не вдаваясь в неудобные и нестандартные детали, донести до вдовы, что убийца ее мужа найден и погиб при задержании.
- Он страдал? – отрывисто спросила Алисия.
Джаред словно в замедленной съемке вспоминал, как тело Марка Шеппарда падает на пол, как съеживается и истончается фальшивая личина, оплывая, словно свеча, до истинных очертаний перевертыша. Вряд ли изменение внешности, пусть и сопряженное с болезненными и быстротечными мутациями, но уже привычное для Джеймса Патрика Стюарта могло обречь того на страдание. Смерть от пуль наверняка была мгновенной. Поэтому едва ли он мог подкрепить ту жажду мести, которая сейчас съедала Алисию.
- Он сполна наказан. Это то, что я знаю точно. Сегодня мы получили подтверждение – Ваш муж и мистер Стюарт были братьями. Вероятно, причиной агрессии в адрес Себастьяна стало именно недопонимание между ним и новоявленным родственником.
- Этот ублюдок убил Себа из-за денег? – Алисия еле сдерживалась – кажется, если бы возможно было второй раз застрелить Джеймса, она бы сделала это, не задумываясь.
- Мы так не думаем. У мистера Стюарта есть недвижимость в Энсино и в Европе. Брат Себастьяна явно не бедствовал. Возможно, они…эм… слишком по-разному видели то, какой именно должна быть их родственная связь… Знаете, так бывает: когда один человек очень долго искал второго, но не получил от встречи ничего из того, о чем мечтал, на что надеялся… Плюс, как мы полагаем, у мистера Стюарта были проблемы с эм… психикой…
- Это так… Нелепо… Несправедливо, - Алисия заплакала.
Джаред хотел утешить девушку: обнять или сказать какую-нибудь банальность вроде «время лечит», или посоветовать пообщаться с психологом. Вот только первое было бы чертовски неуместным и непрофессиональным. Общение с психологом, пока человек сам не примет тот факт, что ему требуется помощь, будет бесполезным. А время… Лечение временем похоже на убийство лучшего в нас: ты ждешь, пока время вылечит тебя, а когда это происходит, понимаешь, что не было никакого лечения, просто прежний «ты» умер.
По инструкции Джаред обязан был организовать встречу Алисии и Ричарда Спейта – психолога-консультанта, который хотя и был лицемерным сукиным сыном, но мозги ставить на место действительно умел. Обязан был сообщить в отдел по борьбе с наркотиками о том, что хозяйка дома не потрудилась тщательно убрать со стола остатки недавних «дорожек», даже зная о визите полицейского, а, значит, сидела уже плотно. Он был обязан всем и со всех сторон… Последний глоток колы был теплым и горьковатым.
Джаред направился к выходу и уже у двери обернулся к Алисии, которая нетвердой походкой пошла за ним.
- … Насколько я понял со слов знакомых и друзей Себастьяна, он был человеком весьма широких взглядов… Но мне почему-то кажется, он бы не хотел, чтобы Вы принимали и дальше то, что принимаете сейчас.
Вдова опустила глаза и молча закрыла за ним дверь.
В участке его ждала неразобранная кипа документов по остальным его делам, которые из-за разработки версии с владельцем «Честного бара» в качестве коварного убийцы-душителя, трещали по швам, кактус Кенни и бесконечное количество часов до момента, когда можно будет увидеть Дженсена.
- Раз ты теперь почти официально перебазировался в убойный, посмотри-ка вот это дельце, - Кейн кинул ему на стол папку. – Изначально его вела Дэй из отдела нравов, но как только всплыло самоубийство, радостно спихнула нам.
- И теперь ты не менее радостно спихиваешь его мне? – уныло пробурчал Джаред, скептически поглядывая на принесенные Крисом документы.
- А ты растешь, Падалеки, - ухмыльнулся Кейн. – Если нужна будет помощь, дай знать.
Джаред уронил голову на не желающую уменьшаться кипу бумаг:
- Растет только куча моих долгов всем вокруг… Сам я расту в обратную сторону…
***

Без четверти восемь Джаред стоял рядом с домом у океана. Но ни в одном из окон не было света. Он мысленно обругал себя – возможно, Дженсен имел в виду встречу в офисе. Пока пытался нащупать телефон в кармане, из-за двери показалась русая макушка.
- Майкл тебя увидел. Ты рано. Заходи, - пробормотала макушка и исчезла в доме.
Эй, а романтика где? Ну, хорошо, хрен с ней, с романтикой, но где остальной Эклз?
Джаред разулся и прошел в комнату. Хозяин дома сидел на полу и что-то увлеченно печатал на лэптопе.
- Я сейчас, - тихо прокомментировал Дженсен.
- Свет включу? – Джаред уселся на полюбившийся с первого посещения диван, и если лапать Эклза пока было нельзя, не собирался себе отказывать хотя бы в визуальном удовольствии.
Дженсен кивнул.
Мягкий белый свет только подчеркнул, что за эти две недели непросто пришлось не только Джареду: все то, что он знал во внешности Дженсена, знал до мельчайших деталей – босые ступни, бесцветные джинсы и безразмерные футболки, колючий от щетины подбородок, плотно сжатые губы, сосредоточенные на экране ноутбука глаза и вечный беспорядок на голове – сейчас казалось чужим. Они оба устали. Но ощутимая почти физически сейчас отрешенность Дженсена - словно между ними стена, словно не было ничего, словно Джареду показались все слова, все ночи - испугала настолько, что он сел на пол рядом и положил ладонь Дженсену на плечо. Просто чтобы проверить, что все еще имеет на это право.
- Извини. Заработался, - Дженсен выключил и отложил лэптоп.
- Что случилось?
- В смысле?
- В смысле – между нами. Я сказал или сделал что-то не так?
- Хорошо… Раз ты сразу решил перейти в наступление… Тебе не надоело валяться в больницах, каждый раз быть на волоске от смерти, мотать нервы семье, друзьям?
- Это тут причем? – искренне удивился Джаред. – Какое отношение вся эта хрень по работе имеет к тому, что между нами?
- Непосредственное, Джаред. У меня очень много дел. Своя жизнь и свои проблемы. Я не могу постоянно следить за тобой, чтобы ты не попал в какие-то передряги.
- Это бред какой-то! Дженсен, ты это не серьезно… Ты хотя и со странностями, но при этом самый адекватный человек из всех, кого я знаю. Ты не можешь на самом деле так думать… То есть, мне казалось, что тебе не все равно…
- Если тебе так понятнее, считай, что мне все равно. И отчасти это так. Я не могу позволить себе тратить столько времени и сил на… посторонних людей, - Дженсен говорил все это тихо, спокойно и глядя куда угодно, только не на Джареда. Будто уже сейчас хотел перестать расходовать ресурсы на «посторонних людей».
- Нет, блин… Так нельзя! Ты не можешь вот так просто возникнуть в моей жизни, стать самым необходимым человеком, а потом свалить, как ни в чем ни бывало!
- Прости, но тебе придется это принять.
Дженсен легко поднялся и отошел к окну, на противоположную сторону комнаты – кажется, разговор окончен. Но Джаред никак не мог поверить в реальность случившегося только что – решение Дженсена просто оглушило. Он никак не мог встать и выйти из дома, пропахшего хвоей и кофе, минуту за минутой отсчитывая вдохи Дженсена.
- Ты никогда не задавался вопросом, почему я так упорно спасаю этот мир, хотя у меня в нем не осталось ни одного близкого человека? – Джаред уже усвоил за сегодняшний вечер, что он никто Дженсену Эклзу, но очередное упоминание об этом все равно оказалось болезненным.
- Потому что ты не хочешь, чтобы люди пережили столько боли от потерь, сколько перенес ты?
- Красиво звучит. Даже немного правдоподобно, если смотреть на это под определенным углом. Но, увы… Причина банальна - я сам хочу достать и убить тех, кто забрал жизни важных для меня людей. Мысль, что их убьет что-то или кто-то, кроме меня, невыносима. Я не могу, не хочу и не собираюсь отступать или отвлекаться от намеченной цели.
- Но тогда ты…
- Ничем не лучше их?
Джаред потрясенно кивнул.
- С чего ты взял, что я лучше? Или что я должен быть лучше? Я уже говорил тебе, что далеко не положительный герой в этой истории. И я делаю хорошо то, что делаю, именно по этой причине: я думаю так же, как они – нечисть, нелюди, чудовища… Я такая же мразь, как они…
- Ты… Был со мной. Ты был со мной другим…
- С тобой достаточно пару раз перепихнуться, чтобы ты напрочь отключил мозг? Мило.
- Ты был со мной… Ты доверял мне… Позволил мне… Тогда, когда мы только начали дело перевертыша…
- Дело не в доверии, Падалеки. У меня просто было препоганое настроение: в тот день я выследил тварь, которая сводила с ума мою сестру. Но не смог убить. Я открыт для вариантов, когда речь идет о том, чтобы избавиться от препоганого настроения…
Через какое-то непозволительно огромное количество минут Джаред снова смог дышать.
- Очевидно, мне пора…
Дженсен все так же разглядывал ночной город через запотевшее от его дыхания стекло.
- Знаешь, иногда мне кажется, что я единственный, кто хотя бы ненадолго удержался рядом, не потому, что любил тебя сильнее. Или понимал лучше. Или острее нуждался в тебе. А потому, что я глупее всех… - Джаред поднялся с пола и направился к выходу.
- Был?
- И остаюсь… А ты… Ты достиг невероятных высот в том, что касается лжи самому себе.
***

Джаред уже полчаса гипнотизировал папку с делом, которую в прошлой жизни ему на стол положил Кейн. Вчера он смог добраться до квартиры, не натворив глупостей, а сегодня выйти на работу только потому, что на самом деле считал – ему приснилось все то, что было связано с Дженсеном: их отношения, дела, в которых фигурировала нечисть, неуютный дом у океана…
Он не заслужил ни черта хорошего в этой жизни. А то, что было с Дженсеном, было слишком «его» - неправдоподобно синхронило с его фантазиями и желаниями. Поэтому накаченный лекарствами мозг почти сразу принял это как существовавшую только в голове Джареда Падалеки реальность. Он уже проходил через это несколько лет назад, когда отходил от мета - когда, приходя в себя, наблюдал, насколько серым, выцветшим, бессмысленным кажется все вокруг… Чад, кажется, предупреждал его по поводу Эклза: «После него все, как после дозы»… Чертов Мюррей определенно разбирается в людях.
Материалов по делу оказалось немало: Фелиция Дэй из отдела нравов – кажется, рыжая всезнайка, если Джаред правильно вспомнил эту дамочку - по информации нескольких осведомителей начала разрабатывать весьма неоднозначную особу. Якобы некая Элейна Хаффман, специализирующаяся на эскорт-услугах, занимается не только и не столько эскортом. Основная деятельность дамы - оказание секс-услуг и приманивание клиентов определенного рода и уровня в уже известные полиции заведения, для прикрытия которых не хватало хотя бы мало-мальски доведенного до суда дела. «Определенный род» подразумевал людей, с которых, при наличии компромата, было что взять; и деньги тут в расчет не шли. Связи, сделки, информация – вот что собирала миссис - о, пардон - весьма юная вдова Хаффман. А в городе Ангелов в людях такой категории недостатка не было. Проблема состояла в том, что осведомители Дэй – проститутки, слова которых нужно делить на десять, поскольку конкуренцию в бизнесе никто не отменял. А даже косвенных улик против Хаффман в деле не было. Джаред оценил рвение Дэй, которая решила зайти с черного входа, чтобы попытаться прикрыть сеть притонов. Вот только рвение Фелиции закончилось там, где в деле появился Тамо Пеникетт – сын бывшего премьер-министра канадского Юкона, который сиганул с седьмого этажа отеля, в котором, судя по записи с камер наблюдения «Хилтона», находился вместе с Хаффман. М-да… Джаред пролистал материалы до фотографии Хаффман – эффектная, рыжеволосая, яркая.
Рыжие что, все такие занозы в заднице?
Он на автомате пролистал список свидетелей происшедшего. И должен был признать, что Фелиция хороша: был произведен даже предварительный опрос почти всех присутствующих в списке, приложены адреса, протоколы, записи с камер внутри отеля и с улицы, - хотя имела полное право передать дело в убойный отдел существенно раньше.
Джаред забрал все материалы по делу в «монтажную», где через несколько часов его обнаружил Чад.
- Блатной, что стряслось? Весь день в работе, курить и трепаться о деле не выходишь, из-за дежурств на следующий месяц ругаться не пришел? – Мюррей уселся напротив, закинув ноги на стол.
- Кофе ты, конечно, не принес, - резюмировал Джаред.
- Я слушаю, - не унимался Чад, демонстративно сложив руки на груди.
- Мне нечего сказать. В деле пока толком не разобрался.
- Мужик, это типа ты меня так посылаешь?
Джаред уронил голову на стол и несколько раз ощутимо приложился.
- Имей в виду: уйдешь в несознанку, скажу Лиз и Сандре, что ты страда-а-аешь… И тогда сам знаешь, что начнется!
- Ты не сделаешь этого, - прогудел стол, - как же мужская солидарность?
- Именно! Поэтому будь же солидарен со мной… Серьезно, ты себя в зеркало видел? После недели в больнице больше на человека был похож, чем сейчас. Стоп… Это хмырь этот федеральный, да?
- Хмырь, - кивнул в стол Джаред.
- У меня есть бутылка текилы, - заговорщицки прошептал Мюррей.
***

Кажется, Джеффри принял смену настроения Джареда за посттравматический синдром и отправил его к Спейту. Джаред не высказывал недовольств. В конце концов, кто знает, может быть, Ричард сможет навести порядок в его дурной голове и разделить сводящую его с ума мешанину из реальности и вымысла.
Спейт смерил его оценивающим взглядом – потрепанные джинсы и майка, взлохмаченные волосы, повязка на шее – довольно хмыкнул и указал на удобную с виду кушетку. Джаред принюхался: в кабинете аналитика пахло ненавязчивым цветочным освежителем воздуха и совсем немного – восточным, с коричными нотами – парфюмом Спейта.
Джаред уселся на кушетку, но та словно сталкивала его со своей обманчиво мягкой поверхности. Диван в доме Дженсена и то отличался большим гостеприимством! Стоп. Он больше не имел права вспоминать…
- Мне нечего сказать… Нечем особенно важным поделиться, - попытался объяснить Джаред, поднимаясь на ноги.
- Понятно. Давайте обойдемся без этого карикатурного символа психоанализа, - Спейт указал ему на кресло, сам сел напротив.
У Ричарда были цепкие, почти злые, с хитринкой глаза – словно у хищных птиц. Но он сразу улавливал малейшие смены настроения и «углы» в беседе, моментально сглаживая и обращаясь к вопросу с другой, безопасной для Джареда стороны.
Он начал с общих вопросов, вроде «что Вы сейчас чувствуете?». И каждый сеанс Джаред пытался честно рассказать, но с какой бы стороны он ни принимался, натыкался на то, чем не готов был делиться ни с кем.
- А небеса придирчиво следят:
Где ложный жест, где слово невпопад,
Пока могила ждет развязки в драме,
Чтоб опустить свой занавес над нами.
Все в нас - актерство, до последних поз!
И только умираем мы всерьез…*
Джаред не был готов к тому, что Спейт начнет читать стихи в ответ на его бестолковые попытки хоть как-то ответить на вопросы аналитика.
- Красиво. И грустно.
- И непонятно? – улыбнулся Спейт.
- И непонятно, - согласился Джаред.
- Мне кажется, Джаред, что дело не в посттравматическом синдроме… У Вас словно почву выбили из-под ног. Будто Вы лишились чего-то сущностного, что давало Вам силы и желание двигаться дальше. И я не думаю, что пусть и серьезная, но некритичная сейчас для Вашего здоровья физическая травма явилась тому причиной. Да, вы избегаете мыслей и разговоров на тему того, что действительно привело Вас к текущему состоянию. Да, имеет место психогенная амнезия – Вам сложно воспроизвести детали каких-то событий, которые, очевидно, положили начало той ситуации, в которой Вы сейчас находитесь…
- Мне просто плохо, - пожал плечами Джаред. Он не мог и не хотел больше говорить об этом. Сказать всего он не мог, а в таком случае был обречен вариться в собственных мыслях и ходить по кругу. И он очень устал от выматывающего, тянущего, больного ощущения выскобленности изнури.
Последний сеанс Ричард закончил указанием – Джаред должен записывать всё хорошее, что происходит с ним за день: мысли, события, ассоциации, эмоции. Вот только Джаред сомневался, что из этой затеи что-то получится: каждый день с ним происходил только… Дженсен - во всем, что с ним случалось, тот присутствовал, так или иначе. А Джаред больше не был уверен, «хорошее» ли тот.
Он пытался прикинуть - если бы у Кенни были глаза, кто из них выиграл бы в «гляделки», когда Сандра бесцеремонно уселась между ними, оставив нерешенным столь важный сейчас для Джареда вопрос межвидового взаимодействия. Кажется, кактус записал победу в этом раунде на свой счет.
- Ты когда нормально ел в последний раз?
- Вчера!
- Сэндвичи, которые Лиз в порыве «хочу научиться быть нормальной теткой» наготовила на весь участок?
- Ну, да. Съедобно получилось.
- Эх, Лохматый, ты безнадежен, - Сандра бережно обняла его.
- Чего ты? – начал отмахиваться Джаред. – В порядке я. К Спейту хожу, бумажки пишу, шея почти зажила, того и гляди получу значок скаута…
- Придешь сегодня к нам с Броком? Я лазанью делаю.
- Эй, эй, стоп. Я не собираюсь прыгать с крыши или вены вскрывать. Полагаю, что, благодаря Чаду, все в курсе моих проблем… Моей единственной конопатой проблемы… Но это лишнее, Сан. Правда.
МайКой насупилась.
- … Прийти не обещаю. Но лазанью приноси, - улыбнулся Джаред.
- Кстати о прыжках с крыши, - Сандра начала выплетать что-то в волосах Джареда – мир, значит, - ко мне сегодня дело попало. Сериальный актер как раз таким образом решил с жизнью проститься. И все бы ничего, но перед смертью он звонил одной дамочке по фамилии Хаффман. Когда я все оформила и связалась с ней, она сказала, что уже общалась с тобой по поводу самоубийства своего друга.
- Верно, она две недели назад приходила в участок, все ее показания подтвердились. Там была еще не очень приятная история из-за того, что погибший был сыном канадского политика.
- А! Это та шикарная рыжая баба, от вида которой Харрис позеленела?
- Не уверен насчет озеленения Харрис, но с остальным согласен, - Джаред с грустью ощупал шевелюру, из которой уже торчало в разные стороны с полдюжины мелких косичек.
- Но ты главное не уловил. Твоего прыгуна как звали?
- Тамо Пеникетт…
- Во-от. А это – новенький. Миша Колинз. И снова Хаффман последняя, с кем самоубийца общался…
- Черт, - выдохнул Джаред.
- Угу. Морган сказал тебе по совокупности это дело отдать.

* строки из стихотворения авторства Уолтера Рэли

***

Когда назавтра Джаред появился в участке, Чад, торопясь на вызов, успел на выходе буркнуть «Хмырь здесь с Кейном», и, собственно, рабочий день можно было отправлять в мусорную корзину.
Он должен был готовиться к встрече с Элейной, должен был просмотреть материалы о гибели Миши Колинза, должен был держать себя в руках и, по возможности, подальше от закрытой двери переговорной комнаты, где Крис о чем-то беседовал с Дженсеном.
Кейн неслучайно передал ему дело о гибели Тамо? Нет, глупости. Крис не мог знать тогда, что вокруг Хаффман мужики мрут, как мухи. Может, она, как их… Инкуб? Суккуб? Чем там они отличаются? Или же просто весьма расчетливая особа, которая хорошо разбирается в психологии и умеет тщательно убирать за собой. Вполне вероятно, что у Кейна тоже полно дел со странностями, не одному же Джареду так несказанно повезло вляпаться в эту историю с другими мирами…
Стоп. Он уже решил, принял, поверил в то, что ничего не было: не было никакой нечисти, не было этого потустороннего бреда в раскрываемых убийствах, не было их отношений с Дженсеном… Черт. Это на самом деле невыносимо.
Элейна принесла запах сигарет и розового масла - вновь в трауре, с безупречным макияжем, подчеркнуто вежливо отвечала на вопросы Джареда о своих отношениях с Тамо и Мишей и снова отказалась от адвоката. Она не отрицала ни того, что была в номере первого мужчины в момент его самоубийства, ни того, что второй звонил именно ей, хотя, когда погиб Коллинз, она была на другом конце города, что могут подтвердить трое свидетелей. Истории их знакомств тоже представлялись вполне логичными – она была актрисой, в силу участия в сериалах и благотворительных проектах была на короткой ноге с немалым количеством известных мужчин. Фактически, она слово в слово повторила то, что озвучила еще на первом интервью после смерти Пеникетта. Джаред попытался аккуратно прощупать ту тему, которая находилась в разработке у Дэй: насколько ограничивалась дружба Элейны с погибшими мужчинами общением с самой Элейной, и насколько безопасными для карьеры обоих мужчин была дружба с ней.
- Видите ли, офицер, дружба такого уровня имеет структуру домино: роняешь одну плашку, падают все остальные… Поэтому тут только два варианта: либо глухая оборона своих рядов, либо такая же основательная чистка. И я – за первый вариант. Я в курсе, какие слухи ходят обо мне в актерской среде и за ее пределами. Но подумайте сами, офицер: будь я шлюхой высшего разряда, снималась бы я во второстепенных ролях средних канадских сериалов? Если я так хороша, где мои чертовы мужья или клиенты-миллионеры? Где мои виллы? Состояние? Допустите, что я просто крайне неудачливая, несчастная и неполноценная в эмоциональном плане женщина. Которая любила один раз – своего мужа. Но оказалось, что всей моей любви было недостаточно, чтобы самый близкий и важный для меня человек чувствовал себя нужным мне… И теперь я словно переживаю его смерть снова и снова…
- Миссис Хаффман, как погиб Ваш муж?
- Джон прыгнул с моста…
Джаред занес в протокол данные свидетелей, на который ссылалась Элейна, и предупредил, что, вероятно, ее помощь следствию еще потребуется. Когда на выходе их участка Хаффман сдала временный пропуск, она вдруг спросила:
- Это будет слишком не по уставу, если я попрошу Вас покурить со мной? Угощаю, - она вытащила из сумки пачку ментоловых сигарет. Джаред не курил такие, но почему-то не смог отказать.
Они курили в полном молчании. И Джаред невольно поймал себя на мысли, что это, наверно, был один из лучших перекуров за все время работы в полиции. Элейна просто стояла рядом, думая о чем-то своем, и сейчас их грусть – разная и похожая одновременно - смешивалась с сигаретным дымом где-то над ними. Она затушила окурок. И все-таки решила нарушить уютную тишину:
- Глупо, что людям все время нужно о чем-то говорить… Поэтому я люблю животных. Им ничего не нужно объяснять. Они всё понимают по глазам.
- Я люблю собак, - кивнул Джаред.
- У Вас есть?
- Нет, я слишком недисциплинированный, - он улыбнулся, - мой пес вечно сидел бы дома, голодный и одинокий…
- Хм… Вряд ли. Скорее, он сделал бы Вас дисциплинированным. Вы похожи на человека, за которым нужно присматривать.
Элейна грустно улыбнулась.
- Спасибо. И простите… Мне просто нужно было, чтобы кто-то был рядом хотя бы несколько минут. Кто-то, кому не всё равно.
После ухода Хаффман, Джаред запросил полную выгрузку данных по Пеникетту и Коллинзу, чтобы быть уверенным, что кроме знакомства с Элейной, их ничего не связывало. Хотя понимал, что хватается за соломинку: трое мужчин, близко знакомых с ней, покончили жизнь самоубийством, причем сделали это почти идентичными способами. Ему не давало покоя то, что он не обнаружил сразу информацию о самоубийстве Джона Хаффмана – выяснилось, что на тот момент супруги проживали в Канаде, поэтому данные были только в федеральной базе, а полную версию дела он может запросить через архив и получить в течение трех рабочих дней. Черт, здравствуй Алона!
Он честно собирался убраться из участка в этот день, потому что нестерпимо хотелось увидеть, вдохнуть и… Что «и»? Дженсен ясно давал понять еще в то время, когда Джаред не замечал очевидного: он не нянька, у него есть своя жизнь, свои цели, Джаред не вписывается, не входит в планы, он только всё портит, отвлекает… Но, видимо, Морган дал указания не дергать Джареда, потому что все вызовы доставались кому угодно, но не ему.
В конце дня он валился с ног от усталости, но понимал, что заснуть не сможет. Поэтому ближе к полуночи он предсказуемо оказался в «Эго-баре». Из знакомых сегодня тут был только Коэн, который сидел в углу с компанией и, как только заметил Джареда, предложил присоединиться. Джаред поблагодарил за приглашение и даже выпил пару шотов, пытаясь расслабиться среди посторонних людей. Но стало только хуже. Он извинился и выбрался к барной стойке.
После десятой стопки виски он договорился с собой – дальше не считать. И каково же было его удивление, когда после «поддающейся расчету» стадии рядом с его пустым шотом на стойке оказался еще один, выставленный длинными пальцами с аккуратным маникюром. Джаред сразу узнал терпкий полынный запах, но не сразу поверил в то, что это может быть она.
- Хорошего вечера желать не буду, котик… Ибо вряд ли он станет лучше от моих даже самых искренних пожеланий, - Данниль села рядом и попросила бармена повторить напитки им обоим.
- Эм… Я должен что-то сказать?
- Напротив. Ты должен что-то послушать, - Харрис подвинула к себе стопку с янтарной жидкостью. – За то, чтобы ты включил мозг, Падалеки.
Виски тягуче заструился по горлу, оставляя слабый маслянисто-торфяной привкус.
- Ничего нового или того, до чего ты не смог бы сам додуматься, я тебе не скажу. Но, возможно, то, что ты узнаешь и поймешь какие-то вещи раньше, поможет тебе поступить правильно, - она выпила и попросила налить себе и Падалеки еще порцию.
- Я довольно давно знаю Эклза, - Джаред нахмурился при упоминании о Дженсене, - и всегда с теми немногими, кого он подпускал чуть ближе, он действовал по одной схеме: выбирал одного и был только с ним какое-то время – не всегда под «был» подразумевался секс, чаще это были теплые приятельские отношения, которые слишком напоминали на ту самую дружбу, о которой снимается каждый второй блокбастер в ЭлЭй… Но, по тем или иным причинам пресытившись, он оставлял человека… Это повторялось раз за разом. Нечасто, но достаточно, чтобы выявить систему…
- Почему ты меня не предупредила? – выдохнул Джаред.
- А ты бы послушал? – она спокойно подвинула к нему шот с виски. – Но это было не о тебе, Падалеки, уймись. Это была присказка, о тебе будет сама сказка…
Они выпили и, черт, кажется, Джаред не хотел слушать «сказку».
- Он не сделает шаг… Даже если сейчас – после того, как он смог уйти, а ты смог отпустить – ему на порядки хуже, чем тебе. Ладно, кого мы обманываем. В твоем персональном фанклубе половина участка. У него нет никого. Я не смогла в свое время вынести этого одиночество. Он был одинок даже тогда, когда рядом была я, Кейн, Морган. С тобой – нет… С тобой от него перестало веять холодом. Но он заложник собственной модели поведения, и каждое его действие жестко обусловлено. В этом смысле он не лучше и не хуже тех, за кем гоняется… Те же инстинкты, глубинные, сущностные и непоколебимые основы… Даже если так хуже всем. И ему – в первую очередь. Это как у зверей… Раненый дикий зверь убежит еще дальше. Домашние кошки, чувствуя приближение смерти от старости или болезни, забираются в самое труднодоступное место. Инстинкты не позволяют показать слабость. Стая или хищники, сама природа не прощает слабости…
- Зачем ты это делаешь? Ты-то не в моем фанклубе, мягко говоря…
- Люди должны быть целыми. Если не могут сами, значит, должны быть с теми, кто делает их целыми. Нельзя оторвать от себя огромный кусок и решить - дальше я буду жить так… И я не могу не попытаться донести эту мысль хотя бы до одного из вас.
- Почему не до него? – свою «стоп-дозу» Джаред превысил давно, и теперь его раздирала дикая, сродни мазохизму пьяная бравада, когда хотелось нарваться, получить, сделать больно себе и окружающим.
- Из точки неустойчивого равновесия всегда следует обращаться к той из сторон, которая вот-вот проиграет. В отчаянии она дороже заплатит за то, что ты можешь ей предложить, - улыбнулась Харрис.
- Оу… То есть, я в данной ситуации лузер. Спасибо, усек. И что же я могу тебе предложить? Извини, но у меня ни хера нет…
- Не выделывайся, Падалеки. Не передо мной.
- Ну, прости. Спишем на то, что я нетрезв… И мудак? И я все равно не догоняю, какое тебе дело до того, будет там кто-то из нас – я или Эклз - «целым»… У меня всё заебись. Он, кажется, тоже не бедствует…
- Завали-ка пасть, страдалец ты наш, - Данниль развернула его к себе. – Кажется, до тебя не дошло то, что я как-то говорила по поводу нашей с тобой весьма и весьма дерьмовой начинки… Так вот: когда утратил почти всё человеческое, отчаяннее всего желаешь это вернуть. Скажем так, глядя на тебя с ним, я начала верить, что у каждого, даже самого последнего человека есть второй шанс… Когда ты проебал всё хорошее, что было в твоей жизни, но можешь спасти чье-то тепло, это будет даже не жертва, не помощь… Это как вспомнить заново, кто ты. Полагаю, я более чем развернуто ответила на твой вопрос. А сейчас прекращай упиваться жалостью к себе, поднимай свой тощий зад и сделай хоть что-нибудь…
- Зад не тощий! – начал, было, спорить Джаред, но тут же получил затрещину. Кажется, разговор по душам был окончен.
***

Следующий день, щедро сдобренный всеми проявлениями абстинентного синдрома, он предпочел бы не вспоминать. Лиз милостиво принесла фри и колу из «Мака»: неизвестно, кто придумал этот антидот для всех неудачливых алкоголиков, но адское сочетание реально работало. Поэтому он и не мог списать на дурман похмелья то, что Крис подошел к нему, распластанному по столу в обнимку с Кенни, и сообщил, что по делу с двумя дружками-самоубийцами Элейны Хаффман ему будет помогать Сандра. МакКой с жалостью посмотрела на Джареда и пошла за кофе. Кто знает, может быть, мир не безнадежен. Может быть, это как раз та самая нить, которая вытянет его хоть куда-нибудь, где существует не только серый цвет.
Он не мог думать о словах Харрис. Потому что… Потому что невозможно убедить человека в том, что он необходим, если он уверен в обратном… Как втолковать, что чертов Эклз нужен каждую минуту, если тот для себя решил, что Джаред недостаточно хорош для него? Зачем ему знать, что Джареду почти физически больно от того, что не может больше просто подойти и коснуться, если Падалеки никак не вписывается в его планы и цели?
Зарывшись в отчеты с подробными биографиями, медицинскими и финансовыми данными Пеникетта и Коллинза, на кока-коле и кофе Джаред просидел почти сутки. Общего, на первый взгляд, у мужчин не было ничего: один общественный деятель и защитник прав коренных народов, второй – актер сериалов; один холост, второй женат и имеет детей; у одного индейские корни, у второго – славянские; один родом из обеспеченной семьи, второй – из весьма скромной. Можно было хоть как-то притянуть в качестве общего знаменателя то, что оба имели опосредованное отношение к политике: Коллинз намеревался баллотироваться в городской совет Лос-Анджелеса, а отцом Тамо был премьер-министр одной из канадских территорий… Джаред без особого энтузиазма рассматривал фотографии мужчин: высокого, темноволосого Тамо с острыми чертами лица и Мишу - голубоглазого, с открытым взглядом, мягкой линией рта и растрепанными каштановыми волосами.
Почему-то сейчас Джаред вспомнил дело Неразлучника, когда погибшие пары не имели ничего общего во внешности, биографиях, статусе, но сделали одинаково неудачные покупки. Он еще раз проверил выписки с карт за последние полгода. И решил, что зрение его подводит. Проверил снова. Ошибки не было – оба мужчины незадолго до гибели обращались к услугам психоаналитика. Специалисты были разные, но оба имели практику в ЭлЭй. Бинго!
На следующий день Сандра взяла вопрос с аналитиками в проработку, хотя они оба знали, насколько высока вероятность стандартного ответа о неразглашении информации, поступившей от клиентов, и о допущении на это только при наличии ордера. А Джаред получил по внутренней почты заветное письмо от Алоны Тал: материалы по делу о самоубийстве мистера Хаффмана получены. И теперь он уже знал, куда смотреть. Никаких данных об оплате, разумеется, не было. Но хватило одной строчки, записанной со слов сестры покойного: перед смертью Джон Хаффман также посещал сеансы психоанализа.
Он полагал, что ему потребуется пара часов на изучение документов из Канадского архива, и, справившись буквально за полчаса, уже направлялся к выходу, когда… Когда его просто дернул черт. Тогда, во времена дела Неразлучника он тщетно пытался найти тут хоть что-то о Дженсене… Теперь он знал многое. И всё равно не знал ничего. Чаду с его постельными талантами тогда повезло больше – он рассказал о засекреченных делах с участием Эклза, о том, что они все перенесены в архив ФБР и доступны для ознакомления только по спецдопуску. А еще о том, что было дело 2012 года, которое вела лейтенант по фамилии Кортез… И это было единственное упоминание о Дженсене во всей базе дел по участку. Он не особо хорошо разбирался в местной архивации, но в делах 2012 года нашел целый перечень тех, которые вела или в расследовании которых участвовала некая Женевеьв Кортез. Джаред по наитию выбрал последнее.
Дело о пресечении крупной поставки героина вели двое – Эклз и Кортез. Да, всё верно, Джаред хорошо помнил «снежинки» на стене кабинета Дженсена и его рассказ об ООН…
Закрыто оно не было, данные ограничивались тем, что партию удалось конфисковать, представители и поставщика, и покупателя были обнаружены и обезврежены во время операции, но в документах не было никакой информации о том, что задержанные в той или иной форме понесли наказание: ни слова о передаче дела в прокуратуру, в суд, ничего о вынесенном вердикте. Последняя запись от 12 мая 2012 года о том, что дело передано службе внутренних расследований. На чистой интуиции запросил в поисковике архива личное дело Женевьев Кортез. Та оказалась родом из влиятельного мафиозного клана, пошла против семьи, которая, судя по всему, от дочери отказалась; работала в полиции семь лет, послужной список, награды, 11 мая 2012 года была убита.
Что, черт возьми, произошло? Дженсен имел отношение к ее смерти? К той партии наркотиков? Причем тут все его вуду-штучки? Или он тогда еще не пользовался своим «зрением» открыто?
- Ты, блин, где? – уже по тону Санды Джаред понял, что с психоаналитиками облом.
- Тихо, я в архиве, и если я скажу хоть слово вслух, Алона убьет меня, заархивирует, разместит в секции с ограниченным доступом, и ты никогда больше не сможешь заплетать мне косички! – страдающим шепотом поделился Джаред.
- Падалеки, а ну, вали отсюда! – Тал схватила его за футболку и, как котенка, потянула к выходу.
- Сандра-а-а! Я завещаю тебе поливать Кенни! И скажи Чаду, что это я тогда сожрал его пончик!
- Я так и знала! – торжествующе взвизгнула МакКой, - Лиз должна мне пять баксов!
***

Безумно хотелось поговорить с Мэган. Потому что он облажался… Он так чертовски облажался. Ему необходимо было всё исправить. Но не было сил, правильных слов. И смелости. И Джаред не понимал, откуда их взять. Хотя если он будет откладывать разговор с Дженсеном, возможно, станет слишком поздно… Если уже не поздно… Если Дженсен вообще захочет его видеть и слушать…
- Мелкая, прости, что я так рано, - кажется, в Сан-Антонио было что-то около четырех утра.
- Ты живой??? – Мэган, как обычно, отвечала совершенно бодрым голосом. И он сразу представил ее: сестра совершенно точно в какой-нибудь нелепой пижаме, с растрепанными волосами и – пусть она никогда и не признается – наверняка с плюшевым медведем под щекой. Очень хотелось увидеть ее, вот только он не очень был готов к тому, каким сейчас может его увидеть Мэг – помятым, похудевшим, заросшим и с багровыми рубцами на шее, поэтому пришлось ограничиться телефонным звонком.
- Ну, да…
- Ты женишься? У меня скоро будут племянники?
- Вряд ли… По крайней мере мне об этом ничего не известно, - растерялся Джаред.
- Тогда у тебя нет оправданий для звонка в такое время! – сурово заявила сестра.
- Есть… Дженсен…
- М-да… Дженсен – это веская причина… Всё плохо?
- Так заметно?
- Ну, ты звучишь примерно как тогда… После папы…
- И чувствую себя примерно так же.
- Что ты натворил, бро?
- Эй, почему сразу я?
- Хорошо, что он натворил?
- Мы оба натворили… Он ушел. Я отпустил.
- Почему?
- Почему он ушел?
- Нет. Бесполезно пытаться понять то, что в голове у другого человека. Даже самого нужного и важного. Все равно высока вероятность, что не угадаешь, наделаешь каких-нибудь неверных выводов и испортишь всё еще больше… Тут только за себя и за свои действия можно отвечать. Ты почему отпустил?
- Был уверен, что ему так нужно. Что ему так лучше.
- А в чем проблема тогда?
- В том, что я эгоист… И мне так ни хера не лучше… Кажется, мне пиздец без него…
- Он это знает?
- Знает. Не может не знать.
- Но?
- Но ему без меня лучше… Блядь, как же херово быть ненужным…
- Ты просто хочешь выговориться? Или тебе нужно благословение на какую-то авантюру? – уточнила Мэг.
- Второе…
- Оп-па… С чего вдруг?
- Мне тут вроде как мозги промыли… И они в кой-то веки промылись…
- Тебе страшно?
- Страшно. Но без него остаться в разы страшнее…
- Я тебя люблю. Просто помни об этом. И победи всех.
- Я тоже, мелкая. Очень.
Впервые за долгое время он смог заснуть без сновидений.
И предсказуемо проспал.
- Я всё знаю! – укоризненно приветствовал его Чад. – Поэтому отныне тебе по остаточному принципу достаются только пончики без глазури!
На столе его поджидали два берлинера – его доля от новой формы еженедельной акции по феминизации Арнуа, урезанная сегодня из-за того, что, как выяснилось, на прошлой неделе Джаред смухлевал и объел Мюррея на один шоколадный донат.
Сегодня у него есть благословение на авантюры от Мэг. А это даже лучше шоколада! У него была идея, как подобраться к аналитикам Пеникетта и Коллинза окольным путем.
Когда Джаред изложил свою просьбу Спейту, тот долго разглядывал его своими хитрыми птичьими глазами, а потом выдал:
- Офицер Падалеки, вы наверняка уже обращались к названным Вами специалистам напрямую, получили справедливый и полностью соответствующий профессиональной этике ответ, почему Вы решили, что с моей стороны последует иная реакция?
Джаред ждал, видел, что Ричард заинтересовался, что для того стало бы личным челленджем - выудить из коллег информацию. Тем более, Джаред сразу пояснил, что ему не нужны детали, записи, какие-то фактические данные. Только предположительные диагнозы, которые аналитики потенциально могли бы поставить двум своим клиентам.
- С другой стороны, - Спейт игриво ухмыльнулся, - хулиганства – единственное, что делает нас живыми… Я не буду ничего обещать, Джаред. Но если мне удастся удовлетворить Вашу просьбу, я дам знать.
Через четыре дня Спейт позвонил. И сказал Джареду только три слова - биполярное аффективное расстройство.
У двух из трех самоубийц, которые были близки с Элейной Хаффман, наблюдался один диагноз.
***

Джаред еще несколько дней не мог решиться: у него был и рабочий повод поговорить с Дженсеном, и весомая эгоистичная причина. И благословение Мэг. И ощутимый моральный «пинок» Харрис…
- Ты куришь уже четвертую подряд, - заметил Чад.
- М? – Джаред словно только что заметил, что приятель стоит рядом.
- Снова из-за Хмыря?
- Из-за себя. Мне поговорить с ним нужно.
- И ты типа репетируешь, как будешь изображать Криса Сэбиана*?
- Я типа репетирую, как бы не схлопотать по морде…
- Да, брось… Вы оба долбанутые на всю голову и обречены держаться вместе, - Мюррей затушил сигарету. – Каждый из вас больше никогда не встретит еще одного… Такого…
Чад скосил глаза и дебильно улыбнулся.
- Спасибо, блин… Мне существенно полегчало, - буркнул Джаред.
- Вообще-то я серьезно. Мне не нравится Эклз. Никогда не нравился. Но когда вы были вместе, оба стали на людей похожи… Мы с тобой знаем, что есть масса причин, по которым вам не стоит пытаться снова. Как и то, что на самом деле не существует никаких причин – люди всегда и всё портят сами… И только сами могут хоть что-то исправить.
Как оказалось, решиться на разговор было не самым сложным – Джаред уже неделю безуспешно пытался застать Дженсена и в офисе, и в участке, и дома, он несколько раз был в «Эго-баре», в кофейне рядом с участком и в заведении Шеппарда, который после столь удачного для него завершения расследования, занес «милых офицеров» в списки допуска «Честного бара». Но, очевидно, сейчас у Эклза был очередной период отсутствия на всех радарах.
Он появился на третью неделю, когда Падалеки готов был сдать дело Хаффман в архив и к чертям собачьим уволиться из полиции.
Джаред без особой надежды, словно по инерции совершая ежевечерний ритуал, объезжал все места, где когда-либо был с Дженсеном, когда заметил свет в доме у океана. И только тогда он осознал, на каком взводе был все эти дни – отпустило сразу, на одном выдохе – живой. Конопатый придурок жив… Здесь. Он выскочил из машины, увязая в песке, почти побежал к дому… Но остановился недалеко от двери.
- Эй, ты, наверху, слышишь меня? – он говорил очень тихо, но очень надеялся, что способ Эклза сработает, и этот ненормальный старик на небесах, в которого верит столько людей, сейчас попытается расслышать сказанное Джаредом. – Я просил тебя только раз… В больнице, когда отца оперировали. И ты облажался тогда. У тебя есть шанс исправить хоть что-то… Слышишь? Помоги мне сейчас. Обещаю, что больше никогда не попрошу. Просто помоги… Я не смогу один…
Майкл наверняка заметил его. Но Дженсен не собирается облегчать задачу Падалеки, даже зная о его присутствии.
Джаред несколько раз постучал в дверь. Не открывали очень долго.
- Ну же, ты не имеешь права забрать его у меня… - он не умел молиться и … на хрен, на хрен всё. Мюррей был прав. Он только сам может попытаться исправить.
- Дженсен, открой. Пожалуйста. Ты знаешь, что я не уйду, пока мы не поговорим.
Этого следовало ожидать.
- Эклз, черт бы тебя подрал, - Джаред был в отчаянии, поэтому готов был припомнить даже прошлые грехи, - я выслушал тебя тогда. Я, бля, имею право на один долбаный разговор!
- Имеешь, Падалеки… Ты всегда и на все имеешь право, - Дженсен так резко распахнул дверь, что Джаред не успел собраться – стало безумно стыдно за свое поведение.
Он жадно рассматривал светлые глаза, россыпь веснушек, и… пришлось до боли сжать пальцы в кулак, чтобы удержаться и не пригладить по привычке торчащие в разные стороны русые волосы.
Безумно хотелось сказать, как дико скучал. Каким идиотом был, что позволил Дженсену уйти. Как всё это неважно. Потому что… Да, Элейна была права. Люди говорят слишком много. И Джаред молчал.
- Ты отпустил, - Дженсен произнес это абсолютно ровно и безэмоционально, глядя на океан за спиной Джареда.
- Отпустил, - согласился Джаред, - потому что, когда любишь другого человека больше себя, собственное мнение по поводу того, о чем он тебя просит, не принимаешь в расчет. Если человек важен, сделаешь что угодно. Отпустить - не значит перестать любить или перестать нуждаться, или перестать ждать. Отпустить – это как перестать себя винить. В том, что недостаточно хорош для человека. В том, что ему не настолько необходимо быть с тобой, как тебе – с ним...
- Ты смирился? Или снова начал любить себя больше, а потому опять решил пренебречь моим мнением? – Дженсен криво усмехнулся.
- Нет. Не смирился. И нет, не начал. Тебя – не перестал. Просто принял то, что да, я вел себя всё это время, как обдолбанный. Что ты заслуживаешь кого-то лучшего – чище, умнее, терпимее, правильнее… Но ты делал меня завершенным. Сбывшимся. Настоящим. Делал меня… мной.
- Ждешь, что я что-то скажу?
- Нет… Просто ужасно соскучился, - Джаред все-таки не смог сдержаться. – Мы так и будем говорить перед дверью?
- Могу уйти, - Дженсен сделал шаг назад в дом.
- Ну, уж нет, - Джаред удержал его за плечи и развернул к себе. – Фиг с тобой. Хочешь слушать тут, я скажу тут… Ты сбегаешь каждый раз, когда кто-то начинает зависеть от тебя. Ты не выносишь этой ответственности и хочешь, чтобы всё покатилось к чертям.
- Какого хрена… - Дженсен сбросил ладони Джареда с плеч, намереваясь уйти в дом, но дверь захлопнулась перед его носом. – Розенбаум, ты чертов предатель…
- Давай посмотрим, какого, - на него вдруг снизошло беспричинное, ленивое спокойствие. – С одной стороны, тебе доверял Майкл. И погиб. Тебе доверяла Женевьев. И погибла. Стечение обстоятельств и вину реальных убийц мы, разумеется, в расчет не берем. А при таком раскладе, как ни крути, виноват ты. С другой стороны, даже если ты пытаешься построить что-то новое, настоящее, твоё, стараешься изо всех сил, на каком-то этапе напряжение становится настолько велико, что ты не выдерживаешь. И вместо того, чтобы дойти до конца, ты все рушишь. Потому что ничего хорошего из этого выйти не может. Ведь один из участников «этого» - ты. И снова – по кругу. Знакомая ситуация?
- Ты пытаешься донести до меня мысль, что я трус?
- Ты трус. Ты боишься боли. Потому что боль, которую причиняют тебе, ты можешь вынести. Но боль, на которую обрекают других, важных для тебя людей, ты терпеть не в состоянии…
- Пошел на хуй, Джаред Тристан Падалеки…
- Бывал уже. Приглашаешь? – Джаред стоял сейчас в максимально открытой позе – если бы Дженсен хотел ударить, он мог бы сделать это беспрепятственно. Но Дженсен ничего не предпринимал - стоял рядом, слишком близко и смотрел теперь на Джареда.
- Я не доверяю людям… В семье всё было, скажем так, неоднозначно. Общий язык я до сих пор нахожу только с младшей сестрой. Особенно после смерти отца, - Джаред говорил и боялся остановиться хоть на секунду, боялся, что Дженсен снова будет смотреть сквозь него. - Мне казалось, что я не смог научиться быть человеком внутри семьи. Пытался учиться на улице. Но раз за разом приходил к выводу, что примеров того, за что стоит умереть – привязанности, дружбы – не было и там. Нет, не так. Я не нашел их там. Тогда я допустил, что проблема во мне. И начал придумывать, каким я должен быть, чтобы соответствовать - чтобы кто-то любил и меня тоже. Первой была Сандра… Ей было не все равно. Потом Майло. Его неравнодушие меня просто с ног сбило. И пусть я не понятия не имел, что делать с этим неравнодушием, оно давало мощнейший стимул жить дальше. Знаешь, когда на тебя кто-то смотрит так, словно ты – весь мир… Потом Чад… У нас вообще ничего не было общего… И это какая-то долбаная магия: как из чужих, даже враждебно настроенных, без общего прошлого, без общей крови люди становятся близкими, создают это общее…
Джаред выдохнул. Дженсен сейчас рассматривал песок под их ногами, но он слушал. Слышал.
- В тебе тоже что-то не так. Я не понимал сначала, почему мне так твои странности и секретность покоя не дают. И я подумал… Не знаю, о чем я подумал… Может быть, о том, что если ты скрываешь что-то настолько тщательно, скрываешь себя, отталкиваешь всех, значит, ты сможешь понять кого-то неполноценного, недоделанного - принять такого придурка, как я… Я захотел поверить тебе. То, что сначала я принял за влюбленность… Черт, ладно, может там она и была. Но только отчасти… Главное - я хотел тебе верить. Потому что несмотря на то, что ты… Нереальный, правда… Стараешься быть незаметным: одежда, манера говорить, двигаться… Думал сначала: это потому, что ты привык – к тебе все равно будут прислушиваться. А потом понял. Не сразу… Первый раз, когда возле клуба при задержании Пеллегрино ты странно себя вел, говорил, что я молодец, что помню тебя, и всякое такое… И выглядел при этом, как будто я – Санта Клаус, серьезно… Потом ты сказал, что мои воспоминания значат…
- Я помню, что говорил, - прервал его рассуждения Дженсен.
- Но ты действительно смутился тогда… И это меня добило. Понимание, что я был прав – ты прячешься. Ты пытаешься научиться быть нормальным. А потом ты сам сказал, что хочешь быть…
- Я помню, черт… Может, хватит уже? Тебе не кажется, что вечер воспоминаний можно считать завершенным?
Дженсен взялся за ручку двери:
- Идешь?
Джаред не смог ответить. Просто… не смог – ткнулся носом в колючий затылок.
Он несколько минут стоял в прихожей, вдыхая прохладный лимонно-хвойный аромат дома. Дженсен прошел в комнату и сел на пол возле дивана. Джаред не решился присоединиться – стоял напротив, прислонившись к стене, рассматривал Дженсена, словно впервые видел и боялся поверить, что реальность снова переворачивается, обретает краски и смысл.
- Кто я тебе? – тихо спросил Дженсен.
- Друг, - выпалил ответ, не задумываясь.
- Хм… - Дженсен внимательно посмотрел на него.
- Ты не понимаешь… Это выше… Выше всего. Для меня. Ты позволяешь мне не видеть в себе дурного. Пустот. Трещин. Ты заполняешь всё то, что было во мне недоразвитого, то, из-за чего я никак не мог стать нужным…. Я больше не состою из этих прорех… Ты исправил меня…
- Это ты не понимаешь, Падалеки… Не понимаешь, насколько я нуждаюсь в тебе. Насколько важен ты - просто ты, сам по себе, а не тот, кем ты мог или должен был стать. Оставайся таким же… Таким же придурком… Только оставайся…
- Что, и целоваться будем? – аккуратно уточнил Джаред, опускаясь на пол рядом с Дженсеном.

* герой Кевина Спейси из фильма «Переговорщик» (1998 г.)

***

- Вообще-то я по делу пришел, - сейчас, лениво растянувшись с Дженсеном на расстеленном посреди комнаты пледе, касаясь друг друга пальцами ног и обмениваясь легкими поцелуями, говорить не хотелось вообще ни о чем. Но разобравшись с «причиной» посещения этого дома, Джаред вспомнил о поводе.
- Ну-ну… Так я и знал, что ты явился не ради прекрасного меня, - засмеялся Дженсен, выбираясь из теплого уютного кокона из мягкой ткани и объятий Джареда.
- Эй, на фиг дела! Всё, забыли, - вцепился в него Падалеки, стараясь удержать.
- Душ, кофе, работа, - Дженсен щелкнул его по носу, - и для тебя тоже!
- Работа? – уныло прогудел Джаред, зарывшись носом в плед.
- Для начала душ… Идешь?
«Это бесчеловечно… Бес-че-ло-веч-но… Поднимать человека ни свет ни заря, используя такие коварные приемы!» - размышлял Джаред, разглядывая покрытую веснушками спину.
Через минуту он присоединился к Дженсену в ванной комнате. И уже через пять выяснил, что кофе он не получит еще довольно долго.
Но, даже поставив перед Джаредом кружку с ароматным напитком, Дженсен не дал ему рассказать о том, что получилось найти по делу Элейны.
- Извини, корица закончилась, - Дженсен пресек очередную попытку начать беседу о расследовании.
- Эм… Ты не хочешь больше со мной разговаривать вообще? В смысле, мне будет не хватать твоих придурочных ответов невпопад, когда наш диалог я должен, как паззл, сложить мысленно из твоих разрозненных фраз… Но я не против. Или ты не хочешь говорить о работе? Или именно о том деле, которое я сейчас веду?
Дженсен кивнул. Псих престарелый на небесах, раз ты все-таки смог наколдовать что-то путное, дай Джареду терпения, чтобы теперь не сойти с ума! Немного зная Эклза, Джаред догадался, что о Хаффман по каким-то причинам здесь и сейчас рассказывать нельзя – кивнул в ответ.
- Давай встретимся после работы у Марка?
- М-м-м… В принципе, нам есть, что отпраздновать, - расплылся в улыбке Джаред.
- Определенно…
Он безумно скучал по теплым губам Дженсена, по его бережным прикосновениям, словно Джаред был величайшей драгоценностью, хрупкой, бесценной… Но больше всего - по ощущению нужности, которое защищало от всего.
- Я хочу… - Дженсен мягко закрыл ему рот ладонью.
- Если ты продолжишь в том же духе, мы уже точно никуда сегодня не попадем…
- И этот человек опасался, что его будут назвать «озабоченным старпером», - засмеялся Джаред. – Я просто… Собирался сказать, что хочу всегда просыпаться так, как сегодня…
Дженсен ничего не ответил.
Они ополоснули чашки, обулись и уже на выходе, когда Дженсен запирал входную дверь, Джаред услышал тихое: «Я тоже».
***

Весь день окружающие обходили его стороной. Когда Джаред выцепил в курилке Чада, тот подозрительно покосился и отодвинулся от Падалеки на пару шагов.
- Да что с вами сегодня? – удивился Джаред.
- Ты себя в зеркало видел?
- Нет, - честно признался тот и начал ощупывать шевелюру и лицо – кажется, всё на месте.
- Не всё, - хмыкнул Чад, - мозга точно нет…
- Так заметно?
- Как тебе сказать… Учитывая, что вчера ты чуть ли не увольняться собирался и кидался на каждого, кто пытался узнать, какого хрена с тобой происходит, а сегодня, как ни в чем ни бывало, собираешься дежурить за Сандру, берешь новые дела и лыбишься так, что глазам больно, делаю вывод: либо психоватый калифорнийский боженька наконец-то промыл мозги сыну своему, Джареду Вся-Печаль-Мира-Падалеки…
- Ну, у нас, конечно, был непростой разговор с ним, - начал Джаред.
- С Богом?
- И с богом тоже…
- О. А вот это был второй и, увы, наиболее вероятный вариант – Эклз…
- Эклз, - пожал плечами Джаред.
- Это, блин, реально звучит как диагноз, - резюмировал Мюррей.
Чад докурил, но не возвращался в здание.
- М?
- Я тут прикинул… Короче, раз ты снова превратился в настоящего мальчика и перестал быть деревяшкой, что думаешь по поводу свадьбы?
Джаред подавился дымом и закашлялся:
- Да я вроде как не свободен…
- Бля, Падалеки, ты еще транспарант нарисуй… Усек я, все усекли, что у вас с этим придурком рыжим всё на мази. В мире вообще-то еще люди есть…
- Эй, ты чего? – Джаред уставился на Чада.
- Я, блин, вообще-то типа нервничаю!
- А свадьба тут причем?
- Ты безнадежен… Я предложение Лиз хочу сделать…
Собственно, с этого момента ведь день покатился кувырком. Потому что свои секреты Мюррей умел хранить еще меньше, чем чужие, и о своей вероятной свадьбе Арнуа узнала от Харрис, которая в своей привычной манере просила ее не приглашать и обещала в качестве подарка молодоженам пополнить знаменитую коллекцию девайсов Лиз, тираду услышал Джефф и начал поздравлять пару, потенциальная невеста заявила, что пока не только не соглашалась, но даже предложения не получала, и тут уже от всех влетело Чаду…
Джаред едва успел выбраться из этого сумасшедшего дома и к девяти быть «Честном баре».
- Офицер Падалеки, - Шепард со всем присущим ему актерством обнял Джареда, - Ваш прекрасный коллега, увы, отказался от чьей бы то ни было – в том числе, моей – компании, поэтому, вероятно, Ваши шансы сегодня весьма и весьма велики…
Дженсен сидел за столом в глубине бара, в котором для столь раннего вечера и буднего дня было весьма людно. В этом городе всегда было и будет много желающих поговорить без лишних свидетелей.
- Извини, в участке полный пиздец, - Джаред жестом попросил у бармена два шота текилы.
- Ты же понимаешь, правда? – тихо проговорил Дженсен.
- Что мы не празднуем примирение? Догадался, - Джаред сел на диванчик напротив.
- Прости, мне снова придется говорить - много и не о том. То, что ты здесь, сейчас – это нужно, безумно важно, и на самом деле только на это и стоит тратить время… Но ситуация слишком серьезная. Она больше нас с тобой, Джей, - Джаред вздрогнул – Эклз называл его так лишь однажды. Когда всё было очень плохо - тогда, когда Пеллегрино полностью перекроил его воспоминания, и Джаред едва не загнулся от боли.
- По крайней мере, здесь мы отчасти огорожены от лишних ушей из мира людей. При текущем положении веще мы обязаны быть максимально осторожны…
- Ты меня пугаешь.
- Потому что я боюсь…
Им принесли напитки, Дженсен сразу попросил повторить. Тягучий, волокнистый, солнечный вкус текилы в этот раз не притуплял ощущения, а делал острее.
- Постарайся выслушать до конца… Я не уверен, что смогу продолжить, если остановлюсь…
После второго шота Дженсен начал рассказ.
- Я немного говорил тебе о том, что моя семья погибла. О Женевьев ты узнал сам. Но во всех этих печальных фактах упущена одна важная деталь - они погибли по моей вине. Не нужно сейчас доказывать мне, что это стечение обстоятельств. Я достаточно адекватно оцениваю силу влияния случая на нашу жизнь. Мои слова могут показаться слишком пораженческими, мазохистскими – назови, как угодно - по одной причине: ты не знаешь всей правды.
В нашем мире и в мире духов есть те, у кого есть дар видеть просветы между мирами и тех, кто приходит сквозь них. Есть люди, которые видят нечисть. Есть выходцы из темных миров, которые видят людей. И тех, и других «видящих» немного: кто-то знает о своем даре, кто-то не обращает внимания на видения, считая их чем-то вроде снов наяву, кто-то может справиться с ними… Они своего рода осведомители – по их реакции на происходящее точно можно понять расстановку сил, крен в балансе между мирами… Считается, что самые сильные осведомители, которые с годами не сломались, помогали и помогают жителям всех миров, обладают достаточным зрением и моральными силами, чтобы присматривать за разломами и просветами, становятся, так называемыми, советниками. Советники имеют право наказать особо зарвавшегося представителя любого из видов, когда его поведение грозит одному из миров или подрыву баланса между несколькими; поощрять тех, кто доказал свою адекватность и стремление соблюдать равновесие. Со стороны кажется, что это вроде привилегии. Но я не встречал ни одного, кто не жалел бы о своем предназначении… Советников очень мало, во всех мирах. Просто потому, что это… Непросто. Ты не можешь перехотеть, передумать, не можешь не видеть, не можешь игнорировать происходящее.
Моя младшая сестра была осведомителем. А я был… далеко. Помогал другим людям и существам. И наказывал. Очень многих. Я не знал о том, что ее дар развивается… А те, чьи планы я нарушил своими действиями, следили за моей семьей более тщательно, чем я… Они сводили ее с ума. Она резала на себе кожу, не могла спать, не могла есть. Они делали всё, чтобы она перестала различать миры… Мак начала принимать наркотики. И сколько бы торчков я ни спас потом, это никогда не искупит, не вернет ее… Родители везли ее в клинику. У нее началась истерика, она напала на отца, который был за рулем. Машину вынесло на встречную полосу и… Всё. Я до сих пор не могу остановиться, не могу перестать преследовать тех существ, которые сделали это… Я словно не контролирую себя, когда вижу, что они снова что-то натворили в нашем мире… У меня неоднократно были из-за этого проблемы с их советниками. Но ради сохранения баланса и им, и мне приходится держать себя в руках.
Дженсен шумно выдохнул, будто все это время сдерживался. Джаред подвинул к нему стопку с алкоголем. Тот покачал головой и продолжил.
- Женевьев была… В ней тоже был этот изъян – она тоже ломала себя и потом срослась неправильно. У нее всю жизнь были проблемы с семьей…
Она ушла сразу после смерти, но мне до сих пор кажется, будто её призрак обволакивает, обнимает меня… В ее квартире теперь живут другие люди. На месте кафе, где мы частенько обедали, открыли пафосный бар… Женевьев убили, чтобы подставить меня. Убили люди, наемники. Все должно было выглядеть так, будто я вел двойную игру и способствовал контрабанде и распространению героина внутри штата, использовал ее родственные связи, а затем, когда она якобы раскрыла меня и собралась доложить о моих грешках, застрелил во время операции. Морган очень помог мне тогда. Заставил отдел внутренних расследований перепроверить каждый вещдок и каждого свидетеля…
Тогда я готов был опустить руки. Мог вспомнить, сколько мне лет только по тому, сколько лет уже нет их… Готов был сорваться и сделать с собой что-нибудь… Просто потому, что держаться больше было не за кого. И как ни странно, позволило выжить тогда мое ненавистное предназначение. После нескольких месяцев полной апатии, когда я заперся дома, только они – духи, призраки, существа, советники других миров приходили, тормошили, помнили обо мне, когда я о себе забыл. И я начал выбираться. Очень медленно… Есть прием, который является одним из методов лечения депрессии. Когда не хочется вообще ничего в течение очень долго времени, необходима имитация жизни, чтобы под внешнее подстраивается и внутреннее... Для такой имитации нужны разлинованные листы, вроде табелей, в которых отображены самые простые ежедневные действия: встать с кровати, принять душ, заправить кровать, почитать книгу… Ежедневно напротив каждого выполненного пункта ставится плюсик.. И когда смотришь на полностью заполненный плюсиками табель, визуализируешь процесс того, что вроде как живешь. Плюсики – это мелкие шажки обратно к жизни… Как бы то ни было, я выкарабкался. Хотя до сих пор по инерции циклюсь на деталях – могу полчаса думать над тем, какой кофе, какой обжарки и в какой чашке пить…
После я заключил сделку с самим собой: если найду и уничтожу всех, кто сделал это с моей семьей и Женевьев, больше никто и никогда не пострадает от моего дара. Потому что никого и никогда больше не будет рядом. Я стану незаметным. Ненужным. Перестану быть собой. Сломаю себя настоящего, переделаю. Потому что я не имею права на тепло… Я не убивал своих близких. Но они умерли по моей вине. А потом появился ты. Сразу ты. Майкл запал на тебя с первой встречи, когда ты дефилировал по участку с хвостиком… Ну, может, не только Майкл… Ты вроде ничего особенного не делал… Ты просто рядом был…
- Если ты развалишься на кусочки, я снова приду и соберу тебя...
- Ты не… Ты не понимаешь пока, зачем я это рассказываю…
- Пусть. Это не меняет сути…
- Не меняет… Ты верно сказал. Я трус. Я ушел, потому что боялся… Боялся, что не буду знать, как жить, когда тебя не станет. А после того, как тебе дважды угрожала серьезная опасность из-за тех существ, с которыми моя жизнь связана неразрывно, я не мог не попытаться…
- Чад прав… Не думал, что скажу это, но чертов Мюррей был прав…
- Что?
- Мы ебанутые. На всю голову. Мы должны держаться друг друга хотя бы для того, чтобы локализовать это полнейшее сумасшествие!
Ты считаешь, что не смог помочь мне, или что помог не так и не столько, сколько мог или хотел… Дженсен, ты спасаешь людей. Ты спасаешь какие-то странные фиговины, которых почти никто в нашем мире даже никогда не увидит… Знаешь, одна из самых сложных вещей в этом мире - простить себя. И я спрашиваю тебя: ты смог? Ты простил себя?
- Нет… Пока нет. Но, кажется, я на правильном пути. Благодаря тебе…
- Вот! Видишь! Раз я такой потрясающий, ты тем более не имеешь права отталкивать меня! За меня надо выпить! - Джаред поднял свой шот.
- Поддерживаю, - тепло улыбнулся Дженсен.
В баре уже было не протолкнуться – и за столиками, и у стойки сидели компании и тихо переговаривались. Марк подмигнул Джареду, когда тот подошел за напитками:
- А что, нынешняя молодежь предпочитает слова делу?
- Спасибо за «молодежь», - ухмыльнулся Джаред в ответ и поспешил вернуться к Дженсену.
- Шеппард в своем репертуаре…
-Брось… Для сына альфы-перевертыша он образцово-показательный человек!
- Слышал бы тебя кто-нибудь, - Джаред поставил на стол еще четыре шота.
- М-да…
- Я тебя прервал? И ты уже не дорасскажешь?
- Ты как-то чересчур правильно прервал, поэтому дорасскажу… Наверно, ты сейчас не обратил внимание за общей унылостью моей истории на тот факт, что представители других миров вытаскивали меня, не позволяли сдохнуть, когда очень хотелось… И делали они это, по большей части, далеко не из альтруизма. Советники – что-то вроде крупных политических деятелей, если хотя бы отдаленно попытаться перевести их роль в плоскость нашего мира. И все хреновое, что с ними случается – срывы, ошибки, скандалы – становится поводом для тех, кто стремится нарушить установившийся порядок. В воинственных мирах, которые были против существующего равновесия, никогда не было недостатка… Поэтому, если один из советников нашего мира погибает, это сразу будет основанием для проведения расследования в отношении представителей тех миров, жители которых способны на ментальную коррекцию, или могут входить в контакт с людьми и нанимать их для своих целей…
- То есть, никто не допускает мысль, что советника может просто сбить машина?
- Допускает. Но равновесие слишком хрупкое. И за возможность его пошатнуть готовы ухватиться слишком многие…
- По крайней мере теперь ясно, почему и Пеллегрино, и Стюарт на тебя зуб имели… И зачем нужна была твоя кровь… Ну тогда, у клуба… Хотя это всё равно звучит, как… Не знаю, кусок какого-то сценария Бессона…
- Почти комплимент…
- А то! Но я все равно пока не очень понимаю… Элейна и твой рассказ о суицидальных мыслях как-то связаны? Она за хороших? За плохих?
- Давай пока попробуем с другой стороны. Миша Коллинз был одним из советников…
- Бля, - выдохнул Джаред, - и что теперь будет?
- Теперь всё будет очень непросто. Я знал его. Нас на самом деле немного – пара тысяч всего. Рано или поздно каждый советник приходит к пониманию, что всем не помочь: даже если ты вообще вычеркнешь себя из жизни и будешь заниматься только улаживанием конфликтов, поиском и наказанием нарушителей порядка, все равно не сможешь спасти всех. Коллинз появился в Калифорнии в период моего кризиса. Когда я не то, что о мире – о том, чтобы встать с кровати, думать не мог. Он же потом не раз намекал мне, что моя зацикленность на благодарности Моргану за то, что тот помог мне восстановить доброе имя и избежать суда после гибели Женевьев, а значит, серьезного скандала среди советников, до добра не доведет, что я могу упустить важное, тратя время и силы на мелкие полицейские дела. И, кажется, так и случилось… Как только я узнал, сразу предупредил Джеффри и Криса, что дело крайне серьезное.
- Так вот почему мне даже Сандру в помощь подрядили?
- Да. И вы молодцы, правда. Вы раскопали все, что в принципе на человеческом уровне можно было обнаружить.
- Но ты же можешь поговорить с ним, так? Ты же говорил, что самоубийцы не могут уйти сразу… Он может подтвердить, что сделал это сам... Или Элейна действительно их убила? Своего мужа, Пеникетта, Коллинза?
- И да. И нет. Ты «Гарри Поттера» читал?
- Чего??? Это тут причем? Мелкая читала. Я только первые два фильма смотрел…
Дженсен улыбнулся:
- Пытаюсь объяснить более-менее понятно… В нашей среде какие-то факты просто воспринимаются в виде образов и ощущений, не приходится ни о чем говорить или описывать…
- Ну, у тебя пока неплохо выходит…
- Элейна – что-то вроде дементоров из этой книги…
- Подожди, до меня только дошло! Ты читал «Гарри Поттера»???
- Давай об этом потом, - Дженсен покраснел – заметно было даже в приглушенном барном освещении. - У нее есть дар – забирать сильные эмоции. Но она не умеет пока им пользоваться: правильно чувствовать «темные места» и излечивать от душевной боли, тоски, грусти довольно непросто. И она неосознанно делает то, что делает: когда ей плохо, она забирает эмоции… Но забирает хорошие эмоции – все светлое, радостное, что есть в человеке. Это делается существенно легче. Проще говоря, дар забирать эмоции в ней открылся, но никто не объяснил ей, в чем он состоит и как им пользоваться. И чем больше людей гибнет рядом, тем сильнее в ней потребность почувствовать себя лучше – забрать больше светлого от окружающих…
- Ого… Но она человек?
- Она сид. В ирландской мифологии изначально так называлась волшебная страна, в которую бессмертные девы, обладающие чарами погружать в эйфорию, уводили друидов – уходя туда, мужчина прыгал с высокого утеса. Позже так стали называть самих этих дев. И отчасти в ее природе скрыта проблема – я не могу поговорить с теми, кто ушел из этого мира из-за чар сида. Их магия забирает всё. Буквально. Выедает всю энергию.
- И что с ней теперь будет?
- В лучшем случае ее признают виновной в умышленном убийстве советника, и наказание будет неизбежным. В худшем – смерть Миши разыграют как козырную карту, попытаются начать пересмотр существующего порядка. Тогда в миры, которые из-за таких изменений останутся без уровня контроля, доступного сейчас: наши советники будут заняты обвинением, а советники других миров - защитой или кознями, - хлынут потоки нечисти, призраков, существ… И наш мир уже никогда не будет прежним. Равно как и все остальные. Если все они вообще продолжат существование.
- Что имеется в виду под «наказанием»? – уточнил Джаред.
- В отношениях между мирами нет такой системы наказаний, которая соответствовала хотя бы на ассоциативном уровне тюремному заключению… Полагаю, это достаточно инвариантный ответ…
- То есть, Хаффман в любом случае обречена?
- Шансы доказать, что она понятия не имела о том, что Миша – советник, близки к нулю… Меня просто никто не будет слушать.

Изображение


***

- Ты читал «Гарри Поттера»!!! – не унимался Джаред.
- Из всего того, что я рассказал сегодня, именно этот факт шокировал тебя сильнее всего?
- Да! – Джаред хлопнулся на диван и с наслаждением потянулся. – Обожаю его! Как ты умудрился для своего неуютного дома выбрать такой потрясающе удобный предмет мебели?
- Женевьев помогла…
- Прости.
- Не страшно. Но, полагаю, раз теперь я вряд от тебя избавлюсь и, с высокой долей вероятности, в этом доме ты будешь находиться почти безвылазно, - Джаред согласно кивал на все предположения, - стоит озвучить несколько правил…
- Ого, - Джаред заинтересованно приподнял голову.
- В этом доме можно сидеть только на полу.
- Почему?
- На всех остальных поверхностях сидят призраки, - как само собой разумеющееся пояснил Дженсен.
- А им нельзя сказать, чтобы они, ну, того… Подвинулись? – аккуратно предложил Джаред.
Дженсен засмеялся беззлобно.
- Увы. Их мир построен так же, как наш. Редкие призраки могут видеть людей, и еще более редкие – входить с ними в контакт… Но они любят смотреть телевизор.
- Ха! Решено! У тебя подключен канал для взрослых? – Джаред сполз с дивана и повалил ржущего Дженсена на пол.
- Ты все-таки врал мне тогда… - между поцелуями прошептал Джаред.
- М?
- Когда утверждал, что ты человек… Это не может быть правдой! Ни один человек не станет заниматься любовью на полу из-за того, что на идеальном для этого диване сидят призраки, которых нельзя беспокоить!
- А, - Дженсен запустил пальцы в волосы Джареда, - считай, я воспользовался твоей доверчивостью…
- М-м-м... Еще раз воспользоваться не хочешь?
Кожа Джареда была влажной и солоноватой от морской воды – после бара Падалеки настоял на ночном купании в океане, ссылаясь на то, что он слишком пьян для изобретения способа «спасти всех или хотя бы Элейну», а водные процедуры помогут ему протрезветь.
Дженсен не мог понять, чего ему хочется больше: целовать обветренные губы, смотреть на безупречное тело Джареда или прикасаться, вспоминая заново тактильное и ментальное – теплую гладкую кожу под пальцами, отзывчивую на каждое движение ладони и глупое ощущение, что больше не один, и это так невероятно, невыносимо много, что кроме пахнущего водорослями, текилой и солнцем лохматого придурка больше не нужно вообще ничего.
Дженсен начал мягко покусывать шею, ключицы, опускаясь ниже и оставляя уже более жесткие поцелуи-укусы на груди, животе.
- Не продержусь долго… - прошипел Джаред.
- Больно?
- Дурак… - Джаред улыбнулся, и медленно, почти лениво перевернулся на живот, сталкивая с себя Дженсена.
Дженсен наклонился вперед, прижимаясь губами к шее Джареда, перебирая пряди пальцами, скользнул ниже, оставляя поцелуй на каждом позвонке. Он вошел очень медленно, преодолевая напряжение мышц, и отчаянно боясь причинить боль. Их общие неторопливые движения сейчас словно были продолжением ленивого, пьяного и очень чувственного покачивания на прохладных морских волнах.
Джаред откинулся назад на грудь Дженсена, и, похоже, они оба могли продолжать очень и очень долго. Он поднес ладонь Дженсена к своим губам и облизал каждый палец, наслаждаясь тем как прерывистое дыхание и невесомые касания губ сменились приглушенными стонами и голодными, жаркими поцелуями, а плавные движения внутри перешли в рваные, хаотичные, неконтролируемые.
Теплого и дышащего, стонущего и живущего только громко Падалеки не хотелось отпускать. Совсем. Никогда.
- До меня только сейчас дошло, - сонно выдохнуд Джаред.
- М?
- Учитывая, что у тебя в доме только футон и диван для призраков, а ты тогда предложил продолжить в кровати… Ты типа ко мне в гости напрашивался?

Изображение


***

- У меня почти нет опыта общения в этой среде…
- Поэтому может получиться. Тебя не знают. Не знают, с кем ты связан, твоих методов, твоего окружения. Плюс, как показывает практика, втереться в доверие ты можешь даже к советникам…
- Оу…
- Ни слова!
Джаред примирительно поднял ладони и, улыбаясь во всю физиономию, вышел из офиса.
- Но когда я вернусь, ты же поговоришь со мной о свадьбе Чада? Арнуа меня прибьет, если мы не явимся, – вихрастая макушка снова просунулась в кабинет.
- Ты возвращайся, а что с тобой сделать, я разберусь…
- Но…
- Джаред, у тебя есть срочное дело!
- Я уже совсем ушел.
Дверь снова захлопнулась. Но через мгновение из-за нее снова показалась говорящая голова.
- Слушай, я все-таки хочу спросить…
Он в последний момент увернулся от летящей книги и успел закрыть дверь. Бумажный «кирпич» гулко шлепнулся на пол.
- Между прочим, это отдает святотатством, - Джаред не унимался, улыбаясь и многозначительно поглядывая на библию под ногами.
- Падалеки!
- Ты отпускаешь меня одного рассказать о даре Элейны потому, что со мной будет Майкл? Потому что доверяешь? Или больше не боишься, что со мной что-то случится?
Дженсен нахмурился.
- Теперь я точно знаю, что ты вернешься, - он ответил тихо и очень серьезно.
- Потому что вороны никогда не покидают Тауэр?
- Нет. Потому что за ними лучше присматривать не в одиночку…

The end


_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


26 дек 2014, 02:25
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Изображение

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


26 дек 2014, 02:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июл 2008, 01:27
Сообщения: 58
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
ВАУ! У меня просто нет слов. Фик мне очень понравился. Арты замечательные. Спасибо!


26 дек 2014, 18:31
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 03 дек 2014, 13:21
Сообщения: 25
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Замечательно! мне необыкновенно понравилось! нежно люблю, когда возникновение отношений описано так подробно и достоверно, что буквально сама в них участвуешь :). Герои прекрасны!
и мне показалось, что это только начало истории? ;)

арты чудо как хороши!


26 дек 2014, 23:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
это просто прекрасно.я могла бы читать их историю неделями,месяцами...погружаться каждый вечер перед сном и на выходных на сутки,следить за изменениями характеров и узнавать больше об устройстве миров и расстановке сил.как жаль,что истории хватило лишь на одну ночь.как здорово,что всего за одну ночь я смогла столько пережить вместе с героями,пережить их прошлое,наконец-то жить настоящим,получить надежду на будущее.
каждый герой,даже упоминаемый мимолетно,живой.у каждого можно легко представить судьбу,целую жизнь...какие носки он/она носит и что думает о постмодернизме.
спасибо :beg:

благодарности артеру :hlop: визуализация героев на высшем уровне


27 дек 2014, 01:03
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Автор, несколько часов на чтение потрачены не зря, прекрасный текст. Арты весьма атмосферные, спасибо!


27 дек 2014, 02:12
Пожаловаться на это сообщение
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Очень интересный текст, своеобразный, даже с налетом психоделики.. такой загадочный и мистический на фоне кажущейся движухи в участке, со своим настроением и мелодией :heart: Мне приснился Дженсен, очень зацепил такой его образ, отстраненный, в себе, распыленный на два мира, но при этом отчаянный и целеустремленный.

Арты очень и очень, при кажущейся простоте, благодаря акценту на цветовые решения, практически идеально совпали с тональностью истории и дополнили ее :heart:

Спасибо команде! :flower:


27 дек 2014, 18:38
Пожаловаться на это сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 мар 2011, 21:41
Сообщения: 17
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Спасибо за захватывающую историю! :heart: У вас получился великолепный мистический детектив с шикарными героями. И после прочтения история не отпускает - очень хочется следующей серии!
Иллюстрации отличные и гармоничные! :hlop:


27 дек 2014, 23:44
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2008, 18:00
Сообщения: 330
Откуда: Санкт-Петербург
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
спасибо огромное за историю
оторваться очень трудно
поразительные, странные,неоднозначные интереснейшие герои

и все в дымке, то ли еще тут, то ли уже там

тревожный, переливающийся арт
особенно зацепил баннер и арт с вороном, Дженсеном и Майклом


28 дек 2014, 00:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 15 апр 2014, 09:47
Сообщения: 81
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
~Mr. President, удивительная история! Не все понятно, но затягивает и прочитала залпом. Замечательные второстепенные персы, безумный полицейский участок, у каждого свои тарканы, но очень привлекательные тараканы. В финале думала, что и у Джареда будет мистический скелет в шкафу, и Мэг окажется призраком) И у меня тоже сложилось впечатление, что в конце не точка, а запятая. Кто же хозяин этих самых воронов, смотрители - вороны?
Белый кролик, арты прекасно иллюистрируют историю, есть в них что-то потустороннее.
Спасибо за работу! :heart:

_________________
Дневник http://buklja.diary.ru/ зарегистрирован с 23.10.2011


28 дек 2014, 16:55
Пожаловаться на это сообщение
Профиль WWW
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2012, 20:47
Сообщения: 8
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Текст и арты просто выше всяких похвал! Вы просто невероятные. Огромное спасибо за Ваш труд и за доставленное удовольствие))))


29 дек 2014, 04:17
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 фев 2013, 22:39
Сообщения: 93
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Ооо, классная история. :flower:
Но немного непонятно с Майклом - Дженсен не только видел его самого, но и видел его глазами?

_________________
"Я извращениями не страдаю - я ими наслаждаюсь!" (с)


29 дек 2014, 07:58
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
vera_est, Вам спасибо за первый и задавший такой позитивный тон отзыв :kiss:


dark_seven, спасибо огромное! ;)
dark_seven писал(а):
и мне показалось, что это только начало истории?

К сожалению (или к счастью)), это вся история до конца. Мне хотелось попробовать написать детектив. Мне хотелось трилогию о неудобных дарах. Мне хотелось выписать из себя плохое, горькое. С той или иной долей успешности это всё получилось. На данный момент не загадываю, но и эта история, и мои райтерские потуги, скажем так, приостановлены :)


Гость в 00:03, спасибо! Нежно люблю в этом тексте всех (особенно второстепенных :shy2:) персонажей - Марка Шеппарда, Элизабет, Данниль... Очень рада, что кому-то еще они оказались близки и симпатичны :inlove:


Гость в 01:12, спасибо большое! Мы с артером искренне рады, если получилось на несколько часов погрузить в мир наших персонажей :ura:


iv-la, спасибо огромное :flower:
Особенно за такие слова о коллажах: именно они сделали историю такой, какая она есть, и все хорошее в тексте получилось только благодаря артам и их чудесному создателю :heart:


Отрина, спасибо большущее!!! Очень рада, что персонажи не слишком утомили за долгий и наполненный разноплановыми деталями и событиями текст :shy2:


chiffa07, спасибо огромное :buddy:
chiffa07 писал(а):
особенно зацепил баннер и арт с вороном, Дженсеном и Майклом

Арт с Майклом меня и "сломал": Белый Кролик сделала его в тот момент, когда я размышляла, как извиняться и посыпать голову пеплом перед артером и организаторами за то, что текст не будет дописан. И, собственно, рытье умиральной ямы было экстренно отложено :D


boeser_Kobold, спасибо большое за отзыв :inlove:
boeser_Kobold писал(а):
В финале думала, что и у Джареда будет мистический скелет в шкафу, и Мэг окажется призраком) И у меня тоже сложилось впечатление, что в конце не точка, а запятая. Кто же хозяин этих самых воронов, смотрители - вороны?

Ых... Действительно рада, что более-менее получилось рассказать историю, которая имеет потенциал на продолжение.
| Читать дальше
И было бы здорово узнать, удастся ли Джеям спасти Элейну, как пройдет свадьба Чада и Элизабет, какие дела и отношения ждут героев дальше. Но мы (я и чудесный артер) с читателями дошли вместе до, наверно, главной точки - точки, где герои живы, вместе и ,значит, они со всем справятся.
А "хозяин" - конечно, Дженсен. Который обречен всю жизнь присматривать за теми существами и духами, которых видит и слышит.



Amaterasu Omikami, Вам спасибо огромное за потраченное время! Очень рады, что не разочаровали ;-)


Lorin Nord писал(а):
Но немного непонятно с Майклом - Дженсен не только видел его самого, но и видел его глазами?

Спасибо большое за теплые слова :shy2:
| Читать дальше
Дженсен не видел глазами Майкла, но Розенбаум принимал чересчур активное участие в жизни Дженсена: рассказывал обо всех, кого мог видеть сам, вмешивался, спорил и всесторонне хулиганил :cheek:

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


29 дек 2014, 14:06
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 17 май 2011, 23:46
Сообщения: 153
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Спасибо за такую увлекательную историю, интересных и ярких персонажей - не только главных, но и второстепенных!


30 дек 2014, 10:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 май 2014, 00:19
Сообщения: 94
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Понравился рассказ. Хорошо передана атмосфера отдела расследований: кипучая суета, коллеги – каждый со своим профессионализмом и своими человеческими интересами и слабостями. Мистика в рассказе очень к месту и затягивет. Отлично выбран антураж для оттенения главного – развития отношений Джеев. И как показаны стадии этих отношений – просто прекрасно! Совершенно вживаешься в эмоциональное состояние Джареда. Я сознательно не хотела читать рассказ быстро, хотелось пропустить эмоции Джареда через себя, посмаковать каждый маленький шажок в его сближении с этим неуловимым интригующим Дженсеном. Очень натурально и психологично у вас всё получилось, автор. (и ещё – постоянный тонкий такой юмор в рассказе: «Убери на *** руки! – Простите, куда убрать руки?» – лично я оценила.)

Из артов больше всего понравился баннер. Черные крылья и открывающееся за ними светлое голубое небо... Манящий символ надежды: чистое будущее обоих героев, с отошедшим на задний план давящим грузом прошлого. Именно такой эмоциональный настрой остается по завершении рассказа – впереди у героев жизнь, где теперь их будет двое, и вдвоем они справятся – и со своими комплексами, и со скелетами прошлого в своих шкафах, да и с призраками из других миров тоже. Спасибо, Белый кролик, очень символично и атмосферно. Mr. President, по-моему, вам очень повезло с артером.

Спасибо автору и артеру! :heart: :heart: :heart:


04 янв 2015, 01:41
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2011, 12:36
Сообщения: 156
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Спасибо большое за интересную и увлекательную историю и прекрасные арты!!!! Всё очень понравилось!!!! :heart: :heart: :heart:

_________________
Если Ваша фамилия начинается на «Х», оканчивается на «Й» и содержит «У», никто не подумает, что Ваша фамилия Хэмингуэй...


04 янв 2015, 17:32
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
helgiza, спасибо Вам огромное! Второстепенные персонажи в этом тексте - мои фавориты :flower:

Kurilian Bobtail, о, за такой отзыв готова продаться в рабство :D
Спасибо огромное за развернутый комментарий и внимание к деталям, отдельная благодарность размером с мир за такие правильные слова в адрес чудесного и невероятного артера :inlove:
Мне действительно очень и очень повезло с ним :ura:

Sometime, Вам спасибо большое за высокую оценку нашей с артером работы :cheek:

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


06 янв 2015, 02:54
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр 2011, 02:45
Сообщения: 216
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Завораживающая история! Арт очень атмосферный
Изображение


13 янв 2015, 12:22
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 май 2010, 19:38
Сообщения: 354
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Спасибо команде за увлекательную историю и атмосферные арты :)

_________________
http://merzavca.diary.ru/ - дата регистрации 30.01.2009


16 янв 2015, 20:19
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Кана Го, reda_79, вы чудесные! Спасибо за то, что осилили текст до конца, за теплые слова и за комплименты прекрасному артеру, которого я готова носить на руках :kiss:

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


18 янв 2015, 03:09
Пожаловаться на это сообщение
Профиль

Зарегистрирован: 23 дек 2011, 15:08
Сообщения: 1
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Оба героя преувеличивают свою ненормальность. Она для них предлог, чтобы скрыть неумение или нежелание быть в отношениях. Они из разных миров, но Дженсен никого не нашел и в своем мире. Майкл скорее неизбежный спутник-одноклассник. Однажды оба J решают быть вместе. Возникает вопрос - это из-за офигенной любви или оба просто пришли к одинаковым выводам в один и тот же момент?

Это неравный брак между разными людьми или просто союз двух человек, которые устали играть в ненормальность? Для того, чтобы быть ненормальным - нужно найти хотя бы одного нормального человека.

Автор хорошо передал атмосферу и характеры людей, хотя кофе с корицей его выдает. :-) Герои решают свои проблемы, вещи становятся очевидными, но происходит это не фиковому жанру, в тексте есть решение или хотя бы подходы к нему. Это делает историю зрелой.


01 мар 2015, 19:03
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
lufurmantes, это потому что из всех осиливших эту бесконечную простыню только ты пьешь со мной кофе :buddy:
Спасибо. За всё.

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


08 мар 2015, 17:00
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2014, 17:06
Сообщения: 47
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Mr. President, какой классный текст, спасибо огромное)))
Интересно становится сразу же, когда появляется позитивный Падалеки на секретной службе. А когда начинается открываться таинственный мир Дженсена, от текста невозможно оторваться))) Дженсен прекрасен, необыкновенный, весь в мистическом флере, ненашенский такой
Прекрасная история, а арты Белого кролика один в один передают ее атмосферу
спасибо, у вас отличный тандем))) (здесь должна быть целая куча сердечек, но что-то смайлики подпропали, сорри)


08 апр 2015, 18:42
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Твоя_дивизия, за все хорошее в этой выкладке благодарности только артеру, который не дал слиться, поддерживал, пинал и сделал всё, чтобы фик был дописан :yes:
Очень-преочень рада, что не пожалели о потраченном на чтение времени :buddy:

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


18 апр 2015, 23:28
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2015, 22:57
Сообщения: 16
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Хороший фик! Атмосферный! Спасибо!


25 дек 2015, 14:13
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2013, 23:04
Сообщения: 46
Ответить с цитатой
Сообщение Re: "Хозяин воронов" (J2-AU) ~Mr. President & Белый кролик
Purpurea, Вам спасибо большое - это невероятно и очень трогательно, что текст читают время спустя :ura:

_________________
мертвый президент и его мертвые принципы


27 дек 2015, 21:29
Пожаловаться на это сообщение
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 29 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.057s | 17 Queries | GZIP : Off ]